Чтобы связаться с «СВЕТЛАНА САЗОНОВА-ЛАНЬ», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
СВЕТЛАНА САЗОНОВА-ЛАНЬ
Заходила 1 день назад

Джесси.


          I.
Цветок, засохший у страниц в плену,
напомнил мне историю одну...

Во времена Елизаветы,
в туманном Лондоне, один
учёный жил... Сей господин
(чудак, должно быть, по приметам)
немолод был, и звался Богус.
Вертя библиотечный глобус,
он знай себе уж четверть века
писал трактат про человека.
Всю жизнь решил отдать ему!
(уж лучше бы писал о рыбках!) -
С десяток книг о человеческих ошибках
in folio, не нужных никому,
пылятся... И никто их не читал.
Но Богус не утратил свой запал...
Рожденье человека - вот первопричина!
И мальчик с девочкой, и женщина с мужчиной -
ошибки всех и каждого подробно описал,
измерил с точностью и даже доказал!
В итоге получалось у него:
основа всякой жизни - зло!..
            II.
Учёный, не без гордости, считал
(предвижу ироничные улыбк ),
что сам премудро в жизни избежал
одной, во всяком случае, ошибки -
любовных чар! Он так и не женился.
А в скромном домике своём ютился
со старой экономкой Кэт,
спасавшей старика от всех хозяйских бед...
Так, день за днём, и дальше он бы рад
писать свой неоконченный трактат
(людским ошибкам несть числа!),
но жизнь ему сюрприз преподнесла...
              III.
Сестра у Богуса была,
и по всему - не столь мудра,
коль замуж вышла, родила...
Но, к сожаленью, умерла.
За ней - супруг покинул бренный свет
(в трактат сия ошибка включена!),
Сироткой славная девчушка шести лет
осталась, горюшка хлебнувшая сполна...
И приютил её из жалости старик.
Но среди пыльных рукописных книг
смотрел на девочку, вне всякого сомненья,
как на объект для изученья...
                IV.
С неделю Джесси плакала... молчала...
А после первые слова ему сказала:
"Мне мамочка явилась в небесах,
вся белая, с цветами в волосах,
оставила их тут вот, на постели...
Куда вы, дядюшка, цветочки дели?.."

В трактат вписалась новая строка.
От детской простоты оторопев слегка,
он в поясненьях всё же счёл уместным
назвать ошибку девочки прелестной...
                  V.
Совсем немного времени прошло.
Старик по-прежнему макал перо в чернила.
Вот только... что за колдовская сила
дотронулась до струн души его,
когда дитя, переступив порог
библиотечный, хмурым ранним утром,
со всей своею прямотою мудрой
затеяло меж ними диалог:

- Ты, дядюшка, совсем старик,
весь поседел от этих книг!
Да и красив едва ли... Но
тебя люблю я всё равно!
А потому - ты должен тоже
любить меня! Ведь так положено!..
- За что ж любить тебя, дитя?
- За то, что маленькая я!..

...В раздумьях день прошёл и вечер.
Давно уже погасли свечи.
Сидел над рукописью Богус.
Нахмурившись, крутил свой глобус.:

"Так неужели вправду мы 
всех маленьких любить доожны?
Ведь взрослые за них в ответе!..
Не столь наивны эти дети...
Что ж, это...хм...меняет дело...
Главу придётся переделать..."
                      VI.
А далее... В свой день рожденья,
зайдя в хранилище науки и ученья,
увидел Богус на окне горшок цветочный,
в лучах пылавший алым цветом сочным.
От красоты гвоздик и удивленья
старик застыл, как истукан, в смятенье...

Играло солнце радостно с цветами,
смеялся стол ореховый и глобус;
и книги пыльные, стоявшие рядами,
повеселели... Улыбнулся Богус.
Тихонько Джесси подошла к нему
и, показав на неба синеву,
а после - на горшок с чудесными цветами,
произнесла: "Там - небо, здесь - земля под небесами..."
И ткнула пальцем в фолианты невпопад,
добавив: "Ну, а это - ад..."
                         VII.
Не странно ль?! - Вот уж сколько дней
(как только стало потеплей),
в прогулках с девочкой по паркам городским
пренебрегал учёный детищем своим.
Нет, не забыл, но что-то вдруг заклинило! -
Не находили подтверждения у Плиния
и у других столпов мудрейших
прогулок тех открытия новейшие...
Но ничего нет удивительного в том!
Годами он не покидал свой дом!
Каким чужим трактат вдруг показался!
Мир внешний, за порогом, не вязался
с его системой мирового зла,
всё чаще сбой давать система начала...
И Богус с грустью размышлял по вечерам,
что нет в ней места птицам и цветам.
К тому же, девочка заботой опекала,
и добротой своею зло опровергала.
                             VIII.
Тут подоспело памятное лето...
О, сколько раз друг друга удивили,
когда вдвоём они в полях бродили
и собирали травы, и цветов букеты!...
Известно: чтоб растенья сохранить,
их в книге толстой нужно схоронить!

Подходит здесь история к концу...
А что трактат? Понятно и глупцу -
его судьба решилась тем же летом.
Вздохнув, старик сказал: "Возьми вот эту!.."
И отдал Джесси гениальный первый том.
Навечно травки обрели свой дом.
Хотя история-то вовсе не об этом...

Р.S. В конце добавлю комментарий:
Стал за три лета весь трактат - гербарий!


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 8
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Опубликовано: 13.03.2021




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1