Чтобы связаться с «Леонид Куликовский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Леонид КуликовскийЛеонид Куликовский
Заходил 22 часа 10 минут назад
Рубрики:

СЕНОКОСНАЯ ПОРА, часть 1


Ожидание с покоса

День летний, июльский подходит к концу... Солнце заливает последними лучами деревья, дома, золотит облака. Чем ближе к горизонту, тем больше алого цвета посылается в пространство и ложится на листву, пурпурным бликом. Воздух горячий, пахнет скошенными травами и мёдом разноцветья. Грузно, с жужжанием, пролетают мимо пчёлы, торопясь в свои лесные ульи... Неутомимые труженики! Всё в природе завершает свой ежедневный рабочий цикл и готовится к ночи. Меня оставили дома, и я жду, не дождусь с покоса родителей, сестёр. Скоро ли придут?.. Для того, чтобы быть в курсе событий, по привычному способу забираюсь на крышу высокой стайки. Поперечные жерди дают упор моим ногам, удобно и лазить по ней и, сидя, упираться... Отсюда многое видно! Видна тропа, которая мне и нужна, она тянется вдоль опушки леса, пролегает между разрезами, маленькими озерцами, через речку, рассекает марь и углубляется в соседний лесок. Мне будет видно идущих по ней путников, путников долгожданных, самых родных! Удобно устраиваюсь на самом верху и слежу, вдруг покажутся вдали… Зрение острое, далеко вижу! Заодно и отдохну…

Ну и нагонялся я за день... К соседу приехал мой приятель, родственник, годом младше меня, низкий, крепкий сложением, всё у него было крепко, даже соображение, но был шкодливым, так его сам сосед характеризовал, он и оправдывал это. Нас везде мало, везде успеваем, везде сунем свой нос... Излазив вдоль и поперёк близлежащий лесок, мы с рогатками пошли слоняться по изгородям соседских участков, высматривая бурундуков. Этот год на зверьков был «неурожайным», редко когда можно было встретить юрких полосатиков, но дело не в этом, была бы причина, где полазить... Если и встречали, то не успевали прицеливаться, как грызун успевал улепетнуть от незадачливых охотников, успевая при этом своеобразно цвиркнуть, то есть испустить свой бурундучий клич, который трудно передать словами, заканчивающийся трелью. При этом он быстрыми отрывочными движениями успевает перескочить на соседнюю жердь или куст, затем, почти мгновенно, исчезнуть... Раздосадованные неудачной охотой – уходим.

Что же ещё можно было придумать? В доме дяди Мити, есть места, которые он никому не показывает и не потому, что там кроется тайна из тайн, а просто нельзя и всё... Это же более всего разогревает наше любопытство, что там? А вдруг от глаз наблюдателя скрывается «нечто», которое нас, именно оно и интересует более всего... Сашка, так звали приятеля, попытался залезть, я не смел, в недозволенные «уголки» своего благодетеля. Чем раздосадовал его «донельзя» и был пойман с поличным. Сосед, горяч на руку и на расправу, было погнался за нами, но мы едва успели ноги унести от него…

— Вот я вам!.. Попадись мне, шельмецы! — кричал вслед нам, драпающим со всех ног. Мы врассыпную, кто куда, но через время, встретив Сашку, узнаю, что он помирился, предварительно получив оплеуху, но это словно «пряники», за день их столько насобирает неунывающий Сашка, что мне даже жаль его... Одно слово – озорник!

— А-а-а... Мне не больно, — бахвалится он и почёсывает место прилетевшего подзатыльника.

Что делать дальше? Поплелись «убивать» время. Вечер ещё далеко и мои покосники не скоро прибудут. Ко мне не заходим, что-нибудь натворим, будет и мне нагоняй.

— Авось по дороге придумаем, — буркнул товарищ, и мы устремились на крышу бывшего магазина.

От здания, что было когда-то магазином, остался сруб. А ведь недавно совсем,любил я с Мамой ходить за покупками в этот самый магазин, вдруг сладостей купит, всегда были на прилавках в достатке. Помню таз солидных размеров, а в нём конфеты подушечкой, разноцветные такие, притягивающие детский взор, вырабатывающие слюну и круглые,с начинкой внутри, «дунькина радость», так их прозвали в народе. Помню их слипшихся в куски, что не раздробить и молотом, так и продавали... Нам-то, детям, какая разница, какой формы, главное бы ощутить во рту что послаще. Сейчас этот центр детского притяжения зиял глазницами выбитых окон и отсутствием крыши. Но был потолок, по которому мы и бегали, когда забирались. Рядом валялось множество битых кирпичей, осколки которых мы поднимали наверх, складировали, чтобы потом открыть беглый огонь на поражение невидимых противников. В потолке оставалось отверстие квадратной формы от разрушенной печной трубы и мы осторожно обходили его, дабы не загреметь вниз.

Пацаны, не пацаны, если не устраивают состязания на дальность броска, вот мы и соревновались… Кто дальше бросит? Дальше бросал я... Сашка психовал, но лучше поражал цель, которую выбирали. Моя очередь быть раздосадованным, но я даже рад за него... Правда! Не было у меня злорадства, хвастовства, злокозней к кому-либо, даже к обидчикам. Сдачи давал, но без злобы, без утаённого вынашиваемого мщения. Мы ссорились, но это не мешало нам, расставшись, потом встречаться, как ни в чём не бывало, и затевать очередное «приключение». В детстве разве бывает без ссор между друзьями, приятелями? Даже драки случаются, случались и у меня, но в драке были всегда соблюдены определённые правила, за которыми присматривали товарищи. После драк дружба ещё пуще крепла. Разошлись мы с Сашкой по домам, когда солнце уже скатывалось к горизонту. Иду ждать своих покосников на крышу сарая…

Я в ожидании... Моих путников пока нет, и всё внимание сосредотачивается на моей тени. Солнце садится за спиной и она, тень, медленно увеличиваясь, ползёт по огороду... Скоро подойдёт к колодцу и далее падёт на лесок и, значит, мои косари покажутся в ожидаемом взглядом месте. Но их нет! Солнце почти скрылось. Птицы и кузнечики всё реже выдают свои трели в пространство, оно успокаивается. Вечереет!.. Слово-то, какое! – вечереет! Ещё не темно, но и нет солнца уже. В нём, слове, есть и действие, и представление о состоянии природы, и умиротворение…

День вечереет, ночь близка,
Длинней с горы ложится тень,
На небе гаснут облака,
Уж поздно. Вечереет день. [1]

Умиротворение длится недолго. Начинают одолевать комары и мошкара, пора слазить и спасаться от них в доме. В дом не хочу - боязно. Почему, не знаю! Потому что один, потому что вечер, а моих родимых нет. Взгляд устремляется на заветную тропку и... О, радость! Идут! Идут медленно, устало, между разрезами, через речку, по мари пока не скроются за деревья соседнего леска... Значит можно бежать и встречать. Бегу и вижу своего дружка Шарика. Он летит ко мне радостный и с визгом, облаивает всего меня. Знаю, любит! Соскучился! Здравствуй друг мой закадычный! Вьётся вокруг, и мы бежим навстречу усталым труженикам... Встреча! Делюсь с сёстрами своими впечатлениями за долгий летний день.

Комары лютуют вовсю, мошка залазит за ворот рубашки и шея горит от укусов. Родители сетуют, что задержались на покосе... Но как не задержаться?, можно ли оставлять сухую траву в рядах, не убрав в копна? Нельзя! Вот и отдали остатки сил на уборку сена, вдруг завтра непогода? «Не должна!», — по словам Мамы, но поди знай, всякое может быть…

На улице темно, ужин на столе и отец доволен, что управились с заданием. Сёстры рассказывают мне страшные истории, которые приключились с ними за день. Глаза у меня испуганно большие, верю им. Как не поверить? Умеют фантазировать! Мама смеётся и пытается угомонить их, сбавить темп. Вечер ведь, пора ко сну, а тут такое, такое в рассказах, не перескажешь... Ложимся спать, полная луна пытается заглянуть в окно через щели в занавесях. Отец быстро засыпает, раздаётся его громкий храп, мы привыкли. Завтра новый день, новые заботы, заботы такие, которые делать, не переделать... Буду проситься, чтобы взяли с собой. Хочу! Там на покосе у меня много дел и забот, понаблюдать за птицами, отыскать норку зверька неведомого, свиснуть Шарику и указать, что мол «Тут!» Знал этот клич, мчался издалека, едва услышав: «Шарик, Шарик! Тут-тут-тут!»

Представляю эту картину, улыбаюсь и… засыпаю.

Утро. На покос

Утро... Родители давно на ногах и управляются по хозяйству. Накормили скот, Мама подоила корову и вывела за огороды, в поля. Корма много, трава сочная, разная… Солнце поднялось, и день занялся. Роса ещё лежит на листьях травы и сверкает алмазами при встрече с лучом света. Красиво! Свежесть утра, здоровая, чудная, но временами ветер доносит «ароматы» навоза... Рядом стайки, где корову и лошадь держим – морщусь, но нос некуда прятать. Придётся привыкать... Бегу умываться, умывальник на дворе... От утренней прохлады и быстрого вставания в день - поёживаюсь. Умываюсь с шумом, обрызгиваю с хохотом сестёр, они меня... и сна, который частично цеплялся за меня, нет и в помине.

Начинался день простой, заботливый, в котором не было ни лени, ни праздного образа жизни. Не было вопросов «хочу, не хочу», а было понятие «надо», этим всегда руководствовались родители, это и нам прививали с тех пор, как мы могли что-то держать в своих руках и уже выполнять нетрудную работу.

Собираемся на покос... Позавтракали и Мама начала собирать обед в бидончики: щи, компот, и просто воду. Пить в жару, в зной надо много. Ей помогают сёстры. Отец настраивает косы, предварительно отбив литовки. Отбивают молоточком на бабках, тонких и плоских, а потом затачивают полотно. Отец был лучшим в настраивании и прочих хитростях сенокосной утвари. Я любил наблюдать за ним, как умело и ладно бегают его руки, выполняя нужные операции. В зависимости от сегодняшней работы он осматривал или косы, или грабли и вилы… Он сосредоточен, внимателен, его острый и где-то колючий взгляд зелёных глаз пытается охватить – всё ли учёл, всё ли сделал и не забыл ли чего. Я засматриваюсь на него... Хочу быть похожим! Это же мой Отец! Черты лица его правильные, где-то красивые и мне нравятся. Ещё бы, как по-другому? Что-то мне говорит, поручает, и я быстро выполняю нехитрое задание.

К походу на покос всё готово, мы выдвигаемся, первый Отец и замыкаю колонну я. Несём на себе косы, грабли и шагаем по узкой, едва заметной тропе. Тропа успела зарасти травой и ведёт нас по мари, через речку, между разрезами и вдоль опушки леса. Путь далёкий, идём молча, надо силы беречь. Лишь собака, неутомимый Шарик, бегает по своим делам - надо вслушаться в шорох трав, уловить в дуновении ветерка всевозможные запахи… Обоняние тонко! Обнюхать каждый куст и, конечно, «пометить» свою территорию. Заострить внимание на каждой норке и облаять испуганную, вспорхнувшую птицу... Дел у него много! Он радостный, неунывающий и везде поспевающий.

По пути пересекаем покос папиного брата, моего дяди Романа. Они уже работают, весело звенят и поют косы. С ним его старший сын Гена и зять, тоже Геннадий. Оба рослые, сильные, на рубашках выступили пятна соли от пота – молоды и красивы! Мне они нравятся! Двоюродный брат Гена похож на своего отца, с правильными чертами лица, прямой красивый нос и пронзительный взгляд зелёных глаз. Они останавливают свою работу, подходят к нам, а я смотрю на прокосы… Шире, ровнее, чище я не видел ни до, ни после. Даже у меня, когда я вырос, и косьба стала для меня лёгкой забавой, таких прокосов не получалось. Дядька Роман, называет меня «Маёром».

—Что, маёр, косу-то отбил? Смотри, не шибко размахивайся, отцу оставь покосить…, — так всегда подшучивает, улыбаясь, треплет меня по загривку. «Откуда прилип к нему этот «маёр», кто он? — размышляю я, но не спрашиваю, — Плохим словом не назвал бы...»

Дядя перебрасывается парой тройкой фраз с Отцом, и мы следуем дальше.

Как бы ни была дорога длинна, она когда-то подойдёт к завершению. Через некоторое время мы достигаем цели своего следования – Дальний покос. Было три покоса: Дальний, Ближний и на мари. Ближний располагался за разрезами, где местность до тайги чуть поднимается и у самого леса в уголке был наш покос. На мари мы косили пырей. А на опушке леса, на Дальнем и Ближнем – разнотравье. На Дальнем рельеф ровный, трава густая и высокая для луга. Косить одно удовольствие, когда хорошо отбиты и заточены косы-литовки и правильно насажены на косовище.

Настраиваются на месте косы, и мы выстраиваемся на прокосы. Легко косить, когда падшая на ночь роса ещё не успела испариться. Не раз слышал от родителей поговорку: «коси коса, пока роса, роса долой и мы домой», если бы домой, а так весь день-деньской будем здесь, пока не свалим всю площадь покоса и не жара, не мошкара, не комары не послужат помехой. Выносливость родителей удивительная, они и нас приучают, а нами и не оговаривается, всё как естественность, само собой разумеющееся.

Я иду последним, с маленькой косой, «семёрочкой». Отец специально для меня купил, отбил и настроил, чтобы «лодыря не гонял», как мне было сказано, а ещё, чтобы я зарабатывал на костюм себе к школе. Я старался! Казалось бы, при нехитрой сноровке движений, учился косить долго… Коса всё «норовила» въехать в почву, то выскочить вверх, оставив след нескошенной травы. Смотря, как просто и ловко косят мои сёстры, недоумевал: «Я что хуже?», — крутилось в моём сознании, но моё непослушное орудие настойчиво «просилось» в землю... Однако со временем приходит к тебе мастерство и опыт, пусть маленький, но ты себя совершенствуешь, и коса в руках становиться «ручной». Взмах за взмахом укладываешь в ряды скошенную траву. Словно песня сенокосная то и дело раздаётся протяжное «Вжик, вжик!» Несколько заходов и определённая площадь скошенной травы лежит на солнце подсыхает, а пятеро косарей, почти без отдыха, кладя ряд к ряду, уходят на новые прокосы…

Мне, как самому младшему, выпадают поблажки. Я отдыхаю, а значит в самый раз, заняться местностью и разведать что, где и как? До обеда с Шариком исследуем ближайший лесок на наличие ягод, зверьков, птиц и..., всего остального. Многое нас интересует! Представьте лес, куда редко ступает нога человека, заросшего кустарником, полный бурелома, валежника, падшего давным-давно, местами покрытого толстым пушистым слоем мха... За каждыми такими корнями вывороченных деревьев прячется таинственность и измышления всякие – что там? Вдруг притаился зверь? Фантазии детской краёв нет, путешествует в собственном воображении... Тут же себя упрекаю: «Да что же это мне пугливо стало? Ведь со мною Шарик – живо разделается с любым недругом», — успокаиваюсь, прислушиваюсь, а вокруг – лес, с фантастическим пением птиц, с освещением от едва пробивающихся лучей солнца, с ослепительно белыми стволами берёз! Всё это живёт своей неповторимой жизнью, шумит, поёт, и ты единый с этим всем, ты сливаешься с этой лесной симфонией, с запахами прелых листьев, хвои, благоуханиями смолистых сосен, лиственниц, ароматами лесных ягод, слышится какой-то отдалённый шум, что исходит от крон высоких деревьев. Шумят они, говорят о чём-то, ведут беседу меж собою, предупреждают: «Далеко не заходи…», — не захожу, боюсь заблудиться, сажусь на поваленное дерево, наблюдаю, вслушиваюсь…

Изредка доноситься голос Отца или сестёр, проверяют, где я? Отвечаю, и эхо гулко разносит мой голос по лесу. Птицы стайками впархивают с насиженных мест, тревожат везде сующего свой нос Шарика, он облаивает их, ругается! Время в самом лесу, как бы замедляет свой ход, тебе кажется, что только вошёл, а уже слышенголос Мамы, зовущий к обеду. Вспоминаю, что проголодался и бегу на голос…

Солнце в зените, палит!.. Воздух горячий и даже птицы убавили свои трели. Шарик тоже спешит, ведь ему, как члену семьи полагается еда и косточка лакомая. Отец с сёстрами соорудили на подобии шалаша, одностороннего, защищающего от обжигающего солнца и мы устраиваемся под него для приёма полевой трапезы. Обед, после работы на природе, вкусности необыкновенной. За разговорами, за впечатлениями о работе, траве, сочности её, моими рассказами о лесе быстро приканчиваем съестные припасы, наступает время отдыха часа полтора. Отец засыпает, Мама дремлет, а мы, я и сестрички, шёпотом разговариваем, как всегда делимся своими наблюдениями, Оля и Валя ещё и своими секретами между собой, мне интересно, но меня в их девичью сферу не пускают. Тайна!.. Прилетают изредка оводы, слепни с назойливым и противным жужжанием. Отмахиваемся веточкой, пресекаем их настойчивое желание укусить…

На небе ни облачка и пахнет скошенной травой…


----------------------------------------------------

Иллюстрация к рассказу: Художник Аркадий Александрович Пластов (1893-1972). «Сенокос»





[1] Слова из стихотворения Тютчева Ф.И. Вечереет день





Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 7
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Очерк
Опубликовано: 17.02.2021




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1