Чтобы связаться с «Юрий Гирченко», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Юрий ГирченкоЮрий Гирченко
Заходил 5 часов 0 минут назад

Оранжевый борт


­­Ю. Гирченко

Оранжевый ′′борт′′

Рассказ написан на основе реальных событий.
Все имена и фамилии вымышлены

Тревога!!!
-- Командир! Что, опять?
-- Да, Петрович! Давай скорей наряд в ′′вертушку′′!
-- Понял! - перекрикивая рёв работающего двигателя, стоящего недалеко Ми-8 ответил прапорщик, после чего добавил вполголоса: - Как уже достали эти ′′оранжевые′′...
Шесть солдат, одетых в бронежилеты и каски, быстро заскочили в вертолёт. Последними в него влезли прапорщик и старший лейтенант, после чего Ми-8 поднялся в воздух.
-- Что на этот раз, командир? - спросил прапорщик у старшего наряда.
-- ′′Оранжевый′′ приземлился в районе села Манашид. Летим туда! - ответил старший лейтенант.
-- Понял! Может на этот раз повезёт?!
-- Что, Петрович, не терпится?
-- Надоело за ними гоняться! - ответил прапорщик, и в сердцах махнул рукой...

Закавказье 1990-й год. Регион тяжёлый. Армяне и азербайджанцы устроили настоящую междоусобную резню в Нагорном Карабахе. Азербайджанцев депортируют с территории Армении, а армян с территории Азербайджана. Происходит захват заложников, убийства мирных жителей, подрывы мостов и горных дорог, не частые, но все же нападения на отделы милиции, военкоматы с целью захвата оружия. Нет, не подумайте неправильно, занимается этим, не всё население Армении и Азербайджана, а пока только боевики. Одними группами боевиков кто-то руководит, организовывает их действия. Другие же, действуют спонтанно. Во многих городах происходят массовые митинги, забастовки, беспорядки. Страдают и гибнут мирные люди... В Ханларском районе Азербайджана стали летать выкрашенные в оранжевый цвет вертолёты без номеров и опознавательных знаков. Летают с нарушением всяких инструкций, и не отвечают на запросы диспетчерских служб. Прилетают они из-за гор. Обстреливают с воздуха азербайджанские сёла. Иногда совершают посадки на окраинах сёл, и бородатые боевики, выскочив из вертолётов, обстреливают и поджигают дома.
Подразделения Советской Армии и внутренних войск неоднократно пытались застать врасплох этих боевиков, но пока эти оранжевые вертолёты успевали вовремя скрыться...

-- Старлей, мы на месте! Будем садиться?! - прокричал из кабины пилот.
-- Будем! А зачем спрашивать?!
-- Нет ′′оранжевого′′! Уже улетел! Там только милиция!
-- Садись!
-- Опять ушли гады! - с сожалением сказал прапорщик.
-- Ладно, увидим! - ответил ему старший лейтенант.

Ми-8 плавно приземлился рядом со стоящими на мокрой и скользкой земле возле милицейского УАЗа тремя милиционерами. Старший лейтенант и прапорщик спрыгнули с вертолёта, и подошли к ним. Поздоровавшись, старший лейтенант спросил:
-- Что было? Рассказывайте.
-- Один из местных жителей видел, как тут рядом приземлился оранжевый вертолёт. Потом из него вылезло человек пятнадцать вооружённых людей. А вертолёт улетел за гору.
-- Ясно. В какую сторону отправились боевики?
-- В сторону села, - ответил один из местных азербайджанцев-милиционеров.
-- Ну, что, Петрович, двигаемся в село? - спросил старший лейтенант, посмотрев на прапорщика.
-- Двигаем, командир! - ответил прапорщик, плотнее натягивая на голову краповый берет.

Они опять залезли в вертолёт, и тот полетел в направлении села... Подлетев поближе к селу Манашид, пилот предупредил:
- В селе горит несколько домов! И знаешь, что, старлей, по нам уже стрелять начали! Расстояние пока безопасное, но если ближе - будем брюхом пули ловить! И всё-таки, кажется мне, одну уже поймали!
- Я понял, капитан! Садись!
Вертолёт пошёл на посадку. После приземления, старший лейтенант со своими бойцами выпрыгнул из Ми-8, и, разбившись на две группы, наряд стал приближаться к селу.
Прапорщик и сержант Левченко стали незаметно обходить село справа, а старший лейтенант с остальными бойцами, под пулями, медленно, от камня - к камню и по-пластунски, периодически отвечая короткими очередями на выстрелы боевиков, стали продвигаться прямо в сторону села.
Продолжалось это минут десять. А когда, благодаря слаженным действиям бойцов из группы старшего лейтенанта, двое боевиков были убиты и несколько ранены, - бандиты потеряли уверенность в своих силах, и стали отходить из села. Вот именно там, на выходе их уже встретили автоматным огнём из-за укрытия прапорщик с сержантом.
Оставшиеся в живых боевики в спешке покинули село, скрывшись в горах.

-- Как дела, Петрович?
-- Нормально командир! Штук шесть гавнюков все ж ушли в горы, - ответил прапорщик, и, посмотрев на солдата, которому двое его товарищей бинтом перевязывали левую руку, добавил: - А у тебя как?
-- Стрельцов ранен в предплечье. Ранен легко. Нормально. Петрович, посмотри на ′′басурманов′′, может, кто жив? Всех, кто жив в ′′вертушку′′!
-- Понял! А с трупами что делать?
-- Ими пусть милиция занимается. Вон едут уже, - сказал старший лейтенант, кивнув головой в сторону приближающегося милицейского УАЗика.
-- Ясно, - ответил прапорщик и, повернувшись к бойцам, сказал: Левченко, за мной!
Прапорщик с сержантом Левченко ушли осматривать лежащих на земле боевиков, а старший лейтенант с солдатами отправились к вертолёту.
-- Как дела, старлей?
-- Один легко ранен, капитан, - ответил старший лейтенант.
-- Понял, - сказал пилот, после чего связался по радиостанции с базой, передав информацию.
-- У тебя как, капитан?
-- Норма. Ну, что взлетаем?
-- Подожди, вон наши ещё идут, - ответил старший лейтенант.
-- И с собой тащат кого-то, - добавил рядовой Антонович.
Приближавшиеся к вертолёту прапорщик с сержантом действительно кого-то вели с собой. Сержант шёл последним и стволом автомата подталкивал в спину бородатого джигита.
-- Ну, что Петрович, нашёл одного?
-- Как видишь, командир! Живой, здоровый и, даже не ранен. Он, засранец, чтобы его не нашли, под одного своего убитого подлез и спрятался. Но от Левченко хрен спрячешься. Молодец сержант!
-- Служу Советскому Союзу! - бодро ответил сержант.
-- Так, ладно. Давай ′′басурмана′′ на борт! И руки ему свяжи! - приказал старший лейтенант.
-- Есть! - ответил сержант, и стал стволом автомата подталкивать боевика в дверь вертолёта.
После того, как все влезли в вертолёт, сержант при помощи бойцов связал задержанному руки. Ми-8 взлетел в воздух, и направился к месту дислокации части.
- Ну что, б..., говори - чьих будешь?! - прапорщик задал конкретный вопрос бородатому ′′пассажиру′′, одновременно пнув кулаком в бок.
Боевик наклонил голову, но ответа не последовало.
-- Смотри, командир, он ещё и брыкается! - смотря на старшего лейтенанта, с ухмылкой сказал прапорщик.
- Не молчи, - хуже будет! - пристально посмотрев в глаза боевику, сказал старший лейтенант.
-- Гиждаллах, - сквозь зубы процедил ′′пассажир′′.
После произнесённого слова у прапорщика округлились глаза, и он удивлённо сказал:
-- Командир, так ведь он по-азербайджански ругается!
-- Как?!
-- А вот так. Он послал тебя по-азербайджански! Не по-армянски, командир, а по-азербайджански!
Старший лейтенант схватил джигита за воротник куртки, и прокричал:
-- Ты кто по национальности?!
Ответа не последовало.
-- Да, не хрен возиться с ним, командир! Открываем люк и сбрасываем его, к едрене фене!!! - громко прокричал прапорщик и, повернувшись к сержанту, добавил: - Левченко открывай дверь!
-- Есть, товарищ прапорщик! - ответил сержант, и повернулся к двери.
-- Нет!!! Всё скажу! Всё скажу! - визгливо прокричал джигит.
-- Всё ты следователю расскажешь! А нам ответь, - с тобой все азербайджанцы были? - спросил старший лейтенант.
-- Да, все.
-- Ну, я совсем балдею! - присвистнул прапорщик.
-- Объясни, почему ты, азербайджанец, у своих же азербайджанцев дома поджигаешь? - недоуменно спросил старший лейтенант.
-- Они не азербайджанцы, - ответил джигит.
-- Как так?
-- Они не азербайджанцы! - повторил боевик, и добавил: - Они еразы!
-- Что значит еразы? - не понял старший лейтенант.
-- Они ереванские азербайджанцы. Они из Армении приехали, а должны были оставаться на месте и там с армянами воевать!
-- Значит, по-твоему, еразы не имеют права здесь жить? - уточнил прапорщик.
-- Они предатели!
После этих слов, на какое-то время в разговоре наступила пауза. Паузу нарушил голос старшего лейтенанта:
-- Ладно, всё! Пусть им занимаются те, кому положено.

И опять наступила тишина. Слышен был только гул вертолётных двигателей... Бойцы думали о том, что вот и закончен ещё один день этого ′′дурдома′′. А завтра...
А завтра будет новый день.

Сентябрь 2002 год


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 9
Количество комментариев: 0
Метки: армия, служба, присяга, жизнь, война, Карабах, Кавказ
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 24.04.2021




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1
1