Алексей Хомяков

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Алексей Хомяков
Найти писателя или стихотворение:

Лучшие стихи Алексея Хомякова

Хомяков Алексей
Алексей Степанович Хомяков (1804 - 1860 гг.) - русский поэт, художник, публицист, богослов, философ, основоположник раннего славянофильства, член-корреспондент Петербургской Академии наук (1856 г.). Ориентация на восточную патристику (учение о «соборности» и др.) сочеталась у Хомякова с элементами философского романтизма. Выступал с либеральных позиций за отмену крепостного права, смертной казни, за введение свободы слова, печати и др. Стихотворные трагедии «Ермак» (1832) и «Дмитрий Самозванец» (1833), лирические стихотворения, проникнутые гражданским пафосом. Будущее России, о котором мечтал Хомяков, должно было стать преодолением «разрывов» русской истории. Он надеялся на «воскресение Древней Руси», хранившей по его убеждению, религиозный идеал соборности, но воскресение – «в просвещенных и стройных размерах», на основе нового исторического опыта государственного и культурного строительства последних столетий.

Я видел, как посланник рая
Две души в небо уносил,
И та прекрасна, и другая,
Но образ их различен был:
Эдныре! прощай! уже боле мне
Не зреть Забалканского края!
Ни синих небес в их ночной тишине,
Ни роскоши древней Сарая!
"Много в Олимпе богов сильней златовласого......
Что ж ты, других позабыв, жертву приносишь......
- "Много сильных богов восседает на горнем......
Все же подвластны они воли Фортуны слепой;
Не гордись перед Белградом,
Прага, чешских стран глава!
Не гордись пред Вышеградом,
Златоверхая Москва!
О мудрый друг! от стран полночи,
С прибрежья царственной Невы,
Ты кротко обращаешь очи
На наши темные главы.
1.

Вчерашняя ночь была так светла,
Вчерашняя ночь все звёзды зажгла
Гаснет месяц на Стамбуле,
Всходит солнышко светло,
И маджар и турки злого
Никнет гордое чело.
Сокрыт в глуши, в тени древесной,
Любимец муз и тихих дум,
Фонтан живой, фонтан безвестный,
Как сладок мне твой легкий шум!
Прелестна песнь полуденной страны!
Она огнем живительным согрета,
Как яркий день безоблачного лета;
Она сладка, как томный свет луны,
Налей, налей в бокал кпиящее вино!
Как тихий ток воды забвенья,
Моей души жестокие мученья
На время утолит оно!
О друг мой, ты пойдешь на край земли со......
К пределам Азии, где бурные моря
Всечасно бьют о брег шумящею волною,
Где часто в небесах полнощная заря
Красавец остров! предо мною
Восходишь гордо ты в водах,
Поставлен смертного рукою
На диких мраморных скалах,
Небо, дай мне длани
Мощного титана!
Я схвачу природу
В пламенных обьятях;.
Земля трепещет: по эфиру
Катится гром из края в край.
То божий глас; он судит миру:
"Израиль, мой народ, внимай!
Жаль мне вас, людей бессонных!
Целый мир кругом храпит,
А от дум неугомонных
Ваш тревожный ум не спит:
Кипит шампанское в стакане,
Кипит и блещет жемчугом;
Мечты виются над моим челом,
Как чайки белые в тумане.
Там были шум и разговоры,
И блеск ума, и смех живой;
И юных дев сияли взоры
Светлей, чем звезды в тьме ночной;
Зачем печальный и угрюмый
Мой друг молчание хранит?
Какой смущен мятежной думой,
Куда мечтами он летит?
Ах! я хотел бы быть в степях
Один с ружьем неотразимым,
С гнедым конем неутомимым
И с серым псом при стременах.
Я видел сон, что будто я певец,
И что певец - пречудное явленье,
И что в певце на все свое творенье
Всевышний положил венец.
Помнишь по стези нагорной
Шли мы летом: солнце жгло,
А полнеба тучей черной
С полудень заволокло.
Народом полон Кремль великий,
Народом движется Москва,
И слышны радостные клики,
И звон игромы торжества.
Итак, настал сей день победы, славы, мщенья;
Итак, свершилися мечты воображенья,
Предчувствия души, сны юности златой;
Желанья пылкие исполнены судьбой!
Днем наигравшись, натешившись, к ночи......
Спишь, улыбаясь, малютка, весеннего утра......
Жизнь молодая, играя, блестит в сновиденьи......
Спи!
В стаканы чок!
И в губы чмок!
На долгий срок,
Друзья, прощайте!
Как часто во мне пробуждалась
Душа от ленивого сна,
Просилася людям и братьям
Сказаться словами она!
О, сжальтесь надо мной! о, дайте волю мне!
Из края дальнего волшебный зов несется,
И кровь моя кипит, и сердце бурно......
В тот дальний край, к войне, к......
Солнце скрылось; дымятся долины;
Медленно сходят к ночлегу стада;
Чуть шевелятся лесные вершины,
Чуть шевелится вода.
Гой красна земля Володимира!
Много сел в тебе городов больших,
Много люду в тебе православного!
В сини горы ты упираешься,
Беззвёздная полночь дышала прохладой,
Крутилася Лаба, гремя под окном;
О Праге я с грустною думал отрадой,
О Праге мечтал, забываяся сном.
Москва-старушка вас вскормила
Восторгов сладостных млеком
И в гордый путь благословила
За поэтическим венком.
Вставайте! оковы распались,
Проржавела старая цепь!
Уж Нил и Ливан взволновались,
Проснулась Сирийская степь!
Когда гляжу, как чисто и зеркально
Твое чело,
Как ясен взор, - мне грустно и......
Мне тяжело.
Тебя призвал на брань святую,
Тебя господь наш полюбил,
Тебе дал силу роковую,
Да сокрушишь ты волю злую
"Гордись! - тебе льстецы сказали. -
Земля с увенчанным челом,
Земля несокрушимой стали,
Полмира взявшая мечом!
Как быстро облака несутся в высотах,
И воды с гор бегут в сребристых ручейках,
И вешний ветерок летает над цветами! Но ах!......
И струй, и вешних ветерков
Лови минуты вдохновенья,
Восторгов чашу жадно пей
И сном ленивого забвенья
Не убивай души своей!
ОН

К чему поешь ты? Человек
Страдает язвою холодной,
Ты молод был, когда прощанья
Ударил неизбежный час,
И звуки грозного призванья
Тебя похитили у нас.
Бывало, в глубокий полуночный час,
Малютки, приду любоваться на вас;
Бывало, люблю вас крестом знаменать,
Молиться, да будет на вас благодать,
Парус поднят; ветра полный,
Он канаты натянул
И на ропщущие волны
Мачту длинную нагнул.
В безмолвии, под ризою ночною,
Москва ждала; и час святой настал:
И мощный звон промчался над землею,
И воздух весь, гудя, затрепетал.
Давно уж за полночь, я лягу отдохнуть
Пора мне мирным сном сомкнуть
Глаза усталые от бденья,
И от житейского волненья
Певец-пастух на подвиг ратный
Не брал ни тяжкого меча,
Ни шлема, ни брони булатной,
Ни лат с Саулова плеча;
Когда-то я просил бога об России и говорил:
Не дай ей рабского смиренья,
Не дай ей гордости слепой
И дух мертвящий , дух сомненья
Все звезды в новый путь стремились,
Рассеяв вековую мглу,
Все звезды жизнью веселились
И пели божию хвалу.
Широка, необозрима,
Чудной радости полна,
Из ворот Ерусалима
Шла народная волна.
Спала ночь с померкшей вышины.
В небе сумрак, над землёю тени,
И под кровом тёмной тишины
Ходит сонм обманчивых видений.
Вокруг нее очарованье;
Вся роскошь Юга дышит в ней,
От роз ей прелесть и названье;
От звезд полудня блеск очей.
Не сила народов тебя подняла,
Не воля чужая венчала,
Ты мыслил и властвовал, жил, побеждал,
Ты землю железной стопой попирал,
О дева-роза , для чего
Мне грудь волнуешь ты
Порывной бурею страстей,
Желанья и мечты.
Внимайте голос истребленья!
За громом гром, за криком крик!
То звуки дальнего сарженья,
К ним слух воинственный привык.
Высоко ты гнездо поставил,
Славян полунощных орел,
Широко крылья ты расправил,
Глубоко в небо ты ушел!
"Мы род избранный, - говорили
Сиона дети в старину. -
Нам божьи громы осушили
Морей волнистых глубину.
"Досель известна мне любовь
И пылкой страсти огнь мятежной;
От милых взоров, ласки нежной
Моя не волновалась кровь". -
Счастлива мысль, которая не светила
Людской молвы приветная весна!
Безвременно рядиться не спешила
В листы и цвет ее младая сила,
Здесь, где гранитная пустыня
Гордится мертвой красотой, -
Для сердца чистого святыни
Есть чистый кров, любимый мной.
Когда проснувшийся светлеет
Восток росистою зарей,
Незримый жаворонок реет
В равнине неба голубой;
Тот, кто не плакал, не дерзни
Своей рукой неосвященной
Струны коснуться вдохновенной:
Поэтов званья не скверни!
Он в разных видах мной замечен,
Противоречий много в нем:
Он скрытен сердцем, но умом
Уж как зато чистосердечен!
Подвиг есть и в сраженьи,
Подвиг есть и в борьбе;
Высший подвиг в терпеньи,
Любви и мольбе.
Не грустью, нет, но нежной думой
Твои наполнены глаза,
И не печали след угрюмой,
На них - жемчужная слеза.
Как темнота широко воцарилась!
Как замер шум дневного бытия!
Как сладостно дремотою забылась
Прекрасная любимая моя!
Небо ясно, тихо море,
Воды ласково журчат;
В безграничном их просторе
Мчится весело фрегат.
О царь и бог мой! Слово силы
Во время оно ты сказал,
И сокрушен был плен могилы,
И Лазарь ожил и восстал.
Благодарю тебя! Когда любовью нежной
Сияли для меня лучи твоих очей,
Под игом сладостным заснул в груди мятежной
Порыв души моей.
Глас божий: "Сбирайтесь на праведный суд,
Сбирайтесь к Востоку, народы!"
И, слепо свершая назначенный труд,
Народы земными путями текут,
Есть час блаженства для поэта,
Когда мгновенною мечтой
Душа внезапно в нем согрета
Как будто огненной струей.
Кода Сивиллы слух смятенной
Глаголы Фебовы внимал
И перед девой исступленной
Призрак грядущего мелькал, -
Не презирай клинка стального
В обделке древности простой
И пыль забвенья векового
Сотри заботливой рукой.
Когда вечерняя спускается роса,
И дремлет дольний мир, и ветр прохладный......
И синим сумраком одеты небеса,
И землю сонную луч месяца целует, -
В тени садов и стен Ески-Сарая
При блеске ламп и шуме вод живых,
Сидел султан, роскошно отдыхая
Среди толпы красавиц молодых.
Средь опустенья и развалин,
Над быстрой волховской струей,
Лежит он мрачен и печален,
К земле приникнув головой.
Она лукаво улыбалась,
В очах живой огонь пылал,
Головка милая склонялась;
И я глядел, и я мечтал!
Остров пышный, остров чудный;
Ты краса подлунной всей,
Лучший камень изумрудный
В голубом венце морей!
Не там, где вечными слезами
Туманится печальный взор,
Где часто вторится устами
Судьбе неправедный укор;
Ты вихрем летишь на коне боевом
С дружиной своей удалою;
И враг побежденный упал под конем,
И пленный лежит пред тобою.
Не горюй по летним розам;
Верь мне, чуден божий свет!
Зимним вьюгам да морозам
Рады заяц да поэт.
Не в пьянстве похвальбы безумной,
Не в пьянстве гордости слепой,
Не в буйстве смеха, песни шумной,
Не с звоном чаши круговой;
Когда мы разрыли могилу вождя
И вызвали гроб на сияние дня,
В нас сердце сжалось от страха:
Казалось, лишь тронем свинец гробовой,
Пробил полночи час туманной,
Сын времени свершил свой ход,
И вот в приют мой, гость незваный,
Спустился тихо Новый год.
Ударил час, прощайте, други!
Мне предстоит далекий путь.
С кем мне теперь делить мои досуги?
При ком свободно мне вздохнуть?
Высоко передо мною
Старый Киев над Днепром,
Днепр сверкает под горою
Переливным серебром.
Не говорите: "То былое,
То старина, то грех отцов,
А наше племя молодое
Не знает старых тех грехов".
Поле мертвыми костями
Все белелося кругом;
Ветер бил его крылами,
Солнце жгло его огнем.
Ты сказал нам: "За волною
Ваших мысленных морей
Есть земля; над той землею
Блещет дивной красотою
Лампада поздняя горела
Пред сонной лению моей,
И ты взошла и тихо села
В слияньи мрака и лучей.
Скорей, скорей сомкнитесь, очи:
Зачем вы смотрите на свет?
Часы проходят, дни и ночи,
И годы за годами вслед,
Не верь, что хладными сердцами
Остались чужды мы тебе,
Что ты забыт, не понят нами,
Что брошен в жертву злой судьбе.
Прощай, прелестный край, где токи вод......
Ключи кипущие и вечные снега,
И скалы дикие среди долин волшебных,
И хищников стопой измятые луга;



TOP-20 лучших стихотворений Алексея Хомякова:

Надпись на картине — [Алексей Хомяков]
Кремлевская заутреня на пасху — [Алексей Хомяков]
На сон грядущий — [Алексей Хомяков]
России — [Алексей Хомяков]
Желание — [Алексей Хомяков]
Раскаявшейся России — [Алексей Хомяков]
Остров — [Алексей Хомяков]
Старость — [Алексей Хомяков]
По прочтении псалма — [Алексей Хомяков]
Отзыв одной даме — [Алексей Хомяков]
Суд божий — [Алексей Хомяков]
Звезды — [Алексей Хомяков]
Киев — [Алексей Хомяков]
Послание другу — [Алексей Хомяков]
Вечерняя песнь — [Алексей Хомяков]
Широка, необозрима — [Алексей Хомяков]
Жаль мне вас, людей бессонных — [Алексей Хомяков]
Лампада поздняя горела — [Алексей Хомяков]
Подвиг есть и в сраженьи — [Алексей Хомяков]
Ударил час, прощайте, други — [Алексей Хомяков]









Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1
1