Чтобы связаться с «Вадим Песегов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 7


Название: Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
В третей части романа — «Искушению страстью», рассказывается продолжение истории главного хирурга, заведующего кардиологическим отделением диагностики. Новые события и интриги в деревне, еще более естественней закрутка сюжетной линии, по которой главный герой будет разгадывать искушение страстью к головоломках. Герой соберёт новую команду врачей, под своим руководством будет проводить сложнейшие операциях на сердце, его отделов и сосудов. По мере всего прочего будет развиваться и основная сюжетная линия романа и разные интригующие события в которые будет попадать главный герой.
От автора:
Роман содержит откровенное писание эротических сцен. Нецензурную лексику и описание грязных порнографических сцен. В общем кто не читал первые две части до конца, тому не понять сюжет третей части огромного романа.

Глава 7
10 ноября 2016 года:
Небо над Москвой было каким-то серым с легкой бледной пыльной дымкой, окутавшей перед надвигающейся зимней стужей. В воздухе царила легкая прохлада, сыпался мелкими крупинками снег и дул приятный ветер. Машины окружили парковочную зону рядом с Московским аэропортом, такое чувство, будто жизнь в зоне воздушных перевозок людей, никогда не прекращалась. Здесь постоянная текучка народу, большое стеклянное здание, с множественными арочными входами, где были рамки металлоискателя, повсюду дежурили патрули частного охранного предприятия с автоматами и собаками. Экскаваторы были полны народу, так же в зоне ожидания своего рейса, изолированная территория, где пассажиры несколько часов пройдя осмотр, ждут своего рейса. Перед кассой тоже было столпотворение, в этот день, как будто всем нужно было куда-то улететь, даже где кто-то из мужчин начал спорить с наглым самоотверженным богатеем, который хотел пролезть вперёд очереди, чтобы купить билет.
— Самое скучное время проведения — выразила своё мнение Оксана, перелистывая страницу книги, расположившись на одном из свободных стульев
— Да согласна — признала это Наталья Валерьевна, направляясь к месту, где сидела Оксана, женщина несла в руке, два закрытых стаканчика с кофе — Бригада, которая тут должна работать, перевелась на другой объект, а мы с тобой тут застряли
— Столько народу, они как муравьи — делилась впечатлениями Оксана, положив ногу на ногу, отложила книгу, поправила воротник черного пальто — Все куда-то бегут, спешат
— И каждого своя жизнь — поддержала Наталья Валерьевна, присаживаясь рядом на свободный стул, посмотрела через стеклянное окно, на людей, идущих вверх по экскаватору — Свои каждодневные проблемы
— С тех пор как меня перевели к вам обратно — рассказывала Оксана, взяв из рук Натальи Валерьевны стаканчик с кофе — Или точнее сказать, как мальчик Самойловой умер на операционном столе…….
— Твоя жизнь стала скучнее некуда — добавила высказывание Наталья Валерьевна, обнимая тело Оксаны, женщина прижала её к себе — Я знаю, твоё место там рядом с Серовым, ты же выдающийся хирург, так какого черт ты здесь тратишь свой потенциал
— Потому что смерть сына Самойловой хоть и была несчастным случаем, а груз её тяготы возложили на меня — говорила Оксана, открывая крышечку пластикового стаканчика с кофе, сделала небольшой глоток
— Это же несправедливо
— А кого сейчас это волнует — пожав плечами, ответила Оксана — Иванову нужно было кого-то обвинить, Серова такой вариант устраивал
— Оксана так быть не должно — возразила Наталья Валерьевна
— А как должно быть? — не понимая упрёка этой женщины, ответила Оксана, посмотрев на неё оживлённым взглядом безупречно голубых лазурных глаз
— Ты же губишь себя — пытаясь помочь, говорила душевно темноволосая женщина, посмотрев в глаза Оксане, когда она сделала глоток сладкого кофе с карамелью из пластикового стаканчика
— Другого выхода у меня нет
С тоской на сердце, ответила Оксана, посмотрев через большое стекло в большое окно, когда на посадочную полосу заходил пассажирский лайнер.
— Иванов меня даже и видеть не хочет в кабинете у Серова
— Хочешь, я с ним поговорю? — обратилась Наталья Валерьевна, коснувшись ладонью теплой руки колена Оксаны — Просто уже не могу видеть себя, как ты вычитываешь до дыр эту кардиологию, ты же закончила институт
— Ближайший патруль прошу досмотреть мужчину вошедшего в кассовый зал
Послышался голос мужской по рации, которая лежала на маленьком стеклянном столике, рядом с креслом, в котором сидела Оксана, принуждая её вздрогнуть от испуга.
— Черная бейсболка и черное пальто в очках — перечислял всё тот же мужской голос по рации, приметы мужчины который вызвал сомнение у службы безопасности аэропорта
— Господи, когда ты уже привыкнешь к этим рациям
— Когда я уже привыкну к этой работе
Нахмурив губки, поджала под себя ноги Оксана, сидя в кресле, держа пластиковый стаканчик с кофе возле себя, смотрела на падающий снег за окном и на то, как зашёл на посадку самолёт.
— Нет, с Ивановым говорить не стоит
— Тебе грустно со мной?
Проявляя заботу, спросила Наталья Валерьевна, посмотрев в глаза Оксане, в лазурной сказочной голубой красоте которой словно погасла искорка надежды
— Ну же не молчи Оксана
Расчувствовалась женщина, поправляя белый халат, встала с кресла, в котором сидела, не могла вынести минуту задумчивости, которой придалась Оксана.
— Я сама не своя, когда ты так себя ведешь
Была немного растеряна Наталья Валерьевна, когда Оксана продолжала молчать, переворачивая в голове момент смерти мальчика Самойловой на операционном столе.
— Оксана?!
Произнесла Наталья Валерьевна таким громким тоном голоса, что Оксана снова вздрогнула, чуть не выронив из рук держащий стаканчик с кофе, умело расплескав его капли на поверхность стеклянного столика.
— Ты еще здесь со мной?
— Простите Наталья Валерьевна — смутилась Оксана, поднимая виноватый лазурный голубой взгляд глаз на обратившуюся к ней женщину — Я что-то отвлеклась не по делу
— Да что с тобой последнее время происходит? — вздохнула Наталья Валерьевна уныло, посмотрев на Оксану, встав напротив большого окна, вид из которого выходил на взлётную полосу
«Не могу же я ей взять и признаться, что работа в неотложке, это просто пиздец, ну хуже блядь некуда», подумала про себя Оксана, выражая застенчивость перед женщиной, которая подошла к её креслу.
— Я могу выйти прогуляться — поставив пластиковый стаканчик с кофе, искусно отразив застенчивость, блеклым румянцем на щечках, спросила Оксана
— Ладно, возможно я на тебя сильно давлю — согласилась темноволосая женщина в белом халате, отошла к окну — Только пропуск возьми, охрана не любит особо, когда наши медицинские работники шастают у них под носом
— Ну, я хотя бы постараюсь быть незаметной — опуская ноги с кресла, мило улыбнувшись, ответила Оксана, вставая с кресла, поправила на себе черное пальто
— Пальто какое-то себе купила — возмутилась Наталья Валерьевна
— Это мне Вера дала поносить — смутилась Оксана, отошла от кресла, поправила большой воротник, расправляя рукава — Просто моё, то красное, уже всё износилось
— Господи ходить в каких-то поносках — недовольно Наталья Валерьевна высказала своё мнение, когда Оксана прошла мимо неё
— Ну у меня ведь не такая высокая зарплата — направляясь к выходу из кабинета медицинской помощи, уверяла Оксана — А сейчас и того ниже, хорошо хоть не уволили
— Ой, да господи
Возразила Наталья Валерьевна, обернувшись, посмотрела на Оксанку, как она прошла мимо стеклянного столика, на котором располагался стаканчик с кофе и учебник по кардиологии.
— Ты не могла знать что так и будет
— Я же врач
Оспаривая такой довод, Оксана подошла к закрытой двери, касаясь пластиковой ручки, легонько надавила на неё пальцами, потянула её на себя.
— Я должна была предусмотреть такой вариант
— Да ну брось
Была не согласна Наталья Валерьевна, направляясь к Оксане, когда она открывая дверь, застыла в проходе, наблюдая за этой женщиной.
— Даже выдающиеся академики не могут всё предусмотреть, куда тебе то
Этот выдающийся оттенок страсти «Yves Saint Laurent OPIUM», преобладающий в запахе парфюма Натальи Валерьевны, сочетал в себе палитру специй, фруктов и манящего жасмина.
— Ты ведь человек
Утверждала Наталья Валерьевна, когда подошла к Оксане, в тот момент она уже стояла на пороге открытой двери в кабинет медицинской помощи.
— И тебе, как и другим людям свойственно ошибаться
— Я должна была это предвидеть
— Всего предвидеть нельзя — коснувшись пальцами лица Оксаны, женщина с удивленным выразительным взглядом посмотрела на неё
— Я пойду немного прогуляюсь по аэропорту — заявила Оксана, отошла от неё, словно смутившись людей в коридоре и проходящего за спиной охранника из службы безопасности
— Только не уходи далеко
Уверяла Наталья Валерьевна, когда Оксана, покачивая бёдрами, направилась по коридору, стукая каблуками черных туфель по кафельной белой плитке пола.
— Ты мне еще понадобишься — прокричала вслед эта женщина, оставаясь стоять на пороге кабинета медицинской помощи
— Если что — обернулась Оксана, когда отошла на несколько метров по коридору, направляясь в фойе кассового зала — Телефон у меня в кармане
— Только не наломай дров — предупредила Наталья Валерьевна, словно опасаясь за действие Оксаны в которых сама не была уверена до конца — Слышишь?!
— Да слышу, я слышу — возмущенно недовольно прошипела Оксана
— Оксана ты поняла — повторила она вновь свою просьбу — Постарайся на этот момент, обойтись без глупостей
— Если конечно глупости сами меня не найдут — вышла Оксана из коридора, находясь на площадке второго этажа вестибюля Московского аэропорта
Подошла Оксана к стеклянному ограждению перил, посмотрев на обстановку внизу со второго этажа, зал аэропорта словно жил своей жизнью. Здесь были свои ларьки, каждый мог купить тут еду и выпивку, а так же располагался слева от входа буфет. Столько людей ходило внизу, начиная от бесконечного числа посетителей вокзала, которым не было счёт, служба безопасности стояли у центрального входа, производили осмотр, всех вошедших, а так же технический персонал аэропорта. За большими окнами, было видно, как крупинками сыпался снег, пассажирский лайнер, который совершил посадку, плавно двигался в зону разгрузки, куда уже направлялась машина с трапом для спуска пассажиров.
— Поверить не могу
Прошипела недовольно Оксана, подойдя к экскаватору, ведущему на первый этаж, касаясь кончиками пальцев его резиновых скользящих перекладин.
— Здесь быть целые сутки — была недовольна Оксана — Ну и Иванов меня в самую жопу засунул
Прошла Оксана мимо влюблённой парочки, посмотрела, как рядом с экскаватором, парень целовал рыжеволосую девушку, в красном пальто, словно не хотел её никуда отпускать от себя.
— Наверно аэропорт единственное место — тихо шептала себе под нос Оксана, подойдя к трапу экскаватора ведущего вниз — Где можно увидеть радость и улыбку, боль и разочарование
Смотрела Оксана на поднимающихся и спускающихся по трапу людей, размышляя, стараясь отвлечься и пережить потерю мальчика на операционном столе, которая терзала её разум. Трап медленно опускался вниз, пока Оксана наблюдала за происходящим, смотрела пару мужчин и женщин, целующихся и встречающих друг друга после перелётов, а так же провожающих в рейсы, когда они с горечью расставания не хотели отпускать от себя своих родных. Наблюдая за влюблёнными парочками, Оксана, спустившись вниз, поправила хвост золотистых волос сзади, скреплённых заколкой, направилась по мраморным плиткам первого этажа, с удивлением рассматривая стеклянные стены и перекрытия в аэропорте, а так же смотрела через большие окна, как крыльцу парадного входа здания подъезжали автомобили. Запахи кондитерских изделий и выпечки манили к себе, словно выдающаяся марка маркетинга, завлекая посетителей зайти в их заведение. Так же тонкие ароматы других парфюмов, разделённых поэтапно от цветочных и фруктовых ароматов до мускуса и кожи, притягивали к себе внимание Оксаны, когда она проходила мимо людей, безвольно гуляющих в аэропорту.
— Я не хочу чтобы ты уезжал — обратилась рыжеволосая девушка к мужчине, обнимая его поцеловала в щетину — Не хочу, это опять надолго
— Дорогая — уверял мужчина в серой куртке, держал в одной руке ноутбук, а другой рукой поправил черный ранец, висевший у него на плече — Это всего на пару дней, конференция в Питере, жди меня и я вернусь
— Это так долго пару дней
Нахмурила губки обидчиво рыжеволосая бестия, обнимая ревностно своего мужчину, недовольно посмотрела на Оксану, когда она сошла с экскаватора, направилась по залу.
— Я не могу вынести и разлуку в пару часов, а тут речь о днях
— Обещаю
Заверил мужчина, за спиной которого, наблюдая за этой драматичной сценой, прошла Оксана, по кафельной плитке пола, стукая звонко каблуками черных туфель. Выражая в каждом шаге пикантную форму упругих бёдер, Оксана состроила милую улыбку, забавляясь тому, как рыжеволосая девушка, убеждала своего мужчину не ехать никуда, а он её не слушал.
— Через пару дней мы снова будем вместе
— Но это так долго
«Бред какой-то блядь», размышляла Оксана, направлялась дальше по кассовому залу, наблюдая, как в очереди скопились несколько человек, желающих купить билет.
Прошлась Оксана по залу, обратила своё внимание на то, как женщина с двумя детьми, встречала мужчину в черном драповом пальто, который спускался вниз по экскаватору. После чего переметнула свой взгляд на седовласого мужчину, весьма галантной внешностью в сером представительском костюме, когда он спускался в присутствие двух охранников по трапу экскаватора. Затем Оксана посмотрела на двух девушек спускающихся следом по трапу, их взгляды были погружены в экраны сотовых телефонов, бурно обсуждая страницу в социальных сетях, они весело смеясь между собой о чем-то на ухо друг дружке перешептывались. Привлёк внимание Оксаны и мужчина в черной кожаной куртке с короткими черными волосами, спортивного телосложения, возмутившись, на счёт продажи билетов которые ему не достались.
— Ох…. простите фрейлин — чуть не налетел седовласый мужчина в костюме со своей свитой на Оксану, когда она стояла посреди зала, напротив железных скамеек-лавочек — Я такой нерасторопный — притворился он виноватым
— Отойдите пожалуйста — тут же вступился мужчина в черном костюме, преграждая Оксане путь к седовласому старику — Вы что разве не видите……
— Валерий успокойтесь — возразил мужчина в сером костюме, давая понять своему охраннику, угомониться — Фрейлин, простите его, он еще молодой оболтус, не умеет разговаривать с дамами
«Блядь Наталья Валерьевна меня убьёт, если я что-нибудь тут выкину, меня и так на каких условиях чуть не уволили, хорошо хоть не посадили», размышляла Оксана, давая возможность поцеловать свою правую руку седовласому мужчине.
— Да нет что вы
Испугалась Оксана за последствия и недовольно смотрящих, на неё свиты седовласого мужчины и то, как привлекла внимание своим столкновением с этим мужчиной охранника аэропорта.
— Это вы меня простите — почувствовала Оксана, как жаркие губы этого старика поцеловали ей руку, от чего она впала в краску — Давайте будем считать, что этого происшествия не было
— Такая красивая фрейлин и несчастна
Говорил так мужчина как будто его беспокоила боль в нижней челюсти, почувствовала Оксана когда он держал её руку своими обеими руками «чрезмерная потливость». Легкое выраженное помутнение сознания, а так же приступ головокружения, держался он так за руку Оксаны, словно его беспокоила боль в спине или в руке. Голос этого мужчины был таким, словно его беспокоила отдышка, без совсем видимых причин перегрузки. Синюшный оттенок кожи, на руках этого мужчины вместе с затруднённостью дыхания говорило об острой сердечной недостаточностью, проявляющуюся цианозом. Держался мужчина за руку Оксаны, внимательно смотрел в её глаза после чего произошла остановка дыхания и признаки асистолии дали о себе знать в первую очередь.
Асистолия — это один из видов остановки кровообращения, для которого характерно прекращение сокращений разных отделов сердца.
После чего мужчина, словно как потерял сознание, упав на пол, впал в обморочное состояние, испугав мгновенно всех присутствующих в зале аэропорта. Отсутствия пульса на сонной артерии, полное прекращение дыхательных функций, присутствие судорожных дыхательных движений, при участии скелетной мускулатуры.
— Остановка сердца
Прокричала Оксана, присев на колени рядом с судорожным телом мужчины, который с признаками дыхательных функций, пытался хватить воздух.
— Вызывайте бригаду неотложной помощи
Распорядилась Оксана, расстегивая в спешке пиджак на мужчине, прощупывая двумя пальцами пульс на его сонной артерии. Освобождая верхние пуговицы его рубашки, Оксана старалась придать свободу дыхательной системе пациента, запрокинув ему в этот момент голову. Производя осмотр ротовой полости, Оксана старалась не допустить посторонних предметов, находившихся там, что касается вставной челюсти, рвотных масс и сгустков крови, которые могут возникнуть в момент приступа. Доставая с кармана черного пальто, белый платок, Оксана, намотав его на палец, произвела ревизию ротовой полости мужчине.
— Ну теперь мне точно пиздец
— Что вы сказали? — возмутился охранник этого мужчины, был шокирован происходящим и оперативными действиями Оксаны
— А…. да так ничего — смутилась Оксана после того как грязно выругалась и осознала тут же свою ошибку, принялась оказывать реанимационную помощь
Расположившись на коленях, освободив грудную клетку мужчине, Оксана, убедившись в отсутствия дыхания и проводимости сердечного ритма. Зажав ему нос, сделала сама глубокий вдох Оксана, не растерявшись, выдохнула его в рот мужчине. Затем скрестив обе ладони, Оксана производила надавливания на грудную клетку пациенту. При этом руки должны быть выпрямлены в локтевых суставах для большей эффективности массажа. Движения должны быть быстрыми и четкими. Силу нажатий следует рассчитать таким образом, чтобы она была достаточной для «запуска» сердца, но в то же время не настолько сильной, чтобы получить перелом ребер. Через каждые несколько минут следует оценивать появление самостоятельного сердцебиения и пульса на сонной артерии. Частота и соотношение искусственного дыхания и непрямого массажа сердца составляет 2 вдувания воздуха через каждые 15 нажатий на грудину.
— Что здесь произошло?
Обратилась Наталья Валерьевна, направляясь ускоренным шагом к месту где Оксана пыталась реанимировать мужчину, упавшего от нарушения насосной функции сердца и прекращения дыхания.
— Господи ну вот только и знала, что нельзя было отпускать тебя никуда — возмутилась недовольно Наталья Валерьевна, когда подошла к Оксане — Ты вечно найдешь себе приключений на свою задницу — грубо выразилась эта женщина, раскрывая чемодан
«Блядь ну почему меня-то во всём винят, я ведь действительно хочу ему спасти жизнь», уверяла себя Оксана, почувствовав обиду от слов Натальи Валерьевны.
— Асистолия — ответила Оксана, делая надавливания на грудную клетку мужчине, пыталась обеспечить насосную функцию сердца — Он просто упал передо мной, я ничего не делала правда
— Подготовлю адреналин
«Адреналин — гормон», который продуцируется корковым веществом надпочечников и выполняет ряд функций в организме человека. Его называют гормоном стресса, потому что в больших дозах он выделяется при некомфортных для человека ситуациях.
Адреналин оказывает кардиотропное (ускоряет работу сердца, увеличивает силу сердечного выброса), вазоконстрикторное и гипергликемическое действие. А также сужает сосуды, повышая артериальное давление, увеличивает содержание глюкозы в крови.
Остановка кровообращения подразумевает применение в условиях реанимации адреналина гидрохлорида 0,5 мл по 0,1%, атропина сульфата по 0,5 мл 0,1%, натрия гидрокарбоната по 0,2 мл 4% на 1 кг масы тела. Используется капельное внутривенное введение вместе с натрием хлоридом (физиологическим раствором).
— Так ввожу адреналин — подготовив нужный раствор, женщина, пережав руку мужчине жгутом, вставила иглу в кровеносный сосуд, после чего надавила пальцем на поршень шприца
— Дефибриллятор живо — распорядилась Оксана после того как устав реанимировать мужчину, отчаянно боролась за его жизнь
— Покомандуй тут мне еще девчонка — возмутилась с добрым упрёком Наталья Валерьевна — Ремня бы тебе всыпать, но ты ведь пытаешься его спасти и каким чудом ты оказалась рядом
— Давайте поговорим потом — возразила Оксана, давая понять женщине, что сейчас не время для споров, особенно когда кольцом их окружила толпа зевак, посетителей аэропорта и служба безопасности, а так же охрана мужчины — Не видите сейчас немного не подходящее время
— Заряжаю дефибриллятор — согласилась с мыслью Оксаны, ответила Наталья Валерьевна, отдавая ей в руки электроды — Возьми их
— Ну я же всё-таки врач — ухмыльнулась Оксана, смутившись того как ей командовала эта женщина, взяв у неё из рук электроды дефибриллятора
— Давай, что ее скажешь девчонка — упрекнула Наталья Валерьевна — Освободи ему грудную клетку — распорядилась она, настраивая переносной дефибриллятор, в тот момент, когда Оксана разорвала полностью рубашку на теле мужчины
— Так вроде всё готово — отчиталась Оксана, подобрав электроды с пола, смазала их гладкую поверхность гелем из тюбика — Заряд
— Аппарат заряжен — доложила Наталья Валерьевна — Заряд 6000 вольт
— Разряд — ответила Оксана, прислонив электроды к грудной клетке мужчины, нажала на кнопку на них, выпуская электрические частицы мощного заряда, который прошёл через тело мужчины, отрывая его торс от пола — Еще заряд
— Заряжено — отчиталась Наталья Валерьевна
— Разряд — Оксана вновь прислонила электроды к грудной клетке пожилого мужчины, пропуская через него заряд поразительной электрической мощи — Еще раз заряд
Распорядилась Оксана, после того как второй разряженный заряд, прошёлся через тело мужчины не давая положительного результата. Толпа, собравшаяся рядом пришла в ужас от того как Оксана пропускала заряд электродов через тело мужчины, стараясь отчаянно реанимировать его сердца, но каждый проходящий заряд не давал результата. Сердце мужчины, словно не хотело работать, когда Оксана в очередной раз и еще несколько раз пропустила через тело старика разряд в несколько тысяч вольт.
— Оксана?!
Окликнула Наталья Валерьевна, когда Оксана снова и снова пыталась реанимировать мужчину, отбросив электроды в сторону, делала надавливание на грудь и искусственное дыхание.
— Оксана?!!
Коснулась женщина руки Оксаны, после того как она её не слушала, пыталась реанимировать пациента, отчаянно борясь за его жизнь.
— Оксана!!! — прокричала Наталья Валерьевна, отдёрнув руки Оксаны от мужчины, останавливая все попытки продолжить дальше реанимацию — Фиксируй время смерти
«Ты что блядь совсем уже охуела», возмутилась Оксана, заметив полный заряд на дефибрилляторе, аккуратно стараясь не вызывать подозрения стоящей над ней женщиной, взяла его электроды в руки.
— Нет!
Возразила Оксана, отчаянно прислонив электроды к груди мужчины, сама случайно коснулась его тело кистью руки в момент контакта и прохождения заряда. Сильным прохождением заряда через электроды, Оксану отбросило с криком раздирающим уши от пожилого мужчины. Испугав до ужаса собравшихся женщин и подвергнув мужчин, рядом находившихся в шок, Оксану откинуло на пару метров от старика, оставив электроды на полу рядом.
— Ай….. — взвизгнула Оксана, оказавшись лежать на прохладном кафельном полу у ног какой-то женщины, посетительницы аэропорта
— Оксана — дико испугалась Наталья Валерьевна, подбежав к Оксане, присев на колени, коснулась ладонью её лица
— Даже и слушать не хочу что тут произошло — обратился мужчина в черном костюме — Вы обе живо ко мне в кабинет, после того что вы тут устроили, вы хоть представляете, что теперь будет
— Эдуард Валентинович — возразила Наталья Валерьевна, посмотрев на этого возмущенного мужчину — Простите, пожалуйста, эту дурёху
Уверяла Наталья Валерьевна, заметив строгий взгляд мужчине, который стоял рядом, занимающим должность управляющего директора аэропорта.
— Она пыталась отчаянно спасти жизнь этому мужчине
Расположившись спиной к мужчине, который лежал на полу, после чего словно как по волшебству, благодаря последнему разряду дефибриллятора пришёл в себя. Вздохнув полной грудью, будто как будто мертвец ожил, старик на полу аэропорта, задышал, оставаясь всё так же без сознания, его сердечный ритм и дыхательная система стали функционировать в стабильном для него режиме.
— Эдуард Валентинович прошу вас, не увольняйте её
— Ваша напарница спасла ему жизнь — говорил управляющий аэропортом, заметила, как два охранника и эскорта этого мужчины подбежали быстро к нему
— Не может быть — ответила Наталья Валерьевна
— Посмотрите сами — указал управляющий на пожилого мужчину, который уже почти пришёл в себя, когда через центральный парадный вход вбежали два санитара с каталкой
— Вот чертовка — ухмыльнулась Наталья Валерьевна, с гордостью посмотрела на Оксану
— Вы обе быстро ко мне в кабинет! — повторил он еще раз свою просьбу, направляясь по залу
— Не понимаю
Уверяла Наталья Валерьевна, продолжая стоять у Оксаны, когда она сидела перед собравшейся толпой на коленях, склонив голову, отражая радость в глазах, заметив, как пациент пришёл в себя.
— Как тебе это удалось — была всё еще в недоумении, не могла описать нахлынувший на неё восторг, как в безвыходной ситуации, Оксана смогла реанимировать пациента
— Я просто хотела помочь — уверяла Оксана, поднимая взгляд лазурных голубых глаз на женщину с которой разговаривала, встала с пола
— Нужно чтобы кто-то из вас поехал с нами — уверял один из санитаров, погружая мужчину в сером костюме на каталку
— Дождитесь нас — распорядилась Наталья Валерьевна — Ты поедешь
— Я?! — удивилась Оксана
— Ну ты же его спасла — уверяла Наталья Валерьевна — Тебе с ним и ехать
— Но я не……
— Так всё хватит! — упрекнула Наталья Валерьевна, собирая с пола дефибриллятор — Я сказала, что ты поедешь, значит ты поедешь с ними в больницу
— Но почему я? — всё так спросила Оксана, помогая Наталье Валерьевне собрать с пола дефибриллятор и использованный шприц
— Потому что ты формально — ухмыльнулась Наталья Валерьевна, обернувшись к Оксане, упаковывая в сумку дефибриллятор — Спасла ему жизнь — указала она на каталку, на которую только что медики из дежурившей бригады скорой помощи, погрузили пожилого мужчину
— Я же врач — мило улыбнулась Оксана, скрасив застенчивость красивой формой губ — Жизнь человека для меня на первом месте
— Да-да конечно
Не поверив не единому слову Оксаны, женщина обняла её за талию, направляясь по залу аэропорта, вынуждая толпу зевак расступиться и дать возможность им пройти.
— Уж кому-кому, а мне то, ты это не говори Оксана
Возразила Наталья Валерьевна, когда они с Оксаной подошли к трапу, ведущему на второй этаж здания аэропорта. Женщина, даже не оглядываясь на любопытные взгляды посетителей, которые стояли у трапа экскаватора, на втором и первом этаже, коснулась его перил, наступая на первую ступеньку ленты, двигающейся вверх. Наталья Валерьевна казалась для Оксаны уверенной, непоколебимой женщиной, которая волей своей жизненного опыта, никогда не будет потакать чьим-то жизненным принципам, идеалам и взглядам.
— Твой эгоизм я давно уже раскусила — обернулась она, когда по трапу экскаватора поднимаясь на второй этаж — А вот сейчас как я поняла, мне придётся отчитываться за тебя перед управляющим директором, за тот цирк что ты наглядно продемонстрировала там
Указала она пальцем на место где на первом этаже стояли, озираясь по сторонам посетители, пытаясь понять вообще что произошло.
— Какого беса, тебя туда вообще понесло?
Какой бы каменной не была эта женщина, но последствия, которые произошли в зале аэропорта, даже её подвергли в ужас и довели чуть ли не до ручки.
— Ты же мне сказала, что пройдёшь просто прогуляешься
— Так и было — уверяла Оксана, поднявшись вслед за недовольной женщиной на второй этаж аэропорта, прошла по залу, с большими окнами, вид из которых выходил на взлётную полосу и зону погрузки пассажиров — Он сам подошёл к нему, я просто стояла в стороне
— И ты думаешь, я тебе в это поверю? — возмутившись, спросила Наталья Валерьевна, встав у входа в коридор, где было административное крыло здания аэропорта
— Ну, я же себе верю — заверила Оксана вошла в коридор административного крыла аэропорта, по кафельной дорожке, стукая звонко каблуками черных туфель
— Кабинет Шарова здесь — указала Наталья Валерьевна на шикарную покрытую лаком древесного цвета двустворчатую дверь — И смотри не сболтни что-нибудь лишнего
— Я что дура что ли? — возмутилась Оксана, встав перед женщиной широко раскрыв лазурные голубые глаза
— Кто тебя знает
Предупредила темноволосая женщина, которая была одета в белый халат, поставив чемодан первой медицинской помощи на стол рядом с дверью кабинета управляющего.
— Говорить буду я — рассказывала Наталья Валерьевна, обращаясь к Оксане выставив палец перед её носом — Ты молчи и кивай только, пока тебя не спросят
— Ну, постараюсь держать язык за зубами
— Да уж постарайся — касаясь дверной ручки, кабинета управляющего, утверждала Наталья Валерьевна — Умеешь ты выбрать неудобный момент
— В каком смысле? — выражая недовольство, Оксана была не согласна с упрёком этой женщины, продолжая стоять с ней рядом
— Еще не улеглось всё после мальчика Самойловой
Утверждала Наталья Валерьевна, продолжая стоять за закрытой дверью, держась пальцами за её позолоченную ручку, в форме шара.
— А она такого шума тут наделала, даже предупредила Иванова, чтобы всех рассказывал о твоей ошибке, так что ты и тут на хорошем счету
— Но я-то здесь причём?
— Просто молчи — повторила, прошипела недовольно Наталья Валерьевна — Говорить буду я, ты только кивай и слушай, тебе ясно?
— Ладно-ладно — соглашаясь с такими условиями, ответила Оксана, когда Наталья Валерьевна перед ней открыла дверь в приёмную управляющего аэропортом
— Оу… Наталья Валерьевна
Обратилась девушка с шикарными белокурыми волосами холодного оттенка, будучи прямым и выразительным объёмом. Белая рубашка и черный сарафан отлично сочетались с её строгой деловой и сексуальной внешностью, так как его длина была чуть выше колен. Поправив аккуратно кончиками пальцев дужки очков, одетых на глазах, блондинка отвлекла свой взгляд от монитора.
— Шаров вас как раз ждёт — произнесла она так, будто хотела до этого что-то сказать важное — Но всё же что произошло там внизу
— Не твоё дело
Грубо ответила Наталья Валерьевна, прошла по паркету древесного цвета кабинета приёмной, направляясь к двустворчатой двери, кофейного цвета, так же щедро покрытой лаком. В приёмной пахло щедрым ароматом кофе, запахом цветов, расположенных на пластиковом подоконнике окна за спиной секретарши. Нежным слиянием розового перца и бергамота композиции оттенков «Untold — Elizabeth Arden», великолепие которого зашкаливало тонким вкусом легкого порочного влечения. Чувствительная палитра цветочных ароматов и завораживающая завершающее слияние ноты мускуса и пачули.
— Оксана пошли — схватила Наталья Валерьевна одной рукой Оксану за руку, не давая ей даже осмотреть приёмную этого шикарного кабинета — И не говори ей ничего
— Да я в общем и не собиралась — уверяла Оксана, вынужденно прошла по приёмной управляющего директора аэропортом
— Вот и пошли
Открыла Наталья Валерьевна створку двери кабинета управляющего аэропортом, тут же переступая порог, держа Оксану за руку, потянула её за собой. Кабинет казался просторным, вымощенной деревянной дорогой отделкой, резьба на которых сразу же привлекла внимание Оксаны, сложностью узора. Большие окна, шикарный стол, который стоял в центре, видимо служил представительским для приёма акционеров и высоко важных гостей иного характер, паркет кофейного цвета. Всё казалось таким дорогим, каждая деталь, малейшая, незначительная мелочь, находящаяся в этом кабинете, стоила крупных денег. В кабинете присутствовал вкус кожи, мускуса, а так же вкус сигаретного дыма, совсем непохожий, на те сигареты, запах которых Оксана чувствовала в аэропорту от посетителей или представителей службы охраны.
— Теперь делай всё, о чем мы говорили
— Наталья Валерьевна
Обернулся, сидел в кресле мужчина, за его спиной было несколько мониторов, на каждом из них выходил выход, по крайней мере, четырёх картин камер видеонаблюдения внутри и округе аэропорта.
— Пусть ваша напарница сядет там у окна — распорядился он, даже не посмотрев на Оксану
— Как будто у меня есть выбор
Покачивая бёдрами, скрывавшимся под черным пальто, Оксана прошла по кабинету, направляясь к белому мягкому креслу у окна, вид которого выходил на полосу аэропорта.
— Шикарный кабинет — похвалила Оксана, придавая форму ухмылки на губах, прошла мимо комода, коснувшись кончиками пальцев статуэтке Будда
— Орлова сядьте у окна
Было видно по поведению и по интонации голоса, как прозвучал упрёк управляющего аэропортом, что Оксана зацепила его своей циничностью и эгоизмом к происходящему.
— И бога ради прошу — уверял мужчина, продолжая внимательно смотреть за Оксаной и за тем, как она прошла по его кабинету, направляясь к белому креслу — Ничего там не трогайте
— Как будто я такой варвар — нахмурила Оксана обидчиво губки, почувствовав как недовольство управляющего аэропортом, зацепило её чувство — Что всё к чему бы, я не прикоснулась, моментально сломается
— Оксана?!
Прошипела Наталья Валерьевна, по выражению на её лице, было видно, что терпение этой женщины уже на пределе и Оксана, заметив этот огонь в её глазах, решила не испытывать судьбу.
— Сядь где тебе сказали — прошипела она словно разъярённая гадюка — И ничего не трогай, делай, всё то о чём мы договаривались
— Наталья Валерьевна, когда я брал вас сюда
Начал рассуждать управляющий аэропортом, откинувшись на спинку кресла, свёл пальцы вместе, внимательно смотрел в лицо своей собеседнице, наблюдая за её реакцией.
— Вы уверяли меня
Утверждал он, повернувшись к мониторам компьютера видеонаблюдения, выбрал правильный ракурс камеры и отмотал на ней время до положенного момента съёмки видео регистрации.
— Что ваша напарница просто идеал, что с ней не возникнет никаких проблем
— Простите
Заступаясь таким хитрым способом за Оксану, ответила Наталья Валерьевна, посмотрев столь же внимательно на мужчину, перед собой, который сидел в черном кресле и указал на монитор.
— Но я пока что не понимаю, о чём идёт речь
— Так я вам поясню
Ответил Шаров, мило улыбнувшись, отразив сарказм, включил запись с камеры, где были отчетливо слышны и звуки разговорной речи и отзвуки происходящего.
— Уделите своё внимание вот этому моменту
Указал мужчина, на то время, когда Наталья Валерьевна настойчиво попросила зафиксировать время смерти пациента, но Оксана, не послушав её применила разряд дефибриллятора, попав случайно под действие его напряжения.
— Что вы теперь скажите? — остановил он запись на тот момент, где Оксану ударило током и отбросило от лежащего на полу без сознания пациента
— Но ведь всё же обошлось
Уверяла Наталья Валерьевна, словно потерялась даже в догадках, когда на предложенные неопровержимые доказательства и ясные их последствия, не могла придумать достойного оправдания поступку Оксаны.
— Она вот этим вот своим непослушанием
Вновь утверждала эта женщина, стараясь говорить уверенно, но Оксана заметила в момент её разговора, как мышцы на её телице сильно напряглись и то, как её терзало чувство собственной растерянности.
— Запустила сердце этому мужчине
— Вы хоть знаете, кто это?! — возмутился он, на улыбку, когда завершая свой быстрый ответ, улыбнулась Наталья Валерьевна — Это глава одной из крупных компаний в Германии, в автомобилестроении, вы хотя бы о последствиях подумайте
Рассказывал управляющий аэропортом, наблюдая как на лице Натальи Валерьевны, пробежала черта сомнения, как показалось на тот момент Оксане, женщина, словно чего-то испугалась.
— Вы хоть можете себе представить последствия того — внушающую силу убеждения применил Шаров в отношении Натальи Валерьевны — Что может выдвинуть его компания, какие иски, если они увидят эту запись
— А что будет, если им её не показывать? — неожиданно сама для себя предложила Наталья Валерьевна
— Вы в своём уме вообще? — возмутился Шаров, в ответ на такой довод — Да об этом уже завтра по всех газетах будет, как гражданин Германии Ганс Вольф пережил сердечный приступ прямо посреди здания аэропорта, когда его воскресила какая-то…….
— Я не какая-то — возмутилась Оксана, посмотрев выразительным недовольным взглядом на своё оскорбителя — Да и вообще, если бы не я, он бы там умер, это я спасла ему жизнь
— Его адвокаты засудят нас, понимаете?! — не придавая значения обиде со стороны Оксаны, утверждал Шаров, обращаясь к Наталье Валерьевне — Да хотя бы за то, что вы сказали, констатировать время смерти, а ваша напарница, ослушавшись вас, нанесла ему еще один разряд
— Я спасала ему жизнь — уверяла Оксана, вскочив с кресла, словно как натянутая пружина, которую тут же в один момент отпустили
— Орлова выйдите отсюда — распорядился Шаров, мужчина уже не мог держать себя в руках от наглости Оксаны, указал взглядом недовольных глаз ей на дверь
— Что простите? — еще больше Оксана, отражая недовольство в лазурных голубых глазах, посмотрела на Наталью Валерьевну, то на Шарова
— Ты слышала его — подтвердила Наталья Валерьевна
— Но ведь……
— Оксана выйди — прошипела недовольно Наталья Валерьевна, не давая возможности Оксане выговориться — Оставь нас и подожди в коридоре
— Ну да конечно — едва сдерживая в себе порыв бурных эмоций, Оксана отошла от окна, стукая каблуками по паркету — Как же блядь, я конечно еще и тут виновата, что не дала какому-то там старику пердуну сдохнуть
— Придержите язык свой Орлова
— Оксана! — смутилась реакции взгляда управляющего аэропорта, упрекнула Наталья Валерьевна
«Наглая самодовольная дура, испугалась какого-то прыща, который по факту ничего из себя даже и не представляет», нахмурила Оксана губки, опустив голову, направляясь к выходу.
— И подожди меня в коридоре — заверила Наталья Валерьевна, когда Оксана подошла к закрытой двери кабинета управляющего
— А как будто — открывая дверь, держась за ручку, встала Оксана в проходе, отражая во взгляде лазурных голубых глаз, чрезмерную переполняющую разум обиду и дикую душевную боль
— Не дерзи — прошипела, возмутившись, в ответ Наталья Валерьевна
«Ну вот блядь замечательно я еще и виновата», нахмурила губки Оксана, вышла в приёмную, не слушая дальше Наталью Валерьевну, закрыла в грохотом за собой дверь.
— Ой…. господи
Ужаснулась такому громкому звуку секретарша, тут же вскочив со своего кресла, выбежав из-за за стола за которым она сидела, с удивлением смотрела на Оксану.
— Что там у вас произошло?
— Вот тебе блядь еще надо всё может доложить?
— Зачем же так хлопать дверью?
— Затем что ты дура тупая
Заявила гордо Оксана, направляясь ускоренным шагом по приёмной в сторону выхода из приёмной, дверь которой была открыта.
«Пытаешься тут помочь человеку, а тебя тут в ответ поливают грязью, подумаешь какие-то юристы, да что они сделают?», размышляла Оксана, когда подошла к выходу, переступая тут же порог, коснулась каблуками черных туфель кафельной плитки пола в коридоре, закрыла за собой дверь.
Какое время Оксана ходила кругами возле кабинета, дожидаясь пока Наталья Валерьевна покинет его, долгие минуты ожидания сводили её с ума. Душный воздух, даже в позднюю осеннюю стужу, когда за окна коридора аэропорта, сыпал мелкими крупинками снег, казался уже невыносимым. Этот запах пота при большом количестве людей, чувствовалось, как пахло с буфета неподалеку, расположенного до таможенной зоны досмотра, словно уже манил к себе аппетитными пряностями. Стук женских каблуков, девушек, представительской внешности, которые с бумагами в руках ходили из кабинета в кабинет. На улице даже за закрытыми окнами было слышен звук реактивного двигателя, заходящего на посадку пассажирского лайнера.
Устав ждать, мучительными хождениями взад и вперёд, Оксана отошла в зону ожидания, на втором этаже, где висело расписание уходящих и приходящих пассажирских лайнеров. Проходя мимо лавочек, Оксана, прикусывая краешек губы, покачивая бёдрами, присела на свободное место, напротив жидкокристаллического телевизора, висевшего на стене. Посмотрев в окно, как лайнер заходит на посадку, занимая всю посадочную полосу, Оксана достала телефон из кармана черного пальто, разбудила его экран нажатием кнопки сбоку дисплея. На экране была фото заставки, где Оксана на капоте Mercedes SLS AMG Red, сделанное ранее Вероникой, когда автомобиль случайно остановился у парадного входа больницы, и из него вышла какая-то дама с папкой.
— Ну и что мне с тобой делать?
Услышала Оксана, вздрогнув от неожиданности, голос Натальи Валерьевны, когда отвлеклась просмотром интернет странички, в социальной сети в контакт.
— Ой Оксана-Оксана — покачала она головой, подошла к лавочке, на которую положив ногу на ногу сидела Оксана — Вот вечно тебя угораздит влезть в какую-нибудь историю
«Блядь почему я то виновата?», возмутилась Оксана, посмотрев на женщину в белом халате медицинского работника направляющейся к ней.
— Как прошёл разговор? — поинтересовалась Оксана, игнорируя замечания этой женщины, предпочла сосредоточиться на просмотре новостей в контакте
— Не буду тебе перечислять все подробности — говорила, создавая интригу, Наталья Валерьевна, когда подошла к лавочке, на которой сидела Оксана — Думаю, ты и так всё прекрасно понимаешь
— Как это грозит для меня? — взволнованно, беспокоясь потерять работу, спросила Оксана, отражая ужас в лазурных голубых глазах, посмотрела на женщину, которая села с ней рядом
— В общем, слушай меня внимательно
Положив руку на колено к Оксане, обратилась Наталья Валерьевна, внимательно посмотрела ей в глаза, когда она испытывала страх, услышать что-нибудь ужасное.
— Тебе нужно поехать сейчас в больницу — рассказывала она, при этом не переставая смотреть в глаза Оксане — Узнать как себя чувствует твой пациент
Разговаривала Наталья Валерьевна весьма серьёзно, Оксана пыталась понять, что же так долго они обсуждали с управляющим аэропортом, от чего лицо этой женщины словно стало каменное.
— Да-да ты не ослышалась я правильно сказала — уточнила она продолжая смотреть в глаза Оксане и наблюдать за её реакцией — Твой пациент
— Но почему именно сейчас? — удивилась Оксана, пытаясь распознать на лице женщины, в чем же подвох её такой неожиданной просьбы — Ведь меня же перевели к вам, без права восстановиться
— Так слушай внимательно — упрекнула женщина, не желая отвечать на пустой вопрос Оксаны, который не имел смысла — Ты узнаешь, как он себя чувствует, что болит и попытаешься ему помочь, а так же не хочет ли он выдвинуть против нас с тобой обвинения за противоправные действия
— Но я спасла ведь ему жизнь
— Да, но какой ценой
Согласилась Наталья Валерьевна, держа руку на колене у Оксаны, продолжая говорить серьёзно, без какой-либо тёплой улыбки на лице.
— У этого мужчины крупные связи и он сказочно богат — утверждала Наталья Валерьевна — Но это не твоя забота, твоя забота, чтобы против аэропорта или нашей больницы, не было предъявлено обвинений
Уточнила женщина, продолжая держать руку на колене у Оксаны, снизила свой тон голоса, чтобы проходящие люди, не могла разобрать хоть малейший намёк на эту речь.
— Ты возьмёшь его дело — утверждала, разъясняя Наталья Валерьевна — И не спорь
— Как же Серов и Иванов?! — удивилась Оксана, не понимая совсем уже, к чему ведётся этот разговор, тон которого был шепотным — Они не будут рады таким обстоятельствам
— У Серова видимо сейчас какое-то дело — пояснила Наталья Валерьевна — А на счёт Иванова, так Шаров, прямо сейчас ему звонит, чтобы решить этот вопрос и недоразумение
— А что если он откажется — предположила Оксана, чувствуя нежность пальцев руки этой женщины на своём колене — От того чтобы я его лечила
— Это не твоя забота — рассказывала женщина в белом халате — Твоя задача, чтобы он не выдвинул обвинения против нас и против сего аэропорта, за нашу некомпетентность
— Но я ведь спасла ему жизнь — уверяла Оксана
— Так всё хватит! — упрекнула Наталья Валерьевна, сердито и весьма недовольно — Ты ослушалась меня в тот момент, когда нужно делать всё наоборот
— Тогда бы он умер
— Тогда бы у нас не было сейчас столько проблем
Ответила женщина, убирая руку с колена Оксаны, озираясь по сторонам, посмотрела на проходящих рядом пассажиров аэропорта и на охранника службы безопасности. Молодая пара мужчины и женщины проходящая мимо удивлённо обратила внимание девушка, на Оксану и Наталью Валерьевну. Напротив у больших окон стоял мужчина, что-то листал в телефоне, ёрзая пальцем по сенсору. Проходящий рядом охранник, службы безопасности, проходил за спинками стульев на которых сидела Оксана и женщина в белом халате, когда они тихо почти шепотом разговаривали. Рядом мужчина встречал прилетевшую с рейса девушку, которая выходила из зоны досмотра, в бежевом пальто белокурая девица кинулась в объятия своему кавалеру, оставив чемоданы на полу, придалась ласки и нежности долгожданной встречи. Из таможенной зоны уже выходили пассажиры, прилетевшего пассажирского лайнера, с чемоданами в руках и сувениров из Таиланда, мужчины и женщины направлялись к своим родственникам. Сама атмосфера воздуха была пропитана свежей прохладой с улицы, сбивающий все тропические запахи, оттенки аромата парфюма и вкус с буфета.
— Езжай первым же автобусом в больницу — распорядилась Наталья Валерьевна, разговаривая таким тоном, что не потерпела бы отказа или непослушания — Деньги у тебя есть?
— Да есть немного — смутившись взгляда женщины, что сидела рядом, ответила Оксана, скрывая застенчивость за прядью золотистых волос
— Ладно, подожди — доставая из кармана, белого халата, пятьсот рублей, женщина протянула Оксане купюру — Только прошу тебя, реши этот вопрос
— Ну, выбора у меня, похоже, нет — впервые за время разговора улыбнулась Оксана
— У тебя вообще его нет — ответила, мило улыбнувшись в ответ, Наталья Валерьевна — Сегодня сюда можешь не приезжать
— Как это? — возмутилась Оксана — Я же ведь здесь с вами на сутках
— Шаров сказал, с тебя хватит уже на сегодня — пояснила Наталья Валерьевна — Ты хоть не сильно пострадала после удара напряжением от дефибриллятора?
— Ничего — ответила, опустив голову Оксана — Руку маленько обожгла, а так нормально
— Дай посмотреть
Выражая волнение, схватилась Наталья Валерьевна за кисть руки которую выставила Оксана, оголяя рукав пальто, заметила розоватое пятнышко на кисти руки.
— Давай обработаю……
— Нет! — возразила Оксана, быстро отдёргивая руку — Почему мне нельзя снова к вам вернуться?
— Девочка моя — словно растаяла от нежных чувств Наталья Валерьевна, обнимая Оксану — Я уговорила Шаров сохранить тебе смену, только уверяю тебе, езжай в больницу, узнай, как там всё, мне потом позвони
— Что разве всё так серьёзно? — поинтересовалась Оксана, находясь в объятиях женщины, посмотрела оживлённым взглядом полной надежды на неё
— А ты разве не поняла? — держась за плечи Оксаны, Наталья Валерьевна, немного отпрянула от неё — Ты разве не понимаешь какой иск можно теперь выдвинуть аэропорту или больнице
— Я спасла ему жизнь — уверяла Оксана твёрдым голосом
— А разве это имеет сейчас значение?
— Я думаю, он так не поступит
— Послушай меня девочка моя — коснувшись руки Оксаны, Наталья Валерьевна, состроив выразительное очертание глаз, посмотрела на неё — В этой ситуации я не переживаю за себя, я уже довольно таки взрослая у меня есть дочь, которая уже выучилась в институте почти
Придавая убедительную интонацию своему голосу, рассуждала женщина в белом халате, держа Оксану за руку, продолжая столь же напряженно смотреть ей в глаза.
— Я переживаю за тебя Оксана — уверяла Наталья Валерьевна, отпуская руку Оксаны, оставляя теплый осадок от прикосновения на коже — Я постараюсь тебя прикрыть, но только пообещай мне
— Что вам пообещать? — внимательно слушая, произнесла Оксана, внимательно наблюдая за взглядом женщины
— Пообещай мне — обратилась внушающей доверием тоном голоса Наталья Валерьевна — Что ты сделаешь всё то, что я тебя попрошу, я хочу помочь тебе сейчас выйти из этого положения
— То есть мне сейчас нужно поехать в больницу?
— И там остаться
— Для чего?
Поинтересовалась Оксана, наблюдая за женщиной, проходящей в соломенной шляпе, одетой в черное пальто, проходящей в пару метрах от места, где она сидела.
— Чтобы удовлетворить чьим-то прихотям? — возмутилась Оксана, понимая, что на неё давят, лишь бы только уклониться от ответственности других лиц
— Ты вмешалась, разрядив дефибриллятор, после того как я тебе сказала констатировать время смерти — утверждала Наталья Валерьевна — Ты понимаешь что сейчас юристы этого человека, могут подать в суд на компанию именно этого аэропорта и это только в лучшем случае
— Не понимаю почему? — была не согласна Оксана с мнением этой женщины — Я спасла ему жизнь, сделала всё, чтобы он жил
— Такова структура нашего правового государства
Разъяснила Наталья Валерьевна, после того как Оксана не захотев её слушать вскочила со скамейки железных стульев на которой она сидела.
— У нас так же как в Америке — рассказывала Наталья Валерьевна — Здесь точно так же каждый может подать на кого-то в суд, вот только в нашем с тобой случае, исход может сложиться не в нашу пользу
— Ладно — вздохнула изнурённо Оксана, отошла к окну — Я поеду в больницу и всё там узнаю
— Вот и хорошо
Улыбнулась женщина в белом халате, встав со скамейки следом за Оксаной, направляясь медленным шагом к окну, где она, покачивая бёдрами, не спеша к нему подошла.
— А как поговоришь с этим немцем — уверяла Наталья Валерьевна, коснувшись пальцами плеча Оксаны, когда она стояла к ней спиной, наблюдая за взлётной полосой — Сразу же позвони мне
— Похоже, у меня не остаётся другого выбора — мило улыбнулась Оксана, обернувшись, посмотрела в глаза Наталье Валерьевне
— У тебя и вовсе нет — радушно поддержала её улыбку женщина, взявшись за руки Оксаны, пристально смотрела в её глаза — Я просто не хочу, чтобы тебя в чем-то обвинили
— Я думаю, у них не получится — сохраняя красивую форму улыбки, ответила Оксана, когда женщина что держала её за руки, стоя у окна вместе с ней, отпустила её
— Особенно, что они увидят на камерах — возразила Наталья Валерьевна, не соглашаясь с мнением Оксаны — Я думаю, им и думать не нужно будет, кого тут выставить виноватым
— Ну да это точно
Прикусывая краешек губы, взволнованно ответила Оксана, посмотрев на широкоплечего мужчину, который прошёл за спиной у Натальи Валерьевны, когда на надетой, на нём черной кожаной куртке скрывалась пляжная рубашка.
— Ну ладно всё я пошла — предложила Оксана, отошла медленно от женщины
— Давай
Согласилась с этой идей Наталья Валерьевна, отходя назад, чуть не наступила на туфли, проходящей за её спиной женщины, в тот момент Оксана схватила её за руку, дернула на себя.
— Спасибо
Смутилась женщина в белом халате, сделав виноватый вид, посмотрев на темноволосую пассажирку в меховой бурой шубки, на туфли которой чуть не наступила.
— Простите, пожалуйста
— Смотрите куда идёте — недовольно ответила пассажирка, прилетевшая с рейса
— Ну, всё я пошла
Стараясь не придавать значения чуть не случившемуся инциденту, ответила Оксана, коснувшись руки женщины в белом халате, когда она уже хотела разобраться в отношениях с нахалкой.
— Я позвоню — уверяла Оксана, стукая каблуками по кафельной плитке, направилась по залу к экскаваторам, движущийся трап который вёл на первый этаж
— Я буду ждать — ответила Наталья Валерьевна, в тот момент, когда Оксана подошла к трапу, ведущему вниз экскаватора, коснувшись пальцами его ленты движущегося перила
«Блядь ну почему я должна этим заниматься, как будто у меня и так проблем до этого не было, так теперь еще за этого деда переживать», размышляла Оксана, наступив на первую ступеньку трапа, начала медленно спускаться вниз по движущемуся экскаватору.
Спускаясь вниз по экскаватору, Оксана наблюдала за холлом большого здания, на первом этаже которого было около сотни пассажиров. Некоторые из мужчин и женщины, проходящих мимо, когда Оксана сошла со ступенек экскаватора, смотрели удивлённым взглядом в её сторону, некоторые из них будто хотели подойти. Направляясь по халу аэропорта, Оксана, опустив голову, смотрела в пол мраморной черной плитки, которая была словно как зеркала очищена от пыли и грязи. Стараясь не привлекать к себе внимания, Оксана подошла к рамкам металлоискателя, через которые все без исключения проходили и выходили из аэропорта. Проходя через рамку металлоискателя, Оксана ощутила порыв свежего воздуха, поздней осени, просачивающейся в здание через открытые двери, в которые входили посетители аэропорта.
Оказавшись на улице, Оксана, подставив руку, ловила падающий с неба снег, оглядываясь посмотрела на стеклянное здание комплекса аэропорта. Чувствуя, как снег мелкими крупинками падал на руку и тут же таял, Оксана, стукая каблуками черных туфель по тротуару, направилась в сторону автобусной остановки. У парковочной зоны, в кармане, где была запрещена парковка, были расположены шикарные автомобили, хозяевам которым было всё равно что написано рядом с зоной, где было написано «Только для служебного транспорта». Наблюдая за сценой мужа и жены выясняющей отношения, когда молодая пара ссорилась у открытой задней двери такси, Оксана, мило улыбнувшись мужчине таксисту, прошла мимо серебристого его седана.
— Ну как ты мог не взять паспорт — утверждала блондинка, в белой меховой шубке укоряя своего мужчину, повышенным писклявым тоном голоса
— А почему ты мне не напомнила? — возразил мужчина, поправляя черный пиджак, вылезая следом из салона такси, подошёл к багажнику
— А почему я должна тебе напоминать за твой паспорт?
Возмутилась женщина, надув щёки и нахмурив брови, словно захотела продолжить выяснения отношения, подбежала к своему мужчине, стукая шпильками своих туфель по асфальту.
— Может мне стоит напоминать тебе после секса, надеть на себя трусы, чтобы ты весь день потом голый не ходил по квартире
Достаточно высоким тоном голоса произнесла она это, смутив своего кавалера прямым упрёком перед проходящими мимо людьми и таксистом, который стал невольником этой ссоры.
— А что ты так на меня смотришь?!
Вновь развела блондинками руками, делая вид, что она тут не причем, когда оживлённым взглядом на них посмотрела проходящая рядом молодая пара.
— Это ты голый ходишь, а не я
— Так всё Люда хватит — мужчина уже почти впал в краску, заметил с каким удивлением, на него посмотрела Оксана, слушая эту ссору, прошла мимо бурной влюблённо парочки
Направляясь в сторону остановке, у которой уже стоял большой красный автобус, Оксана, ускорив шаг, стукая каблуками по асфальтному покрытию тротуара. Подойдя к автобусу, стоящему на автобусной остановке, Оксана, наступая на его ступеньки крыльца, взошла на него, взявшись за поручень. В салоне автобуса, сидело несколько пассажиров, Каждый из которых был увлечен своим делом, кто-то смотрел телефон, мужчина просматривал планшет, женщина с кашемировым оттенком волос, просто задумчиво смотрела в окно, когда рядом с креслом в котором она сидела прошла Оксана. Воздух тут казался тёплым и пропитан вкусом кофе и денежным бумажным запахом, а так же оттенком фиалки, который Оксана распознала в парфюме девушки «"La Violette" Annick Goutal». Нежный и очень тонкий запах, которого притягивал к себе внимание, затрагивая утонченным вкусом впитавшей в себя палитры нот. Расположившись в кресле прямо за девушкой, от которой исходил такой чувствительный аромат фиалки, Оксана, откинувшись на спинку кресла, положив ногу на ногу, услышала, как шипением звука воздуха дверь в автобусе плавно закрылась. Немного погодя, автобус плавно тронулся с места, Оксана, закрыв глаза, придалась нежно приятному влиянию его поездки, когда больше он напоминал корабль покоряющий стихию океана.
***
Приёмный покой, к крыльцу которому направлялась Оксана, располагался на обратной стороне от фасадной части больничного здания. Над головой когда Оксана направлялась по тротуарной дорожке, поправляя черную сумку, висевшую на плече, чувствуя объятия легкой прохлады, как окутывает тело, руки и ноги, как холод пытался забраться под черное пальто. Деревья в парке рядом с больницей были уже озябшими от холода, сбросившие листву, голые ветки колебались в такт обдуваемого их порыва ветра. У приёмного покоя стояла газель скорой помощи, припаркованная параллельно к ступенькам крыльца. На ступеньках стояли две медсестры, одетые в зимнюю верхнюю синюю одежду фельдшера, смотрели в сотовые телефоны, изредка отводя свой взгляд на мегаполис расположенный позади больничного здания и окружавшего его плотным кольцом. Атмосфера казалась какой-то серой, блеклая дымка пыли и испаряемых в воздухе угарных газов, казалась в этот день более насыщенной, в воздухе чувствовался легкий привкус загазованности. Не смотря на это, Москва казалась огромным и потрясающим городом с кучей возможностей, жизнь тут ни на секунду не останавливалась, такое чувство, будто мегаполис жил постоянной вечной жизнью, чтобы не случилось.
— Оксана — обратилась белокурая медсестра, как только Оксана подошла к ступенькам крыльца, девушка оторвала свой взгляд от телефона — Но что ты здесь делаешь, ты же должна нести дежурство в аэропорту
— Привет Лера — поднимая взгляд на девушку, Оксана встала у ступенек, коснувшись пальцами железного перила крыльца на которое мелкими крупинками падал снег — Господина Вольфа сюда привезли?
— Чего? — не поняла вопроса сразу девушка, удивлённо посмотрев на Оксану
— Ганса Вольфа — пояснила Оксана, наступая каблуками черных туфель на ступеньку лестницы, расставив ноги порознь — Гражданин Германии, которого должны были привезти сегодня сюда
— А…. ты про этого деда немца — смутилась блондинка, когда Оксана на неё выразительным взглядом в ожидании смотрела на неё
— Да где он? — требовательно спросила Оксана, поднявшись аккуратно еще на одну ступеньку, продолжала смотреть на блондинку, с которой разговаривала
— Да он здесь — ответила блондинка — Его уже определили в палату
— Спасибо
Произнесла Оксана пафосным голосом, повела недовольно губками, поднимаясь по ступенькам крыльца, прошла между двух, стоящих на ступеньках девушек.
«Тупые две курицы», подумала Оксана про девушек, подходя к закрытой двери, взявшись пальцами за пластиковую ручку, потянула дверь на себя.
Переступая тут же порог, Оксана вошла в помещение фойе приёмного покоя, где дежурил дежурный врач и медсестра, сидящая за постом, оформляющая больных на стационар. В этой комнате медсестра оформляла женщину с ребёнком, поступившим к ним с очень тяжелым кашлем, с мокротой. Дежурный врач осматривал мальчика, выслушивал его бронхи стетоскопом, повернув к себе спиной, сделав умное выражение лица. Заметив Оксану в помещение приёмного покоя, он почти не поднимая глаз, словно не хотел с ней разговаривать, сделал вид, будто её тут нет. Прикусывая краешек губы, Оксана прошла по комнате, сделав глубокий вздох, направляясь в сторону открытой двери в коридор, ведущий дальше в соседнее крыло больницы.
— Оксана Владимировна
Чуть не столкнулась Оксана с белокурой девушкой в белом коротком халатике, выходящей из смотровой комнаты, обследовав пациентку там, обратилась Мария Леонова.
— Но что вы тут делаете? — удивилась блондинка, оставляя дверь кабинета открытой, где за белой ширмой одевалась девушка, после осмотра — Вы же вроде как должны дежурить в аэропорту
— Ну как видишь
Ухмыльнулась Оксана, совершенно не ожидала, тут встретить эту девицу, любопытным взглядом смотрела на тень на ширме, за которой одевалась девушка.
— Мне нужно было сюда по делу
— Да ну — повела недоверчиво блондинка губами — Одевайтесь, пожалуйста, дождитесь меня в кабинете, я скора вернусь
Обратилась она к пациентке, ожидавшей её за ширмой, захлопнув сразу же за собой дверь, не давая возможности Оксане тщательно разглядеть стройное тело девушки за ширмой.
— Слышала про ту историю в аэропорту
— Откуда? — поинтересовалась Оксана, проследовав дальше по коридору, стукая звонко каблуками по белой мраморной плитке, коснулась игриво пальцами синих окрашенных стен
— Да об этом уже вся больница говорит
— Правда?
Удивилась Оксана, посмотрев выразительно раскрыв лазурные голубые глаза, посмотрела на свою собеседницу, пройдя по коридору подойдя к ступенькам лестницы, ведущей на второй этаж.
— И что же они такого там говорят? — спросила Оксана, положив ладонь на теплом пропитанную поверхность деревянного перила продолжала смотреть на блондинку
— Говорят, что вы спасли ему жизнь
— Так и есть — начиная подниматься по ступенькам, Оксана выразительно отразила перед девушкой идущей сзади упругую прелесть бёдер — У него случился сердечный приступ
— Я поняла, он чуть не умер — рассуждала Мария Леонова, поднимаясь следом за Оксаной по ступенькам лестницы
— Была остановка сердца и дыхания
Встав у пластикового окна, на лестничной площадке между лестничными пролётами, говорила Оксана, посмотрела на мегаполис через его стекло, когда на улице не переставал падать снег.
— Его чудом удалось спасти
Уверяла Оксана прошла дальше, подходя к ступенькам лестничного следующего пролета, обернувшись, наступая на ступеньку лестницы, посмотрела на девушку, следующую за ней рядом.
— Теперь мне стоило это небольших проблем
— И это тоже я слышала — уверяла Мария Леонова, мило улыбнувшись Оксане, начиная подниматься за ней следом — Наталья Валерьевна, приказала вам констатировать время смерти, в то время как вы решили взять сами дефибриллятор и разрядить его заряд о тело пациента
— И это заметь! — обернулась Оксана, стоя на ступеньках лестничного пролёта, выразительно выставив упругий изгиб бёдер — Спасло ему жизнь
— Вас могло убить зарядом — упрекнула Мария Леонова, недовольно посмотрев на Оксану — Вы вообще думаете хоть немного о последствиях
— Я спасала ему жизнь — огрызнулась Оксана, не став слушать упрёк этой девицы — И вообще с какой стати, тебя стало волновать то, что я делаю
— Вы нужны нам — словно отразив долю сочувствия нахмурив щечки, ответила Мария Леонова
— Да ну?! — не поверив словам это девушки, возразила Оксана — А вот Серов и Иванов так почему-то не считают
— Вас чуть не уволили — утверждала Мария Леонова — Скажите спасибо, что чуть не посадили
— Я не могла предположить всё в деле мальчика Самойловой — виновато опустив взгляд на ступеньки, склонив голову, почти шепотом ответила Оксана — Хотя последствием что убило его, был тромб
Отчаянно говорила Оксана, отражая перед своей собеседницей вину за случившееся, поднимая взгляд яростных лазурных голубых глаз на неё.
— Тромб блядь понимаешь?! — прокричала Оксана, пытаясь высвободить ярость пламени, которую её буквально тыкают носом после смерти мальчика
— Вы как врач — испугалась Мария Леонова, отошла на шаг назад — Должны были это предусмотреть
«И ты туда же, тупая блядь, не понимаешь, что и тут я могла ошибиться», уверяла себя Оксана, скрывая виноватый взгляд от своей собеседницы.
— Но как видишь — отвернулась Оксана, направляясь дальше по лестничному пролёту, поднялась на второй этаж — Иногда и я ошибаюсь
— Вы нужны нам — повторила еще раз Мария Леонова — Вы нужны всему нашему отделу, включая Серова, как бы он этого не скрывал
— Что-то не защитил меня там — обернулась Оксана, чуть не сбив с ног проходящую рядом медсестру, ухватившись за её грудь, чтобы удержаться и не упасть
— Что вы себе позволяете?! — влепила шатенка пощечину по лицу Оксане после того как она отпустила её грудь, выражая застенчивость и милую улыбку
— Блядь?! — прошипела Оксана, грязно выругавшись, жадно потирая жгучую щеку после удара, на которой остался блеклый розовый след пятерни ладони — Ты, что в своём уме вообще?
— Это вы что себе позволяете — возмутилась кашемировая девушка, гордо подняв носик к верху, обидчиво посмотрев на Оксану — Хватает женщин за грудь, вы же сами девушка
— Ты разве не заметила — ухмыльнулась Оксана, прижав ладонь к щеке по которой пришёлся обжигающей для неё удар по лицу — Я же блондинка, откуда же мне знать, за что хвататься нужно при падении
— Правильно говорят — недовольно пробурчала девушка, оказавшись между взглядом Марии Леоновой и Оксаной — Все блондинки дуры
— Ой-ой кто бы говорил — прокричала вслед Оксана — На себя посмотри мочалка
— Оксана Владимировна?! — упрекнула, возмутившись такому поведению Мария Леонова
— Что?! — возразила Оксана, была не согласна с таким осуждением, обернувшись, положила руку на талию — Ты ведь тоже блондинка
— Я и так знала что она дура — признала неожиданно, удивив Оксану, Мария Леонова — Только не стоит об этом кричать на всю больницу, соблюдайте хоть какие-то рамки приличия
— Она почему-то прокричала
Возмутилась Оксана, прикусывая краешек губы, когда чувства внутри неё, пылали жарким пламенем как перед извержением вулкана.
— Ты ведь ей ничего не сказала — нахмурила Оксана обидчиво губки — Показывай куда идти, где разместили Вольфа
— Пойдёмте — заявила Мария Леонова, покачивая выразительной упругой красотой бёдер, прошла мимо Оксаны, словно заманивая её пойти за собой — Тут недалеко, только вот сомневаюсь, что вас туда легко пустят
— Это почему еще? — спросила Оксана, поравнявшись с ней в коридоре, стукала каблуками по линолеуму, подошла к двустворчатым закрытым пластиковым дверям, входа в отделение
— У него стоит охрана — ответила Мария Леонова, взявшись за пластиковую ручку двери — Так что туда так просто вам не попасть
— Иванов еще не назначил ему лечащего врача
— Ну, так-то мы должны были им заняться — ответила застенчиво блондинка, держась за ручку двери, не решаясь её открыть — Но у нас уже есть пациент, так что пока еще Иванов не определился, кто будет лечить Вольфа
— Мне нужно с ним поговорить — коснувшись кисти руки белокурой девушки, заявила Оксана, серьёзным взглядом безупречных лазурных глаз посмотрела не неё
— Нельзя — ответила Мария Леонова
— Не поняла?! — отодвинувшись чуть назад, возмутившись как королевская кобра, спросила, надувшись, Оксана — А почему?!
— Я имею ввиду в верхней одежде вам нельзя в отделение — пояснила блондинка, улыбнувшись, пожав плечами — А так то конечно заходите
— Ну блядь умеешь ты удивить — поставила Оксана сумочку, после того как сняла с плеча на рядом стоящий столик у входа в отделение — Ладно отнесешь мою одежду
— Она будет на вахте — пояснила Мария Леонова, в тот момент, когда Оксана начала расстёгивать пуговицы черного пальто на себе — Может, сегодня поедем домой вместе как обычно?
— Не могу ничего обещать
Ответила Оксана, снимая с себя черное пальто, положила его на рядом стоящий стол, отражая на себе белое платье. Нежная материя шелка приятно облегала тело Оксана, выражая все самые сочные изгибы, объёмную грудь, талию и шикарную упругую форму бёдер. Вырез спереди подола платья делало его почти халатом, открывая пленительную эластичную красоту обратной стороны бёдер ног Оксаны.
— Мне нужно уладить кое-какие дела
— Дела у вас будут, когда вы увидитесь с Ивановым — уверяла с подозрительной ухмылкой Мария Леонова — Он наверняка захочет с вами пообщаться, чтобы отчитать за то, что вы спасли жизнь тому дедуле в аэропорту
— То есть мне пока — положив черное пальто на стол, Оксана обернулась, положив руку на талию, посмотрела на свою собеседницу — Не стоит с ним видеться
— Ну, скажу прямо
Подошла Мария Леонова так близко, чтобы Оксана могла распознать незыблемую коллекцию её духов «Trésor Midnight Rose». Впитавшую в себя палитра включала прелесть малины, оттенки вкуса смородины и гармоничную страсть жасмина и пиона. Столь тонкие и искусные ноты ванили в сочетание с древесным вкусом, произвели выдающееся выраженное впечатление на Оксану.
— Встреча с ним — игриво коснулась девушка груди Оксаны кончиком пальца — Не будет для вас именно благоприятной
— Значит, я обойду его стороной
Заявила Оксана, вдыхая исходящий от девушки аромат парфюма, была словно приворожена вкусом его искусного оттенка, который манил сознание разума к себе.
— Халат можно? — поинтересовалась Оксана, заметив на девушке под белым халатиком черное платье, с кружевным узором на груди, легкий материал которого служил шифон
— Что простите? — была удивлена Мария Леонова наглой просьбой Оксаны
— Халат твой мне можно? — повторила еще раз просьбу Оксана, обращаясь вполне серьёзно к блондинке, стоящей рядом с ней
— Вы что серьёзно?
— Нет, блядь я шучу — грязно выразилась Оксана — Дай мне свой халат
— С чего это вдруг
— С того что я тоже врач — заявила Оксана — И мне нужно как-то попасть в палату к этому дедуле
— Этот дедуля миллионер — утверждала Мария Леонова — Золотой самородок для вас Оксана Владимировна
— На что ты блядь там намекаешь? — с упрёком прошипела Оксана, посмотрев недовольно на наглую блондинку, которая соблазнительно расстёгивала пуговицу за пуговицей на своём халате
— На то, что у вас есть шанс
— Ты дура что ли?! — прошипела Оксана, возмутившись такому предложению, схватившись за материю белого халата, потянула его на себя
— Да ладно я шучу — выразила свои чувства Мария Леонова, отдавая свой белый халат в руки Оксане, застенчиво улыбнулась в ответ — Скажите, а вы всё еще встречаете с Верой?
— С какой Верой? — не понимая, о чём идёт речь, одела Оксана на себя белый халат, встав к своей любопытной собеседнице спиной
— Ну, с той из родильного отделения — уточнила Мария Леонова, подойдя к Оксане, расправила складки на белом халате, утягивая его ткань на талии
— А что хотела к ней подкатить? — с ухмылкой обернулась Оксана, прикусывая краешек губы, изучала взглядом блондинку, которая стояла перед ней
— Не к ней — возразила Мария Леонова, опустив взгляд на линолеум, словно стеснялась посмотреть в глаза Оксане — А к вам
«Вот это блядь поворот, такого я точно не ожидала», была шокирована Оксана услышанными откровенными подробностями, потеряв на мгновение дар речи.
— Ты же меня на дух не переносишь — пояснила Оксана, не зная даже что и ответить девушке
— Кто бы вам такое сказал?
— Я это знаю — ответила Оксана, застёгивая пуговицы белого халата, расправила золотистые волосы, подошла к закрытой пластиковой двери, входа в отделение кардиологии
— Нет правда — последовала следом за Оксаной назойливая блондинка
— Стой — возразила Оксана выставив пятерню ладони руки — Ты же сама сказала без халата сюда нельзя — ухмыльнулась злорадной улыбкой, открывая дверь, перешагнула порог, вошла в отделение, соблазнительно вильнув бёдрами
Благоуханная атмосфера трудовых будней, вечная суета и хождение медсестёр по палатам, разнося лекарства для каждого из пациентов. Из открывшихся дверей грузового лифта выкатывали каталку с пожилым мужчиной, лежавшим на ней. Атмосфера была пропитана фармацевтикой, разного рода лекарств, от вазодилататоров, до сильных средств помогающих справиться при сильной брадикардии и нарушение проводимости АВ-проводимости. Дежурный врач мужчина, одетый в зеленую специальную одежду хирурга с маской на лице, что-то объяснял медсестре, держащей в руке планшет с бумагами. Медсестра что сидела за дежурным постом что-то набирала стуча пальцами по клавишам клавиатуры, пристально смотрела в монитор. В зоне ресепшена, сидели две пациентки о чем-то разговаривали, перешептывались между собой. Из столовой доносились стучащиеся звуки кухонных приборов и посуды. По коридору из туалета, направлялся пожилой мужчина, шаркающей походкой, подходя к своей палате, встал у её двери, озираясь на проходящих за его спиной двух медсестёр.
Направляясь по коридору отделения Оксана прошла мимо поста дежурившей медсестры, покачивая выразительной красотой бёдер. Стукая каблуками по линолеуму, Оксана посмотрела на стёкла закрытых окон, вид из которых выходил на большие здания мегаполиса. Подойдя к двери нужной палаты, у входа которой стояли два мужчины в черных костюмах, Оксана хотела войти в открытую дверь.
— Стойте сюда нельзя — встал со стула один из мужчин, убирая телефон в карман черного пиджака, преградил путь Оксане в палату — Это частная палата, на время выкуплена у больницы
— Но я хотела поговорить с Гансом Вольфом — уверяла Оксана, встав у мужчины, подняла оживлённый взгляд на него, словно спрашивая разрешения
— Эта та ненормальная которую ударило током — обратился второй мужчина к своему напарнику, посмотрев беглым взглядом на Оксану — Она спасла жизнь господину Вольфу
— Что вы здесь делаете? — спросил тот же охранник, который преградил ей путь в палату
— Пришла поговорить с господином Гансом — ответила Оксана, отходя на шаг, словно смутившись внушающих размеров мужчины, который стоял перед ней
— Фрейлин — произнёс мужчина лежащей на койке в палате, заметив Оксану и узнав её голос, он словно приободрился и хотел встать с постели — Пропусти её Валера — обратился он к своему охраннику
— Ты слышал — ответил второй мужчина, разговаривая со своим напарником который не давал Оксане войти в палату — Пропусти её
— Я сообщу об этом заведующему — заявил он недовольно, отошёл в сторону мужчина — Он непременно бы хотел знать о том, что сюда придёт блондинка, которая спасла ему жизнь
— Ой, да пожалуйста
Огрызнулась Оксана, покачивая бёдрами, вошла в палату, заметив суровый взгляд мужчины, которому она это сказала, подобно пуле влетела и закрыла за собой дверь, испугавшись последствий.
— Простите, пожалуйста
Смутилась Оксана, посмотрев на пожилого мужчину, который лежал на больничной койке, весь был оцеплен приборами жизненных показателей, постоянно фиксирующих их запись.
— Но мне нужно срочно поговорить с вами господин Вольф
«Блядь что же я наделала, но я должна с ним поговорить, но почему именно я, как же мне не хочется здесь быть, просто пиздец какой-то», сгорала Оксана от стыда никак не решаясь отойти от закрытой двери, на которую опиралась спиной.
— Проходите фрейлин — говорил он хриплым голосом, когда Оксана дико стесняясь, отошла от двери, выражая блеклый румянец на щечках
— Господин Вульф — обратилась Оксана, стесняясь до ужаса, направилась к койке, на которой лежал пожилой мужчина — Я хотела с вами поговорить
— А вы мне явились фрейлин — шокировал немного впечатлениями старик, заставив Оксану остановиться посреди палаты не доходя метр до его койке — Вы тот ангел, что спас меня

Выраженный зубец Т отвечал за ишемию миокарда, что указывает Оксане, на особую форму ишемической болезни сердца с объективно выявляемыми признаками недостаточности кровоснабжения сердечной мышцы. Сегмент ST указывал на депрессию, подсказал Оксане, что уже началось структурное повреждение миокарда, которое наблюдается у 50% больных, перенёсших инфаркт. Аномальный зубец Q показывал Оксане на то, что поверхность сердечной мышца пациента, уже начинает покрываться некрозом, что лишь доказывало присутствие стенокардии на выраженной кардиограмме, снимающей показания.
«Его сердце уже разрушается, а новое ему уж точно никто не даст, ни за какие деньги, тем учитывая скольким пациентам, оно может помочь», размышляла Оксана, мысленно перебирая всю картину в голове структурного поражения тканей сердца пациента некрозом.
— Фрейлин вы ангел — старик словно обезумил и не понимал что говорит — Это вы были там, когда я хотел последовать в тот мир
Поверхностное дыхание, хрипы и одышка, первое, на что обратила внимание Оксана, направляясь к кровати пациента. Оксана заметила худощавое тело старика, а его кожа имела серо-желтый оттенок и была дряблой. Подойдя ближе, Оксана обратила внимание на красные следы на теле типичные с кожным зудом. Мышечный тонус, как показалось Оксане на тот момент, был снижен, возникал тремор кистей и пальцев, мелкие подергивания мышц. Характерный аммиачный запах из-за рта, как только Оксана подошла слишком близко к кровати, наклонившись, рассматривая пациента лежащего на ней, указывал на почечную недостаточность.
— Я вас видел там
Рассказывал старик, не понимая и не отдавая себе отчёт в происходящем, когда Оксана, наклонившись над ним, рассматривала его лицо и дотронулась кончиками пальцев до его кожи.
— Прошу, пожалуйста — дрожащей рукой он едва коснулся руки Оксаны, она позволила ему её ухватиться — Разрешите мне сначала исповедаться перед вами в содеянных грехах
— Вам не за что передо мной извиняться
Уверяла Оксана, поведение этого мужчины её настораживало и в глубине души, дико до раздирающей сознания эмоциональной боли пугало.
— Вы мне лично ничего не сделали — хотела Оксана отдёрнуть руку, но старик, словно мертвой хваткой вцепился в неё и никак не хотел отпускать
— Вы мой ангел
Утверждал он, отмечая для Оксаны, признак спутанности сознания, что еще раз подтверждало её теорию на счёт почечной недостаточности.
— И я хочу перед вами покаяться
«Хм…. он бредит, в аэропорт мне всё равно пока нельзя, возможно если я спрошу, не выдвинет ли он обвинения за то, что я нарушила порядок инструкций при оказании первой помощи пациенту», предположила Оксана, размышляя, решив сыграть на слабоумие пациента в свою пользу.
— Прежде чем вы меня туда отведёте — уверял старик, разговаривая вполне серьёзно и таким тоном, будто это последнее желание и самое важное желание в его жизни — Я бы хотел……
— Я бы хотела — возразила Оксана мило улыбнулась, хоть эта ситуация её дико пугало, но она старалась из-за всех сил сохранять любезность — Чтобы вы, прежде чем я вас выслушаю, выслушали моё условие
— Всё что угодно фрейлин — согласился он, жадно сухими губами поцеловал руку Оксаны — Вы мой ангел, я пойду за вами, куда вы только скажите
— В таком случае
Помедлила Оксана, вдруг внезапно на неё нахлынула доля совести и она не могла требовать от пациента того, что от неё требовал управляющий аэропортом и Наталья Валерьевна.
— Нет, простите, я не могу
Возразила Оксана, резко отдёрнула руку, прикусывая краешек губы, её сознание словно раздирало пламя совести и стыда, а разум говорил сохранить работу и пойти на условия.
— Я не могу так с вами поступить
Вставая с кровати пациента, ответила Оксана, стукая каблуками по линолеуму в палате, направилась под светом светодиодного светильника к окну, за стеклом которого падал снег.
— Но у меня нет другого выбора
— Просто скажите фрейлин — произнёс хриплым осипшим голосом старик, посмотрев на Оксану жалостливым, полным чувств и искренности взглядом — Что я могу для вас сделать
— Мне….. мне….. — никак не могла выдавать из себя Оксана, то чувство что её терзало, процарапала коготками по поверхности стекла
— Просто скажите — уверял мужчина, будто то чувство, что так мучало Оксану, просто какой-то сущий пустяк
— Скажите, вы выдвинете претензию аэропорту или больнице за противоправные действия?
— Зачем? — удивился старик, разговаривая всё таким же немецким акцентом, что и при встрече в аэропорту — Вы ведь спасли мне жизнь
— Ну как бы да — прикусывая нервно губу, Оксана, вцепившись свободной руки в подол белого халат, сжала материю пальцами в кулак
— Так какой смысл мне выдвигать против вас обвинения? — поинтересовался господин Вольф, разговаривая прекрасно по-русски, но с чудесно выраженным немецким тоном голоса
— Я не имею в виду себя — обернулась Оксана, положив руку на талию, мило улыбнулась, пытаясь как-то скрыть чувства стыда истязающего её разум — Я спрашиваю про аэропорт и больницу в которую вас привезли, вы будите против них выдвигать обвинения?
— Что за бред? — не понял сначала старик того к чему клонила Оксана
— Это я и хотела услышать — с облегчением вздохнула Оксана, отошла от окна, направляясь по палатке в сторону выхода
— Постойте фрейлин — обратился мужчина лежащей на койке — Я не буду выдвигать обвинения, если я перед вами выскажусь
— В каком смысле? — впала ступор Оксана, раскрыв лазурные голубые глаза
— Я ведь не просто так стал тем, кем я являюсь — рассказывал господин Вольф, когда Оксана стояла в метре от его койки — У меня миллионы вложены в ценные бумаги за рубежом
— О…. господи да не нужно, мне от вас никаких миллионов
Возразила Оксана, уныло вздохнула, хватая ртом воздух, чувствуя, как эта беседа её начинает раздражать, положив руку на талию выставив бёдра, обернулась и посмотрела на пациента.
— И уж тем более ваших ценных бумаг
«Блядь да что я такое несу, денег мне явно не хватает, я и так свожу концы с концами, живу у Веры, езжу на автобусе, денег хватает лишь впритык», размышляла Оксана о том, как было бы неплохо еще послушать про миллионы этого старика и иметь с них хоть какой-то процент.
— Когда-то я тоже жил в России
Начал словно читать исповедь, говорил господин Вольф, наблюдая за тем, как Оксана обошла его кровать и села на рядом стоящий стул, положив ногу на ногу.
— Да как сказать — внезапно старик начал хорошо разговаривать по-русски без немецкого акцента, к которому уже привыкла Оксана, была очень удивлена услышать то, как мужчина словно заговорил на своём родном языке — Всё началось давным-давно
— Интересно было бы послушать
Смутилась Оксана, совсем была не готова слушать лекцию или скорее исповедь от этого мужчины, которая, даже не успев начаться, уже успела наскучить.
— Но…..
— Фрейлин
Обратился он, коснувшись руки Оксаны, когда она хотела встать со стула, понимая, что беседа может затянуться на долгое время, а сама она к такому не была готова.
— Просто выслушайте старика — уверял он, посмотрев на Оксану, будто она его последняя надежда на то, словно как грехи ему отпустить — Я ведь многого не прошу
— Ладно — уныло вздохнула Оксана, положив ногу на ногу, открыла спереди выреза халата роскошную красоту обратной стороны бёдер — Думаю часик, может другой у меня для вас найдётся господин Вольф
— Это будет очень хорошо — ответил хриплым голосом старик, откашлявшись в руку
— Стоило бы только догадаться
Услышала Оксана голос Иванова, как только дверь палаты, в которой она находилась, издавая тихий скрип открылась. Атмосфера комната наполнилась гармонией «Vintage от John Varvatos», оттенки слияние этой коллекции мужского парфюма составлял жасмин, корица и корень ириса, создавая завораживающе сочетание этого запаха. Мужчина в черном представительском костюме, перешагнул порог открытой двери медицинской палаты. Густой ухоженный цвет волос, сочетался идеально с цветом костюма этого мужчины, излучая блеклый отблеск при падающем, на его голову света со светильника в палате.
— Как только что-то происходит — уверял Иванов, переступая порог, вошёл в палату — Как Орлова оказывается как всегда в центре всех событий
— Валерий Иванович
Возразил Серов, после того как Оксана испугавшись возмущения заведующего больницей, словно как натянутая струна которую внезапно отпустили, вскочила со стула на котором сидела.
— Возможно, не стоит так резко — уверял Валерий Валентинович, когда вошёл в палату следом за заведующим этой больницей — У нас всё равно и так уже есть пациент и как бы не был важен для больницы господин Вольф, я не намерен его брать
«У них не назначен лечащий врач для Вольфа, возможно, это мой шанс вернуться обратно и завладеть отделом Серова», предположила Оксана, прикусывая краешек губы, была в тоже время напугана от появления Иванова в этой палате, стараясь всем своим обладанием скрыть это.
— Возможно, если отдел Серова занят
Вынесла Оксана своё предложение тихим голосом, опустив голову, не могла смотреть на заведующего после трагической смерти мальчика Самойловой.
— Я могу заняться лечением господина Вольфа
— Как в случае с сыном госпожи Самойловой?
— Прошу простить — вмешался Серов, кивнул приветливо Оксане — Оксана Владимировна не могла предугадать, что так получиться, мы тогда даже ничего не успели сделать
— Если вы отказываетесь — упорствовал Иванов — Я отдам это дело Федотовой Марине Михайловне
— Но я думаю, что Оксана Владимировна прекрасный врач — утверждал, оспаривая Серов, встав между Ивановым и Оксаной — Лучше меня и всех моих интернов, никто лучше неё не сможет справиться в этом случае
— Я хочу чтобы моё дело вела фрейлин — внезапно заявил старик лежавший на койке выразил своё мнение, после того как выслушал Серова — Это моё требование
— Вы уверены господин Вольф?! — поинтересовался Иванов — Орлова некомпетентна, она уже убила одного пациента тут у нас, не хватало, чтобы она и вам что-то сделала
— Валерий Иванович — откашлялся Серов, соглашаясь с мнением пациента лежавшего на больничной койке — Оксана Владимировна наглядно демонстративно спасла жизнь Гансу Вольфу в аэропорту, когда у него случился сердечный приступ
— В самом деле? — был поражен мнением подавляющего большинство Иванов — А вы что думаете, господин Вольф, тоже, что ли хотите, чтобы вашим лечением занималась
— Она врач с мировым именем — показывая большой палец вверх, подтвердил Серов, обращаясь к пациенту — К тому же она спасла вам жизнь
— Серов?! — возмутившись, прошипел Иванов, посмотрев на врача в белом халате недовольно
— Фрейлин мой ангел хранитель — было явно понятно из разговора, что пациент страдал помутнением сознания и выраженным слабоумием — Она не пустила меня в тот мир, я говорил с ней там…….
— Учтите Оксана Владимировна — понимая то, что пациент несёт бред, ответил Иванов, не стал дальше слушать не связную с реальностью речь — Этот пациент будет на вашей совести
— Так я могу быть его лечащим врачом?
— Можете начинать прямо сейчас — заверил Серов, коснувшись плеча Оксаны — Если вам вдруг удастся решить это, то возможно вы будите руководить моим отделом
— Но ведь тут — хотела возразить Оксана, уже без анализов, по одной только ЭКГ и внешним признакам на пожилом мужчине, что случай абсолютно безнадёжный — Явный……
— Вот вы сделайте то, что на вас возложили — уверял Серов, опровергая возражения Оксаны
— Я ведь не бог — последовала Оксана следом за Серовым, когда Иванов оставался в палате
— Так станьте им — оспаривая доводы Оксаны, Серов остановился у открытой двери палаты, посмотрев недовольно в её сторону — Ваше место с нами Оксана Владимировна, это ваш шанс, чтобы вновь вернуться отдел диагностики
«Охуеть, у старика сердца покрывается отмирающей тканью, почки нахуй отказывают, да он вообще рассыпается весь, даже его шарниры и то скрипу дают, когда он ими двигает», уверяла себя Оксана, понимая насколько безнадёжный случай.
— Значит, решено! — заявил Иванов, направляясь в сторону выхода из палаты — Вы Орлова будите его лечить, но по той же ставке
— Как по той же — была удивлена Оксана — У меня ведь денег хватает, так чтобы не свести концы с концами, что же вы делаете
— Так не сведите же их совсем — ухмыльнулся безразличной маской Иванов — Вылечите его, тогда поговорим о вашем повышении и переводе
— Вы что серьёзно? — была удивлена Оксана
— А по мне видно, что я шучу?! — опровергая удивления Оксаны, ответил Иванов
— Нет
Ответила, опустив голову, Оксана стояла перед заведующим больницей, когда она был за открытой дверью, в коридоре, встав боком.
— Но как же, вы же отстранили меня
Уверяла Оксана, не решаясь подойти близко к Иванову, прикусывая перерывами в разговоре, краешек губы, была словно на взводе и пике эмоций, страхи и застенчивости
— Так долго кричали, что мне никогда не быть врачом
— Считайте Оксана Владимировна
Не давая Иванову сказать грубость, ответил быстро Серов, обернувшись, когда за его спиной прошла знакомая ему сочная медсестра лет под сорок.
— Что это ваш второй шанс — пояснил он, коснувшись руки Иванов — Валерий Иванович, прошу меня извинить, мне нужно проведать Лидию
— Займитесь лучше Орлова своим делом
Прошипел недовольно Иванов, закрывая дверь оставил небольшую щелку, так чтобы лучше видеть Оксану, когда она внимательно наблюдая за его взглядом, была вне себя от волнения.
— И делайте то
Оставляя дверь наполовину прикрытой, Иванов создавал злорадную интригу, его словно забавляло видеть то, как Оксана переживала в момент этого разговора.
— Что вы умеете делать
Говорил он весьма осторожно, словно изучал эмоций, волнения Оксаны и то как она протяжении всего этого времени в душе не находила себе места.
— Лучше всего — закрыл он после этих слов за собой дверь, оставляя Оксану в палате вместе с пожилым мужчиной, который лежал на койке
— Простите, пожалуйста
Скрепя зубами произнесла Оксана, беседа с Ивановым, словно выворачивало её из себя, агония душевной боли, вместе с совестью, терзало разум, словно пламя преисподние.
— Простите за то
Обернулась Оксана, просто не знала, как завязать после паузы разговор с пациентом, который возможно, как она считала после разговора с заведующим больницей, изменил мнение о ней.
— Что я не тот ангел, которого вы ожидали увидеть во мне
— О чем вы говорите?! — откашлялся от кашля который его не переставал мучать, ответил Вольф, посмотрев на Оксану, радушно улыбнулся — Если вы думаете, что меня хоть как-то затронули слова этого хама, то вы глубоко ошибаетесь
— Если вы против — вновь убеждая пациента, чувствуя за собой вину, за разговор который ему довелось услышать от заведующего больницей — Я могу уйти, у вас будет другой врач
— Тот человек — судя по всему, как поняла Оксана, он говорил про Серова — Он сказал, что вы врач с мировым именем, так почему же такой талант бессмысленно прозябает свои дни фельдшером в аэропорту?
— Так получилось — ответила Оксана, не решаясь пройти по палате — Если вы не возражаете, я бы хотела чтобы медсестра взяла у вас кровь
— Полагаю, время со стариком вы не проведёте?
— Извините — касаясь пальцами пластиковой дверной ручки, возразила Оксана — Но мне нужно время все переосмыслить
«Блядь да что я несу, я сейчас просто пиздец как напряжена, мне нужно расслабиться, пойду в зал, куда мы с Верой ходим, позанимаюсь гимнастикой, раньше это помогало», убеждала себя Оксана, прижавшись спиной к двери, держалась пальцами за ручку.
— Медсестра возьмёт у вас всё необходимое — уверяла Оксана, немного выждав, не могла преодолеть ту боль молчания, с которой старик смотрел на неё — А я зайду к вам утром
— Понимаю — ухмыльнулся с трудом вялой улыбкой, осипшим голосом ответил Вольф — Вам нужно время, чтобы осмыслить бремя, которое на вас легло
— Я зайду к вам утром
Уверяла Оксана, быстро открыв дверь, тут же перешагнула через высокий порог, закрывая её тут же за собой, облокотившись на неё спиной. Глубоко вздохнула Оксана, не могла перенести психологический стресс, навалившихся на неё проблем. Продолжая стоять у закрытой двери, прислонившейся к ней спиной, Оксана, согнув одну ногу в колено, коснувшись каблуком её поверхности, медленно закрыла глаза, старалась всё расставить теперь по полочкам в голове.
***
Направляясь по тротуарной дорожке, когда на голову медленно кружась крупинками, падал снег, Оксана держала в руке телефон, сжимая крепко его пальцами. Проходя по двору, многоэтажки, мимо обвезших деревьев, Оксана, держа раскрытый зонт в одной руке, шла в направлении пустыря кирпичного двухэтажного танцевального, хореографического комплекса. Всё казалось каким-то серым, машины во дворе, даже цвет асфальта от пропитавшей его стужи потерял свой жизненный оттенок. За большим домом были слышны отзвуки городской жизни, Москва словно кипела, когда тут внутри во дворе всё казалось таким тихим и спокойным, даже было слышно пение мелких птиц, безвольно чирикающих всякую ерунду между собой. Ритмы качающих бит музыки с машин, шум колёс, а так же постоянные их звуковые сигналы, всё это как-то не так слышалось, когда Оксана шла по тротуарной дорожке во дворе. Здесь все казалось таким спокойным, за большой многоэтажкой, выстроенной почти квадратом, было лучше слышно шелест веток, лай пятнистой дворовой лайки, а так же пьяная нецензурная брань кого-то из соседнего подъезда, мимо которого прошла Оксана.
Покинув двор, Оксана направлялась в пустырь, промеж которого по обеим сторонам был словно парк деревьев, скинувших с себя листву. Здесь лежали высохшие пожелтевшие листья, на которые падал и тут же таял снег, сухая трава, уже приобрела вымерший облик. Подойдя к его крыльцу, Оксана наступая каблуками черных туфель на его ступеньки, сомкнула зонтик. Пойдя к пластиковой двери, Оксана коснувшись её ручки открывая которую, почувствовала, относительно ситуации на улице, тёплую обстановку скопившегося воздуха в тамбуре. Чувствовался легкий ванильный аромат, шлейф нот ландыша и жасмина, как только Оксана вошла в тамбур, подойдя сразу же ко второй двери. Открывая вторую дверь, Оксана вошла в фойе танцевального комплекса, где в этот день почему-то было тихо, не проводились никаких занятий. Лишь на втором этаже был слышен тихий женский голос. Направляясь по коридору в дальний конец, к танцевальной комнате, Оксана, посмотрев в окно, за стеклом которого было слышно как задувал ветер и шелест голых веток деревьев. Подойдя к закрытому залу, Оксана достала ключ из кармана пальто и вставила его в замочную скважину, сделав два оборота, открыла замок.
«Как же тут спокойно, надеюсь, я тут смогу расслабиться, прежде чем прийти домой к Вере и рассказать ей о случившемся», вошла Оксана в зал для танцевальных занятий, закрывая сразу же за собой двустворчатые деревянные двери.
— М….. как я устала
Поставила Оксана зонтик у входа, прошла по залу, стукая каблуками по паркету, выложенному из гладких деревянных дощечек, вдыхая глубоко теплый воздух.
— Надеюсь хорошо размяться
Рассуждала Оксана в пустоту, расстёгивая пуговицы черного пальто, поставила сумочку, сняв с плеча, на стул рядом с которым проходила, покачивая бёдрами.
— Только что я скажу Вере — прикусывая краешек губы, размышляла Оксана, разговаривая сама с собой, скинула на стул черное пальто
Через несколько минут, Оксана уже была в черных ажурных трусиках шортиках, босиком, начиная проводить разминку. Ажурный черный бюстгальтер скрывал за собой выраженный объём сочной груди Оксаны. Поставив одну ногу на поручень, Оксана, опираясь на неё, находясь в балетных чешках, пыталась придать шикарную растяжку, выставив бёдра, чувствовала, как тянуться связки. После чего начала растягивать вторую ногу, Оксана так же выражала упругие бёдра, взявшись обеими руками за поручень между ноги. Музыка с телефона, лежащего на подоконнике окна, Оксаны, в стиле ритма dubstep помогала ей расслабиться.
Оксана увлеклась после разминки настолько танцем, что не заметила, как в зал вошли два парня, в тот момент, когда она была у стула с высокой спинкой. Тихонько закрыв дверь, парни старались не отвлекать Оксану от завораживающего танца, когда она опираясь согнутой ногой в колено, выгнув спину, выставив грудь вперёд, опираясь руками на спинку стула. Выставив упругие бёдра, красота изгиба которых и их эластичность, которыми Оксана привлекла внимание парней, заинтриговала их обоих. Какое-то время Оксана, не замечая их, и что он делают, производила пластику рядом со стулом, выгибаясь, ложась на него, выставляя грудь, то забираясь, демонстрировала красоту бёдер, стоя на нём на четвереньках.
— Красивый танец Оксана — обратился один из парней, похлопав в ладоши
— Ой, простите — встав на колени на стуле, смутилась Оксана, скрестив руки на груди, нервно теребила пальцами лямки бюстгальтера — Я думала, здесь никого нет
— А мы думали, тут занимается наша группа — ответил другой парень — Но были приятно удивлены увидеть такой танец, пожалуйста, прошу, занимайтесь — говорил шатен в лосинах и белой футболке
— Вы хотели тоже позаниматься?
Поинтересовалась Оксана, чувствуя жар в теле после танца и то как легкая жажда воды её одолела, после того сколько энергии она потратила на пластику своего тела на этом стуле.
— Простите, если я вам мешаю
— Ты нам не мешаешь Оксана
Вежливо ответил парень с коротко стриженными русыми волосами, поставив пластиковую бутылку с соком на свободный стул у входа, предварительно только закрутил ей пробку.
— Прошу останься
— Хм…. ладно — ухмыльнулась Оксана, обратив внимание на апельсиновый сок, стоящий на стуле у входа — Можно попить вашего сока, а то я попить забыла купить?
— Да конечно угощайся — радушно согласился один из парней, подходя к поручню у окна, выставив ногу начал её тянуть, приседая другой ногой
— Спасибо
Сползая кошкой со стула, Оксана поблагодарила, покачивая бёдрами, мило улыбнувшись двум парням, которые быстро переключились и начали заниматься своим делом. Подойдя к стулу, на котором стояла пластиковая бутылка с соком, Оксана, открутив крышку, начала жадно глотать апельсиновый сок. Приятно-кислый вкус, радовал Оксану нежной мякотью и мелкими кусочками апельсина в соке. Сделав несколько больших глотка, Оксана оторвалась от бутылки, пытаясь отдышаться, жадно хватая воздух ртом. Закрутив пробкой бутылку, Оксана, обернувшись, посмотрела, как парни занимались профессионально танцем, их мастерство можно было сравнить с годами упорных тренировок и достойными кандидатами в балетную школу искусств.
Продолжая заниматься, Оксана отошла к шесту, на котором дальше продолжила своё занятие, охватившись за него пальцами обеих рук. Начиная возле него кружиться, Оксана обвила его ногой, выставив изящную форму бёдер, выгнув спину. Чувствуя уже через десять минут как тело начинало пылать жаром и необъяснимую для себя силу сексуального возбуждения, которая начиная потихоньку как пламя пожара вспыхивать. Продолжая дальше заниматься, Оксана чувствовала как сила возбуждения, несоизмерима росла и она уже не могла её контролировать ввиду упорных занятий.
«Блядь да что же так секса то хочется, а ведь я их совсем не знаю, да похуй, может поймут мой намёк, я уже как кошка вся теку», ухмыльнулась Оксана, встав спиной к парням не могла для себя преодолеть силу сексуального желания, которая полностью поглотила её разум.
Заводя руки за спину Оксана, стоя спиной к парням, расстегнула застёжку бюстгальтера, наклонившись чуть вперёд, застыв на какое-то время в порочной ухмылке. Чашечки кружевного черного бюстгальтера чуть сползли по груди Оксаны, их нежные мягкие подушечки покинули обитель её розовых сосков. Скидывая бюстгальтер на пол танцевальной комнаты, Оксана, опустив руки, прижавшись к шесту, чувствовала, как черные трусики пропитались неутолимой влагой возбуждения исходящей от набухших желанием половых губ. Искушение было таким сильным что Оксана, не понимая его причину, уже не могла себя сдерживать. Прижавшись к шесту, Оксана, оглядываясь назад на парней, что проводили разминку растяжки, коснулась обеими руками резинки черных ажурных трусиков. Мило улыбнувшись вращая тазом круговыми движениями, Оксана, не отдавая себе отчет из-за сильной жажды секса, начала снимать с себя последнее нижнее белье. Оставив их лежать на полу, Оксана перешагнула через них, встав у шеста, прижавшись к металлическому прохладному стержню горячей, пылающей огнём страсти кожей.
— Оксана всё в порядке? — сделал вид что заволновался, спросил парень, заметив только сейчас Оксану голой у пилона
— Мальчики
Обратилась Оксана, изнывая возбуждённым стоном, сделав шаг вперёд, отошла от шеста, держа руки на бёдрах, поставив ноги крест-накрест, выраженно показала округленные бёдра.
«Ну пиздец, как же им сказать, как им сказать, что после их блядского сока меня дико тянет трахаться я ничего не могу с собой поделать», прикусывая краешек губы, Оксана не могла сдержать в себе пыл порочного рвения, охватившего её разум.
— Дело в том — пытаясь придать убедительность своим словам — Я бы хотела с вами потанцевать
— Потанцевать? — поинтересовался парень с русыми волосами
— Да мы не против — ответил товарищ этого парня — Правда Костя?
— Я просто не пробовала — уверяла Оксана, направляясь к двум парням, походкой хищницы, шикарно покачивая упругой формой бёдер — Что такое танец втроём
Подошла она к парню с русым цветом волос, положив руку к нему на торс, через водолазку на нём, почувствовала, как трепетно бьётся его сердце. Поднимая возбуждённый пороком взгляд, Оксана посмотрела на кавалера стоящего перед собой, выражая перед ним блеклый румянец.
— Пригласите даму — произнесла Оксана, впадая в объятия одного парня, обернувшись, посмотрела на другого — На этот жаркий танец, который вы тут репетировали некоторое время
— Для танца нужна хорошая растяжка у девушки
Ответил парень с русыми волосами, к телу которому Оксана прижалась, чувствуя жар желания, что пламенем необузданной страсти рвением исходила от него. Почувствовала Оксана завораживающую стихию «CHRISTIAN DIOR FAHRENHEIT», безупречный шлейф тонких нот притягивал к себе сочетанием нот бергамота, кедра, лаванды и мандарина. Вдыхая столь сильные сексуальные оттенки разных вкусов собравшихся воедино, Оксана не могла устоять перед сильным внутри, уверенным в себе мужчиной и была, словно готова раствориться в его объятиях.
— У тебя Оксана как с растяжкой?
— Хочешь посмотреть?
Поднимая взгляд, предложила Оксана, держа руки на груди кавалера, выказывала перед ним беспомощность и ранимость, наглым образом требуя ласки и сексуальных жарких чувств.
— Какая у меня растяжка
Прошла Оксана мимо этого парня, специально делая так чтобы эти два самца, что опоили её возбудителем в апельсиновом соке, заворожились взглядом к её обнаженному телу.
— Я тебе её покажу — ухмыльнулась Оксана словно заманивая за собой двух самцов, уже была полностью раскрепощена, так как понимая, почему они не удивляются её обнажённому облику
— Я с радостью на это посмотрю
Ответил парень с тёмными волосами в водолазке и лосинах, на ногах которого были балетные чешки для танцевальных занятий.
— Покажи нам, что ты можешь
— Смотри
Обернувшись, улыбнулась Оксана, нагнувшись, опираясь руками на пол, развела ноги в стороны, постепенно начиная садиться на шпагат. Начиная медленно опускать таз, Оксана плавно разводила ноги, до тех пор, пока не села на полную растяжку. Опираясь руками о деревянный пол паркета, Оксана, выгнув спину, обернулась назад, посмотрев искушенным взглядом лазурных голубых глаз на парней стоящих за спиной.
— Красивая растяжка Оксана — похвалил парень с русыми волосами, направляясь медленно к Оксане, когда она словно уже требовала его присутствия рядом с собой
— Спасибо
Искусно улыбнувшись, стараясь придать распущенному взгляду улыбку, Оксана уже не могла выдержать, действие сильного возбудителя, который она испытывала, просто рвал ей разум.
— Но мне кажется я не до конца села
Стараясь привлечь к себе внимание и желание ощутить прикосновение мужских пальцев на своём теле, обратилась Оксана.
— Мальчики — говорила Оксана развращённым голосом, действие химического состава возбудителя, в её крови, усиливало с каждой секундой порочное желание — Оттяните меня
Оговорилась Оксана, когда хотела попросить помочь ей сделать полную растяжку, обращаясь к парням, обернувшись, возбуждённым взглядом посмотрела на одного из них.
— Костя — говорила Оксана с русым парнем, прикусывая краешек губы, после того, как назвала его имя — Помоги же мне
— Так Оксана — присев на одно колено, Оксана заметила, как смутился этот парень, но всё же притронулся приятной стороной ладоней к её выставленным ягодицам
— Меня не удивляет, знаешь — говорила Оксана, словно воспевая порочным стоном через каждое слово, выражая искушение частым прерывистым дыханием — То, что вы не спрашиваете, почему я тут перед вами голая
— Просто может тебе жарко
— О…. да
Ответила Оксана, закрывая глаза, прикусывая краешек губы, старалась впитать те эмоции и чувства от прикосновения мужских рук на своих бёдрах. Руки парня настойчиво с твердой уверенностью их ласкали, прошлись по бархатистой коже ягодиц Оксаны, будоража тонкостью и жаром прикосновения ладоней. Мозг Оксаны уже только от одного прикосновения уже разрывался на части, истязая сознание, силой порочного искушения, принуждая поддаться омуту сексуального соблазна.
— Мне просто пиздец, как жарко сейчас
— Я уверен
Разговаривал парень со светлыми русыми волосами, сидя у Оксаны за спиной, держа руки у неё на ягодицах, плавно перешёл ладонью на обратную сторону бёдер, пленяя лаской шепота над ухом.
— Что ты просто хочешь
Пальцы его плавно перешли на нижнюю часть живота Оксаны, вызываю вихрь порочных эмоций от одного только их скольжения и ощущения их присутствия на своём теле.
— Чтобы стало
Уверял он, нежным шепотом лаская слух Оксане, переходя плавно с поразительной лаской по нижней части живота на лобок. Другая его рука коснулась нежной кожи плеча Оксаны, вынуждая смотреть на него пристальным вниманием.
— Стало еще жарче — пальцы его правой руки перешли на набухшие приливом током крови половые губы Оксаны, левой рукой он плавно перешёл с плеча на её рёбра
— По-моему
Возразила Оксана, обернувшись, давая понять, что хочет этого своим искушенным взглядом, прикусывая краешек губы. Оксана чувствовала тонкость прикосновения подушечек пальцев парня на своих половых губах и то, как его жаркая ладонь прижалась к левой стороне рёбер.
— Я не давала разрешения трогать меня там — ухмыльнулась Оксана, чувствуя как пальцы левой руки своего искусителя, перешли плавно с рёбер на грудь, стараясь обхватить весь её объём рукой
— Тш….
Уверял другой кавалер, который встал перед лицом Оксаны, когда она сидела на растяжке, коснувшись пальцами её подбородка. В тот момент Оксана уже не могла отказать и желала поддаться омуту порочного искушения. Посмотрев на другого самца распущенным взглядом голубых лазурных глаз, Оксана позволяла сделать с ней любые извращенные сексуальные вещи.
— Зачем нам лишние разговоры
Прислонил он указательный и средний палец правой руки к губам Оксаны, словно принуждая её начать жадно их обсасывать. Начиная жадно облизывать губами, пальцы парня, Оксана, опираясь руками на пол, покорно смотрела на парня перед собой. Другой парень, сжимая пальцами грудь Оксаны, другой нежно водил подушечками пальцев вдоль её половых губ.
— Хорошая девочка — достал он из штанов в обтяжку для танцев, свой напряженный член, вытащил медленно пальцы из-за рта Оксаны — Ну теперь давай будь послушной
— Неужели так грубо? — хотела возмутиться Оксана, но была уже истощена омутом сексуального искушения, что готова была согласиться
— Сейчас я помогу — подвёл пальцы парень, что держал руку на половых губах Оксаны
— Ах…..
Издавая изнурённый порочный стон Оксана, раскрыв широко алые губы, почувствовала, как два пальца ловко проникли в неё, расширяя стенки мокрого набухшего возбуждением влагалища.
— М…..
Испытывая от этого удовольствие, Оксана уже обсасывала губами стебель напряженного члена самца, который имел неожиданную наглость проникнуть в рот, когда она его раскрыла. Обвивая пальцами одной руки стебель пениса парня, Оксана скользила по нему губами. Поднимая послушный возбужденный взгляд лазурных голубых глаз, Оксана смотрела на самца, член которого обрабатывала нежной поверхностью алых губ, изнывая сексуальной песнью глухих стонов. Вставая на четвереньки, Оксана, опираясь обеими руками на пол, выгнула спину, позволяя парню сзади держать в себе два пальца одной руки, который к тому же жадно облизывать ей анус языком. Изнывая в порочных стонах, Оксана чувствовала, как нежно в неё входили пальцы парня и то, как он облизывал ей анус, забавляло, принуждало её охотно облизывать член другого самца, скользя по его возбуждённому стержню, чувствуя каждую напряженную на нём жилку.
— Хорошая девочка — похвалил парень, вытаскивая член из-за рта Оксаны, дал ей поиграть с его пульсирующей головкой, когда она так смачно и жадно облизывала его поверхностью языка
— Она уже готова наверно на всё — ухмыльнулся второй парень с русыми волосами, вставая с колен, медленно вытащил пальцы из влагалища Оксаны
— Тогда не стоит заставлять даму страдать — предложил его друг, коснувшись подбородка Оксаны, поднял ей возбуждённый изнывающий порочной страстью взгляд на себя
— Я бы даже сказала — расположившись боком на полу, поманила к себе пальцем двух самцов, Оксана желала сильного сексуального искушения — Что это грубо заставлять даму ждать
— В самом деле
Поддержал один из них, лёг рядом с Оксаной, пододвинул к себе её за талию, после чего лёг на спину, позволяя ей, словно хищной кошке, желающей искушения, взойти на него на четвереньках.
— Это ведь грубо с нашей стороны, так ведь Оксана — расположив пульсирующую головку члена, рядом с набухшими притоком крови половыми губами Оксаны
— Дааа….. — признала Оксана, выгнув спину, опираясь обеими руками на плечи самца, впуская в себя напряжённый член мужчины
— Сейчас подожди
Уверял второй парень, когда Оксана, обернувшись, желала и его в себе почувствовать, так как сила возбуждения достигла уже почти пикового значения, она не могла себя контролировать.
— Я тоже её обрадую
Достал напряженный член из обтянутых штанов для танца, медленно подошёл к Оксане, когда она, обернувшись, смотрела на него медленно подвёл головку члена к её анусу.
— Вот так Оксана
Неожиданно он ввёл в Оксану большой палец, подготавливая анус, так что она, выгнув спину, раскрыла алые губы и открыла полностью голубые глаза полные шоком. Оксана испытывала колоссальный шок, от того как неожиданно самец воспользовавшись ситуацией, словно пуля без предупреждения ввёл в её анус большой палец. После чего вытащив палец, он поднёс головку набухшего возбуждением члена к анусу Оксаны, в тот момент, когда она пыталась отойти от шока, с тяжелым возбуждённым дыханием насаживаясь половыми губами на член парня снизу.
— Хорошая девочка
Поднёс он головку члена к анусу Оксаны, после чего начал медленно её в неё всовывать, так что она обернулась, раскрыв алые губы, молящим взглядом от искушения смотрела на него.
— Тише-тише — уверял он, когда Оксана воспевала изнурённой песнью стонов, испытывая в себе двойное проникновение, когда напряжённый большой, казавшийся для неё член парня, растягивал принуждённой силой стенки упругого ануса — Ну же Оксана успокойся
— Ахааа…..
Ответила Оксана, играя бёдрами, помогла парню ловко засунуть в анус свой член, оставляя в себе головку члена от второго самца, когда основной его стебель почти вышел из влагалища. Самец, обхватив руками, грудь Оксаны, начал жадно обсасывать розовый твёрдый сосок, сжимая убедительной лаской, на тот момент, пальцами упругую кожу. Оксана чувствовала как напряженный член парня, уверенно растягивая стенки ануса, входил в неё, заставляя через боль скрипеть зубами. Головка члена парня снизу, почти вышла из влагалища Оксаны, когда она приподнялась выставив бёдра, позволяя самцу, который стоял сзади за них взяться. Обхватив сзади, неожиданно вторую грудь Оксаны парень, насаживал медленно её анус на свой член.
— М…..
Продолжая стоять на четвереньках, Оксана, изнывая песнью в порочных стонах, чувствовала мокрыми стеночками влагалища, как член парня почти вышел из неё. В то время когда, парень сзади насаживал Оксану на свой член, растягивая стеночки тугого ануса.
— А…а…. — взвизгнула Оксана, когда неожиданно напряжённым колом член парня снизу вышел из неё, растянув в момент выхода её нежные стеночки немного больше
Обсасывая грудь Оксаны как ни в чем не бывало, она почувствовала жар теплой густой жидкостью у себя на влагалище. Он словно излил на половые губы Оксаны несколько миллилитров своей семенной жидкости, пока она сгорала в порочных стонах. Самец сзади ускорился, не обращая внимания на то, как Оксана изнывала, страдая от боли и трения входа члена в анус. После чего он неожиданно затормозил, взявшись пальцами за выставленные ягодицы Оксаны, после чего она почувствовала тепло семенной жидкости внутри себя. Полностью спустив всю семенную жидкость в анус Оксане, парень медленно начал извлекать член из неё.
— А ты мог меня спросить? — ухмыльнулась Оксана, после того как парень вытащил член из её ануса и она ощутила горячую вытекающую жидкость из неё — Где я теперь помоюсь?
— Тш…. — лёг рядом с Оксаной, возразил парень, когда она сползла медленно с парня который был под ней, расположившись сразу между двух самцов
— М….. — чувствовала Оксана, что еще была возбуждена, в то время как с её половых органов прямо на пол стекала семенная жидкость — Я бы хотела бы еще — провела она коготком по торсу парня который лежал справа от неё
— Спи — возразил кавалер, коснувшись пальцами подбородка Оксаны, посмотрев в её возбуждённые голубые лазурные глаза
— Что прям здесь? — поинтересовалась Оксана, мило улыбнулась, чувствовала, как внутри себя горело пламя незыблемой любви
— Ну а почему нет
— Но зачем? — удивилась Оксана — Я и так прекрасно себя чувствую
— Ты возбуждена — пояснил парень с русыми волосами, к телу которого Оксана прижалась — Тебе нужно отойти от этого
— Хорошо — покорно согласилась Оксана, начиная обсасывать палец парня, который застыл у неё на губах, прижавшись специально к телам двух самцов
— Вот так
Похвалил он, когда Оксана начала сосать его палец, закрыла глаза, чувствовала прикосновение мужских рук на своём теле и то, как нежно тёплые крепкие ладони парней её ласкали.
— Спи — шептал он над ухом Оксаны специально — Мы никуда не уйдём не оставим тебя
— Мы будем рядом — шептал другой кавалер над ухом Оксаны, учащенным как после секса дыханием, обхватил одной рукой её грудь, прижал к себе спиной — Будем оберегать тебя
Уверял он таким нежным шепотом над ухом, Оксана сама не поняла, как уснула, отдавая себя объятиям двум кавалерам, между которых лежала.


Расположившись у окна, Оксана сидела в палате пациента на стуле, облокотившись на его спинку, справа от лежащего в постели старика. Положив ногу на ногу, Оксана была в белом коротком платье, вырез спереди которого открывал красоту упругой кожи её бёдер. Золотистые волосы Оксаны, имели выраженный блеск от того как на них падал свет, от светильников в палате, когда за стеклом окна рядом с которым она сидела, город погрузился в объятия ночи. Огни большого города стали еще ярче в ночи, отчетливо светились, рекламные баннеры, свет светофоров, блики вар проезжающих машин, а так же свет в окнах домов расположенных за парковой зоной отдыха рядом с больницей. Всматриваясь в листки раскрытой карты, что лежали на коленях, Оксана, надев на глаза очки, читала проделанный анализ крови пациента. Мужчина спал, в тот момент, когда Оксана тихо вошла в палату, расположившись на стуле у окна, читая его карту.
Повышение АЛТ, которое составляло 120 ЕД/л, заметное увеличение АСТ 160ЕД/л, а так же показателей ЛДГ 526 ЕД/л указывало Оксане на форму острой сердечной недостаточности у пациента. Повышение щелочного фосфотаза (ЩВ) было 125 ЕД/л, что указывало на нестабильную работу сердечной мышцы. Низкое артериальное давление, указывало Оксане на выраженную брадикардию, 100 на 75 при частоте сердечных сокращений 55 ударов в минуту.
«Его сердце начинает отказываться, сокращение мышцы миокарда еще пока в норме, но уже не к черту, новое сердце ему никто не даст, при его то почках и возрасте», размышляла Оксана, оставаясь сидеть на стуле.
— Блядь — грузно выругалась Оксана, когда с её колена свисала карта и её лепестки развалились по полу, после чего следом и упала сама история болезни
— Фрейлин — проснулся мужчина, обратившись к Оксане хриплым голосом, сначала даже был весьма удивлён увидеть её в его палате — Но что вы здесь делаете?
— Если скажу что пришла вас проведать — ухмыльнулась Оксана милой улыбкой, вставая со стула на котором сидела, нагнулась чтобы поднять упавшие листки
— Проведать умирающего старика — попытался мужчина улыбнуться, откашлявшись — Это наверно что-то новое
— Ну же хотели мне рассказать свою историю — поднимая листки бумаги с пола, утверждала Оксана, оставаясь сидеть на коленях — Ну если у вас есть на это время
— А почему нет — согласился мужчина, разговаривая переменчиво то с немецким акцентом, то наоборот чисто по-русски — Мне ведь спешить некуда
— Ну как я вижу — ухмыльнулась Оксана, собирая воедино историю болезни, осталась сидеть на полу на коленях — Вам еще не скора удастся такая возможность ходить самому
— Если вообще удастся — угрюмо ответил мужчина
— Но зачем же так пессимистично? — возразила Оксана, была не согласна с ответом Вольфа
— А по-другому здесь ничего не скажешь — откашлявшись, ответил мужчина, уныние и серый, пустой цвет глаз, говорил о пережитом многолетнем потрясении — Надо мыслить разумно
— Ну мне пока спешить некуда — положив историю болезни на подоконник, Оксана села обратно на стул с которого встала, положив выразительно ногу на ногу
Некоторое время мужчина рассказывал о тяжелой жизни в российской тюрьме, когда обвинил его в убийстве, которое он сам не совершал. Там он познакомился с некоторыми влиятельными заключенными, заработать уважения которых составило для него большого труда. После стычки в тюремном дворике, Вольф или как он уже раскрыл свою фамилию Седаков, получил ранение заточкой в живот от одного из заключенных, но чудом остался жив, потеряв при этом много крови. Отлежавшись в лазарете какое-то время, мужчина познакомился там с одной из молодых медсестёр, кода чуть позже, у них возникли романтические отношения.
— И вы никогда не думали её найти?
Поинтересовалась Оксана после того как внимательно слушала целый час рассказ этого пожилого мужчины, сидела рядом с ним на стуле.
— Я понимаю, прошло много времени — уверяла Оксана, стараясь приободрить старика найти свою возлюбленную, после долгих лет разлуки
— Да что уж там — махнул он рукой, с большим трудом отрывая её от постели
— Как же так получилось? — проявляя любопытство, Оксана сделала вид, что была увлечена беседой — Ведь у вас так хорошо начиналось
— Ну у всякой хорошей истории есть конец
— Мда…. — угрюмо ответила Оксана, испугавшись вдруг неожиданного звонка телефона, который вынудил её тихо взвизгнуть — Простите, пожалуйста
«Блядь вот нужно было тебе позвонить именно сейчас», возмутилась Оксана, заметив входящий вызов от Вероники.
Смутилась Оксана своего поведения, выражая блеклым румянцем на щечках, оставаясь сидеть на стуле, быстро убавила звук, заметив звонящего абонента.
— Я отвечу — словно спросила разрешения Оксана, обращаясь к старику, лежащему рядом на медицинской койке — Это подруга звонит
— Да-да конечно фрейлин — ответил мужчина так, играя в любезности хриплым голосом — Я подожду вас, если вы скажите
— Спасибо — вставая со стула, Оксана повернулась к окну, отвечая на вызов, провела пальцем по сенсору дисплея — Вера
— Оксана — удивлённый голос собеседнице на той стороне телефонного разговора, несколько смутил Оксану — Почему я только сейчас от других узнаю, что тебя восстановили в должности?
— Ну наверно что я не решалась никак тебе в этом признаться
— Постой — возразила Вероника, не желая дальше слушать оправдания Оксаны — Ты сейчас где?
— В палате у своего пациента — мило улыбнулась Оксана, пытаясь сказать это гордо, обернувшись, отразила ямочки на щечках
— Выйди из неё
— Прости что? — сделала вид будто не поняла свою собеседницу, ответила Оксана
— Я тебе говорю — уверяла Вероника, повторила свою просьбу — Выйди из палаты, я тебя здесь в отделении на ресепшене жду
— Хорошо — ответила Оксана, отойдя от окна, застенчиво посмотрела на Вольфа, который лежал на больничной койке — Но только ненадолго мне нужно поговорить с пациентом по поводу лечения
— Давай выходи уже — сбросила она разговор по сотовой связи, после чего Оксана услышала учащенные телефонные гудки в динамике телефона
— Хм…. — повела губами Оксана прошла по палате — Я выйду ненадолго, подруга ждёт там за дверью, надо с ней поговорить по поводу моего перевода к вам на лечение
— Вы ведь еще вернётесь фрейлин? — поинтересовался мужчина, словно после разговора примерно с час, проявил интерес к Оксане, как к собеседнику
— По идее должна — мило улыбнулась Оксана, подойдя к двери, коснулась пальцами пластиковой ручки, нажимая легонько на неё — Если меня никто не утащит
Ухмыльнулась Оксана, открывая дверь, потянула ручку двери на себя, после чего сохраняя красоту улыбки, пожав плечами, перешагнула высокий порог. Войдя в коридор, Оксана проследовала в фойе в отделение, где дежурила медсестра, было удивительно тихо, учитывая какой шум, тут происходил во время дневной суеты. Девушка, стоящая у окна с прелестными белокурыми волосами в коротком белоснежном халатике, стояла у окна, обернувшись заметив Оксану в коридоре. Медсестра что почти засыпала на посту, допечатывала отчет, не обращая на то внимание, как у неё за спиной прошла Оксана, направляясь к двум креслам, стоящим у больших окон в отделении.
— Почему ты не сказала, что тебя перевели? — возмутилась Вероника, обращая внимание, как Оксана сбавив темп шага направлялась к ней — Я с таким трудом выбила себе смену, чтобы только с тобой совпадать
— Прости вера — опустив голову, дико стеснялась Оксана, подойдя к девушке, боялась посмотреть ей в глаза — Это случилось только сегодня, я просто не успела тебе сказать
— Не успела? — возмутившись, положив руки на талию, посмотрела недовольно белокурая девушка на Оксану — Или не хотела?
Подойдя ближе к девушке, Оксана распознала в её запаха палитру завораживающих разум вкусов «Trouble от Boucheron», пленяющих оттенками магнолии, груши и мускуса в великолепии слившись воедино с жасмином. Короткий белый халатик, под которым скрывалось красное ажурное белье, краешек бюстгальтера Оксана заметила за счет v-образной форме декольте. Красные туфли на высоком каблуке украшали ноги стройной выразительной блондинки, упругие бёдра, успех которых служил большого труда на пилоне. Объёмная грудь, форма которой плавно переходила на плоский живот и постепенно на осиную талию, пикантность изгибов и красоте ровных и манящих черт рельефа тела этой блондинки могли свести любого мужчину с ума.
— Так тебя всё-таки перевели обратно или нет? — говорила шепотом блондинка, отходя к стоящему белому креслу на ресепшене
— Ну как бы, не совсем — смутившись, ответила Оксана, наблюдая, как искусно Вероника вращала бёдрами в каждом шаге, вызывая жажду неутолимого порочного желания
— Что значит не совсем? — удивилась Вероника, состроив любопытный взгляд, преобразила улыбку на губах, поправляя халатик на бёдрах, расположилась в белом мягком кресле
— На время обследования господина Вольфа — рассказывала Оксана, разговаривая шепотом подходя к креслу напротив, села на его подлокотник
— А что с твоей зарплатой?
— Я всё еще на минимальной ставке в больнице — нехотя ответила Оксана, выражая румянцем застенчивость — Даже уборщицы наверно больше меня получают
— Слушай — наклонилась Вероника к Оксане, коснувшись ладонью её выставленного колена, выразительным блеском посмотрела в её глаза — А пойдём к нам в клуб, танцуешь ты неплохо, поработаешь там немного, осмотришься, может понравиться
— Танцовщицей?
Смутилась Оксана, не зная, что и ответить, но явно было уже для неё понятно, как такое непристойное предложение ей было неприятно.
— Но ведь…..
— Да ладно тебе
Уверяла Вероника, вставая с кресла, в котором сидела, разговаривая шепотом, сделав пару шагов к креслу в котором сидела Оксана, села на его подлокотник.
— Я видела как ты танцуешь — убеждала блондинка, коснувшись кончиками пальцев подбородка Оксаны, повернув оживлённый взгляд, лазурных голубых глаз на себя, полных чувств и искренности и обольщения на тот момент — Это просто волшебно, тем более свободное время, ты всё проводишь в зале
«Блядь ну танцовщицей, я же не дешёвая шлюха, отдаваться там кому-то да гроши», подумала про себя Оксана, понимая как такое предложение, ей было противно даже слушать.
— Я даже не знаю, что и ответить — растерялась Оксана, беспокоясь больше обидеть Веронику своим решительным отказом, на предложение которое она не в силах была сама согласиться
— Соглашайся — настаивала блондинка, проведя кончиками пальцев по волосам Оксаны — Тем более тебе ведь с такой зарплатой, а там платят неплохо, можешь работать днём даже здесь
— Да этих денег мне, что тут платят — повела недовольно губками Оксана, прошипела подобием королевской дикой кобры — Мне едва самой на еду хватает, учитывая какие цены здесь в Москве
— Ну так вот соглашайся
Уговаривала Вероника, когда Оксана колебалась между возможной подработкой и личным достоинством, где работа танцовщицей на пилоне, казалось низкой морали для неё.
— Я обо всё договорюсь — уверяла Вероника — Сегодня же вечером, как придём домой отоспимся, пойдём в клуб, я поговорю с управляющим, может быть тебе дадут возможность
— Ну а платят там достойно? — колебалась Оксана с решением, никак не могла переступить для себя эту черту
— Ну, по началу, не очень — как-то кратко ответила Вероника, оставаясь сидеть на подлокотнике кресла, в котором сидела Оксана — Тебе ведь нужно будет показать себя
— И как долго я буду себя показать? — интересовалась Оксана, вглядываясь в пленительные глаза собеседнице, понимала больше, что не могла ей отказать — И в каком виде я себя должна буду показывать и перед кем?
— Ну для начала перед публикой покажешь им — рассказывала блондинка, пытаясь сломить сознание Оксаны своей воле — А потом может тебе дадут VIP клиентов и вызов на дом?
— Как проститутку? — возмутилась Оксана, прошипела подобием королевской кобры, вскочила как натянутая пружина с кресла, которую только что отпустили
— Нет, ты что — было видно, как лгала блондинка, но нужда в деньгах, которые предлагала Оксане, пересиливала её — Просто для мальчишника или одинокие мужчины иногда вызывают стриптизёршу на вечер на дом
— Для начала давай просто потанцую на публике — уныло вздохнула Оксана, соглашаясь на дополнительный заработок из-за нужды
— За танец в голом виде — уверяла наглая блондинка, проследовав за Оксаной к окну, разговаривая шепотом, стараясь так чтобы медсестра, которая встала, направляясь дальше по коридору, с дежурного поста, их не услышала — Платят солидные деньги
— Прекрати — вцепившись в руки назойливой девице, прошипела Оксана — Я тебе не дешёвая шлюха и не буду перед каждым раздеваться
— Да ладно тебе — уговаривала она Оксану так, как будто этот поступок, не имеет никакого значения и это всё ради денег — За один такой вечер и танец голой ты получишь денег примерно столько, сколько зарабатываешь за месяц
— Ты с ума сошла
Была против, Оксана, отошла на шаг назад от блондинки, прикусывая краешек губы, размышляла, что лучше из двух вариантов растоптать, собственную гордость или жажду больших денег.
— Не буду я не перед кем раздеваться
— Ну, хорошо
Была настойчива Вероника, подошла к Оксане, коснувшись кисти её правой руки, пристально смотрела в её лазурные голубые глаза полные страха и нерешимости.
— Нам просто не хватает танцовщиц
Разговаривала блондинка шепотом, боясь привлечь чьё-то внимание, когда в отделение была полная, ночная тишина и все пациенты в больнице спали.
— А те что есть — прошептала она шепотом рядом с ухом Оксаны — Это просто какие-то курицы кривые, совсем не умеют с шестом обращаться
— А ты думаешь я умею?
— Я ведь тебя учила — убеждала настойчиво Вероника — Да ты любую из них обойдёшь в танце, ты такое вытворяешь, что любая из них просто сдохнет от зависти
— Ты преувеличиваешь — возразила Оксана, понимая, что девушка настойчиво вгоняет её в краску, вынуждая согласиться
— Ты долго и упорно занималась
Шептала рядом с ухом Вероника, беспокоясь, чтобы никто из пациентов не вышел поздно ночью из палаты и не подслушал их разговор.
— Неужели ты хочешь — уверяла блондинка, отойдя с Оксаной держась за руку к окну — Чтобы многочисленные часы тренировок, ночи, проведённые в танцевальном зале, прошли зря?
— Ну ладно — неожиданно для себя ответила Оксана — Только танец на шесте и никакого разврата или даже намёка на интим
— Там охрана работает Оксана — пояснила Вероника, рассказывая Оксане, смотрела вместе с ней на ночной мегаполис, сияющий миллионами искорок огней — Любого кто хотя бы тебя пальцем тронет или что-то оскорбительное или развратное скажет, его просто выведут из клуба
— И ни для кого я раздеваться не буду
— Я же тебе сказала там охрана
— Я имею в виду твоих VIP гостей
— Для них действует тоже самое правило
— Мне нужно подумать — скрывая взгляд от собеседницы, ответила Оксана
— У тебя есть время до утра — ответила Вероника — Днём я должна поговорить с управляющим на счёт тебя, туда просто понимаешь, не каждый может войти
— Как и в любом другом клубе — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами
— Тут не любой клуб — ответила Вероника — У нас там занимаются танцовщицы высокого класса
— Ты же сказала что они как курицы у шеста
— По сравнению с тобой да
— А я что такая элитная танцовщица
— Что это за запах — принюхиваясь к телу Оксаны, внезапно спросила Вероника — Это что те самые духи, что я тебе подарила да?
Распознала блондинка стойкие ноты «Prada Candy», оттенки коллекции которой пленяли нотами мускуса, шалфея и необычайным конфетным запахом карамели, которые сразу же выдавали себя.
— Нет, это правда те самые духи — проявляя интерес, Вероника подошла к Оксане, вдыхая глубоко аромат карамели исходящий от её тела — Которые я тебе не так давно купила?
— Ну, мои ведь те закончились — смущалась Оксана, чувствуя как распознав этот запах девушка принюхивалась к ней — А зарплата в этом месяце маленькая была, так что я решила воспользоваться твоим подарком ты ведь не против
— Будешь Карамель — заявила Вероника, давая Оксане уже псевдоним
— Что прости? — не поняла Оксана
— Ну, у каждой танцовщицы есть своё прозвище
Рассказывала Вероника упоительным шепотом, имея при этом наглость, после того как обернулась и убедилась что сзади никого нет, обвила талию Оксаны.
— Так твоё будет благодаря этому запаху — кончиков указательного пальца, блондинка легонько ткнула Оксану в грудь — Карамель
— Ну, хорошо хоть не кикимора болотная — мило улыбнулась Оксана, в ответ на предложение своей собеседнице
— А тебе оно больше подходит? — удивилась Вероника, отшатнувшись чуть назад, сделав выразительной красоты улыбку
— Да ты что — коснулась игриво кончиками пальцев живота девушки, возразила Оксана, рассмеявшись, прикрывая губы ладонью руки — Я же пошутила
— Ну, значит, договорились? — поинтересовалась Вероника, прикоснувшись вновь к руке Оксаны, посмотрев на неё оживлённым взглядом
— Ну, если только без всяких этих сексуальных штучек — согласилась Оксана, отойдя на шаг назад от своей собеседницы — Только мне нужно назад в палату к пациенту
— Ты с утра домой пойдёшь? — поинтересовалась блондинка, посмотрев тёплым взглядом на Оксану, ожидая услышать положительный ответ
— Не могу — возразила Оксана, состроив виноватый взгляд, опустив лазурные голубые глазки в пол, словно стыдилась себя — У меня рентген назначен пациенту, да и плюс нужно девочкам в лаборатории помочь, я и так им целую шоколадку должна
— Смотри не разорись — рассмеялась Вероника
— Ладно — мило состроив ямочки на щечках, ответила Оксана — Мне нужно идти к пациенту
— Мне самой нужно — согласилась Вероника — Юлия Константиновна наверно уже потеряла меня, как назло сегодня она решила остаться на ночное дежурство
— Ну ладно увидимся вечером — ответила Оксана отошла от девушки, словно стараясь на неё насмотреться — Я буду скучать — протянула она руку, коснувшись пальцев вытянутой руки блондинки
— Давай иди уже Карамель — улыбнувшись, ответила Вероника — Тебе идёт, особенно когда у тебя такой сладкий детский запах леденца детства из карамели
— Да ладно тебе — смутилась Оксана того как к ней обратилась эта блондинка, обернулась, положив руку на талию стоя к ней спиной, посмотрела выразительным тёплым взглядом на неё
«Подумать только, работать танцовщицей, да разве на такое можно согласиться», размышляла Оксана, направлялась дальше по пустому ночному коридору, под светом светящихся светильников из люминесцентных ламп.
Подошла Оксана к двери медицинской палаты, из которой она не так давно вышла, касаясь пальцами пластиковой ручки, легонько надавали на неё. Толкая её вперёд, Оксана переступила через порог, войдя в палату, сразу же закрыла за собой дверь. Облокотившись, спиной на плоскость закрытой двери, Оксана, выразительно согнув одну ногу в колено. Опираясь каблуком на поверхность закрытой двери, прикусывая губу, Оксана не могла даже представить, расплываясь в улыбке, на что она только что согласилась, поверив уговорам подруги.

Обращая внимание на монитор фиксирующий электрокардиограмму сердца пациента, Оксана заметила удивительную для себя особенность, указывающую на сбой синусового ритма. Постепенное, от одного комплекса к другому, увеличение длительности интер­вала P-Q(R), которое прерывается выпадением желудочкового комплекса QRST (при сохранении на ЭКГ зубца Р); Выпадения комплекса QRST, после чего вновь регистрируется нормальный или слегка удлиненный интервал P-Q(R). Далее все повторяется (периодика Самойлова-Венкебаха).
Периодикой СамойловаВенкебаха связана с ишемией или миокардитом, могут возникать боли в груди. Частыми симптомами заболевания являются головокружение, слабость, эпизоды брадикардии (уменьшения пульса), гипотонии. В меньшей степени AV блокаде с периодикой Венкебаха свойственны случаи потери сознания (это симптом уже заболевания типа Мобитц II).
АВ блокада 2 ст. с периодами Самойлова — Венкебаха является неполной (преходящей) и отличается от атриовентрикулярной блокады типа Мообитц II наличием четко выраженных периодов (при Мобитц II выпадением комплексов QRS часто носит случайный, непредсказуемый характер, хотя могут сохраняться периоды: 3:2, 4:3, 5:4, 6:5 и т.д.).
— У него атриовентрикулярная блокада II степени
Предположила Оксана поправила дужки очков на глазах, внимательно всматриваясь в кардиограмму, пациента, рядом с кроватью, около которой стояла.
— Сначала регистрируется комплекс QRST — рассуждала Оксана в тишину комнаты, замечая удивительную особенность — Наличие удлинённого интервала P— Q(R), но почему-то без прогрессирующего его удлинения
«Атриовентрикулярная блокада второй степени, возможно, стоит назначить ему давать атропин и изадрин», размышляла Оксана, покачивая выразительной упругой формой бёдер, отошла к окну.
Атропин — является антихолинергическим и спазмолитическим средством. Ускорение и возбуждение сердечной деятельности после применения лекарства объясняется его способностью снимать тормозящие влияния блуждающего нерва.
Изадрина — стимулирующее действие на бета-адренорецепторы. Эффект Изадрина при блокадах сердца объясняется повышением сократительной функции миокарда (мышцы сердечной) и возбудимости, а также улучшением проводимости, обусловленным влиянием на симпатическую иннервацию сердца.
— Типичный случай атриовентрикулярной блокады II степени
Говорила Оксана в тишину комнаты, продолжая всматриваться в окно, после чего опустила взгляд, открывая историю болезни, начиная её листать, хотела подобрать методику лечения.
— Мне его дали чтоб совсем сгноить меня — предположила Оксана — Я не смогу его вылечить, исход его диагноза уже ясен, в лучшем случае в его-то возрасте, он весь остаток своих жалких дней существования проведёт, нося кардиостимулятор
Прошипела Оксана, чувствуя ненависть, сжимая телефон, который держала до сих пор в руке, понимая, как теперь её подставили, подсунув ей этого безнадёжного пациента.
***
Большой кабинет рентгенографии, размещал в основном большой аппарат, расположенный в центре его площади. Ставни на окнах были закрыты, стараясь не пропускать лишнее количество дневного солнца. В кабинете чувствовался свежий воздух, работающий своими вентиляторами увлажнитель воздуха, создавал приятную комфортную обстановку, ликвидируя все сторонние запахи, витающие в атмосфере кабинета. Эхо в этом помещении было особо чувствительным, особо отчеканивался звук каблука, гладкому белоснежному кафельному полу.
— Так господин Вольф — обратилась Оксана, помогая мужчине взобраться на стол рентген аппарата, стараясь держать его тело обеими руками — Мне нужно провести рентгенографию вашей грудной клетки
— Да-да я всё понимаю фрейлин — утверждал старик, кое-каким с большим трудом пыхтя и охая, забрался на стол аппарата рентгенографии — Как было приятно сегодня проснуться и увидеть вас
— Да-да — смутилась Оксана, подцепляя датчики ЭКГ к грудной клетки пациента — Мне тоже было приятно увидеть вас господин Вольф
— А вам-то с чего? — вдруг внезапно спросил он
— Ну, наверно — предположила, импровизировала Оксана, в такой ситуации немного помешка какое-то время с ответом — Что вы мне как родной дедушка, я к вам привязалась за эту ночь
— Не говори ерунды — возразила темноволосая женщина, в белом халате подойдя к Оксане, коснулась её плеча — Если хочешь посочувствовать пациенту Оксана, ври хотя бы более естественно
Рассуждала женщина с черным, как уголь оттенком волос и карими глазами, когда подошла к Оксане, словно положив руку на плечо к ней. Почувствовала Оксана исходящий шлейф аромата «Donna Karan Essence Lavender», самых знаменитых травяных эссенций будоражащих разум чудодейственной силой с древнейших времён. Загадочный аромат с пряным-терпким вкусом, впитавший в себя весь вкус лаванды, всю её силу, которая излучала гармонию и спокойствие. Белый халат на этой женщине, сочным рельефом преображал пикантную форму фигуры её тела, которое привлекало красотой манящих изгибов. Под белым халатом Оксана разглядела черную юбку на женщине, которая прекрасно подчеркивала, а скорее дополняло очерком шикарные бёдра.
«Блядь, Маргарита Ивановна, вечно ты со своими бредовыми мнениями пытаешься мне всё испортить», уныло вздохнула Оксана, после того как не могла потерпеть, как кто-то влез в её разговор с пациентов.
— Я не вру
Оспаривая довод этой женщины, уверяла Оксана, обернувшись к своей навязчивой собеседнице, сделав застенчивый взгляд безупречных лазурных голубых глаз.
— Я действительно почти породнилась с господином Вольфом
— Да ты что — не поверив гордо отпрянула, специалист управляющий аппаратом рентгена — А на что тогда это было похоже и с какой вообще стати тебе с ним родниться?
— Маргарита Ивановна?! — возразила, возмутившись, ответила Оксана — Мы здесь вообще-то занимаемся лечением пациента, а словоблудием
— Я просто жду когда ты закончишь — уверяла женщина рентгенолог, отошла от Оксаны, направляясь в комнату управления аппаратом
— Господин Ганс — обратилась Оксана, обернувшись, положив руку на талию, скрасила милой улыбкой, неприятно напряжённый сложившейся момент — Ложитесь и не вставайте сами, когда мы скажем вам не дышать, вы не дышите
— Если это только вам поможет
Утверждал хриплым голосом мужчина, по тону голоса и потому как он дышал, тяжело и учащенно, Оксана смогла предположить у него жидкость скапливается в лёгких.
— Фрейлин
Немного подождав, обратился он к Оксане, когда она покачивая выразительными бёдрами, стукая каблуками по кафелю, подошла к открытой двери комнаты управления аппаратом рентгена.
— Вы так отчаянно пытаетесь мне помочь — утверждал старик, был впечатлён, рвением Оксаны немного продлить ему жизнь — Скажите от чего вдруг такой интерес
— Хочу доказать заведующему этой больницей — уверяла Оксана облокотившись спиной на каркас открытой двери — Что я могу быть кем-то больше чем просто фельдшер на скорой
— Достойно — согласился почему-то Вольф, после чего кивнул Оксане, чтобы она закрыла дверь, удалилась в комнату управления рентген аппаратом
— Как иронично сказано Оксана — съязвила Маргарита Ивановна — Ты думаешь, он тебе поверит?
Подошла темноволосая женщина к пульту, где находился микрофон, наблюдая за камерами в зале на мониторе, нажала несколько клавиш на пульту.
— Так не дышите — произнесла она в микрофон, после чего нажала на кнопку на пульту, затем последовал щелчок и механическое жужжание аппарата — Дышите — произнесла врач рентгенолог после того как завершила снимок
— У него жидкость в лёгких — уверяла Оксана, посмотрев через стекло на старика который лежал на столе — Я конечно ему могу помочь, но жидкость вернётся снова
— Так сделай это Оксана — коснулась рентгенолог руки Оксаны, в тот момент, когда она положила её на край пульта, наблюдая за стариком на столе
— Сделаю что смогу — заверила Оксана, направляясь к двери — А вы пока подготовьте снимок и сделайте описание к нему
— Не знаю, конечно — выразила своё мнение Маргарита Ивановна — Случай, конечно безнадёжный, ты только лишь себе репутацию испортишь
— Хуже уже некуда — подошла Оксана к закрытой двери, коснувшись дверной ручки
— Всё нормально фрейлин? — обратился мужчина к Оксане, как только она открыла дверь — Вам удалось всё-таки получить этот снимок, только сомневаюсь, что он вам поможет
— Почему вы так считаете? — поинтересовалась Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в зал, где находился аппарат
— Время ведь не обманешь — утверждал Вольф, как будто много знает и так, что уже чувствовал приближение своей смерти
— Но я хотя бы попытаюсь — возразила Оксана, подходя к столу, где лежал мужчину, взявшись за его руку, другой рукой обняла его, помогая ему подняться со стола
— Оксана Владимировна
Услышала Оксана, когда дверь открылась голос Марии Леоновой, белокурая девица в белом халатике стояла на входе открытой двери в фойе, перед входом в зал.
— Я слышала, вам нужна помощь
— Мария?! — обернулась Оксана, была удивлена увидеть эту блондинку на входе у открытой двери и уж тем более её неожиданным предложением
— А как же Серов он отпустил тебя? — спросила Оксана, посадив мужчину на столе, подошла к креслу-каталке, которая стояла у стола
— Ну думаю с ним вопрос я решу
«Не люблю когда в мои дела, кто-то суёт свой нос, а уж тем более эта тупая курица, но мне сейчас действительно любимая помощь нужна», размышляла Оксана, начиная спорить со своими доводами и убеждениями
— Хорошо — прикусывая краешек губы, согласилась Оксана — Твоя помощь будет очень кстати в лаборатории, я и так там озадачила девочек с образцами крови господина Вольфа
— В лабораторию? — была сначала не согласна Мария
— У него атриовентрикулярная блокада II степени
Пояснила Оксана, заметив сомнение в глазах блондинки, когда она осторожно переступила порог открытой двери, вошла в зал с аппаратом.
— И мне бы очень хотелось бы знать — утверждала Оксана — Чем она может быть вызвана еще, кроме того как я уже знаю что у господина ИБС
— Ну хорошо — пожав плечами, мило улыбнулась блондинка, направляясь к Оксане чтобы помочь посадить пожилого мужчину в кресло-каталку — В лабораторию так в лабораторию
— Но сначала поможешь мне извлечь жидкость из легких — распорядилась Оксана, когда девушка подошла к старику, взяв его под плечо, облокотила его половину тела на себя
— Жидкость в лёгких? — удивлённо повторила слова Оксаны, спросила Мария Леонова
— Ты что первый раз это слышишь? — поинтересовалась Оксана, возмутившись тому как блондинка, удивлённо глядя на неё не понимала что происходит
— Оу…. простите, пожалуйста — прислонила она палец к губам, смутившись как укоризненно, нахмурив брови, на неё посмотрела Оксана
— Ладно — усаживая мужчину в кресло, вздохнула Оксана, заметив, как у старика тряслись ноги, когда они вместе с Марией помогли ему сесть в кресло — Пойдём, извлечём сейчас жидкость из лёгких, а ты дальше в лабораторию, надеюсь, от тебя там будет прок
— Оксана?!
Услышала Оксана голос Натальи Валерьевны, от чего обернувшись, словно испугавшись, понимая, что происходит, заметила женщину на входе.
— Ты почему ни мне не управляющему аэропорта не позвонила?
«Блядь, ну как я могла забыть про этот звонок, сейчас она мне так вставит, уже я эту ненормальную хорошо знаю», предположила Оксана, испытывая внутреннее терзающее чувство страха, когда в лазурных голубых глазах, широко расширились зрачки.
— Я хотела
Убеждала Оксана, отойдя на шаг от коляски после чего, как заметила, что Наталья Валерьевна зашла из тамбура в зал с аппаратом, с весьма недовольным взглядом.
— Ну, так что тебе помешало?
Поинтересовалась Наталья Валерьевна, прошла мимо коляски, где сидел старик, направляясь к Оксане, когда она, пятясь назад, от неё убегала, словно как от огня.
— Ты хоть ела что-нибудь? — поинтересовалась женщина, когда подошла к Оксане
— Да как-то времени не было
Понимая, что нечего ответить, смутилась Оксана, сгорая от стыда, не могла даже посмотреть в глазе женщины стоящей перед ней, когда она стояла у подоконника окна с закрытыми ставнями.
— Как видите я теперь лечащий врач господина Вольфа
— Оксана ты ела? — женщина как будто не хотела слушать радостные известия Оксаны
— Я же говорю, времени не было
— Так пошли в столовую — схватилась Наталья Валерьевна за кисть руки Оксаны, потянула её на себя — Сейчас мне там всё расскажешь
— Стойте — возразила Оксана, еще больше начиная стесняться — Я с собой деньги не взяла
— А когда они у тебя хотя бы были — пожав плечами, мило улыбнулась Наталья Валерьевна, продолжая держать Оксану за руку — Пойдём я тебя покормлю, горе ты моё
— Ну что уж так — нахмурила обидчиво губки Оксана, продолжая покорно следовать за женщиной, прошла мимо коляски со стариком — Мария подготовь всё к процедуре, я скора буду
— Хорошо Оксана Владимировна — ответила с улыбкой на лице блондинка, забавляясь тому, как женщина что вела Оксану за руку, её укорила своим подавляющим поведением
— Ты почему не позвонила Шарову?
Поинтересовалась Наталья Валерьевна, словно вытащила Оксану за руку, из рентген кабинета, войдя с ней в тамбур между кабинетных дверей. Оксану раздирало чувство стыда, как с ней обходилась эта женщина, особенно перед пациентом, когда в такой ситуации, она предстала не в лучшем свете.
— Я ведь тебя просила Оксана
Утверждала женщина, наклонившись вперёд, разговаривая прямо почти перед лицом, держала Оксану за руку, закрыла с грохотом дверь за её спиной, как только она вошла с ней в тамбур.
— Позвони — утверждала женщина в белом халате, отпуская руку Оксаны, подошла к ней достаточно близко, чтобы она прижалась спиной к двери
— Да всё как-то времени не было
Смутилась Оксана поведения женщины стоящей перед ней, которая вынудила её вжаться уже в угол тамбура, стоя за закрытой дверью.
— Но я бы позвонила, правда
— Ну да конечно
Не поверив ни единому слову Оксаны, ответила Наталья Валерьевна, отошла от неё, почему-то сразу переменившись во взгляде, будто стала добрее и теплее.
— Пойдём, в столовой расскажешь
— Я деньги с собой не взяла
— Ну, уж нет
Хотела пройти мимо Оксана, Наталья Валерьевна, схватила её за руку, остановив, вынуждая к себе обернуться, серьёзным взглядом посмотрела в лазурные, голубые растерянные глаза.
— Проще скажи что у тебя их вовсе нет
— Ну как бы да — прикусывая от волнения, краешек губы, ответила смущаясь Оксана
— Пошли я же обещала тебя покормить — рассмеялась Наталья Валерьевна, отпуская руку Оксаны
— Спасибо — прошла Оксана мимо этой женщины, опустив голову, коснулась пластиковой ручки второй двери, ведущей в коридор поликлиники
— Ты хоть что-нибудь ела со вчера? — спросила неожиданно Наталья Валерьевна, когда Оксана надавила пальцами на дверную ручку, потянула дверь на себя
«Блядь вот что тут ответить, она ведь меня вмиг раскусит, еще и пизды вставит, за то, что я ей посмела врать», размышляла Оксана, встав в проходе открытой двери, придумывая, чтобы ответить, обернувшись с опаской посмотрев на свою собеседницу.
— Можешь не лгать — уныло вздохнула Наталья Валерьевна, после того как Оксана ничего не ответив вышла в коридор, женщина в белом халате закрыла за собой дверь — Ты могла хотя бы мне позвонить, я бы для тебя Оксана всегда бы что-нибудь бы приготовила
— Почему вы так обо мне заботитесь?
— Потому что ты мой напарник
— Это не правда
Возразила Оксана, обернувшись, с обидой во взгляде посмотрела на Наталью Валерьевну, когда проходила мимо лавочек скамеек расположенных в узком коридоре поликлинике
— Скажите, почему так? — повысив голос, остановилась Оксана посреди коридора, чуть не сбив с ног проходившую мимо женщину — Почему вы заботитесь обо мне так
— Оксана тише
Уверяла, подошла к Оксане, женщина в белом халате, прошептав ей почти на ухо, обращая внимание, как собравшиеся пациенты в коридоре поликлинике, обратили на них внимание.
— Я думаю, не стоит привлекать столь много внимания
Заметила Наталья Валерьевна, как женщина, которую чуть не сбила с ног Оксана, резко остановившись перед ней и обернувшись назад.
— Смотри, как на нас все смотрят — указала Наталья Валерьевна на бабулек, которые удивлённо и в то же время, возмутившись, осмотрели в их сторону
— Ну и пускай смотрят — огрызнулась Оксана прямо в лицо женщине, с которой разговаривала, состроив злобный и выразительный оскал королевской кобры — Что старая ты карга, интересно да блядь ты тупая……
— Следи за своим языком
Грубо выразилась Наталья Валерьевна, влепила ладонью руки по бёдрам Оксаны, чуть ниже платья, так чтобы она взвизгнула, пока женщина что стояла сзади, прикрыла пальцами ей рот
— Наглая девчонка — держа ладонь на губах Оксаны, женщина стояла сзади, шокировав пациентов поликлиники своим поведением — Молодёжь уже совсем распустилась
— Правильно — возмущалась какая-то бабулька — Что это прямо в поликлинике, молодая и так нецензурно разговаривает
— Я с ней разберусь — уверяла Наталья Валерьевна, женщина словно чувствовала себя из-за сложившейся ситуации, словно не в своей тарелке — Не переживайте
Заверила Наталья Валерьевна, убирая руку от рта Оксаны, сурово посмотрела в её глаза, на лазурной, сияющей как топаз поверхности которых уже начала образовываться влага боли.
— Это моя напарница — пояснила женщина в белом халате, внимательно наблюдая за взглядом Оксаны на глазах, которых образовались обильные слёзы обиды — Простите её, пожалуйста, я с ней обо всём поговорю, такого больше не повторится
— Зачем было так делать? — когда бабульки начали между собой тихо перешептываться, оставаясь недовольным от произошедшего
— Ты в своём вообще уме — упрекнула Наталья Валерьевна, направляясь следом за Оксаной, женщина словно шипела, возмущаясь — Что ты себе позволяешь?
— А что вы себе позволяете? — возразила Оксана, когда подошла к ступенькам лестницы, ведущим на второй этаж — Что это сейчас было, разве это было обязательно?
— С тех пор как забрали у тебя Аришку — возмущалась Наталья Валерьевна, следуя за Оксаной по ступенькам лестницы — Ты сама не своя, что вообще происходит?
— Причём здесь Аришка? — была недовольно таким доводом Оксана, встав на ступеньках лестницы, расставив ноги порознь
— При том — утверждала Наталья Валерьевна, когда Оксана поднималась по мраморным ступенькам, стукая звонко каблуками черных туфель об их гладкую плитку — Ты своя не своя, как только тебя разлучили с этой девочкой
— Аришка здесь не при чём — возразила Оксана, оспаривая такой довод, встала у окна на лестничной площадке — И не надо моего ребёнка сюда вмешивать
— Это не твой ребёнок
— Это мой ребёнок — твёрдо заявила Оксана, отошла назад с опаской, опираясь бёдрами на пластиковый подоконник окна — Чтобы вы там не думали, Радионова, подло её у меня отняла
— Она забрала своё — утверждала Наталья Валерьевна, подойдя к Оксане, ткнула аккуратно её указательным пальцем в грудь — Это ребёнок этой ненормальной и все плевать, что ты его воспитывала, выходила и почти вылечила
— Это больной ребёнок — заявила Оксана — Я пока не знаю чем больная моя девочка, но я обещаю, я непременно это выясню
— Я порой — рассуждала Наталья Валерьевна начиная подниматься первой по лестнице, женщина обернулась женщина, встав на ступеньках, посмотрела на Оксану — Иногда даже не знаю, что и сказать в ответ на твоё безрассудство
— Она моя — ответила Оксана, поднимаясь следом за женщиной в белом халате — Чтобы там кто бы, не думал, я непременно её найду
— И прости — поднявшись на второй этаж, подпуская двух медсестёр подойти к ступенькам лестницы, по которым поднималась Оксана — Где же ты её будешь искать?
— Я с этим разберусь
— Ты даже в своей голове Оксана разобраться не можешь
Упрекнула Наталья Валерьевна, в тот момент, когда Оксана поднялась и встала рядом с ней, позволяя двум девушкам медсестрам подойти к ступенькам лестницы.
— Ты себя-то прокормить не можешь — женщина словно давила Оксане на совесть, затрагивая глубокий разум её совести — Зачем тебе этот ребёнок?
— Это мой ребёнок — утверждала Оксана, не желая слушать доводы Натальи Валерьевны
— Ну как знаешь — ответила Наталья Валерьевна — Видимо мне тебя не переубедить
— А мне ваши убеждения не нужны
Вновь перечила в грубой форме Оксана, направляясь по коридору в сторону открытой двери, откуда веяло запахом больничной кухни. Приятные манящие ароматы, вызывающие аппетит, манили к себе Оксану, когда она направлялась по больничному коридору, проходя мимо окон, за стёклами которых возрастал огромный мегаполис. В серых тонах и красках расплывался небосвод, его томные облака цвета пепла, медленно густыми перистыми формами плыли облака, над гулом тысяч машин и их сигналов. Шум колёс, звук моторов, мелодией рекламных баннеров и щитов, а так же звонков сотен тысяч граждан. Сотен людей ходивших по улице напротив, в то время как снег мелкими крупинками кружась в воздухе падал на грязный асфальт потом был тут же размыт колесами проезжающих по дороге машин.
— М…. как тут вкусно пахнет
Похвалила Оксана когда подошла к дверям больничной столовой, почувствовала изобилие паровых блюд, манящими оттенками мяса они манили к себе сознание, вызывая голод.
— Я вам отдам честно — Оксана не могла отказаться, когда прошла мимо деревянных покрытых гладким полимерным материалом, обернулась она, посмотрев почти на пустую раздачу, за витриной у которой было столько манящих к себе блюд — Всё до копейки
— Да успокойся — милой тёплой улыбкой ответила Наталья Валерьевна — В этот раз всё за мой счёт, я угощаю, выбирай, что тебе по душе
— Хм….
Прикусывая краешек губы, Оксана игривой походкой, стукая каблуками по белоснежному кафелю столовой, подбежала к раздаче, взяла сразу же красный разнос, поставила его на путь раздачи.
— В таком случае — наблюдая за ассортиментом выборов разных салатов в стеклянных салатницах, Оксана смачно облизнула кончиком языка алые пылкие губы — Я могу себе позволить многое
— Ну-ну не усердствуй
Ухмыльнулась Наталья Валерьевна, подошла следом за Оксаной к раздачи, женщина взяла со стопки красный разнос в руки
— Хотя ладно — уныло вздохнула женщина в белом халате — Если учитывать, что ты спасла этого старика там и произвела впечатление на него, я думаю, что могу тебе позволить такую роскошь
— Роскошь?
Возразила Оксана, недовольно посмотрев на свою собеседницу, открывая пластиковую дверцу витрины раздачи, взяла с полки стеклянную салатницу.
— Да разве это роскошь?
Ухмыльнулась Оксана, но быстро переменилась, заметив суровый взгляд на лице женщины к которой обратилась, когда подошла к раздаче первых блюд.
— Ладно, хорошо
Смутилась Оксана, выражая застенчивый румянец на щечках, чувствуя себя неловко перед женщиной, когда она не неё так недовольно и сердито посмотрела, сдерживая в себе гнев.
— Признаю — ответила Оксана, когда рыжеволосая девушка с хвостиком и колпаком на голове, стоящая на раздаче супа, на неё внимательно смотрела — Я была не права
— Первое будите?
— Оксана? — обратилась Наталья Валерьевна, уже не придавая значению тому бреду, что в растерянности несла Оксана
— Оу… простите — прикусывая краешек губы, смутилась Оксана, когда девушка на раздачи супа на неё так напряженно смотрела, ожидая её ответа — Да борщ можно, пожалуйста
— Она сегодня немного растеряна — утверждала Наталья Валерьевна — Ну вы сами знаете, видели наверно репортаж, как какая-то блондинка спасла в аэропорту немецкого инвестора и магната, сделав ему реанимацию, ценой собственного здоровья
— Так это были вы?! — удивилась еще больше рыжеволосая бестия, наполняя суп, выражая при этом восторг — Девочки слушайте эта та блондинка, что спасла немца в аэропорту — окликнула она, обернувшись сотрудниц подавая Оксане на разнос полную тарелку борща
«Дура блядь ебанутая, что ты творишь, совсем уже охуела, как я им теперь в глаза смотреть буду, когда буду сюда вновь обедать, буду приходить», сгорала Оксана от дикого раздирающего чувства стыда, которое истязало её разум.
— Это правда вы? — поинтересовалась шатенка, девушка стояла на раздаче вторых блюд, обратилась к Оксане с еще большим удивлением
— Ну как бы да — неуверенно ответила Оксана, потеряв как будто на мгновение дар речи — Мне, пожалуйста, картофель и котлету можно
Переменила Оксана быстро тему, стесняясь того внимания, с которым сотрудники столовой и посетители этого заведения, на неё посмотрели, поддержав бурным эхом аплодисментов.
— Да и можно, пожалуйста, вон ту курочку
Застенчиво игриво указала пальцем Оксана, понимая теперь уже, что благодаря такой известности ей решили устроить обед за счёт заведения.
— И я возьму, пожалуйста, два, нет три бокала апельсинового сока
— А не лопнешь — улыбнулась Наталья Валерьевна — Ладно бери я заплачу
— Контора оплачивает — ухмыльнулась Оксана, когда подкатила разнос к кассиру, темноволосая девушка в коротком белом халатике сидела за кассовым аппаратом
— Нет-нет
Вышла управляющая столовой, темноволосая женщина, представительской внешности, в белой блузке и черной юбке на уровне колен, звонко стукая каблуками по белоснежному кафелю.
— Раз у нас такой герой
Говорила она, выходя в зал из кухни, покачивая шикарной выразительной формой бёдер где велась особая кулинарная деятельность.
— Я не могу взять с вас денег
Подошла она к прилавку, где располагалась касса, положив обе ладони на гладкую поверхность, мило улыбнулась глядя на Оксану, женщина словно изучала её, пронизывая взглядом.
— Обедайте за счёт заведения
— Оу…. — ухмыльнулась Оксана, состроив выразительную красоту ямочек на щечках, взявшись за разнос обеими руками — Это так приятно, хоть раз поесть на халяву
— Мне тоже платить стоит? — подошла к кассе Наталья Валерьевна, доставая купюру из кошелька
— Нет, вы же вместе вроде как ведь
— Да я вообще её первый раз вижу — обернулась Оксана с серьёзным выражением лица, посмотрела в сторону Натальи Валерьевны, после чего на управляющую — А ну…. да конечно Наталья Валерьевна, мой ревизор, конечно, мы вместе работает
— Вот скажи зачем? — упрекнула Наталья Валерьевна, следуя за Оксаной держа разнос в руках, на котором было всё тоже, что и у неё — Стоило ли тебе так себя вести
— А зачем вы меня воспитываете
Обиженно нахмурив губки, ответила Оксана, когда проходила между рядов столиков, за которыми сидели врачи, медсёстры и пациенты поликлиники.
— Я ведь всё-таки не ваша дочь
— Ах… вот как ты, значит, заговорила — с игривой обидой в голосе подметила Наталья Валерьевна, когда Оксана подошла к свободному столику у окна, поставив разнос напротив неё
— Вы только и делаете, что упрекаете меня
— Если бы не я Оксана — наклонилась Наталья Валерьевна к Оксане, разговаривая шепотом, опираясь обеими руками на поверхность стола — Самойлова бы посадила бы тебя, она была готова на всё, понимаешь, на всё чтобы ты после своей ошибки, сидела бы за решёткой
— А что разве вы тут помогли?
— А как ты думаешь, кто с ней говорил?!
Ответила тихим голосом женщина, присаживаясь на красный мягкий стул, напротив Оксаны, создавая серьёзное выражение лица так, что его черты нагоняли жути.
— Кто отговорил её, не подавать документы в суд
Утверждала Наталья Валерьевна, стараясь говорить очень тихо и осторожно, оглядываясь, чтобы никто не проходил рядом, внимательно наблюдая за встревоженным взглядом Оксаны.
— Тебя бы трахали в тюрьме все кому не лень
— Почему сразу трахали? — успокоилась Оксана, слова этой женщины глубоко пронзали и словно крепкой хваткой схватили за душу
— Да ты посмотри на себя — утверждала Наталья Валерьевна — Я не хочу тебя, конечно, обидеть, но я и представить не могу, что ты в тюрьме будешь уважаемым человеком
— Ну ведь трахать то возможно не будут
— А ведь с такими, как ты Оксана — указала она кончиком ложки на Оксану — Там именно так и поступают и я не шучу
— Ладно — как будто проглотила язык Оксана, такое чувство будто о этих слов ком стоял в горле, что мешал ответить и поделиться собственным мнение — Простите меня пожалуйста
— Это ты прости меня — раскаялась вдруг тут же женщина, почувствовав вдруг за собой обиду, искренне извинилась Наталья Валерьевна — Я не должна была взваливать на тебя всё это
— Простите
Словно выдавила из себя Оксана, взявшись за ложку на разносе дрожащей рукой, от чего после словно этой женщины ничего в рот даже не лезло.
— Я же не знала
— Кушай Оксана — мило улыбнулась Наталья Валерьевна, уверяла она теплым ласковым голосом, стараясь воодушевить после слов, которые терзали Оксану муками совести — Тебе нужно поесть
— Оксана Владимировна — услышала Оксана за спиной голос заведующего больницей, предпочитая сразу не оборачиваться — Рад вас видеть здесь с утра, хоть ваша смена уже давно закончилась, я бы всё же попросил вас остаться на дневное дежурство и присмотреть за господином Вольфом
— Валерий Иванович
Возразила Наталья Валерьевна, сердито посмотрев на мужчину в черном костюме, вставшим рядом с их столом, когда он держал красный разнос с пустыми тарелками обеими руками.
— Дайте девочке спокойно поесть
— Эта девочка подняла такую шумиху вокруг себя
Возразил недовольным голосом управляющей больницей, поставив разнос с тарелками на стол за которым обедали Оксана и Наталья Валерьевна.
— Если об этом узнают репортёры, о том что Ганс Вольф у нас в нашей больнице
Утверждал он внимательно когда они обе его обернувшись внимательно слушали, от чего Оксана даже чувствуя себя как не в своей тарелке, взволнованно прикусила краешек губы.
— И о том, что какая блондинка ценой своего здоровья отчаянно пыталась спасти ему жизнь
Взгляд и голос этого мужчины заметно погрубели, он уже едва словно сдерживал себя в руках, его поведение скорее было похоже на растерзанного злобой льва, готового сорваться с цепи.
— Ни взирая на правила у нас с вами будут большие проблемы
— Значит, репортёры еще не знают, куда отвезли Вольфа?
Предположила Оксана, после того как выслушала Иванова, когда мужчина с тяжелым дыханием после бурных эмоций, пытался отдышаться, напоминающего озлобленного цербера.
— Тогда к чему всё это?
— Посмотрите сами — указал он на телевизор, кивнув своему товарищу, чтобы тот на время прибавил звук, во время трансляции дневной серии новостей по первому каналу
— Нам пока не сообщают в какую больницу отвезли Вольфа
Утверждала темноволосая девушка корреспондент, держа микрофон возле рта, говорила внушающим приятным голосом.
— Но обстоятельства этого происшествия
Продолжила рассказывать репортёр, твёрдым и уверенным в себе голосом, когда за её спиной был фон аэропорта, в котором это всё произошло.
— Заставляют подвергнуть нас в шок
Внушающим опаску голосом произнесла женщина с микрофоном в руках, входя в зал аэропорта держа, словно своим взглядом направляла камеру оператора, снимающего её, на себя.
— Вот посмотрите на этих кадрах
Вошла брюнетка в зал аэропорта, обращаясь сразу же к первому очевидцу, кто остался стоять в кругу посетителей, которые хотели купить билет или родственники что встречали приезжих.
— Снятых с мобильного телефона, одного из очевидцев, с места происшествия
Утверждала корреспондент, транслируя видеозапись, где было отчетливо видно, как Наталья Валерьевна, сказала Оксане констатировать время смерти.
— Видно, как девушка, предположительно блондинка — сделала акцент на цвет волос Оксаны репортёрша — Ослушавшись свою коллегу, решается продолжить реанимацию
— Дальше можно и не смотреть
Недовольно ответил, после чего кивнул Иванов своему товарищу, мужчине в черном пиджаке, чтобы тот убавил звук телевизора с пульта у него в руках.
— Полагаю теперь Оксана Владимировна
Обратился заведующий больницей суровой интонацией голоса к Оксане, вынуждая её лазурный взгляд, отражающий стихию беспокойства, посмотреть на него.
— Я ценю то, что вы ценой своего здоровья спасли жизнь пациенту, но то что вы нарушили требования своего непосредственного приставленного руководителя, за это вам придётся ответить
— Валерий Иванович — тихо ответила Оксана, тут же скрывая свой сгорающий от стыда взгляд от этого мужчины, больше не могла смотреть на него — Просто если бы я этого не сделала, Вольф бы умер там в аэропорту, у него остановилось сердце
— Просто скажите Орлова — прошипел недовольно Иванов — Что идеального шанса занять место Серова, вам бы и представиться не могло
«Блядь как же вы меня уже все тут заебали, что вам всем нужно?!», как будто душа кричала изнутри у Оксаны, чувствуя на себе скопившуюся массу напряженного давления.
— Валерий Иванович?! — возразила Наталья Валерьевна, сделав замечание на тон голоса с которым обращался
— О…. не сомневаюсь, половина, его отдела — уточнил Иванов, внося более ясные коррективы в своё мнение — Как он и сам, видит в вас больше начальницу этого отдела
— А вам то какое до этого дела? — огрызнулась Наталья Валерьевна вскочив со стула на котором сидела, женщина сурово посмотрела на этого мужчину — Да Оксана ослушалась меня, поступила по-своему, но она спасла жизнь Вольфу ведь, это надо ценить
— Если об Вольфе или об вас Оксана Владимировна
Непонятно почему но Иванов значительно смягчился, стоило только женщине в белом халате чуть ли не вскочить со своего стула, он тут же потерял свой пыл нравоучения.
— Хоть кто-нибудь узнает — утверждал заведующий — Вы лично за всё мне ответите, о том, что Ганс Вольф в нашей больнице, тоже никому не сообщайте, лишняя шумиха в прессе по поводу нашей больницы, мне совершенно не к чему
— Не обращай на него внимания
Обратилась Наталья Валерьевна, после того как Иванов отошёл от стола, словно ткнул носом Оксану в грязь которую она натворила.
— Этот старый идиот, сам наверно не ведает, что говорит
Присаживаясь обратно на стул, рассуждала женщина, в белом коснувшись тёплыми пальцами руки Оксаны, когда после слов заведующего, она не могла проронить ни слова.
— Только не вздумай сказать — мило улыбнулась Наталья Валерьевна, заметив полное, скорее даже глубокое уныние на лице у Оксаны — Что ты ему хоть на мгновение поверила
Чувство которое испытывала Оксана на тот момент, было сравнимо как будто её протащили по грязи и засунули в горло ком, который она не могла проглотить.
— Оксана ты чего? — беспокоилась женщина в белом халате, когда Оксана встала со стула, вытирая губы салфеткой взятой со стола
— Простите меня Наталья Валерьевна — отерев влажные губы салфеткой, размазав помаду, Оксана была подавлена после слов Иванов — Я не голодна
— Нет, стой! — вскочила тут же со стула Наталья Валерьевна, когда Оксана начала выходить из-за стола, взявшись за разнос который лежал перед ней — Я тебя никуда не отпускала, сядь Оксана
— Я не голодна — заявила Оксана, взявшись за красный разнос с полным изобилием еды
— Да ты чуть с ног не валишься
Утверждала женщина, в белом халате проследовав за Оксаной, когда она шла с разносом в руках проследовала в конец столовой, где находился большой железный стол, куда посетители столовой ставили свои разносы, после обеда.
— Оксана стой! — прокричала Наталья Валерьевна, когда Оксана, поставив разнос на железный стол, направилась к выходу, чувствуя себя разбитой
«Блядь да что ты как приставучая муха прилипла ко мне», возмутилась Оксана, встав в проходе открытой двери, пропуская войти в столовую двух медсестёр в очаровательных коротких халатиках.
— Я не хочу, есть — обернувшись, ответила недовольно Оксана, продолжая стоять в проходе открытой двери — Спасибо испортили аппетит — произнося эти слова, она быстро вышла из столовой, чуть не сбив с ног женщину в черном платье, которая хотела войти в столовую
— Оксана подожди — выбежала Наталья Валерьевна следом за Оксаной в коридор
— Мне нужно к пациенту
— Тебе нужно поесть
— Ненужно — огрызнулась Оксана — Спасибо, аппетит вы уже с Ивановым мне испортили, так хоть не испортите мне лечение и так безнадёжного пациента
— Да не обращай ты внимания на этого старого дурака
Утверждала Наталья Валерьевна, но Оксана её не слушала, направилась под звук каблуков черных туфель по бетону, вдоль больничного коридора. Ощущение как будто сознание раздирало заурядное чувство стыда и тот же момент беспомощности исправить ситуацию, Оксана едва сдерживала порыв нахлынувших на её лазурные голые глаза поток слёз. Не обращая внимания на знакомую медсестру и не откликаясь на отзвуки голоса девушки, Оксана прошла мимо шатенки, склонив голову, подобно урагану ускоряя темп шага, желала скорее удалиться прочь.
***
Направляясь по тротуарной дорожке, напротив возвышающегося многоэтажного дома, Оксана поправила кончиками пальцев высокий воротник черного пальто. В этой части мегаполиса машины ездили реже, поэтому жизнь большого города здесь была значительно тише, чем от центра, где бурлил вулкан столицы. Легкой прохладой ветер тормошил золотистые волосы Оксаны, когда она засматриваясь на дорогие проезжающие по улице машины, любовалась очертанием города, который плавно погружался в сумрак надвигающейся ночи. Сворачивая во двор цветной многоэтажки, Оксана посмотрела в свет окон этого дома, где разворачивалась обыденная вечерняя бытовая жизнь. Здесь ветер уже стих, чувствовался только легкий приятный холодок, шум колёс машин и их музыка, выражающаяся динамикой звучащего ритма, баса тоже уже не была так слышна. Тихий двор, скорее напоминал уютное пристанище, где благоухала спокойствие и гармония, лишь шелест веток, был слышен, когда Оксана вышла из арки, держась с блондинкой за руку. Направляясь сразу же, как вышли из арки, к тротуарной дорожке, Оксана за всё время, пути от остановки впервые улыбнулась своей спутнице.
— Не понимаю — продолжая выражать удивление, делилась впечатлением Оксана — Как тебе удалось меня уговорить на эту авантюру — обратилась она к Вернике, держась с ней за руку
— Тебе ведь нужны деньги — уверяла Вероника, направляясь, держась с Оксаной за руку по пешеходной дорожке, прошли через двор многоэтажного дома, направляясь к его другой арке
— Да, но танцовщицей
— А что тут такого? — пожав плечами, спросила Вероника — Деньги не пахнут
— Ты так легко об этом говоришь
Удивилась Оксана, когда проходила мимо обвезшего от листьев голого тополя, подойдя к другой арке, выход из которой вёл на другую улицу.
— Что я даже не знаю, что и думать
— А не надо ничего думать — ответила Вероника, когда спуская с Оксаной с тротуарной дорожке подошли ко входу в арку
— Ты так свободно рассуждаешь
— Потому что знаю — утверждала блондинка, в красном пальто, посмотрев выразительным шикарном взглядом на Оксану — Что ты готова, я видела, как ты выступаешь в зале
— Ну, это наверно чтобы снять нервное напряжение
Утверждала Оксана, направляясь по арке, смотрела на свою спутницу, мило улыбаясь, раскрыв при этом сияющие блеском отраженного света лазурные голубые глаза.
— После того как у меня забрали Аришку я сама не своя — высказывала Оксана наболевшие внутри неё терзающие чувства
— Переживаешь за девочку? — как-то холодно ответила Вероника
— Переживаю за дочь
Пояснила Оксана, направляясь с блондинкой держась за руку, по арочному выходу, вышли на другую часть дома, где располагался небольшое двухэтажное здание, сияющие цветным баннером.
— Я её вырастила — рассказывала Оксана, и в тоже время наблюдая за зданием свет от рекламного щита на нём так ярко начал мерцать при сумерках — Выходила, я её кормила
— Ну-ну не начинай — обернувшись, блондинка вовремя обняла Оксану, не давая ей раскиснуть, прижала головой к плечу — Мы вместе это переживём
— Правда? — почувствовала Оксана близость утешения от приятного для неё на тот момент человека, её чувства и забота, словно грели душу от нанесённых ран неудач
— Правда — утверждала Вероника
— Ну что тогда пойдём? — предложила Оксана, отойдя от девушки, держась с ней за руки, посмотрела вновь в её пленительные завораживающие взглядом глаза
— Ну, если ты тут замёрзнуть не хочешь — утверждала Вероника — То почему бы и нет
— Ну, замёрзнуть здесь — улыбнулась Оксана забавной улыбкой, подойдя к пешеходной дорожке у которой горел красный свет светофора — В мои планы не входило
— Тогда пойдём быстрее — предложила Вероника, когда красный свет для пешеходов начал мерцать над её головой
Чем больше погружался в сумерки надвигающейся ночи с лучезарным оттенком заката, тем красивее начал оживать мегаполис, мерцанием огней от рекламных щитов и света мигающих светофоров, бликом фар проезжающих автомобилей.
— Тебе так не терпится представить меня своим людям? — поинтересовалась Оксана, начиная вместе с блондинкой переходить дорогу вместе по пешеходной зебре
— Может, даже сегодня начнёшь работать?
— Это ты поэтому заставила меня надеть чулки? — укоризненно посмотрела Оксана на блондинку, пригрозив ей кокетливо указательным пальчиком
— Я хочу просто — уверяла Вероника, когда они с Оксаной вместе перешли дорогу, ступили на тротуар, встав у светофора — Чтобы ты утёрла нос этим курицам
— Вот как — шикарной выразительной улыбкой, Оксана раскрыла алые, щедро накрашенные губы помадой — И это именно поэтому ты решила мне накрасться
— Тени и губы Оксаны — рассказывала блондинка, положив руки на плече к Оксане — Ну и чуть-чуть макияжа, этот еще не повод возмущаться
— Ладно, пойдём уже посмотрим твой клуб
Отошла Оксана от блондинки, шикарно покачивая бёдрами, направилась в сторону двухэтажного здания с цветной сияющей цветом разных оттенков баннера рекламного щита.
— Не хотелось бы конечно сегодня начинать тут работать
— А что есть проблема? — поинтересовалась Вероника, поравнявшись с Оксаной, вновь легонько прикоснулась тёплыми, уже пропитанными прохладой пальцами к её руке, вызвав легкую дрожь
— На работе сегодня устала
Зевнула Оксана, прикрывая кончиками пальцев губы, едва стараясь не коснуться их пальцами, чтобы не стереть тот алый цвет помады с блёстками.
— Думала, сегодня хоть вечером отдохну
— Посмотри, какие только машины здесь
Выдыхая воздух ртом, блондинка выпустила пар, быстро сменив тему, мило улыбнувшись Оксане, указывая пальцем на стояночную парковку у входа напротив клуба.
— Может, повезёт, подсядем сегодня к кому-нибудь из этих парней
Указала блондинка, кивнула в сторону, собравшихся парней напротив входа в клуб у черного седана сияющего блика отраженного света на краске.
— Посиди, отдохнём за их счёт — пожав плечами, утверждала Вероника, пытаясь скрасить свою глупость, которую в ней после этих слов увидела Оксана
— Ты что издеваешься? — возразила Оксана, явно была не готова согласиться с таким предложением, посмотрела, возмутившись, на свою подругу — Нам и с тобой вдвоём будет хорошо, как только домой вместе придём
— Ну как знаешь?
— Я не поняла!
Возмутилась Оксана, укоризненно посмотрев на свою спутницу, встав на площади у клуба, не доходя несколько метров до его двустворчатых зеркальных дверей входа.
— Тебе что меня стало мало? — была раздражена Оксана предложением своей подруги
— Ну как знаешь — легко согласилась Вероника — Я просто хотела нам с тобой весело провести время — направляясь к входу, рассуждала она, покачивая перед Оксаной выразительным силуэтом бёдер, подошла к зеркальным ступенькам крыльца
— Хорошо — ухмыльнулась Вероника, пожав плечами — Ты его и проведёшь
— Ладно — мило улыбнулась Оксана, поднимаясь следом за блондинкой по ступенькам крыльца клуба — Пойдём, посмотрим уже свой клуб
— Уверяю тебе там понравиться
Убеждала Вероника, подошла к двери, материал которой был выполнен как зеркало, отражающим радужным сияние падающие на него блики, взявшись за её прохладную цилиндрическую ручку.
— Посмотришь всё — утверждала блондинка, открывая, потянув на себя входную дверь клуба, мило улыбнулась Оксане, оставляя её открытой, отошла в сторону
— Танцевать ведь придётся — вредничала Оксана, слыша звуки звучания клубного баса, переступила порог, наступая на зеркальную плитку фойе клуба
— Здравствуйте девочки
Вышла темноволосая девушка в откровенном черном коротком платье, являлась администратором этого клуба. Черные чулки на её пикантных ножках, ажурным узором заканчивались у подола платья брюнетки, прекрасно сочетались таким же цветом босоножками. Манящие оттенки искушенной коллекции «Baby Doll, Yves Saint Laurent», завлекали к себе вкусом грейпфрута, яростью ревеня, чудесным запахом белого персика и завораживающей стихии аромата розы.
— Сегодня у нас в номере — рассказывала она приятным притягательной сексуальной тонкостью голосом — Очень эротичное шоу, вам как двум подружкам должно понравиться
— Маргарита не утруждайся это я — снимая капюшон с головы, ответила Вероника, обращаясь к брюнетке, что так вежливо и деликатно приветствовала гостей клуба — А это моя подруга Оксана
— Приятного вам вечера девочки — отошла назад, склонив голову, ответила брюнетка — Не ожидала тебя увидеть, думала ты только завтра придёшь
— Привела подругу к Волкову — ответила блондинка, расстёгивая пуговицы красного пальто, прошла по фойе в гардероб, дверь помещения которого была открыта
— А… новая девочка — подошла брюнетка к Оксане, когда она стояла посреди вестибюля клуба, стесняясь пройти дальше — Дай на тебя посмотреть
Притронулась она кончиками пальцев к подбородку Оксаны и выразительным карим взглядом хищницы посмотрела ей в глаза.
— Умеешь управляться с шестом? — поинтересовалась она, наблюдая за взглядом Оксаны, пристально брюнетка всматривалась в её глаза
— Ну есть кое-какой опыт — ответила Оксана, отойдя от девушки на шаг после того как она убрала пальцы от её подбородка
— Хорошо
Ответила строптивая темноволосая девушка, отходя к стойке администратора, брюнетка, шикарно покачивая искушенной формой бёдер, силуэт которых отчетливо прорисовывался платьем на ней.
— Нам как раз не хватает девушек на вечер — выразительно в каждом шаге ставила она ноги крест-накрест — Иди, представь её Волкову, я думаю, он захочет на неё посмотреть
— Оксана иди раздевайся — пригласила Вероника оставаясь стоять в гардеробной комнате
— Мда… мило тут у вас — прошла Оксана в гардеробную комнату слева от входа, где ждала её Вероника, снимая с себя красное пальто
— Раздевай
Ответила Вероника, наблюдая, как Оксана подошла к гардеробной комнате, встав у входа, была впечатлена белым выразительным коротким платьем на блондинке. Кружева на её тонкой ткани выглядели весьма сексуально, отчетливо подчеркивая узором форму груди блондинки.
— Ты еще много не видела
— Да я вообще-то — перешагнула порог вошла Оксана ан белую кафельную плитку в гардеробную комнату где были стойки с верхней одеждой — Ничего тут не видела
— Ну так пойдём я тебе всё покажу
Прошла Вероника мимо Оксаны, встав у неё за спиной, после того как Оксана вошла в гардеробную комнату расстегнув последнюю пуговицу на своём пальто.
— Давай я тебе помогу
Предложила блондинка, когда Оксана, обернувшись с сияющим блеском отраженного света квадратных светильников над головой, посмотрела на неё, позволяя девицу снять с себя пальто.
— Поухаживаю за тобой
— С чего бы это? — изумилась в улыбке Оксана, чувствуя как нежно блондинка, стоя у неё за спиной снимала с неё верхнюю одежду
«Её взгляд, такое чувство, как и её ухмылка, как будто она от меня что-то скрывает, что-то недоговаривает, возможно, делает мне приятный сюрприз», убеждала себя Оксана не придавая значение довольной ухмылке стоящей за спиной блондинке.
— Просто хочу за тобой поухаживать
— Да ну
Возразила Оксана не поверив и в то же время заигрывая с девушкой, обернулась к ней после того как она с неё пальто, представ в черном коротком платье перед Вероникой.
— И какую же цену я должна заплатить? — играя губами, говорила Оксана лаской пленяющего звучанием голоса, прильнув почти вплотную к губам девушки
— Просто сделай, как я прошу — уверяла Вероника, повесив пальто Оксаны на крючок вешалки
— Ну что же — ухмыльнулась Оксана, предложила девушке сама свою руку — Веди меня в свой клуб
— Пойдём — согласилась блондинка, забрав у Оксаны сумочку из рук, когда она хотела её взять с собой — Это тебе там не пригодится — поставила она её на тумбочку рядом с выходом
— Это почему еще? — хотела возразить Оксана, когда вышла с блондинкой держась за руку из гардеробной комнаты — Там мой телефон, мне могут позвонить с больницы
— Ты когда-нибудь — оспорила такой довод Вероника, встав напротив Оксаны, блондинка вышла вперёд — Можешь думать о чём-нибудь другом кроме своей работы
— Мне доверили лечить пациента — утверждала Оксана, была не согласна с утверждением блондинки стоящей перед ней, рядом со входом в главный зал клуба
— Пациентом
Мило улыбнувшись, ответила блондинка, держась за руку с Оксаной другой рукой, встав к ней в пол оборота, открыла дверь клуба, за которой слышалось медленное динамичное звучание ритма dubstep. Звучание музыки заметно усилилось, как только Вероника открыла дверь, позволяя Оксане первой войти в зал клуб. Приятная атмосфера в светлым тонах, в отличие от тёмных тонов, которые Оксана видела фойе, в главном зале была присуще, гармония светлых спокойных оттенков, сочетавшаяся с тихим сексуальным звучанием музыки. Большой зал клуба был высотой в два этажа, комнаты и кабинеты для VIP-гостей, располагались за большими зеркальными серебристыми окнами, скрывая за собой интригу творившейся за ними. Круглые столики, за которыми сидели гости клуба, располагались по залу в хаотичном порядке. По углам были расположенные кожаные угловые диванчики, на стенах висели дорогие картины. Сочетание красок стен, зеркального пола значительно менялось, от тёмных до более светлых цветов. У каждого стола в углу располагался шест, на котором танцевала девушка, умело обращаясь с пилоном, она ритмом сексуальной страсти движений завораживала взгляд своих зрителей.
— Впечатляет — выразила Оксана своё мнение, направляясь мимо столиков, по залу держась за руку с Вероникой, чтобы не потеряться в этой бурной обстановке
— Это еще не совсем — ухмыльнулась Вероника, свернула с Оксаной влево, направляясь к двери клуба у стены
— Куда мы идём? — поинтересовалась Оксана, пропуская пройти вперёд себя девушку официантку
— Хочу представить тебя хозяину клуба
— Ладно — ответила Оксана, наблюдая как девушка, с кашемировым оттенком волос, держась обеими руками за шест, красиво крутилась на нём
— Тебе тут понравится
— Надеюсь — с застенчивой улыбкой на алых, накрашенных губах, ответила Оксана
— Я тебе обещаю
— Посмотрим — ухмыльнувшись, делая вид что согласилась, выразила впечатление Оксана, когда они с Вероникой подошли к закрытой двери у стены
— Олег — обратилась блондинка к мужчине в черном костюме, который стоял у закрытой двери, преграждая путь — Я к Волкову хочу представить свою подругу, ей нужна работа
— Господин Волков предупредил меня — почёсывая свой нос, говорил верзила, по комплекции тела больше напоминал боксёра — Он попросил бы вас подняться к нему сначала одной, пусть ваша знакомая подождёт в зале
— Послушай, ты меня не понял — весьма свободно и нагло обратилась Вероника, возмутившись этому мордовороту, ткнув его пальцем в грудь — У меня встреча с Волковым назначена и какими бы он там делами не был занят
«Если я не угомоню эту дуру мы с ней вместе пиздячек получим и нас вышвырнут из клуба, я тогда не смогу получить работу, но получать за неё взбучку я не хочу», уверяла себя Оксана, понимая, что нужно самой вмешаться в ситуацию накалившегося момента.
— Вера — коснулась Оксана пальцами плеча девушки, когда она буквально уже была готова влепить пощечину охраннику, когда она остановил её — Я подожду здесь, не беспокойся, иди поговори с хозяином клуба
— Я это так не оставлю — прошипела блондинка почти в лицо охраннику — Распорядись чтобы для Оксаны приготовили самый вкусный тропический коктейль
— Я прослежу чтобы к вашей знакомой никто не приставал — уверял мужчина, отойдя от двери, давая возможность блондинке пройти за неё
— Я скора буду Оксана — утверждала Вероника, открывая дверь за которой сразу же начиналась лестничная площадка, ведущая на второй этаж этого клубного заведения
— Я подожду в баре — мило улыбнулась Оксана, когда дверь за блондинкой медленно закрылась
— Пройдёмте сюда, пожалуйста — обратился охранник, предложил Оксане первой, пойти к барной стойке клуба
— Надеюсь, она не будет так долго — поинтересовалась Оксана, проходя мимо столиков клиентов с клуба — Не хотелось бы томиться здесь одной
— Уверяю вас — заверил охранник с короткой стрижкой, мило улыбнувшись Оксане — Одной вы здесь не будите, я прослежу, чтобы к вам до прихода вашей подруги, никто не приставал
— Это будет так мило с вашей стороны
Любезно улыбнулась Оксана охраннику, покачивая бёдрами, подошла, словно играя своим телом в такт сексуального ритма звучания в клубе dubstep к высоким стульям барной стойки.
— Я прямо даже не знаю, как вас отблагодарить
— Что будите заказывать
Обратился молодой парень, работающий в баре клуба, умело вращая какую-то блестящую металлическую закрытую бутылке в руке, после чего наполнил смешанное содержимое в бокал для брюнетки.
— У нас в ассортименте есть……
— Сергей — обратился охранник недовольным голосом к бармену — Просто сделай нашей даме тропический микс и всё
— Хорошо — испугавшись этого верзилы, согласился бармен, быстро взяв в руки фрукты и какие-то, бутылки начал приготовление
«Довольно мило, если конечно учесть, как тут танцуют, Вера, конечно, обучала меня таким премудростям, но не настолько», размышляла Оксана, наблюдая за светом цветомузыки в клубном зале, как его игристость словно прыгала по стенам, сцен подиума танцовщиц на лица и стола гостей клуба.
Какое-то время Оксана просто сидела, ждала свой коктейль и в тоже время дожидалась Веронику, которая словно как камень в воду канула и не возвращалась. Наслаждаясь музыкой приятных сексуальных аккордов, удачно подобранных под эротическое настроение гостей клуба, Оксана, положив ногу на ногу, наблюдала за танцем одной из девушек на пилоне.
— Ваш коктейль — обратился бармен через несколько минут, отвлекая Оксану от танца, после чего аккуратно пододвинул бокал с оранжевой прелестью к ней
— Спасибо — мило улыбнувшись, ответила Оксана, обвив пальцами за ножку бокала, взяла его в руку, вдыхая этот тропический пленяющий исходящий от него запах изобилия фруктов, искушающий его испить — М….. как вкусно пахнет
Сделав этот прекрасный глоток, Оксана словно погрузилась в мир эмоций и услады, смакуя его во рту, чувствовала нежность этого напитка и легкую крепость алкоголя, разжигающего огонь.
— Какой необычный вкус — похвалила Оксана, отрывая от бокала, оставляя на его стекле алый отпечаток от помады щедро накрашенных слоем губ — Что это такое?
— Вам понравилось?
Проявляя интерес, спросил бармен, сделав для шатенки, сидящей слева от Оксаны бокал с какой-то зеленой гадостью, облокотившись потом локтями на барную стойку.
— Это мой фирменный рецепт — заметив улыбку на губах Оксаны, как положительный отзыв, ответил парень, сохраняя подобие милой улыбки
— Извините вы Оксана? — почувствовала Оксана, через музыку, играющую в клубном зале, как чьи-то женские пальцы прикоснулись к её плечу
— Ну всё зависит от того
Ухмыльнулась Оксана, осматривая девушку которую к ней подошла в удивительно красиво кружевном зеленом платье, материал которого был подобен легкости атласа. Изысканность приятной мелодии запаха, исходила от неё выражающейся в «PINK SUGAR», манящий шлейф которой сочетал в себе прелесть апельсина, бергамота, красных ягод, ландыша и малины. Ноты столь искусного сочетания в себе, говорили о своей обладательнице, подчеркивая в ней скорее такие черты характера, как интригующий характер, выраженный неясной сексуальностью.
— Кто спрашивает? — поинтересовалась Оксана, оценивая, как красиво сидело платье на девушке, чей кашемировый оттенок волос, ей так привлёк внимание
— Вас ожидают в комнате для осмотра — ответила девушка, решив не представляться
— Для какого еще осмотра?
— Вам виднее
— Могу я хотя бы допить бокал своего коктейля?
— Мне попросили вас привести немедленно
— Немедленно?! — возмутилась Оксана, состроив недовольный выраженный взгляд лазурных голубых глаз, нахмурила губки
«Я пришла сюда по доброй воле, по своей и уйду, никто не смеет мне приказывать, когда мне уходить», была раздражена Оксана от мысли и извращенности слов этой девушки, но старалась держать себя в руках, отпила глоток из своего бокала, прежде чем поставить его на стойку бара.
— Могу я хотя бы сделать глоток? — мило улыбнулась Оксана, отразив перед девушкой очертание прекрасных скул, подчеркивая это ямочками на щёчках
— Ну, глоток делайте — согласилась она на такую любезность — Я подожду
— Ну, спасибо
Будто сделав одолжение, поблагодарив, ответила Оксана, держа бокал за тонкую ножку, прикоснулась игриво медленно к его стеклу губами. Раскрывая алую прелесть, достаточно медленно, Оксана отпила большой глоток коктейля, ощущая кисло-сладкую крепость алкоголя в этом напитке, что силой пламени разогревало её тело изнутри. Отклоняя бокал обратно, Оксана, оставляя губы на его стекле, жадно дыша, хватая воздух, просто была обворожена его искусным вкусом, гармонией напитка, которую не хотела разрывать. Вкус этой оранжевой тропической прелести просто пленил рассудок Оксаны, делая так чтобы с каждым глотом, его хотелось испить с новой и новой силой искушения.
— Очень жаль — нахмурила недовольно губки Оксана, ответила она убирая бокал от губ
— Прошу пройдёмте — повторила еще раз свою просьбу девушка, указывая на дверь, за барной стойкой, у которой тоже стоял охранник
— Как будто у меня есть выбор
— Простите, но вас там ждут
— Это я без тебя и так знаю — ухмыльнулась Оксана проследовав следом за девушкой, после того как кошкой сползла со стула, касаясь каблуками черных туфель зеркального пола
— Вы новая танцовщица? — решив завести беседу, поинтересовалась девушка, обернувшись, говорила высоким тоном голоса из-за музыки в зале
— Ну, на время нужна подработка — ответила Оксана, направляясь мимо подиума, где на пилоне, красиво вертелась блондинка, искусно показывая формы своего сочного тела
— Вы у нас не планируете остаться?
— Работа танцовщицы — уверяла Оксана, когда они с шатенкой, медленно подошли к двери, у которой стоял охранник — Боюсь не для меня
— В самом деле?
Удивилась, не поверив, кашемировая спутница, взявшись за ручку двери у которой стоял охранник, мило улыбнулась мужчине в белой футболке, которая при свете в клубе, больше казалась сиреневой.
— Так зачем же вы тогда пришли
— Ну, на время требуется подработка
Рассказывала Оксана, опустив голову, подошла к двери, когда шатенка её перед ней открыла, потянув за ручку, пропуская первой войти вперёд.
— Просто так сложилась ситуация
Переступая порог, ответила Оксана, войдя в коридор из приятных бежевых панелей и белым кафельным полом, при тёплом свете светильников установленных на стенах по обеим сторонам.
— Но если понравиться — обернувшись, встав, не зная куда идти, делилась впечатлением Оксана, вдыхая приятную гармонию запаха жасмина, розы и бергамота — Я у вас смогу наверно остаться
Рассуждала Оксана, войдя в коридор, обернувшись посмотрев как шатенка вошла следом за ней, наблюдая как девушка, перешагивая через порог сексуально сгибая ногу в колено. Вдыхая приятную композицию шлейфа, витающего в воздухе запаха, Оксана раскрыла алые губы, пытаясь насладиться его стойкостью, обворожительной утонченностью аромата. Осматриваясь на дорогие роскошные картины, развешанные в коридоре клуба, Оксана, покачивая выразительной формой, направилась дальше по коридору. Стукая каблуками черных туфель по паркету пола, Оксана продолжала идти дальше по коридору, когда звук музыки сексуальных аккордов dubstep, начали постепенно стихать, пока не прекратились полностью.
— Оксана вам нужно переодеться
Заявила шатенка, когда Оксана проходила мимо двери одной из комнат, девушка, ускорив шаг, догнала её, коснувшись руки, вынудила обернуться и обратить на себя внимание.
— Вот ваша комната
— Я смогу ведь после просмотра забрать своё платье обратно? — поинтересовалась Оксана, понимая, на что намекает девица, открывая перед ней дверь в комнату танцовщиц
— Ваше платье будет в целости и сохранности — заверила девушка, предлагая Оксане, кивнув головой первой войти в комнату
— Оксана — услышала Оксана голос Вероники, блондинка вышла из комнаты дальше по коридору клубного заведения, закрывая сразу же за собой дверь — Вот и ты, тебя уже все ждут
— Но как ты? — удивилась Оксана заметить блондинку, выходящую из кабинета в дальнем конце коридора — Как ты здесь оказалась? — переспросила она, как девушка, идущая к ней на встречу ничего сразу не ответила
— Прошла через другое крыло — уверяла мило, улыбнулась Вероника — Спасибо Алина можешь идти — распорядилась блондинка, обращаясь к девушке, которая держала для Оксаны дверь в комнату открытой
— Я рада тебя видеть
— Я тоже — ответила Вероника, переступая порог комнаты, вошла следом за Оксаной
Ухмыльнулась Оксана, переступая порог открытой двери, в которой тусклым свечением светил тёплый свет в комнате, которая служила гримёркой, зоной для переодевания танцовщиц. Здесь так же некоторые танцовщицы снимали стресс перед выходом на публику или в VIP-зоной для особых клиентов, позволяя себе выпить бокал шампанского или вина, выкурить сигарету, чтобы избавиться от нервного возбуждения и постоянной встряске. Замечая в пепельнице у парфюмерного комода дымящуюся сигарету в, а так же стоящий бокал недопитого вина, на стекле которого остался след от губной помады. Вещи девушек весели у каждой в своём шкафчике, некоторые, из которых были открыты, по полу комнаты валялось нижнее белье, лифчики и ажурные трусики. На одном из макияжных комодов лежал жужжащий вибрацией сотовый телефон, на другом, напротив, находилась раскрытая пачка презервативов.
— Я договорилась на счёт твоего просмотра
— Я это уже поняла
Обернулась Оксана, сделав несколько шагов по гримёрке для танцовщиц, наблюдала за легкой формой бардака, который устроили в ней девушки.
— Но что-то мне подсказывает
Рассуждала Оксана, состроив довольную кокетливой формы отражение улыбке в зеркале комода, на который посмотрела, положив руку на талию, выставила выразительный силуэт бёдер.
— Что ты пришла сюда — утверждала Оксана, соблазнительно прикусывая, от терзающего разум волнения, краешек губы — Не просто так чтобы повидаться со мной
— Твой танец будет несколько особенным
— Хорошо
Согласилась Оксана, держа обе руки на поясе, обвив пальцами талию, осторожно сделала шаг навстречу, к своей собеседнице, когда блондинка, медленно закрыла за собой дверь.
— Расскажи, какой он будет?
— Приватный танец топлесс — утверждала Вероника, говорила при этом осторожно, наблюдая за реакцией Оксаны, стараясь при этом не задеть её чувства гордости
«Танцевать на шесте для кого-то голой ну уж нет, она переходит все границы, это было моё самое первое правило, прежде чем я сюда пришла», уверяла себя мысленно Оксана, понимая как это предложение звучит, без особой доли начинки возбудителя, скверно для неё.
— Ты ведь понимаешь — возразила Оксана, подойдя к девушке, серьёзно сосредоточив взгляд на её глазах, утверждала она — Что мы с тобой так не договаривались
— Да я понимаю
Виновато опустив голову, ответила Вероника, скрывая взгляд от Оксаны, толи из-за чувства совести или личной виной перед ней, не могла смотреть ей в глаза.
— Но тут совсем другие деньги, совсем другие условия, хозяин клуба не хочет брать на работу, кого попало, не проверив свой товар
— Разденешься там при всех? — попросила, чувствуя как это предложение саму её тяготит, говорила Вероника, поднимая оживлённый взгляд глаз на Оксану
«Блядь что же за это с тебя попросить, ты мне должна будешь по гроб жизни, я тебе такое просто так с рук не спущу», уверяла себе Оксана, пытаясь мысленно пойти и переступить грань безрассудства, которую сама для себя провела.
— Ладно
Уныло вздохнула Оксана, не выдержав от напряженного чувствительного взгляда блондинки, которая словно давила уже на жалость принуждала согласиться с таким безумным решением.
— Но разденусь я в момент танца — заявила Оксана, принимая подобное условие — Войду я туда в нижнем белье
— Безусловно — кивнула головой, мило улыбнувшись, блондинка — А теперь извини, меня ждут там, снимай платье и иди, делай всё так, как мы с тобой отрабатывали на занятиях танцами в школе
— Даже если не брать в расчёт деньги
Рассуждала Оксана, наблюдая за блондинкой, которая направлялась к двери, покачивая изумительной фигурой бёдер, очертание которых прорисовывалась за материей белого платья.
— Которые, ты мне пообещала
Утверждала Оксана, говорила в тот момент, когда Вероника подошла к закрытой двери в комнате, внимательно наблюдая за поведением этой девушки.
— То, что я сделаю
Говорила осторожно Оксана, отражая при тусклом свете в комнате искорки в лазурных серьёзных голубых глазах, продолжая при этом пристально смотреть на блондинку у закрытой двери.
— Тебе будет очень дорого стоить
— Я понимаю это Оксана — утверждала Вероника, боясь даже посмотреть в глаза Оксане
— Нет, ты плохо это понимаешь — возразила Оксана, заводя руки за спину, коснулась молнии с задней стороны платья, взявшись пальцами за собачку — Ты просишь слишком многого
— Мы же отрабатывали с тобой этот танец в школе
— Тогда были совсем другие условия — рассказывала Оксана, потянув за собачку, расстёгивая молнию на черном коротком платье
— Представь — позволила себе такое сказать Вероника — Что в этой комнате буду только я одна и никого больше, кроме нас с тобой, там не будет
— Ладно
Согласилась Оксана, медленно, словно королевская кобра, освобождаясь от шкуры, так же она, играя своим телом в момент соблазнительного такта вращения тазом при танце, вылезла из платья.
— Ну, предупреждаю — говорила Оксана, перешагивая через лежащее платье на полу, соблазнительно отразив пикантную форму бёдер — Тебе это будет дорого стоить
— Я это уже поняла
— Оставь меня — прошипела Оксана, недовольно, заметив хитрую ухмылку на губах Вероники, когда блондинка, открыв дверь, стояла в её проходе — Мне нужно всё обдумать и морально подготовить себя к танцу
— Как пожелаешь — любезно улыбаясь, приятной ухмылкой, Вероника вышла в коридор, закрывая за собой дверь, оставляя Оксану одну стоять посреди комнаты
«Неужели я на такое могу пойти, танцевать голой перед незнакомыми людьми, я что блядь уже совсем охуела, ради денег и кто я после этого», была в бешенстве Оксана, пытаясь в себе подавить то пламя пожара неистового гнева, которое буквально сочилось из неё эмоциями.
Какое-то время Оксана стояла посреди комнаты, не решаясь принять решение, но всё же понимала, для себя потребность в дополнительном заработке. Прикусывая от раздражения, скорее даже от неуверенности в себе краешек губы, Оксана прошла по комнате в направлении закрытой двери. Касаясь пальцами металлической блестящей ручки, Оксана легким нажатием открыла её, потянув дверь на себя, после чего, сгибая ногу соблазнительно в колено, переступила порог, вошла в коридор. Покачивая пикантной формой бёдер, Оксана направлялась по коридору в комнату в дальнем конце, откуда уже слышалось звучание мелодичной ритмики dubstep, искушая приятным тоном аккорда и баса. Чувствуя внутри себя дикое чувство беспокойство, Оксана подошла к закрытой двери, касаясь дверной ручки, медленно повернула её, позволяя двери открыться вовнутрь комнаты клуба. Переступая через порог открытой двери, Оксана слыша звучание сексуальной мелодии музыки, вошла в комнату закрывая за собой дверь, облокотившись на неё спиной, согнув ногу в колено, опираясь на её поверхность каблуком черных туфель.
Просторная комната с бежевыми панельными стенами, с большим окном в центре, жалюзи которого плотной тканью скрывали обзор из него. Справа от входа находились два кожаных коричневых кресла и большой диван все из такого же мягкого и нежного материала. Посреди, стоял небольшой кофейный столик, в центре которого стояла бутылка коньяка и четверо бокалов, рядом была пепельница. Мужчина в белой рубашке, расположился в одном из кресел, оценивая появление Оксаны в комнате, он стряхнул пепел с сигары, продолжая внимательно изучать её взглядом. На его черных брюках в одном только нижнем белье сидела брюнетка с бокал коньячного напитка в руках, она заядлым хищным взглядом смотрела на него, заметила Оксану в комнате, бросила на неё недовольный пафосный взгляд. В другом кресле сидел другой мужчина в деликатном дорогом черном костюме, на коленях у которого как раз сидела Вероника, знойная блондинка ничего, не ответив кивнула Оксане в сторону пилона. В самой комнате горел притушенный свет, из теплых оттенков, лишь часть шеста освещалась с достаточной яркостью, придавая при этом завораживающую обстановку предвкушения эротического танца. Запах коньячного напитка и дым сигарет, легкий привкус жасмина и малины, настораживающие оттенки скорее даже подталкивали поддаться соблазну порочного искушения.
«Ну что же назад уже пути нет, мне придётся танцевать», глубоко вздохнула Оксана, раскрыв алые губы, медленно отошла от стены, покачивая выразительной формой бёдер направляясь к шесту.
Подойдя к ступенькам подиума, рядом с которым и расположились зрители в ожидании увидеть прекрасный танец, Оксана, наступая каблуком черных туфель начала медленно подниматься вверх. Поднявшись на танцевальный подиум, Оксана прошлась по нему, направляясь к шесту, обвивая его металлический стержень пальцами, сделала вокруг него оборот, при этом крепко держась за него обеими руками, отклонившись телом от пилона. Остановившись, Оксана подобию такту движения королевской кобры, извивалась рядом с шестом, держась за него лишь одной рукой, выражая ритмикой движения сочную форму своего тела.
— Блондинка
Оксана слышала, как мужчина в белой рубашке с расстегнутыми верхними пуговицами обратился к Веронике, сделав затяжку сигареты которую держав, зажав в пальцах.
— Впечатляет
Выразил этот мужчина своё впечатление, когда Оксана, держа обе руки за спиной, обвив пальцами пилон, играя своим телом, медленно наклонилась, после чего встала на колени.
— Ты говоришь, она раньше никогда не работала в клубе
— Нет
Ответила, улыбнувшись, Вероника, вставая с колен мужчины, у которого сидела, ставя искусно ноги, крест-накрест направилась на подиум где стояла на четвереньках, играя как змея телом.
— И я с трудом
Утверждала блондинка подошла к Оксане, касаясь коготками её подбородка, нежно коснулась её алых пылких губ своими, одарив лаской поцелуя, выразительно посмотрела ей в глаза.
— Раздевайся — прошептала она возле губ Оксаны — Медленно, так как я тебя учила, ты же помнишь?
— Так как говоришь, её зовут? — поинтересовался мужчина в белой рубашке, стряхнул пепел сигареты в пепельницу
— Оксана её зовут — пояснила, обернувшись, Вероника, направляясь следом к двум креслам где сидели мужчины — И это моя подруга
— Красиво танцует — высказал своё мнение мужчина в черном пиджаке — Я думаю, мы сможем нанять её в качестве танцовщицы
— В самом деле?
Переспросил его партнер, положив ладонь правой руки на бедро девушки, которая сидела у него на коленях, пока другой рукой затушил сигарету в пепельнице.
— Хотя почему нет
Ухмыльнулся мужчина скрытой улыбкой, в тот момент, когда Оксана, встав у шеста, заводя руки за спину, искушая его взглядом, коснулась пальцами застежки черного ажурного бюстгальтера.
— Выступит пару раз в общем зале
Уверял он, наблюдая за тем, как Оксана, расстегнув застежку бюстгальтера, почувствовала, детально раскрыв алые губы. Давление тисков бюстгальтера на грудь Оксаны ослабло, мягкие подушечки немного отодвинулись от розовых проникших уже возбуждением сосков.
— Если зрителям понравится
Продолжил рассуждать он, наблюдая как по рукам Оксаны медленно отодвигались, ползли лямки бюстгальтера, когда его чашечки свисая медленно оголяя сочную грудь.
— Значит, будет выступать в комнате для VIP-персон
Рассказывал он, когда Оксана, держа на себе бюстгальтер, ловко ухватилась за шест, перевернувшись в воздухе, обвивая ногами пилон, оказалась на нём, свисая вниз головой.
— А там дальше
Наблюдая как Оксана, опустив руки держась, обвив ногами пилон, позволила черному бюстгальтеру в красиво падении упасть на пол, преобразив на показ выраженную грудь.
— Будет видно
— Правда красиво? — спрашивая мнения, говорила Вероника, обращаясь к мужчинам, наблюдавшим за танцем
Кружась на пилоне, свисая головой вниз, Оксана вновь ухватилась за шест, заводя руки за спину, крепко обвив его стержень пальцами. Ослабила ноги, разводя их в стороны до полной растяжки, Оксана перевернулась, встав на каблуки туфель.
— Я это этому её научила
Хвасталась Вероника, наблюдая как Оксана, придавая очертанию, образ искушения, прижалась к пилону, держась руками за его металлический стержень, извивалась стоя на полу рядом с шестом.
— Конечно, не всё сразу ей удавалось
Рассказывала она мужчине, который сидел в кресле, напротив, при этом наблюдая, что Оксана, обхватываясь ловко за шест, поворачивая сама, обернулась полным оборотом вокруг пилона.
— Но я думаю……
— Пусть она разденется
Заявил мужчина, не став слушать её пустые разговоры, указал на Оксану, когда она, схватившись руками за пилон, сделала на нём разворот вокруг себя, встав на ноги, держа руки за спиной.
— Я хочу видеть, за что буду платить
— Она сейчас разденется
Уверяла Вероника, после того как Оксана повернувшись лицом к публике, прикусывая краешек губы, пальцами обеих рук коснулась резинки черных надетых на ней трусиков.
— Просто она долго к этому готовится
— Это я уже понял
— Но уверяю — уговаривая, говорила блондинка — Оксана стоит своих денег
— Можно это я буду решать
— Конечно
Согласилась Вероника, в тот момент, когда Оксана, вращая тазом, прижавшись спиной к пилону, медленно стягивала с себя трусики. Медленно скользя, ажурная ткань плавно скатывалась вниз по бёдрам Оксаны, когда она, играя телом помогая ей, не касаясь больше руками их, позволила трусикам упасть на пол. Сгибая ногу в колено, упругим изгибом, Оксана перешагнула через лежащие на полу трусики, направляясь к ступенькам танцевального подиума. Начиная медленно спускаться, Оксана хотела удивить хозяина этого клуба, что сидел в белой рубашке с расстегнутыми пуговицами. Брюнетка, которая сидела у него на коленях, наблюдая как Оксана, спустившись со ступенек подиума под звуки аккорда эротической музыки в комнате, медленно встала, уступая ей место, вольной походкой обошла стол, между двумя креслами покачивая бёдрами. Осторожно подошла Оксана к креслу, на котором сидел мужчина, наклонившись, опираясь руками на его подлокотник, выразительно раскрыла голубые лазурные глаза.
— Хорошая девочка — прошептал он, наблюдая, как Оксана вращала бёдрами, стоя рядом с его креслом наклонившись к нему
— Мы с ней отрабатывали этот момент — заверила Вероника, положив ногу на ногу, когда сидела на коленях у мужчины в черном костюме — Она сейчас вас будет искушать
Играя тазом, словно королевская кобра, Оксана обернулась, выражая пластикой тела, встав к мужчине спиной, словно тёрлась бёдрами о его черные брюки. Еще не успев расположиться в кресле, Оксана была удивлена силой, с которой её почему-то странно начало притягивать к этому мужчине, словно мощнейшим магнитом тянуло к себе. Сказочная композиция аккордов черной смородины, яблока и ананаса объединились в единой композиции «Aventus от Creed», манящая оттенками бергамота, пачули и завораживая интригой, бленда жасмина. Приседая медленно, потом вновь вставая, повернувшись вновь к мужчине, аккуратно опираясь ладонью руки на спинку кресла, наступила коленом промеж ног кавалера. Ловко забираясь в кресло, Оксана расположилась на коленях у мужчины, играя своим телом подобно королевской кобре. Оксана пленила красотой взгляда лазурных глаз, сочным изгибом обнаженного тела, которым как будто приворожила мужчину. Касаясь коготками подбородка самца, Оксана пристально посмотрела в глаза кавалеру, застыв обворожительным горячим пылким дыханием рядом с его приторным вкусом губ, с которых исходила терпкость коньячного напитка и запах сигарет, одну из которых он недавно затушил в пепельнице на столе.
«Как же легко вас купить, стоит мне только захотеть, как ты уже будешь моим, я решаю сейчас, что тебе перепадёт», размышляла Оксана, смотрела в глаза кавалеру, оставаясь сидеть у него на коленях, терлась сосками сочной выраженной груди и теплом и нежным пропитанную материю его рубашки.
Обвивая лицо мужчины ладонями обеих рук, Оксана, наблюдая за его взглядом, вдыхая глубоко исходящий запах от его парфюма, не могла устоять перед соблазном сексуального искушения, окутавшего её разум. Играя своим телом, завораживая на себе взгляд мужчины, Оксана слилась с ним губами в единой страсти поцелуя, выражая при этом моменте весь свой порочный голод жадно облизывая губы самца. Чувствуя, как его теплые приятные на ощупь пальцы обвили её бёдра, Оксана улыбнулась в момент поцелуя с ним порочной улыбкой, зная, как этот мужчина попался к ней сети. Жадно начиная испивать вкус услады любви, Оксана ощутила проникновение языка мужчины к себе в рот, находясь с ним на кресле, чувствовала его трепетное возбуждённое дыхание, и то с каким рвением он хотел её.
— Прекрасный поцелуй
Похвалил мужчина, когда оторвался от её губ, был в восторге от красоты тела Оксаны и то, как она себя раскрепощённо пытаясь произвести впечатление, вела себя перед ним.
— А этот стойкий аромат карамели
Положив обе ладони приятных рук на выставленные бёдра Оксаны, мужчин прижал её тело к себе, вынуждая положить голову к нему на плечо. Вдыхая исходящей от его шеи, аромат стойкого комплекта запахов, Оксана, изнывая едва слышным стоном. Оксана уже не могла устоять перед верхом подобной гармоничного вкуса, который кружил голову, заставлял поддаться порочному страстному влиянию похоти.
«Что со мной происходит, я ведь его совсем не знаю, и я ничего не пила или пила ёбаный блядь бармен этот ублюдок опоил меня, чтобы подложить меня под своего босса», не могла Оксана объяснить скрытое в ней играющее бурной стихией вулкана похоти, которая уже в случае чего готова вырваться наружу.
— Напоминает вкус моего детства — утверждал он, шепотом упоительной страсти, разговаривая у Оксаны над ухом — Такой пронизывающий и сладкий
— Спасибо — похвалила Оксана, обернувшись, посмотрела на Веронику, в глаза блондинки воспевала лютая ненависть и ревность
— А ничего так-то — вскочила блондинка с колен мужчины, у которого сидела, не могла вынести больше сцену этой продажной любви — Что ты моя девушка?
— Трахните меня? — поинтересовалась Оксана, забавляясь от улыбки и порыва чувств, блондинки, которая демонстрировала ревность при всех в этой комнате
— Ты совсем с ума сошла?! — возмутилась Вероника — Нет, даже не вздумайте!
— А почему ты считаешь — возразила Оксана, держа ладони обеих рук на лице мужчине, обернулась, ненавистно посмотрела на блондинку — Что тебе именно нужно решать, что мне делать
— Да как ты смеешь…. — направляясь к креслу, где на коленях мужчины сидела Оксана
— Так хватит — возразил суровым голосом мужчина в белой рубашке, у которого в кресле сидела Оксана, с довольной расплывающейся от возбуждения улыбкой, щедро накрашенных алых губ
— Виктор Леонидович вы не понимаете — виновато опустив, ответила Вероника — Я её люблю, эта дура не понимает, что творит…..
— Она сам ведь предложила, чтобы мы с ней занялись любовью
— Понимаете по дороге сюда
Рассказывала Вероника, встав у кресла, где на коленях у мужчины сидела Оксана, сгорая вне себя от предвкушения сладких будоражащих душу ароматов исходящих от его тела.
— Она и танцевать то особо не хотела
Уверяла блондинка, в тот момент, когда Оксана заметила как мужчина, у которого она была на коленях, кивнул что-то брюнетке стоящей справа от кресла, принуждая её куда-то отойти.
— Я уже не говорю, про что ей пришлось раздеться
Продолжила дальше делиться впечатлениями блондинка, пытаясь вызвать к себе жалость и боль терзающих её чувств от увиденной картины и поведения Оксаны.
— А теперь она хочет заняться с вами сексом
— Что за бред — возразила Оксана, прижавшись своим телом к торсу мужчины, когда от его рубашки отходил жар страсти как от огня — Она всё врёт и нагло…..
— Да ты что — оспаривая такое утверждение, возразила Вероника — А то, что я ели говорила тебя раздеться здесь на публике, когда ты чуть ли не со скандалом и психами чуть не послала меня
— Надо было послать……
— Виктор Леонидович я люблю эту блондинку — утверждала она, выражая чувства и раскаяния влагой накопленных на глазах слёз — Пожалуйста, не портите наши отношения простым сексом, для вас она всего лишь блондинка, а для меня всё
— А таком случае — покривил челюстью мужчина, убирая руки от тела Оксаны, положил их на подлокотник кресла — Дорогая встань, пожалуйста
Обратился он, к Оксане вынуждая её волей своего голоса и характера взгляда, с которым он теперь на неё стал смотреть повиноваться его воле.
— Дорогая видишь эти перчатки — говорил он с Оксаной, когда она выражая красивый изгиб своего тела сползла с кресла, касаясь каблуками черных туфель паркета пола — Пожалуйста, одень их на себя, без вопросов, пожалуйста, если можно и встань вот к этой милой особе спиной
— Хм…. — повела, заигрывая с мужчиной губками, согласилась Оксана, взяв предложенные черные длинные перчатки в руки — Ладно
— Я люблю её — повторила вновь это Вероника, когда Оксана со злорадной ухмылкой наблюдала, как она изводит себя — Представьте что сделает с нашими отношениями ваш секс с ней?
— Понимаю — ответил мужчина в белой рубашке — Встань, пожалуйста, дорогая спиной к этой милой девушке
— Что вы задумали?! — чувствуя опаску, спросила Оксана, однако покорно после того как надела на руки длинные перчатки встала спиной к брюнетке
— Просто расслабься — уверял он, кивнув головой девушке, после чего она начала что-то делать сзади, скрестив руки Оксаны вместе за спиной
— Что вы делаете? — возмутилась Оксана как девушка, стоящая сзади, кожаным ремнём, связала запястье обе руки вместе
— Тише…. — уверял он, коснувшись указательным пальцем пылких алых губ Оксаны
— Мне это не нравится — была не согласна Оксана, чувствуя, как в районе локтей девушка плотно стянула ремнём ей руки
— Ничего сейчас понравится
— Мне уже это не нравится! — возразила Оксана, проявляя непокорство
— Да успокойся ты — упрекнул мужчина, держа Оксану за плечевой сустав
— Что вы делаете?! — хотела вырваться Оксана из крепкой хватки мужчины, что держал её за руку, не давая возможно даже шагу ступить от него — Я буду кричать, вы об этом……
— Вот так-то — ухмыльнулся он, когда девушка сзади вставила шарик кляп в рот Оксане, вынуждая замолчать, застёгивая ремешок у ней на шее
— И еще одна деталь — мило улыбнувшись ответила брюнетка, взяв в руки ошейник с поводком, после того как застегнула ремешок шарика кляпа у Оксаны на шее
Вероника просто стояла и смотрела, наблюдая как девушка, стоящая за спиной у Оксаны надела на её шею поверх кляпа кожаный ошейник с длинным поводком, соединяющимся карабином.
— Вот держи Вероника — передавая поводок в руке блондинке, мило улыбнулась девушка, делая вид как будто ни в чем не бывало — Советую поставить её там в углу и наказать
— Так я и сделаю
Направляясь, держа поводок, Вероника, покачивая бёдрами, шла по комнате первой, направляясь в дальний угол комнаты, держа Оксану за поводок ошейника на её шее.
— Пойдём моя дорогая — потянула блондинка, держась за поводок Оксаны, вела её в левый угол у входа — Нас с тобой ждёт долгий разговор
— И что бы он прошёл более приятным — уверял Волков, хозяин этого клуба, мужчина, обращаясь к брюнетке, посмотрел на неё прежде — Дай ей эту штуку которую вы девушки себя потешите и презерватив, пусть накажет её
— Наказать её? — прислонила указательный палец к губам блондинка — Это то о чем я думаю?
— Разберёшься со своей подругой сама
Обратила Вероника внимание на упаковку презерватива, оставленную на кофейном столике, между двумя кресел, рядом с силиконовым предметом.
— И я думаю, ей будет более чем приятно
— Он ей крышу снесёт — уверяла блондинку, когда отвела Оксану в угол — Стой здесь слышишь, я с тобой сейчас разберусь
— Мы оставим сейчас вас — распорядился хозяин клуба, указывая всем оставшимся, чтобы покинули комнату — Накажи её как следует, пусть знает, как топтать чужие чувства
— О…. не сомневайтесь
Стоя у ступенек подиума, заверила Вероника, дождавшись пока дверь комнаты, закроется за хозяином клуба, который немного задержавшись, посмотрел на Оксану, когда она стояла в углу.
— Я тебе сейчас крышу снесу, ты меня поняла?
Обратилась блондинка грозно, после того как дверь клуба за Волковым закрылась и они с Оксаной остались одни в этой комнате.
— Ты ведь даже голой не хотела танцевать — рассказывала знойная блондинка, направляясь в угол, где стояла Оксана — А тут предлагаешь себя хозяину клуба, в чём дело ты мне скажи?
«Сука ты тупая, ненавижу тебя, за то, что ты это допустила, я тебе никогда этого не прощу, ты будешь на коленях у меня валяться за такое, умолять, чтобы я тебя простила», была раздражена Оксана и в тоже время ужасно напугана случившимся обстоятельством.
— Я заставлю тебя об этом пожалеть
Утверждала Вероника, медленно сбавив темп шага, подошла к углу комнаты, где стояла Оксана, сохраняя в глазах, неясные намерения. Блондинка выразительно покачивала изящной формой бёдер, подошла к Оксане, касаясь коготками кончика поводка закрепленного на её шее.
— Нет, постой — возразила вдруг Вероник отошла от Оксаны на шаг, будто чего-то смутилась или испугалась или то, что не была готова пока на что-то — После такого, что ты предложила хозяину клуба, мне стоит выпить, чтобы переварить то, как ты себя вела
Направилась блондинка к кофейному столику, который находился напротив танцевального подиума с пилоном. Вероника словно была даже чем-то встревожено, как это успела заметить Оксана, девушка была не готова совершить, то чего так хотела.
— Стой там, где стоишь
Прошипела Вероника, после того как Оксана сделала шаг к ней навстречу выдав себя тем что стукнула каблуком черных туфель о паркет. Испугавшись реакции блондинки, Оксана забилась в угол комнаты, предпочитая сохранять покорность, смотрела с ужасом в глазах, как девица в комнате подошла к кофейному столику наполнила пустой бокал из бутылки коньячным напитком.
— Я ненавижу тебя Оксана — говорила блондинка, держа в руке бокал коньячного напитка, с презрением сначала смотрела на Оксану — А ненавижу, потому что люблю
После чего Вероника не выдержала и испила из бокала большой глоток напитка, девушка не могла высказываться, потому, как она это произнесла её терзало нечто большее.
— Я люблю тебя — повторила она это снова — Понимаешь?!
Оторвавшись от бокала с коньяком, произнесла блондинка, отражая через боль душевного эмоционального шторма, слёзы на глазах и ранимость перед Оксаной.
«Дура блядь ебанутая, да ты пьяная в стельку, какого хуя, я должна выслушивать твои бредни, которые меня не сильно-то теперь заботят», уверяла себя Оксана, хотя внутри себя чувствовала опаску из-за скованного состояния и невозможности говорить, оставаясь в комнате наедине с обезумевшей для неё девицей.
— Никто тебя так не любит, так как я
Утверждала Вероника, со слезами на глазах девушка кинула об пол пустой бокал после того как осушила его до капли. Ударившись о пол бокал, разлетелся на маленькие кусочки, разбросав их тут же по комнате, оставив на полу в месте раскола, маленькую лужицу остатков коньяка.
— Только ты этого почему-то не ценишь
Высказалась блондинка со слезами на глазах и при этом вела себя, словно гадюка с лютой ненавистью чуть ли уже не шипела на Оксану, выражая при этом остатки ранимой души.
— Сколько тебя не люби
Утверждала пьяная девица, воспитательным тоном, в тот момент, когда Оксана, стоя в углу, со связанными за спиной руками и кляпом шариком во рту на неё смотрела, не зная, что и ожидать.
— Тебе почему-то это постоянно мало Оксана
Рассказывала она, стоя у кофейного столика, посмотрела на предложенный фаллоимитатор и упаковку презерватива, лежащую на нём.
— Ну, ничего — говорила Вероника, чувствуя себя разбитой и униженной, считая, что именно Оксана растоптала её чувства — Я заставлю тебя за это заплатить, прямо сейчас
Произнесла она с такой интонацией, разрывая упаковку презерватива, что взяла в руки, после чего медленно вынула его из шелестящего обёрнутого пакетика.
— Я вылечу твою нимфоманию — заявила Вероника, медленно насаживая презерватив на фаллоимитатор — Или снесу твоё половое влечение, которое иногда меня аж прям бесит
Делилась эмоциями, ранимых чувств, ответила блондинка, медленно обволакивая сексуальную игрушку презервативом, после чего начала медленно направляться к Оксане.
— Ты совсем уже перестала контролировать себя
Утверждала Вероника, встав у Оксаны, легонько дотронулась кончиком коготка до её розовых сосков, сочной выраженной объёмом груди.
— И я хочу тебя за это наказать
Говорила девушка, прикоснувшись к груди Оксаны холодной смазкой презерватива, словно опьянела от одного выпитого бокала коньячного напитка.
— Как ты предпочитаешь, чтобы я это сделала?
Предложила пьяная девица, ухмыляясь, наблюдая за реакцией Оксаны, когда она уже почти стояла в углу комнаты и смотрела на блондинку широко раскрытыми, полными шоком глазами.
— По-хорошему
Ухмыльнулась она, медленно вела кончиком презерватива, опускаясь от груди до плоскости живота, оставляя за собой на поверхности пылкой коже.
— Или может быть по-плохому?
«Интересно как ты хочешь, чтобы я тебе ответила с кляпов во рту?», размышляла Оксана, продолжая покорно смотреть на девушку, которая стояла рядом с ней, выказывая довольство пьяной распущенной улыбкой.
— Поскольку ты мне ответить не можешь — ухмыльнулась пьяная девица, злорадной и немного пугающей для Оксаны улыбкой — А твою жалкую ложь я слушать не хочу, поэтому поступим так
Пояснила блондинка, кончиком пальца другой руки дотронулась до шарика кляпа, зажатого в зубах у Оксаны, словно заигрывая с ней лицемерием и скрытой подобием на искренность.
— По-хорошему
Продолжила с такой же пьяной ухмылкой на губах говорить Вероника, наклонилась к Оксане уже шептала шепотом упоительной страстью рядом с её ухом.
— Ты просто повернёшься ко мне спиной и раздвинешь ноги, облокотившись, лицом на стену и дальше я всё сделаю сама
Голос пьяной девицы был похож уже на божественную песнь искушения, которая была сравнима, как словно сами боги пели её для Оксаны, будоража, пронзая душу ноткам соблазна.
— А вот по-плохому……
Не став слушать иной вариант, Оксана тут же повернулась спиной к своей собеседнице и расставив ноги на шире плеч, наклонилась вперед упираясь лицом в гладкую стену.
— М…..
Соблазнительно как кошка проурчала блондинка, стоя за спиной у Оксаны, завораживающим прикосновением дотронулась до её половых губ, так чтобы кончики её пальцев легли на лобок.
— Ты даже не стала слушать второй вариант
Почувствовала Оксана, как холодная смазка презерватива коснулась её половых губ, стеночки которых блондинка, стоящая у неё за спиной и держала руки на них, раздвинула.
— А теперь стой спокойно
Прошептала блондинка, рядом с ухом Оксаны, прижавшись грудью к её изогнутой спине, убирая плавно руку от её влагалища, после того как задержала фаллоимитатор рядом с входом.
— Хорошая девочка
— Агхм….
Издала Оксана, глухой порочный стон, выгнув спину, выставив грудь, почувствовала, как в себя, растягивая стенки, входит сексуальная игрушка, обрабатывая всё смазкой. Раскрывая голубые глаза, Оксана ощутила проникновение в себя предмета, который блондинка, прижавшись грудью к её спине, медленно всовывала в неё. Смазка презерватива пронизывала тонкостью стеночки влагалища Оксаны по мере продвижения в неё, от чего зрачки в её глазах расширились. Рука девушки, стоящей сзади ползла по плоскости живота Оксаны, когда она, сгорая уже от пучины нахлынувшего сексуального возбуждения, жадно облизывала губами шарик кляп, зажатый в зубах. Неожиданной хваткой блондинка, обхватила грудь Оксаны, вызвав еще больше возбуждения и прилив порочной страсти, пока другая рука этой девицы продольными движениями всовывала в неё эту игрушку, обволакивая влагалище стойким влиянием смазки. Изнывая глухими искушенными стонами, Оксана играла бёдрами, выгибая спину, подобно дикой королевской кобре, с раскрытыми глазами, отдала себя на истязание блондинке, которая словно королева обладала полной и беспрекословной властью над её телом.


Прижавшись лицом к стене, Оксана находилась в связанном состоянии, ощущая продвижение в себе поступательными движениями силиконовой сексуальной игрушки, презерватив на которой обволакивал стенки её влагалища. Руки были связаны за спиной крепкими кожаными ремнями и чтобы не навредить коже рук Оксаны, были надеты длинные черные перчатки. Во рту был вставлен кляп шарик, который она жадно облизывала губами, обволакивая его слюной, кусая зубами изнывая в стонах упоительной страсти. Смазка возбуждающего презерватива втиралась в стеночки влагалища Оксаны, доставляя с новой и новой силой сильный будоражащий эффект, окутывающий сознание пеленой порочных утех. Блондинка, что находилась сзади, прижимаясь грудью к изогнутой спине Оксаны, держа одну руку у неё на груди, крепко обвив её пальцами, другой аккуратно рукой всовывала в неё эту фаллоимитатор. Изнывая порочными стонами, Оксана словно задыхалась от бури стихийного порога возбуждения, действие которое было основано проникновение в её влагалищ презерватива с экстрактом смазки, вызывающей искушение. Рука белокурой бестии сзади, сжимали так нежно грудь, терзая приятно сосок Оксаны, подушечками ласковых пальцев.
Оставив этот истязающий предмет влагалище Оксаны, блондинка, убирая руку с её груди, присела сзади неё, касаясь пальцами бёдер, раздвинула большими пальцами ягодицы. Жадно впиваясь жгучими горячими губами во влагалище Оксаны, она щедро обрабатывая его своей слюной, покрывала половые губы изобилием любви. Играя языком с клитором Оксаны от чего возбуждение было просто будоражащим, терзающим душу, долей приятной игры, скорее даже интриги слегка его дотрагиваясь кончиком. Покрывая клитор Оксаны изобилием слюны, блондинка принуждала её изнывать в порочных глухих стонах, прикусывая шарик кляп зубами.
— Как же сильно я люблю тебя
Утверждала Вероника, всовывая палец в анус Оксане, так чтобы она выгнула её еще больше спину, чувствуя, как его узкие стенки начали расширяться под давление пальца властительницы.
— Я люблю тебя
Повторяла она это, пропихивая палец в анус Оксане, истязая её своей голодной страстью любви, блондинка сама придалась искушению порочной стихии соблазна.
— Я люблю тебя до безумия
Твердила она, медленно всовывая палец в анус Оксане, облизывая при этом смачно её клитор, делая так, чтобы каждая клеточка истязаемого ей тела, терзала себя муками сексуальной ублаженной любви.
— Я хочу тебя — девица словно вошла в безумство порочного соблазна, обвив ноги Оксаны, когда она стояла к ней спиной, выгнув спину, прижалась лицом к стене так, чтобы розовые напряженные соски груди терлись её поверхность гладких обоев — Ты меня сводишь с ума
Оксана уже не могла дышать всё её тело, пылало жаром искушенной любви, поры на коже выпускали обильными каплями пот, пока её влагалище выделяло необузданный сок страсти.
— Я хочу слиться с тобой воедино
Утверждала блондинка, вставая с колен, медленно пронзающей тонкостью ощущения, словно завораживающим моментом трения вытащила палец из ануса Оксаны. Взявшись за ремешок поводка, она вынудила Оксану переживающую момент оргазма, сжимая пальцы сомкнутых ремнями рук за спиной в кулак. Извиваясь в конвульсиях, как связанная цепью змея, Оксана испытывала страшное порочное чувство оргазма, запрокинув голову назад. Лазурные голубые глаза, подобно самородку топаза излучали свет колоссального порочного желания, а язык и губы жадно облизывали шарик кляп, зажатый от момента пика удовольствия, зубами.
— Моя королева — повернула она Оксану к себе не понимая уже того как она держалась зажатой ремнями уже едва стояла на ногах, когда каждая клеточка её тела миллионами импульсов пронзала мозг зарядом сексуальной энергии — Мой оплот вечной любви
Обезумила пьяная девица, перейдя на откровение в тот момент, когда Оксана, стоя перед ней наклонившись вперед, извивалось дикой коброй в конвульсиях, чувствуя долю сокрушающей силы стихии на себе.
— Моя-моя-моя — утверждала она обнимая Оксану когда ей было уже не до того, завела руки за шею медленно расстегнула ремешок кляпа — Моя королева
Повторила она эту фразу вновь, но Оксана даже и не думала разжимать зубами зажатый шарик, продолжая извиваться наклонившись.
— Можешь разжать шарик зубами
Говорила она, взявшись кончиками пальцев за ремешок, немного потянув его пытаясь достать его из крепкой хватки Оксаны зубами, когда она переживала момент оргазма.
— Ну же давай — прошептала она рядом с губами Оксаны, совершенно не понимая из-за своего пьяного состояния, в каком порочном омуте любви сейчас пребывает её разум, испытывая самые тягостные струнки любви — Я хочу поговорить с тобой
— Ах….
Издала Оксана порочный стон, когда блондинка вынула из её зубов кляп, она буквально словно всю силу порочной ненависти впитала в него чтобы излить его будоражащие сексуальные ноты.
— А….. — нежно в искушенной форме состроив алые губы, простонала Оксана, изнывая искушением, терзавшим её разум каждый миллиметр её пылающего огнём любви, тела
— Ну давай скажи что-нибудь моя королева — просила Вероника, касаясь кончиками пальцев в момент стона Оксаны её подбородка с любопытством желая над собой тоже власти, посмотрела в её голубые лазурные глаза сгорающие в пламени любви — Тебе ведь понравилось?
— Королева?! — сгорая в пламени терзающий муками эмоций и чувств любви, произнесла Оксана нежным голосом удивлённо посмотрела на блондинку, стоящую перед собой — Мне это нравится
— Я рада что смогла тебе услужить — говорила Вероника, по голосу этой девицы было понятно, что она сама была возбуждена не меньше Оксаны — Только скажи
— Для начала, может быть, вытащишь эту дрянь из меня
Предложила Оксана, мило улыбнувшись, чувствуя как игрушка, внутри неё уже доставляла легкий зуд нежным текучим влагой любви стеночкам влагалища.
— А-а-а — пригрозила Оксана, кокетливо выражая губами желание упоительной страсти — Раз уж я твоя теперь королева, тогда я хочу, чтобы ты это сделала на коленях
— Любишь приказывать
— Я же твоя королева — была вне себя от чувства радости ощущения, которое она испытала с этой девицей, полностью влюбили себя в неё — Так делай, что я тебе приказываю
— Господи как же я тебя люблю
— На колени — приказным искушённым сексом голосом скомандовала Оксана, чувствуя в скованном состоянии прилив власти над ситуацией
— Как прикажешь моя королева — затея с ролевой игрой в королеву, которая была связана омутом порочных оков заводила блондинку
— А теперь избавь меня от этой дряни во мне
Повернулась Оксана снова спиной к своей искусительнице, наклонившись вперед к стене, выгнув спину, выставив грудь вперед.
— М….. — облизывая жадно губы урчала Оксана, песнью упоительных стонов, чувствовала как пронзала разум удовольствием будоражащим скольжением по стеночкам влагалища, игрушка которая была в ней выходила из неё — А……
— Тш…. моя королева — заигрывая такой формулировкой, прошептала Вероника, медленно доставая из Оксаны мучительный теперь уже для неё предмет
— Вот так — ухмыльнулась Оксана, почувствовала, как обитель мокрых стенок влагалища покинул этот сексуальный предмет
— Тебе легче моя королева? — обратилась блондинка состроив виноватый нежный взгляд после того как Оксана обернулась к ней, продолжая стоять наклонившись
— Развяжи мне руки — ответила Оксана, довольство которые она испытывало, было сравнимо с фонтаном воды, вечно изливающейся энергии, из неё эмоциями радости
— Думаю что я боюсь — утверждала блондинка, продолжая сидеть перед Оксаной на коленях, когда она наклонившись стояла рядом с ней — Того что ты можешь со мной сделать
— Не говори ерунды
Ухмыльнулась Оксана, расплываясь в довольстве порочной улыбке, огонь в ней словно нарастал с каждым вздохом смазка презерватива, что впиталась в стеночки её влагалища, не давала покоя.
— Максимум что я теперь смогу сделать, это зацеловать за то, что ты со мной сделала
— Предложение мне по вкусу — согласилась Вероника, нежно обвивая ноги Оксаны, пьяная девица словно заточила её в свои оковы власти
— Так развяжи меня — требовательно, но в ласковой форме обратилась Оксана, переступая с ноги на ногу, оставалась стоять в объятиях ласки девушки
— Ну, хорошо — согласилась, ответив немного с затяжкой, будто блондинка что-то задумала, прежде чем просто так развязать руки Оксаны за спиной — Сядь в кресло
— Зачем еще? — возразила Оксана, отступив на шаг назад, не могла сдержать порочную улыбку на губах, когда внутри неё бурлила порочная стихия возбудителя которая, упираясь бёдрами в стену
— Ну, просто хочу сделать тебе приятное
— Я думаю — задыхаясь от возбуждения, хватая воздух ртом, ответила Оксана, выпрямив спину, посмотрев выразительно на девушку — Что приятное теперь должна делать я
— Ну, могу я тебя хотя бы порадовать
«Блядь уже большей радости я не вынесу, я и так теку вся как сучка», предположила Оксана, вжившись в стену, выразительный искушенным взглядом посмотрела на девушку, желая слиться с ней в единой гармонии любви.
— Ну, раз ты так хочешь
Прошла мимо пьяной девицы, Оксана, направляясь в сторону двух кожаных коричневых кресел, проходя мимо подиума, где она не так давно исполняла приватный эротический танец на пилоне.
— Как я могу тебе отказать — говорила Оксана, покачивая выразительной формой бёдер, подошла к креслу, наступая на него коленом, обернулась, посмотрела на свою искусительницу
— Вот так
Встала девушка за спиной у Оксаны, положив приятную обворожительную теплом ладонь к ней на спину, прикосновение которой будоражило волной неподвластному разуму эмоций
— Сейчас я сниму с тебя ремешки
— Давай уже скорее — изнывала Оксана, чувствуя, как желание упоительной страсти окутывает её разум омутом порочной любви, нервно переступала с ноги на ногу, кусая при этом краешек губы
— Потерпи немного
Пронзительным касанием дотронулась Вероника приятной лаской пальцев до обратной стороны бёдер Оксаны, когда она стояла перед ней, нагнувшись, наступив коленом на кресло.
— Ты такая красивая — утверждала она, нагнувшись к Оксане и подушечками на груди у своего платья, коснулась её спины
— Хватит, прекращай — рассмеялась Оксана, чувствуя на бёдрах колкую дрожь от прикосновения пальцев блондинки к своему телу — Ну правда, развяжи мне руки
— Они свободны — будоражащей лаской шепота ответила Вероника, разомкнув давление ремешков на руках у Оксаны в районе кистей и плечевого сустава
— Оу….
Ухмыльнулась Оксана застенчивой улыбкой, повернулась к блондинке, как только она от неё отошла, опасаясь её реакции, скинув ремешки на пол паркета рядом с кофейным столиком.
— Спасибо — очертание прекрасных ямочек на щечках подчеркивали изящным изгибом скулы лица Оксаны — И что мне с тобой теперь за это сделать?
— Ну, по крайней мере — пожав плечами, застенчиво улыбаясь, ответила пьяная девушка, чувствуя теперь себя в весьма неудобном положении — Я должна тебе поцелуй
— И уж поверь — заявила Оксана со всей желанной страстью в голосе, состроив выразительный гордый взгляд лазурных глаз — Как твоя теперь королева, ты сама так, между прочим, говорила, я приказываю тебе его мне подарить
— Как будто у меня есть выбор — склонив голову, ответила Вероника, наблюдая искоса подняв глаза, как Оксана, ставя искусно ноги крест-накрест в каждом шаге, направлялась к ней
— Да правильно — ответила Оксана, словно хищная кошка подошла к блондинке, обвивая руками, тело девушки прижала её к себе — Выбора у тебя нет
— И что же ты будешь делать?
— Возьму тебя силой
Ухмыльнулась Оксана, повалив аккуратно девушку на пол, когда сама расположилась, чувствуя власть на четвереньках над её телом, дышала сладким потоком возбуждённого дыхания.
— Вот так — говорила Оксана, искушая девушку под собой будоражащим трепетным, сгорающим в пламени любви дыханием и интонацией порочного голоса
— Поцелуй же меня — потребовала блондинка, испуская с губ горячий терпкий, пропитанный ароматом коньячного напитка воздух прямо в раскрытые алые губы Оксаны
— Именно это
Рассуждала Оксана, наклонив немного голову, так чтобы её губы касались едва губ блондинки, ощущая лишь тонкость сладости от их приятного касания.
— Я и собираюсь сделать
Ответила Оксана, после чего прильнув к губам девушки слившись с ней в единой гармонии поцелуя, жадно начиная облизывать её пылкие пропитанные коньяком губы. Почти тут же пропихивая язык в рот девушки, Оксана, начиная играть с её языком, навязывая в момент такой сладкой интриги свои правила. Вцепившись руками в платье девушки под собой, Оксана упивалась нежным трепетным моментом поцелуя, начиная при этом воспевать песнью порочного глухого стона в момент сладострастия слияниях её губ с губами пьяной блондинки. Касание приятных ладоней этой девушки, будоражили Оксану, возбуждали лаской сказочного трения по коже выставленных бёдер, в момент нежности единой страсти поцелуя.
— А я всё думал, когда же вы закончите
Услышала Оксана, оторвавшись от губ блондинки, голос мужчины, после того как дверь комнаты клуба, в которой они находились с Вероникой открылась.
— Вижу, вы нашли общий язык
— И не только словесный
Уточнила брюнетка, в черных чулках перешагивая порог этой комнаты, девушка с бокалом коктейля, была одета лишь в одно ажурное нижнее белье, скрывающего красоту её тела.
— Учитывая, что язык твоей подруги был в тебе Ника — ухмыльнулась темноволосая девушка, встав слева от хозяина клуба
— Я должна проводить тебя на работу
Почувствовала себя неловко Вероника, приподнялась, опираясь на локти, когда Оксана, испугавшись этого мужчину, отошла от её тела, сидела рядом на полу, поджав под себя ноги.
— Уже скора утро
— Это будет очень кстати — Оксана словно была не в своей тарелке, склонив голову, чувствовала себя неуютно в новом обществе
— У тебя очень красивая подруга Ника
Говорил хозяин клуба, касаясь кончиками пальцев подбородка Оксаны, вынуждая поднять на себя её застенчивый взгляд, когда она скрестила на груди руки. Чувствуя его благоуханную силу аромата парфюма, Оксана словно была вне себя, была готова растаять от его обольщения от одного только запаха исходящего от его тела.
— Уверен, что самые богатые мои клиенты выложат целое состояние за ночь с ней
— Этого не будет — возразила Вероника, вставая с пола, была не согласна с таким предложением, суровым взглядом посмотрела на мужчину — И ты сам прекрасно знаешь почему
— Останешься, сегодня у меня? — обратился он к Веронике отошёл от Оксаны, чудом соглашаясь и принимая условия этой блондинки
— Я не могу — чувствовала себя еще более неуютно Вероника, когда мужчина подошёл к ней, коснувшись пальцами подбородка блондинки, обратил её взгляд на себя
— Почему? — удивился мужчина, посмотрев так напряженно на блондинку — Тебе же ведь сегодня не на работу, у тебя сегодня выходной
— Мне нужно проводить Оксану на работу
— Да я думаю, она сама найдёт дорогу
— Это ведь Оксана — развела она, руками мило улыбнувшись, пытаясь отговориться, решила высмеять, таким образом, Оксану — Она сама найдёт на свою задницу приключений
— Дорогая ты позволишь
Отошёл мужчина вновь к Оксане, обвивая тёплой крепкой рукой талию, прижал к себе, располагая тем самым её обществом, был очарован её красотой, но всё же держался выставленных правил.
— Это тебе за танец и за ночь, что ты нам тут подарила
Всунул он в резинку чулок Оксаны пятитысячную купюру, сумма, которая на тот момент для неё показалась внушительной, принуждая согласиться с его мнением.
— И, конечно же — уверял он, разговаривая рядом с губами Оксаны, самец смотрел на неё, принуждая повелеваться его воле — За то чтобы твоя подруга осталась сегодня у меня, ты же ведь не будешь против?
«Эта не та сумма чтобы возражать, мне сейчас нужны эти деньги, помогут прожить до зарплаты, не бедствуя и почти уже ни в чем себе не отказывая», размышляла Оксана, уже не обращая внимания на чувства и ревность Веронике к этому мужчине.
— Да дорогая — подошла брюнетка, касаясь кончиками пальцев плеча Оксаны — Одна из танцовщиц пролила бокал вина на оставленное на полу твоё платье
— Блядь — грязно выругалась Оксана, опуская голову, состроив виноватый взгляд, посмотрела на пол, словно проглотила язык
— В чем дело милая? — пальцы этого мужчины уже нежно сжимали бёдра Оксаны — Ты ведь не будешь возражать, так ведь?
— Я возражать не буду — заявила Оксана, искушенным голосом раскрывая алые губы в развращенной форме — Если конечно она мне оставит своё белое платье, оно ведь всё равно сейчас ни к чему будет
— Что?! — была удивлена Вероника такой наглости
— А почему нет — поддержала брюнетка, убирая руку мужчины с бёдер Оксаны, взявшись с ним под руку, направилась к Веронике — Твоей подруге не в чем идти, а ей нужно на работу
Утверждала она, хищной походкой направлялась к Веронике, покачивая изящной фигурой, достоинство которой заключалось в изнурённых фитнес тренировках.
— Тем более она ведь сегодня придёт вечером и вернёт его тебе
Разговаривала приятным шепотным голосом темноволосая женщина почти уже шептала блондинке под ухо.
— Ты ведь придёшь? — обошла она Веронику, встав за спиной у блондинки, касаясь нежной ткани белого платья, надетого на ней
— Я думаю, мы с вами договорились — ощущала Оксана под чулком свернутую купюру, от которой она не могла себе позволить отказаться
— Оксана?! — возразила, возмутившись, Вероника, была не согласна и скорее даже недовольна с поспешным решением Оксаны
— А причём здесь Оксана? — мило улыбнувшись, ответила Оксана, чувствовала искушающую гармонию запаха мужского парфюма витающего в клубной комнате — Я еще до танца, как вошла в эту комнату поняла, что между вами есть какая-то связь
— Значит ты вот так вот просто — утверждала блондинка, позволяя рукам темноволосой властительнице, раздевать своё тело, когда она стояла у неё за спиной — Позволишь взять и отдать меня кому-то?!
— А почему нет? — заметила Оксана взгляд в глазах мужчины, больше стала переживать за деньги которыми, он купил любовь этой блондинки и расположение к себе — Мне на работу надо и я не буду вам мешать
— Вот так значит — нахмурила, заигрывая Вероника обидчиво губки, в тоже время была под обольщением брюнетки, которая искусно, стоя у неё за спиной, вытащила грудь из чашечек платья, медленно опуская ткань до талии — Подруга называется
— Дорогая
Обратился хозяин клуба, подойдя к блондинке, в тот момент, когда Вероника сексуально как змея вращая бёдрами, позволяя темноволосой обольстительнице снять с себя белое платье.
— Ты точно не хочешь — говорил он, почти шептал над ухом блондинке, в тот момент, когда она переступала через лежащее на полу комнаты платье — Чтобы твоя подруга осталась с нами на шей так называемой приватной беседе
— Меньше всего я сейчас хочу
Говорила, искусно обернувшись, Вероника, строя интригу, словно как нимфа притягивали своих жертв, так и она манила к себе этого мужчины, поманила его за собой пальцем.
— Чтобы Оксана была здесь
— Я понимаю
Подошёл мужчина к Веронике, обвивая силой крепких рук её телом, прижал нежную блондинку к себе так, чтобы она почувствовала себя беспомощной в его объятиях, издавая легкий стон.
— А что скажет сама Оксана?
— Ну, учитывая — подошла Оксана к платью, которое брюнетка специально для неё подняла с пола, вручив ей в руки — Мою крайнюю степень возбуждённости и какой вы мужчина
— Оксана не смей! — прошипела блондинка, встав спиной к самцу, была польщена с какой нежностью и ловкостью, он расстегнул застежку её бюстгальтера — Ты только моя королева…..
— Да ладно — уверяла Оксана, заметив в глазах блондинки, что наблюдала за ней, когда мужчина, не давая ей высказаться, заткнул ей рот поцелуем — Шучу я, мне на работу нужно, а то там с меня шкуру спустят
— Мы будем рады тебя увидеть у нас — говорила признательно брюнетка, снимая с Вероники бюстгальтер, обнажая грудь искушенной и преданной поцелую с мужчиной блондинке
— Спасибо
Не зная, что ответить, ляпнула Оксана, положив платье на подлокотник кресла, рядом с которым стояла, после чего взяла из рук темноволосой девушки предложенный бюстгальтер.
— Но вообще-то
Ухмыльнулась Оксана, прикусывая краешек губы, обольстившись, наблюдала, как с Вероники мужчина, словно управляя такой змеёй во время приватного для него танца, снял трусики.
— Нижнее белье у меня есть своё
— И представь, как оно будет смотреться с белым платьем? — возразила брюнетка, подойдя к месту, где стояла раздетая блондинка, нагнувшись, подняла с пола белые ажурные трусики
— Понимаю
Опустив голову, ответила Оксана, наблюдя как мужчины повернув блондинку к себе спиной, без всякого стеснения насадил её на своё член, поднимая мощью обеих рук её тело за бёдра.
— Ого…..! — была удивлена мастерством секса этой блондинки, Оксана выразила своё впечатление, как мужчина словно одел девушку на член, а она, в этот момент, раскрывая губы в порочной искушенной форме, играла своим телом, подобно змее исполняющей танец — Красиво правда
— Ты разве так не умеешь? — поинтересовалась темноволосая бестия подошла к Оксане, обвив пальцами, поводок, прицепленный к её шее, притянула её тело к себе
— Да куда мне — чувствовала Оксана, наблюдая за девушкой, всматривалась в её глаза имеющий зеленый ядовитый оттенок порочного бездонного омута разврата
— Как прошло у вас с Вероникой?
Отцепила она карабин после того как вдоволь насмотрела в лазурные голубые глаза Оксаны, пылающие искушением, не одарив её губы страстью поцелуя, когда она так сильно этого хотела.
— Только почему-то
Добавила брюнетка, после того как Оксана ничего не ответила, опустила вниз лазурные голубые, топазного цвета глаза, отражая румянцем на щечках пережитую дикую порочную страсть.
— Раздета была только ты
— Ну, по крайней мере, я об этом не пожалела
— Ты ведь придёшь сегодня к нам?
Поинтересовалась темноволосая девушка, наблюдая с изумлением, как Оксана тешилась от того что резинка ажурных трусиков скользила по её бёдрам, которыми она так искусно вращала.
— Твоей подруге не в чем будет уйти отсюда
— Ну, я ведь приду сюда не ради неё
Обидчиво подметила Оксана, наблюдая за красивой сценой секса, как мужчина держал блондинку у себя на руках, а она, прижавшись к нему спиной, извивалась на его члене словно бестия.
— Я, правда, нуждаюсь в деньгах
— И ты их отработаешь тут
— Звучит заманчиво — покачивая бёдрами, подошла Оксана к подлокотнику кресла, поправляя резинку трусиков на талии
— Еще как — поддержала брюнетка, встав за спиной у Оксаны, когда она нагнулась, взявшись за лямку лежавшего на подлокотнике кресла белого ажурного бюстгальтера — Подожди-ка
Нежно обвив пальцами ошейник на шее у Оксаны, темноволосая искусительница нежно отцепила его, нежно прошлась теплой ладонью вдоль её рёбер.
— Я думаю — коснувшись пальцами золотистых русых волос Оксаны, высказала своё мнение темноволосая искусительница — Что без него тебе будет гораздо лучше
— Спасибо
Держа руки скрещенными на груди, ответила Оксана, начиная дышать свободно без ошейника, но тягота стихии порочной силы все еще сжигала её изнутри пламенем упоительной власти.
— Можно мне бюстгальтер?
Прикусывая губу, спросила Оксана, держась за лямку бюстгальтера, хотела его оторвать от подлокотника кресла, где он лежал, когда брюнетка неожиданно подошла к креслу и сама схватилась за него.
— Он, кажется, предназначался мне — прикрывая одной рукой сочную выраженную грудь, пояснила Оксана, продолжая смотреть в глаза стоящей перед ней темноволосой девице
— Позволь мне за тобой поухаживать
Недовольно брюнетка посмотрела в сторону мужчины и Вероники и на их красивый секс, какие движение много ласки и стонов, ураган эмоций словно сочился от них. По взгляду этой девушки, Оксана понимала, что темноволосая распутница была неблагосклонна к самцу, который придался ласки любви с блондинкой.
— И да как ты успела заметить — сказала она, прежде чем Оксана успела уловить искорку ревности в глазах брюнетки и что-то предположить — Я не совсем одобряю, что делает Волков, но и перечить ему я не хочу
— Я просто хочу надеть бюстгальтер
Уверяла Оксана, прикрывая рукой грудь, стараясь не придавать значения, что ей есть дело до этой сцены пылкой любви бессовестных, теперь для неё, людей.
— Я как девушка Вероники тоже не рада тому, что происходит — поддержала Оксана брюнетку, которая сов сей серьёзностью взгляда на неё так посмотрела
— Ты о них — сделала она пафосный взгляд, указала пальцем в сторону двух страждущих влюблённых, даже не оборачиваясь в их сторону — Да мне как-то всё равно что они там делают
— Тогда могу я его одеть? — переспросила Оксана, держась за лямку бюстгальтера
— Повернись спиной — ответила брюнетка, взяв из рук Оксаны, словно вырвав этот белый бюстгальтер
— Хм…
Прикусывая краешек губы, Оксана повернулась спиной к своей обольстительнице, почувствовала почти сразу прикосновение мягких подушечек бюстгальтера к розовым напряженным соскам.
— Ах….. — чувствительно нежно, обольщаясь такому моменту, издала Оксана стон
— У тебя просто шикарная грудь — похвалила брюнетка, застегнув застежку бюстгальтера, стоя за спиной у Оксаны, сомкнув её выразительную грудь в его прочных оковах — Впрочем, как и у твоей подруги, иначе бы её бюстгальтер на тебя просто не налез
«Как же меня заебал эта сука, не была я так страшно возбуждена, я едва могу держать себя в руках, чтобы не поцеловать её, в любом другом бы варианте я бы просто врезала бы ей по лицу», предположила Оксана, пытаясь бороться со своим порочным демоном, окутавшим разум.
— Это всё очень приятно — покачивая бёдрами, отошла Оксана от девушки, направляясь к креслу, где на подлокотнике висело белое платье — Но мне нужно на работу
— Может, останешься?
Проследовала брюнетка за Оксаной, встав у кресла рядом с ней, прислонила ладонь к её выставленному бедру. Когда Оксана наклонившись, хотела поднять платье с кресла, почувствовав прикосновение руки девушки, обернулась, посмотрела на неё искушенным взглядом голубых глаз.
— Проведем весело время
— Это всё очень заманчиво
Изнывая порочным стоном, ответила Оксана, подняв голову, выгнув спину, ощущая на коже тепло от прикосновения убедительной ласки ладони темноволосой девушки. Дыхание этой бестии, а так же её выразительный запах парфюма «Agonist Black Amber », ноты которого возбуждали сочетанием свежестью ладана, изящностью ветивера, стойкостью ванили, а так же амбра, запахом, который являлся феноменом этой коллекции. Голос брюнетки словно завораживал нежностью звучания, пронзая душу Оксаны порочной стихией, разжигая в ней пламя, голод сексуального желания, который можно было утолить лишь поцелуем. Пальцы брюнетки так приятно сжимали кожу выставленных ягодиц Оксаны, в районе промежности с обратной их стороны бёдер.
— Но мне нужно на работу
Сжала Оксана крепко пальцами обеих рук материю белого платья, сгорая в пламени неистового для неё возбуждения, отошла тут же от кресла, пытаясь лишиться нежности девушки.
— Прошу меня извинить
— Да нечего
Уверяла темноволосая девушка, словно как будто её задела ранимость чувств Оксаны и её сексуальная возбуждённость, с которой она пыталась бороться всеми силами.
— Просто не хотелось оставаться тут одной
Указала она, взглядом ядовитых глаз с зелёным цветом глаз, на Веронику, когда мужчину поставил белокурую девушки на каблуки рядом с диваном, нагнув вперёд, всадил в неё свой член.
— Ну, ты понимаешь
— Мне самой если честно это немного неловко
— Да ну
Возразила брюнетка, наблюдая с изумлением, как Оксана, играя телом в танце страсти, подобающей дикой королевской кобре, одевала на себе платье, обольщаясь, как его материя скользила нежностью материала по бархатистой нежной коже.
— Будь ты на её месте, тоже так же, бы стонала и извивалась
— Но я не на её месте — возразила Оксана, обернувшись посмотрела не девушку, после того как одела на себя, белое платье, материя которого лаской обворожительного слияния с её телом выразительно подчеркивало каждый сочный изгиб — И меня это устраивает
— Это самое главное — кивнула головой темноволосая девушка, отражая в зелёных, подобно яду глазах скрытую радость — Я тут взяла твою сумочку, думаю, она тебе пригодится
Указала темноволосая девица в сторону дивана, на котором и происходила страсть мужчины и Вероники, словно огонь безумного пожара отражал всю их интригу и красоту движения.
— Телефон в которой наверно не переставая звонил
— Это наверно по работу
— Правда?! — недоверчиво спросила брюнетка — А то я уже начала будто думать, что тебя мама потеряла и ищет теперь
«Тупая сука», злостно подумала Оксана про девушку, чья шутка её случайно задела и колкость которой её вогнала в краску.
— Тогда вы не будите против
Направляясь к другой стороне дивана, Оксана с изумлением посмотрела как блондинка, которую искушал в агонии любви самец, извивалась подобно дикому зверю лежа под ним.
— Если я вас покину — подошла Оксана к дивану, взяла с его краю сумочку, направляясь ускоренным шагом к выходу из комнаты клуба
«Наглая самодовольная сука, я ведь тебя не ревную за то, как ты сама буквально прыгнула на член этого мужчины», размышляла Оксана, повесив сумочку на плечо, поправила её лямки подошла к закрытой двери, открывая которую, переступила через высокий порог.
— Фу…. — вздохнула с облегчением Оксана, оказавшись в коридоре за закрытой дверью, облокотилась на её поверхность — Ну наконец-то я хоть какую-то черту покинула этого блядского дома, что считается клубом
Некоторое время Оксана стояла у закрытой двери, опираясь на неё, согнув одну ногу в колено, пытаясь отдышаться от порока жажды сексуального возбуждения, терзающего её разум.
— Ладно — вдохнула Оксана воздух ртом, медленно отошла от двери, открывая сумочку, доставая из неё сотовый телефон — Теперь посмотрим, кто же мне так убедительно звонил, несколько раз
Коридор казался таким тихим, звукоизолирующие панели, обшивки его стен, не пропускали сторонние звуки извне. В воздухе витали запахи жасмина, лаванды и розы их чувственные ноты, будоражили рассудок Оксаны искушением страстью. Стукая каблуками по паркету, Оксана прошла по коридору, сгорая в предвкушения сексуального обольщения, в сторону открытой двери, комнату, где переодевались танцовщицы. Заглянув в открытую дверь, Оксана, не обнаружила в комнате никого, после чего переступила порог открытой двери, шикарным изгибом, согнула ногу в колено. Находясь в комнате Оксана, почувствовав легкий привкус сигарного дыма, напоминающий привкус розы, стойкость этого запаха завораживала нотами пронизывающего влияния. Стукая нежно каблуками по полу комнаты, Оксана обратила внимания на тусклый тёплый свет, что исходил от зеркала, по периметру которого окружали лампы накаливания.
— Ну и кто же там такой мне звонил
Пробудив телефон, нажатием кнопки с торца, Оксана прошла по комнате, замечая на полу нижнее белье от женщин, когда они оголили себя перед выходом на сцену.
— Мария
Ухмыльнулась Оксана, отошла к комоду, после чего с чувством отчаяния посмотрела на залитое вином черное платье, в котором она вошла в это заведение, что лежала на черном пуфике.
— Мда жалко
Пафосно скривила губки Оксана, посмотрев с сожалением на черное платье, от которого исходил такой приятный запах вина.
— Стоит узнать чего она так хотела от меня узнать — рассуждала Оксана, набирая при этом, облокотилась бёдрами, на грань комода
— Оксана Владимировна
Услышала Оксана бодрый голос девушки, который в это время суток наоборот должен скорее казаться вялым, что заставило её немного отодвинуть ухо от динамика телефона.
— Вы не слишком-то спешили позвонить — говорила Мария, возмущённым голосом — Я на вас не работаю, чтобы названивать вам по нескольку раз
— Да на меня, по-моему, уже никто не работает
— Скора, вы сами не будите уже работать — заявила суровым голосом Мария — Ваш пациент
— Именно поэтому я звоню — упрёк этой девушки зацепил Оксану, заставил смутиться
— Может быть — уверяла девушка, пытаясь вразумить Оксану — Не стоило вам брать такой сложный и типичный случай, исход которого даже студентке медицинского колледжа будет и так ясен
— Можно я сама буду решать — возразила Оксана, возмутившись убедительным доводом своей собеседнице — Какой случай мне брать
— Но тут возможно сыграют роль обстоятельства
— Что с пациентом? — не став слушать дальше пустые упрёки, спросила Оксана, выгнув спину выставив грудь вперёд, посмотрев на свет рядом с зеркалом комода
— Выраженная атриовентрикулярная блокада II тип Мобитц
— Ну, помимо этого
Отошла Оксана от комода, чувствуя в себе пламя пожара искушения, которое возбудитель презерватива оставил в ней.
— Что всё это объясняет у него ишемическая болезнь сердца, которая выражается нарушение желудочковой проводимостью, блокада правой ножки пучка Гиса
— Он испортит вам репутацию — утверждала Мария — Вы ведь и так знаете исход всего вашего лечения, атропин и изадрин, что вы назначали, не дадут положительного эффекта, в конечном итоге он всё равно умрёт
— Нужно будет вводить ему кардиостимулятор
— Думаете, есть смысл?
— А почему нет?!
Возразила Оксана, встав посреди комнаты, поправила сумочку на плече, посмотрела на дымящуюся сигарету на столике одного из комодов, запах которой испарялся в атмосфере.
— Он ведь тоже человек
Уверяла Оксана, пытаясь образумить зверя, что вызывал порочный инстинкт внутри себя, но дыхание порочной страсти, выдавало её желание, от чего она ходила комнате кругами.
— И заслуживает право жить
— Вы говорили с его родственниками? — не став слушать утверждения Оксаны, которые были для неё пустым звуком, спросила Мария Леонова
— Да как-то не представилось возможности — пожав плечами, ответила Оксана
— Интересно почему? — возмутившись, спросила собеседница, в её голосе чувствовались нотки недовольства
— Он вообще-то приехал сюда
Утверждала Оксана, снизив тон голоса до шепота, так как услышала что в коридор клуба, кто-то вошёл, когда открылась дверь и звуки музыки сексуальных аккордов dubstep начали проникать.
— В Россию — пояснила Оксана, разговаривая тихим тоном голоса, отошла к женскому уголку, опираясь на него бёдрами — Чтобы как раз их найти
— Значит, он о них ничего не знает? — предположила Мария
— Получается что так — услышала Оксана, как дверь в коридоре закрылась и озорной женский смех, раздался в нём — Ладно я пока что не могу говорить
— Буду ждать вас на работе — заявила собеседница Оксаны, когда она вновь отошла от парфюмерного комода, встав посреди комнаты — Я замучалась уже наблюдать за вашим пациентом в монитор камеры в его палате
— Хорошо — ответила Оксана, проводя пальцем по сенсору дисплея телефону, услышав приближающийся женский стук каблуков, который уже почти был рядом
— Ты кто такая?!
Услышала Оксана голос обратившейся подвыпившей девушки, обратившейся к ней, заметила на входе в комнату для танцовщиц, брюнетку и блондинку в одном только нижнем белье и чулках.
— И как ты вообще сюда попала?
— А…. это наверно подруга Вероники
Ухмыльнулась брюнетка, представила своей белокурой подруге Оксану, медленно сексуально, сгибая ногу как танцовщица, вошла в комнату.
— Ты ведь новая танцовщица? — поинтересовалась брюнетка, прошлась по комнате, выразительно покачивая сочной формой бёдер
— Да только сегодня пришла на просмотр
— И как? — поинтересовалась блондинка, войдя в комнату за своей темноволосой подругой, прошла по паркету, звонко постукивая каблучками белых босоножек, которые отлично сочетались с её белыми чулками, обволакивающими стройные красивые ноги танцовщицы — Ты ему понравилась?
— Ну, относительно да — ухмыльнулась застенчиво Оксана, направляясь ускоренным шагом к выходу из комнаты
— Что значит относительно?
Не поняла ответа, спросила брюнетка, облокотившись, бёдрами на комод, опираясь рукой на его поверхность, другой рукой поднесла бокал с вином к алым раскрытым губам.
— Это да или нет?
— Ну, сегодня уже приду работать в зал
— Надеюсь тебе понравиться — пафосно ответила блондинка, отпивая с бокала глоток алой прелести вина — Главное не позволяй эти наглым толстосумам себя трогать
— Конечно
Сохраняя румянец застенчивости перед девушками, тихим голосом, опустив взгляду лазурных голубых глаз в пол, ответила Оксана, встав у открытой двери в комнату танцовщиц.
— Спасибо за совет — встав у дверной коробки, Оксана облокотилась на неё, посмотрев на девушек, кокетливо похлопала им ресницами
«Дура блядь конченая какая-то, как будто я какая-то дешевая для неё шлюха», предположила Оксана, вышла из комнаты, тут же переступая порог открытой двери, вошла в коридор.
Проходя по коридору, Оксана беспокоилась какое-то время, что какая-то девица из комнаты, которую она только что покинула, последует за ней. Приближаясь к закрытой двери, за которой находился зал клуба, Оксана ощущала, коснувшись ей металлической ручки легкую вибрацию отзвуки аккордов играющей за ней сексуальной мелодии медленно танца. Открывая дверь, толкая её от себя, Оксана услышала приятную мелодичную музыку, завораживая тоном ритмичного звучания. Атмосфера в клубном зале была какой-то синей, покрыта палитрой цветомузыки, играющей по стенам, зеркальному полу и потолку клуба, падающей разными оттенками цвета на посетителей клуба, танцовщиц и службы охраны. Танцовщицы на пилонах подобно змеям окутавшим шест, демонстрировала красочной и сложность движения, вращаясь вокруг пилона, выгибая спину, выставляя грудь вперёд. В зале чувствовались ягодные тона запаха, аромат сигарного дыма напоминающей вкус малины, запах дыни и груши, ванили и мускуса окутал влияние воздух в клубном зале, возбуждая своей неясной композицией, манил поддаться власти порочного искушения страсти.
Направляясь по клубному залу между столиками клиентов, Оксана наблюдала как танцовщица за одним из столиков, зависнув внизу головой на пилоне, красиво опускалась вниз. Так же Оксана обратила внимание, как блондинка взяла одного мужчину за кончики пальцев и повела его в сторону VIP закрытых комнат клуба, удаляясь за шторками входа которые сразу как они вошли, закрылись. Мужчины клали в трусики девушкам, танцующим на пилоне рядом с их столом купюры приличной расценки, после чего, что Оксане показалось сначала странным, как танцовщица подсаживалась за столик клиентов клуба, начиная распивать с ними спиртные напитки. Проходя по танцевальной площадке, Оксана словно пробивалась, стараясь обходить стороной танцующих девушек, посетительниц клуба. Преодолев танцевальную площадку, Оксана шла, озираясь по сторонам, так как такая жизнь для неё была в диковинку и условия, казались ей, совсем неблагоприятные. Подойдя к закрытой двери, выхода из клубного зала, Оксана, касаясь блестящей металлической руки, потянула дверь на себя. Подождав какое-то время в проходе, Оксана посмотрела на жизнь ночного клуба, после чего вошла в фойе, встав у входа в ожидании, пока дверь за её спиной плавно закроется.
— Вы уже уходите?
Поинтересовалась девушка администратор, которая сидела в фойе в кресле, общаясь с кем-то по телефону, заметив Оксану, когда она выходила из клубного зала, прислонила ладонь к телефону.
— Как всё прошло? — поинтересовалась темноволосая девушка в вечернем коротком платье
— Ой…. простите, я вас не заметила — вздрогнула Оксана, размышляя о пациенте, совсем не ожидала увидеть рядом с собой девушку администратора
— Ничего страшного — стараясь выглядеть милой, извинилась девушка, подошла к Оксане пытаясь успокоить от неловкого момента, коснулась кисти её руки — Вам у нас понравилось?
По лицу и по взгляду, то, как она смотрела на неё, Оксана поняла, что эту девицу хозяин клуба выбрал за высокие психологические качества, а не за красоту, которой она умело пользовалась.
— Вы останетесь у нас работать? — спросила она, так отойдя от Оксаны на шаг, будто переживала за её состояние или скорее даже мнение, сложившееся об этом заведении
— Столько вопросом
Ухмыльнулась Оксана, отошла от закрывшейся двери клубного зала, по поверхности которой чувствовалась вибрация аккордов музыки, исходящей с обратной стороны.
— Прям даже не знаю на какой первый ответить
— У вас такой парфюм — пытаясь зацепиться и завязать разговор, девушка в фойе казалось для Оксаны дико приставучей — Карамель, сладкий вкус детства
Прошла она следом за Оксаной в гардеробную комнату, дверь которой была открыта, откуда исходил приятный свет светодиодных светильников.
— Точно карамель — повторила она еще раз это слово — Вот такой будет ваш псевдоним, а что довольно неплохой и красивый, мне, по крайней мере, нравится
«Навязчивая дура, когда же ты наконец отстанешь то от меня», подумала Оксана про эту девицу, подойдя к стойке одежды, где висело её черное пальто.
— Да красиво — признала Оксана, смутившись её навязчивости, снимая с крючка черное пальто, держа его в руках, обернулась к своей собеседнице, поставив сумочку рядом на тумбу
— Позвольте, я вам помогу
Взяла брюнетка из рук Оксаны пальто, в то время как она повернулась к ней спиной, лишь слегка обернув голову, посмотрела на девушку, пытаясь держать в себе искушение.
— Можно нескромный вопрос?
Поинтересовалась брюнетка, нежно и со сказочной лаской одевая на тело Оксаны черное пальто, после чего аккуратно расправляя материю его, стараясь чтобы не было складок.
— Откуда на вас платье Вероники? — поинтересовалась она, после того как Оксана обернулась к девушке — Ведь насколько мне известно, она пришла именно в нём сюда
«Наглая самодовольная дрянь, ух… как бы я с тобой порезвилась, блядь как мне хочется дико секса, я не могу себя в руках держать», размышляла Оксана, продолжая смотреть в глаза девушке, которая стояла с ней рядом.
— Я могу ведь и не отвечать на этот вопрос
Вдохнула Оксана искушенную палитру парфюма исходящую от брюнетки, напоминающую запах грейпфрута, аромат персика и непревзойдённый вкус розы. Платье на девушке, её пленительные черты тела, как будто она занималась танцами несколько лет. Выразительные сочные бёдра, груди, словно как кисти винограда имели очертание завораживающей красивой формы, прекрасно были расположены в чашечках черного надетого на брюнетке короткого платья. Роскошный цвет черных волос, переливался при падении на него света, освещения гардеробной комнаты, форма и их укладка завивались в полукольца на груди девушки.
— Так зачем же мне отвечать на вопрос
Рассуждала Оксана, прикусывая от искушения испытать на себе яркость момента поцелуя, сгорала внутри себя пламенем порочного неугомонного искушения терзающего её разум.
— Когда ответ вам и так понятен
— Ну, раз вы так думаете — повела недовольно губками брюнетка, словно ни слова не понимая из того, что сказала Оксана — То можете и не отвечать
— Ну, раз ты такая дура, что не поняла меня
Ухмыльнулась Оксана, взяв сумочку с тумбы, грубо ответила Оксана, отражая свет порочного возбуждения в лазурных голубых глазах, не могла уж себя сдерживать.
— Я не буду отвечать — повесив сумочку на плечо, Оксана устремилась к выходу из гардеробного помещения, стукая каблуками по белой кафельной плитке
— Да как вы смеете….! — воскликнула возмутившись брюнетка, после того как Оксана вышла из гардеробного помещения вошла в фойе клубного заведения
— Оу… прости дорогая — сморщила губки Оксана — Я похоже зацепила твоё блядское самолюбие
«Да что я такое несу, это всё этот презерватив, Вера возбудила меня им, а его действие такое сильное, мне просто необходим сейчас секс», уверяла мысленно себя Оксана, кусая нервно губу, чувствовала пламя горевшего в ней пожара, как каждая клеточка её тела, посылала порочный импульс прямо в мозг, принуждая поддаться искушению.
— Послушайте
Обернулась Оксана, чувствуя за собой вину совести, положив руку на талию, в тот момент, когда воротник её черного пальто был поднят, а пуговицы расстегнуты.
— Я иногда бываю слишком легка характером — нервничала Оксана, облизывая с губ остатки алой помады — Это всё, потому что я…….
— Потому что вас возбудили — заметила брюнетка, как нервничала Оксана, сгорая в пучине ярко выраженного пламени сексуального возбуждения — И не смогли довести дело до конца
«Блядь она меня раскусила, я не могу ей даже в глаза посмотреть, да что за пиздец какой-то творится», подумала про себя Оксана, почувствовала, как девушка распознала сильную сексуальную возбуждённость в ней.
— В этом нет ничего странного — уверяла брюнетка, сделав шаг навстречу, уже была более снисходительной — У нас иногда такое бывает
— Простите, пожалуйста
Ускорив шаг, Оксана направилась к зеркальным дверям выхода из клуба, подошла к ним, обвив пальцами за цилиндрическую ручку.
— Я постараюсь держать себя в руках
— Постойте
Была как-то в смятении брюнетка, скорее даже растеряна и не знала, что и сказать, оставаясь стоять посреди, напряженным продолжая смотреть на Оксану.
— Я ведь не знаю вашего имени — говорила девушка, сделав шаг навстречу к Оксане — Можно я буду звать вас Карамель в виду вашего парфюма, который напоминает вкус детской карамели
— Можно — пожав плечами, ответила Оксана, после чего открыла дверь, потянув её за ручку на себя
Влияние прохлады приближающейся зимы, почувствовала Оксана, после чего перешагнула порог клуба, вошла на его крыльцо. Город уже находился в сумерках назревающего рассвета, однако все еще сиял огням с окон, вывесок рекламных щитов, мерцанием световых сигналов светофоров на перекрестке улицы, бликов фар, без конца проезжающих по нему машин. За горизонтом высотных зданий уже стал проявляться проблеск назревающего рассвета, однако большая его часть была скрыта густым ночным небом. Слышалась музыка с проезжающих по улице машин, звонки сотовых телефонов, когда Оксана, спускаясь по ступенькам крыльца ночного клуба, застегивала пуговицы черного пальто на себе.
Спустившись со ступенек клуба на площадь рядом с ночным заведением, Оксана, чувствуя обворожительный запах прохлады и пронизывающее влияние холода на своём теле. Беспокоясь за компанию парней собравшихся у черной иномарки, один из которых косо посмотрел в её сторону, Оксана быстро направилась к светофору. Подставив руку, Оксана чувствовала, как снег падал на её ладонь мелкими крупинками, когда она стояла у светофора. Наступая на пешеходную дорожку, после того как загорелся на светофоре для пешеходов зелёный сигнал, Оксана стараясь не рассматривать стоящие на проезжей части дорогие европейские автомобили, быстро перешла дорогу. Порочные узы сковывали разум Оксаны, стараясь не выдавать своё возбуждение, она подошла к арочному входу во двор большой многоэтажки. Войдя в проход которой, кусая губу, дыша учащенно и прерывисто, после чего скрылась в дворовой темноте, оставляя за собой шлейф запаха пронизывающей душу карамели.
***
Коснувшись ладонью поверхности стекла, Оксана смотрела в окно, ощущая пронизывающей легкий холодок на своей руке. Продолжая всматриваться вдаль, Оксана смотрела на то, как лучезарной зябью назревал рассвет над Москвой. Находясь в палате пациента, Оксана взяла с подоконника окна горячий стаканчик с кофе, раскрывая алые губы, медленно поднесла его к губам, слыша лишь пиканье приборов регистрирующих показания жизнеобеспечения. Отпивая из стаканчика завораживающий вкус карамели, оттенок сладости и вкус детства делал этот кофе незабываемым, как и запах исходящий от него.
Белое платье на Оксане прекрасно материей атласа облегало её тело, подчеркивая сочные выразительные изгибы. Пикантные бёдра, осиная талия, подчеркнутая поясом на платье, грудь пленительным объёмом, лежавшая в чашечках платья, что скрывалась за оковами белого бюстгальтера. Золотистые волосы, русого оттенка покрывали плечи Оксаны, когда она смотрела вдаль на небоскрёбы высотных зданий Москвы. Черные ажурные чулки обволакивали ноги Оксаны, служившие отражением сексуальности, плавно переходящие в туфли на высоком каблуке, идеально сочетавшиеся с ними.
— Фрейлин — хриплым голосом обратился старик, открывая медленно глаза, заметил Оксану, когда она стояла возле окна — Вы пришли послушать умирающего старика
«Блядь опять этот долбаёб за своё», прикусывая краешек губы, нервничала Оксана, пытаясь держать свои эмоции при себе.
— Почему сразу умирающего? — обернулась Оксана, придавая губам искушающую форму улыбки
— Потому что оно так и есть
— Бред какой-то
Возразила Оксана, оспаривая такое утверждение, сделала шаг к кровати пациента, служила само отражение чистой красоты на фоне света лучей проникающих через окно в палату пациента.
— С чего вы взяли, что вы умираете?
— Давайте не будем обманывать себя фрейлин
— А я себя и не обманываю
— Давайте честно
Ответил Вольф, хриплым голосом, такое чувство потому ка кон это говорил, Оксана смогла предположить, что жидкость в легких сначала начала скапливаться.
— Сколько мне осталось?
— Вы не умрёте
Заявила с гордостью в голосе Оксана, пытаясь вразумить пожилого мужчину, хотела убедить его, что ситуация еще не совсем плачевная.
— По крайней мере, не здесь
Убеждала Оксана, подойдя к стулу, рядом с кроватью пациента, говорила она уверенным голосом, когда внутри неё колебалась волна сомнения и неуверенности, которую было так трудно скрыть.
— Не в то время пока я ваш врач
— Вы пытаетесь спасти меня — утверждал господин Вольф, приподнимаясь на локти, оторвал голову от подушки — Когда сами уже знаете, что мне так долго осталось
— Я хочу ввести вам кардиостимулятор — пояснила Оксана, положив руки на бёдра, присела на стул, положив выразительно ногу на ногу, отразив прелесть упругих бёдер
— Вы думаете, фрейлин, что сможете обмануть смерть? — хриплым голосом говорил мужчина, посмотрел на Оксану, после чего коснулся её руки своими дряблыми холодными пальцами
— Нет — возразила Оксана — Я думаю, что смогу её так отодвинуть
— Почему вы так отчаянно пытаетесь мне помочь?
«Блядь ну не могу же я ему в открытую сказать, что хочу вернуть своё место, кресло на котором сидит сейчас Серов, должно принадлежать мне, этой мой трон я его королева», смутилась Оксана не зная, что ответить, опустила взгляд лазурных голубых глаз в пол.
— Я думаю, каждый человек заслуживает право жить
Утверждала Оксана, скрепя зубами, чувствовала, как ложь что её угнетает, давит на её эмоциональное состояние.
— Какую бы ошибку он не совершил
— Кхм…..
Откашлялся в руку мужчина, посмотрев удивлённо после того что сказала Оксана, он сначала не понимал, что ей ответить.
— Простите, пожалуйста, фрейлин — недоверчиво возразил он — Но с чего вдруг такое суждение, вы либо дура, либо у вас есть какой-то скрытый мотив
— Хорошо
Опустив голову, ответила Оксана, вздохнула, хватая воздух ртом, переводя дух, собираясь с мыслью, подбирая в голове нужную формулировку ответа.
— Я хочу вернуть себе своё место — произнесла Оксана в полголоса — Я хочу помогать людям там, бороться за каждого
— Вы еще слишком юна — поделился впечатлением Вольф — Чтобы понять, что не всех и не все в этой жизни, заслуживают право жить
— По крайней мере
Положив телефон на тумбу рядом с кроватью пациента, говорила Оксана, посмотрела на старика, что лежал перед ней на кровати, после чего перевела свой взгляд на монитор показаний ЭКГ.
Выпадение двух желудочковых комплексов QRST при сохра­нении на месте выпадения предсердного зубца R. Выпадения регулярны­ми по типу АВ-блокады 3:1, 4:1, 5:1, 6:1. Наличие постоянного удлиненного интервала P-Q(R) в тех комплексах, в которых зубец Р не блокирован. Расширение желудочкового комплекса QRS. Отмечается появление замещающих (выскальзывающих) сокращений и ритмов (непостоянный признак).
— Ничего не понимаю — рассуждала Оксана, продолжая смотреть на монитор регистрирующий показания сердца пациента — Атропин должен был уже помочь, а на деле показания не меняются
— Возможно, я слишком стар — утверждал господин Вольф — Я приехал сюда, на свою родину фрейлин, чтобы тут упокоиться в землю
— По крайней мере — возразила Оксана, вновь применяю эту фразу — Это будет не в то время когда я ваш врач, я вас вылечу, вас выпишут, а дальше делайте что хотите
— Вы так напоминаете мне медсестру из лазарета — вдруг сменил он тему разговора — Только вот вы блондинка
— Вам не нравятся блондинки?
«У него нарушение желудочковой проводимости», начала размышлять Оксана, всматриваясь в кардиограмму на мониторе жизненных показателей.
Механизм нарушения проводимости: в случае полного блока правой ветви пучка правый желудочек и прилегающая половина межжелудочковой перегородки получают возбуждение другим путем. Волна клеточной деполяризации сюда переходит с левой части межжелудочковой перегородки, из другого желудочка. Они возбуждаются первыми, и по волокнам медленно передают импульсы правому желудочку.
Механизм нарушения проводимости: через левую неповрежденную переднюю ветку возбуждение поступает на переднюю и боковую стенки левого желудочка, далее по анастомозам охватывает его задние и нижние отделы. В последнюю очередь импульсы доходят до правого желудочка.
— Оксана Владимировна простите вы здесь? — отвлекла открывшейся дверью Мария Леонова, после того как мужчина рассказывал про связь с медсестрой в тюремном лазарете
— Ты что-то хотела? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, облокотившись н спинку стула на котором сидела, посмотрела на девушку, стоящую в дверях
— Можно вас не секунду
— А это не может подождать? — возмутилась Оксана, почувствовав неуважение покидать палату, когда этот старик перед ней душу раскрывал
— Это на счёт анализов из лаборатории
— Ну как мы тут разговариваем? — прикусывая краешек губы, возразила Оксана
— Идите, я подожду — уверял мужчина, коснувшись кисти руки Оксаны своей дряблой рукой
— Ладно — уныло вздохнула Оксана, состроив недовольное выражение лица, встала со стула, на котором сидела — Но если это окажется пустой ерундой, тебе придётся объясниться
— Вам просто стоит на это взглянуть — уговаривала блондинка, отойдя в сторону назад на шаг открытой двери, когда Оксана, стукая каблуками по линолеуму палаты, направлялась к выходу
— Уровень глюкозы в крови пациента просто зашкаливает
Произнесла Мария Леонова шепотом, как только Оксана, переступая порог, вышла из палаты, блондинка передала ей в руки папку с анализами.
— А вы ведь сами знаете, что это может означать?
— Глюкоза — сохраняя тон голоса тихим, говорила Оксана, посмотрев недовольным косым взглядом на охранника Вольфа, дежурившего у его палаты — Но ведь раньше было всё нормально
Анализ крови показывал снижение числа белков 53г/л, а так же, увеличение уровня триглицериды 2,5ммоль/л, что касается показателей глюкозы 22,5ммоль/л. Увеличение кровяных телец, лейкоцитов 10,25*10*9, эритроцитов в крови 5,25*10*12, СОЭ 22,5мм/ч. Повышенное значение холестерина 7,23ммоль/л.
— Странно совсем другие цифры — выразила своё мнение Оксана, когда держала в руке лист с анализами крови пациента
— Сахарный диабет — говорила шепотом Мария Леонова, видимо стесняясь напряженного внимания охранника, который дежурил у палаты Вольфа — Есть причина ИБС, а так же желудочковой непроходимости сердца, отсюда и АВ-блокада
— Вы уверены, что взяли для себя правильного пациента
— АВ-блокада прогрессирует — согласилась с утверждением Оксана, прошла по коридору в сторону фойе отделения — Возможно скора придётся вводить кардиостимулятор
— Как бы уже не пришлось — тихим голосом Мария Леонова выразила своё мнение, когда они с Оксаной проходили мимо поста дежурной медсестры отделения
— Надо провести УЗИ почек
— Прекрасно — пожав плечами, ответила Мария Леонова, направляясь по отделению, когда копилась суета утреннего сбора анализов и прохождения процедур пациентам — Проводите
— Я думала, ты это сделаешь? — удивилась Оксана, проходя мимо мужчины, выходящего из кабинета забора крови
— С чего это вдруг?
Вошла Мария в фойе отделения за постом дежурной медсестры, где располагалось два кресла и мягкий диванчик с кофейным столиком, на котором лежали журналы моды и истории звезд.
— Это же ваш пациент
Обернувшись, встав у кресла, блондинка, поправляя белый короткий халатик на талии, расположилась в кресле, положив ногу на ногу, отразив перед Оксаной искушенную форму бёдер.
— Вот вы и делайте это
— А почему именно я?
— Вы же его лечащий врач
Ухмыльнулась блондинка, состроив выразительные ямочки на щечках, посмотрела на Оксану, когда она в белоснежном платье прошла мимо столика рядом с креслом, где сидела Мария.
— Вот вы и делайте — заявила Леонова, взяв со столика журнал моды, начала рассматривать его глянцевую обложку
— Значит вот, как ты заговорила — кинула Оксана папку с анализами Вольфа прямо на журнал, который блондинка хотела взять в свои руки
— Серов сказал мне вам помогать — заявил недовольно Мария, отодвинув папку, чтобы взять журнал — А не бегать за вами по пятам и исполнять все ваши желания
«Наглая самодовольная дрянь, не сомневаюсь, когда у меня будет хоть чуток власти, я прижму тебя к ногтю, ты в ногах будешь у меня валяться», размышляла Оксана, затаив обиду посмотрела на блондинку, когда она взяла со столика глянцевый журнал.
— Уж извините — ответила она так, как будто ни в чём не бывало, начала перелистывать страницы глянцевого журнала
— Да ничего я понимаю — прикусывая краешек губы, Оксана была раздражена непокорностью этой девушки — Но могу я тебя кое о чем попросить
— Попросить можете
— Контролируй уровень сахара в крови моего пациента — вставая с кресла, отдавая распоряжение, говорила Оксана — И начинай инсулиновую терапию
— Вы, в самом деле думаете — выражая интерес, листая страницу журнала, который держала в руках, делилась впечатлением Мария Леонова — Что он выйдет даже из этой больнице живым?
— По крайней мере — заявила Оксана, вставая с кресла, в котором сидела — Я на это надеюсь
— Оксана Владимировна — блондинка укоризненно посмотрела на Оксану, когда она поднялась с кресла, встав возле него, положив руки на талию
— Да блядь что еще?! — грязно выругалась Оксана, возмутившись, посмотрела на блондинку, что отвлекла её, когда она хотела уйти обратно в палату к пациенту
— Не убеждайте себя — рассмеялась Мария Леонова и при этом умело состроив критикующий взгляд голубых глаз — Уж даже я знаю, что с таким сердцем даже кардиостимулятор с атропином и изадрином не помогут
— Откуда такая самоуверенность? — была не согласна с таким утверждением
— Ему 86 лет — утверждала Мария Леонова — У него атриовентрикулярная блокада II степени, с желудочковой недостаточностью, ИБС плюс к тому же еще сахарный диабет и почечная недостаточность
— Ну, я думаю — выражая протест, оспаривая такое утверждение, говорила Оксана — Что не всё так плохо у него еще есть шанс
— Вы хотя бы говорили с репортёрами?
— Их ведь еще не было здесь — удивилась Оксана, посмотрев, раскрыв в полную силу красоты лазурные голубые глаза
— Тогда будем считать, вам повезло
— Будем считать что так — мило улыбнулась Оксана, покачивая бёдрами, прошла мимо кресла, где сидела, перелистывая страницу журнала блондинка
— Иванов к вам больше не подходил? — поинтересовалась Мария Леонова, удивлённо посмотрев на Оксану, когда она стояла рядом с креслом, где она сидела
— А зачем мне с ним видеться? — удивилась Оксана, после чего пожала плечами, развела руки
— Только не думайте, что он так просто освободит вас от работы в аэропорту
— Да я уже догадалась, что там мне тоже придётся бывать
— Работать там
— Ну и это тоже
— Да и выбрали же вы себе работу
— Ладно, всё извини, мне нужно к пациенту
Возразила Оксана, не став больше тратить время на пустую болтовню, направилась по коридору к палате пациента, стукая каблуками черных туфель по линолеуму.
«Наглая двуликая дура», подумала про неё Оксана, когда шла по коридору, мимо процедурного кабинета, где медсестра проводила забор крови у девушки, пациентки.
Подошла Оксана к палате, чувствуя запах со столовой в отделении, отделение готовилось к завтраку, принимая еще всё анализы у пациентов. Мило улыбнувшись охраннику Вольфа, что постоянно нёс караул у дверей палаты, мужчина в черном представительском костюме, был обучен высокой дисциплине, даже не посмотрел на Оксану. Нажимая на пластиковую ручку, после того как обвила пальцами её нежную гладкую поверхность, легонько надавила на неё, потянув дверь на себя. Переступая высокий порог, Оксана вошла в палату, старик лежал в своей койке, открывая глаза, как только услышал, что дверь его палаты отворилась.
— Фрейлин — обратился он хриплым, унылым, словно размякшим голосом — А…. я вас ждал
— Ну, идти мне всё равно теперь некуда пока что — ухмыльнулась застенчиво Оксана, вошла в палату, прищурив глаза от ярких солнечных лучей, проникающих в палату — Так что придётся сделать вам несколько процедур
— Опять будите издеваться над стариком? — будто специально давил на жалость, спросил Вольф
— Почему сразу издеваться? — вошла в палату Оксана, закрывая сразу же за собой дверь
«Как-то странно он дышит, возможно, я ошибаюсь на счёт отёка легких», предположила Оксана, заметив, как мужчина, делая выдох сомкнутыми губами, одновременно надувая щеки.
— Что-то не так фрейлин? — поинтересовался взволнованно старик, когда Оксана, наблюдая с любопытством за его дыхательной функцией легких, приближалась к кровати
— У вас ведь не отёк легких — предположила Оксана, подойдя к стулу рядом с койкой пациента, повернула его в сторону кровати
— Вам ведь виднее — ухмыльнулся старик, говорил он с тяжёлым дыханием — Вы же врач
— Я знаю этот случай — рассказывала Оксана, присаживаясь на стул рядом с койкой пациента
— Вы, в самом деле фрейлин думаете — возразил старик, откашлявшись в руку с выделением слизистой мокроты — Вылечить меня
— Для этого я и здесь — ответила Оксана, опустив голову, выразительно поднимая веки глаз, отражая лазурный голубой сияющий блеск
Выраженная степень дыхательной недостаточности свидетельствуют цианоз, одутловатость лица, набухание вен шеи, на которые Оксана обратила сразу же внимание.
— Я поговорю с Ивановым — хотела Оксана встать со стула, на котором сидела — Я хочу чтобы вас перевели в палату интенсивной терапии — уверяла она, когда пожилой мужчина схватил её неожиданно за кисть руки
— Постойте — возразил Вольф, не желая отпускать руку Оксаны — Я просто хотел с вами поговорить и провести время
— Еще успеете — пытаясь отдернуть свою руку, уверяла Оксана, чувствовала, как сковывающие тиски пальцев этого старика не пускали её
— У меня не так много времени фрейлин
Жалостно ответил старик, после того как Оксана всё же вырвалась и как кошка, напуганная собакой, быстро соскочила со стула на котором сидела, отошла на пару шагов от кровати.
— Пожалуйста, уделите мне ваше время — говорил он так, почему-то видел в Оксане какую-то надежду, словно искру, которая светила в его тёмном мрачном туннели его разума
«Этот старый пердун от меня всё равно не отстанет, пожалуй стоит выслушать его, а то сдохнет сдохнет тут мне на радость, тогда меня точно попрут в шею», предположила Оксана, размышляя над тем чтобы уступить воле этого старика.
— Хорошо давайте так — выдвинула Оксана, выставив указательный палец вверх, серьёзно посмотрела на мужчину, лежавшего на больничной койке — Я вам уделю столько времени сколько вам необходимо, а взамен я буду наставить чтобы вас перевели в палату интенсивной терапии
— Ладно — согласился Вольф — Прошу присаживайтесь — указал старик Оксане на стул, с которого она как ошпаренная вскочила
— И так
Поинтересовалась Оксана, сделав осторожный шаг, в направлении стула внимательно изучая поведение пожилого мужчины, лежавшего перед ней на больничной койке.
— О чём же вы хотели со мной поговорить? — подойдя всё так же осмотрительно к стулу, спросила Оксана, поправляя материю платья на бёдрах, присела на стул, чувствуя опаску от Вольфа
— Скажите это ваша машина? — поинтересовался старик, намекая на телефон, лежавший на его тумбе, изображение которого послужило фото Оксаны на капоте Mercedes SLS AMG Red
«Блядь он всё-таки посмотрел в мой телефон, ну пиздец, как я такая тупая курица могла позволить себе такое, почему я не забрала его с собой, теперь он поймёт какая я для него дешёвая сука», кусая нервно губу, подумала про себя Оксана.
— М….. — изнывая нервно, проурчала Оксана, не зная, что и ответить, поднимая взгляд на потолок больничной палаты
— Понимаю — ответил старик, улыбнувшись, продолжая всё так же тяжело дышать — Вам просто понравилась эта машина, что вы попросили подругу ну или кого-то там, сфотографировать вас на капоте этой машины
— Простите, пожалуйста — чувствуя себя как не в своей тарелке — Я не знала, что это машина принадлежит вам
— Мне?! — выражая удивление, переспросил старик — Да я вообще не знаю, чья это машина, да и это не моё дело
— Тогда к чему весь этот разговор
— Просто хотел спросить
— Так спрашивайте — положив ладони обеих рук на сомкнутые колени вместе, предложила Оксана
— Хотели бы вы?
Спросил он как раз в тот момент, когда Оксана повернула пустой взгляд к окну, но после услышанного тут же обернулась, обратно посмотрела на старика как на дурака.
— Чтобы у вас была такая машина
— Вы смеетесь? — мило улыбнулась Оксана, сдерживая себя
— А по мне видно?
— Да у меня даже прав нету
— Это я могу устроить
— Ладно, хорошо — прикусывая нервно губу, всё равно не понимая к чему он клонит, поделилась впечатлением Оксана — Допустим у меня будут права, но учитывая сколько я зарабатывая по низкой ставке, работая фельдшером на скорой о такой машине мне только мечтать
— Я главный инвестор компании Mercedes-Benz
— Простите
Не выдержала Оксана сухость во рту, взяла с подоконника окна пластиковый стаканчик с кофе карамели, приоткрывая его крышечку, хотела сделать из него глоток.
— Но я вас не понимаю
— Я хочу купить вам эту машину
Произнёс он, когда Оксана делала глоток из пластикового стаканчика, не выдержала она, когда тут же выплеснула всё надув щеки, содержимое стаканчика мелкими каплями на подоконник.
— Нет-нет я вполне серьёзно
— Простите, я правильно вас расслышала? — была удивлена Оксана, не могла поверить в то, что говорил господин Вольф — Вы хотите купить мне эту машину?
— А что разве вас это не должно обрадовать? — удивился Вольф реакции Оксаны, когда она широко раскрыв выразительные лазурные голубые глаза, посмотрела на него
— Да нет но….. — хотела возразить Оксана, не зная что и ответить
— Никаких но…..
Обратила Оксана внимание на то, что была увеличенна, бочкообразная (цилиндрической формы) грудная клетка. Так же у пациента наблюдалось расширение межреберного промежутка и эпигастральный угол (тупой), выпячивание надключичных ямок. Отмечается поверхностное дыхание с участием вспомогательной дыхательной мускулатуры.
— Я даже не позволю вам возражать — страдая приступом отдышки, говорил Вольф
— Вы позволите — встала Оксана со стула, медленно стукая каблуками по линолеуму, направилась к подоконнику, где лежал её стетоскоп — Мне нужно вас осмотреть
— Вам это сейчас необходимо?
— Помните — подошла Оксана к подоконнику, возразила на возмущение старика — Вы обещали во всём меня, как врача слушаться, иначе я просто зря трачу тут своё время
— Если вы только выслушаете меня
Уверял старик, обратил внимание, что Оксана была решительно серьёзно, когда она стояла, обернувшись к нему, прижимаясь бёдрами к пластику подоконника окна.
— Я готов пойти вам на уступки
— Просто позвольте — направляясь к стулу, с которого не так давно встала, убеждала Оксана, держала в руках стетоскоп, надела его уши на шею
— Ладно, хорошо — уныло отражая тяжесть дыхания, ответил Вольф
— Вот и отлично — присев на стул, Оксана одела стетоскоп, после чего рукой раскрыла на мужчине медицинскую рубашку, оголяя его торс — Так лежите и не двигайтесь
Первое на что обратила внимание, Оксана, пользуясь стетоскопом, когда определила перкуторно смещение нижних границ легких на 1-2 ребра книзу, коробочный звук по всей поверхности грудной клетки. Продолжая дальше выслушивать, Оксана заметила ослабленное везикулярное («ватное») дыхание, глухие сердечные тона.
— Нужно срочно переводить вас в палату интенсивной терапии
— Что сейчас? — был недоволен Вольф, но все же сохранял самообладание
— Я назначу вам преднизолон
Преднизолон — является синтетическим аналогом естественного гормона, относящегося к глюкокортикостероидам (вырабатывается в корковом веществе надпочечников).
— А так же ингаляции сальбутамолом
Сальбутамол — является препаратом группы 2-адреномиметиков, обладает бронхорасширяющим действием.
— Мне стоит договориться с Ивановым — встала Оксана, со стула убирая стетоскоп, оставила его висеть на шее
— Вы же обещали
— Я не думала, что всё будет так плохо
Обратила внимание Оксана приступ отдышки и волнение в глазах Вольфа, когда встала со стула, передумав, решила вернуться на место.
— Послушайте — уверяла Оксана, дотронувшись до кисти руки старика — Не знаю, конечно, что вы хотите мне рассказать, думаю это очень важно, для вас
— Так сложно найти человека, который бы тебя понимал — начал жаловаться Вольф, разговаривая чисто русским голосом — Всё это фрейлин
Указал он, обвёл пальцем по воздуху и потолку, полу и показал на часть окна, намекая на весь оставшийся за его стеклом огромный мир.
— Не имеет значения
Уточнил он, когда в спокойном состоянии его дыхание пришло в норму, однако все же казалось каким-то сухим и учащённым, застой образовавшейся жидкости в его легких мешал говорить.
— Если рядом с вами нет нужного вам человека
«Блядь ты ебанутый, если я не приму решение, тебя самого может уже не быть, а я навсегда застряну в аэропорту с Натальей Валерьевной», размышляла Оксана, посмотрев в пустые глаза старика, в которых после пережитка его временем, уже не осталось ничего, пустота.
— Я вёл себя очень плохо в этой жизни — утверждал, перешёл он на откровения — Я был тогда молодым, ну относительно, теперь уже для своих лет, чтобы провернуть такое
— О чём вы говорите? — не понимая старика, поинтересовалась Оксана
— Я говорю о том — приподнявшись с кровати, Оксана обратила внимание на его возбуждённое эмоциями состояние, вдруг он стал учащенно дышать — Я работал с очень плохими людьми, совершал очень страшные деяния, делал такое, о чём сейчас очень сильно жалею
Начал раскаиваться Вольф, делая это так как будто сейчас именно для него было время исповеди, которую он решил выложить прямо на Оксану.
— Я совершал ужасные вещи с этими людьми
Рассказывал он, оставаясь, полусидя на койке, опираясь на подушку локтями, внимательно словно изучал Оксану взглядом, продолжал пристально на неё смотреть.
— Фактически можно сказать я работал на мафию, из-за своей страсти к деньгам я потерял всё, уважение любимого человека, долг быть человеком, честь и прочее
— Послушайте — возразила Оксана, не давая мужчине притронуться к своей руке — Если я сейчас не приму решение о переводе вас в реанимационное отделение, возможно спасать будет уже некого
— Вы обещали меня выслушать
Говорил он начиная дышать учащенном ритмом, будто пациент ощущал нехватку воздуха, было видно как цианоз его лица, рук покрывал кожу синюшностью.
— Вы же….. — хватая воздух ртом, Вольф схватился рукой за правую часть груди — Вы же……..
«Пневмоторакс, но как, почему так быстро», не могла понять Оксана причину спонтанного сухого кашля, резкое падение артериального давления, пациенту было сложно дышать, у него наблюдалось поверхностное частое дыхание.
— Блядь — грязно выругалась Оксана, вставая со стула на котором сидела, направилась к столешнице с медикаментами, напротив койки пациента — Господин Вольф успокойтесь
Уверяла Оксана, подойдя к столешнице взявшись за ручки, отодвинула ящик, достала из него комплект первой помощи с иглой для пункции плевральной полости.
— Вам нужно успокоиться
Разрывая, в руках, упаковку, Оксана, стараясь не выдавать приступ душевной панической атаки, взыгравшей в ней, быстро направилась к кровати старика, доставая из упаковки иглу.
— Ложитесь на подушку
Подошла Оксана к кровати пациента, разрывая на грудной клетке медицинскую рубаху, словно одичалая кошка без страха и сомнения запрыгнула на кровать, пациенту расположившись сидя над его телом. Плевральная пункция при пневмотораксе проводится на стороне повреждения во втором межреберье по среднеключичной линии, по верхнему краю низлежащего ребра. При тотальном пневмотораксе во избежание быстрого расправления легкого и шоковой реакции пациента, а также при дефектах легочной ткани, в плевральную полость устанавливается «дренаж» с последующей пассивной аспирацией воздуха по Бюлау.
Суть техники напоминает дренирование по типу сифона. При накоплении воздуха в плевральной полости трубочку вводят в самой высокой точке, обычно это промежуток между первым и вторым ребром.
Прокалывая плевральную полость, иглой для пункции, по методике Бюлау, Оксана зафиксировала к игле трубочку, как только кончик иглу вошёл в плевральную полость. Присоединяя шприц к трубочке, Оксана, обхватив пальцами поршень, потянула его на себя, производя аспирацию скопившегося воздуха. Откачав воздух из плевральной полости, Оксана извлекла иглу для пункции, после чего наложила на место раны, стерильную тугую повязку.
— Ну вот как бы и всё — сползая с кровати, после того как проверила надежность тугой повязки на груди пациента, ответила Оксана, касаясь каблуками черных туфель линолеума в палате
— Вы спасли мне жизнь
Был шокирован Вольф, пытаясь отойти от шока, его дыхание после такой хирургической манипуляции начало постепенно приходить в норму.
— Во-второй раз — уточнил он это особенно, будто для него это имело колоссальное значение
— Я всего лишь — обернулась Оксана, мило улыбнувшись, стараясь не выдавать раздражительность и нервную возбудимость, пожав плечами, ответила она — Выполняла свою работу
— Фрейлин — пытаясь отдышаться, ответил Вольф, когда его дыхание постепенно стабилизировалось и почти уже пришло в его норму — Вы дважды спасли мне жизнь
— Я же сказала — убирая с постели, необходимое оборудование для аспирации, повторила Оксана, даже не посмотрев на старика — Я выполняла свою работу
— Я могу вас как-то отблагодарить? — спросил старик, будто беспокоясь за суровую реакцию со стороны Оксаны
«А почему бы и нет, я не такая гордая, чтобы отказываться от подарков, тем более со стороны этого миллионера или миллиардера, да какая нахуй разница», подумала про себя Оксана, желая от услышанного предложения, поддаться власти искушения.
— Что здесь происходит? — неожиданно дверь палаты открылась, за ней в проходе стоял Иванов, заведующей больничным комплексом
— Простите Валерий Иванович — чувствуя себя виноватой, не могла смотреть в глаза этому человек, опустив голову, ответила Оксана — Спонтанный пневмоторакс, мне удалось вовремя принять решения
— Молодец Орлова — переступая порог медицинской палаты, похвалил Иванов, явно заметил строгий недовольный взгляд
— Простите — всё же не сдержала Оксана своё любопытство, положив медоборудование на столешницу, обернулась, опираясь на неё бёдрами — Но как вы узнали, это звукоизолирующая дверь, за ней же почти ничего не слышно
— Неужели вы подумали — усмехнулся Иванов подлой улыбкой, мужчина прошёлся по палате, направляясь к койке пациента — Что назначу такого значимого для моей больницы пациента, когда у меня в палате не будет глаз
— О чём он говорит фрейлин? — не понял его Вольф
— Он говорит об установленной камере — пояснила Оксана, чувствуя себя не в своей тарелке, подумав о том, что Иванов мог слышать весь разговор между ней и пациентом
— Мда….. — повел губами Иванов, оценивая внешнее состояние палаты — Орлова можно вас на пару слов — обратился он так, как будто для Оксаны предстоял серьёзный разговор
«Блядь если он слышал весь этот разговор, мне пиздец», предположила Оксана, но всё же кивнула в знак согласия, направляясь к выходу из палаты пациента, вслед за заведующим.
— Так о чём пойдёт разговор?
Поинтересовалась Оксана, когда охранник, Вольфа, что стоял у закрытой двери, тут же, как кот зачуяв что-то неладное, вбежал в палату, беспокоясь за своего хозяина.
— Я что-то не так сделала? — переспросила Оксана, выражая волнение, после того как заведующий ничего не ответив, вышел первый в больничный коридор
— Вы ведь не думаете правда — обернулся Иванов, после того как вышел в коридор, позволил охраннику Вольфу вбежать в палату, чуть не сбив Оксану с ног
— Господин Вольф как вы?
— Что сможете себе позволить
Говорил Иванов, когда Оксана покидала палату пациента, вышла в коридор, прикрывая за собой дверь, оставляя её открытой для медсестры, идущей по направлению к ней.
— Принять предложение Вольфа
— Вы и это тоже слышали? — была удивлена Оксана, отойдя от двери, позволяя белокурой медсестре войти в палату пациента, из которой она только что вышла
— Не делайте из меня идиота!!! — повысив тон голоса, воскликнул Иванов, по лицу этого мужчины было видно крайнюю степень его раздраженности
— Простите
Испугалась Оксана, от страху отпрянула от мужчины, была поражена высоким тоном его голоса, чувствуя, как внутри сердце трепеталось от неожиданной его реакции.
— Я не то хотела сказать
— Просто ответьте на вопрос — подошёл Иванов к Оксане, когда она беспокоясь за его реакцию внимательно на него смотрела
— Простите — вновь извинилась Оксана отошла на шаг назад от разъярённого мужчины, чувствуя опасность, для себя, с его стороны — Но если вы всё видели и слышали мой разговор с пациентом, что вы от меня-то хотите услышать?
— То что вы откажитесь от предложения Вольфа — повторил в более уточнённой форме Иванов своё требование — Каким бы оно для вас ни было
«Тупой наглый самодовольный дебил, какого вообще хуя ты лезешь в мои дела, если Вольф и решил мне подарить автомобиль, то это уж точно не твоё блядское дело», сморщив губки, Оксана была выплеснуть на заведующего весь накопленный порыв ярости.
— Вы и так знаете ответ — прошла мимо этого мужчины Оксана, направляясь по коридору в сторону выхода из отделения — Зачем я его должна вам повторять?
— Если вы примете предложение
Догнал быстро Иванов, когда Оксана шла по коридору, встав вместе с ней у открытой двери процедурного кабинета, где наводила порядок медсестра, после очередного забора крови у пациентов отделения.
— Это будет расцениваться как взятка — заявил заведующий — А вы не хуже меня знаете, что из-за этого вы пойдёте по статье, а там в суду, вам вспомнят все ваши грешки, включая и случай с сыном Самойловой, который умер по вашей вине
— Моей вины в смерти мальчика нет! — заявила Оксана, прошипев перед лицом мужчины, подобием королевской кобры
— Куда вы направилась? — схватил он Оксану за предплечье, чем вызвал в ней гнев от прикосновения
— В столовую — огрызнулась Оксана, обернувшись, сурово посмотрела на Иванов — Я могу пообедать или мне теперь и это нельзя? — повысив тон голоса, она смутила пациентку, которую выходила из своей палаты, словно принуждая её вернуться обратно
— Ладно, послушайте — уныло вздохнул Иванов, в глазах мужчины, Оксана заметила, как он хотел уже наладить компромисс, в сложившейся ситуации — Давайте поступим так, вы отказываетесь от предложенной вам взятки Вольфа, а я снимаю с вас дежурство в аэропорту
«Дежурство в аэропорту, блядь это самое противное меня просто вымораживает из себя это проклятое место», предположила Оксана, решая согласиться и принять предложение Иванов.
— Хорошо — мило улыбнувшись, ответила Оксана, принимая условия заведующего — Только могу я у вас кое-что попросить
— Выкладывайте
— Судя потому, что вы видели сегодня на камере — начала рассказывать Оксана, отойдя с заведующим к фойе отделения рядом с постом медсестры — Я хочу, чтобы вы перевели Вольфа в реанимационную палату
— Если это всё — ответил Иванов так, будто уже заранее не дав ясного ответа, принял предложение Оксаны — То вы можете идти
— Спасибо — поблагодарила Оксана, опустив взгляд в пол
— Да и еще Орлова — отошёл Иванов на пару метров и вдруг неожиданно обернулся к Оксане, посмотрев на неё укоризненным взглядом — Вольф теперь ваш пациент всё, что с ним случится, будет на вашей совести
— Я это уже поняла
Тихим голосом, ответила Оксана, устремив пустой взгляд в пол, оставаясь стоять до тех пор, пока заведующий направлялся к выходу из отделения, не хотела смотреть лишний раз в его сторону.
***
Оксана стояла у женского уголка в комнате для танцовщиц, в одном нижнем белье, черные ажурные кружева подчеркивали изящностью чашечек сочную выраженную грудь. Рассматривая отражение в зеркале, любуясь пленительным сочетанием черного и красного тона на ткани нижнего белья, Оксана стояла наполовину боком к отражению зеркала. Черные ажурные чулки, пленительной нежностью материала обволакивали ноги Оксаны, придавая им выразительную сексуальность. В комнате чувствовался манящий запах карамели, его тонкий завораживающий вкуса помогал окунуться в детство, вспомнить леденцы, такой была палитра сочетания «Prada Candy». Вероника стояла за спиной у Оксаны, девушка в обворожительном белом коротком платье, кусая нервно губу, смотрела обеспокоенным взглядом на неё.
— Я так волнуюсь
Отражая свои переживания перед блондинкой, говорила Оксана, подходя к манекену в комнате снимая с него черный шелковый короткий халатик.
— Просто никогда еще ничего подобного не делала
Делилась Оксана впечатлением, посмотрев на девушку, которая одним только внешним видом, сопереживания сходила с ума, начиная ходить, стукая каблуками туфель по паркету комнаты.
— Но вижу, ты волнуешься не меньше моего
— Просто думаю о том — уверяла Вероника, пытаясь всем скрыть волнением — Как всё пройдёт, не подведи меня, я за тебя поручилась перед хозяином клуба
— Как?!
Поинтересовалась Оксана, одевая на себя черный короткий халатик, чувствовала его нежную материю, как она так приятно соприкасалась с её нежной и пылкой, как жерло вулкана кожей.
— Нет мне просто интересно
Ухмыльнулась Оксана, обернувшись, к своей собеседнице, оставаясь под светом с комода женского парфюмерного уголка, свечение от которого исходило из ламп на зеркале.
— Как же ты — завязывая пояс халатика на себе, спросила Оксана, посмотрев выразительно на блондинку в комнате — За меня поручилась
— Давай опустим Оксана — было видно для Оксаны, как Веронике стала неприятна эта тема беседы, от чего девушка повернулась спиной — Такие подробности
— Правда глаза режет? — настаивала Оксана, сделав шаг навстречу к блондинке — Или тебе неприятно говорить, ревнуя меня к каждому столбу, что ты расплатилась сексом за то, чтобы мне тут предоставили работу танцовщицы
— Что толку говорить — повернулась Вероника, встав наполовину боком к Оксане — Когда ответ тебе и так очевиден
— Я так и думала — ответила Оксана, направляясь к выходу из комнаты
— Тебе лучше идти и показать себя
— Да ты что — решила поиздеваться Оксана, встав, не доходя метр до двери — А ты не будешь ревновать меня к каждому столбу, я ведь буду танцевать там голой
— Секса ведь у тебя ни с кем там не будет — пожав плечами, мило улыбнувшись, ответила Вероника
— А откуда ты знаешь? — поинтересовалась Оксана, касаясь пальцами дверной ручки, состроила не менее коварную улыбку
— Ты так не поступишь
— Ты плохо меня знаешь
— Да ну — возразила Вероника, сделав шаг навстречу к Оксане, когда она стояла, державшись за ручку закрытой двери — Ты так не поступишь
— А ты возьми, проверь!
Не давая возможности блондинке высказаться, Оксана быстро открыла дверь, покидая комнату сгибая ногу в колено, переступая через высокий порог, тут же закрыла за собой дверь.
— Дура блядь конченная — грязно выругалась Оксана, облокотившись спиной, на закрытую дверь, глубоко изнурённо вздохнула, хватая воздух ртом
Отойдя от двери, Оксана, покачивая бёдрами, направилась по коридору, блеклый теплый свет диодных ламп, освещения, словно создавали интригу волнующей романтики в этом помещении, в сочетании с приятным душистым ароматом жасмина и гардении. Дверь, которая вела в зал клуба, издавала легкую вибрацию от музыки dubstep, играющей волнительными сексуальными аккордами, услышала Оксана, когда открыла дверь. Блеклая голубоватая обстановка темного помещения клуба, скорее напоминающую морскую фауну на фоне чудесно построенных черных зеркальных стен, пола и потолка клубного зала. Переступая высокий порог, Оксана наступила на зеркальный пол, вошла в зал клуба, направляясь тут же к ступенькам танцевального подиума, на котором находился пилон. Касаясь каблуками черных туфель зеркальных ступенек подиума, как раз в тот момент, когда музыка в зале перешла на тихий эротичный ритм, звучания баса и сама его динамика вызывала нотки искушения, поддаться власти порочного соблазна. Играя телом, направляясь к шесту, Оксана подобно ритму движения королевской кобры, отражала сочные, пленительные изгибы. Развязывая пояс черного халатика, Оксана раскрыла его, выказывая обворожительное тело, скидывая с себя халат прямо на пол танцевального подиума.
Обвивая пальцами стержень пилона, Оксана расположилась спиной к публике, подобно змее вырисовывая пластику тела, играла с пилоном, отражая каждое движения бёдрами. Приседая и снова вставая, играя по стержню шеста, вынося за него бёдрами, Оксана, вставая, сделала вокруг полный разворот. После чего обвив шест одной рукой, Оксана стала отклоняться назад, выставляя грудь вперёд выгибая спину, пока полностью не легла на пол зеркального подиума. Разводя в сторону ноги, Оксана, обвивая одной ногой пилон, выполнила разворот, поднимаясь ловко, оставаясь сидеть на коленях. Поднимаясь, держась пальцами за пилон, Оксана, играя телом, исполнила вокруг него разворот, прижавшись спиной к его стержню.
— Прекрасная девушка
Обратилась рыжеволосая девушка в обворожительном красном платье рядом со столом, которого находился танцевальный подиум для стриптизёрш.
— Почему я раньше я её не видела?
— Это новенькая
Ответил хозяин клуба, явно решал какие-то дела с рыжеволосым мужчиной который как две капли воды лицом был похож на девушку, в красном платье сидящую рядом с ним.
— Подруга одной из моих танцовщиц
— Хорошая подруга
Наметила сразу рыжеволосая девушка взгляд на Оксану, наблюдая, как она красиво двигалась вокруг пилона, играя бёдрами, вырисовывала пластику движения в такт звучания мелодии.
— Подарите мне её — требовательно заявила рыжеволосая девушка
— Боюсь, я не совсем вас понимаю Варвара Викторовна — был ошеломлён таким заявление хозяин клуба и не знал даже что и ответить
— Всё вы прекрасно понимаете, Виктор Леонидович — потакая капризам рыжеволосой девушки, говорил парень — У вас ведь перед нами есть кое-какие недопонимания, так вот, эта девушка их частично закроет собой
— Я же ведь не работорговец — утверждал Волков, понимая, к чему клонит рыжеволосый парень, был немного в ошеломлении от предложения — Я не могу так просто взять и отдать вам человека
Стряхивая пепел с сигареты, говорил мужчина в белой рубашке, верхние пуговицы которой были всё так же расстегнуты, как и при первой встрече с Оксаной.
— Эти девушки просто работают на меня
Утверждал Виктор Леонидович, взяв со столика бокал с коньячным напитком, посмотрел на Оксану, когда она скользила по пилону, вниз головой, в искушенной форме раскрыла глаза.
— Я ни к чему их не обязываю
— Кроме того что безбожно трахаешь каждую из них
Ухмыльнулась взглядом стервы, рыжеволосая девушка, с завистью посмотрела как Оксана, опираясь руками на пол отпрянула от шеста, вставая на ноги, обивая пилона пальцами обеих рук.
— Интересно есть хоть кто-нибудь из них — указала рыжеволосая незнакомка на клубный зал, посмотрев на каждую из танцовщиц — В ком твой член еще не был
— В ней не был — указал он на Оксану — Она подруга Вероники и они как бы так сказать вместе
— Ну, со своей танцовщицей ты вопрос решишь
— Вы не понимаете
Утверждал Волков, мужчина, обладающий такой репутацией в своём заведении почему-то шёл на попятную у этих молодых рыжеволосых людей, похожих друг на друга, почти как две капли воды.
— У меня будут проблемы, если я так поступлю
— Ну, так уладь их Волков — суровым голосом, распорядился девушка, когда Оксана сошла с подиума прямо на их столик, начиная сексуально играть бёдрами, в такт играющей музыки в зале
«Как она выразительно на меня смотрит, похоже я приворожила её», ухмыльнулась Оксана, когда стояла на четвереньках легонько кончиком указательного пальца коснулась подбородка рыжеволосой девушки, чьё пристальное внимание она заслужила.
— Или ты забыл уже как делаются дела? — наблюдала она внимательно как Оксана медленно, подобно королевской кобре играя телом, встала с колен
— Не стоит волноваться Варвара Викторовна — уверял Волков, когда Оксана возвращалась, вновь играя бёдрами к пилону, обвивая его пальцами обеих рук — Я всё улажу
— Сегодня — заявила, гордо поднимая подбородок к верху, рыжеволосая властительница, выдвигая перед хозяином клуба непреодолимые для него условия
— Я ведь не могу так просто взять…..
— Это не моя проблема — безразличным голосом ответила рыжеволосая девушка
— Это невозможно
— Для этого тебе мы платим
Утверждал рыжеволосый парень, такое чувство, что мнение его такой же рыжеволосой спутницы играло для него сильный вес и он его твёрдостью веры поддерживал.
— Или ты хочешь быть не в удел — заявил он, обращаясь к хозяину клуба — Даю тебе один день, чтобы ты лично уладил этот вопрос
Затушив сигарету в стеклянной пепельнице, говорил он, вставая с кресла, в котором сидел, после чего подал руку своей рыжеволосой спутнице, помогая ей подняться.
— Ладно, хорошо
Немного подумав, согласился Волков, когда Оксана, упираясь бёдрами в пилон, нагнулась к публике, заводя руки за спину, в искушенной форме алых накрашенных губ, расстегнула застежку.
— Что вы с ней сделаете? — поинтересовался хозяин клуба, обращаясь к рыжеволосой девушке в обворожительном красном вечернем платье — Запрёте где-нибудь?
— Она будет вольна как ветер — с улыбкой на губах ответила рыжеволосая девушка, наблюдая с изумлением, как Оксана медленно обнажая грудь раскрывая в порочной форме рот
— И вы не будите её, ни к чему принуждать?
— Уверяю тебя
Ответил рыжеволосый парень, подойдя к мужчине в кресле, положил руку к нему на плечо, был очарован, как красиво играя бёдрами прижавшись спиной к пилону, Оксана снимала трусики.
— Моя сестра же сказала тебе — говорил он, наклонившись к уху Волкова — Что эта блондинка будет вольна, как ветер и сама будет выбирать, когда к нам приходить, мы всегда ей будем рады
— Я с ней поговорю — заверил Волков, наблюдая за тем, как Оксана переступила через лежащие на полу подиума трусики и предстала голой перед публикой, в тот момент в зале кто-то из мужчин засвистел и захлопал ладоши — Как бы так сказать, подогрею её для разговора с вами
— Нет! — возразила рыжеволосая девушка — Отведи её после танца в свой кабинет, где ты проверяешь девушек, насколько они годны
— Что так сразу? — был удивлён Волков — Я так не могу, мне нужно с ней поговорить
— Просто закуй её в наручники
Обратился парень рыжеволосой сестры, продолжая стоять рядом с креслом Волкова, наблюдая, как Оксана красиво кружилась на пилоне, выгибая и сгибая ногу, выражая упругость бёдер.
— Засунь в рот кляп и доставь её к нам на поводке, а мы сами с ней поговорим
— Ты ведь, кажется, так уже делал — чертовски привлекательной улыбкой, улыбнулась рыжеволосая девушка, наклонившись к креслу хозяина клуба — Вот и сделай еще раз
— Меня не поймут
— Это уже твои проблемы — заявил брат рыжеволосой девушки
— Сделай всё, как мы просим
Заявила рыжеволосая девушка, наблюдая как в момент завершения эротического танца, Оксана, прижавшись спиной к пилону, играла тазом в разные стороны медленным ритмом движения.
— Мы в долгу не останемся
— Да это уж не сомневаюсь — ответил Волков, выражая недовольную гримасу на лице — Оксана дорогая, ты не могла бы пройти в мой кабинет
Обратился владелец клуба, когда Оксана нагнулась чтобы поднять халатик, лежавший на зеркальном полу черного подиума.
— Я хотел с тобой кое-что обговорить
— Что-то не так? — взволнованно надевая на себя халат, спросила Оксана, скрывая под ним обнаженную красоту тела — Я что-то плохо станцевала?
— Нет, дело не в этом — Оксана поняла по ответу, что Волков что-то таит, будто что-то его терзало, словно не давала покоя мрачная навязчивая мысль — Просто хотел обсудить твой новый контракт у себя в кабинете, если ты, конечно не возражаешь, зарабатывать большие деньги
— Конечно, нет — мило улыбнувшись, ответила, пожав плечами Оксана — Если речь пойдёт о больших деньгах, как я могу оказаться, если они будут честными
— Скорее даже грязными
— В каком смысле?
Сморщив кокетливо губки трубочкой, спросила Оксана, спускаясь по ступенькам подиума, когда зал из мужчин ей насвистывал и хлопал рьяно в ладоши бурными аплодисментами.
— Мне так все рады — изумилась в улыбке Оксана, поджав плечи, мило улыбнулась владельцу клуба, отражая блеклый румянец на щечках — Так что вы там говорили про деньги?
Ухмыльнулась Оксана, сохраняя красоту изумления, направляясь под руку с владельцем клуба чувствуя его пронзающей душу оттенками страсти одеколон и запах коньячного напитка.
— В каком смысле грязными?
— В таком, что вам придётся идти на интимную близость
— Что?!
Остановилась Оксана, выразительно раскрыла голубые лазурные глаза, посмотрела на мужчину, чувствуя, как от него пахло приятным сигарным дымом.
— Простите, но меня это не интересует
— Уверяю это хорошие деньги — убеждал владелец клуба — К тому вас никто даже пальцем не тронет, всё будет по вашим правилам и по вашим условиям
— Я вам не шлюха! — воскликнула Оксана, поднимая указательный палец перед лицом мужчины, недовольно посмотрела на него — И за деньги трахаться не буду
— Проходите, пожалуйста — открыл он перед Оксаной дверь — Мы с вами всё обговорим и примем любые ваши условия
— Если дела касается секса — возразила Оксана, ясно давая понять мужчине сзади, свои намерения, переступая порог открытой двери
— Я вас услышал — ответил Волков, войдя следом за Оксаной, закрыл за собой дверь
— Вот и хорошо — мило улыбнулась Оксана, остановивши посреди коридора — Так куда мне проходить?
— Давайте зайдём в комнату для танцовщиц — обратился он к Оксане, когда подошёл к ней, обвил рукой талию — Обсудим всё там
— Вы же сказали что у вас в кабинете? — обидчиво Оксана нахмурила губки, понимая, что управляет этим мужчиной на уровне подсознания, видя то, как он её желал
— Вам нужно будет подготовиться к следующему танцу — уверял владелец клуба, сам перед Оксаной открыл дверь в комнату танцовщиц — Как бы так сказать привести себя в порядок
— Хм….. а почему бы и нет
Ухмыльнулась Оксана, переступая порог открытой двери, вошла в комнату, где у парфюмерного комода, стояли две танцовщицы блондинка и шатенка.
— Скажите только честно
Обернулась Оксана, когда вошла в комнату, посмотрела на Волкова, в тот момент девушки, заметив мужчину, быстро прибодрились, состроив милые улыбки, пытаясь очаровать самца.
— Мой танец произвёл на вас впечатление?
— Вы очаровательно танцуете Оксана — поделился своим мнением владелец клуба, кивнул девушкам на выход из комнаты, оставляя за собой дверь открытой
— Так о чём вы хотели со мной поговорить тут? — поинтересовалась Оксана, касаясь ладонью выставленного бедра, немного оголила бархатистую сочную кожу
— А… да конечно
Почесав нос, ответил мужчина, направляясь к комоду, на краю которого лежали наручники, взяв их в руки, удивил своим желанием Оксану.
— Вот как бы так сказать
— А…. понимаю — ухмыльнулась Оксана — Вам нравиться непокорные девушки
— Вы позволите?
— В прошлый раз в своём кабинете — забавляясь в улыбке, как мужчина, словно уже был готов приклоняться перед ней — Вы, не спрашивая меня, заковали в наручники
— Так велела ваша подруга
— Интересно все девушки так вами потакают? — поинтересовалась Оксана, медленно оголяя халатик, отразила перед самцом сочную выраженную объёмом грудь, медленно спустив до талии
— Только вы — улыбнулся Волков, заметив красоту изгибов тела Оксаны, помог ей освободиться от халатика, как только она развязала пояс, после чего он в свободном падении плавно упал на пол
— Возможно в этом у меня свой приоритет
Ухмыльнулась Оксана, заводя руки за спину, позволяя самцу сзади сковать запястье наручниками, чувствуя пронзающий душу исходящий от него аромат одеколона.
— Ваш парфюм
Похвалила Оксана, такие ноты его шлейфа будоражили чувства, а щетина, крепкие руки, засученные рукава рубашки и расстёгнутые пуговицы, всё в этом мужчине манило её к нему.
— Он элегантен
— Так же как и ваш Оксана — выразил Волков своё почтение, крепко сцепив руки Оксаны за спиной наручниками — Карамель, запах детства, помню еще в советское время, мама покупала мне леденцы, от них исходил такой сладкий приторный аромат карамели
— Это так приятно
Обернула Оксана искушенный взгляд, не могла сопротивляться воли искушения охватившего разум, от чего раскрыла перед самцом алые накрашенные щедрым слоем помады губы.
— Вы открываете передо мной душу
— Вам это льстит?
Поинтересовался мужчина, прошёл мимо Оксаны, принюхиваясь к её телу, был в предвкушении от такого сладостного аромата.
— О… господи от вашего запаха, карамель, я схожу с ума
— Правда?!
Изумилась в улыбке Оксана, понимая, как легко зацепила мужчину, как он был околдован её красотой, исходящим от её тела запахом, взглядом, интонацией возбуждённого голоса.
— Можете меня так называть?
Отражая румянец на щечках, говорила Оксана, опустив голову, искоса возбуждёнными лазурными голубыми глазками следила за мужчиной, с которым находилась в одной комнате.
— Мне казалось вам нравиться мой голос? — заметила Оксана, как мужчина взял в руки кляп шарик и медленно начал направляться к ней
— Но было бы неплохо, когда вы помолчите
— Тогда как мы сможем — наблюдая, как Волков прошёл рядом, встав за спиной у Оксаны, мужчина почему-то медлил — Обсудить наш с вами новый контракт
— Вот так
Ответил владелец клуба, заткнув рот Оксаны кляпом шарика, плотно стянул у неё на шее ремешок кляпа, позволяя ей крепко зажать его зубами.
— Я буду говорить — утверждал он, расположив на шее у Оксаны ошейник — А вы карамель, будите меня слушать
Держась за лямку ошейника, мужчина направился вместе с Оксаной к выходу из комнаты, когда она была еще шокирована происходящим и не понимала, что вообще происходит.
— Один из моих компаньонов
Утверждал он, открывая дверь перед Оксаной, держась за поводок прицепленного к её шее ошейника, позволил ей первой покинуть кабинет, выйти в коридор, наблюдая за роскошной формой бёдер.
— Хочет с вами Карамель познакомиться
Рассказывал Волков, после чего вышел сам в коридор, закрывая за собой дверь, держал Оксаной за поводок, рядом с собой.
— Встреча пройдёт в моем кабинете
Направился он дальше по коридору, пояснил владелец клуба, его голос казался слегка растерянным, скорее даже чуточку напряжённым.
— Это не займёт много времени
Рассказывал он, когда подошёл, держа Оксаной за поводок ошейника к закрытой двери кабинета, открывая которую, пропустил её первой войти в комнату владельца клуба.
— Обещаю Карамель, как только всё закончится, я вас сразу же развяжу и отпущу
Убедительно говорил мужчина, когда Оксана вошла в пустой кабинет, здесь было всё как раньше, та же обстановка, те же два кресла, столик между ними, подиум на котором был пилон.
— Прошу проходите
Распорядился он, хотя сам держал Оксану за поводок рядом с собой, пока не закрыл за собой дверь и не прошёл по кабинету в сторону двух кожаных кресел.
— Присаживайтесь — подвёл он Оксану к креслу, специально встал между ними, рядом со столиками не позволяя ей подойти к креслу
«Да ты в конец уже охуел, мало того, что держишь меня связанной, так еще и посадить на пол, как собаку какую-то», была вне себя от недоумения мужчины, который грубо обходился с ней.
— Нет-нет
Указал он на пустой столик, поверхность которого была скорее цвета шоколадного оттенка, от которого исходил приятный запах мускуса, кожи и сигарного дыма.
— Вы сядете на столик
Разъяснил Волков, после чего положив ладонь на выставленные ягодицы Оксаны, помог ей забраться на столик, расположившись на нём сидя на коленях, склонив покорно голову.
— Мой клиент хочет вас осмотреть
Рассказывал владелец клуба, когда сам, держа Оксану за поводок ошейника, обошёл столик, сел в свободное кресло за её спиной.
— Хоть я и понимаю, как это дико для вас звучит Карамель
Признался Волков, положив ногу на ногу, сидя в кресле, мужчина некоторое время сидел, смотрел в пустоту комнаты, молча о чём-то размышляя.
— И знаете Карамель
Продолжил рассуждать владелец клуба, взяв с края столика на котором на коленях сидела Оксана, портсигар, открывая который достал из него папиросу.
— С вашей внешностью
Хвалил он, подкуривая сигарету, когда за закрытой дверью его кабинета, скорее даже смотровой комнаты для девушек, как это уже поняла Оксана, послышались шаги.
— Почему именно медицина? — поинтересовался Волков, когда дверь его кабинета открылась и на пороге стояла рыжеволосая девушка в обворожительном откровенном красном вечернем платье
— Волков я польщена
Стервозной ухмылкой подметила девушка перешагнула порог открытой двери, держа в руках бокал с шампанским. На теле рыжеволосой девице поверх красного вечернего платья, была одета бурая меховая шубка. На шее было красивое колье, материал которого напоминал платину, стоимость такого дорого изделия, внушало серьёзный статус её обладательнице.
— Всё-таки ты можешь — вошла в кабинет, говорила, пьяна девушка, отпивая с бокала глоток шампанского — Когда захочешь
— Господин Волков — вошёл в кабинет сразу же за рыжеволосой девушкой парень — Правда умеет выполнять свои обещания, да сестра?
— Конечно дорогой брат
Обернулась она, мило улыбнувшись рыжеволосому парню который, как и с веснушками на лице был дико похож на свою спутницу, от чего Оксана глядя на них предположила их близнецами.
— Так и как же зовут нашу очаровательную особу?
Рыжеволосая девица была дико пьяна, когда пришла на эту встречу, состроив губы трубочкой отражая противный для Оксаны взгляд, направлялась в её сторону.
— Господи братишка — подошла она к столику, где на коленях сидела Оксана, внимательно наблюдая за рыжеволосой пьяной девицей — Как же она прекрасна, я хочу её оставить себе
— Боюсь это невозможно
Возразил Волков, подкуривая папиросу, сделал небольшую затяжку, не в себя, просто выдохнул дым ртом, довольствуясь вкусом забитого в ней сорта табака.
— Мне и так придётся объясняться перед ней — стряхивая пепел в пепельницу рядом с каблуками туфель Оксаны — Я еще не успел ей объяснить, что вы Варвара Викторовна хотели на неё посмотреть
— А знаешь что Волков?
Обернулась рыжеволосая девушка к Волкову, когда стояла рядом со столиком, где сидя на коленях, находилась Оксана. Бархатистые ноты коллекции парфюма «Perfume Simply sexy», сочетавшие в себе палитру тона жасмина и сандалового дерева, приятно исходили от её тела.
— Пошёл вон отсюда
— Из моего кабинета? — ухмыльнулся владелец клуба, был ошеломлён наглостью рыжеволосой девушки — Вы в своём уме Варвара Викторовна
— Пошёл вон — прошипела она, ужасающим подобием гадюки, вынудив своей воли подчиниться этого мужчину, что заставило его со злостью затушить сигарету в пепельнице и встать с кресла
— Стойте Виктор Леонидович — обратился парень, совершенно не обращая внимания на Оксану, осматривал кабинет владельца клуба — Как же зовут вашу танцовщицу, ну как нам к ней хотя бы обращаться?
— Карамель — ответил Волков, прошёл мимо столика, на котором на коленях сидела Оксана — Её зовут карамель — с этими словами он покинул свой кабинет
— Я тоже пойду — ответил парень немного позже после нескольких секунд молчания, как Волков покинул кабинет, сам направился к выходу из кабинета — Покурю
— И так Карамель — подошла к креслу рыжеволосая девушка, после того как её брат вышел из кабинета касаясь коготками подбородка Оксаны, устремила её взгляд на себя — Поговорим?!


Некоторое время Оксана сидела на столе, на коленях, её руки были сплетены оковами наручников за спиной. В зубах у Оксаны был зажат шарик кляп, не позволяющей ей говорить или издать хоть какой-то звук. Склонив голову, Оксана смотрела на поверхность стола, на котором покорно находилась, пока её искусительница сидела молча в кресле, держа бокал шампанского перед собой в одной рукой, словно не знала, как начать разговор. Так прошло некоторое время молчания, пока девица с естественно рыжими волосами, цвета пламени отпивала маленькими глотками с бокала шампанское, при этом смотрела на Оксану.
Бурая меховая шубка, имела весьма солидную стоимость, как и колье у неё на шее, все этой пьяной девушки вещи, превозносили образ этой бестии. Длинное красное вечернее платье облегало тело рыжеволосой бестии, отражая в ней пикантные и в тоже время скромные формы её хрупкого тела. Пленительное сочетание парфюма исходило от этой девицы, словно делая её редчайшим цветком, манящей композицией запахов притягивающих к себе внимание. Чашечки этого платья подчеркивали грудь девушки, что с её худощавым телом имела внушительный размер и контур, который был подтянут. Красные туфли, что сидели на ногах девушки, сочетались с цветом её платья, имели строгий выразительный каблук, придающий сексуальность образу.
— Дорогая моя
Коснувшись, кончиками пальцев одной руки, подбородка Оксаны, ответила она, после ожидания некоторого времени, поднимая её лазурный взгляд голубых безупречных глаз на себя.
— Прям, даже не знаю, как и начать разговор
Было видно, как девушка волновалась, хоть и была пьяная, её интонация и заплетающийся в словах язык выдавали душевные переживания, которые она испытывала в данной ситуации.
— Я первый раз сегодня здесь
Неожиданно сменила девушка тему разговора, её нижняя губа даже в таком пьяном состоянии слега подёргивалась, наверняка от волнения.
— Прости, я так волнуюсь
Рассказывала искренне она, продолжая смотреть в глаза Оксане, будто пыталась что-то сказать, своим пустым пьяным взглядом.
— Пожалуй, мне стоит представиться
Неуверенно рассуждала, высказывалась девушка, вставая с кресла, в котором сидела, оставив лежать на нём бурую шубку.
— Я Воронова Варвара Викторовна
Представилась она, покачивая выразительными бёдрами, скрывавшимися за красным длинным вечерним платьем, девушка направилась к комоду, на котором стояла бутылка с виски.
— Твой танец
Делилась впечатлением девушка, подошла к комоду, взяв с него бутылку с виски, пододвинула кончиками пальцев к себе стакан.
— Он просто божественен
Высказала она своё мнение, наполняя бокал содержимым из бутылки, после чего не сдержавшись, поставила бутылку, поднимая бокал.
— Я хочу пригласить тебя в свой клуб
Отпивая с бокала глоток виски, она нахмурила губки, поёрзав ими, смакуя выпитую крепость алкоголя, которая снимала оковы с её разума.
— И конечно же сделать тебя своей девушкой
«Охуевшая наглая тупая сука, мало того что ты приказала этому псу Волкову связать меня, так её промываешь мне мозги своим нытьём», размышляла Оксана , жадно облизывала шарик зажатый в зубах, покрывая его изобилием слюны.
— Что мне предложить взамен на то чтобы ты хотя бы обдумала моё предложение?!
Спросила рыжеволосая девушка, направляясь к столику, на котором Оксана сидела на коленях, продолжая пристально за ней наблюдать. Пьяная девица подошла к столику, поставив бокал рядом с коленями Оксаны, нагнулась к ней, посмотрела с любопытным восхищением ей в глаза.
— Вот хочешь, я тебе шубу подарю свою
Потянулась она рукой к шубке, скинув её небрежно с кресла на пол, куда и упала её сумочка, открывшись из которой выпали пятитысячные купюры.
— Хочешь денег
Сидела рыжеволосая пьяная девица на коленях перед Оксаной, разбрасывая крупные пятитысячные купюры по комнате.
— Даже если захочешь — снимая колье со своей шеи, Воронова положила его на стол к коленям Оксаны — Я тебе колье своё подарю
Обвила она руками шею Оксаны, мило улыбаясь, расстегнула ремешок кляпа, который она крепко сжимала в зубах.
— Просто скажи, что мне сделать? — вынимая шарик из-за рта Оксаны, рыжеволосая пьяная девица была готова на всё лишь бы получить положительный для себя ответ
— А разве это правда
Поинтересовалась Оксана, завистливым взглядом голубых лазурных глаз, посмотрела сначала на купюры, лежащие на шубке, потом на колье перед своими коленями.
— Всё будет моим?
— Стань моей — предложила пьяная рыжеволосая девушка, сидевшая перед Оксаной на коленях, коснулась кончиками пальцев поверхности стола, на котором она сидела
— А как же Вера? — была удивлена настойчивостью инициативы рыжей компаньонки
— А что Вера? — удивилась, отпрянула пьяная девица, разговаривая заплетающимся языком — Вера это прошлый век, да что она тебе может дать?
— Она не отпустит меня — уверяла Оксана, желая получить хотя бы одну пятитысячные купюру, завистливым взглядом смотрела на них
— Да кто её будет спрашивать
— Могу я хотя бы попросить вас?
Мило улыбнулась Оксана, продолжая смотреть на девушку, которая от её одного внешнего вида сходила с ума и была очарована её красотой.
— Освободить мне руки от наручников
— Ах… да-да конечно
Вздохнула чувствительно Воронова, выражая нежность и ранимость перед Оксаной, по лицу этой девицы было ясно, как сильно она хотела заполучить её, что пойдёт на всё что угодно.
— Я сейчас освобожу вас
— Можно будет мне хотя бы одну пятитысячную купюру в долг — попросила Оксана, понимая свою потребность жажды денег — Обещаю, я всё верну — наблюдая за девушкой, которая вставая с колен на ноги, едва держалась на высоких каблуках, почти не падая прошла мимо столика
— Это всё твоё — взяла она откуда-то из-за спины ключ от наручников, которыми были сплетены руки Оксаны за спиной
— Но я не смогу вернуть вам такие вещи — была шокирована Оксана, не воспринимая серьёзно ответ рыжеволосой девушки для себя
— А мне не нужно ничего возвращать — вздохнула отчаянно она, освободив руки Оксаны от сковывающих оков браслетов на запястье рук
— Но как же так? — потирая руки от браслетов на запястье, когда их освободили, спросила Оксана
«Ах… как бы я завернулась в ту шубку, а то колье, блядь это просто пиздец, а вот деньги да, мне действительно нужны, Вера никогда мне не даст столько, да даже одной бумажки», размышляла Оксана, желая поддаться и вкусить эту радость искушения, которая как омутом охватила её разум.
— Вы просто так возьмёте, подарите мне всё это?
— В то время как ты — уточнила она, продолжая сидеть на коленях рядом со столиком, где расположилась Оксана — Подарю всю себя мне
— Я не могу так взять и……
— Я сделаю тебя своей королевой — утверждала Варвара Воронова
— Разве что
Была польщена Оксана, когда смотрела на меховую бурую дорогую шубку, желая утонуть в её нежности, чувствовать, как нежный материал меха обволакивает кожу обнаженного тела.
— Мне бы кое-что хотелось
— Только скажи
Уверяла Воронова, продолжая стоять перед Оксаной на коленях, когда она прикрыла одной рукой сочную выраженную грудь, а другой паховую область медленно встала со столика.
— Я всё для тебя сделаю
— Могу я потешаться в вашей шубке
Смутившись, выражая румянец на щечках и чудесные изгиб их ямочек, спросила Оксана, наступая аккуратно на паркет комнаты красным каблуком черных туфель.
— Просто у меня никогда не было таких дорогих вещей
— Пожалуйста — ухмыльнулась Варвара Воронова
— Такой нежный мех — похвалила Оксана, окунувшись сразу в нежность бурой шубки, ластилась как кошка, купаясь в купюрах лежащей на ней
«Жизнь меня научила брать всё, что она даёт, гордость мне сытости не прибавит, да и пешком надоело часами гулять по Москве, уж лучше хотя бы на автобусе, а на него тоже нужны деньги, а с этими деньгами я могу и на такси позволить себе иногда роскошь», предположила Оксана, ухмыльнувшись роковой улыбкой.
— А почему бы и нет — ухмыльнулась Оксана, теша себя как пятитысячные купюры скользили по нежной коже сочной выраженной объёмом груди, радовалась тому, как они посыпали всё её тело
— Ну, так что ты согласна? — поинтересовалась Варвара Воронова, продолжая сидеть на коленях рядом с Оксаной, когда она как кошка ластилась в обольщение дорогой меховой вещи
— Полагаю — вставая медленно, прикусывая краешек губы, Оксана светилась от счастья, желая получить сразу деньги, шубу и колье — Ответ ты ожидаешь услышать сейчас?
Поджала она под себя ноги, когда сидела на шубки рядом с рыжеволосой пьяной девушкой, сгорая от предвкушения манящей близости.
— А-а…. — возразила Оксана, заигрывая, пригрозила кокетливо указательным перед губами Вороновой, когда она хотела её одарить поцелуем — Можно мне сначала вон то колье примерить
— Хочешь получить всё и сразу?
— Ты же сама сказала, что это всё теперь моё
— Что же — недовольно повела губками пьяная рыжеволосая девица — В таком случае — взяла она с края столика, лежащие на его поверхности колье
— И сними уже с меня этот дурацкий ошейник
Нервно выразила Оксана своё мнение, нахмурив обидчиво губки перед своей обольстительницей, пытаясь пробудить в ней жалость, стараясь выглядеть для неё единственной королевой.
— Чувствую себя словно собака
— А… этот Волков — раздражительно ответила Воронова, смутившись критики Оксаны, положив колье к ней на колени, расстегнула кожаный ошейник у неё на шее
— Я тоже так подумала
Улыбнулась Оксана, выражая застенчивость перед рыжеволосой девушкой, почувствовала ласку касания её пальцев, как они с ловкостью расстегнули ошейник на её шее.
— Ах… как же свободно — ответила Оксана глубоко и чувствительно нежно вздохнула
— Вот что должно быть на моей девушке
— Полностью с этим согласна
Подтвердила Оксана, расплываясь в улыбке, ощутила как приятно девушка, сидящая рядом с ней излучающая приторный запах перегара из-за рта одела на её шею дорогое колье.
— Оно так прекрасно
— Ты прекрасна! — испуская жар крепости выпитого алкоголя, прямо в губы Оксаны, высказалась нежно Варвара Воронова
— Я так люблю, когда ты так говоришь — обольстилась в улыбке Оксана, ощущая на себе, как шепот девушки пронзал её слух, затрагивал и обволакивал душу искушением страсти
— Хочешь, я могу всегда так говорить — разговаривая рядом с ухом Оксаны, рыжеволосая пьяная девица пленила её слух, вынуждая поддаться и покориться воли порочных чувств
— Что мне нужно сделать?
Была на пике искушения Оксана, прошептав рядом с раскрытыми губами Вороновой чувствуя сладость алкоголя, исходящую с её губ.
— Чтобы вырвать с твоих губ первый наш с тобой поцелуй?
— Просто сделай это — изнывая в предвкушении поцелуя, простонала Варвара Воронова
Раскрыла Оксана алые пылающие огнём губы, начиная медленно сближаться, когда расстояние осталось на миллиметры, чувствовала порочное дыхание возбуждённой пьяной девушки.
— Ну же — простонала, изнывая порочной властью Воронова, едва касаясь губ Оксаны своими, испуская ей в рот порыв будоражащего страстью порыва дыхания
— Оксана?!
Неожиданно, разрывая гармония назревающей связи, послышался голос Вероники, назойливая блондинка, открыла дверь в самый не подходящий момент, прерывая момент слияния.
— Это что еще такое
«Блядь ну это пиздец, хуже просто уже некуда, вот умеешь ты вовремя появляться, у тебя наверно дело просто талант», отпрянула Оксана от губ рыжеволосой девушки, прикусывая краешек губы.
— Уверяю тебя
Сидела Оксана на бурой меховой шубке, пропуская сквозь пальцы нежные ворсинки меха, легонько сжала её, впиваясь от каприза, нахлынувших эмоций, когтями в материю.
— Это не то, что ты подумала!
— Я тебя значит ищу хожу по всему клубу
Вошла в комнату разъярённая блондинка, девушка словно кричала, выражая свои бурные чувства, скорее была похожа на разъярённого цербера, охраняющего врата ада.
— Волнуюсь за тебя — продолжала она высказывать свои недовольства, с грохотом когда вошла в комнату, закрыла за собой дверь — А ты здесь пропадаешь, да еще и Вороновой, что чёрт возьми, происходит?
— Хочешь, я её выпровожу? — тихо прошептала Воронова, Оксана заметила, как по её лицу пробежала искра недовольства, как мускулы на её лице были в полном напряжении
— Позволь я всё улажу сама — возразила Оксана, коснувшись подушечкой пальца пылких, играющих чувствами губ рыжеволосой девушки
— В таком случае
Вставая с колен, рыжеволосая пьяная девица, едва держалась на ногах, сохраняя самоконтроль и ориентацию в пространстве, отражая на своём лице мимику недовольства и раздражительности.
— Ты знаешь теперь, что от тебя требуется и что теперь за это ты мне должна
Уверяла Варвара Воронова, направляясь шатающейся походкой к выходу из комнаты, когда разъярённая блондинка, что была тут же, смотрела на неё с удивлением.
— Надеюсь, ты примешь верное решение, в противном случае, хочешь ты этого или нет, ты просто всё равно будешь моей, так ведь?!
Утверждала рыжеволосая пьяная девица, открывая дверь, встала в её проходе, облокотившись, грудью на её коробку, выразительным взглядом смотрела на Оксану.
— Карамель — с этим обращением, Воронова покинула кабинет, закрывая плавно за собой дверь
— Что это, черт возьми, сейчас было?
«Дура блядь ебанутая, ты как будто не понимаешь, что из-за твоей выходки я погрязла в долгах, которые я не в силах буду выплатить», размышляла Оксана, прикусывая губу, теша себя нежностью материала меха шубки, расположилась спиной на ней.
— А как будто ты не поняла? — прикрывая грудь шубкой, ответила Оксана, состроив губки в застенчивой форме
— Я всё поняла — заявила Вероника, подойдя к шубке, где на полу лежала обнаженной Оксана, прикрывая грудь материю бурой шубки Вороновой — Только, причем здесь эта рыжая дрянь и с какой это стати она тебя обихаживает, когда ты моя девушка
— Она предложила мне все эти деньги, шубу и колье……
— Дай-ка представлю просто — возразила блондинка, присаживаясь рядом с Оксаной на колени прямо на пол, говорила Вероника не став её слушать, прерывая — Что она тебе всё это предложила не просто так
— Ну, надо же! — изумилась в насмешке Оксана, ощущала, как нежная ткань меха шубки облегает лаской сочную грудь — Сама догадалась или кто подсказал?
— Ты откажешься от этого всего
— С какой это стати?! — возмутилась Оксана, опираясь на локти, приподнялась с пола
— Нам с тобой не нужны подачки от этой ведьмы
— А с каких это пор ты стала принимать решения за меня?
— С тех самых пор — оспаривая такой довод, говорила повышенным тоном голоса Вероника, продолжая сидеть на полу рядом с Оксаной — Как ты стала жить у меня, разве ты не помнишь, как всё началось?
— Больше не буду жить
— И куда интересно ты пойдёшь — оставаясь сидеть на коленях, спросила блондинка, когда Оксана с колен, оставляя лежать шубку на полу — Да кому ты нужна, ты посмотри на себя, грязная дешевая шлюха……
— Хватит! — прошипела Оксана влепила девушке, оскорбившей её, крепкую, обжигающую ладонь пощечину — Ты сама притащила меня в это клоповник
— Я просто подумала, что ты будешь культурной девушкой и будешь знать себе цену
Потирая щёку, опустив обиженный взгляд в пол, ответила блондинка, оставаясь сидеть на коленях, когда перед ней стояла рядом Оксана.
— Но я никак не могла даже представить, что ты окажешься такой дешевой
— Я дешевая?! — вскрикнула Оксана, выражая обиду, замахнулась на девушку, что сидела перед ней на коленях — А ты на себя посмотри, трахаешься с владельцем клуба просто так
— Пошла вон отсюда — не сдержав эмоции, прошипела как гадюка Вероника на Оксану — Вон отсюда, я не хочу тебя и знать, живи, где хочешь и с кем хочешь
«Мне ведь некуда идти, а комнату здесь в Москве снять это я без денег останусь, куда мне идти, что делать, как жить?», испугалась Оксана таких слов от подруги, прекрасно понимая и осознавая их последствия, не могла сама для себя придумать решение.
— Значит вот как! — воскликнула Оксана, не могла сдержать влагу слёз на лазурных голубых глазах, так как чувства к этой блондинке всё еще переполняли её разум
— Да вот так теперь Оксана — склонив голову на пол, ответила Вероника
— Ты не можешь меня выгнать! — возразила Оксана, действительно не понимая, что происходит, продолжая стоять рядом с белокурой девицей, сидевшей на полу
— Могу и делаю это
— Через что мы с тобой обе прошли……
— А через что мы с тобой обе прошли? — прерывая слова Оксаны, оспаривая такое утверждение, спросила Вероника
— Ты помогла мне принять роды Аришки у той ненормальной
Утверждала Оксана сев на колени рядом с блондинкой, со слезами на глазах рассказывала она, положив руки на колени, выразительным голубым лазурным взглядом посмотрела на девушку.
— Ты помогла мне вернуть её из детского дома
Ухмыльнулась Оксана, посмотрев на девушку, что сидела рядом с ней, поджав под себя ноги, пытаясь пробудить в ней самые тёплые и искрение чувства по отношению к себе.
— Если бы не ты — коснувшись подбородка девушки, внушительным доверием голоса, говорила Оксана, направляя её взгляд на себя — Мне бы ни за что не дали Аришку, а тем более я сама бы не приняла роды у той ненормальной пьяной суки
— Но ведь заметь — упорствовала блондинка — Что всё, что тебе не даешь, ты сама рассыпаешь в пыль, роды ребёнка, его усыновления, наши чувства, отношения, любовь ты всё разрушила сама, своей чокнутой нимфоманией
— Это всё Волков! — возразила Оксана, оспаривая такой довод — Это он насильно принудил меня прийти сюда, вот посмотри на наручники кляп и ошейник, как ты думаешь, на ком это всё было одето?
— Волков тебя не заставлял целоваться с этой Вороновой — делая вид, что ей противно обсуждать эту тему, опустив снова взгляд в пол, говорила блондинка
— А ты представляешь её логику убеждения — пытаясь найти оправдания своему безумному влечению, пояснила Оксана — Я бы сама ни за что не поцеловалась с этой рыжей сукой
— Ты хотела это сделать
— Она принудила меня к этому!
— Да ну — не поверив не единому слову Оксаны, удивилась блондинка — И как же?
— Ты её не знаешь
— Зато я прекрасно теперь знаю тебя Оксана — тихим голосом продолжая смотреть в пол, ответила блондинка, оставаясь сидеть на коленях
— Прошу, пожалуйста! — уверяла Оксана, оставаясь сидеть на коленях рядом с блондинкой, коснувшись кисти её руки — Дай мне шанс, я ведь тебе не изменяла ведь
— Ты хотела её поцеловать
— А ты трахалась с Волковым у меня на глазах!
— М….. — ерзая недовольно губами, потирая щеку, по которой пришёлся удар ладони Оксаны, недовольно пробурчала Вероника — Умеешь ты надавить
— Скорее добиваться своего — говорила Оксана рядом с губами девушки, чувствуя нежный исходящий от её тела аромат, будоражащие ноты которого заводили в ней огонь безумной страсти
— А как же твоя нимфомания?
— Я же говорю, это Волков меня связал
— Ему, зачем это? — не поверила словам Оксаны, возразила блондинка, убирая её руку от своего лица, не давая к себе прикоснуться — Будет ли владелец клуба тратить время на тебя, кроме того, что он и так знает, что ты принадлежишь мне
— Еще всё принадлежу? — играя искусно в застенчивость, переспросила Оксана, мило улыбнувшись блондинке, сидевшей рядом с ней на коленях
— Не испытывай лучше судьбу Оксана
Упрекнула блондинка, приткнув губы Оксаны указательным пальцем, не давая себя поцеловать, отпрянула от её тела, опираясь на руки, выставила их назад.
— Я пока тебя еще не простила за то……
— А то, что я должна тебя простить за секс с Волковым?
— Это не одно и тоже
— Воронова просто хотела меня поцеловать
— Этого уже более чем достаточно
— А то, что член Волкова был в тебе этого не достаточно?! — вскрикнула Оксана, уже не могла держать при себе эмоции переполняющих её разум чувств ревности
— Ладно — уныло вздохнула, отражая отчаяние в своём поведение, ответила блондинка — Иди на свою работу или куда там тебе нужно, только убирайся на сегодня с этого проклятого клуба
— А как же работа здесь в клубе
— Я решу вопрос с Волковым
— То есть, как решишь? — недовольным голосом, спросила Оксана, оставаясь сидеть на шубке, поджала под себя ноги — Надеюсь, не так как ты привыкла решать в своём стиле?
— Не испытывая моё терпение Оксана — поднимаясь с пола заявила Вероника — Или как тебя теперь они все называют
Блондинка сурово посмотрела на Оксану, положив руки на талию, белое платье, что облегало её плоть, сексуальной чертой изгиба подчеркивало сочные прелести тела.
— Карамель?!
— Ты сама купила мне эти духи
— Но ведь согласить этот вкус тебе очень идёт
— Ты ведь знаешь, я люблю розу
Продолжая сидеть на полу, Оксана собирала рассыпанные деньги в сумочку, делая специально перед блондинкой, как будто, так и должно быть.
— Но карамель?! — поднимаясь с пола, положив сумочку на кофейный столик, Оксана подняла с пола бурую шубку, надевая на себя
— Что ты делаешь?
Возмутившись, спросила Вероника, девушка посмотрела на Оксану сердито, считая, что конфликт будто бы улажен на этой почве и его обсуждение больше не требует.
— Мы ведь с тобой это обсуждали
— В каком смысле? — прикусывая краешек губы, ответила Оксана, взяв в руки сумочку, как будто она уже принадлежит ей и содержащаяся там сумма денег уже её
— Ты вернешь шубу и деньги
— Но ведь Воронова подарила мне всё это
— В качестве задатка — пояснила блондинка, вставая медленно с пола напряженным взглядом, так что её голубой глаз лишь слегка подергивался — Что ты уже будешь принадлежать ей
— Ну, ведь там деньги
— Ну и что — ухмыльнулась Вероника, опровергая мысли Оксаны, развела руками, развеяв в пыль ей мечты — Заработаешь сама и еще, а их оставь
— Но там столько денег и всё это может принадлежать мне
— Выбирай! — психанула Вероника, устав больше повторять и бороться с искушение власти денег и дорогих вещей, которым поддалась Оксана — Либо я или твои шмотки и деньги?
— Ты ведь мне этого не купишь
— Воронова дала это тебе в качестве платы — утверждала блондинка, подошла к Оксане и легонько кончиком коготка указательного пальца коснулась её груди — Не будь шлюхой Оксана
— Почему сразу шлюхой? — нахмурив обидчиво губки, переспросила Оксана, чувствуя сказанное, как оскорбление в свой адрес
— Потому что Воронова хочет получить тебя — пояснила Вероника, продолжая стоять рядом с Оксаной изучая ё взглядом — И по весьма дешевой для себя цене
— Это тебе так только кажется — провела Оксана пальцем по колье на шее, другой рукой держала сумочку не решаясь расставаться с деньгами, которые ей дали в качестве платы
«Блядь ну ладно, зато колье, тысяч за тридцать я смогу его сдать в любом ломбарде, да даже у самой скрупулёзной бабке оценщице», ухмыльнулась Оксана, оставив сумочку с деньгами на столике стоящим между двух кресел.
— Ладно, хорошо — снимая с себя бурую шубку, делая вид, что принимает условия блондинки, оставила шубку, скинув её на пол
— Оксана? — обратилась недовольно Вероника, когда Оксана быстро повернулась спиной, чувствуя на коже, до сих осадок после надетой недавно на теле шубки
— Да что еще — прикусывая краешек губы, чувствуя крайнюю степень недовольства, обернулась Оксана, положив руку на бедро
— Колье
— А что колье? — сделав вид, будто удивилась серьёзному взгляду блондинке, переспросила Оксана
— Оно тебе не принадлежит
— Но могу я его оставить себе
— Нет, не можешь
Возразила Вероника, указывая коготком указательного пальца на кофейный столик, где оно должно было лежать рядом с сумочкой, куда Оксана убрала рассыпанные Вороновой купюры.
— Потому что оно тебе не принадлежит
«Наглая самодовольная сука», сдерживая гнев назревающих эмоций, Оксана завела руки, за спину расстегивая застежку колье на шее.
— На, вот подавись! — бросила Оксана, колье на пол, прямо к ногам Вероники
— Не нужно так грубо — возмутилась, делая упрёк Вероника, в ответ на грубую реакцию Оксаны
— И как мне теперь жить?
Прокричала Оксана, когда подошла обнаженной к двери, прикрывая грудь одной рукой, другой ладонью, закрывала паховую область, обернулась к блондинке.
— Ты мне не оставляешь даже средств, для существования
— Тебе не так давно Волков дал пять тысяч — уточнила Вероника, улыбнувшись злорадной улыбкой, поднимая с пол колье — Куда ты их дела?
— Это не твоё дело
— И как у тебя после всего этого — ответила недовольно блондинка, поднимаясь с пола, положила шубку на столик — Язык поворачивается так говорить на меня, когда я спасаю тебя
— От чего? — продолжая громко кричать, недовольно спросила Оксана
— От того — ответила Вероника, повернувшись к Оксане, положила руку на выставленное упругое бедро — Чтобы ты Вороновой не досталась, хотя бы за такую дешевую цену
— Дешевую цену?!
Дрожащей губой, отражая обиду на лице, ответила Оксана, стараясь сдержать влагу наворачивающихся слёз на лазурных голубых глазах.
— Да пошла ты нахуй — переступая тут же через порог, резко открытой дверь, грубо выругалась Оксана, с грохотом закрывая за собой дверь, оставаясь в коридоре одна
Отошла Оксана от закрытой двери, звонко стукая каблуками по паркету коридора, направлялась под томным, скорее даже эротическим светом светильником висевших бра. Витавший запах жасмина, лаванды и гардении в этом коридоре был особенно сильным и утонченно вкусно, напоминающим Оксане сочетание особого вкуса парфюма. Подойдя к закрытой двери, Оксана, прикусывая отчаянно, начиная нервничать краешек губы, обвив пальцами металлическую ручку двери, легонько нажала на неё пальцами. Переступая через высокий порог открытой двери, Оксана, коснувшись пальцами дверной коробки задержав взгляд на двери, ведущей в клубный зал, откуда доносился аккорд романтического dubstep звучания.
В комнате для танцовщиц, горел еще более тусклый свет, скорее он даже исходил от женского уголка, на зеркале которого по периметру были лампы накаливания слабой мощности. Закрывая за собой следом дверь, Оксана облокотилась на её поверхность, чувствуя запах кожи, сигарет с фильтром, чей нежный запах напоминал больше аромат роз. Вздохнув изнурённо хватая воздух ртом, Оксана отошла от двери, направляясь к дамскому уголку слева от входа, чувствую легкую обеспокоенность и раздражительность внутри себя, после ссоры с Вероникой. Встав у комода, Оксана какое-то время наблюдала в отражение в зеркале, облокотившись на поверхность дамского уголка, покусывая нервно губу.
«Тупая сука, возомнила себя, будто я ей чем-то обязана, на самом деле это не так», размышляла Оксана, продолжая некоторое время стоять у зеркала.
— Ха….. — услышала Оксана женский смех, после того как дверь в комнате неожиданно открылась, заставив её присесть на стул, одеть на себя черный легкий халатик
— Лерка ну ты даешь — послышался голос другой танцовщицы, девушки, судя по всему, когда вошли в комнату, пошатываясь, были изрядно пьяны, так как позволили себе радость с клиентами
— Карамель? — ухмыльнулась одна из блондинок, что вошла в комнату, заметив Оксану, тут же обратилась к ней — Тебя владелец клуба зачем-то искал
— И чего же он хотел?
Сидела Оксана на стуле на коленях, обернувшись, посмотрела на девушек, так как не успела полностью одеть халат, её плечо слегка оголилась, приоткрывая очертание формы груди и живот.
— Я так понимаю — говорила Оксана, раскрывая губы в искушенной форме — Вы у него не спросили
Объёмная красота белокурых волос Оксаны, посыпала плечи, падала на спину, завиваясь в полукольца, имела золотистый оттенок.
— Так как позволили себе посидеть с богатыми клиентами
— А вот это уже не твоё дело
— И кстати сейчас твоя очередь — заявила блондинка, которая была одета в одном нижнее черное ажурное белье, которым она любезно хвасталась, покачивая выраженно бёдрами в каждом шаге
— Давай иди на пилон — распорядилась шатенка, от которой когда она подошла к стулу, на котором сидела Оксана, так пахло жасмином, гарденией и лавандой
— Да что ты
Изумилась в улыбке Оксана, не придавая значениям издевки от пьяных девиц, обернувшись, посмотрела на девушку с кашемировым оттенком волос, которая к ней обращалась.
— Давай я буду сама решать — заявила Оксана, медленно вставая со стула касаясь красными каблуками пола комнаты, выпрямила спину, выражая под черным халатиком упругие бёдра
— Мне так ему и передать? — сделав вид будто насмехаясь, обратилась блондинка, указывая пальцам себе на грудь
«Блядь если она так скажет, про работу в этом клубе я могу забыть», предположила Оксана, посмотрев на девушку недовольным взглядом.
— Ладно, я сейчас приду
Расправляя роскошные золотистые волосы, ответила Оксана, стоя перед зеркалом, когда девушки, отошли к парфюмерному уголку в противоположной стороне и снизили тон голоса до шепота.
— Тупые наивные курицы
Тихим голосом, Оксана выразила своё мнение, взяв из сумочки, стоящей на столике губную помаду, кончиками пальцев другой руки медленно выдвинула её алый стержень.
— Главное успеть сегодня прийти на работу во время — рассуждая почти шепотом, говорила Оксана, покрывая слоем помады поверхность пылких губ
Оставив помаду, положив её в сумочку, Оксана, закрывая своё тело халатиком, медленно, ставя ноги искусно крест-накрест в каждом шаге, покачивая выраженной формой бёдер, направилась к закрытой двери. Девицы что-то обсуждая искоса недовольно смотрели, в сторону Оксаны недовольным, скорее даже завистливым взглядом. Открывая дверь комнаты для танцовщиц, Оксана, переступая порог, вошла в коридор, где горел приятный тёплый свет настенных светильников бра. По мере приближения Оксаны к двери, ведущей в зал клуба, она слышала, басы звучания динамики музыки усиливали дверь тактом ритма вибрации. Подойдя к двери, Оксана, касаясь металлической ручки, легким нажатием надавила на неё, открыла её, потянув на себя.
Будоражащей тактом музыки слышался dubstep удачная подобранная композиция аккордом своего тонкого звучания, благодаря которой слагалась мелодия. Переступая высокий порог открытой двери, Оксана вошла в клубный зал, тёмной обстановки зеркальных стен и потолка по контуру которого было блеклое освещение синего цвета создающая интригу порока и искушения поддаться соблазну страсти. Направляясь по зеркальному полу, напротив барной стойки и танцовщицы у пилона, Оксана подошла к ступенькам подиума. Наступая на которые, покачивая выразительно бёдрами, словно старалась попасть в такт звучания музыки, Оксана медленно поднималась на подиум у пилона. Поднявшись на танцевальную сцену для стриптизёрш, Оксана медленно потянула, проходя мимо столиков клиентов клуба, за кончик пояса халатика, развязывая его. В момент движения раскрыла его, Оксана словно крылья ангела распахнула халатик, открывая напоказ скрывшуюся под тонкой материей сочную красоту обнаженного тела. Скинув с себя халатик на пол, Оксана подошла к пилону, обвивая его стержень пальцами, подобно движению королевской кобры, прижалась к нему, играя бёдрами в разные стороны, подчеркивая каждым жестом пленительный изгиб на её теле. Вынося бёдра за него, играя тазом, Оксана, занося ногу за шест, прокрутилась вокруг него, прижавшись спиной к его металлическому стержню. Подобрав точно ритм танца, Оксана завораживала красотой сексуального искусного движения, внимание зрителей, столики которых находились рядом.
***
Прислонив рентгеновский снимок к доске негатоскопа, Оксана, находясь в реанимационной палате пациента, внимательно с надетыми на глазах очками всматривалась на него. Приборы жизнеобеспечения, датчики которых были прикреплены в грудной клетке Вольфа, фиксировали показания его сердечной деятельности. За стеклянными окнами в палате и дверью на посту реанимационного отделения постоянно дежурила медсестра, время от времени девушка вставала и вводила инъекцию лекарство кому-нибудь из пациентов в канюлю с иглой пациента. В отделение был постоянно включен свет, работали освежители воздуха, постоянно очищая его через специальные фильтры которыми затягивает лопастями вентиляторов. Воздух в палате был без примесей запахов или каких-то вкусовых добавок, даже вони асептических средств которым проводили уборку помещения не присутствовало в помещении.
— При «рентгенографии легких» — рассуждала Оксана, внимательно разглядывая снимок через стёкла надетых на глазах очков — Определяется повышение прозрачности легочных полей
— Так же отмечается
Говорила Мария Леонова, нежным приятным голоском, расположившись на высоком медицинском стуле с маленькой спинкой, держала у себя на коленях электронный планшет.
— Обедненный сосудистый рисунок — рассказывала блондинка, в обворожительном коротком белом врачебном халатике
Продолжая рассматривать дальше снимок, Оксана заметила для себя интересную особенность, на которую стоит обратить внимание при диагностики данного заболевания. Ограничение подвижности купола диафрагмы и ее низкое расположение (спереди ниже уровня VI ребра). Выделяется сужение сердечной тени, расширение загрудинного пространства. Выявляется обструкция дистальных отрезков дыхательных путей. Проведение теста с ингаляторами-бронходилататорами показывает необратимость обструкции.
— Что же если верить твои записям Мария — прикусывая краешек щедро накрашенных еще в клубе губ, размышляла вслух Оксана — Необратимая обструкция легочных путей — прочитала она записи наблюдения врача Леоновой, на планшете лежавшей перед ней на столешнице
— Так же следует отметить
Положив ногу на ногу, улыбнулась застенчиво блондинка, что-то высматривая в планшете, состроив забавное очертание довольства на лице.
— При проведении, аускультации, у пациента отмечается
Рассказывала блондинка, едва сдерживая свой восторг и даже сказать удивление, когда Оксана обернулась и на неё посмотрела, девушка прикрыла губы, смотрела в экран планшета.
— Ослабленное везикулярное («ватное») дыхание — рассказывала Мария, убрала тут же планшет с колен, как только Оксана на неё недовольно посмотрела — Выделяются глухие сердечные тона
— Как ты думаешь
Задавая риторический вопрос, обращая внимание, на то, что пациент спит на больничной койке реанимационной палате, сделала шаг в сторону блондинки, сидевшей на стуле
— Что это может быть?
— Как ни странно догадаться
Сомкнула ноги вместе блондинка, отражая на лице выражение застенчивости, выказывая это блеклым румянцем, поведением которым она демонстрировала перед Оксаной.
— Удивляет, что вы первой не назвали это
Говорила Мария Леонова, медленно встала со стула, на котором сидела, коснувшись кафельной белой плитки пола в реанимационной палате.
— Эмфизема легких
Эмфизема легких — хроническое неспецифическое заболевание легких, в основе которого лежит стойкое, необратимое расширение воздухоносных пространств и повышенное вздутие легочной ткани дистальнее концевых бронхиол. Эмфизема легких проявляется экспираторной одышкой, кашлем с небольшим количеством слизистой мокроты, признаками дыхательной недостаточности, рецидивирующими спонтанными пневмотораксами.
— И вы ведь прекрасно знаете, что нужно делать
— Медикаментозный метод терапии здесь не сработает — прикусывая от волнения губу, рассуждала Оксана, всматриваясь вновь в снимок на негатоскопе
— Вот именно так как ингаляции бронхолитиков тут бессильна
— Она будет пожизненной — пояснила Оксана, подходя шаг за шагом к блондинке в палате
— Вы ведь лучше меня знаете — утверждала Мария Леонова, словно чувствуя опаску, осторожно сделала шаг назад — Что в данном нашем с вами случае, показано хирургическое вмешательство
— Иванов ни за что не даст мне разрешения
«Чем эта тупая сука так удивлена, нет, она словно меня увидела в другом свете, хочет сказать и боится, знает что получит пощечину», размышляла Оксана осторожно, подобием хищной кошке, приближалась к своей белокурой жертве.
— На проведения такой процедуры
Подошла Оксана к столешнице, где лежал электронный планшет, наблюдая за реакцией блондинке, которая отошла к закрытому пластиковому окну.
— Когда имеется весьма обоснованный риск
— Это точно
Испугавшись чего-то, блондинка, быстро направилась к столешнице, у которой стояла Оксана, коснувшись кончиком коготка указательного пальца, сенсора экрана планшета.
— И вам, безусловно, следует его получить
— А-а-а — пригрозила кокетливо Оксана блондинке указательным пальцем, не давая возможности взять планшет в руки, сама первая схватила его с поверхности столешницы — Не так быстро
— Оксана Владимировна отдайте — виновато опустив голову, потребовала Мария Леонова
— Что ты там такое смотрела?
— Отдайте планшет — нервничала блондинка, разговаривая шепотом, боясь разбудить пациента
— Что ты там такого увидела? — повторила еще раз свой вопрос Оксана, держа планшет за спиной у себя в обеих руках, не давая возможности наглой блондинке вырвать его у себя
— Это вас не касается — уверяла Мария Леонова, подойдя к Оксане, хотела забрать у неё планшет
— Да ну — ухмыльнулась Оксана, раскрыв в шикарной накрашенной алой форме губы — А давай может, мы вместе это посмотрим
— Я думаю, вам будет это просто не интересно — почувствовав себя, неловко заулыбалась Мария Леонова, делая шаг к Оксане, хотела забрать у неё планшет из рук
— Просто покажи!
Выставив указательный палец перед блондинкой, Оксана, держа планшет обеими руками, пальцем нажатием на кнопку сбоку вывела его из спящего режима, заметив сразу видео просмотра youtube.
— И я от тебя отстану
Не могла сначала Оксана разобрать тёмный фон обстановки на экране видео, поэтому продолжая смотреть на блондинку, легким нажатием пальца запустила просмотр видеозаписи на экране.
— Только гляну что тут
«Не может быть, видеозапись уже в сети, ну пиздец блядь», была шокирована Оксана записью видео танца на пилоне, то, как она обнаженной крутилась у шеста, играя бёдрами.
— И давно это у тебя? — поинтересовалась Оксана, остановив просмотр в беззвучном режиме, положила планшет на столешницу у себя за спиной
— Давно вы танцуете? — задала встречный вопрос, разговаривая шепотом, спросила Мария Леонова, надеясь на то, что пациент в реанимационной палате которого, они с Оксаной находились, спит
— Это тебя не касается — прошипела Оксана, наклонившись к девушке — Всё, что происходит за стенами этой проклятой больницы, ни тебя, ни кого-либо еще не должно касаться
— Нет, правда, Оксана Владимировна!
Словно теперь уже вопрос видеозаписи уже сам себя решил, блондинка подошла к Оксане, коснувшись пальцами обеих рук её руки, вынуждая обратить на себя внимание.
— Этот танец это просто бесподобно
— Заткнись! — прошипела Оксана, перед лицом девушки, вручив ей в руки планшет, чувствуя, как ощущение непреодолимого барьера стыда опутывает её сознание — Пошла вон отсюда
— Что?! — возмутившись, прошипела как змея Мария Леонова — Вы не можете меня теперь через что мы с вашим пациентом просто взять и выгнать, я нужна вам
— Могу и выгоню — заявила Оксана, указывая пальцем на дверь выхода из реанимационной палаты, продолжая смотреть напряжённым взглядом лазурных голубых глаз на девушку — Пошла вон отсюда, я больше в твоих услугах не нуждаюсь
— Вы меня выгоняете? — переспросила, испытывая чувство отчаяния, шепотом говорила Мария Леонова — После того, как я вам помогла…….
— Ты помогла — рассмеялась Оксана, забыв уже про пациента, ткнув пальцем в грудь стоящую перед собой блондинку — А не ты ли хотела, чтобы этот старик быстрее уже откинул копыта, не ты ли называла его зажравшимся богатеем, не достойному права жить и не желала ему даже помогать
Утверждала Оксана, встав вплотную рядом с девушкой, выразительно перед ней раскрыла в полную силу красоты лазурные голубые глаза, посмотрев суровым внимательным взглядом на неё.
— Ты хотела, чтобы я дала ему умереть
— Всё изменилось
— Ничего не изменилось — возразила Оксана не поверив ни единому слову блондинку — Ты как была единоличной сукой, решающей за всех кому жить, а кому сдохнуть, такой ты и осталась
— Хорошо — уныло вздохнула Мария Леонова, сделав шаг к Оксане — Посмотрите на него, он богатей, живущий в Германии, якобы приехал навестить родственников, каких родственников, его страдания это мучения, даже если он…….
— Хватит! — прошипела Оксана, выражая ненавистный взгляд в глазах — Убирайся отсюда, без тебя как-нибудь справлюсь
— Я не уйду
— Это еще почему? — уставившись удивлённым взглядом на девушку, Оксана никак не могла принять для себя дерзость которую, блондинка демонстрировала перед ней
— Посмотрите сами на него
Указала Мария Леонова на пациента, у которого наблюдалась выраженная степень дыхательной недостаточности, что свидетельствуют цианоз, одутловатость лица, набухание вен шеи.
— Вы прекрасно понимаете, Оксана Владимировна — убедительно говорила Мария Леонова, отложив планшет за Оксану на столешницу, когда стояла рядом с ней — Что без меня вы не справитесь
— Пошла вон отсюда! — прошипела Оксана, повторила своё требование вновь
— Оу…. нет
— Я тебя за волосы сейчас вытащу отсюда — заявила Оксана, когда была вне себя от присутствия блондинки в палате своего пациента
— Давайте спросим Иванова — возразила Мария Леонова — Посмотрим, что он скажет в ответ на ваши угрозы
— Чтобы он не сказал — оспаривая такой утверждение, говорила Оксана, внимательно продолжая смотреть в глаза своей собеседнице, с трудом сдерживая свои эмоции — Это никак не повлияет на ход моего решения
— Да ну — была не согласна блондинка — Интересно, что будет, если я покажу ему эту запись, как вы крутитесь красиво конечно, но голой на шесте
«Это разрушит и без того всю мою репутацию, я просто не могу себе позволить допустить, чтобы про меня думали, что я какая-то дешевая стриптизёрша», предположила Оксана, что всё-таки может смериться с обществом наглой, много возомнившей о себе блондинке.
— Ладно — тяжело вздохнула Оксана, соглашаясь с условиями блондинки — Ты в деле, только не думай, что я тебе это так просто с рук спущу
— А с вами так и надо
Играючи коснулась она кончиками пальцем золотистых прядей волос Оксаны, что выходили вьющимися, словно лиана из-под надетого на голове белого колпака.
— Но я учту это Оксана Владимировна — ухмыльнулась милой улыбкой блондинка, продолжая смотреть на Оксану, испытывая скрытое чувство интереса
— Фрейлин
Неожиданно хриплым голосом обратился старик лежащей на больничной койке в палате, разрывая интригу предстоящего разговора Оксаны с блондинкой.
— Вы уже тут?
«Блядь, но вот именно тебе нудно было сейчас проснуться», прикусывая нервно от раздражительности краешек губы, ощущая вкус сладкой помады во рту.
— Пойду, пропущу чашечку кофе в кафетерии — сохраняя лживое подобие улыбки, ответила Мария Леонова, нежно коснулась щеки Оксаны тёплой стороной ладони руки
— Давай пошла отсюда — прошипела Оксана, чувствуя себя неудобно перед пациентом
— Надеюсь, вы
Прошла пару шагов, Мария Леонова обернулась, положив руку на талию, посмотрела на Оксану, сохраняя любезность милой, но подлой улыбки на лице.
— Примите верное решение
— Через пятнадцать минут Иванов должен быть уже на работе
— Я буду ждать вас там
С этими словами, отодвигая стеклянную дверь-купе в сторону, блондинка, покачивая выраженной упругой формой бёдер, скрывающихся под белым халатиком, вышла из палаты.
— Не опаздывайте
— Простой уйди — прошипела, вновь отражая на лице недовольство, говорила Оксана
— Фрейлин — обратился старик, хриплым голосом — Я вижу, вас что-то печалит
— Всё нормально господин Вольф — обернулась Оксана к пациенту, после того как дверь реанимационной палаты, сама плавно закрылась за Марией Леоновой
— Всё так плохо?
Поинтересовался старик, отражая почти через каждое слово, тяжесть мучащей его дыхательной недостаточности, однако через силу всего этого он желал говорить с Оксаной.
— Это ведь реанимационная палата?! — уточнил Вольф, когда Оксана повернулась и медленно направилась к койке, где он лежал
— Всё плохо господин Вольф — пояснила Оксана, проходя мимо столешницы, взяла в руки стетоскоп, одела просто его на шею, подошла к стулу у койки пациента
— Насколько всё плохо? — поинтересовался старик, коснувшись руки Оксаны, как только она села на стул, положив ногу на ногу, рядом с его кроватью
— У вас эмфизема легких
Ответила на вопрос пациента Оксана, ощущая, как его дряблые сухие пальцы коснулись кисти её руки, от одного только прикосновения она ощутила легкую дрожь по телу.
— Другими словами
Склонив голову, испытывая застенчивость, так как строгий и в тоже время внимательный взгляд старика, как показалось Оксане, подавлял её сознание.
— Патология изменения легочной ткани — рассказывала Оксана, положив обе руки к себе на колено, не могла посмотреть в глаза пациенту — Характерно для которой свойственно расширение альвеол и деструкция альвеолярных стенок
Альвеолы — это концевые части дыхательного аппарата легких, имеющие форму пузырька. Они являются самыми мелкими «единицами» легких. Альвеолы отделяются друг от друга при помощи межальвеолярных перегородок, имеющих толщину 2-8 мкм.
Альвеолярные стенки состоят из поверхностного слоя сурфактанта, клеток эпи­телия и интерстициального пространства, включающего базальные мембраны, ка­пилляры и интерстициальные клетки. Интерстициальные заболева­ния легких, вызванные как известными, так и неизвестными причинами, характери­зуются тремя типами (паттернами) патологических изменений альвеолярных сте­нок.
— Говоря простым языком — мило улыбнулась Оксана, поняв, что пациент ничего не смог разобрать из того что она ему наговорила, облокотившись на спинку стула, посмотрела в глаза мужчины
Прогрессирующее течение эмфиземы легких приводит к развитию необратимых патофизиологических изменений в сердечно-легочной системе. Спадение мелких бронхиол на выдохе приводит к нарушениям легочной вентиляции по обструктивному типу. Деструкция альвеол вызывает уменьшение функциональной легочной поверхности и явления выраженной дыхательной недостаточности.
— Это лечится?
Поинтересовался старик, но так, что Оксана больше поняла из его тона голоса, что жизнь для него теперь уже не имеет смысла. Прежде чем уйти из этой жизни, он хотел что-то сделать, что-то значимое, чтобы его помнили.
— Хотя позвольте фрейлин — вновь коснувшись обеих рук Оксаны, когда она держала их у себя на коленях — Вы действительно надеетесь меня излечить?
— Я врач
Ответила Оксана, не могла смотреть в бездонные глаза старика, в которых скрывалась чуть ли не вся вселенная из моря грёз и разочарования, жизненного предательства, любви и ненависти.
— Это моя работа
— Ваша коллега сказала — ухмыльнулся через силу дыхательной недостаточности старик — Что я зажравшийся богатый скупердяй, которого волнует лишь своё личное мнение, что я манипулирую людьми, как хочу, что все мы продажные, вопрос лишь в том какова будет у каждого своя цена
— Она вам это действительно сказала? — поинтересовалась Оксана, серьёзным взглядом посмотрев на старика
— Она считает, что я не заслуживаю права жить
— Это её мнение — возразила Оксана, повертев указательным пальцем — Не моё
— А как считаете вы фрейлин?
— Я же сказала — повторила Оксана, посмотрев на старика, придавая глазам, уверенность и решительный настрой — Я врач и я обязана вам помочь
— Так как я понимаю, вы примените какой-то особенный метод лечения
— К сожалению, медикаментозный метод лечения в данном случае малоэффективен
Что вы предлагаете? — поинтересовался Вольф, будто действительно не понимает сути разговора, который уже подробно изложила для него Оксана — У вас есть какой-то другой особенный метод?
— Требуется хирургическое вмешательство — ответила Оксана, опустив голову и потом тут же резко её подняла — Операцию произведу я, она малоинвазивная, так что не будет никаких швов
«Мне только нужно чтобы он согласился, блядь ну как же мне его убедить, что я смогу сделать всё сама», убеждала себя Оксана, немного помешкав с разъяснениями, посмотрела в глаза старика.
— Я сама вам проведу операцию — убеждала Оксана, после нескольких секунд молчания и пациент не знал что ответить — Вам не о чем волноваться, вы будите под моей охраной и опекой там, на операционном столе, обещаю, что эта операция вам поможет
— Значит, вы утверждаете
С тяжелым дыханием говорил мужчина, по его внешнему самочувствию, Оксана понимала, что последствия эмфиземы легких уже перешли на следующую стадию, вызывая приступы отдышки в состоянии покоя.
— Что вы сами это сделаете
— Вот оденьте — подала Оксана мужчине кислородную маску — Вам станет на какое-то время легче, только не снимайте её, пока я не вернусь
— Вы, в самом деле, думаете фрейлин — обратился старик, так будто уже давая Оксане согласия на право проведения этой операции — Что сможете спасти меня?
— Я могу хотя бы попытаться это сделать
— Какой вам от этого прок? — говорил он, когда Оксана встала со стула, поправила на талии белый халатик
— Я просто хочу вам помочь — уверяла Оксана, мило улыбнувшись, посмотрела на пациента, который дышал через кислородную надетую на лице маску
Кислородотерапия или оксигенотерапия представляет собой процедуру по насыщению организма кислородом с лечебной или профилактической целью. Всем известно, что этот газ жизненно необходим для любого живого организма и его недостаток имеет губительные последствия. Насыщение организма кислородом через дыхательные пути. Это может быть ингаляция самим газом, так и его смесей. Она может осуществляться через маски, предназначенные для рта или носа, носовые катетеры, а также специальные трубки.
— Мне нужно поговорить с заведующим
Уверяла Оксана, направляясь к выходу из реанимационной палаты, стукала каблуками черно-красных туфель по белоснежной кафельной плитке пола.
— На проведение данной процедуру — утверждала Оксана, обернувшись, встав посреди реанимационной палаты — Он должен дать официальное разрешение
— Мне так и не удаётся с вами поговорить
«Ёбаный ты старый дурак, я тебе твою жалкую жизнь пытаюсь спасти, единственное, что я хочу, это вернуться на своё прежнее место работы и получать зарплату, не работая танцовщицей в клубе», размышляла Оксана, пытаясь бороться с эмоциями, окутавшими её разум омутом.
— Давайте поступим так — заявила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Я проведу лично вам сегодня операцию, вы хорошенько сегодня выспитесь, а завтра с утра самого я вас навещу
— Это позволит мне вам излить душу?
— На весь световой рабочий день — уверяла Оксана, сохраняя милое подобие улыбки на губах, подчеркивая это ямочками на щечках — Я буду в вашем распоряжении
— Вы сами это сказали
— Разве я отказываюсь от своих слов — ответила Оксана, подошла к закрытой стеклянной двери реанимационной палаты
— Надеюсь на вашу сознательность
— По крайней мере
Ответила Оксана, подойдя к двери палаты, коснувшись ручки в форме железного стержня, открывая, потянув на себя дверь-купе.
— Она меня еще ни разу не подводила — вышла Оксана из палаты, оставляя дверь, позволяя ей самостоятельно задвинуться
— Оксана Владимировна — обернулась дежурившая в отделении медсестра, как только Оксана переступала порог открытой двери, вошла в реанимационное отделение — Вы уже выходите?
— А что-то случилось Виктория?
Поинтересовалась Оксана, любознательно посмотрев на девушку, волосы которой кашемировым оттенком слегка выглядывали из-под белого, надетого на голове колпака.
— Мне нужно поговорить с Ивановым
Пояснила Оксана, покачивая упругой формой бёдер, направилась к выходу из отделения, проходя мимо стеклянных стен, дверей, палат пациентов находящихся в тяжелом состоянии.
— Проследи, пожалуйста, за господином Вольфом
Распорядилась Оксана, когда проходила за спинкой офисного стула на колёсиках, за которым непрерывно дежурила сидя за компьютером медсестра.
— Если что-то хотя бы случится — коснувшись пальцами спинки стула, за которым сидела шатенка, обернувшись тут же к Оксане — Сразу же разыщи меня и дай знать, а пока глаз с моего пациента не спускай
Почувствовала Оксана, стоя рядом с дежурившей в отделении медсестрой запах коллекции «Lanvin Jeanne Lanvin», пленяющей оттенками цветочных и фруктовых вкусов. Начальные ноты, которого служили груша, ежевика и лимон. Ноты сердца завоевали, такие представили, как будоражащей гармонии как белая фрезия, пион, роза и завораживающий аромат малины. Такой букет пылких вкусов внушал в обладательнице уверенность и непоколебимую волю, заставляющих притягивать внимание окружающих её людей.
— Прекрасный парфюм — похвалила Оксана, задержав своё внимание на взгляде зелёных глаз шатенки, после чего оставив её кресло, направилась к выходу из отделения
— Спасибо Оксана Владимировна
Похвалила девушка, обернувшись обратно к монитору компьютера, после чего тут же встала, как в соседней из палат запищал прибор жизнеобеспечения, свидетельствующий о падении давления.
— Простите мне нужно работать — заявила она, вставая тут же с кресла, в котором сидела
— Ничего — ответила Оксана, подойдя к закрытой двери входа в реанимационное отделение
«Как же мне Иванову объяснить, допустит ли он меня в операционную, после того что случилось с сыном Самойловой, он меня и близко туда не подпустит», размышляла Оксана касаясь ручки в форме стержня, толкая дверь от себя.
Переступая порог открытой двери, сгибая ногу в колено, Оксана вышла в коридор, стукая каблуками по бетонному покрытию пола. За окнами коридора назревал в ярких лучах рассвет, яркие лучи восходящего над мегаполисом Москвы солнца, прямо над высотками огромных зданий, жилых домов, центров проникали рьяно через покрытие стёкол. На улице в блеклых, окутанных серых тонах небом, сгущались пасмурные тучи, рассвет которых рассекал, пронзая словно мечом, озаряя город светом утра. Город словно никогда не спал, даже в ранее утро он жил миллионами огней, сотнями или скорее даже тысячами движущихся машин по трассам, дорогам, магистралям, беспринципно несущимся в сплошном миллионом потоке.
Больница начинала оживать, во дворе в прохладную пору поздней осени, в момент перехода на зиму, начали появляться первые пациенты. Было слышно, как въехала во дворик газель скорой помощи, шурша по асфальту шинами на который, медленно кружась в воздухе, падал снег. За окном в саду у больницы, лаял какой-то бездомный дворовой пёс, разгоняя собравшихся в кучу голубей он пронёсся по улице, устремляя дальше по алее в город. На первом этаже мимо лестницы, которой Оксана проходила, шла оживлённая беседа, стук женских каблуков. Грузовой и пассажирский, простой лифт, находились почти рядом не так далеко от входа в реанимационное отделение, к дверям которым не спеша, покачивая выразительной формой бёдер, подошла Оксана.
— Оксана Владимировна
Услышала Оксана голос Марии Леоновой, когда обернулась, заметила блондинку, поднимающуюся по ступенькам лестницы, со стаканчиками кофе в руках.
— Как удачно, что я вас застала
— Полагаю
Прикусывая краешек губы, поинтересовалась Оксана, заметив в руке девушке направляющейся к ней, как только она поднялась по ступенькам на второй этаж.
— Второй стаканчик принадлежит мне
— Вы проницательно
Кивнула головой, мило улыбнувшись, ответила блондинка, когда подошла к Оксане, в тот момент она, продолжая наблюдать за идущей к ней девицей, нажала на кнопку вызова лифта.
— Ну как вы обдумали решение взять меня с собой на операцию
— В конце концов — взяв стакан из рук Марии Леоновой, ответила Оксана — Мне будет нужен там ассистент, когда я получу добро от Иванова
— Я лично буду настаивать
Утверждала блондинка, вошла в кабину лифта первой, как только двери открылись перед Оксаной и она, задержав своё внимание на запахе кофе с изумительным вкусом карамели.
— Что Валерий Иванович дал вам разрешение на операцию
— Откуда вдруг…….
«Тупая наглая сука, даже тут решила меня наебать», распознала Оксана запах карамели, исходящий из стаканчика кофе, который она держала в руках.
— Что-то не так? — взволнованно поинтересовалась девушка, заметив отринутый взгляд в глазах Оксаны, как только она молча перешагнула порог и вошла в кабину лифта
— Почему именно карамель? — поинтересовалась Оксана, нажимая на кнопку четвертого этажа, где находился административный персонал больницы
— Это я у вас хотела спросить — ответила блондинка, мило улыбнувшись, когда двери лифта медленно закрылись, кабина медленно направилась вверх — Почему именно карамель?
— В каком смысле? — возмутившись стоя спиной к девушке, обернулась Оксана, прикусывая от раздражительности краешек губы
— Просто однажды заметила в палате вашего Вольфа — утверждала Мария Леонова, стараясь не задеть и без того ранимые чувства Оксаны — Как стоял стаканчик с кофе, на подоконнике окна, оставленный вами
— Только это? — убедительно спросила Оксана, продолжая напряжённо смотреть в глаза собеседнице, поинтересовалась Оксана
— Если не учитывать тот факт конечно — всё же решила съязвить блондинка — Что название видео на youtube «Красивый танец Карамель на пилоне»
Поразила девушка Оксану идеологией своих мыслей, зацепив её тем, что выставила перед собой какой-то дешевой танцовщицей, подрабатывающей в ночных клубах.
— Не я не хотела вас обидеть этим
Пояснила Мария Леонова, как только двери лифта открылись и Оксана, словно как кошка, убегающая из пасти собаки, сбегая от своих страхов, вышла первой из кабины.
— Вас ведь они называют там — уточнила блондинка, вышла из лифта следом за Оксаной, стараясь загладить свою вину — Карамель?!
— Знаешь — обернулась Оксана, когда встала у окна в коридоре, опираясь на его пластик упругими бёдрами — Я только одного не могу понять, чего ты ко мне цепляешься?
— Я хочу, чтобы вы были главой отдела
«Хм… она на моей стороне, но какой-то странный у неё подход», ухмыльнулась Оксана, услышав предложение, которое ей было по нраву.
— С какой это стати?! — выразила удивление Оксана, дотронулась кончиками пальцев до собственной груди, состроила милую завораживающую красотой улыбку
— Серов вас позвал
Утверждала Мария Леонова, когда подошла к окну, встала рядом с Оксаной, блондинка продолжа смотреть в окно, держа в руках пластиковый стаканчик с кофе, медленно раскрыла губы.
— Тогда когда привезли вашего же ребёнка к нам в больницу
— Иванов меня отстранил от вашего отдела
Утверждала Оксана, впервые после долго времени, сделала глоток из стаканчика с кофе, который держала в руках. Сладкий вкус, изощрённой тонкостью карамели пленил рассудок Оксаны, принуждая еще больше ощутить всю его усладу, испив его до дна, наслаждаясь каждым глотком.
— В смерти мальчика Самойловой виновата не я
— Он так не считает
— Он мог умереть в любую минуту — поделилась переживаниями Оксана, ощущая сладкий вкус карамели во рту — Да кем угодно могло такое произойти
— Но произошло это с вами — ответила Мария Леонова, указав пальцем на грудь Оксаны — Иванова самого поставили перед фактом, либо вас посадят, либо его уберут, но как видите, обошлось почему-то, лишь переводом в бригаду неотложки
— Я не убивала её сына!
Утверждала Оксана, ударив стаканчиком кофе о подоконник так чтобы его брызги, выплеснулись из стаканчика с закрытой крышкой, попали обильными сочными каплями на пластик.
— На тот момент я ничего не могла сделать
— Верно — согласилась, мило улыбнулась блондинка, странной подозрительной улыбкой — Но произошло это с вами!
— Мы ничего тогда не смогли сделать
— И тут верно — посмотрев в глаза Оксане, ответила Мария Леонова — Вы тогда ничего и не пытались сделать, просто встали столбом и смотрели, как это всё случилось
— Опять ты за своё — поджав от обиды губу, Оксана посмотрела в глаза стоящей перед собой блондинке в белом халате — Знаешь что, такое могло произойти с каждым
— Просто тогда вы были главой отдела
Пояснила девушка, направляясь следом за Оксаной, когда она шла по коридору, проходила кабинет бухгалтерии, смотрела на высотные здания, вдали которых простирался мегаполис.
— На вас всё и повесили
— Им просто был нужен козёл опущения — пояснила Оксана, обернувшись, положив руку на талию, встав в нескольких метрах от лакированной двустворчатой двери
— На моём месте мог бы быть Серов
— Серов не настаивал так на операции!
— Она была ему необходима
— Он умер на операционном столе
Рассказывала Мария Леонова, когда Оксана подошла к двери, потянув за ручку, открыла её, вошла в светлое помещение, сияющая в лучах восходящего солнца приёмную.
— Когда Серов утверждал, чтобы вы не так были навязчивы с операцией
— Хватит! — прошипела Оксана, встав на входе в приёмной, так что девушка с искусным цветом оттенком волос кофе с молоком, отвлекла своё внимание от монитора компьютера, на котором она так усердно набирала текст — Сколько можно тыкать меня носом, в мои же ошибки
— Пожалуйста, можно тише — упрекнула секретарша, поправляя кончиками пальцев дужки очков, надетых на глазах
— Извините, конечно — возразила Оксана, посмотрев, возмутившись на девушку, что отвлекла их от спора — Но эта наивная блондинка не понимает по-другому
— По-моему — уверяла шатенка, выглянув из-за монитора — Вы здесь две наивные блондинки, которые не понимают, что мне нужно работать
— Придержи язык — огрызнулась Оксана, посмотрев недовольно на секретаршу — Тупая курица
— Да что вы себе позволяете — возмутилась шатенка, нахмурив обидчиво губы
— Оксана Владимировна — укоризненно с улыбкой, посмотрела на Оксану, высказалась Мария Леонова — Ну разве так можно
— А что она себе такое позволяет — прошла по приёмной, Оксана, словно встав под светом лучей восходящего солнца, проникающих в кабинет, через окно, как будто купалась в его себе
— Нам нужно поговорить с Ивановым
— У Валерия Ивановича важный разговор с Шаровым — утверждала секретарша, стараясь не придавать внимания огласки Оксаны — Он просил его не беспокоить
— С Шаровым? — была удивлена Оксана, как будто легкая искра этой интриги разожгла в ней пламя любопытства — Интересно, что он тут забыл?
— Спросите потом — уверяла секретарша, поправляя дужки очков на глазах, перелистнула страницу папки, что лежала перед ней на столе, щелкая кнопкой компьютерной мыши — Когда прейдёте в следующий раз к заведующему на приём
«Я не могу больше ждать, мне нужна операционная, иначе мой пациент просто умрёт, а меня за него просто сгноят где-нибудь в санитарках», предположила Оксана, что бессмысленное ожидания времени, лишь загубит её карьеру.
— Нет! — возразила Оксана, продолжая стоять посреди приёмной, в то время как золотистый свет лучей, слега озарял её светом солнца — Я зайду в кабинет прямо сейчас
— Стойте
Быстро оторвала свой взгляд от монитора компьютера девушка в белой прелестной блузке, с чудесно красивым декольте, подчеркивающим её грудь, выразительным объёмом.
— Вам туда нельзя!
— Мне можно — подошла Оксана ускоренным шагом к двери, касаясь пальца дверной металлической ручки, легкой нажатие пальцев на неё, толкнула дверь от себя
— Постойте — уверяла шатенка, когда Оксана, нагло не постучавшись, перешагнула порог открытой двери, вошла в кабинет
Просторный кабинет заведующего, обладал роскошной атмосферной деревянных расписных резкой по дереву панелей, щедро покрытых шоколадным цветом лака. Большие окна, выполненные в деревянном ретро стиле, имели цвет кофе с молоком. Стол стоящий посреди этой комнаты, во главе которого, восседая на большом черном кресле сидел заведующий. Напротив сидел мужчина в черном представительском костюме, спинкой стула к входу. Мужчины пили кофе, аромат и терпкость его молотовых зёрен почувствовала Оксана, как только вошла в кабинет.
— Валерий Иванович — убеждая себя, говорила шатенка — Я говорила им, что вы заняты, что у вас встреча
— Всё хорошо Настенька — ухмыльнулся Иванов, заведующий был, словно рад увидеть Оксану в этот момент у себя в кабинете — Проходите, Орлова и кто там Леонова, заходите, я бы хотел поговорить с вами обеими
— Эдуард Валентинович
Обратилась Оксана, застенчиво улыбнувшись, заметила управляющего директора аэропорта, когда вошла в кабинет, отражая ямочки на щечках и румянец на их белоснежной коже.
— Не думала, что могу застать вас тут — сохраняя красоту улыбки, прошла Оксана по кабинету главврача больницы, стукая каблуками черно-красных туфель
— А я собственно с вами тоже хотел поговорить Орлова
— Да ну?!
Ответила улыбкой сарказма Оксана, подойдя к синим шторам в кабинете главврача, встала у окна, коснувшись коготком указательного пальца поверхности прохладой пропитанного стекла.
— И с какой же целью — поинтересовалась Оксана, продолжая стоять спиной к мужчинам — Могу я от вас узнать
— Прекращайте эту игру Орлова! — упрекнул Иванов недовольным тоном голоса — Зачем пожаловали?
— Я…..
Раскрывая алые щедро накрашенные помадой губы, ответила Оксана, обернувшись, опираясь руками на подоконник окна рядом с которым стояла, опираясь на него упругой формой бёдер.
— Да собственно поговорить о своём пациенте
— Подождите — ничего не понял, возразил Шаров, посмотрев сомнительным взглядом на Иванов, когда главврач сидел, как будто ничего такого не произошло — А каком пациенте пойдёт речь?
«Он так ему и не сказал, что меня перевели и назначали главным лечащим врачом Вольфа, ну ты и скотина последняя же Иванов», подумала про себя Оксана, понимая, что управляющий аэропортом, не был в курсе такого назначения лечащего врача.
— Орлова у нас тут вообще-то дела — интерес Шаров к этому делу был менее интересен — Я хотел обсудить с доктором Ивановым о лечении господина Вольфа и его лечащем враче
— Мне нужна операционная — заявила Оксана, прикусывая краешек губы, так и не решилась признаться директору аэропорта о лечении пациента, ради которого он приехал сам сюда
— С каких это пор у вас фельдшер проводит операцию? — был удивлён Шаров — Идите Орлова, а то не дай бог в службу 9-1-1 поступит срочный вызов о каком-нибудь ненормальном нажравшимся таблеток
— В чем дело Орлова?
Спросил напряженно Иванов, было видно, как по лицу заведующего больничным комплексом пробежала черта недовольства и ярости, которую он с трудом пытался в себе скрывать. Поставив кружку с недопитым кофе на стол рядом с раскрытыми картами, историй болезни пациентов, главврач взял блестящую золотистого цвета ручку из раскрытой истории болезни.
— Разве не видите, у нас с директором аэропорта происходит важный разговор
— Мне нужна операционная
— Что у него? — поинтересовался Иванов, в тот момент как Шаров наблюдал за интригой протекающего мимо главврача и Оксаны разговора
— Эмфизема легких — пояснила Оксана, отошла от окна посмотрела на Марию Леонову — Развита легочная гипертензия
— В таком возрасте эмфизема легких медикаментозная терапия не даст результатов
— Нужна операционная
— Вы справитесь?
— Да-да конечно — посмотрела Оксана на Марию Леонову, когда блондинка стояла у входа закрытой двери — Только нужно срочно операционную
— Леонова помогите Орловой в операционной
— Простите! — возразила Оксана, посмотрев недовольно на заведующего — Но я хочу быть главным хирургом там в операционной
— Леонова будет вашим ассистентом — утверждал Иванов, взяв кружку с кофе, посмотрел на мужчину, что сидела за большим столом напротив — Расскажите мне о вашем методе
— Что прям сейчас? — удивилась Оксана, почувствовав себя неловко, когда сидела рядом с Шаровым — У меня вообще-то там пациент, страдающий тяжелой формой лёгочной гипертензии
— Я вкратце опишите ваш метод — потребовал Иванов, стараясь произвести впечатление на Шарова, что не зря сделала ставку в этом деле на Оксану
«Блядь еще один старый пердун от меня просто так не отвяжется, если я не назову ему метод моего лечения», нахмурила обидчиво губки Оксана, ёрзая бёдрами на стуле.
— Можно ваш планшет Валерий Иванович
Обратилась Оксана к заведующему, прекрасно понимая, что без фундаментальной почвы под ногами он ей не предоставит операционную.
— Вот смотрите
Встала Оксана со стула, пробуждая планшет, создала на нём с помощью анатомической программы трехмерную модель человеческого тела и увеличила область в районе грудной клетке.
— Я проведу операцию по уменьшению объёма легких методом торакоскопической буллэктомии
Хирургическая редукция объема легкого — паллиативная хирургическая методика уменьшения легочного объема, заключающаяся в резекции измененных эмфизематозных участков легочной паренхимы.
Хирургическая редукция объема легкого применяется у пациентов с терминальной стадией дыхательной недостаточности, вызванной диффузной эмфиземой легких, при кислородной зависимости и неэффективности медикаментозного лечения, а также при ожидании трансплантации легкого.
— Методом торакоскопического доступа мы сделаем разрезы грудной полости здесь и здесь
Указала Оксана на планшете кончиком коготка стоя рядом с креслом Иванова, будто специально выставила излюбленную упругую форму бёдер перед Шаровым.
— Производим удаление участков тканей эмфиземы с помощью резекции
Рассказывала Оксана, кончиком коготка пальца вела по сенсору, словно лезвием троакара, отсекая пораженные эмфиземой легких участки лёгких.
После удаления эмфизематозных участков легочной ткани достигается декомпрессия функционирующих отделов легкого, улучшается механика дыхания, газообмен и самочувствие пациентов.
— Ну, вот в принципе и весь метод
— Это всё замечательно — возразил, выражая сарказм Шаров — Но только скажите, кого будет лечить в операционной фельдшер, который работает у меня в аэропорту
— Господина Вольфа — огрызнулась Оксана, прошипела подобием королевской кобры, посмотрев недовольно на директора, управляющего аэропортом
— Вольфа?! — вскочил со стула недовольно Шаров, опрокинув его
— Да она чуть не убила его там в аэропорту
— Я спасала ему жизнь
— Вы ослушались приказа своей напарницы
— И тем самым Вольф жив
— Вы что серьёзно?! — был рассержен Шаров — Я крайне был рад, что вы забрали эту ненормальную к себе работать обратно, но узнав такое извините
— А что вы сделаете?
— Орлова?! — обратился Иванов к Оксане, не обращая никакого внимания на возражения со стороны Шарова — Пациент, дал добро на операцию?
— Он хотел, чтобы именно я провела её для него
— То есть он не против?
— Наоборот он даже рад, что я его лечащий врач
— Хм…. — повел недовольно подбородком Шаров, поднимая стул который сам случайно, когда резко с него встал, опрокинул — В таком случае, если это так, я не буду возражать
— Что вот так просто? — удивился, не поверив сначала Иванов
— А почему нет — утверждал управляющий аэропортом — Если господин Вольф хочет сам чтобы его лечила это ненормальная блондинка, я тут бессилен, да и зачем, он же в ней видит спасительницу
— Хорошо — махнув пальцами держа руку на столе, обратился главврач к Оксане — Я распоряжусь, чтобы вам подготовили операционную
— Спасибо — мило улыбнулась Оксана, отражая ямочки на щечках
— И помните Орлова! — сделал замечание Иванов — Всё то, что случится, с нашим немецким другом тяжелым грузом ляжет на ваши плечи, а там еще и сына Самойловой вам вспомнят
— Я поняла вас — опустив голову, прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала легкую нервную возбудимость — Спасибо за доверие
— Как бы мне теперь моё же доверие боком мне не вылезло
— Я сделаю всё, что от меня потребуется — уверяла Оксана, стукая каблуками по паркету, направляясь к выходу из кабинета заведующего
— Да уж не подведите
— Орлова хороший хирург? — обратился Шаров к главврачу, как только Оксана подошла к закрытой двери, касаясь металлической ручки пальцами, надавила на неё
— По крайней мере лучший из того что у меня есть — утверждал Иванов, когда Оксана открывала дверь перешагивала через её высокий порог, вошла в приёмную оставляя дверь открытой
— Поздравляю, Оксана Владимировна — тихо выразила впечатление блондинка, покидая кабинет главврача, следом за Оксаной — Как вам так легко удалось убедить Иванова дать вам шанс
— Наверно потому — ухмыльнулась Оксана, встав посреди в приёмной, посмотрела на шатенку, сидящую за столом в черном кожаном кресле — Что он сделал на меня большую ставку
— Репортёры до сих пор интересуются состояние крупного финансового магната
— Которого, как раз лечу я
Рассказывала Оксана, направляясь по приёмной покачивая упругой формой бёдер, которая скрывалась под белым коротким халатиком, одетым на ней
— Спасибо что будешь ассистировать мне
— У нас такой кажется, был с вами уговор — удивилась Мария Леонова, когда Оксана прошла по светлой комнате приёмной главврача, касаясь пальцами ручки закрытых дверей
— Да и еще
Открывая дверь, вышла Оксана первой в коридор, дождавшись пока блондинка следом за ней не выйдет и не закрое за собой дверь, подошла к ней, вплотную прижав к стене спиной.
— Если хоть кому-нибудь ляпнешь
Почувствовала Оксана вдохновляющую коллекцию «Trésor Midnight Rose», манящими оттенками малины, смородины и пионы, исходящей от прекрасного тела блондинки.
— О том, что ты видела на youtube
Пригрозила Оксана, ощущая исходящий от губ девушки терпкий сладостный оттенок вкуса миндаля, запаха кофе, который так прекрасно гармонировал с её парфюмом.
— Ты блядь не то, что тут полы мыть не будешь
Уверяла Оксана, отразив блеском падающего на них света, всю серьёзность намерений в лазурных голубы глазах, разговаривая тихим шепотом рядом с губами блондинки.
— Ты вообще у меня про медицину забудешь
— Кажется, я вас поняла Оксана Владимировна — смутилась Мария Леонова, но по взгляду Оксана поняла, что блондинка была не против от её настойчивости
— Подготовь операционную
Распорядилась Оксана, направляясь по коридору, покачивая бёдрами, выразительным звуком стукала каблуками туфель по поверхности бетонного пола.
— Я пока займусь пациентом
Рассказывала Оксана, проходя по коридору мимо больших пластиковых окон, расположенных справа от неё, через стекло которых проникал свет восходящего солнца над Москвой.
***
Находясь в операционной Оксана приложила снимок проделанной рентгенографии пациента к доске негатоскопа. Определяется повышение прозрачности легочных полей, обедненный сосудистый рисунок, ограничение подвижности купола диафрагмы и ее низкое расположение (спереди ниже уровня VI ребра), почти горизонтальное положение ребер, сужение сердечной тени, расширение загрудинного пространства. Продолжая смотреть на него через стёкла надетых очков, Оксана отметила прямо на нём возможные точки расположения портов. Предполагая для себя методику проведения хирургической операции, Оксана прокручивала непрерывно в голове каждое своё действие.
Белоснежный халат, скрывал тело Оксаны, за его тонкой белой тканью была надета белая рубаха и зелёные штаны с обувью для операционной. Столь же белые как первозданный снег кафельные стены и пол в операционной, отражали отблеском блика света свою белизну. Запах в операционной был пропитан запахом асептика антисанитарной уборки хирургического помещения. Каталка с пациентом стояла у операционного стола, два парня санитара, переложили старика на место для хирургических манипуляций.
— Господин Вольф — обернулась Оксана, скрывая улыбку алых губ за стерильной марлевой повязкой на лице — Извините, что не смогла прийти лично, нужно было организовать операционную самой лично
— Фрейлин — ответил старик тяжелым голосом, по его интонации Оксана поняла, что это уже была тяжелая форма легочной гипертензии — Я хотел с вами поговорить
— Уверяю вас
Стараясь быть предельно вежливой, ответила Оксана, направляясь к операционному столу, рядом с которым Мария Леонова, подкатила железную тележку с оборудованием.
— Я от вас никуда не денусь
Обратила Оксана внимание на то, как у пациента сопровождались выраженные признаки головокружения, одышки и даже боли в грудной клетке, а так же слабостью при минимальной нагрузке и даже в состоянии покоя.
— По крайней мере пока вас не вылечу
— Девочка вы моя
Через силу, Оксана заметила, как ему было это тяжело, улыбнулся старик, дотронувшись кончиками пальцев до её руки, когда она подошла к столу, на котором он располагался.
— Я прожил уже достаточно в этом мире — словно он о чём-то переживал, страдая душевной терзающей его разум болью — Уже достаточно долго, прошу, отпустите вы меня уже
— Только не в мою смену — возразила Оксана, дотронувшись пальцами в резиновых перчатках до грудной полости пациента — И не в то время, когда я ваш лечащий врач
— Вы так говорите потому что……
— Я так говорю
Утверждала Оксана, взяв пульт от экрана напротив операционного стола, настроила экран напротив стола для хирургических манипуляций
— Поверните, пожалуйста, пациента в латеральную позу

Обратилась Оксана к двум парням санитарам, находящимся в операционной, чтобы они повернули пациента в нужное положение. Мария Леонова, ввела через установленный артериальный катетер, установленный в руке пациента, необходимую большую дозу снотворного. Дело в том, что при выполнении сложных манипуляций на легких, сердце или других органах грудной клетки пациент должен быть абсолютно неподвижным. Достичь этого можно только при помощи введения больших доз снотворных и обезболивающих препаратов. Однако их введение в подобных дозах вызывает угнетение дыхания больного, вследствие чего его (дыхание) нужно поддерживать с помощью специальной аппаратуры. Для этого в трахею пациента, Мария Леонова, аккуратно ввела трубку, через которую специальный аппарат вентилирует легкие. Более того, иногда хирургам может потребоваться «выключить» из дыхания оперируемое легкое, чтобы они могли выполнить необходимые манипуляции. Это также можно достичь только с помощью общей анестезии. При этом белокурая девица, считающей себя врачом-анестезиологом в данной операции продвигает трубку не в трахею, а несколько глубже, пока она не достигнет бронха другого (здорового) легкого. Во время операции будет вентилироваться только то легкое, в котором располагается трубка, в то время как второе (оперируемое) будет абсолютно неподвижным.
— Перехожу к установке первого порта для визуализации — рассказывала Оксана, взяв в руки первый троакар — Проверь эндоскоп, мне нужна будет хорошая рабочая картинка
— Эндоскоп в порядке — отчиталась Мария Леонова, наблюдая в экран картинку камеры эндоскопа изображения операционной, которое выводилось на монитор, когда она держала его в руке
— Можем начинать устанавливать порт — ответила Оксана, взяв в руки первый торакопорт

Торакопорты — это имеющие скругленную, без острых ребер, винтовую нарезку бесклапанные тубусы, комплектуемые стилетами или обтюраторами.
Обычно при торакоскопической операции используют 3-4 торакопорта.

Приступая к установке троакаров, Оксана задействовала первый торакопорт в пятое-шестое межреберье по заднеподмышечной линии. Далее через первичный порт вводят камеру, в плевральную полость входят при спавшемся легком. Визуализация с камеры, выводилась на экран телевизора, прямо напротив стола, чтобы хирургу, было удобно выполнять манипуляции.
— Так отлично — улыбнулась Оксана, заметив картинку с камеры изображения, медленно вводя её в первый торакопорт — Получаю изображение
— Господи! — выразила ужас в глазах Мария Леонова, когда обратила внимание на то, как 50% легкого было поражено эмфиземой

— Случай конечно тяжелый — согласилась Оксана, наблюдая как препарат эмфиземы оккупировал плацдарм легочной ткани пациента, в экран телевизора, продвигая камеру в первый порт
— Второй торакопорт — отвлекая Оксану, когда она рассматривала картину легкого, представляя уже в голове методику резекции и извлечения пораженной ткани
Второй торакопорт, Оксана расположила в третьем межреберье по аксиллярной линии и через него вводят манипулятор для фиксирования удаляемого участка ткани. Особое внимание уделяют верхушке, рядом с которой обычно расположены плотные спайки. Необходимо найти все крупные буллы. Цель операции при типичной форме заболевания — резекция примерно 50% верхней доли.
— Манипулятор установлен в нужном положении — медленно спустя какое-то время, Оксана установила манипулятор
— Подготавливаю третий торакопорт
— Отлично я пока зафиксирую ткани легкого — доложила Оксана, используя введенный во второй торакопорт манипулятор, приложила фиксацию пораженной ткани легкого мужчины
— Третий торакопорт готов
— Начинаю медленно его вводить — взяла Оксана из рук ассистентки третий торакопорт, принялась к его установке по схеме, методику которую она проработала до начала операции
Третий торакопорт Оксана установила в пятом межреберье по среднеключичной линии и используют для рабочего инструмента. Теперь Оксана перешла к определению линии резекции, демаркационная зона, как она посчитала при данном случае больше подходит так, как лучше видна после рассечения буллы. Можно применять другие приемы, такие как форсированный вдох через эндотрахеальную трубку. Для определения места резекции можно использовать предоперационные методы визуализации.
Затем Оксана провела резекцию в направлении спереди назад с помощью «EndoGIA» (45-60; Tyco International, Princeton, NJ) с усиленной линией скобок.
Резецированный препарат Оксана произвела его извлечение из грудной клетки через латеральный порт. Если остается большое пространство в плевральной области или имеется просачивание воздуха, можно укрыть линию резекции плевральным лоскутом. С помощью электрокоагулятора делают разрез париетальной плевры, которую затем мобилизуют от поверхности грудной клетки марлевым тупфером. Через передние порты вводят 2 плевральных дренажа и направляют их кпереди и кзади. Затем Оксана произвела резекцию легкого с противоположной стороны аналогичным образом.
— Кажется, это был последний кусочек препарата пораженного эмфиземой
Предположила Оксана, произвела его извлечение из плевральной полости с помощью манипулятора зафиксированного во втором порту у пациента
— Начинаю извлечение троакаров
— Наконец-то
Уныло вздохнула Мария Леонова, используя электроотсос, для откачки крови из выступившей раны, вступавшей со стороны портов, из которых Оксана медленно вынимала троакары.
— Мы уже который час тут провозились
— Не провозились — извлекая последний порт из грудной полости пациента, возразила Оксана, доставая стерильный медицинский пластырь, пока Мария Леонова пользуясь электроотсосом, извлекла выступающую кровь из портов которые она извлекла — А помогли пациенту
— Да было бы хоть кому помогать — оспаривая такое утверждение, говорила Мария Леонова — Он ведь про нас и забудет, даже гроша нам не даст
— А за что? — заклеивая раны после установленных извлеченных портов, в которых находились троакары, утверждала Оксана — Мы делали свою работу
— Вы что думаете, он будет долго жить?
— Я просто хочу получить своё место в нашем отделе
Уверяла Оксана, заклеивая последнюю рану стерильным пластырем, отложила его обратно на тележку, убедившись в надёжной его фикции на теле пациента
— Знаешь — утверждала Оксана, отойдя от стола для манипуляций, кивнула санитарам, чтобы переложили тело Вольфа на каталку, в тот момент, когда Мария Леонова, начала извлекать трахеальную трубку из горла пациента — На зарплату фельдшера долго не проживешь
— Так дело только в деньгах
— Ну если ты не поняла — подошла Оксана к наглой блондинке и сквозь стекла надетых на её глазах очков посмотрела в глаза стоящей перед ней девушке — Я уже не хочу работать танцовщицей в дешевых клубах
— Так вас никто не заставляет — пожав плечами, ответила Мария Леонова, извлекая трубку из горла пациента, положила её на столешницу рядом со столом хирургу
— Нужда заставляет — прикусывая, скрыто под марлевой повязкой краешек губы, ответила Оксана, повернувшись спиной к своей собеседнице, направилась к выходу из операционной
— Тогда не жалуйтесь
— Вот тебя блядь забыла спросить — прошипела Оксана, когда подошла к входной операционной двери, коснувшись хирургическими перчатками её поручня
— Вас не поймешь
«Тупая белокурая сука», подумала Оксана про девушку, открывая дверь, потянув, взявшись за её поручень на себя, после чего покинула операционную.
Чувствуя изнурённое чувство усталости, Оксана направлялась по помещению предоперационной, едва передвигая ноги, когда они казались её словно ватными. Тело после напряженной работы в несколько часов в операционной изнывало от усталости, Оксана чувствовала, как глаза словно хотели на время закрыться, от чего она отошла к стене, опираясь на кафель спиной, прикрыла их.
— Оксана Владимировна — вышла из операционной, оставляя дверь открытой, позволяя двумя парням, медицинским работника выкатить каталку из операционной — Всё нормально?
Спросила Мария Леонова, чуть ли не испугав Оксану, когда она стояла, опираясь на стену, стараясь сосредоточиться, когда само состояние уже валило с ног изнеможением.
— Простите — заметила, как Оксана резко открыла глаза, вздрогнула от того, что услышала почти под ухом знакомый женский голос
— Не делай так больше — чувствуя, как сердце словно барабанило от страха, ответила Оксана, заметила, как из дверей операционной выкатывали каталку с пациентом
— Я же извинилась — мило улыбнулась, ответила Мария Леонова, скрывая улыбку за марлевой стерильной повязкой на лице
— Я же блядь испугалась — прикусывая краешек губы, ответила Оксана
— Пойдёмте уже отсюда — взяв Оксану под руку, ответила блондинка, направляясь с ней вместе за каталкой, которую катили два парня санитара
— Да ты права — ответила Оксана, медленно отошла от кафельной стены, держась за пальцы руки блондинке, не позволяющей ей упасть — Вы сегодня молодец!
— И правда что ли?
— Думаю, Иванов после этого дела сделает вас главой отдела кардиологии
Выражая своё мнение, говорила Мария, когда она с Оксаной покинули через открывшейся для них двери предоперационной, вошли в больничный коридор.
— Проделали такой труд — была под впечатлением блондинка, когда они с Оксаной шли по коридору, держась за руку — Не каждый из нас мог бы совершить подобное, тем более для таких как наш пациент
— Опять ты за своё
Снимая одной рукой, держась за дужки очки с глаз, ответила Оксана, прищурив глаза от воздействия лучей заката солнца, когда оно красиво заходило за крыши высоток Москвы.
— Мы с тобой врачи
Пояснила Оксана, подошла она к окну, снимая с рук перчатку, прикоснулась горячей стороной ладони к прохладной поверхности стеклопакета, впитывая усладу его холода.
— В первую очередь нас должно с тобой волновать его самочувствие и здоровье
Утверждала Оксана, продолжая смотреть, как Москва стала вновь покрываться миллионами огней, как зажигались окна и витрины магазинов огнями свята, не давая угасать городу в ночи.
— А не на его карман и амбиции
— Хорошо сказано — подошла блондинка сзади, поддерживая слова Оксаны, обвивая её талию обеими руками, прижалась к её спине, склонив подбородок на её плечо — Жаль, что иногда реальность и наша судьба к нам не всегда благосклонна
— Мы сами строим свою судьбу — уныло ответила Оксана, отошла от окна, чувствуя как расположение этой девице ей было не совсем приятно
— В этом я не сомневаюсь — уверяла блондинка, проследовав за Оксаной по коридору, пропуская сначала проехать каталку с пациентом, которую катили два парня санитара
— Мне нужно срочно принять душ
— И что с того?
— В каком смысле?
Не поняла цели допроса Оксана, посмотрела недовольно на девушку, когда подошла к ступенькам лестницы, снимая резиновые перчатки с рук, перевела взгляд на двери грузового лифта.
— Я устала
Утверждала Оксана, зевая, скрывая форму губ за марлевой повязкой, смотрела, как один парень открывал двери грузового лифта перед каталкой, после чего они вдвоём её закатили туда.
— И хочу уже домой
— Да ну — возразила, не поверила девица словам Оксаны, смотрела на то, как она сняла операционные перчатки с рук, кинула и в урну у ступенек лестницы — Что-то я вам не верю
— А я и не прошу — ухмыльнулась Оксана, снимая марлевую повязку с лица, мило улыбнулась блондинке в ответ, кинув туда же её вслед за перчатки — Чтобы ты мне верила
— Я скорее поверю, что вы побежите в свой клуб
— Туда куда я пойду
Спустившись на пару ступенек, оспорила Оксана это заявление, обернулась, держась рукой за перила, возмутившись дотошности своей собеседницы, с недовольным взглядом смотрела на неё.
— Тебя это ебать — грубо выразилась Оксана, отражая на лице оскал дикой королевской кобры, выражая в этот момент всю неприязнь — Никак не должно
Оставив девушку стоять на ступеньках лестницы, Оксана медленно продолжила спускаться вниз, чувствуя, как оковы усталости и изнеможения, окутывали её тело и разум, омутом прочных оков.


Город постепенно опускался в ночную смуту тысячи огней, словно сиял как днём, миллионами огней, света с окон домов мимо которых проезжал автобусу, баннеров, рекламных щитов, расположенных вдоль проспекта, а так же вывесок магазинов и аптек. Поток сотен машин, словно ожил еще больше, чем в дневное время суток, создавая пробки на улицах. Тысячи людей вышли на улицы, словно как муравьи в муравейнике. Каждый был занят своим делом, мечтой, любовью, даже какой-то парень, как не казалось бы, романтичным, сделал предложение своей кашемировой девице, прямо на автобусной остановке, встав на колени, раскрыв футляр с кольцом для своей суженой. Улицы, города мимо которых проезжал автобус, пропитал запах канализационной воли, слякоть после выпавшего снега, оставляющего грязь на асфальте, ароматом с цветочных и парфюмерных магазинов. Какая-то женщина, в белой роскошной шубке, выходя из салона, опрыскала на себя флакон духов, разорвав упаковку, стоя на ступеньках крыльца.
— Город словно начал оживать
Ухмыльнулась Оксана, заметив вдвое больше скопления людей на улицах, проезжая в автобусе, смотрела в его большое окно, как целые массы людей, двигались в разных направлениях.
— А я вот только еду домой
— Давайте не будем — возразила, прошептав шепотом Мария Леонова, дотронувшись до поручня в автобусе, словно хотела встать — Мы ведь обе знаем, что ваша остановка, была минут десять как минимум назад
— И куда я, по-твоему, тогда еду? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, посмотрела на свою собеседницу, в белом пальто, с большим воротом
— Только вот не надо вот этого
— Чего вот это — не поняла жеста, выставленных пятерни пальцев у блондинки, сидевшей справа, поинтересовалась Оксана — Я тебя не понимаю и уж точно не умею читать мысли
— Я уже свои остановки проехала тоже
— Тогда почему ты не вышла?
— Просто хотела посмотреть в какой клоповник вы пойдёте отдавать себя танцу
«Наивная тупая дура, тебе блядь какое дело, по край-ней мере мне так хоть платят, пусть хоть я иногда и не высыпаюсь», размышляла Оксана, посмотрев с недовольством в глаза белокурой девице, сидевшей рядом с ней в автобусе.
— Позволь мне — заявила Оксана, привставая, давая девушке, сидевшей рядом с ней, понять, что её следующая остановка, и она хочет покинуть автобус — Самой решать, кому и чему себя отдавать
— Да пожалуйста — встала блондинка, уступая Оксане дорогу, когда автобус медленно приближался в поток движения машин по проспекту к остановке
— А ты куда? — возмутилась Оксана, заметив как девица, что шла за ней по проходу, решила покинуть автобус вместе с ней
— Я же сказала — утверждала Мария Леонова вполне серьёзным тоном голоса — Что хочу посмотреть в каком вы там клубе работаете
— Ну уж нет — возразила Оксана, подойдя к ступенькам передней двери автобуса, наступая на одну из них каблуками черных туфель — Езжай домой
— С какой это стати — была не согласна с таким утверждением блондинка, говорила в тот момент, когда автобус подъехал медленно к нужной остановке, остановился, распахнув двери
— Тебе нечего там делать
— Вы мне не начальница
Заявила блондинка, начиная выходить из автобуса следом за Оксаной, когда она сошла со ступенек его крыльца на асфальтный тротуар у остановки, чувствуя на себе прохладу ночи.
— Куда хочу
Говорила Мария Леонова, направляясь по тротуару, следом за Оксаной, когда она, стукая каблуками, чувствуя прохладу осени, пальцами обеих рук подняла высокий воротник пальто.
— Туда и хожу
— Только попробуй — дожидаясь зеленого света светофора, поправляя воротник черного пальто, который Оксана подняла вверх, чтобы крупинки снега не падали за шиворот, прошипела она, пригрозив пальцем у носа блондинке — Хоть кому-нибудь в больнице об этом рассказать!
— Да успокойтесь вы — последовав следом за Оксаной, убеждала девушка, когда они переходили дорогу почти вровень, блики сияющих фар машин освещали их ярким светом — Просто хочу сама на это посмотреть
«Похоже, мне никак не избавиться от этой суки, ладно хотя бы предложу ей зайти по отдельности, может так хоть она отстанет от меня», предположила Оксана, пока переходила дорогу, наступая каблуками черных туфель на тротуар с другой стороны, чувствовала как холодное влияние снега.
— Зайдём по отдельности
Предложила Оксана, обернувшись, когда на её золотистые волосы сыпался мелкими крупинками снег, вдыхая глубоким вдохом ртом свежий поток воздуха, бурно живущей столицы.
— Если что ты меня не знаешь!
— Хорошо
Любезно улыбнулась, согласилась блондинка, проследовав за Оксаной, когда она сошла с тротуара на площадку, выложенную из каменной плитки, направляясь к зданию клуба.
— Ваши правила
— Вот и славно — ухмыльнулась Оксана, обернувшись, встав под светом мерцающей в темноте ночи вывески клуба — А теперь не могла бы ты держаться от меня чуточку дальше
— Как скажите
Мило улыбнулась блондинка, понимающе отнеслась к просьбе Оксаны, провела кончиками пальцев по меху белой шубке, одетой на своём теле.
— Если охрана спросит, чего я от вас хотела
Давая указания, Мария Леонова, говорила шепотом рядом с ухом Оксаны, стараясь делать так, чтобы проходящие рядом девушки за её спиной не подслушали разговор.
— Скажите им, что я просила просто закурить
— Отличная блядь отмазка
Прошипела недовольно Оксана, повернувшись спиной к блондинке, направилась к крыльцу клуба, выложенному из черного мрамора, поверхность которого казалась в ночи почти зеркальной.
— Лучше конечно не придумаешь, но хоть какая-то если просят
Рассуждала Оксана, тихим тоном голоса, стукая каблуками по цветной плитки площади, на которую мелкими крупинками в ночи сыпался снег.
— Надеюсь, что им дела нет до этого
Подошла Оксана к ступенькам крыльца клуба, на котором стоял охранник у входа и молодая парочка, о чем-то спорящая выясняющая отношения. Наступая на первую ступеньку, Оксана посмотрела на темноволосую девицу в блестящем коротком сером платье и бурой шубки, которая громко кричала на своего кавалера в черном делом костюме.
— Ты никогда меня не любил — прокричала пьяным писклявым голосом брюнетка, обращаясь к своему парню на повышенном тоне — Вечно смотришь на своих блин девиц
— Дорогая прекрати
Уверял её молодой человек, продолжая стоять в снег в черном пиджаке и белой рубашке, стараясь успокоить барышню, у которой из глаз потекли слёзы, размазывая тушь на щеках.
— Ну, зачем сейчас утраивать это
— Потому что ты пялился на эту
Говорила она жестикулируя пальцами по воздуху, выражая всю скорбь утраты любящих чувств перед своим мужчиной, будто хотела донести боль сопереживания которое она испытывала.
— Стриптизёршу
— Дорогая это стриптиз-клуб — уверял мужчина, беглым взглядом словно оценил Оксану, когда звук её каблуков по мраморной плитке ступенек привлёк его внимание — А чего ты ожидала
— Ну, вот посмотри — раскритиковала она вновь своего кавалера — Мало тебе было той блондинки в клубке, так ты еще на эту стал засматриваться, так может тебе завести горем для блондинок
— Не говори ерунды
«Блядь ну это пиздец, у неё что месячные, наверно я такая же когда у меня эти дни, такое же говно по трубам в голову лезет», размышляла Оксана, мило улыбнувшись, поднявшись на крыльцо, направилась к зеркальной двери клуба у которой, скрестив руки, спереди стоял охранник.
Чувствовала Оксана запах от них дорого парфюма, оттенками кожи, кориандра и мускуса, в сочетание тропических фруктов, апельсина, персика и ананаса, устроили гармонику красок переливаясь от мужского искушенного запаха до более нежных женских. Так же ощущался вкус неслабо выпитого алкоголя, который даже в такой прохладный вечер, приобрёл поразительную стойкость и очертание аромата крепкого градуса и сладости.
— Ты же знаешь, я люблю только тебя
Утверждал мужчина, сделав шаг к своей темноволосой спутнице, завистливым взглядом посмотрел на Оксану, когда она, поднявшись на крыльцо клуба, прошла рядом с его плечом.
— К чему эти бессмысленные ссоры
— Ты даже сейчас — возразила девушка, не давая мужчине к себе прикоснуться — Смотришь не на меня, тебя привлекают рядом проходящие девицы, да как ты вообще…..
Не стала Оксана слушать жалкое для неё подобие ссоры, после чего открыла дверь, перешагнула через высокий порог, чувствуя, как влияние холода окутывает её тело.
— Тупая курица просто решила вынести мозг своему мужику
Ухмыльнулась Оксана, высказав своё мнение тихим шепотом, вошла в фойе клуба, чувствуя даже тут палитру вкусов парфюма, который она ощутила, еще находясь на крыльце.
— Как же я ему не завидую
Яркая атмосфера в тёплых тонах света, светильников над головой служила очертанием среди тёмных стен, пола и потолка вестибюля клуба, которые словно зеркало отражали в себе всё.
«Наверно отпрошусь у Волкова, не могу ужасно валюсь с ног, чувствуя танец на пилоне, наверно сегодня уже не для меня, особенно после тяжелой такой операции», предположила Оксана прошла по пустому вестибюлю, подошла к закрытым дверям клуба, у входа которых стоял охранник.
Кивнув Оксане в знак приветствия, мужчина открыл перед ней дверь, когда она мило улыбнувшись, коснулась кончиками пальцев его пиджака, переступила порог открытой двери, вошла зал клуба. Всё та же гармоничная атмосфера голубых морских томных оттенков на темном фоне зеркальных черных стен, пола и потолка. Посетители, гости клуба, спокойно выпивали в тихой обстановке под сексуальные ноты играющего dubstep звучания музыки. Стриптизёрши, вырисовывая красивыми жестами сочные изгиба тела, исполняли красивый танец на пилоне.
— А Карамель
Сразу приметил владелец клуба Оксану, как только она вошла в клубный зал, в тот момент, когда мужчина общался о чём-то с брюнеткой, администратором. Обратился Волков, достаточно внятно стоя в пару метров от входа, через двери которые вошла Оксаны, поэтому она сразу же его заметила. Он подозвал Оксану, подняв руку и махнув пальцами, чтобы она подошла к ним, в тот момент о чём-то невнятно общался с брюнеткой в черном коротком платье.
— Карамель дорогая
Обратился он к Оксане, коснувшись её руки, теплой обворожительной лаской ладони, поднял её и нежным, завораживающим лаской поцелуя одарил касания тыльной стороны ладони.
— Я тебя ждал….
— Виктор Леонидович
Начала разговор Оксана не став слушать реплику мужчины, начала диалог первой, подойдя к мужчине, опустив голову, стыдилась посмотреть ему в глаза
— Я бы хотела отпроситься сегодня пораньше уйти
— А в чём собственно дело? — возмутившись, поинтересовался Волков — Тебе, что не нужна эта работа, не нужны деньги
— Да я не то хотела сказать
— Маргарита — распорядился Волков не став слушать дальше оправдания Оксаны — Подготовь Карамель к вечеру, если кто захочет приватный танец, назначь её, ей нужно показать себя
— Слышала, что тебе хозяин клуба сказал?!
Обратилась брюнетка администратор, когда отошёл мужчина, заметив влюблённую знакомую пару, сидевшую за столиком, развёл приветливо руками, направляясь к ним.
— А теперь сопли подотри — грубо говорила администратор, взяв Оксану за сустав предплечья, направилась с ней по залу клуба — Пойдём, разденешься в комнате для танцовщиц
Даже не посмотрев на Оксану, брюнетка словно была раздражена такой работой, на её лице было недовольство, которое она была готова излить на Оксану, проходя мимо столиков гостей клуба.
— Мне еще тебе искать клиента для приватного танца
— Приватный танец?
Переспросила Оксана, направляясь к двери коридора, откуда выходили две танцовщицы, в шикарном ажурном черном нижнем белье на ткань которых падал голубой морской свет.
— Я на такое не подписывалась
— Мы ведь не в детском садике — не принимая возражения, держала брюнетка крепко за руку Оксану, когда они шли напротив барной стойки — Ты ведь сама прекрасно знала, куда шла
— Мне нужны деньги — уверяла Оксана, пытаясь вызвать хоть каплю жалости в ответ у своей грубой собеседницы, когда они подходили к открытой двери коридора
— Так отрабатывай их — прошипела она перед лицом Оксаны, словно разгневанная песчаная дикая гадюка — Ты ведь не думала, что тебе их кто-то просто так давать будет, их зарабатывают вообще-то, чем ты сейчас и займёшься
— Можно и без грубостей — недовольно высказалась Оксана, как только брюнетка словно впихнула её в коридор открытой двери
— У меня полсотни гостей в клубе и каждый из них влиятелен
Утверждала брюнетка вошла следом за Оксаной в коридор панельных древесных стен, на которых горели тёплым свечением светильники бра в форме кувшинок.
— Кто-то управляющей крупной сети универмагов, есть управляющие заводов, а так же крупные автомобильные дилеры
— Но ведь им дела нет до меня
— Правильно — ухмыльнулась брюнетка, закрывая следом, как вошла дверь за собой — Ведь они тебя не знают, а когда узнают, на тебя цены не будет, каждый захочет быть с тобой
— Что-то я сомневаюсь — выказывая недоверие, ответила Оксана
— Переодевайся
Стукая каблуками черных туфель, брюнетка обогнала Оксану, быстро словно пуля, открывая перед ней дверь, позволяя ей первой войти в комнату для подготовки танцовщиц.
— И живо на пилон — распорядилась она, продолжая стоять у открытой двери, дожидаясь пока Оксана через неё войдёт, перешагивая через высокий порог
— Так не терпеться увидеть меня там?
Поинтересовалась Оксана, как только вошла в комнату, где в темноте тускло, светились желтым светом лампочки, по контуру зеркала у парфюмерных комодов.
— Не терпеться увидеть, как ты исполнишь приватный танец — утверждала брюнетка, взявшись за дверь комнаты, будто хотела её закрыть — Как только я найду тебе клиента, для которого ты его исполнишь в полной мере
— Что значит в полной мере? — чувствуя жар сохранившегося тепла в комнате, Оксана, расстегивая пуговицы черного пальто, обернулась, встала посреди комнаты
— Это значит, любое требование заказчика ты должна будешь выполнить
— Ну, уж нет! — возразила Оксана, оставляя верхние пуговицы черного плащ-пальто расстёгнутыми, выражая несогласие мимикой на лице, прикусывая краешек губы — На такое я уж точно не подписывалась
— Оу…. уверяю тебя
Неожиданно смягчила брюнетка гнев на милость, закрыла за собой дверь, как только вошла в комнату, оставаясь стоять у входа, облокотившись на стену.
— Это хорошие деньги
— Да мне плевать на деньги — заявила Оксана, не желая соглашаться на такое условие
— Пять тысяч рублей за один танец и всё
— Хм… а почему бы и нет — мило улыбнулась Оксана, понимая что даже такие мелкие деньги, для неё теперь уже сильно необходимы
— Вот и отлично — улыбнулась брюнетка, отошла от стены, покачивая выразительной формой бёдер, подошла к закрытой двери комнаты — Я оставлю тебя здесь, чтобы ты могла подготовиться выйти на публику
— Дело только будет в танце? — поинтересовалась Оксана, расстёгивая все оставшиеся пуговицы черного, надетого на ней плащ-пальто
— Сегодня там в зале — утверждала брюнетка не желая отвечать на вопрос Оксаны — Оставайся в нижнем белье, не нужно будет ничего с себя снимать, танцуй как есть
— А что касается приватного танца? — поинтересовалась Оксана, прикусывая краешек губы, оставляя на своём теле верхнюю одежду
— Ну а там уже придётся постараться
— В каком смысле постараться? — возмутилась Оксана, не принимая для себя должным образом услышанный ответ от брюнетки
— В смысле денег
— Как-то размыто
Снимая с себя черное пальто, повесила его на крючок подставки для верхней одежды, что была расположена рядом с комодом, у которого стояла Оксана.
— Маргарита стой!
— Переодевайся и готовься — заявила брюнетка, подойдя к двери, касаясь дверной ручки, легким нажатием пальцев надавила на неё после чего открыла дверь, потянув на себя
— Да стой же
Прошипела от недовольства Оксана, но гордая брюнетка, не желая повторять свои слова в очередной раз, с холодным взглядом без признаков выражения эмоций покинула комнату.
— Блядь! — прошипела Оксана, оставаясь стоять посреди комнаты в белом коротком вечернем платье, материал которого служил шифон
Какое-то время, Оксана сидела в черном кружевном нижнем белье, на пуфике наносила макияж на лицо, положив пленительной красоты ногу на ногу. Под светом исходящего от зеркала парфюмерного столика, Оксана обвела контур глаз тушью, придавая им неотразимую красоту голубого лазурного взгляда. После чего взяла губную помаду из раскрытой сумочки, покрыла слоем алого безупречного цвета страсти нежную пылкую поверхность губ. Затем поправляя укладку золотистых волос, расческой у зеркала, Оксана придала им выразительный объём.
«Надеюсь что эта дура не найдёт мне никого на сегодня и я спокойно пойду домой, как я устала, просто с ног валюсь», размышляла Оксана, отложив помаду обратно в сумочку, которая стояла на краю туалетного столика.
Вставая с пуфика, Оксана, стукая каблуками по паркету комнаты, одела на себя черный шелковый халатик, направляясь к закрытой двери, покачивая пикантной формой бёдер. Подойдя к закрытой двери, касаясь пальцами металлической ручки, Оксана легким нажатием пальцев отрыла дверь, издавая щелчок метала. Потянув дверь на себя, Оксана, перешагивая через высокий порог, вошла в коридор, где стоял душный тёплый накопившийся воздух в помещении. Запах лаванды жасмина и гардении, уловила Оксана, когда направлялась по нему вдоль к закрытой двери, ведущей в зал клуба. Легкий привкус вина и свежий вкус сигарет с оттенками розы, чувствовался в самом коридоре, дым которого еще не совсем развеялся, так и остался витать в воздухе у входа, не доходя пару метров до закрытой двери. За закрытой дверью в коридоре, по которому, строптивой кошкой, покачивая искусной формой бёдер, прошла Оксана, слушалось легкое звучания эротических нот dubstep. Открывая дверь, Оксана услышала звучание тихой мелодичной музыки, динамика которой внушала похоть гостям клуба, а красивые танцовщицы, на пилонах в клубном зале и танцевальном подиуме, лишь подливали масло в огонь.
Переступая порог открытой двери, видя всю эту светскую тусовку, собравшихся богатее, Оксана вошла в зал клуба, замечая как по стенам, полу и потолку в виде морских пузырьков и свечения света играла цветомузыка. Покачивая в такт звучания музыки бёдрами, Оксана направилась к ступенькам танцевального подиума. Наступая на их глянцевую, словно как зеркало стеклянную черную поверхность, Оксана, словно как богиня для всех гостей клуба, взошла на олимп. Тут же буквально композиция сменилась на Narcotic Thrust — I like it в remix версии, принуждая самых изощрённых танцовщиц поддаться ритму танца. Развязывая пояс черного халатика, Оксана распахнула его на себе, словно как спускает паруса корабль на своей мачте. Скинув с себя черный халатик, что в свободном падении, упал на ступеньки подиума, по которым только что поднялась Оксана, отражая перед публикой, собравшихся в клубе гостей, тело в черном ажурном белье.
Обивая пилон пальцами одной руки, Оксана прошла мимо него, так же ловко прислонившись к нему спиной, ощущая легкий запах ванили и жасмина, а так же тепло исходящего от его стержня, прижалась к нему спиной. Держась за пилон одной рукой, стоя к нему спиной, Оксана сделала вокруг него полный разворот, искусно передвигая ноги, после чего держась за него этой же рукой, прокрутилась на нём. Вставая на каблуки черных туфель, Оксана, всё еще обвив пилон пальцами, медленно стала отклоняться, отражая сочную упругую грудь. Ложась на пол подиума, держась одной рукой за пилон, Оксана развела ноги в сторону, почти в полную растяжку, после чего свела их вместе встав на четвереньки. Оставаясь стоять на коленях, Оксан обвив шест обеими руками, медленно стала приподниматься, играя бёдрами, занося их за пилон, вращая сексуально тазом, демонстрируя упругость ягодиц перед столиком напротив пилона, у которого она танцевала.
— Слышал, что Седаков в России объявился
Говорил один мужчина со своим товарищем, когда на их столике стоя на четвереньках, выгибалась Оксана, после чего села на колени, развела согнутые в колени ноги.
— Ты ведь понимаешь, о ком я говорю? — спросил мужчина, преклонного возраста, в черном представительском костюме, обращаясь к своему коллеге в таком же дорогом костюме
— Не может быть — удивился его коллега седовласый мужчина в сером, как пепел сигареты костюме — Прошло столько лет, как этот подлец нас ограбил, забрал всё себе и свалил из страны
— Да уж весь общаг забрал — отпивала с бокала коньячный напиток, выразил впечатление мужчина, в тот момент, когда Оксана стояла у них на столе, вращая прекрасными движениями тазом
— Ну и где он сейчас? — поинтересовался мужчина в пепельном костюме, когда Оксана, встав на четвереньки между мужчинами на столике, играла пластичными изгибами своего тела
— Слышал только что в какой-то Московской больнице — утверждал мужчина в черном костюме, любуясь фигурой тела Оксаны, когда она перед ним так изящно вращала бёдрами
— Он что болен
— Годы не щадят его
Ухмыльнулся мужчина, продолжая любоваться телом Оксаны, когда она стояла перед ним на четвереньках, потом вновь вставая на колени, извиваясь подобно дикой королевской кобры.
— За то, что он сделал
Утверждал он, отпивая с бокала глоток коньячного напитка, он поставив его, коснулся пятерней гладкой, как у младенца и выразительно тёплой стороной ладони выставленных бёдер Оксаны.
— Братва его не поймёт
— Украсть сто миллионов долларов из общака
Утверждал мужчина в сером костюме, когда Оксана, исполняя свою роль танцовщицы, повернулась к его лицу. Искушая прелестью сказочного голубого лазурного взгляда, Оксана посмотрела на него, касаясь коготком указательного подбородка мужчины. Ощутила Оксана композицию сочетания запахов в единой коллекции «Fahrenheit Absolute Intense», пленяющая отражением древесно-восточного аромата, завораживая сочетанием в себе оттенками вкусы, смолой мирры и фиалки.
— Братва его не поймёт
— Может в нем взыграла совесть — предположил мужчина в сером пепельном костюме, перед которым теперь Оксана отражала — Известно в какой больнице он сейчас и кто его лечит
— По новостям ничего не сказали — утверждал мужчина сером костюме, провел кончиками пальцев по седине черных густых волос у виска — Даже не показали имя того фельдшера что его спасла
— Да причем здесь фельдшер
Возразил мужчина в сером костюме, обвивая рукой талию Оксаны, когда она сидела перед ним на столе на коленях, играла бёдрами, медленно вставая на ноги, вращая тазом.
— Нужно убрать врача который его лечит
— Не вижу смысла
— А я вижу — утверждал мужчина, передвигаясь тёплыми нежными пальцами по талии Оксаны, медленно перешёл к ней на живот, когда она поняла что манила его собой — Открой ротик милая
Говорил он, доставая купюру из внутреннего кармана черного пиджака, расправил её, когда Оксана, стоя на столике, вновь медленно вращая бёдрами, опустилась на колени. Раскрывая алые губы в искушенной форме, Оксана выразительно состроила отражение лазурных глаз, искушая мужчину. Он, медленно свернув купюру, заснул в рот Оксане, вежливо при этом как служанку похлопал по щеке.
— Седаков мог что-то рассказать врачу — пояснил мужчина, обращаясь к своему компаньону, в то время как Оксана была удивлена наглостью такого клиента, в тоже время оставалась под впечатлением, ощущая во рту сто долларовую купюру — Нам не нужны тут свидетели
— Его лечащего врача зовут Орлова
Была шокирована Оксана еще больше, услышав свою фамилию, замерев как статуя, только сейчас поняла про кого они всё это время говорили.
— Это всё что нам удалось узнать
— Так найдите эту Орлову — разозлившись, повысив тон голоса, почти прокричал мужчина в сером костюме, от чего Оксана испуганно сошла с их столика — Или все врачи вдруг Орловы
«Они ищут меня, блядь ну я-то тут причем, зачем меня устранять, мне нужно срочно бежать, но куда, что мне делать?», размышляла Оксана, когда сошла со столика клиентов клуба, вытаскивая медленно из-за рта смоченную немного слюной сто долларовую купюру, ощущая во рту вкус бумаги.
— В чем дело дорогая моя?
Подошла неожиданно брюнетка, администратор клубного заведения, в черном коротком платье к Оксане, держа бокал тропического микса
— Что это у тебя — поинтересовалась она, вытянув неожиданно из пальцев Оксаны сто долларов, когда она была шокирована, разглядывая её — Отдай мне
— Но это мои деньги — возразила Оксана, нахмурив обидчиво губки
— Зачем тебе такие большие чаевые — ухмыльнулась брюнетка злорадной улыбкой — На вот возьми выпей — протянула она в руки Оксане бокал с коктейлем
— Клиент мне сам их отдал
— А ты отдай их мне — заявила брюнетка, касаясь ножки бокала кончиками пальцев, что Оксана держала в руках, вложила себе сто долларов в чашечку платья, скрывающую грудь — Пей!
— Зачем? — не согласилась Оксана, затаив страшную обиду на эту женщину — Это мои были деньги
— Еще не заработала себе статус — уверяла брюнетка, насмехаясь над эмоциями Оксаны, когда она испытывала страшную обиду — Хватило и того что они уже побывали у тебя во рту
— Я не хочу пить — упорствовала Оксана, чувствуя внутри себя, как всё бурлило злобой, была готова разорвать эту наглую темноволосую девицу
— Выпей охладись перед танцем — указывая Оксане что делать, говорила брюнетка — И хватит обижаться, у тебя сейчас будет приватный танец
— Что толку если ты себе все деньги заберёшь
— Все деньги твои
Убеждала брюнетка, мило улыбнувшись, считая что теплота её улыбки, скрасит дикую обиду, которую испытывала Оксана.
— Всё что клиентка заплатит за приватный танец и больше — заигрывая, ткнув коготком пальца Оксану в чашечку бюстгальтера — Всё буде твоим
— Клиентка? — всё еще с сомнением рассматривала оранжевую жидкость коктейля в бокале, поинтересовалась Оксана — И в каком, я что помимо танца буду еще что-то делать?
— Помнишь сумму, что я тебе обещала за приватный танец?
Спрашивала, интересуясь управляющая клубом, обвив талию Оксаны рукой, пошла с ней к закрытой двери противоположно танцевальной площадке.
— Так вот умножь еще на два
— Это покроет весь убыток, что ты мне нанесла — улыбнулась Оксана, представляя для себя солидный заработок за один вечер — А что мне нужно будет
— Всё что попросит клиентка — проходя мимо столиков гостей клуба и их кожаных диванчиков, брюнетка вместе с Оксаной подошли к закрытой двери
— Клиентка?! — всё еще была в недоумении Оксана — Меня заказала девушка?
— Просто выпей бокал, прежде чем мы туда зайдём
— Спасибо
Кончиком языка Оксана провела по пылким алым губам, чувствуя исходящий запаха с бокала тропического микса фруктов, после чего сделала небольшой глоток его сладости, искушая себя вкусом его упоительной разнотонности ассортимента. Ощущая как после первого глотка, организм требовал вкусить в себе еще эту жидкость, Оксана с жадностью, осушила бокал до дна. Столь упоительная услада напитка, затушила в ней пожар ненависти, который она испытывала к этой брюнетке.
— Какой вкусный коктейль — похвалила Оксана, улыбнувшись распущенной улыбкой
— Заходи дорогая — предлагая войти, в коридор с бело-красными стенами, в котором находилась развилка и несколько комнат, закрытых дверью
— Я никогда здесь не была
Изумилась в улыбке Оксана, чувствуя, как градус выпитого алкоголя начинает раскрепощать её, ощущала, войдя в коридор, ступая каблуками черных туфель на паркет запах жасмина и фиалки.
— Что это за место?
— Всё что тебе следует знать
Вошла следом брюнетка в коридор, закрывая за собой дверь, подошла к Оксане, касаясь кончиками пальцев согнутой в локоть руки, словно повела её за собой.
— Здесь наши девочки танцуют приватный танец
— Если только никто ничего не узнает
Ухмыльнулась Оксана, чувствуя, что уже согласна на условия выдвинутые брюнеткой, направляясь послушно за ней следом к двери одной из комнат, в конце коридора.
— Я готова пойти на всё — словно огонь пылкого порочного жара, пламенем необузданной страсти разгорался в Оксане
— Это очень хорошо
Ухмыльнулась брюнетка, когда они с Оксаной подошли к закрытой двери одной из комнат, в конце коридора, встав под тёплым свечением бра освещающий вход.
— Мы заботимся о довольстве своих клиентов
Говорила с улыбкой на губах брюнетка, в тот момент, когда Оксана после выпитого бокала коктейля, пустым которым оставила на тумбочке, рядом с закрытой дверью у комнаты что стояла.
— И хотим, чтобы они остались довольными
— Я сделаю всё, чтобы ваша клиентка ушла довольной — уверяла Оксана с тяжелым дыханием в груди, чувствовала нарастающий жар внутри себя
— Я знаю — согласилась с таким утверждением управляющая клубом — Именно поэтому мы тебя подогрели к этому танцу
— Тот коктейль
Догадалась Оксана, начиная дышать, так как будто испытывает сильное сексуальное возбуждение, кровь в жилах усиливала приток к половым органом, грудь словно стала твердой.
— Что ты мне дала
Вошла Оксана, переступая через порог, открытой двери, в небольшую комнату, единственным светом которой в этой обстановки служил голубоватый свет, морской, свечения тусклых ламп.
— Я ведь не просто так завелась?
Осматривая обстановку в этой комнате где находился один угловой черный кожаный диванчик, столик на котором была неоткрытая бутылка вина, два бокала. Танцевальная сцена с пилоном, куда был в основном направлен свет освещения ламп. Всё в этом окружении было направлено на секс удовольствие для клиента заказавшего услуги приватные танца.
— Вы хотели, чтобы у меня был секс
— Иди на пилон — указала брюнетка, вошла в комнату следом за Оксаной, подошла медленно к ней, коснувшись ладонью её щеки — И будь хорошей девочкой
Внушительно она посмотрела в глаза Оксане, отражая при этом зелёный их цвет, словно сама её душа, как и тело этой брюнетки, пропиталось порочной жаждой денег.
— И помни правило нашего клуба
Обратилась управляющая клубом девушка, когда Оксана направлялась к танцевальной маленькой сцене с пилоном, вынуждая её обернуться и встать у подножья ступенек.
— Никогда сама не разговаривай с клиентом
Диктовала условия брюнетка, продолжая внушительно смотреть в глаза Оксане, когда стояла рядом с ней, отражая яркий отблеск зеленого цвета глаз при падающем на них свете.
— Просто танец, а дальше делай, что он попросит — после чего девушка направилась к выходу из комнаты, подходя к закрытой двери
— Хорошо
Ответила Оксана отошла от брюнетки повернувшись к ней спиной, ставя ноги крест накрест, чувствовала как сила жажды искушения страстью, подавляет её разум. Покачивая выразительной формой бёдер, когда в комнате зазвучала музыка композиции ATB & Amurai — Love & Light (Downtempo Mix). Словно богиня Оксана взошла на пилон, наступая медленно в такт звучания мелодии в комнате на танцевальную сцену. Обвивая пальцами обеих рук пилон, Оксана, выгибая пластику фигуры, зашла за него, вынося бёдра, начала играть телом, совпадая с аккордами звучавшей музыки в комнате. Подобно королевской дикой кобре, Оксана поддалась влиянию танца, прижавшись спиной к шесту, сделала вокруг него полный разворот, вращая при этом бёдрами. Состроив порочный взгляд, Оксана, выгнув спину, выставив бёдра, обратила внимание, как дверь в комнате которой она была, через неё вошла какая-то молодая девушка, лица которой при затемнённой обстановке в комнате у входа она не могла разглядеть, выразила искушенной форме алые губы. Ухватившись обеими руками за шест, Оксана подтянулась на нём, до верха, оставаясь там, на верху, держась руками, играла телом, оставаясь на весу. Отпуская медленно руки, Оксана отклонилась телом плавно вниз. Обвивая пилон ногами, словно лиана ствол дерева, начала медленно расправив руки в разные стороны скользить вниз.
Заводя руки в этот момент назад, Оксана, опускаясь вниз головой на пилоне, коснулась пальцами застёжки бюстгальтера. В свободном падении ажурный черный лифчик на груди, медленно отклонился чашечками от её груди, когда она опустила руки по направлению скольжения. Плавно и очень нежно скользил бюстгальтер по рукам Оксаны, оголяя её сочную, притягательную объёмом грудь, пока полностью не упал на пол. Касаясь пальцами обеих рук, Оксана, занося ноги, согнула их в колени рядом с головой, оставаясь стоять прижатой спиной к пилону, повернулась к силуэту тени клиентки, что сидела на диване, положив ногу на ногу. После чего выгибаясь насколько это было возможно, Оксана коснулась пола каблуками черных туфель. Встав у шеста, играя бёдрами, Оксана с порочной ухмылкой на губах, обошла вокруг него. Играя тазом в разные стороны, Оксана присела полностью, потом вставая медленно вверх, занося бёдра за пилон, вела себя словно, как королевская кобра. Искушая свою зрительницу взглядом, Оксана отразила в лазурных голубых глазах блик падающего голубого света на них, касаясь осторожно пальцами обеих рук ажурных трусиков одетых на ней. Продолжая вращать бёдрами, Оксана, нагнувшись вперёд, медленно начала снимать с себя трусики, наслаждаясь тем, как они медленно сползали вниз, скользя по коже, как только она растянула резинку, придерживая их пальцами. Переступая через лежащие на полу трусики, Оксана направилась медленно к клиентке, когда девушка с одетой на лице черной ажурной маской, поманила её пальцем к себе, держа в руке бокал вина. Наступая медленно на ступеньку, Оксана начала спускаться вниз, пока в комнате играла композиция музыки DT8 — Hold Me Till The End. Мелодичное звучание такое песни, пленяющим эффектом подчиняло Оксану, когда она, спустившись со ступенек танцевальной сцены, направилась к девушке, что сидела на кожаном диванчике.
— Господи как ты красива
Говорила знакомым голосом блондинка, когда Оксана, обошла столику с жаждой сексуального искушения в глазах, подошла к ней.
— Присядь рядом со мной
— Я даже скажу больше
Ухмыльнулась Оксана, не придавая значению слышанного голосу, наступила коленом на диван рядом с ногами девушки, после чего забралась ловко на него, расположилась у неё на коленях.
— Я присяду у тебя на коленях
Рассуждала Оксана пленяющей интонацией голоса рядом с губами девушки, чувствуя пронзающую стойкость парфюма «Trésor Midnight Rose», исходящего от её тела.
— Ты ведь не будешь возражать?
— От чего же Карамель?
Отражая порочную улыбку, говорила блондинка в белом коротком платье с ажурной белой маской лице, голос которой Оксане показался знакомым, но этому она не хотела придавать значения.
— Мне будет приятно провести время с такой девушкой как ты
— Правда?! — играя в любезности, искушая свою партнёршу взглядом искры страсти, Оксана аккуратно взяла из рук девушки бокал с вином, на стекле которого сохранился алый отпечаток губ
— Как же ты прекрасна
Выставив ладонь рядом с грудью Оксаны, девушка словно хотела прислониться к её коже, потрогать пылкое горячее порочным желанием телом, разделить с ней ночи услады любви.
— Ты стоишь того чтобы с тобой провести время
Коснувшись неожиданно груди Оксаны, приятной пятерней пальцев одной руки, белокурая незнакомка, уже считало её тело своей собственностью.
— Ваше….. то есть твоё — оговорилась блондинка, трогая всё еще с каким-то барьером грудь Оксаны, блондинка смотрела на неё и то, как она жадно допивала — Тело глаз не оторвать
— М…..
Проводя кончиком языка по алым губам, слизывая с них сахарную слизь вина, проурчала Оксана кошкой, ощущая как девушка, у которой она сидела на коленях нежно трогала её сочную грудь.
— Ты так красиво излагаешь
Говорила Оксана, обвивая лицо девушки, смотрела ей в глаза, но чувствовала чрезмерную возбудимость, сексуальное желание словно истязало её разум, посылая миллион импульсов в мозг.
— Твои слова — рассказывала Оксана, когда вся она трепетала от чувств переполняемых жаждой искушения страсти, каждая клеточка её тела желала искусить долю ощущения, сладости и приятных моментов с блондинкой — Услада для моих ушей
— А что еще услада будет для твоих ушей Карамель?
Поинтересовалась блондинка, опускаясь ладонью так приятно с груди Оксаны ей на плоскость упругого живота, нежным скользким завораживающим движением прошлась по её коже.
— Можно кое-что у тебя украсть?
— Хм….
Повела губками Оксана, но это предложение её только побуждала к бурному порочному инстинкту, так как выпитый возбудитель мешал ей думать и принимать решения.
— Ну, попробуй
Ответила нежным приятным голосом Оксана, обольщаясь тому, как девушка вела ладонью по её животу, в тот момент, когда у неё она сидела на коленях. Композиция, играющей музыки в комнате, медленно сменилась на Alessiee — Running Through The Darkness, её пленяющее звучание и такт мелодичных аккордов, возбуждало разум Оксаны с несоизмеримой разумом силой.
— Если у тебя получится это сделать — ухмыльнулась Оксана, держа руки на лице девушки, Оксана, вращая бёдрами, привстала с колен своей искусительницы — Всё зависит от того, что же ты всё-таки хочешь у меня украсть
— Ваш…. — вновь оговорилась блондинка, ну тут же поправила себя — Твой поцелуй Карамель
— В самом деле? — ухмыльнулась Оксана в момент того как разговаривала рядом с губами девушки, слушая приятную играющую музыку в комнате — А ты разве сама не можешь это сделать
— А разве вы….. — словно как барьер стоял между ней и Оксаной, которой блондинка не могла сначала никак преодолеть — То есть ты Карамель не будешь против
— Не знаю, конечно
Утверждала Оксана сладким для слуха голосом, отпрянула от тела девушки, вращая искусно, словно королевская кобра своим телом, пленяя или скорее даже завораживая её взгляд на себе.
— Что за лицо — заводя руки за голову, Оксана запрокинула её, собирая в пучок падающие золотистые волосы, выставляя грудь перед клиенткой — Скрывается за этой маской
Стоя на коленях над ногами девушки, Оксана закрыла глаза, играя своим телом, словно хотела приворожить блондинку, попавшую в её сети, чей разум она подчинила своей красотой.
— Но оно мне уже начинает нравится
— В самом деле? — спросила незнакомая блондинка, обвивая бёдрам Оксаны нежным тёплым прикосновением ладони, другой ладонью прикоснулась её подбородку
— Может уже всё-таки
Наклонилась Оксана, в тот момент, когда интрига между ними обеими уже достигла пика верхнего предела страсти, разговаривала рядом с губами незнакомки.
— Уже украдёшь у меня этот поцелуй?
— Если только вы….
Исправила она опять тут же себя, разговаривая так, когда Оксана наклонилась сама к её губам, всё что ей осталось это просто сорвать тот жаждой окутанный поцелуй.
— Я так долго боролась за тебя Карамель — утверждала блондинка, держа пальцы одной руки на подбородке у Оксаны, пока другой рукой так пленительно обвила бёдрами — За тебя в зале после твоего танца началась целая война, каждый хотел отхватить этот лакомый кусочек
— Так всё что тебе остаётся
Уверяла Оксана, мило улыбнувшись в ответ, ощущая приятное горячее пылкое дыхание, уходящие с губ блондинки, желала искусить с ней радость любви этой ночью.
— Просто возьми то — утверждала Оксана, так как сама не могла под запретом прикасаться первой к клиентке — Что по праву тебе причитается
Некоторое время, пока Оксана сидела на коленях у девушки, склонившись над её губами, играя телом как змея, смотрела в её пристальный завораживающий взгляд глаз. После чего незнакомка не сдержала себя, и слилась с губами Оксаны, после продолжительных минут её изучения взгляда под приятную играющую музыку в закрытой комнате клуба. Впившись медленно в губы Оксаны, блондинка сначала нежно, так ласково и пронзительно облизывала их пылкую поверхность своими, после чего темп играющей в ней искушения страсти, после чего начал набирать обороты. Голову словно кружило желание неутолимого порочного соблазна, Оксана сама уже перешла, взяла инициативу поцелуя в свои руки, не желая так просто отпускать от своих губ незнакомку, чья пылкая настойчивость, как ей показалось на тот момент, вдруг стала угасать. Гармоничное воссоединение губ, напоминало скорее танец, полных чувств, в котором теперь уже каждый из них, хотел показать своё доминирующее состояние.
Раскрывая, разводя плечи платья на теле девушки, Оксана, оторвавшись от её губ, после нескольких продолжительных минут поцелуя, оголила грудь блондинки. Под тканью короткого надетого на девушке платья, скрывался белый ажурный бюстгальтер, сковывающий её грудь в оковах порочной страсти. Ловко заводя руки, за спину девушки искушая и пленяя взгляд её на своём теле, Оксана освободила оковы бюстгальтера, медленно начала открывать выражению красоты грудь незнакомки. Опуская всю одежду до талии девушки, в тот момент, когда блондинка забралась к Оксане на диван, села напротив неё на коленях. Всё оставшиеся время, происходило без слов, да они теперь уже были ни к чему, Оксана раздевала клиентку, сидя с ней на диванчике, сразу вместе с трусиками, бюстгальтером сняла с неё белое платье, скинув на пол. Продолжая вновь смотреть в глаза своей незнакомки, Оксана, обвив лицо незнакомки, сидевшей перед ней на коленях, ладонями, привстала, оставаясь на коленях на диванчике.
«Не хочу настаивать, хочу, чтобы она сама сначала взяла меня, чтобы она вошла в меня своими пальчиками, сделала то от чего я и так вся горю», развернулась Оксана, предвкушая в голове порочное искушение, желавшее испытать, прижалась спиной к груди девушки.
Отдавая себя в объятия блондинке, Оксана чувствовала, с какой пронзительной нежностью, её лаской пропитанные руки обвили её грудь. Запрокидывая голову к ней на плечо, Оксана, повернувшись её лицу, раскрывая алые пылающие жаждой порока губы, сиянием лазурных глаз принуждала девицу сорвать еще серию таких же жарких поцелуев. Ожидание не заставило себя долго ждать, девушка одарила губы Оксаны, жгучим голодным поцелуем, страсть которого перешла чуть ли не в пожар эмоций, между ними. Начиная стонать и извиваться телом, подобно королевской кобре, Оксана, испивала усладу столь тонкого для неё момент вплоть до малейших чувств касания, ощущая прикосновение руки девушки на груди, то, как она сжимала нежно кожу пальцами, пока вторая рука блондинки вторая плавно перешла на спину.
Разрывая сама момент приятной тяготы поцелуя, Оксана наклонилась вперед, выгнув спину наклонившись вперед, опираясь руками на подлокотник дивана. Прислонившись грудью к теплой коже дивана, Оксана немного развела ноги в сторону, выставляя бёдра перед незнакомкой. Руки прекрасной блондинки сзади, приятным касанием легли на спину к Оксане, завораживая скольжением, сползали вниз к выставленным упругим бёдрам. Жадно обвивая бёдра Оксаны руками, блондинка, стоя сзади, прижалась к ней грудью, начиная дышать учащенным тактом ритма, выражая порочную злую зависть, желая овладеть её телом.
— Наверно куча мужчин в этом клубе
Шептала блондинка в маске над ухом у Оксаны, искушая слух таком приятного нежного звучания голоса, обвив нежно обеими руками её плечи, прижалась грудью к её спине.
— Мечтали бы овладеть вашим…. — снова оговорилась блондинка — Твоим телом в эту ночь Карамель
— Но я досталась тебе — обернулась Оксана, чуть запрокинув голову, состроив искушающий взгляд, раскрыла губы в порочной форме соблазняющей улыбке
— Я знаю, как обращаться с женщинами
— Ну, раз ты меня сама заказала
Утверждала Оксана, чувствуя как нежным, завораживающим моментом скольжения пальцы незнакомки скользили от плеч по её спине, опускаясь к бёдрам. Пленяющей лаской ладони стоящей сзади девушки перешли на бёдра, большими пальцами развела половые набухшие возбуждением губы Оксаны. Отпрянула блондинка от тела Оксаны, пока она рассуждала, чувствуя, что уже не может терпеть, сгорая от сильного сексуального возбуждения. Чувствуя дыхание горячего потока воздуха половыми губами, Оксана словно потекла соком будоражащей любви, сгорая от предвкушения пылкой страсти.
— То без сомнения уверена, что…..
Не успела Оксана договорить, как девица, стоящая сзади, смачно облизнула её влагалище, жгучим холодком слюны, она прошлась всей поверхностью языка.
— Мммм…..
От такого прикосновения языка и как он прошёлся от клитора по всей поверхность вдоль половых губ, Оксана и так была в накале страстей, поэтому сразу излила на язык блондинке свой сок.
— А……
Выпрямив спину, выпрямив руки, Оксана громко простонала, впившись когтями в обивки подлокотника дивана, извивалась в конвульсиях, переживая момент сильного оргазма.
— О…. господи Оксана Владимировна
Выдала себя клиентка, обратившись к Оксане на тот момент по имени и отчеству, но на это она не обратила внимания, все чувства были в многократно раз усилены. Мозг Оксаны словно покрывался ковровой бомбардировке, каждая клеточка её тела посылала в него непрерывный сплошной импульс. Словно всё нервное напряжение и паника, тревога которую она когда-то испытывала, одним сильным оргазмом лишил Оксану всех её недугов.
— Ой… нет то есть Карамель
Поправила она испугавшись, коснувшись пальцами подбородка Оксаны, когда она извивалась стоя перед ней спиной в конвульсиях, раскрыв в полную силу голубые лазурные глаза.
— Как ты себя чувствуешь?
— А как ты думаешь, я должна себя чувствовать?
Обратилась Оксана, распускаясь в порочной улыбке, отошла от конвульсий, вздохнула свободным потоком дыхания, разговаривая рядом с губами испугавшейся девушки.
— О… господи как вы меня напугали
— Ты ведь не только этого хотела? — спросила Оксана, замечая, как девушка сошла с дивана, словно стесняясь, скрывая свою натуру, прячась за маской на лице
— Ты так меня напугала
— Давай больше не будем прятаться за маской — предложила Оксана сошла с дивана следом за блондинкой, направляясь походкой строптивой хищной кошкой, расплываясь в улыбке довольства
— Простите, но я бы предпочла — выставила она руку, выгибая указательный палец вверх, как знак протеста Оксане не приближаться — Чтобы ты Карамель меня не знала
— Я и так знаю тебя Мария — подошла Оксана к блондинке, продолжая смотреть в глаза девушки, медленно опустила её руки, прислонившись к ней грудью
— Но как? — была в недоумении Мария Леонова — Простите Оксана Владимировна, я просто не могла позволить вашу честь разделить с каким-то там незнакомцем
— Мою честь? — не поверила Оксана сначала словам девушки, снимая у неё с лица белую ажурную маску, скинула её на пол — Ты переживаешь за меня?
— Я просто не хочу вас не с кем делить
Утверждала блондинка, опустив виноватый взгляд в пол, когда они стояли с Оксаной, прижавшись почти вплотную, между ними четко проходил безупречный радужный свет цветомузики.
— И пожалуйста, можно я буду называть вас Карамель
— Пожалуйста
Ухмыльнулась Оксана, желая отблагодарить свою клиентку за предоставленный сказочный оргазм, мучаясь при этом от чувства стыда, что она так быстро его испытала.
— Я дико пьяная и ничего не буду помнить завтра — уверяла Оксана, разговаривая рядом с губами девушки — Можешь делать со мной всё что хочешь — прильнула к губам блондинки, она одарила её губы нежным поцелуем
— Это правда? — была удивлена Мария Леонова, девушка словно трепетала от близости с Оксаной, зная теперь что уже ничего не нужно скрывать — На эту ночь я буду вашу хозяйкой
— А я буду твоей сладкой рабыней
Заверила Оксана, позволив девушке стоящей рядом взяться за её указательные пальцы обеих рук, раскрывая алые губы рядом с её губами, требуя нагло поцелуя, находясь в пьяном бреду.
— И сделаю всё то
Шептала Оксана, упоительной лаской голоса, пленяя свою партнёршу лаской голоса, медленно держась за пальчики обеих рук, отошла спиной обратно к черному дивану.
— О чём ты только меня попросишь — наступая коленом на диван, расположившись к нему боком, уверяла Оксана, разговаривая почти едва касаясь губ блондинки, прижавшись к ней грудью
— Звучит очень заманчиво — ухмыльнулась блондинка, присаживаясь рядом с Оксаной на кожаный черный диван — Может, выпьем для начала по бокалу вина
— Хм…. я не против
Любезно согласилась Оксана, наблюдая, что еще не успев ответить блондинка стала наполнять пустой бокал с оставленными на его стекле алыми следами от помады, стал наполняться вином.
— Но можно было и меня сначала спросить
— Я просто подумала что вы…… — чувствуя себя немного неловко, но всё же осмелилась, выразилась блондинка — Что ты Карамель не откажешься пропустить бокальчик вина
— Только я? — удивилась Оксана, расположившись спиной к своей собеседнице, на диване, поджала под себя ноги
— Ну же Карамель — протянула блондинка бокал, с вином мило улыбнувшись Оксане, была готова сама даже залить его ей в рот
— Ты наверно хочешь — обернулась Оксана, посмотрев развращённым взглядом на свою партнёршу, была готова, находясь под действием возбудителя, снова испить с ней страсть поцелуя, пройти искушения страстью снова — Чтобы я совсем ничего не помнила с утра
— Если это поможет нам расслабиться — медленно вручила Мария бокал в руки Оксане, поддерживая кончиками пальцев за его подошву ножки, помогая её скорее испить его
— Я уже и так пьяная
Начиная испивать вино с бокала, Оксана была поражена его слабостью и крепостью с которой оно разгоняло кровь, одурманивая разум. Сладкая багровая река, словно сочилась с бокала в рот Оксане, пока бокал не опустел до последней капли. Допивая его, словно выжав с бокала последнюю каплю, Оксана была сильно поражена вкусом этого вина, радость потока соблазна доставляла каждая его мелочь, оттенок вкуса, то с какой жаждой он пьянил разум.
— М….. — оторвалась Оксана от бокала с вином, раскрывая алые губы, чувствовала как сладкая завораживающая слизь остатков вина, всё еще пропитывала их пылкую страждущую кожу
— Тебе уже легче?
Спросила блондинка, забирая бокал из рук Оксаны, поставив его на рядом стоящий кофейный столик, другой рукой обвила ей грудь. Нежная кожа ладони и приятные обворожительные лаской пальцы Марии, опутали кожу сочной груди Оксаны, пробуждая при этом самые порочные мысли.
— Карамель — коснувшись рукой, которой поставила бокал, блондинка прислонила пальцы к подбородку Оксаны, когда она сидела к ней спиной, обернув на себя её раскрепощённый и полный омутом порочного соблазна взгляд на себя — Как ты себя чувствуешь?
Повторила взволнованно блондинка свой вопрос, нежно приятно пальцами сдавливая грудь Оксаны, заметила на её алых губах, пылких страстью и сладостью градуса, порочную ухмылку.
— Прости, что переспрашиваю — почувствовала себя неловко, ответила Мария, прикоснувшись губами к губам Оксаны, смачно их облизала своими
— Прости
Сохраняя прелесть пьяной кривой улыбки, ответила Оксана пьяным голосом, чувствовала, как стихия выпитого большого количества алкоголя уже ударила по мозгам.
— Возможно, я завтра не буду ничего помнить
Уверяла Оксана, повернувшись лицом к девушке, принуждая её пальцы покинуть сочную грудь, которую она так эффектно выражала перед блондинкой.
— Прикроешь меня буквально пару часов на работу
— Давайте так — возразила блондинка, коснувшись игриво коготком указательного пальца кончика носа Оксаны — Завтра вы будите моей начальницей, а сегодня я вашей
— И чего же мне для тебя сделать
— Для начала Карамель
Палец девушки, что был на кончике носа Оксаны, медленно сполз на губы, прошёлся по подбородку, перешёл на грудь, опустился на грудь, затормозил на розовом твёрдом соске.
— Просто подари мне свой поцелуй — утверждала Мария, весьма нагло, заявляя права на Оксану, обвив неожиданно ладонями тёплых приятных нежных рук её бёдра — В конце концов, я за него заплатила и могу целовать тебя Карамель всю ночь
— Вот как!
Ухмыльнулась Оксана, была удивлена наглостью блондинки, опустив взгляд, оглядывая её руки, как они так приятно с чудесной, просто сказочной лаской обвили ей бёдра.
— В таком случае
Говорила Оксана, прислонив подушечку пальца к пылким губам белокурой обольстительнице, выразительно перед ней раскрыла голубые лазурные желавшие порочной долгой игры глаза.
— Как же я могу тебе отказать
Шептала Оксана упоительной песнью шепота прямо в губы блондинке, после чего прильнув к ним, слившись в гармонии стихийного поцелуя. Опутывая плечи девушки, Оксана, веля себя словно королевская кобра, привставая на колени, чувствовала обворожительное тепло нежной кожи ладоней, обвившей её бёдра и то, как приятно сжимали кожу бёдер. Прислонив обе ладони к лицу блондинки, Оксана хотела эгоистично удовлетворить лишь свою сладость поцелуя, жадно облизывая языком язык девушки у неё во рту. Прижавшись к телу девушки, Оксана словно извивалась подобно кобре, возбуждаясь и без того еще сильнее, даже когда действие возбудителя, всё еще держала её разум в прочных порочных оковах безудержной власти любви.
Медленно отпрянула Оксана от губ девушки, задерживая взгляд на её голубых глазах, начиная учащенно дышать, чувствуя ласку скольжения и власть пальцев её рук и то, как они сжимали кожу бёдер, было просто невообразимо. Каждое нажатие, каждое трение по коже было такой сказкой для Оксаны, что она витала в облаках, испытывая в долях, даже в микронах столь утонченное чувство прикосновение, когда все её чувства за счёт играющего в ней возбудителя, были значительно усилены.
«Блядь как же я хочу этого, я просто не могу, мне просто пиздец как это нужно сейчас», твердила в своей голове Оксана, желая лишь для себя удовлетворить чувство порочного голода.
Отодвигаясь от тела девушки, Оксана чувствовала, как её руки по мере того как она ложилась на подлокотник дивана, запрокинув голову назад. Жаркие губы блондинки жадно целовали упругую грудь Оксаны, когда она выставила её, выгнув спину, лежа на подлокотнике дивана запрокинув голову вниз. Ладони девушки легли на ягодицы согнутых в колени ног Оксаны, когда она так сексуально развела их перед блондинкой, тяжело дыша, предвкушая момент назревающего искушения страстью. Большие пальцы девушки, по мере того как она жаркими поцелуями посыпала плоскость живота Оксаны, постепенно приближаясь к гладкому лобку, развели в стороны ей половые губы. Словно спрашивая разрешения, блондинка, выглядывая из-за живота Оксаны, посмотрела на неё, но она не могла видеть её взгляд, так и ничего не ответила, оставаясь лежать на подлокотнике дивана, облизывая жадно губы. Девушка жарким пламенем потока дыхания дышала прямо во влагалище Оксаны, когда её большие пальцы развели их эластичные набухшие возбуждением стенки, по поверхности которых сочился сок смазки.
Словно одичалой властью блондинка впилась губами в клитор Оксаны, медленно, но настойчиво просовывая палец во влагалище обители влажных половых её губ. Другой рукой она схватилась за грудь Оксаны, принуждая её издать упоительной песнью стон, раскрыв в порочной выраженной форме пылкие алые губы. Вцепившись одной рукой в обивку дивана, словно царапала её когтями, пока другой так же сильно впилась себе в грудь, Оксана словно испытывала резкий приток ощущений, от того как губы девушки обсасывали ей клитор и как её палец поступательной властью движения входит в обитель её половых губ. Изнывая песнью упоительных стонов, Оксана открыла полностью лазурные окутанные порочным омутом голубые глаза, отдала себя во власть искушения оков страстной любви, которой истязала её тело блондинка. Оставаясь так лежать на подлокотнике дивана, запрокинув голову, Оксана, извиваясь, в порочных громких стонах, испытывала чувства верхней сексуальной точки. Истязая при этом свою грудь, Оксана, впиваясь когтями другой руки в обивки дивана глубже, царапая его кожу, оставляя бугристые следы порочного сильного пронизывающего душу искушения.
***
Послышался механический щелчок нажатой ручки, в комнате для приватного танца, после чего дверь открылась и в тёмную комнату стала проникать золотистая дорожка света. На танцевальной площадке, у пилона, лежал на ступеньках черный ажурный бюстгальтер, рядом с танцевальным шестом расположились на полу черные кружевные трусики. Поверхность кофейного стеклянного столика была покрыта каплями алой прелести вина, рядом на полу стояла пустая бутылка, а стекло бокала, с которого оно пилось, сохранила алый отпечаток женских страстных пылких губ. Запах вина, словно парил в комнате, сочетаясь с искушающими шлейфом карамели и будоражащим слиянием ароматов малины, пиона и смородины.
Оксана лежала на диване спиной к входу на боку, её правая нога была на сгибе в колено, а обе руки были согнуты в локти. Тихим сапом, Оксана спала убитым сном в обнаженном виде, на её бархатистой коже в районе груди остались розоватые следы от когтей, когда она, мечась в пылу агонии сексуальной страсти, придала мукам своё тело. Поверхность дивана была пропитана пылким теплом страсти, оставленным после незабываемой ночи с незнакомкой в приватной комнате. Кожа дивана помимо запаха карамели с тела Оксаны, была пронизана вагинальной секрецией продолжительных многократных оргазмов, пережитых ночью.
— Оксана дорогая — послышался нежный женский голос Вероники/, после чего чья-то нежная женская рука коснулась её плеча — Оксана!
Легонько тормошила, она толкая тело Оксаны в плечо, принуждая проснуться и раскрыть глаза, когда это сделать было практический невозможно.
— Оксана да проснись же — обернула она Оксану, когда она легла на спину, продолжая дальше крепко спать после затяжной бурной ночи
Заскочила она на Оксану, взявшись за её плечи, начиная трясти, но после минуты таких убеждений, таких убеждений, поняла, что это трата времени.
— Да проснись же — влепила она по лицу Оксане крепкую жгучую пощечину
— Сука ты тупая, что делаешь? — возмутилась недовольно Оксана, схватив руку девушки за запястье
— Ну наконец-то проснулась
— Ты блядь ударила меня — грозно, как королевская кобра прошипела Оксана, приподнявшись, опираясь на локоть, второй рукой потирая щеку по которой пришёлся удар — Чего хотела?
— На работу опоздаешь
— М…… — проурчала лениво Оксана, откинувшись вновь спиной на спинку дивана, расправила ноги, согнув их колени, сводя кончики пальцев вместе — Опять эта проклятая работа
— У тебя был вчера первый приватный танец — указала она на влагалище Оксаны, когда нежная кожа половых губ, была полностью пропитана алым цветом помады
— Блядь — грязно выругалась Оксана, отрывая голову, посмотрела на лобок, когда даже он был измазан алым цветом помады — Судя по всему с клиенткой
— Ты разве не помнишь? — удивилась Вероника, присев рядом с Оксаной — Ты что вчера напилась?
— А что по мне не видно? — с большим трудом Оксана села рядом с блондинкой в черном коротком платье, поджав под себя ноги — Как ты вообще меня нашла?
— Фух….. помойся что ли — выразила презрение, ответила Вероника, продолжая сидеть с Оксаной рядом — От тебя перегаром несёт как от мужика
— А ты знаешь, как несёт перегаром от мужика? — изумилась в улыбке, Оксана, отклонившись на спинку дивана боком, расплылась в довольстве улыбке
— Ладно, послушай
Вздохнула уныло блондинка, положив обе руки на бёдра к Оксане, наклонилась к ней Вероника, продолжая с тёплой улыбкой на губах наблюдать за её взглядом.
— Я принесла тебе одежду — указала она беглым взглядом глаз на платье Оксаны и её сумочку, лежавшую на другой стороне дивана — И Маргарита просила передать тебе выручка с танца, тут всё до копейки твоё
— Можно просто узнать
Отпрянула Оксана, от спинки дивана терзая себя любопытством, посмотрела с интересом в глазах на свою белокурую собеседницу, чувствуя приятную нежность её пальцев на коже.
— Сколько там всего денег?
— Десять тысяч
— Десять тысяч?! — не поверив своим ушам, переспросила Оксана
— Да Оксана там десять тысяч рублей — повторила это еще более внятно блондинка
— Я такие деньги за месяц наверно только зарабатываю
Улыбнулась Оксана, в то же время, выражая застенчивость на ямочках, изгиб ямочек которых казался для Вероники на тот момент сексуальным.
— Благодаря Самойловой
— Тебе дали второй шанс
Утверждая говорила блондинка, наблюдая с чувством зависти, как Оксана прозорливой кошкой сползла с дивана, касаясь, пола в комнате, голыми ступнями.
— А за него, как ты уже наверно знаешь
Облокотившись на спинку дивана, белокурая девушка в черном коротком платье, смотрела за тем, как Оксана, нагнувшись стоя у дивана, надевала на ноги, разбросанные по полу туфли.
— Надо заплатить
— Я и так заплатила
Обиженно высказывая своё мнение, говорила Оксана, нахмурив губки, стукая каблуками по полу комнаты, направилась к танцевальному подиуму, на ступеньках которого лежал бюстгальтер.
— Моя зарплата благодаря Самойловой
Рассказывала Оксана, нагнувшись, выгнув спину, выставив бёдра, наступая одной ногой, согнув её в колено на ступеньку сцены для танцовщицы, подняла, держась за лямку лежавший бюстгальтер.
— Стала равняться пятнадцати тысячам рублей
— Скудное зрелище
Мило улыбнувшись, выразила впечатление, наблюдая за тем, как Оксана раскрыла алые, поблекшие губы, от того как подушечки бюстгальтера, коснулись её сосков упругой сочной груди.
— И это учитывая, что у тебя высшее образование, ты руководила отделом диагностики и хирургии сердечнососудистых заболеваний
— Это, учитывая многое — обернулась Оксана, застёгивая застежку бюстгальтера, сковала в оковах власти бюстгальтера грудь — Со мной в больнице, даже Серов не сравниться именно он настаивал на том, чтобы я стала главой этого отделения
— Ну, учитывая, что ты так горда собой — рассмеялась забавным смехом Вероника, прикрывая алые губы кончиками пальцев руки — То даже не смею сомневаться, что возможно, когда-то было так
— Не возможно — обиженно посмотрела Оксана на свою собеседницу, поднявшись на танцевальный подиум, подняла с пола лежавшие у пилона черные кружевные трусики
— Ну как же я могу с тобой спорить
— А ты и не спорь — улыбнулась Оксана, одевая стоя прижавшись к пилону, черные ажурные трусики на себя, чувствуя, как их нежная ткань и их резинка приятным завораживающим трением скользили по бархатистой коже ног — Сколько время не скажешь?
— Поэтому я и пришла сюда
Рассказывала Вероника, наблюдая, как при свете исходящим с коридора Оксана стояла к ней лицом, повернувшись потом боком, согнув одну ногу в колено, одев на талию трусики.
— Чтобы ты не проспала на работу
— Как заботливо с твоей стороны
— Серов тебя больше прикрывать не будет
— Когда будто бы он и раньше так делал
Возразила Оксана, поправляя резинку одетых на талии трусиков, осматривая её пафосным, томным взглядом начала медленно спускаться с танцевального подиума.
— Он даже не подошёл, не спросил как у меня дела
Делилась впечатлением Оксана, когда медленно сошла со ступенек танцевального подиума, заводя руки за голову, собирая сначала волосы в пучок, после чего разом расправила их.
— После того случая, как мальчик умер прямо на операционном столе и я даже не пыталась ничего сделать
— Ты была напугана
Утверждала Вероника, продолжая смотреть, как Оксана искусно покачивая бёдрам, выраженно в каждом шаге демонстративно выказывала их эластичность, сошла со ступенек.
— Помнишь, сколько я тебя тогда успокаивала
— Тебе я благодарна — уверяла Оксана, когда подошла к дивана, взявшись за материю черного платья, что лежало на нём
— Ладно, послушай
Не став слушать жалобы Оксаны, утверждала блондинка, наблюдая, как Оксана начала надевать на себя платье, словно королевская кобра, вращая телом.
— Еще одна промашка и Иванов не просто вышвырнет тебя из больницы
Тон голоса белокурой девицы, как и её монотонный взгляд в сторону Оксаны, когда она одела, на себя платье, расправляя его на талии и бёдрах.
— Ты больше никогда не сможешь заниматься медициной
Рассуждала Вероника, оставаясь сидеть на черном кожаном угловом диване, в тот момент когда Оксана, повернувшись к ней спиной, расправляя на бёдрах платье, снов обернулась в её сторону.
— Зная, как ты любишь помогать людям
— Скорее разгадывать их диагнозы
Поправляя ткань нежной материи черно