Чтобы связаться с «Николай Николаевич Зубец», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

V.9. Пристав сказал



ВЛАДИСЛАВ ЗУБЕЦ

ЧАСТЬ V. ПРОШЛИ ЭШЕЛОНЫ


V.9.
Пристав сказал

С
пал, как давно не спалось. И проснулся от стука и лая. Приоткрыл – там красавица Зоя. Принесла давний долг за Метиса.

Пиратика боится – ну, тот и надрывается. Говорить невозможно:

– Да вы заходите!

А Зоя уже держится за то, что называют – «низ живота»:

– Как он башку просунул?

Не сразу разобравшись:

– Смазать йодом?

Куда там! Похромала, и со двора доносится:

– Мужу скажу, застрелит…

Так день мой начинается. Да, с «низа живота», с потухшей печки.

Брал воду из колодца – впервые за эпоху:

– А ту пить совершенно невозможно…

Колодец – это там, где переулок к клубу, а также – к магазину, что во втором «порядке».

А на Ухте громадины! Сразу видать:

– Амурские…

И тут уж без обмана – амурский чистый лед:

– Фигуры-паруса…

Фигурные громадины! Амур под Богородским очищается.

Святые паруса, попутный ветер? Про Богородское поведала Ды-Ю. Я выслушал и принял как катер на приколе, то есть совсем никак, как будто не касается.

Пока Кольчем пустой:

– Куда все подевались?

Я встретил лишь Ондатра на том же самом месте. Все – в Солонцах:

– Они там нижут корюшку…

Кольчем опять скрипучий и безлюдный.

В Кольчеме – тучи с мутными просветами. В Кольчеме холодно, поскольку близко Взморье:

– Загадочный Кольчем…

Не мне его разгадывать? Вынес во дворик шкуру и подушки.

Лежак там у меня. Соорудил маркизу (как ветровой экран) – из двух простынок:

– Маркиза под сушилами…

Так и пробуду здесь – без разговоров и без этнографии.

Но одолел Ондатр! Взял справку «о побоях». Намерен подавать куда-то заявленье.

Меня хочет втянуть, а мне все надоело. Все, кроме ледохода с святыми парусами.

Шаманский двор, крыльцо, моя маркиза:

– Все остальное скрыто баррикадой…

Полет гусей под тучами? И чайки – для них тут тоже Взморье, они – в великом множестве.

Не знаю, право. Только льды пройдут…

– В бинокле тучи низкие и темные…

Но в целом это – вряд ли созерцанье. Во-первых, просто холодно, маркиза не спасает.

И дождик, во-вторых. Берусь за печку. Лишь вытянуло дым, закрылся изнутри, то есть засунул вырванные петли. Замок – для всех, и никого нет дома.

Читать темно. Заснуть – тоже не спится:

– Подкидывай полешки…

Пусть будет как зимой? В удыльское окно между сухих бурьянов глядит Лемож с улыбкой вопросительной.

Под вечер все же выбрался наружу. Дождь перестал, Ухта оцепеневшая. И льдина одинокая застряла на мели. А те громадины – ушли под парусами.

У моего колодца ладью в путь снаряжают. Руководит отец того Метиса. И Зоя (в бигудях) подтаскивает что-то. Еще хромает – цапнул:

– Как нарочно…

Чтоб как-то разрядить, иду к отцу Метиса:

– Что, больно укусил?

Тот добродушно машет:

– А ничего…

Ульчанин добродушный – усы подбриты сверху, нож в чехольчике.

Он у меня на пленке сохранился. Сейчас начнет рассказ про пристава с собакой. С почтеньем к приставу:

– Я молодая был…

Конечно, «молодая», раз пристав фигурирует.

Рассказ о Богородском, только другом, конечно. Но, видимо, тот спуск, где ресторан «Волна». Где дом купца – еще вместо милиции. Там, видимо, и бросилась собака.

«Я молодая был», стерпел на первый раз. А во второй (выхватывает нож):

– Я сделал так!

И пристав сказал:

– Правильно!

Не думаю, что пристав одобряет.

Рассказ-нравоучение:

– Стрела попала в цель…

Ценю и за сюжет, и за манеру? Но – усики подбриты, нож как кривое шило. Нож прятал в рукаве перед ударом.

А я невозмутим – я тоже ведь кольчемец? Спокойно нож беру – он отдает спокойно:

– Не нож, а ерунда…

Жестянка кривоватая. На острой стороне традиционный выем.



И знаете, о чем я часто думаю? Конечно, о Кольчеме –

– Но без ульчей…

Ведь редкое общенье без вот таких эмоций? Клянуть Драконом, редкое:

– Не все тут этнография…

И нет у меня больше к кольчемцам любопытства! А от рассказа – страх какой-то унизительный! К тому же – подкрепленный авторитетом пристава, который сказал:

– Правильно!

Что вовсе добивает.

Еще когда Лемож заглядывал в окно, я знал, что нахватался того, что избегаю:

– Декрет номер один…

А как убережешься? Мысль дикая, но часто посещает.

Стоишь тут у колодца:

– Амбы нависли мрачно…

И зелень по откосу – тоже мрачная. Столбы тумана, палы:

– Такая вот вечерня…

Не вынес – зашагал по переулочку.

Кассирша, продавая мне билет, заметила:

– Наладится погода!

А почему б вы думали? Раз я пришел, наладится. И я расхохотался неожиданно.

Действительно событие:

– Я, так сказать, проследовал?

Зал маленький, скамейки вместо кресел. Рассчитан на кольчемцев – и тех, кто «нижет корюшку», и тех, кто есть в наличии, то есть совсем немногих.

Уселся под проектором, закинул ногу за ногу. И лента про Варшавское восстание –всего лишь за сеанс переключила. Согласен, что падение, но так уж получилось.

Представьте, за сеанс улучшилась погода! Прогулка при луне:

– Сонные вскрики, палы…

Зеркальная луна, зеркальная Ухта? Как будто, в самом деле, не в Кольчеме.

Костер? Кто-то «очистил территорию». Зажег и бросил так:

– У моего амбара…

Мы подошли с Пиратиком. Не наш, но что за разница:

– Хотя наш был бы выше и значительней?



Но дело-то ведь в чем? А дело – в ореолах. На спичке проверяю:

– Ореолы…

Тоска была, конечно, объективной. Примета верная:

– Лицо луны зеркальной…

И тут же замечаю, что от льдины, еще с утра застрявшей на мели, порядочный фрагмент бесшумно отделяется. Плывет, и, представляете:

– К Амуру?

Я бросал деревяшки:

– К Амуру!

Где ни бросишь, эффект однозначный. Это южная ночь – у амбара на сваях –

– Золотая штриховка – где лодки…

Вот Кольчем, что я так растерял? Мы еще погуляли с Пиратиком:

– Ну, теперь ни на шаг!

Передам его сменщику. Ну, а там – может быть, ближе к осени.



Продолжение (Глава V.10.): https://www.beesona.ru/id97/literature/107339/


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 32
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Поэма
Опубликовано: 24.04.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1