Василий Тредиаковский

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Василий Тредиаковский
Найти писателя или стихотворение:

Лучшие стихи Василия Тредиаковского

Тредиаковский Василий
Тредиаковский (Тредьяковский) Василий Кириллович (1703 - 1769) - известный русский учёный и поэт, академик Петербургской АН. В работе «Новый и краткий способ к сложению российских стихов» сформулировал принципы русского силлабо-тонического стихосложения.

Видеть все женски лицы
Без любви беспристрастно;
Спознать нову с девицы
Учинять повсечасно;
О коль сладости сердце, чувствуя, имеет,
Видеть противность всегда красоты любовну,
Что, в благородной спеси чрез жестокость......
Сладку огня в нем наглость зажещи умеет!
Где бодрость! где надея!
Откуду дики мысли?
Что случилось всех злея?
Мир сей из сердца вышли,
Красное место! Драгой берег Сенски!
Тебя не лучше поля Элисейски:
Всех радостей дом и сладка покоя,
Где ни зимня нет, ни летнего зноя.
СОЧИНЕНА В ГАМБУРГЕ К ТОРЖЕСТВЕННОМУ
ПРАЗДНОВАНИЮ КОРОНАЦИИ
ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЫНИ ИМПЕРАТРИЦЫ
АННЫ ИОАННОВНЫ, САМОДЕРЖИЦЫ ВСЕРОССИЙСКИЯ,
Туды на всяк день любовники спешно
Сходятся многи весьма беспомешно,
Дабы посмотреть любви на причину,
То есть на свою красную едину.
Что это чинишь ты, друг мой?
По Аминтиной измене
Ты еще крушишься о той?
Весь в слезах, как море в пене?
Ну, прости, моя Любовь, утеха драгая!
В тебе была надежда мне сладка.
Даром что ты мучила иногда мя злая,
Я тя любил, и всегда с тобой мне речь......
Будь жестока, будь упорна,
Будь спесива, несговорна;
Буде отныне могу еще осердиться,
То мой гнев в моем сердце имеет храниться.
С одной страны гром,
С другой страны гром,
Смутно в воздухе!
Ужасно в ухе!
Ныне уже надлежит, увы! мне умереть:
Мои все скорби цельбы не могут здесь иметь.
Все мое старание, чтоб их облегчити,
Не может как еще их больше растравити.
Купид чрез свои стрелы ранит человеков,
И понеже он есть всех царей сильнейший,
Признан в небе, на земли, в мори, от всех......
Под разным видом той же свой старейший
Желает человек блаженства непреложно.
Сему - высокий чин, и сила тем, и честь;
Тот счастия себе в богатстве чая ложно,
Приумножает всё, обилие что есть.
Весна катит,
Зиму валит,
И уж листик с древом шумит.
Поют птички
Мое сердце всё было в страсти,
С моей наедине был милой,
Сведом получить всё не силой:
Но со всем я сим не был в счасти.
О коль мне тамо сладка веселия было!
С каким довольством прошло мое время!
Всё в восхищени мое сердце себя зрило!
С радости к небу бралось мое темя!
Переведены с латинских
Стой кто хочет на скользкой придворной......
Будь сильным и любимым при царском чертоге;
Старайся иной всяко о высокой чести,
Перестань противляться сугубому жару:
Две девы в твоем сердце вмястятся без......
Ибо ежель без любви нельзя быть счастливу,
То кто залюбит больше,
Простите вы ныне все, хороши! пригожи!
Ваш пленник я долго был, и на вашем ложе.
Вы мною владели все, но без всяка права;
Вы везде всему миру велика отрава!
Виделось мне; кабы тая
В моих прекрасная дева
Умре руках вся нагая,
Не чиня ни мала зева.
Ну, так уже я не стал быть вашим отныне:
Ибо надо оставить вас мне наедине.
Днесь ваши очи черны и все лице красно
Не чинят мне никакой муки занапрасно.
В белости ее румяной,
Также в очах ее ясных
Не много хоти желанной
Видел я и в речах красных.
Там всяк друг на друга злится,
Нет почести отцу, брату,
Ни князь, ниже царь не чтится;
Всяк хочет биться до мату.
Падших за отчизну покрывает здесь земля,
Ревность к жаркой битве сделалась уже в них......
Греция вся, быв едва не порабощенна,
От работы животом сих всех воспященна.
В Девицу негде Лев влюбился не смехом,
И захотел ей быть он вправду Женихом:
Затем к отцу ее пришед тогда нарочно,
Ту просит за себя отдать в замужство точно.
Во един день прошлого в город Гамбург лета
При самом ясном небе от солнечна света
Влетел вестник Меркурий; но весь запыхался,
Так что, смотря на него, и я испужался,
Плачьте днесь, мои очи, вашу участь злую,
Плачьте ныне, ах! плачьте, без вопроса......
Аминта не желает зрети на вас больше
И дабы со мною сердце ее было дольше.
Невозможно быть довольным,
Когда красота едина
Под законом своевольным
Содержит сердце без чина.
Простите вы ныне все, хороши! пригожи!
Ваш пленник я долго был, и на вашем ложе.
Вы мною владели все, но без всяка права;
Вы везде всему миру велика отрава!
Сей, что ты видишь так важна,
Назван от всех Почтение;
Мать его есть Любовь кажна;
Отец - само Любление.
Проливать слезы только мне там было дела.
Часто расстаться [с] телом вся душа хотела.
Но никакой Аминте не имел докуки,
Хоть и жестоки меня погубляли скуки.
Увы, Аминта жестока!
Не могу ль я при смерти вас моей смягчити?
Сей лес и всё не может без жалости быти.
Ах, Аминта, жестче рока!
Красот умильна!
Паче всех сильна!
Уже склонивши,
Уж победивши,
(Басня)
Негде Ворону унесть сыра часть случилось;
На дерево с тем взлетел, кое полюбилось.
Оного Лисице захотелось вот поесть;
К почтению, льзя объявить любовь, без......
Буде хочешь на сердце держать твою тайну,
То к цельбе твоей страсти нету средства......
Ах! не надлежит молчу иметь чрезвычайну.
Для того, что велику могл я любовь иметь,
Что ж ты не допустила с миром мне умереть?
Неблагодарна! могла б без вины безмерной
Пождать еще ты два дни, чтоб не быть......
Радуйся, сердце! Аминта смягчилась,
Так что предо мной самым прослезилась.
Не воспоминай о твоем несчасти.
И без напасти
Не кажи больше моей днесь памяти слабкой,
Что невозможно в свете жить без любви......
Не кажи, мое сердце, надобно, чтоб Слава
Больше тысячи Филис возымела права.
Начну на флейте стихи печальны,
Зря на Россию чрез страны дальны:
Ибо все днесь мне ее доброты
Мыслить умом есть много охоты.
Без любви и без страсти
Все дни суть неприятны:
Вздыхать надо, чтоб сласти
Любовны были знатны.
Три славных красот ко мне любовью горели,
В любви за небесчастна все меня имели.
Я знал побеждать сердца всем непобедимы,
Все желания концем счастливым блажимы.
Счастлив! в мире без сует живущий,
Как в златый век, да и без врагов;
Плугом отческим поля орющий,
А к тому ж без всяких и долгов.
Покинь, Купидо, стрелы:
Уже мы все не целы,
Но сладко уязвлены
Любовною стрелою
О коль сердцу есть приятно
Видеть за неверну мниму,
Речи нам предлагать внятно
К оправданию любиму,
Ах! невозможно сердцу пробыть без печали,
Хоть уж и глаза мои плакать перестали:
Ибо сердечна друга не могу забыти,
Без которого всегда принужден я быти.
Се воспомяновенье прешедшия славы,
Что мучит меня больно.
Ежели бы не имел памяти я правы,
Я б жил здесь своевольно.
Что бы я ныне ни вещал,
Но словом вздохи мешают;
Чую, что вольность потерял;
Мысли, где сердце, не знают.
Душа моя, спрячь всю мою скорбь хоть на......
Умальте, мои очи, слезных поток бремя;
Перестань жаловаться на несчастье, мой глас;
Позабудь и ты, сердце, кручину на мал час.
Там сей любовник, могл ей который угодить,
Счастию небо чиня всё зависно,
В жаре любовном целовал ю присно;
А неверна ему всё попускала чинить!
Сему потоку быть стало
С слез любовничьих начало,
Которые чрез их плач смешенный со стоном
Стремляют с камня воду в бель с кипящим......
Что за печаль повсюду слышится ужасно?
Ах! знать Россия плачет в многолюдстве......
Где ж повседневных торжеств, радостей......
Слышь, не токмо едина; плачут уж и чады!
В отечество свое как прибыл некто вспять,
А не было его там почитай лет с пять,
То завсе пред людьми, где было их довольно,
Дел славою своих он похвалялся больно,
Из Леших некто чуть уж не замерз зимою,
За лютостию стуж, да и за наготою.
Увидевший Мужик его взял в домик свой,
В избушку теплу ввел и местичко дал в той;
В сем месте море не лихо,
Как бы самой малой поток.
А пресладкий зефир тихо,
Дыша от воды не высок,
Я уж ныне не люблю, как похвальбу красну;
Она токмо заняла мою душу власну.
Я из памяти изгнал
Всех моих ныне Филис,
Что это? всё ли вздыхать с мучением вечным?
Всё ли страдать? всё ль любить с жаром......
Наконец и умереть придет нам, может быть,
А о любви ничего не надо объявить?
Пристающих к земли той един бог любезный,
И умам чувствительным всегда он полезный.
Разум, что имать очи живы, прозорливы,
Гласом громким идущих и речьми учтивы
Приятный брег! Любезная страна!
Где свой Нева поток стремит к пучине.
О! прежде дебрь, се коль населена!
Мы град в тебе престольный видим ныне.
Можно сказать всякому смело,
Что любовь есть велико дело:
Быть над всеми и везде сильну,
А казаться всегда умильну -
Это напрасно, что кто, будучи в разлуке,
Хочет пребыть навсегда в мучительской скуке.
Начто быти в печали,
Чрез все дни, чрез все ночи,
Изволь ведать, что скорбь есть смертельная......
Когда кто любит верно,
Но жестоку безмерно,
И котора смеется над ним всюду тако.
Дворы там весьма суть уединенны
И в тихости все с собой неотменны.
Никогда тамо не увидишь сбору:
Всяк ходит в ночи без криклива здору.
В сем озере бедные любовники присны
Престают быть в сем свете милым ненавистны:
Отчаяваясь всегда от них любимы быть,
И не могуще на час во свете без них жить;
Вечная весна тамо хранит воздух чистый,
Небо кажет светлейте цвет очам свой......
Цветы во всяко время там не увядают,
И на всякий час новы везде процветают.
Проливать слезы только мне там было дела.
Часто расстаться [с] телом вся душа хотела.
Но никакой Аминте не имел докуки,
Хоть и жестоки меня погубляли скуки.
При Сильвии красной
Всё мое сердце тогда, горящи желаньми,
Чтоб похоти сласной
Моей тамо угодить, кипело вздыханьми.
Я уж ныне не люблю, как похвальбу красну;
Она токмо заняла мою душу власну.
Я из памяти изгнал
Всех моих ныне Филис,
Царица сердец, видя, что из ее царства
Всякий день любовников много исходило
И после первой любви долгого коварства
Сердце устало паки там быть не любило,
Господи, да не яростию твоею...
О! не ярости во время,
Господи, мя обличи:;
Зол же всех за тяжко бремя
Выди, Тирсис, отсюду, пора любовь кинуть:
Довольно и долго зде в любви могл ты гинуть.
Не в сем то острове, где мысль бывает уныла,
Находится честь, что всем добрым людей мила.
Она есть мучения в любви враг смертельный.
И котора, когда кто зле с ней поступает,
При помощи своея ярости презельной
Тотчас с глаз как молния быстра пропадает.
Монархиня велика!
Зерцало героинь!
Не оных общих лика —
Ты всех верьх благостынь.
Она есть мучения в любви враг смертельный.
И котора, когда кто зле с ней поступает,
При помощи своея ярости презельной
Тотчас с глаз как молния быстра пропадает.
Роскоши всякой недруг превеликой,
Ненавистница любви хоть коликой,
Мучительница страстей и всей ласки,
Так что ссекла бы всё тое на часки.

TOP-20 лучших стихотворений Василия Тредиаковского:

Элегия о смерти Петра Великого — [Василий Тредиаковский]
Невозможно быть довольным — [Василий Тредиаковский]
Прошение любве — [Василий Тредиаковский]
Радуйся, сердце! Аминта смягчилась — [Василий Тредиаковский]
Леший и Мужик — [Василий Тредиаковский]
Ну, прости, моя Любовь, утеха драгая! — [Василий Тредиаковский]
Я уж ныне не люблю, как похвальбу красну; — [Василий Тредиаковский]
Роскоши всякой недруг превеликой — [Василий Тредиаковский]
Ода о непостоянстве мира — [Василий Тредиаковский]
Не кажи больше моей днесь памяти слабкой — [Василий Тредиаковский]
Стихи о силе любви — [Василий Тредиаковский]
Что это чинишь ты, друг мой? — [Василий Тредиаковский]
Это напрасно, что кто, будучи в разлуке... — [Василий Тредиаковский]
Без любви и без страсти — [Василий Тредиаковский]
Мое сердце всё было в страсти — [Василий Тредиаковский]
Что это? всё ли вздыхать с мучением вечным? — [Василий Тредиаковский]
Царица сердец, видя, что из ее царства — [Василий Тредиаковский]
Купид чрез свои стрелы ранит человеков — [Василий Тредиаковский]
При Сильвии красной — [Василий Тредиаковский]
Лев Жених — [Василий Тредиаковский]









Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1
1