Чтобы связаться с «Леонид Куликовский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Лучшие стихи и проза современных писателей
Произведения современной поэзии и прозы
Бизона - cтихи, проза, плейкасты, конкурсы
Леонид КуликовскийЛеонид Куликовский
Заходил 2 месяца назад

СОН ШАРИКА, часть 2


6

Как вы заметили, моя жизнь с тех пор круто изменилась. Я обрёл семью! Каждый должен иметь её, собаки тоже. Я обрёл свою территорию, свой охраняемый удел и круг обязанностей, которые помогают нам находить смысл существования. Да-да! Смысл нашего собачьего существования... С наступлением вечера мой собачий нюх обострялся до предела и я превращался в существо далеко слышащее, тонко нюхающее и чутко спящее. Ни один шорох, звук, ни один запах не мог проскользнуть мимо моего уха и носа. Реагировал на стук, крик ночной живности, на отдалённый рыкающий зов дикого козла, кто не слышал, то можно поначалу испугаться его. Сначала и я, услышав впервые, даже поджал хвост, и где-то пробежали мурашки испуга, таким громким и неожиданным был, какой-то глухой и ухающий, как в трубу. Ничего я привык к неожиданностям, у меня тут же вырывается звонкий лай... Ещё неизвестно кому страшней?!

С наступлением весны и лета жизнь меняется, возвращаются птицы из каких-то стран далёких – мне не ведомо, но так говорят. Звуков, криков, запахов прибавляется в разы и мы среди этого всего носились с Другом по околицам, заброшенным домам и заросшим дворам с утра и до сумерек, потом его загоняли с трудом в дом, а я заступал на ночной дозор. Особое внимание наше привлекали бурундучки, этакие маленькие быстрые зверьки, с полосатой спинкой. Они то и дело появлялись на заборах и бежали по жердям изгороди. Со звонким лаем бросался я вслед за ними, однако ж, эти бестии были настолько проворны, что не успевал я к ним подбежать, как дичь моя оказывалась на самой верхней жердине или вообще исчезала в густых зарослях кустов или высокой травы. Я возвращался к Другу ни с чем, виновато скуля, а он, наоборот, радовался, что этот зверёк целым и невредимым улепетнул от меня... Вот и пойми этих людей? Зачем мы выслеживали? Но мы искали следующего и всё повторялось.

Однажды мой Друг, перепрыгивая через забор, зацепился рукой за колючую проволоку и порвал её. Крови было много, что я испугался... Мы бегом припустили домой. Помогите! Правда через полчаса мы опять были на тропе охоты и выслеживали дичь и вездесущих бурундуков. Мне только одно не нравилось, когда мой Друг часто по вечерам взбирался на крышу своего дома и куда-то вдаль глядел. Что он видел вдали? Куда всматривался? Я не понимал, куда там можно смотреть, зачем? Было это для меня загадка, до сих пор неразрешимая. Чудные всё-таки люди бывают, видеть то, что совсем не видно... Я же, не имея возможности забраться к нему, громко ругался, глядя на него, нервничал, честное слово... С наступлением темноты и густого тумана он спускался и был задумчивым, его голова была занята совсем не мною, я это понимал и оставлял в покое... Взгляд словно уходил в далёкость, в бескрайние просторы неведомого... О чём он думал? Его не пытались тревожить даже Хозяин с Хозяйкой. А утром он возвращался ко мне, как всегда весёлый и полон выдумок... Мы уносились в путешествия, охоту и приключения!

Месяцы лета пролетали быстро... Мы частенько сиживали возле костра, который разжигал Друг, и подолгу глядели в убегающие вверх языки пламени и опять взгляд Друга убегал то вдаль, то он словно уходил внутрь себя и меня переставал замечать. Меня утешало то, что был он рядом со мною, и мне не надо было, задрав голову, его ругать... Возле костра было жарковато и я прятался за его спину и при этом внимательно вслушивался в пространство вечера, я нёс свою ежеминутную обязанность по охране... А как же!? Ни минуты не забывая об этом... Из дома доносился шум жизни и ухо моё то и дело реагировало на это, потом голос Хозяйки, звавшей домой... Так и хотелось сказать ему: «А правда! хватит сидеть, пошли... Зовут ужинать, бока подвело, пора есть...» Но языка моего он не понимал или не хотел понимать, а мне ничего не оставалось, как сидеть рядом, пока он сам не изволил идти…

7

Потом лето закончилось... Друг уехал куда-то, в какую-то школу... Что это такое? Я остался при доме. Остался ждать и частенько посматривать в ту сторону, куда уехал он... И какая радость была, когда вместе с сёстрами приходил он домой. Эти два дня были сказочными, успевали всюду, пока остальные занимались огородами. То и дело я слышал: «Шарик, Шарик! Тут-тут-тут!» А спустя какое-то время и мы все переехали в посёлок, жизнь моя изменилась, той вольной, просторной для задумок уже не было, началась однообразная жизнь простого сторожевого пса. Днями я валялся где-нибудь в тени сарая или в будке, лениво поглядывая на копающихся и квохчущих кур, забавный народец, хочу вам сказать, но петуха не люблю, я уже говорил – драться любил он и больно бил по морде, а попробуй ответить? хозяин не одобрит, вот и терплю. По ночам частенько отвечал всеобщему деревенскому лаю... Знаете, как это бывает? Зачнёт зловредная шавка тявкать от скуки, к ней прибавляются соседние псы сторожевые и так волной понесётся гавканье с одного края посёлка на другой. Попробуй стерпеть, поневоле ответишь... Они такие же, как и я, вспоминают по ночам своё предназначение и вливаются в общий собачий переклич. Далеко разносится наша разноголосица, в такт перестука идущих в ночь каких-то поездов... Особенно зимними ночами тоскливо. Правда! Хоть на луну вой... Первые годы на лето хозяева переезжали назад в жизнь прежнюю, но годы сказывались на мою собачью прыть, не было той энергичности, не было былого азарта и всё чаще мне хотелось полежать и поспать, да и морда стала покрываться какой-то белесой пеленой, говорят поседела... Всему есть предел, всё когда-то заканчивается, проходит молодость, зрелость и вот уже старость и немощь не за плечами... А не хочется! Ой, как не хочется! Видел я псов древних и облезлых, жалко было на них смотреть, когда ты ещё молод и горяч телом и помыслами, когда всё кипит в тебе и кровь разгорячённая будоражит... Эх-хе-хе... Где это всё?..»

Шарик очнулся от дум своих и взглянул на раскудахтавших кур, что-то их побеспокоило, но вроде было всё, как всегда... Их воевода был рядом, подняв гордую голову, потом слегка наклонил её, словно старался что-то лучше вникнуть в происходящее, но ничего тревожного не было. Шарик стал невольно наблюдать за действиями этого вожака... «Презабавные эти петухи, — подумалось ему, — Поведёт красным гребнем, словно король короной, встряхнёт шелковистым кафтаном разного окраса, повернёт головку и взглянет одним оком на тебя. Оглядит внимательно, потом другим оком и, если в его петушином понимании что-то не так, тогда подаст встревоженный голос на своём языке. А как шагает? Загляденье... Важно! По-другому нельзя, рядом подруги жизни, найдёт что-нибудь и громко зовёт своих спутниц... Вот мол, здесь вам нужное! Они сбегаются, пытаются найти «это нужное», а он со знанием дела и гордой походкой идёт далее... Ха! Ничего не скажешь... Красавец!..

Хозяин говорил, что если петух, найдя что-то интересное и вкусное, съест сам, то такой петух не годится править своими подданными. Не приведи бог! такого, чтобы чужаки зашли на его территорию, здесь проявлялся весь его бойцовский характер, даже мне собаке доставалось, попади ему «под руку», то есть под его горячие лапы... И Другу доставалось «на пряники». Бил так больно, словно то были не петушиные худенькие лапки, а железные прутья. Вот так-то!.. Ну как не назвать их - «презабавный народец»!? Однако, случались дни, когда с ними что-то происходило. Вдруг становились агрессивными, выбирали себе жертву, из своих же подруг и по непонятным причинам начинали заклёвывать, а после первой крови ещё более агрессивнее. Если не уберёшь курицу из их среды на несколько дней, то заклюют до смерти. Потом всё укладывалось в привычный куриный поток жизни, и жертву можно было возвращать в курятник. Дальше шло как всегда. Сплошные загадки, даже для меня собаки со стажем и многим опытом... Однако пойду под сарай, спекотно что-то стало».

На крыльце пропала тень от дома. Солнце стало палить нещадно. Шарик поднялся, лежать на солнцепёке жарковато, да и бока побаливали от досок крыльца – совсем стариком стал. Перешёл в тень под сарай, здесь ещё было прохладно и солнце полдня не успело обогреть пространство. От земли, где не было досок, где Шарик подрыл землю своими лапами, шла прохлада, вот там и прятался от полуденного зноя он. Выползал только под вечер по зову своей Хозяйки – пора кушать. Возвращалась корова с пастбища, под навесом становилось тесновато, она выгоняла Шарика с громким и возмущённым сопением, здесь псу не место. Что делать? Удалялся Шарик неохотно, обижаясь…

8

Так прошло лето, наступила осень ещё не холодная, мягкая и удивительно красочная, золото листьев, вперемешку с багрянцем давали живописную поэтичность природе, особую ей прелесть. Стал Шарик пропадать где-то, что-то искал в округе... Уходил, как в свои зрелые года, в лес на охоту. Вряд ли он охотился теперь, но ведь что-то влекло его, тянуло. Просыпались ли в нём его природно-охотничьи инстинкты, или под свою старость он искал в природе нужные ему травы, чтобы восстановить былые силы? У собак это в природе и чуйка их в умелости отыскать лечебные травы безошибочна... Кто знает? На привязь его мы никогда не садили, помня его вольнолюбивость. Когда-то давно попробовали, но он поднял такой вой и лай, что мы отказались от подобной затеи. Однажды пришёл, нет, притащился с трудом, оставляя после себя капли крови, поминутно зализывая своё брюхо, мы увидели и быстро подбежали с Отцом к нему... Шарик виновато прижал уши, слабо вильнул хвостом, скуля стал жаловаться, видимо на боль... Всю возможную помощь мы ему оказали, вернее Отец с Мамой, я был на подхвате, с дрожащими коленками... Было у него две небольших ранки и они мне не внушали больших тревог и надежда на выздоровление теплилась... Однако Шарику становилось всё хуже и хуже и вот через несколько дней развязка, о которой я даже боялся подумать, наступила…

Пошатываясь, с большим трудом Шарик подошёл к крыльцу... Со стоном и болью взобрался на него и лёг, переведя дыхание. Страшно болело, жгло где-то в груди, в животе, временами бил озноб... Это уже происходило несколько дней. Кто-то выстрелил в него. Выстрелил так, от нечего делать, весело так выстрелил и был доволен, что собака взвизгнула, чтобы потом хвастоваться перед самим собою, даже не задумываясь, что делает горе не только собаке, а ещё кому-нибудь, кому собака дорога и была большим Другом. Основной заряд прошёл мимо, но две крупные дробины зацепили живот и грудь, сначала шла кровь, теперь рана сочилась... Мы как могли, пытались ему помочь, но тщетно, наверное, как сказал Отец, дробь зацепила что-то, жизненно - важное. Я подошёл к нему, погладил по голове, Шарик с трудом и благодарно шевельнул хвостом, из глаз катились слёзы, мои тоже... Невыносимо жалко было смотреть на его страдания.

— Наверное, пришёл помирать на крыльцо, поближе к нам, — сказала Мама и участливо посмотрела на собаку, она тоже любила Шарика, — Отказался совсем есть, дело плохо!

Нет, нет! Верить не хотелось! Чтобы не стало Шарика, а как же я без него? Ведь столько лет вместе. Шарик, понимая, слабо, совсем слегка, шевелил в ответ хвостом. За эти дни он похудел, живот впал, глаза запали куда-то вглубь и не мог уже голову поднять... А какой он был стремительный, весь на пружинах, упругость мышц и гора шерсти, а при этом какое-то щенячье выражение на его взрослой собачьей морде и это было совсем недавно, недавно вот так лежал на этом самом крыльце и мерно подрагивал лапами в такт своим снам и собачьим думам. Отец подошёл и забрал меня по какому-то срочному делу, а я знал, что специально увёл от Шарика... Всё детство нас, детвору, взрослые гоняли от себя, когда забивали скот или курей, говоря при этом:

— Нечего смотреть! Вам жалко, а животное мучается от этой жалости…

Тогда, я не понимал подлинный смысл этой фразы, нам было жалко, но и любопытство брало, при этом мы висели на заборах воронами и в оба глядели на неприятную процедуру... Нас замечали и серьёзно гоняли, снабжая речь не совсем цензурными словами... А как иначе? чтобы проняло! Взрослые, они такие!

Делая порученное Отцом, я постоянно думал о Шарике, думал, как помочь, как вылечить, чтобы опять, как и раньше взвиться куда-нибудь в поле, да со свистом гонять ворон, галок и бегающих бурундуков, опять как в былое время крикнуть ему: «Шарик, Шарик! Тут-тут-тут!», — и видеть, как стелясь по огородам, через пни летел черный ком ко мне и, подскочив, тут же совал свой нос в норку мышиную, со свистом вдыхал воздух, пытаясь понять, где находится зверёк. Определив, начинал судорожно рыть землю лапами, периодическивдыхая, определяя наличие добычи... «Да-а-а! Какое замечательное время было, какой замечательный Друг четвероногий у меня был... Был?.. Почему я подумал, был?», — и тут же побежал к крыльцу, проведать раненого…

Лежал Шарик неподвижно... Я подошёл, окликнул... Странно, Шарик не пошевелился, не вильнул хвостом и не лизнул дружески руку... Что с тобой, друг мой славный? Шарик не пошевелился... Он лежал, ветерок шевелил его густую шерсть, глаза, столь по- собачьи наивные, были закрыты, жёлтые надбровные пятна не двигались, в такт морганиям – всё замерло... Страшная догадка мелькнула, но я отогнал, задавил её... Не может быть этого... Не поверил в неё... Позвал Отца, он подошёл и подтвердил то, во что я не хотел верить. Покинул меня Шарик! Ушёл!.. Отошла его собачья душа, душа большого моего Друга! Ушёл Шарик в страну своих предков...
Вспомнилось всё!.. 

И когда мы устанем бежать за веком
И уйдем от жизни в другие края,
Все поймут: это ты была человеком,
А собакой был я. [1]

----------------------------------------------------------------------- 

Иллюстрация: Художник Лозинский Григорий Захарович (1960г.р.). Деревенский дворик


[1] Строки из стихотворения Вертинского Александра О моей собаке


­


Мне нравится:
1
Поделиться
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 56
Рейтинг произведения: 9
Метки: воспоминания, дом
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Повесть
Свидетельство о публикации: №1210615120309
© Copyright: Леонид Куликовский, 15.06.2021г.


00
Александр Титов
3 сентября 2021
Прекрасная повесть и иллюстрации. От нашей 15-летней собаки привет. И от более молодых деей и зверей.
Приглашаю напечатать повесть в свом журнале или книжкой.
С уважением
Александр
Леонид Куликовский
22 сентября 2021
Дух моего Друга Шарика тоже передаёт привет Вашей собачке
А напечатать можно, только вот денег у меня, мягко говоря совсем нет... Сейчас и чихнуть нельзя нигде, не заплатив...
  https://ridero.ru/books/mozaika_detstva/

1
1