Чтобы связаться с «Анатолий Овчинников», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Анатолий ОвчинниковАнатолий Овчинников
Заходил 20 часов 32 минуты назад

История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.18.

Глава 18. 23 армия РККА в боях на Карельском перешейке в июле-августе 1941 г.

18.1. Соотношение сил.

Битва за Карельский перешеек (июль-сентябрь 1941г.) состояла из следующих основных этапов борьбы: сражение за Сортавалу, прорыва финнов к Ладоге в районе Лахденпохья-Хийтола, сражений за Кексгольм и за Выборг. Со стороны финской армии в боях на данных направлениях участвовала Карельская и Юго-Восточная армии под общим командованием генерала Хейнрикса. Эти армии включали в себя три армейских корпуса по две-три дивизии в каждом - всего девять пехотных дивизий и одна егерская бригада. Полноценные дивизии начала войны у финнов насчитывали по штату 16384 человека, в бригаде – порядка 5 тысяч человек. Итого в наступающих пехотных частях финнам удалось сосредоточить для наступления на Карельском перешейке более 150 тысяч военнослужащих.

Смотрим, что у нас. С севера на юг наступлению финнов на Сортавальском направлении противостояли 71сд 7-й армии (один 367сп) и целиком 168сд той же 7-й армии. Южнее (юго-западнее) дислоцировались 142сд и 115сд 19-го стрелкового корпуса 23-й армии. Основные силы 23 армии были сосредоточены еще южнее в районе Выборга – это три стрелковые дивизии 50-го стрелкового корпуса (43сд, 70сд, 123сд) и 10-й мехкорпус. Правда, 70сд еще до начала финского наступления была выведена в резерв фронта и затем переведена на другой участок. Также к 25 июля под Выборгом был развернут 10-й мехкорпус – две танковые и одна моторизованная дивизии и мотоциклетный полк. Итого в пяти стрелковых дивизиях и одном полку насчитывалось по штату (а численность по мобилизации была доведена до штатной) порядка 77 тысяч человек л/с(в дивизиях по 14384 чел., а в полку 3300). Теперь о 10-м мехкорпусе, в котором численность л/с была также доведена при мобилизации практически до штатной – 32 тыс. чел. Приплюсуем сюда л/с пяти погранотрядов, переданных в распоряжение 23 армии – это порядка 6 тысячи человек, а также три пулеметно-артиллерийских батальона Выборгского и Кексгольмского укрепрайонов – 2100 человек. Таким образом, численность войск мехкорпуса, погранотрядов и укрепрайонов составляет 40 тысяч человек. Итого на всем перешейке в распоряжении командования было 117 тысяч войска.

Но, часть сил 10-го мехкорпуса после первых неудачных и неумелых попыток «переехать» финскую границу были растащены по стрелковым частям. Так, 198мсд воевала в отрыве от своего командования (ее части были переданы в другие дивизии), а 7-й мотоциклетный полк был передан вообще в другую армию. Из танковых дивизий половина матчасти была оставлена на месте, а другая половина отправлена на Лужский оборонительный рубеж вместе с 70сд. Но, почти сразу с началом финского наступления, а именно с 6 августа в распоряжение 23-й армии прибывает 265сд в очень сокращенном составе- всего около 5500 человек [ ]. Такая вот характерная для 41-го года перетасовка частей и соединений. Поэтому получается, что наступление финских Карельской и Юго-Восточной армий пытались сдержать всего 110-115 тысяч бойцов и командиров Красной Армии в составе стрелковых, пограничных и танковых подразделений. Таким образом, соотношение наступающих и обороняющихся войск на Карельском перешейке составило в начале боев 150 тысяч финских войск к 110 тысячам советских, или же 1,4:1,0. Как видим, до классического превосходства в силах наступающих, а это 3:1, было далеко, но что получилось – увидим далее.

Об артиллерии. В каждой финской пехотной дивизии был артполк из 36 полевых орудий калибра 76мм, или в девяти дивизиях – 234 пушки. Кроме того в половине финских дивизий в артполках был дивизион орудий калибром от 152мм (12 орудий). Можно предположить, что подобные дивизионы были в 5 из 9 пехотных дивизий финской армии на Карельском перешейке – это 60 орудий большой мощности. Кроме того, на одну дивизию приходился еще и отдельный артдивизион – это еще 12 орудий, а на 9 дивизий будет 108 орудий. Корпусная артиллерия Карельской армии состояла из 4-х дивизионов большой мощности – это 48 орудий. В каждой пехотной дивизии по штату полагалось иметь 36 минометов калибром от 81 до 120мм. В егерской бригаде было три артдивизиона – это 36 орудий. Итого на Карельском перешейке у финнов было 486 стволов орудий калибром от 76 до 234мм и 234 миномета, или же всего 720 единиц артсистем.

Посмотрим что у нас с артиллерией. На каждую стрелковую дивизию по штату полагалось минометов калибром 82 и 120 мм – 66 единиц, орудий калибром 76 мм и более – 76 единиц. И эти штаты, как правило, были заполнены. Всего в пяти полнокровных стрелковых дивизиях должно было быть 380 орудий и 330 минометов. Нам точно неизвестно артвооружение прибывшей к 6 августа на Карельский перешеек 265сд, но, поскольку она прибыла в половинном составе, то можно предположить наличие в ней и половины штатной артиллерии – 36 орудий и 32 миномета. В принципе, именно таковым и было вооружение 798 артполка, входившего в состав дивизии. В трех пулеметно-артиллерийских батальонах укрепрайонов на вооружении состояло 20 орудий калибром 76 мм и 36 минометов. В 198мсд по штату полагалось иметь 44 орудия и 12 минометов, но, сколько из них участвовали в боях именно на перешейке – неизвестно, так как полки этой дивизии оказывались и на Петрозаводско-Олонецком направлениях. Для простоты картины примем, что на Карельском перешейке в частях этой дивизии артиллерии не было вовсе.

Но в 23 армии была еще и корпусная артиллерия большой мощности: это три артполка корпусного подчинения (19ск и 50ск) и три гаубичных артполка армейского подчинения с орудиями калибром до 203 мм, они же полки РГК (резерва главного командования) и отдельный минометный батальон – 48 стволов. Для точности приведем их номера: 577гап – 48 орудий, 28кап – 36 орудий, 24кап – 36 орудий (с 1 сентября два последних полка убыли под Ленинград), 43 кап – 36 орудий (в начале июля отправлен под Москву), 101гап – 36 орудий, 108 артполк РГК – 36 гаубиц Б-4 (с конца июля переброшен под Нарву и далее на Тихвин) [ ]. Без 108апРГК получается 192 гаубиц и пушек большого калибра корпусной и армейской артиллерии, вдобавок 48 минометов. Всего по количеству артиллерийских системРККА превосходила в начале боев на Карельском перешейке артиллерию финской армии в полтора раза (1060 против 720). И это без учета орудий 12-ти береговых батарей Выборгского оборонительного района, а также артиллерии кораблей Балтфлота, обстреливавших наступающие финские войска, без учета артиллерии кораблей Ладожской военной флотилии с орудиями калибром до 130 мм.

В одном из источников довелось прочитать стенания по поводу глобальной нехватки наших сил в противодействии могучей и всесильной Финляндии и что артиллерии катастрофически не хватало, и что на километр фронта приходилось всего по 4-5 орудий. Что есть совершеннейшая истина при гипотетическом линейном расположении орудий, но тогда надо было сказать, что у финнов этих стволов на километр болот, лесов и озер было вообще по 3 штуки. Тогда надо былосказать, что боевые действия в лесисто-озерном районе сосредотачиваются исключительно на нескольких направлениях, привязанных к шоссейным и железным дорогам и тогда плотность артогня составляет уже десятки стволов на километр.

Теперь о бронетехнике на Карельском перешейке. Финский танковый батальон почти в полном составе был отправлен на Петрозаводско-Олонецкое направление. В различных источниках, в том числе в ЖБД, встречаются упоминания о финских танках (советской постройки) и на Карельском перешейке, но в количествах, не превышающих 10-15 штук – это одна рота. Мы уже писали о примерно десятке захваченных у СССР в Зимнюю войну плавающих танкеток ПТ-37/38, использовавшихся в финской армии для вспомогательных целей. Также присутствуют и трофейные советские бронеавтомобили в единичных количествах. Таким образом, весь бронепарк Карельской армии Финляндии можно оценить в 20-30 единиц легкой бронетехники с противопульным бронированием.

Теперь о танковых подразделениях РККА. Мы уже встречались с загадкой марша 10-го мехкорпуса из-под Гатчины (южный берег Финского залива) через Ленинград под Выборг (северный берег того же залива). За время трехдневного марша (порядка 160-180 км) вышли из строя по техническим причинам десятки танков и бронеавтомобилей (не считая еще большей аварийности в обычном автопарке), в месте постоянной дислокации было оставлено по неисправности еще 40-45 танков. Сколько удалось отремонтировать и вернуть в строй к началу боев – неизвестно. В самом начале войны с Финляндией – с 26 июня и по 4 июля – 10-й мехкорпус участвовал в первых боях частью своих сил (один танковый батальон и два мотострелковых полка 198мсд). После отправки по приказу Генштаба основной части корпуса обратно под Гатчину (опять же своим ходом и с затратой драгоценного моторесурса и без того изношенной техники) в распоряжении 23 армии был оставлено 150 танков, о количестве оставленных бронеавтомобилей автору неизвестно.

В каждой из пяти стрелковых дивизий РККА на Карельском перешейке по штату должно было быть по 16 танкеток П-37/38 и 12 бронеавтомобилей. Фактически в разведбатах дивизий танкеток было от 8 до 12 в каждом, количество бронеавтомобилей - штатное. Итого 50 легких танков и 80 бронеавтомобилей. Танки были и в танковом полку 198мсд (146тп), но они участия в боях на перешейке не принимали. Сведений о наличии бронетехники в прибывшей позднее 265сд нет. По самым скромным оценкам количество танков в распоряжении командарма-7 Пшенникова было более 200, бронеавтомобилей не менее 80, а всего 280 бронеединиц. Соотношение с аналогичным финским показателем (30 машин) дает пропорцию 9:1. Какую выгоду удалось извлечь советскому командованию из данного тотального преимущества увидим в дальнейшем.

Теперь о Военно-Воздушных силах.

Документально количественный состав финской авиации в битве на Карельском перешейке – а самолеты люфтваффе сюда не залетали – определить не представляется возможным. Попробуем сделать это хотя в первом приближении, опираясь на приводимое в [ ] количество финских самолетов, базировавшихся на аэродромах, расположенных в зоне досягаемости зоны боев. Для истребителей, которые по всем законам воздушной войны должны располагаться как можно ближе к целям примем эту дистанцию в 100-150 км (это уже многовато, но, с запасом...), а для бомбардировщиков в 250-350 км. Это предел для самолетов той поры с учетом необходимого подлетного времени и пребывания самолетов над полем боя и над целью. Основными аэродромами бомбардировочной авиации ВВС Финляндии – а это, напомним, 22-23 самолета «Бленхейм» английского производства и пара наших СБ – являлись по данным [ ] Синкакангас и Луонетъярви. Первый располагался в 300 км от Кексгольма, второй в 260 км, то есть бомбардировщики с обеих аэродромов вполне могли действовать над Карельским перешейком. Там же [ ] представлена дислокация истребительных эскадрилий и авиагрупп ВВС Финляндии на начало войны: всего учтено от 154 до 161 истребителя разных типов на 15 аэродромах. Отметим малое количество авиатехники, базировавшейся на конкретных аэродромах: в среднем по 10! С учетом технических характеристик самолетов (практическая дальность) под наше определение – не более 150 км от аэродрома – подходят 9 площадок, на которых размещался 81 истребитель и несколько разведчиков. С учетом бомбардировщиков финские ВВС могли выставить в воздушной войне над Карельским перешейком порядка 100 боевых самолетов. В источнике [ ] указано, что в финском наступлении на Сортавалу участвовало до 100-120 самолетов, из них 75-85 истребителей. Наши косвенные расчеты совпали, только авторы забыли упомянуть, что приводимое ими количество финских самолетов летали не только под Сортавалу, но и над всей зоной боев на перешейке, а это район размером 130х160 км.

ВВС 23 армии РККА. Сразу и заведомо «в пользу финнов» мы небудем рассматривать участие авиации Балтфлота в операциях по воздушной поддержке армии, даже если таковые и были. Примем также для упрощения задачи, что 9 истребительных полков ПВО Ленинграда также ни в коей мере не мешали финским ВВС наносить удары по советским войскам в 30 км от города. Допустим. На 25 июня 1941 года авиацию 23 армии составляли две авиадивизии: 5сад из двух авиаполков и 41 бомбардировочная из 4 полков (один из них на южной стороне Финского залива). В этих полках изначально числилось 217 самолетов, в том числе 81 бомбардировщик СБ. Но после первых налетов на объекты в Финляндии с 25 по 30 июня 41авиадивизия переводится под Псков, а в 5сад остаются два авиаполка – 153иап и 7иап. В середине июля 7-й полк переводят в ПВО Ленинграда и 153иап остается на некоторое время единственной летной частью РККА на всем перешейке. С 21 июля в состав 5сад вводят вновь сформированный полк штурмовой авиации на самолетах И-153 «Чайка» всего в количестве 16 самолетов [ ]. Таким образом, к началу решающего наступления финской армии на перешейке (31 июля) ВВС 23 армии состояли всего из двух полков, в которых насчитывалось около 80 самолетов (не забываем, исправных при этом было процентов 80 и это в лучшем случае). Против 100 у финнов. Соотношения 1,25:1,0 в пользу противника.

Подытожим соотношение сил сторон: по людям 1,4:1,0 в пользу финнов, по авиации 1,25:1,0 в пользу финнов, по артиллерии 1,5:1,0 в пользу РККА и по бронетехнике 9:1 в пользу РККА.

О чем говорят эти цифры? По личному составу полуторакратное превосходство в людях для наступающей стороны весьма далеко от классического трехкратного. Тем более при таковой же пропорции, но обратной, по артиллерии, что давало (теоретически) значительное преимущество обороняющейся стороне. По бронетехнике сравнивать совсем нечего, вот только воспользоваться своим подавляющим техническим превосходством советское командование не смогло. Небольшой перевес у противника по ВВС также не должен был сильно настораживать, так как все те же финские 100 самолетов одновременно с действиями над Карельским перешейком должны были «обслуживать» Петрозаводское, Олонецкое и Ребольские напрвления, где у советской авиации в 7-й армии была какая-никакая, но своя авиация (77 самолетов на начало войны[ ]).

18.2. Стратегическое расположение 23 армии на Карельском перешейке

Трагедия 23 армии РККА описана, в частности, в работе «Потерянная армия» [ ]. Заголовок этой книги как нельзя лучше подходит под произошедшее с хорошо оснащенной и многочисленной армией, прикрывавшей Ленинград с финского направления. Армией, имевшей около 100 тысяч человек личного состава, сотни танков и самолетов, тысячу орудий, но так и не сумевшей предотвратить выход финской армии к старой советско-финской границе 1939 года. Армия не смогла даже защитить саму себя от разгрома. Этот факт практически никак не отражен ни в 6-томной «Истории Великой Отечественной войны», ни в 12-томной «Истории второй Мировой войны». Там, кроме общих фраз о тотальном превосходстве в силах коварных финско-немецких фашистов и о героическом сопротивлении советских войск под руководством Коммунистической партии, сумевших остановить подлого врага у стен колыбели революции – ничего толком более не написано. Но один только позорный факт пленения порядка 65 тысяч советских воинов (правда, за все время боевых действий в Карелии) против всего лишь 2,5 тысяч плененных нами финнов должен говорить о многом.

Советская военная историография не отягощала себя изысканиями причин поражений 41-42 годов, а уж кровавые события в Карельских лесах и приполярной тундре начального периода войны и вовсе оказались обделены вниманием. Подумаешь, 65 тысяч пленных (как оказалось, убитых было еще вдвое больше), когда по всем фронтам счет на «без вести пропавших» к концу 41-го года шел уже на миллионы! Прогремели победные салюты, разлетелись по градам и весям похоронки (далеко не на всех), по поездам и вокзалам разоренной войной страны поползли, побираясь, безногие калеки, неприбранные останки убитых солдат кое-как собрали в общие ямы – а в учебники по истории войны ничего этого не вошло. Лишь коварство подлых врагов и доблесть защитников Родины. По просторам современной России носятся «Мерсы» и «БМВ» со стикерами «На Берлин!» и «Можем повторить», за рулем которых сидят сытые 40-летние «юноши», не имеющие понятия, какова была на самом деле эта война, и какую страшную цену пришлось заплатить за Победу. Вот о том, чего на самом деле ни в коем случае не надо «повторять» мы и попытаемся поведать в главах о судьбе 23-й армии РККА.

23-я общевойсковая армия РККА – командующий генерал-лейтенант Пшенников П.С.,его краткую биографию мы докладывали в главе... На конец июня 1941 года армия имела в своем составе на фронте от северо-западной оконечности Ладожского озера до Финского залива следующие соединения и части: 19 стрелковый корпус – 142сд и 115сд с двумя корпусными артполками; 50 стрелковый корпус – 43сд, 70сд и 123сд с одним корпусным артполком; 10 механизированный корпус – 21тд и 24тд, 198мсд, 7 мотоциклетный полк; два укрепрайона – 27-й Кексгольмский и 28-й Выборгский; 164 запасной сп, два саперно-инженерных полка, полк связи, отдельный минометный батальон, два отдельных зенитных дивизиона (этого оказалось слишком мало); два армейских артиллерийских полка большой мощности – 573пап и 101гап; пять погранотрядов НКВД; два артиллерийских полка Резерва Главного Командования (РГК) - 108гап и 519гап с орудиями калибром до 203мм.

Вся эта мощь сторожила границу с Финляндией протяженностью до 250 км. Да, на каждую стрелковую дивизию приходилось от 30 до 50 км по фронту, и о подобнойразряженности обороны не перестают твердить все советские и постсоветские историки, так как по нормативам и уставам дивизия в обороне должна «держать» полосу фронта до 10 -12 км. Но! Это в полевых условиях. Здесь же, среди рек и озер, в лесах и болотах Карелии, повторимся еще раз, угрожающие направления были раз и навсегда определены имеющимися сетками дорог и лесных просек. Все это легко перекрывалось относительно небольшими силами и оборонительными сооружениями. Присматривать за остальными участками – это была задача пограничников и разведотрядов дивизий и полков.

18.3. Намерения и планы сторон.

Предвоенные планы Ленинградского военного округа относительно войны с вероятным противником на Карельском и Онежско-Ладожском перешейках доподлинно неизвестны. Но многое может подсказать дислокация различных воинских соединений и частей РККА накануне грозных событий.

1. Петрозаводское и Олонецкое (восточный берег Ладоги) направления. 7-я армия вынужденно выставила свою правофланговую 54сд гораздо севернее, вплоть до участка ответственности 14-й армии. Дивизия частью своих сил прикрывала направление на Реболы-Ругозеро и далее к Кировской ж.д. Центральная 71сд прикрывала Петрозаводское направление, а левофланговая 168сд – Сортавальское (Сортавала – порт на севером побережье Ладоги). Все три дивизии 7 армии должны были действовать на огромном фронте в 500 км, но здесь, правда, 71сд и 168сд «всего лишь» на участке в 150 км. Разряженность в обороне, слабая авиационная поддержка, отсутствие танковых частей и корпусной артиллерии большой мощности сказались, безусловно, на результатах борьбы соединений 7 армии с действительно превосходящими силами противника.

2. На Карельском перешейке в зоне ответственности 23 армии был сосредоточен гораздо более мощный воинский контингент: 5 стрелковых дивизий, одна моторизованная, две танковые дивизии, две авиационные, 5 полков корпусной и фронтовой артиллерии, не считая двух укрепрайонов, а также частей Балтийского флота. Но и здесь войска располагались не равномерно. Основная мощь 23 армии была сконцентрирована в районе Выборга, закрывая кратчайшее направление от границы на Ленинград. Оборонительные рубежи спешно воздвигались западнее Выборга в виде системы Выборгского укрепрайона, так и отдельных позиций двух стрелковых дивизий. В тылу этого района на старой границе оставались частично демонтированные укрепления прежней линии обороны. А между этими двумя линиями советских дотов, дзотов, минных полей, рвов и колючей проволоки была еще и бывшая пресловутая «линия Маннергейма», обращенная, разумеется, бойницами дотов в сторону СССР, частично разрушенная, но, тем не менее, и она могла бы послужить в случае непредвиденных обстоятельств в оборонительных целях.

18.4. Начало финского наступления

Но изначально все пошло не так как это планировалось в советских штабах. Коварные финны почему-то не полезли в лоб на все эти рубежи и полосы, а, сосредоточив троекратно превосходящие силы на севере Ладоги, ударили 10 июля (как и обещали немцам) одновременно на восток на Петрозаводск и – что оказалось полной неожиданностью для советского командования – на юго-восток вдоль восточного побережья Ладожского озера. Причем рассекающий удар вдоль восточного берега Ладоги оказался главным, а движение на восток- на Суорярви и на Петрозаводск – обеспечивающим фланги наступающей группировки. «Спустившись» вдоль Ладоги (это если смотреть по карте) до реки Тулокса, финские войска, преодолевая сопротивление немногочисленных и разрозненных сил 7-й армии, форсировали Тулоксу и следующим броском вышли к реке Свирь. Уже с этого рубежа они ударили на восток вдоль реки в сторону Онежского озера, а затем отсюда на север на Петрозаводск – см. гл.17.

На Тулоксе финны оказались к 31 июля. В тот же день началось решающее наступление финской Юго-Восточной армии на Карельском перешейке. Опять же, вопреки ожиданиям советского командования (которое к тому времени вывело из подчинения 23-й армии 10-й мехкорпус, одну авиадивизию, стрелковую дивизию, два корпусных артполка – все это ушло под Ленинград на южное направление) финны нанесли свой основной удар не на Выборгский укрепрайон, а в «мягкий загривок» (перефразируя Черчилля) перешейка – на севере узкого участка от границы до Ладоги – на Сортавалу (вернее, в обход ее с востока) Лахденпохья, Хийтола (пункты южнее Сортавалы). А вот в наступление непосредственно на Выборгский укрепрайон правофланговый IV корпус финской армии перешел только 20 августа, когда II финский корпус уже вышел с востока в тыл всего Выборгского района обороны.

Все это время – с 1 по 20 августа – три стрелковые дивизии РККА ждали своей участи в районе Выборга, не оказывая поддержки своим терпящим бедствие соседям справа из 168сд, 115сд, 143сд, 265сд и 198мсд. Такая вот стратегия. Непонятно для каких целей на участке от Сортавала до Кексгольма (порт на западном берегу Ладоги в его средней части) шириной всего в 35-40 км стояли две наших дивизии (115сд и 143сд), имея в тылу воды Ладожского озера (почти моря). Это чтобы в случае чего некуда было отступать? Как в древние времена, когда полководец выставлял свои войска, имея за спиной реку, чтобы подданным некуда было бежать, и чтобы они дрались веселее? Иной логики в таком рискованном расположении наших войск не видно. Не видно, если только они сами не собирались наступать. Ведь по ту сторону границы у финнов географическая ситуация была зеркальной: у них в тылу за своеобразным перешейком примерно такового же размера, что и в тылу 19ск была система широких озер (шириной до 20 км). Им тоже в случае чего бежать было бы некуда.

Кстати, если 23 армия собиралась наступать, тогда становится понятным и обоснованным появление в ее рядах аккурат к началу войны целого мехкорпуса с 400 боеготовыми танками и двумя артполками большой мощности с гаубицами калибром 203мм (Б-4), которые во время Великой Отечественной войны были отмечены впоследствии во всех именно наступательных операциях Красной Армии, и которые частично пришлось опять-таки при отступлении «подарить» финнам (нечем и некому было их вытаскивать из окружений).

Основной вывод из вышеизложенного таков: советское командование не ожидало какой-либо заметной активности на участке 7-й армии – на Олонецком и Петрозаводском направлениях. Расстановка и размещение войск и сил 23-й армии говорят о концентрации основного внимания командования ЛВО, а затем и Ленинградского фронта только к возможному прорыву (главному удару) финской армии на Ленинградском направлении через Выборгский укрепрайон. Возможности (и способности) финской армии к нанесению обводящих ударов всерьез не рассматривались, равно как и угрожающее расположение войск 19ск между границей и Ладожским озером.

Маннергейм в своих мемуарах утверждал, что финская общественность (а кто это? – авт.) ждала, в первую очередь, от него действий именно на Карельском перешейке и именно по кратчайшему пути до Ленинграда, но он и генштаб решили действовать более тонко: нанести свои удары в обход основных укреплений РККА с разнесением их по времени – сначала вдоль восточного берега Ладоги, а затем на линии Сортавала-Кексгольм [ ]. В «дебюте» Маннергейм и его начальник генштаба генерал Хейнрикс вчистую переиграли наших генералов. Их коварная и хитроумная «домашняя заготовка» сработала на удивление эффективно: всего за месяц финны разгромили (иного определения здесь не подобрать) наши войска на Карельском перешейке и вышли на старую границу в 25-30 км т Ленинграда. Но мы забегаем вперед. Далее сначала и подробно.





Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 8
Количество комментариев: 0
Метки: Соотношение сил, 23 армия, армия "Карелия", танки, ВВС
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Эссе
Опубликовано: 23.03.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1