Иван Дмитриев

Главная ~ Литература ~ Стихи писателей 18-20 века ~ Иван Дмитриев
Найти писателя или стихотворение:

Лучшие стихи Ивана Дмитриева

Дмитриев Иван
Иван Иванович Дмитриев (1760 - 1837 гг.) - русский поэт, баснописец, государственный деятель, представитель сентиментализма. Служил при дворе: при Павле I был обер-прокурором сената, при Александре I - министром юстиции. Член Российской академии (1797). Элегии, сатиры, песни в подражание народным, басни, баллады. Записки «Взгляд на мою жизнь». В. Г. Белинский так определил историческое значение Дмитриева: «...Его басни и сказки были превосходными и истинно поэтическими произведениями для того времени. Песни Дмитриева нежны до приторности, - но таков был тогда всеобщий вкус... Вообще в стихотворениях Дмитриева, по их форме и направлению, русская поэзия сделала значительный шаг к сближению с простотою и естественностью, словом - с жизнью и действительностью: ибо в нежно-вздыхательной сентиментальности всё же больше жизни и натуры, чем в книжном педантизме».

"Да что ты, долгий, возмечтал?,
Я за себя и сам, брат, стану", -
Грудцою наскоча, вскричал
Какой-то карлик великану.
Есть рыбы, говорят, которые летают!
Не бойтесь: я хочу не Плиния читать,
А только вам сказать,
Что и у рыб бывают
Еж говорил, что он из одного презренья
К мирскому скрыл себя во мрак уединенья.
"Сосед! - сказала Мышь, - рассказывай другим
От мира злой непрочь, но в мире тесно с ним".
Блажен тот муж, кто к Безбородке
Не бродит с просьбой по утрам,
Но миленькой одной красотке
Приносит в жертву фимиам;
Пловец под тучею нависшей,
Игралище морских валов,
Не зря звезды, ему светившей,
Покоя просит у богов.
Простите, Лары и Пенаты!
Прости и ты, волшебный край,
В котором гении крылаты
Казали мне и в дебрях рай;
Утешно вспоминать под старость детски леты,
Забавы, резвости, различные предметы,
Которые тогда увеселяли нас!
Я часто и в гостях хозяев забываю;
"Как жалок ты! - Быку Корова говорила. -
Судьба тебя на труд всегдашний осудила".
Наутро повели Корову на убой,
К закланию богам. Бык, вспомня речь вчерашню,
"Ты все с утятами". - "Кому ж ходить за ними?
Я высидела их". - "Но что тебе они?
Чужие". - "Нужды нет! хочу считать моими". -
Кто любит помогать, тот всякому сродни.
О век чудесностей, ума, изобретений!
Позволь пылинке пред тобой,
Наместо жертвоприношений,
С благоговением почтить тебя хвалой!
Какой-то государь, прогуливаясь в поле,
Раздумался о царской доле.
"Нет хуже нашего, - он мыслил, - ремесла!
Желал бы делать то, а делаешь другое!
Дуб с Тростию вступил однажды в разговоры:
"Жалею, - Дуб сказал, склони к ней важны......
Жалею, Тросточка, об участи твоей!
Я чаю, для тебя тяжел и воробей;
Ах, когда бы в древни веки
Я с тобой, Филлида, жил!
Например, мы были б греки;
Как бы я тебя хвалил!
Нет, Хлоя! не могу я страсти победить!
Но можно ли тебя узнать и не любить?
Ах! ты даешь мне ум, воспламеняешь к славе,
Рассеиваешь грусть и исправляешь в нраве;
Со светлым червячком встречается Змея
И ядом вмиг его смертельным обливает.
"Убийца! - он вскричал. - За что погибнул я?"
- "Ты светишь", - отвечает.
Неугомонное и вздорное Желанье
Пред Днем завсегда толклось как на часах.
"Постой же, - он сказал, - отныне в обузданье
Пускай сопутствует ему повсюду Страх".
Прохожий! пусть тебе напомнит этот стих,
Что все на час под небесами:
Поутру плакали о смерти мы других,
А к вечеру скончались сами.
Орел парил под облаками,
Кит волны рассекал, а Уж полз по земли;
И все, что редкость между нами,
О том и думать не могли,
"Возможно ли, как в тридцать лет
Переменилось все!.. ей-ей, другой стал свет!......
Подагрик размышлял, на креслах нянча ногу. -
Бывало в наши дни и помолиться богу,
"Я царь земной!" - Порок в надменности изрек.
"А я царю небес мой жребий поручила", -
Смиренно Доблесть говорила.
Решись и выбирай, бессмертный человек!
Слуга покорный тем и этим в тот же час;
Закутан весь, как водолаз;
На лыжах - как остяк; как сатана - с рогами.
Амур ли то? Скажите сами!
Что пред соперницей Эраты наше пенье!
Она лишь голосом находит путь к сердцам,
Я лиру положу Кк ногам
И буду сам внимать в безмолвном восхищенье.
Простой цветочек, дикой,
Нечаянно попал в один пучок с гвоздикой;
И что же? От нее душистым стал и сам. -
Хорошее всегда знакомство в прибыль нам.
Один охотник жить, не старее ста лет,
Пред Смертию дрожит и вопит,
Зачем она его торопит
Врасплох оставить свет,
Чего ты требуешь, Измайлов, от меня?
Как! мне, лишенному поэзии огня,
В глубокой старости забытому Парнасом,
Пугать и вкус и слух своим нестройным гласом!
Пусть нас давят угрюмые стены тюрьмы, -
Мы сумеем их скрыть за цветами,
Пусть в них царство мышей, паутины и тьмы, -
Мы спугнем это царство огнями...
Пускай тщеславный предается
Морским изменчивым волнам,
На полных парусах несется
К некому счастью иль бедам.
Быть может, мудреца сей памятник не тронет;
Но друг к нему прострет умильный, слезный......
Но добрый, нежный сын всегда над ним......
И бедный... вспомнит час отрад.
Старик
Кого мне бог послал среди уединенья?.
1
Погоди: угаснет день,
Встанет месяц над полями,
Трусливых наберешь немало
От скорохода до щенка;
Но Зайца никого трусливей не бывало:
Увидя он Ружье, которое лежало
В гостиной на столе два Веера лежали;
Не знаю я, кому они принадлежали,
А знаю, что один был в блестках, нов, красив;
Другой изломан весь и очень тем хвастлив.
Какой ужасный, грозный вид!
Мне кажется, лишь скажет слово,
Законы, трон - все пасть готово...
Не бойтесь, он на дождь сердит.
Что может более порадовать певца,
Как в лестный дар принять от сына
Почтенный лик его бессмертного отца!
Мне не дозволила судьбина
Как ни велик и силен Слон,
Однако же и он
Пойман мудростью людскою:
Превосходительный тяжелою стопою
Не диво ли? Осел вдруг ипохондрик стал!
Зарюмил, зарычал,
Зачем неправосудны боги
Быкам крутые дали роги?
Читатели! хотите ль знать,
Как лошадь нам покорна стала?
Когда семья людей за лакомство считала
Коренья, желуди жевать;
Се князь изображен Молдавский Кантемир,
Что первый был отцом российскиих сатир,
Которы в едкости Боаловым равнялись
И коих остротой читатели пленялись.
Поэт
И я питомец Аполлонов:
Так умолчу ль в сей важный час!
"Сестрица, душенька!" - "Здорово, братец......
- "Летал, летал!" - "А я до устали шаталась!"
- "Где взять любовников? все сгибли как......
- "Где други? ни с одним еще не......
Парис и Марс, о том ни слова,
И Адонис, когда хотел,
Меня видали без покрова;
Но как увидел Праксител?
Средь храма, ниц челом, Моллак молился вслух:
"Всезрящий! ты мне все: пошли мне воздаянье!"
А нищий в уголку шептал, смиря свой дух:
"Отец! дай мне отжить в сердечном покаянья!"
Не знаю, отчего зазнавшийся Осел
Храбрился, что вражду с Кабаном он завел,
С которым и нельзя иметь ему приязни
"Что мне Кабан! - Осел рычал. -
Чей это, боже мой, портрет?
Какими яркими чертами
Над впалыми ее глазами
Натиснуты все сорок лет!
Сотворивший небо и землю, тот, который и......
нам бессмертного и - Петра Великого, явился,......
творению своему. Храм славы сгромождения П.......
Он дома - иль Шолье, иль Юм, или Платон;
Со мною - милый друг; у Вейлер - Селадон;
Бывает и игрок - когда у Киселева,
А у любовницы - иль ангел, или рева.
Однажды дома я весь вечер просидел.
От скуки книгу взял - и мне сонет открылся.
Такие ж я стихи сам сделать захотел.
Взяв лист, марать его без милости пустился.
Ни злато, ни чины ко счастью не ведут:
Что в них, когда со мной заботы век живут?
Когда дух зависти, несчастным овладея,
Терзает грудь его, как вран у Промефея?
Мне лекарь говорил: "Нет, ни один больной
Не скажет обо мне, что не доволен мной!"
"Конечно, - думал я, - никто того не скажет:
Смерть всякому язык привяжет".
О ты, котора утешала
Меня в мои спокойны дни,
Священну дружбу воспевала,
Любовь и радости одни, -
"Прочь от нас, Катон, Сенека,
Прочь, угрюмый Эпиктет!
Без утех для человека
Пуст, несносен был бы свет.
Вчера подслушал я, две разных свойств Лисицы
Такой имели разговор:
"Ты ль это, кумушка! давно ли из столицы?"
- "Давно ль оставила я двор?
В преддверьи храма
Благочестивый муж прихода ждал жреца,
Чтоб горстью фимиама
Почтить вселенныя творца
"Несносный жребий мой! то вверх, то вниз......
Вперед, назад меня толкают.
Ракете смех, а я страдаю и молчу". -
Проситель! и с тобой не лучше поступают.
"Прочь ты, подлейший гад, навоза порожденье!"
Лев гордый Комару сказал.
"Потише! - отвечал Комар ему, - я мал,
Но сам не меньше горд, и не снесу презренье!
Когда и дружество струило слез потоки,
На мраморе сии начертывая строки,
Что ж должны чувствовать, увы, отец и мать?..
О небо!.. и детей ужасно нам желать!
Поэту ль своего таланта не любить?
Как смертный, осужден к премене повсечастной.
Он старится, но все принадлежит прекрасной:
Не в сердце, так в ее альбоме будет жить.
Тише, ласточка болтлива!
Тише, тише; полно петь!
Ты с зарею вновь счастлива, -
Ах! а мне пришло терпеть.
Лети, корабль, в свой путь с Виргилием моим,
Да сохранят тебя светила благотворны:
И Поллукс, и Кастор, и тот, кому покорны
Все ветры на водах, и та, котору чтим
Ну, всех ли, милые мои, пересчитали?
Довольно, право, ведь устали!
Послушайте меня, я сказку вам скажу;
Садитесь все вокруг, да чур... уж не жу-жу!
Где буйны, гордые Титаны,
Смутившие Астреи дни?
Стремглав низвержены, попраны
В прах, в прах! Рекла... и где они?
Медведя Лев спросил: "Через твою берлогу
Позволь мне проложить военную дорогу".
- "Нельзя!" - сказал Медведь; и в шубу нос......
Что ж сделал Лев? - Перешагнул.
Разбитая параличом
И одержимая на старости подагрой
И хирагрой,
Всем телом дряхлая, но бодрая умом
Обманывать и льстить -
Вот все на разум правы!
Ах! как не возопить:
"О времена! о нравы!"
Прелестна Лизонька! на этом самом поле,
Под этой липою, ты слово мне дала
Сто поцелуев дать; но только сто, не боле.
Ах, Лиза! видно, ты ввек страстной не была!
Любовь любовию пленилась
И с Душенькой совокупилась,
А эта Душенька от душечки родилась,
И сердце наконец
Индеек не на вкус пришел павлиний рост.
"Какой, - кричат, - урод!" А он в ответ......
Лишь только раздувал свой изумрудный хвост. -
Творенье гения - ответ его индейкам.
Друг! Как ты вошел сюда
не в брачной одежде?
Св. Евангелие
"Что вижу? Истукан мой в прахе! Мщенье,......
Вскричал Деспот, себя равнявший с божеством,......
Накажем смертью дерзновенье!
Кто низложил его? кто этот враг мой?" - Гром.
Была пора, питомец русской славы,
И я вослед Державину певал
Фелицы мощь и стон Варшавы, -
Рекла и бысть - и Польши трон упал.
Друг мой, брат мой, усталый, страдающий брат
Кто б ты ни был, не падай душой.
Пусть неправда и зло полновластно царят
Над омытой слезами землей,
Прелестная Лизета
Лишь только что успела встать
С постели роскоши, дойти до туалета
И дружеский совет начать
Во славу троицы певцов
Журнал для толка, а не вкуса
Имеет быть и впредь в печатне Гиппиуса.
Хвостов. Кутузов. Салтыков.
Таланты все в родстве; источник их один,
Для них повсюду мир; нет ни войны, ни грани,......
От Вислы до Невы чрез гордый Апеннин
Они взаимно шлют приязни братской дани.
Подзобок на груди и, подогнув колена,
Наш Бавий говорит, любуясь сам собой:
"Отныне будет всем поэтам модным смена!
Все классики уже переводимая мной,
Издавна говорят, что будто царедворцы
Для польз отечества худые ратоборцы;
А я в защиту их скажу, что в старину
Придворный именно спас целую страну.
Я не тому молюсь, кого едва дерзает
Назвать душа моя, смущаясь и дивясь,
И перед кем мой ум бессильно замолкает,
В безумной гордости постичь его стремясь;
Я не архангел Гавриил,
Но, воспоен пермесским током,
От Аполлона быть пророком
Сыздетства право получил.
Нет голоса во мне, а все я говорю
И худо и добро; сержусь, благодарю,
Хвалю, браню и ложь и правду разглашаю,
И в тысяче местах вдруг слышен я бываю;
Большой боярский двор Собака стерегла.
Увидя старика, входящего с сумою,
Собака лаять начала.
"Умилосердись надо мною! -
Что слышу, Диц! смычок, тобой одушевленный,
Поет, и говорит, и движет всех сердца!
О сын Гармонии, достоин ты венца
И можешь презирать язык обыкновенный!
Задумчива ли ты, смеешься иль поешь,
О Хлоя милая! ты всем меня прельщаешь:
Часам ты крылья придаешь,
А у любви их похищаешь.
"Умолк Соловушка! Конечно, бедный, болен
Или подружкой недоволен,
А может, и несчастлив в ней!
Мне жалок он!" - сказал печально Воробей.
"Над Черепахою нельзя не прослезиться".
- "Спасибо! что б тебя растрогать так могло?"
- "Легко ль носить свой дом, повсюду с ним
тащиться?"
О дом, воздвигнутый Голицыным для псов!
Вещай, доколь тебя не испровергло время,
Что он всего собачья племя
Был истинный отец, блюститель и покров.
Прелестна Грация, служащая Венере,
Или, по крайней мере,
Субреточка подобной ей,
Прими в знак дружбы ты моей
У сетки сторожа добычу, Птицелов
Давнул Змею, а та в него вонзила жало,
И вмиг его не стало! -
Нередко гибнет злой, другому строя ков.
Содержание
Лапландский князь, жених гренландския княжны,
В день свадьбы, простудясь, горячкой умирает.
Целуйте вы сей лик,
О матери семейств, и вы, отроковицы!
Не страшен боле враг спокойствию столицы:
Суворова стоит на страже ученик.
Любовник в первый день признанием забавляет;
Назавтра - говорят: несносно докучает;
На третий слушают, не поднимая глаз;
В четвертый - с робостью отказ;



TOP-20 лучших стихотворений Ивана Дмитриева:

Башмак, мерка равенства — [Иван Дмитриев]
Летучая рыба — [Иван Дмитриев]
Царь и два Пастуха — [Иван Дмитриев]
Нищий и Собака — [Иван Дмитриев]
Воздушные башни — [Иван Дмитриев]
Человек и Конь — [Иван Дмитриев]
Два Веера — [Иван Дмитриев]
Бык и Корова — [Иван Дмитриев]
Желание и Страх — [Иван Дмитриев]
Полевой цветок — [Иван Дмитриев]
Чужой толк — [Иван Дмитриев]
Рысь и Крот — [Иван Дмитриев]
Любовь и дружество — [Иван Дмитриев]
Часовая стрелка — [Иван Дмитриев]
В роще зеленой, над тихой рекой — [Иван Дмитриев]
Садовая Мышь и кабинетская Крыса — [Иван Дмитриев]
Орел, Кит, Уж и Устрица — [Иван Дмитриев]
Еж и Мышь — [Иван Дмитриев]
Ода П. П. Бекетову — [Иван Дмитриев]
Заря лениво догорает — [Иван Дмитриев]









Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1
1