Лучшие стихи классиков
Детские стихи, стихи о любви
Бизона - cтихи, проза, плейкасты, конкурсы

Персидская миниатюра

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Николай Гумилев ~ Персидская миниатюра
Найти писателя или стихотворение:
Стихотворение Николая Гумилева

Когда я кончу наконец
Игру в cache-cache со смертью хмурой,
То сделает меня Творец
Персидскою миниатюрой.

И небо, точно бирюза,
И принц, поднявший еле-еле
Миндалевидные глаза
На взлет девических качелей.

С копьем окровавленным шах,
Стремящийся тропой неверной
На киноварных высотах
За улетающею серной.

И ни во сне, ни наяву
Невиданные туберозы,
И сладким вечером в траву
Уже наклоненные лозы.

А на обратной стороне,
Как облака Тибета чистой,
Носить отрадно будет мне
Значок великого артиста.

Благоухающий старик,
Негоциант или придворный,
Взглянув, меня полюбит вмиг
Любовью острой и упорной.

Его однообразных дней
Звездой я буду путеводной.
Вино, любовниц и друзей
Я заменю поочередно.

И вот когда я утолю,
Без упоенья, без страданья,
Старинную мечту мою -
Будить повсюду обожанье.

Год создания: 1919 г.
Опубликовано в издании:
Николай Гумилев.
Стихотворения и поэмы.
Москва: Современник, 1989.


Мне нравится:
0
Копировать
Поделиться
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 354
Темы: Красивые стихи о любви, Стихи серебряного века


© Николай Гумилев




Другие стихи Николая Гумилева:

Закричал громогласно
В сине-черную сонь
На дворе моем красный
И пернатый огонь.
Вот девушка с газельими глазами
Выходит замуж за американца,
Зачем Колумб Америку открыл?
Скульптура Кановы
Его издавна любят музы,
Он юный, светлый, он герой,
Он поднял голову Медузы
И совсем не в мире мы, а где-то
На задворках мира средь теней.
Сонно перелистывает лето
Синие страницы ясных дней.
Мой старый друг, мой верный Дьявол,
Пропел мне песенку одну:
"Всю ночь моряк в пучине плавал,
А на заре пошел ко дну.
Только змеи сбрасывают кожи,
Чтоб душа старела и росла.
Мы, увы, со змеями не схожи,
Мы меняем души, не тела.
О. Н. Высотской
В ночном кафе мы молча пили кьянти,
Когда вошел, спросивши шерри-бренди,
Высокий и седеющий эффенди,
К таким нежданным и певучим бредням
Зовя с собой умы людей,
Был Иннокентий Анненский последним
Из царскосельских лебедей.
Иногда я бываю печален,
Я забытый, покинутый бог,
Созидающий, в груде развалин
Старых храмов, грядущий чертог.
Я долго шел по коридорам,
Кругом, как враг, таилась тишь.
На пришлеца враждебным взором
Смотрели статуи из ниш.

00









Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1
1