Чтобы связаться с «Judit», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Лучшие стихи и проза современных писателей
Произведения современной поэзии и прозы
Бизона - cтихи, проза, плейкасты, конкурсы
JuditJudit
Заходила 4 часа 41 минуту назад

УКРАИНА : ИСТОРИИ С ВОЙНЫ. Ирина Глворуха


­" Всем без исключения хочется забыть о войне и вернуться к прежней жизни. Некоторые действительно забывают. Публикуют фото с морей и оживлённых улиц Амстердама. Снимки романтических выходных в Праге. Пока вы там нас защищаете, горите в танках, выкашливаете пневмонию и не снимаете сутками бронежилеты, мы вот какие молодцы! Едим гуляш и фоткаемся у Старомястской ратуши.
У меня вместо Пражских курантов на связи Луганская область.
- В тот вечер семья спустилась в подвал, а я решила принять душ. Только смыла пену – удар. Ощущение, что кто-то гигантской кувалдой долдонит стены. Неожиданно открывается дверь, муж хватает за шкирку и в подвал. Едва успела натянуть махровый халат. Вокруг тьма людей, холодно, а на мне даже трусов нет. (Лисичанск)
- Мой брат пропал без вести ещё 30 мая. Их "скорую помощь" обстреляли на трассе Лисичанск-Бахмут. Двух убитых и одного тяжелораненного нашли, брат и доктор исчезли. Наверное, взяли в плен. На днях его жена родила девочку, а он об этом не знает…
- В наше село приехала семейная пара из Лисичанска. С собой пять собак, два кота и книги Жадана. Овчарка старая: слепая и глухая. Остальные – дворовые. Машина развалюха, метр и плюется, а они всё равно ехали, собак везли.
- В одну из ночей Андрейка проснулся в подвале со слезами и рассказал, что в вентиляции сидит чёрный кот. Еле успокоила. Сейчас просится домой. В свою комнату, к своим игрушкам, а я не знаю, как ему сказать, что нашего дома больше нет. Всё время повторяет: «Давай поедем обратно и освободим Рубежное. Мы же спасатели!»
- Летом подруга вернулась в Кременную. Только во двор, а сосед недовольно:
- Ты зачем приехала?
Сам стоит с пилой. Собирается пилить её сад на дрова.
Вышла пройтись к лесу и не могла понять, что за странный запах. Вскоре унюхала, что трупный. Всюду тела наших ребят и сволочей кадыровцев. Лежат, разлагаются. Пока прошла 300 метров, насчитала 7 покойников.
- Моя старенькая мама эвакуировалась из Рубежного и ночевала в Старобельске. Там привлекла внимание пожилая женщина в халате. Разговорились. Выяснилось, что бедняжка жила с двумя сыновьями. Сперва старший отправился в магазин, торгующий солнечными батареями, чтобы зарядить телефон, и туда прилетела ракета. Семеро - насмерть, остальных посекло. Он оказался среди убитых. Через два дня вышла за водой, а в это время обстреляли их пятиэтажку. Вспыхнул пожар, в котором сгорел младший.
- Осколком прошило мужчину, выгуливавшего собаку. Это случилось на моих глазах в центре Северодонецка. Тот шёл осторожно, как по минному полю, собака трусила рядом, приклеившись к бедру, а потом - раз и всё! Собачник лежит на спине в неудобной позе, пёс колотит покойника по груди, будто делает искусственное дыхание. Колотит и воет.
- После бомбардировки муж с лучшим другом Володей вышли из подвала покурить. Неожиданно - взрыв. Когда пыль немного осела, побежала к выходу, а там окровавленный супруг и Вовка, разорванный на части. Сергей орет: «Быстро в машину», - но, чтобы дойти к авто, нужно переступить через оторванные руки-ноги. Переступали все: я со своей малышнёй, Вовкина жена с детьми и моя мама, не оклемавшаяся после инфаркта. С перепугу загрузились в машину, Серёжа ведёт вслепую (кровь заливает лицо) и кричит, что есть силы: «Не стреляйте! Я свой! Я свой». С трудом добрались в больницу. Там его осмотрели, но глаз не спасли. Вынули. (Северодонецк)
- У нас выгорела квартира. Остались одни батареи. Бабушка пробралась внутрь в надежде найти уцелевшие вещи. Куда там. Бойлер и холодильник сложились пополам. В детской вместо стула – металлический остов. От кроватей – одни каркасы. Вытащила из посудомойки лишь несколько вилок и сделала фото. Ощущение, что к гнойной ране приставили раскалённый нож. Ничего, заживёт. Справимся. Уже три потерянных дома. Квартира в Луганске, Севере, домик в Кременной.
- Мы бежали за родителями, и нас сбило с ног ударной волной. Попасную как раз обстреливали грады. Очнувшись, осознали, что куда-то ползём на четвереньках. Потом второй удар. Опять прострация, невозможность встать. Только ползком. Так и заползли в дом. Полчаса не разговаривали. Рот не открывался.
После всего услышанного осталось только прикрепить романтическую фотку на Карловом мосту. Думаю, здесь ей самое место.


Мне нравится:
2
Поделиться
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 35
Рейтинг произведения: 4
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Мемуары
Свидетельство о публикации: №1230106135633
© Copyright: Judit, 06.01.2023г.


00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1
1