Чтобы связаться с «Владимир Александрович Жуков Жуков», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Кастинг


1

Чтоб обрести бразды заветной власти,
Пройти необходимо строгий кастинг.
Суровей, чем в театре и в кино,
Не всем людьми руководить дано.
Хотя талант актерский тоже нужен,
Чтоб стать державным мужем.
Не мелким клерком, а вельможей,
Любой вопрос решить он сможет.
В Совдепии отбор был крепких кадров:
Ценили опыт, знания, труд, награды,
Мировоззрение, деловую хватку
И чтоб морально был в порядке,
Не крал, не пьянствовал и не блудил,
А был примерный, честный семьянин.
У претендента властный протеже,
Он головою отвечал за жест
И, если вдруг доверие утратит,
То протеже карьерою заплатит.
Ответственность за кадры высока,
Не ставили на должность дурака.
Скандалы были очень редки,
Ведь кадры назначали точно, метко.
В архивах справки наводили,
Чтоб лучшие людьми руководили.
Поднялись от станков они, с полей
Для блага Родины, простых людей.

2

Дабы пресечь молву о старой банде,
Мэр Родион сшивал себе команду,
Сам отбирал на службу кадры.
Об этом замечательном почине
ТВ, газеты, пресс-релизы сообщили
С десяток основных вакансий,
У профи тоже появились шансы.
Сергей мечтал о службе и карьере,
О ранге, должности, портфеле.
Хотелось стать заметною фигурой,
Увы, как пень, застрял в адвокатуре.
Суды, истцы, ответчики, рутина,
Большие гонорары бродят мимо.
К коррупции и взяткам отвращение,
Водились потому не часто деньги.
Семья скромна в потребностях, в быту,,
Юриста прокормить не может труд.
В рекламе он увидел объявление:
Вакансия — начальник управления.
И записался на прием он к мэру
В надежде на успешную карьеру.

3

Мэр ростом мал, едва его приметил
В роскошном и просторном кабинете.
Он, сидя во главе дубового стола,
Чеканил канцелярские слова:
— Внимательно я резюме читал, —
И в голосе послышался металл. —
Престижный вуз, но опыт мал…
— Но опыт — это дело наживное,
Я на реформы и прогресс настроен,
Наукою управления увлечен,
Готов подставить под дела плечо,
Чтобы никто не преступал законов,
Проблем не будет прокурором.
Все документы станут безупречны,
Уверен, что порядок обеспечу.
«Ретив и деловит он слишком,
Кабы не наломал дровишек?
Реформы на уме и чтит законы,
Придется нелегко с такой персоной.
Полезет обязательно в финансы.
А там мои особые «романсы», —
Подумал мэр, предвидя осложнения. —
Зачем мне реформатор, бойкий гений?
Ведь это постоянный геморрой.
Нет, не годится, с глаз долой!»
— Довольно, дух переведите,
Вы партии какой принадлежите,
ЛДПР, КПРФ или Парнас,
Чем вас прельщает власть?
— Хочу в жизнь воплотить идеи,
Чтоб стала демократия сильнее.
— Стремление благородно и похвально,
Но не бывает власти идеальной.
Обречена на разные пороки,
Чиновники мотают часто сроки?
— Мне это абсолютно не грозит,
Я — честный гражданин, не паразит.

4

— Так заявляют все, соблазнов много,
Под прокурором ходим и под Богом
И угнетает смутная тревога.
Чиновник каждый — инвалид труда,
За ним незримо следует беда.
Завидуют и злобствуют напрасно,
Как пчелка, пашет, не имея счастья.
Бывает, что несладко бюрократу,
Приходиться гудеть по не формату,
А вы, гляжу, знаток, интеллигент,
А может «крот», из ФСБ агент?
— К чекистам не имею отношения.
— Напрасно, за услуги платят деньги.
— Быть стукачом и подло, и постыдно, —
Сергей ответил с явною обидой.
— Не обижайтесь, пошутил,
Но это мой обычный стиль.
Чтобы в конторе исключить раздрай,
Есть принцип: доверяя, но проверяй.
И все же жизнь сурова бюрократа
Из стимулов лишь радуют оклады,
Да звания почетные, награды.
Бумаги, аллергия, пыль, рутина,
Работаешь, не разгибая спину, —
Нарисовал он мрачную картину,
Чтобы отвадить кандидата,
Ведь место у кормила свято.

5

— Скажите, не темните, молодой,
Вы состоите в партии, в какой?
— Я, извините, беспартийный.
— По духу вижу, либерал наивный.
Ответьте, кто стоит за вами,
Мы с улицы людей не принимаем?
— За мною репутация, наука…
— Они не могут быть порукой.
Необходим солидный покровитель,
Таков порядок, никаких открытий.
— Вы сами объявили кастинг?
— Да, поделюсь я властью,
Лишь избранным талант сей дан.
Без связей не возникнет капитал.
Замолвить кто-то должен слово,
Политики в том кадровой основа.
Будь, хоть Спиноза, прочий гений,
Неистребимы культ и сила денег.
Напомню вам, хоть это и не ново,
Понятия, порой, важней законов.
— Но это же типичный криминал, —
Сергей в ответ чиновнику сказал. —
Отсюда произвол и беспредел,
В судах немало уголовных дел.
— Коль было б в жизни все прекрасно,
Обидно судьям с мантией расстаться.
Служивые бы в трауре метались,
До сей поры все в золоте купались.
Им в жизни однозначно повезло,
Ведь прибыльное это ремесло.
Законы, если б соблюдали гладко,
Что делали б блюстители порядка,
Полиции, СК, прокуратуры,
Юристы городской адвокатуры?
Отправить всех на фермы и к станкам,
Так это непосильно их рукам,
Силенок для тяжелых функций мало,
Привыкли к благородному металлу,
К комфорту, роскоши, уюту.
Не станет криминала, грянет смута.
А так, все на местах, при деле,
С вакансией вы точно пролетели.
У нас своих едросов, пруд пруди,
Пристроить должен их, ты погоди.
Они такие паразиты-гниды,
Что не простят любой обиды.
Вступи скорей в «Единую Россию»,
Тогда возникнут шансы небольшие.
Короче, пораскинь, чувак, мозгами…
Развел Сергей беспомощно руками,
Подумал: перспективы нет,
С досадою покинул кабинет.

6

«Останусь я, как прежде, беспартийным,
Ведь у едросов список длинный
Скандалов, преступлений и посадок,
Не могут навести в рядах порядок.
Смирись, видно, чисток не желают,
И курс свой тупиковый продолжают.
Коррупция, как и маразм, крепчают,
Никто за балаган не отвечает.
Лишь ловко имитируют борьбу,
А пар уходит не в свисток, в трубу.
Победные реляции повсюду,
Но почему тогда беднеют люди?
Известно: рыба с головы гниет,
А я не карьерист, а патриот.
Пожалуй, обойдусь без партбилета,
Мне ни к чему ярлык позорный этот, —
Решил Сергей. — Важней свобода,
Судьбой одной живу с народом.
Кривые отражают зеркала
События, людей и их дела».

7

Вошел степенно соискатель Игорь,
С валютой в портмоне, и с фигой —
Народная примета для удачи,
Чтобы мэр его советником назначил.
— Вот справка: состояли в ОПГ?
— Да, был такой по молодости грех.
Из армии пришел, увы, нет денег,
Охранником устроился я в «Сейлем»…
— Боевиком, — поправил сухо мэр.
— Без разницы, не слаще редьки хрен.
Как говорится, хоть не рыжий,
Но в схватках криминальных выжил.
— Откуда погоняло Арматура,
Наверно бил жестоко клиентуру?
— Не без того, жлобам перепадало,
Бабла в общак давали очень мало.
Романтика, я при своей фактуре
Пошел в бригаду, в рэкет сдуру, —
Покаялся с ухмылкой претендент. —
Но разобрался, завязал в момент,
За мною большого компромата нет.
Скажите честно: кто не без греха?
Коль «замочил» кого, то был в бегах
Иль чалился на зоне под завязку,
Ведь за «мокруху» не найти отмазки.
— Да, убедительно, логично,
Закалку в шайке выдержал отлично.
— Что было, былью густо поросло
И время грех потоком унесло.
Произошло немало перемен,
Теперь я филантроп и бизнесмен.
Не запятнал я совесть, руки кровью,
К работе отношусь с большой любовью.

8

— Но в ФСБ на вас лежит досье?
— Ах, под контролем у чекистов все.
Партийцем прежде был, регионалом,
«Донецкие» в Крыму вертели балом.
Но пробил час — теперь «Крым — наш!»
Судьба крутой произвела вираж.
Мне с этим фактом очень повезло,
Братву всю нашу приняли в ЕдРо.
Дел уголовных может не читали,
По головам, как стадо, посчитали.
Заветные вручили партбилеты.
За прошлое, кто надо, тот ответил.
Братва уже покоится в могилах,
Ведь жадность фраера сгубила.
Но заслужили, получили право,
Лежат герои на «Аллее славы».
Лишь Виктора на трассе «замочили»,
То «башмаки» поникли и «поплыли».
Окреп, поднялся грозный «Сейлем»
И сразу привалила куча денег.
Завод ликероводочный «Виктан»
Под наш контроль тогда попал.
— Историю я эту тоже знаю.
— В чьей, Родион, бригаде состояли?
Но пальцы, будто клешни, мэр сцепил,
И тем его расспросы запретил.
А Игорь головой кивнул: «Понятно,
Из ОПГ одной, мол, братья.
Но в разных городах имеем «бизнес»,
Поэтому и не общались близко.
К тому же, конспирацию блюли,
Чтоб «бизнес» не присвоили менты.

9

— Я начал снова с белого листа
И совесть, словно снег, чиста.
Все в церкви замолил свои грехи.
Часовню поп на денежки мои
Построил и иконами украсил.
Я благодарен нашей дивной власти,—
Заверил Игорь. — И не скрою,
Решил карьеру с мэрии построить.
Чем сатана, чем черт не шутит,
Готов стать губернатором, по сути.
— Амбиции у вас, братан, однако,
Гляди, о том прослышит губернатор.
Он — человек крутой и властный,
Хоть ты и старый наш соратник,
Но конкурента рядом не потерпит, —
Благоразумно мэр ему заметил
И подал соискателю анкету. —
На должность вы подходите вполне,
Советник, не забудьте… обо мне?

10

— Лады, за мной не заржавеет,
Благодарить я за добро умею, —
Рукою потянулся к портмоне.
Но: под надзором тихий кабинет.
Чтоб обсудить работы грани,
Мэр встречу обозначил в ресторане.
— Там пацанов своих помянем,
Жаль, что нет теперь их с нами, —
С печалью молвил Родион.
— Да, жаль, мой босс, патрон.
Но жизнь кипит, долой печали!
Вы ангел мой, хранитель и начальник.
Пока страной чекисты управляют,
Никто, ничто нас не завалит,
Ведь «школу выживания» прошли,
Такие кадры партии нужны.
А чистоплюи, правдолюбцы
Пусть головой о стену бьются.
Сменяются вожди, режимы,
Но мы одной задачей одержимы:
Валюты чтоб побольше сколотить
И за «бугор» по-тихому свалить.
Когда начнутся «наверху» разборки.
Не избежать и нам народной порки.
Поэтому гусей дразнить опасно,
Ведь власть хрупка, бывает часто
И важно вовремя смотаться.
И это, без сомнения лучше,
Чем париться на нарах за «колючкой»
И потерять недвижимость, добро,
Что непосильным нажиты трудом.

11

— Ты, Игорь, не бравируй слишком,
Чекисты быстро сотворят делишки.
Берут ведь губернаторов за жабры,
Они, быки сильны, поди, не бабы.
— Валюта есть, несложно откупиться
Или махнуть подальше, за границу.
Жить в вилле на Лазурном берегу.
Назло завистнику или врагу.
— Мне не к лицу быть дезертиром,
Когда я — мэр и обладаю силой,
Отбить необходимо капитал,
Ведь много сбережений потерял,
Пока до этой должности дорос
И связями, как камень, мхом оброс,
Чтоб оправдать высокое доверие,
Скопить немало предстоит мне денег.
И поделится с тем, кто рангом выше,
Иначе мне не обеспечит «крыши».

12

Коль под рукой казенные финансы,
Всех схем они должны учесть нюансы:
Распилы, преференции, откаты,
Чем всюду знамениты бюрократы.
Держа в кармане, чтоб не сглазил, фигу,
Откланялся довольный мэром Игорь.
«Такими помыкать намного проще,
При компромате не заропщет.
Теперь на поводке моем коротком
Авось, не оборзеет, будет робким, —
Об Игоре начальник размышлял. —
Ковал недаром кадры криминал.
Он понимает, что дамоклов меч
Способен быстро голову отсечь.
Ведь «Башмаки», «Адар» и «Сейлем»
Еще блуждают с 90-х в сейфах.
Поднимут быстро «дело» из архива,
Погонят по этапу до Сибири.
Кому обязан знает, ясно помнит,
Поэтому любой приказ исполнит.
Похоже, «башмаки» сошли на нет.
Одни в гробах, другие — много лет
На нарах дни и ночи коротают,
Кровавые разборки вспоминают.
Для «сейлемовцев» — зеленый свет,
Ведь конкурентов затерялся след».
Прав Родион, командные высоты
И в Госсовете, где на грош работы,
В Совмине, где ворочают финансы,
У ОПГ, кто до казны добрался.
Не изменилась воровская власть,
Кто крал, тот продолжает красть.

13

Дверь в кабинет легко открылась
И девушка-брюнетка появилась.
Остановилась у порога робко,
Приветствуя, приблизилась кротко.
Чарующе изящна и красива,
Марина губы-вишни разлепила:
— Могу возглавить департамент,
Училась за границей, инглиш знаю.
Для внешних связей пригожусь,
Охотно, с вдохновением тружусь.
Вакансию подруга подсказала.
— Эх, милая, немного опоздала.
Профессия, диплом у вас какой?
— Окончила с медалью золотой.
По профилю я — финансист
Диплом с отличием, без «липы» чист.
— Как жаль, нет МИДа в штате,
Достойны министерской вы зарплаты.
И почестей, и льгот, и звонкой славы
Во имя процветания державы.
И более прекрасного романа,
Жемчужина чудесная в оправе, —
Был Родион, как ловелас, в ударе.
Прорвало чародея, понесло,
Он лирики освоил ремесло. —
Меня вы сразу в сердце поразили,
Не видел в жизни девушки красивей.
Не пожалею бонусов и премий
За нежный взор и чудное творение…
— Благодарю за комплимент,
Любой готова выслушать ответ.
— Мне с вами расставаться неохота,
Поэтому вам предложу работу
Моим секретарем и референтом.
Экспертом по бюджетным документам
Чтоб от цифирь не стало грустно
Лишь малая, приятная нагрузка.
Я обожаю кофе и общение,
Не пожалею за услуги денег?
— У вас же есть учтивый секретарь?
— Она стара, а я еще не стар,
Горяч душой и крепкий телом,
Фортуна любит озорных и смелых,
Чтобы жилось легко и краше
И не иссякла наслаждений чаша.
Старуху я на пенсию отправлю,
А вас главой в приемную поставлю.
Пусть мэрия светло омолодится,
Красивые приятны рядом лица.
«Но почему он мне не отказал? —
Подумала, заметив блеск в глазах
И поняла в чем суть «общения».

14

Взирал он на Марину плотоядно,
Считал, что предложению та рада,
А значит ждет шикарная награда.
Умна, сообразительна, не дурра
С такой великолепною фигурой.
Он перевел горячее дыхание
И строки тут же подсказала память:
— И бедра ее метались,
Как пойманные форели,
То холодом стыли,
То белым огнем горели…
Едва ли Родион не сообщил,
Что этот стих экспромтом сочинил.
Промолвила Марина бойко:
— Поэт Испании, великий Лорка.
— Откуда вам известно? Браво! —
Он восхитился женщиной лукаво.
Посетовал, ведь прежде ложь
И трепет упоительный, и дрожь
У знойных див обычно вызывала,
Стихов они прекрасных тех не знали
О тайной страсти «Неверной жены»,
Но были «автором» восхищены.
И вдруг Марина — эрудит и полиглот,
Начальнику не смотрит в рот.
Однако явный поняла намек,
Что Родион большой ходок,
Как говорят, за пиршеством «налево»,
Порочности такой смутилась дева.
За юбками чужими волочится,
Чтобы утех, покорности добиться.

15

Снимает «пробу» — это тоже кастинг
Для наслаждений вожделенной власти.
— Я замужем, не надо ваших денег.
— Поверьте, денег лишних не бывает,
Людей фортуна редко посещает.
Замужество для счастья не помеха,
На новом месте — ореол успеха.
— Нет! — возразила дерзко, гордо
И удалилась твердою походкой.
— Не спрячетесь, я вас найду! —
Воскликнул он азартно, как в бреду. —
Красивых женщин не теряют,
На опыте я это твердо знаю.
«Во, глупая, кто этих баб поймет,
Ей предложил я не работу — мед.
Другая бы пантерою вцепилась,
От радости, удачи прослезилась.
А эта холодна и неприступна
С такой роман безумно трудный.
Но тем и восхитительно прекрасен,
Что запылаем жаркой страстью, —
Мечтательно ресницы смежил,
Как будто женская очаровала нежность. —
— А вдруг со психикой проблема?
Вот так загадка, странная дилемма
Возможно, чокнутая малость,
От роскоши, карьеры отказалась,
Хотя занозой в памяти осталась.
Умна, финансы, инглиш знает,
Нет, психами такие не бывают.
Пленительно прелестна и свежа,
Как роза на рассвете, хороша.
Наверно, неудачнику досталась.
Меня к нему обуревает зависть.
Но выстояла, не сломалась.
Характер сильный дорогого стоит,
Морали чистой бережет устои.
Такие леди нынче редки,
Зато доступны сладкие кокетки.
Но адрес в резюме, еще не вечер,
Назначу все же я Марине встречу
И цели, обязательно добьюсь,
Иначе я — последний жалкий трус».

16

Да, Родиона озадачил казус,
Как будто постарел он сразу
И осознал за много лет впервые:
«Уходят, видно, годы золотые.
У женщин постоянно был успех,
Начальники прощали этот грех,
Не жадничал, делился щедро,
Брал «крепости» осадою победной.
И вдруг такой облом впервые
Брюнетка оказалась строптивой,
И без нее, немало баб красивых,
Заваривать готовых чай и кофе,
Жизнь удалась, сижу неплохо.
Но нужен праздник для души и тела,
Чтоб сердце, даже в будни пело».

17

Марина вскоре шефу доложила:
— Мэр Родион и бабник, и ловчила,
Тепло, радушно принял он меня,
Намеками к сожительству склонял.
Сулил за дружбу золотые горы,
Настроен на хищения и поборы.
— Да, женщина — мед и отрава,
Но должно соблюдать и нравы.
А Родион давно пошел в разнос,
Как с голодухи, одичал матрос.
На взятки тоже очень падкий,
Дал генерал «добро» насчет посадки.
Улики, факты срочно соберите,
Наружку и прослушку подключите, —
Велел полковник ФСБ Марине,
Сотруднице к жулью непримиримой. —
Коль к нежностям его влечет,
То повод обязательно найдет
Он для приятной с вами встречи,
Не откажитесь провести с ним вечер…
— Полковник, это не игрушка,
Есть риск, я — не «медовая ловушка»,
Чтоб восторгаться пошлой лестью
И жертвовать любовью, честью.
Для этого девицы есть в резерве,
А мне для службы пригодятся нервы.
Верна своей присяге офицерской,
Но быть наложницею мне мерзко.
— Марина, успокойтесь, будут рядом
Сотрудники и мигом скрутят гада,
Мэр не посмеет вас коснуться,
Они с ним живо разберутся.
— Благодарю вас за поддержку, —
Марина прошептала нежно.

18

Очередной причалил кандидат,
Его угрюмо встретил бюрократ.
И, упиваясь личной властью,
Продолжил с экзекуциею кастинг.
Не демон и не рок судьбы,
Политика ворочает людьми.
Одних возносит, словно знамя,
Других шлифует жерновами.



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 28
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Сатирические стихи
Опубликовано: 03.05.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1