Чтобы связаться с «Владимир Турчинский», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Один день в порту Кантауи


Природа, или кто его там создавал, слегка ошиблась начав лепить вместо носа хобот, а потом не смогла исправить. И голос у него такой же трубный. На зеленой майке майке буквы ТЮМЕНЬНЕФТЕ... Дальше не помню. Своей нефтятой империей он руководит по телефону. Мне редко случается иметь дело с богатыми и я стараюсь уйти, но вот пристал...

Он протрубил, что порт прекрасен как Зурбаган, что это будет приключение в духе Грина, а он приглашает, потому, что у него день рождения. Я не поклонник болезненного творчества Александра Грина, но вот такси и мы в порту, в порту дорогих красивых яхт. Выход в море обустроен так, что сюда не доносится шум морских волн, а если и доносится, то вплетается в тихий шепот яхт и бликов на воде. А это не шум, это музыка. И в этой музыке воздух звучит мночеством крохотных колокольчиков в подвижной слепящей среде моря и неба. Чистота... о валяющемся окурке или бумажке кощунственно даже подумать. Почти беззвучно передвигаются толстые пожилые немцы. Желтые крепостные ворота, желтые апельсины на деревьях, финиковые пальмы с обильной желтизной плодов, белые дома с голубыми жалюзи окон, яхты с белыми и голубыми парусами, пара желтых прогулочных субмарин, живописные магазины и кафе для туристов. Над яхтами флаги. Много американских, британских, французских. Но все это вне времени и планеты — чистое дыхание романтики. Романтики в свежем ветре, хлопком наполняющем парус, в настойчивом рокоте воды вдоль корпуса катамарана. За чашками с зеленым чаем знакомимся с капитаном. Капитан - он же хозяин – смуглый, невысокий человек в белой рубашке и в сандалиях на босу ногу. Мне запомнились его руки – руки рабочего, но слишком подвижные, как будто он и в кафе выбирал причальный трос, или считал деньги. Его ”Yellow Submarine” была причалена совсем рядом. Море немного штормило и для нашего удобства, капитан предложил перенести прогулку. Мы полюбовались на рыбок сквозь прозрачное дно субмарины и все уехали, а я решил погулять в порту и вернуться в гостинницу пешком. Большая синяя карета на набережной оказалась лавкой по продаже ароматических и колдовских средств. Тут же предлагалось сделать татуировку. В упряжке кареты стоял большой черный козел с блестящими глазами. Хозяина лавки я не рассмотрел: осталось впечатление человека крупного, подвижного, одетого во что-то серое, избегающего чужого взгляда. Всю прогулку я фотографировал. Впоследствии, просматривая фото, вообще не обнаружил колдуна возле его лавки. Зато продавец птичьих клеток и африканских масок, представительный молодой человек в светло-сером костюме (все местные в сером), с удовольствием позировал возле красивой птичьей клетки высотой в его рост. Я кивнул ему и поблагодарил. Солнце стояло уже высоко, но морской ветер свеж, воздух полон ароматами цветов, что росли вдоль дороги. Прошел под аркой желтых ворот и вышел за пределы порта. Справа от дороги дома, заборы, оливковые рощи. Слева, шумом прибоя, напоминало о себе почти не видимое за холмами море. На холмах также росли редкие оливковые деревья, но больше было пустырей, на которых буйно разрослись кактусы с желтыми цветами и темно - красными плодами. Уверяют, что у этих плодов вкус земляники. Проверить это меня не было желания. Еще по дороге в порт, из окна такси, я обратил внимание на заброшенное здание на пустыре. Не то большой дом, не то маленькая крепость. Похоже, что кладка старая. Притягивала к этому дому присущая многим людям страсть к древностям. Не удивительно - ноги понесли меня через пустырь. Здравый смысл возмущался и утверждал, что дом бросили сравнительно недавно, лет тридцать, и я найду в нем вполне современный мусор. Скорее всего, в нем укрываются пастухи в непогоду. Я не боюсь пустыря: в этом райском краю еще не встречал змей или скорпионов, местные жители лояльны. Поднявшись к развалинам, далеко внизу, я увидел море. Серебристое море в белых барашках волн. На открытом месте ветер был сильным, но за стенами он сразу стих. У стены лежал большой гладкий камень. Таким его могло сделать море. Я присел на некоторое время, наблюдая за судами на краю горизонта. Что касается дома, то я утвердился в своем разочаровании. Здравый смысл торжествовал - перекрытия второго этажа отсутствовали. Осыпавшаяся штукатурка вдоль стен. Одна комната первого этажа сохранила потолок, и даже мутное стекло в ржавой решетке. Вот и все. Я встал, до гостинницы было не меньше пяти километров. Ночью мне приснился сон. Странное колдовское продолжение в брошенном доме. Но это, как говорят, совсем другая история.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 17
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Быль
Опубликовано: 14.09.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1