Чтобы связаться с «Леонид Куликовский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Лучшие стихи и проза современных писателей
Произведения современной поэзии и прозы
Бизона - cтихи, проза, плейкасты, конкурсы
Леонид КуликовскийЛеонид Куликовский
Заходил 2 месяца назад

ЗАКАТЫ. ТУМАНЫ


И освежительный туман
Встаёт с оттаявших полей.
Заря, и счастье, и обман —
Как сладки вы душе моей!

Афанасий Фет

Быстро, словно кошка, взбираюсь по венцам брёвен избы на крышу сеней, а потом по поперечным жердям крыши на «конёк» дома. Кеды скользят по дранке, которой покрыт скат. Разве это препятствие?! Сначала стою наверху, осматриваюсь по сторонам… Вид, открывающийся перед взором, не единожды виденный, каждый раз привораживает меня простотой, красотой и запахом родной земли… Запахом? Почему? Да под вечер запахи усиливаются, становятся концентрированными от полевых трав, от засаженных огородов овощными культурами, от цветов, посаженных Мамой, которые обильно окружают наш маленький домик. Он густо облеплен вьюнами, до самой крыши, усыпанными сиреневыми и фиолетовыми цветами в форме колокола, тянущими свои стебли по нитям, привязанным от колышек к скату крыши... Нет вокруг дома свободного клочка земли, везде Мамой посажены цветы. Это её особенность – бросить красоту в землю, потом заботиться о ней и рассматривать, в свободные минутки, каждый лепесток цветка. Астры разных сортов, гладиолусы разнообразных цветов, георгины всевозможных видов, чернобривцы простые и махровые, ноготки желтые и оранжевые... И всё это под чуткими мамиными руками цветёт и благоухает. Одни отцветают, на смену им приходят другие... И так до самой глубокой осени.

Вернёмся к виду... Прямо лесок, молодняк, куда каждый день прячется солнце, за ним тайга, тайга и тайга до самых гор. Взрослые говорят, что они там есть, далеко и очень красивые… Красивые! В дали дальней, в синеве пространства где-то далеко высятся отроги хребта Станового, немногим севернее гольцы Джугдыра, а ближе к нам белые снеговые шапки хребтов Тукурингра и Эзоп. Природа там суровая, нецивилизованная, завораживающая своей первозданной красотой с неукротимыми реками, зажатыми каменными громадами...

Правее от места, где садиться солнце - сопка, там много грибов и ягод, мы частые гости в летнюю пору этой местности. А ещё правее взгляд убегает далеко к горизонту, это пойма речушки, бегущей из неведомого мне пространства к нам, чтобы слиться с другой, такой же небольшой и мелкой. Воды их прозрачны и чисты. Мы, я и сёстры, любим купаться в их заводях. Встретившись, речки текут мимо озёр, мимо бывшего посёлка вдаль, в сторону, где встаёт солнце, словно убегают от заката к восходу. Вид, не тронутый цивилизацией, не омрачённый квадратными серыми зданиями, не загаженный людскими пикниками. Много лет прошло, прежде чем я увидел наши горы, увидел эти прекрасные уголки амурской тайги, её величие и очарование. Счастье было родиться среди всего разнообразия приамурской природы…

Смотрю вниз, там бегает мой незаменимый друг Шарик, посматривает на меня просящим взглядом - не может ко мне попасть... Он нервничает и ругает меня своим звонким заливистым лаем. Подбегает к отцу, жалуется. Отец, смотрит на меня, эта картина уже привычна для него, говорит что-то Шарику. Видимо ласковое, успокаивающее – пёс виляет хвостом. Поначалу Отец ругал за мои выходки, лазить по крышам, но, видя бесполезность подобной затеи, смирился и только предостерегал: «Ты там аккуратней!», — а что ещё скажешь?!

— Хватит сидеть на крыше, иди ужинать! — кричит Мама, но следует быстрый ответ:

— Ещё туманы не пришли! — и взгляд опять устремляется вдаль…

Солнце подходит к своему закату и медленно превращается в огромный красный диск. В стороне, куда убегает дневное светило, небо загорается багрово-красным отсветом, медленно распространяясь, переходит к тонам более блеклым, постепенно меняя окрас назолотистый. Диск, подкрадываясь, подходит к кромке горизонта, цепляется за верхушки деревьев, потом его видно наполовину и, величественно и торжественно скатывается за окоём. Куда? Где может помещаться такое огромное и огненное?.. Начинают меркнуть краски заката, цвета вокруг блекнут, наступает вечер, вселяясь в уголки природы, а с ним медленно разливаются по лощине,туманы. Почему во множественном числе? Их много, они туманы... Сижу на коньке крыши дома и слежу за ними... Туманы спускаются неведомо откуда, постепенно заполняя лощину, спускаясь в распадки, и обволакивая каждый предмет собою. Вначале они появляются маленькими клочками в самых низких местах поймы реки, постепенно соединяясь друг с другом, разливаются широкими реками, затем безбрежными озёрами, вздымаются к верху и, по мере заполнения долины и пространства, создаётся впечатление потопа. Загадочными волнами, белесыми языками, туманы надвигаются на обстановку вокруг меня, обтекают меня и предметы вокруг, и я попадаю в состояние неопределённости, когда не видно ни земли под крышей, ни самой крыши, и только где-то слышен в пространстве голос моей Мамы:

— Жданка! Жданка! — зовущий корову и едва слышимый издалека благодарный коровий ответ. Напаслась родимая... До сих пор я слышу этот зовущий голос, эти незабываемые туманы детства, оставляя там, где-то далеко внутри, щемящую боль о прошедшем, неповторимом…

С туманами, на землю быстро опускаются сумерки, смолкает пение дневных птиц. Только дрозды, «… избранники России…»[1] не умолкая, словно отрабатывая за других певцов, уже умолкших, заходятся в непрерывном воспевании земли родной. Пение размеренное, неторопливое, звонкое и продолжительное, состоит из низких свистов и коротких трелей. Так они не смолкают до самой темноты, протягивая оратории допоздна. Им на помощь приходят ночные солисты. Порою мимо, с шумом, проносятся летучие мыши, пугая стремительностью, а ещё своим названием. Есть в нём что-то брезгливо-пугающее...Становиться почти темно и прохладно. Спускаюсь со своего поста и чувствую влажность травы. Пала роса! Все дела хозяйские родителями почти завершены, остаётся покушать и ложиться спать. День добежал до своего логического конца, всё умиротворяется, и готовиться ко сну... А завтра? Завтра родители, с раннего утра, вступят в круг своих ежедневных обязанностей, закрутится карусель хозяйственных дел и многое повториться из сегодняшних необходимостей, такова крестьянская нива жизни... А у меня полно интересов и забот, моих, детских... Разве перечислишь…

Благослови меньшого брата,-
Сказал Господь,- благослови
Младенца в тихий час заката
На путь и правды и любви!
[2]

--------------------------------------------

Иллюстрация к рассказу: Художник Любовь Гильман





[1] Слова из стихотворения Острового С.
[2] Строки из стихотворения Бунина И.А.




Мне нравится:
0
Поделиться
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
Метки: воспоминания, детство, отчий дом
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Свидетельство о публикации: №1210301117484
© Copyright: Леонид Куликовский, 01.03.2021г.


00

1
1