Чтобы связаться с «Альфира Ткаченко», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Альфира ТкаченкоАльфира Ткаченко
Заходила 15 часов 6 минут назад

Бойфренд со скидкой



роман

Бойфренд со скидкой

Луна взобралась на крутой небосклон и остановилась… Ольга задумалась: "Что ей делать дальше? А что могло произойти ночью, если всё уже давно позади, а впереди нет тех давно воспламеняющих сердце ночей, в которых она спала безмятежным сном любящей женщины".
Она спала… А что ей было делать, если тебе ещё только что стукнуло, а женщине всегда может только стукнуть и не исполнится, каких-то сорок пять лет. Да?!... Возраст самый подходящий, чтобы вспоминать прекрасные дни давно ушедшей молодости и задуматься о происходящем. Сон был самый что ни на есть безмятежный. Ей снились лунные ночи, когда он находился рядом с нею все свободное время. Она стала забывать произошедшие какие-либо когда-то события. Цветы?!... Зачем они? Всё равно её мальчик давно потерялся где-то там, за горизонтом её жизни. Так, мимолётное мгновение счастья и всё… Кадры её безмятежной жизни менялись один за другим. Весенние дни наполнялись приятными моментами. Скоро опять произойдут события, в которых она опять будет счастлива и … одинока. И так год за годом.
Но вот наступили первые теплые мартовские дни, а жизнь не меняется. Что произошло? Она сидела на кухне и мешала ложечкой кофе, в котором оседал сахар. Круглые бока сушек поблескивали на солнечных лучах, пробивавшихся сквозь штору. На улице появилась первая капель. Первая, весенняя. Кап…кап... кап… Она встала и подошла к шкафу, висевшему на стене, открыла его и молча, не оглядываясь ни на кого, достала хлеб. Потом задумалась, а что она будет есть с ним? Со вчерашнего дня в холодильнике, кроме пачки кефира и ещё кое-чего, что можно было или нельзя есть ей и ему, ничего не было. Она опять посмотрела на хлеб и… Что это происходило с нею? Весна?.. Она сама не знала. Уже много лет, как ей казалось сейчас, она ждала чего-то. Вот-вот произойдёт то, чего она хотела в своей жизни – счастье. Но оно как-то проходило мимо и не заходило в её в дом. Что это был за дом, в котором она сидела по утрам и пила как всегда заварившийся строго по рецепту кофе, и как всегда на столе лежали её любимые сушки?
... Он прошёл по лестнице вверх и оглянулся. Что произошло, она не поняла. Просто оглянулся и посмотрел как-то поверх неё и пошёл дальше. Что могло быть? Просто ничего. Потом она увидела его, как он шёл к машине, а вокруг гудела улица весенними звуками с шорохами колёс и шарканьем ног множества прохожих. Воробьи летали над пустыми деревьями, на которых обязательно, когда потеплеет, появятся листочки, красивые и большие, кленовые. Они будут шелестеть под дождём и звать в унылую комнату со звуками Шопена. Так было всегда в её жизни.
На другое утро она опять увидела его и посмотрела прямо в глаза. Он отвернулся и пошёл к машине, сел и уехал. А что, он должен был подойти к ней и что-то сказать? Нет, конечно. Так продолжалось ещё некоторое время.
Весна… Она разметала снег, рыхлый и подтаявший. Ручейки сбегали в колодце и прятались, словно они стыдились того, что она одна. Так и не нашла своего маленького счастья.
«Ну, и пусть, бегут от меня…» - с горечью подумала она и помолчала, ещё больше давая себе взбудоражиться и опять молчать, как всегда, когда она думала о своей жизни.
Солнечный свет мелькнул за поворотом зеркальца машины и она остановилась около неё.
- Прошу,... Можно вас? - позвал приятный его голос и она, вздрогнув, обернулась и чистая солнечная улыбка появилась на её лице.
- Да. Вы мне?
- Вот уже несколько дней я вижу вас здесь и как-то побоялся подойти. Вы такая, … - он задумался, какая она.
- Какая?
- Просто мне показалось, что вам чего-то не хватает. Можно вас подвезти?
- Меня?... Зачем?... Можно, - вдруг неожиданно для себя она согласилась и села рядом.
Машина поехала, дома уносились далеко назад и скрывались один за одним. Рядом с ними ехали такие же машины и он, иногда поглядывая на неё в зеркальце, молчал.
- Вам не скучно?
- Не знаю… - пожала плечами она.
- Вы не желаете где-нибудь поужинать?
- Можно. Я тоже хочу есть.
- Ну, тогда, я знаю маленькое кафе, и мы с вами остановимся там...

часть первая

- Ты опять начала? Всё с начала? – Игорь спросил и замолчал.
Он давно знал, что будет дальше, если не прекратить весь этот балаган, который она начинала вот уже много лет. И так продолжалось почти каждое утро, когда он собирался на работу, а она сидела за своим туалетным столиком и смотрела на лицо. Лицо?.. Да, оно у неё было всё также прекрасно, как и много лет назад, когда он позвал её в кафе, где она сидела с мужчиной и пила вино. А что же сейчас ей мешало? Он сел удобнее и пододвинул тарелку с салатом. Каждое утро он ел салат. Желудок не принимал больше другой, жирной пищи и ему приходилось решать свои проблемы таким образом. Салат, чай или кефир с кусочком белого хлеба. На часах уже давно было половина восьмого. Ещё немного и ему пришлось бы почти бежать и ехать с огромной скоростью по Москве, ожидая частые утренние пробки.
- А что такое? Игорь…- она укоризненно посмотрела на него, - Что могло произойти, если ты уже почти две недели не можешь сделать того, о чём я прошу. Ты зашёл в агентство и заказал путёвки на Кипр?
- Нет. Я этого не буду делать, - категорическим голосом он ответил жене и уже собрался встать, как она, медленно подойдя к нему, обняла за шею и притянула к себе.
- Так?... Нет… А почему, - она капризно надула губки и ласково посмотрела ему в глаза, - мы же давно нигде не были вместе? И, кажется, это было твоё предложение? Не так ли, милый? А что же на этот раз тебя остановило? Отчёт?.. Или…
Ольга не стала договаривать, что могло его остановить на этот раз. Она уже привыкла к его бешенному характеру работы. Вечно: отчёты, брифинги, какие-то встречи, о которых ей, он, конечно, не говорил, но она догадывалась.
- Я так скоро стану старой и не красивой. А ты хочешь жить с не красивой?
- Что ты милая, конечно, нет. Но Оленька, на этот раз мы опять собираемся на встречу и там будет много деловых людей, от которых зависит весь будущий год. А ты, как я думаю, совсем не хочешь остаться без денег на твою красивую жизнь. Я ведь не ошибаюсь? Куда ты сегодня собираешься так рано?
- В салон, куда ещё. Надо же выглядеть прекрасно, когда тебе уже почти под сорок с… Ну, хорошо, я отдохну в салоне, а потом… ну, придумаю что-нибудь. Иди…
Дверь захлопнулась и она осталась одна. В окно светило яркое солнце. Птицы на карнизе распевали песни, а на улице во всю таяло. Весна! Почти так же, как много лет назад, когда она шла по улице и остановилась машина, но… она села в другую, такую же красивую машину и поехала навстречу своей судьбе. Кто же знал, что так прекрасно они проживут почти десять лет. Он работал, она сидела дома и порой не знала, чем занять всё свободное время. Каждое утро начиналось одинаково. Он просматривал газеты и пил свой кефир с кусочком белого хлеба, уходил, целуя её в губы на пороге квартиры на шестом этаже и возвращался почти к ночи, усталый. Она привыкла к вечно его брифингам, поездкам в командировки, деловым встречам.
Утро в этот весенний день начиналось как обычно. Ольга села за столик, рассматривая своё очаровательное лицо. Нет, морщин ещё не было видно. Она очень нравилась многим мужчинам и иногда даже давала повод поухаживать за собой, как бы давая понять ему, что меня могут у тебя увести. Но он молчал, оставался безразличным ко всем её шалостям. Он знал, что от таких денег, благополучия ещё ни одна женщина не уходила, разве что, к другому такому респектабельному, как он сам. Он знал их всех. Они были заняты собою и своими делами. Их почти не интересовали женщины, так иногда. Больше всего лошади, казино и деловые встречи, на которых они решали все свои проблемы жизни.
- Алло. Да, я слушаю, - телефон зазвонил как-то неожиданно, она даже вздрогнула, но вовремя взяла себя в руки и потянулась к телефону, лежащему на кровати.
- Здравствуйте. Вы, конечно, меня не знаете. Но я о вас так много наслышан.
- Да?!... И как много?
- Много. Вы не желаете со мною встретиться?
- Да?!.. Зачем?
- Я вам скажу зачем, когда мы с вами встретимся. Это займёт не так много времени.
- А почему вы решили, что я к вам приеду? Я совсем не желаю с вами встречаться.
- Ваше право. Но то, что я хочу сказать вам... Это касается вашей жизни, той, в которой вы жили много лет назад.
Ольга сидела и смотрела на окно. Солнечные лучи бегали по кровати, розовому покрывалу. Вот зайчик скакнул на пол и убежал. Она задумалась. Что он мог знать из её той, прошлой жизни, где она жила простой девчонкой.
Она уже давно привыкла к счастливой жизни сейчас, в которой её всё устраивало.
- А что вы можете знать? Разве что-то есть такое, что могло заинтересовать меня?
- Есть. Приезжайте на улицу N… Я жду вас.
Он ещё раз повторил улицу и время встречи. Она задумалась, дать ответ согласия или… Но что-то её всё-таки удерживало. Она уже совсем забыла, что было в её простой жизни московской девчонки.
-Ладно. Приеду. Но вы мне должны обещать, что кроме вас там никого не будет. Мою безопасность.
- О! Это-то я как раз вам обещать могу.
Телефон отключился.
Она сидела и молча смотрела на окно. Что ещё оставалось делать, когда вот так, в такое раннее утро к ней неожиданно ворвался чужой совсем человек, о котором она даже и не подозревала вовсе. Вдруг попытался напомнить о чём-то, что могло быть в её прошлой московской жизни. Она так и не могла вспомнить. Но всё-таки решила, что поедет.
Ольга подошла к столу и взяла книгу. Она давно читала роман известного писателя и сейчас ей надо было немного забыть о странном телефоном звонке. Игорь никогда не спрашивал её о прошлом. А что могло быть? Она простая девчонка из Москвы. Просто ей повезло немного больше, чем другим. Она не жалела, что ушла тогда из кафе с ним и теперь жила респектабельной жизнью богатых и знаменитых. Он всегда дарил цветы, а она принимала их с искренней любовью и ни о чём не жалела. А чего ей могло не доставать. Отдых: он всегда где-нибудь в Европе. Дома ей никогда не было скучно. Подруг, а она решила, что ей не стоит обременять себя в своей современной жизни, было немного.
- Да. Игорь, сказал, что будет поздно. А что, что-нибудь передать?
Его знакомый бизнесмен отвечал, что ему надо от её мужа и она говорила, что обязательно передаст ему всё то, что он сказал.
Весеннее настроение не покидало её уже много дней и она, улыбаясь прошла в комнату. Хорошее красное вино немного расслабило её, и она присела на диван. Журнал лежал на столике. Поэтому, отложив книгу, она взяла его. Ей нравилось смотреть картины хороших художников, ездить на презентации, знакомиться с людьми, известными в области литературы и искусства. Ей ещё никогда не было скучно. Игорь не мешал ей в этом и смотрел на её увлечение с улыбкой: "Пусть отдыхает, раз ей это нравится". И так шли годы.
В журнале светской хроники она увидела информацию о новом аукционе. Ещё раз просмотрев страницу с фото изделий, которые должны были представить взору и посмотрев на часы, прошла к выходу.
В машине она вспомнила, как немногим двух лет назад, вот также, она мчалась на аукцион. Машины заняли свои места в ряду огромного шоссе. Она торопилась и цветы… они лежали на сидении, сзади, шевелили лепестками под каждым толчком при движении. Ветерок разбегался по салону авто и она, красивая и всегда неожиданная, как взрыв в яркое утро, врывалась в салон. Двое мужчин сидели в креслах и о чём-то говорили. Она старалась не замечать их. Она приехала на торги. Немногих любителей хорошего искусства она знала и поэтому немного наклонила голову в их сторону.
Стены комнаты почти не освещались. Небольшой свет с люстры, подвешенной посреди зала, заливал всю ту часть комнаты, где только что проходил аукцион по продаже реликвий знатного господина, который скончался в конце 18 века.
На стенах висели картины, кисти известного художника: Господин N и гуси, Господин N на кресле. Это были только те картины, которые из-за низкого содержания и наивного искусства остались после широкой продажи предметов роскоши Господина N.
Аукционист представил каретные часы швейцарской фирмы Бреге. Впервые, часы представленной фирмы, появились по приказу Наполеона I, военные, в египетской компании 1798 года. Сам французский император владел каретными часами "Бреге" под номером 178. Они были с четвертным репетиром и полным календарем.
Аукционист поднял молоток и пытался уже подтвердить цену часов, названную в четвёртом ряду господином Дмитриевым.
Тихо, еле слышно, господин Дмитриев произнёс:
- 5.
- Лот под номером 38: первоначальная цена – 1500 тысяч долларов. Каретные часы швейцарской фирмы Бреге, 1798 год. Господин, номер 235 – 5 миллионов долларов – раз. Номер 235 – два, 235 номер, господин Дмитриев – три. Каретные часы швейцарской фирмы Бреге, 1798 год, проданы. Лот номер 38 продан за цену 5 миллионов долларов. Господина Дмитриева прошу пройти за оформлением документов на лот 38. Пожалуйста.
Аукционист мягко улыбнулся и поклонился господину Дмитриеву.
В Москве Матвей Дмитриев был известный любитель исторических ценностей и хороший знаток знаменитых предметов нескольких родов, которые давно уже потеряли всю свою связь рода о себе и оставалось лишь несколько аукционных торгов, где можно было ещё приобрести предметы роскоши из этих родов из Швейцарии.
Ольга посмотрела на счастливое лицо бизнесмена и молча продолжала изучать каталог. Ей показалось, что картина, на которую в дальнейшем назначалась цена лота, была знакома. Она уже где-то видела её. Она была так увлечена лотом этой картины, что не заметила, как господин Дмитриев вышел и уехал. Ей много рассказывали о его вкусах к живописи и старинным изделиям. Как-то говорили, что он даже дома держит много ценных картин и изделий, переживших историю Наполеона и некоторых королей Франции. И поэтому, когда он вышел из зала, то постарался уехать к себе, в загородный дом. Позже ей рассказали интересную историю, что произошло.
… Господин Дмитриев вышел на улицу. Москва, а она всегда представлялась столичным жителям и приезжим в очаровательном наряде: была ли то зима, весна, осень или самое прекраснейшее время года для всех, без исключения, известных в мире богатых людей в России - лето.
Листья на деревьях ещё не собирались распускаться. Ветер, развернулся налево от дома напротив и прошёлся по крышам близлежащих строений и кварталов. Господин Дмитриев открыл дверцу машины и сел на заднее сидение. Он был в приподнятом настроении и насвистывал какую-то мелодию, которая вот уже несколько дней крутилась у него в голове, и он никак не мог вспомнить, откуда это.
День набирал силу послеобеденного часа. Машины, повышая скорость, ехали по проезжей части проспекта. Люди спешили, кто куда, оставляя за собой утренний кофе за небольшими столиками маленьких кафе.
Дмитриев ехал к своему другу. Они уже давно дружили с ним и сейчас, когда он так быстро приобрёл то, за чем охотился уже много лет, готов был представить своему лучшему другу кинжал. Они, небольшого размера, лежали на заднем сидении, рядом с ним и он, поглаживая их поверхность, улыбался своим мыслям.
"Как будет рад Константин. А я его обскакал. А-а-а... Вот тебе, вот"... - Дмитриев показал кому-то язык, своего молодеющего ещё лица и засмеялся в ответ своим мыслям.
Вот так, смеясь и веселясь, готовый подпрыгнуть на месте и крикнуть в ответ на свою придуманную историю о приобретении и представлении предмета его, уже Его роскоши, он ехал к Константину.
Машина остановилась возле высокого красивого здания – особняка. "Да,... Костька всегда умел устроиться. Уж это – то ему удавалось, как никогда кому лучше всего. Домик... Был... По всем последним архитектурным проектам"...
Дмитриев даже позавидовал ему – Костьке: другу, с которым прошёл весь свой изобильный образ жизни, жизни потерявших облик людей. Нет! Конечно, вид у них был даже респектабельный, но не вид людей живших за свой счёт.
"А,... вот Костька когда-то делал такие дела, как никогда круче и никто ещё не мог устоять перед ним, даже Лоб. Тот всегда уходил от препятствия, если видел, что Его – Лба, пытались превратить в человека, живущего на одну, государственную зарплату".
Поэтому, сейчас, Дмитриев вышел из машины, поправил галстук и пошёл навстречу своему другу, который шёл к нему, раскрыв, для принятия в объятия, руки.
- Как я рад, тебе. Ты, знаешь. Искренне, - мягко улыбался Костька, - Ну покажи, покажи, что приобрёл? Ох, и красота!
Да, вот так жили два лучших друга в Москве, где, конечно, как вы догадались, живут самые лучшие умы нашего «общества». Зарплата, а она у них!... Ого какая!
- Да, а самое главное есть что вспомнить – то. Ведь ты, сам знаешь, как проходит аукцион. Все сидели, как всегда, на своих привычных местах. Были все, и даже самые далёкие люди с востока. Но они держались обособленно. Предметы роскоши – я тебе скажу! О! Был даже халат, ну ты знаешь кого... - Дмитриев подмигнул ему и замолчал.
Он думал, как бы приобрести этот халат, принадлежавший когда-то самому! террористу. И как это он попал на аукцион? Его так долго ловили и вот теперь, он, вернее его вещь, уже на аукционе. Можем ещё.
- Ну, упали цены нынче на лучшие предметы: ножи, оружие, стаканы из нашего стекла, когда-то так страшившего нашего брата. А теперь, вот, смотри ты, мы покупаем их. Ох, братки, надо быть осторожнее... - он вздохнул, и немного набрав воздуха в грудь, выдохнул, - Уж лучше я куплю кинжал, чем ваше состояние. Мне как-то не сподручно, такому чуткому руководителю своих братьев, вести себя на уровне мелких... Ну, не драться же мне с ними на торгах. И как это он выставил цену на эту вещь, набросился на своего же брата. Ох, ребятки... Разве ж можно так. А каска 3 Рейха? Вот взял Он её. И чего это он ругался на них. Чуть ли ни свалку устроил в зале. Кидались друг на друга, как простые чёрные боники.
Потом, он, господин Дмитриев, прошёлся по комнате и поднял бокал с виски, и проговорил:
- Ну, ты знаешь, это мне сегодня повезло. Кинжал, хороший. Ты не кисни. Ещё купишь себе, может быть даже лучше, чем этот. Поеду, положу его в сейф.
И он вышел из комнаты, где оставил своего друга, Костьку в одиночестве. Тот ещё долго приходил от такого натиска своего любимого друга, а позже, он узнал, что кто-то взломал сейф и кинжал пропал. Ну, это была такая длинная история, что Ольга постаралась забыть её именно сейчас, когда она сосредоточилась на картине.

часть вторая

Ольга вышла из зала и подошла к машине. Она ещё не решалась поехать к мужчине, который позвонил утром. Что-то сдерживало её. Москва… Ветерок подхватил её пышные волосы, а солнце пригладило их. Она села и вставила ключ. Машина мягко тронулась с места и на проспекте, где их было множество, она заняла своё место. Весна, только что пришедшая на проспекты Москвы, начиналась с утреннего солнца и щекотала по утрам нос, когда она ещё спала. Она вспомнила историю с господином Дмитриевым и опять улыбнулась. «Как, они, эти мужчины, словно маленькие дети, радуются подаркам судьбы! Купил кинжал и рад. Но сейчас многие истории из прошлого, а тем более вещи людей, живших много веков или лет назад, придают шарм. Чего только не случается с ними. Они как магнит притягивают, их крадут, убивают за них. Да!... Это прошлое… Интересно, а что он хотел напомнить обо мне?...»
Мысли в её голове, как всегда, имели свой порядочный ход. Она ехала, останавливалась и ехала дальше. Скоро она оказалась на том проспекте, где он ожидал её. Она посмотрела по сторонам, есть ли что-то останавливающее её и припарковала машину. Ещё немного посидев, подумала, правильно ли она делает это, что приехала сюда, к совсем незнакомому мужчине, которого, может быть, никогда не видела и уж, тем более, не знала? Посидев ещё несколько минут, вышла и пошла к кафе.
Это было маленькое кафе, приличное. Чёрные шторы очень красиво сочетались с дизайном помещения и красивые белые столики с инкрустированными ножками в стиле барокко, русского, дополняли картину истории королевы Екатерины. «Странно, как это я никогда не была здесь?»
Ольга села за один из столиков и… ожидала. Она не знала, что ждёт. Что-то настораживающее надвигалось на неё, и немного отпускало. Она так и не вспомнила в своей сорока пяти летней жизни того, что могло привести её сюда в центр Москвы и ждать… Ждать?... Да, ждать.
Немногим спустя десяти минут к ней подошёл красивый мужчина, брюнет, немного восточного типа и попросил разрешения занять одно из мест за её столиком.
- Пожалуйста, - ответила она голосом, спокойным, и помолчала.
- Меня зовут, Фарид. Вы не пугайтесь, я вам не сделаю ничего плохого. Но обстоятельства сложились так, что мне пришлось всё-таки разыскать вас и поговорить…
По залу разливалась музыка, весеннее настроение как бы подмывало встать и подарить цветы ей, но этого не последовало. Она была не на встрече со своим любимым человеком. А он не был её другом, тем, с которым можно было вот так, прячась от всех глаз, забежать в далёкое и не далёкое кафе и сидеть, наслаждаясь биением сердец.
- Очень приятно. Меня, Ольга. Что-то привело вас ко мне?
- Да. Я не знаю, как начать. Это было давно. Я был совсем ребёнком. Может быть подростком. Но ведь все дети всегда для родителей остаются маленькими. Летом, когда ваши родители уезжали на море, в Италию, я и не подозревал, что их ждало, тогда… Тогда… Да… это было давно, но было. Они остановились, как всегда в отеле, в котором любили отдыхать. Их две комнаты наполнялись ароматом духов жены, моей мамы и приятным запахом табака, отца. Вы не удивляйтесь тому, что я называю их вашими родителями. Нет, я просто вам рассказываю вашу историю. А потом… - он задумался, подбирая слова, - А потом, ветер, шквал. Они бежали по улицам, но ветер был очень сильным. Отец погиб. На него упали остатки крыши дома. А мама… она лежала в больнице. Она была беременна, вами. Как вы думаете, сколько мне лет?
Ольга сидела, боясь пошелохнуться и, затаив дыхание слушала его, мужчину, лет пятидесяти, с седеющими висками.
- Лет пятьдесят… - осторожно переведя дыхание, ответила она.
- Да. Мне пятьдесят три. А тогда мне было восемь лет, когда родились вы. Вас ничего не удивляет? У вас такие же чёрные волосы, как у мамы. У женщин восточного типа всегда красивые волосы, пышные, с блеском.
- Но это… мои волосы, достались мне от мамы. У неё тоже были чёрные волосы. Она умерла совсем недавно. И как я могу, … как мне поверить вам? В этот рассказ… который вы мне рассказали?
- Не знаю. Но я думаю, что вам надо поверить. Я ни сразу к вам обратился. Я много времени всё сверял, даты... проверил много материала, документов, фото. Вам ведь сейчас сорок пять? Вам видимо родители просто не рассказали, откуда вы появились у них?!...
- Да, но… мама никогда не говорила мне… и папа… Он много работал, чтобы содержать семью. У меня есть ещё брат. Он живёт на востоке. Мы жили в простой московской квартире. Мама, правда, болела, много и часто. Это, когда она родила меня. Но в нашей семье никогда не говорили о таком событии.
- Конечно, как можно говорить об этом. Ведь они познакомились в больнице, когда маму перевезли в Москву. Они лежали вместе с вашей в одной больнице. Познакомились. Прошло много времени. А я всё помню. Когда меня привезли к ней, она лежала на кровати и её лицо… её лицо было таким бледным. Она только что родила вас. А потом… она умерла. Сказалось большое напряжение тех дней, шторм. Гибель отца. И тогда ваша мама забрала вас. Её ребёнок умер во время родов. Это второй мальчик. Ваш отец горевал. А я совсем не знал, что произошло позже. Мне не говорили ни о чём... Вы моя сестра.
Ольга смотрела на лицо не молодого симпатичного мужчину и боялась верить.
- Не пугайтесь моего вторжения в вашу жизнь. Я сам заработал на свою жизнь. Много осталось от родителей. Я не смогу стеснять вас.
- Хорошо… Но что может подтвердить ваши слова? Ведь вы говорите, что просмотрели много документов?
- Фото. Вы очень сильно похожи на маму. Именно сейчас, в вашем возрасте. Вот, это фото, тех лет, когда они с папой отдыхали в Италии.
Ольга взяла фото и чуть не выронила его. На неё смотрела женщина лет тридцати так похожая на неё в этом возрасте. Она уже подумала, что это он снимал её лет пятнадцать назад. Потом ей врезался в память случай, как, тогда возле дома, где она работала, к ней подошёл мужчина попросил и что-то спросил... Она очень долго рассказывала ему о Москве, они ходили по улицам, а потом он уехал... Она не знала, почему именно этот случай вспомнился ей. Но видимо между ними была какая-то связь. Странно… Эта женщина, копия её, смотрела на неё и так и подмывала спросить, мы моё отражение?.. или это – Я?
- Да, на фото, женщина почти копия меня. Но почему я должна вам верить? Ведь сейчас делают коллажи, фото не отличишь от настоящего. Конечно, фото, отличается от коллажей. Видно, что оно снято много лет назад.
- Это ваша мама, настоящая, на фото. Я живу в Москве, но часто уезжаю в Дубаи. Это моя родина и… ваша. Если вы согласитесь.
- Соглашусь? На что? Ещё нет причин для этого. Мы с вами взрослые люди и не можем делать таких поспешных выводов. Это ведь жизнь. Я, конечно, не бедно живу. Но мой муж, он сам заработал всё то, что мы с ним имеем. Нет детей. Ну что ж, я видимо из тех женщин, которые всю жизнь проживут без детей. Это, конечно, немного удручает меня, но уже привыкла к этой мысли.
- Вы поверьте мне. Есть много других документов, которые говорят, что вы моя сестра. В Дубаи... я вам покажу их. Но вам надо будет поехать туда. Вы можете приехать ко мне вместе с мужем. Безопасность я вам гарантирую.
- Я поговорю дома с ним, и мы позже… - она посмотрела на него, в окно, на голубей, клевавших крошки на тротуаре, - Ответим вам. Я не могу дать ответ так быстро. Извините меня. Мне надо ехать.
- Вот моя визитка. Звоните. Я буду ждать.
И он встал, помог подняться ей, и они пошли к выходу.
В машине она сидела молча и смотрела на дорогу. Она уже много продумала по поводу предложения Фарида, как назвал себя мужчина. Стоит ли ему верить? На перекрёстках мигали светофоры, машины проезжали мимо, некоторые, обгоняя её. Она, почему-то вспомнила лето. Как отдыхала, одна в лесу. Шёл небольшой дождь, июльский дождь. Она остановилась на обочине дороги и думала…
… Лес шумел от небольшого ветерка. Шум падающих иголок был еле слышен среди поднимающейся травы. Кое-где расцветали ромашки и лилии. Солнце пробивалось сквозь падающие хвойные иголки и листья берёзы. Небо отсвечивало ярчайшей голубизной над лесом. Птицы уже пели, летая над деревьями. Лес просыпался...
Вот зашелестела листьями белоствольная берёзка и мягко опустила свои ветви над травой. Они поласкали зелёные верхушки зелёных красавиц и опять поднялись вверх. Теперь ничего не оставалось, как опять шелестеть листьями на ветру, который, нет, нет, да и пробивался в лесные чащи.
Голубое небо ещё несколько раз подмигнуло ярким жёлтым и голубым цветам на поляне и спряталось за белые мягкие облака, словно молодая красавица укуталась в белое манто.
Зазвучала мелодия… мелодия июльского лета, она всё звонче звучала во всех уголках леса.
Высоко в небе запела птица, первая, вторая, вот она запела чуть громче и её подхватили другие. Их пение разносилось далеко за поляной, где росли сосны и берёзы. Молоденькая берёзка качала ветками в такт мелодии ветра. Раз, раз, раз... Как бы раздавалось под её ветками, которыми странный дирижёр, лесной житель, руководил, словно в оркестре. Вот они повернулись к солнцу и поласкали свои зелёненькие молоденькие листочки солнечными тёплыми лучами. Сосна вторила им падением и шуршанием иголок со своих веток. Иголка: одна, вторая, третья... Они тихо спускаются обдуваемые лёгким лесным ветерком на мягкую пастель из изумрудной травы.
По небу плыли голубые облака. Солнце играло своими лучами на верхушках деревьев, заглядывая порой в самые недоступные места густого леса и поляны.
Лес!
Как он был прекрасен, летом в июле! Его журчание падающего дождя с серых туч, шуршание иголок по стволам сосен, шелест листьев на берёзах. Чистая мелодия природы.
Кап...кап...кап...
Это первые капли летнего дождя опускаются на зелёненькие листочки берёзы и, сорвавшись вниз, летят на мягкую траву, верную подругу, готовую приди к тебе на помощь в любую минуту, чтобы избежать большой беды.
Иголки зашуршали ещё быстрее. Капли закапали сильнее, и пошёл тихий июльский дождик.
Он не прерывался вот уже минуту, другую. Странно было видеть первые капли летнего дождя при солнечном свете, который нет, нет, да и прорывался сквозь из внезапно набежавшей тучи. Капли, светящиеся различным цветом: зелёным, голубым, белым, жёлтым и серым, капали на листья и отпрыгивали на поляну, покрытую цветами ромашек и лилий. Жёлтые лилии наклонили головки под тяжестью воды и уже готовы были заплакать от их невероятного шумного бега.
- Ну, как мы можем столько времени терпеть такое нахальство дождя? – как бы говорили они, наклоняя крупные лепестки к траве, прячась от шумного дождя за их спины и в это время думала Ольга.
- Ну, я ещё немного пошумлю и уйду, - сказал с хрипотцой Дождик и его капли уже лились сплошной стеной на поляну.
Дождь!..
Он так красив летом в лесу! Как он прекрасен, когда только начинается в первой капле её матушки Природы! А Она, вся приосанившись, стоит величавым лесным массивом над рекой и лишь пение птиц, да шелест листьев красавиц берёз и шуршание иголок гордых сосен напоминает нам о ней.
Вот Я! В самый разгар лета! Принимайте меня к себе! Я ещё немало принесу вам красивых мелодий лесной сказки в яркую солнечную погоду под голубым, непременно голубым небом. Кузнечики, они про стрекочут вместе со светлячками в густой траве среди ярких красных ягодок земляники и разбудят животных, спрятавшихся в норах. Зайчики поднимутся на задние лапки и навострят ушки, оглядываясь на шум леса и падение иголок: Не грозит ли им какая опасность?
Ежи поползут вдоль по тропинке, приминая траву, своею отяжелевшей массой тела после еды. Где-то пробежит маленькая кабарга, задевая своими глупыми маленькими рожками листья красавиц берёз и опять убежит, пугаясь шума падающих иголок с сосен.
Ветер будет шуметь среди ласковых листьев деревьев и гордых веток елей.
Вот только июльский дождик будет петь нам свою мелодию: шумную, светлую, чистую, покрывающую сплошной пеленой все поляны и деревья перед берегом реки.
Тихо! Лес зашумел от первой капли июльского летнего дождя... Тише...
Ольге так захотелось сказать именно сейчас, сидя в машине на обочине дороги и смотревшей вдаль:
- Не шумите... Послушайте его музыку. Музыку леса, летнего, июльского. Она прекрасна!
Она сидела и молчала. Ольга уже справилась с потоком новых событий, пытающихся что-то изменить в её жизни. Но тишина, которая ворвалась здесь, на дороге и тишина леса, того, июльского, не давали ей взбудоражить себя.

часть третья

Весна! Она немного холодила души людей, когда, кто-нибудь старался изменить в своей жизни ситуацию или, радовала, когда молодые пары веселились в парке, а снег, сошедший так быстро, показал тропинки на газонах, проделанные ещё с лета. Пожилые люди сидели на скамейках и грелись. Им было что вспомнить: о молодости, о том, как гуляли с детьми и о том, как сами просто гуляли с друзьями по красивому парку.
Ольга ехала по бульвару, рядом с парком. Небо, покрывшееся небольшими серыми облаками, пыжилась, грустило и вдруг посыпались снежинки на серый асфальт. Дома мелькали один за одним и уносились позади её машины вдаль, оставляя за собой счастливые и грустные нотки весеннего дня с подкравшимися сумерками. Она уже проезжала около порно-клуба, как неожиданно на дорогу выскочила девушка. Она бежала по дороге и махала руками кому-то. Ольга притормозила, чтобы избежать столкновение с нею и вдруг остановилась совсем. Она знали этот клуб, о его зрелищных представлениях ходило немало различных историй и вот сейчас, когда она остановилась почти у самого здания, она решила немного посидеть и подумать о том, что сказал Фарид. Цветные огоньки на здании разбегались в разные стороны, перемешивались с небольшим ветерком и разгоняемые им уносили свой свет иллюминаций далеко в небо, уже почти совсем покрывшееся серыми облаками, из которых нет-нет, да сыпались снежинки последние, весенние.
Она не знала, что скажет мужу и как он отнесётся ко всему. За стеклом окна машины мелькали какие-то люди, молодые и озорные, весёлые и грустные. Они увлечённо о чём-то разговаривали, и она иногда слышала обрывки фраз, они говорили о том, что этим танцовщицам давно пора на покой. Есть же молодые красивые девчонки, которые лучше бы справились с танцами. Да и фигурки у них красивее. Пока Ольга разглядывала небольшую толпу девчонок и парней, мимо прошёл мужчина с женщиной, уже не молодые и ей показалось, что он ей знаком. Что-то ей в нём напомнило мужчину, с которым она разговаривала сегодня в кафе. Она почувствовала себя как-то неловко. Следить за ним совсем не желала, но сумерки выдали его фигуру и почему здесь, возле клуба? Хотя, клуб, как клуб, люди разных возрастов приходили туда отдыхать. У каждых своих вкусов. Но ей всё равно стало как-то не приятно от увиденного. Она уже слышала разговоры о нём, его иногда нашумевшей ситуации скандалов. В этом клубе иногда выступали известные стриптизёры, а иногда руководитель выпускал и девушек. Кто мог знать, какой они репутации. На презентации картин известного художника она разговаривала со своей хорошей подругой, и она рассказала о скандальном происшествии в клубе, может быть это был и этот.
... Однажды осенью, а это было, по её словам, осень, танцовщица клуба устроила очередной скандал с руководителем, и он решил наказать её. О ней уже давно ходили слухи, что у неё роман с известным депутатом Госдумы и что он во всём ей помогает, что она родила от него, то ли сына, то ли дочь и её ребёнок живёт где-то в другом городе, куда её, как приказал депутат, не пускают. Её часто видели выпившей, и он сказал ей, что она очень плохая мать, что она ничего хорошего не может дать своему ребёнку. Подруга стояла и рассказывала светские сплетни, а Ольга слушала их и посматривала по сторонам, на окружающих. Она слушала её, и какие-то обрывки фраз доходили до её ушей, сначала о танцовщице и её спутнике – депутате, потом об известном стриптизёре.
- Осень, она прекрасна своими красками. Но солнце светит ярче, а облака плывут дальше, и уже, иногда, они прохладно голубые, а иногда - чёрные с остатками грозовых туч. Он тогда вышел из клуба. Ему где-то лет двадцать. Сам себе на уме. Но девушкам очень нравится. Он вышел и пошёл по дорожке, что вела в клуб. В это время никого уже не было в здании, все разъехались. Всю ночь звучала музыка. Толпа визжала и веселилась, как могла. Он танцевал, а иногда с презрением смотрел на весь этот обман жизни, и ему так хотелось всё бросить и свалить куда-нибудь. Каждый день одно и то же. Он, на сцене, молодой мальчик с чувственными губами, а внизу толпа женщин, очаровательных, с деньгами, пьяных. О нём можно было бы написать любой рассказ, детектив или ещё какое произведение о теме, которую, пожалуй, любой гражданин нашей родины, слышал, видел, испытал на себе. Тема, из века в век, приносящая немалый доход любителям приключений и любителям красивой богатой жизни. И я, думаю, что мы бы не получили большого удовольствия от того, что прочитали бы там, не открыли бы большой тайны по истории секса на земном шаре и методах теневого бизнеса. Любовь – это… Да, вот именно – это. И вздохи на скамейке, и цветы любимой, и секс-эскорт, и вся жизнь с настоящей женщиной. Только она разных оттенков. Какие вы любите цветы, когда любите женщину – розы. Я вот читала как-то о цветах, легендах о цветах. О розах. И мне стало интересно именно такая тема. В первую очередь, какие цветы вы подарите своей любимой – Розы! А вот каких тонов они будут. Я тебе сейчас расскажу подлинные истории, произошедшие в нашем городе, в разное время, о любви. Что мы, женщины, думаем, когда смотрим в глаза мужчине, да какая разница какому. А как ты думаешь, стоит ли заглянуть в глаза мужчине – стриптизёру?
- Не знаю. Ты о ком говоришь? А.. о стриптизе. И что же там может быть интересного?
- Ну, как бы тебе сказать, если тебя не интересует эти новости, могу и помолчать. Но ты же знаешь, что мы - женщины, уделяем внимание лишь своим ощущениям, чувствам, а о любви уже забыли. Но как ты думаешь, можно ли влюбиться стриптизёра? Как это можно сделать, если он всё время на сцене, а ты только за своим столиком или на танцполе. Как-то одной ночью он спустился в зал и шёл к женщине, примерно нашего возраста. Он ещё издали увидал её. Он шептал ей что-то на ухо, а она в ответ лишь улыбалась, что-то ответила и они ушли. Что было там… Мне рассказывали, что он прекрасен в постели. Ты бы хотела оказаться в объятиях этого – Его нежного поцелуя, его – этого стриптизёра, молодого мальчика, но уже такого опытного, в объятиях ангела любви. Он подрабатывал ещё и мальчиком по вызову. Ты помнишь, что рассказывали про ту женщину, да нет, не эту, про ту, что стоит с продюсером. Она встречалась с ним несколько раз и была совершенно счастлива, по крайней мере, она так выглядела. Да, конечно, он такой нежный, ласковый, красивый, сильный. Если обнимает тебя, как никто никогда тебя не обнимал до него. А мы, женщины, всех возрастов, больше любим чувствами, прикосновением нежных и сильных рук. Тёплых и ласковых губ. Ну и почему нельзя любить молодого мальчика – стриптизёра так же, как и всех остальных мужчин, даже хотя бы одну ночь, день, час…
- И ты бы согласилась на одну ночь с ним? Тебе разве это нравится?
- Почему же? Любовь – это прекрасно! Эх, мужики! А что нам ещё-то надо? Утонуть в любви – разлучнице с первым попавшим, да так, чтобы никто и никогда не упрекнул тебя за твои честно прожитые годы.
А сейчас Ольга сидела и смотрела, куда пойдут двое. Они сели в машину и уехали. «А что, он не может встречаться с кем-нибудь? – думала она, - Разве ему кто-то может запретить это делать? Я ему ещё никто».
Машина тронулась с места и поехала дальше. Она уже подъезжала к дому, как увидела свет в окнах своей квартиры. Игорь был дома. Поднимаясь в лифте, она попыталась отбросить навязчивые мысли о сегодняшней встрече в кафе. «К чему мне какие-то перемены в жизни? Всё развивается совсем хорошо. Игорь работает, я занимаюсь своими делами».
Дверь открылась мягко. Она вошла и разделась. Он сидел на диване и…
- Здравствуй, - тихо сказала она и подошла к нему, - Ты ужинал?
- Нет. Просто не получилась сегодня поужинать. Все разъехались, и я остался с господином Артемьевым. Мы не стали заезжать в ресторан. День был чудесный. Мы подписали два контракта. А ты?
- Я сегодня была в салоне. Поесть было некогда. Сейчас я закажу ужин. Потерпи.
Ольга оттягивала разговор. Она как-то не знала, как его начать, как он отреагирует на такое предложение, которое ей предложил Фарид. Ужин принесли, и они сидела за столом. Свет, уже ночной Москвы проникал сквозь штору.
Ветер шелестел остатками зимы, собирал снежинки в кучу и разгонял, когда злился на них за что-то. Вечер, поздний вечер для двоих, Ольги и Игоря, был совершенно тих, таинственен. Тихо и нежно играла музыка в комнате. Вино только наполнило их сердца теплом. Она сидела и пила маленькими глотками вино, чистое и искристое. Лунный свет блёстками осел на бокале, и играл мелодию ночи. Игорь посмотрел на неё и не мог отвести глаз от её красивых чёрных волос, карих глаз.
Ночь, словно сумасшедшая, ворвалась к ним.
Его нежные поцелуи и сильные руки сжимали её за плечи. Ей показалось, что она летит куда-то, в бездну, среди июльского дождя, шума веток берёз и иголок сосен. А вокруг расцветают цветы, множество цветов: ярких, красивых, жёлтых, красных, зелёных. Всю ночь она целовала его у губы, плечи, грудь, наслаждаясь красками любви в весеннюю ночь, когда тихо, под лунным светом разгорались снежинки вперемешку со звёздами и кружились над их кроватью. Тысячи звёзд и их принцев летали по комнате и играли в любовь… Любовь. Её, красивую и нежную.

часть четвёртая

Утро наступило как-то сразу, как будто и не было ночи, этой красивой ночи, которую может быть она не забудет никогда, которой она не испытывала уже много лет, когда решилась выйти за него замуж.
С Игорем она познакомилась на улице, просто села к нему в машину. И поехала. А потом были встречи, много цветов, вино и аукционы и картинные галереи. Она часто уезжала одна в другую страну, чтобы отдохнуть от всего того, что её окружало в Москве. Средиземное море чаще успокаивало её….
Ольга только сейчас вспомнила, что было вчера.
Она ещё раз посмотрела на себя в зеркало и.. видела в нём только красивую женщину сорока пяти лет. Фигура не была испорчена. Её стройность только придавало ей больше красоты. Чёрные волосы… "Ах, он говорил, что у его мамы были красивые чёрные волосы. У восточных женщин они тоже чёрные".
Ольга посмотрела на себя и задумалась. Что ей было делать? Она не знала, как сказать Игорю. Слишком много историй различного рода скрывала в себе Москва. Этот город был словно, напичкан ими. Грязью, светскими сплетнями, красивой жизнью за огромные деньги и сумасшедшими старушонками перед входами в Метро. Иногда казалось, что ничего так не удручает тебя в Москве, как именно эти светские сплетни, нападения, интриги, какая разница где. И поэтому, она сейчас сидела и думала. Дубаи? Он сказал, что ездит домой в Дубаи. Это его родина. Тогда как они оказались в Москве. Ведь он говорил, что они в Москве и его родители уехали тогда в Италию из этого города, а там… там, случилось то, что случилось. А потом эта случайность… роддом, моя мама, мёртвый ребёнок и маленькая девочка, которая родилась и осталась без матери. А мои родители взяли её на воспитание. Да?!... Красиво! Как в романе, только каком? Про то, как к тебе в жизнь ворвался одинокий и красивый мужчина и попытался соблазнить тебя красивыми сказками о сладкой жизни в Дубаи, или про то, как ты кому-то мешаешь, или Игорь?.. Игорь и его друзья не один раз подвергались попыткам разрушить бизнес, но этого ещё никому не удавалось. Стоит ли верить ему? А вчера?.. Он уехал с какой-то женщиной из клуба, с довольно-таки на шумевшими репутациями? Москва – она шумная, и даже очень. Вряд ли кто согласится жить в таком потоке событий, да ещё вести бизнес. А тут – Дубаи? Что бы это могло быть? Что ему надо? Я уже давно не маленькая девочка, которая верит всякому роду поверьям и приворотам. А может быть, Игорь что-то скрывает от меня? Я никогда ещё не вторгалась в его жизнь с настойчивым упрямством. Мне он никогда не рассказывал о своих делах, которые шли как обычно. Огромный капитал, который он имел, хватало им на жизнь, и он никогда не запрещал мне брать деньги, если они ей были нужны. Она тратила столько, что можно было давно построить большой дом на все те деньги, которые она брала у Игоря. Он любил её. Не давал ни малейшего повода для ревности. Погоди… Он показал фото, на котором была женщина лет тридцати и так сильно похожа на меня? Но как можно верить тому, что сейчас так легко подделать. Коллажи. Но фото, по-моему, было настоящее. Тогда почему Клуб стриптизёров и женщина? Ещё одна дура на его крючке?»
Ольга сидела и смотрела. Мысли стали мешать ей думать о её привычных делах в салонах, картинах, аукционах. Она начала нервничать. Ей как-то стало не хорошо, вот так, вдруг, ни откуда, появился этот мужчина восточного типа и наговорил ей столько, что казалось, хватило бы ей не на один роман в её жизни, но только что могло стоять за этим?
Она встала и пошла на кухню, налила себе горячего кофе. Медленно мешая серебряной ложечкой в чашке, она смотрела в окно их комфортабельной московской квартиры на шестом этаже. Солнце: то скрывалось за серые облака, то опять играло на крышах домов и проезжей части. Снежинок уже не было. Они были вчера. «Да... визитка. Он дал ей визитку. Но что ей надо было делать? Всё-таки надо было сказать Игорю»
Ольга походила по комнате и решила, что сегодня она обязательно расскажет всё. А что всё? Пока только то, что он рассказал ей, этот Фарид. И какая это она сестра... ему?
Голуби за окном ворковали на карнизах, капель, звонкая и стремительная стучала по окну, как бы спрашивая разрешения войти, войти в её жизнь. А зачем? Весна,… хорошо. Она красивая! Но ей и так было хорошо, особенно сегодня, таким солнечным и серым утром после счастливой ночи.
Но Ольга всегда умела держать себя в руках и сейчас, когда события вчерашнего дня пытались навалиться на неё и раздавить всё то, что она создала за эти немногие годы счастья с Игорем, всё-таки мешали решать все её дела на сегодняшний день, которые она запланировала. Телефонный звонок раздался, резкий и немного противный. Она вспомнила, как договорилась с Галиной пойти в салон красоты. Было уже почти два часа, а она ещё совсем была раздета. Она никогда не заставляла себя делать то, что надо было делать, как в привычном образе жизни. Вставать и готовить завтрак, потом мыть посуду и… Нет, она жила светлой жизнью любящей жены.
Она оделась и села в машину. Ехала она не долго. Галина ждала её. Они давно дружили и вместе часто выезжали в салон красоты, чтобы оставаться всегда красивыми, желанными и любящими.
Администратор салона встретила их, как всегда, вежливо и предложила самые лучшие новинки массажа, косметики.
Галя расположилась в другой комнате, Ольга в соседней. Тихая музыка наслаждала их тела покоем. Они дремали. Ольга думала о своём: какие картины ей ещё надо купить и какой отдых предпочесть другому. Скоро наступит лето, а она ещё ни разу не вспомнила о нём. Они всегда отдыхали в Европе. Это были их эксклюзивные поездки. Европа, она замечательная, старинная с яркими летними красками: цветов, ресторанов, музыки. Море успокаивало их и радовало с каждым годом всё больше. Вот и сейчас она думала о поездках в Европу, летом. Куда им в этом году поехать?
Когда она вышла из комнаты, то Галина уже сидела в кресле и рассматривала журнал.
- Как ты думаешь, нам стоит в этом году поехать в Испанию? Бои быков, тореадоры. Это так романтично! – и Галина зажмурила глаза, представляя себя в Испании, - А какие вина! Виноградники!
- Не знаю. Если вы не были там, то это будет прекрасный отдых.
- А вы? Вы ещё не выбрали, где будете отдыхать в этом году?
- Нет... Думаю...
Ольга опять, как-то расплывчато ответила ей. Но Галя не заметила ничего. Она сейчас была поглощена фото в журнале. Ольга подумала и решила, может быть, мы поедем в Японию. И там бывает красиво.
- В Японию! Да, это прекрасно! Ну, что, поехали домой. Поехали ко мне. У меня сегодня такой кофе, которого ты ещё никогда не пила. Фисташковый с мёдом.
Они вышли и сели, каждая, в свою машину. Бульвары и проспекты Москвы мелькали перед их взорами и оставляли в одиночестве, но своём одиночестве. Они не хотели ни о чём думать. Весна! Она делала своё дело. Украшала их, придавала сил, красоты.
Дома у Галины она села в кресло и попробовала чудесный напиток: кофе, фисташковый с мёдом особых сортов. Галя, когда посещала салоны, всегда знакомилась с множеством женщин своего круга и они часто заводили разговоры о нарядах, массажах, блюдах и вин. Она это умела делать с каким-то определённым увлечением.
Вот и сейчас она принесла кофе на подносе и постаралась преподнести его так, как это делают где-то на востоке. Она надела восточный халат и с улыбкой на лице подала его мне. Кофе был превосходный. Беседа у них завязалась как-то сразу. Они поговорили о картинах. Обсуждая, как тонко пометил художник линии груди у натурщицы и как растёт ветка берёзы, весной, покачиваясь под ветром, покрытая капельками весеннего дождя, капелью.
Женщины ещё долго говорили, а потом, ... Она собралась и уехала домой.

часть пятая

Звонок в дверь был неожиданным. Ольга вышла в коридор и посмотрела. Игорь вошёл и как-то резко отбросил портфель.
- Что-то случилось? - спросила она. Она ещё никогда не видела его таким встревоженным. Чтобы он был в таком состоянии, надо было сделать по крайней мере государственный переворот в стране.
- Нет, - ответил он и как-то загадочно улыбнулся, посматривая в её сторону.
Его волосы были аккуратно причесаны, как всегда, галстук и костюм был безукоризнен. Но что-то всё-таки произошло, почему бы он вошёл с таким раздражением в квартиру? Но видимо, её взгляд строгий и ласковый одновременно, а может быть вопрос, голосом, спокойным и строгим, который она задала ему, заставил его взять себя в руки. И сейчас он уже находился в таком спокойном расположении духа, что казалось, подуй ветерок с осколками снега в окно, он не сможет вернуть его к раздражённости.
- Иди, милая. Я сейчас, только приму душ и приду на кухню. Закажи сегодня что-нибудь из того, что нравится тебе. Мне жирного не надо.
Ольге опять показалось странным его поведение. Он никогда, после прихода домой с работы, не принимал душ. Душ, а эта его привилегия в закономерности его жизни, был всегда утром.
- Точно, ничего не случилось? – ещё раз повторила Ольга.
Игорь подошёл к ней и обнял за плечи.
- Ты сегодня была так великолепна, как никогда! И сегодняшняя ночь для нас с тобою была очаровательна. Я ещё никогда не был так счастлив. Давай продолжим этот ужин с тобою и сегодня.
- Давай. Я заказала салаты и мясо. Вино на твой выбор. Скоро всё доставят.
Ольга опять не решилась рассказать ему обо всём. Он был счастлив, что портить сейчас эту ночь, приближающуюся с такой скоростью, она не решилась.
Огромные лапы луны обнимали их. Танец двух душ под одиноким небом заставил вздрогнуть её и забыться в сладком воспоминании, когда она, пятнадцать лет назад, с ним, вот также была одна, всю ночь. Она ещё шутила: "Ты мой бойфренд". Но ночи, безмолвные и тихие, поглощённые его дыханием и её волнением приближались и отдалялись далеко за горизонт их сознания. И сейчас, она ожидала с волнением в груди её. Серые облака рассосались и расползлись над Москвой. В окно сквозь синие шторы пробивался свет луны, жёлтый и прозрачный с блёстками от танцующих звёзд. Вот лунная дорожка скользнула по стене и улеглась на стол, раздвигая тарелки и сближая бокалы с вином, светлым и сладким, как сон, в который они погружались с ним.
Сон любви заставил их взбудоражиться и в ласках и притяжении оставаться ещё долгое время. Луна и её подруги звёзды танцевали над их кроватью. Бешеный танец любви содрогал всё, что было в комнате и это ей нравилось всё больше и больше. Они словно два грациозных лебедя склонялись друг над другом и расходились лишь для того, чтобы передохнуть на один миг и снова слиться с лунным шлейфом и звёздном танце ночи под серебром серых облаков.
Ночь соединила их на какое-то время и лишь на рассвете они остановились.
Свет утреннего солнца разбудил их окончательно. Он зажмурился и нежно наклонился над нею.
- Ты, красива!
Ольга встала и пошла в душ. Утро, а оно сегодня было очаровательно для неё и ей совсем не хотелось портить всё его краски цветов, которые сыпались на её грудь ночью: жёлтые, красные, голубые лепестки роз лунного света и звёздного дождя. Она не хотела смывать их с себя. Они, ещё только что нежные и ласковые осыпали её всё утро и теперь под душем, краски ночного танца любви, сливались со струйками воды и стекали на дно, дно её жизни, в которой она жила, как принцесса, не озабоченная ничем. Он, её король, всё делал для неё.
- Ты уже подобрала страну, куда мы с тобою летом поедем?
- Да. Монако. Мы ведь с тобою ещё не были там. А может Япония? Как тебе, отдых в Японии: Токио, Киото, острова?
- В Японии, какой режим визы? Сейчас много изменений в визовых режимах стран. Ты узнай всё, а потом решим, куда мы с тобою поедем.
- Игорь, я тебе… - она запнулась на полуслове и с волнением посмотрела на него, - Я хотела тебе рассказать… Вернее, рассказать о том, что недавно узнала.
- Что узнала?
- Мне недавно звонил незнакомый мужчина…
- Уже есть и мужчина? – пытался пошутить он, - Он, красив, лучше, чем я?
- Нет. Вернее, не знаю, даже. Я с ним незнакома так близко. Всех моих знакомых на тусовках ты знаешь. А это совсем не тот мужчина, про которых говорят, что он любовник. Да, он, красив, он с востока. Из Дубаи. Шейх.
- Даже оттуда? И что он… Прости, милая, я не хотел тебя обидеть. Рассказывай, у меня ещё есть время с часик. Я сегодня не тороплюсь никуда. Вчера мы заключили новый контракт и теперь можем дать себе свободу. Я несколько дней свободен, могу побыть дома, некоторое время.
- Очень хорошо. А то я боялась, как вести себя с этим мужчиной, а ты мне поможешь в этом?
- Интересно, как это? Я должен стоять у вашего изголовья кровати?
- Нет. Не шути. Это серьёзно. Он мой брат.
- Брат?!... – Игорь задумался, несколько смешливый искринок в его выражении лица исчезли, и он опять стал серьёзным.
- Да. Это он сказал так мне. Показал фото моей мамы. Она умерла давно, в Москве, после родов. Её привезли в тяжёлом состоянии. Отец погиб там, в Италии.
- И как он собирается это доказать? Фото?.. Это ещё ни о чём не говорит в наши дни. Нужна экспертиза, ДНК.
- Да, конечно. Я ему точно так же сказала об этом. Я, как ты знаешь, не всегда могу сразу ответить на такие вопросы. Это всё серьёзно. Но он дал мне визитку и просил позвонить, если я пожелаю узнать больше.
- Давай. Позвони. Я сейчас позвоню на работу и попрошу несколько дней, чтобы побыть с тобою. Пока никому ничего не говори об твоём брате.
- Хорошо.
Ольга сидела в кресле и звонила по номеру, который был на визитке. Он ответил почти сразу, после короткого разговора её с его доверенным. Странно, но такие условия приёма в его доме Ольгу смутили, как она могла не поверить ему, хотя, это мог быть и не доверенный, а мало ли кто. Но она настаивала, и он подошёл к телефону.
- Здравствуй. Это Ольга. Я звоню, хочу познакомить тебя с моим мужем.
- Хорошо. Это можно. Давайте встретимся сегодня вечером в ресторане, - и он назвал ресторан, который в Москве считался самым дорогим.
Игорь внимательно посмотрел на неё.
- А он, по-моему, не обманывает тебя. Посмотрим вечером. Я немного знаю о шейхах. Бывают разные случаи в жизни. А они очень осторожны, особенно в нашей стране и сейчас. Мало доверяют бизнесменам. Ну, куда мы с тобою сейчас поедем?
- Давай поедем куда-нибудь за город. Что-то я устала от событий, так навалившихся на меня за эти дни. Даже салоны красоты, массажи не успокаивают меня.
- Давай.

часть шестая

Чистый воздух и солнце сделали своё дело. Ольга выглядела прекрасно, и они уже возвращались домой…
Машина вывернула из-за поворота и приближалась с такой скоростью, что за каждым поворотом, где она проезжала из-под колёс вылетали камни, и сыпались на траву. Ещё никогда так быстро Игорь не ездил, как сегодня. Он торопился в Москву. Ему надо было быть в назначенное время, а до встречи оставалось совсем немного. Ольга спала на заднем сидении. Её лицо выглядело посвежевшим после прогулок по лесу, весеннему лесу, который пробуждался от зимних холодов, тяжёлых снежных шуб и шумел уже под солнечными лучами, ожидая встречу с летом, когда зацветут множество цветов на лугах и полянах.
Резкий звук заставил Игоря вздрогнуть. Ещё какое-то мгновение он соображал, что произошло, а потом… Машина крутилась на месте, дымилась и они оставались в этот момент совсем одни. Кто мог ездить в такой поздний час по этой дороге. Ведь был обыкновенный будний день, большинство людей находилось на работе.
Игорь, почувствовав боль в плече, очнулся первым и попытался вылезти из зажатой двери. Разбив стекло, он сразу же ринулся к салону машины, где сидела Ольга. Она лежала с таким лицом, словно спала после прекрасной прогулки и никого не желала видеть в этот момент. Он разбил стекло в двери и начал вытаскивать её из искорёженной машины. Ещё немного и они бы погибли оба. Но Ольга предусмотрела всё: она пристегнула ремни и легла именно так, чтобы в случае аварии не повредить себя. И теперь он осторожно достал её из салона и положил на обочину. Сделав ей несколько приёмов дыхания, он почувствовал, что она очнулась.
Ольга, придя в себя, посмотрела на него и мягко улыбнулась.
- Что случилось? – еле слышно спросила она и её голова упала ему на плечо.
Он так и не смог ответить ей. Она опять лежала в бессознательном состоянии. Ветерок шевелил её пышные волосы, скользил по лицу, но она лежала и молчала.
Игорь достал телефон и позвонил. Машина скорой помощи прибыла на место аварии вовремя. Ещё бы немного и Ольга бы умерла. Сотрясение мозга и ушибы были не большими, но сильно беспокоили её состояние. Он лишь сломал руку. Прибывая в шоковом состоянии, так и не почувствовал боль в руке. В первую очередь бросился к жене и может быть, только это спасло ей жизнь. Врачи погрузили её и его в машину и уехали. А ГАИ оставалась на месте, чтобы проверить все моменты их аварии, предварительно записав в протокол его рассказ.
В больнице Игорь лежал в палате на другом этаже. Он спросил медсестру, как его жена, и, получив приятную новость, что с нею, всё обошлось как нельзя лучше, успокоился. В тот момент он не знал, что произошло на самом деле. Был страшный удар, потом его закрутило так, что он даже не мог вспомнить, где и как это случилось. Сильный удар его заставил очнуться и спасти жену. Больше Игорь ничего не помнил. Сейчас он был рад, что он и Ольга остались живы.
Утром к нему прибежали его друзья. Артемьев был напуган и уже позже начал отходить. Сергей подумал, что на них было совершенно нападение.
- Потом, потом… Всё потом, а сейчас давайте радоваться тому дню, когда вы родились во второй раз, - говорил Игорь, а сам почти верил в то, что сказал.
Как они были близки от смерти. Врачи так и сказали, что вам повезло, ещё немного и было бы поздно спасти его жену.
- Вы вовремя начали вытаскивать её из разбитой машины. Ушиб головного мозга сильный, она сейчас спит, ей надо много спать. Но мы своими силами вытащим её из этого состояния. Мелкие ушибы по всему телу не будут беспокоить её вовсе.
Пока Игорь разговаривал с друзьями в дверь вошёл не молодой мужчина восточного типа.
Игорь приподнялся и поклонился ему.
- Простите, я узнал из телевидения о случившемся. К Ольге я пока боюсь наведываться. А к вам могу. Вы, наверное, уже догадались, кто я. Да... меня зовут Фарид.
- Здравствуйте. Сергей, оставьте нас одних.
Фарид присел в кресло, которое любезно предложил ему Игорь и молчал.
- Я слушаю вас, - мягко выговаривая слова, сказал Игорь. Он хорошо знал, как вести переговоры с людьми различного положения.
- Меня зовут, Фарид. Я вам говорил уже об этом. Ольга вам рассказала обо мне?
- Да.
- Тогда всё меняет дело. Это очень хорошо, что она не скрыла от вас обо мне. Я её брат. В это трудно поверить. Но у меня есть документы, в которых есть точное подтверждение, что она моя родная сестра. Отец погиб в Италии, а мама… она родила её в Москве, куда была срочно отправлена.
- Вы же сказали, что у вас есть документы, которые подтверждают ваше родство. Я думаю, что сейчас не время обсуждать это положение дел. Давайте отложим на другое время нашу встречу?
- Хорошо. Я очень обеспокоен состоянием сестры, и вы примите от меня всё необходимое для лечения. Я знаю, что вы имеете всё для этого сами. Но мне будет приятно это сделать для неё и для… вас.
- Хорошо. Спросите у врачей о её состоянии. А я подумаю, что вы мне сказали. Мы как-то с женой привыкли доверять друг другу, а не пользоваться услугами совершенно посторонних нам людей. Поэтому извините, но я пока не расположен вести беседы такого характера с вами. Прошу прощения.
- Хорошо, конечно. Мы устроим встречу немного позже, а пока, я вынужден покинуть страну и прибыть в Дубаи. Больше времени я нахожусь в своей родной стране. У меня бизнес, нефтяной. Его надо постоянно контролировать. Все вопросы о нашей беседе я переложу на секретаря и уполномоченного по моим личным делам. Они позвонят вам.
Игорь наклонил голову для ответа, и они попрощались. Он сидел в кресле и думал, что возможно он и брат Ольги, но всё-таки… а что всё-таки, он решил отложить на дни, когда они с Ольгой будут дома в кругу своих самых близких друзей.
Ольга ещё долго оставалась в больнице, она лежала и смотрела на Игоря, когда он посетил её. Мягкими волнами чёрные волосы рассыпались на подушке. Её бледное лицо в чётких очертаниях, словно изваяние отражалось на белизне наволочки. Медсёстры ухаживали за ней, словно она была принцесса. И он почувствовал особую расположенность медперсонала к нему, после визита Фарида.
- Здравствуй, милый. Видишь, как мы отдохнули... с тобою? – слабым ещё голосом сказала она, - Это я виновата, что попросила тебя поехать в лес за город…
Ольга виновным взглядом посмотрела на него и замолчала. Может быть, она ожидала ответа, может быть, ей было грустно от того, что они вместе лежали сейчас здесь, а не отдыхали где-нибудь в салоне, рассматривая картины, с друзьями и не пили хорошее французское или германское вино. Она вздохнула.
- Оля, не вини себя за это. Я тоже должен был строже следить за дорогой. Повороты… Они всегда будут преследовать нас с тобою. Мы ещё поживём. А ты пока выздоравливай. Я жду с большим нетерпением тебя домой. Вся квартира ждёт тебя и благоухает цветами. Это Фарид, каждый день присылает цветы тебе и ждёт нас к себе. Когда выйдешь из больницы, мы подумаем, стоит ли поехать к нему. Я сам ещё не до конца верю в эту историю.
- Хорошо. Давай пока отложим эту встречу на позднее время. Я хочу отдохнуть.
Она осталась одна. Ольга не могла поверить в то чудо, что осталась жива. Врачи говорили, что ей повезло именно в том, что она сидела на заднем сидении и по середине. Удары большей частью пришлись в бока машины. А теперь она, после ухода Игоря, думала, как она, когда выйдет из больницы, войдёт в их чистое гнёздышко и всё будет опять, как всегда. Опять наступят прежние дни: салоны, выставки, поездки в музеи Берлина, Англии. Встречи с прекрасными писателями и художниками.
На улице слышно было, как последние капели оставляли воспоминания о зиме и пришедших весенних днях марта. Они словно, часики, кап…кап…кап… стучали в окно: "Завтра, ты будешь дома, и завтра ты увидишь свою свободу от больничных палат, вчерашних воспоминаний, аварии".
Ольга лежала и смотрела в окно. Она опять почувствовала себя маленькой девочкой в московской квартире. Так же весной она смотрела на капель. Первую весеннюю капель, прыгающую и скользящую по карнизам окон и шлёпающуюся на землю. Брызги, а их тысячи, разбрасывались на тротуар и окропляли рядом растущие деревья. Старый дворик московской квартиры, где она жила был замечательным. Вечером они собирались с друзьями и играли на гитаре, а иногда целовались с мальчишками в подъездах. Мамы или папы с ремнями загоняли их домой, а они, смеясь им в ответ, бежали и шмыгали за приоткрытую дверь. Надо было учить уроки. Мама!.. Как она была прекрасна всегда. Она возилась на кухне, что-то надо было приготовить, ведь скоро придёт отец с работы. Отдохнёт, сидя на табуретке и опять за плиту. Такой Ольга и запомнила её.
А сейчас Ольга лежала и смотрела в окно, на весенний вальс капели и солнечных лучей на крыше.

часть седьмая

Игорь сидел дома и сверял документы, которые ему принёс Сергей. Он позвонил ему и просил его не оставлять без известий в контрактах, которые с таким успехом заключили с Германией и США.
- Сейчас не самое время отдыхать. Авария не должна влиять на наши дела. Я прошу тебя, пришли мне всё, что касается его юридической стороны и план соглашений продаж.
Игорь сидел и работал. Дома он был один и поэтому ему сейчас было легко разбираться во всём. Несколько раз позвонил следователь и попросил прощения за беспокойство. Больше ему никто не мешал. Авария произошла не по их вине. Просто повороты были слишком крутые в этом месте и надо было быть внимательнее ему. Хорошо, что всё хорошо обошлось.
На экране монитора Игорь просматривал сводки последних покупок, торги на Берлинской товарной ярмарке и ещё немало интересных для него вещей, в которых Ольга никогда не умела сориентироваться. Она так и не научилась вести дела его компании. И он считал, что его работа не должна портить её характер. Она принадлежала ему, а это много значило. Нет, она не была дочкой олигарха, простая девчонка, с которой он познакомился на улице, и она села к нему в машину. Потом… Да, потом были подарки, поцелуи, поездки в Европу. Она была счастлива. Потом умерли её родители и он опять был самым близким человеком в эти тяжёлые дни для неё.
- Сергей, а почему мы сегодня на торги никого не отправили? Ведь в Берлине сейчас самое время их контролировать.
- Почему? Вчера улетели два менеджера – Маазов и Фрешко. Они будут каждые час информировать о пунктах котировок. Я думаю, что они должны были уже быть там.
- Позвони, узнай. Нельзя медлить ни часу. Прозеваем, тогда контракты проиграны. Американцы не дадут нам покоя. Кстати, следователь не нашёл ничего в аварии криминального. Просто моя ошибка, видимо засмотрелся на дорогу. Хорошо, что всё хорошо.
- Ну, и ладно. Как чувствует себя Ольга? Она скоро выпишется? Ей надо отдохнуть. Что придумал?
- Пока ничего. Смотрю котировки торгов на бирже. Ты в Японии был, как там? Ольга хочет посетить Японию летом.
- Прекрасно. Летом там особенно красиво. Море, синее, много разного рода увлекательных поездок, которые могут тебе предложить. Но я знаю, как вы отдыхаете. Вам надо заказать самый дорогой отель в Токио и там решать, что делать дальше.
- Подумаем. О! Смотри, уже сколько времени. Кто звонит тебе сейчас?
- Т-с-с… да, говори. Сколько? Ладно. Подумаем. Я через час дам ответ.
- Слышал. Пункты падают. Надо что-то делать, а так мы просто останемся без ничего. Когда брать контракт? На каком пункте?
- Уж ты лучше знаешь. Ты менеджер по продажам и у тебя все нити продаж. Давай после подъёма пункта до середины.
- Нет, надо выше. А то мы точно проиграем. Цена упадёт, что делать будем? Нефть сейчас падает в цене. Наши сырьё тоже. Фрешко уже там разговаривал с другими менеджерами, тоже не торопятся с продажами и покупками сырья.
- Хорошо. Позже позвони мне. Как бы инфляция в стране не начала расти. Кстати, ты узнал, какой сейчас темп роста инфляции? Тогда точно цена разыграется. По какой кривой пойдёт, не узнаешь и не догонишь. Только бы гиперинфляцию не допустить в наш контракт. Если она наступит...
Игорь сидел и смотрел на монитор, а тот отвечал ему цифрами документов, в которых он был ловким пловцом. В Москве весна подошла к самому разгару. Птицы вовсю пели на деревьях, дрались за кусочки крошек на тротуарах, пожилые люди всё больше гуляли в парках и по бульвару, своему излюбленному месту – Чистые пруды. Они так и не привыкли называть этот бульвар как-то иначе. Он был народный и всё. Всё что происходило здесь, всё это были личные истории москвичей. И поэтому он остался для них народным.
Раздался звонок и красивый голос ответил ему, что надо договориться о встрече в главном офисе Фарида Азялаева. Он сейчас в Дубаи и просил назначить вам и вашей жене встречу в его офисе в Москве.
- Хорошо, как только она приедет домой, мы позвоним вам.
Он устал. Ему надо было лечь отдохнуть и дальше заниматься работой. Но он прошёл на кухню и заказал себе обед. Обед они заказывали в хорошем ресторане, только в одном. У них была прекрасная кухня и это их устраивало. И сейчас Игорь сидел и ждал заказ. В дверь позвонили, он пошёл открывать. Он был один.
Мужской голос просил войти, и Игорь открыл ему. Потом… Потом произошло то, чего он не понял. Он пришёл в себя и молча смотрел на стены своей квартиры.
- Хорошо, что пришёл в себя. Где все документы? Мы же всё равно узнаем всё.
- Что вы хотите и кто вы?
- Мы… кто? А ты разве не знаешь?.. – ухмыльнулся мужчина со светлыми волосами. Игорь понял, что им надо документы по контракту, который они заключили недавно в США, но они были все в сейфе, в Банке.
- Нет, не знаю. Как я могу знать, если вы без предупреждения ворвались ко мне в квартиру и пытаетесь ещё что-то требовать? Что вам надо?
- А он не знает? – показал он головой на второго, - Мы забыли дать ему визитку, чтобы назначить встречу. В как вы собираетесь работать в Америке? Ведь вы же в 2007 году там что-то не так сделали? Или я не прав? А что вы хотите сейчас от них? Контракт подписали... видел их? А мы ни с чем… Ну, что будем делать? Здесь нет тех бумаг. А с ним? Он же позвонит, как мы только выйдем отсюда. С собой что ли таскать? А зачем? Нам же Он сказал без трупов. А как, сам-то знает хоть?
- Кто его знает. Крови и я не хочу. Потом и вышку словишь ещё. Ну, что тебе сделать, чтобы ты молчал? Всё равно позвонит. А ладно, пусть звонит своим. Мы уже далеко будем отсюда. Пошли, быстрее.
Они ушли, а Игорь сел на пол и сидел долго, не зная, что делать. Он, конечно, позвонил Сергею и тот сразу приехал. Он почему-то вспомнил тот контракт, который они заключили ещё в 2007 году и как всё произошло тогда. Да, контракт они выполнили, но было столько огрехов, что теперь вспоминать о нём не хотелось. Опыт работы пришёл позже, когда они все вместе начали работать в команде на торгах. А теперь они снова придут к ним. А что это может дать? Ведь американцы подписали его и ничего не сказали по поводу прошлого. Значит для нас всё нормально, а кто же тогда злится на них?
Сергей сидел молча и пил виски, которые налил себе из бутылки на столе. Он тоже переживал вместе с Игорем о произошедшем.
- Хорошо, что Ольги не было ещё здесь, а то бы точно потерял бы ты её. Такое потрясение для неё сейчас не нужно. Вот и думай, что будет дальше. Вовремя мы документы в Банк сдали, там они не достанут нас. Банк надёжный.
- Конечно. Ольге не надо говорить. Завтра торги пройдут и наши контракты поднимутся в цене. Тогда мы снова с деньгами и богаты. Тогда и в Японию можно поехать. А кто они, ты знаешь? Посмотри по камере, на входе, возьми ленту. Я их никогда не видел. Точно.
- Ладно. Как ты сейчас, пришёл в себя? Тебе охрану прислать или ты один останешься?
- Пришли кого-нибудь. Что-то я стал бояться всего. Авария, всё нормально, а может это предупреждение было перед этим визитом? Кто его знает.
- Может быть? Ты сам всё вспомни, как ты жил все эти годы, и я вспомню. Надо будет всем их фото показать. Может кто-нибудь когда-нибудь сталкивался с ними по работе. Не надо избегать этой гнусной работы. Но что поделаешь, работа и наше благополучие всех, всей команды, выше всего. Я всем своим менеджерам и юристам верю. Но… Надо проверить всё. У Ольги проверь подруг. А может это шейх? Мы его даже не знаем. Я проверю все базы за последние 20 лет, кто, когда погибал, где, кто рожал в Москве, в каком роддоме и как это вы не знали, что её мама родила мёртвого ребёнка? Работы много, а ещё и торги. Кто-то мешает нам просто.
- Возможно. Пусть Фрешко и Маазов спокойно работают в Берлине. Не мешай им, но охрану приставь. Так нам будет спокойнее. Кстати, как доллар сейчас, падает или … когда пойдут изменения?
- Не знаю. Я, как ты позвонил, к тебе поехал. Надо срочно звонить им. Время сейчас вечер, а в Берлине как раз сумерки, ещё не поздно.
Но он ошибся, было как раз поздно. Маазов и Фрешко были на торгах, когда к ним проникли в отель за контрактами. Но документов они не нашли. Кто же им будет оставлять для просмотра такие важные документы? Маазов спешил в отель и был уже на входе, когда поднял голову, чтобы убедиться, что в номере всё нормально. Он вдруг словно почувствовал, что там кто есть. Шелохнулась штора.
Асхад не спешил подниматься. Навстречу ему спустились двое в лифте и прошли к выходу из отеля. Он постарался запомнить их лица. Позже он поднялся наверх и точно, были… Были, видимо, только что. Скорее всего это они и спускались. "Грязно работают, - подумал он, - Так много оставлять следов. Странно…" Именно это и было странным. Они приходили, словно за своим. Как хозяева. Ни от кого не скрывались.
Асхад позвонил Сергею и рассказал всё, что произошло.
– Мне странно, что они ведут себя так открыто. Кто они?
- Не знаем. Пока работайте спокойно на бирже. Охрана у вас будет.
Игорь сидел и молчал. Сергей ушёл. Дома была такая тишина, что он оглох. Завтра должна была приехать Ольга, а он не готов к её приезду. Так было всё хорошо раньше, а как будет сейчас? Он думал, но мысли, а он всегда имел холодный ум, всё-таки царапали его. Как бы вернуть прежние дни? Он встал и стал готовиться к приезду Ольги из больницы.
«Шейху, а зачем ему наши контракты, о которых он не должен был даже знать о них? Сам богат. Надо всё проверить. Бывают шейхи и бедные. Мы же не можем просто так верить на слово кому-то. И шейхи, сколько я работаю в бизнесе, не всегда дают верной информации о себе, осторожны. Это было комично, шейх напал на русских бизнесменов и пытался открыто отвоевать свои деньги?»
Солнце светило, но уже по-вечернему. Сумерки спустились на проспекты Москвы. Москва отдыхала от суеты проходившего в заботах и переговорах дня. Игорь сидел на диване. В комнате не осталось даже следа от не прошенного визита. Всё было тихо и спокойно.

часть восьмая

Ещё только что забрезжил рассвет, как Игорь проснулся и смотрел на окна, вернее, за окно, что происходило сейчас там. На улице была такая тишина, что казалось он ещё никогда в жизни не был так спокоен, как сейчас в предрассветный час московского утра. Полежав ещё немного, он встал и начал готовиться к встрече с Ольгой. Она должна была приехать утром, но ближе к двенадцати. А сейчас он сидел и ждал этого часа.
… Жёлтая футболка промокла насквозь. Оля шла и смотрела на тротуар, а дождь лил со своей небесной силой. Сплошные потоки августовского дождя прорвали небо над городом. Стены домов, мокрые от дождя прорывались сквозь его пелену и тихо шептали мне: Какая ты сегодня красивая!
Его машина затормозила возле неё, и дверца открылась. Из машины вышел мужчина и вошёл в салон. Дверь закрылась и шум дождя, вылившегося на улице сплошным потоком, прекратился за закрытой дверью. Мужчина долго не выходил, а она шла по тротуару под дождём, ступая плетёными туфлями прямо в воду. Вода пузырилась, пенилась, сбегала от неё в сторону дороги и тут же пряталась в люк. Сколько больших пузырей спряталось в воду на дороге, можно было только предположить, но считать ей их было некогда.
Дождь прыгнул на стекло витрины и зажмурился под собственным потоком. Его бокам было щекотно. Он крутился, изворачивался, но падал на тротуар большими струями, катаясь на собственных лужах, и убегая в неизвестность, куда она манила его этим августовским днём. Он хлестал по стёклам и спускался длинными струями на подоконник. Цветы в витрине лежали и весело улыбались ей. Им было хорошо в тёплой витрине, и никакой дождь их уже не мог замочить.
А в небе тихо играла музыка дождя, августовского дождя, проскользнувшего сквозь тучи, серые и чёрные, бежавшие по небу, порой прогибаясь под солнечными лучами, которые нет, нет, да и скользили по стенам одиноких дождливых домов города.
Августовский дождь...
Игорь, почему-то вспомнил этот день, когда он увидел её ещё раз. Это было лето, в самом разгаре и уже почти собиралось покончить со своими жаркими поцелуями в сумерках, когда звёзды, выглянув из-под серых облаков и прячась за крыши домов, пытались веселиться с людьми, зазевавшимися на проспектах и бульварах. Он сидел и смотрел в окно, словно маленький ребёнок, которому всё было интересно, что происходит в это раннее утро, как встанет солнце, как побегут облака, в которых так много необычного.
Ольга приехала, и ему стало веселее на душе: «Всё-таки он не один».
Она прошла в комнату, села на диван, потом прошла в спальню и прилегла. Она тоже чувствовала себя как-то более уютнее здесь, дома, чем в больнице. Игорь подошёл к ней и обнял.
- Тебе хорошо со мною?
- Да.
- Тогда мы никогда не будем расставаться с тобою… Никогда…
И он поцеловал её раз, потом ещё и ещё. Будто они только что встретились и только что начали свой роман, любовный роман, как тогда на проспекте Москвы, где она шла под проливным дождём, а потом на улице, где он позвал её к себе и она, подумав, села в его машину, и они поехали навстречу своему счастью.
Сейчас нельзя было им мешать. Солнце уже заходило на сумеречный час, а они лежали и смотрели в глаза друг другу. Все телефоны он отключил и теперь они были одни во всём белом свете.
Только утром Игорь узнал, что произошло тогда в его квартире. Это конкуренты, они давно охотились за нашими контрактами, мафия. Они хозяева, просто хозяева, какими считают себя. Думают, что они могут всё. А американцы заключили контракт с нами, но помехи создавали они. И теперь, они огорчены тем, что мы работаем с ними. Ну, всего хорошего. Асхад и Фрешко отработали свой контракт на отлично. Теперь порадуемся. Весна! Как она хороша сейчас, когда всё позади.
- Ну, что, Оля, поедем к шейху? Он давно ждёт нас. Я проверил всё. Были такие случаи в Москве в те годы, которые называл Фарид.
- Поедем. Но мне как-то страшновато.
Отдохнув ещё несколько дней в Москве, они уехали в Дубаи.

часть девятая

Пока самолёт летел между курчавыми облаками, Ольга и Игорь успели рассмотреть пустыни из окна. Словно жёлтая песчаная грива простиралась под ними.
- Как себя чувствуешь? – спросил Игорь, наклонившись к ней и поцеловав.
- Хорошо. Ты не боишься? Мне как-то не по себе. Не знаю, что я буду делать там. Что это за люди? В России как-то всё проще, а тут… другая страна, другие нравы.
- Не переживай, всё будет хорошо. Если тебе не понравится, улетим домой. Нас ведь ничто не держит. Считай, что мы просто уехали из Москвы на некоторое время, … в отпуск.
- Хорошо бы так… но, это совсем не так. Мы в чужой для меня стране. Я так себя не чувствую, когда мы отдыхаем в Европе. Там мы защищены Россией, всё-таки. А тут… да, конечно, мы не меняли гражданство, но всё равно я чувствую себя немного не приятно.
- Успокойся. Может быть вина? Девушка, мне вина, сухого, если можно, французского, полусладкого.
- Спасибо.
Ольга немного успокоилась и даже попыталась уснуть. Аэропорт в Дубаи встретил их своей тишиной и суетой одновременно. Но это суета была не похожа на московский аэропорт. Люди, спокойные, ходили по залу, некоторые сидели.
В аэропорту их встретил доверенный в делах Фарида. Он приятным голосом пригласил их следовать за ним. Пока шли по залу, Ольга успела заметить, что служащие аэропорта вежливо рассказывали приезжим их правила, где можно отдохнуть, как проехать в нужном им направлении.
О произошедших событиях в Москве они уже почти забыли. Весна, май, был в самом разгаре. В Дубаи было солнечно, и даже, казалось, слишком. Солнце, а оно яркое и сильное, светило везде, куда бы они ни прибыли. Оно заливало все улицы, по которым они ехали от аэропорта до дома Фарида.
Улицы города заполнились зелёными деревьями. Казалось, что пальмы заняли огромное пространство. Они росли вдоль дорог, опираясь на зелёные газоны. Улицы, где множество машин торопилось по своим делам, извивались, как змеи и терялись, вливаясь в другие.
Ольга смотрела из окна машины на прохожих, восточная музыка доносилась из радио. Выйдя в аэропорту, она сразу поняла, что восток будет везде, куда она ни шагнёт. На то это и Дубаи. Арабская страна.
Фарид сам вышел встретить их. Его дом был похож на сказочный дворец султана, и Ольга приятно удивилась именно этому.
- У вас красиво! Ваш дом напомнил мне сказку про принцессу Будур. Мне приятно приехать в ваш город, в вашу страну.
Фарид наклонил голову и был рад встрече. Позже, они расположились в свободной комнате, гостиной. Сладкое вино и фрукты немного придали сил Ольге, и она отдохнула от всех событий, которые преследовали их в Москве, аварии, перелёта, присев в широкое кресло.
- Я рад видеть вас у себя. Думаю, что дни, которые вы пожелаете сколько вам угодно, провести у меня, приятно отвлекут вас от событий в Москве и России. Я знаю, что произошло. Как вы себя чувствуете, Оля?
- Хорошо. У вас прохладно. Со стороны улицы, мне показалось, жара не спадёт никогда, и я буду изжарена заживо в вашей стране.
- О! Нет. Этого не будет. Вы теперь в моём доме и сестра и немного правительница дома, конечно, после меня. Распоряжайтесь…
- Я бы желала отдохнуть и принять душ. Конечно.
- Айгуль, помоги госпоже. А вы, Игорь, что пожелаете? Я, думаю, также, отдых с дороги и ванну?
- Да, - Игорь смотрел на зал, украшенный картинами восточных художников, вазы, и другие предметы, находящиеся в комнате – гостиной, такой огромной, что можно было принимать деловые встречи всех друзей его круга и ни разу не огорчиться, что места всем не хватит.
- Проводите господина Игоря в его комнату и помогите отдохнуть. Я уйду, с вашего позволения. У меня работа, она занимает каждую свободную минуту моего времени.
Вечером, Ольга и Игорь были польщены тем, что Фарид пригласил своих друзей познакомиться с его гостями, и устроил небольшой светский приём. Фейерверки и огни, а их множество, окружили площадку, позади дома, где Фарид принимал самых дорогих ему гостей.
Ольга пила вино, а Игорь познакомился с бизнесменами Дубаи и они удалились в конец дома, где приятно беседовали о политике, России, бизнесе.
- Да, сейчас цены на нефть падают. А как вы думаете, сколько станет стоить баррель нефти на торгах через полгода. Прогноз уже есть? В России экономика сейчас переживает инфляцию? Что может случиться в экономике России через какой-то период времени, если баррель нефти ускорит подъём?
- Не знаю. Всё предугадать сложно, - Игорь понял, что отвечать им надо более или менее доступно, сам ведёт свой бизнес, а это уже другая страна и другие законы, - Но думаю, что вы не будете удручаться по поводу подъёма цен на торгах. Вашему бизнесу это нисколько не помешает.
- Да, Мне будет приятно поработать и на восточном рынке.
Бизнесмены, а это и шейхи, и просто бизнесмены, о нашей стране были хорошо информированы. Их просто нельзя было считать политиками с плохими знаниями по экономике всех стран мира. Игорю нравилось разговаривать с ними. Его компания ещё не работала с востоком. Все контракты, которые они заключали, были целью работы в Европе и США.
Утром, когда солнце поднялось на свой пик, явно в арабских странах это и есть восемь часов утра, потому что солнце здесь, казалось пекло всю ночь, даже, Ольга встала и завтракала вместе с мужем. Фарид только что уехал в офис. Он бывал там каждый день и возвращался далеко после вечернего ужина. Поэтому Ольге и мужу предстояло проводить всё время отдыха с доверенным по личным делам Фарида и Айгуль.
Город понравился и Ольге, и Игорю. Они долго ездили, потом зашли в ресторан и обедали. Ольга искупалась в море. Оно, прохладное и тёплое одновременно, приятно щекотало её и оставляло растекающуюся истому по всему телу. Она была довольна тем, что они поехали в Дубаи.
Вечером Фарид показал документы, в которых она - его сестра. Да, документы были подлинные. Ольга и Игорь не знали, что делать, верить такому счастью, которое добавило им сил и в делах, и в жизни, или закрыть глаза на сказку, внезапно появившуюся на экране и которую боялись потерять дети, вдруг мамы заберут их домой не вовремя.
Игорь уже договорился о встречах с его друзьями. Хорошо отдохнув и оставив о себе и о Дубаи и о его друзьях прекрасные впечатления, Игорь и Ольга уехали в Москву.
Но в Москве они окунулись сразу в события каждодневной работы каждого. Опять выставки, презентации, деловые встречи.
Ольга приехала с выставки известного художника и уже готова была прилечь отдохнуть, как по телефону раздался звонок.
«Кто бы это мог быть?» - подумала она и взяла трубку.
- Фарид, как вы себя чувствуете?
- Хорошо. Как отдыхаете? О! Вы хороший ценитель картин. Инсталляция, это новый вид искусства, и вы хорошо сделали, что побывали на этой выставке. Я приобрёл работу знаменитого ювелира – ожерелье. Оно старинное. У нас, как вы знаете, очень ценят работу старинных мастеров этого дела.
- Вы сможете мне показать его работу?
- Обязательно. Я вышлю вам видео, и вы посмотрите все его работы. Но что видео, их надо смотреть наяву. Не собираетесь ко мне?
- Но мы только что приехали, прошло ещё так мало времени. Игорь сейчас в Германии, его вызвали туда его друзья. Торги.
- Хорошо. Позже обговорим все детали поездки в Дубаи. Спокойной ночи.

часть десятая

- Игорь, быстрее, мы уже пропустили начало. Что сейчас произойдёт!.. Я же все расчёты сделал на те показатели, что были на стенде. А они, посмотри, что сделали? Это я пока ходил звонить тебе, а Фрешко сидел и ждал результата. Это только за один баррель? Боже! Как же теперь всё изменится. Нельзя допустить смены цены.
Игорь бежал по коридору и уже был почти у зала торгов, как вдруг остановился: «А… чёрт, всё прошло опять мимо. Как теперь мы контракт закроем?»
На стенде показались цифры – 80$ за баррель.
- Что может произойти сейчас, как ты думаешь? Ряд событий, которых никто не ожидает, но которые серьезно повлияют на глобальную экономическую ситуацию. Как в Германии, так и в России. Кто бы мог это быть?
- Ты о чём? Кто цену поставил за один баррель? Мне тоже интересно. Как мы будем вести покупку сырья для нашего контракта? Что ты намерен сделать сейчас?
- Не знаю. Но согласно мнению рыночных аналитиков, сбудется то, что давно ожидали многие бизнесмены и компании. Цена будет падать согласно всем рекордам, то есть дошла до советской отметки. А это крах. Возможно наше сырьё упадёт в цене. А нам разве это надо? Какая будет цена на рынке на нашу продукцию, которую в Америке собираются продавать? У них цена на готовый продукт упадет ещё больше. Какой спрос мы сможем прогнозировать дальше? Нуль в кармане большого портфеля.
- Да, я тебя понял. И что будем делать? Какие сейчас биржи ещё есть? Где есть сырьё, необходимое нам и по какой цене? Какая прибыль будет от такого результата?
- Есть, конечно, но мы не успеваем туда. Только запросить показатели, а что они дадут? Я уже проработал несколько бирж, но без успеха. Неужели,.. крах?!
Асхад посмотрел на Игоря и помолчал.
Они сидели за столом и смотрели, как показатели на нефть поднялись до отметки 80$ за баррель и остановились. Трейдеры звонили своим руководителям, журналисты просматривали последние сводки нефти за полгода. Вдруг можно повлиять на падение цены.
Всё осталось на прежней отметке. Цена остановилась и не желала подниматься. Аналитика торгов показывала, что рынок не способен сейчас ориентировать направление в продажах. Крах! Его ожидали, готовились, но получили и.. ушли.
Игорь позвонил Сергею.
- Здравствуй. Ты уже, наверное, знаешь всё. Что будем делать? Контракт завалим, тогда… На демпинге сейчас не время на рынке вести разговоры. Аналитика торгов показала себя, со своей стороны. А как мы будем закрывать контракт? Цена низкая. Сдадим продукт, а там что? Американцы нас не поблагодарят за такой режим работы.
- Думаю... На остальных торгах такая же картина. Кто-то решил пошутить в мире. А ты с Ольгиным родственником созваниваешься? Что он говорит? Ему должна была быть интересна такая политика торгов.
- Не знаю. Не звонил. Ольге он вряд ли будет звонить по вопросам бизнеса.
- Конечно. Зачем ей наши дела. Я просто так сказал. А как на нефтяном рынке в Арабских странах? Они играют немаловажную роль в политике торгов нефтью.
- Смотрели. Это у них изменение политики цены прошло. А кто это? Мы же не знаем пока. Буду держать тебя в курсе.
Игорь отключился. Он сидел в номере отеля и думал, что им делать дальше. Если проиграют цену, то будет крах: и им, и американцам. Весь прогноз экономической ситуации выглядел не совсем благоприятно для них.
«Перенести покупку сырья на более благоприятное время?» – думал он и молча смотрел в окно на улицы Берлина.
В газетах уже писали, что арабы тоже паниковали в связи с падением цены.
«Это чья-то плохая игра на мировом рынке. Она может оказать влияние на сырьевую базу многих компаний, не только нефтяных. Могут пострадать сырьевые биржи и сельхозпродукции, и химической»
Игорь читал газеты, слушал новости и… отдыхал. Он уже принял решение: надо переждать этот период «чёрных лебедей». Он позвонил Сергею и сказал, что возвращаются все вместе в Москву.
- Сам пойми, что сейчас можно сделать? Ничего. Такая цена ещё провесит немного, а потом мы войдём в обычный ритм экономики.
Лето давно закончило свои капризы. Август ворожил ненастье осени, а жизнь писала романы: грустные и любовные, как само бархатное лето.
Он взглянул в окно своей московской квартиры и увидел красивое чёрное предосеннее ночное небо. Оно закрывало почти всё пространство над Москвой. В такую ночь только и гулять по бульварам и целоваться.
... Листья ещё раз прошелестели под небольшим ветерком и затихли, словно ожидая какого-то чуда в эту ночь. Она наступила как всегда сразу и незаметно. Свет в окнах кое-где ещё горел, но уже все жители домов спали крепким сном счастливых людей.
Последние дни августа и.. осень.
Она радовала их своим нарядом и заставляла обеспокоено оглядываться на уходящий день, приносящий свои плоды. Наступила ночь. Стояла ошеломляющая тишина. Ветер затих ещё вечером. Темнота опустилась на крыши домов и занавешенные окна квартир. Птицы уже давно спали, убаюканные ветром. Тихо.
Небо заволокли редкие тучи, которые ночью совсем не бывает видно. Но я - то знаю, что они есть. Потому что не видно луны, а вокруг ожидающая осеннего бала ночная мгла. Да, да. Не думайте, что ночь не ждёт осеннего бала. Ещё как ждёт. Каждый день, каждый час, когда наступит темнота и на небе загорятся тысячи звёзд, самых ярких, а вокруг будут шелестеть разноцветными листьями берёзы и клёны. А тополя будут вспоминать свою прожитую жизнь под яркими звёздами уходящего лета и приносящего свои плоды осени.
Господин Ночь начал развешивать на небе цветные шары: жёлтые, белые, красные. Правильно красные. Ведь звёзды на небе бывают и красными. Вы ведь хорошо знаете о планетах в далёкой Галактике. И наш господин Ночь тоже осведомлён не хуже вас о происходящем на небесном пространстве.
Ночная Фея давно уехала со своим Звездочётом искать убежавших шалуний звёздочек. Они как всегда ещё с вечера расчесали золотыми гребешками волосы и надели золотые и серебряные платья, чтобы понравиться очередным влюблённым на скамейке. Ох, и проказницы они. Как увидят кого в парке, так и бегут к ним, кружась над деревьями, ослепляя своими серебряными лучами разноцветные листочки берёз и клёнов. А тополя, ошеломлённо смотрят на них, удивляясь их красоте. И улыбки, такие яркие и счастливые зажигаются на лицах молодых людей.
Когда все шары на небе были развешены, господин Ночь начал прохаживаться по ковру, такому же чёрному, как сама прелестница ночь. Вот он прошёл в один угол небесного пространства и начал разглядывать шалуний звёздочек в парке.
Он замер высоко в небе и старался не дышать, боясь быть увиденным. Стояла обычная темнота. Над городом, а где-то над парком горели только звёзды, убежавшие от Ночной Феи и Звездочёта. Луна не захотела выйти прогуляться среди деревьев, покрывающихся разноцветными листьями. Может быть, она поленилась или нездоровится ей. Это господин Ночь не стал выяснять. Он просто нагнулся и сел на колени на ковёр, разглядывая в привычной для него темноте парк.
Было очень красиво, когда звёздочки кружились вокруг деревьев, а листочки отвечали им в ответ жёлтым и красным шелестом. Хотя ветра почти и не было, но листья на деревьях ещё не ложились спать, а потому они всё-таки шевелились на ветках берёз и клёнов. А что им было делать, чтобы не замёрзнуть в этой нескончаемой темноте ночи.
Ночь погрузила Москву в тишину.
Тихо...
Лишь блестят листья на деревьях под лучами звёзд, и господин Ночь сидевший на ковре, пытается своею волшебной силой охватить всё ночное пространство над парком.
Он сидел и смотрел на город, проспекты, парки, а ночной туман окружал деревья, прячась в лучах звёзд и прыгая с одной ветки на другую, веселясь и смеясь над людьми.
«Эй, вы, людишки, что вы не выходите на улицу! Смотрите, какая таинствующая темнота! Мои сестрички звёздочки уже окружили вас своими танцами с листьями деревьев. Все веселятся, а вы спите».
Пусть спят. Не мешайте. Может быть, им завтра на работу.
А ночь ещё придёт, и может быть, ещё прекраснее.
Тихо...
Игорь смотрел в окно, а Ольга посапывала в спальне. В комнате стояла такая же волшебная осенняя тишина, как на улице. Он осторожно, чтобы не напугать Господина Ночь, прошёл в спальню и лёг.
«Завтра начнётся день со своими бешеными заботами. Это знает только он со своими друзьями. Спокойной ночи, Москва…» - попрощался Игорь с ночной Москвой и уснул.

Послесловие

Фарид был очень рад встрече с сестрою. Бизнес Игоря и его компании начал расцвет по новой структуре. Друзья праздновали уже не одну победу на торгах не только в Берлине, но и в Японии, куда их занесла жизнь, после поездки Ольги с Игорем. У Фарида была красавица жена Айгуль, и она подружилась с Ольгой. Игорь и Ольга с друзьями часто ездили в Дубаи и отдыхали у Фарида.
А «бойфренд» остался с Ольгой и жил ещё долго, хотя жить сейчас, в такие дни, мало кому удавалось спокойно: когда у тебя бизнес, и ты отвечаешь за судьбу рядом с тобою живущих и работающих.

4.03.2014 года - 11.03.2014 года

история в романе - вымысел




Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 14
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Остросюжетная литература
Опубликовано: 25.07.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1