Глеб Горбовский

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Глеб Горбовский
Найти писателя или стихотворение:

Лучшие стихи Глеба Горбовского

Горбовский Глеб
Глеб Яковлевич Горбовский (4 октября 1931, Ленинград) - русский поэт, прозаик. Академик Академии российской словесности (1996). В поэзии, отмеченной богатством ассоциаций и музыкальностью, обращается к вечным вопросам смысла бытия, ответственности человека, его органической связи с природой. Для его поэзии характерны ясный музыкальный стих, конкретное видение предметов, лирический накал.

Горела осень.
Бегал виновато
пожарный ветер,
мокрый и лохматый.
Я сижу за оконной рамой,
мне не хочется
шевелиться...
Родила меня --
Он
клок деревенского лета
приклеил руками
к холсту.
Она застроена не деревом,
а музыкой —
сквозными звуками.
...Под елочкой, как будто в тереме,
Убили снежного барана.
Он долго падал с высоты.
Во лбу звездой краснела рана
на месте беленькой звезды.
Ходит умница по городу,
носит серые глаза,
ходит легкая и гордая,
словно горная коза...
Пришли уставшие,
отда труду свой день.
Глаза промыли: отдыхайте, очи...
Послушный транспорт — ноги —
Не притворяясь, ем картошку
и упиваюсь молоком.
Худая утренняя кошка
сигналит красным языком.
По ночам хрустят суставы
у больной,
холодной дачи.
И мне слышится:
Уходят праздные друзья,
и начинается мой праздник.
Я, как степенная семья,
разогреваю чай на газе.
Что нужно человеку
в полночь?
Зачем он
в нашу дверь стучит?
Начинается новое лето.
Полоса незакатного света.
Все живые деревья и травы
горделивы,
Двор — колодезный сруб,
каждый кашель — как взрыв.
На лепешечки рук
часть лица положив,
На лодке моторной по Волге одна
летала,
в сверкающий день влюблена.
Забрызгано платье,
В углу присутствовал скелет.
Он — словно смерть из сказки.
Живой школяр,
держа ответ,
Заиндевелые олени
тебя везут на край земли.
Огни призывные селений
уже не вызвездят вдали.
Превратиться в мелкий дождик,
зарядить на много дней...
И на город толстокожий
тихо падать меж огней.
Среди объемистых игрушек,
среди шкафов,
среди столов —
ходила тоненькая Нюша,
Я сяду в поезд
электрический,
уеду в загородный лес.
И отвернет соседка
У бабки в костлявой охапке
клетка с птицей-синицей.
Бабке рубли и тряпки,
а птице снятся —
Шофер со мной не разговаривал,
принципиальный был шофер.
Меня нужда с шофером спарила,
я сам чихал на разговор.
Город, город, я твой помазанник,
я владыка твоих дворов.
Я твоею сажей измазанный,
я твоим здоровьем здоров, —
Человек идет в очках, с бородкой,
с красным шариком на ниточке в руке.
Он проносит его медленно и кротко
от меня и от других — невдалеке.
На дворе играют дети
в ту
прошедшую войну.
Чью-то бабушку
Песок был
холодный и рыжий,
вокруг было
ветрено-гулко.
Летчик на пенсии.
Ходит на лекции.
Перышки птиц собирает --
коллекцию.
В ночном лесу тропа на ощупь.
Весь в паутине и поту,
иду,
хотя свалиться проще,
В серый вечер дождевой
тихо льются птичьи плачи
над моею головой...
В серый вечер дождевой
Мокрый плющ
стекает по стене,
в огороде вытоптано, пусто.
Где-то на отлете,
На нем и волос не осталось,
понятие цвета лица
сменила сплошная
усталость —
Я трясусь в автобусе
довоенной марки.
На родимом глобусе
города и парки,
Война меня кормила из помойки,
пороешься — и что-нибудь найдешь.
Как серенькая мышка-землеройка,
как некогда пронырливый Гаврош.
Пей сейчас
густую мудрость книг.
Слушай птиц,
их пение и крик.
Нынче ночь сырая...
Ночь как яма.
Напишите мне письмишко,
мама.
Какой заморыш
этот гитарист,
но как рокочет,
как перебирает.
Охотники
В чащобе клейкая роса,
на сапоги налипли травы.
Посмотрите на эту березу,
на ее безобразую позу.
Как стоит она лихо,
дурнушка!
Выхожу из леса, как разбойик,
в волосах затеряно лицо.
Стойте, люди! Можете спокойно
выплывать из дома на крыльцо.
Октябрь был.
И дождь, и стынь.
И наш с детьми автобус.
...Граница скорби ты,
Гусь выбился из птичьих сил,
и с горя гусь заголосил.
Он начал падать вниз комком,
а гуси в небе шли гуськом...
Мы каждый вечер
в эту рожь
с тобой ходили.
Каждый вечер...
Сегодня снег и алые осины,
и неизменны сосны надо всем.
И снова кошки шастали босые,
и, как всегда,
Ты рождена ночною птицей —
глазастой,
храброй,
смуглолицей.
Рубины малины в кустах у дороги,
и сами в кусты направляются ноги.
Малины в кустах — бельевые корзины,
на каждой малине — капля-дождина.
Здравствуй, бабушка-старушка,
голова твоя в снегу.
Ты уже почти игрушка,
это я тебе не лгу.
Переодела ясная погода
свой сарафан.
Закуталась в халат.
Благословляю
Пожар отклокотал
и умер.
И умер лес,
отзеленел...
У меня в чулане — прохлада,
у меня в чулане — посуда.
Мне кусок чудесного сада
постоянно виден оттуда.
Улавливать хлопки твоих ресниц
и пить вино вечерних разговоров.
Ты самая красивая из птиц,
живущая в квартирных коридорах.
Мои рифмы — обычны,
как на грузчике ноша.
Мои ритмы — типичны,
потому что похожи
Грозу пророчило удушье,
мозг расслаблявшая жара...
Давно пора было нарушить
полуживые вечера.
Красиво? Конечно, красиво.
Согласен? Конечно, согласен,
что у Самсона есть сила,
что бронзовый лев не опасен,
Переулки Перми — деревяшки.
Как старушки глухие — дома...
Я кого-то ищу по бумажке,
а найти не хватает ума.
Тише, дети, тише, взрослые,
на закате вечер розовый.
И событие великое:
чья-то скрипочка
Ко мне опять вернулось
лето!
Сколь постоянны небеса...
И с обветшалого портрета
В эти светлые часы,
в это утро синих песен
чей-то голос был чудесен
вслед полету стрекозы.
Куда они шли — неизвестно.
Но знали, что шли на восток.
О лямок знамения крестные,
о пыль вековая у ног...
Кто бы видел, как мы с ней прощались.
На ее лице
кипели слезы.
На вокзале дискантом кричали
Послушайте, дядя,
ведь кто-то поет.
Как будто сквозь садик
пушинка плывет.
Когда-нибудь
за кружкой молока
я расскажу последнюю поэму.
Поэму дней,
Горы. Палатка. Сумрак дрожит.
Пусто в жадном желудке.
Рядом на шкуре товарищ лежит,
мертвый вторые сутки.
Она готовила обеды
себе, стирала -- для себя.
Она одна сносила беды,
под всеми ветрами скрипя.
Ты полюбишь меня.
Это будет в дожди;
ленинградский асфальт
отразит фонари
Накидала, навешала
уйму лет, уйму зим...
Здесь деревья да лешие,
хруст звериный и дым.
Линяет свет. Под черный купол
бросает музыка крыло.
Скользит процессия из кукол,
холодным строится углом.
Не хочется нынче ни песен,
ни умных речей принимать,
а хочется встать под навесом
и стебли у ливня ломать.
1
Ворвалась внезапная осень.
Весь мир обложили доджи.
Замысловаты перестуки
дождя...
В палатке нашей ночь.
В мешке протягиваю руки,
В Парке Победы,
где есть парашютная вышка,
в небе висел
обожающий прыгать
Жавороном щуплый ненароком
бросил в уши кругленькие звуки,
вертолетиком повис он над дорогой,
всю окрестностью звуками остукал...
Иду коридором сосновым.
То хутор мелькнет, то село.
А наше родное Горбово
фугасное время смело.
Недаром я родился в октябре,
в такое удивительное время.
...Лил дождь
и был крупней при фонаре,
Навеселе, на дивном веселе
я находился в ночь под понедельник.
Заговорили звери на земле,
запели травы, камни загалдели...
1
Уши, главное — это уши!
На ушах побелела кожа.
И клюет себе синь-водицу,
и топорщится,
в небо глядя.
На вершину его — птица
Отыщу в лесном лабиринте
мягко-мшистую спальню речки...
Вьюн вихлястое тело винтит,
желтых лилий вспыхнули свечки,
Бывало, осень:
да пройди же ты!
Скорей бы снег.
Ударь мороз.
Деревня Лютые Болота.
Висячий
комариный гам.
Ночь просверлили самолеты,
1
Какая радость, что меня
опять услали в эти дали.
На песке нацарапаю слово,
а волна его мутная слижет.
Напишу его палкою снова.
Это слово мое не из книжек,
Как машины грузовые,
на резине
мы ходили,
мы закаты коротали...
Попробуй опиши усталость,
когда осталось впереди
хороших слов такая малость,
а страшных слов
Построил дом,
как прадед, топором
у берега, где шастает паром.
Теперь живу роскошно.
Фонари — работники ночи —
подошли ко мне под окно.
И чего-то все еще хочется,
а чего — узнать не дано...
Ночь. Тропа.
Луна в разгаре.
Ветки шарят по лицу.
Улеглись лесные твари,
Свежевозведенных голых стен
не боюсь.
Жалею, что — безлюдны.
Сунешь в печку парочку полен,
Разбудите меня через тысячу лет,
я, наверно, уже отдохну.
Я на завтрак нажарю медвежьих котлет,
постучу топором по бревну.
Дырявая лодка, дырявая обувь,
и ноги как будто дырявые обе:
наполнены холодом ледяным...
А я ведь кому-то являюсь родным,
Тайга хлестала по лицу
меня:
вершила мщенье.
И молча
Слаще нет приезжанья
из чужого в родное.
О кирпичные зданья
городского покроя!



TOP-20 лучших стихотворений Глеба Горбовского:

Что нужно человеку — [Глеб Горбовский]
Уходят праздные друзья — [Глеб Горбовский]
Ходит умница по городу — [Глеб Горбовский]
Я сижу за оконной рамой — [Глеб Горбовский]
Я трясусь в автобусе — [Глеб Горбовский]
Я сяду в поезд — [Глеб Горбовский]
Человек идет в очках — [Глеб Горбовский]
Ты полюбишь меня — [Глеб Горбовский]
Улавливать хлопки твоих ресниц — [Глеб Горбовский]
Я тихий карлик из дупла — [Глеб Горбовский]
Горела осень — [Глеб Горбовский]
Разбудите меня через тысячу лет — [Глеб Горбовский]
Поиски тепла — [Глеб Горбовский]
Старая дева — [Глеб Горбовский]
Цветок — [Глеб Горбовский]
С миру по нитке — [Глеб Горбовский]
Ты рождена ночною птицей — [Глеб Горбовский]
Тризна — [Глеб Горбовский]
Я лежу под кустом — [Глеб Горбовский]
Утро голубое — [Глеб Горбовский]









Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1
1