Чтобы связаться с «Владимир Александрович Жуков Жуков», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Владимир Александрович Жуков ЖуковВладимир Александрович Жуков Жуков
Заходил 2 часа 15 минут назад

Бутуз


­— Поезжай на свиноферму совхоза «Феодосийский, — велела мне редактор районной газеты «Приазовская звезда» Полина Иннокентьевна. — Встретишься с заведующим Михаилом Ивановичем Подкопаевым. Его работу в своем докладе высоко оценил первый секретарь райкома партии. Напиши солидный очерк.
Верный армейскому принципу: получил задание — выполняй, я не стал откладывать дело в долгий ящик. В тот же день вместе с водителем УАЗа Василием Ивановичем Федорцовым, которого в шутку называли Чапаевым, выехали в пункт назначения, расположенный в четырех километрах от поселка Советский.
Обычно, пока я брал интервью у специалистов, рабочих и колхозников, он оставался в машине, коротал время за чтением книг, погружаясь в мир фантастики и приключений. На сей раз, Василий изъявил желание осмотреть свиноферму. На проходной КПП мы предъявили вахтеру удостоверения. Он указал на здание, где находился кабинет Подкопаева. По мере приближения к длинным свинарникам зловонный запах стал все более ощутимым.
Без труда отыскали кабинет заведующего СТФ. Предполагал увидеть тучного, словно боров, ведь мясо и сало всегда под рукой, Но Михаил Иванович, выше среднего роста, оказался нормального телосложения, без выпирающего брюха. Доброжелательностью вызвал к себе симпатии и доверие.
—На мне свет клином не сошелся. Больше пиши о свинарках и свинопасах. Прочитаютосебе в газетеи еще лучше будут трудиться. Недаром говорят, что ласковое слово и кошке приятно, — промолвил Михаил Иванович. С удовольствием перечислил имена и фамилии ударниц труда свинарок, рабочих кормоцеха.
Я едва успевал скорописью фиксировать его информацию в блокноте. Диктофонов тогда и в помине не было, а громоздким магнитофоном распоряжалась корреспондент студии радиовещания. Мне все же удалось получить ответы на вопросы о его родителях, детстве, фронтовых делах,боевых и трудовых наградах, о выполнении планов и соцобязательств на текущий год и пятилетку. Василий не внимал нашей беседе, не вмешивался.
—А теперь от слов к делу, покажу вам хозяйство, — Подкопаев поднялся из-за стола. Следом за ним мы вошли в длинное здание свинарника.
— Запахи ядовитые, — посетовал Федорцов. — Респираторы не помешали бы?
— Здесь вам не парфюмерная или кондитерская фабрика, — отозвался Михаил Иванович. — К дивным ароматам привыкли. Зато там, где воняет, там и пахнет жареным мясом, салом, колбасой, шкварками….
Вверху прошелестели крылья. Под оплетенными паутиной стропилами я увидел голубей и прилипших к кровле неподвижных летучих мышей
— О, да у вас здесь много нахлебников. Не только свинарник, но и птичник, — заметил я.
— Возле свиней не только птицы, но и грызуны,крысы, мыши, мелкие насекомые жуки, долгоносики, блохи, кормятся, даже ежи повадились, — сообщил Михаил Иванович. — Любая живность имеет право на существование, но следует регулировать количество особей, чтобы не получилось, как в Австралии, когда овцы и кролики извели растительность. Хотя по анатомии мы со свиньями братья и сестры, но представьте, если бы выращивали их не на убой, а ради спортивного интереса, то свиней расплодилось бы больше, чем людей и все растения до корней подмели, словно саранча.
Экскурсия продолжилась в родильном отделении,где перед нашими взорами предстали крупные свиноматки на деревянных настилах, покрытых золотистого цвета соломой. Возле их сосков копошились поросята.Они впивались в набухшие, словно бутоны, соски, причмокивали от удовольствия.
— Для свиноматок усиленное питание, разнообразное меню, чтобы молоко было сытным и поросята быстро набирали вес, — пояснил Михаил Иванович. — Потом определяем их в группы для откорма.
Вышли из родильного отделения. Неожиданно я оступился и сделал шаг в сторону. Правая нога погрузилась в вязкое месиво, в ноздри ударил резкий запах.
— Черт подери! — сорвалось с моих губ. Завфермой обернулся и в сердцах воскликнул:
— Эх, растяпа, угораздило же тебя!Куда глядел? На ферме, где больше двух тысяч свиней надо глядеть в оба. Здесь, как на минном поле, подстерегают ловушки.
— Так ведь почва подсохла,— оправдывался я, взирая на правую ногу с туфлей в желтовато-бурой зловонной субстанции.
— Это сверху подсохло, а внутри жижа, — покачал он головой. — Надо было шаг в шаг следовать по моим стопам. Впрочем, сейчас заглянем в кормоцех. Там для рабочих есть душевые с горячей и холодной водой. Обмоешь туфель и носок.
Когда я справился с этой неприятной процедурой, Михаил Иванович покаялся:
— Не обижайся за слово «растяпа», само с губ сорвалось. Привык правду-матку резать в глаза. Однако, чувствую себя виноватым за то, что не предупредил. Это тебе не по асфальту, паркету и ковровым дорожкам ходить, на ферме случаются казусы.Не слишком огорчайся, ты не первый и не последний, кто угодил ногами в жижу. Некоторые ротозеи по самые колен увязли.Будь оптимистом и юмористом, воспринимай жижу, как лечебную грязь.
— От запаха этой «грязи» нескоро избавишься, — ответил я без энтузиазма.
— Не вешай нос. В качестве компенсации за моральный ущерб предлагаю двухмесячного поросенка, — заявил Подкопаев.
Я призадумался и хотел уже отказаться, но Федорцов среагировал быстро. Прошептал мне в ухо:
— Соглашайся, когда еще такой шанс выпадет. Бухгалтер Тамара Петровна мне все уши прожужжала,чтобы в совхозе или колхозе купил ей кабанчика.
— Вот что друзья-товарищи, я понял, что вашей сотруднице нужен поросенок, — деловито произнес Подкопаев. — Поэтому вручу кабанчика, а вы сами решайте, куда его пристроить,хоть в зоопарк или цирк. Кстати, свиньи легко поддаются дрессировке. Отдаю в добрые, заботливые руки, ему, как младенцу, нужен уход, кормление.
— Михаил Иванович, нет повода для тревоги, наша бухгалтерша, обожает домашних животных
— Тогда мной, шагом марш!
Мы вошли в одно из просторных помещений, где содержали поросят, отлученных от сосков свиноматок. Розовато-белые животные постоянно двигались по настилам, застланным золотистой соломой. Тыкались лиловыми пятачками в кормушки.
— Варя! — окликнул завфермой моложавую работницу, хлопотавшую среди малышей. И когда она подошла, велел.
— Выбери самого шустрого…
— Свинку или кабанчика?
— Пацана.
Варе не пришлось долго гоняться, поскольку поросята сами к ней ластились, шли в заботливые руки. Она подала Михаилу Ивановичу поросенка. Он сопел ноздрями, моргал белесыми ресницами, за которыми прятались маленькие глазки. Норовил вырваться из рук Подкопаева, но он цепко держал за переднюю и заднюю ноги. Поросенок визжал, норовил выскользнуть из рук.
— Резвый, скороспелый бутуз из породы белой степной. Ее вывели селекционеры заповедника Аскания-Нова. При хорошем кормление и уходе быстро наберет вес, — сообщил он. Отыскали небольшой ящик из фанеры и круглыми отверстиями для воздуха, чтобы не задохнулся,поместили кабанчика.
Мы попрощались, обменявшись крепкими рукопожатиями. Василий с ящиком и запиской для вахтера направился к проходной. Я последовал за ним.
На пути к поселку сквозь гул двигателя слушали, как поросенок ворочается в ящике, иногда напоминает о своем присутствия звуками: хрю, хрю, хрю…
—То-то Тамара Петровна обрадуется подарку, — предположил водитель. — Откормит в большого хряка пудов на семь-восемь.
Перед въездом в поселок мы ощутили наплыв зловония. Василий полностью открыл окна. Однако концентрация запаха повышалась. Из ящика донеслось подозрительное урчание и поток зловония. Догадались, что наш «трофей» опорожнил не только мочевой пузырь, но и кишечник.
— Противогазы нам бы не помешали, — вздохнул Василий, зажав пальцами левой руки ноздри, а левой управляя баранкой. Я тоже зажал ноздри и плотно сомкнул губы, чтобы не вдыхать пары испражнения.
Федорцов не стал заезжать во двор к гаражу, а остановил УАЗ пред входной дверью в здание редакции. По узкому коридору прошли в бухгалтерию.
— Тамара Петровна, ваша просьба исполнена! — торжественно известил водитель.
— Какая просьба? — удивилась она.
— Насчет поросенка двухмесячного, нос пятачком, хвостик колечком.
— Ах! — обрадовалась она. — Я уже потеряла надежду. Спасибо, Вася, за внимание и заботу.
— Володю благодарите, это его трофей.
— Трофей? — и обернулась ко мне. — Сколько я вам должна?
— Нисколько, бесплатно.
— Как это бесплатно?Коммунизм вроде бы еще не наступил?
—Для Володи уже наступил, — усмехнулся Василий. — Поросенка он получил авансом в качестве гонорара за будущий очерк о заведующем фермой.
— Где кабанчик?
— У подъезда машина. Отдыхает в ящике, утомился, поэтому решили не будить. Теперь только вы имеете право его побеспокоить. И над кличкой не придется голову ломать. Завфермой назвал его Бутузом.
— Бутуз, так Бутуз, — на радостях согласилась Тамара Петровна и,не мешкая, по коридору поспешила на улицу.
— Ждет ее «сюрприз», —Василий с трудом сдержал он хохот. — Вдруг откажется?
Выйдя в коридор,мы терпеливо дождались ее возвращения.
— Хлопцы, почему вы от меня скрыли, что поросенок сходил, — едва появившись,возмутилась Тамара Петровна.
— Куда сходил?— с удивлением отозвался Федорцов, хотя понял о чем речь
— Сходил, ну значит, — она смутилась, подбирая приличное слово, — Наложил кучу и вымазался. От запаха у меня дыхание сперло и в горле запершило. Предупредили бы?
— Не обессудьте, свинья везде отыщет грязь, — рассмеялся водитель. — Поди, не белая лебедь. То, что он наложил кучу, является признаком здорового организма и отменного аппетита. Вырастит, как на дрожжах и оглянуться не успеете. Привыкайте к «аромату». Там где воняет, там и пахнет жареным мясом, салом, колбасой, шкварками…
— Что же мне делать? — посетовала Тамара Петровна. — Прохожие будут шарахаться, как черт от ладана.
— Это ваши проблемы, вы хозяйка, — напомнил водитель. — Как говорится, не было хлопот, купила баба порося.
— Василий, будь добр, подвези до хаты, — попросила бухгалтер. Федорцов медлил решая: «Если откажусь, так ведь обратиться к редактору и та, прикажет исполнить просьбу».
Дорога до хаты бухгалтера заняла не более получаса. Через окно кабинета я увидел, как Федорцов въехал во двор и вышел к нему. Он остановил УАЗ у ворот гаража, настежь распахнул дверцы и резво соскочил с подножки.
— Фу, чуть не задохнулся, — пожаловался Василий. — Не авто, а газовая камера. На сегодня мой рабочий день закончился. Может, до утра проветрится?
Находясь под впечатлением от общения с Подкопаевым я написал очерк «Большое сердце», и вскоре он позвонил:
— За статью в газете спасибо, прославим меня на всю Ивановскую, — пошутил Подкопаев и поинтересовался: 
— Как поживает кабанчик?
— Отдали бухгалтеру, она обожает животных.
— Не сомневался в вашей расторопности, — похвалил он. — Если кому-то из сотрудников редакции потребуется кабанчик или свинка, то добро пожаловать. Отпустим по себестоимости,по льготной цене, почитай даром, как работникам совхоза.
— Благодарю, но пока заявок не поступало, — ответил я.
— Не забывай дорогу на ферму. Не только для того, чтобы что-то написать, а для задушевного общения.
— После того случая надолго запомнил, — едва сдерживая смех, признался я.

Опубликовано в газете "Керченский рабочий" 10 июня 2021 года
­­­


Мне нравится:
0
Поделиться

Количество просмотров: 26
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 10.06.2021
Свидетельство о публикации: №1210610120193




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1
1