Борис Слуцкий

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Борис Слуцкий
Найти писателя или стихотворение:

Лучшие стихи Бориса Слуцкого

Слуцкий Борис
Слуцкий Борис Абрамович (1919 - 1986) - русский советский поэт.

Земля трясется, может быть, не чаще,
чем век назад,
и так же, как тогда,
шатается людское счастье
Т. Дашковской
Выходит на сцену последнее из поколений......
зачатые второпях и доношенные в отчаянии,
Незнамовы и Непомнящие, невесть чьи сыны,
1
Понятны голоса воды
от океана до капели,
но разобраться не успели
Разрывы авиабомб напоминают деревья.
Атомные взрывы напоминают грибы.
Что ж! К простому от сложного проистекает......
нашей судьбы.
В то время револьверы были разрешены.
Революционеры хранили свои револьверы
в стальных казенных сейфах,
поставленных у стены,
Совесть ночью, во время бессонницы,
несомненно, изобретена.
Потому что с собой поссориться
можно только в ночи без сна.
Годы приоткрытия вселенной.
Годы ухудшения погоды.
Годы переездов и вселений.
Вот какие были эти годы.
Начинается расчет со Сталиным,
и — всерьез. Без криков и обид.
Прах его, у стен Кремля оставленный,
страх пускай колеблет и знобит.
Еще я крепок и светел
и век простоять бы смог,
но механический ветер
сшибить меня хочет с ног.
Дома-то высокие! Потолки —
низкие.
Глядеть красиво, а проживать
скучно
Нелюдские гласы басов,
теноров немужские напевы -
не люблю я таких голосов.
Девки лучше поют, чем девы.
Исааку Бабелю, Артему Веселому,
Ивану Катаеву, Александру Лебеденко
Когда русская проза пошла в лагеря:
в лесорубы,
Вставные казенные зубы
давно уходящей эпохи,
хоть выглядят тупо и грубо,
но для загрызанья — неплохи.
Дети смотрят на нас
голубыми глазами.
Дети плачут о нас
горевыми слезами.
Годы приоткрытия вселенной.
Годы ухудшения погоды.
Годы переездов и вселений.
Вот какие были эти годы.
Березка над кирпичною стеной,
Случись,
когда придется,
надо мной!
Песню крупными буквами пишут,
и на стенку вешают текст,
и поют, и злобою пышут,
выражают боль и протест.
Во-первых, он — твоя судьба,
которую не выбирают,
а во-вторых, не так уж плох
таковский вариант судьбы,
Нас было семьдесят тысяч пленных
В большом овраге с крутыми краями.
Лежим
безмолвно и дерзновенно,
Этот климат — не для часов.
Механизмы в неделю ржавеют.
Потому, могу вас заверить,
время заперто здесь на засов.
О. Ф. Берггольц
Все слабели, бабы - не слабели,-
В глад и мор, войну и суховей
Нам черное солнце светило,
нас жгло, опаляло оно,
сжигая иные светила,
сияя на небе - одно.
У государства есть закон,
Который гражданам знаком.
У антигосударства —
Не знает правил паства.
Перед войной я написал подвал
про книжицу поэта-ленинградца
и доказал, что, если разобраться,
певец довольно скучно напевал.
Поскорей высчитывайте шансы —
или джинсы, или дилижансы.
Синтез двух столетий невозможен —
реквизит на разных складах сложен
Ложка, кружка и одеяло.
Только это в открытке стояло.
- Не хочу. На вокзал не пойду
с одеялом, ложкой и кружкой.
Еще скребут по сердцу "мессера",
еще
вот здесь
безумствуют стрелки,
Есть время еще исправиться:
осталась целая четверть,—
исправиться и поправиться,
устроить и знать и челядь.
Мускулы мыслителю нарастил Роден,
опустить глаза заставил.
Словно музыка сквозь толщу стен,
словно свет из-за тяжелых ставен,
Как искусство ни упирается,
жизнь, что кровь, выступает из пор.
Революция не собирается
с Достоевским рвать договор.
Не ведают, что творят,
но говорят, говорят.
Не понимают, что делают,
но все-таки бегают, бегают.
Страшный суд не будет похож
на народный и на верховный.
Род людской, дурной и греховный,
он, возможно, не вгонит в дрожь.
Воссоздать сумею ли, смогу
Образ человека на снегу?
Он лежит, обеими руками
Провод,
Мозги надежно пропахали,
потом примяли тяжело,
и от безбожной пропаганды
в душе и пусто и светло.
Утро брезжит,
а дождик брызжет.
Я лежу на вокзале
в углу.
Ожидаемые перемены
околачиваются у ворот.
Отрицательные примеры
вдохновляют наоборот.
Русский спор
про русский спорт
и международный спорт,
про хоккей и про футбол,
Честный человек
должен прямо смотреть в глаза.
Почему - неизвестно.
Может быть, у честного человека
Начинается повесть про совесть.
Это очень старый рассказ.
Временами, едва высовываясь,
совесть глухо упрятана в нас.
Ценности сорок первого года:
я не желаю, чтобы льгота,
я не хочу, чтобы броня
распространялась на меня.
Разрывы авиабомб напоминают деревья.
Атомные взрывы напоминают грибы.
Что ж! К простому от сложного проистекает......
нашей судьбы.
Сталин взял бокал вина
(может быть, стаканчик коньяка),
поднял тост, и мысль его должна
сохраниться на века:
Натягивать не станем удила,
поводья перенапрягать не станем,
а будем делать добрые дела
до той поры, покуда не устанем.
Вожди из детства моего!
О каждом песню мы учили,
пока их не разоблачили,
велев не помнить ничего.
Полутьма и поля, в горизонты оправленные,
широки как моря.
Усеченные и обезглавленные
церкви
Вы не были в районной бане
В периферийном городке?
Там шайки с профилем кабаньим
И плеск,
Что-то физики в почете.
Что-то лирики в загоне.
Дело не в сухом расчете,
дело в мировом законе.
Все ее хвалили, возносили,
на руках носили,
а жалеть ее считалось стыдно,
дерзко и обидно.
Подпирают тяжесть небосвода,
выдох слушают его и вдох
параллельно с трубами завода
колокольни из былых эпох.
Никогда не учился в школах,
только множество курсов прошел:
очень быстрых, поспешных,
скорых,
Я носил ордена.
После - планки носил.
После - просто следы этих планок носил,
А потом гимнастерку до дыр износил.
Я судил людей и знаю точно,
что судить людей совсем
несложно -
только погодя бывает тошно,
Трагедии, представленной в провинции,
До центра затруднительно дойти.
Какие рвы и ямы на пути!
Когда еще добьешься до правительства!
Я в таком селе поселился,
где никто мне в душу не лез.
Было весело — веселился.
Было грустно — рыдал до слез.
И лучшие, и худшие, и средние —
И лучшие, и худшие, и средние —
весь корпус человечества, объем —
имели осязание и зрение,
Каменную макулатуру
трудно сдать в утиль.
Мраморную одежку
слишком долго донашивать.
Нарушались правила драки.
Вот и все. Остальное - враки.
То под дых, то в дух, то в пах.
Крови вкус - до сих пор в зубах.
На перекрестке пел калека.
Д. Самойлов
Ползет обрубок по асфальту,
Мягко спали и сладко ели,
износили кучу тряпья,
но особенно надоели,
благодарности требуя.
Счастье - это круг. И человек
Медленно, как часовая стрелка,
Движется к концу, то есть к началу,
Движется по кругу, то есть в детство,
Ленинские нормы демократии —
это значит: встать и говорить
все по совести и все по правде и
лично эти нормы сотворить.
Человечеству любо храбриться.
Людям любо греметь и бряцать,
и за это нельзя порицать,
потому что пожалуйте бриться -
История над нами пролилась.
Я под ее ревущим ливнем вымок.
Я перенес размах ее и вымах.
Я ощутил торжественную власть.
И лучшие, и худшие, и средние —
И лучшие, и худшие, и средние —
весь корпус человечества, объем —
имели осязание и зрение,
Ночной вагон задымленный,
Где спать не удавалось,
И год,
войною вздыбленный,
Ленинские нормы демократии —
это значит: встать и говорить
все по совести и все по правде и
лично эти нормы сотворить.
Под этим небом серым,
что дождиком сечет,
контроль приходит верам,
теориям - учет.
Дома напоминали ульи,
где вился рой чудес:
не деревянные, как стулья -
древесные, как лес.
Золотую тишину Вселенной,
громкую, как негритянский джаз,
записали на обыкновенной
ленте. Много, много, много раз.
Ветер с севера - "Иван".
Ветер с юга - "Магомет".
В русском языке словам
переводу, видно, нет.
Дома-то высокие! Потолки —
низкие.
Глядеть красиво, а проживать
скучно
Государство надеялось на детдомовцев.
Всех подкидышей — кидали ему.
И они без умыслов и без домыслов
вырастали в детском родном дому.
Из поселка выскоблили лагерное.
Проволоку сняли. Унесли.
Жизнь обыкновенную и правильную,
как проводку, провели.
Где сходятся восток и запад,
сливаясь в север,
там юг везде, куда ни взглянешь,
там - полюс.
Деревня, а по сути дела — весь.
История не проходила здесь.
Не то двадцатый век, не то двадцатый
до Рождества Христова, и стрельчатый
Небрежение жизнью: молча,
без качания прав
изо всей умирали мочи,
прав кто или не прав,
Я отзывчив на одобрения,
как отзывчивы на удобрения
полосы нечерноземной
неприкаянные поля:
Определю, едва взгляну:
Росли и выросли в войну.
А если так, чего с них взять?
Конечно, взять с них нечего.
История над нами пролилась.
Я под ее ревущим ливнем вымок.
Я перенес размах ее и вымах.
Я ощутил торжественную власть.
Деревня, а по сути дела — весь.
История не проходила здесь.
Не то двадцатый век, не то двадцатый
до Рождества Христова, и стрельчатый
Дивизия лезла на гребень горы
По мерзлому,
мертвому,
мокрому камню,
Нарушались правила драки.
Вот и все. Остальное - враки.
То под дых, то в дух, то в пах.
Крови вкус - до сих пор в зубах.
Вот за что люблю анкеты: за прямую
постановку некривых вопросов.
За почти научное сведение
долгой жизни к кратким формулам.
Теплолюбивый, но морозостойкий,
проверенный войною мировой,
проверенный потом трактирной стойкой
но до сих пор веселый и живой.
Уже не любят слушать про войну
прошедшую,
и как я ни взгляну
с эстрады в зал,
- Немецкий пролетарий не должон!-
Майор Петров, немецким войском битый,
ошеломлен, сбит с толку, поражен
неправильным развитием событий.
Человек, как лист бумаги,
изнашивается на сгибе.
Человек, как склеенная чашка,
разбивается на изломе.
Шаг вперед!
Кому нынче приказывают: «Шаг......
Чья берет?
И кто это потом разберет?
Тарелка сменилась коробкой.
Тоскливый радиовой
сменился беседой неробкой,
толковой беседой живой.
Постепенно проволоку-колючку,
международную язву-злючку,
ограждавшую
столько сердец и голов,



TOP-20 лучших стихотворений Бориса Слуцкого:

Я судил людей и знаю точно — [Борис Слуцкий]
Счастье - это круг. И человек — [Борис Слуцкий]
Лошади в океане — [Борис Слуцкий]
Человечеству любо храбриться. — [Борис Слуцкий]
Я был плохой приметой — [Борис Слуцкий]
Хозяин — [Борис Слуцкий]
Молчаливый вой — [Борис Слуцкий]
Миру — мир — [Борис Слуцкий]
И лучшие, и худшие, и средние — [Борис Слуцкий]
Ценности — [Борис Слуцкий]
После землетрясения — [Борис Слуцкий]
Кельнская яма — [Борис Слуцкий]
Польза похвалы — [Борис Слуцкий]
О. Ф. Берггольц — [Борис Слуцкий]
Физики и лирики — [Борис Слуцкий]
Понятны голоса воды — [Борис Слуцкий]
Нарушались правила драки. — [Борис Слуцкий]
Разрывы авиабомб напоминают деревья. — [Борис Слуцкий]
Шаг вперед! — [Борис Слуцкий]
Уже не любят слушать про войну — [Борис Слуцкий]









Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1
1