Чтобы связаться с «Юрий Олейников», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

КАБАНЫ ПРИХОДЯТ НОЧЬЮ


Георгий Михайлов
КАБАНЫ ПРИХОДЯТ НОЧЬЮ


I

Визг красной ракеты и опять началось! Свист пуль, вой и разрывы мин тут и там посыпают землю вокруг нас. Леденящий ужас, грохот и едкий запах гари и крови смешавшись воедино пронзает твоё тело изнутри и не даёт никак дыхнуть полной грудью.
За доли секунд пулей пролетает перед глазами вся жизнь и лишь одна мысль,
хватит ли патронов и гранат в этот раз, повезёт не повезёт и как помочь ребятам, что лежат с тобою рядом на сырой земле и как выйти живыми из боя.

Двенадцать против сорока – это уже не ново! Это мы проходили уже не раз!
И яркая вспышка адреналина раз за разом напоминает о себе замирая внутри, словно проваливаясь в глухую бездну с крутым подвохом предательски сжимает все внутренности в твоём животе.
В кратких паузах между разрывами мин, перекатываясь телом то вправо, то влево уклоняясь от пуль, отстрачиваешь очередной рожок автомата и тут же автоматом перезаряжаешь, чтобы успеть скосить ещё одного “гашёного” отморозка боевика. А они как саранча бегут и бегут и эта бесконечная затянувшаяся канитель начинает требовать наконец какой-то развязки.
Страхи внезапно улетучиваются и появляется естественная монотонность происходящего. Это состояние наибольшей уверенности и обманчивого спокойствия. Тут уже, как бы не до страхов. Лишь бы не задела случайная пуля или заблудившийся средь кустов и деревьев коварный и смертельный осколок.

А начиналось всё, как всегда с ночной вылазки. Разведовательная группа из двеннадцати человек. Задача обойти северный хребет Панкийского ущелья, выбрать удобную позицию и замаскировавшись выждать с грузинской стороны появление группы наёмников. Затем вычислить их примерный маршрут, по пути следования заминировать близлежащие тропы, при возможности атаковать и уничтожить и спешно возвратиться в расположение своей бригады желательно без потерь, чего не часто бывает.

Шаг за шагом в тишине по знакомому маршруту с автоматом наготове. Старший отряда впереди, за ним радист, а за ним уже все остальные.
Конечный, как всегда прикрывает. Всё, как в известных боевиках, только на яву и по настоящему.
Полная экипировка: защитные маск - костюмы, рюкзаки с амуницией, фляжка с водой, без неё никуда, винтовка с оптикой, автомат, подствольники, гранатомёт, короче оптимальный боезапас разведчика, вес приличный, но привычный. Бывало и хуже…
Полный боекомплект включая пулемет, миномёт, мины, одним словом:
“мама не горюй”! Натаскаешься по полной!
Переговариваемся по началу полушепотом, затем полузнаками, идем практически след в след. Отставать нельзя, дышим ровно в такт ходьбы.
Глаз привыкший к темноте чётко видит и различает любую мало-мальскую деталь вблизи десяти – двадцати метров. Хорошо просматриваются близ стоящие деревья и кустарники и особенно камни. Они своей белизной словно отсвечивают всё с собой рядом стоящее на пути.
Вдали на горизонте через туманно-серую луну едва просматриваются высокие заснеженные горы.
За спиною уже пройденных пара километров. Прохладный осенний ветерок
слегка поддувает в спину предлагая чуть-чуть ускорить шаг.
А рядом с тропинкой меж камней тихонько журчит ручей иногда поблёскивая глазками белых нитей, змейкою проскакивающих сквозь узкие разломы и щели.
Там за поворотом извилистых холмов в низине нас ждёт короткий привал.
Двое в дозоре, остальные разгрузившись распластались меж густых кустарников, чтобы на пятнадцать минут перевести дух и расслабиться.
Мысли о доме, о родных, о скором возращении на родину мелькают в полудреме
в бездну гонимых минут заставляя хоть не на долго убежать от реальности.
И где ты сейчас моя далёкая и не близкая родина….

II

База перераспределения в Моздоке. Тяжесть на душе. Грязь, грусть и серая пустота вдали вперемешку с редкими островками гор на горизонте.
Громозские палатки на двадцать человек с глазеющими наружу окнами, сырость пронизывающая тебя насквозь. Крик и гам новоиспечённых солдат вперемешку с громкими командами незнакомых тебе офицеров…
Рассевшись на металлических “шконках” ждем родимых “покупателей душ”, которые прилично задержавшись, что-то гоношат себе что-то там в “кп-пэшной” каптерке ни грамма не беспокоясь о нашем солдатском “житие – бытие”.

Кругом убийственная тоска, мат, склоки между новобранцами, русские, казахи, калмыки, дагестанцы, осетины, татары и бесконечное ожидание чего-то и лишь одно сверлит в мозгу:” Ну, когда же, когда уже наконец!”
Фамилии, фамилии, имена, отчества, робкие отзывы и протяжное: “На выход!” выводит тебя из себя и так до бесконечности и день и другой и третий!
А тебя всё не видят и не слышат. Ты словно потерялся и этот бесконечный “день сурка” не справедливо затянувшийся не понятно по чьей вине к концу дня уже основательно доводит тебя до слёз и ты почти рыдая снова засыпаешь, стараясь
скорее забыться и пережить весь этот не нормальный “тихий” ужас.

И вот наконец после второго завтрака за три дня это долгожданное:
”Сафронов! Андрей”!
“Я”! – уже со злой радостью кричишь в ответ и скорее летишь бегом на выход!

Залепленный с ног до головы липкой грязью рычащий “Урал” набирает в свой кузов очередную партию “зелёного” пополнения, который, как рой до отказа набит твоими будущими “соратниками по оружию”. И тут уже по веселее на душе и не так муторно и одиноко. Шутки, анекдоты и через минуту другую ты уже в “доску” свой парень! Несколько километров по разбитой дороге и мы же на вертолетной площадке грузимся в транспортный военный вертолёт.

Прибыли на базу. Огороженная не глубоким рвом и колючей проволокой территория охраняемая по периметру патрулём на деревянных вышках, КПП
со шлагбаумом, две грузовые машины “Зил – 131”, две БМП и ещё один вертолет на летной площадке, а посреди территории не большая деревянная казарма сбитая из длинных сосновых досок покрашенных в светло зеленый цвет со скудным внутренним интерьером и тут же рядом импровизированная кухня из брёвен с тентованной брезентовой крышей. Вот здесь я и буду служить!

Кто бы мне когда-нибудь сказал, что я попаду служить на Кавказ, да ещё в развед-роту – никогда б не поверил! В моём понимании разведка – это прежде всего специально обученные люди, со спец – навыками и стажем. Однако всё оказалось не совсем так. Положение дел показывает, что людей для такой работы, да ещё в условиях жесточайшей реальности катастрофически не хватает, так что всё приходится схватывать на лету и привыкать к новым реалиям жизни.

Хотя мне военком по “легенде” пророчил “легкий отдых” в Крыму в войсках морской пехоты, чему я был по правде сказать искренне рад, так как серьёзно занимался на гражданке японским дзю-до.
Но видать военком специально приврал или неудачно пошутил отослав меня по далее несколько иному маршруту. И теперь я здесь, средь холмов и гор, где нет ни пальм, не песков, ни чаек, не моря! Я в самой горячей точке нашей необъятной родины под жутким и страшным названием ”жопа”!

III

А “жопа” моя заключается в следующем…
Наша бригада особого назначения. Она входит в истребительный батальон из нескольких бригад распределенный на нескольких участках заданной территории.

Бригада из пятидесяти человек. Три офицера ком – состава, прапорщик,
четыре водителя, два летчика и повар – самый главный в бригаде человек!
Джимба, тобишь Джимбатыров или Вовочка, но только в те дни, когда он жарит шашлыки, во все остальные “перловочные” дни он просто - Джимба!
Есть ещё и вечный дежурный по КПП – рядовой Лёша Омелюсик по кличке “cолитер”. Вечно замученный и голодный. Смешно смотреть когда он опускает шлагбаум всем телом повисая на нём, чтобы тот опять не поднялся.
Умора короче. Вечно что-то жуёт. Благо Джимба подкидывает ему на КПП что-нибудь оставшееся после обеда. Не знаю, кто и по какой причине взял его на эту точку. С его жалкой и тощей комплекцией лучше бы было служить где-нибудь на родине в своей далёкой Тамбовщине по ближе к мамочке.

Ну и конечно же наш старшина. Не прерикаемый авторитет – Толя Балабанов.
Его уважают и побаиваются все офицеры. Здоровенный парень, атлет, боксёр,
борец, короче на все руки и ноги мастер! С виду конечно картинка “не дай Бог”,
но в душе простой “рубаха парень”! И мухи не обидит, но до боли ненавидит не справедливость и попадись ему только под руку, если что не так!
С ним у меня сразу же сложились тёплые и дружеские отношения. Вкусы совпали. Он тоже , как и я любит “дрынькать” на гитаре и петь Высоцкого, Розенбаума, “Битлов” и “Пёплов” и довольно не плохо. Так, что после отбоя с ним частенько выдавали легендарные мини-концерты.
Родом он с Саратовской области, что в общем-то не так далеко от меня. До Волгоградской области почти то и рукой подать, около пятисот километров.
В общем земляки мы с ним. Тот тоже, как и я рано потерял родителей и воспитывался старшей сестрой. Этим и ещё больше сблизились с ним.
Да и не только этим…
Начало девяностых было чревато повальной бедностью, безденежьем и безработицей. Многие не сумев выкрутиться в водовороте мошеннической Чубайсовско – Ельцинской приватизации по продали своё городское жильё и переехали в близ лежащие сёла и деревни, поближе к земле в надежде, что та
то уж точно прокормит.
Так получилось и у него и у меня. Короче много общего.

Есть у меня и ещё два близких товарища, два законных кореша - Саша и Гоша
Александровы из Перми. Два заядлых шутника – юмориста с нашего отряда.
С ними не соскучишься! Столько количество анекдотов, сколько знают они, быть может знает только сам Юрий Никулин. Любую тему они обычно подкрепляют каким-нибудь задиристым колючим анекдотом, что после катается по полу вся бригада.
Безобидные классные парни – самбисты, похожие на тех, что из мультфильма “двое из ларца – одинаковых лица”! Никогда не унывают, хотя поводов хватает.

Село, с которого они недавно призывались смыло наводнением через два дня после их призыва. Родные едва спаслись от стихии внезапно вышедшей из берегов бешеной реки из-за прорванной в соседнем районе коммуникационной дамбы. Погибло всё имущество и живность. Всё унесло потоком реки и разнесло в радиусе двенадцати километров. Многие остались без крова над головой.
Многих временно приютили у себя жители близлежащих сёл. В общем не лучшее положение, а уповать на новую власть тогда не было никакого смысла. Власть не видело горе людей и не хотело ничего слышать.

Как-то сидя ночью в тёплом дружеском кругу с Толей - старшиной и двумя братцами- акробатцами, беседуя о том о сём затронули больную всем нам житейскую тему. Каждый мечтал построить свой собственный дом, жениться,
завести семью и так далее. И после одной из таких бесед вдруг родилась всеобщая идея сообща сперва отстроить дом кому-то одному из нас, затем другому, а затем следующему. Поклялись после службы это обязательно осуществить, на том и по решили!

IV

Каждые сутки в штаб приходили ориентировки. Где, когда и сколько в очередной раз просочилось террористов сквозь определённые участки данной местности.
Каждые три дня одна из групп бригады отправляется на задание и не всегда возвращается с него в полном составе. Такова закономерность военного времени и тут уж не до шуток. На войне, как на войне! И тут не до сантиментов.

И в этот раз лёгкий ужин с перловкой и поджарочкой от Джимбы и вечный голодный “приветик” на дорожку от рядового Омелюсика и мы растворились
во тьме.

Толя Балабанов – командир группы, радист – Сергей Макаров тихуша “пензяк”, Андрей Сухно и Миша Проторкин известные “ушисты”из Твери, Ваня Кочубей – “коротыш” самбист с Переславля – Залесского – наш снайпер, Саша и Гоша Александровы из Перми, при чем принципиально с ударением на “А” в середине фамилии и никак по другому! Иначе можно нарваться на конфликт!
Ну, не хотят черти чтобы ударение падало на “О” типа уже тогда не городские! Далее…
Четыре москвича из Химок: Белецкий Андрей, Князев Игорь, Коган Сергей и Моргунов Коля, ну и конечно я.
Фамилия моя слишком известная, чтобы я её называл!
Типа, как у Бендера в “12 стульев”!
Перекличку закончил!

Передохнув на первой короткой стоянке и накинув снаряжение двинулись дальше. Впереди десять километров трудного пути по горной и лесистой местности. То убыстряя шаг, то слегка приостанавливаясь и прислушиваясь к затаившейся тишине двигаемся всё дальше и дальше к воротам коварного ущелья, в разлучине которого нас ожидает встреча с отъявленными головорезами и убийцами и не известно кто из этой схватки выйдет живым.
Но с каждым шагом подкрепляешь себя уверенностью, что наша сила сильней, за нами правда, а значит враг не должен пройти и враг должен быть обязательно уничтожен!
Александровы держаться рядом. Саша при каждом удобном случае похлопывает Гошу тихо сзади по плечу, страхуясь, мол двигаюсь следом.
Старшина Толя Балабанов идет первым. Идёт уверенным шагом знаками пальцев правой руки показывая направление и план дальнейших действий отряда.
Вот и еще один пройденный километр. И вдруг резкий шорох веток ближних деревьев.
“Ложись”! – тихо прошипел старшина. Все мигом припали к каменистой земле.
Секунда, другая и чей-то гулкий топот с еле слышным храпом спешно ломая ветви скрылся в тёмной бездне леса.
“Отбой”! – прошептал старшина.
“Чёрт рогатый не иначе”!
“Ишь, как cо страху ломанул”!
“Чуть роги не сломал”!
“Подьем”! – и группа приподнявшись продолжила путь.

По правде сказать нервы нам пощекотал рогатый. Все перетрухнули здорово,
а особенно впереди москвичи. Держатся в бригаде особнячком. Служат в бригаде второй год. Гонору хоть отбавляй. Спорить не переспорить. И всё то у них в Москве лучше и товары и продукты. А девки так ваще!!!
А сами то не с одной бабой так толком и не были.
Одни только разговоры, кто с кем в какой ресторан ходил и кто какой фильм первым в кинотеатре увидел. Короче “интелепупия”! Все такие блатные из себя.
Блин одно только не пойму, почему их таких блатных свои старики в этой своей хваленой Москве от армии не отмазали?!
Идут вон, у самих от испуга руки аж до сих пор трясутся. То же мне каратисты!

Хотя, что это я? Мы же не на гражданке, чтобы душу здесь изливать.
Ещё служить и служить и ещё не известно, кто как себя в очередной боевой ситуации покажет. А пока держимся вместе и это главное. Ладно забыли!

Вспомнилось последнее письмо от старшей сестры Ольги, которая обрадовала сообщением, что я скоро стану дядей, и что у неё с Денисом всё хорошо и они живут теперь в нашем доме. Что прикупили рядом небольшой участок с небольшой постройкой. Так, что и у меня скоро будет свой угол. В общем есть
о чём жить, дай только Бог вернуться с этой “жопы” живым и здоровым.

V

И вот уже первая растяжка обнаруженная командиром. По всему видно не наш подчерк. Слишком уж банально заметно натянута нить на самом видном месте. Мы свои на виду не оставляем, а тщательно маскируем не зависимо от дня или ночи. И с этого момента нужно быть ещё более осторожней и осмотрительней.
А вот и вторая! Да!
Кто-то конкретно надеялся подловить простачков, только нас на “мекине” не проведёшь! Уже зайцы стреляные! Сами кого угодно жизни научим!

Тщательно обводим и ощупываем глазами каждый выступ, каждый камень и каждую щель. А вышине уже прорезается сквозь небесный туман первые штрихи рассвета.
Всё вокруг становится темно-голубым и надо бы поторопиться.
“Прибавить шаг”! – cледует приказ двух вперёд вытянутых пальцев командира.
И тропа потянулась уже вверх по горному склону меж острых выступов и камней виляя меж редких не высоких кустарников и голых деревьев.
Всматриваясь в бинокль пытаемся внимательно разглядеть расщелину горного коридора и его все прилежащие пути и подходы.
“Стоп”! “Есть”!
”Первая цель обнаружена”!
Со склона горы ущелья едва заметно спускалась вниз фигура человека. Без оружия, налегке. Скорее всего разведчик – проводник. Спускается медленно, осторожно, а вот и другой за ним следом.
Значит подошли вовремя. Сразу же радировали на базу и скинули нужные корректировки.
Количество следовавших за проводником к тому времени увеличилось в три раза. И вот их уже десять, двенадцать, пятнадцать, восемнадцать….
Все вооружены до зубов. Пулеметы, автоматы, гранатомёты…
Быстро рассредоточившись по склону стали минировать подходы к засаде.
Мины – лягушки и растяжки – это минимум, что сможет на время остановить противника, а там уже как говориться “дело техники”.

А тем временем число желающих поближе познакомиться с нами увеличилось до тридцати человек и исход пока продолжается.
Выжидаем пока и ведём счёт наёмников.
На сороковом наёмнике счет оборвался.
“Ну, что?”
“По три с гаком на каждого расклад вполне подходящий”!
“Радируй Серёга на базу”!
“Будем мочить – однозначно”!

Толя с радистом занял позицию за большим каменным выступом.
Мы же с близнецами выбрали позицию чуть ниже на противоположной стороне склона в небольшой низине усыпанной мелкими кустарниками.
Остальные рассредоточились и рассеялись далее на метров двадцать позади нас по обоим склонам, дабы заманить террористов в ловушку и долбить их за тем по круговой.
Ждать осталось не долго. Полчаса, а может и меньше.
И как всегда начинается пляска с каруселью адреналина чуть ниже груди переходящая ниже к животу. Мы называем это – подростковый “колотун”, знакомый каждому с детства и означающий преддверие чего-то сверх неожиданного и предстоящего, будь то дворовые разборки или банальная драчка двое на двое или один на один.
А время медленно передвигается по циферблату часов.
Затворы задернуты. Гранаты на готове.
Пот струится по лбу и одна только мысль….
Ну, уж скорее бы!


VI

В предрассветной мгле на склоны серой пеленой стал спускаться заутренний туман и где-то сквозь него уже заметно пробиваются первые тонкие лучики просыпающегося солнца.
Молчание нарушили еле осязаемые голоса приближающихся навстречу из далека идущих людей. Странно….
Они идут ничего не боясь, просто, как на прогулке. Что-то говоря и как бы посмеиваясь над нами. Ни чем не тревожась и ни о чем не переживая…
Просто идут себе и это очень давит на психику. Наркоманы, не иначе!
Ситуация скажу так не для слабонервных. Мне это напомнило мне сразу кадры из фильма про Чапаева. Про ту знаменитую психическую атаку барона Капеля.

А голоса всё ближе и ближе. И вдруг взрыв.
Одна обкуренная голова всё-таки решила почесать о камень свою “отмороженную” ногу!
От взрыва туман по окраинам склона стал быстро рассеиваться. И тут началось!
Пули полетели со всех сторон! Толпа разъяренных террористов кинулась в рассыпную вверх по склонам, на которых залегли мы. Огрызаясь короткими автоматными очередями они двигались стремительно на нас. Остальная часть залегла в низине и поливала по нам очередями снизу.
Последовали ещё два взрыва, а за ними ещё и ещё. Удачно расставленные растяжки нашли свои цели. На миг автоматные очереди стихли. Но не на долго. Как гром с поднебесья зарокотал пулемет откуда-то снизу. Пули, как разрывы мин скрежетали вдоль да около, обдавая горячей землею и мелкой щебенкой сколков от горных камней.

Ребята тоже не скучали и тоже отвечали с автоматов поливая по силуэтам бегущих по склонам наёмников. А бой только набирал обороты и трудно было пока понять чёткое соотношение сил. Туман ещё не уходил и скрывал истинное положение дел. Но все ребята вроде работают справно на местах отбивая боекомплект не особо тратя попусту патроны. Всё как учил командир. Бить только по реальной цели и как можно грамотней подбирать укрытие.

Опять секундное затишье и крик :”Аллах акбар”! - вновь разорвал тишину.
И снова понеслась!
Пули справа. пули слева, бешенный свист с ума свихнувшихся “ос”, готовых смертельно ужалить тебя в любое открытое место!
Меткий снайперский выстрел Вани Кочубея сходу уложил самого крикливого отморозка, что ловко уворачиваясь от пуль гнал за собой всю эту волчью стаю.
Его огромная голова схлопотав пулю словно расклеилась на две половинки выдав в воздух кровавый фонтан.
Но это нисколько не остановило движение. Банда только ещё больше оживилась увидя смерть вожака. Крики стали ещё призывней и ожесточенней.
А два “клиента” Толи, что заходили на него чуть выше его позиции получили пару горячих “пилюль” по ногам, которые их скосили, как траву, но те едва свалившись тут же поднялись, и как ни в чём не бывало и продолжили бег!
“Ни хрена себе”!
“Киборги мать вашу”! – и Толя метанул в них гранату окончательно притромбовав их к земле.
“Экономить патроны! Бить по цели!” – время от времени выкрикивал командир
окучивая ломившихся на нас со всех сторон террористов.
Москвичи молодцы. Дают до последнего подойти поближе, а потом внезапно атакуют огнём. Трое уже украсили своими телами подходы к их позиции.
А Ваня “коротыш” и ещё одному “чечмеку” тыкву отстрелил!
Ну, красавчик Ваня!
Прямо в яблочко, прямо в “лобешник”!
Как его гада аж на метр вверх кидануло то!

“Рус! Шайтан! Резат вас!” – слышится со всех сторон.
“Щас! Возьми сначала!” – и Саша с Гошей им в ответ разом с двух подствольников, как в боулинге кегли, раскидав наёмников по сторонам.
А “тверские” лютуют. Льют по “духам” длинными очередями почти не укрываясь.
Кричу им, чтоб не лезли на рожон. Куда там! Не слышат.
В такой суматохе забываешь об элементарной страховке.
Это уже спонтанная эйфория или спортивный “азарт” на грани фола, если хотите.
Опять пауза. Бандиты залегли. Что-то наверняка задумали.
Главное уловить движение каждого из них, чтобы не выпустить из виду малейшие детали чреватые трагическими последствиями.
А что у них в уме одному лишь Богу известно. Вот уже небольшая группа отделившись от основной двинулась по верхней кромке горы в нашу сторону прикрываясь “зеленкой”.
Пытаются зайти сверху.
С десяток “духов’ мы уже намолотили. Наверх полезло человек шесть.
И два десятка, как минимум ещё копошатся там в низине.
“Все живы”? – окликнул из-за укрытия командир.
И быстро все по одному произвели перекличку.
“Окей”!
“Будьте на чеку! По моему цирком запахло”!
Цирком обычно называют атаку с отвлекающим манёвром.
“Ваня возьми на прицел вон ту группку правее тебя”!
“Понял командир”! – и “коротыш” пополз по накату чуть выше.

Короткое затишье оборвалось резким гулом выстрела гранатомёта с их стороны.
И началась опять “котовасия”!
Выстрелы сыпались, как из рога изобилия. Снаряды рвались то спереди, то сзади. Одним из взрывов ранило двух москвичей. Осколки прошлись им по спинам разорвав в клочья одежду до крови.
В затянувшейся “артподготовке” Ваня “коротыш” cумел снять ещё двух “духов”.
Они кубарем скатились по насыпи. Остальные четверо залегли меж камней.
Под гром разрывов группа террористов, что снизу предприняла атаку и короткими перебежками выпуская короткие очереди устремилась к нашим позициям.

Теперь пришла и наша очередь показывать “цирк”. Отстреливая обойму за обоймой, забрасывая гранатами подползающих ближе бандитов, мы постепенно
уменьшали их количество, а они всё ползли и ползли.

Андрею Сухно из Твери пуля шальная угодила в плечо, а вылетела в районе шеи
разорвав сухожилия и вырвав большой кусок кожи. Кровь фонтаном брызнула во все стороны, обдав рядом лежащего земляка Мишу Проторкина горячей и густой жидкостью. Андрей громко всхлипнув вцепился руками в шею, пытаясь прижать рану, как можно сильнее, чтобы та сильно не сильно кровоточила. Миша бросил автомат и принялся перевязывать шею Андрея, тем самым оголив позицию.

Я бросился к ним, чтобы прикрыть фланг и почти добежав до позиции ребят лоб в лоб столкнулся с огромной фигурой сухопарого бородача с автоматом, который на всем ходу снёс меня всей своей махиной опрокинув на спину.
Над головой блеснул клинок боевого кинжала. Не успел я и моргнуть, как клинок уже едва коснулся холодным лезвием моего горла. В секунду сработала
защита. Резко схватив рукою запястье его руки, напрягшись, что было сил я рванул всем корпусом его тело резко влево и в два счёта оказался уже верхом на нём! Этот приём я знал, как свои два пальца!
Два мощных удара головой ему в лицо и он в “нокауте”!
Тут же вырвав из ножен свой штык-нож я засадил ему под сердце пару раз, оставив на груди две жирные чёрно-красные точки!

А атака тем временем переросла в откровенную “мочиловку”!
Кое кто ещё отстреливался автоматом, а некоторые изстреляв весь свой боекомплект перешел в рукопашную и отрабатывал все свои боевые навыки с помощью борьбы, кулаков, ножа и штыковой лопатки.
Командир умело хитрым приёмом прикрыв себя телом наёмника и апеллируя его автоматом расстреливал бегущих на него бандитов прямо в упор.
А когда патроны закончились резко крутанув шею бандиту отбросил его от себя и выхватив нож бросился на другого террориста, которому шансов так же не оставил.

Москвичи Князев и Белецкий всё ещё постреливали из автоматов.
А Ваня Кочубей раненый разрывом мины в ногу в горячке всё ещё продолжал укладывать одного за другим террористов, пока окончательно не потерял сознание.
Я с Сашей и Гошей Александровыми кинулись на помощь к командиру, когда
тот в рукопашной рубился сразу с двумя нападавшими. Весь в кровяных порезах на рукавах и бортах спец-одежды с ножом и лопаткой тот мастерски атаковал и оборонялся в пылу борьбы не замечая и не чувствуя боли, идя до конца.

А потом помню только ярко - белую вспышку, огонь и что-то чёрное перед глазами и едкая гарь, от которой стало не возможно дышать!

VII

Очнулся в бригадном медсанбате. Врачи в белых халатах, медсестры, наш майор Ивашов из бригады беседует с каким-то прибывшим полковым генералом.
Рядом на кровати Ваня Кочубей - наш cнайпер “коротыш”, Андрей Белецкий – москвич и ещё незнакомых пара человек.
Майор Ивашов улыбаясь подбадривает:”Молодцом Андрюха”!
“Здорово вы нахлобучили духов”!
“А рука ничего…”
“Главное ноги целы”!
“И с одной рукой воевать можно”!
“Только теперь уж на гражданке”!
И с этих слов я внезапно и ощутил, что чего-то как-будто бы не хватает…
И левую руку не могу никак поднять, будто она меня не слушается!
Медленно со страхом в сердце сдвинув правой рукой край одеяла с левого плеча я увидел страшную картину. Не большой фрагмент руки от плеча до основания локтя.
Горячие слёзы неистекаемым градом покатили из глаз.
Больше нет и не будет у меня моей левой руки! Как больно! Мамочка моя!
Я старался по скорее забыться и заснуть, чтобы не думать о всём этом.
Чтобы затем проснуться и понять, что это был всего лишь злой сон. Но мысли не давали мне никак уснуть и я всё думал и представлял, что же мне со всей этой бедой делать дальше.
А я ведь я еще не знал тогда, что рядом лежит Ваня Кочубей, которому после ранения ампутировали ногу, всю ногу и которому предстоит пройти в жизни более серьёзные испытания.
Ну, а самое печальное и страшное для меня было – это известие о гибели моих лучших друзей: Толи Балабанова, Саши и Гоши Александровых, погибших в том же роковом бою. Мужественно и героически положив свои головы на поле брани защищая рубежи нашей Родины от бандитов - головорезов и террористов. Их троих подорвали гранатомётами.
В том бою должен был погибнуть и я, но я выжил. С этим мне теперь и жить.

А оставшихся террористов добила прибывшая группа подкрепления. Командир наш на всякий случай перестраховался и вызвал её по рации, тем самым многим спас жизни.

VIII

Вскоре после реабилитации я вернулся домой в свою Михайловку, что под Волгоградом с погонами сержанта, наградами, но без руки.
Рука зажила и я по правде говоря смирился с участью инвалида.
Обосновался в небольшой постройке на участке, который мне прикупила не так давно моя сестра.
Примерив новый спортивный костюм типа “Адидас” – мадэ ин “China”. я начал новую гражданскую жизнь, но уже в роли заслуженного “дяди”.
За время лежки в армейских лазаретах сестра родила мне племянника Антона, классного карапуза, как две капли воды похожего на меня в детстве.
Так, что жизнь продолжается…

Первые недели я разбирал мусор и очищал территорию на своём приусадебном участке. Принципиально помощи не от кого не ждал. Всё хотелось делать самому, чтобы доказать всем и в первую очередь лично себе, что я вполне ещё пригодный для жизни парень! Работа каждый день спорилась.

Но время от времени внезапно вдруг находила страшная тоска по старым боевым воспоминаниям. Вспоминалась армейская жизнь, друзья, ночные походы и стычки, бессонные ночи и ночные посиделки с разговорами о том, о сём, песни с командиром под гитару, Сашкины с Гошей юморные анекдоты до “упада”…

Вспомнилась и та ночная наша общая клятва после службы помочь друг другу построить жильё….
Как же всё это недавно было. А теперь от этого остались лишь только горькие воспоминания.

Но жизнь продолжается. Нужно дальше жить. Трудиться, строить, обзаводиться семьёй. Это всё ещё действительно и вполне реально.

IX

В один из дней наконец-то освободив и расчистив от мусора приусадебную территорию я приступил к подготовке фундамента под строительство дома.
Всё основательно вымеряв и обозначив все контуры и углы я приступил к рытью первой траншеи.
Работа оказалась весьма сложной. С одной рукой, что не говори, а работать лопатой всё равно не реально. Рука очень устает и ты потихоньку начинаешь понимать, что одному проделать этот фронт работ наврятли получится и в конечном итоге придётся всё-таки звать кого-то на помощь со стороны.

А со следующего дня зарядили дожди и проблема звать кого-то на помощь временно отпала. Стало совсем не до строительства. Дождь лил и лил непрерывно целыми сутками иногда только с временными перерывами.
Я целыми днями лёжа на раскладушке на летней веранде читал книги оставшиеся в чулане от прежних хозяев.
Как-то среди ночи я проснулся от странных звуков несшихся со стороны огорода. Не то храпы, не то стоны, не то визги…
“Может собаки соседские в огороде копошатся”? – подумал тогда я.
А через пару дней снова такая же оказия.
Снова среди ночи какая-то возня, какие-то не понятные звуки.
Я вышел на веранду. Что-то возле огорода и на самом деле копошится.
“А ну пошли отсюда”! – крикнул я запустив в темноту валявшуюся у порога палку. Что-то взвизгнуло в темноте и помчалось прочь.
Утром подойдя к тому месту куда я примерно метнул палку обнаружил множество мелких следов напоминающих следы то ли козы, то ли овцы только немного крупнее.
Видать соседские животные отвязались и бродили по огородам пока их хозяева сладко спали.
Сестра сказала чтобы я не обращал внимания, мол такое частенько случается.
Да я и не принял в серьёз.
Только эта история повторилась и не один раз!
В одну из ночей я решил окончательно разобраться в ситуации.
Проснувшись как-то от привычного шума я взял специально приготовленный для этой цели фонарик и казачью нагайку, которую случайно нашёл в сарае.
Вот думаю, как следует проучу сволочей, будут знать, как добрым людям по ночам спать не давать!
Осторожным шагом направился в сторону огорода и моему взору внезапно превстала такая картина…
Не доходя огорода здесь же на участке, где я недавно установил разметки для рытья траншей стояли не то две свиньи, не то два кабана и на клоня головы к земле, что-то визжа и хрюкая рыли.
Конечно картинка жутковатая. Ночь, луна, кабаны…
И что там рыть? Желудей здесь никаких и быть не должно. Дубов вблизи ни каких не наблюдается!
А после думаю:”Да и хрен с ними, пусть роются, рыть меньше траншею придётся”!
C теми мыслями успокоившись я побрёл досыпать.

Дожди тем временем прекратились, но было ещё сыро и нужды продолжать готовить фундамент особой не было.
Я дочитывал старую чуланную “библиотеку” ожидая прихода более приятных погодных перемен.
А кабаны продолжали наведываться по ночам и тихонечко делать своё дело.

В один из дней я провел по веткам деревьев электрический провод, на конце которого подвесил плафон с лампой. Теперь я мог спокойно при свете наблюдать ночные похождения двух кабанов у себя на “фазенде”.

А совсем скоро я был удивлён ещё одним удивительным событием.
Выйдя, как всегда средь ночи на двор я случайно обнаружил, что в “нашем полку прибыло”! В земле копошились уже не два, а три кабана!
Они задористо похрюкивая продолжали с усердием рыть землю, как маленькие экскаваторы раскидывая землю в разные стороны, как будто что-то конкретное ища в ней. И самое не вероятное было во всём этом то, что кабаны двигались строго по периметру разметок, ни сантиметра не отходя от регламента!

“Ничего себе архитекторы”! – удивлённо подумал я.
Рассказав обо всём этом своей сестре Ольге, муж её Денис тут же предложил спонтанную идею застрелить кабанов и тупо наделать шашлыков на моё день рождение.
Ну, это уж была слишком глупая идея, на которую я ответил резким отказом.
Не поняв моего странного “юмора”, родственнички кисло насупили губы.
Разговаривать было больше не о чём и я ушёл к себе на “фазенду”.

X

Дожди окончательно прекратились и я решил наконец в один из выходных дней приступить к началу работ по монтажу фундамента, договорившись заранее с соседскими мужиками знающими строительное дело.
Встав рано утром и выйдя во двор я чуть не обомлел от чарующей мои очи картины. Весь периметр траектории площади, подготовленный под фундамент будущего дома был тщательно вырыт, словно экскаваторным ковшом.

А самое невероятное – это то, что я обнаружил в конце одной из дальней угловой траншеи!
На дне земляной траншеи лежала обмотанная грязной ветошью не большая круглая металлическая, разрисованная в красно-синие восточные узоры коробка. Сняв с неё тряпку и приоткрыв её я просто обомлел!
Волосы приподнялись дыбом и на лбу выступили крупные капли пота!
Коробка до верха была набита золотыми монетами одного достоинства. Настоящими золотыми червонцами царской чеканки ещё 1905 года!!!
У меня от удивления чуть крыша не поехала!
Откуда?!! Чьё это добро?!!
С замиранием сердца и весь дрожа я быстрым шагом поспешил к себе.
Различные мысли метались в голове выстраивая всевозможные мыслимые и не мыслимые фантазии. В этот день все работы по подготовке фундамента были однозначно свёрнуты в связи с не предвиденными и сверх “чрезвычайными” обстоятельствами.

Долгими ночами мучаясь в своих рассуждениях о всём, что произошло со мной последние дни - недели я внезапно поймал себя на мысли, которая не даёт мне покоя по сегодняшний день.

И меня не так мучает вопрос кем был заложен клад?
Меня беспокоит больше кем он был обнаружен?
И кто так расчетливо и верно проложил все четыре траншеи для фундамента?
И кажется я теперь знаю на эти вопросы ответ.

Кто верит в мистику, я думаю меня сразу поймёт.
Ведь мистика получается, так же духовна и реальна, как и многие другие категории реальностей.
И в этом я убедился на этом простом и поучительном примере.
И хотя мистика в этом конкретном жизненном примере казалось бы реально присутствует я всё таки более склоняюсь к духовной её основополагающей.

Как-то на досуге меня посетили довольно странные, но вполне реальные, как доказывают многие ученые мысли о переселениях наших душ после нашей смерти.
Кто знает, но вполне возможно, что души моих погибших друзей - Толи, Саши и Гоши временно переместившись в сознание и тела животных выполнили свой последний долг и данную некогда ранее клятву по братски помочь другу со строительством дома.
Кто знает? Не буду ничего доказывать и спорить, но факт происшедшего остаётся фактом!

Обидно, что не смог отблагодарить моих ночных друзей за их помощь.
Они исчезли, как будто и никогда не приходили ранее. Вот такой вот парадокс!
Ну и банальный вопрос, а что же я сделал с кладом?
Клад я даже и не думал возвращать государству. К государству той Ельцинско – Чубайковской эпохи этот клад никакого отношения абсолютно не имел!
То государство этого просто не заслуживало!
Это подарок от моих друзей, который помог мне исполнить мою мечту и построить свой дом и реализовать все свои жизненные планы.

Побывав на родине своих погибших товарищей, не мог не отдать им дань своей сердечной признательности. На их могилах теперь стоят достойные гранитные обелиски, на которых золотыми буквами выбиты слова искренней любви и уважения за их ратный и братский подвиг во имя счастья и мира на земле.

Спасибо вам мои дорогие боевые друзья! Вечно буду помнить вашу доброту, любовь и заботу! И мои будущие дети всегда будут помнить вас и говорить о вас всегда с великой гордостью и великим уважением!

Тот, кто верит в истинную дружбу, надеюсь искренне поймёт меня.

2019г.

© Copyright: Юрий Олейников, 2019 Проза.ру
Свидетельство о публикации №219040102020
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн). Запрещается копирование, распространение (в том числе путем копирования на другие сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов без предварительного согласия правообладателя.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 23
Количество комментариев: 0
Метки: Рассказ, история.приключения, триллер,боевик,кино, фильм, сценарий, детектив. расследование, очерк, роман, драма, преступление. интрига, блок
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 21.07.2019




00



Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1