Иван Суриков

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Иван Суриков
Найти писателя или стихотворение:

Лучшие стихи Ивана Сурикова

Суриков Иван
Иван Захарович Суриков (25 марта [6 апреля] 1841 - 24 апреля [6 мая] 1880) - русский поэт-самоучка, представитель «крестьянского» направления в русской литературе. Автор хрестоматийного стихотворения "Детство". Другое его стихотворение, «В степи», в народной переработке стало популярнейшей песней «Степь да степь кругом». На его стихи П.И.Чайковский написал романс «Я ли в поле да ни травушка была». Суриков преимущественно лирик. Он с гордостью сознавал себя демократом и считал свою поэзию наследницей музы Кольцова и Никитина. Не в силах вырваться из тисков нищеты, Иван Суриков до конца жизни был вынужден торговать железным старьём и угольём; умер он от чахотки в расцвете своего незаурядного таланта. Поэт умер в Москве от чахотки 24 апреля (6 мая) 1880, в бедности.

Ярко солнце светит,
В воздухе тепло,
И куда ни взглянешь,
Все кругом светло.
Над широкой степью
Хищный коршун вьется -
Ласточка по степи
Мечется и бьется.
Где ты, моя юность?
Где ты, моя сила?..
Горькая кручина
Грудь мою сдавила.
Спишь ты, спишь, моя родная,
Спишь в земле сырой.
Я пришел к твоей могиле
С горем и тоской.
Встало утро, сыплет на цветы росою,
Тростником озерным тихо колыхая;
Слышит ухо, будто кто-то над водою
В тростнике озерном ходит, распевая.
Мне доставались не легко
Моей души больные звуки.
Страдал я сердцем глубоко,
Когда слагалась песня муки.
I
Утро. Блещет роса, и сквозь лес от зари
Яркий свет на поля разливается.
Эх ты, доля, эх ты, доля,
Доля бедняка!
Тяжела ты, безотрадна,
Тяжела, горька!
Что грустно мне? О чем я так жалею?..
Во мне уж нет ни силы, ни огня…
Слабеет взор… Я стыну, холодею…
И жизнь и свет отходят от меня.
1
Затужился, запечалился
Муж Терентий, сокрушается,
Ярко светит зорька
В небе голубом,
Тихо всходит солнце
Над большим селом.
Засветилась вдали, загорелась заря,
Ярко пышет она, разливается,
В поле грустная песня звенит косаря;
Над заливом тростник колыхается.
В глуши
Внутри тюремного двора
Перед стеной, сырой и мшистой,
День вечереет, облака
Лениво тянутся грядою, —
И ночи тьма издалека
Идет неслышною стопою.
Не проси от меня
Светлых песен любви;
Грустны песни мои,
Как осенние дни!
Занялася заря -
Скоро солнце взойдет.
Слышишь... чу... соловей
Щелкнул где-то, поет.
За окном скрипит береза,
В комнате темно;
От трескучего мороза
В инее окно.
Шум и гам в кабаке,
Люд честной гуляет;
Расходился бедняк,
Пляшет, припевает:
Не корите, други,
Вы меня за это,
Что в моих твореньях
Нет тепла и света.
Черствеет сердце, меркнет ум...
Грудь надрывается от боли...
Под гнетом горьких чувств и дум
Поется грустно поневоле.
Загорелась над степью заря,
На траве засверкала роса.
Поднялись степняки-косари, -
Загуляла по степи коса!
В зелен_о_м саду соловушка
Звонкой песней заливается;
У меня, у молодешеньки,
Сердце грустью надрывается.
Сиротой я росла,
Как былинка в поле;
Моя молодость шла
У других в неволе.
Вот моя деревня;
Вот мой дом родной;
Вот качусь я в санках
По горе крутой;
Где ты, моя юность?
Где ты, моя сила?..
Горькая кручина
Грудь мою сдавила.
На дворе бушует ветер,
Дождик бьет в окно;
Скучно мне! На сердце холод
И в душе темно.
Вот и степь с своей красою —
Необъятная кругом —
Развернулась предо мною
Зеленеющим ковром.
Ходит ветер, ходит буйный,
По полю гуляет;
На краю дороги вербу
Тонкую ломает.
Эх ты, доля, эх ты, доля,
Доля бедняка!
Тяжела ты, безотрадна,
Тяжела, горька!
Вставай, товарищ мой! Пора!
Пойдем! осенний день короток...
Трудились много мы вчера,
Но скуден был наш заработок.
Если б легкой птицы
Крылья я имела,
В частый бы кустарник
Я не полетела.
Над землею воздух дышит
День от дня теплее;
Стали утром зорьки ярче,
На небе светлее.
Я ли в поле да не травушка была,
Я ли в поле не зеленая росла;
Взяли меня, травушку, скосили,
На солнышке в поле иссушили.
Белый снег, пушистый
В воздухе кружится
И на землю тихо
Падает, ложится.
Получил письмо от внука
Дедушка Федот, -
Внук на фабрике прядильной
В Питере живет.
1
Едет Садко-купец на своих кораблях
По широкому синему морю;
Расходилась вдруг буря на синих волнах
И вот опять пришла весна;
И снова зеленеет поле;
Давно уж верба расцвела -
Что ж ты не расцветаешь, доля?
Всё люди, люди!.. тьма людей!..
Но присмотрись, голубчик, строго,
Меж ними искренних друзей
Найдёшь, голубчик, ты не много!
Солнце утомилось,
Х_о_дя день-деньской;
Тихо догорая,
Гаснет за рекой.
Ночь тиха, сад объят полутьмою,
Дремлют липы над сонным прудом;
Воздух дышит цветущей весною;
Мы сидим пред раскрытым окном.
Не грусти, что листья
С дерева валятся, —
Будущей весною
Вновь они родятся, —
Солнышко уж встало
И глядит в окно;
Уж щебечут птички
За окном давно.
Засветилась вдали, загорелась заря,
Ярко пышет она, разливается,
В поле грустная песня звенит косаря;
Над заливом тростник колыхается.
Вот и степь с своей красою -
Необъятная кругом -
Развернулась предо мною
Зеленеющим ковром.
Ах, нужда ли ты, нужда,
Сирота забытая!
Ходишь ты без зипуна,
День-деньской несытая.
Ночь тиха, сад объят полутьмою,
Дремлют липы над сонным прудом;
Воздух дышит цветущей весною;
Мы сидим пред раскрытым окном.
Мне доставались нелегко
Моей души больные звуки.
Страдал я сердцем глубоко,
Когда слагалась песня муки.
Смотрит с неба месяц бледный,
Точно серп стальной;
По селу мороз трескучий
Ходит сам-большой.
В чистом поле, при дороге,
Ярая пшеница;
Жнет ту ярую пшеницу
Молодая жница.
День я хлеба не пекла,
Печку не топила -
В город с раннего утра
Мужа проводила.
И вот опять пришла весна;
И снова зеленеет поле;
Давно уж верба расцвела —
Что ж ты не расцветаешь, доля?
Умирая в больнице, тревожно
Шепчет швейка в предсмертном бреду
«Я терпела насколько возможно,
Я без жалоб сносила нужду.
Я, весь измученный тяжелою работой,
Сижу в ночной тиши, окончив труд дневной.
Болит моя душа, истерзана заботой,
И ноет грудь моя, надорвана тоской.
Что не реченька,
Что не быстрая
Под крутой берег
Подмывается.
Умирая в больнице, тревожно
Шепчет швейка в предсмертном бреду:
"Я терпела насколько возможно,
Я без жалоб сносила нужду.
Честь ли вам, поэты-братья,
В напускном своем задоре
Извергать из уст проклятья
На певцов тоски и горя?
Много спели горьких песен
В этой жиани мы тяжелой;
Легкий смех нам неизвестен,
Песни нет у нас веселой.
1
Князь Владимир стольно-киевский
Созывал на пир гостей,
Хорошо тому да весело,
У кого-то нет заботушки,
На душе тоски-кручинушки,
В ретивом сердце зазнобушки.
Ох, сторонка, ты, сторонка,
Сторона степная!
Едешь, едешь — хоть бы хата…
В небе ночь глухая.
Когда расстанусь я с землей,
Сложив на груди руки,
И в домовине гробовой
Засну, покинув муки, —
За окном скрипит береза,
В комнате темно;
От трескучего мороза
В инее окно.
Ночь, в углу свеча горит,
Никого нет, — жутко;
Пред иконою лежит
В гробике малютка.
Честь ли вам, поэты-братья,
В напускном своём задоре
Извергать из уст проклятья
На певцов тоски и горя?
Погоняй, ямщик, скорее!
Кони, мчитесь, мчитесь!
В степь безлюдную, глухую
Дальше уноситесь.
Помнишь, были годы, —
Годы светлой веры;
Верили мы свято
И любви и ласке, —
Много спели горьких песен
В этой жиани мы тяжелой;
Легкий смех нам неизвестен,
Песни нет у нас веселой.
К тебе, трудящемуся брату,
Я обращаюся с мольбой:
Не покидай на полдороге
Работы, начатой тобой.
Я отворил окно. Осенняя прохлада
Струёю полилась в мою больную грудь.
Как тихо в глубине увянувшего сада!
Туда, как в тёмный склеп, боюсь я заглянуть.
Точно море в час прибоя,
Площадь Красная гудит.
Что за говор? что там против
Места лобного стоит?
Во чистом поле калина
Красная стояла,
У калинушки девица
Плакала, рыдала.
Посетил я могилу твою,
Мой товарищ, мой друг позабытый;
Поросла вся крапивой она,
Крест свалился, дождями подмытый.
У пруда, где верба
Стройная растет,
Девочка-малютка
Уток стережет.
Охвачен я житейской тьмой,
И нет пути из тьмы...
Такая жизнь, о боже мой!
Ужаснее тюрьмы.
Когда взгляну порою в глубь я
Души собрата моего,
Я вижу только самолюбье,
Порок — и больше ничего.
Я ли в поле да не травушка была,
Я ли в поле не зеленая росла;
Взяли меня, травушку, скосили,
На солнышке в поле иссушили.
Перед воеводу
С грозными очами
Молодец удалый
Приведен слугами.
В раздумьи на мосту стоял
Бедняк бездомный одиноко,
Осенний ветер бушевал
И волны вскидывал высоко.
Погоняй, ямщик, скорее!
Кони, мчитесь, мчитесь!
В степь безлюдную, глухую
Дальше уноситесь.
Кони мчат-несут,
Степь всё вдаль бежит;
Вьюга снежная
На степи гудит.
1
На святой Руси, в Новегороде,
Жил богатый гость, звали Садкою:
Встало утро, сыплет на цветы росою,
Тростником озерным тихо колыхая;
Слышит ухо, будто кто-то над водою
В тростнике озерном ходит, распевая.
В зеленом саду соловушка
Звонкой песней заливается;
У меня, у молодешеньки,
Сердце грустью надрывается.
Занялась заря на небе,
В поле ясно и тепло;
Звонко ласточки щебечут;
Просыпается село.
Что шумишь, качаясь,
Тонкая рябина,
Низко наклоняясь
Головою к тыну?"
Когда расстанусь я с землей,
Сложив на груди руки,
И в домовине гробовой
Засну, покинув муки, -
День я хлеба не пекла,
Печку не топила —
В город с раннего утра
Мужа проводила.
Думы мои, думы,
Думы, мои дети!
На смех породило
Горе вас на свете.
Я въезжаю в деревню весенней порой -
И леса и луга зеленеют:
Всюду труд на полях, режут землю сохой,
Всюду взрытые пашни чернеют;
Я отворил окно. Осенняя прохлада
Струею полилась в мою больную грудь.
Как тихо в глубине увянувшего сада!
Туда, как в темный склеп, боюсь я заглянуть.



TOP-20 лучших стихотворений Ивана Сурикова:

Детство — [Иван Суриков]
Белый снег, пушистый — [Иван Суриков]
Ярко солнце светит — [Иван Суриков]
У могилы матери — [Иван Суриков]
Я отворил окно. Осенняя прохлада — [Иван Суриков]
Садко — [Иван Суриков]
Я ли в поле да не травушка была — [Иван Суриков]
У пруда — [Иван Суриков]
Весна — [Иван Суриков]
Утро в деревне — [Иван Суриков]
Что шумишь, качаясь — [Иван Суриков]
Над широкой степью — [Иван Суриков]
Утро — [Иван Суриков]
Эх ты, доля, эх ты, доля — [Иван Суриков]
Зима — [Иван Суриков]
Что не реченька — [Иван Суриков]
Горе — [Иван Суриков]
Что не жгучая крапивушка — [Иван Суриков]
Шум и гам в кабаке — [Иван Суриков]
И вот опять пришла весна — [Иван Суриков]









Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1
1