Чтобы связаться с «Вадим Песегов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна". Глава 5


Название: Искушение страстью - "Оковы порочного соблазна"
Автор:Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг:NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус:В процессе написания
Аннотация:
В третей части романа — «Искушению страстью», рассказывается продолжение истории главного хирурга, заведующего кардиологическим отделением диагностики. Новые события и интриги в деревне, еще более естественней закрутка сюжетной линии, по которой главный герой будет разгадывать искушение страстью к головоломках. Герой соберёт новую команду врачей, под своим руководством будет проводить сложнейшие операциях на сердце, его отделов и сосудов. По мере всего прочего будет развиваться и основная сюжетная линия романа и разные интригующие события в которые будет попадать главный герой.
От автора:
Роман содержит откровенное писание эротических сцен. Нецензурную лексику и описание грязных порнографических сцен. В общем кто не читал первые две части до конца, тому не понять сюжет третей части огромного романа.

Глава 5
Медленно щелкая, тлели угли в камине, создавая легкое звучание треска, вызывая легкое розовое свечение света, на фоне мрачной тени, качающихся веток кедра, растущего за окном. Динамичным звучанием ритма, играла спокойная музыка dubstep в гостиной, создавая приятную расслабляющую обстановку. В большой комнате собрались важные гости Корнилова, люди приехавшие из Москву и приграничных регионов, были одеты в дорогие роскошные платья, вызывающие одним только своим видом искушение, выражая в женщинах соблазн, поддаться сильному порочному желанию отдаться в чьи-либо нежные руки. Все собравшиеся гости были в маскарадных костюмах мифических персонажей, вымышленных богов, цариц и великих полководцев. Нестандартное такого рода праздничное мероприятие, устроил Корнилов, созвав самых важных для себя гостей, объединив такое мероприятие в костюмированную вечеринку, на которой гости могли поддаться утехи своих сексуальных предпочтений. Девушки, в ажурном белье, работали официантками, разнося в разносах, что держали обеими руками бокалы с шампанским и винными напитками. В центре гостиной стоял большой праздничный стол, на котором было приготовлено разносортное разнообразие блюд от легкой закуски, фруктов и другой тропической услады до тяжелых блюд. Все гости на этой вечеринке были разделены на группы по четыре человека, каждый из которых не хотел брать к себе в компанию кого-то лишнего, общаясь между собой в консервативном стиле.
Встав у большого окна, Оксана, касаясь его пальцами, смотрела на зелень начинающую выцветать за окном, на ветки большого кедра, качающегося за окно и на то как лесная опушка покрывалась зеленью. Ажурное прозрачное тело, скрывало сочную красоту тела Оксаны, выражая в ней все самые сочные прелести тела, выраженную грудь, талию, даже вырез на спине показывал изящную бархатистую кожу. Под тонкой материей платья на Оксане не было нижнего белья, из-за чего образ её мифической греческой богини Афродиты казался еще более насыщенным. Золотистые, русые волосы Оксаны были собраны в пучок за спиной, а на голове был небольшой серебристый венок, символизирующий образ богини. Стройные пикантные ноги Оксаны украшали босоножки на высоком каблуке. Тело Оксаны впитала в себе прелесть аромата «RoseSauvage», вкусовая палитра которого впитала самый важный оттенок дамасской розы, что не был даже в сравнении ни с каким парфюмерным изделием, витавшим в воздухе гостиной.
— Да ты что
Говорила восхищенно какая-то женщина с кашемировым оттенком волос, в черном выразительном платье, с разрезом на бёдрах и большой остроугольной шляпой, была больше похожа на ведьму.
— Правда что ли — обращалась она к брюнетке, темноволосой женщине одетой в зеленое платье, вырисовывая обличие злой сексуальной колдуньи — И ты его отшила
— Представь, как это было феерично — рассказывала, вырисовывая жестами рук каждое слово брюнетка — Я кинула его, когда он ждал от меня совсем другого
— Да ну Наташка
Ухмыльнулась рыжеволосая девушка, возразив брюнетке, которая хоть и скрывала свой образ, но Оксана понимала, что эта женщина была Миронова.
— И как же ты это сделала? — проявляя интерес, спросила рыжеволосая бестия, костюм которой был больше похож на суккуба, страстная львица, словно демон искушенной любви
— Да как — коварной улыбкой блеснула Миронова в окружении своих подруг, была подобно на змею, со скрытой улыбкой тайных намерений — Просто послала его, вот и всё
— Представляю его удивление
Рассмеялась другая шатенка, которая была одета в красное короткое платье, символизируя образ красной шапочки. Сексуальный наряд, прозорливой шатенки, открывал сочные прелести груди, за счет откровенной формы декольте и выраженной формы чашечек. Ноги девушки, украшали красные туфли, а их высокий каблук символизировал форму и притягивал к порочному искушению зрителей к своей обладательнице. Столь сильная композиция вкусов впитала в себе композиция «L′Instant Magic Guerlain», тянущаяся шлейфом из самых сильных оттенков белого мускуса, кедра, лимона и миндаля. Образ этой красной шапочки казался внушающим, любой мужчина, по мнению Оксаны, хотел бы оказаться в постели с этой женщиной испытать и разделить с ней одну страсть на двоих.
— А кто это там одинокая блондинка? — указала шатенка в красном коротком платье на Оксану, неожиданно переменив тему разговора — Почему она там стоит одна, ни к кому не подходит?
— Это жена хозяина этого дома — пояснила Миронова, отмахиваясь, будто тема этого разговора ей была весьма неприятна — Давай поговорим о чем-нибудь другом
— Но почему — возразила рыжеволосая девушка, делая это так, как будто тема этого разговора ей была действительно интересно — Наташа ты разве не заметила……
— Не заметила чего? — делая вид, будто всё равно, ответила Миронова — Маргарита, тебе, что не о чём больше потрепаться
— Не погоди — вмешалась в спор шатенка в красном платье — Ты разве не заметила, что кроме неё на этой костюмированной вечеринке блондинок то нету больше
«Наглые самодовольные сучки, не могут понять, что единственная блондинка, которую признаёт мой любимый, это я», произнесла, размышляя в своих мыслях Оксана, делая вид, что как будто сказала, лишь едва шевельнув щедро накрашенной алой прелестью губ.
— Может потому что блондинки все дуры — Миронова всячески хотела избавиться и сменить тему, столь неприятного ей разговора
— Но Корнилов ведь почему-то выбрал её — оспаривая такое утверждение, говорила шатенка, в черном платье, которая была больше похожа на ведьму — Ни кого, либо из нас
— А ты завидуешь — ухмыльнулась Миронова, взяв у проходившей рядом темноволосой официантки с разноса бокал с шампанским — Давайте поговорим про Волкова, вот кто настоящий самец, мужчина способный радовать женщину
— Волков? — мило улыбнулась рыжеволосая красотка, обмениваясь лживой формой любезности, что была принята на этой костюмированной вечеринке — А ты откуда знаешь
— Да она с ним спала — словно разоблачила её, пояснила, рассмеявшись шатенка в красном платье, прикрывая алые губы кончиками пальцев — Да ладно, еще скажи что такого не было
— Анастасия — возразила Миронова, сурово посмотрев в сторону шатенки — Хватит пороть чушь
«Анастасия, хм…. а не та, ли эта девушка, которой однажды я спасла жизнь, да и к чему ей прятаться, ведь Миронова уже разоблачила меня», усомнилась Оксана, стараясь не выдавать себя, стояла у окна, словно разглаживала его поверхность стекла пальцами.
— Подумать только — никак не хотела угомониться шатенка — Я в доме своего мужа, где тут его другая жена и я хотела бы познакомиться, а ты по какой-то причине сводишь всё моё с ней знакомство на нет
— Не лезь в чужой монастырь — прошипела на неё Миронова — И вообще забудь теперь про Корнилова, он тебе и так солидную сумму выделил на тебя и на детей, что ты ему нарожала
— Ой да ладно — рассмеялась шатенка — Будто он мне нужен, пускай она его забирает, жалкий кусок, как даже хорошо что я от него избавилась
«Эта блядь оскорбляет моего любимого человека, как мне хочется взять и треснуть ей, но Корнилов запретил мне устраивать какие-либо сцены на этом вечере», отчаянно вздохнула Оксана, едва сдерживая свой пыл, хватая воздух ртом, стояла с печалью в глазах смотрела через стекло окна.
— И да Александр
Обратился мужчина, голос которого Оксана обернувшись, узнала Молотова, когда они вместе с Корниловым спускались по ступенькам лестницы со второго этажа.
— Документы на дом уже подготовлены — уверял Молотов, седовласый крупный мужчина, был всё так же одет в костюм пепельного цвета — Но вы мне не представили свою новую женщину, хотел бы увидеть новую королеву этой деревни, ведь сами понимаете, Романов уже не тот
— Романов — обернулся Корнилов, встав на лестничной площадке, облокотившись на перила локтём своего черного пиджака — Хоть и не депутат уже давно, но его власть в этой деревне не оспорима
— Вам не хватает решающего голоса — продолжил спускаться по ступенькам Молотов, вслед за ним направился Корнилов — Того кого народ послушает в этой деревне
Рассказывал Молотов, в тот момент как Корнилов, сделав умное выражение лица, слегка выказывая улыбку, спускался по ступенькам вслед за седовласым мужчиной.
— Тот за кем последует народ — снизошёл Молотов со ступенек на глянцевый пол в гостиной, медленно направляясь вдоль этой большой роскошной комнаты — У Романова такой человек есть, однажды этот человек даже спас жизнь мне, моей дочери и моему внуку
— Андрей Михайлович — словно не став дальше слушать, перебил его Корнилов — Я бы хотел представить вам свою жену, удивительный человек, который по-настоящему любит меня
— Да я бы хотел познакомиться с вашей суженой — согласился Молотов, последовав следом за Корниловым — Ведь если вы хотите закрепиться в этой деревне, вам нужна хорошая королева
— И она у меня есть
Уверял Корнилов, направляясь к Оксане, прошел за спиной у Мироновой, совершенно не обращая внимания на свою первую жену, что была в вызывающем образе красной шапочке.
— Любовь моя я бы хотел тебе представить — обратился Корнилов, легкостью касания дотронулся до локтя Оксаны, вынуждая её обратить на себя внимание — Андрея Михайловича Молотова он выдающийся человек, его влияние…….
— Оксана Владимировна — был словно ошеломлён Молотов, заметив, когда Оксана обернулась, мужчина сразу же узнал её — Вот это достойный сюрприз
— Здравствуйте Андрей Михайлович
Покорно опустив голову перед Корниловым, Оксана позволила рукам мужчины в деловом костюме обвить приятной нежностью свою талию, склонив голову на плечо его черного пиджака.
— Я скучала любимый
Прижавшись к телу мужчины, положив пальцы обеих рук к нему на плечи его пиджака, Оксана ощутила вкус его одеколона «RealmMen». Изящные сочные оттенки апельсина и имбиря, которые тесно сплелись с ароматами страсти такими как пачули, можжевельник и душистый манящий запах лаванды. Такое чувство, возникало у Оксаны, что у этого мужчины был свой какой-то феромон скрытый в его парфюме, который разящей страстью заставлял её сознание ему подчиняться и потакать всем его желаниям, принуждая раствориться в жажде порочного искушения. С губ этого самца приятно пахло пленительной силой коньячного напитка и завораживающим вкусом сигар, стойкость запаха которого почему-то казалась привлекательной.
— Почему так долго? — ударила Оксана кулаком в плечо этого мужчину, заявляя при всех в окружении, кто обратил внимание из рядом стоящих людей, свои права
— Прости любовь моя
Почувствовав за собой вину, Корнилов мило улыбнулся в ответ Оксане, вновь подошёл к ней, когда она, ударив его кулаком в плечо, отошла от него на шаг назад.
— Были неотложные дела — встав рядом с Оксаной, мужчина словно боялся к ней прикоснуться, словно как мальчишка, чувствовал за собой вину — Которые не требовали отлагательств
— Я твои неотложные дела — гордо заявила Оксана, состроив выразительные ямочки, на щечках чуть опустив голову, раскрыла в полную силу красоту голубые лазурные глаза, с застенчивым взглядом сказочной красоты посмотрела на Корнилова — Которые не требует отлагательств
— Ты моя жизнь — возразил Корнилов, коснувшись кончиками пальцев подбородка Оксаны — Ты моё целое и я не представляю жизнь без тебя, без тебя меня нет
«Блядь ну как красиво сказано, конечно, где-то может и пиздец с одной стороны, но мне это очень нравиться», смутилась Оксана, выказывая блеклый румянец на щечках.
— Ну ладно-ладно всё хвати-хватит — возразила Оксана, почувствовав завистливые взгляды женщины, обративших на них с Корниловым своё внимание — Иди сюда, я так соскучилась
Обвила Оксана торс мужчины, положив руки к нему на плечи, прижалась к нему, испытывая ревность с каким обольщением дамы, собравшиеся в зале на его праздничной вечеринке, на него смотрят. Прижавшись к телу Корнилова, Оксана, обвивая рукой голову мужчины, ощущая запах коньяка, что как пламя дракона вырывалось из его уст, слилась губами в единой прелести поцелуя, специально на зависть другим женщинам. Оксана словно никак не могла насытиться поцелуем, чувствуя, как нежно мужчина ласкал её язык в момент завораживающей страсти и то с какой теплой и лаской его ладони жадно разглаживали кожу её тела через платье. Прикосновение этого мужчины будоражили кровь, разжигая в Оксане страсть, вызывая жажду порочного искушения.
— Ну всё-всё хватит — возразил Корнилов оторвавшись от губ Оксаны, когда она проявляя ненасытность хотела на него наброситься за продолжением, остановил её схватив за руки
— Я буду решать, когда хватит — хотела Оксана вырваться, когда Корнилов крепко держал её руки
— Так вот — вмешался Молотов в разлад отношений — Александр я очень рад, что вы с Оксаной Владимировной вместе, этого человека поддержит деревня
— Он просто блядь еще не понял, как ему повезло — прикусывая краешек губы, прошипела Оксана, грязно выругавшись, чем смутила окружение женщин, в котором находилась Миронова
— Ничего я уже привыкла — заверила Миронова — Сначала было тоже как-то неуютно, но побыв с Оксаной, это нечто, я даже не буду рассказывать, что она ему устраивает, вы такое девочки еще не видели нигде
— Вот смотри как она нагло пиздит — продолжала Оксана нецензурно выражаться, разозлившись тому, что про неё наговаривала Миронова — А с неё как с гуся вода
— Можно же как-то и без мата — упрекнул Корнилов, легонько пристукнул кончиками пальцев по губам Оксаны
— Ай…. блядь — взвизгнула Оксана, не ожидала такого исхода от своего мужчины
— Ужас какой — высказала своё мнение женщина в костюме красной шапочки, была поражена увиденной картиной отношений — И это на неё ты меня променял
Дрожащей нижней губой высказала своё мнение шатенка, подошла поближе к Оксане, когда она, обвивая шею мужчины, прижалась к нему, заявляя на него свои права.
— Подождите-ка
Возразила кашемировая женщина, выказывая сочную форму своей фигуры, когда красное надетое на ней короткое платье, так красиво прорисовывала на ней рельеф тела.
— Это ведь та женщина из операционной — узнала она Оксану — Я помню её, это она проводила операцию, ты ведь Орлова?
— Теперь уже Корнилова — гордо заявила Оксана, прижавшись к своему мужчине, не с кем не хотела его делить — И да я спасла твою жалкую и никому не нужную жизнь
— Оксана?! — был не согласен с таким утверждением Корнилов, упрекнул в ласковой форме, но всё же не смог дальше возразить — Но она же всё-таки мать моих детей
— А я что для тебя ничего не значу? — состроив выразительной красоты лазурные голубые глаза, Оксана застенчиво похлопала ему ресницами
— И ты что вот так вот возьмёшь и поддашься на её уловки? — была возмущена женщина, раскрыла от удивления шикарные алые губы
— Только блядь попробуй мне возразить — прошипела Оксана, перед лицом мужчины — Я тут весь твой блядский дом разгоню, ты знаешь, я это умею
— О…. да поверь, Оксана это умеет — согласилась с такой идеей Миронова — Однажды она наше собрание с Корниловым сорвала, разгромив чайный сервиз, разбив бутылку коньяка и……
— Ну ладно тогда у меня были эти дни — смутилась Оксана, от того как женщины что окружили со спины Корнилова, разинули свои рты слушая внимательно Миронову
— Тогда я поняла, что когда у Оксаны месячные к ним с Корниловым лучше вообще не приходить
Встав посреди своих подруг, словно как в окружении змей, представляла её Оксана, в зелёном длинном вечернем выразительном платье, на котором имелся шикарный вырез на бёдрах и откровенное декольте, что формой чашек искусно подчеркивало грудь.
— Да она меня чуть не убила — развела брюнетка руки, в стороны обернувшись, оглядела своих подруг — Когда запустила в меня кружку с недопитым, моим же чаем
— Сама виновата — оправдываясь, ответила Оксана, когда Молотов таким критикующим взглядом посмотрел в её сторону — Корнилов мой мужчина и нечего к нему приходить, тебе ясно или может быть напомнить, как я тебе при твоём же водителе в тебя снегом запустила?
— Оксана Владимировна всегда была агрессивно настроенной женщиной в плане того, что действительно принадлежит ей — пояснил Молотов, вмешиваясь в разговор в тот момент, когда своим присутствием смутил Миронову — Я рад, что вы и Александр теперь вместе
— Ты хоть детей своих — подошла шатенка к Корнилову и влепила пощечину, по взгляду женщину Оксана поняла, как сильно горечь утраты любого ей человека превратилась в нечто — Детей своих бы навестил, спросил бы, как мне их одной поднимать
— Наглая самодовольная сука
Испугалась Оксана в тот момент, когда шатенка влепила мужчине, с которым она стояла в обнимку пощечину по лицу, словно как ошпаренная отошла назад.
— Да я тебе сейчас ебло сломаю — грязно выругалась Оксана, сжав кулаки вместе, была готова наброситься на девушку, что разорвала стихию страсти их объятий, растоптав чувства в пыль
— Оксана стой! — успел схватить Корнилов, Оксану за кисть руки, не давая совершить ей акт безумия, когда она уже была готова накинуться на шатенку
— Но почему? — возразила Оксана, поджав от обиды нижнюю губу, находилась в крепкой хватке руки Корнилова
— Потому что я заслужил — опустив голову, виновато признался Корнилов
— Я спасла жизнь, тебе сука — не слушая мужчину, прокричала Оксана, выражая ненависть в раскрытых лазурных глазах, ярость которых была сравнима с агрессивностью королевской кобры
— Ну ты посмотри только — решила позабавиться шатенка, так как оскорбление Оксаны её сильно оскорбило — Ну вот на кого ты меня променял, смех да и только
— Я бы так не говорила — возразила Миронова — Ты плохо знаешь Оксану, она не так глупа, как тебе это может казаться, да конечно признаю она дура……..
— Что?! — прошипела Оксана, посмотрела, возмутившись, на Корнилова раскрыла от удивления алую прелесть губ — И ты им позволяешь это да?
— Девушки-девушки успокойтесь — уверял Корнилов, встав в центре круга, преграждая путь своей бывшей жене к Оксане — Давайте все сядем и поговорим
— Александр прошу простить я вас перебью — вмешался какой-то мужчина в спор, в тот момент когда даже Молотов не вынес такого напряженного конфликта, пожелал удалиться
Мужчина выглядел как обычный банковский клерк, в черном костюме, слегка за сорок, темные волосы, нормальное телосложение. В руке он держал черную кожаную папку, молния которой была расстёгнута, он как будто был слегка не уверен, всё теребил кончиками пальцев свои черные ухоженные усы. Словно хотел раскрыть папку, но ждал подходящего момента, было видно, как среди этого богатого извращенного общества, он чувствовал себя, как не в своей тарелке. Однако, не смотря на всё на его нерешительность сначала подойти, мужчина казался был одержим серьёзной идей и целью, которую никто не мог нарушить.
— А Юрий Валентинович — ухмыльнулся Корнилов, словно был даже рад покинуть женское общество, отошёл от круга собравшихся женщин — Дорогая отойди пожалуйста к окну и прошу тебя никого пожалуйста больше не тревожь
— А ты…… — хотела возразить Оксана, но заметила повиливающий взгляд своего мужчины, тут же передумала и послушно отошла к окну — Блядь такая, для него какая-то там сука важнее меня
— Что убежала, поджав хвост — хотела допечь Оксану до ручки, направляясь следом за ней, шатенка в красном коротком платье, ускорила шаг, решив познакомиться и дальше продолжить скандал
— Настя хватит! — прошипела Миронова, остановив знойную кашемировую девушку схватив за руку — Помнишь, ты мне обещала, что не будешь приставать к жене своего бывшего мужа
— Умеешь ты Наташка всё испортить — отчаянно ответила шатенка в красном платье, отошла вместе с Мироновой к остальным своим подругам
«Дура блядь ненормальная, будь я на месте Корнилова, сама бы от такой кончиной потаскушки бы после первой брачной ночи бы сбежала», глубоко вздохнула Оксана, мило улыбнувшись, что назойливая собеседница, наконец-то оставила её в покое.
— Александр я хотел бы с вами поговорить по поводу Орловой
Начала Оксана прислушиваться через музыку, играющую в гостиной и через ненужные женские разговоры к словам, которые говорил неизвестный мужчина Корнилову.
— Мне кажется
Уверял он, держа в руках всю ту же черную кожаную папку, когда Оксана медленно покусывая губу, стараясь не привлечь внимание Корнилова, медленно отошла от окна.
— Только она сможет мне помочь
Заявил незнакомец, разговаривая почти тихим тоном с Корниловым, в тот момент как Оксана застенчиво улыбаясь, скрывая взгляд лазурных голубых глаз, подошла к семейной паре.
— Мне сказали, что вы с ней знакомы — пояснил мужчина, положив папку на край стола к которому они с Корниловым отошли
— Но как бы вы немного не в курсе — возразил Корнилов, не желая совсем выполнять требования этого мужчины — Разве вы не видите у меня важное мероприятие, у меня гости
— Уверяю вас, прошу — обратился он, уже более настойчиво — Вы же просили кредит у моего банка, так я вам его одобрю на ваше дело, только отвезите меня домой к Орловой — схватился этот мужчина за руку пиджака Корнилова, проявляя убедительность своих требований
— Я не могу — повторил свой отказ Корнилов, отдернул руку этого мужчины от себя — Вы что не видите у меня гости, куда я с вами поеду
— Но вы ведь знакомы с Орловой — был требователен этот незнакомец — Мне сказали, что вы можете меня к ней отвезти
— Не повезу я вас никуда — Корнилов уже был вне себя — И если вы не прекратите, я вам точно врежу и вызову охрану чтобы вас вышвырнули
— Но моя племянница
Подошёл этот незнакомец вновь к Корнилову, его желания и намерения был так убедительны, что эта ссора привлекла всех находившихся в гостиной людей.
— Мне сказали, только Орлова может тут помочь — уверял он — Прошу отвезите меня к ней, я дам вам право на любую ипотеку, любой кредит, который вы только захотите
— Не стану я этого делать — гордо выпрямив спину и выставив грудь, заявил Корнилов отказом на просьбу этого настойчивого незнакомца
— Нет, вы это сделаете — подошёл настойчиво незнакомец к Корнилову — Я требую вас, чтобы вы немедленно отвезли меня к Орловой — прокричал он достаточно громко, так что женщины, которые находились рядом, вздрогнули и даже кто-то из них взвизгнул
— Ладно — развел руки в сторону Корнилов — Оксана дорогая можешь не прятаться за семейкой Бухариных, прошу, выходи
— Как ты меня узнал? — ухмыльнулась Оксана, гордо поднимая подбородок к верху, прошла между пары мужчины и женщины, разрывая их связь объятий
— Полагаю в этой папке карта того кого вы хотите чтобы посмотрели — указал Корнилов на папку, которую мужчина так бережно держал в руках — Дорогая ты могла бы взглянуть на карту, если конечно ты не против — обратился он к Оксане, когда она подошла к нему обвила его руку
— Это карта моей племянницы, она единственная, что у меня осталось после смерти сестры
Возразил мужчина, сильнее обнял папку, как только Оксана отошла от Корнилова, отчаянно вздохнула, неохотно сделав шаг навстречу раскричавшемуся незнакомцу.
— И я не позволю какой-то блондинке на неё смотреть
Наглым образом оскорбил он Оксану, чем тем самым сильно стал испытывать терпение Корнилова, когда хозяин этого дома начал дышать учащенно, сдерживая себя в руках.
— Я требую, чтобы вы отвезли меня к Орловой — прокричал он в который раз свои требования, чем напугал Оксану, когда она хотела подойти к нему, вынуждая криком остановиться в метре от него
— Я вам еще раз говорю — уныло вздохнул Корнилов, помотал головой, с трудом уже сдерживая себя, сжимая пальцы обеих рук в кулаки — Я не могу вас отвезти туда, куда вы просите
— Просто скажите почему? — суровым голосом спросил незнакомец — Что может быть для вас важнее, чем жизнь умирающей студентки, моей племянницы, вы же обещали попросить Орлову посмотреть её историю болезни, я всё привёз, как вы просили
Утверждал этот мужчина в черном костюме, продолжая держать черную папку, плотно прижав её к телу, начиная оглядываться по сторонам возмущенно, замечая на себе удивлённые лица собравшихся в гостиной людей.
— Почему вы не можете отвезти меня к Орловой — не выдержал он критикующих взглядов аудитории публики гостей, собравшихся в гостиной дома Корнилова — В чем собственно проблема?
— Наверно проблема в том — ответила Оксана, не давая возможности высказаться Корнилову, сделала шаг навстречу к крикливому незнакомцу — Что я уже здесь и вам не нужно никуда ехать
— Господи — сразу же утихомирился темноволосый мужчина, взял в одну руку папку, свободной рукой поправил черный пиджак — Вы правда Орлова?
«Как же ты меня заебал, скажи спасибо Корнилову, только лишь потому, что он попросил, я тут распинаюсь перед тобой как дура», размышляла Оксана, наблюдая как быстро переменился в мимике на лице мужчина и снизил тон голоса, вновь до неуверенного.
— Ну если вам нужна другая Орлова — ухмыльнулась Оксана, играя с ним в любезности, которые с трудом для себя могла терпеть — То пожалуйста, можете поискать в другом месте
— Нет-нет — возразил любезно незнакомец — Прошу простить мои манеры, я Гордеев Юрий Валентинович, управляющий филиалом московского сберегательного банка
— Кажется вы что-то говорили про свою племянницу — подошла Оксана осторожно к этому настораживающему человеку, который резко менялся во мнениях — Могу я взглянуть на её историю болезни, чтобы попытаться вам помочь
— Да-да конечно — любезно согласился Гордеев, уже более радостно расстался со своей черной папкой, передав её с приветливой улыбкой в руки Оксане — Прошу посмотрите, мне сказали, что только вы можете помочь в этом деле?
— Только не кричите пожалуйста — взяла из рук этого мужчину папку Оксана — И мне всё же интересно, кто же вас направил ко мне, да и зачем?

Первая страница проведённой ЭКГ, которую Оксана открыла держа в руках папку, показала сразу уплощение зубца Т при слабости и плохом сокращении стенки желудочков. Наблюдается отчётливо на динамике уменьшение всех зубцов в связи с нарушением сократительной функции миокарда. Отмечается нерегулярные сокращения сердца, что свидетельствует о нарушении сердечного ритма. Так же регистрируются показатели неполные блокады ножек пучка Гиса, которые указывают на нарушение проводимости импульсов в желудочках.
При поступлении пациентки Фоминой Анны Сергеевны 2000 года рождения в больницу отмечаются такие симптомы, как отёк нижних конечностей, понижение массы тела, увеличения уровня потоотделения. Отмечается приступы отдышки в состоянии покоя, а так же нервная возбудимость. У пациентки наблюдается острые сердечные боли, что является нарушением развития обмена веществ в кардиомиоцитах накапливаются продукты метаболизма и молочная кислота. При аускультации регистрируется записи врачом проводившим осмотр пациентки, что присутствуют Шумы в сердце. Тоны сердца слышны приглушенно из-за того, что сердечная мышца сокращается слабо. Появляется звук растяжения желудочков, который отсутствует у здоровых людей. Систолический шум при сокращении сердца связан с тем, что митральный клапан пропускает часть крови назад в левое предсердие.
— Скажите ваша племянница точно 2000 года рождения?
Поинтересовалась Оксана, сомнительно предполагая уже не листая дальше карту, что у пациентки «Дистрофические изменения в миокарде».
— Или может это ваша сестра всё-таки внезапно воскресла из мёртвых? — продолжала издеваться, терзала Оксана себя любопытством, а как же всё-таки поведёт себя этот мужчина — В карте при сборе анамнеза не хватает несколько страниц
— М…. тут всё сложно — нервно помедлил с ответом Гордеев — Понимаете……..
— Если хотите чтобы я вам помогла — положив карту на стол, Оксана придала максимальную серьёзность лицу — Я должна знать всё
— Что вы хотите знать? — поинтересовался Гордеев
— Кто вас послал ко мне? — спросила Оксана, подошла к мужчине — Какой-то бестолковый врач педиатр или вы обратились к гинекологу и он случайно измазал пастой первые страницы при сборе анамнеза пациентки, просто скажите мне в чем дело
— У моей племянницы врождённый порок сердца
Ловко извернулся и так уверенно произнёс Гордеев, подверг сомнениям прочную как армированный фундамент дома, теорию Оксаны.
— И только вы можете помочь решить эту проблему — заявил этот мужчина, уверенно поднимая подбородок к верху — Просто скажите, как я могу вас уговорить взяться за это дело?
— Дорогая — подошёл со спины Корнилов обвил талию Оксаны объятиями обеих рук — Если ты не хочешь браться за это дело, я тебя уговаривать не буду
— Тут явный признак сердечной недостаточности, в острой форме
Не обращая внимания на тёплое влияние рук Корнилова, когда он обвил её, рассуждала Оксана, прислонив коготок указательного пальца к губам.
— Девушка 2000 года рождения — продолжила размышлять вслух Оксана — А у неё сердце как у 80-ней бабки, которая не сегодня, так завтра всё равно сдохнет
— Она моя племянница — уверял Гордеев, оспаривая мнение Оксаны
— Скажите тут что врач, у которого вы наблюдаетесь, не может понять — пояснила Оксана закрыв папку, кинула её на стол — Тут нужна пересадка сердца
— Мне кажется ты когда-то её делала — нежностью приятного шепота прошептал Корнилов над ухом Оксаны, лаская слух аккордом приятного возбуждающего голоса
— Сейчас полно врачей которые могут спокойно в специализированных клиниках провести такую процедуру
Уверяла Оксана, терзая свой разум сомнениями, не могла понять, зачем, когда был поставлен диагноз, мужчина который является, племянницей пациентки, так требовал от неё помощи.
— Тут любой абсолютно любой врач скажет — подошла Оксана к столу, покинув объятия рук Корнилова, открыла перед Гордеевым папку — Что просто необходима пересадка сердца
«Хотя откуда у девушки которой 20 лет будет такая острая сердечная недостаточность, которая наблюдается лишь у людей в 80 лет, она просто не переживёт операцию на этом сердце, ей нужно новое, так я то здесь чем могу помочь?», Оксана никак не могла понять свою причастность к этому делу.
— Вставайте в очередь на пересадку — рассказывала Оксана, пожав плечами, встала у стола на котором лежала раскрытая черная папка — И вам помогут, я не вижу смысла пока еще не помочь вашей племяннице
— Ей осталось жить может пару недель — оспорил такой довод Гордеев — Прошу вас Оксана Владимировна помогите, доктор Иванов в московской больнице так за вас ручался
— Иванов? — сначала не догадалась Оксана о ком идёт речь
— Валерий Иванович — пояснил Гордеев — Он сказал, что только вы можете вмешаться и решить эту проблему
«Этот старый пердун, даже и тут мне покоя не даёт, кого блядь хуя ему нужно от меня он, что настолько туп, как будто не может понять, что с таким сердцем двадцатилетняя девушка уже не проживёт и пару недель, пусть закажет ей новое сердце», Оксана всё еще подвергала сомнениям свой разум, почему в такой простой задаче, была столь необходима её помощь.
— Значит, вот кто вас ко мне направил — догадалась Оксана, мило улыбнувшись в ответ, что была больше похожа на лживую любезность — Он наверно очень постарался, убедить вас что именно я могу вам помочь
— Это я попросил его найти мне того — уверял Гордеев, мужчина отошёл к столу, взяв у проходящей рядом девушки официантки бокал с шампанским — Кто сможет помочь, в обход всем правилам системы
— В обход всем правилам — удивилась Оксана, не понимая, к чему он ведёт весь этот разговор
«Двадцатилетняя девушка с острой недостаточностью сердца, ей просто необходимо другое сердце, что Иванов сам этого не понял, хотя если того кто может, обойти систему», прикусывая краешек губы, Оксана истязала разум мучительными мыслями не могла понять зачем он вообще её искал в этом деле?
— Где первые страницы анамнеза при поступлении в больницу?
Поинтересовалась Оксана, вновь взяла папку в руки перелистала находившуюся в ней красную карту, в надежде найти анализы при поступлении.
— Только не говорите, что вы их потеряли или они выпали еще где-то
— Прошу уверяю вас — упал на колени перед Оксаной, стал молить Гордеев слёзно, шокировав окружение женщин стоящих у него за спиной раззявив рты — Возьмитесь за лечение моей единственной племяннице, прошу вас
Что вы делаете? — отскочила тут же, испугалась Оксана, не ожидала такой реакции, отбросив карту назад обратно на стол, чем зацепила стоящий на столе бокал с вином, опрокинула его разлив его содержимое по поверхности белой скатерти — Совсем уже охуел…….
— Гордеев вы в своём уме — возмутился Корнилов, встав перед Оксаной, преграждал этому мужчине путь к ней — Встаньте немедленно и убирайтесь из моего дома
— Я никуда не уйду без Орловой — вставая с колен, мужчина отряхнул свой пиджак и брюки — Он сказал что вы берётесь за дела пациентов которые уже одной ногой в могиле, которых почти невозможно спасти, докажите мне что это так
«Умеет же Иванов как пидор поступать, но мне не хватает первых страниц анамнеза, которые берут с любого пациента при поступлении», размышляла Оксана, понимая, как слова этого мужчины зацепили её разум и самонадеянность.
— Первые страницы анамнеза где?
Суровым голосом спросила Оксана, настойчиво требуя взглянуть, указывая кончиком указательного пальца на папку, которая лежала на столе, с которого по скатерти сочилось на пол разлитое вино.
— В этом деле всё блядь сомнительно — грязно выругалась Оксана — Начиная от ваших первых страниц карты, до острой сердечной недостаточности
— Прошу Оксана Владимировна — уверял Гордеев умоляющим тоном голоса — Мы можем с вами поговорить где-нибудь наедине
— Спросите сначала разрешения у моего мужа — обернулась Оксана, взглядом нежной теплоты посмотрела на Корнилова, словно спрашивая разрешения своего мужчины, взяться за это дело
— Любовь моя
Подошёл вновь Корнилов к Оксане со стороны спины, обвивая нежностью приятных канаем рук её талию, прижался к её телу, так чтобы она могла ощутить вкус его одеколона.
— Если хочешь, я могу его быстро выставить — уверял Корнилов в тот момент как за спиной Гордеева, встали два охранника из его личной службы безопасности
— Неужели вы сдаётесь, Оксана Владимировна?! — ловко применил тактический ход Гордеев, надавив, таким образом, на сознание Оксаны — Неужели есть такое дело, которое вы не способны решить сами?
— Это вас Иванов научил
Прикусывая краешек губы, Оксана хотела возразить словам убеждения этого настойчивого мужчины, когда в тот момент Корнилов своей лаской и заботой рук отвлекал её от мыслей.
— Пидор старый
Грязно выругалась Оксана отошла от объятий Корнилова, подошла к столу, её сознание бушевало, разум чувствовал опаску в этом деле, но сознание твердило наоборот, что нельзя сдаваться.
— Вы хорошо подготовились господин Гордеев
Ухмыльнулась Оксана, когда подошла к столу, взяла в руки бокал с шампанским, поднесла его к раскрытым губам, отпила с него глоток, оставляя на поверхности стекла алый отпечаток.
— Вы знаете, как надавить — ощущая во рту легкое послевкусие и то как выпитая крепость алкоголя разогревает тело изнутри, высказывала Оксана своё мнение
— Доктор Иванов сказал если кто-то и может пойти на безумие — уверял Гордеев, словно восхваляя Оксану — То только такой человек как вы……
— Нервная возбудимость и сердечная недостаточность — пояснила Оксана, поставив полупустой бокал с шампанским обратно на стол, подошла к Гордееву — Вяжется только с одним
Встав перед лицом Гордеева, Оксана внимательно посмотрела в серые глаза этого мужчины, пытаясь понять, почему, когда она его так легко раскусила, этот человек всё же стоял на своём.
— С наркотиками — громко произнесла Оксана, так чтобы все присутствующие в этой комнате услышали её — Только не говорите, что я ошибочно предположила это
— Понимаете Анна она студентка медицинского вуза
Рассказывал Гордеев, немного мешкая, заметил, как сомнительно с еще большей выразительностью взгляда на него стали озираться окружающие его в гостиной люди.
— Оксана Владимировна
Коснулся руки Оксаны, обратился вежливо Гордеев, не придавая абсолютно значению тому, как Корнилов хотел уже насильно выставить из дома, но с трудом сдерживал себя.
— Я могу с вами поговорить — снизив тон голоса, чуть ли не до шепота, говорил Гордеев — Где-нибудь в более уединённом месте?
— Да-да конечно — любезно согласилась Оксана, обернувшись, положив руку на выставленное бедро, посмотрела на Корнилова, заметив ревностный взгляд в его карих глазах — Дорогой не возражаешь, если мы с господином Гордеевым отлучимся в мою комнату наверху?
— Только если ты не будешь возражать — подошёл Корнилов, словно как могучий лев, положив теплые ладони приятных рук на плечи Оксаны — Что я пойду с вами
«Блядь как же мне нравиться, когда ты меня ревнуешь и в конце-концов, у меня уже давно не было секса, очень даже давно и тебе придётся это исправить», мило улыбнулась Оксана, повернувшись к своему кавалеру, состроив выразительные ямочки на щечках.
— Хотя, а почему бы и нет — ухмыльнулась Оксана, после чего кокетливо как кошка прикусила краешек губы — Тем более, если учесть тот факт что ты мне должен
— Это я значит должен — взаимно с улыбкой ответил Корнилов, обвивая талию Оксаны, обеими руками так приятно касался пальцами её тела
— А ты не помнишь?
Возразила Оксана, возмутившись, строя интригу с мужчиной, который так приятно обвил рукой её талию, пальцами касался упругих выразительных бёдер.
— Забыл, значит?! — убирая руку мужчины со своей талии, упрекнула его Оксана, заигрывая со своим кавалером — Ну так я тебе помню, хочешь?
— Ты имеешь в виду
Предположил Корнилов, создавая интригу любезности милой улыбкой в ответ Мироновой, когда они, с Оксаной держась за руку, прошли за спиной брюнетки.
— Супружеский долг?
— А что у нас с тобой еще есть какой-то — ухватилась Оксана за гениталии самца, как только заметила, куда он смотрит — Долг……
Прошипела Оксана, подобию королевской кобры, прижавшись вплотную к Корнилову, чуть сжала пальцами его половой член через черные брюки на нём.
— Тебе что меня мало?
Чувства Оксаны накалились до придела, как только она заметила, с каким взглядом искушенного желания, Корнилов смотрел на Миронову.
— Любой мужчина из твоих блядских тут приглашённых гостей
Выражаясь грязной нецензурной лексикой, Оксана была готова растерзать гениталии мужчины, за которые держалась, совершенно не придавая значения, как женщины, которые стояли рядом так удивлённо посмотрели в их сторону.
— Желал бы затащить меня к себе в койку
Оксана ощутила, как мужчина таким своим завистливым взглядом на брюнетку, буквально, словно дорожным катком, растоптал её чувства к нему.
— Но когда у тебя есть такой ценный приз
Продолжала держаться Оксана за гениталии мужчины, совершенно не придавая значения, как ему было неудобно перед собравшимися гостями на этом праздничном мероприятии.
— Ты почему-то его бережёшь — отпуская хватку пальцев, Оксана отошла от Корнилова, выражая боль обиды ранимых чувств подергиванием нижней губы — И я хочу знать для чего?
— Оксана прошу тебя……
— Нет, это я тебя прошу!
Подошла Оксана, к мужчине обвивая пальцами его подбородок и словно, как на свою собственность посмотрела в его глаза, выказывая перед ним влагу ранимости в своих лазурных голубых глазах.
— Хватит таращиться на эту суку! — не сдержала эмоции при себе, Оксана прокричала на весь зал так, что стоящие рядом женщины вздрогнули, некоторые взвизгнули и отошли в сторону
— Оксана ты что — сделал вид, что как будто ничего не произошло, уверял Корнилов — Прости, если конечно я тебя обидел……
— Нахуй мне твоё, прости! — не сдержала Оксана чувства при себе, и с размаху вложив всю душевную боль, влепила мужчине пощечину прямо перед всеми его гостями
— Ого….. — выразила своё удивление Миронова, оказавшись виновницей случившегося, раскрыла от удивления алые, щедро накрашенные слоем помады, губы
— Да что на тебя нашло……. — прислонив ладонь к щеке, по которой пришёлся удар, Корнилов был ошеломлён от такой подачи
— Ты спишь с ней?
— Что?! — был удивлён вопросом Оксаны, Корнилов
— Я тебя блядь спрашиваю — повторила свой вопрос Оксана, уже более суровым и решительно настроенным тоном голоса — Ты её трахаешь?
— Нет, ты чего?! — возразил Корнилов, оспаривая доводы Оксаны, потирал настырно щеку, по которой пришёлся удар пощечины — Как ты вообще могла такое подумать
— Знаешь Корнилов! — прошипела Оксана, перед лицом мужчины — Я уже не знаю, что и думать, когда ты так смотришь на эту блядь Миронову, ты даже меня совсем перестал желать
— Оксана стой, подожди…… — не успел Корнилов схватить Оксану за руку, как она, стукая звонко каблуками по глянцевому полу, направилась к лестнице, ведущей наверх
— Нахуй пошёл со своим подожди
Огрызнулась Оксана, обернувшись, касаясь перил лестницы, к ступенькам которым только что подошла, обернулась, показала в ответ мужчине дикий оскал королевской кобры
— Трахай свою Миронову — прокричала Оксана, ошеломив гостей своим поведением, поставив, таким образом, Корнилова в весьма неловкое положение — Раз она тебе так уж сильно нужна
«Это всё он виноват, он не прикасался ко мне очень долго, лишь перед гостями проявил нежность и заботу, а что касается секса, так я вообще про него уже забыла», успокаивала себя Оксана, быстро начиная подниматься по ступенькам лестницы, в тот момент как слёзы, вытекающие с глаз, сочились ручьём ранимых чувств.
— Оксана Владимировна — поспешно едва успевая за Оксаной, Гордеев подошёл к лестнице, когда она уже со слезами на глазах, уже прошла один пролёт, толкнув в плечо девушку, шатенку, которая спускалась по ступенькам, мешая ей пройти — Подождите, пожалуйста
— Ты что совсем уже — возмутилась девушка, с шоколадным оттенком волос, как только Оксана, поднимаясь по ступенькам лестницы, толкнула её пальцами в плечо
— Заткнись блядь — прокричала на неё в ответ Оксана, обернувшись, поднявшись на пару ступенек, оставаясь стоять на лестнице, показала взгляд безупречно голубых лазурных глаз, с которым по щекам ручьём стекали слёзы — Сама разуй глаза потаскуха!!!
— Да как ты…… — хотела возразить и оспорить такое оскорбление шатенка, но кавалер, с которым она спускалась под руку, её не пустил
— Ты знаешь, кто это? — обратился мужчина в синем костюме, к своей даме, которую Оксана толкнула рукой в плечо, пытаясь вразумить свою спутницу — Вот сначала узнай, а потом разбирайся — уверял он свою подругу, когда мимо них поспешно поднимаясь по ступенькам, прошёл Гордеев
— Оксана Владимировна прошу, подождите — уверял Гордеев, поднявшись почти следом за Оксаной на второй этаж дома
— Да что вам всем от меня надо
Со слезами на глазах, Оксана остановилась у окна с красными длинными бархатными шторами в коридоре, напротив открытых дверей комнаты.
— Что вы все как будто прицепились ко мне
Раздраженно прокричала Оксана на Гордеева, от чего мужчина, выронив из рук черную папку, в тот момент как она вошла в открытую дверь комнаты с грохотом её захлопнула за собой.
— Ебучий ублюдок — прошипела Оксана, вытирая слёзы и размазанную тушь на глазах, облокотилась на закрытую дверь — Трахай свою Миронову и жену свою трахай у вас же с ней общие дети, а я кто, так просто объект, на который иногда стоит даже взглянуть и всё
Просторная комната, в которой находилось одно большое окно с видом на лесную опушку, поглощала все сторонние звуки. Белые стены отлично создавали гармонию собственного света в этой комнате, так же шторы которые украшали интерьер окна, были похоже с первозданным цветом снега. Огромная двуспальная кровать, стояла у стены слева от входа, простыни на которой были буграми, еще сохранили тёплый аромат тела, впитавший в себе силу запаха завораживающей дамасской розы. Паркетный пол, переливался в оттенках шоколада и цвета сливок, смешавшись воедино. Белый комод, который стоял, справа от кровати был заполнен флаконами косметики, туши, тени и парфюмерия, которыми пользовалась Оксана. Справа от входа у окна был расположен большой дубовый стол, на котором располагался ноутбук и рядом, с которым стояло черное кожаное кресло.
— Оксана Владимировна — нарушил гармонию тишину стук в дверь и голос Гордеева — Простите это возможно неудобно, но мне нужна ваша помощь, поймите, пожалуйста, меня
«Блядь как же ты меня заебал, ты что блядь тупой такой, не видишь, что сейчас не время», глубоко вздохнула Оксана, переводя дух, пытаясь успокоиться, кончиками пальцев вытирала вытекающие слезы с глаз, посмотрела в потолок, на котором отразилась тень качающегося за окном кедра.
— Да-да входите — отошла от двери Оксана, всхлипывая, стукая каблуками по паркету пола, подошла комоду, на котором лежала пачка влажных салфеток — Простите, пожалуйста, сцену с моим мужем, он просто……
— Я всё понимаю Оксана Владимировна — переступил порог открытой двери, уверял Гордеев, входя в комнату — Будем считать, что ничего не было и я ничего не видел и не слышал
— В таком случае — ухмыльнулась Оксана, кончиком белой салфетки вытирая размазанную тушь возле глаз — Дайте еще раз почитать вашу там карту
— Оксана Владимировна моя племянница умирает — рассказывал Гордеев, встав у открытых дверей комнаты — И я пойду на любую вашу сделку, приму все ваши условия, только, пожалуйста, спасите ей жизнь
— Как? — удивилась Оксана, понимая, чего просит этот мужчина, сминая в пальцах белую салфетку, кинула её на комод — Как мне спасти вашу племянницу, если вы сами признались, что она принимала наркотики
— Да ей никто не даст сердце — признался Гордеев, принимая твердое и убедительное утверждение Оксаны — Но я прошу вас решить эту проблему
— Какие наркотики она принимала? — поинтересовалась Оксана, отошла от комода, всё еще всхлипывая, чувствуя, как чувства её были растоптаны в пыль
— Не знаю метанфитомин или ЛСД — колебался сразу ответить Гордеев — Не знаю что там сейчас студентки принимают
— На каком факультете она учится? — поинтересовалась Оксана, медленно покачивая выразительной красотой бёдер, подошла к окну
— На медицинском — ответил Гордеев, подошел к креслу в углу слева от входа — Что-то там сердцем и сосудам похоже
— Хм…. а ваша племянница не понимает ,к чему ведёт тогда употребление наркотиков?
Спросила Оксана, встав у окна, касаясь кончиками пальцев бархатной шторы, посмотрела на качающую лесную чащу, вдаль на холмы, что своими опушками доставали до облаков.
— И вообще она на каком курсе? — спросила Оксана, обернувшись, услышала как за открытой дверью, слышались чьи-то приближающиеся шаги
— Магистратура — пояснил Гордеев, раскрывая папку, которую держал на коленях — И как и вы я прекрасно понимаю, что сердце Анны теперь уже не спасти
— Да что вы….. — выражая сарказм, улыбнулась подлой улыбкой Оксана — Тогда просто скажите, зачем вы пришли ко мне, зачем искали меня
— Потому что……
— Потому что никто другой не способен решить его вопрос — пояснил Корнилов, прерывая реплику мужчины, который сидел в кресле, держа папку на коленях
— Мне нужна моя команда — заявила Оксана, проявляя жалость к мужчине, заметив его угрюмое лицо переживания за родного человека — Возможно……
— Сердце уже не спасти Оксана Владимировна — пояснил Гордеев, вставая с кресла — Так сказал доктор Иванов, моей племяннице нужна срочная пересадка
— У вас есть готовое к пересадке сердце? — возразила Оксана, оспаривая такой довод, проигнорировала то, что Корнилов тоже вошёл в комнату — Потому, как судя, потому что я вижу, ей максимум неделя, доктор Иванов в вашей там больнице сильно преувеличил сроки
— И ты серьёзно решила взяться за это дело? — поинтересовался Корнилов, прошёл по комнате в сторону Оксаны, у которого, облокотившись на подоконник бёдрами, стояла она
— Не подходи блядь ко мне!
Выставила руку Оксана, расшиперев пальцы как кошка, выказывая защитную реакцию, на близость с мужчиной, испытывая к нему резко отрицательные чувства.
— Зачем пришёл?! — прошипела Оксана заметив как мужчина остановился в метре не доходя до неё, словно дал ей время для чего-то особенного — Я тебя не просила меня успокаивать, иди трахай свою Миронову, выеби нахуй свою жену, тебе же меня мало……
Корнилов, быстро и уверенно убирая руку Оксаны, подошёл к ней обнял с горячей страстью, прижал её к своему, когда она этого совершенно не ожидала, держа руки у неё на талии.
— Отпусти меня уёбок
Колотила его Оксана, грязно ругаясь нецензурной лексикой, выражала жалость своим криком и стоном, притворяясь перед самцом, обнявшим её телом абсолютно беззащитной и ранимой.
— Отпусти — прокричала Оксана, так давая понять, чтобы кавалер, что так насильно взял её тело в свои горячие объятия, продолжил свою неистовую жажду соблазна — Я не хочу!
— Оксана Владимировна?!
Перебил Гордеев своим вмешательством бурное искушение страстью, отвлекая вновь всё её внимание от своего кавалера на этого беднягу в черном представительском костюме.
— Я дико извиняюсь
Вмешался Гордеев, чем очень сильно своим присутствием уже разозлил Корнилова, когда он резко изменился в выражение лица, как только услышал голос мужчины за своей спиной.
— Что перебью ваши брачные игры — находясь в отчаянном положении, говорил Гордеев
— Тише — уверяла Оксана, успокаивая Корнилова, когда он уже был готов как лев, сорваться с цепи, на которой своими руками обвив торс мужчины, она держала его — Он сейчас уйдёт и мы с тобой, продолжим!
Уверяла Оксана, находясь в объятиях мужчины, когда между ними в их взглядах, телах, где каждая клеточка желала отдаться неутолимому искушению жажде порочной стихии любви.
— Давайте поговорим господин Гордеев
Неохотно Оксана покинула объятия своего самца, прислонив подушечку указательного пальца к его пылким губам, давая понять ему, успокоиться, прошла мимо Корнилова, покачивая выраженной упругой формой бёдер.
— Блядь это даже безумно звучит
Грязно выругалась Оксана, коснулась плеча Корнилова, встала рядом, гордо выражая взглядом голубых лазурных глаз, образ королевы.
— Вы просите о невозможном, вашей племяннице никто не даст сердце, а у доктора Иванова теперь нет врача, который даже если оно у него и будет, он не сможет провести эту операцию
— Вот поэтому кроме вас в этом деле нет никого лучше — восхваляя Оксану, словно богиню на тот момент, Гордеев чуть ли уже был готов упасть на колени и начать молиться на неё
— Ладно-ладно только на колени здесь падать не надо — возразила Оксана, возмутившись такой лести, смутилась ревнивого взгляда Корнилова, когда он так на неё посмотрел, будто вновь хотел устроить скандал — Дорогой, если ты только позволишь взяться за это дело?
— Ты, правда, этого хочешь?! — обернулся Корнилов, коснулся пальцами подбородка Оксаны, посмотрел в её открытые сияющие жаждой желания глаза
«Блядь как же он на меня смотрит, словно как лев, загнавший свою добычу и я готова ему отдаться на растерзание его страсти», Оксана словно текла, когда смотрела в карие милые ей глаза кавалера, его прикосновение, каждый сантиметр, что он гладил её кожу, будоражило сильным порочным искушением.
— Я соберу свою команду сегодня — заявила Оксана, прикусывая краешек губы
— Но сегодня же выходной — заявил Корнилов, схватил Оксану за кисть руки, никак не хотел её отпускать от себя — Куда ты пойдёшь, больница ведь не работает, дай своим людям отдохнуть ты и так работаешь там круглыми сутками
— Но я бы хотел отвезти вас в Москву — шокировал Гордеев своим предложением Корнилова ,что ну никак не ожидал такого услышать
— Как в Москву?! — был весьма удивлён Корнилов, обвив плечи Оксаны пальцами, встал перед ней
— Боюсь что туда мне просто необходимо будет поехать — уверяла Оксана, после чего наклонилась к уху мужчины — Но я не уеду туда пока не получу того что сейчас между нами происходит и конечно же без твоего разрешения
— Ты, правда, хочешь взяться за это дело
Спросил Корнилов, потому как он этот сказал, Оксана поняла как её будоражащие нотки голоса, разожгли в нём нотки бурной похоти и то желание, с которым он не собирался просто так расставаться.
— Но ведь оно безнадёжно — уверял Корнилов, было видно потому, как он это делал, что не хотел в этот момент отпускать от себя Оксану — Ты ведь уже знаешь, что какой-то студентке, наркоманки, необходимо сердце, которое ей никто не даст, смысл за него вообще браться…….
— Александр Семёнович?! — возмутился Гордеев, которому явно было неприятно подобное оскорбление — Проявите, пожалуйста, уважение к моей племяннице
— Уважение — прошипел как змей Корнилов — Я тебе сейчас…….
— Тихо дорогой — возразила Оксана, взяв на себя всю волну злости Корнилова, прислонила вновь указательный палец к его губам — Не надо, успокойся, я рядом
— Оставьте папку в углу — распорядилась Оксана, кивнула в сторону кофейного столика рядом с белым креслом, на котором совсем недавно сидел Гордеев — Я вам позвоню, как только буду готова с вами отправиться в Москву
— В Москву?! — хотел возразить Корнилов, которому эта идея была явно не по душе — Я тебя никуда не отпущу
— Тихо — повторила свою просьбу как приказа, снова прислонив палец к непокорным губам Корнилова — Сейчас между нами и так будет бурная страсть в которой я высушу твои яйца, ничего не оставив твоей жене и Мироновой
— Оксана Владимировна спасибо — поблагодарил Гордеев, оставив папку на кофейном столике, где указала ему Оксана, после чего удалился, закрывая за собой дверь в комнату
— Опять начинаешь? — упрекнул в мягкой форме Корнилов, как только дверь комнаты закрылась за Гордеевым и Оксана отошла от него
— Прости
Словно не поняла его, Оксана сделала возмущенный взгляд, отошла от мужчины, выражая перед ним необузданность и желание слиться с ним в объятиях пламени горячей страсти.
— А как я должна смотреть
Поинтересовалась Оксана, встала посреди комнаты, в тот момент, когда солнце за окном, вышло из облаков и своими лучами озарило комнату, преображая золотистые волосы в новом цвете, придавая им выразительный естественный оттенок соломы.
— Как ты с этой сукой Мироновой — прокричала Оксана на этого мужчину, желая получить ураган сокрушающей страсти — Обмениваешься любезными взглядами?
— Да у меня ничего с ней нет — не сдержался, прокричал в ответ Корнилов
— А мне вот блядь что-то не вериться — продолжала кричать Оксана, когда сила эмоций в её теле набирала страшные обороты — Ты ведь даже несколько недель ко мне не прикасался, а секса у нас уже очень давно не было
— Так в этом всё дело — подыгрывая начал строить интригу, ругался Корнилов — Тебе нужен секс?
— Ну, блядь не одну же Миронову тебе трахать — пожала плечами Оксана забавляясь тому, что заводила этого льва, стараясь вывести его из себя — А тут еще и твоя женушка появилась, как удачно то да?
— Да как тебе объяснить — растерялся Корнилов, не зная, что и ответить на такой сильный убедительный ревностный довод со стороны Оксаны — Мне никто кроме тебя не нужен
— Так докажи мне это — требовательно заявила Оксана, ускорив шаг подбежала к мужчине вцепившись обеими руками в воротник его черного пиджак — Докажи что ты говоришь правду
— Доказать?
Спросил Корнилов, неожиданно обхватил бёдра Оксаны, вынуждая её вздрогнуть и издать легкий чувствительный стон, выражающий, перед этим мужчиной, абсолютную доступность.
— Ну, сейчас я тебе так докажу — сжимая пальцами бёдра Оксаны, самец дышал, словно могучий лев, трепетом своего дыхания выказал силу своего неконтролируемого возбуждения
— Докажи мне то — говорила Оксана изнывая стоном эротического искушения желала вкусить самца в себе — Докажи что твои яйца и твой член для меня, докажи мне то что я твоя богиня и ты на меня должен молиться
— Ты правда этого хочешь? — спросил мужчина разговаривая рядом с раскрытыми губами Оксаны, взявшись за руки Оксаны, стал держаться за кисти
— Ты свою Миронову так же спрашиваешь? — поинтересовалась Оксана, прошипела змеиным шипением рядом с губами мужчины, испытывая раздражительность от его неуверенности
— Опять ты за своё — сурово, словно как хищник смотрит, прежде чем съесть свою добычу, спросил Корнилов, глядя в глаза Оксане
— Я твоя богиня — гордо произнесла Оксана, желая вкусить на своём теле грубость этого мужчины, желала выплеснуть из себя весь накопленный стресс — А ты жалкий человек, ты должен валяться у моих ноги и просить чтобы я снизошла до тебя, подарить тебе свою любовь
— Вот как?! — обернул он резко Оксану к себе спиной, завёл её руки, скрепил их вместе, вынуждая наклониться вперёд
— Да так — обольстилась в улыбке Оксана желала получить грубый секс, изнемогала от того чтобы самец грубой силой пальцев разминал её тело — Давай накажи меня, я ведь была плохой девочкой и заслуживаю наказания — говорила она прижимаясь лицом к комоду у стены слева
— Сейчас ты тогда получишь своё наказание — расстегнул мужчина ширинку, звук которой воодушевил Оксаны, в тот момент, когда она уже текла соком безудержной жажды любви
— Ну же покажи тогда мне его — прошипела Оксана, создавая иронию порочной игры ласки и страсти, горячего пламенного желания — Да порви ты его уже на мне, я разрешаю
— Зачем? — удивился Корнилов — На тебе всё равно нет белья, смысл просто так портить одежду
— Я так хочу — заявила гордо Оксана, прикусывая краешек губы, почувствовала как его крепкая головка члена мужчины, слегка коснулась её выставленных ягодиц
— Да ну, правда?!
Сделал вид, что как будто удивился самец, явно своим шепотом выдавал, какой-то скрытый замысел, который своей неясностью вводил в искушение разум Оксаны.
— А чего ты еще хочешь? — спросил он, положив жаркую ладонь на выставленные ягодицы Оксаны
— Хочу чтоб ты вошёл в меня — требовательно заявила Оксана, когда клетки её тела полыхали, как перед извержением вулканы, готовы были выплеснуть негатив скопившихся эмоций
— Каким образом? — поинтересовался самец, искусно водил членом по половым набухшим губам Оксаны, когда она вся застыла в предвкушении долгожданного проникновения
— Так чтоб я — изменилась Оксана в улыбке, почувствовав, как странно мужчина подушечкой большого пальца разминал ей анус — Так чтобы я…….
— Так чтобы? — заигрывая с Оксаной, настойчиво водил подушечкой большого пальца по её анусу
— Что ты там делаешь? — удивилась Оксана, возмутившись тому, как мужчина без её позволения начинает массировать ту часть тела, которая в ласке и потребностях не нуждалась
— Неважно — убирая палец, мужчина прислонил головку пениса к анусу Оксаны — Смотри это фото, помнишь, как мы у реки гуляли — специально отвлекая всё внимание в пустую
— Да но зачем это сейчас? — не понимая к чему клонит этот мужчина, спросила, посмотрев на фотографию в рамке — Ты что придурок, сейчас не лучший…..
— А вот смотри — указал он на брызги от воды, привлекая все внимание Оксаны к фотографии, в тот момент, когда он отпустил её руки, позволил опереться ими на комод рядом с которым они наклонившись стояла перед Корниловым — Помнишь как это было?
— Ты плеснул на меня водой — посмотрела Оксана на фотографию, сделанную на берегу деревенской речки, сомнительно прикусывая краешек губы, чувствовала, как мужчина головкой пениса опустила опять к половым губам — Но что тут такого важного, что не может подождать?
— А ты правда не считаешь это забавным? — водил мужчина головкой напряженного пениса по поверхности набухших половых губ Оксаны
— Я считаю это — почувствовала Оксана, как вдруг мужчина убрал свой член от её влагалища, интрига этой игры ей уже начала докучать — Это вообще глупой затеей
— А вот смотри……..
Пользуясь неожиданностью, мужчина снова отвлек внимание Оксаны на эту фотографию, после чего так резко ввёл член в её анус. Опираясь руками на комод, Оксана хотела выпрямить спину, скрепя зубами громко взвизгнула, стиснув зубы. После чего открыла алые губы, раскрыла в полную силу лазурные голубые глаза, чувствовала, как головка напряженного пениса уже проникла в её анус, растягивая суженные стенки. Шок и будоражащее стихией состояние, когда Оксана стояла, наклонившись перед комодом, чувствовала, как в её анус входит напряженный мужской член. Застыв на мгновение, прекратив визжать, Оксана, ладонями опираясь на грань комода, расшиперила пальцы, чувствовала всю остроту ощущения продвижения в её анус полового члена мужчины. Мужчина обвил обеими руками бёдра Оксаны и резким рывком с громким пронзительным её визгом полностью насадил её анус на свой член.
— Ты что блядь больной?! — прокричала Оксана, успокоившись через какое-то время, прижимаясь спиной к мужчине, позволяя его члену быть в своём анусе — Не знаешь, куда нужно тыкать
— Тише-тише — вынуждал мужчина и без того стоять Оксану на носочках, продолжал он крепостью убедительных пальцев держаться за её бёдра
— Вытащи, пожалуйста — молила Оксана, чувствуя как ловко мужчина, обвивая руками бёдра, её немного оторвал от земли — А…… — чувствовала она очень убедительно, как член немного продвинулся вглубь ануса
Мужчина держал Оксану за бёдра, прижимая к себе спиной, в момент того как стенки ануса скользили по стеблю прочного как гранит члену мужчину, она запрокинула голову на плечо к самцу, раскрыв алые губы. Повернув немного голову в сторону лица мужчины, Оксана чувствовала боль и ту пронзительную настойчивость, с которой пенис кавалера расстегивал стенки её ануса. Оксана обвила руками шею мужчины, выказывая сочную грудь, чашечки платья которой, находясь на её теле, немного сползли, открывая красоту обзора. Выказывая всю силу страдания и боли, Оксана скорчила мимику лица, вызывая своим видом жалость у мужчины.
— Не могу когда ты страдаешь — поставил Корнилов обратно Оксану на ноги, медленно вытащил член из её ануса
— Скотина! — влепила Оксана, не сдержав такого оскорбления крепкую пощечину мужчине, вложив в удар всю душевную боль, ударила, так что платье на её теле плавно упало на пол, оголив её тело
— Оксана прости — извинился мужчина, взглянув на обнажённое тело Оксаны, в этот момент его член вновь приобрёл выразительную силу крепости
— Нахуй мне твоё прости сука — чувствовала Оксана обиду, но всё же перешагнула через лежащее на полу ажурное белое платье, впала в объятия своего мужчины, позволяя его тёплым и нежным ладоням лечь аккуратно на выставленные ягодицы — Больше так не делай
— Я знаю — прошептал над ухом Оксаны мужчина, так что вновь его аккорды звука, возбудили в е теле дикое порочное желание — Прости дорогая
— Я думаю — поднимая взгляд на своего кавалера, ответила Оксана, выражая застенчивые ямочки на щечках — Что сейчас для тебя самое время загладить свою вину
— И как ты хочешь, чтобы я это сделал? — поинтересовался Корнилов, Оксана взявшись за его руки убрала их с своего тела, в тот момент когда они массировали трением ладони бёдра
— Пойдём со мной — уверяла Оксана, взяв за руку мужчину, покачивая перед ним выразительной красотой бёдер, повела его к постели
— Что ты собираешься сделать? — спросил Корнилов, когда Оксана, выразительным изгибом согнув ногу в колено, наступая на постель, держа его за руку, заползла на кровать
— У меня гостей там полный дом — говорил мужчина заползая покорно следом за Оксаной на кровать — А вдруг кто-нибудь из них зайдёт
— Пускай завидуют суки — расположившись спиной на прохладной постели, Оксана, чувствуя её обворожительную нежность, обвила руками шею самца — Только у меня один такой лев, от которого я прям ору
— Прям орёшь?
Удивился Корнилов, расположился над телом Оксаны, стоя на четвереньках, мужчина словно был очарован красотой её обнаженного тела, когда она лежала на постели перед ним.
— Неужели всё так плохо? — заигрывая с Оксаной, он нежностью ладоней обвил её талию, жарким пламенем губ, поцеловал пылкую кожу её живота
— Ну же давай не будем портить
Смутилась Оксана, выражая очертание прекрасных ямочек, мило улыбнулась, оставаясь лежать на постели спиной, в тот момент, когда кавалер огненным пламенем губ целовал ей живот.
— Ожидание приятного момента — выдыхая воздух ртом, Оксана раскрыла их в искушенной форме, чувствуя тонкость прикосновения мужских губ к своему телу
— Я думаю, что его уже ничем не испортишь
Уверял Корнилов жадно целовал поцелуй за поцелуем кожу живота Оксаны, когда она сгорала перед ним в пучине страсти сексуального искушения.
— Тем более
Говорил мужчина, лаской полагающей обольстителю, обвил так нежно и чувственно бёдра Оксана расположился между её раздвинутых пред ним ног.
— Когда я так виноват перед тобой — пылкость его дыхания, была подобно пламени дракона, что так чувствительно на уровни сексуальной бездны обжигало мокрые набухшие возбуждением половые губы Оксаны — И я намерен в полной мере искупить свою вину
— Ты же понимаешь
Изнывая искушенным стоном неукротимого порочного желания, простонала Оксана, обвивая черные густые волосы мужчины, одной рукой, Оксана прошлась пальцами между ними, изнывая в предвкушении приятного.
— Что я тебя оттуда не выпущу
Сгибая ноги в колено, Оксана выражала перед этим кавалером доступность к своему телу, позволяя его ласке, трепету неистового желания овладеть ею в полной мере.
— Пока ты меня как следует, не порадуешь — сжимая другой рукой, Оксана пальцами сжала грудь, раскрывая алые губы в порочном искушении страсти
Изнывая порочным стоном, Оксана запрокинула голову, во всех тонкостях своих чувств, ощутила как мужчина нежно пылким горячей яростью губ, поцеловал её гладкий лобок. Мужчина аккуратно пальцами одной руки развел половые губы Оксаны, пока пальцы его другой руки крепко впились в кожу эрогенной зоны бёдер. Извиваясь на постели тактом движения порочной кобры, Оксана терзала пальцам сочную упругую грудь, пока другой рукой вцепилась в шелковую белую накидку под собой. Легким прикосновением, пылких губ, мужчина прикоснулся к клитору Оксаны, что заставила её вздрогнуть, издавая порочный насыщенный сексуальный стон, выгибая голову на подушке. Так нежно и искусно кавалер кусал губами клитор, принуждая Оксану изнывать песнью искушенных порочных стонов, извиваться как дикой кобре, находясь в объятиях крепких рук, его власти. Тонкость таких чувств, которые испытывала Оксана, была сравнима штормом в бушующем море, всё было настолько напряжено, каждая её клеточка, полыхала жаром необузданного соблазна искушения.
Плавно и достаточно убедительно мужчина, смачно обсасывая клитор Оксаны губами, ловко перешёл на её влагалище, впившись в него жаром неистовых губ. Кусая алые губы, Оксана сжимала одной рукой грудь, другой рукой собрала в кулак простыню под собой, в тот момент, когда вошла сознание в искушение порочной стихийной страсти. Ловко и весьма убедительной неожиданность, так что Оксана затаив дыхание, словно как дух перехватило, ощутила Оксана как жгучей холодной пылкостью, язык мужчины проник внутрь её мокрых возбужденных стенок влагалища. Внушительная ласка языка этого самца, принуждала Оксану изнывать сексуальным искушенным стоном то, как он массировал кончиком её мокрые стенки, словно был наслаждения испить стекающий по ним сок любви. Другой рукой мужчина внушительно лаской приятного трения скользил по животу Оксаны, пальцы которой так приятно вминали её кожу. Неожиданно вдруг он как лев хватает добычу, ухватился за грудь Оксаны, от чего каждая клеточка её тела словно дала о себе знать, посылая в мозг миллионы сексуальных импульсов, такое чувство как будто взорвался фейерверк. Выгнув спину, Оксана выставила грудь, отдавая всю себя на растерзания порочной власти игры своему кавалеру. Лазурные голубые глаза Оксаны в этот момент были полностью открыты, когда она медленно задержав дыхание переживая сокрушающий разум, момент оргазма, раскрыла алые губы, давая мужчине вдоволь насладиться соком упоительной её любви.
— Как же хорошо — продолжая изнывать стонами, высказала Оксана своё впечатление, рухнув на постель, задыхаясь нехваткой воздуха, после пережитого оргазма — Ты мой лев, мой искуситель
— Да….. — хитро улыбнулся Корнилов — Вот как мы теперь заговорили?
Убирая руку с груди, мужчина, плавно переходя, положил жаркую ладонь на живот к Оксане, говорил мужчина, наклонившись к её губам, шепотом упоительной страсти разговаривал, когда они были раскрыты.
— Уверен, ты бы хотела продолжение — предположил самец, легонько кончиками пальцев убрал волосы с лица Оксаны, другой рукой нежно прижал ладонь к бедру согнутой в колено её ноги
«Я этого оргазма ждала больше месяца, ты сука такая меня динамил как мог, отказывал мне в секса, а тут неожиданно, раз так и порадовал меня, а вот хуй я тебя теперь порадую», прикусывая краешек губы, Оксана отразила подлость в искорках падающего света в её лазурных безупречно голубых глазах.
— Ты меня извини дорогой
Возразила Оксана, кокетливо нахмурив губки, выползая из-под тела мужчины, села перед ним на кровати, свесив ноги касаясь каблуками босоножек пола
— Но мне нужно на работу — стервозной улыбкой улыбнулась Оксана, вставая с постели, красиво отразила, перед мужчиной, упругую форму ягодиц
— Что прямо сейчас? — был удивлён решением Корнилов, в его карих, волшебных для Оксаны глазах, она заметила как он был не согласен
— Ну блядь конечно же сейчас — отошла от кровати Оксана, стукая каблуками босоножек по полу паркета, специально завораживая самца на кровати красотой изгибов обнаженного тела
— А что это не может подождать? — мужчина был не согласен с мнением Оксаны, быстро поднялся с кровати, оставив на постели черный пиджак
— Нет, не может! — обернулась Оксана, как только почувствовала, как рука кавалера обхватила её кисть руки, вынуждая остановиться и обернуться — Что ты делаешь?
Улыбнулась порочной улыбкой Оксана, впадая в объятия приятных рук кавалера, чувствовала исходящий жар от его белой рубашки на теле.
— Ну дорогой — нахмурила губки Оксана, стараясь набивать себе цену перед мужчиной, не хотела так просто ему даваться — Ну мне правда нужно на работу
— Тебя подождут немного — уверял мужчина, касаясь вновь пылкими ладонями выставленных бёдер Оксаны, как только она прижалась к его телу
— Да?!
Возразила Оксана, в искушенной улыбке расстегивая пуговицы на рубашке Корнилова, чувствовала, как он со всей лаской и признательностью нежно держал руки у неё на бёдрах.
— Но ты-то ведь ждать не хочешь — уверяла Оксана, обольщая мужчину, с которого сорвала рубашку, оголив его могучий торс — И меня отпускать не хочешь
— Не хочу — заявил мужчина, ловко поднимая Оксану на руки, держа за бёдра, в тот момент, когда она, прижавшись к нему, обвила руками его шею — И в Москву тебя не хочу отпускать
«Сейчас я узнаю, кто я для него, а кто такая Миронова и его бывшая жена», мило улыбнулась Оксана, забавляясь, как крепкая напряженная головка члена слегка дотрагивалась до половых губ.
— Но надо любимый — тихо прошептала Оксана, почувствовав, как мужчина прижал её к стене спиной, держа на руках — Обещаю звонить тебе каждый день
— Ты хотела сказать каждый час? — поинтересовался Корнилов, нежностью ласки любви коснулся губ Оксаны, позволяя её кончику языку, слегка облизнуть его губы
— Каждый час? — удивилась Оксана, такому выдвинутому оспариваемому предложению — Но я ведь….
Хотела возразить Оксана, но почувствовала, как легко и ловко в неё вошёл крепкий как нефритовый стержень. Держа руки на крепких плечах самца, Оксана, запрокинув голову назад, чувствовала, как пенис мужчины растягивал мокрые стенки её влагалища. Сила проникновения в Оксану члена самца, была столь убедительно, заставляя стонать, раскрывая губы в порочной искушенной форме. Запаха скрытого фермента, одеколона Корнилова, возбуждал Оксану с яростной силой тайфуна, поднимающего море в воздух будоражащей силой вихря. Выступивший пот на коже торса мужчины, а так же на бёдрах и груди Оксаны, изогнутой спине, выказывал частоту напряженной страсти происходившей в этот момент, когда её тело было подвержено огню бурной любви. Запрокинув голову, Оксана выражала на лице мимику изощренного порочного чувства, держа лазурные голубые глаза открыты, раскрыла алые губы, изливала песнью стона, во всех тонкостях своих чувств, ощущала, как принуждённая мужская мощь растягивала стенки её влагалища. Руки кавалера были такими крепкими и убедительными, Оксана чувствовала себя богиней, которую он носил на руках, восхваляя, придавал утехе порочной любви.
— Наталья я хочу поговорить со своим бывшим мужем — дверь комнаты неожиданно открылась в тот момент, когда мужчина ускорил такт поступательного движения члена
— Настя уверяю тебя….. — застыла на входе Миронова со своей собеседницей, заметила, как Оксана скрестила ноги за спиной самца, изнывала песнью искушенных стонов страсти
— Так вот значит, что ты от меня прятала — была шокирована увиденной картиной шатенка в коротком красном платье
— Прошу давай их оставим
Уверяла Миронова, как только Оксана заметила их в комнате из-за плеча Корнилова, расшиперив пальцы обеих рук, опираясь ими на плечи мужчины, пыталась прекратить это вмешательства.
— Ну что тут непонятного — упрекнула Миронова, потянула настойчиво за руку свою собеседницу, принуждая её покинуть комнату — Пошли Настя
— Подожди — возразила её кашемировая спутница — Я хочу увидеть сама, как ему будет хорошо, удовлетворит ли его это блондинка
Мужчина, ускорив такт входа члена в Оксану, так чтобы она не смогла говорить, задыхаясь в собственных стонах поддавшись власти окутавшего её разум искушения. После чего он вдруг замедлился, почти весь вытащил член из Оксаны, держа её на руках. Взгляд этого мужчины сошёлся воедино со взглядом Оксаны, в тот момент как она медленно опускалась вновь по стержню его члена. С половых возбуждённых губ Оксаны, когда член полностью находился в них, выступила белая густая жидкость, свидетельствовала окончанию полового акта.
— Удовлетворит
Огорчилась шатенка, после того как заметила, как сгусток спермы выступивший с влагалища Оксаны, упала на гениталии самца, как только он начал медленно вытаскивать из неё член.
— Очень жаль — высказала своё мнение кашемировая девица
— Вы что не видите что у нас тут как любовь
Выругалась Оксана, как только мужчина опустил её на ноги, заметила выделение семенной жидкости с его напряженной пока еще головки.
— Ах ты уёбок! — грязно выразилась Оксана влепила мужчине крепкую пощечину — Ты совсем блядь охуел, ты что наделал……..
— Оу…. кажется у Оксаны будут проблемы — смутилась Миронова, сделав вид, что эта сцена ей неприятна
— Почему? — удивилась шатенка в красном платье, посмотрев, выражая удивление на Миронову, сделав шаг, вошла в комнату, переступая порог открытой двери — Оксана, что не хочет детей?
— Да…… за что — был возмущён Корнилов, стерпев удар жгучей пощечину по лицу, от ладони Оксаны, заметив слёзы отчаяния на её глазах
— Ты мог меня хоть спросить — замахнулась Оксана, желая сорваться и выместить всю злость и боль на лице мужчины, которую она испытывала ввиду его неловкости сложившегося момента
— Не смей — прошипела шатенка, ускорив шаг, прошлась по комнате — Бить моего мужа, ты мочалка!
— Настя не лезь — возразил Корнилов, упрекнул кашемировую девушку, когда она ускоренным шагом вдруг внезапно, после чего слов остановилась — Оксана права, я не должен за неё принимать решения…….
— Хороший мальчик
Сделав губки бантиком, Оксана коснулась пальцами подбородка мужчины, выразительно посмотрела в его глаза, после чего мужчина покорно виновато, опустил перед ней свой взгляд.
— А сейчас я пойду в ванну и возьму с собой упаковку таблеток «эскапела» — пояснила Оксана, прошла мимо, мужчины касаясь пальцами его плеча — А ты мне принесёшь стакан сока, именно тот который я люблю
— В самом деле? — возразила шатенка, была не согласна с решением Оксаны — Ты, что будешь ей теперь во всём потакать, да она несколько раз……
— Настя успокойся — упрекнула Миронова свою кашемировую подругу, подошла к ней, дернув кончиками пальцев за рукав платья, принуждая её обратить на себя внимание — Вы с Корниловым уже давно не пара, может, стоит его отпустить
— Нет — прошипела она подобием змеи в ответ на довод Мироновой, чем смутила Корнилова своим резким поведением — Корнилов мой, он всегда был мои
— Настя успокойся — уверял Корнилова, пытаясь подойти к разъярённой девушке
— Сейчас твоя наглая блондинка уйдёт и я тебе кое-что скажу — возразила шатенка вновь, никого не слушая, пытаясь из-за всех сил своими истериками, возвратить былую любовь
«Да вот хуй тебе, хотела я одна помыться, да вижу, придётся еще и Корнилова с собой прихватить, пока эту дура в конец не ополоумела», размышляла Оксана, с презрением наблюдала за сценой ревности, которую шатенка закатила в комнате.
— Вот уж нет — подбежала Оксана быстро к Корнилову, хватая его за руку — Ты пойдёшь со мной, это не обсуждается
— Но ты же собиралась принять ванну — ответил Корнилов, с милой улыбкой повернулся, посмотрел на Оксану, как только она обхватила пальцами кисть руки мужчины
— Вот ты примешь её со мной — улыбнулась застенчиво Оксана, сказочно прорисовывая ямочки на щечках — Я не оставлю тебя наедине, с этой конченной дурой
— Что ты сказала?! — возмутилась шатенка, посчитав это оскорблением, но Миронова тут же утихомирила её пыл, схватив дебоширку за руку — Наташ отпусти меня, эта наглая блондинка возомнила о себе слишком многое……
— Эта наглая блондинка — уверяла Миронова, оспаривая вновь мнение своей взбунтовавшейся подруги, продолжала держать её за руку — Спасла тебе жизнь, когда ты одной ногой была в могиле
— Хм….. ладно — внезапно и очень неожиданно передумала, послушав убедительный довод Мироновой — Но только не думай…..
— Так всё хватит! — возразила Миронова, держа шатенку за руку крепко, направлялась вместе с ней к выходу из комнаты — Хватит на сегодня скандалов, пойдём лучше выпьем
— Куда ты смотришь нахал?
Коснулась пальцами подбородка мужчины, Оксана обратила взгляд Корнилова на себя, как только заметила, с какой завистью мужчина смотрел вслед уходящим из комнаты женщинам.
— Тебе что меня мало? — возмутившись намерениям взгляда мужчины, спросила Оксана, продолжая пристально смотреть в глаза своему кавалеру
— Нет-нет всё нормально — ответил сам, не подумав, что сказал Корнилов
— Конечно, нормально — была раздражена распутной натурой, этого мужчины, Оксана — Пойдём уж в ванную, там я с тобой обо всём теперь поговорю
— Умеешь ты закатить скандал
Ухмыльнулся тёплой улыбкой Корнилов, покорно проследовав за Оксаной к открытой двери ванной комнаты, когда она держала его за руку, выразительно в каждом шаге покачивала бёдрами.
— Причём на пустом месте
— Причём — возразила Оксана, касаясь пальцами дверного каркаса открытой двери, пояснила Оксана, обернувшись к своему собеседнику, положив ладонь к нему на щеку — Даже лучше чем твоя бывшая жена
— Этим ты мне еще больше нравишься — прильнул мужчина к губам Оксаны, разговаривая так, чтобы мог ощутить её сладость и изнурённый страдающий порочной лаской трепет дыхания
— Еще бы я тебе не нравилась
Вновь Оксана одарила своего кавалера искушенной формой улыбкой, обвивая его шею обеими руками, почувствовала, как он нежно обвил её талию тёплой лаской обеих рук.
— Яйца бы тебе нахуй отхуячила
Грязно выругалась Оксана, сливаясь в усладе поцелуя с жаркими губами мужчины, закрывая за тут же, толкая дверь пальцами одной руки, как только он вошёл за ней в ванную.
***
Радужный оттенок света солнечных лучей отражался красиво на кафельной, морского цвета, плитке стен ванной комнаты, проникая через окно. За окном было видно, как качался пышный кедр, тень которого вырисовывала по мокрым, покрытыми каплями воды стенам и полу в ванной, танец необузданной страсти. Пышные сугробы обильной пены, с экстрактом завораживающей тонкости аромата розы, покрывали слой воды в ванной. Легкая тень и в тоже время мерцание солнечных лучей, создавали гармоничность света и тени в ванной комнате. По полу ванной комнаты, залитой каплями воды, обильными сгустками пены лежали мужские вещи, впитавшие восхитительную силу запаха.
Расположившись в ванной вместе с мужчиной, Оксана прижималась к Корнилову спиной, когда он мочалкой с обильной пеной покрывал лаской её сочную выставленную грудь. Теша себя лаской, приятных рук кавалера, Оксана отдала себя полностью объятиям его приятных крепких убедительных рук. Сотовый телефон лежал на борту ванной, когда Оксана игриво ёрзала по нему коготком указательного пальца, набирала номер Марии Леоновой, чувствуя как приятно мужчина, покрывал сочащимися сгустками пены кожу груди.
— М…. дорогой ты меня балуешь — изнывая кошкой, запрокинула Оксана голову на плечо к мужчине, утопая с ним в нежности приятно воды в ванной — Я чувствуя себя королевой, находясь под властью твоих рук
— Ты моя богиня — так приятного и нежно прошептал Корнилов под ухо Оксане, аккорды его голоса, вновь разжигали пламя любви в каждой её клеточка
— Оксана Владимировна — послышался возмущённый, сонный голос Марии Леоновой, как только затяжные гудки, исходящего вызова прекратились — Ну в самом-то деле, имейте совесть, сегодня суббота, выходной, ну зачем звонит так с утра
«Наглая самодовольная блядь, да ты еле языком воротишь, нажралась вчера, как кошка, хуй ты у меня теперь поспишь», предположила Оксана, обольстившись улыбке, чувствуя как нежно мужчина, положил ладонь под водой в ванне, на пылкую кожу её живота.
— Это ты имей совесть — упрекнула Оксана, выражая недовольство — Еще утро, а ты уже еле языком воротишь ты, что вчера напилась?
— Но ведь сегодня выходной
Изнывая сонным пьяным голосом, ответила Мария Леонова, по звуку динамика телефона было слышно, как собеседницу уронила голову на подушку, словно как тяжелым камнем притянуло.
— Нам ведь никуда не надо — уверяла блондинка, Оксана понимала, с какой неохотой и нежеланием, её собеседница продолжала беседу
— Дело есть
Возразила Оксана, оспаривая довод своей пьяной сонной собеседницы, продолжая искушать мужчину красивой формой улыбки, чувствовала как его рука, нежно пальцами опускалась вниз.
— Фомина Анна Сергеевна 15 апреля 2000 года рождения — рассказывала Оксана, перелистывая страницу карты, которая лежала рядом с ванной на табуретки — Дистрофия миокарда, подозрения на сердечную недостаточность в весьма острой форме
— Ей ведь двадцать лет — вновь оспаривая мнение Оксаны, была не согласна Мария Леонова
— Это еще не самое интересное
Продолжила Оксана разговаривать по громкой связи, остановив другой рукой, продвижение пальцев мужчины к гладкому лобку, вцепилась в кисть руки Корнилова.
— Девушки требуется срочная пересадка сердца
Пояснила Оксана, посмотрела, возмутившись, на своего кавалера, пригрозила ему кокетливо указательным пальчиком, прислонила, после чего его подушечку к его жарким губам.
— Четвертая отрицательная группа крови — пересказывала Оксана оставшиеся сохранённые страницы анамнеза, которые не были вырваны с карты
— Это всё хорошо — сонным голосом ответила Мария Леонова — Только есть один маленький, вопрос, который меня волнует
— Откуда у двадцатилетней девушки дистрофия миокарда?
Ухмыльнулась Оксана, понимая сразу, к чему клонит её собеседница, обернула голову, коснулась манящих губ Корнилова, одарив его нежностью поцелуя.
— Да….
Потянула, забавляясь, Оксана, придавая своё тело ласки мужских рук, нежность которых кружила голову, а касание падающих сгустков пены, просто сводило с ума.
— Можно предположить сердечный врожденный порок сердца
Запрокинув голову на плечо к мужчине, Оксана радовалась тому, как мужчина так ласково водил мочалкой с сочными сгустками пены по её выставленной груди.
— Только их десятки — рассказывала Оксана, рассуждая, перебирала варианты — Но уверяю тебя всё дело гораздо проще
— Если у неё дистрофия миокарда в двадцать лет — вынесла своё предположение Мария Леонова, словно уже постепенно приходя в чувство в момент разговора — Кем она работает или учиться?
— Студентка медицинского факультета сердечнососудистой хирургии
Пояснила Оксана, продолжая искушать мужчину, к которому прижималась спиной прелестью лазурного голубого взгляда, раскрыла перед ним вновь губы в искушенной форме, требуя поцелуя.
— И да я знаю, о чем ты подумала — возразила Оксана, не давая мужчине себя поцеловать, как только услышала молчание своей собеседницы, что было больше похоже на критику
— Наркотики? — предположила сразу Мария Леонова, не став дальше перебирать остальные варианты, предполагаемых сердечных врожденных пороков сердца
— Наша девочка чем-то баловалась — рассказывала Оксана, оторвавшись от тела мужчины, села в ванной находясь с ним на колени — Чем-то таким, пытаясь утихомирить свои стрессы студенческой жизни, что сгубила себе сердце
— Если это наркотики
Высказывая дальше своё мнение, развивая его, говорила Мария Леонова, почти бодрым голосом, в котором чувствовались нотки сомнения и неуверенности.
— Значит, комиссия по трансплантологии — вынося свой вердикт, смело предположила Мария Леонова, весьма уверенным голосом — Не даст ей сердце не при каких обстоятельствах
— Да, но в твоих нотках голоса
Смывая с груди пену, набрав воды в ладошки, возразила Оксана, обольщаясь в улыбке нежности воды, как приятно она касалась кожи её пылкого тела.
— Я чувствую сомнение — вставая в ванной, Оксана чувствовала как тысячи мелких капель воды, начали скатываться по её обнаженному телу, плавно подчиняясь сочному изгибу
— Зачем брать дело, если оно с самого начала — никак не понимала повода взяться за эту работу, спросила Мария Леонова — Провальное
— Ты ведь со мной не первый год работаешь
Возмутилась Оксана, оспаривая такой довод, переступая через борт ванной, отразила перед мужчиной, эластичность сочной формы бёдер.
— И знаешь, какие я беру дела — уверяла Оксана, касаясь ступнями мокрого прохладного кафеля пола ванной комнаты
— Одно дело, когда неясный сердечный порок
Оспаривая мнение Оксаны вновь, Мария Леонова подвергала её интерес к этому делу, сомнению, словно высмеивая такую точку зрения.
— А другое дело, когда оно уже на самом начале ясное
Уверяла сонная блондинка, было слышно, через динамик телефона, разговора по громкой связи, как она неохотно поднялась с постели, с большим трудом отрывая голову от подушки.
— Причём из-за наркотиков
Особо уточнила этот момент в этом деле, Мария Леонова, подчеркивая своё нежелание сразу заниматься этим делом.
— Когда еще требуется пересадка
Высказалась возмущенно блондинка, скорее её раздражал уже не звонок Оксаны, а столь невозможное дело, которое она на самом начале не могла распутать.
— Причём с редкой группой крови — рассказывала собеседница Оксаны, недовольно высказываясь по телефону, было видно, как она хотела отговорить уже, браться за это дело
— Мы брались за дела и хуже чем это — уверяла Оксана, прошлась по мокрому залитого каплями воды, полу ванной комнаты — Не всё так безнадёжно
Снимая голубое махровое полотенце с вешалки, Оксана, прикусывая краешек губы, чувствовала, как капли будоражащим скатыванием испарялись на её теле, придавая тело ощутимому холоду.
— По крайней мере она жива — Оксана словно уговаривала свою собеседницу, взяться за это дело, обворачивая своё тело
— У неё дистрофия миокарда — возразила Мария Леонова, продолжая высказывать, была не согласие, с решением Оксаны — Сколько ей осталось две недели и того может меньше, учитывая конечно тот факт, что люди, родственники этой Фоминой сами к вам прибежали в выходной день
— Ну вообще-то — придавая своё обнаженное тело, говорила Оксана, объятиям нежной ткани полотенца, направилась в сторону ванной, где на её борте лежал сотовый телефон — Неделя примерно, учитывая показатели ЭКГ
— Всё так плохо? — спросила Мария, когда Оксана подошла к ванной, наклонившись, одарила в губы Корнила легким поцелуем — Тогда зачем вы взялись за это дело?
— Порой меня эта сука пиздец как бесит — мило улыбнулась Оксана, разговаривая рядом с губами Корнилова, чувствуя вдохновляющий сладостью осадок на губах после поцелуя
— Что?! — неожиданно услышала Мария Леонова, высказывание Оксаны — С кем вы там еще разговариваете?
— Вообще-то со своим любимым человеком
Пояснила Оксана, сверкнув отблеском отраженного света, жаждой желания в лазурных голубых глазах, прикусывая при этом краешек губы.
— Могла бы и помолчать
Возмущенно Оксана выразила своё мнение, взяв в руку сотовый телефон, лежащий на бортике ванной, выключила, проводя пальцем по сенсору дисплея, режим разговора по громкой связи.
— Любимый давай вылезай — кончиками пальцев свободной руки Оксана коснулась подбородка мужчины, искушая его выразительными ямочками на щёчках и формой манящих к себе губ
— Хорошо любовь моя — ответил столь же взаимно теплотой голоса Корнилов, позволив ненасытным губам Оксаны вновь себя поцеловать
— Я буду ждать тебя в комнате
Уверяла Оксана похотливой улыбкой, улыбнулась мужчине, повернувшись к нему спиной, отразила перед ним прелестью упругих бёдер, скрывавшихся под тканью махрового полотенца.
— А ты не подслушивай — забавляясь прекрасной улыбкой, Оксана, покачивая бёдрами, подошла к закрытой двери ванной комнаты — Мои отношения с моим мужчиной, тебя касаться не должны
— Да я и не лезу в вашу личную жизнь — сказала Мария Леонова так, как будто почувствовала обиду от слов Оксаны
Открывая дверь, Оксана вошла в комнату, чувствуя в комнате благоуханный аромат лаванды, от женщины в длинном зеленом платье, которая стояла у окна, теребила кончиками пальцем красную бархатную штору. Заметив открывшуюся дверь и то, как Оксана, сгибая ногу в колено, перешагнула через порог открытой двери, держа телефон рядом с ухом, Миронова обернулась со стаканом апельсинового сока в руке. Входная дверь в комнату была закрыта и в комнате больше, кроме Мироновой, больше никого не было, ощущение легкой полумглы и тени качающегося за окном веток кедра, создавала гармонию искушенной обстановки. На полу комнаты всё так же остались лежать вещи, которые Оксаны оставила после страсти с Корниловым, постель сохранила бурный порочный, собранный буграми волн, вид.
— Позвони Серову
Распорядилась Оксана, заметив с недовольным взглядом Миронову в комнате, тут же закрыла за собой дверь ванной комнаты, облокотившись на неё спиной, согнув ногу в колено.
— Скажи, чтобы тащил свою старую дряблую задницу, в больницу!
Отдавая указания, говорила Оксана, после чего провела пальцем по сенсору дисплея сотового телефона, разрывая телефонный разговор, так чтобы её собеседница, не успела ничего возразить.
— Ну надо же — ухмыльнулась Оксана отошла от двери, внимательно наблюдая за брюнеткой в комнате, отложила телефон на комод — И с чего это вдруг такая доброта?
— Прости мне очень стыдно за Настю — уверяла Миронова, отошла от окна, держала бокал с апельсиновым соком в руке — Я приготовила тебе твою таблетку, так как я уважаю твоё решение и твой выбор
— Правда что ли?
Прикусывая краешек губы, выказывая недоверие, Оксана, осторожно чувствуя опаску для себя в этом разговоре, осторожно сделала шаг навстречу Мироновой.
— Нет, правда — всё еще не верила Оксана, настороженно подошла к брюнетке, когда она в ответ просто протянула ей бокал с соком — И с чего это вдруг такая забота?
— Ты приложила все усилия чтобы эта дура была жива — высказывалась Миронова, влага на её зелёных, ядовитых глазах, отражала черту искренности — И сейчас после этого всего, что ты пережила, когда лечила мою подругу, это была благодарность с её же стороны
— И как ты это считаешь? — поинтересовалась Оксана, взяла из одной руки Мироновой таблетку, а из другой бокал с соком
— Я считаю так быть не должно — заявила Миронова, неожиданно удивляя Оксану — Я полностью на твоей стороне, какое бы ты решение не приняла, я безусловно тебя поддержу
— Вот как! — ухмыльнулась Оксана, недоверчиво повела губками — И с чего это вдруг мы изменили своё решение?
— А я его и никогда не меняла — уверяла Миронова так, как будто в зелёных, подобно яду змеи, глазах этой женщины скрывался какой-то скрытый замысел — Я просто, как женщина, понимаю и уважаю тебя и твоё мнение, я ведь это только что тебе сказала
Отпивая с бокал глоток сока, запивая таблетку, которую только положила сок, Оксана пристально наблюдала за поведением Мироновой в комнате. Кисло-сладкая прелесть апельсинового сока, завораживала утонченностью вкуса, был таким насыщенным и бодрым, а его прохлада, смогла немного остудить тот трепетный пыл, который горел в Оксане, как только она вышла из ванной комнаты. За спиной у Оксаны тихо открылась дверь, ванной комнаты, как только она, отрываясь от бокала с соком, жадно хватая воздух алыми кисло-сладкими губами, обернулась и заметила Корнилова. Торс мужчины был голым, по его мускулам стекали капельки воды, гениталии этого кавалера были скрыты белым махровым полотенцем, которым он обвернулся по пояс. В одной руке Корнилов он держал черные брюки, а другой его черные туфли с острым носом.
— Внушающее зрелище
Похвалила Оксана, поставив полупустой бокал с соком на комод рядом с которым она стояла, обратила своё внимание на Корнилова, чьё тело так приворожило её всё внимание.
— И правда — прикусывая краешек губы, Оксана была возбуждена, когда смотрела на голый торс Корнилова, каждая клеточка её тела, вновь хотела вкусить в себе плод его любви
— У вас тут всё нормально? — прошёлся по комнате мужчина, в сторону кровати, будто обратил внимание, как сложилось напряжение между Оксаной и Мироновой
— Ну да — выдыхая воздух алыми губами, издавая порочный искушенный стон, ответила Оксана, опираясь руками на поверхность комода, выгнула спину, выставляя грудь вперёд, желала, чтобы мужчина тут же подошёл и взял её силой — А что между нами что-то должно произойти
— Корнилов ты, что не можешь удовлетворить свою женщину
Возмутилась Миронова, как только заметила, что Оксана скрыла свой порочный взгляд, опуская возбуждённые лазурные сияющие блеском отраженного света глаза в пол.
— Ну, ты посмотри на неё — сделав неприличное замечание — Не знаю и знать не хочу, что ты там делаешь, но делайте это только быстро, а то Гордеев изведёт тут всех гостей своим присутствием и дотошным характером — направлялась Миронова к закрытым входным дверям комнаты
«Тупая сука, ну почему ты вечно суешь нос не в свои дела, ненавижу тебя!!!», Оксана нервно процарапала коготками по лакированной поверхности комода, рядом с которым стояла, опираясь на него бёдрами, сгорала от стыда, как легко Миронова разоблачила её состояние.
— Не понимаю, о чём ты говоришь — сделав вид как будто ничего не было, Корнилов сел на кровать
— Да не обращая на неё внимания — возразила Оксана, покусывая краешек губы, не могла даже смотреть в глаза мужчине, когда он сидел перед ней на кровати, чувство стыда так сильно окутало её разум, что она не могла даже принять решение, что ей делать — Дура какая-то
— Но-но — оспаривая такое утверждение, ответила Маринова, открывая дверь, облокотилась, пальцами на её каркас, брюнетка расположилась, встав в проходе — Будто не вижу
— Будто ты иди нахуй
Грязно выругалась Оксана, уже не могла скрывать яркий румянец на щечках, который выдавал её порочность, терзающего разум искушением страсти.
— И закрой дверь с той стороны — кусая нервно губу, Оксана не могла даже отойти от комода, начиная учащённо дышать, краем взгляда смотрела на мужчину, сидевшего на кровати
— По-моему — ответил Корнилов, дождавшись, как только Миронова вышла из комнаты, закрывая за собой дверь — Кто-то собирался в больницу
— Да-да это я
Неуверенно ответила Оксана, скрывая возбуждённый свой взгляд, отошла от комода, её тело вновь загорелось трепетным жаром, вызывающим сильное предчувствие любви.
— Сейчас только выберу себе платье
Уверяла Оксана, покачивая выразительной упругой красотой бёдер, подошла к белому шкафу, касаясь его блестящих металлических ручек обеими руками, раскрыла перед собой его двери.
— А ты не вздумай смотреть — прижавшись к одной из открытых створок двери, Оксана, продолжая смотреть на мужчину возбуждённым взглядом, искушено перед ним прикусила краешек губы
— Сегодня прохладно на улице — проявляя заботу, говорил Корнилов, одевая черные брюки на себя, мужчина стоял рядом с кроватью — Уверена, что хочешь пойти в больницу?
— Мне нужна будет помощь коллег в этом деле
Пояснила Оксана, повернувшись к мужчине спиной, аккуратно пальцами коснулась завернутого кончика полотенца, раскрывая его, после чего развела руки, держа его, медленно отпустила его.
— Одна я точно не справлюсь — говорила Оксана, взяв с полки черное ажурное белье, повесила бюстгальтер на открытую дверь
— Не думаю, что тебе стоит браться за дело племянницы Гордеева — отговаривал Корнилов, наблюдая с изумлением, Оксана надевает на себя черные кружевные трусики
— Да ну…. — возразила Оксана, обольщаясь нежности их трения ажурной ткани по бархатистой коже бёдер, после чего закрепила их резинку на своей талии — И с чего это вдруг ты меня отговариваешь?
— Просто беспокоюсь за тебя
Уверял Корнилов, обувая на себя черные мужские туфли, заметил с каким хищным рвением Оксана, выглядывая из-за створки открытой двери шкафа, медленно стянула с неё висевший бюстгальтер.
— Я ведь люблю тебя — ответил достаточно откровенно Корнилов — Да и почему я каждый раз тебе это должен объяснять
— А как ты хотел?
Кокетливо сделала Оксана замечание своему кавалеру, вдыхая воздух, издавая стон, коснулась подушечками черного бюстгальтера, розовых напряжённых возбуждением сосков сочной груди.
— Ты выбрал меня своей женщиной — повернулась Оксана спиной к идущему к ней мужчине, держа руки за спиной — Так что терпи!
— А ты тогда — убирая руки Оксаны, не давая ей скрепить застёжкой бюстгальтер, когда он просто остался висеть у неё на груди — Принимай
Взявшись за ажурную ткань обеими руками, мужчина притянул настойчиво Оксану к себе спиной, так чтоб в момент этого акта страсти, она издала легкий чувствительный стон.
— От меня ухаживания — медленно и с такой поразительной лаской, что у Оксаны возникало ощущение, как будто дух захватывает, мужчина скрепил застёжкой бюстгальтер на её груди
— Кстати
Обернулась Оксана, одарив губы мужчины легкостью пылкого трепетом чувств поцелуя, прикусывая вновь очень соблазнительно краешек губы.
— Идея с костюмированной вечеринкой — уверяла Оксана, обернувшись, заигрывая с мужчиной, стала выбирать подходящее платье из гардероба
— Это Миронова — ответил Корнилов, остановив выбор Оксаны, коснулся её руки в тот момент, когда она коснулась пальцами вешалки с черным коротким платьем с открытым вырезом на спине
— Серьёзно? — поинтересовалась Оксана, обернувшись, посмотрела выразительным взглядом на мужчину, была шокирована его выбором, но всё же всем своим сознанием, хотела ему угодить
— Ну да это она придумала такой бал маскарад — уверял Корнилов, мило улыбнувшись в ответ Оксане, мужчина как будто хотел увидеть это платье на её теле
— Да нет блядь
Возразила, возмутилась Оксана тому, как её мужчина, к которому она испытывала сильные чувства, восхвалял перед ней другую женщину.
— Я про платье — пояснила Оксана, снимая его с поручня для вешалок в шкафе — Давай ты только не будешь говорить об этой суке при мне
Выражая ранимость чувств, влагой в лазурных голубых глазах, ответила Оксана, держа вешалку с платьем, повернулась лицом к мужчине.
— Одену любое платье
Уверяла Оксана, прижавшись к телу кавалера, открыто посмотрела ему в глаза, словно ожидая от него получить теплоту взаимной любви в равной мере, которую она к нему испытывала.
— Какое ты только пожелаешь
Тихо прошептала Оксана, держа вешалке в одной руке, другой рукой обвила голову, встала вплотную к мужчине, шепотом упоительной страсти, говорила рядом с его ухом.
— На мне увидеть — посмотрела Оксана вновь выразительно в глаза мужчине, была поражена тем, как легко склонила его волю перед собой, в тот момент Корнилов был пойти на всё ради неё
— Чем тебя так беспокоит Миронова? — ухмыльнулся Корнилов, делая так как будто между ним и Оксаной в этот момент ничего не происходит
— Да потому что
Вручив в руки мужчине вешалку с черным коротким платьем, Оксана, нахмурив губки прошла мимо него, когда всё в ней сгорало неистовой ревностью
— Ты постоянно мне говоришь — остановившись посреди комнаты, Оксана обернулась и выказывая на лице мимику недовольства — Миронова то, Миронова это, а это Миронова придумала
Высказывая влагой несдерживаемых слёз, Оксана выражала перед мужчиной ранимость собственных чувств, которыми пыталась до него достучаться.
— То чувство что я для тебя просто не существую
— Что за бред?!
— Нет не бред — возразила Оксана, оставаясь стоять посреди комнаты — Скажи честно на каком месте я для тебя?
— Почему ты об этом спрашиваешь? — мешкал, не мог сразу Корнилов ответить на этот вопрос, направился к месту, где в комнате стояла Оксана, держал в руке вешалку с её платьем
— Потому что — решила вновь Оксана закатить мужчине скандал на ровной почве — Везде, какую бы мы тему разговора с тобой не начали, ты всегда ставишь в пример свою Миронову, может тебе стоит на ней жениться?
— Оксана послушай
— Нахуй мне твоё послушай — грязно выругалась Оксана, выбила платье из рук Корнилова, так чтобы оно слетело с вешалки на пол
— Да что с тобой сегодня?! — возмутившись, прокричал Корнилов — Ты словно сама не своя, что происходит, давай я всё для тебя исправлю
— Миронова закатила эту вечеринку — начала перечислять Оксана заслуги зеленоглазой брюнетки в зеленом платье, виновницы торжества — Миронова придумала для меня костюм Афродиты, Миронова придумала праздничные декорации в доме, Миронова…….
— Оксана хватит! — упрекнул мужчина, поднимая с полу вешалку с платьем — Хорошо я тебя понял, не хочешь, не будем говорить о ней, только прошу тебя, успокойся
— Нахуй мне твоё хорошо — нецензурной лексикой выразилась Оксана, нахмурив губки, дрожащей губой, выразила своё настроение перед мужчиной — Всё равно ты лично, нихуя не понял из того, что я тебе тут сказала
— Давай — предложил Корнилов, снимая платье с вешалки — Я тебе помогу одеть, платье
— Конечно, легко переводить стрелки
Была не согласна Оксана с мнение Корнилова, повернувшись к мужчине спиной, позволила ему аккуратно надеть на себя черное короткое платье. Приятная ткань материи хлопка, так приятно скользила по бархатистой коже Оксаны, завораживая моментом приятного трения. Подобно танцу королевской кобры, Оксана искусно вращала тазом, чувствовала как нежно, как подобает кавалеру, мужчина одевал на её тело, черное платье.
— Сразу после того
Чувствовала Оксана, как мужчина сказочно нежно разглаживал материю платья на её бёдрах, убирая складки. Каждая клеточка тела Оксана ощущала столь будоражащее, затрагивающее душу касание пальцев мужчины, казалось на мгновение, что она уже не властна над собой
— Как только тема нашего с тобой разговора — говорила Оксана, ощущая тебе с какой нежностью, Корнилов расправил тщательно на ней платье, убирая каждую складочку — Стала тебе неприятна
— Не меняю я тему — возразил Корнилов, как только Оксана обернулась к нему, убрал руки от её упругих выраженных бёдер — Просто я тебя понимаю, если тебе разговор о Мироновой неприятен, так и скажи
— Вот я так и сказала
— Я так тебя и понял
— Блядь спорить с тобой — грязно выругалась Оксана — Всё равно, что рассказывать ослу теорию Бозона Хиггса
— Вот как?! — выразил удивление Корнилов, будто не понял, про что ему только что Оксана сказала
— Пойду лучше туфельки себе выберу из шкафа — ухмыльнулась Оксана, создав очертание завораживающих красотой ямочек на щёчках, прошла мимо мужчины, касаясь его пылкого торса кончиками пальцев, чувствовала жар, исходящий от его тела — Я там такие красивые приметила….
— Ботфорты
— Прости что?! — удивилась Оксана, раскрыла от удивления лазурные голубые глаза — Ты, что совсем охуел, на улице же конец апреля
Высказывалась Оксана, грязной лексикой, но всё же не решаясь подойти к открытым дверям гардеробного белого шкафа, рядом с которым стояла, не доходя метр.
— Какие нахуй могут быть ботфорты? — прошипела Оксана, покорно перед мужчиной, виновато опустила голову
— Так Оксана — возмутился уже Корнилов — Хватит так ругаться уже, ты сегодня столько скандалила, перед гостями меня в неловкое положение поставила, такое себе позволила…….
— Ну ты же выбрал меня добровольно — пожав плечами ответила Оксана — Ну что всё-таки ботфорты?! — отражая очертание прекрасной улыбки на лице
— В туфлях я тебя из дома не выпущу — заявил Корнилов, легонько прихлопнул Оксану по бедру, заигрывая с ней
— Ай…. — взвизгнула Оксана, стиснула зубы, но почему-то сама не ожидая того, возбудилась от этого шлепка — Дорогой не надо так делать — упрекнула его она, обернувшись, встав у раскрытых дверей гардеробного шкафа
— Просто возьми и одень их — предложил Корнилов, встав у спины Оксаны, коснулся жаркими ладонями выставленных её упругих бёдер, проникая кончиками пальцев за материю платья
— Можно подумать — чувствовала Оксана, упоительный жар ладони самца, что как пламя неистового огня вновь разжигало в ней страсть — У меня будто есть выбор
— Остаться дома в этой комнате — предложил Корнилов, направляя руку Оксаны, когда она неуверенно коснулась теплого материала ботфорт, принуждая их поднять с полки шкафа
«Ну Корнилов ну и сука же ты, заставляешь меня спариться нахуй в этих чертовых зимних ботинках, пускай даже они хоть на каблуках но я же в низ блядь упрею», хотела высказать Оксана наболевшую боль, но передумала.
— Хочешь, я побуду с тобой? — почувствовав словно, как на него обиделась Оксана, предложил любезно Корнилов
— Принеси мне мою сумочку и телефон — присаживаясь на мягкий пуфик, который был расположен рядом с гардеробным шкафом — И не надейся, шубу я не надену, можешь не уговаривать
— А черный плащ — предложил мужчина, снимая вешалку с поручня для одежды в шкафу — Он идеально подойдёт к твоей фигуре
— Ты что-то имеешь против моей фигуры? — возмутилась Оксана, сидя на пуфике, одевала на ногу черные замшевые ботфорты
— Твоя фигура — создавая интригу в голосе, вызывая в Оксане всё своё внимание к себе, немного помедлил с ответом Корнилов — Ты богиня, моя Афродита
— Вообще-то я Оксана
Оспаривая такой довод, возразила Оксана, одевая неохотно на вторую ногу теплые ботфорты, материал меха внутри которых уже начинал давать о себе знать.
— А теперь оставь тут плащ — продолжала Оксана шипеть подобию дикой королевской кобры, вставая с пуфика, отразила изящный изгиб формы упругих бёдер — Я сама его надену
— У тебя платье с глубоким вырезом на спине — пояснил Корнилов — Ты так спину застудишь, если не оденешься
— Ну а кто же блядь его на меня надел такое? — возмутившись, спросила Оксана — И как ты уже понял, оно не сочетается с бюстгальтером на мне
— Хочешь, чтобы я его снял? — предложил Корнилов подошёл к пуфику, рядом с которым, стояла Оксана, мужчина держала в одной руке её белую кожаную сумочку, а в другой телефон
— Ну, было бы вообще-то неплохо — повернулась Оксана спиной к мужчине, чуть повернув голову, предвкушая вновь касание его рук к своему телу — Знаешь ощутить, как ты его снимешь с меня
— Твоё желание
Тихой страстью упоительного шепота прошептал кавалер над ухом Оксаны, касаясь застёжки бюстгальтера на ней, сковывающего её грудь, ловко разомкнул её. Обвив руками чашечки бюстгальтера, что ославили давление оков груди Оксаны, Корнилов медленно вытащил его из-под платья, доставляя сказочную нежность легкости касания его пальцев к её пылкому телу.
«Как же он нежен, как же приятно каждое его касание, каждая нота его голоса, что ты со мной делаешь Корнилов», запрокинув на мгновение голову на плечо к кавалеру, Оксана поддалась власти искушенных рук, когда каждое прикосновение к её телу его рук, завораживало вихрем упоительной страстью.
— Для меня закон — вытаскивая бюстгальтер из-под платья Оксаны, шептал, лаская слух Корнилов, прямо над её ухом, когда каждая нотка, каждый звук в его голосе завораживал моментом звучания
— Ой не говори — возразила Оксана, повесив плащ на согнутую руку, в другую руку взяла сумочку, в которую мужчина положил телефон
— Позволь тебя проводить?! — предложил Корнилов, как только Оксана стремительно направилась к закрытой двери комнаты
— Сама обойдусь — скрывая своё возбуждённое состояние, Оксана подошла к закрытым дверям комнаты, открывая которые без оглядки переступила порог, вошла в коридор, тут же закрыла за собой дверь, не давая возможности мужчине составить ей компанию — Возможно, так будет лучше
Прижавшись спиной к закрытой двери, Оксана тяжело и изнурённо вздыхая, чувствовала, как тело истязало искушение поддаться похоти порочной страсти. Переводя дух, немного отдышавшись, хватая воздух ртом, Оксана чувствовала ароматы лаванды, жасмина и фиалки, изощрённо добавляла композицию к этой красочной палитре вкусов ветивер и ваниль. Так же воздух пропах шампанским, вином и ликёром, сила запаха которых своей утончённой терпкостью манила к себе сознание Оксаны, как только она отошла от двери, обращая внимание, на двух проходящих по коридору женщин, одна из которых держала бокал с ликёром, а другая с шампанским.
С гостиной на первом этаже доносилась легкая ритмика музыки dubstep, стиль звучания аккордов которых, завораживал эротическим влечением. Одевая на себя, черный плащ, Оксана подошла к ступенькам лестницы, поправляя сумочку, когда повесила её на плечо. Плавно наступая на ступеньку лестницы, Оксана, касаясь пальцами перил, начала медленно спускаться вниз, наблюдая за парой мужчины и женщины, когда она, стоя на лестничном пролёте, пили с бокалов шампанское. На первом этаже, в тот момент как Оксана прошла первый лестничный марш, обращая внимание, как страстно целовалась пара мужчины и женщины, царила благоуханная атмосфера королевского маскарадного бала. В центре самой гостиной, проходил медленный танец, такой который бывал в эпоху рыцарей и королей, мужчины так красиво ухаживали во время танца за своими дамами, когда как женщины, словно как бабочки в весеннюю пору порхали рядом с ними, взявшись со всей страстью, за руку своего кавалера, когда он начинал вести.
«Интересно, что эта сука там делает и почему она не танцует, она наверно единственная на этом лживом блядском вечере у кого нет пары», предположила Оксана, спускаясь по последнему лестничному пролёту, заметила, как Миронова, с кем-то, не обращая внимания на музыку в гостиной, разговаривала по телефону.
Продолжая столь же медленно спускаться по последнему лестничному пролёту, Оксана сошла со ступенек на глянцевый пол в гостиной. Звук каблуком ботфорт Оксаны, привлёк к себе внимание Мироновой, от чего брюнетка, словно замешкала, будто не хотела, чтобы её разговор был услышан, сбросила исходящий вызов. Делая вид ,что ничего не произошло, Миронова, отложила телефон на рядом стоящий кофейный столик, внимательно наблюдая за реакцией Оксаны, когда она с холодным взглядом в глазах, прошла мимо навязчивой этой женщины в зеленом платье.
— Оксана дорогая — обратилась Миронова, направляясь к Оксане, состроив подлую выразительную улыбку на губах
— Я не в настроении — пояснила Оксана, даже не посмотрев в сторону присоединившейся к ней брюнетке в длинном зелёном платье, когда она прошла мимо официантки, взяла с её разноса бокал с шампанским — Иди вон потрахайся с Корниловым, он же теперь свободен
— Оксана?! — была поражена Миронова, как громко Оксана это сказала, было видно, как танцующие рядом дамы столь удивлённо посмотрели в их сторону
— Оксана — услышала Оксана голос Корнилова, мужчина быстро спускался по ступенькам лестницы, держа в руках черную кожаную папку — Ты кажется, забыла
— Хм…. и когда же ты только успел одеться? — удивилась Оксана, заметив на мужчине, когда он спустился со ступенек, сошёл на глянцевый пол в гостиной, направляясь в её сторону
— Просто возьми эту папку — смутился Корнилов, чувствуя себя неловко, как окружение его гостей из Москвы, вновь приковало к нему всё внимание — Ты же обещала без скандалов
«Больно надо мне, будто за дуру меня держишь, думаешь, что я не о чем не догадываюсь, как ты где-то там трахаешь свою Миронову», сдержала Оксана при себе свои эмоции просто взяла, предложенную ей, папку из рук мужчины.
— Александр Семенович — отвлек всё внимание Корнилова, какой-то мужчина, после того как музыка танца стихла и этот незнакомец, покинув свою спутницу в черном коротком платье, направился в сторону где стоял хозяин дома — Я хотел бы с вами обсудить один маленький вопрос
— Оксана Владимировна — отвлёк Оксану, голос Гордеева, как только она взяла папку из рук Корнилова — Прошу позвольте, я вас отвезу к вашим коллегам в больницу, это самое меньшее, что я могу для вас сделать
— Считай, что тебе повезло — прошипела Оксана перед лицом Корнилова, взяв из его рук черную кожаную папку — Но я еще вернусь и устрою тебе и твоей Мироновой взбучку
— Я буду с нетерпением этого ждать — уверял Корнилов, коснувшись напоследок пальцев руки Оксаны, как только она взяла из его рук черную кожаную папку
— Рано радуешься — заверила Оксана, мило улыбнувшись в ответ, после чего отвлекла своё внимание на Гордеева — Так и где же ваша карета Юрий Валентинович? — поинтересовалась она, обращая на себе взгляды женщины и мужчин, собравшихся в гостиной
— На вас все так смотрят — выразил признательность Гордеев, мужчина был весьма деликатен и предельно вежлив — Будто вы королева этого бала
— Так и есть — уверяла Оксана, прошла мимо танцующей пары, выразительной походкой, покачивая упругой формой бёдер в каждом шаге, делая так, чтобы мужская половина гостей в этом зале обратила на неё всё своё внимание — Я королева этого бала и этого дома
— Простите моё любопытство — уверял Гордеев, словно чувствуя себя неловко, как только Оксана подошла к отрывшейся входной двери в дом, рядом с которой стояла пара рыжеволосой девушки и её кавалера — Но как вы познакомились с Корниловым?
«Но не могу же я ему сказать, что нашей первой встречей с Корниловым послужила сцена, где я голая в наручниках с повязкой на глазах в его клубе», вспоминая события, Оксана решила для себя не отвечать на поставленный вопрос, когда подошла к открытым дверям входа в дом.
— Извините, конечно, Юрий Валентинович
Возразила Оксана, вдыхая порыв свежего весеннего воздуха, запах которого пропах цветением зелени на ветках деревьев, цветов и травы лужайки газона, рядом с домом.
— Но о подробностях своей личной жизни
Говорила Оксана, прищурив чуть глаза, от яркого света дневного солнца, что ударил сразу же своими лучами ей в глаза, как только она покинула дом, наступая каблуками ботфорт на крыльцо.
— Я вам докладывать — высказалась Оксана, выказывая недовольства, была возмущена вопросами личной жизни от этого мужчины — Не намерена!
— Вон моя машина
Проигнорировал такой упрёк Гордеев, указал этот мужчина на черный седан представительского класса, который стоял в пару метрах от крыльца. Черная поверхность краски этого автомобиля, отражала на себе блики падающего на них света, была словно как зеркалом для всего окружающего. Мотор машины тихо заурчал, как только Гордеев с Оксаной вышли на крыльцо, его выразительная мощь такта хода поршня в цилиндрах, завораживала звуком рычания.
— Только вот я не уверен — уверял Гордеев, спускаясь вместе с Оксаной по ступенькам крыльца, оспаривая её решение — Что вы хотите поехать сразу в больницу к себе, пустой тратой времени
— Позвольте — заметила Оксана как водитель черного седана, открыл дверь, после чего мужчина в черном костюме, с короткой стрижкой, черных волос и в очках, подошёл к задней двери автомобиля, открывая её — Мне принимать самой решения, куда и с кем мне ехать
— Но моей племяннице осталось так мало — уверял Гордеев, был не согласен с мнением Оксаны
— Я же вам сказала Юрий Валентинович
Повторила еще раз своё мнение Оксана недовольно, но вдруг преобразилась в улыбке, как только подошла к открытой двери, что мужчина, водитель черного седана держал перед ней открытой. В его изощрённо внешности, которая притягивала к себе скрытой силой внимание Оксаны к себе, она распознала композицию «Fahrenheit Christian Dior». Мужской одеколон, который впитал в себе силу мускуса, аромата белого кедра, утонченный запах лимона, ландыша и ромашки. Стойкость утонченных вкусов в этой парфюмерной палитре, приковало к себе внимание Оксаны, когда она, замедлив шаг как хищница направляясь по каменной плитке в ограде дома подошла к открытой перед ней дверью черного седана.
— Что сама — подошла Оксана к открытой двери, вдыхая аромат одеколона, которым так приятно пахло тело водителя, мужчины в черных очках — Буду принимать решения
«Какие оттенки его запаха, а какой мужчина м…… я словно таю, эх…. вот бы ну хотя бы ненадолго раствориться в твёрдой и убедительной силе его рук», обернулась Оксана насыщенный сочный вкус одеколона мужчины, когда он держал перед ней дверь открытой.
— Но…… — хотел возразить Гордеев, но заметил, как Оксана обернулась и посмотрела на него выразительным взглядом, понял, что она недовольна — Ладно хорошо, к вам в больницу хорошо
— Мне нравится, когда всё, по-моему
Прошептала Оксана, перед тем как влезть в салон перед ухом шофёра, мужчина который своей внешностью и запахом одеколона разжёг в ней тухнувшую страсть.
— Будь хорошим мальчиком р….. — проурчала Оксана дикой кошкой, поддавшись власти вкуса одеколона мужчина, легонько забавляясь, коснулась коготком указательного пальца носа мужчины
— Отвези нас в деревенскую больницу
Распорядился Гордеев, после того как Оксана выставив изящную упругую красоту бёдер, нагнувшись наступая коленом на сиденье из кожаной обивки влезла в салон автомобиля.
— Оксана Владимировна — обратился Гордеев, как только Оксана расположилась на заднем сиденье черного седана, положив ногу на ногу, расправляя черный плащ, одетый на ней — Если вам вдруг что-то понадобиться, неважно что, дайте мне знать — говорил он оставаясь стоять рядом с открытой дверью
— Вы не едите? — удивилась Оксана, замечая, что мужчина после того как она вошла в салон машины, остался стоять на улице
— Нужно обсудить кое-какие условия с вашим мужем — уверял Гордеев, не волнуйтесь, я дождусь вашего возвращения здесь
— Хм…. ну ладно — повела губками Оксана, положив черную папку рядом с собой на сиденье
— Отвечаешь головой — предупредил Гордеев, обращаясь к водителю, закрывая дверь в салон, после чего в салоне наступила мрачная тёмная, сгущённая красками черного, атмосфера
— Слушаюсь, Юрий Валентинович — ответил водитель, чей силуэт тела, Оксана заметила через тонировку стекла задней двери, когда он направлялся к водительской двери
— Хм…, а тут ничего — коснулась Оксана ладонью гладкой приятной на ощупь кожаной обивки сиденья, чувствуя запахи мускуса и кожи, а так же полироли, витавшие в салоне автомобиля
— Юрий Валентинович — ответил водитель, открывая водительскую дверь, позволяя частичкам ярких лучей солнца проникнуть во мглу салона — О вас очень сильно беспокоится
— Он просто понимает — уверяла Оксана, облокотившись на мягкую спинку сиденья — Что без меня, его маленькой лживой суке племяннице придёт пиздец!
— Я конечно не врач — уверял водитель, закрывая за собой дверь с водительской стороны, прекращая проток свежего воздуха весенней прохлады — Но вы в какой-то мере правы
— Я знаю — тихим голосом ответила Оксана, как только автомобиль медленно тронулся с места
Выезжая медленно из ограды черный седан, переливался бликах, падающего на его поверхность солнечного света. После чего Оксана, медленно закрывая глаза, отдалась мягкости и внушительной ласки поездки в этой машине, тяжело и изнурённо вздохнула. Запрокинув голову, Оксана с закрытыми глазами, чувствовала как будто автомобиль, словно корабль, плывущий по волнам, уносил её в далёкие странствия, когда она находилась в тёмной атмосфере его мрака.


Автомобиль двигался плавно по деревенской улице, в тот момент, когда Оксана медленно раскрыла лазурные голубые глаза, посмотрев на расцветающей зелени листьев берёз, ясеня и тополя, когда деревья только начинали распускаться во всей красе. На улице стоял ясный день, солнце неистовыми весенними лучами, словно палило землю, принуждая оставшийся мокрый снег, превратившейся в грязь, стекать по улице. Деревенские улицы, с приходом тёплых, жарких дней, словно стали оживать, жители деревни, словно как все разом покинули свои дома, кто рядом с домом жарил шашлыки в мангале, кто просто утраивал пикник, расположившись на сухой и начинающей зеленеть траве. Воздух в деревни, был чистым, с привкусом приходящей весны, когда всё в ярких оттенках зелёного стала распускаться на деревенских улицах. Атмосфера пропахла пеплом, дымом, вкусом жареного мяса, вызывающего аппетит. Собаки по-прежнему облаивали проезжающее по улице автомобили, чуть ли уже не прыгая по колёса машинам, стая этих диких животных, начинала бесчинствовать на улицах. Черный кот, сидевший на ветке тополя, словно моргнул зеркальным оттенком глаз, который Оксана заметила через тонировку стекла задней двери, как только автомобиль въехал в больничный дворик.
Тень от здания больницы, скрывала в сумраке весь двор, закрывая, словно щитом от ярких лучей палящего солнца. Голые ели, всё так же были прекрасны, служили главной достопримечательностью зоны отдыха, где была красиво украшенная аллея, вдоль которой по обе стороны расположились лавочки. Стая голубей собравшихся на крыше больничного здания в этой глуши, когда звуки были особо слышны, как будто устроили птичий базар. На одной из лавочек в больничном дворике сидела пара парня и девушки. В тот момент парень сделал девушке предложение, встав на одно колено рядом с лавочкой, на которой сидела его светловолосая суженая, достал что-то похожее на футляр из-под кольца из кармана своей черной куртки. Слева по тротуару, рядом с которым двигался автомобиль, Оксана заметила Марию Леонову, белокурая девушка, направлялась по пешеходной дорожке, одетая в белый пуховик, мех которого словно шкура дикого зверя облегал весь её капюшон.
— Остановите, пожалуйста, здесь — распорядилась Оксана, обращаясь к водителю
— Простите — возразил мужчина, игнорируя просьбу Оксаны — Но Юрий Валентинович убедительно просил меня, вас довезти до крыльца больничного здания
— Послушай меня мальчик — отпрянула Оксана от спинки заднего сиденья — Твой босс, подчиняется мне и если я сказала остановить здесь
Касаясь кончиками пальцев спинки кресла водительского кресла, Оксана прошипела королевской коброй, отразив блики падающего света, через лобовое стекло, в лазурных голубых глазах.
— Значит, останови! — тихо давая внятно понять водителю, Оксана пояснила, что не намерена терпеть от мужчины такой излишней заботы — Тебе ясно?!
— Ясно-ясно Оксана Владимировна — остановил послушно машину напротив тротуара прямо там, где проходила Мария Леонова — Только вот Юрию Валентиновичу……
— Сам со своим боссом разберёшься — упрекнула водителя Оксана, открывая дверь прямо перед белокурой девушкой, специально решив позабавиться, чуть не зацепила её
— Ты что дурак что ли……..
Возмутилась Мария Леонова, когда Оксана в шутку, резко раскрыла перед ней заднюю дверь, остановившуюся напротив тротуара машину. По внешнему виду и отёкам на лице, Оксана заметила, как бурно отметила ночь эта блондинка. Находясь на свежем воздухе, Оксана смогла распознать запах перегара, что словно пламя дракона сочилось с розовых губ белокурой девицы.
— Оксана Владимировна?! — удивилась Мария Леонова, девушка словно преобразилась от гнева до лестной улыбки, буквально за мгновение — Господи ну шуточки у вас
— Вау… — выразила с долей сарказма, своё мнение Оксана, взяв папку в руки и поправив сумочку на плече — Ну и перегаром от тебя конечно несёт
— Да ладно я вчера бутылочку вина с девчонками из больницы выпила
Смутилась блондинка резкой реакции со стороны Оксаны, взяв у неё из рук предложенную папку, как только она покинула салон черного седана.
— Ну ладно пару бутылочек
Уныло вздохнула Мария, обратив внимание, как Оксана, закрывая заднюю дверь седана, салон которого только покинула, недоверчиво посмотрела на блондинку.
— Ладно
Нахмурив губки, изнывая вновь, ответила Мария, по внешнему виду девушки, помимо перегара исходящего от неё, было видно, как её мучала тягота похмельного синдрома.
— Пару паров бутылочек мы выпили вчера с девчонками — пояснила блондинка, понимая, что Оксана, продолжая на неё смотреть недоверчивым взглядом — Ну я же думала, что сегодня будет у меня выходной
— А с девчонками ли? — ухмыльнулась Оксана, наступая каблуками черных ботфорт на тротуар
— Оксана Владимировна?! — выражая гордое замечание, возмутилась Мария
— Ладно, открой карту — пропустив мимо ушей, замечание блондинки, говорила Оксана, когда они вместе с Марией подошли к ступенькам каменного крыльца больницы, на ступеньках которого стояли две девицы в белых коротких халатиках — И посмотри
— Там что-то есть такое, чего я не знаю? — любознательно, состроив розовые губки, спросила Мария, встав у ступенек лестницы, достала из кармана белой куртки футляр с очками
— Может я что-то упустила — предположила Оксана, расстегивая пуговицы черного плаща, чувствовала, даже находясь в тени больничного дворика, жаркую погоду на улице
— Девушка студентка 2000 года рождения Фомина Анна Сергеевна
Выражая прекрасную улыбку розовых губок, ответила Мария, открывая футляр, с очками зажав черную папку подмышкой.
— Студентка — рассказывала дальше белокурая девушка, взяв очки с футляра, расправила их дужки, надела их на глаза — Волей своей несчастной жизни, подсела на наркотики, отсюда дистрофия миокарда, переходящая в сердечную недостаточность и ей требуется теперь новое сердце, которое ей не одна комиссия не даст
— И да для такой операции — уточнила Оксана, взяв из рук девушки папку, раскрыла её, показывая анализ крови на группу крови — У неё четвертая отрицательная
— И кто вам даст такую кровь?! — спросила Мария, удивлённо посмотрев на Оксану, через стёкла надетых на глазах очков — Если просто предположим
Начала рассуждать Мария, высказывая мысли вслух, забавляясь от безумной идеи Оксаны, словно решила поиздеваться, взяв из её рук обратно черную папку.
— Вам по какой-то воле судьбы — едва сдерживая смех, белокурая девица, держа раскрытую папку в одной руке, кончиками пальцев прикрыла розовые губки — Удаться достать сердце для девушки
Рассуждала Мария, наступая на первую ступеньку каменного крыльца, расставив ноги порознь, белокурая девушка оставила одну ногу на тротуаре.
— Где вы возьмёте такой редкой группы и с таким резусом? — поинтересовалась Мария, закрывая папку, передавая её в руки Оксане
— Я думаю, это будет моя проблема
Заявила Оксана, взяв из рук девушки черную кожаную папку, начала первой подниматься вверх по крыльцу, прошла мимо двух стоящих на ступеньках медсестёр.
— Ваша помощь с Серовым будет нужна мне как поддержка — уверяла Оксана, поднимаясь по ступенькам крыльца больницы, выразительно покачивала бёдрами в каждом шаге
— Что за наркотик она принимала?
Спросила Мария, проследовав следом за Оксаной по крыльца, прошла за спиной одной из медсестёр, когда две девицы о чём-то весело хихикая, разговаривали между собой.
— И как долго? — проявляя любопытство, спросила Мария
— Гордеев, дядя нашей племянницы
Пояснила Оксана, поднявшись на крыльцо, покачивая выразительной красотой бёдер, подошла к массивным створкам деревянной двери, взявшись пальцами за ручку в форме шара.
— Сказал, что возможно это мог быть амфитамин
— Возможно? — была поражена Мария легкомысленным ответом Оксаны — Мы ведь с вами не в игры играем, нам нужно знать, что принимала наша пациентка, чтобы определить возможную степень разрушения её сердца и возможную нарушение функции сердечной мышцы и других органов
— Да блядь — грязно выругалась Оксана, открывая одной рукой, держась за большую ручку в форме шара, дверь — Сказала же, я не знаю, они вырвали первые страницы из анамнеза пациентки
— Какой смысл их вырывать — придержала Мария дверь доя Оксаны, когда она, согнув ногу в колено, переступая порог, вошла в тамбур — Если мы по дистрофии миокарда и острой сердечной недостаточности, сможем и так предположить в чем собственно дело
— Наверно считали нас идиотами — ухмыльнулась Оксана, встав в тамбуре больничных дверей, обернулась к своей белокурой собеседнице — Или доктор Иванов решил таким образом привлечь наше внимание к этому делу
— А причем здесь Валерий Иванович? — удивилась Мария, когда вошла в тамбур, была поражена такой новостью, так что застав в проходе открытой двери, не ожидала как дверь, закрываясь за её спиной, немного подтолкнула, позволяя войти в помещение — Только не говорите, что пациентка находиться в его больнице
— Меня вот удивляет порой
Мило улыбнулась Оксана, подошла ко второй двери, ведущей к вестибюлю, коснулась деревянной ручки, пальцами обвивая её цилиндрический стержень.
— То как ты красиво мыслишь — сохраняя красоту улыбки, Оксана, открывая дверь, перешагнула порог, вошла в фойе, оставляя за собой дверь открытой, придержав её пальцами
Вестибюль больничного здания был почти пуст, лишь отзвуки речи женского голоса, двух поднимающихся на второй этаж медсестер по лестнице. За окнами было слышно, как задувал легкой прохладой ветер, тормошил ветки деревьев, которые уже расцветали и начинали покрываться зеленью. Смуглая тень от больничного здания в этот солнечный день, создавала легкий полумрак в помещения ресепшена больницы. Воздух был удивительно чистым с привкусом апельсинового дерева, красота листьев и ствол которого особо распустился в глиняном цветочном горшке. По всему периметру и между колонн, обвивая их красиво были украшены вьющиеся растения, создавая искусно диковинную живописную атмосферу природу. Телевизор, что висел на стене, был выключен, в зоне ожидания, на скамейках в форме стульев, никто не сидел, даже очереди в регистратуры никого не было, как и сама стойка была закрыта на выходной день.
— Ну хорошо — вошла следом за Оксаной в холл больничного здания Мария — Давайте просто представим на основе того, что нам известно
Начала рассуждать белокурая девица, проследовав следом за Оксаной по вестибюлю, стукая звонко каблуками черных туфель по белому мраморному полу.
— Допустим это ЛСД — предположила Мария, чем весьма удивила Оксану, заставив остановиться и обернуться к своей назойливой собеседнице, что шла за ней следом
«ЛСД (кислота)». Производится в виде порошка, однако в последнее время популярной стала жидкость для пропитывания бумаги. Преобладает пероральное употребление, хотя некоторые зависимые находят альтернативу в виде нанесения на слизистые и даже внутривенного приема. Основной эффект — насыщенные галлюцинации, которые нередко становятся кошмарными и вызывают приступы паники, а также суицидальные поползновения. Основная опасность — накопительный эффект, часто приводящий к душевным заболеваниям.
Конечно, не стоит забывать о пагубном воздействии наркотических средств на нервную систему человека. Наиболее разрушающие последствия вызывает употребление галлюциногенов. Достаточно однократного приема ЛСД, чтобы вызвать необратимые и тяжелые изменения. Моральная деградация, снижение умственных способностей, изменение характера, потеря памяти, психозы — наиболее распространенные симптомы наркоманов, употребляющих галлюциногенные препараты.
Особенностью ЛСД-трипа является его длительное действие, после полного выведения препарата из организма. Наиболее ярко этот феномен наблюдается в эмоциональных эффектах. У принимающего наркотик человека может меняться структура личности, фундаментальные и устоявшиеся отношение к событиям, другим людям.
Эти эффекты напрямую используются адептами религиозных культов и сект, особенно — деструктивной направленности.
Обратите внимание: Наряду с психоделической картиной, у принимающего ЛСД человека, формируются физиологические и патофизиологические реакции.
— Она же студентка — выражая сарказм, решила Оксана поиздеваться над своей собеседницей, остановившись в центре холла — Значит, наверно любит ночные клубы
— Тогда возможно Экстази
«Экстази». Чаще всего встречается в форме таблеток. Среди молодежи считается относительно безопасным наркотиком, что наркологи называют большим заблуждением. Вещество дарит ощущение бесстрашия и сильное желание общаться. Также наркоман постоянно пытается прийти в движение, например, пуститься в пляс прямо посреди улицы. У людей со слабой ЦНС может вызывать галлюцинации, во время которых нередки случаи неумышленного членовредительства и даже суицидов.
Последствия употребления кокаина, эфедрина, экстази, амфетамина отличаются по механизму разрушения организма. После приема подобных стимуляторов «у человека» значительно учащается пульс, повышается артериальное давление. В результате происходит спазм сосудов, нарушая процессы терморегуляции организма. При этом наблюдается повышение температуры. Такая нагрузка на организм человека чревата инсультом, инфарктом или возникновением «аритмии».
В сравнении с другими наркотиками Экстази наиболее безвреден, но обладает высокими нейротоксическими свойствами. Именно это качество привело к тому, что в большинстве стран его производство, распространение и применение входит в разряд уголовных преступлений.
Обратите внимание:особую опасность МДМА представляет в сочетании с другими наркотическими веществами.
МДМА (Метиле́ндио́ксиме́тамфетами́н) — полусинтетическое химическое соединение, входящее в группу амфетаминов, обладающее психоактивными свойствами.
Длительное злоупотребление МДМА может спровоцировать заболевания печени, кровоизлияния в сетчатку глаза, «гипертоническую болезнь», которая осложняется «инсультами» и «инфарктами». Влияния на кровь характеризуются развитием проблем свёртываемости.
На фоне злоупотребления МДМА наступает гипонатриемия (потеря ионов натрия). Это состояние приводит к постоянной «жажде» и повышенной потребности в воде. У пациента может развиться «водное отравление». Может вызвать развитое состояние, которое провоцирует развитие «почечной недостаточности», проблем сердечно-сосудистой системы, нарушение обмена веществ.
Обратите внимание: среди причин смертности лиц, злоупотреблявших Экстази — гипонатриемия находится на первом месте.
Повышение температуры тела может достигать критических цифр. Гиперпирексия (подъем температуры выше 42° C) приводит к отказу работы главных органов, приводя к летальному исходу. Данная причина занимает второе место среди смертельных случаев приёма МДМА.
— Хм…. а почему бы и нет — ухмыльнулась Оксана, повела алыми губами, раскрывая сумочку и доставая из неё кошелек
— Что вы делаете? — удивилась Мария, остановившись рядом с Оксаной, девушка не понимала что происходит
— Ладно послушай — уверяла Оксана, доставая из кошелька пятисотрублёвую купюру — Она же студентка и возможно любит ночные клубы
— Амфитомин? — вынесла своё предположение Мария, удивлённо посмотрев на Оксану
Амфетамины — химические соединения, в ряду которых находится как сам амфетамин, так и аналогичные ему производные вещества — метамфетамин, катинон, эфедрин, MDA, «Экстази», DOB и другие.
Людям с амфетаминовой передозировкой присущи ясность сознания и ориентации. К признакам передозировки следует относить сердечнососудистую недостаточность, учащённое сердцебиение, повышенный уровень артериального давления, расширенные зрачки, эпилептические припадки.
Симптомами психоза являются: гиперсексуальность, паранойя, бредовое мышление, галлюцинации (зрительные, обонятельные, слуховые, тактильные) с сохранением ориентации и памяти.
Прием амфетамина зависимыми людьми имеет ряд особенностей. Желание испытывать привычные ощущения заставляет употреблять наркотикциклическим способом. Первая доза дает сильный, но кратковременный эффект. Обычно не более нескольких минут. Как только ощущения уходят, наркоман принимает следующую «порцию». Потребность в новых дозах заставляет больного повторять приёмы через каждый час (иногда через 3-4 часа). Цикл продолжается 2-3 суток. После полного пресыщения пациент начинает выходить из цикла. Завершающий период длится около 10 часов.
Действие больших доз представляет собой повышенную опасность для сердца. У больного развивается выраженное сердцебиение, происходит спазм артерий. На этом фоне резко «повышается артериальное давление». Если процесс затрагивает коронарные (внутрисердечные) сосуды, то может развиться «стенокардическая боль», а нарушение питания сердечной мышцы иногда приводит к «инфаркту миокарда».
Процесс сужения артерий в головном мозге может спровоцировать ишемический «инсульт», кровоизлияние.
Важно: амфетамины обладают прямым нейротоксическим действием, вызывая необратимый процесс повреждения клеток мозга.
— Ты хорошо подготовилась — выразила свою признательность Оксана, держа купюру в пятьсот рублей в руке — А теперь моя дорогая ты не могла бы сходить в буфет и купить мне то, что я люблю
— Я вам не Валентина! — наотрез отказалась Мария выполнять просьбу Оксаны, возмутившись её предложением
— Никто и не говорит что ты та рыжая сука, которая меня бросила — уверяла Оксана, сморщив алые губки, выражая ямочки на щечках
— Сами идите в свой буфет — возразила Мария, не поддаваясь на уловки со стороны Оксаны
— Ну Машенька — более ласково обратилась Оксана, подошла к белокурой девушки, протягивая застенчиво её купюру в пятьсот рублей — Возьми мне то, что я люблю и то кофе с карамелью
— Взамен вы освободите меня от работы на сегодня — предложила свой аргумент Мария
— Но диф диагнозе ты присутствовать обязана — заявила Оксана, нагло подошла к белокурой девушки и вложила ей в руку денежную купюру — После этого как я уйду, можешь пойти домой
— Что же ладно — согласилась Мария, выражая сомнение, сминая в кулак купюру, что вложила ей Оксана настойчиво в руку — Но это в последний раз, вам ясно Оксана Владимировна, я вам не лакей и не обязана бегать по буфетам, чтобы удовлетворить, ваши потребности
— Ты мне ставишь условия?! — возмутилась Оксана, прошипев в ответ подобием королевской кобры — А вообще знаешь, давай я с тобой сама схожу
— В самом деле?! — ухмыльнулась Мария, как только Оксана подошла к ней, белокурая девица, столь же нагло, как и она, всунула ей обратно её же купюру
— Ты не Валентина — повела недовольно губками Оксана, повернувшись, направилась в сторону буфета, чувствуя внутри себя чувства злости и ненависти
— Постойте я с вами — стукая каблучками черных туфель белокурая девушка, словно чуть ли не побежала за Оксаной следом
— Зачем ты мне? — остановившись, недовольно ответила Оксана, была недовольна тем, как блондинка навязывалась к ней в компанию
— Скажите вы правда поедите в Москву? — поинтересовалась Мария, вошла в коридор следом за Оксаной — В больницу в которой вы раньше работали
— А тебе какое дело?
Возразила Оксана, чувствуя обиду отказа, поджав нижнюю губу, с гордой уверенной походкой, стукая каблуками по бетонному полу коридора, подошла к открытой двери кафетерия больницы, из которой вышли две смеющиеся девушки медсестры.
— С какой целью интересуешься? — пропуская двух девушек в коротких белых халатиках, покинуть помещения больничного кафетерия
— С такой
Ответила Мария, как только Оксана, сгибая ногу в колено шикарным изгибом, вошла в кафетерий, ступив на кафельный пол разноцветной плитки, цвета белого шоколада.
— Что как только нам с Валерием Валентинович стоило уйти из этой больницы, Иванов как будто ополоумел, сразу же прибежал за помощью к вам
В кафетерии, окна помещений которого выходили на солнечную сторону, царила атмосфера игры света и тенистых оттенков кающихся за окном деревьев. Запахи кондитерских изделий, самой изобильной выпечки пленили разными оттенками вкуса. Как только Оксана вошла в помещение кафетерия, прикрывая ладошкой, взгляд лазурных голубых глаз, почувствовала аромат кофе и шоколада, манящий невообразимое сочетание, которое служило словно рекламой для этого места.
— Оксана Владимировна — обратилась радостным голосом шатенка, девушка в синей форме продавца стояла у кассового электронного аппарата — Рада вас видеть, но что вы делаете на работе в выходной день?
— Привет Танюшка
Подошла Оксана к кассовому прилавку, опираясь на его поверхность, сморщила губки бантиком, прикрывая глаза, давая девушке продавщице взаимно и нежно себя поцеловать в губки.
— Мне как обычно ты же знаешь — положила купюру, которую держала в руке на прилавок, Оксана смачно облизнула кончиком языка губки, ощущая на них после поцелуя, слой карамели
— Хорошо Оксана Владимировна — мило улыбнулась девушка, спутнице Оксане, которая открывая сумочку, висевшую у неё на плече, копошилась в ней, в поисках кошелька
— Вот черт — не ожидала звонка в телефонной сумочке, Мария выругавшись, достала из неё сотовый телефон, после чего вышла из кафетерия, отвечая на звонок
— Ваша подруга как ошпаренная вылетела — поделилась впечатлением девушка с кашемировым оттенком волос, который так удачно преображала при попадании на него света лучей солнца
— А…. не обращай ты внимания на эту дуру, у неё просто не все дома — махнула рукой Оксана, опираясь другой рукой на прилавок, чуть наклонилась к своей собеседнице — Ты мне лучше расскажи как у тебя дела, помирилась со своим?
— Да какой там Оксана Владимировна — возразила, так сморщив губки бантиком девушка, выражая пафос, нагнувшись, достала с прилавка эклер со сгущенкой — У этого идиота, опять новая девка, даже не хочу ему звонить
— Какой самец — ухмыльнулась Оксана, когда девушка подошла с пакетом эклеров к прилавку, у которого стояла она — Ну думаю, тебе не стоит забивать им голову
— Вот и я о том же — согласилась с таким мнением шатенка, наполняя стаканчик кофе для Оксаны
— С тех пор как рыжая уволилась — жаловалась Оксана, сморщив губки, взяла предложенный стаканчик кофе, оглядела пустые столики кафетерия больницы — Всё приходится делать самой
— А почему Валентина уволилась? — взяв купюру с прилавка, поинтересовалась шатенка, отсчитывая сдачу для Оксаны
— Её так называемый муженёк нашел работу в Москве — выражая всё отвращение, поделилась своими переживаниями Оксана — А без неё я тут как без рук
— Да жаль — делая вид, что выказывает сочувствие, высказывала шатенка своё мнение — А что вы делаете в больнице в выходной день?
— Работа Танюшка — держа в одной руке пакетик с эклерами в другой стаканчик с кофе, Оксана направилась к выходу из кафетерия
— Оксана Владимировна
Окликнула шатенка Оксану, вынуждая обернуться, она заметила, как девушка продавщица выбежала из-за прилавка держала в руках оставленную черную кожаную папку.
— Вы оставили — всунула она предложенную папку подмышку Оксане
— Спасибо Танюшка
Поблагодарила Оксана, наклонившись немного вперед, сморщила вновь губки бантиком, оставляя глаза открытыми, давая себя поцеловать. Кашемировая девица столь же нежно, как и тогда при первой встрече, одарила губы Оксаны нежным касанием поцелуя, оставляя на них сладостный оттенок карамели, который завораживал момент страсти. Прикусывая краешек губы, Оксана чувствовала как её море искушенной любви, уносил сознание в бездонную пропасть порочного соблазна, застыв в предвкушении момента рядом с губами девушки. Тонкий пронзающий душу момент настал между Оксаной и этой девушки, когда он смотрела с желание отдаться любви этой девушке, ёрзая, сгорая тяготы момента, вновь жаждала поцелуя. Мгновение, длящиеся в несколько секунд, их взгляды словно танцевали в танце страсти водоворота любви, от чего Оксана, издавая порочный стон, ёрзала губки, требуя настойчиво приятного касания её губ сладким поцелуем.
Всё в этой девушке притягивало к себе внимание Оксаны, её цвет оттенка волос, был схож с шоколадом, карие глаза, искусно подобраны к цвету искусной хищницы. Изумительный парфюма «Daisy Marc Jacobs», завораживающий запах, которого, переносил в деревенские каникулы. Эти духи принадлежат к группе ароматов цветочных древесно-мускусных. Название Daisy в переводе означает "ромашка", "маргаритка". Поэтому сначала кажется, что все будет предсказуемо, то есть после нескольких пшиков распространится запах этих цветов. Но, к удивлению, этого не происходит, Daisy пахнет совершенно по-другому. Белый короткий халатик, который прятался за синим фартуком, одетым на её теле, выразительно подчеркивал сочные формы этой девицы, изящным изгибом прорисовывал внушительный контур груди, выказывая формы бёдер.
«Ну же поцелуй же меня, ты что не видишь я уже вся теку, твои губы, как мёд для меня, я хочу вновь их ощутить на себе, почувствовать руки, как они жадно ласкали бы меня», держа лазурные голубые глаза открытыми, Оксана смотрела в карие глаза необузданной, стоящей перед ней девушки.
— Вы ненасытная Оксана Владимировна — прошептала в раскрытые губы Оксане кашемировая девушка, соблазняя её разум прелестью сладкого оттенка карамели исходящего от её губ
— Оксана Владимировна
Отвлекла внимание Оксаны, белокурая девушка, стоящая в проходе кафетерия, смутив шатенку, в тот момент, когда она почти искушая соблазном, желала коснуться её раскрытых алых губ своими.
— Нам с вами кажется пора — произнесла Мария так, как будто поняла, что своими присутствием нарушила сложившуюся гармонию любви
«Сука блядь тупая курица, ты не могла бы зайти позже или вообще съебаться», прикусывая краешек губы, Оксана была вне себя от того как её томительное время ожидания долгожданного поцелуя было нарушено нежданным присутствием Марии.
— Да в самом деле — была вне себя от ярости Оксана, мило улыбнулась шатенки в знак любезности взаимных чувств, после чего поспешно, стукая каблуками черных ботфорт, направилась к выходу
— Что это на вас нашло — прошептала возмущенно Мария, пропуская Оксану выйти из кафетерия, блондинка отошла в сторону окна, в коридоре опираясь на его подоконник бёдрами
— Не твоё блядь дело
Прошипела Оксана, чувствовала, как её сознание терзала жажда искушенной любви, душевная ярость которую она испытывала, была сравнима с разъярённым цербером. Тяжело и изнурённо вздыхая, Оксана, ускорив шаг, направлялась по больничному коридору, когда в ней словно вулкан закипавшей перед извержением, пылала длань её безукоризненной порочной любви.
***
Запаха черного молотого кофе в благоуханной атмосфере воздуха кабинета был настолько сильным, чувствовалась сразу еще бодрящая утонченная вкусом терпкость. Жалюзи на больших пластиковых окнах в кабинете были слегка прикрыты, скрывая за собой неистовый порыв света дневных лучей, весенне солнце которых особо разыгралось в эти часы. Тенистые оттенки качающегося за окном тополя, вырисовывали танец необузданной страсти, играя в такт со звучанием их шелеста листьев и могучих веток. На стеклянном столе, расположенном в центре кабинета, была расположена открытая черная папка, листы проведённых анализов и процедур лежали на его поверхности. Мягкий бежевый диван, что был расположен у окна, вмещал на себе клетчатый плед и смятую подушку, рядом стоял кофейный столик, на поверхности которого лежал новый журнал модной одежды. На столешницах в дальнем конце кабинета стояли разные баночки кофе, чая, так же тихо закипал электрический чайник.
Мария Леонова, была одета в короткий белый халатик, который выразительно прорисовывал тело сочной блондинка, расположившейся сидя на столешнице. Положив красиво ногу на ногу, знойная белокурая девица, терпеливо ждала, когда же закипит чайник, игриво царапала коготками выставленную коленку. Серов, взяв лист из черной кожаной папки, надев очки, мужчина с черными густыми волосами, с блеклой сединой на висках, всматривался в результат проведённой ЭКГ пациентки. Поправив очки на глазах, Серов отошёл к свободному стулу, отдвигая который, мужчина тут же уселся на него, поправляя дужки очков, другой рукой поправил воротник белой надетой на нём рубашки.
— Фомина Анна Сергеевна значит
Хриплым голосом, откашлявшись в кулак, произнёс Серов, расположив перед собой на столе лист ЭКГ, когда за спинкой его стула покачивая упругой формой бёдер, прошла Оксана.
— 2000 года рождения
Уточнил Серов, посмотрев на лист ЭКГ внимательно, а после чего возмутившись, взглянул на Оксану, в тот момент она обошла его стул, села слева от него.
— Девочке двадцать лет — пояснил Серов, продолжая столь же возмущенно смотреть на Оксану, будто вообще не понимая, о чём пойдёт речь — А у неё сердце как будто ей 80
— А что в этом такого удивительного? — ухмыльнулась Оксана, отодвигая стул, присаживаясь слева от Серова, расправляя кончиками пальцев золотистые волосы
— Я просто не понимаю как в 20 лет — уверял Серов — Простите, конечно, за выражение Оксана Владимировна
Признательно и очень деликатно мужчина извинился, всё же всем своим видом выказывал сомнение и всякую уже нерешительность браться за это дело.
— Но как можно убить своё сердце еще в таком юном возрасте — возмутившись, спросил Серов, суровым взглядом посмотрел на Оксану — Если бы был бы это врождённый порок, я понимаю, но где анализы крови, анализ мочи и прочие другие анализы подтверждающие это
— Вот и я понимаю Валерий Валентинович
Сползая, как кошка со столешницы, на которой сидела, говорила Мария, взяв в руки за ручку, закипевший электрический чайник, стала наполнять из него кружку, стоящую на столешнице.
— Как же так девочка в свои-то двадцать лет — выражая сарказм и усмешку, высказывала своё мнение белокурая девушка, словно насмехаясь над Оксаной — Вдруг не с того и ни с сего стала нуждаться в новом сердце
— То что пересадка нужна это факт — повёл челюстью Серов — Ну и пусть себе в Москве делают пересадку, я не понимаю, почему наш отдел должен заниматься делом, которым, сейчас любая специализированная клиника вполне себе может провести такую операцию по пересадке
— Ну же Оксана Владимировна — поставив чайник, обратно на подставку, говорила ехидным голосом, словно подстрекала Мария — Поясните нам, почему ни в какой из клиник или специализированных центрах, этой двадцатилетней девушке не дадут новое сердце
— Объяснение может быть только одно — догадался Серов, в чем дело, обернувшись, посмотрел на Оксану — Наркотики?
— Ну а что вы так на меня смотрите — ухмыльнулась Оксана, прикусывая краешек губы, замечая в глазах Серов абсолютный отказ, хоть как браться за это дело
— Вы же понимаете Оксана Владимировна…..
Начала говорить Серов, как дверь кабинета открылась, прерывая его реплику, первым вошёл в кабинет Тихонов. Следом за ним вошла девушка в черном коротком платье, удивительная копия внешности Натальи Мироновой. Тот же взгляд, что и у Мироновой, то же лицо, но только каким-то чудом глаза у этой девушки были карие, а не зелёные. Девушка, словно гордая царица, Клеопатра, с шикарным оттенком шоколадного цвета волос, вошла в кабинет, черное платье, одетое на её теле, прорисовывала весьма пикантный силуэт её красивого тела. Первым подошёл к стеклянному столу Тихонов, всё внимание находившихся в кабинете людей, было приковано к заведующему больницей, а его спутница, склонив застенчиво голову, осталась стоять у входа.
— Ты что здесь делаешь? — возмутилась Оксана, подумав, что это Миронова, быстро вскочила со стула на котором сидела — Ты мне в моём доме при моём мужчине мозг весь вытрахала, а теперь тут пытаешься плести свои интриги, Валерий Валерьевич я требую, чтобы вы немедленно выставили отсюда эту Миронову
— Марина Валерьевна — ответил Тихонов, по лицу этого мужчины было видно, как выходка со стороны Оксаны его сильно зацепила — Прошу простить моего специалиста, она просто вас перепутала с вашей сестрой, с которой вы очень сильно похожи
— Сестрой?!
Была шокирована Оксана, прислонив ладонь к груди, раскрыла алые губы в удивлённой форме, обхватила стоящий перед ней на столе пластиковый закрытый стаканчик с кофе.
— Какой еще нахуй сестрой — грязно выругалась Оксана — У Мироновой, что есть сестра?
— И представляете себе близнец — ухмыльнулся, поддержал Серов
— Марина Валерьевна Миронова — представил гордо Тихонов, свою новую знакомую с которой вошёл в кабинет — Марина Валерьевна закончила магистратуру по сердечнососудистой хирургии, она врач высокой категории
— Магистратуру?! — выразил почтение блеклой улыбкой на губах Серов — Даже Оксана Владимировна не имеет такой высокой докторской степени
— Что ставит меня опять же в весьма неловкое положение
Ответил Тихонов, по его внешнему виду было видно, как этот мужчина чувствовала себя неловко за сцену неприязни, которую устроила Оксана перед его спутницей.
— Как видите, Валентина Львова уволилась, уехала не знаю куда-то там
Махнул Тихонов рукой так, как будто сказанное уже для него не имеет значение, мужчина, поправляя воротник черного надетого на нём пиджака, отошёл к окну.
— А Марина Валерьевна закончила медицинскую академию по сердечнососудистой хирургии и теперь у неё высшая докторская степень в этой области
— Только вот мозгов не больше чем у курицы
Возмутилась Оксана, прикусывая краешек губы, ревностно посмотрела на девушку, когда она, смутившись странным образом её комментария, скрасила обиду любезной улыбкой.
— Верните мне Львову
Заявила Оксана, держа, обвив пальцами, стаканчик кофе с карамелью, облокотилась на спинку стула, на котором сидела, положив выразительно ногу на ногу.
— Ну, или на худой конец эту кудрявую дуру Ларионову
Прислонив стаканчик к губам, рассуждала Оксана, ощущая сладкий аромат карамели исходящий из стаканчика, искусно облизнула пластик кончиком языка.
— Даже у неё мозгов будет больше чем у студента, который только что закончил колледж
— Магистратуру
Пояснил Тихонов, гордо оспаривая мнение и оскорбление Оксаны, мужчина стоял у окна, пальцами чуть отодвинул висевшие на нём жалюзи, позволяя свету лучей солнца проникнуть в кабинет, ослепительной яркостью.
— Простите, пожалуйста, Марина Валерьевна, прошу, присаживайтесь и займите место на свободном стуле, теперь вы полноправный член этой команды
Говорил Тихонов так, как будто чувствовал себя неудобно перед своей новой спутницей, словно раскаивался за столь острое и резкостью встреченное поведение Оксаны.
— Оксана Владимировна угомонитесь, пожалуйста — обернулся Тихонов, по его выражению лица промелькнула дрожь недовольства — Мне и так больших трудов стоило уговорить Марину Валерьевну работать с вами, я даже предложил ей оклад, как у вас
— Оклад как у меня? — сделала специально вид, что шокирована была такой новостью Оксана, улыбнувшись милой улыбкой, выражающую подлость
— Интересно это за что ей такие привилегии?
Возмутилась Оксана, поставив стаканчик с кофе обратно на стеклянный столик, в тот момент как Марина Валерьевна Миронова расположилась, будто специально на стуле напротив неё. Шатенка с изумительным шоколадным оттенком волос, в которых при падении света солнечных лучей отразился искусно тон пламени. Поправляя платье на бёдрах, девица, отразила, словно заигрывая, перед Оксаной, сочную форму своих бёдер, застенчиво поиграла карими глазками.
— Она операционную наверно видела только на картинках в вузе
Решила поиздеваться Оксана, всё же пыталась подавить чувства зависти, когда Тихонов по её мнению, относился лучше к незнакомке, чем к ней.
— Она даже крови не видела ни разу — уверяла Оксана, вставая со стула на котором сидела, понимая взгляд этой девушки, прикусывая краешек губы, решила устроить интригу
— Оксана Владимировна хватит! — возразил сразу же Тихонов, не давая даже высказаться Серову и поддержать его точку зрения — Я принял вас на работу снова не потому что вы такой хороший специалист, а потому что….
— А потому что — обернулась Оксана, прервав реплику Тихонова, прошипела, словно дикая королевская кобра — Вы прекрасно понимаете, что без меня тут никак
— Оксана Владимировна вы, несомненно, королева этого отдела и законный трон на должности заведующего отделением, безусловно, ваш — оспаривая такой довод, Серов был наполовину согласен с мнением Оксаны — Но сейчас речь идёт не о вас
— Марина
Обратилась Мария, вмешиваясь в разговор, пытаясь как-то разладить обстановку, хитрым способом приняла сторону Оксаны, белокурая девушка, с кружкой в руке, подошла к столу.
— Возьмите, пожалуйста, папку, которая лежит на столе
Кончиком коготка, Мария наклонившись перед стеклянным столом, аккуратно пододвинула папку незнакомке, состроив при этом выразительную подлую улыбку розовых губок.
— Если вы скажите, в чём тут дело
Уверяла белокурая девушка, поставив кружку с кофе на стеклянный стол, обернулась с коварной, ужасной до блеска посмотрела на Оксану.
— То я думаю, Оксана Владимировна
Создавая интригу в разговоре, блондинка на мгновение, длящееся в пару секунд, замолчала, а потом снова продолжила мягкой, выразительной нежной манерой голоса.
— Смягчит свой гнев на милость
— У вас есть дело? — удивился Тихонов, будто не знал этого раньше — Тогда прошу вас Марина Валерьевна, присоединяйтесь к своей команде, а я тем временем оставлю вас
— Подождите! — возразила Оксана, как только Тихонов поспешно направился к выходу — Вы тут кое-кого забыли, нам не нужны зелёные рекруты, мне нужны хорошо подготовленные кадры
— Я принял вас на работу вновь Оксана Владимировна — возразил Тихонов, встав у закрытой двери, сделал, суровым взглядом, замечание — Теперь и вы примите моё условие
— И какое же? — поинтересовалась Оксана, была возмущена, наглостью Тихонова
— Дайте шанс Марине Валерьевне проявить себя — после чего Тихонов закрыл за собой дверь кабинета и поспешно удалился
— Насколько я понимаю — ответила впервые девушка, всё еще испытывая застенчивость, чувствовала себя неловко в новом коллективе — У вашей пациентки дистрофия миокарда
Дистрофия миокарда — понятие, обозначающее вторичное поражение или различные нарушения патологического характера в сердечной мышце. Зачастую это заболевание является осложнением сердечных болезней, сопровождаемых нарушением питания миокарда. Дистрофия несёт за собой снижение тонуса мышц, что может стать благоприятной почвой для формирования сердечной недостаточности. Возникает она из-за недостаточной подачи крови к миокарду, отчего его клетки не получают достаточного количества воздуха для своего нормального функционирования. Это приводит к атрофии или полному отмиранию тканей миокарда.
— Если позволите я могу объяснить — предложила скромно застенчиво девушки, улыбаясь в первую очередь Оксане
— Ну что же хорошо продолжайте — словно позволил Серов, посмотрев с упрёком в сторону Оксаны — А мы вас послушаем, правда, ведь Оксана Владимировна?!
«Была бы моя воля, я бы её выставила вон из кабинета, но блядь сука Тихонов, теперь Серов к ней привязался и хочет её проверить», прикусывая краешек губы, Оксана раздражительно ответила на улыбку незнакомки, после чего повернулась и направилась с гордым обиженным видом к окну.
— Что же пускай продолжает — прошипела Оксана, была не согласна с позицией Серова
— По данным вашего ЭКГ — уточнила кашемировая девушка, указывая коготком указательного пальца на данные проведённой ЭКГ
Расширенные расщепленные зубцы Р или высоких Р (типа P-pulmonale, T. e. изменения предсердного комплекса аналогичны наблюдаемым при перегрузке левого или правого предсердия).
Депрессия сегмента ST ниже изолинии, появления патологического высокого, двухфазного, изоэлектрического или отрицательного зубца Т. Высокий зубец Т в грудных отведениях — обычно наименее стойкий ЭКГ — признак, высота зубца обычно соответствует величине синусовой тахикардии и нормализуется вместе с исчезновением последней.
Депрессия сегмента ST и отрицательный зубец Т сохраняется дольше, иногда в течение нескольких недель или месяцев.
— Так и какой вывод можно сделать — предположил Серов, был весьма удивлён, как легко и без всякой запинки девушка прочитала электрокардиограмму пациентки — Что можно предположить на основе этих исследований?
— На основе этих исследований — облокотившись на спинку кресла, девушка будто изучала поведение Оксаны, словно пыталась скопировать её для какой-то цели, словно задающие вопросы Серовым, для неё самой не имели никакого значения — Ничего
— Хорошо, а что бы вы первым провели? — поинтересовался Серов
— Взяла бы анализ мочи и крови
Заметила, будто она, как Оксана обернулась с коварной ухмылкой, словно уже решила подхватить её на первой совершенной глупости и больше не давать шанса.
— А в первую очередь посмотрела бы на возраст пациентки — уточнила девушка, доставая из кармана бежевого пальто футляр с очками — Она у вас 2000 года рождения?
— И о чём вам это говорит? — посмотрел суровым взглядом Серов на Оксану, давая понять, не вмешиваться в разговор
— У вашей пациентки в свои двадцать лет острая форма сердечной недостаточности
Пояснила шатенка, без всякой ухмылки или подражания зависти или ненависти, просто выразила холодный расчёт в мимике на лице.
— Ей нужна пересадка сердца — сделала веский заключительный аргумент девушка — Я думала, что ваш отдел занимается лишь особо сложными делами, а вы берётесь за то что и так ясно
— Так как же добыть сердца наркоманке в свои двадцать лет — обернулась Оксана, не сдержав своего любопытства, после того как незнакомка, так бестактно оскорбила её мнение — После того, как она так бездумно просрала его наркотиками
— Никак — ответила девушка, вставая со стула, на котором сидела — У неё нет шансом, комиссия по трансплантологии просто не даст ей сердце, как бы вы не старались, но в стране тысячи нормальных людей, которым оно нужнее
— Я ведь ей тоже самое говорила — сделала вид будто удивилась Мария Леонова, в тот момент когда после высказывания Серова, он обратил на неё своё пристальное внимание — Но ведь наша с вами Оксана Владимировна будет ли кого слушать, она не привыкла отступать
— И как вы просто планируете достать пациентке……
Перелистывая кончиками пальцев страничку карты, лежащей на столе в черной кожаной папке, поинтересовалась шатенка, состроив выразительный внимательный взгляд.
— Да у неё еще и четвёртая отрицательная — выразила удивление шатенка в шикарной форме улыбке, раскрыла губы — Поздравляю это джек-пот для вашей команды
— Если тебе не по зубам брать такие сложные дела — Оксана была вне себя от ярости, чувство того как девушка беспощадно растоптала её мнение — Шла бы работать педиатром в детское отделение
— Марина Валерьевна — уверял Серов, успев схватить девушку за руку, как после оскорбления Оксаны, она хотела покинуть кабинет — Уверяю вас, Оксана Владимировна собирается отправиться в Москву и нам некого с ней послать в помощь…….
— Что?! — была удивлена Оксана — Нет, пускай катиться ко всем чертям
— Почему?! — возразил Серов, был не согласен с мнением Оксаны — Потому что она такая же, как вы, вы ведь понимаете что это ваша копия, врач способный на такое же безумие, как и вы, она будет вашим хорошим дополнением в этой команде
— Есть два варианта
Предложила Марина Миронова, уныло вздохнув, когда Серов отпустил её руки, после чего она вновь села на стул, с которого встала.
— Первый это ждать, когда в отделение неотложной помощи привезут какого-нибудь беднягу после аварии, например, когда мозг умер, а все остальные органы продолжают еще функционировать
— Ну а второй какой? — поинтересовалась Оксана, предполагая заранее такой вариант уже, подошла медленно к столу, ставя искусно ноги крест-накрест
— Второй менее приятный — рассуждала шатенка, повела головой, посмотрев в сторону Оксаны выразительным взглядом карих глаз — На черном рынке в Москве
— Вы же не собираетесь и вправду нарушать закон Оксана Владимировна? — ужаснулся Серов, как только заметил искорки отраженного света в глазах Оксаны, выражающих, возможность
— Ты знаешь, кто бы нас мог свести — предполагая и такой вариант, подошла Оксана к столу, опираясь на его стеклянную плоскость
— Нет, к сожалению — ухмыльнулась шатенка, заметив в глаза Оксаны, огонь желания неутолимую жажду, взяться еще крепкой хваткой за это дело — Но знаю, как легко вам туда попасть, чтобы договориться и осуществить сделку
— Вы что серьёзно? — был удивлён Серов, к Оксане, понимая насколько это плохо и даже противно звучит — Вы врач мирового уровня, собираетесь обратиться за сердцем на черный рынок?
— Ну, на мировой уровень меня еще никто не утвердил — ухмыльнулась Оксана, алой формы выразительных губ — Но я не собираюсь так легко сдаваться
Возразила Оксана, обернувшись, посмотрела на Серова, выставив изумительную форму бёдер, положив руку на талию, согнув перед этим немного, одну ногу в колено.
— Я хочу попытаться сделать это для нашей пациентки — решительно заявила Оксана
— Предположительно, по-вашему, ЭКГ — рассуждала Марина Миронова, закрывая страницы карты, поела губами, продолжая смотреть на Оксану — У вашей пациентки максимум две недели не больше, опираясь конечно на, те данные, что я тут видела
— И ты могла бы устроить мне встречу на черном рынке? — поинтересовалась Оксана, снизив тон голоса, почти до убедительного шепота
— Вы сами это сможете, я только дам вам адрес почты и точную формулировку, как нужно к ним обратиться, сами понимаете ФСБ контролируют сети интернет и никому не нужно так светиться
Уверяла шатенка, вставая со стула, на котором сидела, рассуждая, обошла вокруг стеклянного стола, выразительной походкой, в такт красиво покачивая упругой формой бёдер.
— Но есть кое— что — подошла девушка к Оксане, прошептав рядом с ухом — О чём я бы хотела дальше продолжить беседу наедине
Подошла шатенка так близко, что Оксана смогла распознать изумительную композицию ё парфюма «Tresor de Lancôme», манящие оттенки которого составляли роза, абрикос, жасмин и ирис в безупречно слиянии оттенков бергамота. Столь сильная манящая композиция, при столь серьёзном внешнем облике девушке, вызывала скорее опаску, так как палитра искусных ароматов, была нацелена на абсолютное соблазнение. Фасон её бежевого пальто открыто выказывал за счет декольте v-образной, восхитительную форму выразительной скрывавшейся под ним груди.
— Просто боюсь — предположила, выказывая сомнение в голосе — Что не все члены вашей команды поддержат после услышанного вашу идею, вообще спутаться с этой организацией
— Меня вообще пугает этот довод — возразил Серов, высказывая протест на довод Оксаны тяги к незаконной добычи сердца для пациентки
— Мария дорогая, извини за нескромный вопрос — чувствовала Оксана как надетые ботфорты на ногах, словно испепеляют её ноги жаром — Но ты мне не одолжишь свои туфли?
— А что ботфорты — ухмыльнулась светловолосая девушка, поставив кружку с черным кофе, на стеклянный стол, присела на краешек стола — Вас Оксана Владимирова уже не устраивают?
— Да я блядь в них скора сгорю — изнывала Оксана, чувствуя жар в ногах, подошла дивана, присаживаясь на его мягкую поверхность, расстегнула молнию на замшевых сапогах
— Да и вообще может и необязательно связываться с черным рынком — Серов был против идеи, оставаясь сидеть на стуле, мужчине обернулся, облокотился на спинку — Неужели у вас не будет возможности с Москве, найти альтернативный источник
— Где производят сердце? — поинтересовалась Оксана, скидывая замшевые сапоги с ног на пол
— Нас ведь будет там всего ведь двое — предположила шатенка, мило улыбнувшись, девушка словно забавлялась тому, с каким усердием Оксана скидывала с ног обувь
— Тогда не понимаю, зачем мы вам нужны? — поинтересовался Серов, поднимая со стула кружку с кофе — Ведь насколько я понимаю, мы с Марией останемся здесь и я хочу знать…..
— На тот случай, если с черным рынком у нас выйдет накладка
Уверяла Оксана, наблюдая как Мария, медленно подошла к дивану, на котором она сидела, белокурая девица, поправляя короткий белый халат, одетый на её теле села рядом.
— Вы узнаете где и в какой больнице доставят пострадавшего от аварии или еще откуда-то там
— В самом деле? — удивился Серов такому распоряжению
— Сводка Московских новостей — ответила Марина, облокотившись на спинку, стула девушка как будто забавлялась тому, как искусно Оксана, положив ногу на ногу, сидела на диване
— Фу…… — вздохнула уныло Оксана, поболтав ногами в воздухе, чувствовала как легкая прохлада воздуха в кабинете, обдала её кожу приятным касанием холода — Блядь ну весна же на улице, зачем же он заставил надеть их
— Наверно потому что любит вас — пояснила Мария, взяла в руки, сидя на диване, лежащие на полу ботфорты Оксаны — Вы ведь не будите возражать, если я в них до рынка схожу, куплю себе туфли
— Да хоть продай их там — недовольно выразилась Оксана, обувая туфли блондинки, почувствовала сразу легкость в ногах, прошлась по кабинету, покачивая бёдрами, подошла к окну, отдергивая жалюзи кончиками пальцев — Мне всё равно
— Вы кого-то там ждёте, Оксана Владимировна? — предположила кашемировая девушка, замечая с каким вниманием, Оксана смотрит в окно на больничный дворик,
— Гордеев отправил за мной свой личный эскорт — указала Оксана пальцем в окно на машину, которая стояла в нескольких метрах от центрального крыльца больницы
— Так может сразу на нём и поедим — предложила Марина Миронова, застенчиво улыбнувшись Оксане, девушка уже более раскованно и почти комфортно чувствовала себя в этой компании
— Ты что в самом деле думаешь что я позволю твоей сестре близняшке — обернулась Оксана прикусывая краешек губы — Без зазрения совести просто так трахать моего любимого человека
— Наталья и ваш жених у них что? — предположила шатенка, выразив удивление, состроив красивые ямочки на щечках — Я соглашусь, если это был бы Корнилов Александр Семенович
Рассмеялась девушка шатенка так, будто сама не предполагала, что сейчас только что сказала, заставив Оксану обернуться и посмотреть на эту девицу возмущенным взглядом.
— Другие мужчины её просто не интересуют — уверяла шатенка, словно теперь замечая недовольство Оксаны — О….. господи, Корнилов, что ваш мужчина?
— Вот теперь мне вообще не хочется ехать в эту Москву
Прошипела Оксана, прикусывая краешек губы, не могла сдержать от услышанного порыв бурных эмоций, что словно лавой вулкана изжигало её разум.
— Значит твоя сестра — направлялась Оксана к столу, за которым на стуле сидела шатенка — И мой Корнилов трахаются вместе?
— Оу…. простите, пожалуйста, Оксана — выражая с сарказмом горькое лживое разочарование, шатенка словно играла с Оксаной, сплетая интригу — Я же ведь не знала……
— Вы близнецы все одинаковы
Облокотилась на стол руками, Оксана схватила сумочку, что была на столе, чувствуя, что уже не сможет сдержать слёз от накопленной боли, быстро направилась к выходу.
— Что ты и твоя сестра шлюха — подошла к двери Оксана, не могла сдержать порыв нахлынувших слёз, открыла поспешно дверь — Вы обе такие бляди
С грохотом Оксана закрыла за собой дверь, тут же опираясь на её поверхность спиной, не могла сдержать порыв слёз стекающих непомерным ручьём по её щекам с глаз, которые не могли вытерпеть душевную пережитую боль. Оксана чувствовала, как слова Марины Мироновой, сильно ударили по её чувствам, воспринимая теперь после этого эту девицу как своего врага, присутствие которое в её обществе, становилось до ужаса невыносимым. Оставаясь стоять у закрытой двери в приёмной, Оксана, пожав нижнюю губу выражая обиду, медленно отошла от двери, вытирая кончиками пальцев, слёзы, вытекающие с глаз. Жалюзи на окне в этом помещении были слегка прикрыты, создавая искусственную дневную тень, не доставляя дискомфорта глазам Оксаны, когда она, открывая их шаг за шагом, медленно направлялась к выходу. Открывая дверь, касаясь пальцами металлической ручки, Оксана легким нажатием толкнула дверь от себя.
— Оксана — дверь кабинета немного погодя открылась, как только Оксана, переступая порог приёмной, хотела выйти — Прошу простите меня, пожалуйста, я же не знала
«Меньше всего на свете я бы сейчас хотела видеть эту суку», вздохнула Оксана, с тяжелым дыханием в груди, вышла в коридор, оставляя дверь открытой, встала у стены, облокотившись на неё спиной.
— Ну чего тебе еще от меня надо? — рыдая, прокричала Оксана, выказывая потоком нестерпимых слёз, душевную обиду чувств которым её нанесли нестерпимую душевную боль
— Да нет у неё ничего с вашим Корниловым — уверяла шатенка, быстро прошла по приёмной, вышла через открытую дверь рядом с которой у стены, стояла Оксана
— Да ну — не поверила Оксана, отворачивая обидой нанесённый взгляд в сторону, Оксана посмотрела на бетонный пол, чувствовала, как неконтролируемо нижняя губа начинала подергиваться, а пальцы, что держали сумочку, изнемогали легкой дрожью — И с чего мне тебе теперь верить?
— Я только пришла к вам
Уверяла девушка, вышла в коридор, закрывая сразу же за собой дверь приёмной, подошла к стене у которой, облокотившись, стояла Оксана.
— Я вас не знаю, ни вашу команду, мне нет смысла вам лгать, я могу только сказать то, чего бы я сама могла бы и не знать
— Типа того что ты сказала при моих коллегах — скрывая обиженный взгляд, тихим голосом уточнила Оксана, повернулась она спиной к своей собеседнице
— Не стоило так вести себя
Уверяла шатенка, подошла к окну в коридоре, застегивая пальцами одной руки расстегнутые пуговицы бежевого пальто, кончиками пальцев дотронулась белой занавески висевшей на окне.
— Это ведь всё-таки ваши коллеги, а вы их руководитель
— Да какое блядь тебе вообще дело
Прошипела Оксана, поджав от обиды нижнюю губу, которая и так дергалась, а пальцы тряслись необъяснимой для неё самой дрожью, терзающей её разум неустрашимой болью нервов.
— Кто ты вообще такая
Возмутилась Оксана, после чего подняла заплаканный взгляд на девушку, которая стояла у окна, услышав её голос, обернулась, опираясь бёдрами на подоконник окна. Чувствовала Оксана, как нарастал пыл в её теле, но сделав шаг к этой девушке, словно как резко передумала и тут же кардинально изменила свои намерения, повернувшись спиной к своей обидчице. Стоило только любознательной девицы поднять свой пронизывающий до глубины души взгляд карих глаз, Оксана как остолбенела перед ней, принуждая будто не имея того значения, поменять своё мнение.
— Откуда ты вообще свалилась на мою голову — направилась Оксана быстро по коридору
— Оксана — проследовала шатенка следом по коридору за Оксаной — Подождите
Догнала она быстро Оксану, коснувшись её запястья прохладной нежностью своих пальцев, вынудила повернуться к себе, встав перед её лицом.
— Простите я была не права — говорила девушка так, держав Оксану за руку, что невозможно было понять искренно ли сказанное или лживый сарказм от издевки чувств
— Да какое ты имеешь права хватить меня — гордо прошипела Оксана, выражая подобие дикости королевской кобры — Что ты блядь вообще о себе возомнила
— Простите, пожалуйста
Быстро отдёрнула руку девушка, такое чувство возникало у Оксаны, что выражение её лица, то, как она дышит, то, как выражает свои чувства, скандалит, плачет, вообще всё в ней нравилось.
— Я не хотела
Говорила девушка так, что Оксана не могла понять, будто она ей нравиться или тут же становилось безразлично. Эта незнакомка была таинственна, была так же не изучена, для Оксаны, как глубины мирового океана.
— Просто я хочу, чтобы вы меня выслушали
— Выслушала? — утирая слёзы с глаз, ответила Оксана, прижав нижнюю губу обидчиво — Ну давай говори, что там у тебя на уме
— Я даже не знаю как начать разговор……
— Зато я знаю
Не став дальше слушать шатенку, Оксана направилась по больничному коридору, пытаясь довольствоваться тенью от качающихся веток и листьев, расцветавших на деревьях, что вырисовывали танец страсти на голубых, окрашенных краской стен больницы.
— Можешь идти обратно, откуда пришла — прошипела Оксана, встав в проходе рядом с узкой лестницей, ведущей на первый этаж
— Я бы с радостью
Уверяла шатенка, мило улыбнувшись, словно играя с Оксаной в игру, девушка то строила улыбку, то вновь выражала всю серьёзность.
— Только меня уже взяли на испытательный срок
«Иногда мне кажется, что я ей нравлюсь, блядь да она что лесбиянка, ей нравятся женщины, что же я сама могла не отказаться потешать себя нежностью в чьих-либо женских руках, но только не в её», повернувшись лицом к своей собеседнице, чувствовала утонченный искушенный аромат парфюма исходящей от тела девушки.
— Поздравляю — изнемогая злостью из себя, сквозь слёзы, всем своим коварством и ненавистью ответила Оксана, стараясь зацепить девушку — Ты его не прошла, всё вали отсюда
— Скажите только Оксана — проследовала девушка следом за Оксаной вниз по ступенькам лестницы — В чём моя вина и как я могу это исправить
«Порой мне кажется, что эта блядь меня доконает, нет, я ей сейчас всё выскажу, я так выскажу, у неё уши завянут», решительно была настроена Оксана, остановившись на ступеньках лестницы, Оксана вцепилась в поручень, сжимая крепко его пальца, так сильно, как терзали её эмоции в пучинах бездны искушенного разума.
— Исправь лучше свою сестру
Оставаясь стоять на ступеньках лестницы, громко произнесла это Оксана, напугав полным ненавистью голосом, девушку, стоящую перед собой на ступеньках, вынуждая её отойти назад.
— Мне вот охота приехать и проломить ей башку — уверяла Оксана, посмотрев в любознательное выражение лица девушки, что улыбнулась в ответ на её ненависть теплой и нежной улыбкой
— Оксана Владимировна послушайте
Уверяла девушка, спускаясь следом за Оксаной, снизошла со ступенек на мраморную плитку пола первого этажа, поправив роскошные волосы, изумительного шоколадного оттенка.
— Вы куда? — удивилась Марина Миронова, как заметила, что Оксана продолжила спускаться ниже в подвальное помещение
— В морг
Мило улыбнулась Оксана, остановившись, обернулась, держась за перила лестницы, посмотрела выразительным голубым лазурным взглядом на свою удивлённую собеседницу.
— Ты ведь хотела работать у нас
Заверила Оксана, кивнула в сторону подвального помещения, откуда из темноты доносился блеклый тёплый свет.
— Вот и проверим, как ты любишь трупов — ухмыльнулась Оксана, покачивая упругой прелестью бёдер — Не принимай на свой счёт, просто казусы, иногда случаются в нашей работе, я просто хочу проверить насколько ты к ним готова
— Вы хотите посмотреть насколько я готова видеть трупы людей?
— Ну да, а что тут такого — ответила с ухмылкой Оксана, чувствуя, как холод этого помещения, объятиями воздушных рук буквально охватил её тело, когда она спустилась в подвал морга
Белые кафельные стены и этот ужасный запах формалина, сразу же почувствовала его Оксана, как только вошла в подвал морга, переступая через порог открытой железной двери. Мерцающий теплый свет светильников люминесцентных ламп, слегка создавали мрачную, но вполне приятную среду обитания для Оксаны. Направляясь по узкому коридору, по обе стороны были кабинеты, разного рода, от лаборатории, где проводились анализы крови, а по правую сторону находился кабинет, где проходил осмотр кабинет поступивших умерших тел. Прямо сейчас на столе лежал труп какой-то девушки, накрытый белой простынёй, но по какой-то случайности рука свисала с края стола. Врач, темноволосая женщина в белом длинном халате, подготавливала инструмент для вскрытия поступившего тела, делая предварительно запись на компьютер, что находился справа от стола для манипуляций.
— Оксана Владимировна — словно услышала женщина стук каблуков, черных туфель Оксаны, заметив её на входе в отделение морга — Но что вы делаете в больнице в выходной день, да еще и у меня
— Наталья Владимировна, я тоже рада вас видеть — ухмыльнулась застенчивой улыбкой Оксана, встав у входа в смотровой кабинет — Вот пришла выбрать себе дело, ой простите тело
— Что простите?! — не поняла шутку женщина патологоанатом
— Просто провожу экскурсию своей новой студентке — уверяла Оксана, скрасив неудачный момент шутки милым очертанием алых губ — Чтобы на всякий случай знала, куда доставлять свои ошибки
— Оксана Владимировна — упрекнула в мягкой форме врач патологоанатом — Такими вещами не шутят
— Вот и я тоже ей об этом говорю — состроив выразительное очертание губ, ответила Оксана, разводя согнутые руки в стороны — Но ей же надо знать, где и как что тут у нас устроена
— Оксана Владимировна — возразила шатенка, была не согласна она с мнением Оксаны, оспаривая его — Еще в университете нас водили и показывали, что такое морг, я уже была в таком месте и прекрасно знаю, как тут что устроено
— Ну, я же говорю — коснувшись пока еще теплыми ладонями щек девушки, ответила Оксана, посмотрев в её карие манящие к себе глаза — Золотце, а не ребёнок
Чувство будоражащего холода в этом помещении, вызвало на коже Оксаны появление мурашек, от чего по всему телу пробежала тонкая ощущением дрожь.
— А теперь извините Наталья Владимировна — скрасила своё самочувствие Оксана, которое вызывает уже сомнение и обеих окружающих её женщин милой улыбкой, она проследовала дальше по коридору отделения морга — Но мне действительно пора идти
— Оксана Владимировна вам что холодно — касаясь кончиками пальцев плеча Оксаны, шатенка резко отдёрнула руку
— Ты что творишь? — вздрогнула Оксана, остановившись, обернулась к девушке, что тут же убрала руку с её плеча, была возмущена подобной наглостью, сдерживая ритмику игры эмоций при себе
— Да вы замёрзли насквозь — была недовольна шатенка и в тоже время, выражая заботу, растрогалась в чувствах шатенка
— Наталья Владимировна
Открылась дверь крыльца со стороны входа в отделение морга, послышался голос обратившегося парня, фельдшера на скорой, который со своим напарником заносили труп мужчины, накрытый белой окровавленной простыней.
— Вам еще одного привезли — остановился он на ступеньках лестницы, заметил, как Оксана подошла к ним, касаясь кончиками пальцев перила — Оу… простите пожалуйста Оксана Владимировна я вас не заметил……
— Всё нормально — уступая дорогу парням, Оксана оставалась стоять в коридоре пока оба парня спустили по лестнице носилки с трупом мужчины
— Фу…. ну и жара там на улице — поделился один из парней неотложки, когда они переложили тело мужчины на каталку, после чего она расстегнул свою куртку, снял её, повесив на крючок
— Вы ведь тоже это видите — обратилась шатенка к Оксане, когда она, опустив голову, смущенно стояла у ступенек лестницы, дрожа от холода, находясь лишь в одном черном коротком платье
— Да, но в отличие от некоторых
Повела губками Оксана, подошла к висевшей на вешалке куртке, быстро сняла её, одевая тут же её на себя, чувствуя буквально исходящий от куртки жар парня, который её носил.
— Я ведь не полная дура — ухмыльнулась Оксана, подошла вновь к ступенькам, застегивая куртку на молнию, стала подниматься по ступенькам, утопая в нежности её тепла
— А я этого, между прочим, не говорила — застенчиво с приятным подражанием улыбки на лице, ответила шатенка, проследовав за Оксаной следом, вверх по лестнице
— Но ты так подумала — поднявшись по железной лестнице, Оксана наступила на бетонный пол крыльца, рядом с железной закрытой дверью
— Я просто подумала — уверяла Марина Миронова, когда Оксана подошла к закрытой двери крыльца морга, открывая которую, ощутила приятный теплый поток свежего воздуха, врывающегося необузданной силой внутрь — Что было бы вам неплохо вернуться за своей одеждой
— Ой… не начинай, прошу — возразила Оксана, заметив, как только она перешагнула через порог открытой двери, водитель припаркованной газели скорой помощи, на неё странно посмотрел, узнав по всей видимости чья это куртка — У меня и без того проблем хватает
— А почему мы пошли через этот вход? — спросила шатенка, вышла следом за Оксаной на улицу, в тот момент она надела на голову капюшон
— Я же тебе говорила — уверяла Оксана перешла проезжую часть, въезда в больничный дворик, наступила каблуками черных туфель на тротуар — Водитель Гордеева, мне противен
— Да ладно? — не поверила девица, направляясь следом за Оксаной — Разве причина только в этом
— Ну, если ты думаешь, что я это всё провернула, чтобы познакомиться с тобой поближе
Заверила Оксана, обернувшись, скрывая очертание взгляда лазурных глаз за прядью золотистых волос, чувствовала, как свет дневного солнца своими тёплыми лучами согревал её кожу.
— То я смею тебя огорчить
Покачивая упругой формой бёдер, Оксана направилась вверх по улице, поправляя сумочку, на плече, наблюдая за деревенской обыденной расцветающей во всех оттенках весны жизнью.
***
Всё вокруг расцветало, пахло душистыми ароматами весны, погода на улице яркими теплыми лучами апреля, по деревенским улицам мокрый, таивший снег уже превратился в лужи грязи и жижи, раскатанные колесами машин. За заборами, ограды, частных домов уже распустились яблони, сливы, груши в сочном цветении эти деревья распылили в воздух приятное чувство зелени, заполняющий воздух приятной палитрой разных вкусов. По улице было слышно, как кудахтали курицы у одного дома, за забором напротив прокукарекал петух, а через два дома по той же стороне чей-то пёс, свирепым лаем покрывал прохожих, которые проходили мимо с его домом. В воздух поднималась пелена дыма, кто жарил шашлыки в мангалах, другие жители продолжали устраивать пикник прямо на сырой, мокрой от растаявшего снега траве. По всюду будто жужжание мух, пчёл и ос, живность словно оживала с приходом тёплых, солнечных дней, на лужайках некоторых домой уже начинала зеленеть трава, распускаться в клумбах рядом с домами цветы, когда хорошо ухоженные лужайки некоторых домов уже дали первые початки полевых цветок, испуская в воздух душистый аромат полей.
— Не знаю, я бы тут не смогла жить
Поделилась впечатлением Марина Миронова, направляясь вместе с Оксаной по деревенской улице, любуясь красотой домов, опушки леса, возраставшая на их фоне.
— В сравнении с Москвой — говорила шатенка, смутившись деревенского щенка, который именно к ней подбежал понюхать каблуки её бежевых туфель, отошла от него как ошарашенная, беспокоясь, чтобы он не запачкал её, своими лапами — Да здесь оглохнуть наверно можно
— Со временем привыкнешь
Уверяла Оксана, ответив, подошла к отрытым дверям дома рядом с оградой, которого расположились дорогие роскошные автомобили московской приехавшей элиты.
— Я тоже, когда из Москвы приехала, по началу……
— Стой
Возразила девушка шатенка, подбежав к Оксане, когда она обернулась к своей собеседнице, встав у открытых ворот дома, где стояла пару мужчин из службы безопасности охрана Корнилова.
— У тебя тушь от твоих слёз потекла — доставая упаковку влажных салфеток из сумочки, уверяла Марина Миронова, медленно вынув одну — Сейчас подождите, я всё уберу, а то твой муж еще не то подумает
— Да он может
Застенчиво ухмыльнулась Оксана, скрывая волосы под капюшоном куртки медицинского работника скорой помощи, позволяя девушке аккуратно салфеткой стереть потёки туши с лица.
— Ты не твоя сестра
Похвалила Оксана, внимательно всматриваясь в глаза девушки, казалось вроде лицо одно и тоже, но выражение глаз, даже их цвет, как будто совсем другой человек стоит перед ней.
— Поначалу — смутилась Оксана, когда девушка коснулась кончиками пальцев её подбородка, устремляя взгляд в лазурные, голубые подобно камню топаза глаза, так внимательно с изучающим взглядом посмотрела — Я даже не хотела тебя принимать
— Я понимаю — взаимно ответила шатенка, убирая салфетку, которой стёрла тушь к себе в карман
— Ты знаешь, мне так хочется представить тебя своему мужу
— А это возле твоего дома так много автомобилей скопилось? — обратила внимание девушка, когда Оксана подошла к открытым воротам дома, где на входе стояли двое мужчин охранников
— Извините это частная вечерника — остановил, не узнал охранник, касаясь плеча Оксаны, когда она хотела войти, мужчина перегородил ей путь
— Игорь ну я понимаю, ты меня раз у клуба не узнал
Снимая капюшон с головы, обратилась Оксана к темноволосому коренастому мужчине в черном представительском костюме, перегородившему ей пусть в ограду дома.
— Но второй раз уже грубость — возмутилась Оксана — Пожалуй стоит мне поговорить с моим мужем, чтобы ты за километр меня распознать смог
— Оксана Владимировна прошу, простите, пожалуйста — отступил в сторону мужчина, давая возможность пройти Оксаны, состроил виноватый вид, опустив голову — Я же не знал что это вы
— В следующий раз Игорь
Обратилась Оксана, к охраннику положив руку на плечо черного пиджака мужчины, выразительным лазурным голубым взглядом посмотрела в его глаза.
— Прошу тебя быть более внимательным — говорила Оксана под ухо мужчине, чуть наклонившись вперёд к нему — И замечать меня всегда, как только я появлюсь на горизонте
— Слушаюсь — говорил охранник, словно заикаясь, мужчина разомлел от голоса шепотной упоительной нежной речи Оксаны — Оксана Владимировна — произнёс он, так как будто впервые учился говорить
Шептала Оксана под ухом мужчины, чувствуя пронзительную страсть сказочной композиции вкусов «Fahrenheit Absolute Dior», высокомерные оттенки которых составляли ладан, уд, мирра и фиалка. Сочетание таких завораживающих оттенков объединенных одним общим одеколон в сознание Оксаны будоража нотами бурного искушения страсти.
— Простите, пожалуйста, Оксана Владимировна
Отошёл на шаг назад мужчина, смутившись тому, как выразительно Оксана, раскрыв в полную силу красоту лазурных глаз на него посмотрела.
— Это больше не повториться — уверял он, замешкал, чувствуя себя неловко перед своим напарником, который едва сдерживал чувство смеха
— А тебе что смешно? — сурово обратилась Оксана ко второму мужчине — Жизнь весёлая что ли, так я тебе могу еще веселее сделать……
— Оксана прошу — ощутила Марина Миронова себя неловко, когда Оксана выясняла отношения с охранниками Корнилова — Пойдёмте
— Я с вами еще не закончила — пригрозила Оксана пальцем обоим мужчинам, что виновато склонили перед ней голову отошли в сторону
— Вы прям гроза службы безопасности вашего мужа
Рассмеялась застенчиво Марина Миронова, когда Оксана, направляясь по каменной плитке, подошла к ступенькам крыльца дома на котором, на котором вышли через открытую дверь мужчина и женщина. Пара была настолько пьяна и не понимала, что происходит и где они вообще находятся, поддались в маскарадных, мифических костюмах, образа какой-то королевы и карточного валета утехи страсти поцелуя, прижавшись к каменной стене дома. Мужчина так сильно желал свою спутницу, что тут же начал оголять её бёдра из-под роскошного карнавального черно-белого платья. Не отдавая себе отчёт, мужчина на крыльце, страстным жаром любви целовал ей шею, ласкал нагло кожу изящных бёдер.
— Ого вот так вы развлекаетесь — удивилась Марина Миронова проследовав следом за Оксаной по ступенькам крыльца, обращая внимание на целующуюся пару
— Так развлекается мой муж с твоей сестрой — вошла в открытые двери дома Оксана — Когда увижу его с твоей сестрой, ему я оторву яйца, а ей голову
Карнавальный праздник перешёл в страстный медленный танец под звуки ритмики сексуальных аккордов dubstep. Музыка в гостиной словно возбудила страсть в приглашенных гостей на этом карнавальном празднике, большинство людей в гостиной, ублажали своих спутниц, пригласили их на медленный, но такой откровенный эротический танец. Взгляды супружеских пар и просто женщин и мужчин что решили отдаться утехи любви этим карнавальным праздником, словно пылали пламени любви, словно каждый хотел из танцующих ощутить прелесть надвигающей ночи, ощутить её усладу во всех тонкостях сексуальных чувств. Кто-то из гостей, предпочёл упоить своих дам трогательными нежными речами, общаясь с ними держа в руке бокал шампанского, коньячного напитка или вина. В этой атмосфере летали разные парфюмерные оттенки, большинство их них, завораживающим эффектом возносили перед собой жажду порочного голода, тонкость которых притягивала своей композицией, манила разными вкусами, объединявших в себе лишь секс. В гостиной играла тихая музыка, заставляющая погрузиться гостей этого дома в динамичный, медленный завлекающий сексуальными движениями танец.
Оксана вошла в гостевой зал, большая комната, атмосфера света которой была притушена слегка прикрытыми черными шторами. В гостиной так же тлели угли в камине, создавая блеклую розовую романтику и тепла. На глянцевом полу чего только уже не было, от разлитых капель вина, что были отчетливо видны, до женских трусиков, губной помады и чей-то сотовый телефон, по всей видимости, упал со стола на пол. Кто-то из мужчин показывал женщине фото на телефоне, обняв её прижав к себе спиной, кавалер, держа руки у неё на теле умело ерзал пальцем по сенсору телефона. Банкетный стол, который располагался в центре гостиной, всё же был прекрасен изобилием фруктов и пищи, что и с утра на начала празднования, а вот пустых бутылок оказавшихся под ним оказалось немереное множество.
— Хм…. а вот и Корнилов — заметила Оксана, продвигаясь по залу Корнилова, в компании каких-то женщин и Миронова, когда она стояла справа от мужчины любознательно на него смотрела
— Не понимаю зачем мы пошли к тебе домой? — поинтересовалась шатенка продвигаясь вслед за Оксаной по залу, прошла мимо танцующих двух пар, удивлённо посмотрев на их страсть
— Я ведь не собрала вещи — уверяла Оксана, скинув с себя куртку скорой помощи, когда проходила за спинкой свободного стула, что был расположен рядом с банкетным столом — И как же я по-твоему поеду Москву без вещей
— Ты как в командировку собираешься
— В какой-то мере да — согласилась Оксана с этим утверждением — И чемодан мне подготовит твоя сестра — заметила она, как Миронова подошла к Корнилову, обвивая нежно руку мужчины, брюнетка прижалась к его телу
— Что же — согласилась шатенка, любознательно улыбнулась в ответ Оксане — Моя сестра, хоть мы с ней и похожи внешне, но она не я…….
— Ты что блядь совсем уже охуела!
Вмешалась Оксана, расталкивая собравшихся женщин, звонко стукая каблуками по глянцевому полу, ударила пальцами Миронову в плечо, так чтобы она, отшатнувшись, упала на пол, выронив из рук бокал с шампанским. Брюнетка упала на пол, бокал, выпавший из её рук в момент падения, разбился на несколько десятков мелких частей, расплескав всё содержимое по полу и на зеленое платье Мироновой. Стоящие рядом женщины пришли в ужас и с криком отбежали в сторону от того, как Оксана яростно ворвалась в толпу, толкнув Миронову так, чтобы назойливая темноволосая девица упала на пол.
— Это мой мужчина — прокричала Оксана, в тот момент, когда музыка стихла, смутив и поставив Корнилова в неприятную ситуацию перед гостями — Какого хрена ты его лапаешь швабра
— Оксана! — был удивлён Корнилов, оказавшись между телом сидевшей на полу брюнеткой и Оксаной — Но ведь Гордеев мне ничего не говорил, его водитель должен был сообщить мне куда он тебя повезёт
— Зачем? — прошипела Оксана, выражая ревность в лазурных голубых глазах — Чтобы ты спокойно мог трахнуть свою Миронову
— Оксана уверяю тебя, может, хватит — вмешалась в разговор сестра Мироновой, коснувшись руки Оксаны, отвлекая на себя её внимание и Корнилова — Люди ведь смотрят
— Да ты совсем уже что ли — вскрикнула Миронова, оставаясь сидеть на полу, ожидая пока кто-нибудь из кавалеров подаст ей руку, чтобы встать — Сестрица — удивившись, заметила она свою сестру, когда девушка стояла, держась за руку Оксаны
— Вот это да — выразила удивление одна из собравшихся женщин за спиной Корнилова — Миронова это твоя что ли сестра
— Как две капли воды….. — поползли перешептывания женщин
— Вот это сходство — продолжали удивляться женщины — Ты нам не говорила что у тебя есть сестра близнец
— Момента подходящего не было — недовольно ответила Миронова, посмотрев, прежде всего на Оксану — Можно мне теперь встать?
— Вставай
Мило улыбнулась Оксана, пожав плечами, посмотрела на девушку в зеленом платье, продолжающую сидеть на холодном глянцевом полу.
— А ты пойдём со мной поговорим
Схватилась Оксана пальцами одной руки за красный галстук Корнилова и потянула его за собой, выразительно перед мужчиной покачивая изумительной упругой красотой бёдер. Аромат одеколона этого мужчина манил изысканной прелестью, сочетание изысканной коллекции «RealmMen», тонкость его оттенков можжевельника, лаванды, пачули и завораживающего запаха лаванды, была сплетена в единой палитре вкусов. Помимо этого одеколона Корнилов обладал каким-то притягательным манящим к себе запахом, вкус которого Оксана не могла распознать, но она усердно манила, притягивало её сознание к этому мужчине.
— Неужели ты подумал
Возразила Оксана, отошла в сторону с мужчиной, держась за его галстук, обернулась и вновь прижалась к его телу. Оксана искала в нём защиту взаимные чувства безудержной любви, в которой она без устали нуждалась.
— Что я вот так вот поверю, словно между тобой и этой сукой Мироновой ничего не происходит?
— Оксана я уверяю тебя, ничего же не было
— Конечно — ухмыльнулась Оксана, подошла к белому креслу, повернутого спинкой к камину, повернувшись лицом к мужчине — Но могло же быть
— Ой, да перестань! — возразил Корнилов, помотав головой, так как будто это бред — Я и Наталья вещи совсем несовместимые
— Да ну?!
Оспаривая такой довод, ответила Оксана, коготком указательного пальца ткнула в грудь мужчину так чтобы он послушно сел в кресло рядом с которым стоял.
— А по-моему
Была не согласна Оксана, встав рядом с креслом, в котором сидел мужчина, выставив сочную выраженную грудь, положила руку на талию, согнув одну ногу чуть в колено
— Её, так называемая сестра близнец, сказала
Говорила Оксана, состроив хищный оскал выражения лазурных голубых глаз, наступая коленом на кресло, где сидел Корнилов, забавляя в искушенной улыбке, чувствуя превосходство над мужчиной.
— Что не признает твоя Миронова никаких других мужчин
Позволяя мужчине обвить свою талию, Оксана расположилась на его коленях, оставаясь сидеть лицом к нему, пленительным взглядом лазурных глаз искушала сознание мужчины.
— Кроме как тебя
Касаясь игриво кончиком коготка указательного пальца, носа Корнилова, Оксана пробудила в этом кавалере самые порочные чувства, ощущение настоящего зверя словно взыграло в нём.
— Как ты теперь это объяснишь мне — ухмыльнулась Оксана, обвивая ладонями рук лицо мужчины, чувствуя нежной кожей рук, щетину на его лице — Мой дорогой
— Послушай — возразил Корнилов, положив руку на колено Оксаны, когда сидя на его коленях в кресле, прижалась к его телу, считая себя его собственностью — Они близнецы, похожи как две капли воды, не удивлюсь, если ты поверила её сестре
— А что не надо было — прикусывая краешек губы, Оксана сгорала от нетерпения отдаться в руки своего мужчины, познать страсть услады любви, почувствовать тонкость момента, как его напряженная мощь входит в неё — Мне вот почему-то её сестра показалась милейшим созданием
— Очень скора, ты об этом передумаешь — заверил Корнилов, обвивая талию Оксаны, другой рукой, пока его левая рука лежала у неё на бедре
— Оксана Владимировна
Обратился Гордеев, мужчина подошёл к креслу совершенно неожиданно, отвлекая и прерывая связь гармонии и романтики между Оксаной и её мужчиной.
— Я и не знал, что вы приехали — мужчина смутился, заметив за спиной Оксаны, Корнилова и то, как она прижималась к его телу, загораживая весь обзор
— Просто ваш водитель много о себе возомнил — ухмыльнулась Оксана, заигрывая со своим кавалером, разговаривала прямо рядом с его губами, играя, не давая себя поцеловать
— Он вас обидел? — заволновался Гордеев, еще больше, даже не давая Корнилову возразить, словно испугался реакции мужчины Оксаны на такой довод — Скажите просто, я вмиг разберусь со сложившимся недоразумением
— Если хочешь можешь не ехать в Москву — обратился Корнилов к Оксане — Я всё улажу, господин Гордеев, найдёт себе более знающего врача
— Ты что в самом деле считаешь меня дурой?! — возмутилась Оксана, слова мужчины зацепили и больно ударили по её самолюбию — Ты думаешь я не смогу распутать это дело
— Если только у тебя нет туза в рукаве
— Он у меня в голове — ухмыльнулась Оксана, нежно поцеловав мужчину в губы
— Оксана Владимировна — словно жалким псом, но умело сохраняя гордость, говорил Гордеев, придерживаясь правил порядка в обществе — Я готов выполнить любые ваши условия, только умоляю спасите жизнь моей племяннице
«Ёбаный ты гандон, ты что не видишь я со своим любимым человек, с тобой я могу поговорить и позже», прикусывая краешек губы, Оксана сдерживала с трудом вихрь наболевших эмоций, от вмешательства постороннего человека в их отношения с Корниловым.
— Насколько большими деньгами вы готовы пожертвовать ради своей племянницы?
— Я руководитель банка — уверял Гордеев — Я думаю, я найду очень большие деньги за спасение жизни своей племянницы
— Даже если речь пойдёт о половине миллиона долларов?
— Полмиллиона долларов?! — дрожащей губой произнёс Гордеев, словно был не готов услышать названную ему цифру — Но зачем вам такие большие деньги
— Дорогая ты что — догадался Корнилов, о чём пойдёт дальнейший разговор — Ты собираешься купить сердце на черном рынке
— А ты что знаешь, где еще можно найти сердце за столь короткий срок
Возразила Оксана, скривив губы трубочкой, красивым изгибом подчеркивая ямочки на щечках на упрёк Корнилова, выражая лазурный отблеск света в голубых, подобно камню топаза, глазах.
— Учитывая, что ей осталось две недели, а то и меньше
— Отчаянный поступок — возразил Корнилов — Я запрещаю тебе связываться с этой сомнительной организацией
— А ты попробуй меня остановить — заигрывая, не давалась Оксана, когда мужчина, у которого она сидела на коленях, обхватил её две руки и свёл их у неё за спиной вместе
— Я запрещаю ехать тебе в Москву — заявил Корнилов
— В самом деле?
Ухмыльнулась Оксана, забавляясь тому, как мужчина выражал о ней заботу, словно сковал её тело объятиями своей любви, в которых её чувства лёд, начинал бурно закипать порочной яростью.
— Надеюсь, ты приготовил мне чемоданы? — поинтересовалась Оксана — Или мне в первые дни пребывания в столице, заняться шопингом?
— Пообещай мне! — заявил Корнилов — Что ты ни за что не будешь связывать с черным рынком
— Я думаю — повела губами Оксана, выражая сомнение — Что ну попробую найти выход
— Оксана?! — вновь мужчина упрекнул Оксана, держа одну руку у неё на бедре — Пообещай
«Как блядь объяснить этому идиоту, что идиотке, не дадут сердце, а другого способа получить его у меня нету», уныло, выказывая отчаяние, вздохнула Оксана, скрывая взгляд голубых лазурных глаз от внимания мужчины.
— Я не могу….. — грустным голосом ответила Оксана
— Тогда ты никуда не едешь — вынес Корнилов тут же своё решение — Я распоряжусь, чтобы Анжелика разобрала твой чемодан, который она так долго и упорно собирала с тех пор как ты уехала к себе в больницу
— Ты же наверно понимаешь, что без меня — состроив милый выразительный, вызывающий жалость взгляд, ответила Оксана — Эта девочка обречена
— Господин Корнилов — вмешался в интригу сложившихся отношений Гордеев, разрывая гармонию страсти между Оксаной и Корниловым — Я думаю, Оксана Владимировна найдёт выход
— Только чтобы этот выход — уверял Корнилов — Не был никак связан с черным рынком?
Мужчина так проявлял заботу, о состоянии Оксаны, выказывая самые тёплые чувства, неистовую любовь сопереживания, беспокоился за её счастье. В этот момент, когда их взгляды сошлись, Оксана поняла, как сильно она его любит, как хотела прижаться, отдаться во власть его теплых и нежных рук, которые упоительной лаской разожгли в ней огонь пламени.
— Ты меня поняла Оксана — шептал он нежным голосом, рядом с раскрытыми алыми губами Оксаны — Тебе там ничто не должно угрожать
— Обещаю — одарив пламенным поцелуем губы мужчины, заявила Оксана, скрывая взгляд, наглым образом солгала своему любимому человеку — Что ничего со мной не случится
— Александр Семёнович — обратилась Анжелика, неожиданно оказавшись стоять ярдом с креслом в котором Оксана сидела на коленях своего любимого мужчины — Чемодан который вы просили собрать для Оксаны Владимировны уже готов
— Машина, которую я обещал — заявил Гордеев уже едет
— Остановишься у меня в квартире в Москве — уверял Корнилов — Я распоряжусь, чтобы кто-нибудь из моих людей в Москве за тобой присмотрел
— Ну перестань — смутилась Оксана нежно вновь одарила губы мужчины, в объятиях которого она находилась, сидя у него на коленях в кресле — Я сама могу о себе позаботиться, я же взрослая девочка
— Ты очень плохая девочка — шептал так нежно, что на половых стенках влагалища Оксаны, выступил обильно возбуждённый сок
— Зато я только твоя девочка — словно как дух захватило, когда мужчина так неожиданно обвил свободной рукой талию Оксаны, притянул к себе — Пускай я даже могу быть очень плохо
— Надеюсь, ты будешь себя хорошо вести там
— Так не охота уезжать от тебя — сморщила губки трубочкой Оксана — Может, ты поедешь со мной
— Может, ты вообще не поедешь?! — возразил Корнилов
«Умеет же сволочь надавить на больное место, я не могу не поехать, иначе так я покажу всем свою слабость и некомпетентность, решать как сложные задачи», уверяла сама себя Оксана, освобождаясь от объятия нежных пут мужчины.
— Обещаю звонить тебе — сползая нежно задом с кресла, уверяла Оксана, заигрывая, прислонила подушечку указательного пальца к губам мужчины
— Каждый час? — поинтересовался Корнилов
— Нет ну это уже наглость — возразила Оксана, нахмурив губки бантиком — Давай хотя бы в промежуток
— Промежуток у тебя сейчас будет в комнате наверху
— Ладно, хорошо — быстро согласилась Оксана — Каждый час, так каждый час
— Оксана Владимировна — отвлёк всё внимание Оксаны на себя Гордеев — Мне только что доложили, что мой водитель подъехал к вашему дому
— Подождёт
Гордо заявила Оксана, заявила своему мужчину за руку, вынуждая его обаятельной лаской взгляда лазурных голубых глаз, подняться с кресла, в котором он сидел.
— А ты мне пообещай
Заявила Оксана, суровым недовольным взглядом посмотрела на Корнилова, выражая ревность в лазурных голубых, топазного цвета глазах.
— Что у тебя не будет никакой связи с Мироновой
Коснувшись коготком указательного пальца подбородка мужчины, Оксана подняла его будоражащей страстью взгляд на себя.
— Твой член — коснулась Оксана нежно рукой без всякого стыда паховой области мужчины, через его черные брюки сжала его член, чувствуя всё его напряжение от такого повиливающего жеста, она словно повиливала им — Твой разум и твоё тело, будет принадлежать только одной мне
— Обещаю — обвив талию Оксаны, мужчина резко прижал её к себе, продолжая смотреть в её пленительные сияющие блеском отраженного света глаза — Что никакая женщина за время твоего отсутствия ко мне не прикоснётся
— А то я тебе яйца нахуй отхуячу
Грязно выразилась Оксана, продолжая держаться за гениталии самца, находясь в его объятиях, положила другую руку на плечо Корнилова, оставаясь в его нежных объятиях.
— И посмотрим как ты без них
Шептала Оксана рядом с губами мужчины, искушая его нежной лаской голоса, так собравшиеся полулунным кольцом дамы, гости карнавальной вечеринки, завистливо смотрели в их сторону.
— Будешь нужен своей Мироновой
— Опять ты за своё — возмутился Корнилов
— Я и не прекращала
— Сколько раз тебе говорить — уверял Корнилов — Между мной и Натальей нет ничего
— Ты мне сказки то не рассказывай — не поверив его доводам, возразила Оксана — Как будто я не вижу, что она как кошка подняв хвост тебя обихаживает
— Александр Семёнович — обратилась Анжелика, вмешиваясь в разговор, прерывая сразу же порыв истерики, которую хотела закатить Оксана своему мужчине
Рыжеволосая девушка, одетая в красное вечернее длинное платье, с вырезом на бедре глубиной до талии, красиво подчеркивающим, что на девице под ним не было нижнего белья. Эффектное декольте полулунным кольцом, изящно чашечками в форме кувшинок выражало грудь рыжеволосой красотки. Композиция достойного запаха «Loverdose Diesel», оттенки вкуса ванили, мандарина, жасмина и гардении, тесно сплелись в пляски страсти в водовороте искушающего запаха. Глубокий вырез на спине платья девушки, выражал, что её бюст был свободен от оков бюстгальтера. Роскошные волосы, цвета пламени, покрывали, словно водопадом хрупкие плечи белоснежной кожи девушки, завивались в кольца в области бюста. Красные босоножки на высоком каблуке выражали в ней образ страстной богини искушенной любви, слетаясь почти до колена перекрестием в греческом стиле.
— Чемодан Оксаны Владимировны — подошла Анжелика, словно пытаясь помешать Оксане закатить взбучку своему мужчине — Могу я распорядиться, чтобы ваши люди погрузили их в машину, в которой она поедет
— Ты вообще-то не видишь, мы разговариваем — прошипела Оксана, обернувшись с оскалом подобающей королевской кобры, посмотрела на девушку
— Но….. — хотела возразить Анжелика, виновато опустив голову, заметила, как Корнилов сурово посмотрел в её сторону
— Оксана Владимировна права — неожиданно вступился Корнилов, приняв сторону Оксаны
— Распорядись — обратилась Оксана, после того как рыжеволосая девушка в изумлении раскрыла розовые губки, не зная что и сказать — И надеюсь ты собрала всё самое важное
— Всё как вы просили Оксана Владимировна — почувствовала Анжелика себя словно не в своей тарелке, после чего девушка немедленно удалилась, опустив виноватый взгляд на глянцевый пол
— Оксана Владимировна
Словно как сговорились, вмешался Гордеев после кратного мгновения, длящееся в несколько секунд, как только Анжелика оставила Оксану и Корнилова наедине.
— Прошу — уверял мужчина достаточно вежливо, понимая, что влез в неподходящий момент разговора — Если вы хотите помочь моей племяннице, мы должны выдвигаться сегодня в Москву
«Блядь как же вы меня все уже заебали, дайте мне время поговорить со своим человеком, он ведь будет трахать Миронову и я как никто другой это знаю», изнывая, выдыхая ртом глубоко вдохнувший воздух, Оксана пыталась сдерживать себя в руках.
— Юрий Валентинович
Сдерживая себя с трудом в руках, Оксана сжала пальцы обеих рук в кулак, старалась не сорваться на мужчину, который прервал мгновение душевной гармонии между ней и Корниловым.
— Подождите меня на улице — уверяла Оксана, подошла к Корнилову, впала в его объятие тёплых и нежных рук, что так приятно теплой ласки и любви обвили её талию — Я скора, к вам присоединюсь
— Ты уверена? — еще раз переспросил Корнилов, словно хотел точно знать мнение Оксаны и тот момент не хотел её отпускать от себя — Ты ведь будешь там без меня
— Ты меня будешь только отвлекать — заявила Оксана, посмотрев наполненным чувствами взглядом, словно палитра художника, впитавшая в себя краски разных оттенков
— Как знаешь — ухмыльнулся Корнилов, разговаривая рядом с губами Оксаны, мило улыбнулся, затаив вновь гармонию предвкушающего момента поцелуя
— А ты бы смог поехать? — вырвалось у Оксаны не подумав, спросила она, после чего посмотрела оживлённым желанным взглядом в карие глаза своему мужчины
— Ты же говоришь что я буду тебя отвлекать? — поинтересовался Корнилов, заметив на стуле рядом с банкетным столом куртку фельдшера из бригады скорой помощи — Хм…. Кажется я никого из медиков сюда не вызывал и не помню, чтобы охрана мне докладывала о присутствие сил медицинской помощи в нашем с тобой доме
— Это моя — смутилась Оксана, выказывая блеклый румянец на щечках, опустив взгляд в пол, стеснялась посмотреть в глаза своему мужчине
— А где тогда твой черный плащ, в котором ты ушла из дома? — поинтересовался Корнилов
— Знаешь что Наталья — послышался возбужденный нервным порывом голос Марины Мироновой, шатенка словно была вне себя от ярости — Мне надоели твои вечные отговорки, ты вечно сама себе накручиваешь проблемы, ставишь себя вперёд всех
— Что происходит? — обернулась Оксана, посмотрев на девушек близняшек, выясняющих между собой отношения
— Марина никогда с Натальей не была дружна — пояснил Корнилов, обвивая талию Оксаны, прижал её тело к себе — Я распоряжусь, чтобы Анжелика спустила тебе с твоей комнаты твою белую шубку
— Да я в ней спарюсь — возразила Оксана, была не согласна с мнение мужчины, положив обе руки к нему на плечи, немного отпрянула от его тела
— Ничего, главное чтобы ты всегда была у меня в тепле
Уверял Корнилов, посмотрев вновь, как Анжелика подошла к ним, когда он держал Оксану за руку отошёл к камину, где меньше всего слышалась мелодия медленно ритма музыки dubstep.
— Анжелика принеси, пожалуйста, для Оксаны Владимировна её белую шубку
— Слушаюсь, Александр Семенович — ответила рыжеволосая девушка, в тот момент, когда что-то хотела сказать важное
— Оксана Владимировна — подошла Марина Миронова — Это была ошибкой прийти сюда
— Почему? — была удивлена Оксана, обернувшись, неожиданно впала в объятия Корнилова, такое чувство было в ней, что мужчина никак не хотел её отпускать от себя
— Я никогда не любила свою сестру — рассказывала шатенка, будто стесняясь того что нарушила гармонию единства Оксаны и Корнилова, девушка стояла у спинки белого кресла боясь подойти ближе — Хоть мы с ней как две капли воды внешне похожи, но внутри мы абсолютно разные
— Это я поняла — ухмыльнулась Оксана — Представить только чтобы твоя сестра закончила магистратуру, я бы лично, была бы о ней другого мнения
— Мариша ну послушай — говорила жалобным голосом Миронова, встав за спиной у своей сестры близняшки — Я же не знала, что так получится……
— Ты никогда не знала
Обернулась шатенка к своей дотошной сестре, взяв в руку со стола бокал с недопитым шампанским, на котором кто-то из женщин, оставил алый отпечаток женской помады.
— Ты всегда думаешь только о себе…..
— Постойте дамы-дамы
Разорвал мгновение приятных объятий, Корнилов отошёл от Оксаны, вмешиваясь в спор двух сестёр, мужчина встал между женщин, одна из которых смотрела враждебно на свою сестру.
— Не здесь прошу вас — уверял Корнилов, беспокоясь из-за того, что шум, который устроили сёстры близняшки, привлёк к себе внимание собравшихся гостей в гостиной — Давайте мы все с вами обсудим все ваши проблемы, в другом более уединённом месте и я уверен мы найдём……
— Я понимаю Корнилов — сдерживая свой пыл говорила шатенка, в тот момент когда Оксана подошла к ним — Вы беспокоитесь о своей репутации, вам наплевать насколько может быть до безобразия безразлична моя сестра
— Я понимаю вас Марина Валерьевна — согласился с таким утверждением Корнилов
— Нет вы не понимаете — прошипела шатенка на Корнилова — Моя сестра хоть она и похожа на меня, но внутри вы просто не представляете, какая она ……..
— Какая она сука — ухмыльнулась Оксана вмешиваясь в спор — Я это и без тебя знала, но когда смотрю на тебя, нет внешне ты тоже Миронова, да и фамилия твоя такая же
Утверждала Оксана, подошла к шатенка, что на публике устроила театральную сцену скандала и выяснения отношений между своей сестрой.
— Но внутри ты совсем другой человек
Подошла Оксана к девушке, обвивая пальцами бокал за тонкую ножку что она держала в одной руке, разговаривая рядом с его стеклом.
— И я говорю это
Заверила Оксана медленно забрала бокал из рук девушки, которая своим внешним видом, эмоциональным состоянием показывала душевную боль, возникший конфликт между сестрой.
— Не потому что хочу тебя успокоить — убеждала Оксана, поставив бокал с шампанским обратно на стол — И не потому, что беспокоюсь за репутацию моего мужа среди его тут собравшихся гостей
— А тогда почему?!
Возмутившись, спросила шатенка, обратившись к Оксане, словно искала помощи, душевной поддержки, взаимных чувств, которые она скрыто и весьма умело к ней испытывала.
«Блядь ну как ей это объяснить я даже не знаю, на меня уже за сегодня тут как на дуру смотрят, что только подумают гости Корнилова обо мне», размышляла Оксана, испытывая панике внутри себя, которую старалась подавить, чтобы не вызвать сомнение среди людей, которые удивлённо на неё смотрят.
— Послушай
Говорила Оксана, стараясь придать внушительность своему голосу, коснувшись нежно пальцем руки шатенки, после чего взяла её за руку, искренне продолжая смотреть ей в глаза.
— Чтобы там между вами не произошло
Продолжила разговаривать с шатенкой Оксана, делая специально так, что все кто бы не находился в этой гостиной и не смотрел в их сторону, она этому не придавала значения.
— Это всё сейчас неважно — прошептала убедительно Оксана под ухо шатенке — Вы же сестры, тем более похожи как две капли воды друг на друга
— Она мне не сестра — возразила Марина Миронова — Её эгоизм, её безразличие у меня уже в печенках сидит
— Ладно — глубоко вздохнула Оксана, заметила, как на неё посмотрел Корнилов, давая понять, что чтобы не вытворила эта девица, теперь она за неё в ответе — Давай поговорим в машине, прошу тебя, пожалуйста
— Хорошо — ответила так шатенка, вызывая ревность во взгляде Корнилова, когда эта девица коснулась кончиками пальцев подбородка Оксаны, словно искала ласки от неё, после чего просто прошла мимо — Я подожду тебя на улице
— Что это сейчас было?
Подошёл Корнилов, к Оксане схватив её за руку, развернул к себе лицом, так чтоб она вздрогнула, издавая чувствительный стон, прижалась к нему, стала искать в нём защиту.
— Между вами что-то есть? — спросил Корнилов более серьёзно, продолжая держать Оксану крепко за руку — Ты что-то к ней испытываешь?
— Я же не лесбиянка — возразила Оксана, изнывая терпев боль, от того, как мужчина крепко держался за кисть её руки — Отпусти мне больно……
— Корнилов отпусти — впервые после того как подошла Оксана, Миронова позволила себе вмешаться в разговор — Между твоей женой и мой сестрой ничего не может быть
— Это правда, Оксана? — переспросил Корнилов, ослабив хватку, странным образом прислушавшись к убедительным для него словам Мироновой
— А ты теперь ей веришь больше чем мне? — была вне себя от злости Оксана, после того как мужчина послушался Миронову, отпустил её руку
— В каком смысле? — будто не понял вопроса, спросил Корнилов
«Тупой пидорас, думаешь, я не поняла, стоит твоей любимой Мироновой вмешаться в разговор, так ты немедленно её слушаешь», была вне себя от ярости Оксана, стараясь не выдать чувство слабости, когда на её лазурных голубых глазах, начали скапливаться слёзы душевной боли.
— Оксана Владимировна — подошла неожиданно со спины Анжелика, рыжеволосая девушка, когда Оксана обернулась, держала обеими руками её белую меховую шубку — Вот шубка, которую Александр Семенович приказал для вас привезти
— Желаю тебе — сдерживая с большим трудом слёзы, Оксана, поджав от обиды нижнюю губы, подошла к Анжелике, словно вырвала у неё из рук белую шубку — Счастливо оставаться со своей любимой Мироновой…..
— Оксана подожди — только сейчас понял Корнилов, в чем он ошибся и хотел проследовать следом за Оксаной, но Миронова успела схватить его за руку, не давая ему возможности объясниться
— Пускай идёт — возразила Миронова, не пустив Корнилова, пойти следом за Оксаной
«Ну конечно ты ведь блядь её ведь только слушаешь, твоя жена ведь теперь слова не имеет, вот и оставайся теперь со своей Мироновой», направлялась Оксана к выходу, скрывая взгляд заплаканных лазурных глаз от любопытных женщин, которая почти каждая мечтала увиденной сцены, мечтала в них заглянуть.
— Чего блядь смотрите суки тупые — прошипела Оксана на собравшихся в кучку женщин, которые любознательно смотрели на неё, после чего вышла в открытые двери, чуть не сбив с ног заходящую в дом женщину в серебристом платье — Смотри, куда прёшь, курица!
— Это вы мне сказали? — возмутилась женщина, с черным, как уголь оттенком волос — Да что вы себе возомнили……
— Дорогая тише — успокоил тут же её мужчина в черном костюме, вошедший с ней в гостиную, придержав свою пьяную спутницу за руку — Ты надеюсь, понимаешь, что эта жена хозяина этого дома
— А я тебе говорила — поделилась впечатлением Марина Миронова, после того как Оксана со слезами на глазах, переступила порог открытой двери вышла на крыльцо дома — Зря мы сюда пришли, вообще не стоило сюда приходить
— Оксана Владимировна с вами всё нормально? — поинтересовался Гордеев, заметив слёзы в глазах Оксаны, как только она вышла на крыльцо дома
— Да-да конечно — уверяла Оксана, вытирая кончиками пальцев слезинки, вытекающие с глаз
— Прошу пожалуйста в мою машину — Гордеев был предельно вежлив
— Господин Гордеев — обратилась Марина Миронова, спускаясь следом за Оксаной по ступенькам лестницы, держа в руках её сумочку, пока она одевала на себя белую шубку
— Ты меня извини — говорила Оксана, сдерживая в себе бурную стихию отчаяния, спускаясь по ступенькам крыльца, одевала на себя белую шубку — Но твоя сестра настоящая сука
— Вот поэтому благодаря её эгоизму я не хочу с ней общаться — рассказывала шатенка, уверяла в том, что в сложившейся ситуации она тут не при чем — И это она уговорила меня, против моей же воли притащила к вам в больницу
— И ты об этом жалеешь? — спустившись, ступив каблуками черных туфель на каменную плитку, спросила Оксана, обернувшись к своей собеседнице
— Вы берётесь за самые отчаянные дела — выразила впечатление милой улыбкой шатенка, прошла мимо Оксаны, передав ей сумочку в руки — Всегда хотела работать там, где остальные врачи опускают руки и не хотят нарушать принципы этой системы, чтобы спасти жизнь человеку
— Вот значит, как ты заговорила — восхитилась Оксана, посмотрела на лазурный закат заходящего плавно за горизонт солнца, что красным заревой осветило небосвод над деревней
— Прошу дамы садитесь, пожалуйста — Гордеев сам открыл заднюю дверь, оставаясь стоять рядом с черным седаном
— Отвезите нас в мою квартиру в Москве, я всё покажу — распорядилась Марина Миронова, первой заползая, выгнув спину в темный салон автомобиля
— Как скажите госпожа Миронова……
— Не говорите — прошипела Оксана подошла к Гордееву, была вне себя от ярости как только услышала эту фамилию — Не произносите эту фамилию больше
— Как скажите Оксана Владимировна — дождавшись пока Оксана войте в салон машины, Гордеев покорно закрыл дверь, ничего больше не говоря
— Ну…. — сморщила губки кашемировая девица, как только Оксана, не удержавшись, впала в её объятия, не сдерживая слёз, рыдая у неё на плече — Всё хорошо
— Нет не хорошо — возразила Оксана, оспаривая такой довод, не могла удержать пыл накопленной горечи душевной боли — Он меня бросил, он разорвал со мной отношения
— Тише-тише — успокаивала шатенка Оксану, гладя по её плечу, позволяя ей вылить терзающую её муку, раздирающей чувствами любви к себе на плечо
— Юрий Валентинович всё мы можем ехать? — не обращая внимания на то, как Оксана терзала себя переживаниями об утерянной любви, холодно спросил водитель, обращаясь к своему хозяину
— Да трогай — распорядился Гордеев — Мы уже достаточно здесь были и видели то, что и так не должны были видеть
— Ну, Оксана
Уверяла девушка, к телу которой Оксана вжалась, закрыв глаза, тихо рыдала, не могла сдержать порыв бурно нахлынувшей на неё печали.
— Всё хорошо поплачь-поплачь
Уверяла она тихим ласковым голосом, нашептывала над ухом Оксаны, в тот момент, когда автомобиль плавно тронулся с места, медленно набирая скорость, выехал на деревенскую улицу, сверкая бликом фар начал стремительно удаляться, пока не скрылся во мгле надвигающейся ночи.


Шум звуковых сигналов автомобиля разбудил Оксану, когда машина стояла в большой Московской пробке, посреди квартала. Открывая медленно глаза, Оксана заметила как проспала всю ночь, прижавшись к плечу шатенке, когда она в свою очередь продолжала тихо сопеть прижавшись лицом в её роскошные золотистые волосы. Оглядываясь по сторонам, находясь в машине на заднем сиденье, Оксана заметила с обеих сторон стоящие автомобили, когда они не переставали сигналить. Дикая жизнь этого огромного мегаполиса, в котором все шумело, сигналы светофоров, меняющиеся вывески на стенках больших зданий, телефонные звонки сотовых телефонов, будто никогда не умолкали. Тысячи людей куда-то все стремится идти, мужчина в черной куртке стоял у светофора, разговаривал по телефону, пока женщина за его спиной прошла выгуливая собаку. Такая масса людей на улице казалась непривычной после тихой обыденной деревенской жизни. Казалось, будто вся Москва выехала в это утро на машинах, создавшаяся пробка достигала длинной пару километров и все куда-то стремились, каждый норовил, куда-то пролезь занять пустое место. Мерцающие вывески магазинов, щиты реклам, все они ослепительным светом пытались пробиться за тонированное черное стекло задней двери в салон.
— М…. уже утро? — удивилась Оксана, раскрыв медленно лазурные глаза, чувствовала себя неловко, так как провела всю ночь, в машине прижавшись к плечу девушки
— Что такое?! — сонным голосом потягиваясь, спросила Марина Миронова — О…. нет мы что только въехали в Москву
— Прошу простить милые дамы — обратился Гордеев, чувствуя себя виноватым — Мы попали в пробку, там чуть дальше, по всей видимости, авария и мы пока что стоим……
— Да, похоже, Юрий Валентинович мы здесь надолго
Поделился впечатлениями водитель черного седана, обращаясь к Гордееву при этом медленно настукивая пальцами по рулю ритм какой-то музыки.
— Колонна даже не собирается сдвигаться — добавил он, изнурённо вздыхая, облокотился на спинку водительского кресла
— Я знаю это место — уверяла Оксана, заметив вывеску обувного магазина и знакомое расположение домов — Пойдём тут недалеко до больницы все пару кварталов
— Вот именно Оксана пару кварталов — была не согласна с идей Оксаны шатенка, заметив, что она уже на дороге, когда автомобиль стоял в пробке, хотела из него выйти — Это тебе не твоя деревня, где всё под боком, пару кварталов это в лучшем случае пару километров
— Ты хочешь сидеть здесь в пробке несколько часов? — удивилась Оксана — Как хочешь, я пошла
Открывая дверь Оксана, быстро не давая возразить своей собеседнице и мужчинам, сидевшим на передних сиденьях, быстро покинула салон автомобиля. Оказавшись стоять посреди десятков скопившихся машин, Оксана прищурила чуть глаза, ощущая влияние лучей восходящего солнца, как оно, пробиваясь через огромные небоскребы. Полумрак, скопившийся в московском квартале, медленно расступался под действие света лучей утреннего солнца. На улице чувствовалась вонь бензина, запахи с кафешек быстрого приготовления, что были расположены по всей протяженности улицы, а так изобилие парфюмерных, цветочных ароматов витавших во всех столичной палитре воздуха в этом городе. Пыль дорог, грязь таившего снега, создавала лужи на дорогах, тротуарах, которую машины и пешеходы, растаскивали повсюду. Лай собак, коты, греющиеся на крышках канализационных люков и постоянные сигналы машин, звук их моторов, словно превратился в гул, не позволяющей после тихой деревенской жизни, разобрать, что происходит на улицах.
— Мда… — отчаянно вздохнула Оксана, продвигаясь между рядами скопившихся машин, водители некоторых мимо которых она проходила, дотрагиваясь кончиками пальцев до капота, возмущенно сигналил в ответ — Давно я тут не была
— Оксана подожди! — послышался едва разборчивый голос во всей это столичной суете Марины Мироновой, обернувшись, Оксана, заметила, как девушка, поправляя сумочку на плече, поспешно направлялась вслед за ней — Ну вот чего тебе в машине не сиделось?
— Тебе лень пройти пару кварталов? — выразила удивление Оксана, пожав плечами, стоя рядом с капотом белого седана, мужчина, водитель, которой посигналил недовольно, чем напугал ей, принуждая тут же с визгом отскочить в сторону тротуара — Пидорас блядь ёбаный
— Господи как грязно ты любишь ругаться — сделала замечание шатенка, после того как Оксан с визгом, грязно выразившись нецензурной лексикой отскочила на тротуар пешеходной дорожки
— Да какого хуя ему надо было — возмутившись, спросила Оксана, продолжая оскорбительно ненормативной лексикой выражаться
— Ты стояла возле его машины — пояснила, мило улыбнувшись, шатенка, взошла на тротуар, встала рядом с Оксаной — Давай может, на автобусе доедем, я знаю тут рядом автобусная остановка
— Чтобы опять стоять в пробке?! — была не согласна с таким предложением Оксана, подошла к арочному входу во двор, обошла аккуратно лужу, чтобы не запачкать каблуки грязью
— Оксана Владимировна подождите — послышался голос Гордеева, чуть позже, мужчина выбежал из-за черного внедорожника, стоящего на дорожной трассе — Я с вами пойду
— Вот как — ухмыльнулась Оксана, оставаясь стоять рядом с арочным входом во двор — И что же всё-таки вас господин Гордеев передумать?
— Пешком если пойти — уверял Гордеев, обошел следующую белую иномарку, прежде чем наступил на пешеходную дорожку — Мы успеем за полчаса, чем просто потеряем тут полдня
— И так значит пойдём пешком — предположила Марина Миронова — Однако я всё-таки рекомендовала воспользоваться автобусом, здесь неподалеку есть автобусная остановка
— Автобус?! — обернулась Оксана, выражая не согласие, нахмурила губки — Нет, в своё время я на нём достаточно здесь наездила, уж лучше прогуляюсь пешком, чем буду томить себя ожиданием в этом скотовозе
— Ты когда-то была студенткой, если хорошо понимаешь что такое автобусы
— Я когда-то была такой, что каждую копейку берегла, откладывала на хлеб
Пояснила Оксана, продолжая стоять в арочном проходе во двор, позволяя сквозняку придавать своё тело ласки потока теплого весеннего воздуха.
— Но тем не менее я ни о чём не жалею — уверяла Оксана, после чего повернулась и вошла во двор
Всё было как в обыденных серых красках, большой многоэтажный дом был периметром в форме квадрата, создавал двор. Огражденная зона для парковки машин, тротуар для пешеходов, а так же большая игровая площадка. Небо в этой части города казалось серым, солнечный свет почти не проникал сюда, поэтому во дворе всегда стоял полумрак, смуглых разгуливающие оттенки теней, качающихся веток деревьев, тени самого дома, а так силуэтов рекламных щитов на нём. Каждый силуэт, каждый контур чего-либо казался пыльным и каким-то грязным хоть и был когда-то раскрашен яркими оттенками красок, но время беспощадно покрыла все пеленой серых тонов. Во дворе лежал мусор, повсюду летала оберточная бумага, буклеты, рекламные фляеры, хоть и за двором следила управляющая компания, но бездомные собаки, кошки, ветер всё разбрасывал и растаскивал, создавая хаос. Воздух здесь казался с легким привкусом расцветающих деревьев, но этот смутный запах туманила вонь, выхлопных газов, мусорных отходов, баки которых были расположены во дворе, а так же отвратительный запах из открытой крышки канализационного люка, где проводились работы оградив место лентой.
— Фу… ну и вонь тут — выразила неприятные ощущение Оксана, обошла огражденную зону, открытого люка — Не понимаю, как люди здесь живут
— Те кто не могут довольствоваться богатой жизнью — уверял Гордеев, проследовав следом за Оксаной по тротуару напротив подъездов — Приходиться обходиться тем чем имеют
— Смею возразить — внесла своё мнение Марина Миронова — Здесь еще условия приемлемые и даже очень, в тех которые я жила был просто ужас
— Интересно где это такое место?
Ухмыльнулась Оксана подошла к концу двора, вошла в другую арку, стукая каблуками черных туфель по бетону, вышла на проспект. Сотни машин, тысячи людей идущих все куда-то каждый словно по своим делам, такое массовое столпотворение было непривычно Оксане после деревенской тихой жизни. Город словно бурлил, потоки машин, люди, собаки, вечно бегающие и чего-то вынюхивающие, вой сирен скорой помощи, пожарных машин и машин правоохранительных органов, никогда не умолкал. Здесь всё казалось в таком напряженном и бурном ритме, светофоры, что только успевали перемигиваться, вывески рекламных щитов, постоянно менялись, накручивая всё новую и новую рекламу, входящие звонки сотовых телефонов и гул разговорной монотонной речи сотен тысяч людей.
— Фух…. — облегченно, полной грудью вздохнула Оксана, когда вошла в больничный двор московской больницы — Я уже думала никогда сюда не дойду — направлялась она по тротуарной каменной дорожке, выложенной из цветной каменной плитки
Больничный дворик, здания городской больницы был украшен красивым деревьями, создававшими диковинную атмосферу природы к этому месту. В этой части города был особенно тихо, было слышно, как шуршали листья качающихся веток деревьев, гул голубей, а так же шепотную песнь ветра, ласково надувающую легкой завораживающей весенней прохладой.
— Да давно я тут не была — прошла Оксана по зоне отдыха, мимо расцветающих берёз, тополя и ясеня, разнообразие такие деревьев создавали особую палитру к этому месту, тишину, гармонию и чувство внутреннего спокойствия — Тут всё так изменилось со дня моего последнего визита сюда
— Ты здесь работала? — поинтересовалась Марина Миронова, проходя мимо клумбы красиво раскрывающихся фиалок, нагнулась и вдохнула их душистый пленительной силы аромат
— Да было когда-то время — ответила Оксана, игриво коснувшись распускающихся листьев берёзы, рядом с которой проходила, чувствуя столь прекрасный запах дерева
— Значит, ты хорошо знакома с персоналом больницы
— Относительно — возразила Оксана — Тут всё так изменилось, совсем всё стало другим
— Прошу пойдёмте — предложил Гордеев, когда Оксана подошла к каменному крыльцу не решалась сама наступать на первую ступеньку — Нас уже наверно ждут
«Блядь такое чувство, столько неприятных воспоминаний связывает меня с эти местом», подумала про себя Оксана, прежде чем наступить на первую ступеньку крыльца, по которому спускались, весело шутя две молодые девицы.
— Да-да конечно
Посмотрела Оксана на цветные, вызывающие весенние платья девушек, что буквально как парус на мачте корабля порхали на их телах, плавно двигаясь в такт движения.
— Просто хотела познакомиться еще раз с этим место
Ответила Оксана, начала медленно подниматься по ступенькам, вдыхая глубоко свежий воздух, раскрыв в искушенной форме алые губы.
— Тут столько всего произошло — продолжила Оксана делиться впечатлением, покачивая выраженно упругой формой бёдер пока поднималась по ступенькам крыльца здания больницы
— Оксана Владимировна
Уверял Гордеев, поднявшись на крыльцо, покорно подождал, пока на него медленно поднимаясь ступеньку за ступенькой, Оксана поднималась, вспоминая минувшие переживания.
— Если вам неприятно говорить о том времени — мужчина, одетый в черный представительский костюм, с блеклым оттенком пепельного блика на нём — Никто и не просит
«Думаю стоит просто сменить тему разговора, не стоит всем знать, как я глупо закончила карьеру в этой больнице», предположила Оксана проследовав к открытой створки двери, входа в вестибюль больничного здания, когда Гордеев держал её открытой перед ней.
— Ладно, мы здесь только ради вашей племянницы — ухмыльнулась Оксана вошла в тамбур через открытую белую пластиковую дверь, подошла ко второй двери
— А я бы с удовольствием бы послушала
Возразила Марина Миронова, входя следом в тамбур больничных дверей, где особо чувствовалась её изумительная коллекция духов «Tresor de Lancôme», роза, ибис и бергамот и жасмин тесно спелись между собой, составляя восхитительную палитру вкусов, насыщенная красками запаха.
— Это же так наверно интересно — доставала любопытством Оксану неугомонная шатенка
— Это пиздец как будет интересно
Грязно выругалась Оксана, открывая вторую дверь тамбура, вошла в холл здания, где стены и пол были выложены из плитки белоснежного мрамора. Огромное помещение, было отчетливо подвержено влиянию солнечных лучей, через большое количество стеклопакетов, достаточно ярко придавая атмосферу гармонии этому месту. Стеклянная стойка респешена, у которой стояли выстроившись в очередь пациенты. Экраны телевизоров висели на колоннах, показывали разную информационную рекламу о вреде куренья и структуру легких и сердечнососудистой системы.
— Да Комаров просил передать ему эти документы — послышался знакомый голос женщины, который Оксана сначала, не могла распознать — Только сделай всё, как я сказала, ничего не перепутай, надоело мне за тебя вечно отдуваться
Обернувшись, Оксана заметила Наталью Валерьевну, темноволосую высокую женщину, с которой она работал в бригаде неотложной помощи. Только в этот раз на этой женщине был одет белый халат, под которым скрывалась белая блузка. Черная юбка этой женщины весьма элегантно подчеркивала выразительные сочные бёдра этой женщины, была длинной ниже колен. Высокий каблук черных, надетых на ней туфель, выражал особую привилегию, выдавал в ней скорей гордую уверенную в своих силах женщину.
— Да и не забудь……
Замерла она в пару метрах от Оксаны, женщина словно застыла, выронила из рук карты пациентов, с анамнезом скорой помощи, которые хотела передать своей белокурой наставнице.
— Оксана — словно будто никого не замечая Наталья Валерьевна сразу же узнала Оксану, как только она вошла в вестибюль — Оксана девочка моя я уже не думала тебя тут увидеть
Подошла эта женщина к Оксане сразу же обвила её тело, прижав к себе так сильно, что чуть внутренности не вылезли наружу. Наталья Валерьевна тут же начала целовать Оксану в щеки оставляя алый след от помады на щеках и шеи, словно не обращая внимания на окружающих.
— Я вас тоже узнала Наталья Валерьевна — смутилась Оксана, оставаясь в крепких объятиях у этой женщины, хриплым голосом ответила она — Вы не могли бы меня отпустить, а то у меня глаза сейчас наружу вылезут
— Да-да конечно — почувствовала себя неловко Наталья Валерьевна — Оксана девочка моя я так давно тебя не видела — коснулась она своими ладонями щёк Оксаны, мило кончиками пальцев начала трогать её скулы
Выразительная парфюмерная композиция «Yves Saint Laurent OPIUM», сразу почувствовалась насыщенностью пленительных оттенков. Роскошный Opium относится к восточно-древесным ароматам, но солируют в нем аккорды специй с примесью табака, фруктов и жасмина.
— Слушай — демонстрируя удивление, Наталья Валерьевна отошла от Оксаны — Ну ты ничуть не изменилась, похудела что ли
— Да нет вроде, поправилась — смутилась Оксана, выказывая румянец на щечках — А вы всё так же хороши, что и……
«Думаю, не стоит шутить зря с этой женщиной, я сама видела, как она даже с подлой сукой Радионовой себя вела», предположила Оксана и помедлила немного с ответом, застенчиво опустив взгляд лазурных глаз на белую мраморную плитку пола.
— Да ладно забудьте — ухмыльнулась мило Оксана, пытаясь как-то разрядить обстановку удивлённого взгляда со стороны Натальи Валерьевны — Я просто рада вас видеть
— Оксана Владимировна — обратился Гордеев, неловко вмешиваясь в разговор — Я конечно понимаю, это ваша знакомая и вы давно не виделись, но прошу пожалуйста пройдёмте в палату моей племянницы
«Не знаю я конечно не люблю когда меня прерывают, но сейчас Гордеев достаточно прав, мне стоит ненадолго удалиться, прежде чем я выясню, что происходит вообще в этой больнице, почему Наталья Валерьевна выглядит как заведующая отделением неотложной помощи», размышляла Оксана, состроив застенчивую красоту улыбки.
— Наталья Валерьевна — стараясь не зацепить слишком вспыльчивую женщину, учитывая её пылкость характера, ответила Оксана, чувствуя себя неловко — Прошу меня извинить
— Нет-нет девочка моя — возразила Наталья Валерьевна, женщина в белом халате, успела схватить Оксану за кисть руки не давая ей просто так пройти мимо себя — Я тебя никуда не отпущу, ты слышишь, пойдём, выпьем чашечку нашего с тобой любимого кофе, я угощаю
— Хорошо — ответила Оксана, понимая, как была настойчива эта женщина, которая держала её крепко за руку — Я только на пять минут схожу, проверю как племянница этого человека и приду к вам выпить кофе
— Поверить не могу Оксана — притянула вновь Наталья Валерьевна Оксану к себе, вновь так же крепко обняла, как и при первой встрече — Я так давно тебя не видела, как ты поживаешь, девочка моя, после твоего увольнения из этой больницы здесь всё капитально изменилось
— Наталья Валерьевна ну правда — нахмурила Оксан очаровательной улыбкой губки, выражая очертание прекрасных ямочек на щечках — Я на пять минут буквально
— Ну ладно — согласилась Наталья Валерьевна — Но только на пять минут и после я тебя украду на чашечку кофе, я тебе столько хочу рассказать
— Про то как вы стали заведующей отделения неотложной помощи? — продолжая выказывать улыбку, спросила Оксана, застенчиво похлопала ресница, отразив блик отраженного света в глазах
— И про это тоже — ответила, продолжая строить взаимную симпатию, милой тёплой улыбкой Наталья Валерьевна — Ну ладно не буду тебя задерживать, тебе ведь нужно кого-то тут проведать
— Буду, рада вас послушать Наталья Валерьевна — улыбнувшись напоследок, продолжая строить интригу, ответила Оксана
— И да кстати Оксана — добавила, убрав улыбку, говорила Наталья Валерьевна — Если ты ищешь работу здесь, я хочу предложить должность моего заместителя
— Спасибо Наталья Валерьевна — поблагодарила Оксана, быстро направляясь к ступенькам лестницы, к которым подошёл Гордеев — Я буду иметь в виду
— Почему ты ей не скажешь правду? — впервые после столь долго разговора упрекнула, шепотом поравнявшись с Оксаной, высказывала недовольства Марина Миронова
— Какую правду?
— Которую, она желает услышать?
— Не понимаю о чём ты
— Да всё ты прекрасно понимаешь — возразила Марина Миронова, поднимаясь вместе с Оксаной по ступенькам большой лестницы на второй этаж — Скажи что тебе не нужна работа и ты тут по делу
— Не всё так просто
— Почему? — была удивлена тем, как Оксана просто не могла открыться, спросила Марина Миронова — Что в этом такого?
— Ты что блядь моя совесть?
Возмутившись, нахмурив обидчиво губы, спросила Оксана, обернувшись, оставаясь стоять на ступеньках лестницы, пропуская двух спускающихся по ней девушек медсестёр.
— Что ты вечно меня попрекаешь — прошипела Оксана, стараясь не привлекать внимание двух проходящих рядом девушек медсестёр — Я сама как-нибудь разберусь со своим проблемами
— Ладно — мило улыбнулась Марина Миронова, делая так будто никакого разговора не было, шатенка просто пожала плечами — Просто хотела как лучше
— Как лучше — уверяла Оксана, продолжая выказывать недовольства, проследовала за Гордеевым, мужчина уже почти поднялся на второй этаж — Я решу как-нибудь сама
— Как скажите Оксана Владимировна
С чувством сарказма говорила Марина Миронова, направляясь по коридору больничных белых стен, обшитыми белыми панельным материалом. Шатенка словно насмехалась, над тем как Оксана изводила себя, такое чувство, что это девицу забавляло то, как она злилась и выходила из себя. Девушка, прикусывая краешек губы, словно получала сексуальное чувство удовольствия, видя, как Оксана изнемогала, тратила свои эмоции, пытаясь сдерживаться.
— Оксана Владимировна
Остановился мужчина у стеклянных входных дверей, над которыми висела табличка «реанимационное отделение».
— Здесь я скажу своим людям, чтобы принесли вам белые халаты, колпаки, маски ну и что там у вас, вы же знаете, правила больницы, в уличной одежде нельзя входить
— Я прекрасно знаю правила больницы
Возразила Оксана, снимая с себя белую шубку, предварительно поставив кожаную белую сумочку на подоконник пластикового окна.
— Поскольку у меня нет персонального лакея — ухмыльнулась Оксана, держа в руках белую шубку, обратилась к Марине Мироновой — Ты им и послужишь
— Ага сейчас же разбежалась — оспаривая такой довод возразила шатенка — Вам надо вы и несите свою одежду в гардероб
— Дорогая я что-то не поняла — подошла к девушке Оксана, выражая подобие оскала королевской кобры, была готова разорвать её и наброситься — А ты думала для чего я тебя сюда взяла, неужели ты подумала, что от тебя будет какой-то прок
— Я вам в лакеи не нанималась — повторила свой отказа Марина Миронова — Ваша шуба, сами идите и несите, куда вам угодно, а если вы думаете, что таким способом вы можете управлять мной, то вы глубоко Оксана Владимировна заблуждаетесь
— Ну…. как знаешь — прикусывая краешек губы, Оксана была словно вне себя от того, как легко и недоступно для неё отклонили её просьбу
— Оксана Владимировна — вмешался в спор Гордеев, словно разнимая конфликт Оксаны и Марины Мироновой — Прошу меня извинить, мне только что сообщили, что мою племянницу перевели в обычную палату
— В обычную? — удивилась Оксана, обернувшись к мужчине, что подошёл к ним, убирая телефон в во внутренний карман черного пиджака
— Прошу здесь недалеко
— Это смотря как недалеко — решила Оксана, испытывая сильную эмоциональную раздражительность, показать характер
— Уверяю вас — говорил убедительно Гордеев, направляясь вместе с Оксаной по больничному коридору — Как только познакомитесь с моей племянницей, сразу же отвезу вас в дорогой ресторан, позавтракаете за мой счёт
— А как же я?! — изъявила желание Марина Миронова, выражая мимикой лица, сморщив губки, голод — Можно мне с вами?
— Ага сейчас же — возразила Оксана обернувшись, передала будто невзначай свою шубку в руки Гордееву — Поешь в чебуречной у киргизов, тебе ведь не привыкать к студенческой пищи
— Ну что вы Марина Валерьевна и вы тоже — улыбнулся взаимно мужчина, взяв из рук Оксаны её белую шубку, позволил ей поправить лямку висевшей сумочки на плече
— Считай тебе повезло — ухмыльнулась улыбкой стервы Оксана, вошла отделение стационара, когда Гордеев, держал перед ней открытую створку пластиковой двери
— Прошу вот сразу слева первая палата — пояснил Гордеев, вошёл следом в отделение, как только Марина Миронова переступила порог
— Не удивлено — уступив дорогу двум идущим навстречу медсёстрам, Оксана, после чего подошла к закрытой двери медицинской палаты — Это же ВИП палата
— Я договорился с заведующим этой больницей — уверял Гордеев, подошёл к закрытой двери медицинской палаты, открывая её перед Оксаной — Чтобы обеспечили моей племяннице самые комфортабельные условия
— Вот как — изумилась в улыбке Оксана вошла через открытую дверь в палату, переступая высокий порог, наступила на постеленный, на полу линолеум
Белоснежная палата, была обшита панельными стенами, создавая чистый уют, натяжной потолок, состоял из четырёх блекло горящих светодиодных светильников. Сама атмосфера света и тени здесь была оптимальна в гармонии с природой, было видно, как по стенам бегали качающиеся тени расцветающих за окном в красках весны деревьев. За окном открывался вид на прекрасный пейзаж, больничного парка, на фоне которого чуть дальше были видны шикарные стеклянные небоскрёбы Москвы. Воздух в палате был чистым, справа от входа работал увлажнитель воздуха, журчанием своих вентиляторов и фильтров, он пропускал через себя воздух и выдавал очищенный без посторонних запахов и примесей кислород.
Девушка с темными волосами, лежала на больничной койке, пристёгнутая наручниками, к поручням кровати, она открыла глаза, как только Оксана вошла в палату. Слева от её койки, располагался аппарат, снимающий показания динамики ритма сердца, на который сразу же обратила внимание Оксана. Тут же рядом с прибором была тумба, на которой стояла большая коробка сока, пустой стеклянный стакан и пакет с апельсинами.
Типичные признаки отдышки, на которые Оксана обратила внимание, сразу как только вошла в палату и посмотрела на девушку прикованную наручниками к кровати. Заметна была утомляемость, девушка, пациентка, казалась какой-то вялой и едва живой, словно даже лежа в постели, она была лишена словно последнего остатка сил. Девушка чуть приподняла голу, издала сухой кашель с выделением на простыню, которой она была укрыта белой мокротой, связанный с задержкой жидкости и застойными явлениями в легких. Подойдя медленно к кровати пациентки, Оксана оголила чуть простыню и посмотрела на ноги девушки, выраженные отёки в пояснично-крестцовой области. Пациентка так исхудала в процессе своей болезни, что указывала на известный симптом, снижение массы тела.
— Вы тоже это видите — указала Марина Миронова на прибор жизненных показателей, что находился рядом с кроватью пациентки, регистрируя ритм сердца
— А чего стоило ожидать — ухмыльнулась Оксана, подошла ближе к прибору, доставая из сумочки футляр с очками, после чего одела их на себя и увидела такую картину

Увеличение амплитуды зубца R , в левых грудных отведениях(/5. 6) и амплитуды зубья S — B правых грудных отведениях (/1, 2). При этом R = RV5 RV4 < RV6: RV5, 6 > 25мм. Наблюдаются признаки поворота сердца вокруг продольно оси против часовой стрелки, смещение электрической оси влево, при этом RI>15MM, Ra L>= 11. Отмечается смещение сегмента RS-T B отведениях V5. V6. I. aVL ниже изоэлекгрической линии и формирование отрицательного зубца Т, в отведениях I. aVL. /5; /6, увеличение длительности интервала. Увеличение внутреннего отклонения QRS B левых грудных отведениях (V5. V6) более 0.05 с.
— В чем дело?! — обратился Гордеев, мужчина почувствовал, словно что-то неладное в отношение своей племяннице, мужчина повесил шубку Оксаны на спинку кровати
— У вашей племянницы — обратилась Оксана, обернувшись к своему собеседнику, на лице которого была волнение и тревоги, боязнь потерять любимого человека, он словно как зеркало отражал в себе все терзающие его муки и печали — Типичный признак митральной недостаточности, а так же гипотрофия левого желудочка
— Та какой говорите она наркотик принимала? — поинтересовалась Марина Миронова, перебив Гордеева, не давая ему даже высказать свои переживания
— Всё указано в карте — указал мужчина на пластиковый столик, который располагался напротив кровати его племянницы
— Могу я её прочитать? — поинтересовалась шатенка, состроив выразительную улыбку которую хранила в себе скрытый характер эмоций для Оксаны
— Да-да конечно берите — передав черную карту в руки Марины Мироновой, мужчина отошёл к окну, любезно с тёплой улыбкой, посмотрел на свою племянницу
— Так я могу поговорить теперь с доктором Ивановым? — поинтересовалась Оксана, обернувшись подошла к кровати на которой лежала брюнетка — Да честно скажу не буду врать, положение у тебя явно нехорошие — заметила она следы не больничной инъекции на руках пациентки
— Следы инъекции — обратила Марина Миронова на это тоже внимание — Надеюсь тебе было хорошо, когда ты это принимала, так как теперь твои страдания начались из-за……
— Хватит! — обернувшись, прошипела Оксана, возразив словам шатенки, в которых чувствовался нравоучительный смысл — Будто ты блядь такая идеальная
— А что мы теперь Оксана будем поддерживать и наркоманок?
— Моя племянница не наркоманка — возразил Гордеев
— Дядя — первое, что произнесла девушка, лежащая прикованная к поручням кровати — Они правы, я ошиблась я…. я….
— Что ты?! — хотела оспорить приступы жалости, но заметив угрожающее лицо Оксаны, Марина Миронова, тут же передумала
— Нельзя же быть такой сукой — упрекнула Оксана, посмотрев суровым выразительным взглядом на шатенку
— Оксана Владимировна — обратился Гордеев, вообще-то я хотел вас кое-кому еще представить, говорил мужчина будто чего-то стесняясь
— Мне нужен Иванов — заявила Оксана, обернувшись, прошипела на мужчину который к ней обратился — Где он
— Дело в том что я теперь за него — обратился мужчина в сером, словно пепел сигарет костюме, вошедший в палату пациентки, переступая порог
Темноволосый мужчина которому был лишь слегка за сорок, весьма прилично одетый, переступил с уверенностью порог открытой двери. Парфюм который он использовал обладал изумлённым названием «Dior Sauvage», что еще раз доказывало уверенность и непоколебимость решений в этом мужчине. Верхнее ноты столь благоуханного аромата служили перец и калабрийский бергамот, после чего сливаясь в ритме водоворота страсти с искушенным запахом средних нот герань, лаванда, розовый перец, пачули, ветивер, китайский перец, элеми. Но базой оттенка столь соблазнительного запаха служили такие вкусы, как лабданум, белый кедр, амброксан. Мужчина, который вошёл в палату, казался довольно молодым для такой должно, управлять целым больничным комплексом, но все же вызывал к себе стойкость и решимость в собственном характере. Его черные мужские туфли с круглым носом, словно как зеркало, на своей кожаной поверхности отражали силуэты отраженного света и бликов на ней.
— Дело в том что Иванов решил оставить этот пост и ушёл на пенсию
Пояснил таинственный мужчина, оставаясь весьма галантно стоять у порога открытой двери, закрывая собой обзор в больничный коридор.
— Я Воронов Юрий Владимирович — представился он, поправив красный галстук, что идеально сочетался с его белой рубашкой, одетой под пиджаком — Новый заведующий этой больницей
— Понятно Иванов уходя, посоветовал каким-то ветром меня найти
Предположила Оксана, оценивая мужчину весьма критикующим взглядом прикусывая краешек губы, словно сходила с ума от его парфюмерной коллекции духов.
— Ну что же привет ему передайте — ухмыльнулась Оксана, посчитав забавным манеры мужчины
— Иванов уволился еще до прихода сюда господина Гордеева и его племянницы
Уверял мужчина, прошёлся по палате, не обращая никакого внимания, в сторону лежащей на кровати пациентки, подошёл к окну, касаясь кончиками пальцев белой занавески на нём.
— Он совершенно не в курсе об этом деле — пояснил заведующей больницей — Да и о вас он совершенно ничего не говорил
— Тогда откуда вы обо мне узнали? — поинтересовалась Оксана, продолжая наблюдать за управляющим больницей — Сами, что ли предположили или кто-то подсказал вам, как меня можно найти и применить этот весьма хитрый ход?
— Это я им о вас рассказала
Вошла рыжеволосая девушка в белом длинном халате в палату, в которой Оксана сразу же узнала Валентину. Белый халат, одетый на её теле, подчеркивал её пикантные сочные формы, сразу было видно, как эта рыжеволосая девица с момента последней встречи с Оксаной набрала немного в весе, а её грудь стала более выраженной. Но её парфюмерная коллекция «Azzaro Club Women», осталась неизменна принципам и идеалам, как и огненный оттенок цвета волос этой девушки. Искушенная сила аромата кашемирового экстракта волной необузданного потока подобно шлейфу завораживающего запаха двигалась вслед за Валентиной.
— Этот господин — кивнула Валентина в сторону Гордеева, вошла в палату, подошла к спинке кровати, на которой висела белая шубка Оксаны — Просто очень просил найти человека, который сможет ему помочь спасти жизнь его любезной племянницы
Подошла Валентина к кровати, на которой лежала пациентка, взявшись за руку девушки, повернула в сторону, чтобы всем остальным присутствующим в палате были видны следы инъекции.
— И надеюсь как вы уже догадались — рассказывала Валентина, пока в тот момент Оксана не могла ничего понять с изумлением наблюдала за рыжеволосой девушкой — У неё дистрофия миокарда и острая сердечная недостаточность, причина, как вы уже поняли, по следам инъекции
— Мне кажется — высказала первое своё предположение Марина Миронова — Или вы уже друг друга знаете, ну или когда-то встречались или может работали вместе
«Да как у этой суки, вообще хватило наглости появиться здесь, да чего она о себе возомнила, она думает может взять, бросить меня и потом снова объявиться», возмутилась Оксана появлению рыжеволосой девушки в палате, когда чувства в ней пылали нестерпимой неприязнью.
— Что ты здесь делаешь? — поинтересовалась, прошипела подобием дикой королевской кобры
— Наверно тоже самое что и вы — пожав плечами, ответила Валентина, мило улыбнувшись в ответ на злость, которую испытывала Оксана
— Господин Гордеев вы меня дважды обманули — возмутилась Оксана, подошла к спинке кровати, где висела её белая шубка — Почему вы мне не сказали, что вы знаете эту рыжую суку?
— Это бы упростила бы вам задачу? — поинтересовался Гордеев
— Насколько я понимаю
Вмешался в разговор заведующей больницей, в тот момент, когда Оксана схватила белую шубку со спинки кровати пациентки и хотела её на себя одеть.
— Этой девушке требуется новое сердце
Уверял Воронов, стараясь тоном своего внушительного голоса, обратить на себя внимание, тем самым остановив Оксану, словно на мгновение принудил её повесить белую шубку обратно.
— Но комиссия по трансплантологии, донорских органов, ей его не даст, учитывая тот факт, что пациентка употребляла наркотические средства, которые и сгубили её
— К чему весь этот разговор? — возмутилась Оксана
— Если уж кто способен на безумие — уверяла Валентина, обращаясь к Гордееву и заведующему больницей — То это только Оксана Владимировна
— Как вы убедите комиссию по трансплантации органов — поинтересовался Воронов — Дать этой пациентке сердце, не говоря уже о том, чтобы провести такую операцию здесь, в больнице
— Я же вам говорила у Оксаны Владимировны свои методы — заверила Валентина, вмешавшись не давая Оксане даже ответить — Однажды она обманула комиссию по донорским органам и я уверена у неё и сейчас это получится
— В этот раз всё иначе — возразил заведующий больницей — Никто никого обманывать не будет, карту этой пациентки даже открывать не будут
— Я уверена что Оксана Владимировна найдёт выход — странным образом, Валентина даже сейчас принимала сторону Оксаны, выгораживая её — Прошу меня извинить но мне нужно выйти, ненадолго, если я вам понадоблюсь я буду в приёмном отделении
«Эта сука вновь проявляет ко мне интерес, интересно, что она хочет, это ведь не просто повод выйти, она что-то хочет мне сказать», немного подождав, пока рыжеволосая девушка покинет палату, Оксана проследовала следом за ней к выходу.
— Оксана Владимировна вы куда — выказывая непонимание, поинтересовалась Марина Миронова, заметив как Оксана вышла из палаты пациентки — Вы что оставите меня тут одну?
— Я скора вернусь — коснувшись пластикового каркаса открытой двери, уверяла Оксана — Просто мне нужно поговорить
— Что же ладно — хмыкнуло недовольно шатенка
Оксана поспешно покинула палату, подождав некоторое время, пока Валентина из неё выйдет, после чего направилась по больничному коридору отделения стационара следом за ней. Пройдя по коридору в конец, где находился туалет для служебного персонала, Оксана подошла к его прикрытой двери. В отделение стационара сейчас проходило время принятие процедур и взятие анализов, небольшая суматоха скопилась у процедурного кабинета. Медсестра на посту, непрерывно что-то заполняла электронную базу пациентов, девушка с шоколадным оттенком волос, стучала по клавишам клавиатуры. Рядом за дежурной медсестрой по отделению в мягких белых креслах сидели парень и девушка по разные стороны о чем-то общались, обменивались шепотной речью показывая друг другу экраны сотовых телефонов.
— Представляешь, сегодня Ерохина вела на физиотерапию — сплетничала одна медсестра с другой, когда Оксана проходила напротив открытой двери процедурного кабинета — А ему то не нравиться, то не так, сам ходить не может так еще что-то из себя строит
— Ой, да не слушай ты этих мужиков — махнула рукой белокурая медсестра, подготавливая шприц для забора крови, женщин е пациентке, что села на стул — Им вечно не угодишь
«Курицы блядь тупые, конечно о чем таким тупым еще разговаривать», ухмыльнулась, прошла мимо открытой двери процедурного кабинета.
Пластиковая дверь в туалет, когда к ней подошла Оксана, прищурив глаза от ярких утренних лучей, восхода солнца за окном, была немного прикрыта. Дверь легонько приоткрылась, в туалете медицинского персонала послышался шум смывающейся воды. Помещение, где находились умывальники, было небольшой узкой комнатой с кафельными стенами и поломом, оттенок которого напоминал цвет кофе с молоком. В помещение стоял запах санитарных, чистящих средств уборки, запах хлорки с каким-то порошком особо преобладал, но делал стены и пол, а так же белоснежные раковины умывальников, почти зеркальными. Переступая через порог открытой двери, Оксана вошла в туалет, закрывая за собой дверь, облокотилась на неё спиной.
— Что не терпеться, со мной пообщаться — дождавшись пока откроется вторая дверь, спросила Валентина — Могу лишь сказать, что у меня был повод так поступить
— Ты блядь бросила меня — возмутилась Оксана, сморщив недовольно алые губки — Как это еще называть — отошла от двери она, разговаривая шепотом, беспокоясь чтобы никто не услышал
— Я не могу этого объяснить — ответило холодно Валентина, без каких-либо эмоций, словно не чувствуя за собой никакой вины
— Да нахуй мне твои объяснения — грязно выругалась Оксана, подошла к рыжеволосой девушке, которая стояла рядом с умывальником, настраивая воды крутя вентили смесителя
— Тогда чего вы от меня ждёте? — поинтересовалась Валентина, пользуясь жидким мылом, после чего ополоснула их под струей воды
— Я только лишь хочу — заявила Оксана подошла к рыжеволосой девушке — Чтобы ты прекратила…..
— Вам есть, где остановиться? — перебила Валентина, не став слушать эмоциональные возбужденные порывом ненависти, речи Оксаны
— Что прости? — была удивлена Оксана вопросом, которым задала эта рыжеволосая девушка — Мы сейчас совсем о другом говорим
— Я просто подумала, зная вас — уверяла Валентина обернувшись, посмотрела на Оксану — Что вы не откажитесь от этого дела, но поскольку вы в другом городе, вам ведь нужно где-то остановиться?
— И ты предлагаешь мне остановиться у тебя? — возмутившись, спросила Оксана
— Я просто хочу вам помочь — пояснила Валентина, включив сушилку для рук, рыжеволосая девушка подставила руки под тёплый поток воздуха
— Да я блядь лучше в общаге с алкашами буду жить — возразила Оксана, прошипев в ответ — Чем с такой сукой как ты — подошла она к Валентине, выразительным взглядом голубых лазурных глаза, прямо в глаза вылила все свои наболевшие душевные переживания
— Хотела бы я на это посмотреть — открывая дверь, с ухмылкой на губах говорила Марина Миронова, открывая дверь туалета — У вас всегда так между вами двумя, может, расскажите мне, что вообще происходит?
— Может, ты просто закроешь дверь — обернувшись, прошипела Оксана, возмутившись подобием дикой королевской кобры — И пойдёшь нахуй!
— Вижу, вы быстро нашли мне замену — с сарказмом, оценивая вошедшую шатенку в туалет, ответила Валентина
— Нет, правда — возразила кашемировая девица — Между вами обеими точно есть какая-то связь
— Даже если и есть это не твоё дело — возразила Оксана, продолжая недовольно смотреть на девушку, что только вошла в туалет, закрывая столь же бесшумно за собой дверь — Выйди и закрой дверь, тебе еще рано слушать такие разговоры
— Да ну — возразила Марина Миронова — Что вы так сразу переживать начали?
Шатенка была весьма удивлённо, прошла по туалету, встала между Валентиной и Оксаной, изучающим взглядом посмотрела в их глаза.
— Стоило мне только войти — уверяла Марина, состроив забавную будто улыбку — Нет я правда не против таких отношений но…….
— Пошла нахуй! — прошипела Оксана — Что ты вообще знаешь, тебя навязали мне, поставили твоей нянькой, но я не собираюсь тебе сопли подтирать
— Раз уж вы так ставите вопрос Оксана Владимировна — сделав вид, что возмутилась в ответ на реакцию Оксаны, шатенка — Тогда что прикажите делать, как мы поступим в лечении пациентки?
— Сердце ей не дадут
Пояснила Валентина, закрывая воду смесителя умывальника, рыжеволосая девушка повернулась спиной к нему, опираясь на его керамическую раковину бёдрами.
— А учитывая что вы видели там в палате — рассказывала рыжая бестия, опираясь руками на мокрую керамику — Ей максимум две недели, кто как не вы это должны понимать
— Ты ведь сама порекомендовала меня — прикусывая краешек губы, Оксана подошла к рыжеволосой девушке, встав в метре от неё — Скажи, зачем ты это сделала?
— Гордеев просил для своей племянницы любого врача
Уверяла Валентина, гордо поднимая взгляд голубых глаз в ответ на подавляющий взгляд со стороны Оксаны, но всё же отпрянула немного назад, выставив грудь, которая странным образом, по сравнению с прошлой встречей, увечилась в размере.
— Абсолютного любого кто ценой своего искушения, пойдёт даже на безумие, чтобы добиться желаемого результата
Утверждала рыжеволосая девушка, на чью округлую форму бёдер и выраженный объём груди, Оксана не обращала никакого внимания.
— Просил найти того — рассказывала Валентина, указательным пальцем легонько дотронулась до груди Оксаны — Кто бы наплевал на взгляды системы
— Нет, ты сейчас говоришь — ухмыльнулась Оксана, почувствовала легкое касание пальца рыжеволосой красотки к своей груди — Чтобы я добыла для неё сердце, хотя сама же утверждаешь, что сердце ей не дадут
— Да господи — изнурённо вздыхая, вмешиваясь в сложившуюся интригу разговора, выразила своё мнение Марина Миронова — Она говорит про то, чтобы ты достала сердце для пациентки нелегальным путём
— Ну, примерно так я подумала — ответила Валентина, мило улыбнувшись в ответ напряженному взгляду лазурных голубых глаз Оксаны
— То есть ты предлагаешь вполне серьёзно — повторила свой вопрос, только в другой формулировке Оксана, встав перед лицом Валентина — Чтобы я купила сердце племяннице Гордеева на черном рынке
— Другого ведь выхода нет — пожала плечами рыжеволосая девушка, сохраняя прелесть милой улыбки — Сердце комиссия по трансплантации донорских органов не одобрит, а ввиду сложившихся трагических обстоятельств, связанных с наркотиками, у нас с вами другого пути нет
— У нас?! — удивилась Оксана
— Ну я надеялась — выказывая блеклый румянец на щечках, пояснила застенчиво Валентина — Теперь когда вы мне не начальница, я хочу быть с вами на равных
— На равных?! — рассмеялась Оксана озорным смехом, выражая сарказм — Дорогуша, ты себя слишком высоко ценишь
— Хорошо — согласилась с таким утверждением Валентина — Если вы захотите связаться с черным рынком, я хотела бы пойти с вами
— Мне не послышалось? — была приятно удивлена Оксана — Ты, что действительно поддерживаешь затею с нелегальной поставкой донорских органов?
— Ну, если другого варианта нет — прошла мимо Оксаны, рыжеволосая бестия изучающим взглядом смотрела на неё — А я прекрасно знаю вас, знаю, что вы в любом варианте позволите себе такую дерзость, то почему бы и нет
— Да но только твой начальник ясно дал понять — мило улыбнулась Оксана, отразив прекрасные ямочки на щечках — Что не хочет, чтобы в его больнице, проходила подобная афера, а транспортировать пациентку куда-нибудь в другое место мы не можем
— Я думаю я смогу как-то уладить этот вопрос — уверяла Валентина, покачивая выразительной формой округлых бёдер, направилась в сторону выхода из туалета
— Это будет пиздец как замечательно — оставаясь стоять там где стояла, рядом с раковиной умывальника, ответила Оксана
— А теперь если вы позволите — говорила Валентина, открывая дверь — Я бы хотела вернуться к работе
— И где же ты сейчас работаешь? — поинтересовалась Оксана, подошла к раковине, звонко стукая каблуками черных туфель по кафелю
— В приёмном покое — ответила Валентина, встав в проходе открытой двери — Зато по крайней мере
И какого тебе хотя бы менять было шило — спросила Оксана, словно такой ответ её не устроил, выразила свой ответ усмешкой сарказма — На мыло?
— У меня теперь намного больше свободного времени — ответила Валентина, после чего перешагнула высокий порог, открытой двери, вышла в коридор
— Она вам так дорога? — поинтересовалась Марина Миронова, заметив напряженную обстановку, накаленных чувств
— Неважно — холодно, стараясь не выдавать чувство привязанности, опустив голову, ответила Оксана
— Да и конечно — говорила Марина Миронова — Если вам будет интересно, я почитала карту нашей с вами пациентки и знаю, что она принимала
— Да и что же? — поинтересовалась Оксана, подошла к кашемировой девице
— Я думаю теперь неважно ведь так — ухмыльнулась Марина Миронова, девушку словно забавляло любопытство и в то же время раздражительность, которую испытывала Оксана — У неё дистрофия миокарда
Дистрофическое изменение мышц сердца делится на несколько стадий развития:
Первичная — характерны болевые приступы в области сердца, одышка и быстрое снижение энергии, без воздействия физической нагрузки. На этой стадии есть вероятность увеличения размеров сердца. Вылечить невозможно;
Вторая стадия — наблюдаются нарушение ритма сердца и отеки конечностей, которые почти не заметны. При сокращении сердце перекачивает меньший объем крови, нежели тот, который в него поступает при расслаблении. При адекватном и своевременном лечении есть вероятность восстановления здоровой работы сердца;
Последняя — эта стадия характеризуется недостатком воздуха не только в движении, но и в состоянии покоя, понижением трудоспособности больного. Сердце не перегоняет такое количество потока крови, как при нормальной работе. Эта стадия необратима.
— Так вот — уверяла Марина, шатенка состроила выразительную красотой улыбку — У нашей с вами пациентки последняя стадия уже очень близка, при таком раскладе событий…..
— Процесс необратим — тихо ответила Оксана, дополнив высказывания девушки, которые она для неё говорила — Нам нужно сердце
— Я же вам сказала, что помогу вам его достать
— Это будет замечательно
Ответила, мило улыбнувшись, Оксана, обращая внимание, как девушка изучающим взглядом, стукая каблуками черных туфель по кафелю пола в туалете, прошла за её спиной, изучая взглядом.
— Так скажи, какой же наркотик она принимала? — спросила Оксана, в тот момент, когда девушка направлялась к выходу из туалета
— Разве это теперь имеет значение? — ухмыльнулась Марина Миронова, открывая дверь, встала в её проходе, облокотившись, своим прекрасным телом на её реберную поверхность
— Скажи хотя бы для меня — проявляя интерес, отчаянно спросила Оксана
— Какая теперь разница — сохраняя красоту улыбки сарказма, ответила шатенка — Если результат его последствия вам и так ясен — закрыла она за собой дверь, оставляя Оксану одну в туалете
***
Звук каблука черных туфель, звонко отражался по всей протяженности коридора, когда Оксана вошла в помещение неотложной помощи московской больницы. Коридор, где на деревянных скамейках ожидали своей очереди в смотровой кабинет десятки пациентов, разного статуса, от бизнесменов, до простого рабочего класса населения. Кого-то в этот момент заносили даже на каталке, два парня санитара, быстро выгрузили мужчину накрытого окровавленной простыней, еще живого и в скором времени покатили его в сторону операционной. В самом коридоре слышали возмущения из-за того, как долго принимали в неотложной помощи больничный персонал. Каждый из посетителей больничного комплекса, в этом отделении, страдал переломанной ногой, рукой, пробитой головой, вывихом лодыжки, а кого-то даже были разные кишечные боли и отравления.
— Что ты делаешь?
Поинтересовалась Оксана, когда подошла к открытой двери, через которую вошёл мужчина, одетый в солидный черный костюм. Валентина сидела что-то писала на приёмной карте пациента, обращая внимание, как следом за мужчиной, Оксана вошла в кабинет.
— Я вообще-то жду тебя — возмутившись, ответила Оксана — Пока ты тут прохлаждаешься, занимаешься непонятно чем, в тот момент, когда у нас дело
— Оксана Владимировна — глубоко и изнурённо вздохнула Валентина — Если вы не заметили, я больше на вас не работаю и не надо мне теперь указывать я и с кем должна быть
— Ах… ну да как же
Вошла в смотровой кабинет, где проводился первичный осмотр вновь поступивших больных в отделение скорой помощи, Оксана посмотрела на парня лет тридцати, что сидел на кушетке.
— И как такие подробности у меня из головы вылетели? — ухмыльнулась Оксана — Ты нужна мне там, в палате пациентки — не став слушать возражения рыжеволосой девушки, она прошлась по кабинету, пока Валентина обернувшись сидя на стуле так удивлённо на неё смотрела
— Я же вам сказала — возмутилась Валентина у меня полно работы
— Валюша дорогая, моя новая помощница, такая растяпа я не могу ей это поручить, пожалуйста, если тебе не трудно…..
Вошла в кабинет Наталья Валерьевна, женщина держала в руках карты пациентов, замерла на входе, заметив Оксану, сидящую на кушетке, была приятно удивлена такому визиту.
— Оксана девочка моя — темноволосая женщина, словно преобразилась — Я тебя ждала в кафетерии, а ты так не пришла, в чем расскажи причина?
«Ну всё теперь мне пиздец», опустив голову, смутилась Оксана появления в кабинете Натальи Валерьевны, от чего ярко выразила румянец на щечках.
— Понимаете Наталья Валерьевна — опустив голову, Оксана не представляла что сращу можно было в такой ситуации ответить — Просто у меня тут небольшое дело
— Ты знакома с Валентиной? — не став слушать такие незначительные для неё оправдания, спросила Наталья Валерьевна, выражая удивление — Или может ты пришла вместе с этим мужчиной
— Это конечно было замечательно
Ухмыльнулась Оксана, стараясь не зацепить словами парня, что сидел рядом с ней на кушетке, перед которым она так красиво положив ногу на ногу, отразила эластичную красоту бёдер.
— Но я к Валентине по делу — заявила Оксана, поднимая голову, посмотрела на женщину, скрывая за прядью золотистых волос постыдный взгляд лазурных голубых глаз
— Это мой начальник — опустив голову, перед гордым взглядом Натальи Валерьевны пояснила Валентина — От которого я ушла к вам
— Вот это поворот — ухмыльнулась Наталья Валерьевна — Моя девочка, которую я воспитала работы в неотложной помощи, была твоим начальником?
— Простите
Вмешался в разговор мужчина, рядом с которым Оксана сидела на кушетке, положив ногу на ногу, выразительно выставила грудь, опираясь рукой на мягкую ткань самой кушетки.
— А мной здесь вообще кто-нибудь собирается заниматься?
— Валентина ты, что не видишь к тебе пациент пришёл — обратилась Наталья Валерьевна суровым голосом — А мы с тобой пойдём, выпьем кофе — подошла она к Оксане схватившись за кисть руки, вынуждая её подняться с кушетки
— Наталья Валерьевна — возразила Оксана, покорно вставая с кушетки для осмотра, когда женщина в белом длинном халате крепко держала её за руку — Я понимаю я вас долго не видела, да и вы меня собственно говоря тоже, но правда я здесь по делу
— Вот и расскажешь мне по какому такому ты делу, отвлекаешь моих девчонок от работы
Пояснила Наталья Валерьевна, после чего вышла, держа Оксану за руку из смотрового кабинета скорой помощи, закрывая тут же собой дверь.
— Боже как я давно тебя не видела — Наталья Валерьевна вновь обняла Оксану, показывая при всех пациентах в коридоре скорой помощи, свою радость — Ты всё такая же худышка, ну ни капли не поправилась
— Наверно потому что я не рожала — ухмыльнулась Оксана, чувствуя к крепко её обняла женщина, она с трудом начала дышать находясь в таких тесных объятиях — Наталья Валерьевна вы меня так раздавите
— Прости — смутилась темноволосая женщина, отпуская Оксану из своих объятий — Я просто рада тебя видеть, сколько же времени прошло, но знай, без чашечки кофе я тебя никуда не отпущу
— А у меня есть выбор? — выражая застенчивость, спросила Оксана, выказывая блеклый румянец на щечках, прекрасных изгибом подчеркивая ямочки на щечках
— Да действительно, ты права! — улыбнулась Наталья Валерьевна — Выбора у тебя нет
— Оксана Владимировна
Послышался встревоженный голос молодой девушки, которая бежала по коридору в сторону где стояла Оксана у закрытой двери смотрового кабинета в отделении скорой помощи.
— У вашей пациентки — задыхаясь, говорила светловолосая девица, нагнувшись, чуть согнула ноги, опираясь на свои колени, пыталась отдышаться — У вашей пациентки……
— Ну же говори — обернулась Оксана, выказывая волнение, заметив панику на лице медсестры — Что случилось с моей пациенткой?
— У вашей пациентки произошла остановка сердца — задыхающимся голосом, набравшись сил ответила медсестра, оставаясь в полусогнутом положении
— Как остановка сердца? — была шокирована такой новостью Оксана, явно не ожидала такого поворота событий — Кто сейчас с ней в палате — подошла она к девушке, которая пыталась отдышаться, так как почти бежала сюда
— Марина Миронова просила срочно вам передать — уверяла девушка — Сейчас она в палате пытается вернуть вашу пациентку к жизни
— Блядь ну не на секунду нельзя оставить — грязно выругалась Оксана, хотела направиться по коридору — Наталья Валерьевна я вас найду…..
— Пойдём, покажешь свою пациентку — ухмыльнулась темноволосая женщина, предлагая свою помощь — Я ведь не просто так стала заведующей этого отделения, кое-какой навык возвращать к жизни больных у меня есть
«Блядь вижу другого выбора, у меня нет, ладно пускай идёт, главное чтобы не путалась под ногами и не мешала делать свою работу», подумала про себя Оксана, принимая помощь от этой женщины.
— Ладно, только надо спешить — уверяла Оксана, направляясь дальше по коридору
— Ты не успела в больниц-то прийти — была удивлена Наталья Валерьевна направляясь следом за Оксаной к лестнице, ведущий на верхние этажи здания — А уже нашла себе пациента, ты что тут теперь работаешь?
— Не совсем — возразила Оксана подошла к ступенькам лестницы, покрытых мраморной плиткой, касаясь кончиками пальцем гладких перил — Меня попросили заняться лечением одной пациентки
— А Валентина здесь каким боком?
— А как по вашему — остановившись, пройдя пару ступенек, обернулась Оксана, отразив эластичную красоту бёдер скрытых под черным коротким платьем — Как родственники, пациентки, которая сейчас находиться в этой больнице, узнали обо мне
— Это случайно, не та ли наркоманка — возмущенным голосом, поинтересовалась Наталья Валерьевна, поднимаясь следом за Оксаной — Которая поступила к нам в больницу несколько дней назад
— Просто интересно — остановилась вновь Оксана, оставаясь стоять на лестничной площадке — Как вы так быстро угадываете
— Валентина уже не первый день следит за этой дурой — грубо выразилась Наталья Валерьевна — Она сама оступилась, снизошла на крайнюю дорожку, зачем ты ей помогаешь
— Все ошибаются — пожав плечами, ответила Оксана, состроив милую выразительной красоты улыбку — Ничего тут такого
— Согласна — поддержала в какой-то мере Наталья Валерьевна — Но игла Оксана, это уж вообще ну никак недопустима
— Я тоже чуть в одно время до неё не опустилась — вспоминая события учебы в институте, призналась Оксана, посмотрев в суровый взгляд стоящей перед ней женщины на лестничной площадке — Жизнь на этом…..
— Ты……?! — была удивлена Наталья Валерьевна услышанным — До наркотиков?
— Ну просто так получилось — создав милую улыбку на губах, ответила Оксана — Что чуть не случилось, как я стала наркоманкой
— Убила бы
Шлепнула темноволосая женщина ладошкой так сильно по бёдрам Оксаны, что она взвизгнула, стиснув зубы, напугав от неожиданности двух спускающихся по ступенькам медсестёр.
— Слышишь, Оксана убила бы! — предупредила она, оставив на бархатистой коже бёдер Оксаны розовый отпечаток ладони — Даже не думай опускаться до такой мерзости
— Ай….. — взвизгнула Оксана, обернувшись, прошипела подобием дикой королевской кобры, в ответ на нанесённую ей обиду — Вы, что в своём уме?!
— Даже и думать не смей — заверила Наталья Валерьевна — Слышишь Оксана, мы с тобой через многое прошли, я тебя как собственную дочь тут воспитывала, растила и я не позволю тебе скатиться до этой мерзости
— Да я вообще-то как-то не планировала
Ухмыльнулась Оксана, милой застенчивой улыбкой, ощущая как после удара ладонью по бедру, место удара начинало жечь, пропустила с опаской эту женщину вперёд себя.
— У меня и без этого проблем хватает — ответила Оксана, начиная медленно подниматься следом за темноволосой женщиной на второй этаж
— Ладно, показывай
Поднявшись на второй этаж, спросила Наталья Валерьевна, обернувшись, посмотрела, как медленно встав на последних ступеньках, Оксана остановилась, не доходя до неё.
— Где пала твоей пациентки
— Надеюсь, она еще жива — вредничала Оксана, повела недовольно губками, словно как кошка, чувствуя опасность, смотрела в глаза этой женщины, когда прошла мимо неё
— Ну почему тебя вечно тянет на что-то сложно — высказываясь возмущенно, говорила Наталья Валерьевна, следуя за Оксаной по коридору
— Потому что кроме меня — заявила Оксана, остановившись, посмотрела в окно, как качался могучими ветками тополь за окном, встав у подоконника — Им просто некому помочь
— Ой, Оксана — изнурённо вздохнула Наталья Валерьевна — Когда же ты наконец поймёшь, что помогать собственно-то уже некому
— Это вы так думаете — прикусывая губу, обернулась Оксана, была не согласна с мнением своей собеседницы
— Прожила такую жизнь, работая в неотложке — уверяла Наталья Валерьевна — Я видела такое и понимаю теперь, что у таких людей нет второго шанса, они его просто не заслуживают
— У человека должно быть право на ошибку
Оспаривая такой довод, возразила Оксана, направляясь дальше по коридору, оставив после себя качающуюся ткань занавески, покой которой нарушила, коснувшись пальцами.
— А иначе что эта за жизнь тогда? — мило улыбнувшись, спросила Оксана, прошла мимо идущих навстречу двух девушек медсестёр
— На то она и жизнь чтобы человек преодолевал испытания, не опускаясь до мерзости — уверяла Наталья Валерьевна, следуя за Оксаной по больничному коридору
— Возможно она не сама — подошла Оксана к створкам двери, ведущим в отделения стационара, касаясь пластиковой ручки пальцами
— Когда она поступила
Рассказывала Наталья Валерьевна, в тот момент, когда Оксана открыла дверь, переступая через её высокий порог, отразила упругие бёдра, выглядывающие из-под черного короткого платья.
— Мы не заметили какие-то насильственные следы, тем более за день до твоего приезда, она нам рассказала, что сама, якобы друзья уговорили, что это весело
— Как я уже сказала — уверяла Оксана, чувствуя жжение на бедре после удара ладони от этой женщины, ёрзала нервно губами, направляясь по коридору — У человека должно быть право на ошибку
— Да но не на такую — вновь не соглашаясь с утверждением Оксаны, возразила Наталья Валерьевна
— Разряд!
Послышался голос, Марины Мироновой, как только Оксана вошла в отделение заметила открытую дверь в палату пациентки.
— Еще раз разряд!
Заметила Оксана, как шатенка встревоженно, качая баллон для интубации, производила искусственную вентиляцию легких, после чего послышался звук разряда электрического разряда дефибриллятора.
— Еще разряд! — распорядилась Марина Миронова, отдавая указания светловолосой девушке, медсестре, стоящей у прибора дефибрилляторов
— Два миллиграмма атропина быстро — распорядилась Оксана, когда быстро вошла, через открытую дверь в палату, наступая каблуками черных туфель на линолеум
Атропи́н (лат. Atropinum) — «антихолинергический» (М — холиноблокатор), растительный «алкалоид». Химически представляет собой «рацемическую смесь» тропинового «эфира» D— и L-троповой «кислоты». L-стереоизомер атропина — «гиосциамин».
Применение Атропина способствует уменьшению секреторной функции желез, расслаблению тонуса гладкомышечных органов, расширению зрачка, повышению внутриглазного давления и параличу аккомодации (способности глаза менять фокусное расстояние). Ускорение и возбуждение сердечной деятельности после применения лекарства объясняется его способностью снимать тормозящие влияния блуждающего нерва.
Основная химическая особенность препарата заключается в его способности блокировать м-холинореактивные системы организма, которые расположены в сердечной мышце, органах с гладкой мускулатурой, центральной нервной системе и секреторных железах.
М-холинорецепторы — чувствительны, к мускалину (яду мухомора) — расположены в основном во внутренних органах, эндокринных железах, сердце, сосудах, дыхательных путях, желудочнокишечном тракте. Они обладают медленным, но продолжительным действием, могут суммировать возбуждение. Существуют 2 вида М-холинорецепторов: одна — во внутренних органах, другая — в эндокринных железах. При возбуждении М-холинорецепторв происходит торможение сердечной деятельности, раширение сосудов, активация деятельности желудочно-кишечного тракта, изменяется секреция некоторых эндокринных желёз.
— Давай сюда быстрее — прокричала Оксана на молодую медсестру, когда она тут же подбежала к столешнице, отодвигая ящик которой достала оттуда шприц — Что ты там возишься
— Нитевидный пульс — доложила Марина Миронова — Заряд — распорядилась она, отдавая указания всем присутствующим в палате
— Блядь ну не на секунду вас оставить нельзя
Возмутилась Оксана, ускорив шаг направилась к кровати пациентки, быстро забралась на неё, оказавшись сидеть на теле пациентки в котором не ожидалась признаков жизни.
— Ну же качай баллон — отдала указания суровым голосом, обращаясь к Марине Мироновой, пока на мониторе контроля жизненных показателей был нитевидный пульс
Оксана расположив кисти обеих рук на грудине в точке, которая расположена на два пальца выше нижнего конца грудины (граница между средней и нижней третью). Руки Оксаны лежали таким образом, что точка опоры одной руки — мягкая часть ладони в области возвышения большого пальца и мизинца сразу ниже запястья. Вторую кисть Оксана разместила на ту, которая расположена на грудной клетке и переплетите их пальцы в замок. Используя такие манипуляции, Оксана старалась таким образом, чтобы пальцы не должны лежать на ребрах, так как могут вызвать переломы в ходе массажа. Наклонившись над пациенткой таким образом, чтобы правильно расположенными кистями Оксана как бы упиралась в грудину. Руки Оксаны были прямыми (разогнуты в локтях).
Убрав ларингоскоп, Оксана производила дыхание рот в рот пациентки, делая ей непрямой массаж сердца, не согнутыми, в локтях, руками. Оксана была сосредоточена, так что не заметила, что за её спиной стояла медсестра, держала в руке шприц с атропином. Словно не хотела отпускать пациентку, Оксана настойчиво производила непрямой массаж сердца.
— Оксана — обратилась Наталья Валерьевна — Оксана — повторила она еще раз своё обращение к Оксане, в то время, когда в ответ не получила никакой ответной реакции
— Оксана Владимировна — пыталась отвлечь медсестра держащая шприц с атропином
— О…господи — выразил своё сожаление Гордеев, мужчина чуть ли не разрыдался об утрате своей племяннице, понимая, что почти сделать уже ничего нельзя — Да как же так, Анна, милая дорогая….
— Оксана
Отвлекла Наталья Валерьевна, когда подошла к кровати, на которой Оксана сидела на теле пациентки пытаясь делать непрямой массаж сердца и дыхание рот в рот, никак не хотела сдаваться.
— Оксана прекрати немедленно — подошла она дернув за руку Оксану, вынуждая оторваться и отвлечься от бездыханного тела пациентки — Констатируйте время смерти
— Как?! — был шокирован Гордеев, мужчину чуть ли не подкосила такая новость — Нет-нет-нет она не может умереть, вы же обещали
— Иногда такое бывает — пояснила Наталья Валерьевна, продолжая держать Оксану за руку, едва сдерживая раздражение при себе — Пойдём отсюда Оксана
— Нет-нет — было видно, как мужчина был подавлен, возможная смерть его племянницы, словно выбила его из колеи — Нет, я не могу в это поверить
«И я не могу так просто взять и сдаться, не могу», была не согласна Оксана с волей принятого решения за неё, Натальей Валерьевной, когда женщина крепко держала её за руку, почти лишая наполовину возможности действовать.
— Нет-нет-нет — подбежал Гордеев к кровати своей племянницы, падая на колени, стал целовать руку бездыханной лежащей на ней девушки — Нет…..
— Я…. я…. — была шокирована Марина Миронова, шатенка явна не была готова первым своим делом встретить смерть — Я…. я…..
— Дай сюда
Выхватила Оксана шприц с атропином из рук девушки, что словно как бледная как смерть стояла рядом с кроватью пациентки, наблюдая за предрекающей ужас картиной боли и утраты.
— Ну, давай же — прошипела Оксана на девушку, что держала шприц в руке, так и не решаясь пошевелиться
— Не смей — возразила Наталья Валерьевна
— Дай — прокричала почти в истерике Оксана — Дай мне блядь шприц
— Не вздумай — повторила еще раз свою угрозу женщина, которая держала Оксану за руку
— А…..
Кричала Оксана, упав на кровать, когда Наталья Валерьевна хотела выхватить у неё шприц, но в ответ, она вставила ловко иглу в катетер присоединённый, надавив большим пальцем на поршень.
— А….. а…. а…. — кричала Оксана, когда давила пальцем на поршень шприца, производя ужас на остальных присутствующих в палате своими противоправными действиями
— Нет — ужаснулась Наталья Валерьевна, с ужасом наблюдая, как Оксана ввела содержимое шприца прямо в клапана катетер — Что ты наделала — отпустила она её руку, села на полу палаты, поправляя растрёпанные черные волосы
Действие введенного атропина способствовало снятию тормозящего влияния ацетилхолина, как медиатора вагусных влияний, на синусовый и атриовентрикулярный узлы. Влияние препарата способствовало усилению ритма сердца, нормализуя синусоидальную кривую на мониторе.
— Ты хоть представляешь, что ты наделала — суровым голосом с опаской прошипела Наталья Валерьевна — Дура ненормальная…….
Темноволосая женщина так сильно переживала за Оксану и за тот поступок, что она сделала, просто не смогла сдержать при себе всю тяготу своих душевных переживаний. Сильным ударом ладони она ударила Оксану по лицу, нанося непростительную пощечину, которой откинуло её от постели пациентки, вынуждая полностью упасть на пол, выронив из рук шприц.
— Теперь у него
Подошла Наталья Валерьевна к Оксане, когда она лежала на полу, прижав ладонь руки к горящей от удара пощечине, скрывая обиду потерянного взгляда в пол, словно закрылась от неё золотистой прядью волос.
— Будет шанс обвинить нас в том, что это именно мы убили его родственницу — Наталья Валерьевна словно была вне себя от ярости, переживая за Оксану — Ты хоть понимаешь, что смерть этой девушки ты никогда теперь не смоешь со своих рук, тебе, что других смертей было мало?
— Есть — тихим сначала голосом произнесла блондинка, медсестра, наблюдая за состояние на мониторе — Есть синусовый ритм
— Не может быть — вставая с колен, ответила Марина Миронова, всматриваясь в синусоидальную динамику ритма сердца на мониторе и то, как девушка, самостоятельно стала дышать — Ритм нормальный, заметны признаки сердечной недостаточности, но она жива…….
— О… господи Анна жива — Гордеев был вне себя от счастья, мужчина быстро маниакально переменился от страдания и горя к бесконечному счастью — Спасибо, спасибо вам……
— В следующий раз — предупредила Наталья Валерьевна, присаживаясь рядом с лежащей Оксаны на полу палаты, говорила женщина нежным ласковым голосом — Удача Оксана может отвернуться от тебя и что тогда……
«Сука тупая вот такое я тебе никогда не прощу, ты впервые подняла на меня руку», прикусывая краешек губы, Оксана истязала себя лютой ненависть к женщине, которая нанесла ей нестерпимую обиду.
— Вы никогда раньше и руки на меня не подняли
Прошипела Оксана подобно дикости королевской кобры, поднимаясь, опираясь руками о пол, скрывала взгляд лазурных голубых глаз, в которых выражалась накоплением слёз, душевная боль.
— Так почему же сейчас посмели поднять на меня руку?
Говорила Оксана слёзным голосом, была словно сама не своя, чувствовала как нанесённая ей пощечина терзала совестью нестерпимой боли перед коллегами.
— Я что блядь заслужила от вас такого обращения к себе — поднимая немного голову, Оксана показала всю ранимость своего положения, женщине, которая нанесла ей пощечину по лицу
— О… господи Анна — Гордеев был, словно вне себя от счастья, заметил, как его племянница медленно открыла глаза, но всё еще чувствуя изнурительную слабость — Она жива
— Это невозможно
Выказывая удивление, Марина Миронова подошла к экрану аппарата жизнеобеспечения, на котором появился синусоидальная динамика ритма сердца пациентки.
— Я же видела — девушка как будто не могла поверить или не хватало знаний поверить, в то, что такое в медицинской практике, иногда возможно — Ты умерла
— Дядя — хриплым изнывающим усталостью голосом, произнесла пациентка — Что произошло, что здесь делают все эти люди?
— Господи, какое чудо
Мужчина, родственник пациентки, как будто не мог поверить в своё счастье, сидел какое-то время у кровати, после чего встал, поправив свой черный пиджак, посмотрел в сторону Оксаны.
— Скажите Оксана Владимировна
Говорил Гордеев, подошёл к Оксане, в тот момент, когда она всё еще сидела на коленях, склонив голову, сгорала от стыда после пощечину, на которую, из присутствующих в палате, никто и не обратил внимание.
— Как я могу вас отблагодарить? — обратился он встав в метре от места, где Оксана продолжала сидеть на коленях — Вы только что совершили чудо, вы вернули мне Анну к жизни, как вам это удалось
— Оксана прости девочка моя — не придавая радости Гордеева никакого значения, говорила Наталья Валерьевна, села рядом с Оксаной на колени, обвивая руками её тело, прижала к себе — Прости меня, скажи только, как я могу искупить свою вину?
«Если эта дрянь думает что сможет вот так вот искупить свою вину, то она сильно ошибается, я блядь заставлю её страдать, не смотря на то, через что я прошла с ней», прикусывая краешек губы, подумала про себя Оксана, скрывая взгляд заплаканных лазурных голубых глаз, за прядью золотистых волос.
— Оксана Владимировна — уверял Гордеев встав рядом где Оксана сидела на коленях на полу — Я просто обязан вам за жизнь своей племянницы, скажите, что именно я могу для вас сделать
— Кое-что есть — тихим голосом, игнорируя слова женщины, которая сидела с ней рядом, ответила Оксана — Вы бы могли сделать так
Вставая медленно с колен, говорила Оксана, выражая застенчивость нежным тоном голоса, прислонила ладонь к щеке, по которой пришёлся удар ладони.
— Чтобы заведующий этой больницы — стараясь не смотреть на суровый взгляд Натальи Валерьевны, когда темноволосая женщина медленно встала с колен, следом за Оксаной — Не переходил мне дорогу в лечение вашей племянницы
— То есть как? — хотела возмутиться Наталья Валерьевна, выражая недовольство, была не согласна с таким утверждением
— А что касается вас Наталья Валерьевна……
«Такой человек как она, может надавить на этого молодого хапугу, которого поставили тут заведующим, возможно, если я буду с ней мягка, я смогу на этом свою роль», размышляла Оксана, внезапно остановив своё рассуждение, понимая, что нужно изменить тактику ведения беседы.
— С вас вообще за то, что вы сделали — мило улыбнулась Оксана, сказочным очертанием отразим форму прекрасных ямочек на скулах — Вы должны мне как минимум стаканчик свежеприготовленного кофе
— Прости меня девочка моя — вновь Наталья Валерьевна придала тело Оксаны своим крепким объятиям, словно чувствуя за свой поступок нестерпимую вину — Я правда не хотела, это вышло случайно, я боюсь, сильно боюсь, чтобы тебя обвинили в этом…..
Помедлила с ответом Наталья Валерьевна, крепко обнимая Оксану, женщина словно была вся в накале страстей, хотела выразить бурю накопившихся в ней эмоций.
— Неловком моменте — умело скрасила перспективу интриги, которую хотела выплеснуть в наболевшей паникой сцене
— А что касается сердца? — поинтересовался Гордеев, понимая, что вопрос сам собой не решиться, по лицу мужчины было видно, что сумма, которую назвала для него Оксана, была запредельная
— Не волнуйтесь, я возьму этот вопрос на себя
Заверила Оксана, направляясь к выходу из палаты, нагнулась, выставив упругую прелесть бёдер, подняла упавшую в момент драматической сцены пощечины, сумочку с пола.
— Сделайте так
Обернулась Оксана, встав в проходе открытой двери, рядом с которой удивлённые взгляды медсестёр и собравшихся пациентов, не сходили с поля зрения, присутствующих людей в палате.
— Чтобы мне никто больше не мешал — демонстрируя недовольство, Оксана сморщила губки бантиком — Когда я в очередной раз буду спасать жизнь вашей родственницы
— Думаю, сейчас нам стоит всем снять напряжение
Говорила Наталья Валерьевна, направляясь следом за Оксаной к выходу из медицинской палаты, у двери которой собралась толпа зевак из медсестёр и пациентов.
— И кое-кому во многом стоит объясниться
Заверила эта женщина, когда подошла к открытой двери, через которую, переступая порог, согнув ногу в колено, вышла в коридор Оксана.
— Так всё расходимся, здесь нет ничего интересного — распорядилась Наталья Валерьевна, обращаясь ко всем собравшимся у палаты людям — Все идём по своим делам
— Господи что тут произошло — высказывалась какая-то женщина, встав в красном халате у открытой двери палаты, из которой только что вышла в коридор отделения Оксана
— Какой ужас — выразила возмущение другая пожилая женщина, поддерживая свою собеседницу, поправила воротник бежевого надетого на ней халата — До чего уже докатились
— Я надеюсь, ты понимаешь — говорила Наталья Валерьевна, направляясь следом за Оксаной по коридору — Что кому-то придётся объясниться за подобный скандал и за то, что мы устроили перед новым заведующим
— Ваша вина здесь тоже есть
Возразила Оксана, выказывая гордость, пропуская медсестёр, быстро войти отделение, покинула его следом, как только две девушки в белых медицинских халатах словно вбежали в него.
— И не надо этого отрицать
— А ты за собой вины не чувствуешь?
— Я пыталась спасти жизнь пациентки
— А если бы у тебя не получилось? — оспаривая такой довод, возразила Наталья Валерьевна, проследовав следом за Оксаной по коридору
— Но ведь получилось же
— А если бы нет — вновь была не согласна с таким утверждением эта женщина — Представь как этот мужчина, дядя той девицы наркоманки засудил бы тебя, ведь твоё вмешательство было последним, тебе и отдуваться
— Но ведь ничего же не случилось — уверяла Оксана, встав у ступенек лестницы
— Давай обсудим всю за чашечкой кофе, я угощаю — заверила Наталья Валерьевна, взяв наглым образом Оксану под руку, подошла вместе с ней к ступенькам лестницы — И не вздумай мне тут возражать
— Разве как будто у меня есть выбор
Состроив через ненависть к этой женщине выразительной красоты улыбки, Оксана медленно, держась под руку с темноволосой женщиной, начала медленно спускаться вниз по ступенькам.
***
На кухне горел яркий свет светодиодной лампы, в тот момент, когда за окном, уже смеркалось сумерки надвигающей на город ночи. На круглом гладком столе, урча вентиляторами, тихо работал раскрытый ноутбук, показывал раскрытый форум какого-то неизвестного сайта. В центре стола стояли несколько бутылок вина, раскрытая бутылка водки и три стопки рядом были расположены три бокала, в которых находилась алая крепкая прелость напитка. Ассортимент легких блюд, салата с морской капустой, морковью и сельдью, так же стояла большая тарелка с картофельным пюре и быстро приготовленными котлетами, полуфабрикатами, купленных в магазине.
Оксана расположилась на одном и стульев, чувствовала как крепость выпитого безмерной нормы алкоголя, кружила голову и дурманила разум. Градус алкоголя, который выпила Оксана, после пережитого дневного стресса, подогревая пламенем каждую клеточку её тела. Рассудок был как в тумане, Оксана почти не отдавала себе отчёт о том, где находится, перед глазами как будто всё кружилось, как будто она находиться на какой-то карусели, которая даже и не думала останавливаться, кружась в постоянном вращательном движении. Положив ногу на ногу, Оксана с изумлением и пьяной улыбкой алой формы губ, пыталась всматриваться в раскрытый форум сайта.
— Вот этот сайт — говорила Марина Миронова, обхватив пальцами ножку бокала с остатками в нём вина, шатенка поднесла бокал к губам — Остаётся только договориться о встречи
— Ну так чего ты ждёшь? — поинтересовалась Оксана, всматриваясь в серебристый гарнитур висевший на кухне
— Тут не всё так просто — ответила шатенка, набирая какое-то сообщение на компьютере, нажимая на клавиши клавиатуры компьютера игривым ритмом
— А когда у нас было всё просто? — ухмыльнулась Оксана, облокотившись, локтями на стол, подняла с него бокал с вином
— Оксана может водочки? — предложила Наталья Валерьевна, открывая холодильник, что находился за спинкой женщины, когда она сидела боком на стуле
— А как же завтра я приду к пациентке — ухмыльнулась Оксана пьяной распущенной улыбкой — Хотя ладно, но только позвоню своему Корнилову, я ведь ему обещала звонить каждый час
— А ты разве не помнишь, что произошло у тебя дома? — удивила вопросом Марина Миронова, отпивая с бокала глоток вина — Ты разбила свой телефон, когда выходила из своего дома, с тех пор ты без него
— Как это разбила? — сообразила Оксана, произнесла свои слова дрожащей губой — Мне нужно позвонить Корнилову
— Это твой парень? — поинтересовалась Наталья Валерьевна
— Муж — пояснила Валентина, взяв стакан с апельсиновым соком
— Муж? — была удивлена Наталья Валерьевна — Наша Оксана вышла замуж
— Дай мне свой телефон я позвоню Корнилову — потребовала Оксана, обращаясь к шатенке, коснувшись кисти руки девушки
— Может лучше не стоит — возразила Марина Миронова, отдернула быстро свою руку, чуть не расплескав на своё черное, надетое платье, капли вина с бокала
— Я сама буду решать, что мне надо — возразила Оксана, пытаясь спорить — Мне нужно срочно ему позвонить Корнилову
— Я же сказала это не лучший вариант — повторила еще раз свой отказ шатенка
— Так ладно — вставая со стула, ответила Валентина, поставив пустой бокал из-под сока на кухонный стол — Я пошла домой, ты ведь назначила на завтра встречу? — обратилась она к шатенке
— Да, но это не лучший вариант — допив остатки вина, ответила кашемировая девица, поставив пустой бокал из-под вина тут же на стол — Подожди я с тобой тоже пойду
— Он трахает твою сестру?!
Поинтересовалась Оксана, вставая со стула пошатываясь, чуть не опрокинула стул и не упала на пол, едва Марина Миронова успела её схватить за руку.
— Если это так — прошипела Оксана, отдернув свою руку от назойливой поддержки шатенки, прошипела она, выражая ненависть — Просто скажи
— Не стоит, я думаю выяснять отношения — предупредила девушка с изумительным шоколадным цветовым оттенком волос — Когда у вас не решен вопрос с пациентом
— Я сама могу решать — оспаривая такой довод, возразила Оксана, проследовала, шатаясь следом за Валентиной к выходу из кухни
— Не лучший выход — была не согласна вышла в коридор квартиры Валентины, включая клавишей выключателя свет — Вам стоит лечь поспать
— Я должна позвонить Корнилову — повторила еще раз своё требование Оксана, шатающейся походкой прошла по коридору, касаясь кончиками пальцев стен с бежевыми обоями
— Ну, хотя бы не в таком состоянии — заявила шатенка, прошла за спиной Оксаны, девушка подошла к прихожей, рядом с которой обувала на себя сапоги, одевалась Валентина
— Это мой муж — продолжала Оксана упорствовать, подошла к гардеробному платяному шкафу, на полке которого находились её черные туфли — И я сама должна решать
— Оксана, а ты куда собралась? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, заметив как Оксана, стоя наклонившись, чуть не упала, едва стоя на ногах
— Ну, вообще-то я надеялась
Поставив туфли обратно на место, Оксана выгнула спину, обернулась, посмотрела на двух девушек, что одевались стоя рядом с гардеробным шкафом в прихожей.
— Что кто-нибудь из них возьмёт меня к себе — мило улыбнулась Оксана пьяной улыбкой, облокотившись спиной, на закрытую дверь шкафа
— У меня муж — возразила Валентина, сразу начиная искать оправдания — У нас с ним запланированный вечер, хотели побыть наедине
— Мне нужно решить кое-какие дела — уверяла шатенка, стараясь тоже придумать себе деловитое занятие — Да и заскочить в пару мест, пока я не ушла домой
— А почему бы тебе не остаться у меня — предложила Наталья Валерьевна — Как видишь у всех твоих девушек дела на сегодня, а одну я тебя, в таком состоянии, никуда не отпущу
— Оу… нет-нет Наталья Валерьевна — была не согласна Оксана с таким предложением повертев головой, стоя у закрытой двери платяного шкафа — Буду я еще вас стеснять, я уверена……
— Ничего ты не будешь — возразила темноволосая женщина в черном коротком платье, подошла к Оксане, касаясь пальцами её руки — Мы сейчас с тобой откроем бутылочку еще вина и добавим чуть водочки
— И тогда как же я завтра встану? — поинтересовалась Оксана, изнурённо с тяжелым, уставшим дыханием груди, вздохнула, хватая воздух ртом
— Всё будет нормально — взяла Наталья Валерьевна Оксану за руку
— Ну вообще-то я надеялась……
— Оксана Владимировна, правда, у меня муж — взяв с вешалки красное пальто, повторила еще раз своё объяснение Валентина — Мы бы хотели, чтобы нас никто сегодня не беспокоил
— А у тебя то какие дела? — поинтересовалась Оксана, посмотрела возмущённым, оживлённым взглядом, полных надежд на шатенку
— А у меня пока я в Москве — заверила шатенка, обувая на ноги черные туфли, подошла к гардеробному шкафу, на крючке которого висело её бежевое пальто — Нужно уладить кое-какие дела, так что домой я пойду не скора
— Да что блядь с вами такое? — была недовольна Оксана, нахмурила губки трубочкой от обиды, подчеркивая изгибом шикарные ямочки на щечках
— Ничего — уверяла Наталья Валерьевна, продолжая держать Оксану за руку — Мы и так с тобой неплохо проведём время
«Блядь ну как объяснить этой тупой суке, что после того, что она сделала сегодня днём в палате пациентки, я её видеть не могу», едва сдерживая при себе эмоции, Оксана почти не высказала женщине, обратившейся к ней, всё то, что она о ней думает.
— Простите Наталья Валерьевна — возразила Оксана, гордо поднимая подбородок к верху — Но я бы хотела бы уйти с одной из них
— Почему ты не хочешь остаться у меня?
Поинтересовалась темноволосая женщина в черном легком платье, словно почти воздушно, когда оно легкостью колебания так сочно и открыто, прилегало к её телу.
— Мы с тобой сейчас откроем бутылочку вина, запьём всё это водочкой
— Оксана Владимировна оставайтесь — уверяла Валентина, застегивая пуговицы красного пальто, которое только что одела на себя — Вам всё равно не с кем идти, да еще в таком состоянии
— В каком таком состоянии? — возмутилась Оксана, воспринимая слова рыжеволосой девушки, как резкую обиду в свою сторону — Что ты хочешь этим сказать?
— Оксана Владимировна оставайтесь — обратилась шатенка, поправив воротник бежевого пальто, которое недавно одела на себя — Вам всё равно не с кем идти, а мне нужно по делам заскочить в одно место, пока я здесь в Москве
— Но почему я не могу пойти не с одной из вас — нахмурила Оксана обидчиво губки, облокотившись на дверь шкафа рядом с которым стояла
— А одну я тебя такую никуда не отпущу — заявила Наталья Валерьевна — Давай я пока принесу бутылочку вина
— Выпейте бокальчик и ложитесь спать — заверила, уговаривая Валентина, повернувшись в сторону закрытой входной двери квартиры — Завтра нам с вами предстоит поработать
— Ой…. блядь кто бы говорил — возмутилась Оксана, даже не став смотреть в сторону уходящих девушек — Тупые наглые самодовольные суки
Дождавшись пока Марина Миронова последней выйдет из квартиры, закрывая за собой дверь, тихим шепотом прошипела она, оставаясь стоять одна в коридоре.
— Оксана дорогая
Неожиданно отвлекла Наталья Валерьевна, в тот момент, когда Оксана задумалась стоя у закрытой двери гардеробного шкафа. Обернувшись, Оксана заметила, как женщина, держа бутылку вина в одной руке и два бокала в другой, вышла из кухни, легкостью шикарной возбуждающей ритма походкой прошла по коридору, направляясь в гостевую комнату. Милой приветливой улыбкой, Наталья Валерьевна кивнула Оксане в сторону гостиной, в темень которой, при выключенном свете, она вошла.
— Оксана включи пожалуйста свет — обратилась она, после того как Оксана подошла к арочному входу, облокотившись, плечом на его каркас с любознательной улыбкой осмотрела темную комнату, в которую на пол при освещении с коридора падала золотистая дорожка света — А то у меня руки, как видишь все заняты
— Да-да конечно — согласилась Оксана, проводя пальцем по клавише выключателя слева от входа, включая свет в гостиной
Покрытие стен в гостиной состояло из белых обоев с расписанными на них в компьютерной графики рисунком кувшинок. Большая хрустальная люстра, выглядела изящно, создавая теплый свет светодиодными лампами, горевших в трех её патронах в форме подсвечников. Ламенат цвета кофе с молоком, был достаточно теплым на ощупь, а его гладкий материал, создавал приятный эффект голой коже ног Оксаны, как только она вошла в гостиную. Два больших светло-зелёных кресла, стояли слева от входа, между которыми располагался небольшой кофейный столик. Справа от арочного входа в гостиную был расположен на стене большой жидкокристаллический телевизор, отлично вписывающийся в интерьер белой горки, между которой в пространстве он размещался. В комнате странным образом пахло лавандой, легким привкусом лимона, запахом кожи и завораживающей красной прелести вина, бутылку которой Наталья Валерьевна открыла штопором.
— Наталья Валерьевна у вас есть кот?
Удивилась Оксана, заметив пятнистого, как леопард пушистого кота, когда он сидел на подоконнике, лицо которого выглядывало из-за зеленой шелковой шторы.
— Почему-то я о нём ничего не слышала
— Это кот моей дочери
Пояснила темноволосая женщина, присаживаясь в дальнее кресло, расположенное ближе к окну, за которым сверкали тысячи огней приближающейся ночи Москвы.
— Она уехала — ухмыльнулась темноволосая женщина, наполняя, первый стоящий перед ней на столике бокал, с горлышка бутылки вином — Оставив мне этого гадёныша на попечительство
— Ну почему сразу гадёныша — ухмыльнулась Оксана, присаживаясь в свободное кресло — По мне так нормальный котик
— Ты не знаешь, как он ночью любит беситься
Высказывая возмущенно в легкой форме, пояснила Наталья Валерьевна, начиная наполнять вино в бокал для себя, положила ногу на ногу.
— За что будем пить? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, наполнив бокал вином, подняла его, отрывая от столика, держась за его тонкую стеклянную ножку
— Я так давно вас не видал — ухмыльнулась Оксана пьяной улыбкой, чувствуя и без того, как дурман выпитой большой дозы алкоголя, туманил рассудок, уже не отдавала даже себе отчет
— Да с тех пор много воды утекло — коснувшись бокала, который только что подняла Оксана, держала его в руках, пояснила Наталья Валерьевна, издавая легкий звон удара стекла
— Да это точно — согласилась Оксана с таким утверждением, улыбнувшись милой пьяной улыбкой, после чего начиная жадно пить вино с бокала
— Не так быстро — предупредила Наталья Валерьевна — А то быстро опьянеешь, оно крепкое
Сладкая прелесть вина, будоража страстью потоком, начинала вливаться в раскрытые алые губы Оксаны, завораживая сахарным оттенком вкуса и сокрушающей разум крепостью. С каждой каплей этого Оксана словно возбуждалась, окунаясь в дикость столь прекрасного для неё чувство дурмана, который как в тумане немного туманил подсознание. Чувство внутреннего беспокойства за отношения Корнилова после выпитого бокала вина будто стихли, словно ураган терзающих разум мыслей Оксаны, в момент после этого бокала превратился в штиль. С каждым глотком Оксана выражала свою дикость желания легким постаныванием, чувствовала, как дыхание становилось на какое-то мгновение тяжелым.
— М…. просто прекрасное вино — отрывая от бокала оставляя капли сладкой прелести на дне, Оксана оставила на его стекла алый след помады
— Тебе понравилось?! — поставив полупустой бокал вслед за Оксаной на стеклянный столик, поинтересовалась Наталья Валерьевна
— Да
Ответила Оксана, чувствуя, как внутри словно полыхала жажда порочного искушения страсти, словно как тайфун начал возбуждать её бездонный океан любви, который было сложно контролировать.
— Такой необычный вкус
Изнывая песнью порочного стона, добавила Оксана, облокотившись на спинку кресла, чувствовала, что её странным образом влекло к этой женщине, но она ничего не могла с собой поделать.
— Завораживает оттенками сладости
Опираясь на стеклянную поверхность столика, локтями обеих рук, стоящего между двумя креслами, сверкнула бликом отраженного света в лазурных полным возбуждением голубых глазах
— Прогревает огнём любви — Оксана не могла совладать с необычным для неё ощущением, чувством сексуального желания, которое как шторм, тормошила волны её искушенного соблазна чувств
— Так ты как я поняла замужем? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, женщина говорила спокойно и рассудительно, теребила, зажав в кончиках пальцев стеклянную ножку бокала
— Ну, надоело мне быть одной
Ухмыльнулась Оксана, продолжая сидеть в кресле в такой же позе, опираясь локтями на стеклянную поверхность столика, положила ладони, согнутых пальцев обеих рук под подбородок.
— Тем более, когда я хочу быть королевой
Пояснила о своих желаниях Оксана столь же искушенной интонацией голоса, рассказывала любопытной собеседнице о своей личной жизни. Почти мимолетные, как показалось два часа, Оксана, продолжая смотреть в глаза своей собеседнице, до тех пор, пока вторая бутылка вина медленно, с небольшим перерывом не подошла к концу, продолжая сохранять гармонию шторма искушенных чувств в океане любви. Этот бокал словно искушал соблазном страсти, оставив его на столе, Оксана, изнывая стоном соблазна страсти, оставила его недопитым, поставив его на стеклянном столике. Градус выпитого алкоголя, будоражил сильным искушением, время которое Оксана провела, только лишь усилил желание, сделав его стремление неистовой тягой к страсти.
— Ну, в общих чертах как-то так получается
— Помню ты, когда работала со мной в неотложке — говорила Наталья Валерьевна, убирая пустую бутылку из-под вина на нижнюю полку стеклянного столика — Ты подрабатывала танцовщицей в одном из московских клубов
— Ну, после смерти мальчика Самойловой — рассказывала Оксана, пытаясь странным образом вызвать у этой женщины чувства жалости к себе — Сами ведь знаете, меня понизили в должности, мой оклад был сравним с поломойкой
— Хорошо хоть танцевала? — спросила Наталья Валерьевна, проявляя почему-то интерес, к этому роду занятий Оксаны
— Ну, так для работы нормально — ответила Оксана, замечая, как женщина неё с интересом смотрит, допытывая взглядом
— Как же так получилось — терзала себя любопытством Наталья Валерьевна — Почему стриптиз клуб, разве нельзя было выбрать род другого занятия
— Платили хорошо — повела губами Оксана, делая намек, так что эта тема разговора ей не приятна
— Нет, правда скажи — ухмыльнулась Наталья Валерьевна — Ты хорошо танцевала?
— Да я же сказала — прикусывая краешек губы, Оксана решила не выводить эту женщину из себя, даже находясь в пьяном состоянии, едва сдерживала долю рассудка в сознании — Что нормально
— Правда? — выказывая недоверие, переспросила женщина, в её хитрой ухмылке, чувствовалась какая-то доля скрытой затеи — Станцуешь мне
«Да она совсем уже что ли охуела, хотя м….. может почему бы и нет это хоть раскрепостит меня, сбросит мысли о Корнилове», предположила Оксана, не зная что и ответить, прикусывая от волнения краешек губы.
— Что?! — была удивлена таким предложением Оксана, хотя изрядная доля алкоголя выпитого ею придала чувство фундаментальной уверенности и раскованности — Ну вообще-то там я танцевала танец, раздеваясь, продолжая дальше топлесс
— Ну так если ты не стесняешься меня и моего кота — рассказывала Наталья Валерьевна — Тогда просто возьми и станцуй
— Что разве догола раздеться нужно? — переспросила Оксана, данное предложение, её уже забавляло, чувствуя в этом легкую похоть
— Ну ведь для других людей ты ведь раздевалась
Пояснила женщина, положив ногу на ногу, облокотившись на спинку кресла, в котором сидела, как только Оксана, опираясь на его подлокотники, встала с кресла, выражая прелесть упругих бёдер.
— Тем более когда ты меня — утверждала Наталья Валерьевна, указывая на себя словно забавляясь кончиком пальца на область груди — Знаешь уже не первый год
— Мы с вами через многое прошли — уверяла Оксана прошла по полу в гостиной, подошла к металлическому шесту в гостевой комнате, назначение которого было ей непонятно в этой комнате
— Вот еще один повод мне открыться — уверяла темноволосая женщина, поднимая с нижней полки стеклянного столика полупустую бутылку с вином
— Прям даже не вериться
Немного смутилась Оксана, обвивая пальцами шест, держась за него обеими руками отклонившись от него, сделала вокруг полный оборот.
— Я танцую для вас
— Ну а что в этом такого — ухмыльнулась Наталья Валерьевна пьяной улыбкой — Ты меня постоянно удивляешь, удиви сейчас танцем
— Музыку включите?
Поинтересовалась Оксана, держась за шест обеими руками, прижалась к нему сначала спиной, после чего наклонилась, вперёд демонстрируя так весь объём сочной выраженной груди.
— Или мы будем танцевать беззвучный танец
— Я думаю, ты порадуешь меня и без музыки
— Как знаете — ухмыльнулась Оксана, сделала так, чтобы шест пробороздил поверхностью промеж её бёдер, ощущая всю гладкость его металлического материала
Сгибая ногу в колено, Оксана отошла от шеста, покачивая бёдрами, ставя искусно в каждом шаге ноги крест-накрест. После чего вновь наклонившись, Оксана коснулась кончиками пальцев своих плеч, после чего начиная медленно оголять, выказывая бархатистый оттенок сочной выраженной кожи. Затем столь же медленно, наклонившись вперёд, Оксана делала вид, что искушала своего зрителя, медленно, прикусывая при этом краешек губы, оголила грудь. Опуская платье, Оксана выпрямилась, красиво вращая тазом, постепенно до талии. Словно королевская дикая кобра, исполняющая танец страсти, Оксана сделала так, что платье, которое было на её талии, плавно скатилось по бёдрам, падая на пол. Сгибая ногу в колено, Оксана переступила через лежащее на полу платье, подошла гордой выраженной походкой, в момент придуманного ритма снова к шесту.
Обвивая пальцами шест, Оксана, вновь сгибая ногу в колено, подчеркивая эластичность бёдер, сделала вокруг шеста полный оборот. После чего ухватившись крепок руками за шест, подтянулась, Оксана почти рядом с потолком гостиной, схватившись обратной стороной коленей крепко за шест, отпуская руки, отпрянула плавно от него. Разводя руки в стороны, раскрывая в полную красоту лазурные голубые глаза, Оксана медленно скользила по шесту вниз головой, при этом кружась в воздухе, ухватившись крепко за него ногами. Схватившись крепко руками за шест, Оксана развела ноги в сторону в воздухе на полную растяжку. После чего перевернувшись в воздухе, Оксана встала на ноги, прижавшись спиной к шесту. Касаясь кончиками пальцев резинки трусиков, Оксана скользила бёдрами, приседая вниз по шесту, искушая женщину, которая сидела в кресле прелестью долей порочного соблазна. Медленно снимая с себя черные кружевные трусики, Оксана скинула их на пол, после чего переступила через них, держась обеими руками за шест, сделала опять полный оборот, выражая сочные формы своего тела.
— Ну, в общем, как-то так — смутилась Оксана, подождав, пока услышала от своей зрительницы похвалы
— Ну что сказать — была словно поражена методом исполнения танца Наталья Валерьевна, наполнила вином второй бокал — Присаживайся
— Куда?! — удивилась Оксана, заметив как в кресло, с которого она встала, занял гордо кот, свернувшись на нём калачиком — Ваш кот заняло кресло, в котором я сидела
— Вы что серьёзно?
— Оксана — обратилась Наталья Валерьевна — Ты только что при мне исполнила танец, разделась сейчас догола, что в этом такого, когда я прошу сесть ко мне на колени
— Ну, я не знаю — смутилась Оксана такого предложения, но всё же благодаря своей раскованности и градуса выпитого алкоголя, сделала шаг в сторону кресла, в котором сидела Наталья Валерьевна
— Ну же — уговорила женщина, как только Оксана подошла к креслу, в котором она сидела, схватила её за руку вынуждая подойти к себе — Я, что тебя уговаривать должна?
— Наталья Валерьевна? — вскрикнула недовольно Оксана, но все же силой убеждения этой женщины, села к ней на колени
— Что? — сделала вид, что возмутилась женщина, к которой Оксана вынуждено села на колени
— Зачем же так настойчиво — ухмыльнулась Оксана, продолжая сидеть у женщины на коленях, ощутила, как его жаркая ладонь легла к ней на спину
— Ты мне как дочь — заявила темноволосая женщина, положив другую руку на колени к Оксане
— Там в палате — решила раскрепостить Оксана себя любопытством, задавая вопрос который мучал её последние время — Вы за что меня ударили, за то что я могла убить пациентку, вам её стало жалко
— Кого эту наркоманку?
Возразила Наталья Валерьевна, женщина была не согласна с утверждением Оксана, нежно постукивая пальцами по её колену. Выразительная стойкая композиция парфюма, в близости с этой женщиной «Yves Saint Laurent OPIUM», манила к себе изощренным вкусом специй, запахом фруктов, а так же завораживающей стихией жасмина.
— Да чтобы она сдохла
Грубо выразилась Наталья Валерьевна, убирая руку с колена Оксаны, женщина кончиками пальцев коснулась её подбородка, обращая пьяный взгляд лазурных голубых глаз на себя.
— Там в палате
Разговаривала она рядом с губами Оксаны, давая будто, специально почувствовать аромат крепкой свежести вина, словно потоком любви, как будто сочился с её губ.
— Я больше всего испугалась за тебя
— Правда? — спросила Оксана чувствительным нежным голосом, выставив грудь вперёд, завела руки, за спину опираясь ими о подлокотник кресла, никак не могла пересечь грань дозволенного
— Сегодня с утра
Говорила Наталья Валерьевна, женщина была уже сильно пьяная и не отдавала себе отчет в том, что делала, перешла на крайности, словно изливая душу, открытых, терзающих её разум чувств.
— Я правда так была счастлива тебя видеть
— Я тоже — изнывая специально песнью порочного стона, ответила Оксана, выражая перед своей собеседницей у которой сидела на коленях абсолютную доступность в своих искушенных желаниях
— Честно даже сказать
Женщина тоже пока не решалась так преодолеть грань, которая как словно треснувшая стена, начала постепенно покрываться трещиной, в легкий момент которого могла просто рассыпаться.
— Я так с тобой первый раз сижу, выпиваю
— Ну конечно — ухмыльнулась Оксана, очаровывая прекрасной формы улыбкой — Вы ведь были моей начальницей
— Да и времени сама понимаешь, не было
— Ну да — будто специально рисуя на скулах блеклый румянец застенчивости, ответила Оксана, опустив искушенный соблазном взгляд в пол
— Слушай ну у тебя такая красивая грудь — выразила свою признательность женщина — Можно её потрогать? — спрашивая разрешения, говорила она, держась за подбородок Оксаны, вновь обратила её взгляд на себя
— Вы можете сделать
Помедлила немного с ответом Оксана, создавая интригу в сложившейся напряженной страстью обстановке, разговаривала рядом с губами темноволосой женщины, у которой сидела на коленях.
— Всё то, что захотите — ответила Оксана, продолжая смотреть в глаза своей обольстительнице, позволяя ей сделать с собой всё
— С тех пор как дочь уехала на учебу
Уверяла Наталья Валерьевна, прислонив аккуратно ладонь к груди Оксаны, теплой поверхности от которой словно волной необузданной страсти пробежала по каждой клеточке тела.
— Мне некого потискать — сжав столь же нежно пальцы, женщина сжала грудь Оксаны, вызывая тем самым ураган сильных сексуальных чувств
— Я правда была вам как дочь? — поинтересовалась Оксана издавая нежный стон, чувства играющих в ней порочных эмоций, захватили обитель разума
— Выпей еще вина — предложила Наталья Валерьевна, другой рукой, которая была у Оксаны на спине, подала ей в руку бокал с вином
«Она сжимает мою грудь, на что это может быть похоже, как не предложение пройти с ней в койку, хотя я знаю её достаточно давно, она бы никогда ничего подобного не смогла просто предложить», размышляла Оксана, выражая застенчивость, обвила пальцами тонкую ножку бокала.
— Пожалуй — ухмыльнулась Оксана, решив почувствовать решимость своей собеседнице, состроив милую выразительную улыбку — Если я еще выпью бокал, то возможно не смогу себя контролировать и вполне вероятно что-то произойдёт
— Не волнуйся — убирая руку с груди Оксаны, заверила женщина, у которой она сидела на коленях, коснувшись кончиками пальцев её золотистых роскошных прядей волос — Я обо всём позабочусь
Касаясь кончиками пальцев ножки бокала, темноволосая женщина помогла настойчиво, Оксане испить из него, сладкую крепкую силу винного напитка, так что несколько вина, соскочили с губ.
— Тебе не о чем переживать
— Правда? — переспросила Оксана, оторвавшись от бокала вина, чувствовала, как капли его алой прелести огибая подбородок падали на грудь, их прикосновение, скольжение по коже бюста вызывали искушенную жажду порочной силы сексуальной любви — Я могу позволить себе многое?
— Девочка моя — произнесла Наталья Валерьевна, с такой нежностью запрокинув пряди роскошных русых волос Оксаны за её шею — Ты пьяна и я прощу тебе всё то, что ты захочешь сделать
— Переспите со мной — вырвалось с языка Оксаны, в тот момент, когда она хотела сказать другое, но желание её извращенного разума, велело ей поступить по-другому
«Блядь что я такое говорю, но другого выбора у меня совершить такое со мной, у меня нет», подумала про себя Оксана
— Ну конечно Оксана — улыбнулась теплой улыбкой женщина — Если хочешь, можешь поспать в моей комнате вместе со мной
— Тогда пойдёмте в постель — зевнула Оксана, раскрывая алые губы, прикрывая рот кончиками пальцев — А то у меня что-то глаза слипаются
— Пойдём моя девочка — коснувшись ладонями бёдер Оксаны, женщина вынудила её приподняться с её колен — Ты наверно устала, мы не первый час тут уже сидим
— Это точно — согласилась Оксана с таким утверждением — Показывайте куда идти
— Пойдём за мной
Прошла мимо Оксаны темноволосая женщина, в этот момент, наблюдая за её формой тела, она не смогла устоять и схватила Наталью Валерьевну за руку вынуждая обернуться.
— В чем дело Оксана?
Поинтересовалась темноволосая женщина после того, как Оксана даже спустя несколько секунд после такого жеста не решалась сделать желаемое. Словно какой-то нерушимый барьер был между этой женщиной и Оксаной, который, даже находясь в пьяном состоянии, она не смогла преодолеть.
— Да ты пьяна — ухмыльнулась Наталья Валерьевна, коснувшись другой рукой щеки Оксаны, с теплым взглядом нежности посмотрела на неё
— Я сделаю всё
Чувствуя, какое сильное искушение одолевает, находясь с такой женщиной рядом, Оксана не могла совладать с собой, чувствуя аромат парфюма исходящий от неё. Оксана никак не могла нарушить ту грань сложившихся отношений, когда ощущение сильного порочного желания истязала её разум.
— Что вы только скажите — говорила Оксана, пытаясь обольстить свою собеседницу мелодией искушенного шепота
— Пойдём в комнату — уныло вздохнула Наталья Валерьевна, высвободив свою руку, схватила Оксану за руку, направилась с ней к выходу из гостиной
— Я сама могу пойти — возмутилась Оксана тому, как грубо её схватила за руку эта женщина принуждая с ней идти голой к выходу из гостиной — Не нужно меня держать
— Оксана ты пьяна
Уверяла Наталья Валерьевна, направляясь к выходу из гостиной, провела кончиком пальца свободной руки по клавише выключателя, погружая комнату в тысячи бликов света ночной Москвы.
— И не отдаешь себе отчет
— Я отдаю себе отчет — гордо заявила Оксана, оспаривая такой довод — И что вы меня держите, куда вы меня ведёте?
— Будешь спать со мной — распорядилась Наталья Валерьевна, держа Оксану за руку, направлялась по коридору
— Спасибо уже перехотела — возразила Оксана, пытаясь вырваться из крепкой хватки, когда темноволосая женщина держала её сильно за руку — Лучше пойду, сниму себе номер в гостинце
— И когда это мы стали такими богатыми что готовы разбрасываться деньгами?
— Я всегда могла себе позволить всё то
Заявила Оксана, подняв подбородок к верху, когда подошла с темноволосой женщиной к открытой двери темной комнаты, выход окон которой выходил на тихий, окутанный мраком ночи, двор.
— Что сама захочу — вошла Оксана принуждённо в комнату
— Когда-то — уверяла темноволосая женщина, что затащила Оксану в комнату — Я помню, что не могла сберечь денег на автобус, чтобы доехать домой и я как никто другая, просила своего мужа подвести тебя
— Спасибо конечно — хотела вырваться Оксана и быстрее покинуть комнату — Но теперь у меня есть всё то, что я могу себе позволить, без исключений
— А ну сядь — толкнула женщина Оксану в сторону кровати, вынуждая упасть на неё — Хватит уже Оксана, ты пьяна, так веди себя прилично у меня тоже терпение не безгранично
Подошла Наталья Валерьевна к ночному светильнику, что стоял на тумбе, клавишей выключателя включая на нём тусклый теплый свет. Оксана расположилась, сидя на коленях, в большой постели, испугавшись разъяренного взгляда женщины, когда темноволосая искусительница встала рядом с кроватью. Оксана прекрасно знала свирепый и твердый характер этой женщины, однако на неё он никогда не распространялся, до сегодняшнего дня, но всё же решила не испытывать судьбу.
— Я тоже могу начать рассказывать всё то, что меня раздражает
Рассказывала Наталья Валерьевна, встав рядом с кроватью, когда Оксана положила руки на колени, внимательно её слушала, не сводя покорных лазурных голубых искушенных глаз.
— Только тебе поверь — продолжая стоять рядом с кроватью, женщина выражала всю строгость своей натуры — Это не понравиться
— Я могу же отправиться в отель — виновато ответила Оксана, чувствуя за своё безобразное поведение вину — Я ведь вас притесняю
— Не говори ерунды
— А что тогда? — чуть ли не слёзно, спросила Оксана, настойчиво давая понять своей собеседнице, как её тело жаждой искушения, требовало любви
— Ты пьяна Оксана — уверяла Наталья Валерьевна, продолжая стоять у кровати, в которой Оксана сидела на коленях, внимательно слушая утверждения этой женщины
— И что тут такого
— То что ты мне как дочь — распиналась словно женщина — Я вижу в твоих глазах чего ты хочешь
— А что на одну ночь
Чувствовала Оксана, какую обиду нанесла ей эта женщина, показала перед ней как влага скопившихся в глазах слёз, сочной каплей скатилась по щеке, обжигая касанием.
— Мы можем не перестать относиться так друг к другу?
— Оксана я старше тебя на 17 лет — уверяла Наталья Валерьевна — Тебе, сколько тридцать будет, а мне уже сорок семь
— Разве возраст имеет значение? — поинтересовалась Оксана, продолжая покорно держа руки на коленях смотреть на женщину стоящую перед собой на кровати — Мы ведь с вами взрослые люди
— Тебе самой вижу не первой заниматься такими вещами с женщиной? — делая вид, что будто согласилась, ответила Наталья Валерьевна, присаживаясь на край кровати в которой сидела Оксана
— Я не вижу в этом ничего такого — ухмыльнулась Оксана застенчивой улыбкой, продолжая держать руки на коленях смотреть на собеседницу, присевшей на кровать рядом с ней
— Вот именно — уверяла Наталья Валерьевна, раскрыв глаза так как будто, для неё это была дикость, того что она не могла никак себе позволить — Ты уже не видишь грани с кем можно а с кем……
— А с кем нужно найти правильный подход — слегка дотронулась кончиками пальцев до колена женщины, ответила Оксана, прерывая реплику Натальи Валерьевны
— Ты что серьёзно? — женщина была не готова к тому, что для неё говорила Оксана, наклонившись к ней, когда в её лазурных голубых глазах, отражался дикий искушенный страстью голод
— А что если об этом никто не узнает?
— Я буду знать?
— Ну, я же вам как дочь
Заявила Оксана, разговаривая рядом с губами женщины, в ожидании сладости поцелуя, чувствуя горячий сладкий воздух, подкрепленный крепостью вина, исходящий от них.
— Разве в моих будет интересах рассказывать об этом
— Тебе ведь это не впервой этим заниматься?
Спросила Наталья Валерьевна, всматриваясь в глаза Оксане, словно пыталась изучить, по глазам было видно, как она тоже хотела страсти, любви нежности, открытых сексуальных чувств. Оксана заметила в глаза женщины, к коленям которой прикоснулась дикий огонь, но в тоже время её собеседница искусно скрывала выраженных чувств, стараясь придать серьёзный убедительный вид.
— Тебе самой не противно переспать с женщиной?
— Почему мне должно быть противно — ухмыльнулась Оксана, продолжая держать руки на коленях своей собеседнице, отрывая бёдра от постели, чуть приподнялась, встав на четвереньки
— Ну я не знаю — женщина словно была в нерешимости, не могла сама принять решения, то как показалось Оксане, что ей не хватало некой решимости, рвения, для того, чтобы сделать первый шаг
«Блядь как же сложно, я и не думала, что так будет сложно после того как я посидела голой у неё на коленях, она даже держала у себя в руках мою грудь», размышляла Оксана, пытаясь найти правильный подход, так как желание терзающей страстью её разум, становилось уже невыносимым.
— Давайте просто попробуем — расположилась Оксана ввиду крепости выпитого алкоголя на коленях у темноволосой женщины, скрестив ноги за её спиной, положила руки на плечи
— Только при условии — коснулась легким прикосновением губ Оксаны, заявила Наталья Валерьевна, обвила ладонями её бёдра — Если никто об этом не узнает
— А разве мне есть ах…….
Поинтересовалась Оксана, издала чувствительный стон, оказавшись на руках темноволосой женщины, была удивлена такой настойчивости, разговаривая рядом с её губами.
— Кому рассказывать — продолжила Оксана высказывание, ухмыльнувшись в ответ такой будоражащей решимости со стороны женщины у которой находилась на руках
После чего возник момент ожидания, взгляд Оксаны смотрел прямо в глаза женщины, она чувствовала сладкий перегар, исходящий от её губ. Застыв рядом с губами темноволосой искусительницы, Оксана едва их касаясь своими, дышала взволнованным учащенным ритмом, предвкушая момент порочной интриги. Высунув язык из открытых алых губ, Оксана набравшись смелости, продолжая смотреть в глаза женщине, легонько коснулась кончиком языка губ своей партнерши, вызвав, таким образом, в ней дикость, раскованность, искушенных чувств.
Женщина прижала Оксану к стене, слившись с ней губами в порочной страсти поцелуя, крепко держа пальцами её за бёдра у себя на руках. Чувствуя язык, как он повиливал во рту, Оксана изнывала в изнурённых желанных стонах порочно любви, полностью отдавшись во власть рук своей обольстительницы. Прижимая Оксану к стене, темноволосая женщина, никак не хотела разрывать гармоничную связь поцелуя. Держа Оксану на руках, она так же, не отрываясь от её губ, подошла к комоду, её бёдрами, снесла с полки флаконы, тени, помаду и тушь на пол, вместе с остальной косметикой, кремами, маской для лица, маслом для тела и прочее. Посадив Оксану на комод, она не могла оторваться от её губ, обвив одной рукой бёдра, другой рукой вцепилась в сочную выставленную грудь. Столь будоражащий жест, хватки женских пальцев к своей груди, вынудил Оксану раскрыть шире алые губы, позволяя своей искусительнице провести своим языком, по всей своей поверхности языка.
— Вот это да
Восхитилась Оксана оторвавшись от губ женщины, облизывая смачно свои, чувствовала вкус слюны, после того как язык партнёрши прошелся по всей поверхности своего языка. Чувствовала, как её грудь находилась в убедительных руках, Оксана была готова отдать себя всю в обворожительную ласку объятий этой женщины. Кожа словно пылало жаром искушенных порочных желаний, словно каждая клеточка тела Оксаны, требовала вкусить в себе плод порочной любви, мечтая попробовать всю ту сексуальную игру, которая истязала разум моментом томительного ожидания.
— Я и подумать не могла, какая вы горячая штучка
— Это еще только начало — уверяла Наталья Валерьевна, подложив руку под поясницу Оксаны, пододвинула её тело близко к себе
— А я уже жду продолжения — Оксана внимательно наблюдала как нежные, пленительные теплотой пальцы женщины, медленно и очень убедительно сползли с её груди, на плоскость её живота
— Я думаю — уверяла темноволосая женщина — легкостью скольжения прошлась ладонью по животу Оксаны, касаясь пальцам её гладкого лобка — Что не заставлю тебя долго ждать
— Я хочу
Заявила Оксана, находясь в объятиях женских убедительной лаской рук, чувствовала, как пальцы её руки скользили по поверхности возбуждённых пылкой страстью половых губ. Тонкость таких сильных искушенных чувств, принуждала Оксану сочиться соком по стенкам влагалища.
— Почувствовать это именно в ваших руках — ощутила Оксана, как коготок указательного пальца этой женщины завис на её половых возбуждённых губах
Женщина медленно подняла Оксану ну руки, прижав её спиной к стене, принуждённо, словно повиливающим взглядом смотрела в её страдающие по порочной ласке лазурные голубые глаза, когда они светились искорками отраженного в них света. Медленно начиная вводить палец в стенки влагалища, принуждая их раскрываться как лепестки цветка в момент принуждённой проникающей силы. Раскрывая алые губы, Оксана издала насыщенный нотки сексуальной интриги стон, запрокинув голову, находясь на руках у женщины, когда она прижала её к стене. Сливаясь вновь с губами Оксаны в единой гармонии поцелуя, женщина словно сходила с ума от такой игры и была возбуждена, не отдавая пылу сексуальной интриги отчёт о происходящем.
Не отрываясь от пламенной страсти поцелуя, темноволосая женщина, ускорила ритм вхождения пальца во влагалище Оксаны. Под влиянием таких диких ощущений, Оксана извивалась на руках этой женщины, словно королевская неистовая кобра, изнывая глухими стонами ей в рот. Чувства нарастали с новой естественной силой порочной игры, Оксана хотела оторваться от губ своей искусительницы, так как поток сексуального возбуждения, который она испытывала, изнывая в стонах, создал проблему для её дыхания. Она словно не хотела разрывать усладу поцелуя с Оксаной и прекращать такие порочные терзания резкими поступательными движениями хода пальца во влагалище. Оксана уже словно визжала глухим воплем, стараясь оторваться колотила женщину по спине и плечам, лишь бы только прекратить такое издевательства. Оставаясь прижатой к стене, Оксана изнемогала визгом, стараясь разорвать момент мучительного сексуального наслаждения, который для неё ввиду сильного возбуждения уже превратился в муку. Испытывая колоссальный шок и страшный для своего разума оргазм, который Оксана внезапно для себя испытала от такой порочной боли, вынудил её потерять сознание и впасть в обморок на руках этой женщины. Отдавая себя в ласку рук женщины, сознание Оксаны, словно как резко, клавишей выключателя выключило свет от пережитого сильного оргазма. Оставаясь на руках в объятиях с женщиной, прижатой к стене, Оксана так и уснула у неё на руках, истекая соком пережитой сексуальной интриги которым она сочилась после сокрушающей силы оргазма.


Шум колес по улицам Москвы, многотысячного транспорта, разбудил Оксану, когда он доносился из открытого окна с кухни. Открывая медленно глаза, Оксана лежала в большой двуспальной кровати, накрыто пышным белым одеялом. В голове у Оксаны от этих ужасных автомобильных сигналов, шума покрышек по асфальту, звонков сотовых телефонов, шелест рекламных шаблонов, что без конца сменялись, начиналась дикая раздражительная боль. В комнате чувствовался запах прохлады, ароматом цветения зелени за окном, воздух на удивление был чистым, несмотря на городскую суматоху, жизни на улице, в комнате дышалось легко. Сухость во рту и легкое головокружение, комната словно кружилась, как на карусели, от чего слегка туманило сознание Оксаны, доставляло незначительное неудобства. Пытаясь вспомнить события прошлой ночи, Оксана продолжала лежать в постели, пока не услышала приближающиеся шаги с коридора.
— Проснулась соня — вошла в комнату Наталья Валерьевна
Женщина была одета в черное короткое платье, в котором была прошлым вечером, держала в руках стакан с апельсиновым соком. Обворожительная ткань атлас, придавала легкость, в тоже время шикарно подчеркивало сочные формы тела этой женщины. В выражение лица Натальи Валерьевны, Оксана смогла распознать, что эту женщину мучает какая-то тема, душевного разговора, который мог бы затянуться.
— Ну как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась она, когда подошла к кровати, на которой лежала Оксана — Что-нибудь помнишь о том, что было вчера
— Нет, а что было прошлой ночь? — ответила унылым уставшим голосом Оксана, чувствуя усталость во всём теле — Я ничего не помню
— Ты что действительно ничего не помнишь? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, присаживаясь на постель с краю, коснулась ладонью кончика одеяла, которым была укрыта Оксана
— А что я должна помнить? — поинтересовалась Оксана, опираясь локтями на постель, немного приподнялась — Наверно что-то за гранью, раз вы так на меня смотрите
— Мы с тобой переспали ночью — пояснила Наталья Валерьевна, но Оксану эта новость не смутила, она даже преобразилась в улыбке — Тебе, что совсем наплевать?
— Ну, переспали — ухмыльнулась Оксана, чувствуя как головокружительная проблема, не давала ей спать, изнемогая слабостью, она вновь рухнула на постель — И что тут такого?
— Оксана ты испытала оргазм и впала в обморок
— Ну, иногда бывает такое
— И как часто?
— Не так часто как хотелось бы — уверяла Оксана, смутилась оттого серьёзного взгляда, с которым Наталья Валерьевна на неё смотрит
— Оксана ты считаешь это нормально да? — недовольно спросила Наталья Валерьевна
— Почему я не могу встать с постели?
— Потому что у тебя похмелье — ответила Наталья Валерьевна, оставаясь сидеть на кровати рядом, где лежала Оксана, женщина легонько дотронулась ладонью до её лба — Господи ты вся горишь
— Сколько я вчера выпила?
— Бокалов вина, которых я не могла посчитать
— А вам разве не нужно на работу?
— Я отпросилась — уверяла Наталья Валерьевна — Побуду день сегодня с тобой
— Мне не нужна нянька — оспаривая такой довод, Оксана убрала руку женщины с головы — Когда я сама могу о себе позаботиться
Хотела Оксана подняться с постели, но жуткая слабость лишь позволила ей немного оторваться от постели, после чего она вновь упала.
— Не маленькая
— Ты даже с постели подняться не можешь
— Это, похоже, у вас телефон там звонит? — поинтересовалась Оксана, отвергая заботы рядом сидящей женщины о себе
— Так и знала — смутилась Наталья Валерьевна — Не могли они подождать чуть дольше
— В чем дело? — взволнованно спросила Оксана
— Это Львова звонит тебе из больницы
— Что-то с пациенткой?
— Вот сейчас принесу телефон и ты сама узнаешь — вставая с постели, суровым голосом, выдвинула свои требования Наталья Валерьевна, направляясь к выходу из комнаты — С постели не вставать!
— Можно было просто ответить
Проявляя характер, выразила Оксана собственное мнение, оставаясь лежать в постели, прошипела подобием дикой королевской кобры, сжимая в кулак простыню, пропитанную стойким запахам тела.
— И почему мне так легко — ухмыльнулась Оксана, даже не испытывая чувство раздражения, расплылась в довольстве улыбке, испытывая странное для себя чувство счастья
«Что же всё-таки вчера такое было, с меня будто всё напряжение всю злость, всю ненависть будто выдрали, так легко», размышляла Оксана, пытаясь вспомнить события прошедшей ночи.
— Да-да проснулась твоя Оксана Владимировна
Недовольно высказываясь, направлялась Наталья Валерьевна по квартире, женщина, словно походкой гордой пантеры вошла в комнату, платье на ней легкостью касания в такт ритма походки, подчеркивало сочные изгибы её тела.
— Сейчас ей дам трубку
Уверяла Наталья Валерьевна, встав у входа открытой двери, женщина облокотилась на каркас дверной коробки и душевной улыбкой с насмешкой, посмотрела на Оксану, когда она до сих пор лежала в кровати.
— Только сомневаюсь — состроив выразительную улыбку, будто что-то задумав, ответила Наталья Валерьевна, продолжая смотреть на Оксану — Что она будет с тобой нормально разговаривать
— Можно я сама решу — возмутилась Оксана, всё же испытывая, чувствуя изнурённой слабости во всём теле, не могла оторвать голову от подушки — С кем мне разговаривать, а с кем нет
— Я же говорила, что она встала — ухмыльнулась вновь Наталья Валерьевна, направляясь медленно к кровати, протянула Оксане в выставленную руку сотовый телефон
— Да Орлова — ответила Оксана сонным голосом, закрывая глаза, не могла вынести, как после вчерашней ночи, комната шла кругом — Слушаю
— Оксана Владимировна — послышался бодрый голос Валентины, нотки, звучания которого казались слегка взволнованными — Наш с вами договор на сегодня в силе
— Какой еще договор? — не понимая о чем идёт речь, спросила Оксана даже не имея сил скинуть с себя одеяло, так как тело полыхало огнём строптивой страсти под его толстым покровом ткани
— Про то куда мы с вами должны поехать? — поинтересовалась Валентина — Ваша подруга, которую вы привезли с собой, уже всё устроила, нас пропустят только на бал маскарад на закрытой вечеринке на складе за городом
— Стой, подожди! — возразила Оксана, оспаривая мнение девушки с которой разговаривала по телефону — Я не понимаю, о чем ты говоришь
— О новом сердце для пациентки — пояснила Валентина весьма встревоженным голосом — Неужели вы забыли?
— М….. ладно — изнывая мучительной слабостью, ответила Оксана, набравшись сил расположилась сидя на кровати, прижав одеяло к груди — Мне кажется у господина Гордеева была проблема с деньгами, неужели он так быстро нашёл нужную сумму денег?
— Фракция выброса крови у пациентки составляет 33% — рассказывала Валентина — Это и то она на ингибиторах АПФ
Ингибиторы АПФ — ангиотензин-превращающего фермента (эналаприл, каптоприл, лизиноприл, периндоприл, рамиприл) — понижают тонус сосудов, расширяют вены и артерии, уменьшая тем самым сопротивление сосудов во время сердечных сокращений и способствуя увеличению сердечного выброса.
Спектр действия ингибиторов АПФ не ограничивается сердцем и сосудами. Они положительно влияют на работу почек, улучшают показатели липидного и углеводного обмена, благодаря чему успешно применяются диабетиками, людьми пожилого возраста с сопутствующими поражениями других внутренних органов.
О запущенной сердечной недостаточности говорят 35-40%, еще более низкие значения чреваты скоротечными последствиями.
Длительно существующие или частые остро возникающие «нарушения сердечного ритма» и «проводимости», приводящие к постепенному изнашиванию мышцы вследствие ее неправильных и неритмичных сокращений, например, постоянная форма мерцательной аритмии, частые приступы желудочковой экстрасистолии и тахикардии и др.
— Так же что касается самого действия наркотика
Пояснила Валентина, продолжив дальше рассказывать, в то время, как Оксана, прикрываясь одеялом, держа трубку в другой руке, медленно встала с кровати, направляясь к окну.
— Тут всё довольно сложно
— Ну что же рассказывай — состроив улыбку, Оксана подошла к окну в комнате, плотно прижимая одеяло к груди, всматриваясь в играющую тень, окутавшую двор дома
При поступлении пациентки в амбулаторное учреждение, было отмечено в карте, что девушка находясь уже в машине скорой помощи, испытала «анафилактический шок». Нарушение микроциркуляции сосудов, а так же вызвав тем самым воспалительный процесс их стенок.
Воспаление стенок сосудов — это патология человеческого организма, при которой поражаются различные кровеносные сосуды (вены, артерии)
Вследствие этого нарушается кровообращение и наблюдается гибель тканей, снабжаемых «больными» сосудами.
Вследствие употребления наркотика, у пациентки возникла угнетение рвотного, дыхательного и кашлевого центров. Так же у девушки отмечаются различные формы нарушения сознания (сопор, ступор). Последовавшие процессы вызвали «отёк легких», за которыми последовала череда «психозов» (с галлюцинациями, бредом, аффективными вспышками, дискоординацией).
Длительное воздержание от принятия наркотика вызвало у пациентки, сначала насморк с чиханием, девушку начало «знобить» (гусиная кожа), после чего стала нарастать внутренняя напряженность. За прошедшие сутки, поступление пациентки в больницу, были зарегистрированы чередование усиливающегося озноба с гусиной кожей, и жара, тело покрывается каплями пота. Пациентка ощущала выраженную слабость, приступы зевоты и чиханья (1-2 раза в минуту), в мышцах возникало чувство сильного, судорожного напряжения. В мимической и жевательной мускулатуре — приступообразная резкая боль. Затем пациентку начало «крутить», «сдавливать и сжимать». В конечностях возникают судороги. Растет непреодолимое желание для облегчения состояния принять необходимую дозу. Пациентка словно «мечется», на фоне этого обострились приступы «депрессии», ощущение безысходности и безнадежности, злобность и плаксивость. К перечисленным проявлениям присоединяются резкие «боли в животе», сильный и частый «понос» с режущими болями.
— Это же какой нужно было быть сукой
Убеждала себя Оксана, выслушав доклад Валентины, отошла от окна, насмотревшись на ветки качающегося тополя за окном и двор уставленный машинами.
— Чтобы докатиться до такой вот мерзости
Рассуждала Оксана прошла мимо кровати, скинув на постель одеяло которым было укутано её тело, направляясь в сторону коридора, где рядом с открытой дверью стояла Наталья Валерьевна.
— Что за наркотик она принимала
Спросила Оксана, взяв из рук рядом стоящей женщины белое полотенце, в тот момент, когда она кивнула в сторону ванной комнаты, откуда доносилось журчание воды.
— Вам удалось установить? — спросила Оксана, позволяя нежным рукам женщины опутать тело путами белого махрового полотенца, сжимание оков которых вызывало легкое чувство похоти
— Я думала, вы уже догадались — рассмеялась забавным смехом Валентина — Ну же тут долго думать и не надо
— Да но только откуда она его взяла? — догадываясь о какой наркотической смеси, идёт речь, спросила Оксана — Она совсем на голову больная или действительно не понимала что творит
— Ну, она же студентка — уверяла Валентина — Хотя и это не оправдывает то, до какой грязи она себя опустила, даже думать противного, кого мы в очередной раз с вами пытаемся спасти
— Каждый — открывая дверь ванной комнаты, Оксана обратила внимание на шикарную, морского цвета кафельную плитку, на которую бликами падал фиолетовый свет — Заслуживает право на ошибку
— Да, но это — рассказывала Валентина, девушка была против мнения Оксаны — Да лучше бы она умерла от передозировки в машине скорой помощи, когда у неё случился анафилактический шок
— Ты только вспомни
Ухмыльнулась Оксана, чувствуя запах сочетания гармонии фиалки и жасмина, переступая порог, вошла в ванную комнату, обращая внимание на фиолетовый плафон горящей лампы над входом.
— С какой грязи я тебя подобрала
Грубо выразилась Оксана, переключив телефон на громкую связь, положила его на стиральную машинку, коснувшись пальцами другой руки завернутого на груди белого махрового полотенца.
— Как я уже сказала — поднимая подбородок к верху, гордо заявила Оксана — Если бы не я, ты бы до сих пор утки за стариками выносила, да туалеты мыла бы
— Что верно то верно — согласилась с таким утверждением Валентина — Давайте не будем утрировать, я и так прекрасно знаю, что лишь благодаря вам я стала тем, кем я есть
— Тогда почему ты ушла? — недовольно спросила Оксана, развернула полотенце на своём теле
— Просто не хотела превратиться в вас?
— В каком таком смысле?
— Не хотела стать такой дрянью — грубо выразилась Валентина — Как вы!
— Ну, блядь пригрела я на свою голову змею
Оставив полотенце на стиральной машинке, Оксана, переступая борт ванной, расположилась в ней, скрывая тело под пышными сугробами обильной пены и колышущейся воды.
— Как у тебя только язык повернулся такое сказать на меня? — нахмурила губки, возмутилась Оксана услышанном, лелея себя в нежности теплой, набранной воды в ванной
«Сука такая, уж поверь такую дерзость, я тебе с твоего грязного ротика не спущу, мне придётся заставить тебя ответить», была раздражена Оксана, взяв рядом с голубой полки, удачно подходящей под цвет кафельной плитки пола и стен в ванной, пышную белую мочалку.
— В общих чертах — говорила Валентина, стараясь сохранять темперамент и спокойствие своего голоса — Если мы хотим действовать, в плане нашей пациентки, нужно это делать сейчас
— Учитывая фракцию выброса крови — взяв флакон с гелем, Оксана выжала его, небольшую дозу содержимого, на мочалку — Жить ей осталось максимум пару недель, если она конечно и копыта к концу недели не завернёт сама
— В том-то и дело — вновь упрекнула недовольным доводом Валентина — Мы с вами спасаем в очередной раз, не зная кого
— Опять ты мозг начинаешь ебать? — возмутилась Оксана, выражаясь грязной лексикой, омывая мочалкой с сочной пеной, выраженной форму груди
— А вы разве не видите — уверяла Валентина, словно вновь пыталась вразумить — Она уже разрушается
— Ну оступилась пару раз — прикусывая краешек губы, уверяла Оксана, обольщаясь нежности приятного растекающегося эффекта геля по кожи груди — Что теперь её за это винить
— Она избалованная капризная девчонка, не стоящая того — продолжая грубо выражаться, высказывала Валентина собственное мнение — Сколько на неё наша больница тратит сил и времени
— Ну, она хотя бы заслуживает права жить — продолжала Оксана стоять на своём
— Да лучше бы мы с вами детей спасали — противостояла Валентина силе утверждения, высказывания Оксаны — У меня как раз в отделении есть мальчик, которому была бы необходима ваша помощь
— Оставь его себе — возразила Оксана, не принимая в серьёз доводы Валентины
— Вам что интересней помочь этой конечной наркоманке, чем ребёнку? — возмутилась Валентина, услышав отказ от Оксаны — Которому вы действительно нужны
— Я просто привыкла доводить дело до конца
Заявила Оксана, заметив, встав в ванной на четвереньки, как входная дверь приоткрылась, на пороге стояла Наталья Валерьевна, улыбнувшись, женщина с приветливой ухмылкой, переступила порог.
— Как раз хотела попросить вас — протянула Оксана мочалку с пеной вошедшей женщине, с поверхности которой сочный сгусток упал прямо на кафельный пол плитки — Потереть мне спинку
— О… господи Наталья Валерьевна не советую вам играть в эту игру
— Давай мы без тебя как-нибудь разберёмся — возразила Оксана, прикусывая краешек губы, стоя в ванной на четвереньках, чувствуя, как половые губы ласкал скатывающийся вниз сгусток пены
— Я просто помогу Оксане потереть спинку
Уверяла женщина, присаживаясь на борт ванной, нежным обворожительным трением провела по изогнутой спине Оксане, когда она стояла перед ней в ванной на четвереньках.
— И я понятия не имею, о чем ты там говоришь Валентина — положив ладонь на выставленные бёдра Оксаны, она подмигнула ей, продолжая придавать ласке спину
«У меня с ней что-то было ночью, фу… и как я до такого могла докатиться, она ведь старше меня на 17 лет, хотя для своих лет она хорошо еще сохранилась», размышляла Оксана, отдавая себя нежности скользящей по спине губки со смачно оставленными на коже потёками пены.
— Так о чем ты еще говорила с этой лживой Мироновой?
Поинтересовалась Оксана, пытаясь сменить тему разговора, чувствовала влияние пальцев свободной руки женщины на выставленных ягодицах.
— Только не прикидывайся, что обо мне не говорили?
— Она рассказала, про то место, куда мы с вами сейчас поедем — пояснила Валентина — Там что-то вроде закрытой вечеринке и то, что на нас с вами выписан пропуск, но только в главный зал
— Что за место? — интересовалась Оксана, вставая в ванной на колени, решила подыграть для женщины, которая водила по её спине мочалкой
— Что-то вроде склада на окраине Москвы
— Думаю сгодиться — ухмыльнулась Оксана, чувствуя, как Наталья Валерьевна обвила рукой её грудь снизу, а другой рукой сверху провела по коже мочалкой
— Ой, девочки не одобряю я вашу затею — выразила своё мнение Наталья Валерьевна, провела столь же нежно смачным покровом пены, покрывая вторую грудь Оксане
— Что там на счёт денег Гордеева? — повернулась Оксана спиной к женщине, разводя ноги в стороны
— У него только необходимая сама малая часть — рассказывала Валентина — Наверняка будет аукцион, ваша подруга рассказала, как эти любят устраивать торг, кто предложит большую цену тот и купит
— Тогда стоит по дороге заехать в банк — предложила Оксана, ухмыльнувшись тому, как приятно женщина сзади ласкала мочалкой плоскость её живота, начиная от груди, опускаясь ниже
— Что вы намереваетесь сделать? — была удивлена Валентина
— У меня там есть кое-какая заначка — уверяла Оксана, обернувшись, посмотрела через плечо на женщину, которая стояла у неё за спиной, покрывала мочалкой сгустками пены её тело
— Ты собираешься тратить свои деньги на эту наркоманку?
Возмутилась Наталья Валерьевна, женщина была явно не согласна с решением Оксаны, выражая протест, кинула мочалку обратно в ванну полную воды, забрызгав каплями пол и стены.
— Ты в своём вообще уме?
— Потому что по-другому аукцион, который там, нам не выиграть — пояснила Оксана, вытирая, кончиками пальцев, брызги воды с лица
— Ты тратишь деньги на наркоманку — уверяла Наталья Валерьевна, отошла в сторону открытой двери — Да лучше бы ты этот миллион потратила на детское отделение, которое давно нуждается в ремонте
— А вам нужны деньги? — сделав вид, будто удивилась Оксана
— А ты что у нас теперь благотворительностью решила заняться?
Женщина была взволнованна решимостью Оксаны, этот поступок её очень сильно раздражал, от чего выражая свою не признательность положения, с недовольным взглядом стояла у открытых дверей ванной комнаты.
— Я помню времена когда я тебя возила домой
Утверждала Наталья Валерьевна, она словно была затронута тем, как изменилась Оксана, за последнее время, когда она видела её в последний раз и никак не хотела это воспринимать.
— Я, то давала тебе деньги на автобус
Продолжала жаловаться Наталья Валерьевна, едва сдерживая себя, женщина не могла сдержать в себе ту боль, ранимости поступка, который собиралась сделать Оксана.
— То просила своего мужа — рассказывала она, продолжая жаловаться, когда Оксана села в ванной, с холодным взглядом голубых лазурных глаз, совсем не испытывая — Чтобы он довёз тебя
— Насколько я знаю Оксану Владимировну — выслушав жалобу от Натальи Валерьевны, поделилась впечатлением Валентина — Всегда была щедра на карман, не знаю, конечно, откуда у неё такие деньги, я думала, она всегда была богата
— Я тебе, что рыжая сука — грубо выразилась Оксана, вставая в ванной на четвереньки, вытащила пробку, после чего вновь приподнявшись на колени — Когда ты работала на меня, платила мало?
— Нет — ответила так Валентина, что по голосу, Оксана поняла, какую ошибку она совершила, потому что сразу осознала свою ошибку — Вот платили вы достойно, я бы никогда таких денег бы без вас не заработала
— Тогда почему?
Перелезая через борт ванной, Оксана встала на кафельную плитку, впадая в объятия приятных пут полотенца, которое держала для неё Натальи Валерьевны.
— Ты ушла от меня?
Обольстилась Оксана тому, как нежное махровое, приятное на ощупь полотенце, стало согревать приятным эффектом, чувствуя как по спине, талии, бёдрам, скатывались сотни капель воды.
— Если дело в деньгах — говорила Оксана, повернувшись спиной к женщине, позволяя её рукам, окутать своё мокрое тело, после ванны, оковами приятной нежности полотенца
— Потому что вы уже невыносимы — ответила, словно изливая душу Валентина, делая это так, будто тема текущего ей разговора неприятна — И дело тут абсолютно не в деньгах
— Дура ты ебанутая
Грязно выругалась Оксана, не сдержав при себе эмоций, тот комментарий к вопросу что она задала Валентине весьма удивил своей наглостью.
— Лишь со мной ты чувствовала себя врачом
Отошла Оксана от Натальи Валерьевны, продолжая высказываться, оставаясь стоять в ванной, повернувшись к женщине спиной.
— И посмотри, с кем ты работаешь сейчас? — поняла Оксана после того как высказалась, по выражению лица, что зацепила за живое женщину, которая стояла рядом с ней в ванной комнате
— Оксана она вообще-то работает сейчас в моём отделении
— Простите Наталья Валерьевна — смутилась Оксана, заметив суровый взгляд этой женщины, поняла сама для себя, что сказала глупость — Я не то имела в виду
— Ты всегда была резка, на язык — ухмыльнулась Наталья Валерьевна — Но, тем не менее, я всегда предпочитала работать с тобой, а не с теми бездарями, которых мне пытался подсунуть Иванов
— Я скора, за вами заеду
Уверяла Валентина, проигнорировала, как ей показалось, сложившуюся напряженную атмосферу разговора между Оксаной и Натальей Валерьевной.
— И да думаю, в вашем случае, как еще раз говорю, сказала ваша подруга, нам необходима больше денег, чем то, что вы имеем от Гордеева
— Вот именно этот вопрос я хочу решить — прошла Оксана мимо темноволосой женщины, в тот момент, когда она отошла стиральной машинке — Заедем в банк ненадолго, я кое-что заберу
— Просто один вопрос
Валентина, по интонации голоса, который Оксана слышала, когда подошла к телефону, лежащему на стиральной машинке, взяв его в руку, словно терзала себя любопытством.
— Вам не жалко тратить свои деньги
Словно тыкая носом, указала рыжеволосая девушка на то замечание, которое Оксана не хотела даже обсуждать, не посмотрев в сторону стоящей женщины, она вышла из ванной комнаты.
— Туда там, где они не нужны
Утверждала Валентина, потому, как высказывалась эта девушка, Оксана поняла, что она затаила какую-то обиду, принимая всё на личный счёт.
— Но зная ваше безумие и стремление помочь, хоть и отчаявшейся пациентке я вас поддержу
— Ох-охо-хо
Сделала вид, что рассмеялась Оксана, демонстрируя сарказм, направляясь по коридору квартиры, держа телефон в одной руке, другой рукой взмахнула пряди намокших в ванной золотистых волос.
— Ты меня поддерживаешь? — ухмыльнулась Оксана, чувствуя какое даёт тепло белое махровое полотенце, в оковах которого находилось её обнаженное тело — Что я слышу
— Вам лучше одеться — уверяла Валентина, проигнорировав издевку, со стороны Оксаны — Потому, как нам с вами нужно успеть попасть на это закрытое, сомнительное мероприятие
— Давай я как-нибудь сама решу
Выключая сотовый телефон, Оксана подошла к открытой двери комнаты, из которой недавно вышла, ощущая, как по ногам скользили приятным касанием капли воды. Покачивая выразительной, скрытой под белым махровым полотенцем, формой бёдер, Оксана прошла по комнате, заметив кота, сидящего на батарее. Кот издавая мяуканье, словно недовольно встретил Оксану взглядом, спрыгнул с батареи, после чего вольной походкой, подняв хвост, направился к хозяйке, когда она начала что-то делать на кухне. Чувствуя легкое раздражение после беседы с рыжеволосой девушкой, Оксана так же недовольно посмотрела на кота, который с урчащим поведением подняв хвост, пробежал мимо неё.
— Блядское животное
Выругалась Оксана шепотом, чихнув после того, как кот выбежал из комнаты, чувствуя легкое раздражение в лазурных глазах и то, как нос начало закладывать.
— Никогда их не любила — продолжая возмущенно выражаться, Оксана села на постель, ощущая легкий приступ аллергии — Блядь ну теперь нужно скорее уходить
— Оксана дорогая — обратилась Наталья Валерьевна, после чего послышались шаги по коридору в сторону комнаты, через открытую дверь только что вошла Оксана — Всё нормально?
— А что что-то должно быть не так? — поинтересовалась Оксана, задавая встречный вопрос, скрывая раздражение глаз, за золотистыми волосами
— Просто я слышала, как ты чихнула
— Ну, может слегка простыла — ухмыльнулась Оксана, выражая легкую застенчивость блеклым румянцем на щечках
«Она никак не должна узнать, что у меня аллергия на кошек», смутилась Оксана своего состояния, боясь даже предположить, что женщина, которая только вошла в комнату, раскроет её состояние.
— Я наверно пойду — уверяла Оксана, одевая на себя черные кружевные трусики, продолжая сидеть на постели, склонив голову
— Нет
Возразила Наталья Валерьевна, замечая, как Оксана поспешно виляя бёдрами, сидя на постели, одевая на себя, черные трусики, так и не скинув с себя полотенце.
— Без завтрака я тебя никуда не отпущу
— Я не голодна — заверила Оксана, поднимая чуть взгляд слегка раздраженных, лазурных, голубых глаз, прикусывая от волнения краешек губы
— То есть как ты не голодна? — сделала вид, что удивилась Наталья Валерьевна, женщина словно впала в ступор, продолжая стоять у кровати, когда Оксана с неё встала, повернувшись спиной, коснулась кончика завернутого полотенца на груди — Ты ведь ничего не ела
— Потому что не хочу — заявила Оксана, разворачивая на теле полотенце, чувствовала, как одолевал насморк и легкое раздражение глаз — Нет, я правда не голодна Наталья Валерьевна
— Ох…. Оксанка изводишь ты себя — выразила сожаление Наталья Валерьевна, подошла к Оксане, когда она стоя к ней спиной, одевала на себя черное платье — А самое главное из-за чего?
— Да всё нормально — ответила Оксана, расправляя платье на теле, кончиками пальцев, взялась за складки на талии — Сейчас просто скора подъедет Валентина и у меня правда нет времени
— А что будет делать твоя подруга, с которой ты приехала?
Поинтересовалась Наталья Валерьевна, подошла к Оксане сзади, убирая руки с её платья, сама нежно и очень аккуратно лаской приятного теплого касания рука, расправила материю на ней.
— Она же не будет прохлаждаться пока вы будете черт знает где
Была возмущена Наталья Валерьевна, обвивая талию Оксаны, медленно и достаточно убедительно развернула её к себе лицом.
— И я поверь — коснувшись подбородка Оксаны пальцами, женщина чуть приподняла её взгляд на себя — Не одобряю вашу глупую затею, но так как вмешаны очень серьёзные люди, в ваше, так называемое дело, меня очень убедительно попросили заткнуться
— Я думаю — состроив выразительную красоту улыбку, искушенной формы губ, ответила Оксана, пожав плечами — Это будет самым лучшим для вас вариантом — прошла она мимо женщины, рядом с которой стояла, направляясь к выходу из комнаты
— А я знаешь, не удивлюсь, что ты так стала отвечать
— А как я должна ответить?
Направляясь по коридору квартиры, Оксана чувствовала легкую прохладу, веявшую с открытого окна, за которым слышался гул города, шум колёс тысяч машин и постоянные их сигналы.
— Меня попросили помочь
Уверяла Оксана, встав лицом под поток воздуха, проникающего в коридор, вздохнула полной грудью, от чего состояние, которое она испытывала, на аллергическую реакцию животины, немного улучшилось.
— Что я — обернулась Оксана, заметила, как за ней следом вышла из комнаты Наталья Валерьевна, продолжала играть с ней в пустые любезности, сохраняя прелесть улыбки на губах — И пытаюсь сделать
— Да господи Оксана — направляясь следом за Оксаной по коридору, женщина была не согласна с мнением и с её фундаментальной решимостью — Было бы хоть ради кого стараться
— А что разве не для кого?
Возмутилась Оксана, обернувшись, встав посреди коридора, на развилке между кухней и ванной комнатой, дверь которой была открыта, посмотрела недовольно на критикующую её женщину.
— Молодая девушка умирает от сердечной недостаточности
Подняла интонацию голоса, ответила Оксана, встав под поток падающих лучей восходящего над Москвой утренних солнечных лучей.
— Дистрофия миокарда уже перешла в необратимый процесс
Уверяла Оксана, придавая убедительность, тону собственного голоса, продолжая стоять в коридоре, загораживая собой проникающие лучи солнечного света с окна кухни.
— У неё развилась острая сердечная недостаточность — пояснила Оксана, встав боком к своей собеседнице в коридоре — Фракция выброса крови чуть больше 30%, сердце просто в любой момент возьмёт и встанет, как это было вчера
— Она сама в этом виновата
— Она же будущий врач
Предположила Оксана, направляясь дальше по коридору, выразительно в каждом шаге покачивая упругой, скрывавшейся под черной материей платья, формой бёдер.
— Зачем студентке
Подошла Оксана к дверям гардеробного шкафа, касаясь вешалки с белой шубкой, продолжая смотреть вслед на идущую Наталью Валерьевну, сняла вешалку с поручня.
— Учащейся на медицинском факультете, опускаться до иглы
— Откуда же мне знать — развела руками Наталья Валерьевна, встав в коридоре рядом с арочным входом в гостиную, когда за её спиной из кухни вольной походкой, выходил кот
— Я намерена решить эту проблему — твердой уверенностью в голосе, заявила Оксана, одевая на себя белую шубку — Не люблю отказываться и сдаваться на полпути
— Это безумие Оксана — упрекнула в легкой форме женщина, нагнувшись, подняла кота на руки, когда он стал ластиться возле её ног — Ты хоть поешь
— Я же сказала, что не хочу — возразила Оксана раздраженно, чувствуя как вновь с появление животного симптому аллергии стали давать о себе знать в облегчающей форме
— И куда ты голодная понеслась сломя голову?
Была возмущена Наталья Валерьевна, продолжая держать кота на руках, женщина подошла к Оксане, когда она поправляла надетую на себя белую шубку, застегивая при этом пальцами одной руки пуговицы.
— Тебе нужно позавтракать
— Поем по дороге
Заявила Оксана, снимая с обувной полки, гардеробного шкафа, расположенного в прихожей слева от входа у стены, черные туфли.
— Ничего со мной не случиться — обувая туфли на ноги, уверяла Оксана
— С тобой всё нормально?
Взволнованно, спросила Наталья Валерьевна, женщина, отпуская кота из рук, обратила внимание, как Оксана выражала дыханием заложенность носовых пазух.
— Как ты себя чувствуешь?
Подошла она к Оксане и легким касанием пальцем вынудила её повернуться к себе лицом, заметив покраснение роговицы глаза.
— Могла бы хотя бы предупредить об этом — выказывая волнение, Наталья Валерьевна, отошла на шаг назад, понимая, в чем дело — А ну брысь
Выругалась сурово женщина на кота, что тут же громко, выразительно по-кошачьи взвизгнул, когда не ожидал такого поворота событий, забился под одно из мягких кресел в гостиной.
— Я же ведь не знала, что у тебя аллергия на кошек
— Простите Наталья Валерьевна это моя вина — виновато себя почувствовала Оксана, смутившись перед этой женщиной, когда она распознала в ней слабость
«Блядь теперь она знает, нет ну это просто пиздец», сгорала от стыда Оксана, когда Наталья Валерьевна подошла к ней, обвивая её тело объятиями крепких рук, прижала к себе.
— Ладно, всё хватит
Смутилась Оксана, отошла она от объятий женщины, обнимавшей её женщины, чувствуя себя, словно не в своей тарелке, из-за своего состояния.
— Я, пожалуй, пойду — отходя назад, коснулась лямки сумочки, расположенной у парфюмерного комода, Оксана сняла её, повесив себе на плечо
— Ну, хотя бы могла сказать
Почувствовала себя виноватой, поделилась впечатлением Наталья Валерьевна, когда Оксана, стукая каблуками по паркету пола в коридоре, подошла к закрытой входной двери.
— Господи девочка моя
Подошла женщина к Оксане, когда она стояла, прижимаясь спиной к закрытой входной двери, обвила приятными, тёплыми ладонями её лицо.
— Прости меня — словно открывая душу, говорила Наталья Валерьевна, продолжая смотреть в глаза Оксане, выказывая признательную искренность — Я правда не знала, что у тебя аллергия
— Это я виновата
Ответила Оксана, повернула, стоя спиной к закрытой двери, верхнюю рукоятку дверного замка, открывая его, чувствовала перегар вина исходящий от губ женщины, когда она стояла с ней рядом.
— Надо было вам сразу сказать
— Тебе нужно на свежий воздух? — спросила Наталья Валерьевна, выказывая волнение, женщина подошла к гардеробному шкафу — Если хочешь, я могу выйти с тобой
— Нет спасибо, не стоит — возразила Оксана, открывая дверь, переступая через высокий порог, вошла в подъезд — Я как-нибудь сама справлюсь
Прошла Оксана мимо зеленых окрашенных краской, подъездных стен, стукая каблуками по бетонному покрытию пола на этаже. Встав у закрытых дверей лифта, Оксана коснулась кнопки вызова, в тот момент, когда на неё из открытой двери квартиры, из которой она только что вышла, женщина продолжала смотреть в её сторону. На этаже, в подъезде, так несло сигаретным дымом, будто кто-то недавно курил, однако сам пол и подъездные стены содержались в чистоте, будто за ними кто-то ухаживал, ежедневно их мыл.
— Со мной ничего не случиться — уверяла Оксана, ожидая пока кабинета лифта, достигнет этажа, на котором она находилась
— Точно? — поинтересовалась, выказывая волнение, спросила Наталья Валерьевна
«Как же ты меня заебала со своим волнением, ну не нужна ты мне, как ты блядь этого не поймешь, я вот тебе не могу объяснить», была Оксана вне себя от раздирающей сознание ненависти.
— Да — раздраженно ответила Оксана, когда двери кабины лифта перед ней раскрылись — Всё со мной будет нормально, можете идти на работу
— Ну как скажешь — с нотками сопереживания в голосе, ответила женщина, закрывая дверь квартиры, как только Оксана вошла внутрь кабины лифта
— Ну блядь наконец-то
Глубоко и изнурённо вздохнула Оксана, облокотившись, спиной на кабину лифта, легким касанием пальца, нажала на кнопку первого этажа.
— Я уже подумала, что это пиздец
Грязно выругалась Оксана, как только двери кабины лифта закрылись, лифт медленно начал опускаться вниз, издавая едва слышный звук двигателя наверху шахты. Закрывая уставшие веки глаз, Оксана хотела отвлечь себя от проблем, на то время, пока кабина лифта, плавно двигалась вниз, не создавая никаких неудобств посетителям лифта. В воздухе чувствовались оттенки лаванды, жасмина и гардении, тонкость запаха которого парфюма, ощутила Оксана в кабине лифта, тут же моментально начали успокаивать её бушующий, мечущийся из угла в угол сознания, разум.
— М…. кто-то обладает очень утонченным вкусом
Шепотом прошептала Оксана, пока кабина лифта, опускалась вниз, принюхиваясь, даже через заложенный нос, она смогла почувствовать насыщенную композицию оттенков запаха парфюма.
— По крайней мере — продолжила рассуждать Оксана, когда лифт опустился на первый этаж, в ожидании некоторого времени открытия дверей — Мне нравиться
Двери лифта медленно раскрылись, после чего Оксана вышла из лифта, на площадку первого этажа, направляясь сразу же к ступенькам лестницы. Зелёные, покрашенные краской стены, побелка которых занимала верхнюю их часть и потолок. Воздух в подъезде был пропитан вонью сигаретного дыма, вызывающего у Оксаны чувства отвращения. Стукая каблуками по бетонному полу, Оксана подошла к ступенькам лестницы, в тот момент как в подъезд зашла светловолосая девушка в черной курточке, с маленькой собачкой на поводке. Проявляя наглость, Оксана первой начала спускаться по ступенькам не уступая девушке дорогу, чувствуя как от противного запаха сигаретного дыма и заложенности носа, ей не хватает дыхания. Звонко стукая каблучками, черных туфель, Оксана спустилась по лестнице, чувствуя, как любопытная рыжая шпиц коснулась её ноги холодным носом, пытаясь запомнить её запах. Направляясь таким же ускоренным шагом к входной двери в подъезд, Оксана нажатием кнопки, обратной стороны домофона, открыла дверь. Чувствуя прилив свежего утреннего воздуха, Оксана, вдохнула полной грудью, переступила порог открытой двери, встав под козырьком, подъездной крыши.
Черный седан, представительского класса, что стоял напротив крыльца подъезда, моргнул фарами, давая понять, обратить на себя внимание. Двигатель этой машины тихо урчал, находясь в тени большого многоэтажного многоквартирного дома. За домом слышался нескончаемый поток машин, который выражался шумом колёс и непрерывных как будто сигнальных гудков. Во дворе шуршал листьями могучий тополь, в самом расцвете цветения, свора ясеней, создавали еще большую тень и диковинную обстановку, природной местности, посреди двора. Напротив подъезда, находился небольшой грибок, за которым сидели пожилые женщины, внимательно рассматривая проезжающие машины, выходящих и входящих людей в подъезд, о чем-то между собой тихо разговаривая, выказывая взглядом недовольство. Дети возраста около десяти лет качались на качелях, держа в руках сотовые телефон, а поколение чуть младше резвилась в городке из железных перекладин и горки, с громким криком о чем-то общались между собой. Возле открытого подвала дома, сидел в тени какой-то бездомный черный кот, любознательно изучающим как будто взглядом, посмотрел на Оксану, как только она вышла, покидая подъезд. Воздух большого мегаполиса, в этой местности был чистым и приятным с каждым вздохом, состояние Оксаны непременно улучшалось. Пропуская пройти мимо мужчину с овчаркой на поводке, Оксана, быстро перебегая дорогу, проезжей части во дворе, подошла к задней открывшейся двери черной ожидающей её машины.
— А я всё ждала, когда же вы придёте
Ответила с милой улыбкой на губах Валентина, рыжеволосая девушка в черном откровенном платье, достаточно выразительном, открывающим черты её тела, расположилась, положив ногу на ногу, на заднем сиденье.
— Ну как прошла вчерашняя для вас ночь? — поинтересовалась Валентина, не переставая удивляться, ухмыляясь красивой завораживающей очертанием прекрасной улыбки
— А чего ты ухмыляешься? — недовольно спросила Оксана, нагнувшись, влезла в салон автомобиля, располагаясь на его черном, приятном на ощупь заднем сиденье, рядом с Валентиной
— Просто рада вас видеть — пожав плечами, ответила Валентина, подождав, когда Оксана закроет за собой дверь
— Насколько я понимаю — заметив в темной атмосфере салона машины, черный кейс, говорила Оксана, указывая коготком указательного пальца на чемодан — Господин Гордеев не поедет
— Он уже там — ухмыльнулась Валентина, кивнула мужчине, который сидел в водительском кресле, давая понять ему начать движение
— Как там? — была удивлена Оксана, в тот момент, когда автомобиль плавно тронулся с места
— Просто он оказывается, тесно связан с тесным кругом этих людей — рассказывала Валентина — А мы там будем, как гарантия того, что сердце достанется ему
— Откуда у него сердце?
Спросила Оксана, проявляя любопытство, облокотившись на спинку кожаного сиденья, положив ногу на ногу, посмотрела в зеркало заднего вида на отражение карих глаз мужчины, водителя.
— Ведь ты сама понимаешь
Уверяла Оксана, любуясь видом начинающих цвести зеленых деревьев, смотрела через тонированное стекло задней двери.
— Максимум что мы сможем выжать от сердца, после извлечения его от тела донора — рассказывала Оксана, не понимая конечно в чем дело — Это восемь часов, это и то при всех наших современных на сегодняшний день технологиях
— Как я тоже поняла из рассказа вашей подруги
Утверждала Валентина, девушка говорила спокойным голосом, положив руку на колено, от неё так заманчиво пахло оттенком запаха кашемирового дерева.
— У тех людей есть свой человек в одной московской больнице
Продолжала рассказывать Валентина, рыжеволосая девушка словно пыталась надавить своими словами на чувства Оксаны.
— Он по своим каналам попробует достать нам сердце донора из людей находящихся в коме
— Такой вариант меня устроит
— Теоритический они еще живы — уточнила Валентина
— Да, но мозг у них почти каша — возразила Оксана, оспаривая пустой довод рыжеволосой собеседницы — Они всё равно рано или поздно умрут, даже если выйдут из комы, они не смогут жить нормальной жизнью
— Вы собираетесь забрать сердце у еще живого человека
Пояснила Валентина, своё недовольство, обращаясь к Оксане, так выразительно на неё посмотрела, как будто пытаясь своим взглядом затронуть, самые сокрытые её чувства.
— Вас это не смущает
— Тебя не смущает, что ты много болтаешь
— Вы как всегда хладнокровны и бесчувственны
— Это не моя забота — ухмыльнулась Оксана — Моя забота, заплатить деньги и получить своё
— Ну да по-вашему в жизни всё решают деньги
«Это сука пытается достучаться до меня, а что толку, мне слушать слова какой-то полоумной дуры, которой я сама даже не доверяю», успокаивала себя Оксана, продолжая смотреть в глаза своей собеседнице.
— А по-твоему нет? — мило улыбнулась Оксана, стараясь противостоять чувствам давления, которое Валентина оказывала на неё своим взглядом
— Ладно — ответила Валентина так, как будто что-то задумала — Посмотрим
— Помолчи — прошипела Оксана, как только автомобиль покинул двор, выезжая через арку на проезжую часть тысяч машин, закрыла медленно глаза пытаясь сосредоточиться, когда шум колёс и сигнал автомобилей непрерывно гудел — Дай мне просто подумать
— О чём? — удивилась Валентина такому утверждению
— Не о тебе — возразила Оксана — К ближайшему отделению сбербанка, пожалуйста — обратилась она к водителю, игнорируя взгляд рыжеволосой девушки, когда она не переставала смотреть в её сторону
— Как скажите — ухмыльнувшись, просто ответил мужчина
— Вот и славно
Наслаждаясь тишиной в салоне автомобиля, Оксана открывая лазурные голубые глаза в темной обстановке салона автомобиля. Оксана, не переставала смотреть на бесчисленную суету наполненных улиц Москвы, в тот момент как автомобиль плавно уже вышел на виадук, сливаясь в потоке с тысячами машин, шести полосного движения большой магистрали.
***
Окраина города была больше похожа на промышленный район, старые трущобные, серые здания, пыльные улицы, тротуар был покрыт мусором и грязью. Рядом проходили железнодорожные пути, на которых стояло бесчисленное число товарных вагонов и вагонов под уголь. Все здесь казалось за счет заводов, каким-то серым, словно атмосфера, зелень, что расцветала в этой местности, как будто не имела цвета. Запах, был пронизан пылью, выхлопными газами, вонью отходов как на свалке, мир, который проживал здесь, казался чахлым, каким-то увязшим. По улицам ходили невзрачные люди, машины, хоть и иномарки, но были более дешевого класса, изредка к удивлению можно было заметить проезжающую куда-то дорогую машину, что тут же скрывалась за поворотом промышленной зоны, бесчисленных складов.
Дорога, на которую свернул черный седан, была словно размыта, растаявшим снегом после ушедшей зимы, грязь лужи, хоть она и была раскатана, но машина, казалось больше, что плыла по волнам. Гаражи, были собраны в ряды, рядом была расположена старая заброшенная котельная, кирпичное здание, мощный дымоход разваливался под гнётом беспощадного времени. По улицам бегали какие-то дворовые собаки, словно искали что-то, вынюхивая каждый куст, заползая на каждую развалину. Слева у какого-то гаража, мимо которого проехал черный седан в кучи мусора копался черный, измазанный грязью, пёс. Справа было видно, как из открытых дверей гаража, двое мужчины выкатив свой автомобиль, что-то делали под его капотом.
— Вот это жизнь зазеркалье — пояснила Валентина, обращаясь к Оксане — Того что мы с вами видели в городе, здесь как видите всё по-другому
— Меня не волнует, какая здесь жизнь
Ответила Оксана, посмотрев с пустым безразличным взглядом на складскую зону из больших ангаров, куда только въехал автомобиль.
— Мне важно чтобы мы получили сегодня то — уверяла Оксана, положив ногу на ногу, стала легонько ей покачивать, опустив ладонь руки на колено — Зачем мы сюда приехали
— Ну это уже будет от вас зависеть
Говорила Валентина, любознательным взглядом, отразив голубой блеклый оттенок в глаза, посмотрела на Оксану, находясь в тёмной атмосфере салона автомобиля.
— Как вы себя им преподнесёте, так и……..
— В каком блядь еще смысле преподнесёте?
Возмутилась Оксана, посчитав сказанное собеседницей за оскорбительную обиду, прошипела подобием дикой королевской кобры.
— Я тебе блядь что шлюха? — грязно выругалась Оксана, продолжая смотреть недовольно на Валентину — У меня так-то есть муж
Высказывалась Оксана, чувствуя обиду за слова рыжеволосой девушки, после того как автомобиль въехал на большой плацдарм, окруженный ангарами. Большая территория словно была похожа на давнишний аэропорт, заброшенный со времен советского союза. На этой площади было скопление дорогих, роскошных автомобилей, от самых разных представительских классов, джипов, внедорожников, паркетников, вплоть до лимузинов, на которых ездили особо важные люди. Все собравшиеся люди, весьма элегантно одеты, женщины были в вечерних платьях, фасон которых был от более открытого, коротких моделей, до строгих более длинных с руками и без декольте. Так же были молодые девушки в возрасте от двадцати до тридцати лет, все эти особи женского пола, обихаживали богатеев, приехавших в место, которое сразу по внешнему виду уже напоминало закрытое нелегальное казино. У открытых дверей ангара, была расположена охрана, так же стояли два черных шикарных джипа марки мерседес, все кто собрался на этой площади из гостей, явно знали, зачем пришли и их спокойно персонал безопасности этого заведения, пропускал внутрь.
— А тут довольно мило — выразила впечатление Оксана, как только автомобиль, в котором она ехала, остановился прямо напротив входа главного из ангаров
— Вы наверно еще внутри не были — заверила Валентина, открывая заднюю дверь, дождавшись когда машина прекратить движение
— Надеюсь там тоже так же всё красиво
— Эти люди нажили себе состояние — уверяла, разъясняя Валентина, выставляя ногу, покинула салон автомобиля — Забирая его у других
— Ого, какое у тебя платье — похвалила Оксана, открывая дверь, выгибая спину, выставляя ногу, вышла на улицу, покидая салон машины — Я и не подумала бы, что ты можешь так одеваться
— От того как мы с вами сыграем сегодня
Объяснила Валентина, поправляя сумочку на плече, рыжеволосая красотка, обошла сзади транспортное средство, направляясь к Оксане
— Зависит не только ваша репутация, но и моя в целом
Говорила рыжеволосая девушка, в тот момент когда направляясь к Оксане, платье, через чур откровенного короткого фасона, повторяло в такт движения её тела.
— Думаете, я просто так рвусь с работы — высказывалась недовольно Валентина — Что думаете, у меня совесть проснулась, с чего бы то ни было помогать вам
— А почему бы и нет? — возразила Оксана, направляясь вместе с Валентиной по бетонному покрытию большой площади, окруженной большими ангарами, словно как под самолёты
— Мы здесь по приглашению
Ответила Валентина, как только они с Оксаной подошла к ангару, откуда просматривался вход в подвальное помещение под ним. Рыжеволосая красотка с веснушками достала какой-то буклет из черной сумочки, которая висела у неё на плече, показала её охране. Дождавшись пока один из охранников кивнёт, она передала мужчине свой черный плащ, который висел у неё на руке, после чего первой вошла внутрь ангара, из которого по подвальной лестнице, поднималась семейная пара, слегка выпившая. Девушки, которые находились на площади и в ангаре, общаясь ос своими кавалерами, вели себя слишком раскованно, под действием алкоголя, они позволяли своим обольстителям, трогать себя за самые сокровенные места, будучи прижатыми к стенке.
— Да знакомая атмосфера
Ухмыльнулась Оксана, направляясь по ангару следом за Валентиной, с завистью наблюдая, прикусывая при этом губу, как мужчина голодным порочной страсти целовался с прижатой к стене ангара светловолосой девушкой, жадно пуская свои руки ей под черную юбку.
— Тут наверно каждый день так
— Вам ведь не впервой бывать в таких местах
— Ну, если сравнить с Романовыми — уверяла Оксана, подошла следом к винтовой лестнице, по которой, спускаясь вниз, направлялась Валентина — То тут пока еще детский сад, хотя я еще мало видела
— Ну, я думаю многое еще впереди — ухмыльнулась, встав на ступеньках железной лестницы, говорила Валентина, облокотившись, спиной на перила, выполненные из гладкого дуба
— Давай лучше скорее заключим сделку — недовольно ответила Оксана, замечая розовую подсветку спуска по лестнице — И уберёмся отсюда — слыша эхо музыки, доносившейся снизу, добавила она
— Вам здесь не нравиться? — спустившись вниз, подойдя к двери, спросила Валентина — Наверно потому что вы тут еще ничего не видели
— Меня блядь от этих лиц — спустившись вниз следом за Валентиной, ответила Оксана, как только рыжеволосая девушка открыла дверь
Заведение казалось гламурным, всё было в фиолетовых тонах, более нежных и романтичных, играла мелодичная, пленяющая оттенками ритма музыка dubstep. Десятки столов от рулетки, до карточных, игровое заведение широкого масштаба и весьма перспективного класса, считалось довольно крупным казино. Барная стойка за которой на высоких стульях сидели девушки, в откровенных выразительных платьях, прекрасно подчеркивающих очертанием формы их тел. Здесь всё было в фиолетовых и розовых тонах, даже синяя подсветка, над входом из одного игрового зала в другой зал, хоть и была синей, но имела блеклый фиолетовый оттенок. Посетители этого места, люди весьма гордой натуры, считающие, что за деньги им доступно всё, время за игорным столом, выпивка элитных сортов, а так же некоторые почести порочных утех.
— Ну и что куда тут идти? — поинтересовалась Оксана, направляясь по игорному залу, наблюдая за игроками, проигрывающими свои деньги в рулетке и покер
— Думаю стоит выпить чего-нибудь — предложила Валентина, кивнув в сторону девушки, управляющей этим заведением, которая подошла к ним
Девушка с кашемировым оттенком волос, были одета в серые брюки, белую рубашку и жилет, такого же фасона, что и низ её костюма. Роскошные волосы, представительская внешность, такая особа, как поняла Оксана, была лицом этого заведения. Манящая стойка палитра изумительного вкуса «Carolina Herrera Good Girl» оттенки завораживающих нот, которых дурманили разум перед хозяйкой, обладателя такого тонкого вкуса. Утонченная композиция этого парфюма служила основа восточного цветения, таких как запах жасмина, лимон, миндаль, болгарская роза. Изюминкой восхищающей страстью, аромата, который готов вскружить голову, служила восхитительная гармония пачули, амбра, кашемировое дерево и мускус, сочетание таких вкусов, было достаточно сильным и выразительным. Вызывающий деловой костюм этой женщины, с шоколадным тоном цвета волос, высокий каблук ей черных туфель, расстегнутые верхние пуговицы в зоне декольте, под рубашкой которой показывался край кружевного темного синего бюстгальтера.
— Здравствуйте рада приветствовать вас в нашем заведении — приветливо говорила женщина, встав напротив Оксаны и Валентины, рядом со столом, где кучка богатеев играли в рулетку — Вы как я вижу здесь в первый раз, проходите, располагайтесь, у нас всё только самое лучшее
«Еще одна дешевая швабра, не могли найти кого-нибудь более приветливого», возмутившись внешним видом девушки, которая стояла перед ней, выражая мысли в голове, подумала Оксана.
— Спасибо — сделав застенчивый вид, словно, как будто, смутилась Оксана — А куда здесь можно сдать верхнюю одежду?
— Прошу можете передать вашу шубку одной из наших девушек
Обратилась она кивком головы, к проходящей рядом рыжеволосой девушке в коротком вызывающем платье, которая тут же подошла к ней.
— Позвольте я вам помогу
Обратилась женщина, после того как Оксана передала свою сумочку в руки Валентины, начала медленно расстегивать пуговицы белой шубки, заметив как эта она встала за её спиной.
— Так осторожней — уверяла управляющая главным залом девушка, взявшись за шубку Оксаны, медленно начала снимать с неё верхнюю одежду — Вы здесь по делу или просто отдохнуть?
— А что это так важно? — возмутилась Оксана, обернувшись к женщине, которая зацепила её неприятным для неё вопросом
— Я должна предупредить хозяина этого заведения
Пояснила она, выражаясь весьма культурно, не показывая никак, что упрёк в её сторону, никак не зацепил, передала в руки рыжеволосой девушки, которая стояла рядом, шубку, что сняла с Оксаны.
— Что у вас может быть дело с ним или с его компаньонами
Продолжила рассказывать девушка, опустив голову, по всей видимости, не могла сдержать при себе испепеляющего взгляды со стороны Оксаны.
— Извините, конечно — принесла она свои извинения, не поднимая головы — Но таковы правила этого клуба, я должна оповещать хозяина заранее о том, что кто-то хочет с ним или с его людьми тут вести свои дела
— Лерочка всё нормально — послышался голос Гордеева из-за спины — Это мои очень хорошие знакомые, приехали по делу, я уже сообщил Эдуарду Константиновичу об их присутствии
— Вы мне не сказали — возмутилась Оксана, прошипела как королевская кобра на мужчину — Что у вас есть знакомые в этой сомнительной организации, это бы во многом всё упростило
— Понимаете — помедлил Гордеев, мужчина словно не хотел сразу отвечать на резко поставленный ему вопрос Оксаной — Без вашей помощи, даже при всех моих связей, мне не получить сердце для своей племянницы
— В каком таком смысле? — не поняла Оксана, выражение лица мужчины, который стоял перед ней
— В таком случае — обратилась девушка шатенка, управляющая залом — Я передам этих дам под вашу ответственность — после чего девушка удалилась в открытую дверь комнаты службы игорного безопасности зала
— Какое отношение вы имеете к ним? — поинтересовалась Оксана, направляясь под руку с Валентиной к барной стойке, проходя мимо игорных столов с рулеткой
В воздухе чувствовался легкий запах жасмина, душистый аромат розы, а так же свежий оттенок лаванды, эти вкусовые оттенки особо выражались в парфюме людей, за спинами которых, покачивая выразительно бёдрами, прошла Оксана.
— Могли бы еще у меня дома — заявила Оксана, обернувшись, посмотрела недовольно в сторону Гордеева — Что вы знаете этих людей
— И что бы это изменило? — пожав плечами, ответил Гордеев
— По крайней мере
Была не согласна с ответом этого мужчины, возмущенно выражаясь, говорила Оксана, когда покачивая упругой формой бёдер, подошла к барной стойке
— Может быть
Расположившись на одном из высоких стульев, продолжала недовольно высказываться Оксана, повернувшись на половину боком к мужчине, к которому обращалась.
— Мне бы не пришлось тащить зря
Положив ногу на ногу, Оксана заметила ту именно знакомую часть во взгляде Валентины, когда рыжеволосая девушка вышла из её спины, посмотрела завистливо на её выраженные бёдра.
— Свою жопу — высказалась Оксана, сразу испытав такое чувство, внутри себя, как будто часть её гнева, словно как из жерла вулкана вытекла из неё
— Оксана Владимировна — обратилась Валентина, располагаясь на свободном стуле, справа от Оксаны — Давайте просто посидим выпьем
— Мы что сюда блядь бухать пришли?
Возмутилась Оксана, прикусывая при этом краешек губы, испытывая раздражение, которое переполняя её сознание, переметнув взгляд на рыжеволосую красотку, которая села на высокий барный стул рядом с ней
— Зачем ты меня сюда то притащила?
Возмущенно спросила Оксана, пытаясь действовать на нервы девушки, которая уже всем своим напряженным видом, давала знать, как её состояние действительно раздражает
— Пойдём к хозяину этого заведения — предложила Оксана, облокотившись локтём на барную стойку, обратилась она к Валентине — И обо всём договоримся
Опираясь ладонью руки на край сидушки стула, уверяла Оксана, выказывая перед рыжеволосой красоткой, которая сидела рядом, сочную форму груди.
— Вопрос цены — прикусывая соблазнительно краешек губы, Оксана смотрела в глаза своей собеседнице, искушая её красотой взгляда — Я думаю, что решу для его человека
— А что если они заломят цену?
Предположил Гордеев, снизив тон голоса, так чтобы только Оксана и Валентина могли его услышать, мужчина встал у барной стойки, кивнув парню бармену, чтобы он обратил внимание.
— Бокал коньячного напитка самого лучшего
Распорядился Гордеев, после того как парень в белой рубашке с короткой стрижкой и светлыми волосами, подошёл к нему, встав напротив барной стойки.
— И если я не ошибаюсь — обращаясь к бармену, попутно посмотрел на Валентину — Вам стакан апельсинового сока?
— Апельсинового сока? — была удивлена Оксана, выражая непонимание в лазурных полностью раскрытых глазах, смотрела на Валентину — А вы про меня не забыли? — проявляя наглость характера, спросила она, разговаривая с Гордеевым
— Вам Оксана Владимировна бокал коньяка — уверял Гордеев, обернувшись к Оксане — Вам нужно выглядеть расслабленной и в тоже время готовой для сделки
— А вы разве не пойдёте — возмутилась Оксана, нахмурив алую прелесть губ — Это ведь всё-таки ваши там знакомые
— Я думаю, вы договоритесь там с ними лучше
Ответил Гордеев, пододвинув кончиками пальцев за донышко, бокал с коньячным напитком в сторону Оксаны, как только бармен наполнил его заказанным содержимым.
— Мне доложили — продолжил говорить Гордеев — Что вы взяли с собой еще чемодан денег, скажите это правда?
— Вы ведь сами просили помочь? — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, взяв в руку бокал коньячного напитка, обвивая его тонкую стеклянную ножку пальцами
— Сколько? — поинтересовался Гордеев
— Это не ваше дело — возразила Оксана, посмотрев на этого мужчину недовольно, поднесла бокал к раскрытым губам, коснувшись их слегка, оставив на стекле бокала алый отпечаток
— Просто назовите сумму, которую вы с собой взяли
— Просто идите нахуй
Грубо выразилась Оксана, чем видимо как она поняла, произвела впечатление на парня бармена, который удивлённо, посмотрел в её сторону, наполняя бокал мартини для клиентки.
— Это не ваше дело
— Вы и так делаете для много чрезмерно много — уверял Гордеев — Я уже не знаю чем вам отплатить, за то, что вы первый раз вернули мою племянницу к жизни
«Дотошный долбаёб, это не его собачье дело откуда и чьи это деньги, главное что его дура племянница, сможет благодаря им, получить свой второй шанс», возмутилась Оксана любопытством мужчины, предпочла грамотно сменить тему разговора.
— Как долго нам тут еще сидеть? — поинтересовалась Оксана
— Похоже это из больницы
Почувствовала жужжание в сумочки телефона, предположила Валентина, доставая его тут же, рыжеволосая девушка, от неожиданности, чуть не разлила на себя капли оранжевой прелести сока.
— Наверно что-то опять случилось
— Ну так ответь — удивилась Оксана отпивая с бокала коньячный напиток, чувствовала его крепкий приторный вкус, стойкость винограда, просто завораживала с первого глотка
— Это ваша подруга — посмотрев на дисплей телефона — Я дала ей свой номер, так как она сказала, что вы разбили свой телефон, когда выходили из дома, поссорившись с мужем
— Ну что же
Взяла Оксана из рук Валентины предложенный ей сотовый телефон, встала со стула, на котором сидела, отошла от барной стойки, стукая каблуками по глянцевому, гладкому как зеркало полу.
— Да Орлова — ответила Оксана, проводя пальцем по сенсору телефона, наблюдая за столом рулетки в которую играла семейная пара — Слушаю
— А кого-то другого я не ожидала услышать — ответила Марина Валерьевна — Просто решила позвонить, узнать, как у вас там дела?
— С чего бы это? — была не согласна с высказыванием девушки, оспорила его Оксана — Тебе удалось договориться на счёт донора крови
— Работаю над этим — ответила Марина Миронова
— Так работай быстрее — недовольно ответила Оксана — Мне как-то не улыбается, знаешь быть тут среди кучи этих бандюков, с какой-то рыжеволосой дурой
— Она ведь была вашей сотрудницей
— В том-то и дело — обернулась Оксана, посмотрев с презрением на Валентину, чувствуя сладкий приторный крепостью вкус коньячного напитка — Что была
— Вы ей не доверяете? — поинтересовалась Марина Миронова — Насколько мне показалось из общения с ней, когда-то вы были очень даже близки с ней
«Неужели эта сука взболтнула, как мы трахались вместе, я ей голову оторву за это лично», смутилась в то же время Оксана, после услышанных слов, в тоже время в ней играли чувства, подобно шторму раскачивающими, волны в её бездонном море.
— Это тебя не касается уверяла Оксана
— Да ну — словно насмехаясь, говорила девушка, её словно забавляло тем, что она простым доводом зацепила Оксану — Ладно что по донору, как я уже поняла заведующий этой больницей, не собирается нам вообще помогать, ему вообще противна эта затея, но он почему-то пока молчит
— Ну так реши вопрос — прошипела Оксана, была словно вне себя от ненависти — Если я нахожусь здесь, ты займись донорской кровью
— Вот именно этим я занимаюсь — уверяла Марина Миронова — Просто ваши коллеги с деревни, которые связались со мной……
— Мне нет разницы — возразила Оксана, давая понять своей собеседнице, что этот разговор ей не интересен — Просто реши проблему с кровью
— Даже если донор кровь беременная женщина
— Блядь мне, что после 8 лет в аспирантуре учить тебя работать?
Возмутившись, спросила Оксана, прошла мимо карточным столом, за которым сидели весьма представительные люди, пока крупье, мужчина в красном жилете и белой рубашки раздавал карты.
— Просто реши поставленный вопрос
Уверяла Оксана, направляясь к барной стойке, выразительно покачивала упругой формой бёдер, сочный изгиб которых скрывался за черной тканью короткого надетого на ней платья.
— Мне всё равно где ты ей возьмёшь — рассказывала Оксана, когда подошла к высокому стулу на котором она не так давно сидела, заползая на него как кошка, расположилась положив ногу на ногу
— Вы всегда так работаете? — поинтересовалась девушка, по её голосу Оксане было понятно, что требования, которые для неё были выдвинуты, весьма тяготят — Заставляете под прессом делать людей всю грязную работу за вас
— Девочка моя — озорным смехом рассмеялась Оксана, шикарной формой улыбки, раскрыла алые губы — Ты ведь прекрасно понимала куда идёшь и с кем хочешь работать
— Но я не думала, что вам будет безразлична судьба других людей — рассказывала собеседница, слегка выказывая легкую форму раздражительности — Людей, что не являются вашими пациентами
— С какой стати меня должна беспокоить судьба других людей — согласилась с таким утверждением Оксана, обвивая бокал с коньячным напитком пальцами за тонкую его стеклянную ножку — Да и хватит уже этой сентиментальности, ты становишься похожа на свою суку сестру
— Да — выразила будто удивление, ответила так Марина Миронова — И с чего это вдруг такое мнение
— А что не так? — оспорила Оксана — Займись донорской кровью, она нам сейчас больше всего нужна, чем твоя пустая болтовня
— Любите вы отдавать приказы
— А ты научись их выполнять — грубо выразилась Оксана — Если будет что сказать по пациентке, говори, а нет, так в таком случае иди работай
— У неё опять случился приступ психоза — пояснила Марина Миронова — Хорошо, что она привязана к койке, а то я не знаю, чтобы эта девица бы устроила
— Значит, она не первый раз принимает это внутривенно — предположила Оксана — Что с болями в животе, ломкой и другими известными нам симптомами?
— Оксана Владимировна
Обратился Гордеев, отвлекая на себя внимание Оксаны от телефонного разговора, мужчина убрал телефон, что держал в руке, в карман черного пиджака.
— Мне нужно срочно отлучиться в банк, проблемы с одним затруднительным клиентом — повел он лицом, словно мужчина кривил душой, при произношении этого выражения
«Блядь, ублюдок тупой, не видишь, что я разговариваю», подумала Оксана, обернувшись к мужчине, который к ней обратился, возмутившись его наглой манерой, была готова выплеснуть всю накопившуюся злость на него.
— А что касается разговора с владельцем этого заведения — уверял Гордеев, словно чувствуя себя виновато — Хозяин отвлекся по делам
— Ну так тогда зачем мы сюда приехали? — поинтересовалась Оксана, выказывая еще большее недовольство, отставила бокал с коньяком, так и не испив из него глотка
— Тут его заместитель — уверял Гордеев — Он то вам и нужен, это его человек работает в больнице, если вы сумеете с ним договориться……
— Как к нему попасть? — поинтересовалась Оксана, отложив не выключенный телефон, в момент разговора по сотовой связи на барную стойку — Отведите меня к нему
— Лерочка — обратился Гордеев к женщине, которая проходила мимо него — Пожалуйста, отведи этих прекрасных дам к господину Новикову
— Слушаюсь, Юрий Валентинович — покорно ответила управляющая залом — Прошу за мной
— Скажи этой суке
Грязно выругалась Оксана, обратившись к Валентине, отпивая большой глоток коньячного напитка, чувствовала всю его насыщенную крепость вкуса, как он словно огнем начал разогревать её тело.
— Чтобы достала мне необходимую донорскую кровь
— Я думаю это она уже и так поняла
— Нет, ты объясни ей доходчиво — сползая со стула, пояснила Оксана, поправив собравшееся буграми платье на бёдрах
— Оксана Владимировна — обратилась Валентина, скинув движением пальца телефонный звонок, в тот момент как Оксана прошла за её спиной — Если вы не возражаете, я пока еще побуду тут
— В каком смысле побуду?
Удивилась Оксана, осматривая, вызывающие опаску, лица мужчины, которые были служба безопасности клуба и просто клиенты или деловые партнеры.
— Ты что в самом деле? — была удивлена Оксана — Решила оставить меня там одну
— Уверяю с вами ничего не случиться — не слишком обнадеживающе, ответила Валентина, в тот момент как Гордеев, поспешно двигался в направление выхода из игорного зала
— Ну конечно блядь не случиться — не выдержала, подошла к рыжеволосой красотке Оксана, оскалом подобно королевской кобры, прошипела ей под ухо — Я буду в компании бандюков головорезов, что со мной тут может случиться
— Девяностые уже прошли — ухмыльнулась Валентина, обернувшись, посмотрела в отчаянные глаза Оксане — Сейчас уже не тот метод
— Да конечно пустить пулю в голову — Оксана хотела вывести эту девушку из себя — Метод, который работает всегда
— Ладно, пойдёмте — пробурчала в ответ Валентина, с недовольным выражением лица сползая со стула — Никогда бы не подумала, чтобы вас что-то пугало
— Ты даже не представляешь как — ухмыльнулась Оксана, прикусывая краешек губы, направляясь вслед за девушкой, управляющей игорным залом
— И чего же? — выказывая любопытство, поинтересовалась Валентина
— Это место
Ответила Оксана, когда вышла вслед за девушкой через открытую дверь, в другое помещение, состоящее из нескольких коридоров и странной дверью к которой подошла девушка. Темно-синие стены, подсветка фиолетового свечения, дорогая роскошная обстановка обшивка стен, запах кожи, мускуса, легкий привкуса сигарного дыма, все эти тонкости настораживали Оксану.
— Прошу — открыла дверь девушка, справа, немного пройдя по коридору — Вам по винтовой лестнице вниз, а там я думаю, не заблудитесь
— А вы что с нами не пойдёте? — возмутившись, спросила Оксана
— Прошу меня простить — ответила девушка шатенка, поправляя воротник белой блузки — Но мне нужно следить за игорным залом
— Ну что же — недовольно прошипела Оксана, переступая порог открытой двери, наступила на железную площадку лестницы, после чего при тусклом свете розоватого свечения, медленно, стукая каблуками черных туфель, подошла к ступенькам — Пойдём, посмотрим
— Мне кажется — выразила впечатление Валентина, вошла следом за Оксаной на лестничную площадку — Или вас это место действительно пугает
— Не будем вдаваться в подробности — ответила Оксана, касаясь гладких, покрытых лаком, деревянных перил лестницы
— Мы ведь сюда пришли просто поговорить
— Хотелось бы в это верить — испытывая страх, который словно сочился из тела, ответила Оксана, нервно прикусывая краешек губы
Спустившись по винтовой лестнице, Оксана вошла в небольшой коридор, обстановка этой местности казалась уже настораживающей. Пошарпанные голые стены, бетонный пол, оставшийся таким же со времен советской перестройки. Количество комнат за закрытой деревянной дверью, контур которой был обнесен звукоизолирующим материалом. Большой зал, в котором на окрашенных красной краской стенах, богатеи справляли свои утехи с привязанными к стулу, к креслу, к стене или шесту женщин, доставляя им боль от сексуальных игрушек, погружая их словно в хор непрерывных стонов. По другую сторону коридора, комнаты в которой входная дверь была открыта, было видно, как несколько мужчин зверки насилую одну девушку. С другой стороны было видно, как один мужчина в черной кожаной куртке допрашивал кого-то, не переставая почти колотил ему по лицу, пока лицо второго мужчину, стало похоже не вишневую кашу. Всё казалось на первый взгляд так дико, где сексуальное подчинение, рабство, стриптизёрши, танцующие у шеста, в клетках, на верхних подиумах, а тут же проводились допросы людей, поймавшими этой бандой.
— Как интересно тут всё у них устроено — выразила своё впечатление Валентина — Сначала кажется престижное казино, на заброшенном складе, а теперь на нескольких уровнях вниз, какой-то бункер, где происходят всё это
— Добро пожаловать
Обратилась девушка в откровенном черном коротком платье, как только Валентина и Оксана вошли в большой зал, где находились шесты и клетки в которых танцевали танцовщицы. Внешность этой девицы была еще краше и еще вызывающей, своим видом, она словно завлекала клиентов этого заведения, действие которых являлись вне закона, поддаться искушения порочных фантазий.
— Вы наверно гостьи о которых нас предупреждали — говорила светловолосая девица, которая словно демонстрировала роскошную грудь, без оков бюстгальтера, скрывавшуюся за чашечками платья
Как только вошли в большой зал, Оксана обратила внимание на танцовщиц, которые исполняли откровенный танец, на шесте, девушку, словно фурии обвивая шест ногами, крутились в воздухе, показывая пластику возможности своего тела. Красный небольшой пуфик, который был расположен рядом с черным кожаным диваном, на котором на коленях стояла связанная девушка. Рыжеволосая девушка в красном выразительном платье, словно специально открывающим весь сексуальный изгиб формы её тела, истязала бедную шатенку, которая стояла на коленях на красном пуфике. Рот девушки, стоящей на коленях на пуфике был закрыт шариком кляпом, упираясь руками на мягкую ткань пуфика, она словно изнывала песнью стонов, пока девушка с волосами цвета пламени, довольствовалась её порочными мучениями.
— Варвара Викторовна — обратилась блондинка, как только вошла в главный подземный зал, порочного скрытого от глаз заведения — Тут пришли люди к вашему брату
— Да что еще — словно вне себя, рыжеволосая девушка, чье лицо Оксана не могла видеть, так как она стояла к ней спиной — Моего брата ведь нет, сама знаешь, он будет только через пару……
Обернувшись, рыжеволосая красотка в красном платье, словно узнала Оксану, от чего от такой встречи, она оставила девушку в покое.
— Не может быть — положив ладонь руки на выставленные голые ягодицы девушки, рядом с которой стояла, рыжеволосая бестия, словно преобразилась в улыбке — Богиня эротического танца Карамель
— Это она про вас? — не понимая, что вообще происходит, спросила Валентина
— Ну надо же сама Варвара Воронова — ухмыльнулась Оксана, пытаясь не придавать значения сарказму улыбку девушки, которая была в красном платье
— Вы её знаете? — поинтересовалась Валентина, удивленно посмотрев то на Оксану, то на рыжеволосую девушку в красном платье
— Пошла отсюда
Скомандовала девушка в красном платье, одарив ладонью шатенку рядом с которой стояла ударом шлепка, вынуждая её подняться с пуфика, на котором она стояла на коленях.
— Прошло столько лет
Говорила рыжеволосая девушка, расположившись на черном кожаном угловом диване, выразительно открывая красоту бёдер, положила ногу на ногу. Выразительная композиция «Perfume Simply sexy» с оригинальным ароматом, микс бархатистых нот жасмина и сандалового дерева с безупречными цветочными мотивами и небольшой долей ванили. Духи смешиваются с химией тела, стимулируя выработку естественных феромонов, пробуждая чувственность и желание.
— Сколько наверно года три или может быть четыре — рассуждала Варвара, словно своим видом выказывала сочный объём выраженной груди — Так что же заставило тебя явиться вновь сюда или ты действительно не понимала куда едешь?
— Послушай
Уверяла Оксана, присаживаясь на диван рядом с этой девушкой, чувствовала всю силу возбуждающего запаха, исходящего от её тела.
— Я приехала к твоему брату
— Да — выразила удивление девушка, вновь показывая своё бесчувственное поведение — И с чего бы ему тебе помогать, после того как ты бросила нас
— Тогда было совсем другое время
— Но ты сама сюда пришла — дотрагиваясь ладонью руки до живота Оксаны, говорила Варвара Воронова — Ох…. как ты танцевала у шеста, никто из этих куриц не мог повторить то, что ты вытворяла
— Ты хотела чтобы я родила тебе ребёнка — уверяла Оксана, не выдержав, с каким чувством любопытства, рыжеволосая девушка в красном платье на неё смотрит — Которого ты сама, по своей же вине не можешь сделать
— Зачем пришла? — поджав от обиды нижнюю губу, ответила Варвара Воронова — Ты ведь понимаешь, что я тебя просто так теперь не отпущу отсюда
— Я пришла сюда не к тебе — возразила Оксана, не принимая всерьёз угрозу, которую она услышала от рыжеволосой девушки, сидевшей рядом с ней на диване
— Вау да твоя подруга беременна — выразила восхищение Варвара Воронова, улыбнувшись такой формой улыбки, словно затаив что-то у себя в голове какой-то план
— Беременна? — удивилась Оксана, возмутившись, посмотрела на Валентину — Я не поняла
— А ты не заметила? — рассмеялась Варвара Воронова — Слегка выпуклый животик, грудь увеличена в размерах, выраженные округлые бёдра
— Это правда? — была уже вне себя от ярости Оксана, сдерживая внутри себя гнев — Почему ты мне ничего не сказала?
— Я думала вы и так это поняли — виновато опустив голову, Валентина стояла рядом с диваном, на котором сидела Оксана
— Оу…. какой неловкий момент — ухмыльнулась рыжеволосая девица в красном коротком платье, сделав с усмешкой, губки трубочкой
— Я отстраняю тебя от дела……
— Постой — возразила Варвара Воронова, оспаривая мнение Оксаны — Я хочу, чтобы она осталась
— Это не тебе решать — была не согласна Оксана с мнением девушки, оспаривающим её мнение
— Я хочу чтобы она осталась — возразила девушка в красном платье, вставая с дивана, кивнула двум мужчинам верзилам, чтобы закрыли собой проход по коридору входа в большой зал
«Никогда ненавидела эту суку, очень сожалею, что мне пришлось какое-то время работать в их клубе, а так же жить с ними», размышляла Оксана, с трудом уже контролируя приступ неистовой ярости, который словно шторм колебал её бездонное море.
— А я не хочу — уверяла Оксана, внимательно наблюдая за девицей в красном, откровенном коротком платье, которое приоткрывало завесу пикантных форм тела рыжеволосой красотки
— Но решать ведь не тебе — уверяла Варвара Воронова — Останься дорогая моя, я хочу увидеть, как твоя подруга будет танцевать
— Что?! — была удивлена таким решением Оксана, вставая тут же, как натянутая пружина, которую только что отпустили, с дивана — Не буду я тут не перед кем танцевать
Обратила Оксана внимание, как девушка в красном платье, кивнула девушкам, танцующим у шеста, незамедлительно покинуть высокий подиум.
— Я пришла сюда по делу — пояснила Оксана, чувствуя внутреннее чувство беспокойства, так как посетители этого заведения, которые находились в этом большом порочном зале — К твоему брату и я хочу с ним поговорить
— А я хочу чтобы ты показала моим гостям и эти дурам — уверяла Варвара Воронова — Как ты умеешь красиво танцевать у шеста, один танец прошу, я ведь тебя всё равно никуда не выпущу, раз уж ты пришла
— Я пришла сама — возразила Оксана, осматриваясь по сторонам, заметила удивленные оживленные взгляды зрителей мужской стороны и завистливые взгляды женщины, все смотрели в её сторону
— Да какая разница
Рассмеялась девушка в красном платье, не придавая словам Оксаны никакого значения, она подошла к Валентине, прошла за её спиной, внимательно рассматривая тело девушки, которая стояла перед ней.
— Я просто хочу, раз уж ты пришла — коснувшись кончиками пальцев плеча Валентины, девушка в красном вызывающем платье, словно изучала пронзительным взглядом её натуру — Покажи нам еще раз этот танец
— А что без него никак нельзя? — поинтересовалась Оксана, прикусывая от волнения краешек губы
— У тебя просто нет другого выбора
Ухмыльнулась девушка в красном платье, словно завистливо провела ладонью руки по животу Валентины. Во взгляде карих глаз этой рыжеволосой девицы, Оксана уловила, будто отразилась та скорбь, боль которую через улыбку сатаны, она испытывала, скрываясь за маской фальши.
— Давай не тяни время — уверяла Варвара Воронова — Люди уже и так ждут, предвкушая увидеть зрелище которое ты им хочешь показать
— Я и не знала, что Оксана Владимировна умеет танцевать у шеста — поделилась впечатлением об услышанном Валентина
— Как богиня
Восторженно убирая руку с живота Валентина, девица в красном платье, выставив пятерню пальцев, провела ей в воздухе полукруг.
— Ну же, давай не заставляй нас ждать
Поманила она, встав в половину оборота, в пол оборота к себе пальцем Валентину, направляясь, покачивая выразительной сочной упругой прелестью бёдер к черному кожаному дивану.
— Мы все очень хотим посмотреть на это
— Не буду я тут не перед кем танцевать — возразила Оксана, возмутившись выдвинутому ей требованию, не желая даже хоть какой-то частью своего сознания пойти на это
— Ты ведь не поставишь нас в неловкое положение
Кивнула Варвара Воронова в сторону двух охранников верзил, которые сделали устрашающие пару шагов в сторону Оксаны, после чего остановились. Мужчины не доходя несколько метров до подиума, на котором исполняли танец танцовщицы, остановились, как только рыжеволосая королева этого места сделала второй кивок в их сторону.
— Покажи моим гостям — уверяла рыжеволосая девушка, которая не переставала ласкать живот Валентины, ладонью руки — Как нужно кружиться у шеста
— Что же
Прикусывая краешек губы, Оксана была больше напугана лицом двух мужчин, которые стояли в нескольких метрах от неё. Двое мужчин охранников, словно как адские гончие готовы были сорваться и растерзать в порочных мучениях свою добычу.
— Если это поможет решит вопрос с твоим братом — Оксана не хотела даже и думать больше раздеваться на публике удивленных глаз, зрителей закрытого клуба
— Это поможет вопросом — ухмыльнулась рыжеволосая девушка — За то, что ты нас тогда бросила и ушла, выйти отсюда живой
— Как я уже поняла — выказывая недовольство, Оксана нервничала из-за того стала нервно покусывать краешек губы — С твоим братом, мне придётся договариваться самой
— Иди уже к шесту — распорядилась Варвара Воронова, словно не желая слушать возражения и несогласие Оксаны со своим решением — Или прикажешь тебя силой к нему отвести
— Тогда включишь ту музыку — наступая каблуком черных туфель на первую ступеньку белого подиума, заявила Оксана, обернувшись, посмотрела в сторону Вороновой
— Конечно
Ухмыльнулась рыжеволосая девушка в красном платье, кивнув в сторону ди-джея, чтобы он выбрал уже знакомую композицию. Молодой парень в черной футболке видимо сразу понял намёк своей королевы и тут же исполнил её приказ.
— Это же твой коронный номер
Поднявшись по ступенькам на подиум, на котором танцевали танцовщицы, Оксана, оставив сумочку на ступеньках, подошла к свободному шесту. Словно как по заказу оставшиеся стриптизёрши спустились покорно по ступенькам, снизошли в зал, оставив Оксану одну на подиуме. Тут же включилась медленная музыка, её ритмичные ноты, словно принуждали, как и взгляд рыжеволосой девушки, начать Оксану действовать, так как публика собравшихся в зале гостей уже вызывала волнение мимолетными взглядами из одной стороны в другую сторону.
«Блядь что я нахуй делаю но, похоже, другого выбора у меня нет, ох… и дорого же мне Гордеев заплатит за это», прикусывая краешек губы, Оксана с опаской, чувствуя себя, неловко осмотрела публику собравшихся зрителей.
Начиная соблазнительно в каждом шаге покачивать бёдрами, Оксана подошла к танцевальному шесту, обвивая его прочный железный гладкий стержень пальцами обеих рук. Сделав вокруг шеста полный разворот, выгибая при этом спину и выставляя упругую форму ягодиц, Оксана прижалась к нему спиной, подняв руки вверх. Держась обеими руками за шест, Оксана наклонилась немного вперед, выказывая выразительный объём груди. После чего медленно, под ритм звучащей музыки Оксана выпрямилась, согнув одну ногу в колено, коснувшись пальцами одной руки лямки черного платья на груди, другой рукой, обвив пальцами шест, держалась за него. Убирая медленно вторую руку с шеста, завораживая публику взглядом, нереально сказочных искушенных голубых лазурных глаз, Оксана коснулась её другой лямки платья. Начиная вращать искусно тазом, Оксана, немного наклонившись вперед, пропуская стержень шеста у себя между бёдер, начала постепенно оголять свою грудь. Искушая взглядом публику собравшихся в зале гостей, Оксана медленно оголила грудь, извлекая её из упругих, тесно прилегающих чашечек платья. Продолжая вращать тазом, круговыми движениями, скользя бёдрами по шесту из стороны в сторону, Оксана, не спеша, плавно под звуки ритмичного dubstep стянула с себя платья, скинув его на кофейный пол подиума. Переступая через лежащее на полу платье, Оксана пленительным красотой изгиба, согнула ногу в колено. Поднимая носочком черных туфель его материю, Оксана кинула платье, которое сняла с себя зал.
Повернувшись тут же спиной к публике, не давая возможности разглядеть гостям этого заведения свою грудь, Оксана, ухватившись обеими руками за шест, подтянулась на достаточную высоту по его стержню. Разводя ноги в стороны, на полную растяжку, Оксана допустила так, чтобы туфли плавно, ловким движением, упали на подиум. После чего обвивая ногами шест, Оксана чувствовала, как выпитый ей недавно коньяк разгонял в жилах кровь и как из-за такой нагрузки, слегка подскочило давление, вынуждая кожу лица покраснеть. Крепко обвивая ногами шест, обратной стороной колен, Оксана, отпуская от него руки, выгибая плавно в момент пронзительного звучания ритма музыки в зале. Стараясь крепко держаться обратной стороной колен обеих ног за шест, Оксана медленно скользила вниз, разводя при этом обе руки в стороны. Столь сильное напряжение всех мышц и выпитый до этого коньячный напиток, выразил красноту кожи на лице у Оксаны, в тот момент, когда она плавно опускалась по шесту вниз головой. Касаясь руками пола, Оксана выполнила переворот, касаясь голыми ступнями танцевального подиума.
Состроив выразительную ухмылку, Оксана, прижавшись бёдрами к шесту, коснулась коготками обеих рук кружевных черных трусиков. Завораживая взглядом искушенных голубых, словно камень топаза глаз, Оксана, вращая тазом, в разные стороны, вела себя словно валькирия танца. Стараясь вести себя раскрепощенно, Оксана подобно движению и пластике королевской кобры, медленно стянула с себя черные кружевные трусики, позволяя им упасть на пол. Забавляясь тем, как мужская половина в зале начала свистеть и издавать оханье восторженных звуков, словно чествуя этот танец, Оксана, стоя у шеста, согнула выразительно ногу в колено. Держа искусно черные кружевные трусики на кончике пальцев ноги, Оксана ловко взмахов скинула их с ног, позволяя им упасть на стол компании мужчин и двух наполовину обнаженными женщин, сидевшими вместе с ними.
«Оу….. нет-нет я не танцую дуэтом», хотела возразить Оксана, заметив как по ступенькам подиума у шеста, рядом с которым она стояла, поднималась шатенка, в розовых трусиках.
Высокая девица, с длинными волосами, цвета шоколада с легким молочным оттенком, выразительной красотой бёдер, поднималась по ступенькам подиума. Из всей одежды, что осталось на ней, когда она оставила на ступеньках розовые туфли, служили розовые трусики. Изумительная палитра «Agonist Black Amber», верхние ноты которого служили испанского лабданума, полыни, красных морских водорослей, иранского ладана. Но завораживающей стихии этого искушенного запаха служил утонченный вкус черной амбры, что являлся безупречной изюминкой этого парфюма.
Прижавшись к шесту, обвивая его руками, Оксана сделала полный разворот, специально демонстрируя публике изящные упругие бёдра. Согнув одну ногу в колено, прижав её к шесту, Оксана, не подавая вида недовольства, допустила, чтобы шатенка, которая только что поднялась на подиум, подошла к шесту, рядом с которым она стояла, обвивая его так же пальцами обеих рук, столь же близко и синхронно прижалась к нему. Начиная так же искусно вращать бёдрами, стоя у шеста, двигаясь в круговую, продолжая создавать интригу сложившейся взглядом страсти, женщина, которая была рядом с ней у шеста, выполняла всё синхронно. Взявшись крепко пальцами за шест, Оксана подтянулась на нём, решив перейти на самостоятельное исполнение. Девушка шатенка так же искусно подтянулась за Оксаной по шесту, оставаясь снизу. Обвивая шест ногами, Оксана решила удивить публику, отклонившись от шеста вновь, начиная медленно и столь плавно опускаться вниз. Девушка, которая была снизу, схватила Оксану за руку, что было особой неожиданностью, но посмотрев в её карий уверенный взгляд. Схватившись крепко её за руку, Оксана медленно опустила хватку ног, выполнила ловко и плавно переворот, касаясь ступней вытянутой шеста, одну ногу красиво согнула в колено, после чего кружась в синхронном танце, стали медленно скользить по шесту вниз. Коснувшись ногами шеста, Оксана прижалась к нему, женщина с которой она держалась за руку, выполнила полный переворот через неё, взявшись уже обеими руками за шест, встала напротив неё. Держась обеими руками за шест, Оксана смотрела выразительным взглядом в карие глаза уверенной девицы, выставив упругие бёдра, они, вместе сливаясь, словно в мыслях в танце страсти, выставили упругие бёдра, в ожидании мнения публики.
— Это было потрясающе — высказала своё мнение Оксана, как только музыка в зале стихла и все гости и охрана, находившиеся и наблюдавшие за этим танцем начали торжественно аплодировать
— Спасибо
Сделав вид, будто смутилась девица, так и осталась стоять у шеста, когда Оксана мило улыбаясь, выражая застенчивость, ставя ноги, крест-накрест отошла от него.
— Я Валькирия
Произнесла шатенка, по всей видимости, своей танцевальный псевдоним, она хотела завязать разговор, в тот момент как Оксана остановилась, пройдя всего метр, почти дошла до ступенек.
— А ты насколько я понимаю — создавая интригу разговора, девушка продолжала стоять у шеста, словно завлекая подойти к себе Оксану — Карамель
— Да поцелуйтесь вы уже — прокричал какой-то мужчина из ближайшего к подиуму столика
— Целуйтесь — прокричал мужчина с другого столика, тоже рядом с подиумом
— Что?
Удивилась Оксана, заметив, как девушка искушала её карих глаз, стоя у шеста, словно манила к себе, безупречной улыбкой, алым оттенком губ, сочной грудью и выразительными бёдрами.
— Оу… нет-нет — возразила Оксана, прикусывая краешек губы, начинала нервничать
«Да вы что совсем тут охуели, вам танца было мало, я и так разделась тут перед вами полностью, ниже уже некуда, так еще и поцелуй все хотят увидеть, извращенцы», размышляла Оксана, чувствуя себя неловко, когда собравшиеся гости в зале, все как в один голос, кричали, подталкивали к поцелую.
— Это твоя там хозяйка
Обратилась девушка, отвлекая внимание Оксаны, дождавшись пока она, обернулась, схватила её за руку и подтянула к шесту, рядом с которым, прижавшись грудью, стояла.
— Тш…. — прошептала она шепотом упоительной страсти, после того как Оксана взвизгнула от неожиданности, оказавшись прижатой так же к шесту, в объятиях этой шикарной обольстительнице
Голос этой девицы так упоительно звучал, его нотки шипения вызывали возбуждение, частота с которой он звучал, вызывали в Оксане стихийную бурю чувств. Карие глаза, в которые смотрела Оксана, когда голос этой девушки словно повиливал её замолчать, манили к себе сокрушающей силой искушения. Раскрывая алые губы в этот момент, Оксана сама не поняла, как язык девушки рядом с которой она стояла, очутился у неё во рту, испытывая в момент этого поцелуя силу неконтролируемого тонкого ощущения возбуждения. Схватившись обеими руками за шест, Оксана, закрыв глаза, отдалась власти поцелуя. Чем сильнее было возбуждение, тем сильнее Оксана сжимала пальцами его, продолжая в момент услады поцелуя, воспевать песнью искушенных будоражащих слух стоном. Открывая медленно лазурные голубые глаза, Оксана, словно задыхаясь, испытывала неутолимое желание, чувствовала с каким захватывающим дух ощущением язык девушки выходит из её рта, едва касаясь пылких алых губ.
— Это было — хватая очень аккуратно и в то же время жадно воздух, выразила Оксана собственное мнение — Восхитительно — говорила она, едва сдерживая дрожь сильного чувство возбуждения во всём теле
— Нужно будет как-то это повторить
Предложила шатенка, касаясь едва пальцами рук Оксаны, когда она стояла, вцепившись в шест, сгорала в искушенном пламени неутолимого сексуального соблазна. Сила такого возбуждения была такой невыносимой, находясь с шатенкой рядом, Оксана словно испытывала нехватку кислорода.
— Наш с тобой дуэт — пояснила девушка, заметив с каким рвением, Оксана была готова вновь повторить этот будоражащей стихией чувств, поцелуй — Я еще не видела, чтобы кто-то так танцевал
— Оксана
Обратилась Варвара Воронова, поднимаясь по ступенькам подиума, девушка держала в руке бокал, который по цвету и составу напоминал Оксане коньячный напиток.
— Дорогая это было просто вызывающе
Обратилась девушка в красном платье, поднявшись на подиум, медленно словно львица, она направилась к шесту рядом с которым, прижавшись другу к другу, Оксана стояла с шатенкой.
— Вот выпей — предложила она протягивая бокал Оксане — Пойдём, выпьем, поговорим теперь
— Я могу к вам присоединиться? — поинтересовалась девушка, от которой, только что, взяв бокал, обвивая его за тонкую ножку пальцами, отошла Оксана
— Минут через десять — ответила с хитрой ухмылкой девушка, в выразительном вызывающем коротком красном платье — Или может пятнадцать
— Почему не сейчас — подошла к ступенькам подиума Оксана, медленно поднесла бокал к губам
— Выпей — предложила рыжеволосая девушка — Твоя напарница по танцу еще успеет к нам присоединиться
— Теперь я могу поговорить с твоим братом?
Произнесла Оксана, медленно спускаясь по ступенькам, сделала небольшой глоток коньячной прелести напитка, который терпким градусом алкоголя начал подогревать изнутри.
— М…. какой приятный напиток — отрываясь от бокала, простонала Оксана, спустившись на бетонный, гладкий пол клубного зала
— Пойдём моя дорогая — держа Оксану за руку, рыжеволосая девушка, провела её под руку промеж столиков, за которыми сидели гости этого закрытого частного клуба
— Что-то — почувствовала Оксана сразу же после глотка резкую слабость в ногах, большая комната в которой она находилась, завертелась как карусель
— Тише-тише — уверяла Варвара Воронова, когда уже держа Оксану за талию подвела её к черному к угловому кожаному дивану
— Что ты мне……
Не успела Оксана договорить, как рухнула на кожаный диван в бессознательном состоянии, впав в кратковременное обморочное состояние, из-за неизвестного состава, подмешанного в её коньячный напиток. Глаза словно тут же закрылись, словно как кто-то выключил, потянув за рукоятку рубильника, мгновенно выключил свет и память, Оксана даже не успела упасть на диван, как сознание словно выбило из её тела.


Чувствуя едкий запах нашатырного спирта, Оксана медленно открыла глаза, распознав у себя под носом ватку, смоченную в этой ужасающей запахом жидкости. Руки были тесно сплетены за спиной, как и ноги, Оксана поняла, что находиться сидя на коленях на красном мягком пуфике. Во рту стоял кляп шарик, не позволяющей Оксане ничего возразить, он был зажат между зубов. Рядом был расположен черный кожаный диван рядом с которым Оксана упала в обморок, было видно что там кто-то сидел, но она могла видеть только ноги. Кто-то крепко держал за роскошные золотистые волосы, вынуждая Оксану запрокинуть голову, держа у неё под носом ватку с этой противной вонью жидкостью. Скованность в движении была ужасающе неприятной, Оксана не могла даже пошевелиться вынужденная стоять в одной и той же позе.
В этом зале играла тихая мелодичная музыка ритма dubstep, звучание аккордов нот, которых будто специально было настроено под сексуальное настроение. Всё было, как обычно гости сидели за столиками, танцовщицы, соблазнительно вырисовывая движения, крутились, зависнув на шесте в воздухе. В клетках, соблазнительные бестии, словно завлекая своих гостей искушенным подчинением, девушки находились в объятиях крепких мужских оков, когда они в ответ так жадно ласкали сочные формы их тела. Полуголые официантки ходили по залу, в одном нижнем белье, разносили в разносах спиртные напитки, позволяя гостям этого заведения трогать руками себя за бёдра, иногда даже подсаживались к ним за столик, заводя милые беседы. В воздухе пахло спиртными напитками, запахом сигаретного дыма, а так же парфюмерными оттенками жасмина, лаванды и гардении и искушенным запахом ванили. В помещение создавалась атмосфера легкого полумрака, лишь блеклый теплый свет исходил от подиума с танцевальными шестами и клетками, в которых в такт ритма звучащей в зале музыки, девушки соблазнительно вращали бёдрами.
— Ну вот кажется пришла в себя — пояснила Варвара Воронова, убирая ватку с нашатырным спиртом от носа Оксаны — Надеюсь нормально себя чувствуешь
«Подлая тупая сука, ты меня опоила и усыпила, ради того чтобы просто связать?», размышляла Оксана, жадно облизывая губами, зажатый в зубах, шарик-кляп, возмущенным взглядом посмотрела на рыжеволосую девушку, которая держит её за волосы, вынуждая голову быть запрокинутой.
— Что вы с ней будите делать? — поинтересовалась Валентина, держа в руке бокал с апельсиновым соком, облокотившись о спинку дивана на котором сидела, положила ногу на ногу
— А что бы ты сама предложила — ухмыльнулась девушка в красном выразительном коротком платье, прошла мимо пуфика на котором, на коленях стояла Оксана
— Вы её отпустите? — увиливая от ответа, спросила Валентина, покачивая медленно ногой
— Отпустить?! — рассмеялась рыжеволосая девушка, взяв бокал со стеклянного столика, расположилась на кожаном диване, поджав под себя ноги — Нет….
Произнесла Варвара Воронова такой интонацией голоса, словно чувствуя до сих пор обиду предательства, которая терзала её все эти годы.
— Немного поиграюсь — говорила рыжеволосая девушка, как будто восхваляя себя, поднесла бокал коньячного напитка к губам — А потом если не будет танцевать, так как я ей скажу, продам кому-нибудь, из своих гостей, пусть делают всё что хотят с ней
— Может, есть какой-то вариант договориться? — поинтересовалась Валентина, вдруг неожиданно почувствовала легкую сентиментальность и сопереживания, текущего положения Оксаны
— Вижу тебе на неё не всё равно — ухмыльнулась Варвара Воронова, отражение её подлой ухмылки отразилась на стекле столика, на который, обернув голову, посмотрела Оксана
— Я с ней работаю — уверяла Валентина, выступая в защиту Оксаны — Она моя начальница, поэтому мне не всё равно её судьба
— Варвара Викторовна
Обратился мужчина, в черном деловом костюме, поправляя свой пиджак, посмотрел на Оксану, словно как на товар, когда она стояла перед ним на коленях, находясь на красном мягком пуфике.
— Хочу представить вам Веронику Андреевну
Обернулся он, в тот момент, когда за его спиной шла шатенка, словно хищница, подкрадываясь к жертве, женщина выразительно ставила ноги крест-накрест в каждом шаге, покачивая бёдрами.
— Валькирия — торжественно произнёс он, словно восхваляя эту женщину — Она танцевала с вашей…. — говорил он об Оксане, так как будто она какая-то вещь
— Да и что вы хотели? — приветливо улыбнувшись, ответила Варвара Воронова
— Я бы хотел её у вас купить — предложил мужчина неожиданно, обратившись, сразу же присаживаясь на диван
— Я осмотрю товар? — предложила, спрашивая разрешения у своего работодателя, шатенка, присела рядом с Оксаной на колени, держа руки у себя бёдрах
— Ну пока не пройдёт наш вечерний аукцион — уверяла рыжеволосая девушка в красном платье, отпивая с бокала глоток коньячного напитка — Я никому её не продам
— Назовите свои условия — спросил мужчина, ухмыльнувшись в ответ на суровый взгляд рыжеволосой девушки в красном платье — Вы же понимаете Варвара Викторовна дело в цене
— Хочу за неё миллион долларов — нагло потребовала Варвара Воронова, сыграв на том, чтобы мужчина, услышав подобную сумму, тут же отстал и оставил её в покое
— Миллион долларов — повел мужчина челюстью, явно не ожидал услышать такую непокорную для себя ношу цены — Вам не кажется что это весьма заоблачная цена для девушки?
— Стартовая цена на этот лот, миллион долларов — повторила еще раз гордо рыжеволосая девушка, недовольным взглядом посмотрела на этого мужчину — Не устраивает, тогда ищите что дешевле
— Сергей Михайлович — обратилась шатенка, которая сидела рядом с Оксаной на полу — Я хочу эту девушку, пожалуйста, вы же обещали
— Вероника у меня нет миллиона долларов — оспаривая желание девушки, когда она, выстаивая обиду, сморщив губки, жалобный жест, играя глазками, обратилась к нему
— Тогда и не думайте о ней — заявила Варвара Воронова, как вдруг немного смягчила свои условия, решив сбавить обороты играющего в ней характера — Но я думаю, эта девушка принесёт вам куда больше прибыли, если будет работать в вашем клубе
— Простите, но нет — возразил мужчина, вставая с дивана еще раз оценивающе, посмотрел на Оксану как на товар, по отражению его глаз было видно, как он хотел прикоснуться к коже её тела — У меня нет лишнего миллиона долларов, да даже если бы и был я бы, вложил его в дело
— Ну как знаете — ухмыльнулась рыжеволосая девушка, словно была рада тому, как мужчина со своей спутницей поспешно удалился, ничего не ответив в ответ
— Зачем вы заломили такую цену? — возмутилась Валентина, обратившись к девушке, которая сидела с ней рядом — Что она такого для вас сделала, что вы так просто не хотите её отпускать?
— Она мне по-своему дорога — ухмыльнулась Варвара Воронова, положив ногу на ногу — Я пока не решила, что с ней делать
— И отпускать вы её не планируете? — поинтересовалась Валентина, повторяя дважды уже свой вопрос — Тогда что остается
— Послушай, а хочешь её трахнуть? — спросила с таким удивленным выражением лица рыжеволосая девушка, обращаясь к Валентине, положила ладонь руки к ней на колено
— Что?! — была удивлена таким предложением Валентина — Она моя начальница, вы представляете, что она со мной сделает, если я её поимею
— Ты думаешь, что она когда-нибудь отсюда выйдет — рассмеялась она в ответ на мнение Валентины
— Ну если уж так — ухмыльнулась Валентина — Оксана Владимировна мне в последнее время много высказала, да и вела она себя, как будто как с…..
— Как не с человеком — пояснила, дополнив слова, Валентины, девушка в красном платье
— Ну примерно так
— Тогда — ухмыльнулась Варвара Воронова, взяв с черного кожаного дивана небольшой какой-то предмет, плоской цилиндрической формы — Если ты конечно хочешь — положив его на стеклянный столик, она словно играя, предложила Валентине выбор
«Ну сука рыжая одну я отстраню, когда выберусь отсюда, а с другой сама лично разберусь», размышляла Оксана, чувствуя внутри себя лёгкое чувство опаски, была поражена, как в этом извращенном месте люди себя вели.
— В таком случае
Ухмыльнулась Валентина, продолжая говорить откровенно, надеясь на искренность своей собеседницы, посмотрела любопытным взглядом в её сторону.
— Я так понимаю это мой выбор, меня никто ничем тут не обязывает
— Правильно — ухмыльнулась девушка в красном платье — Сама прими решение, хочешь ли ты отомстить за то, как она над тобой издевалась, вот у тебя есть сейчас этот шанс
— За всю ту боль
Выражалась Валентина возмущенно, оторвавшись от спинки дивана, взяла в руку предмет лежащей перед ней на столике, провела по его цилиндрическому стержню кончиком указательного пальца.
— Что она мне причинила — поджав от обиды нижнюю губу, Валентина, словно уже была готова прослезиться — Она обращалась со мной как с грязью
— Тогда может тебе стоит так поступить? — предложила Варвара Воронова, доставая из сумочки шелестящую упаковку презерватива — Мы поступим так же, только ей это понравиться
«Совсем уже охуели суки рыжие, вам повезло, что у меня руки и ноги связаны вместе, вы что думаете вам все можно», размышляла Оксана, была словно в ярости, облизывая губами зажатый зубами шарик-кляп, продолжая покорно стоять на коленях.
— А что это у вас девушки ходят в каких-то железных бюстгальтерах?
Поинтересовалась Валентина, обращая внимание, как мимо пуфика прошла полуголая светловолосая девушка, грудь которой была скрыта в железных оковах бюстгальтера.
— Разве это приятно?
— Некоторым нашим клиентам нравятся — пояснила Варвара Воронова, взяв со столика бокал коньячного напитка — Когда женщина сидит рядом с ними и выглядит слишком воинственно
— Вот бы для неё я бы попробовала бы одеть их — ухмыльнулась Валентина, коснувшись носочком черных туфель внутренней стороны бёдер Оксаны, ближе к паховой зоне
— Ты извращенка — рассмеялась рыжеволосая девушка в красном платье — Но ты только посмотри, какие у неё груди, у моих девушек работающих здесь такой нет, любая из них умерла бы от зависти
— У Оксаны Владимировны шикарная грудь — выразила своё предпочтение Валентина — Мне кажется, наверно не стоит портить её вид надетой какой-то ненужной железкой
— Если ты так считаешь
Варвара Воронова была больше польщена Валентиной, казалось даже Оксане, что она прям сейчас уже была готова соблазнить к сексуальной ласке.
— Для тебя моя дорогая — коснувшись ладонью щеки Валентина, её собеседница направила взгляд это рыжеволосой девушки на себя — Всё, что ты попросишь
— Я хочу её трахнуть — заявила Валентина, сама изъявила своё желание — Этой вот штукой — держа в руках какой-то цилиндрический предмет, указала она взглядом желанных глаз на Оксану
— Ты проведёшь со мной ночь? — поинтересовалась Варвара Воронова, коснувшись обратной стороной ладони лица Валентины, эта девушка пристально смотрела ей в глаза
— Я…. — потерялась Валентина, не зная, что и ответить, двигая нижней челюстью как рыба, совершенно не ожидала такого предложения — Я…. я…. даже не знаю, что и ответить
— Просто скажи да
Ответила за неё девушка в красном откровенном платье, распечатывая перед ней презерватив, ловко достала его из упаковки, пристально смотрела в глаза Валентине, одевая презерватив на предмет.
— Мне больше ничего не нужно — кивнула она в сторону Оксаны — Она твоя резвись, сколько хочешь
— В самом деле — встала с дивана Валентина, поправив платье на бёдрах — Я могу делать с ней всё что захочу?
— Только не отпускай её — взяв в руки телефон, Варвара Воронова, включила на нём, касаясь кончиком пальца сенсора экрана, поставила режим видеосъёмки
«Блядь, если ты это сделаешь, я тебя сгною, ты блядь поломойкой будешь весь остаток своей жизни, тебя не в одно приличное учреждение работать не возьмут», запаниковала Оксана, наступая учащенно коленями на пуфик, сжимала и разжимала пальцы связанных за спиной рук, пыталась выпутаться.
— Никогда не думала
Ухмыльнулась Валентина, словно радуясь, воспевая над своей гордостью, подошла к пуфику, где на коленях стояла Оксана. Одной рукой касаясь груди Оксаны, вторую приятную прохладой ладонь положила к ней на спину.
— Вот так вот нагнитесь, пожалуйста
Уверяла Валентина, прошептав, стараясь сделать подлый голос приятным, прямо рядом с ухом Оксаны, вынуждая её силой наклониться вперёд.
— Хорошая девочка — поблагодарила Валентина, проводя кончиком холодной будоражащей касанием смазки презерватива, промеж ягодиц Оксаны, оставляя влажный след смазки на коже бёдер
— Не расходуй зря смазку — предупредила рыжеволосая девушка в красном платье, которая осталась сидеть на диване, снимая происходящее в её клубной зоне прямо на телефон
— Она какая-то особенная?
Поинтересовалась Валентина, пальцами свободной руки, достаточно больно, раздвинула половые губы влагалища Оксаны, обеспечивая удобный для себя вход, так чтобы она заскрипела зубами по шарику.
«Я тебя уничтожу за это, ты блядь такая у меня в ногах после этого валяться будешь, молить меня о прощении, ой что я с тобой сделаю», Оксана начала панически мыслить, желая всем своим сознанием отомстить обидчице которая её собирается обесчестить прямо на съёмку камеры телефона.
— Так
Говорила Валентина, коснувшись кончиком презерватива половых губ Оксаны, задержав предмет у входа во влагалище, касаясь нежной кожи смазкой презерватива.
— А сейчас будьте хорошей девочкой и терпите
«Нет-нет ты не посмеешь, ты никогда бы так не поступила бы со мной……», испугалась еще больше Оксана, чувствуя с какой настойчивостью, девушка словно втиснула в неё этот твердый силиконовый предмет.
Издавая порочный глухой стон, Оксана, прижавшись щекой к пуфику на котором стояла, стала жадно его сжимать пальцами обеих рук, чувствуя во всех тонкостях ощущение пронзающей силы насильственного входа в себя. Феромоны смазки тут же начали втираться в кожу влагалища Оксаны по мере проникновения в неё этого предмета. С каждым миллиметром его продвижения, которое Оксана чувствовала каждой стеночкой влагалища, она словно после пару сантиметров его входа тут же изменилась в своём решении. Возбуждающая смазка презерватива была такой сильной, Оксана словно погрузилась в искушенный мир грёз сексуального разврата, сама желая уже, чтобы порочное деяние продолжалось. Жадно облизывая шарик, зажатый в зубах, Оксана изнывала песнью глухих стонов, чувствовала, как влагалище само выделает обильную смазку по мере проникновение в неё предмета. После пяти сантиметров продвижения предмета во влагалище Оксаны, что так приятно входил, втирая секрет смазки феромонов в её нежные чувствительные стенки, она вся текла соком, любви которой не могла обуздать.
Положив вторую руку на выставленные ягодицы Оксаны, рыжеволосая девушка, которая поступательными движениями вводила в неё этот предмет, достаточно умело ввела свой большой палец ей в анус. Когда этот силиконовый предмет проник еще настолько же, втирая смазку в каждую стеночку влагалища Оксаны, она испытала глубокий оргазм. Зрачки лазурных голубых глаз из нормального состояние в многократно раз расширились, чувства были парадоксально обострены, Оксана ощутила сильный приток энергии от каждой клеточки своего тела, что лавинообразным потоком ударило ей в мозг. Выгибая спину, Оксана словно забилась в конвульсиях, испытывая сильный оргазм, встав на колени, так что Валентина не смогла её обуздать и успокоить от той насыщенной стихийной волны порочных ощущений, которые она пережила в этот момент.
— О…. господи
Испугалась Валентина, убрав сразу руки от тела Оксаны, отошла от неё, когда она, задыхаясь порочным чувством возбуждения, выгибала спину назад, стоя на коленях.
— Что это с ней — рыжеволосая девушка была так сильно встревожена поведением Оксаны, что даже оставила предмет, которым истязала её влагалище до оргазма в ней
— Что здесь происходит?
Послышался голос Гордеева, мужчина только что вошёл в зал с ужасом наблюдая как Оксана, стоя на коленях, в судорогах переживала сильнейший для неё момент оргазма.
— О…. господи Оксана Владимировна — ринулся мужчина быстро к пуфику, на котором судорожно двигалась Оксана, стоя на коленях — Что с вами они сделали
— Варвара это ты такое сделала? — возмутившись, спросил рыжеволосый парень, который вошёл в зал вместе с Гордеевым — Ты что совсем больная
— Да ты только посмотри кто это — рассмеявшись, ответила Варвара Воронова
— Я уже в курсе, что это Оксана
Был недоволен брат этой девушки, в тот момент, когда Гордеев подошёл к Оксане, хотел расстегнуть застёжку ремешка кляпа, шарика зажатого у неё в зубах.
— Юрий Валентинович не сейчас
Возразил он, понимая глухие стоны, которые издавала Оксана, когда стояла на коленях на пуфике дергалась в конвульсиях, всё еще переживала сильный момент оргазма.
— Давайте не будем пугать и без того шокированных картиной гостей — предложил он, остановив Гордеева, коснувшись запястья его руки, не позволяя ему расстегнуть кляп-шарик на Оксане
— Да вы издеваетесь — возмутившись, ответил Гордеев — Делайте, что хотите, но чтобы последствия игры вашей сестры вы мне тут же устранили и если будет хоть какое-то видео
Выхватил мужчина телефон из рук Варвары Вороновой, уронил его на пол, наступил его дисплей, каблуком мужских туфель раздавив его дребезги.
— Которое может хоть как-то скомпрометировать имя Оксаны Владимировны
Был в ярости Гордеев, не обращая внимания на истерики Варвары Вороновой, веселье которое он сорвал, разбив её телефон на глазах гостей клуба, который собрались понаблюдать за картиной.
— Я обеспечу вам проблемы — строго предупредил Юрий Валентинович — Такие которые и тебе и твоей сестре даже не снились
— Юрий Валентинович — заткнув жестом руки свою рыжеволосую сестру, возразил парень, в тот момент, когда Оксана уже оправилась от момента оргазма — Я думаю, мы с вами сможем договориться
— Уберите сначала вот это — указал Гордеев на предмет, который торчал из влагалища Оксаны, словно стеснялся на него смотреть — Развяжите Оксану Владимировну немедленно
— А что ты на меня так смотришь? — возмутилась Варвара Воронова — Это же не я его туда ей так глубоко засунула
— Я вытащу — подошла Валентина к пуфику и потянула за силиконовый стержень предмета находящегося в Оксане, извлекая его из влагалища, ощущение скольжения которого она чувствовала с особой тонкостью — Вот и всё…….
— Оксана Владимировна — обратился Гордеев, сам беспокоясь до ужаса за то что ему довелось увидеть — Меня ваш муж убьёт, если хоть догадается о том что тут произошло
— Похоже, мне стоит удалиться — предложила Валентина, хотела взять сумочку и покинуть это порочное закрытое клубное место
— Стой — схватил за кисть руки Валентину, рыжеволосый парень возразил на её мнение, остановив стоять рядом с пуфиком — Юрий Валентинович можете развязать Оксану
— Ой да всё с ней нормально — рассмеялась еще больше Варвара Воронова — Зато я посмеялась от души, я еще ни разу не видела, чтобы кому-то было так хорошо
— Варвара это не смешно — упрекнул свою сестру рыжеволосый парень — Ты вообще головой хоть думала, что ты вообще вытворяешь……
— А с чего это ты её защищаешь?
Возмутилась девушка в красном коротком платье, в тот момент, когда Гордеев усердно развязал узел на запястье, после чего она сама расстегнула застежку ремешка шарика-кляпа.
— Или ты уже забыл, как всё было
— Ебанутые вы две рыжие суки — выразила Оксана своё мнение, как только достала из-за рта вещь которая мешала ей говорить — Вы…… вы….. — не могла отдышаться Оксана, после пережитого оргазма, жадно хватая ртом воздух
— Тише-тише Оксана Владимировна — освобождая ноги Оксаны от пут красной ленты, говорил Гордеев — Господи, мне так стыдно, простите, пожалуйста, я даже не знаю, как искупить свою вину
— Искупить вину? — прошипела Оксана обернувшись стоя на пуфике, в тоже время сгорала от любопытства терзающего разум чувства возбуждения, эффект которого оказала смазка презерватива которые хорошо втёрлась в стеночки её влагалища — Да вы вообще в своём уме…..
— Оксана Владимировна — уверял Гордеев, кивнув в сторону рыжеволосого парня, который разговаривал со своей сестрой — Прошу вас, вы мне очень нужны, приму любые ваши условия
«Сука как мне хочется разорвать эту беременную суку, всегда знала, что она против меня что-то замышляет, но чтобы так публично унизить у всех на глазах», Оксана не словно колебалась, не могла прийти к решению, разум по какой-то причине все еще склонялся ввиду действия смазки к сексуальному порочному влиянию.
— Жаль, что эта дрянь носит ребёнка
Позволяя девушке подошедшей сзади, накрыть обнаженное тело шелковой черной накидкой с капюшоном, прикусывая краешек нижней губы, сгорая в пучине возбуждения, высказывалась Оксана, жадно при этом хватая воздух. Приятная на ощупь нежная ткань, надетая на голое тело, легким касанием прохлады не могла остудить тот трепетный пыл и чувство порочных чувств, играющих в Оксане. Ощущение необузданного порочного омута терзало пылкое сознание Оксаны, вынуждая убедительной силой поддаться страсти, окунуться в океан разврата, которому она не могла противостоять.
— Она бы сильно пожалела о том, что наделала
Внутренняя дрожь переживания из-за сильных играющих эмоций, мешала Оксане говорить, поэтому через каждое выговоренное слово она учащенно хватала ртом воздух.
— Будем считать
Ухмыльнулась Оксана не произвольно, стараясь скрыть порочный голод, истязающий её разум сильным искушением, медленно опустила ногу с пуфика на пол.
— Что тебе повезло — снизошла Оксана на пол, скрывая своё обнаженное тело в объятиях сказочной приятной лаской ткани — А вот что касается тебя…….
— Ты всё по прежнему её любишь — обратилась Варвара Воронова к своему брату, столь любознательно с подлой ухмылкой посмотрела на Оксану — Неужели ты братец, будешь делать всё то, что она тебе прикажет, неужели ты опустишься до такой низости…….
— Варя замолчи — прошипел он на свою сестру, расшиперив пальцы одной руки руку, будто хотел её удавить — Только за то что ты сделала, ради своего же заметь развлечения я уже хочу тебя грохнуть, но так как ты моя сестра, мне придётся искать более радикальные, скажем меры
— Ну, конечно же, это ведь Оксана ты на всё ведь ради неё готов…….
— Замолчи — суровым голосом парень обратился к своей сестре — Господин Гордеев кажется, вашей племяннице нужно было сердце, у меня есть в больнице один коматозник, я думаю в сумму полмиллиона долларов, за то что моя сестра устроила, я смогу вам его достать
— Это всё очень хорошо
Согласился Гордеев, но будто сейчас уже когда цель уже у него в руках, мужчину волновать стало совсем другое, когда он направился вместе с Оксаной к кожаному черному дивану.
— Оксана Владимировна
Обратился Юрий Валентинович, помогая Оксане, придерживал обеими руками накидку на её теле, когда она, располагаясь сидя на диване, поджала под себя ноги.
— Я даже не смею вас после такого просить, но вы сами понимаете мне больше не к кому обратиться, пожалуйста, помогите
Высказываясь искренне, Гордеев был предельно откровенным, своим выражением лица, словно заставил Оксану поверить его словам.
— Господи да принесите вы Оксане Владимировне быстрей её платье
Распорядился Гордеев, когда рядом проходила светловолосая официантка, в откровенном нижнем белье, разгуливала, покачивая бёдрами в клубном зале.
— Не будет же она так сидеть — говорил Гордеев, стараясь показать Оксане, что он действительно переживает по поводу случившегося
— Варвара — обратился суровым голосом рыжеволосый парень в белой футболке к своей сестре, пытаясь продемонстрировать сцену воспитания — Это ведь твоя вина, вот и иди сама за платьем
— Ну, поскольку тут моё присутствие больше не нужна
Говорила Валентина, словно кошка, ожидающей опаски смотрела то на Гордеева, то на его рыжеволосого спутника, потом вновь переметнув взгляд на Оксану.
— Я, пожалуй, пойду — пытаясь встать с дивана, заявила Валентина
— Стоять — возразил рыжеволосый парень, словно командирским голосом вынудил её переменить решение и прижать упругие округленные бёдра вновь к поверхности дивана
— Валентина Владимировна — словно начиная воспитательную беседу, обратился Гордеев, выступая в защиту Оксаны — Вы вроде взрослая девушка, в положении, как же так получилось, ведь вы сами посоветовали мне обратиться к Оксане Владимировне?!
«Как же порой приятно видеть, как эта рыжая дрянь, засунула свой язык в жопу», ухмыльнулась Оксана, не могла сдержать пыл играющих в ней порочных эмоций, которые вновь принуждали поддаться искушению страсти, ввиду обильной смазки, оставшейся во влагалище от презерватива.
— Скорее тут мотив личной ненависти
Пояснила Оксана, открывая из-под черной накидки шикарные упругие бёдра, не могла удержать себя в руках, сознание требовала еще большей порочной игры, еще больше ощущений.
— Возможно, тут есть и моя вина — рассказывала Оксана, продолжая дышать учащенным тактом ритма — И я наверно действительно с её точки зрения заслуживаю наказания
— Что простите? — не понял Гордеев
— Она под кайфом — пояснил рыжеволосый парень, подошёл к дивану — Варвара дала ей презерватив, эффект его смазки втираясь в кожу, дает такой результат
— И как это прекратить? — поинтересовался Гордеев, всматриваясь в расширенные зрачки Оксаны и то, как она всем своим видом выражала свой порочный, терзающей её голод
— Нужно дать ей время — предложил он, располагаясь с краю дивана
— Если Корнилов узнает об этом — забеспокоился Гордеев — Всё я труп, он и так ищет свою жену
— Ну и пускай себе ищет
Ухмыльнулась Оксана, начиная приставать к рыжеволосому парню, встала над его коленями на диване, коснулась ладонью его пылкой теплом белой футболки, вторую руку положила ему на плечо.
— Помнишь, как нам было хорошо вместе
Говорила Оксана пленительной нотой голоса, рядом с губами мужчины, чувствуя силу его одеколона, когда прижалась к его телу. Требовала Оксана своей настойчивостью получить от него взаимность, находясь под влиянием столь сильных порочных чувств.
— Я знаю, что ты до сих пор меня любишь
Переходя плавно рукой по футболке на лицо рыжеволосого парня, Оксана придавала столь искусно сексуальную интонацию голоса, не могла держать при себе порыв играющих в ней эмоций.
— Давай не будем скрывать чувств — предложила Оксана, прижав ладонь к щетине парня, вдохнула его феноменальный играющей запахов феромонов, запах одеколона
— Её муж Корнилов
Пояснил еще раз Гордеев, но после того как он второй раз это повторил, лицо парня, к которому приставала Оксана, стало сразу каменных и без каких либо эмоций или чувств искренности.
— Я бы на вашем месте — предупредил Гордеев, весьма внушительной интонацией голоса — Даже и думать о подобном бы не мог после того, зная, что он с вами может сделать
— Да вы правы Юрий Валентинович
Согласился рыжеволосый парень, взявшись за руки Оксаны, отринул её от своего тела, усадив на диван, даже скрыл надетой на ней накидкой откровенные выразительные части обнаженного тела.
— Извини, конечно, Оксана — поправляя материю черной накидки на теле Оксаны, говорил парень, вставая тут же с дивана — Но проблемы с твоим мужем мне не к чему
«Да как ты посмел отвергнуть меня, ты ведь всегда меня любил, ты был когда-то у моих ног, я была твоей королевой, а теперь ты меня отвергаешь», прикусывая от обиды дрожащую нижнюю губу, Оксана считала себя отринутой, опустив голову, стараясь не показывать на людях отчаяние.
— Жалкий трус — прошипела Оксана, впившись коготками обеих рук в обивку кожаного черного дивана — Послушал чужие бредни и сразу поверил…….
— Пускай лучше так — согласился парень со словами Оксаны — У меня и так дела не очень думаю, деньги Юрия Валентиновича пойдут мне на пользу
— Вот ваше платье — принесла рыжеволосая девушка в красном платье, черное платье, после чего небрежно, словно тряпку кинула его на диван, прямо на колени к Оксане — Надеюсь, ты доволен братец, как я выслуживаюсь перед твоей так называемой королевой
— Варвара перестань — упрекнул свою сестру рыжеволосый парень — И так Юрий Валентинович, когда вам нужно сердце для вашей племяннице
— Он хочет купить сердце? — поинтересовалась неожиданно Варвара Воронова — Надеюсь не того коматозника, которого Лёша недавно привёз в больницу после аварии, да его можно продать и дороже, намного дороже
— Варвара! — укорил вновь возмущенно свою сестру он
— Глория Валерьевна Жданова дала авансом в качестве задатка уже двести тысяч — пояснила рыжеволосая девушка в красном платье, встав рядом со своим братом — После чего даст еще полмиллиона долларов
— М…. бокал коньяка мне точно не навредит
Заметила Оксана, как Варвара Воронова подняла бокал коньяка со столика, что был расположен рядом с диваном, на котором она сидела с платьем на коленях.
— Если он конечно без той гадости, которой ты меня опоила — ухмыльнулась Оксана, протянув руку заигрывая, поманила к себе бокал с коньячным напитком
— Ванюша дорогой
Вошла в зал закрытого клубного заведения, темноволосая женщина в черном элегантном платье, вошла подобно царице походкой, гордой и самоуверенной. Насыщенная парфюмерная коллекция «Christian Dior J′adore Eau de Parfum» исходила от её тела, насыщая воздух поистине цветовой палитрой запахом магнолии дыни, персика и груши. Выразительно в каждом шаге, покачивая бёдрами, брюнетка прошла по залу в окружении двух светловолосых спутниц, которые словно прислуживали ей. Женщина и её эскорт из двух девушек направлялись к кожаному черному дивану, на котором сидела Оксана, там же где стоял рыжеволосый парень, выясняющий отношения со своей сестрой.
— Как там наша с тобой сделка в силе — подошла она сразу к рыжеволосому парню, отвлекая всё его внимание от сестры на себя — Вижу, вы тоже любите развлекаться
— Глория Валерьевна
Парень словно преобразился, перед этой женщиной, как жалкий пёс, стал перед ней пресмыкаться, но в тоже время, как показалось Оксане, показывал какую-то странную независимость.
— Действительно не ожидал вас сегодня здесь увидеть
— А я вот ожидала — подошла она к парню, заметив Гордеева рядом, женщина с изучающим видом, но Оксана поняла, что она давно знает этого мужчину — Юрий Валентинович, но что вы тут делаете, вот так сюрприз
— Глория Валерьевна — откашлявшись в руку, ответил Гордеев — У меня дело к Ивану Викторовичу Воронову, извините, подробности назвать вам не могу
— Он хочет купить сердце — пояснила Варвара Воронова, в тот момент когда Оксана надевала на себя платье, встав спиной к женщинам и двум мужчинам, находившимся рядом
— Сердце? — лицо этой женщины тут же изменилось, лицо этой бестии вдруг стало разъярённым, но она продолжала удивительно сохранять спокойствие — Какое еще сердце, уж не то ли за которое я уже внесла первоначальный взнос?
— Оксана Владимировна
Ничего не ответив, но было видно в отражение зеркальной поверхности стены рядом с которой, стояла Оксана, как мужчина словно проглотил язык и не мог ничего ответить. Одевая на себя, черное платье, Оксана чувствовала обворожительное скольжение нежной материи шелка, по голой коже обнаженного тела.
— Можно мне с вами поговорить?
«Вот этого я и ждала, блядь как мне был необходим этот момент», ухмыльнулась Оксана, чувствуя внутри себя бурю стихийных эмоций, поправляя платье, стоя у зеркальной стены, взяла из рук Валентины недопитый бокал с коньячным напитком.
— Надеюсь, разговор пойдёт о чём-нибудь приятном?
Взяла из рук Валентины, бокал с коньяком, спросила Оксана, обернувшись, встала в пол оборота, отпивая с бокала глоток коньячной прелести терпкого насыщенной крепостью вкуса.
— Ну же Юрий Валентинович
Обратилась Оксана, ухмыльнувшись, смакую во рту завораживающий тонкий вкус коньяка, оттенок которого требовал, снова и снова повторить этот глоток.
— Удивите же меня — говорила Оксана и в тоже время, чувствовала как после второго глотка, который она сделала, улыбнувшись мужчине приятной улыбкой, когда состояние смазки презерватива вновь окутывает её разум порочной стихией — Это ведь не так сложно, правда ведь?
— Хорошо чего вы хотите? — встал Гордеев за спиной у Оксаны — Вы же понимаете это аукцион, тут рынок, кто предложит больше, тот и заберёт товар
— Я это знаю — улыбнулась вновь распущенной улыбкой Оксана, после чего держа рядом с раскрытыми губами бокал коньячного напитка, залпом осушила его до дна, никак не могла насладиться его терпким приятным вкусовым вкусом — Но что предложите вы мне?
Забавляясь тому, как мужчина был готов тут же встал в этот решающий момент перед ней на колени, Оксана чувствовала, как крепость коньячного напитка разжигала в ней костёр необузданно страсти.
— Вам ведь теперь необходим тот миллион
Передавая пустой бокал в руки Валентины, Оксана, чувствовала, как выпитый коньячный напиток уже слегка дурманил разум.
— Который я взяла с собой
Положив руки на бёдра, Оксана подошла к Гордееву, посмотрела взглядом царицы в его глаза, которые словно молили её принять правильное и выгодное для него решение.
— Зная продажность всех этих сделок
Говорила Оксана, прошла мимо мужчины в черном костюме, направляясь к рыжеволосому парню, который судя по всему, пожал руку темноволосой женщине, в акт заключения сделки.
— Я примерно предположила такой исход — покачивая изящной упругой красотой бёдер, Оксана кивнула в знак согласия головой
— Юрий Валентинович — состроив коварную, подлую улыбку, обернулась Жданова — Ваша племянница наркоманка и в том, что она погубила своё сердце, виновата лишь она сама
— Госпожа Жданова — сдерживая себя с трудом в руках, ответил Гордеев, мужчина сжал обе руки в кулаки, но всё же сумел сохранить самообладание, после того как Оксана помотала перед ним головой не устраивать ненужную сцену — А вам не кажется что ваш муж слишком стар, чтобы получить новое сердце
— Зато он, по крайней мере — изумилась в улыбке Глория Валерьевна, понимая, что зацепила этим самым Гордеева — Не законченный наркоман в отличие от вашей племянницы
«Как же мне нравиться эта сука, но по её зеленому оттенку глаз, я смею предположить, что она относится к таким же змеям, как и Изабелла, а так же её подруга Миронова», размышляла Оксана, находясь за спиной у Гордеева, Оксана, положив пальцы одной руки на плечо его пиджака.
— Да как вы смеете? — был возмущён подобным заявлением Гордеев — Что вы вообще о себе…..
— Юрий Валентинович
Обратилась Оксана, давя понять мужчине, таким образом замолчать, после чего покачивая упругой, выраженной формой бёдер, вышла вперёд
— Давайте плюс к сумме Гордеева, я добавлю свой миллион
Поднимая подбородок к верху, Оксана понимала, как влияние смазки в ней усилило порочный голод за счет игры пляски алкоголя в её теле.
— Что скажите, это изменит решение сделки? — поинтересовалась Оксана, заметив как выражение лица Жданова стало, словно как у свирепой гадюки
— Да как вы смеете? — возмутилась Глория Валерьевна — Какое вам вообще дело до этой наркоманки?
— Я её последняя надежда получить это сердце
Ухмыльнулась Оксана, столь же коварной улыбкой, как и у той темноволосой женщине при встречи и тогда когда она изводила Гордеева.
— Так же я врач хирург — уверяла Оксана — Я займусь трансплантацией сердца донора реципиенту
— Прям даже и не знаю, что тут сказать — был удивлён рыжеволосый парень, когда отошел от своей сестры — Глория Валерьевна у вас есть что предложить еще?
— Да ты что щенок — не сдержав при себе пыл, который в ней сыграл дикой ненавистью, женщина подошла к рыжеволосому парню — Ты действительно не понимаешь с кем ты играешь, возьми то что я тебе предлагаю или в крайнем случае ты не получишь вообще ничего
— Вы забываетесь Глория Валерьевна — предупредил рыжеволосый парень, опровергая угрозы этой женщины, не принимая их в серьёз — Это территория нашего клуба, а вы тут угрозами разбрасываетесь
— Но я уже внесла задаток — уверяла темноволосая женщина, посмотрев недовольным взглядом за плечо парня, когда за его спиной склонив голову, прошла его рыжеволосая сестра
— Это не страшно — уверял он — Моя сестра всё вам возместит
— Вообще-то так дела не делаются — упрекнула его Варвара Воронова — Ты же обещал раньше сердце этого коматозника Ждановой
— Племяннице господина Гордеева как видишь — ухмыльнулся он в ответ на несогласие своей сестры, не принимая её мнение в серьёз
— В таком случае — протянула руку Оксана рыжеволосому парню, с трудом уже сдерживая при себе пыл порочной страсти грающей в ней — Мы ведь заключили сделку?
— Сердце ваше — пожал руку Оксане он, кивнув в знак согласия Гордееву — Получите его завтра и я надеюсь, у вас есть место, где вам следует провести операцию
— Я надеюсь — обернулась Оксана, посмотрев серьёзным взглядом в сторону Валентины, нахмурила алые губки бантиком — Моя, теперь уже рабыня, подписавшая себе после сегодняшнего случая, приговор
Говорила Оксана, состроив милую застенчивую улыбку, прошла за спиной рыжеволосого парня, пальцами прикоснулась к его белой футболке, победоносным взглядом взглянула на Жданову.
— Устроит всё в больнице
Вновь мило улыбнувшись в сторону Валентины, Оксана прошла покачивая бёдрами по залу клуба, направляясь в сторону ступенек подиума, на котором танцевали стриптизёрши.
— Или я не права? — обернувшись, Оксана встала в пол оборота у соседнего столика, кивнула в сторону Гордеева
— Вижу вы не оставляете мне выбора
Последовала, следом испугавшись сурового и в тоже время довольного выражения лица Гордеева, Валентина проследовала следом за Оксаной к ступенькам, к которым она только что подошла.
— Но мне нужно домой к мужу
— К мужу
Нагнувшись, Оксана, стоя на ступеньках подиума, обувая на себя черные туфли, которые так и остались лежать не тронутыми
— Ты как-нибудь в другой раз поедешь — заявила Оксана, пытаясь разглядеть на танцевальном подиуме черные кружевные трусики, но посмотрела случайно в сторону столика напротив заметила девушку шатенку, которая заигрывая, накрутила их себе на пальцы — Но не сегодня
«Тупая извращенка, ладно пускай оставит их себе, куплю себе новые, даже не хочу к ней подходить и вообще хоть как-то заводить беседу», размышляла Оксана, заметив как шатенка, создавая интригу в отношении взглядов, поманила её пальцем к столику.
— Послушайте Оксана Владимировна
Возразила Валентина, в тот момент, когда Оксана взошла на подиум, гости что находились в зале словно оживились в предвкушении горячего танца который они так с нетерпением ждали.
— Мне нужно срочно к мужу
— Оу….
Сделала вид, что удивилась Оксана, поправляя на плече сумочку, которую подняла с пола, повесив на плечо, прислонила коготок указательного пальца к губам.
— Простите мои дорогие — заявила Оксана, скрывая застенчивый и в тоже время сгорающий по страсти взгляд за прядью распущенных золотистых волос — Но я сюда поднялась не для этого
— Ну, пожалуйста, станцуй еще — прокричал кто-то из мужчин, видимо стал неожиданным поклонником, после танца который Оксана устроила крутясь на шесте подиума
— Да станцуйте — послышался женский голос, обернулась Оксана, заметила светловолосую девушку, которая отошла от шеста, оставляя его свободным — Вы так красиво танцуете, если хотите я буду вашей напарницей
— Размечталась — возразила шатенка в розовых трусиках, поднимающаяся по ступенькам подиума, открыто выказывала размер сочной груди — Этот дуэт будет мой
— Танцуйте-танцуйте-танцуйте — восторженно кричали зрители закрытого клубного зала, пытаясь подбодрить Оксану на танец
— Я даже и не знаю, что и ответить — смутилась Оксана, встав между шатенкой и другой светловолосой танцовщицей, которые перегородили ей путь к ступенькам подиума
— Может, стоит бокальчик вина — предложила шатенка подошла к Оксане вплотную, давая ей почувствовать вкус исходящего от неё парфюма — Для решимости
— Нет, извините — отказала им Оксана, прошла мимо двух девушек, направляясь ускоренным шагом к ступенькам подиума — Но меня ждут дела
— Может, стоит всё-таки вам станцевать
Чувствовала себя, неловко предложила Валентина, оставаясь стоять на ступеньках, кивнула в сторону восторженных зрителей, ожидавших танца от Оксаны.
— Видите, как они начали нервничать — преграждая Оксане путь, девушка хотела поставить под сомнение её решимость
— В самом деле?
Возразила Оксана, прикусывая краешек губы, вдвойне чувствовала себя неуютно, от толпы уговаривающих к танцу зрителей и мнения Валентины, вынуждающего передумать.
— Ты тоже так думаешь? — поинтересовалась Оксана, не зная, что и делать, как принять решение и быстро покинуть сцену подиума
— Ну же рыба моя
Заметила Оксана женщину с короткой стрижкой, лет под сорок, когда она стояла в выразительном черном платье за спиной у Валентины, держала в руках полный бокал вина.
— Может, есть всё-таки что-то
Говорила она сладостным голосом, обращаясь к Оксане, голос который вводил в искушение, словно вынуждая склониться к её решению.
— Что может заставить тебя
Вышла темноволосая женщина из-за спины Валентины с изучающим любопытством смотрела на Оксану, словно демонстрировала из-за разрезов платья на бёдрах, красоту кожи упругих бёдер.
— Если хочешь, я станцую с тобой
Подошла она к Оксане, давая почувствовать сказочную насыщенную палитру вкуса своего парфюма «EuphoriaEssence от Calvin Klein». Малина и ежевика в начальных нотах и белый шоколад в шлейфе: да, этот аромат будит основной инстинкт. Такой вкусный, такой завораживающий, такой сладкий: этот сексуальный женский парфюм возбуждает в нем аппетит! Во всех смыслах этого слова.
— Это заставит тебя передумать? — спросила она настойчиво и достаточно нагло вручила бокал с вином в пальцы Оксане, шептала искушенной нотой шепота рядом с её ухом
«Я не могу себе позволить развлекаться, после того как я заплатила миллион долларов, своими деньгами, за сердце наркоманки и потом просрать его потому что вчера напилась», уверяла себя Оксана, ёрзая нервно подушечкой большого пальца по тонкой ножке бокала с вином.
— Прошу меня простить — ответила Оксана, вручив обратно темноволосой женщине бокал с вином, прошла мимо неё стараясь не смотреть в голубе, с едким зеленым оттенком глаза — Но мне сейчас некогда этим заниматься
— Прошу меня простить — обратилась она к Оксане, оставаясь стоять на подиуме — Вас ведь тут некоторые зовут как Карамель
— Ну когда-то — обернулась Оксана стоя на лестнице подиума, расставив ногу порознь на разных ступеньках — Это был мой псевдоним, как у танцовщицы
— Я просто наблюдала за вашим танцем — говорила женщина, всё же подошла с бокалом в руке к Оксане, протягивая ей свободную правую руку — Скажите, не хотите ли вы потанцевать на частной вечеринке?
— Простите — мило улыбнулась Оксана, отклоняя просьбу этой женщины — Но я не та за которую….
— Советую вам передумать — прошептала Валентина, находясь на ступеньках лестницы подиума, рыжеволосая девушка легонько коснулась локтя Оксаны — Это любовница заведующего больницей и она может нам завтра в ответ очень сильно помочь
— Каким образом? — была удивлена Оксана, возмутившись тому, как Валентина влезла в их разговор — У меня пациентка с острой сердечной недостаточностью, у неё дистрофия миокарда, а единственная сука которая может что-то сделать, сейчас здесь со мной
— А что же ваша подруга? — поинтересовалась Валентина, состроив удивленный выразительный взгляд, посмотрела на Оксану
— Ты видела её тогда в палате?
Спросила Оксана, отвечая так же шепотом вопросом на вопрос, в тот момент, когда закрутилась интрига разговора между незнакомкой в черном платье и Валентиной.
— Как ты думаешь — говорила Оксана, продолжая смотреть в лицо Валентине — Сможет ли она вновь реанимировать нашу пациентку, если у неё вновь вдруг встанет сердце
— Вы потратили на неё кучу денег — возмутилась Валентина — Я даже и подумать не могла, что у вас есть такие деньги, позволяющие ими так просто разбрасываться
— Я спасаю жизнь пациентке! — заявила Оксана, продолжая стоять на своём
— Да было бы хоть кому спасать — повысив тон голоса, выразила своё мнение Валентина, словно пытаясь, таким образом, привлечь внимание Оксаны к своим словам — Она сама довела до иглы, это её наркотики угробили ей сердце, иглу ей в вену никто насильно не вставлял
— А…. кажется, я поняла — вмешалась в разговор темноволосая женщина — Вы про племянницу Гордеева Юрия Валентинович
— Даже вы наверно в курсе — прикусывая краешек губы, Оксана стояла спиной к темноволосой женщине, когда она к ней обратилась, подошла к ступенькам подиума, на которых она стоял
— Я даже в курсе
Ухмыльнулась женщин в черном платье, встав рядом со ступеньками, на которых стояла Оксана, теребила в пальцах зажатую ножку бокала с вином.
— Что вы купили сегодня сердце для неё
Рассказывала темноволосая дама, коснувшись плеча Оксаны, женщина словно забавлялась тому, с какой внимательностью она на неё смотрит.
— Воронова Анна Владимировна
Представилась она, подошла словно львица к Оксане, гордой и выраженной уверенностью походкой, в момент которой форма её бёдер была идеально упругой.
— Да-да Воронов, мой муж
Пояснила Анна Владимировна, заметив, как изменилось в удивление лицо Оксаны и то, что услышав эту фамилию, она уже ничего не могла понять.
— А он вам не даст провести у себя операцию с незаконно приобретённым сердцем, пациентке, которая принимала столь сильные наркотические вещества
— И что же вы тогда предлагаете? — поинтересовалась Оксана, обернувшись к женщине, которая стояла у неё за спиной, держала бокал с вином в руке
— Что если я отвлеку его внимание — предложила она, обвивая талию Оксаны правой рукой, легонько коснулась её выставленных бёдер — А так же сама решу вопрос со службой безопасности больницы, у вас будет время на вашу операцию
— И я так понимаю это ведь не бесплатно? — поинтересовалась Оксана, мило улыбнувшись в знак признательности, понимая, как сильно предложенное этой женщиной ей упростит задачу
— А что касается камер видеонаблюдения? — не удержавшись, спросила Валентина
— Ни камеры, ни служба безопасности больницы, ни больничное расписание операционной, вам ничто не помешает
Заверила эта женщина, её голос был твердым и полный уверенностью, ноты которого словно пронизывали и сами внушали своим звучание к себе доверие.
— И взамен я от вас кое— что попрошу
— Скажите какую сумму денег я вам за это буду должна?
— Дело даже не в деньгах — улыбнулась весьма скрытой намеренностью улыбкой — Как я видела сегодня за господина Гордеева, вы вложили свой миллион долларов, за чужого человека, из этого можно сделать вывод, что деньги вас не заинтересуют