Чтобы связаться с «Настя Фомина», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Лучшие стихи и проза современных писателей
Произведения современной поэзии и прозы
Бизона - cтихи, проза, плейкасты, конкурсы
Настя ФоминаНастя Фомина
Заходила 6 часов 35 минут назад

Возвращение душ. Глава 6

­­Глава 6. Роды
— Не дёргайся! — Тадиэль решительно схватил Сандала за локоть, когда тот в очередной раз попытался прорваться в операционную. — Армисаэль знает своё дело. Если бы что-то шло не так, он бы уже позвал.
— Но прошёл уже час, Тадиэль! — Серафим сходил с ума, слушая под дверью крики Наты. — Почему так долго?!
— А ты думал, что всё быстро будет? — ангел усмехнулся. — Это только после церемонии всё по расписанию, а когда малыш один, он не очень торопится.
— Не волнуйся, скоро закончится, — Офаниэль вздохнул, скучающе посмотрев на циферблат больших круглых часов, висевших в холле на стене. — Главное, что твоя девочка и ваш ребёнок теперь в порядке. Родит — беременной не останется.
— Что же всё-таки случилось, вы можете мне объяснить? — пытаясь отвлечься, спросил Сандал. — Ты сказал, что это не змея, Офаниэль. Что Нату укусил Нигар, и что она должна быть мертва…
— Нигар появляется на Земле только с одной целью — забрать чью-то душу, — тут же помрачнев, прошипел Змеиный ангел. — У него это почти получилось, но мы помешали.
— Странно, что душа Натаниэль осталась на месте, — задумчиво кивнул Тадиэль. — Офаниэль прав: яд Адского Жнеца убивает сразу, но Нате удалось продержаться почти полчаса. Пока она была жива — душа оставалась в теле. Потом Сандал удерживал её, а ты нейтрализовал яд.
— Не знаю, как вас благодарить, — Серафима до сих пор всего трясло. — Если бы не вы — я потерял бы и Нату, и ребёнка.
— Если тебе и надо кого-то благодарить, правитель, так это Офаниэля, — ангел Жертвы лукаво прищурился. — Ведь насколько я понял, он не только избавил Нату от яда, но и перевёл её из Бесправных в статус настоящих Падших. Так что теперь твой ребёнок не будет Меченым. Он родится вполне законно.
— То есть? — Сандал даже опешил, — Ты хочешь сказать, что Офаниэль провёл обряд Посвящения?!.. Это правда?..
— Так было больше шансов её спасти, — буркнул Змеиный ангел, хмуро кивнув. — Обычно я не провожу подобного обряда без подготовки, но мои змейки не стали бы спасать бесправную самку. Моя магия действует только на Истинных Падших, правитель. Мне пришлось заставить Аспида подчиниться, а он этого не любит.
— Как мне тебя отблагодарить, Офаниэль? — глаза Сандала вспыхнули признательностью, — Ты спас не только Нату и сына, но и меня! Скажи, чего ты хочешь?
— Я хочу принять участие в подготовке и Церемонии с твоей самкой, Сандал, — невозмутимо протянул ангел. — И я хочу быть первым, кто к ней прикоснётся.
Сандал застыл. Лицо его побледнело, а в глазах вспыхнула неосознанная ярость. Однако это не испугало Офаниэля. Он продолжал невозмутимо и холодно смотреть на правителя.
— Держи своё слово, Серафим, — заметив его настроение, тихо шепнул Тадиэль. — Офаниэль просит законную награду.
— И он её получит, — проглотив ярость, Сандал всё же совладал с эмоциями и заставил себя кивнуть. — Я не люблю быть в долгу.
— Спасибо, правитель, — Змеиный ангел спокойно наклонил голову и перевёл немигающий взгляд на Тадиэля. Тот так же согласно кивнул.
— Я приглашу тебя на подготовку, — заверил ангел Жертвы, соглашаясь с Серафимом.
Офаниэль ещё раз наклонил голову, затем развернулся и бесшумно исчез в тёмном проёме коридора больницы.
— Ты вытащил Нату из лап смерти, Тадиэль, — помолчав, обратился Сандал к Падшему. — И тоже заслуживаешь награды… Можешь попросить меня, о чём хочешь.
— Сейчас мне не о чем просить тебя, правитель. Может, в другой раз?
— Хорошо, — тот кивнул, вновь прислушиваясь к звукам, доносившимся из операционной. — И всё-таки долго, — пробормотал он, но тут двери операционной распахнулись и появился Ирон.
— Заходите, — улыбнулся он, кивнув Падшим.
Первым внутрь влетел Сандал и тут же увидел Натаниэль, державшую на руках маленький, укутанный в простынку комочек. Она полулежала на металлическом столе. Лицо у неё было бледным, измученным, но счастливым.
— У нас сын, Сандал! — улыбнулась она, глядя, как тот, спотыкаясь, приближается к ней. — Армисаэль разрешил подержать его немного.
— Пять минут, Сандал, пока я переоденусь, — строго предупредил доктор, беря из шкафа чистую одежду. — Ребёнка нужно помыть, а Нате необходим покой! Придёшь завтра в палату и принесёшь вещи ей и малышу. И ещё ему нужна хорошая кормилица — это твоя забота, Тадиэль.
— Спасибо, док, — вместо ответа поблагодарил Тадиэль, заглядывая через плечо Сандалу, который уже взял сына на руки и теперь восхищённо его рассматривал. — Ух, какой серьёзный, — хмыкнул ангел, глядя, как малыш, надув губки, щурится от яркого света ламп. — И какой красавчик.
— У него нет никаких меток на лице, Сандал, — взволнованно сообщила Натаниэль.
— Конечно, нет, — тот улыбнулся. — Он ведь Истинный Падший! — и заметив недоумение в глазах возлюбленной, поцеловал её и прошептал: — Я потом всё объясню. Сейчас важно только одно: вы оба в порядке!..
* * *
— Как Ната, Армисаэль? — Сандал вновь появился на пороге больницы, едва взошло солнце. — Она долго ещё будет оставаться у тебя?
— Всё будет зависеть от её состояния, — доктор был предельно серьёзен. — Пока я не вижу особых проблем, Сандал, но последствия воздействия яда могут оказаться неожиданными. Натаниэль лучше остаться здесь на пару недель, пока я не буду уверен, что с ней всё хорошо. Сына ты можешь забрать уже сегодня.
— Он не пострадал?
— Нет. Остановка сердца у матери была кратковременной и никак не повлияла на плод. Мальчик здоров. Хороший уход и питание быстро сгладят все негативные последствия. Пока Тадиэль найдёт кормилицу, попроси Беллора, чтобы тот забрал у Эвии сцеженное молоко. Твоему сыну сейчас много не надо, так что её молока вполне хватит на двоих… Кстати, как мальчика назовёшь, уже решил?
— Мне нравится имя — Арий.
— Звучит неплохо, — доктор задумчиво кивнул. — Ты вещи для него принёс?
— Нет. Сейчас поеду в город, и всё куплю, а вечером приду за ребёнком. Ты уже определил его характеристики?
Армисаэль ответил не сразу. Несколько секунд он о чём-то размышлял, затем вздохнул и покачал головой.
— Мне не удалось выявить чётких характеристик, Сандал, — наконец, сказал он. — То ли твой сын относится к Младшим Ангелам, то ли его основная характеристика мне не знакома. Я советую тебе посмотреть самому как Серафиму. Или попросить Тадиэля разобраться с этим. В любом случае, свою работу я выполнил, а остальное не моя забота.
— Ладно, спасибо и на этом, — Сандал кивнул в ответ и направился в палату к Нате.
* * *
Солнце жарило вовсю. В разогретых оврагах оглушительно перекликались цикады, а в небе над деревней медленно собирались тяжёлые грозовые тучи.
Лайла сидела у окна во флигеле и не отрываясь смотрела на то, как горизонт окрашивается в чёрно-фиолетовые цвета. Под её окнами дежурили Падшие. И хотя она прекрасно понимала, почему её ни на миг не оставляют одну — это раздражало. Особенно бесил Беллор, который, оставив Аурику на других ангелов клана, постоянно торчал во дворе, бросая в сторону Лайлы настороженные хмурые взгляды. Было ясно, что Беллора прислали специально, потому что никто не мог сравниться с ним в скорости. И реши Лайла повторить свою преступную попытку улететь, он вернул бы её в два счёта.
Сейчас Беллор прогуливался под окном, и она чувствовала исходящую от него волну неприязни. Это задевало. Особенно на фоне того, что остальные ангелы вели себя вполне дружелюбно и не уставали выражать ей своё восхищение.
— Беллор! — окликнула Лайла, перехватив очередной взгляд, брошенный на неё.
— Что? — отозвался тот, нехотя повернувшись.
— Что ты здесь торчишь всё время? Я не собираюсь улетать, так что зайди перекуси что-нибудь. У меня есть тортик, хочешь?
Беллор даже не ответил. Просто отвернулся и уселся на скамейку, в тени деревьев, всем своим видом выражая равнодушное презрение.
Лайла закатила глаза и, фыркнув от досады, едва сдержалась, чтобы не швырнуть в него чем-нибудь. От этой мысли её отвлёк шум мотора. Ворота распахнулись, и во двор въехал джип Тадиэля.
— О, нет! — Лайла побледнела, наблюдая, как из него выходит сам ангел Жертвы в компании с Армисаэлем. — Чёрт! — пискнула она, отскочив от окна и в ужасе обхватив себя руками. — Я не хочу!.. Нет!.. Убирайтесь! — она бросилась к дверям, но тут же налетела на Беллора, который уже появился в комнате.
Блондин молниеносно схватил её за руки и прижал к стене, не давая возможности вырваться и пустить в ход свои когти.
Лайла завизжала, в панике пытаясь высвободиться из его железной хватки, но тут же скорчилась от боли. В животе что-то зашевелилось, и ей показалось, что кто-то изнутри режет её ножом. Боль была такой сильной, что Лайла перестала вырываться, едва не потеряв сознание.
— Тихо, успокойся, милая, — услышала она голос Армисаэля, который тоже оказался рядом. — Всё будет хорошо, не бойся.
Лайла почувствовала, как её подхватили на руки и понесли. Ощутив себя полностью беззащитной и сломленной, она разрыдалась…
* * *
В больнице было непривычно оживлённо и шумно с самого утра. Устав гадать, что происходит, Натаниэль накинула халат и потихоньку выбралась из палаты. В первый момент ей показалось, что в коридоре собрался целый консилиум профессоров в белых халатах, которые нервно расхаживали туда-сюда, возле операционной. Но приглядевшись, Ната увидела знакомые лица, многие из которых она уже встречала на недавнем празднике Перерождения.
— Ната, ты чего здесь? — она и не заметила, как с другой стороны коридора к ней приблизился Беллор. — Вернись в палату, не нужно здесь стоять.
— Что происходит? — тихо спросила Натаниэль, покорно следуя жесту и возвращаясь в комнату. — Это из-за Лайлы, да? Роды начались?
Ответом ей стал оглушительный визг, донёсшийся со стороны коридора. Плотно притворив за собой дверь, Беллор подождал, пока Натаниэль уляжется в кровать. Затем сел рядом на стул.
— Да, у Лайлы срок подошёл, — наконец, отозвался он, безразлично кивнув.
— А ты что здесь делаешь? — в свою очередь поинтересовалась Ната, почувствовав себя неуютно под пронизывающим задумчивым взглядом его фиалковых глаз. — Ты вроде не участвовал во всём этом?
Ангел не ответил. Вместо этого спросил сам:
— Как ты себя чувствуешь? Что-нибудь болит?
— Нет, ужасно домой хочется, — она улыбнулась. — Здесь с ума можно сойти.
— Почему ты не попросишь Сандала принести тебе телевизор или книги?
— Не хочу его дёргать лишний раз. Сандал и так носится туда-сюда, разрываясь между мной и сыном. Похоже, ему даже поесть некогда — исхудал совсем… А как там Аурика? Ты справляешься?
— У меня много опыта, — Беллор снисходительно хмыкнул. — Аурика мне не в тягость.
— Теперь ты счастлив?
— Наверное, — Падший задумчиво кивнул. — Я всегда мечтал о дочери.
— Знаешь, я вообще-то тоже всегда хотела иметь дочку, — неожиданно для себя самой призналась Ната. — Никогда не представляла себя матерью мальчика.
— Тогда почему ты просто не ушла со мной, если наши желания совпадали? Зачем сопротивлялась самой себе, Ната?
Та оцепенела, почувствовав, как её щёки покрывает предательский румянец. Под пристальным завораживающим взглядом Беллора ей стало трудно дышать.
— Ты краснеешь, как человек, — понаблюдав за ней несколько секунд, с лёгким раздражением заметил Беллор. — Но однажды это пройдёт. Тогда мы вернёмся к нашему разговору, Ната, — закончил он, и, поднявшись, молча покинул палату.
После его ухода Натаниэль чувствовала себя кроликом, побывавшем под взглядом удава. Она не могла объяснить, почему Беллор всегда оказывал на неё такое воздействие. Рядом с ним она неизменно ощущала себя слабой и совершенно безвольной. Словно у неё разом исчезали все силы, и хотелось только одного: поскорее спрятаться от парализующего взгляда его прекрасных фиалковых глаз. Наверное, Касиэра была права: Беллор, и правда, отличался от других Падших. Недаром же демоница так настороженно отнеслась к его появлению вместе с ними тогда, на острове. Однако, потом она была вовсе не против его компании, но сейчас Ната вдруг подумала, что Касиэра нарочно отвлекла внимание Беллора на себя. Возможно, она знала что-то, чего не знали о нём другие ангелы. Но, может, у Наты просто разыгралось воображение?..
Ход её мыслей прервала неожиданно распахнувшаяся дверь. Ната увидела огромный телевизор, вплывающий в палату посредством чьих-то рук, которые его тащили. Только через пару секунд она осознала, что руки принадлежат вернувшемуся Беллору. Он деловито установил телевизор на столе, молча подключил его и протянул Нате пульт. Потом полез в карман и, достав из него пакет с разноцветными драже, положил рядом на тумбочку.
— Это витамины, — коротко пояснил он. — Вкусные, как конфетки. Только не переборщи, — и, бросив пару драже себе в рот, развернулся и исчез в дверях.
Ната вздохнула и включила телевизор. На сердце стало тепло, а губ коснулась улыбка. Беллор, проявляющий заботу, выглядел слишком непривычно и чересчур по-домашнему. Может, и правда, она немного перегнула со своими фантазиями?..
* * *
Была уже ночь, и, задремав под тихое бормотание телевизора, Натаниэль буквально подскочила от неожиданного торжествующего вопля десятков голосов. В коридоре слышались возбуждённые голоса мужчин, которые откровенно чему-то радовались, наперебой поздравляя друг друга. Но прежде, чем Ната в очередной раз вскочила с кровати, дверь распахнулась, и в палату вошёл Армисаэль. Вид у него был усталый, взъерошенный, помятый, но, несомненно, довольный.
Включив свет, доктор сразу же подошёл к Натаниэль и, внимательно осмотрев её, нащупал пульс.
— Я в порядке, — поспешила заверить она, на что Армисаэль удовлетворённо кивнул. — Как там Лайла?
— Всё замечательно, — доктор не удержался от улыбки. — Она родила шесть здоровеньких девчонок и семь мальчиков, представляешь?!.. Подобного даже я не припомню. Папаши — в полном экстазе, уже разбирают малышей домой. Лайла держалась очень стойко, она — молодец!
— Она в порядке?
— Конечно. Полежит здесь недельку, а потом тоже отправится домой. Падшие всех общин сейчас вовсю колдуют над её новым особняком, чтобы девочке было куда вернуться. Потом устроим ещё один праздник и отметим рождение ангелочков. Сандал уже отдал распоряжение начать строительство школы у нас в посёлке. Конечно, половина детей разъедется по другим общинам, но оставшиеся — отныне будут учиться здесь, а не таскаться за сотню километров в город! Твой сын тоже сможет здесь учиться, Ната.
— Как здорово! — та улыбнулась, не в силах остаться безразличной к всеобщей радости. — Я так счастлива за Лайлу и за всех вас, Армисаэль!
— Надеюсь, и ты нас не подведёшь, — взглянув на неё сверху вниз, неожиданно серьёзно заметил доктор. — Теперь ты — часть клана, Ната — это большая ответственность. На вас с Лайлой вся надежда.
— Я понимаю, Армисаэль, — тихо отозвалась она, чуть заметно кивнув. — Скажи, а я когда теперь смогу…
— Через пару месяцев, Ната, — поняв её, пояснил доктор. — С условием, конечно, что будет всё в порядке. Никто не хочет причинить тебе вреда, поверь. Когда придёт время, Тадиэль сам даст тебе об этом знать и поможет всё подготовить.
— А кто… родился у тебя? — переборов нахлынувшее на неё волнение, спросила Натаниэль.
— У меня — дочка! — доктор расплылся в счастливой улыбке, а его глаза вспыхнули от настоящего восторга. — Первая дочка за всё время! Не представляешь, как я счастлив, Ната!
— Я тебя поздравляю! — глядя на искреннюю радость ангела, Натаниэль с трудом сдержала слёзы. — Лайла и правда молодец!
Армисаэль кивнул и, вручив ей градусник, покинул палату.
* * *
— Тебе не обязательно ехать в город, ты можешь учиться заочно, — Тадиэль хмуро смотрел на Лайлу, которая продолжала невозмутимо паковать чемодан. — Скажи просто, что тебе для этого нужно и мы всё тебе купим.
— Я хочу учиться, как они! — жёстко заметила Лайла, кивнув на яркий цветной буклет с фотографиями улыбающихся студентов.
— Но ты — не они! — Тадиэль подошёл и взял её за плечи. — Пожалуйста, Лайла, не уезжай!
Та вывернулась из его рук и, оттолкнув, продолжила своё занятие.
— С меня Афаэла хватило с его поучениями! — огрызнулась она, едва Падший опять раскрыл рот. — Он никогда не спрашивал, чего я хочу. Папочка считал, что моё дело — помалкивать и рожать детей. На второе я согласна, но первым сыта по горло! Я решила, что стану учителем — это моё право! Свой долг я исполнила. Родила шесть девчонок, семь мальчиков! Могу я, наконец, заняться тем, что мне интересно? Тем более что тебе сейчас будет не до меня!
— О чём ты? — Тадиэль помрачнел.
— О твоей ненаглядной Нате, дорогой! — зло фыркнула Лайла. — Думаешь, я не вижу, как ты вокруг неё бегаешь? Тоже захотелось светленькую дочку, как Беллору?
— Готовить самок к Церемонии — моя обязанность, Лайла.
— Шикарная обязанность! — она усмехнулась.
— Ты меня ревнуешь? — взгляд Тадиэля стал удивлённым и чуть насмешливым. — Ты серьёзно?
— И не надейся! — прошипела Лайла, вновь уворачиваясь от его объятий. — И вообще, оставь меня в покое. Ты мне не папочка.
— Хорошо, что ты мне об этом напомнила, — Тадиэль ухмыльнулся и, схватив её за руки, прижал к стене. — Чёрт с тобой! — процедил он, в ответ на её яростный взгляд. — Можешь ехать в свой дурацкий колледж… Но только завтра! — добавил ангел, швыряя её на постель и покрывая поцелуями…
* * *
— Я могу и сама погулять с Арием, — Натаниэль с некоторой досадой смотрела на то, как Сандал ловко одевает малыша для прогулки. — Кстати, Тадиэль велел передать, что вечером привезёт другую кормилицу. До сих пор не могу понять, что произошло с Амандой. Она казалась такой здоровой и жизнерадостной. И вдруг… — она помрачнела.
— Армисаэль сказал, что у неё тромб оторвался или что-то в этом роде, — тёмный Серафим безразлично кивнул. — Люди часто умирают, Ната.
— А что теперь будет с её малышом? Может, отдать его родственникам?
— Тадиэль с этим разберётся, — неохотно кивнул Сандал, укладывая сына в коляску и целуя возлюбленную. — Не скучай, — напоследок бросил он, направляясь к дверям.
Натаниэль вздохнула и, отвернувшись, направилась к каминной полке, где рядами стояли древние фолианты. С тех пор, как родился Арий, Сандал почти всё время проводил с ним, оставляя возлюбленную в компании книг. Впрочем, Ната не слишком возражала. Книги, написанные во времена правления Адороса, содержали в себе много интересной информации. К примеру, история клана Падших — с самого его основания. Сандал тоже нередко обращался к древним рунам, чтобы научиться тому, чему не хотел учить его Афаэл. Иногда он даже брал книгу с собой, когда отправлялся на прогулку с малышом.
Единственным фолиантом, который Правитель никогда не выносил из дома и попросил Нату не трогать — была Великая Книга Адороса. Именно в неё Ната однажды заглянула, находясь в гостях у близнецов. Эта книга стояла отдельно, и сейчас слабо мерцала, переливаясь в отблесках пламени камина.
— Сандал! — окликнула она прежде, чем ангел успел переступить порог. — Подожди!
— Что случилось? — почувствовав в голосе возлюбленной какое-то напряжение, он застыл и обернулся.
— Великая Книга… — Ната указала пальцем на полку. — Она как-то странно мерцает.
Оставив коляску в холле, Сандал тут же вернулся в гостиную. Быстро подойдя к каминной полке, Падший схватил с неё книгу и пролистал страницы. Несколько секунд он изучал содержимое одной из них, и при этом его лицо всё больше мрачнело.
— Что там? — не выдержала Ната. — Что-то случилось, Сандал?
— Нет, — коротко отрезал Серафим и захлопнул книгу. — Мне нужно поговорить с Тадиэлем. Погуляй с Арием немного, ладно? Я скоро вернусь, — и, больше не говоря ни слова, исчез в дверях.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фэнтези
Свидетельство о публикации: №1230110135795
© Copyright: Настя Фомина, 10.01.2023г.


00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1
1