Чтобы связаться с «Вадим Песегов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 10

Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности размещения романа на сайте буду выкладывать по одной главе. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.
Это пока еще сырой черновик, который будет в последствии обрабатываться!

Глава 10

Завораживающая стихия шелеста листьев могучей яблони нависали огромной тенью над большим накрытой белой скатертью столом. Чаруя искушение цветения кустов черемухи, поражали изысканностью первозданного вкуса, поистине прекрасного лета. Огромный сад был высажен из георгин, редких по своему своеобразию диких роз, а так же неповторимой красоты опять же в единственном экземпляре цветка черной орхидеи, чьи лепестки уже полностью распустились, показывая поистине шикарную красоту. В воздухе пахло готовящимися шашлыками в мангле, в нескольких метрах от стола, запах тлеющих углей и костра пленил необузданной природной силой запаха. Небо над головой было бледно голубым цветом, окутанной пеленой десяток белых перистых облаков, что своей кучностью усеяли его свод. Лай соседских собак и соседская черная кошка на заборе, громкий звук мотора проезжающих по улице мотоциклов, ругань пьяных жителей на соседней улице, мычание стада коров, казалось уже обычным явлением для жизни этой сельской местности.
Черное платье, облегало тело Оксаны, его короткий размер был настолько откровенным, что выказывал красоту эротического рисунка резинки черных чулок, что так сексуально облегали силуэт стройных её ног. Чарующей прелестью парфюма «RoseSauvage», пахло тело Оксаны, подобию распустившегося аромата поистине прекрасного цветка дикой розы. Плавностью манящих очертания изгибов, икроножных мышц ног Оксаны, плавно переходили в черные туфли на высоком каблуке, придающие её образу строгий сексуальный характер. Вырез v-образной формы декольте спереди платья, отразило объем сочной груди Оксаны, выказывая тем самым краешками черный бюстгальтер, которым сковали её в оковах. Пышные золотистые волосы, приняли форму необузданных волн, словно стихия будоражащего океана в момент яростного шторма. Алые прекрасные губы, были покрыты щедрым слоем помады, что светились, бликами яркого отблеска, при падении на них лучей солнечного света, а голубые лазурные глаза сияли довольством, скрытых диких эротических эмоций, которые Оксана выражала, выдыхая воздух ртом, издавая при этом легкостью сексуальных ноток стон.
— Аришка зайка — обратилась Оксана к девочке, что подбежала к столу, за которым на лавочке сидела Оксана — Тебе надо что-то покушать, мама видишь, с утра ничего не готовила, вот съешь хотя бы банан — протянула она, достав из стеклянной вазы, что стояла перед ней банан
— Не хочу мама — достаточно ясно ответила девочка, прижимаясь к коленям Оксаны, обвивая худенькими ручками её бедра, касаясь легкостью детских пальцев резинки черных её чулок — Я хочу побыть с тобой
— Ариш пойдем, я тебе что-то покажу — прокричала звонким юным голоском Маргарита, дочка Кости — Пойдем, будет здорово
— Иди поиграй с Маргаритой — выражая радушные улыбку, говорила Оксана, положив теплую ладонь на голову девочке, что была в розовом пышном платье — Мы тебя позовет
— Правда?! — спросила жалким подобием голоса, подняла взгляд Аришка, посмотрев на Оксану — И я все это время смогу сидеть у тебя на коленях?!
«Блядь, ну как я могу отказать ребенку, да еще и своей дочери», прикусывая губу, Оксана почувствовала, как эмоционально трогательный взгляд маленькой девочки растрогал её до глубины души.
— Ну конечно доченька — застенчиво, скрывая лживую улыбку, ответила Оксана
— Аришка иди поиграй пока с Маргаритой — вошла на деревянную веранду Елена, держа в руках большую стеклянную салатницу
Темноволосая женщина, была одета в красное, яркого поразительно прекрасного цвета, платье из шифона, с шикарным декольте в области спины. Чарующая композиция парфюма «Guerlain — Shalimar Parfum Initial L′Eau Si Sensuelle», динамичный бергамот, который манил к себе, сказочно прекрасное влияние мероли и конечно бесподобный оттенок в этой сказочной композиции аромата, жасмин, сочетание столь сильных вкусов, выдавали в этой женщине поистине гордую натуру царицы. Ярко красные туфли на высоком каблуке со стразами, прекрасно сочетались с цветом её платья, возбуждая оттенками дикой похоти.
— Костя можно я налью Оксане стопку водки?
Поставив стеклянную миску с салатом на стол, спросила Елена, обращаясь к своему брату, отражая перед Оксаной скрытый изгиб очаровательных бедер, спрятанных под платьем на ней.
— Если только она у нас останется — делая вид, что разрешает, ответил Костя, махая картонкой над мангалом полным забитыми шампурами с шашлыками, отгоняя клубы исходящего из него дыма тления углей
— А меня кто-нибудь спросить желает? — удивилась Оксана такой наглости со стороны, Елены, что она уже наливает с графина водку в стопку
— А зачем? — пожала оголенными плечами Елена, блистая непонятным коварством улыбки, щедро накрашенных алых губ
— Ну, так-то мне за дочерью надо за своей еще присмотреть тут
Покусывая краешек губы, стесняясь, ответила Оксана, положив ногу на ногу, отразила под черным коротким платьем красоту бархатистой кожи бедер.
— Маргарита пока присмотрит за твоей Аришкой — успокоила шепотом под ухо Елена, касаясь нежностью холодных пальцев плеча Оксаны — А мы с тобой и Костей немного уединимся
— Зачем еще? — поддаваясь искушению нежности шепота этой женщина, обольщалась Оксана настойчивости и требовательности её взгляда
— Выпей для начала — стоя рядом со столом, требовательно изложила свое желание Елена, нагнувшись, посмотрела в глаза Оксане — И не надо, пожалуйста, так переживать за Аришку, с ней все будет хорошо
— Блядь ей четыре и она моя дочь — упрекнула Оксана обиженно надув губы, не желая взять из рук стопку с водой, отвернула свой ранимый взгляд в сторону большой растущей рядом яблони — Как, по-твоему, с ней будет хорошо, если я на правах её законной матери не буду за ней приглядывать?
— Аришка побежали — крикнула Маргарита, зазывая за собой играть в сад больших растущих яблонь, к которым она так стремительно побежала
— Выпей, пожалуйста — держа стопку с водкой в руках, предложила Елена, так убедительно посмотрев в глаза Оксане
— Лучше выпей, она ведь не отстанет — рассмеялся Костя, собирая горсть шампуров, положив их на большое керамическое, почти плоское блюдо, понес их к столу беседки
— К тому времени как приедет Катерина со своим дядей — взяв из рук стопку с водкой, отвела взгляд в сторону Оксана, продолжая проявлять бунтарский характер — Я уже буду пьяная, поверить только у Катерины есть дядя, она мне никогда о нем не рассказывала
— А что должна была?! — удивилась Елена, продолжая любознательно смотреть на Оксану села рядом с ней — Наверно сочла это ненужным
— Прям пиздец, как ненужным, особенно накануне свадьбы моей сестры, а ведь я даже с её женихом еще не знакома — залпом Оксана осушила стопку с водкой, выдыхая ртом горячий поток воздуха, поставила её на столик, рядом с которым сидела
— Так познакомься — предложила Елена, присаживаясь на лавочку рядом с Оксаной, пока она, сморщив губки, закусила, наколов на вилку один из кусочков, предложенным Костей порцией приготовленного шашлыка — Она же твоя сестра, а я только и вижу, как вы между собой грызетесь
— Много ли ты знаешь — хмыкнула, выражая недовольство Оксана
— Знаю, что родные люди не должны так между собой выяснять отношения — пытаясь читать нравоучения, поразительно нежно и ласково говорила Елена, под ухо Оксане
— У нас с Роксаной все нормально — заверила Оксана, прожевав хорошенько кусочек мяса, проглотила его, смачно облизывая кончик вилки языком
— И это ты называешь нормально
— Ты ведь нас даже на днях вместе не видела
— А и не надо видеть, чтоб все понять — настойчиво твердила Елена, положив руку на колено Оксаны, теплоты, нежности которой она смогла почувствовать через тонкий черный чулок
— Скажу проще дорогая моя Елена — повернувшись к этой женщине, говорила Оксана, ухмыляясь шикарной улыбкой восхитительной по красоте алых губ — У нас с Роксаной все нормально
Прерывая столь неприятный для Оксаны разговор во двор дома Кости с Еленой въехал черный седан представительского класса, прокатываясь по каменной цветной плитке, она остановился рядом с Mercedes-Benz SLS AMG Red. Огромные ветки могучего растущего дуба, накрывали подобию могучего щита крышу автомобиля, скрывая его от яркого неистового света солнца, которая, палила жаром. Задняя дверь этой машины открылась, после чего Оксана смогла с трудом разглядеть женскую обнаженную ногу, облаченную в черные туфли на высоком каблуке. Талию брюнетки, особостью изгиба подчеркивала черная короткая юбка, выражая всю сексуальную красоту бедер Катерины. Черный пиджак на Катерине отражал чарующий рельеф её тела, его v-образный вырез, открывал белую блузку, что скрывалась под ним.
— Можешь езжать — распорядилась Катерина, покидая салон черного седана, обращаясь к его водителю — Мы здесь на несколько часов
— Катерина ты не поможешь старику — услышала Оксана голос мужчины с хрипом, когда открылась другая задняя дверь — Что-то голова закружилась — говорил он, как будто страдал расстройством речи
— Да-да конечно дядя — любезно согласилась Катерина, изобразив для Оксаны милую улыбку на лице, взяла под руку пожилого мужчину
Мужчина, на вид которому, по мнению Оксаны, было лет около шестидесяти, был одет в серый, пепельного цвета деловой костюм и лиловую рубашку, что скрывалась под его пиджаком. Шляпа весьма представительского фасона, скрывала седину его висков, с красной ленточкой вокруг небольшого размера цилиндра. Нос был словно у сокола, глаза были глубоко посажены, скрытое их очертание выдавало в нем угнетенность подавленного эмоционального состояния. Круглоносые туфли, блеклого коричневого цвета, сияли отблесками падающего на них бликов яркого света солнечных лучей, были щедро пропитаны кремом для их ухода.
— Ну, дорогие мои — хриплым голосом обратился этот мужчина, когда Костя с Еленой спустились с беседки, по маленьким деревянным ступенькам — Королёв Иван Иванович, родной дядя Катерины Владимировны Королёвой
— Это еще что за блядь хуйня?! — тихим шепотом прошипела Оксана, выражая недовольство во взгляде при виде этого старика
— Ой, а мы как раз во время? — увидела Оксана в открытых воротах, через которые уже выезжал черный седан, как вошла Роксана со своим женихом
— Очередной московский пиздюк — изнуренно вздохнула Оксана, испытывая сильную эмоциональную раздражительность, налила сама себе самогонки из стеклянного графина в стопку
Парень что был с Роксаной, был одет в костюм кремового цвета, брюки были выглажены идеально ровной стрелкой, пиджак сидел как по маслу, на его скромном телосложении, особо ничем не выделяющемся. Светловолосый парень, со смуглой немного кожей, весьма доверчивое и радушное выражение лица которого означало истинную чувства и любовь к Роксане. Держа под руку молодую темноволосую девушку в очаровательном в фиолетовом легком платье, материл пошива, которого был атлас, имело весьма откровенный фасон. Роксана вошла под руку со своим кавалером, держа обеими руками огромный букет чудесно алых роз.
— А вы как я думаю, та самая знаменитая госпожа Орлова — поднимаясь по ступенькам под руку с Катериной, говорил этот пожилой мужчина
Обратила Оксана на его тремер (непроизвольное дрожание) подбородка, а так же особое внимание привлек гипертонус мышц нижних конечностей, мужчине было тяжело подниматься по ступенькам деревянного крыльца беседки. Потливость на его лице, указывало на его утомляемость и повышенное артериальное давление, на которое Оксана сосредоточила все внимание то, как ему было трудно дышать. В то время как его внешнее состояние, Оксане показалось, как будто его беспокоила сонливость и необъяснимая нервозность, что он выражал мимикой на лиц, отгоняя ладонью руки от себя мушек.
— Рада с вами познакомиться господин Королёв — не вставая с лавочки, на которой сидела, протянула руку Оксана, держа в другой руке полную стопку с водкой
— Оксанка опять надираешься с утра — сделала замечание Катерина, помогая своему дяде сесть на лавочку напротив Оксаны
— Пускай себе позволит немного расслабиться — вступилась Елена, вставая за спиной у Оксаны, положила руки на её плечи
— Ну да не тебе же её потом до кровати тащить! — возмущаясь, говорила Катерина, в тот момент, когда Оксана, не слушая её залпом, осушила стопку с водкой
— Дорогая моя сестра спешу тебе представить своего суженого — радостно выражая лучезарную улыбку на розовых губах, делилась впечатлениями Роксана, поднимаясь по ступенькам деревянного крыльца веранды — И надеюсь, ты одобришь мой выбор
«Все эти симптомы указывают на внутричерепное повышенное давление, но в таком возрасте не удивлюсь предположить, что это опухоль ЦНС, если это так, то старикашке, пиздец, через несколько месяцев», размышляла Оксана не обращая внимания на восторженные эмоции сестры.
— Я и не думал что вы с сестрой такие красавицы — восторженно говорил парень, держа под руку Роксаны, словно уже её муж
— Может, поблагодаришь парня за комплимент — почувствовала себя неловко Катерина, обращаясь к Оксане, что сидела с задумчивым видом, изучая дядю Катерины
— Как часто беспокоят вас головные боли?! — игнорируя пустую реплику Катерины, спросила Оксана, вставая со скамейки — Скажите, мушки перед глазами иногда бывают?
— Что это с твоей сестрой?! — удивился жених Роксаны, обращаясь ко всем, так внимательно посмотрел на Оксану
— А к чему вы спросили? — был поражен логики вопроса Оксаны, пожилой мужчина
— Вы ведь не просто так накануне свадьбы моей сестры приехали чтобы повидаться со своей племянницей, в тот самый блядь момент, когда она мне охуенная нужна — грубо выразилась Оксана, впадая под влияние выпитого алкоголя, шикарно покачивая бедрами, обошла вокруг стола
— Оксанка! — вскрикнула Катерина, удивившись, такой наглости со стороны Оксаны, быстро встала со скамейки, на которой сидела
— Да что вы себе позволяете — вскипел пожилой мужчина, резко вставая с лавочки, бешеным взглядом, посмотрел в глаза Оксане
«Повышенное ВЧД, ему становится тяжело дышать, словно каждая жилка на его седом черепе пульсирует волнообразным потоком, стоит надавить, еще чуток и будет припадок и у меня будет дело», в одно мгновение провернула Оксана ход дальнейших действий.
— Что внезапно дедуля проснулась жалость к своей далекой до пизды племяннице — старательно опираясь руками на стол, Оксана, проявляя все коварство характера, пыталась вызвать припадок
— Да как вы смеете! — глотая ртом воздух, отошел на шаг назад пожилой мужчина, хватаясь рукой за грудь в области сердца, рухнул тут же на пол веранды, обронив с себя шляпу, что скатилась по ступенькам и упала на траву — Вы…. вы…
— Ты что дура рехнулась! — впадая в истерику, испытывая боязнь за своего дядю, Катерина влепила крепкую пощечину Оксане
— У него приступ — падая на пол беседки, указала Оксана указательным пальцем — Отнесите его в дом и дайте отлежаться, а так же вызывайте скорую, да и дайте ему чаю, только не сильно крепкого — уверяла она, потирая рукой щеку, по которой пришелся удар
— Что происходит?! — увидев страшную картину, вскрикнул жених Роксаны
— Так это все — поняв теперь, к чему клонила Оксана, Катерина тут же подбежала к Оксане, что сидела на полу веранды — Ты ведь что-то увидела да, чего-то такое, на что мы бы не обратили внимание?
— Обещай только, что не влепишь, мне вторую пощечину — боязно, спросила Оксана, посмотрев в её покрытые влагой глаза, когда Костя с женихом Роксаны, поднимая за руки да за ноги тело дяди Катерины, понесли его в дом — Обещай, слышишь?
— Что ты увидела Оксанка?! — падая на колени рядом с Оксаной, требовательно спросила Катерина
— Если я тебе скажу, ты мне пизданешь?! — сгорая от стыда, опустила Оксана, обиженный взгляд в пол, знойно потирая ладонью руки щеку, по которой пришелся удар пощечины от Катерины
— Да не трону я тебя, говори! — настойчиво требовала Катерина, кончиками пальцев коснулась подбородка Оксаны, поднимая её постыдный пьяный взгляд на себя
— У твоего дяди — дрожащими губами, ожидая снова удара от Катерины, пояснила Оксана, набравшись смелости, отражая влагу, горьких слез, на лазурно голубых глазах — Рак головного мозга, вполне возможно близко к последней стадии, иначе как еще объяснить симптомы «внутричерепной гипертензии»
Повышенное давление в полости «черепа», может быть обусловлено патологией «головного мозга» («черепно-мозговая травма», «опухоли»), внутричерепным кровоизлиянием, «энцефаломенингитом» и др. Возникает в результате увеличения объема внутричерепного содержимого «спинномозговой жидкости» (ликвора), тканей жидкости («отёк мозга»), крови (венозный застой) или появления другой инородной ткани (например, при «опухоли мозга»).
— Рак?! — убирая руку от подбородка Оксаны, положила Катерина руки к себе на колени — Но он мне ничего не говорил об этом
— Зато симптомы его мне сказали — говорила Оксана шепотом, опуская снова взгляд в пол, на согнутые в коленях под себя ноги — Я его раньше не видела, а тут вот на тебе на свадьбу приехал, мне кажется, он знал об этом и хотел напоследок повидаться с тобой
— Ты можешь что-нибудь сделать?! — схватившись за кисти рук Оксаны, в надежде спросила Катерина, сидя рядом с ней на деревянном полу беседки
— Если рак на последней стадии — рассказывала Оксана, продолжая смотреть в набирающие влагу прекрасных серо-голубых глаз Катерины — Я ведь не бог, но если возьму дело сейчас, то возможно шанс есть — заверила она, вновь скрывая от брюнетки свой трогательный взгляд, откровенных испытываемых к ней чувств
— Проси все что хочешь — жалостно просила Катерина — Всё, слышишь всё, что хочешь Оксанка, только возьми это дело — умоляла она, склонив голову к ней на колени
— А как же свадьба моей сестры?! — поднимая взгляд, в ожидании Оксана посмотрела на Роксану, что с ужасом на глазах, наблюдала ужасную картину
— Роксана поймет, я обещаю — заверила самоуверенным голосом Катерина
— Нет! — возразила Роксана, выражая протест громким криком, кинув большой букет алых роз к ногам Оксаны — Ты не посмеешь сестра, накануне моей свадьбы, взять дело, ты же сказала своему Тихонову, что до моей свадьбы никаких дел ты, что солгала мне?
— Ну, это же дядя Катерины и как я ей могу отказать
— Послушай это ведь рак — продолжала упорствовать Роксана, медленно подошла к месту, где сидела в обнимку Оксана с Катериной — К тому же на последней стадии у него нет шансом, прости Катерина, дай старику спокойно помереть
— Заметь это сейчас не я сказала — выгораживая, свою репутацию, пояснила Оксана для Катерины, посмотрев то на свою сестру, то на брюнетку, чьи нежные руки обвили её талию
— Послушай Роксана — глубоко и изнуренно вздохнула Катерина, вставая вместе с Оксаной с пола, придерживала её за талию, шикарного короткого платья — Он мой дядя, я просто не могу поверить, что у него рак, понимаешь, не могу, пойми, дай своей сестре во всем разобраться….
— Вот блядь тока не надо этих ебучих слез — грязно и некультурно выругалась Оксана, заметив на лице Катерины, иронию душевно ранимых слез, переживания за близкого для неё человека
— Роксана послушай!
Уверяла Катерина, ускорив шаг, направилась за ней, как только Роксана, поджав от обиды предательства губу, повернувшись спиной, побежала к ступенькам беседки.
— Вызвала скорую, дядю Катерины положили у нас в гостиной, ему уже немного лучше — говорила Елена, встав за спиной у Оксаны — Что это с ними?
— Скажу, не поверишь — ухмыльнулась Оксана, повернувшись к этой женщине лицом — Меня не поделили — рассмеялась она звонким озорным смехом
— Я конечно понимаю ты не окулист
— Что такое? — удивилась Оксана такому суждению со стороны Елены
— Мне кажется, у дяди Катерины глаза кровью налились — добавила к этому Елена
— «Застойный диск зрительного нерва» — предположила Оксана, тихо прошептав важнейший из симптомов, что указывал на опухоль головного мозга
Характеризуется гиперемией диска, размытыми границами и расширенными нервами, после того как отек охватывает диск полностью, наблюдается увеличение его размеров. К данной симптоматики можно отнести извивание вен и сужение артерий. Причиной их развития в подобных случаях может быть быстрое, порой молниеносное, развитие внутричерепной гипертензии, например, при разрыве артериальной аневризмы и субарахноидальном кровоизлиянии, а также при злокачественной опухоли и токсическом воздействии на сосудистую стенку. В определенных случаях возникают кровоизлияния, характерной локализацией которых является область диска и окружающая его сетчатка. Кровоизлияния могут появляться при выраженном отеке диска и свидетельствовать о значительном нарушении венозного оттока.
— Мне нужно самой все увидеть — заявила Оксана, спускаясь по ступенькам беседки, коснулась каблуками цветной каменной плитки, выложенной в виде узоров, в форме цветков, рядом с домом
— Да-да конечно — беспокоясь, согласилась Елена, направившись сразу же за Оксаной
— Мама! — прокричала, Аришка быстро выбегая из сада огромных яблонь — Ты, куда это без меня собралась?! — побежала девочка, по каменной плитке звонко стукая надетыми на ней босоножками
— Аришка зайка моя — изображая драматичную мимику, улыбнулась Оксана, чуть нагнулась стоя рядом с домом Елены и Кости, позволила маленькой девочки обвить её талию — Тётя Елена собиралась меня угостить вкусным чаем, а я вот решила попить его у них дома
— А я с тобой — настойчиво заявила Аришка, схватившись худенькой ручкой за руку Оксаны
«Блядь ну почему я именно ей не могу отказать», стукая нервно каблуками черных туфель по каменной плитке, думала Оксана, переступая с ноги на ногу, прикусывая краешек губы.
— Елена не будем травмировать девочке психику — шепотом обратилась Оксана, притягивая, схватившись за руку, Елену к себе — Отвлеки её на себя
— Как?! — таким же шепотом спросила Елена, в ухо Оксане
— Да мне похуй как, отвлеки и все! — нервно на пороге эмоционального срыва, распорядилась Оксана — А я потом к вам вернусь
— Мам! — требовательно обратилась Аришка, дергая Оксана за руку — В чем дело?
— Доченька — присаживаясь на корточки, говорила Оксана ласковым материнским голосом, изображая лживую радушную улыбку на чарующих блеском алых губах — Маме нужно немного, совсем маленько, поработать
— Нет, мама! — громко крикнув, возмутилась Аришка, изображая детский каприз, выражая слезы на голубых блеклых маленьких глазках
— Ну, конечно же, нет доченька — придавая радушный тон собственного голоса, пошла на уступки Оксана, вставая в полный рост, взяла Аришку за руку — Елена прошу тебя, придумай что-нибудь
— Аришка зайка — послышался приятный голос Катерины за спиной у Оксаны — А давай мы все вместе поедем к твоей маме на работу
— Катерина ты, что совсем охуела?
Возмутившись до придела, возразила Оксана, остановившись с Аришкой за руку, повернулась к Катерине в пол оборота, стоя на ступеньках деревянного крыльца. Огромный ствол тополя восходил над этим домом, своими могучими ветками, он колебал подобию тайфуну погоняющими волны в море, создавая огромную колеблющуюся тень между крыльцом двухэтажного кирпичного дома и беседкой, выстроенной из круглого бруса. Пышными пучками летал пух по саду, аромат его цветущих листьев, на необъятных ветках, завораживал прелестью летнего вкуса, со смесью чистого деревенского воздуха. Под могучим его стволом рос, как нельзя, кстати, удачно прижившейся пион, в аккуратной клумбе, распустившейся своей красотой листьев, он символизировал потенциальную гармонию между большим и меньшим творением природы.
— Даже если предположить, если мне удастся найти способного невролога, даже если проведем, пусть маловероятную для реальности операцию, по устранению опухоли
Выражая всю злобу голоса, угрожающе говорила Оксана, взяв Катерину под свободную руку, отражая шикарную красоту бедер, поднималась вместе с ней по крыльцу дома Елены и Кости.
— Есть малейший блядь пиздец факт того, что Аришка меня будет охуенно отвлекать — шепотом пояснила Оксана под ухо Катерине
— Обещаю я возьму этот вопрос на себя — заверила Катерина, когда Оксана подошла к отрытой двери дома, из которой выходил Костя, держа в руке полупустой стакан апельсинового сока
— Да уж блядь постарайся — прошипела, выражая недовольство Оксана, не замечая Костю, чуть не воткнулась в его грудь лицом — Костя! — удивилась она, увидев его в дверях этого дома
— Ну да — улыбаясь чертовски привлекательной улыбкой, ответил Костя — Да Катерина, ну и дядька у тебя, пока донесли с женихом твоей сестры Оксана, так я думал, руки отвалятся
— Как он? — прошла мимо него Оксана, отпуская руку Аришки отдавая её в объятия Катерины
— Мама нет! — прокричала Аришка, выставив руку, когда Оксана, хладнокровно не обращая внимания на ребенка, вошла в коридор этого дома
— Мы подождем маму снаружи — заверила Катерина, держа ребенка на руках, осталась стоять на крыльце открытой двери, рядом с Костей
Гладкие, смуглые пепельным цветом стены этого коридора были скрыты тенью, в воздухе витала гармония цветущих ароматов растений. Арка входа в гостиную, была скрыта белой тюлю занавески, что висела в проходе, создавая приятную атмосферу прохлады. Отодвигая легонько белую занавеску, Оксана вошла в гостиную, стукая звонко каблуками черных туфель по паркету пола. Цвета карамели, почти даже золотистого, было настенное покрытие обоев в гостевой комнате, большая хрустальная люстра висела в центре, где сам цоколь вкрученных лампочек имел поразительную схожесть свеч. Мягкий диван, белоснежного цвета, стоял ку стены рядом с открытым окном, на котором лежал сам Королев, рядом с ним сидел жених Роксаны, положив ему влажное полотенце на лоб. Справа от входа на шикарном черном столике стояла большая плазма, по которой без звука крутили иностранные клипы, слева на кресле, схожим по цвету с диваном, на спинке лежал аккуратно сложенный пиджак Королева. На кофейном столике, что стоял рядом с диваном, стояла белая керамическая кружка с чаем из листьев черемухи, обеспечивающий мужчине сильное укрепляющее и тонизирующее средство.
— Пришли посмеяться над умирающим стариком — восстановив рассудок, ответил Королев, при виде Оксаны, вошедшей в гостиную, встав в проходе широкой арки
— Оксана, как бы вы не были мне приятны и как бы я вас высоко не ценил, но я думаю сейчас не самое лучшее время глумиться над умирающим — возразил жених Роксаны, недовольно посмотрев на Оксану, что не решалась войти в гостиную
«Как этим двум идиотам, объяснить, что мне нужно посмотреть в глаза этому старику, я должна знать, что это застойный диск зрительного нерва, что застойный процесс распространяется на оба глаза или только в одном глазу», мысленно впадая в искушение головоломки, Оксана сделала первый шаг.
— Я конечно не окулист, но мне нужно посмотреть на ваши глаза — заявила Оксана, направляясь к дивану, даже не посмотрев в сторону, где сидел в кресле жених Роксаны
— Это еще зачем — хриплым голосом возмутился Королев, желая встать с дивана, но почувствовав, по мнению Оксаны, сильную боль во лбу, тут же упал на мягкую бамбуковую подушку, держа на голове мокрое полотенце — Опять ваши наглые выскочки
— Хотите вы этого или нет, но я взгляну в ваши глаза — твердо заявила Оксана, подобию королевской кобры, с гордым самовлюбленным видом, подошла к дивану
«Синдром Фостер Кеннеди», заметила Оксана присев с краю на диван, наклонившись, посмотрела в глаза этому мужчине. Сочетание первичной атрофии зрительного нерва на одном глазу с застойным соском на другом. Этот симптом натолкнул Оксану на мысль к одностороннему сдавливанию зрительного нерва, которому способствовала внутричерепная гипертензия.
— У вас ведь ухудшилось зрение на одном глазу так ведь
— Это всегда так — прохрипел он, держась рукой за полотенце на лбу — Выпел со своей племянницей по бокальчику коньяка пока ехали сюда
— И как долго? — спросила Оксана, положив ногу на ногу, отразила шикарный эротический рисунок резинки черных чулок на эластичных бедрах, перед женихом Роксаны — Как долго вас беспокоят головные боли и проблемы со зрением, у вас застой диска зрительного нерва на правом глазу
— Что это может означать?! — не понимая не слова, первым поинтересовался у Оксаны, жених Роксаны
Атрофия зрительного нерва, а так же возможная частичная слепота или сильное ухудшение зрения — пояснила Оксана, глубоко и изнуренно вздохнула, испытывая неприязнь к этому молодому человеку — Чтобы быть уверенной и знать наверняка, мне нужна консультация окулиста
— Ну, кто тут скорую вызывал?! — вошел дежурный врач из скорой в гостиную, отодвигая занавеску на входной арке в сторону
Высокий мужчина, широкий в плечах, вошел, медленно рукой отодвигая занавеску в гостиную, на его голове был плотный белый медицинский колпак. Нос был словно как картошку, глаза широко раскрытые, внешне напоминал чем-то грузина. Смуглый оттенок кожи, крепкие сильные ноги и уверенная в себе походка, взгляд подобию профессионала знающего свое дело.
— Оксана Владимировна — остановился дежурный врач скорой помощи посреди гостиной, заметив Оксану, что сидела на диване — Что случилось?
— Застойный диск зрительного нерва вследствие, повышенного ВЧД
Пояснила Оксана, выгибая спину как кошка, встала с дивана, отражая перед мужчинами, шикарную красоту упругих ягодиц.
— Доставьте его в мою палату — распорядилась Оксана, положив ладони теплых рук на ягодицы, старалась как можно лучше выгнуть спину — Доложите Тихонову и сделайте так, чтобы моя команда, уже ждала меня в моем кабинете
— Вы берете дело накануне свадьбы вашей сестры? — удивился дежурный врач скорой помощи, столь изучающим до глубины души взглядом, посмотрел на Оксану — Что встал, каталку быстро в дом, и попроси кого-нибудь из родни чтобы тебе помогли — отдавая указания, обратился он к санитару, что стоял в проходе входной арки в гостиную
«Откуда этот то пиздюк, знает про свадьбу Роксаны, наверно сука Тихонов еблан ебанутый, всей больнице про меня рассказал», раздраженно хватая воздух ртом, Оксана вышла из гостиной, стукая звонко каблуками черных туфель по паркету в коридору направилась к выходу, на улицу.
Золотистые пряди волосы, играли стихию бурной страсти, на голове Оксаны, переливаясь между локонами потоком необузданных волн. Будоражащая свежесть из открытой входной двери, тормошила кончиками платья в районе резинки с эротическим рисунком черных чулок, приоткрывая на мгновение красоту стройных ног Оксаны. Вдыхая ртом, аромат цветущей летней зелени, Оксана, отражая падающие блики, что успевали проникнуть под покров рядом с растущим тополем, вышла из дома, ощущая приятную проникающую прохладу деревенского воздуха под платьем. Чуть прищурив лазурную, голубую, подобию редкого природу цвета самородка топаза, красоту глаз, Оксана, выдыхая воздух, издавая легкий насыщенный эротическими нотками стон, вышла из дома, звонко стукая при этом каблуками черных туфель по паркету в коридоре.
— Оксана все нормально? — поинтересовалась Катерина, когда Оксана покинула дом Елены, вышла на его деревянное, закрытое тенью большого тополя крыльцо
— Всё будет… — прошипела Оксана, медленно подходя к Катерине, что держала её ребенка на руках
— Мама! — выражая иронию грусти и печали на лице, обернулась, вскрикнув радостно Аришка, оставаясь на руках Катерины, изобразив улыбку на своем лице
— Да какая нахуй разница — грязно некультурно выругалась Оксана перед ребенком, буквально вырывая её из рук Катерины — И отдай мне сюда мою дочь
— Да что случилось-то? — встревоженно, чувствуя внезапную тревогу, спросила Катерина, обращаясь к Оксане, встав за её спиной
— Ничего — провела Оксана рукой по волосам девочки, улыбаясь ей радушной теплой материнской улыбкой — Ты хотела, чтобы я взялась за это дело я и возьмусь — заверила она спускаясь по ступенькам крыльца с ребенком на руках
— Оксана все нормально? — беспокоясь, спросила Елена, опираясь спиной на могучий ствол тополя, держа в руке наполовину пустой бокал с красным вином
— Спасибо — касаясь кисти руки Оксаны, поблагодарила Катерина — А я пока развлеку твою дочь
— Сделай так, чтоб Радионова больше вообще не имела никаких на неё прав
Изъявила Оксана свои требования, поставив ребенка на ноги, перед собой, рядом с красиво распустившимся цветком пиона.
— Заебала она уже баловать мою дочь, в её воспитании я играю главную и единственную роль, пускай эта сука зарубит себе на носу — прошипела Оксана, тихим шепотом обернувшись в пол оборота к Катерине, положа теплую ладонь руки на бедро
— Ладно, все, что скажешь, только не злись — поразительно легко пошла на уступки Катерина, сошла со ступенек крыльца, уступила дорогу санитару, чтобы он занес носилки в дом
— Я поеду на своей машине — заявила Оксана, обращая внимание, как скорая задом подъезжает медленно к крыльцу дома, взяла Аришку за руку, отошла вместе с ней на пару метров к беседке
— Я с тобой мама! — требовательно твердила Аришка, держась крепко, тонкими пальчиками, в кисть руки Оксаны
«Да что же блядь такое то, ну не могу я отказать своему ребенку», переступая с ноги на ногу, Оксана нервно постукивала каблуками черных туфель по каменной цветной плитке, на которой стояла.
— Костя дорогой — обратилась Оксана, пропуская мимо ушей желание Аришки — Я уверена, что твоя Маргарита, найдет чем занять мою, пока я спасаю дядю Катерины, ну пожалуйста, это ведь все ради неё, ты ведь не мне, ты ведь ей не откажешь — изображая иронию формы алых губ, проявила она подлость собственного характера
— Хм… Оксана тебе не кажется, что ты уже сама начинаешь наглеть — подметил Костя, согнув руку в локоть, прижал её ладонь к своему подбородку
— Ну, я ведь твоя девушка — пожала плечами Оксана, одарив этого мужчину прелестью сексуального изгиба алых, щедро накрашенных помадой, губ
— Дядя! — вскрикнула Катерина, стукая каблуками черных туфель, быстро поднялась по ступенькам крыльца
— Катерина девочка моя — опуская руку, лежа на носилках, господин Королёв, ладонью шершавой руки коснулся её щеки, когда она подбежала к его носилкам, встав на деревянном крыльце дома
— Дядя я не позволю чтобы с тобой что-то случилось — твердила Катерина, спуская рядом с дежурным врачом, что нес с санитаром носилки
— Вот не на что уже нельзя положиться
Возмущался врач скорой помощи, спуская осторожно по ступенькам крыльца, отчитывал молодого парня санитара, что шел, впереди повернувшись к нему спиной, держась обеими руками за поручни носилок.
— Я же просил тебе, позвать кого-либо из родни — продолжал возмущаться он — Теперь придется возвращаться за сумкой с…
— Я принесу вам доктор — радушно улыбаясь, согласилась Катерина, быстро вновь вбежала по ступенькам, забежала в дом
— Ну и что это такое?! — выражая недовольство, говорила Роксана, обвивая локти обеих рук своими руками, обращаясь при этом к Оксане — Ты же обещала мне сестра…
Разыгрывая драму плаксивости на своем лице, словно эмоционально взглядом, Роксана словно выдавливала у Оксаны частичку жалости и сострадания, встав перед её лицом.
— Ты мне солгала! — сжимая кулаки от ненависти, прошипела Роксана, наливая лазурные прекрасные блеском падающего на них света, глаза бурным потоком слез
— Ну что теперь поделаешь — ухмыльнулась Оксана чудесной красоты алых губ — Ну извини сестренка мне нужно работать
— Я тебя не отпущу! — вцепилась Роксана в кисть руки Оксаны, потянув её на себя — Ты слышишь, хватит уже сестренка, всех ведь не спасешь, тем более у него рак
— А ты в этом уверена?! — притянувшись к телу Роксаны, положила Оксана ладони теплых рук на её открытые плечи — Я вот даже как врач, в этом не уверена
«Хотя, что самой себе пиздеть, схожую симптоматику может вызывать только рак головного мозга», прикусывая от волнения краешек губы, лживой кривой улыбкой, улыбнулась Оксана.
— Ладно, я не онколог — говорила Оксана, когда санитар, на пару с дежурным врачом, затаскивали носилки с Королёвым в задние отрытые двери газели скорой помощи — Но это же дядя Катерины, я просто обязана ей хотя бы попытаться помочь
— Накануне моей свадьбы Оксана?! — вскипела Роксана
— Обещаю, сегодня же вечером я заскочу к вам на чашечку чая — заверила Оксана, обвивая ладонями, лицо Роксаны, позволила нежностью её рук к удивлению своего жениха коснуться упругих выставленных ягодиц белокурой сестры
— Мы не живем пока вместе — пояснила Роксана тихим шепотом, чтобы не услышал это её жених, что спускался по ступенькам деревянного крыльца дома
— Блядь! — прошипела Оксана, почувствовав себя неловко, мило улыбнулась при этом обворожительной красоты улыбки — Как же я могла забыть про ваши обычаи, жить вместе только после свадьбы, как и секс, как банально, только не принимай близко к сердцу, все то, что я тогда тебе пьяной наплела про секс
— Хорошо Оксана — взаимностью улыбки одарила Роксана
— Ну, я пошла — играя в любезности, ответила Оксана, освобождаясь от пленительных объятий, легкостью подушечек пальцев коснулась рук темноволосой девушки, взяв её за руки, посмотрела в её глаза — Скорее, чем ты думаешь, мы увидимся, а теперь мне нужно работать
— Приятно было с вами познакомиться Оксана — достаточно нежно выразил впечатление жених Роксаны, когда подошел к своей невесте со спины
— Ах… — чувствительно нежно вздохнула Оксана, выражая застенчивость 7на лице и румянец на чудесных щечках — Я так и не узнала вашего имени
— Максим Валерьевич Вершков — протянул он руку к Оксане
— Орлова Оксана Владимировна — пожала она ему руку, скрывая стыдливый взгляд любезности перед Оксаной
— Так вы правда заведующий отделением сердечнососудистой диагностики и кардиохирургии в местной деревенской больнице? — словно поддержать тему разговора ляпнул он
— Да Оксана у меня врач — ответила за свою сестру Роксана
— Ну, раз так — выражая любезность, Оксана повернулась и направилась к красному мерседесу, что стоял с открытой поднятой дверью с водительской стороны — До скорого сестренка
— Это что машина твоей сестры?! — удивился её парень
— Она сама на неё заработала — пояснила она ему
«Ебанутый сука на всю голову распиздяй», прикусывая краешек губы, от волнения, Оксана, шикарно покачивая бедрами стукая каблуками черных туфель по цветной каменной плитке направлялась, к красному мерседесу, что стоял на лужайке возле дома, палился в лучах яркого летнего деревенского солнца.
Выгибая изящным изгибом спину, выставляя упругие ягодицы, Оксана залезла в открытый салон красного мерседеса. Прогретое лучами солнца кожаное водительское кресло, доставляло поразительную нежность ощущения тепла через черные чулки на ногах Оксаны. Коснувшись ручки двери с водительской стороны, Оксана опустила её, полностью закрывая. В салоне машины сразу же создалась душная обстановка, которая устранилась поворотом ключа в замочной скважине, заставляя двигатель под капотом урчать тихим зовом дикой кошки. Создавшийся климат контроль в замкнутом салоне красного мерседеса, даже в такую знойную жару на улице, придавал для Оксаны атмосферу блаженства и полного комфорта.
Выжимая сцепление, включая первую передачу, добавляя другим каблуком черных туфель газу, Оксана, отпуская сцепление, плавно пустила свой автомобиль к отрытым воротам, не давая газели скорой помощи первым в них проехать. Швыряя из-под колес протектора клубы дыма и грязи, красный мерседес пулей выскочил в скольжении на деревенскую улицу. Стремительно набирая скорость, двигаясь по израненному покрытию дороги, посыпанного гравием и мокрого песка. Утопая в удобном кожаном черном кресле, Оксана кончиками пальцев настроила музыку в стиле dubstep, обольщаясь ритму его звучания, играла с педалью газа, разжигая рычанием зверя под капотом бешеным тактом поршней в цилиндрах, поразительно выдаваемой мощи двигателя V8.

***
Голубое небо, застывшее над деревенской местностью, почти не имело густых белых перистых облаков, чтобы сдерживать жаркие палящие лучи летнего солнца. Мелодия шелеста листьев разносился по округе завораживающим слух шелестом. Непревзойденные вкусовые ароматы, кустов черемухи, пленяющая сила сирени, красота ясеня, пленяющей взор наклонившейся немного набок березы, что ласкала листьями, ствол и могучие ветки дуба. Мычание коров, звон их колокольчика, разносился по округе, цветенья травы, рядом с газонами продуктовым магазинов в деревенском центре, лай собак, который даже тут наверно не смолкал. Молодые деревенские девушки гуляли с парнями в откровенных летних платьях, отражая своей заманчивостью красоту прелестного их юного тела. Деревенские парни, что сидели с ними на лавочках в шортах, без футболок, повесив их на спинку лавочки, на которой сидели, ерзали пальцами по сенсору сотовых телефонов. Тихо тарахтел автомобиль УАЗ, с пугающей надписью на двери ППС, устроившись над тенью крытого рынка, возле входа, наблюдая за соблюдением порядка.
— Валерий Валерьевич — блистая коварством обольстительной улыбки, отражая всю её прелесть в зеркале заднего вида, говорила Оксана, направляя автомобиль по дороге параллельно расположенному крытому рынку — Вас наверно уже оповестили о моем новом деле
— Орлова вы мне уже поперек горла со своими делами
Раздраженно говорил Тихонов, его голос звучал на повышенных тонах исходя из динамика сотового телефона Оксаны, закрепленного на подставке рядом с приборной панелью.
— Насколько, я понимаю, вы же говорили, что никаких дел, до свадьбы вашей сестры, я вам для чего дал неделю отпуска
— Ну не могла же я отказать в лечение дяди нашего с вами мэра — играя в любезности, говорила Оксана, выворачивая руль, свернула в сторону больничной автостоянки
— Если бы не ваша способность во время находить ответ, когда ваш пациент уже почти одной ногой в могиле, вы бы здесь не работали — сурово говорил Тихонов, отражая в голосе частичку гневу
— Ну такая уж я, извините — выражая застенчивость очаровательными скулами, Оксана вывела красный мерседес ко входу больничной автостоянки
— Быстро ко мне в кабинет — распорядился Тихонов, повышая заметно тон собственного голоса, прерывая тем самым телефонный вызов
— Ебанутый старый пердун — грязным лексиконом выразилась Оксана, тихим ходом направляясь по больничной стоянки между рядами машин
Остановив автомобиль на свободной зоне для парковки, Оксана поворотом ключа в обратную сторону заглушила тихое урчание резвого коня. Легким поднятием вверх, Оксана открыла дверь с водительской стороны, запуская в салон, пропитанный цветущей зеленью воздух, что так приятно сквозняком окутывал нежностью её ноги. Другой рукой взяла с переднего пассажирского сиденья кожаную белую сумочку, высунула ногу из машины, коснувшись каблуком черных туфель лужи, в которой остановился красный мерседес. Поразительная летняя прохлада, проникая в салон красного мерседеса, окутывала волной необузданной пленяющей силы тело Оксаны, подобию рук могучего гиганта, вынуждая её отдаться ему.
— Вот же блядь — некультурно выразилась Оксана, посмотрев на лужу в которую наступила каблуками черных туфель
Выгибая кошкой спину, Оксана покинула салон красного мерседеса, повесив белую кожаную сумочку на плечо, нагнувшись стоя на улице, выставив шикарную красоту ягодиц, взяла сотовый телефон с подставки рядом с приборной панели. Повернувшись спиной, положив телефон в белую сумочку, Оксана легкостью пальцев закрыла водительскую дверь, опуская её вниз, кончиками пальцев другой руки, провела по шикарным волнистым золотым волосам, дойдя до низа, резко подняла вверх руку, поднимая за собой промеж пальцев пряди шикарных волос.
— Ого, вот эта женщина — обратился один мужчина к своему товарищу, стоя рядом с белой Toyota Camry — Бывают же
— Слюни подбери — огрызнулся его товарищ, краем глаза наблюдая за Оксаной, что звонко стукая каблуками черных туфель, направлялась по больничной стоянке
«Меня аж пиздец, как заводят такие моменты», прикусывая краешек губы, глядя в глаза одному из мужчин, прошла между ними Оксана, шикарно покачивая упругой красоты бедер.
Легкой свежестью прохлада летнего воздуха проникала за грань черного короткого платья Оксаны, лаская сказочным касанием эрогенную зону ногу, чуть выше резинки черных чулок. Раскрывая чуть алые губы, Оксана глубоко вздохнула, воздух ртом, ощущая всю его вкусовую гармонию цветения летней листвы и неотразимый аромат растущих рядом пышных елей. Выдыхая воздух издавая сладкий насыщенной эротическими нотками стон, Оксана подобию дикой кошки взгляда наблюдала как в больничный дворик въехала газель скорой помощи, плавно объезжая по кольцу рядом с больницей, направилась тихим ходом к приемному покою.
— Светка вот посмотри, какое классное приложение себе на телефон я скачала — услышала Оксана голос молодой девушки, что стояла на ступеньках больничного крыльца, рядом со своей подругой
— И что оно тебе дает? — ухмыльнулась пафосной улыбкой её подруга шатенка
— Теперь якобы настроение моего телефона зависит от моего — пояснила белокурая девушка, опираясь попкой в синих джинсах на стелу держащую свод крыльца главного больничного входа
— Ну, пиздец просто — рассмеялась Оксана, проходя мимо них, звонко наступая на массивные бетонные ступеньки крыльца
— Того же мнения — поддержала шатенка, рассмеявшись за спиной у Оксаны
— Интересно когда тебя трахнут, он будет светиться от радости? — продолжала смеяться Оксана, виляя шикарной красотой бедер, поднималась по ступенькам
— Да вам-то, какое дело — обиженно буркнула белокурая девушка, вслед Оксане
— Мене — остановившись, не доходя до последней ступеньки, расставила ноги порознь Оксана, повернулась стоя полу боком к девушкам — Да абсолютно, если честно никакого
— Тогда что издеваетесь? — выражая недовольство, говорила девушка, скрывая истинную обиду, держа телефон за прямыми подобию водопаду и белыми как снег волосами
— Просто — легкостью хладнокровия и абсолютно безразличия, Оксана поднялась на крыльца, коснулась пятерней выставленных пальцев деревянной массивной ручки в форме шара, потянула на себя дверь — Согласись ведь пиздец какой-то, когда твой сотовый телефон отражает твою натуру, аж блядь хочется в душу насрать
Потянув на себя дверь, Оксана словно ощутила волну неистового жара в помещения преддверья больничных дверей. Согнув очаровательным изгибом ногу в колено, отразив всю упругость бедер, Оксана перешагнула через высокий порог открытой двери, вошла в преддверье, закрывая тихим стуком за собой дверь. Коснувшись ручки входной двери в вестибюль, Оксана потянула её на себя, открывая её, пропуская яркий свет помещения прямо в лазурные голубые глаза, подобию изысканному топазу. Тихая обстановка, фойе больницы, могла бы усыпить шепотной речи врачей, медсестер и пациентов, что тихо общались между собой. Воздух в помещении был пропитан потом, парфюмом множества людей, а так же поистине прекрасно цветущей зеленью, что расцвела в больших белых керамических горшках. Темноволосая девушка, на вид лет восемнадцати, опираясь шикарной красотой бедер, потертых синих джинсах на пластиковый подоконник, ерзала игриво как кошка пальцем по сенсорному, дисплея сотового телефона. Две медсестры, что стояли у входа в коридор, ведущий в кафетерий больницы, звонко разыгрывая драму веселого смеха, делились впечатлениями видео на youtube сайте, название которого одна из них громко выкрикнула, когда Оксана вошла в холл больничного здания. Двое, дежурных врачей, мужчин, с электронными планшетами поднимались на второй этаж больничного здания, ведя спорный диалог, по поводу диагноза болезни, одного из пациентов. Пожилая женщина лет пятидесяти пяти, по мнению Оксаны, интересовалась огромной домашней пальмой, прекрасно распустившей свои лепестки, возле массивной перил огромной лестницы. Толпа пациентов собравшихся у стойки регистратуры, мирно ожидая своей очереди, для получения своей карты у медсестры, чтобы пройти медицинское обследование в местной клинике.
— Оксана Владимировна — услышала Оксана приятный нежный голос Валентины, за своей спиной, когда направлялась по вестибюлю больничного здания — К чему такая спешка, вы же сказали никаких дел, до свадьбы вашей сестры
— М…. моя преданная рыжая бестия — мурлыкала Оксана, знойно облизывая алые губки, обернулась в пол оборота, посмотрев на рыжеволосую девушку, что вошла в холл — Считай, что я солгала тебе
— Ладно — радушной улыбкой, одарила она в ответ, направляясь к Оксане, когда входная дверь фойе больницы плавно закрылась за её спиной
Чарующими оттенками огненной страсти, сексуально облегало эротические изгибы рыжеволосой львицы. Подобию хищной кошки, положив руки на свои бедра, направлялась по направлению Оксаны, с гордым поистине искушающим похоть взглядом. Белые капроновые чулки, эротический рисунок резинки которых выглядывал из-под низа платья Валентины. Прекрасно огибая очертание роскошных бедер, икроножных мышц, белые капроновые чулки вступили в красную гармонию с туфлями на высоком каблуке, удачно подобранных к цвету платья рыжеволосой красотки. «Azzaro Club Women», распознала Оксана изысканность парфюма, экстракт кашемирового дерева, которым так прекрасно пахло девушки.
— И так что за пациент?! — поинтересовалась Валентина, медленно подошла к Оксане
— Рак головного мозга в последней стадии — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, позволила рыжеволосой девушки взять себя под руку, направилась вместе с ней
— Что простите? — остановилась Валентина, стоя на первых ступеньках лестницы, изображая возмущение в милом взгляде, посмотрела на Оксану
— Да не знаю я, что у него — изображая радушную улыбку, ответила тут же Оксана — Симптомы указывают на рак головного мозга в последней стадии
— Симптомы говорите — усомнилась Валентина, продолжила подниматься по лестнице вместе с Оксаной, держась под руку — А что за симптомы?!
— Да блядь в точности, что у рака головного мозга на последней стадии — грубо выразилась Оксана
— Тогда зачем мы взяли это дело, если разгадка в этой загадке вам и так известна?
— Затем что я не уверена, что застойный диск зрительного нерва, если я, конечно, не ошибаюсь, дело рук этой самой маленькой опухоли
— Последствия внутричерепной гипертензии — дала свою версию Валентина, поднявшись вместе с Оксаной на второй этаж больничного здания
— Вот и я тоже так думаю, слушай, иди переоденься и в приемный покой — отдавая распоряжение, Оксана прошла мимо двух медсестер виляя шикарной красотой бедер — Наш пациент, пусть для тебя не покажется странным Королёв Иван Иванович
— Губернатор московской области?! — раскрыв рот от удивления, произнесла дрожащим голосом Валентина — Мы будем лечить дядю Катерины? — добавила она сама некоторую тут же конкретику в разговор
— Ты что тоже смотришь новости? — удивилась Оксана, встав у стены в коридоре, опираясь на неё бедрами, выгнула спину кошкой, искушая рыжеволосую девушку прелестью жаждущего взгляда
— Ну как бы да
— Блядь, а я вот с мамкой смотрю их каждый вечер, сидя у неё на коленях на диване
— Вы сидите на коленях у вашей матери
— Ну, любит она меня так странно, что я могу поделать, я уж начинаю думать, как бы она мне в трусики не залезла — шепотом откровенничала Оксана, когда пошла виляя бедрами к Валентине
— А вы сами этого хотите? — неожиданно спросила Валентина, шепотом под ухо Оксане
— Блядь ну не могу я ей отказать, она моя мать — нервно ответила Оксана — Ладно все мне нужно срочно к Тихонову, иди переоденься и в приемный покой его уже должны привезти
— Как скажите Оксана Владимировна — ухмыльнулась, словно насмехаясь, ответила Валентина, повернувшись к Оксане спиной
— Мы на работе Валюша — грубо подметила Оксана — Здесь я отдаю, распоряжения, так как я твой начальник, а ты мой подчиненный
— Вечно вы любите все портить — обиженно заявила Валентина, направляясь в другую сторону медицинского коридора
— Просто вношу некую формальность в отношения — шепотом самой себе произнесла Оксана, оставаясь одной, стоять посреди коридора
«Ну блядь, вот как-то не хочется мне видеться с этим Тихоновым, да и что я в конце концов ему скажу», прикусывая от волнения краешек губы, направилась Оксана вдоль по коридору виляя шикарной прелесть ягодиц.
Пластиковые окна в коридоре были открыты на вертикальное проветривание, проникающей с улицы сквозняк терзал белые занавески на них, подобию колыханию паруса на мачте корабля в море. По стенам, окрашенным синей краской скользили тенистые оттенки могучего растущего за окном тополя, что вырисовывал необузданный танец природной гармонии и страсти, пуская пух в помещение. Воздух был пропитан цветущей зеленью, что искушающей соблазном похоти врывалась в помещение больничного коридора, пленяя запахом сирени, завораживая ароматом пышных кустов черемухи, растущих под окном. Неистовая сила солнечных лучей пробивалась сквозь щит могучих листьев тополя, озаряя лучами помещение коридора, заставляя черные чулки на ногах Оксаны лосниться в его отблесках, падающего на них яркого света.
Кабинет главврача Тихонова, располагался в дальнем конце коридора, дверь, покрытая черной краской и щедро обработанная лаком. Открыв дверь, нажимая на железную блестящую ручку, Оксана почувствовала изысканность вкусовых оттенков парфюмерной воды «Daisy Marc Jacobs», гармоничность и насыщенность этих ароматов сплелась в сочетании гардении, жасмина и фиалки, включая частичку бесподобного сказочного запаха клубники. Молодая белокурая девушка, сидела в приемной кабинета главного врача, звонко тарабаня по клавишам клавиатуры, она оторвав взгляд от жидкокристаллического монитора, искоса сквозь стекла тонких, надетых на глазах очков, посмотрела на вошедшую Оксану. Расположившись в черном кожаном кресле, положив ногу на ногу, привлекательная собой блондинка, отразила красоту очертания упругих бедер, благодарю вырезу с боку черной короткой юбки.
— Можно было и побыстрее у Валерия Валерьевича совещание через час, а он с вами будит еще нянчится — буркнула недовольно белокурая девица, расправляя кончиками пальцев воротник белой блузки
— Ты это сейчас мне?! — грозно спросила Оксана, направляясь к её столу, ставя ноги крест, накрест, выразила гордым лазурно-голубым взглядом частичку гнева
— Да вам Оксана Владимировна — снова отрывая свой измученный взгляд от экрана монитора, посмотрела на Оксану сквозь очки — И что это вы так разоделись, с таким платьем, можно было вообще без него приходить
— Очень рада, что тебе оно понравилось — с сарказмом улыбаясь подлой улыбкой, подметила Оксана, опираясь кончиками пальцев на гладкую поверхность стола
— Оно так вам идет Оксана Владимировна — состроив подозрительную ухмылку, говорила девушку, весьма нежным признательным голосом, искусно отражая в глаза сексуальный голод
«Эта сука меня изводит, остается тока узнать, когда она выложит мне свою подлую натуру», размышляла Оксана, глядя через стекла надетых на глазах девушки очков в её глаза.
— Правда?! — каблуком черных туфель Оксана водила по кнопки сетевого фильтра расположенного под компьютерным столом — Мне очень приятно, такой комплимент с твоей стороны
— Правда?! — переспросила девушка, делая вид что заигрывает — Комплимент и платье как для настоящей шлюхи, нашей больницы
— Всегда знала, что ты умница — блистая коварством улыбки, безупречных алых губ, легонько Оксана нажала каблуком черных туфель на кнопку сетевого фильтра, выключив компьютер девушки, немного наклонившись, опираясь ладонями на стол, к губам белокурой девицы
— Что вы наделали?! — вскочила девушка со своего черного кресла — Здесь же был отчетный период финансирования больницы за июнь
— А мне плевать — холодно по слогам, выразила Оксана свое впечатление
— Да вы в своем уме! — вскипела девушка, вскочив со стула с разъяренным взглядом, словно волосы на её голове приобрели выразительный объем необузданной страсти
— Что здесь происходит?! — громко крикнул Тихонов открывая дверь своего кабинета вышел в кабинет с недовольным видом
Черный деловой пиджак, словно переливался лучезарными оттенками, при падении на него света яркого солнца, проникающего через окно в приемную. Лиловая рубашка под его черным пиджаком, была украшена к удивлению, удачно подобранного красного галстука переливающегося черными полосками. Сочетание грандиозной композиции насытили этот одеколон «COLONIA AMBRA» необычайной силой запаха, прелесть сандалового дерева, играла гармоничную стихию с искушающим ароматом кедра. Черные брюки, выглаженные идеальной ровной стрелочкой, сочетались весьма эффектно с черными туфлями с закругленным носом.
— Орлова вы скажите вы в своем уме — грубо говорил Тихонов, проходя по приемной скрестив руки за спиной, изображая гордое самолюбие на лице
— А что такое?! — ухмыльнулась Оксана, не придавая для себя никакого значения его хитрой мимике лица
— Вы хоть понимаете — сжимая пальцы в кулак, Тихонов, словно контролировал свой гнев, встав у окна, держа перед собой руку, согнутую в локоть — Четыре лучшие клиники в стране, подтвердили у господина Королёва рак головного мозга в последней стадии, вы уж извините, но вы не волшебник, зачем вы взялись за это дело?!
— За тем, что они идиоты — понимая, что сморозила глупость, ответила Оксана, прошла рядом со столом молодой секретарши, шикарно покачивая бедрами
— У него рак мозга Орлова в последней стадии, у вас вообще голова есть? — повысив тон голоса ругался Тихонов
— Вот моя команда этим и займется — заверила Оксана, встав у большого прямоугольного зеркала, полу боком рассматривала удивленно свой внешний облик
— Вы что настолько каверзный целитель, что уже лечите рак головного мозга в последней стадии
— Да блядь с чего вы вообще взяли, что у него рак головного мозга? — вспылила Оксана, заметила возмущенный взгляд белокурой девушки в отражении на зеркале
— С того Оксана Владимировна я читал историю его болезни с четырех клиник где сто процентов говорится, что это рак головного мозга в последней стадии
Пояснил Тихонов, как-то странно, скрывая за интонацией голоса, какой-то подозрительный намек, чем выразил это косым взглядом, посмотрев, обернувшись на Оксану.
— Вы так говорите, что есть что-то еще — не удовлетворившись его ответу, решила спросить Оксана сама для себя — Что-то такое, что даже вас, ставит под сомнения
— Не знаю, чем это вам поможет — говорил уже менее уверенно Тихоном — Последний пятый его врач, короче в ликворе обнаружил лим­фоцитарный плеоцитоз, увеличенное количество белка, положительные се­рологические реакции
«Похоже дело становится пиздец, как интересным», ухмыльнулась самой себе в отражении зеркала Оксана, поддаваясь странному искушению страсти влечению к этой головоломке.
— Перешлите все полученные вами материалы дела на мой электронный ящик — распорядилась Оксана, направляясь к входной двери в приемную
— И куда вы направляетесь? — поинтересовался Тихонов, выражая недовольство на своем лице, на которое Оксана даже не хотела смотреть
— Домой у меня ведь недельный отпуск — заявила с улыбкой Оксана, открывая входную дверь приемной, нажимая мягкими подушечками пальцев на металлическую ручку — Материалы дела и телефоны всех его врачей мне нужны, как и его медкарта в моем рабочем кабинете в больнице
— Вы, что в самом деле решили взять ракового больного? — возмутился Тихонов — Вы угробите репутацию нашей больнице этим делом
— Я просто хочу решить одну головоломку
— Для вас, что это игра?! — крикнула раздраженно Тихонов, когда Оксана открыла дверь, стоя к нему в пол оборота посмотрела на него — Вы управляете судьбами людей, словно это механизмы от часов, как будто они для вас не живые
— Я была бы крайне признательна, получив материалы этого дела к себе на электронную почту
Заверила Оксана, сгибая ногу в колено, отражая это шикарным изгибом, перешагивая через высокий порог открытой двери, закрывая тут же её за собой дверь.
«Самовлюбленный старый пердун», раздраженно подумала про него Оксана, закрывая за собой дверь приемной, кабинета главного врача больницы.
Направляясь по коридору, Оксана зациклилась, над словами Тихонова, касающихся анализа ликвора её пациента. Не замечая приветствующих её медсестер, Оксана прошла рядом с ними, шикарно виляя бедрами, звонко стукая по бетонному полу каблуками черных туфель. Волной необузданной потока силы колебались её волосы, при каждом шаге гордо поднимаясь ввысь. Отражая голубыми лазурными глазами, отблеск проникающего через окно ярких лучей солнечного света, Оксана направлялась по больничному коридору, ощущая проникающее влияние сквозняка под платье, обольщаясь его проникновению, как будто придавалась ласке его скользящих холодным касанием воздушных рук.

***
Красивые изгибы упругих ягодиц, словно переливались между собой, когда Оксана спускалась по лестнице в вестибюль больницы, постукивая коготками по массивным перилам лестницы. Наступая каблуками черных туфель на ступеньки, обложенных мраморной плиткой, Оксана издавала звон, что гулким эхом разносился по опустившему, в тишину холла здания. В фойе никого не было, кроме как девушки, что сидела на скамейки рядом с окнами, ерзала игриво пальцем по сенсорному телефону.
— Оксанка!
Неожиданно окликнула Катерины со спины, после чего Оксана услышала звон её каблуком по бетонному покрытию пола второго этажа.
— Оксанка стой, подожди! — прокричала Катерина громким голосом, выражая нотками трагическую душевную иронию
— Где же ты раньше была — недовольно прошипела Оксана, продолжая спускаться — Меня из-за твоего дяди, Тихонов с грязью публично, при своей секретарше сравнил
— Ой да брось — отразила Катерина безразличную улыбку, заметив которую Оксана, приняла как за оскорбление — Когда это тебя обижало
«Сука ты ненормальная, если бы тебя так унизили», прикусывая краешек губы, спустилась Оксана с последней ступеньки, касаясь мраморного пола больничного помещения.
— Вообще-то это твой дядя теперь у меня пациент, могла бы за меня вступиться перед Тихоновым, ввиду последних событий он мне теперь не доверяет — выражая обиду на лице, говорила Оксана, не оборачивая направлялась по фойе больнице к выходу
Внезапный звонок сотового телефона, что заиграл ритмичную мелодию в стиле dubstep, заставил Оксану вздрогнуть от испуга, издавая едва слышный визг, стиснув зубы, сгорая от стыда, Остановилась на месте, рядом с девушкой, что сидела на лавочке в фойе, Оксана полезла пальцами в сумочку, доставая жужжащего, испугавшего её, негодяя. Выражая застенчивость изумительным очертанием скул, Оксана отразила прекрасные ямочки на щечках, которые именно заметила Катерина, в отражении на стекле окна, рядом с которым она остановилась.
— Блядь! — прошипела Оксана, понимая, по отражение на стекле, лица Катерины, что она догадалась об её внезапном испуге
— Да ладно не стесняйся — рассмеялась приятным смехом Катерина, выдыхая приятный горячий воздух под ухо Оксане, встав у неё за спиной — Я давно знаю, что ты та еще трусиха
— Ну, блядь спасибо — прошипела Оксана дикой коброй, доставая из сумочки телефон, сильно возбудилась от дыхания Катерины за своей спиной — Да Валентина, что такое
— Оксана Владимировна…..
— Включи на громкую, пожалуйста, Валентина я хочу, чтобы мы все участвовали в разговоре — не давая договорить, нежностью голоса, требовательно попросила Марина Викторовна
— Да-да конечно — любезно согласилась Валентина
— Оксаночка дорогая ты наша ты в своем уме — начала читать нотации Марина Викторовна — Ты думаешь, если я окулист, и я не смогу распознать по симптомам что тут рак головного мозга
— Оксана у него только что произошел эпилептический приступ — вмешалась тут же в разговор Вероника — Где Катерина это ведь её дядя?
— Оксана Владимировна — подключился к разговору Ларионов — Симптомы внутричерепной гипертензии указывают на опухоль головного мозга, плюс к тому же психически неуравновешенное состояние господина Королёва
— Психоз не объясняет опухоль — возразила Оксана, не обращая больше внимания на Катерину, направляясь к входной двери вестибюля
— Но само её наличие объясняет внутричерепную гипертензию.…
— Он сейчас только что звал какую-то Марию — перебивая своего отца, разъясняла Вероника — Я тут навела справки, оказывается это его первая жена
— И что же он говорил? — открывая входную больничную дверь, поинтересовалась Оксана, входя в преддверья больничных дверей
— Да какой-то бред — ответила за неё Валентина
Зрительные галлюцинации и бред
Размышляя Оксана вслух, находясь в преддверьях больничных дверей, коснулась пальцами массивной в форме шара, ручки входной уличной двери.
— Проведите МРТ головного мозга, возьмите кровь на общий развернутый анализ крови и мочи, а так же наблюдайте за его поведением до моих следующих указаний — распорядилась Оксана, чуть прищурив глаза, выходя на улицу, глубоко вдыхая свежий насыщенный цветущей зеленью воздух
— А что делать «когнитивнымирасстройствами»?! — сомнительно спросила Вероника
— Привяжите его ремнями к кровати — отдала распоряжение Оксана, стоя на больничном крыльце, когда дверь за её спиной тихо захлопнулась — И начните терапию «хлорпромазином» и «дифенгидрамином» в стандартных суточных дозах
— А ты что будешь делать? — возмутилась Вероника
— Займусь его историей болезни четырёх онкологических клиник, в которых он проходил лечение, до того как попал к нам — говорила Оксана, улыбаясь шикарной обаятельной улыбкой алых губ, спускаясь по массивным ступенькам лестничного крыльца больничного здания
— Значит все четыре онкологические клиники, в которых губернатор московской области проходил лечение поставили ему, единогласно, диагноз рак головного мозга в последней стадии — вынес свое предположение Ларионов
— Оксаночка среди нас конечно явных онкологов тут нет — подметила остроумно Марина Викторовна — Но тебе не кажется странным, что четыре лучшие онкологические клинике в стране поставили ему именно диагноз не случайно
— Начинайте блядь лечение — прошипела с ненавистью Оксана, виляя шикарной прелестью упругих ягодиц, проходя мимо поднимающихся по ступенькам двух молодых девушек — От того, чего я вам сказала и делайте то, что я вам говорю, я ваш пока что начальник
— Если ты решила возомнить из себя бога, то нас хотя бы в эту яму за собой не тяни — прокричала Марина Викторовна, отражая в голосе явное недовольство
— Делайте то, что вам велено — подобию королевской кобры прошипела в микрофон телефона Оксана, проведя большим пальцем по сенсору разрывая телефонный вызов — Самодовольная тупая сука, будет еще указывать, что мне делать
— Оксанка послушай! — вновь окликнула Катерина, быстро спускаясь по ступенькам лестничного крыльца — Я хотела с тобой поговорить….
— А ты разве не должна быть сейчас там с ним? — возмутилась Оксана, стоя на тротуарной дорожке рядом со ступеньками больничного крыльца — По-моему, мнению именно там сейчас ты больше всего можешь быть полезна
— Да я знаю — опуская голову, словно выражая застенчивость, говорила Катерина, продолжая поспешно спускаться, стукая звонко каблуками черных туфель — Просто я не знаю, что ему сказать, ведь еще в газели скорой с ним случился припадок, удалось чудом его привязать ремнями, он хотел сбежать
— Ну, блядь пиздец — грязно выразилась Оксана, ощущая, как ветер за её спиной тихой нежностью колеблет пряди её распущенных золотистых волос — Слушай мне сейчас нужно побыть одной, Тихонов обещал мне переслать на электронную почту всю его историю болезни четырех клиник и номера их телефонов
— Я знаю, знаю — как-то странно нервничала Катерина, спустившись на тротуар, на котором стояла Оксана — Слушай, я даже не знаю, а вдруг у него и вправду рак в последней стадии и ему немного осталось
— В таком случае мы будем хотя бы знать наверняка — застенчиво улыбнулась Оксана, взяв Катерину обеими руками за руки, посмотрела с сочувствием в её горем залитые слезами глаза
«Блядь ну не могу же я её тут бросить, в конце концов, это же Катерина, кто тогда будет меня в постели, так нежно ублажать», прикусывая краешек губы, застенчиво Оксана скрыла развратную похоть.
— Ладно, поедешь со мной — согласилась Оксана, продолжая держать Катерину за руки и пристально смотреть снова в её глаза — Но мне мешать не будешь, и дочь мою заберешь вечером от Кости, пока я буду решать проблему с твоим дядей
— Спасибо Оксанка — впервые после всего этого Катерина смогла достаточно красиво и мило улыбнуться, поцеловав Оксаны нежным касанием в губы
— А тебе на работу случайно не пора? — ухмыльнулась Оксана, взяв Катерину за руку, направилась с ней по тротуару
— Я же мэр ты забыла?
— Ну, свои обязанности ты должна выполнять, будь ты хоть поломойкой — строго говорила Оксана, повернувшись, посмотрела на свою спутницу — Ты должна выполнять обязанности, которые на тебя возложены
— Ну, спасибо Оксанка — обидевшись, скрывая застенчивый взгляд, тихо ответила Катерина — Ты умеешь сделать комплимент
— Еще бы блядь я не умела — направляясь к больничной стоянке по тротуару, говорила Оксана, улыбаясь прекрасной улыбкой алых губ
— Заткнись уже — рассмеялась Катерина, доставая из кармана черного пиджака белый шелковый платок
— Это значит, я ей помогаю, а она мне заткнись — шикарным изгибом Оксана раскрыла алые блестящие на солнце губы, от удивления наглости своей собеседницы — Где же твоя совесть
— Там где твои манеры приличия — ухмыльнулась Катерина — Заведующий таким отделением и одевается как шлюха — рассмеялась она звонким смехом
— Еще слово….. — прошипела коброй Оксана, повернувшись, встав перед Катериной лицом к лицу
— Тише-тише, знаю я — подушечкой указательного пальца прислонила Катерина к раскрытым губам Оксаны, прерывая её ненужную реплику — Обещаю вести себя хорошо
— Вот и славненько — убирая её палец со своих губ, застенчиво улыбнулась Оксана, сменив гнев на милость — А то я уже подумала тебя вместе с дядей твоим там оставить
Доставая брелок с ключом из сумочки, говорила Оксана, проходя между рядами выстроенных машин на больничной стоянки, шикарно назло Катерине виляла перед ней упругой красотой ягодиц.
— И вот еще что — используя брелок с ключом автомобиля, Оксана отключила сигнализацию, заводя при этом мотор резвого красного коня — Всю дорогу не смей меня заводить, иначе могу передуть на счет тебя и дяди — открывая дверь с водительской стороны, легким поднятием вверх пояснила она, выставив шикарную прелесть бедер перед развратной брюнеткой
— Обещаю молчать как рыба — заверила Катерина, обошла спереди мерседес Оксаны, играя по капоту резвым стуканьем кончиков пальцев
— Умная девочка — ёрничала Оксана, забираясь в душный салон автомобиля, утопая в нежности кожаного черного кресла — Схватываешь налету — ёрзая попкой в удобном кресле, добавила она, закрывая за собой дверь, ощущая нехватку воздуха из-за духоты спертого воздуха в машине
Молча Катерина открыла дверь с пассажирской стороны, забираясь машину, выгнув спину, отразив прелесть очертания упругой груди, отрывшей под пиджаком, спрятанной за гранью белой блузки. Легкая завораживающая прохлада свежего деревенского воздуха проникала в салон автомобиля, обволакивая нежностью ноги Оксаны, пока Катерина, не усевшись на переднее пассажирское сиденье, не закрыла за собой дверь. Работа системы климат-контроля температуры, который Оксана тут же включила, набирая несколько команд на приборной панели бортового компьютера автомобиля, быстро создали благоприятные условия климата.
Ерзая алыми губками в отражении зеркала вида, Оксана, плавно нажимая каблуком черных туфель на педаль сцепления. Касаясь ладонью теплой руки рукоятки коробки передач, Оксана включила первую передачу, чувствуя как поток прохладного воздуха кондиционера, обувает окутанное жаром необузданной страсти, обдувает её трепетное тело. Медленно нажимая другим каблуком черных туфель на педаль газа, отпуская сцепление, Оксана злорадно резко выжала газ, от чего автомобиль со свистом шин, тут же вошел в скольжение между рядами выстроенных машин, швыряя в них капли грязной лужи, в которой он находился, тут же пронесся к выходу из стоянки. Набирая стремительно скорость, двигаясь по проезжей части больничного дворика, Оксана словно ощутила всю мощь механического резвого зверя, обгоняя выезжающую газель скорой помощи, входя в занос, резво вылетела на деревенскую асфальтированную дорогу.
— Ты дура Оксанка! — держась одной рукой за поручень над дверью со страхом в глазах смотрела на дорогу Катерина, вминаясь в сиденье из-за колоссальной выдаваемой мощи
— Поверь мне Катерина — ухмыльнулась Оксана, наблюдая, как стрелка спидометра и тахометра набирает обороты — Я это знаю — не сдержала она свой смех, радовалась поразительному рычанию ревущего воем мотора под капотом автомобиля

***
Жар летнего солнца, увеличивал своё влияние на деревенских улицах, опаляя землю яркими лучами солнца. Легкое дуновение ветра проносилось, лишь слегка колебля деревья яблонь, слив и абрикоса в саду деревенских жителей, завораживая мелодией шелеста листьев. Воздух был пропитан ароматом распустившейся зелени, парил пышными пучками тополиный пух. Чуть дальше вниз по деревенской улице, было отлично слышно журчание деревенской речки, слышен гул монотонного мычания коров, лай собак, а так же мяуканье соседского кота, что расположился на заборе. На лавочке соседского дома, была слышна разговорная речь стариков собравшихся под заборной крышей, их песни и мелодия их гармони разносилась по округе.
Красный мерседес тихо тарахтел в ограде дома Оксаны, когда остановился под тенью могучего растущего рядом кедра. Искушающая сила аромата хвои, и красота его пышных кедровых игольчатых веток достаточно искусно сочеталась с домом Оксаны. Спрятанный от гнета беспощадных лучей солнца, спортивный эксклюзивный автомобиль краем заднего бампера переливался оттенками краски металлик, отражая все прелести изысканного цвета страсти в солнечных лучах. Урчание его мотора под капотом, было подобного могучему хищнику, издыхая металлическим колебанием поршней в цилиндрах двигателя поразительно приятную мелодичную симфонию.
— Это же блядь пиздец какой-то — грязно выругалась Оксана, заглушив поворотом ключа двигатель красного мерседеса, открывая другой рукой дверь с водительской стороны
— А представляешь, каково мне — начала жаловаться Катерина, нажимая указательным пальцем на сенсорной панели управления воротами, их закрытие — Хорошо хоть я додумалась пиджак у тебя в машине снять
— Мда… сейчас бы в прохладный душ — жалобно простонала Оксана, ощущая на своем теле вновь объятие знойной охватившей её жары, вылезла из машины, касаясь каблуками черных туфель цветной каменной плитке под собой — Мне бы не помешало бы хорошо охладиться
— В моих объятиях — заявила Катерина, шикарно покачивая бедрами похотливая брюнетка, направлялась к крыльцу дома Оксаны, когда за её спиной слышалось урчание сервоприводов, задвигающих красные большие железные ворота — Слушай, как удачно у тебя тут кедр растет
— Знаю это мой тайных искуситель — соблазном роскошной улыбки алых губ с сарказмом на лице призналась Оксана, повесив белую сумочку на плечо, взяла телефон в другую руку, пока закрывала водительскую дверь — Ты не представляешь, что я ночью делаю в своем кабинете, когда открываю окно
— О… нет, Оксанка, даже слушать не хочу — возразила Катерина, выставив пятерню пальцев, как знак протеста, отвернув застенчивый взгляд, поднималась по деревянным ступенькам крыльца
— Да ничего такого — рассмеялась Оксана, шикарно покачивая упругой красотой бедер, направилась к крыльцу дома — Просто мне нравится его запах хвои
— Я именно то и подумала — коснувшись пальцами ручки входной двери, делая вид, что ей это не интересно говорила Катерина
— Да знаю я, о чем ты подумала, извращенка ты маленькая — рассмеялась Оксана, поднявшись на крыльцо, шлепнула ладонью руки, Катерину по ягодицам, предлагая ей таким образом войти в открытую дверь своего дома — Ты ведь не думаешь, что я действительно могла себе такое представить….
— Ну, хватит Оксанка! — изнывая эротическим стоном вошла в коридор опустившегося в темноту дневной тени
Стены дома Оксаны были окутаны сумраком тени, в гостиной были плотно задвинуты бархатные алого цвета шторы, пропуская лишь щелку дорожки золотистого света, что шел по полу, преломляясь, переходил на стену. В воздухе пахло ароматом парфюма Оксаны, изысканной силой дикой розы, со смешанным стойким запахом перегаром красного вина испанской коллекции Романовых. Аромат бесподобного вкуса черного молотого кофе витал в атмосфере, погрузившейся в темноту дома, на зеркале в прохожей сохранился отпечаток алых губ, что заигрывая самой с собой, оставила Оксана, когда собиралась к Кости. В гостиной, когда Оксана вошла, скидывая туфли с ног, заметила красный, бархатный халат Марины Николаевны, её нижнее белье, на кофейном столике стояла пустая бутылка вина, другая валялась на полу под диваном. Два пустых бокала украшали интерьер кофейного столика, на одном из них отчетливо сохранился след алой помады от губ Марины Николаевны, красный кружевной бюстгальтер висел на подлокотнике дивана.
— Ну, блядь просто пиздец какой-то — изнуренно вздохнула Оксана, оставаясь стоять в проходе гостиной — Что они тут делали и меня больше всего беспокоит, где они сейчас?
— Да ладно тебе — заигрывая Катерина, шлепнула Оксану ладонью руки по выставленным ягодицам, оставаясь стоять за её спиной, прижимаясь объемной грудью к её спине — Сама разве не помнишь, как была похожей распиздяйкой
— Да но это ведь мой дом — заявила Оксана, обернувшись стоя спиной к Катерине, чувствуя губами её обжигающий жар — Поцелуешь меня? — простонала она, раскрывая перед похотливой брюнеткой алую красоту губ
— Ты ведь хотела погрузиться в свои мысли и зарыться в свои книги, раскрыть ноутбук с десятками, а нет сотнями страничек интернета в поисках истины — ухмыльнулась Катерина хитрой улыбкой, скривив губки набок
— Насколько я понимаю, ты должна быть либо со своим дядей, либо в администрации мэрии, а не у меня в постели — возразила Оксана, повернувшись к ней лицом, обвила обеими ладонями сочную упругую грудь Катерины, впадая к ней в объятия
— Я пока еще не у тебя в постели — пленяющим слух шепотом внесла некую определенную ясность Катерина, положив приятную нежность ладоней, обеих рук, на упругие ягодицы Оксаны — Но могу там оказаться, если ты этого сама захочешь — прошептала она рядом с её раскрытыми алыми губами, испуская горячий чарующий поток воздуха
— Я этого блядь просто требую
Шептала, сгорая сильным желанием соблазна, дикой развращенной похоти похотью Оксана под ухо Катерине, взявшись кончиками пальцев за воротник её белой блузки, притянула к себе. Будоражащее слияние губ Оксаны с губами Катерины произошло слишком медленно, девушки, словно любовались взгляд голодного сексуального искушения. Стоя посреди коридора у входа в гостиную, Оксана смотрела жаждущим взглядом в глаза Катерине, после чего поддавшись сильному внутреннему желанию. Раскрыв алые губы чуть шире, высунув язык, Оксана провела всей его скользкой покрытой слюной поверхностью по раскрытым алым губам Катерины, оставляя на них частичку завораживающей легкостью холодка влаги. Вся колкость сексуальных ощущений, сердце Оксаны, словно трепетало в такте бешеного ритма, как вулкан перед извержением, кровь в венах бурлила страшным давлением, голова кружилась от водоворота ощущений, сладостно прекрасного оттенками поцелуя. Пальцы приятных рук Катерины проникли за грань материи короткого черного платья Оксаны, касаясь обнаженной кожи ягодиц, извращенная брюнетка нежностью скольжения процарапала по ним, оставляя завораживающий осадок.
— Я тебя уже хочу — разрывая верхние пуговицы белой блузки Катерины, отрываясь от её губ, простонала, задыхаясь нехваткой воздуха Оксана, оставляя алые губы раскрытые сохраняя на них приятный след слюны брюнетки — Здесь и сейчас…
— Ай… Оксанка что ты делаешь? — взвизгнула Катерина ноткой пленяющего стона от чего Оксана уже не могла контролировать свой сексуальный пыл, водоворота развращенной похоти — Ну так….
— Да так — прошипела Оксана, сгорая сильным сексуальным желанием, чувствовала, как стенки изнемогающего влагалища стали насыщаться влагой неконтролируемого возбуждения
Пуговицы с блузки Катерины сыпались на пол коридора, возле входа в гостиную, Оксана, впадая в отчаяние сексуального голода, оголила полностью её тело из-под шелковой белой материи этой не нужной, по её мнению вещи. Вцепившись пятерней пальцев обеих рук в грудь Катерины, Оксана с хищным оскалом насыщенным страстью и развращенной похотью, тяжело изнывала в стонах в раскрытый рот полуголой брюнетки.
— Давай хотя бы в душе этим займемся — стонала Катерина, позволяя пальцам Оксаны расстегнуть застежку темно-синего бюстгальтера, сама похотливыми пальцами расстегнула застежку пояса её черного платья — Я вся вспотела от этой жары
— Да сними ты его уже с меня — прошептала Оксана, состроив застенчивый взгляд, вела лямками расстегнутого бюстгальтера по рукам Катерины, постепенно оголяя её сочную упругую грудь
— Ты, правда, этого хочешь?
Терзая моментом ожидания Оксану, поинтересовалась таким же эротическим шепотом Катерина сладко жаркими поцелуя начиная целовать её шею, позволяя бюстгальтеру упасть на пол.
— Да хочу — жаждой искушающего соблазна голоса простонала Оксана, наслаждаясь лаской поцелуев губ Катерины на шее, ощущая, как её пальцы вцепились в пояс черного платья
Ураган необузданности и голодного искушающего взгляда, играл в эмоциях Оксаны, она спокойно отдалась в руки Катерины стоя на полу рядом со входом в гостиную. Развращенная похотью брюнетка скинула пояс с платья Оксаны на пол, вцепившись тут же в её воротник ярым сексуальным желанием, оголила бархатистые хрупкие плечи. Посыпая плечи, грудь, что не была скрыта оковами черного бюстгальтера у Оксаны, Катерина жадно пыталась вкусить прелесть её нежной кожи. Под властью рук Катерины, черное короткое платье, что было на Оксане, плавно скатилось по её бедрам, прекрасных стройных ног падая на пол.
Вихрь водоворота закружился тут же в дикой страсти поцелуя между Катериной и Оксаной, когда они стали ласкать свои тела, жадно облизывая языком губы своей партнерши. Разбросанные чулки, валялись от коридора, пролегая через комнату Оксаны, до открытой двери ванной комнаты. Нижнее белье, состоящее из трусиков Катерины, бюстгальтера и трусиков Оксаны, лежало на кафельной залитой каплями воды плитке. В душевой стеклянной кабины в ванной комнаты, творилась стихия разыгравшегося гнета любви, под градом крупных капель водяного покрова, что омывала обнаженное тело Оксаны. Прижавшись спиной к Катерине, Оксана запрокинула голову к ней на плечо, слилась воедино губами с похотливой развращенной страстью брюнеткой. В стеклянной душевой кабине скопилась атмосфера, плотного испаряемого пара, в воздухе помимо дикой розы, геля для душа, стоял стойкий запах влаги. Густые крупные потеки стекали по телу Оксаны, пока Катерина, водила по её телу пышной белой мочалкой, омывая её тело гелем, придавая ему аромат поистине редчайшего запаха дикой розы.
— Возьми меня, прям здесь — изнывая стоном, испытывая жажду нехватки воздуха, изъявила свое желание Оксана, повернувшись лицом к Катерине прижавшись к ней, согнула ногу в колено на уровне её талии — Я вся горю….
— А я разве против — чарующей улыбкой поразительно красивых мокрых губ улыбнулась Катерина, отразив на них упавшие крупные капли воды, что стекали по её подбородку, падая на грудь
— Еще бы ты была против
Развращенной похотью улыбки возразила Оксана, обвивая руками лицо мокрой брюнетки, голодом сексуальных эмоций впилась в её губы, пытаясь утолить жажду поцелуем. Повиливая во рту языком Катерины, Оксана чувствовала как её мокрые пальцы, что держали мочалку, застыли на ягодицах, на какое-то мгновение, после чего плавно стали опускаться к промежности, оставляя за собой дорожку густой приятно пахнувшей пены.
— М….
Искушая соблазном красиво движения кончиком языка, по алым мокрым губам, оторвалась Оксана от губ Катерины, ощущая пенистую мочалку полную пены и воды на промежности
— Ты не потрешь мне ей спинку — прикусывая губу, отражая чарующее очертание скул, обратилась Оксана, опираясь мокрыми ладонями, обеих рук, на покрытую каплями воды стеклянную стенку душевой кабины — Уж… очень хочется упиться твоей нежностью
— Хорошо — радушно улыбаясь, согласилась Катрина, любуясь моментом, когда Оксана выгнула перед ней спину, выставив шикарную красоту ягодиц
— Я так люблю, когда ты это делаешь — расставив ноги порознь, простонала Оксана, ощущая всю тонкость гармоничного стекания геля по её спине
Бурлящий поток падающих крупных капель воды смывал тут же густые потеки геля, что стремились по изгибу спины Оксаны. Повинуясь изгибу сочных прелестей Оксаны, большая капля сгустка пены, плавно огибая изгиб промеж ягодиц, затрагивая анус, от чего по коже пробежала легкая дрожь, продолжила сползать вниз, к влагалищу. Катерина словно специально развела пальцами половые губы влагалища Оксаны, позволяя густой прелести пены скользить по его коже, завораживая прелестью скольжения, оставляя после себя осадок, сахарной вязкости.
— Ах…. — простонала Оксана, раскрывая полностью алые губы, позволяя падающим с душа каплям воды плавно попадать в рот, ощущая, как широко развела Катерина пальцами её половые губы
— Может, перейдем уже в твою постель — предложила Катерина другой рукой щедро омывала тело мочалкой, позволяя необузданным потекам густой пены стекать по нему, тут же смываемых водой
— Ты ведь представляешь, что там я попрошу большего — чуть запрокинув голову, искушающим голодным взглядом посмотрела Оксана на Катерину
— И я тебе смогу это обеспечить — согласилась Катерина, ослабляя пальцы, позволила половым губам влагалища Оксаны тут же сомкнуться
— Я так напряжена — жаловалась Оксана, специально вымаливая от Катерины ласки, прошла мимо неё, открывая дверь стеклянной кабины — Мне не помешал бы сейчас хороший секс
— Который я тебе и устрою — закрывая блестящие вентили смесителя, заверила Катерина, положив мокрую с водой мочалку на парфюмерную, закрытую от капель воды, полку рядом с ним
Открывая дверь душевой кабины, выпуская из влажного помещения стойкий скопившийся пар, Оксана перешагнула через её высокий порог, касаясь кафельной мокрой плитки пола. Будоражащие леденящие скольжением капли воды, стекали по мокрым волосам Оксаны, повинуясь изгибам её сочных прелестей падали вниз, оставляя за собой леденящий осадок на коже покрытой миллионами мелких капелек. Пленяя движением шикарных бедер Оксана, прошла по ванной комнате, к отрытой двери собственной комнаты, оставляя за собой на мокром кафельном полу след влажных отпечаток ступней. Согнув ногу чарующим изгибом собственных бедер, Оксана перешагнула высокий порог открытой двери ванной комнаты, вошла в комнату, чувствуя на теле зной охватившей её прохлады, стекающих по телу десяток мелких капель.
— Катерина — сладко мурлыкала Оксана, наступая на кровать мокрой коленкой, забираясь озабоченной кошкой на неё — Я больше не могу терзать себя ожиданием — рухнула она на белые простыни, оставляя на постели мокрый след под собой
— А я и не прошу — следом забираясь на кровать, лаской пленительного голоса ответила Катерина рядом с губами Оксаны, оказавшись стоя на четвереньках над её телом
Волнующий момент ожидания наступил, когда Оксана лежала под Катериной искушала её прелестью возбужденного взгляда, обвивая руками её талию. Катерина первая нарушила момент ожидания, впившись в губы Оксаны, начиная нежно ласкать её тело мокрыми ладонями, сжимая одной рукой её сочную объемом манящую грудь, а другой ягодицы. Жадно облизывая губы Оксаны, похотливая брюнетка леденящим касанием волос, не могла насытиться прелестью вкуса поцелуя.
— М…. — простонала Оксана в открытый рот Катерины, чувствуя, как ловко она повиливает её языком, щедро обволакивая его и раскрытые алые губы, прелестью слюны
Извиваясь на белых простынях, подобию танца королевской кобры, Оксана, находясь под телом Катерины, стонала прелестью искушающего голоса, ощущая, как язык этой брюнетки сползает по её животу, устремляясь все ниже и ниже. Водоворот нахлынувших ощущений нахлынул на Оксану, голова кружилась, подобию быстрой карусели, в глазах стало темнеть, руки Катерины, что обвивали её бедра, становились жаркими, а язык, что скользил морозной слюной по животу жгучим. Оксана медленно развела перед лицом Катерины ноги, согнутые в колени, в разные стороны, ощущая мокрым насытившимся влагой влагалищем её неистовый жар потока воздуха, что исходил с изнывающих губ. Руки Катерины обвили бедра Оксаны, одной рукой жаркой поверхностью она положила к ней на живот, а другой развела в сторону половые губы её мокрого влагалища.
Словно как дух захватило у Оксаны, когда Катерина провела по её мокрым стенкам влагалища прелестью морозящего слюной языка, смачно сплюнув сгустком слюны в его разведенные пальцами стенки. Оксана, выгнув спину сладко застонала, терзая сжатием собственную грудь, закрыв глаза, придавалась урагану стихийных сексуальных ощущений, чувствуя всю тонкость прикосновения языка Катерины на своем влагалище. Катерина словно целовала влагалища Оксаны, подобию засосу оставляемому на теле, тянула её половые губы за собой губами, делая громкие возбуждающие поцелуи. Раскрыв от неожиданности глаза, Оксана даже не могла простонать, как Катерина жаркими губами впилась в её мокрый пропитанный влагой клитор, медленно ввела два пальца одной руки к ней во влагалище. Отрываясь тут же от клитора Оксаны, оставляя два пальца в её влагалище, Катерина села на колени промеж её раздвинутых ног, начала быстро вводить в неё пальцы. Изнывая громкими стонами, Оксана извивалась в постели, раскрыв полностью алые губы, когда Катерина, совершенно неожиданно, тут же плюнула слюной, смачно попала в её рот. Вцепившись когтями в простынь под собой, собирая её буграми, Оксана была крайне поражена такой наглости, не смогла понять даже как слюна попала прямо ей в гортань которую тут же проглотила. Повернувшись набок, почувствовала, как Катерина не вынимая пальцы из её влагалища, легла за спиной Оксаны, продолжая быстро вводить в неё два пальца по среднюю фалангу. Держа одну ногу согнутую в колено поднятой к верх Оксана, скомкав в кулаках простынь вцепилась в неё зубами, чувствовала как по всему телу от пальцем Катерины в своем влагалище как волна сексуальных ощущений словно прокатилась по всему её телу. Оксана, чувствуя очень хорошо каждой мокрой стеночкой, как её пальцы подобию массажора разминали её влагалище.
— Ах…. — громким стоном простонала Оксана, изливая из себя всю напряженность руки Катерины, что за мгновение до этого вытащила из её пальцы, прижимая влагалище поверхностью теплой ладони, словно специально давая ей почувствовать весь теплый её потенциал
— О…. боже Оксанка, сколько же ты терпела — держа ладонь плотно прижатой к влагалищу Оксаны, выразила бурные восторженные впечатление Катерина
— Ты…. — задыхаясь от пережитого оргазма, Оксана, лежа спиной к Катерине пропитывая собственной слюной простынь, не могла выговорить ни слова — Ты… не поверишь, ка….
— Тише-тише Оксанка — обвивая рукой сочную грудь Оксаны, а другой её талию, Катерина притянула её ноющее в стонах и задыхающееся нехваткой воздуха от оргазма тело к себе — Не спеши, отдышись
— Я…. я…. словно — глотая жадно воздух ртом Оксана, была поражена прелестью пережитого оргазма, ощущая всем телом жуткую изнуряющую слабость, не могла даже оторвать голову от постели — Я словно….
— Я знаю — взявшись кончиками пальцев за подбородок, Оксаны, Катерина повернула её искушенный взгляд к себе
Входная дверь в конце коридора тихо щелкнула ключом, вставленным в замочную скважину, медленно открываясь, пропуская в темный окутанный сумраком тени коридор яркую дорожку света. В дальнем конце коридора у входа слышался пьяный смех Марины Николаевны и Рамазанова, что шатаясь, стукая о стены, едва вошли в дом. Стукая звонко каблуками туфель по паркету, Марина Николаевна, словно ничего не подозревая, что произошло дома, тут же захлопнула дверь громким грохотом, прижала Рамазанова к стене, впилась в его губы.
— О… боже Володя — вскрикнула она пьяным возгласом, будто что-то заметила из вещей лежащих в коридоре — Смотри наша блудница кого-то затащила домой
— Оксана ты дома?
Громко спросил Рамазанов, от чего Оксана, сгорая от стыда лежа в постели закрыла глаза, раскрыв рот, была поражена наглости Катерины, что тут же всунула в неё снова два пальца.
— Катерина не надо — возразила тихим шепотом Оксана, не имея сил помешать Катерины вцепившись снова пальцами в простынь, сильно стыдилась перед родителями своего поведения
— О… господи — раскрыв рот от удивления, встала в проходе Марина Николаевна с пьяной улыбкой на губах через секунду облокотилась на её открытый проем — Оксана сосем уже, совесть потеряла
Марина Николаевна была в обворожительном красном платье, отражающие всю пикантность её тела. Шикарная сочная грудь, достаточно притягивающего к себе внимания размера, аккуратно расположилась в чашечках этого платья. Чарующий изгиб талии, плавно переходил в красоту бедер, открывал всю их эластичность, благодаря вырезу с боком платья. Притягательные стройные ноги этой белокурой женщины, феноменальным завершением подчеркивали красные туфли на высоком каблуке, восхитительно подходящие к цвету платья.
— Ох….. черт возьми, дочка! — смутился Рамазанов, сам едва держался на ногах, встав за спиной у Марины Николаевны, обвивая рукой её талию, не решаясь войти в комнату — Вы бы хоть бы….
— Вы бы хоть бы вышли и закрыли дверь — сгорая от стыда смущаясь даже посмотреть на своих родителей, вежливо попросила Оксана, одной рукой вытащила из себя пальцы Катерины, что спрятала свой постыдный взгляд, сильно смущаясь за её плечом — Мы как бы не закончили
— А что, по-моему, нормально — делая, вид, что ей все равно согласилась Марина Николаевна, взяв Рамазанова под руку, закрыла тихо дверь в комнату Оксаны
— Ты тоже так считаешь? — повернувшись к Катерине лицом, спросила Оксана, оставаясь лежать с ней голой в постели
— Ну… если — тянула с ответом Катерина, состроив прекрасные губки бантиком
Внезапный звонок сотового телефона, гул которого доносился за закрытой дверью коридора, распространяя свою мелодичную мелодию dubstep, был телефоном Катерины.
— Хм… ты не возражаешь, если я возьму твой халат, чтобы ответить? — выражая прекрасным очертанием скул, спросила Катерина, положив приятную теплом руку на бедро Оксаны
— А что так боишься пойти? — ответила, рассмеявшись, Оксана, нежностью манящего поцелуя коснулась влажных губ Катерины, ощущая после этого прелесть её слюны у себя на губах
— Ну, там все-таки твои родители
— А зачем тебе вообще отвечать на звонок, ты же сама сказала, что ты мэр
— Ну, ведь у всего наверно Оксанка есть придел — пояснила Катерина, садясь на кровати
— Ладно, возьми любой — распорядилась Оксана указывая взглядом на открытую дверь белого шкафа — Который тебе понравится, кроме голубого, его я надену сама
— Спасибо — приятной нежностью голоса поблагодарила Катерина, поцеловав Оксану в щеку
— Нет, ты от меня так легко не отделаешься — возразила Оксана, схватив голую брюнетку за кисть руки, потянула её на себя
— Володя пойдем, разопьем бутылочку Оксаниного вина — предложила Марина Николаевна, потянув Рамазанова за руку, направилась вместе с ним в гостиную
— Марина Николаевна вы не будите, так любезны, принести мою сумочку — прижимая руку к груди, сидела Катерина рядом с Оксаной, что настойчиво держала её за кисть руки
— А… как я вижу, моя дочь решила с тобой еще порезвиться — рассмеялась пьяным смехом Марина Николаевна, вильнув шикарной красотой бедер — Ладно я принесу тебе твой телефон
— Спасибо — поблагодарила Катерина, когда Оксана расслабила свою хватку, что держала её руку
— Катерина ты ведь не будешь так любезна — говорила Оксана, садясь в кровать за спиной у Катерины, обвивая руками её плечи — Подать мне мой халатик, что висит на дверце шкафа
— Катерина вот твоя сумка — входя в комнату с черной сумочкой в руке, потревожила разыгрывающуюся гармонию Марина Николаевна — Как же достал меня твой телефон, просто голова раскалывается
— Наверно по работе больше кто еще может быть
— Ну конечно — недовольно сморщила губки Оксана, оставаясь сидеть на кровати, когда Катерина чарую прелестью изгиба бедер, слезла с неё — У Катерины ведь дядя с последней стадией рака лежит в нашей больнице, а она говорит еще, кто бы это мог быть, а может он там зажмурился
— Оксанка! — криком изображая обиду, прикрываясь дверцей шкафа, Катерина поджала от отчаяния нижнюю губу — Как ты можешь такое говорить, ты ведь не подтвердила у него рак
— Катерина это правда? — серьезно посмотрела Марина Николаевна на Оксану, от чего она смущаясь такого проницательного взгляда матери прикрылась белой простынкой на которой сидела — У тебя дядя лежит в нашей местной больнице?
— Да Оксана подозревает у него рак в последней стадии — с чувством залитого горем сердце говорила иронизируя Катерина, прикрываясь дверцей шкафа, подбирала себе халат в нём
— Поправочку можно? — сгорая от стыда, понимая, что Марина Николаевна уже обо всем догадалась, тихим шепотом спросила Оксана — Не я подозреваю, а четыре лучшие онкологические клиники страны, где он проходил обследование
— Оксана ты взяла дело накануне свадьбы твоей сестры Роксаны? — подошел со спины к Марине Николаевны Рамазанов, держа в руках полные до краев налитые бокалы с вином
— Я не верю что у него рак — скривила губы, сама себе, отрицая говорила Оксана, скрывая взгляд смущения прядью золотистых волос — Хотя симптомы и врачи всё сходится на раке в последней стадии
— Насколько я понимаю — взяв из рук Рамазанова, снова вошла в комнату Мариина Николаевна, шикарной красотой ягодиц притягивала к себе взгляд стоящего за её спиной мужчины — Рак в последней стадии необратим
— Оксана ты, что в самом деле взяла дело накануне свадьбы своей сестры? — возмутился Рамазанов, был крайне поражен наглости со стороны Оксаны
— Это же дядя Катерины — уверяла Оксана, стесняясь посмотреть на вошедших в комнату родителей
— Оксана, где я могу поговорить по работе? — спросила разрешения Катерина, стоя над Оксаной, рядом с кроватью держа в руках телефон, когда её обнаженное тело так пленительно облегал черный нейлоновый халат — Возможно, мне придется, сейчас отлучится до вечера
— Говори здесь Катерина — заверил Рамазанов, отпивая вино с бокала, коснулся своей другой рукой руки Оксаны — Оксана нам следует сейчас поговорить! — твердо заявил он
— Хорошо — ухмыльнулась Оксана, как будто ничего не произошло — Дай только халатик свой на себя надену
— Без него обойдёшься — потянул он на себя Оксану, вынуждая голой слезть с кровати
— Но папа! — громко крикнув, не согласилась с таким утверждением Оксана, раскрыв алую прелесть губ шикарным возбуждающим изгибом — Я так не могу
— Я твой отец — решительно говорил Рамазанов, тянул за собой Оксану, вынуждая выйти из комнаты, держа в другой руке наполовину пустой бокал с вином — А ты моя дочь, так что видеть тебя голой, я уж как-нибудь привыкну
— Я ведь женщина, ай…. — взвизгнула Оксана, проходя насильно мимо Марины Николаевны, когда эта женщина влепила ей крепкого шлепка по обнаженным ягодицам
— Не перечь отцу
Строгостью голоса распорядилась Марина Николаевна, будучи абсолютно уже пьяной, едва стояв, на ногах, чуть не завалилась с полупустым бокалом вина на пол на выходе из комнаты.
— Выдра ебучая! — прошипела Оксана подобию злющего голоса — Отпусти меня! — прокричала она на Рамазанова, когда он вошел с ней в гостиную
— Не беспокойся — успокоила Марина Николаевна, Катерину, что стояла посреди комнаты Оксаны, с ужасом наблюдая за происходящей сценой — Мы с Володей немного займемся воспитанием нашей с ним общей дочери — игнорируя, по всей видимости, оскорбления со стороны Оксаны
— Отпусти! — шипела Оксана, словно королевской коброй, когда Рамазанов спьяну швырнул её на диван — Ай…. — от испуга взвизгнула она рухнув голой на диван
— Оксана с тобой все нормально? — беспокоясь, выронив бокал из рук с вином, ринулась к дивану Марина Николаевна, звонко стукая каблуками красных туфель по паркету пола гостиной
Бокал, с вином падая в свободном падении, рухнув на пол паркета в гостиной, раскололся на несколько крупных осколков, что тут же от удара разбросало по полу. Проливая оставшееся вино на пол, создавая на нем алую лужу, растёкшуюся в куче мелких и крупных осколков стекла.
— Уйди от меня — оттолкнула руками Оксана, лежа на диване подбежавшую Марину Николаевну подогнула под себя ноги — Вы, что блядь уже совсем напились, посмотрите на себя! — отражая иронию на своем лице, прокричала она, обращаясь к своим родителям, со слезами на глазах
— Доченька! — падая на пол унылым пьяным голосом, насыщенным нотками отчаяния вскрикнула Марина Николаевна, выставив руки, словно умоляла себя обнять взглядом полного разочарования
— Оксана что с тобой? — удивился Рамазанов, залпом осушил бокал с вином, поставил его пустым на край кофейного столика, присев рядом с Оксаной на диван
— Да ничего папа….
Обиженно надула алые губки Оксана, опуская глаза наполненные влагой горьких слёз на диван скрыла обиду за прядью золотистых волнистых волос
— Не считая того момента, что ты уже обращаешься со своей дочерью как с котенком позволяя себе кидать меня на диван — выражая драму плачущегося голоса, говорила Оксана опираясь руками на мягкую поверхность дивана — Я что заслужила этого?
— Оксана послушай — стал сразу же покладистым Рамазанов, когда в этот момент Марина Николаевна раскрыла рот от удивления, замечая, как Оксана начала его строить под себя — У нас и так полно забот, скора совсем уже свадьба Роксаны, а ты ведь знаешь как их культура и быт, относится к данной традиции
— Знаю — лживым якобы ранимым сочувствием голоса, говорила Оксана, аккуратно заползая на четвереньках, расположившись над коленями Рамазанова — Только ты должен сам заниматься организацией свадьбы своей дочери
— Ой, да брось — рассмеялась Марина Николаевна, присаживаясь на диван сзади Оксаны — Как она ему дочь, ты его дочь и мы это с ним обговорили и решили
— Ну, Марина я не могу отказаться от своей дочери — Рамазанов был словно под давлением психологического гнета Марины Николаевны
«Кажется узы семьи начинают крепнуть и я не хочу чтоб, что-то этому помешало», прикусывая краешек губы, расположилась Оксана между колен Рамазанова к нему лицом, положа руки на его плечи.
— Папочка я твоя дочь — подлостью характера заявила Оксана, состроив чарующее очертание милейших скул, прижалась щекой к его рубашке, чувствуя стойкий перегар вина от Рамазанова
— Оксанка! — окликнула Катерина, открывая входную дверь комнаты Оксаны — Мне нужно срочно на работу, я забыла у нас контракт с одной дорожной компанией на реставрацию одной ветки
Надев фиолетовое пышное, короткое платье, разъясняла Катерина, покидая комнату Оксаны, стукая каблуками по паркету пола удачно подобранному к его легкостью атласа. Густые черные волосы, подобно углю, добытому из недр шахты, имели поразительно волнистый объем, тщательно переливаясь волнами при каждом её шаге. Виляя шикарной красотой бедер, Катерина прошла по коридору, направляясь к выходу из дома Оксаны.
— И как долго ты? — спросила Оксана, испытывая сама абсолютно безразличие к этому вопросу, прижимаясь лицом к мощной груди Рамазанова, сидя у него на коленях
— Не знаю — ответила Катерина, встав у зеркала в прихожей, поправила еще раз перед выходом пряди роскошных угольных волос — Как получится, скорее всего, до вечера
— А как же Аришка? — делая вид, что беспокоится, поинтересовалась Оксана — Ты заберешь её от Кости
— Ладно, я же тебе обещала — изнуренно вздохнула Катерина, направляясь к выходу — Я заберу твою дочь
— А моя любимая мамаша и папаша раз им нечего все равно делать — хитростью голоса и блистая коварством подлой улыбки, говорила Оксана, оглядывая своих родителей — Завтра посидят с моей дочерью
— Оксана! — возразила Марина Николаевна, раскрыв рот от удивления
— Успокойся Марина! — упрекнул Рамазанов — Если наша с тобой дочь просит посидеть с её ребенком то, как мы можем ей отказать
— Но ведь это даже не её ребенок — жаловалась, нахмурив губы пьяной, изгибом Марина Николаевна
— Оксанка все до вечера — открывая входную дверь, прощаясь, говорила Катерина, впуская яркий свет солнечных лучей в темный коридор этого дома — Я забегу, приведу тебе Аришку, а ты пока я тебя прошу, сделай что-нибудь — выходя на улицу, продолжила умолять она, закрывая за собой тут же дверь
— Ну как я могу отказать — мило улыбаясь Рамазанову, пожала плечами Оксана, разводя руки согнутые в локоть в сторону — Это ведь Катерина
— И как долго будет длиться твоя очередная головоломка? — проявляя неожиданный совершенно интерес, спросила Марина Николаевна, проводя нежностью руки по волосам Оксаны
— Обещаю к свадьбе управиться — заверила Оксана, прикусывая от волнения краешек губы, смотрела на Рамазанова, словно спрашивая разрешения
— А что если у него действительно рак в последней стадии? — поинтересовался Рамазанова
— По крайней мере, я буду это знать наверняка — ответила Оксана, продолжая сидеть на коленях Рамазанова, прижимаясь к ним своим ягодицам, держа руки у него на плечах
— Надеюсь, дочка ты знаешь что делаешь — отчаянно глубоко вздохнул Рамазанов, прижимая ладонью крепкой руки голову Оксаны к своей груди
— Мамочка ты не принесешь мне мой халат? — ласково обратилась Оксана к Марине Николаевне
— Конечно доченька — радушно улыбаясь, ответила Марина Николаевна
— Ты ведь не возражаешь папочка? — отрываясь от груди Рамазанова, с улыбкой нежности говорила Оксана — Если твоя любимая доченька пойдет, поработает
— В больницу? — делая вид, что возмутился Рамазанов
— Нет, ты что! — возразила Оксана, ощущая приятную нежность материнских рук на своих ягодицах, обернула озабоченный сексуальным голодом взгляд, посмотрела на Марину Николаевну
— А куда тогда? — недоверчиво проявляя интерес, спросил Рамазанов
— На второй этаж — ответила Оксана, намекая возмущенным взглядом Марине Николаевне о своей просьбе к ней — А вы с мамой можете, в любое время ко мне присоединится, вот когда вам захочется
— Ладно — глубоко вздохнул Рамазанов, позволяя Оксане встать с его колен и усесться рядом с ним на диван
— Вот и хорошо мамочка — улыбнулась Оксана, когда Марина Николаевна уже буквально через несколько секунд вошла снова в гостиную с голубым халатиком в руках
— Может пока наша дочь будет опять погружена в стопку книг — предлагая, передавая в руки Оксаны голубой халат, говорила Марина Николаевна — Выпьем с тобой еще бутылочку вина и….
— Вот и славно — держа халат в руках, встала между родителями Оксана — А я пока пойду немного поработаю, если что я на втором этаже — одевая на себя голубой халат, пояснила она
— Я если что зайду к тебе после….
— Буду с нетерпением этого ждать мамочка — улыбнулась Оксана, понимая, что сейчас произойдет между ними, завязывая пояс голубого халатика, который так красиво облегал её тело, выражая все самые сексуальные части тела — Только мне правда нужно поработать
— И ты же понимаешь, что этим не ограничится — возразила Марина Николаевна, взяв из рук Рамазанова наполненный бокал с вином
«Как же я порой блядь рада, что эта сука чему-то стала радоваться, зато теперь не срываешься на мне», размышляла с улыбкой на губах Оксана, покидая гостиную, вышла в коридор по направлению лестницы, что вела на второй этаж
— За нас! — с чувством страсти произнесла этот тост Марина Николаевна, ударив свой бокал о бокал Рамазанова
— О… блядь кажется дальше мне это слышать теперь не обязательно
Смутилась Оксана, заметив в отражении зеркала, что висело в коридоре, с каким голодом её родители целовались, сидя на диване в гостиной держа бокалы вина в руках. После продолжительной секундной паузы, Оксана продолжила подниматься по ступенькам деревянной лестницы на второй этаж. Красиво покачивая при этом силуэтом упругих бедер, виляла ягодицами подобию волн волнующихся в океане, Оксана с тяжелым дыханием в груди от возбуждения поднималась по ступенькам.



Мучительные томительные часы, Оксана ходила кругами по кабинету в доме на втором этаже, стукая звонко по паркету каблуками голубых туфель. Свежесть поразительно насыщенного кедровым запахом воздуха, проникала в раскрытое окно комнаты, колебля легкостью касания голубые шелковые шторы. За окном на горизонте деревенского неба, уже пробрасывалась лазурная зябь красного заката, озарившая его голубой небосвод. Стойкий аромат кофе исходил из кружки, завораживая искушающим вкусом карамели, играя поразительно симфонию гармоничных летных цветущих прелестей, что летали в атмосфере кабинета Оксаны. Приятный касание воздух колебал кончики голубого халата Оксана, открывая всю роскошность кожи упругих её бедер, проникая между ног ласкал её эрогенную зону ног. Раскрытый расположенный на столе ноутбук фирмы apple отражал десятки открытых интернет страничек связанных с онкологическими заболеваниями головного мозга. Взяв сотовый телефон в руку, Оксана набрала номер одного из врачей онкологической клиники в Москве, в которой проходил обследование Королёв.
— Приемная доктора Журавлёва — послышался приятный женский голос, когда Оксана устав от продолжительных долгих гудков подошла к отрытому окну, опираясь на его пластиковый подоконник пятерней выставленных пальцев — Вы хотите записаться на обследование?
— Здравствуйте — вежливо поприветствовала Оксана, обернувшись, опираясь бедрами на подоконник — Я хотела бы консультацию самого Льва Николаевича Журавлёва
— Э… вы знаете — столь же деликатно говорила приятная голосом девушка, забавно перед этим посмеявшись — Сегодня Льва Николаевича не будет на рабочем месте
— А как я могу с ним связаться?! — поинтересовалась Оксана, сексуальным изгибом собственных бедер согнула ногу в колено
— Господи поверить не могу — услышала Оксана странный посторонний восхищенный женский голос на заднем фоне — Поверить не могу, господина Журавлёва пригласили на карнавальный эротический бал Романовых — повторилась она словно как озабоченная сильным впечатлением
— Лерка цыц! — прошипела на свою подругу, случайно в трубку девушка, что разговаривала с Оксаной по телефону — Простите, так что вы говорили?
— М… уже ничего — задорно улыбнулась Оксана, сбрасывая телефонный звонок, легким касанием большого пальца провела по сенсору его экрана — Значит один из лучших онкологов страны сейчас у Романовых на эротическом карнавале, интересно, что он там делает?!
Положив телефон на край стола, обошла Оксана его с другой стороны, взяв в руки чашку с кофе, шикарно покачивая эластичной прелестью ягодиц. Расположившись в удобном черном кожаном кресле, положив пленительным изгибом ногу на ногу, Оксана выразила благодаря вырезу с боков халата чарующую красоту бедер. Надев на глаза тонкие маленькие очки, Оксана повернула к себе экран ноутбука, принялась изучать материалы, что прислал Тихонов.
Клиническая картинка опухоли на снимке МРТ, что Тихонов переслал на электронный ящик mail.ru , напоминала образование из двух опухолей, одна из которых была на выпуклой поверхности, а другая у основания правого полушария, ближе к зрительному нерву. Приводящая опухоль привела к сдавливанию корешков глазного нерва, вызывая застойный диск зрительного нерва, обосновывая тем самым высокое внутричерепное давление. На ранних снимках, сделанных, пять лет назад видны образование множественных мелках опухолей в правом полушарии. После чего последний снимок годичной давности показывал одну крупную опухоль, размером с голубиное яйцо на основании правого полушария. В описание симптоматики пациента говорилось о потери памяти, нарушением процессов мышления, изменением личности, галлюцинациями, бредовыми идеями. Процесс образования опухолей, вызвал повреждение «лимбической системы» головного мозга, что объясняет нервозность состояния Королёва, проблемы с памятью и нарушение сна.
— Интересно — откинулась Оксана на спинку кожаного мягкого кресла, покусывая краешек губы, прошептала в тишину кабинета — Застойный диск зрительного нерва, как следствие повышенного внутричерепного давления или локализации опухоли на нижней поверхности мозга
«Похоже, стоит навестить Романовых, если у них действительно Журавлёв, то мне стоит с ним пообщаться», дотянувшись кончиками пальцев до телефона, что лежал на столе, Оксана взяла его в руку, набирая сразу на его дисплее номер Романова.
— Оксана Владимировна — радостный приветливый голос Романова, возбуждал Оксану чарующей нежностью его мужского голоса — Какой приятый сюрприз
— Сергей Викторович — играя с ним в любезности, говорила Оксана, снова облокотившись на спинку кресла, держа телефон в одной руке, а кружку с кофе, что взяла с края стола в другой
— Чем обязан вниманию столь уважаемого мною человека? — словно как мартовский кот воздыхал он, радуясь, как будто так сильно звонку Оксаны
— Слышала, у вас сегодня эротический бал маскарад намечается? — интересовалась Оксана, издавая легкой насыщенностью стон, раскрыла алые губы, поднося к ним кружку с кофе
— И вы бы хотели быть нашим почетным гостем на нем? — спросил Романов, подозрительно настроив тон голоса, чем возбуждал еще больше Оксану
— Я бы хотела лично пообщаться с доктором Журавлёвым, которого вы к удивлению тоже пригласили на этот бал маскарад — выразила Оксана своё желание, чудесным издыханием держа губы открытыми, стала насыщать рот прелестью медового вкуса кофе
— Как вы узнали? — удивился Романов
— У меня свои источники — не желая отвечать на этот вопрос, возразила Оксана — Меня больше всего удивляет, почему Журавлёв, главврач онкологической московской клиники у вас на балу?
— Ну как вы сказали — отражая иронию голоса, тоже не стал отвечать Романов на вопрос Оксаны, возбуждая дыханием в динамик телефона — У меня тоже свои источники
— Так я могу приехать на ваш бал маскарад? — спрашивая разрешения, интересовалась Оксана, отпивая с кружки глоток, смакуя прекрасную прелесть кофе во рту
— Вы всегда желанный гость в нашем доме — заверил Романов — Только моя жена придумала для этой вечеринки строгий дресс-код бала маскарада
— А когда это меня пугало? — рассмеялась Оксана, поставив почти пустую кружку из-под кофе на край стола
— Как вы понимаете это эротический бал маскарад — пояснил Романов — Все женщины в нашем доме должны быть только в нижнем белье и шелковой накидке скрывающей их красоту тела
— Надеюсь, маска для меня будет прилагаться? — рассмеялась Оксана, ерзая попкой в удобном кожаном черном кресле
— Безусловно — ответил Романов, возбуждающее дыхание Оксана услышала в динамике своего телефона — Я распоряжусь, чтобы персонал обслуги нашего дома, вам подготовил место, чтобы переодеться
— Буду очень этому рада — заявила Оксана, вставая с кожаного кресла — А теперь прошу меня извинить Сергей Викторович, мне нужно переодеться — говорила она, эротической ноткой голоса, выставив шикарную прелесть ягодиц, стоя у стола, рядом с раскрытым ноутбуком
— Да-да конечно Оксана Владимировна — радушно согласился Романов
— До скорого Сергей Викторович — провела Оксана большим пальцем по сенсору дисплея сотового телефона, заканчивая разговор
Стоя рядом с раскрытым ноутбуком, Оксана занесла в телефонную книгу сотового номер последнего пятого врача, им оказался Виктор Валентинович, ректор института в котором она училась. Улыбаясь красивой улыбкой безупречно алых губ, Оксана направилась к выходу из кабинета, покачивая изумительной красотой бедер. Врывающийся через открытое окно, порыв сквозняка, как только Оксана открыла входную дверь, придал невообразимую пышность и объем её волосам, колебля их подобию тайфуну в океане поднимая волны ввысь.
Дом погрузился в тишину окутавший вечерним мраком, в воздухе пахло стойким перегаром безмерно выпитого вина. С гостиной доносился чувствительный женский стон, Марина Николаевна сопела сладким голосом во сне, находясь обнаженной в объятиях Рамазанова, укрытая красным пледом. На кофейном столике стояли две пустые бутылки из-под вина, пустые два бокала, на одном из которых сохранился щедрый размазанный отпечаток алой помады. Выражая красоту упругих ягодиц, По полу гостиной были разбросаны вещи, словно снятые в пучине дикой страсти, так же целлофановая обертка из презервативов лежала на краю кофейного столика. Оксана, едва стукая каблуками голубых туфель, спускалась по ступенькам, ощущая на теле влияние завораживающей прохлады сквозняка, что проникало в дом через открытое окно на втором этаже. Сгибая ногу плетельным изгибом, что отражался в зеркале, висевшим в стене на коридоре, Оксана шикарно покачивала ягодицами, продолжая спускаться по ступенькам деревянной лестницы.
— Блядь, ну это просто пиздец какой-то — грязно выругалась Оксана, прикусывая краешек алой губы, с сочувствием посмотрела на весь разврат своих родителей, что они учинили в её гостиной
Сумрак надвигающейся ночи, проникал лазурной зябью лучей заката в окно комнаты Оксаны, когда она сидела на белом пуфике, расчесывала расческой золотистые пряди волнистых волос. Свет ночного светильника, в форме продолговатого столба выстроенных рядами в форме цилиндра, светодиодов, освещал тусклым розовым светом комнату Оксаны. Черные капроновые чулки с эротическим рисунком и бантиком, достаточно шикарно украшали стройные сексуальные ноги Оксаны, эффектно сочетаясь с красными туфлями на высоком каблуке. Обворожительное красное платье, прекрасно подчеркивало красоту пикантных прелестей сочного тела Оксаны. Выражая чашечками упругую грудь, что так аккуратно в них поместила, придавая ей обворожительный объем. Изящный вырез сзади спины, открывал всю красоту бархатистой кожи тела Оксаны, позволяющий носить это платье без бюстгальтера. Сотовые телефон лежал на краю белого парфюмерного комода, по которому Оксана коготком указательного пальца, свободной руки набирала номер Викторова Валентиновича.
— Да-да я вас слушаю — послышался сонный голос бывшего ректора из института, в котором училась Оксана
— Виктор Валентинович — приятной нотой обворожительного голоса начала говорить Оксана, отложив расческу в сторону на белый комод, взяла с него алую прелесть помады — Как я рада вас слышать, это Орлова вас беспокоит
— Гражданка Орлова — ухмыльнулся Виктор Валентинович — Вот это встреча, чем обязан вашему звонку, достаточно давно я не слышал ваш голос Оксана Владимировна, что-то случилось?
— Королёв Иван Иванович — произнесла Оксана имя фамилию и отчество своего пациента, придавая интригу собственному голосу — Вам о чем-нибудь говорит это имя? — спросила она, смотря на свое отражение в зеркале, висевшим над комодом огромного ассортимента парфюмерии
— Губернатор московской области — ответил почти сразу же Виктор Валентинович — Почему вы им интересуетесь?
— Наверно потому что он мой пациент — ответила Оксана, продолжая смотреть в зеркало, Оксана подводила губы алым стержнем тюбика помады — И ваш когда-то был, я хочу знать все!
— Господин Королёв особый случай — сомнительной интонацией голоса говорил Виктор Валентинович, по громкой связи телефона Оксаны — Должен признать, я не совсем на сто процентов уверен, что это рак
— Я тоже с вами согласна — поддержала его мысль Оксана, подводя красивой линией нижнюю губу, смачно поерзала губками, позволяя помаде глубже впитаться в нежную кожу губ — Расскажите мне о симптоматике и течения его болезни, пока он был у вас на обследовании
— Да я не успел его обследовать — возмущенно говорил Виктор Валентинович — Едва он только лег ко мне на обследование, как на следующий день принеслась его жена с целой свитой охраны и полицией, мне пришлось его тут же выписать, она угрожала нашему институту, если мы не оставим его в покое
— Однако! — возразила Оксана, задвигая алый стержень в тюбик помады — Вам удалось взять ликвор на анализ, что вам удалось там обнаружить?
— Да действительно — согласился с этим утверждением Виктор Валентинович — В анализе ликвора было зафиксировано повышение лимфоцитов, я точно не помню, но больше 1000 на мм3, так же повышение количества белка составляло !,2%, вы простите Оксана Владимировна я точно не помню, все данные о его обследовании у меня изъяли
— Похоже, кто-то не хочет чтобы он жил — вынесла своё предположение Оксана, поставив тюбик с помадой на комод
— Стоит ему только лечь в больницу на обследование, так его жена, не первая, которая родила ему дочь — объяснял Виктор Валентинович — Так на следующий день является она с полицией и со своим личным эскортом, забирают у меня пациента
— Значит, у меня на пути стоит не только неизвестная опухоль, непонятного мне происхождения, но теперь еще и эта стерва — сморщила губки Оксана, вставая с пуфика, выставляя упругую прелесть ягодиц
— Я перешлю вам на вашу электронную почту результаты исследования ликвора — предложил Виктор Валентинович — Они у меня сохранились на флэшке
— Спасибо
Поблагодарила Оксана, взяла телефон в руку, другой рукой выключила светильник, проведя пальцем по его сенсорной кнопке, погрузив комнату во тьму приближающейся ночи.
— Я еще с вами свяжусь
Прерывая вызов по сотовой связи, Оксана направилась к выходу из комнаты, аккуратно в темноте дома, обходя вещи, разбросанные на полу. Словно дорога разбросанных вещей простиралась от входа в гостиную по коридору, через комнату Оксаны, прямо прямиком ко входу в ванную комнату. Обстановка дома была окутана объятиями сумеречного вечера, переходящего плавно в ночь. В гостиной сладко постанывая, все еще спала Марина Николаевна, тихо храпел Рамазанов, уткнувшись лицом в её объемную грудь.
— И я хочу — тихим шепотом изъявила своё желание Оксана, снимая красный плащ с открытого шкафа в прихожей, стоя напротив большого висевшего на стене зеркала — Чтобы всегда так было, именно такого мне порой так не хватало — одевая на себя, красный плащ, размышляла вслух она
Медленно в темноте, стоя в прихожей напротив зеркала, Оксана застегивала пуговицы короткого красного плаща, что оставлял красоту эротического рисунка черного чулка и его бантик. Положив телефон в открытую сумочку, повесив её предварительно на плечо. Оксана, одной рукой закрывая белую кожаную сумочку, пока другой коснулась ручки входной двери, тихо легким нажатием пальцев, открыла дверь на себя, почувствовав на себе волну окутавшей врывающейся ночной прохлады деревенского воздуха. Чувствуя на себе влияние могучих рук прохладного воздуха, Оксана, забавно улыбаясь, перешагнула через порог открытой двери, отражая в лазурно голубых глазах красоту усыпанного звездами неба. Медленно, едва слышно закрывая за собой дверь, погружая дом вновь в пустоту ночного сумрака.

***
Четырехтактный двигатель V8 издавал рвущий рёв, из-под красного капота Mercedes-Benz SLS AMG Red, поршни в его цилиндрах метались в дикой страсти танго, сжигая литры вливаемых в них топлива. Коленчатый вал, постепенно управлял вращением хода в цилиндрах двигателя, создавая дикую детонацию топлива, выдаваемой колоссальной мощью 585 лошадиных сил. Стрелка тахометра показывала больше десяти тысяч оборотов, скорость на спидометре приближалась к 240км/ч, стремительно поднималась выше. Плавно переключая коробку передач, понижая ступень, Оксана, нажимая каблуков красных туфель на педаль тормоза, резко вывернула руль, пуская машину в занос на крутом повороте при подъеме. Дикостью раздирающий уши свист шин, дым из-под покрышек, после чего красный мерседес, ровным скольжением, почти задними колесами слетая с дорожного покрытия, чуть не упал со склона, едва касаясь заборного ограждения, вышел плавно на ровную поверхность.
Заметив плавно выехавшую из-за поворота красную Ferrari, что сияла задними стоп сигналами тихо поднималась по склону вверх. Сверкая передними фарами, красный мерседес быстро настиг этот эксклюзивный автомобиль, поравнялся с ним на встречной полосе.
— Ставлю сто баксов до дома Романовых — опуская стекло с пассажирской стороны, предложила Оксана, играя каблучком с педалью газа
— Принимаю — серьезностью голоса ответила рыжеволосая женщина, сверкнув отблеском чудесным отливом безупречно карих глаз — И ваше общество на весь этот вечер Оксана Владимировна
— Откуда вы меня…?! — удивилась Оксана, разглядев в образе рыжеволосой женщины госпожу Платонову, с которой когда-то повстречалась возле зала ритуальных услуг
Резво автомобиль красный «Ferrari550Maranello» ринулся вперед, пуская пыль из-под своих колес, устремляясь ввысь по склону. Плотно нажимая на педаль газа, Оксана пустила свой автомобиль за красным, устремляющейся вверх Ferrari F550, в совершенстве быстро настигая её, устроившись сзади неё, пытаясь взять на обгон. Встречная полоса была занята спускающимися, со склона автомобилями, не давая возможности для обгона. Словно специально дразнил красный Ferrari F550, тормозил, сбавляя скорость, перед встречными машинами, что как назло сплошным потоком спускались по склону.
— Вот сука ебливая — грязно выругалась, ожидая перед красным соперником, выжидая, когда встречный поток машин освободит своё движение — Что же ты блядь такая не едешь
Дождавшись крутого виража из нескольких поворотов на склоне, Оксана резко понизила передачу, повышая тем самым обороты двигателя, выжимая газ в пол, вылетела на встречную полосу. Гул звукового сигнала нескольких машин одарил её невежество, вместе с этим соперник на Ferrari F550 начал тоже стремительно набавлять скорости, препятствуя обгону Оксаны. Входя в крутой поворот Оксана чуть снизив скорость пустила машину в занос, резко в момент самого поворота добавляя газу пытаясь за счет мощности двигателя вырваться вперед. Ferrari F550 набавляя мощи, не давал занять лидирующее положение в гонке, поэтому первый поворот Оксана прошла, вслед за ним. На втором крутом повороте, поднимающимся вверх по склону, Оксана, держа высокие обороты двигателя на тахометре, вырвала победу, в момент крутого скольжения вышла вперед пролетая между Ferrari F550 и двигающимся на встречу встречным черным джипом Ford, едва не касаясь его крылом своего автомобиля, резко выдавливая газ, так что стрелка тахометра почти перешла в красную критическую зону, повышая тут же передачу, устремляя резко свой автомобиль вперед. Швыряя грязь из-под колес в Ferrari F550, красный мерседес вышел на ровную прямую подъема по склону, нажимая полным нажатием на педаль газа, Оксана стремительно стала набирать скорость. Обгоняя черный, попутно двигающий лимузин, красный мерседес с вылетом на встречную полосу, не давая возможности, проехать встречной движущемуся седану Toyota, что одарила Оксану звуковым громким сигналом.
— Как же я люблю этот момент — приближаюсь к высокому подъему, шепотом прелестью алых губ произнесла Оксана, выжимая каблуком красных туфель педаль газа
Добравшись вершины подъему по склону, прямо у красных больших ворот у дома Романовых, красный мерседес буквально оторвался от земли на большой скорости, используя подъему, как трамплин. Пролетев чуть меньше двух метров, машина тут же коснулась земли, плавность удара, смягчила мягкость подвески, благодаря которой Оксана не почувствовала удара. Выжимая тут же педаль тормоза, в сочетании с педалью сцепления, Оксана переключила рукоятку переключения передач, в нейтральное положение. Свист шин, и их четырех полосный след на цветной каменной плитке, с клубами пыли и дыма, запахом жженой резины, красный мерседес пронесся по площади, огибая по окружности огромный фонтан в центре, остановился рядом со ступеньками массивного каменного крыльца дома Романовых.
Огромный дом Романовых, словно светился в каждом своем окне, прожекторы по периметру их поместья освещали ярким светом всю его территорию. Рядом с крыльцом расположились большие автобусы европейского типа. В ночном, деревенском небе, усеянного звездами, взрывались красивым звездопадом салюты, излучая десятки разных оттенков праздничной карнавальной ночи Романовых. Все гости этого дома, женского пола были в одном тока нижнем белье, самые значимые из них имели накидки, выполненные из бархатного или шелкового пошива, скрывающие красоту их тел. Молодые девушки лет двадцати, расположились в фонтане, плескаясь водой, в маскарадных масках, они распивали там бокалы шампанского, поддерживая это торжество озорным смехом. Разврат этого маскарада, творился даже на площади этого места, мужчина в карнавальном костюме, одетый в черный длинный фрак с большим воротником страстно целовался с женщиной на лавочке под ветками могучего тополя растущего рядом. На ступеньках массивного крыльца этого дома, дикой необузданной похотью целовались две молодые девушки, в одном тока нижнем белье, две девицы вытворяли поразительно возбуждающие вещи, приятной нежностью придавали ласке возбужденные свои тела.
— Прекрасная гонка — похвалила Платонова, когда автомобиль Оксаны, окутанный клубами дыма и пыли остановился у крыльца дома Романовых между двух огромных автобусов — Должна признать Оксана Владимировна у вас действительно талант
— Очень рада слышать от вас это Мария Валентиновна — призналась Оксана, открывая дверь с водительской стороны легким поднятием вверх
Женщина что покинула красный Ferrari F550, открывая его дверь, была одета в темно-коричневую бархатную накидку, скрывая под ней прелесть изысканного сексуального тела. Зеленое, шелковое покрытие внутри этой бархатной накидки, нежностью материала покрывало тело Платоновой, скрывая в оковах темно-зеленого бюстгальтера объем пикантной формы груди. Цвет туфель на высокой ноге, подражал цвету скрывающегося под накидкой рыжеволосой женщины цвету её нижнего кружевного белья. Всё такая же притягательная сила аромата «Artemisia Penhaligon`», гармоничность и сочетание вкусового оттенка впитала в себя симфонию таких головокружительных запахов, как прелесть нектарина и обворожительная стихия зеленого яблока во всем его природном подобии.
— Простите вы Орлова Оксана Владимировна? — обратился молодой парень, что был одет белой рубашке, поверх которой была бардовая жилетка, очень искусно подходящая к черным его брюкам — Господин Романов, просил лично вас встретить и проводить в автобус
— М… какой приятный молодой юноша — удивилась Оксана, поворотом ключа заглушив двигатель резвого красного коня
— Я подожду вас в доме Оксана Владимировна — одевая темно-коричневую маску, схожу по цвету с золотом, пояснила Платонова, взяв у проходящей рядом девушки в черном бикини бокал шампанского с разноса
— Прошу, пожалуйста, за мной — обернулся спиной к Оксане, пригласил последовать за собой
— Всё с каждым разом все больше поражаюсь вечеринкам Изабеллы — повесив белую сумочку на плечо, Оксана, держа ключ от машины в руке, вышла из машины, шикарно выгибая спину, выставляя упругую красоту ягодиц
— Не обращайте на них внимания — обратился молодой парень к Оксане стоя у открытой двери большого европейского автобуса — Молодые девушки сильно перепили — говорил он про девушек, что визжали в фонтане, ощущая на коже потеки стекающей прохладной воды, в момент плескания
— Я это уже заметила — пытаясь разглядеть лицо парня, спрятанного под маской, холодно с безразличием ответила Оксана, прошла мимо него, к открытой двери автобуса
— Оксана Владимировна?
Улыбнулась рыжеволосая девушка в белой маскарадной маске, стройное тело особо выражало пикантные прелести, скрытые под белым кружевным нижним бельем
— Паша можешь быть свободен — обратилась она, не оборачиваясь к парню, что остался стоять у открытых дверей автобуса — Прошу проходите, Сергей Викторович Романов предупредил встретить вас как королеву
Чаруя изгибом прекрасного юного тела, рыжеволосая бестия, повернулась спиной к Оксане, направилась между рядами шикарных черных велюровых сидений автобуса. В самом автобусе было темно, однако яркий свет прожекторов, расставленных по периметру ограждения Романовых, освещал ярким светом его салон. Атмосфера салона была пропитана стойкостью запаха перегара, парфюма женского аромата, потом тел, а сам воздух был просто обворожительно жарким, даже душным. Окна в автобусе были почти плотно закрыты занавесками темно-сиреневого цвета, пропуская лишь частичку света прожекторного освещения. На конце автобуса была свободная площадка, куда рыжеволосая девушка, покачивая изумительной красотой обнаженных ягодиц, прошла, остановившись у встроенного шкафа с открытой большой дверью..
— Не стесняйтесь, пожалуйста — уверяла рыжеволосая девушка, стоя спиной к Оксане достала из открытой двери шкафа темно-красную, алую бархатную накидку — Снимайте с себя платье
— Я заметила тут у всех девушек бюстгальтер — говорила Оксана, проходя между рядов сидений автобуса, шикарно покачивала бедрами — Как видите мое платье, не прилагает, чтобы оно с ним сочеталось хоть как-то
— Не беспокойтесь Оксана Владимировна — уверяла девушка — Я что-нибудь придумаю
— Хм… ну ландо — согласилась Оксана, прикусывая краешек губы, касаясь кончиками пальцев собственных плеч, развела лямки красного платья в стороны
— У вас такое красивое тело Оксана Владимировна я уверена, вы будите, просто окружены толпами бесчисленного внимания — говорила пленяющей интонацией шепота эта рыжеволосая девушка, опираясь бедрами на стол рядом с которым она расположилась
— Вы правда так думаете — ухмыльнулась Оксана кривой улыбкой, оголяя грудь из-под платья
— О… боже! — раскрыв рот от удивления, тихо вскрикнула рыжеволосая девушка, прижав ладонь к розовым сияющими блесками губам — Ваша грудь….
— А что с ней не так? — застенчиво скрывая улыбку, спросила Оксана, пряча смущенный взгляд за прядью золотистых волнистых волос
— Она бесподобна Оксана Владимировна — не удержалась от комплимента девушка, встав за спиной у Оксаны — Правда мне придется следить за вами весь вечер, иначе гости Романовых вам проходу не дадут
— А может, я на это рассчитываю — легкостью возбуждающего тона шепота призналась Оксана, выражая румянец на щечках, ощущая как красное платье, медленно сползает по бедрам, падая прямо на пол автобуса — Может я сама приехала сюда, только лишь для того чтоб провести эту ночь….
— Вы правда так считаете? — спросила рыжеволосая девица, блистая поистине обворожительной красотой улыбки в отражении на стекле окна, рядом с которым стояла Оксана и занавески которого были закрыты — Но господин Романов, велел мне конкретно проследить именно за вами
— Я ведь не маленькая девочка — чувствую всю нежность шелка, обратной стороны короткой накидки, что своим размером открывала красоту эротического рисунка на резинке чёрных чулок, возразила Оксана, повернув голову в пол оборота — Сама могу за собой последить
— Боюсь что такой грудью как у вас Оксана Владимировна…. — была до сих пор под сильным впечатлением рыжеволосая девица в белой маске, встав за спиной у Оксаны
— Мне просто нужен бюстгальтер — возразила Оксана, прерывая реплику девушки, совершенно не желая её слушать, чувствуя нежность её ласковых пальцев, что развели в сторону накидку, что скрывала её грудь — И мне…
Была Оксана сильно шокирована наглостью этой девушки, не успев закрыть глаза и запрокинуть голову к ней на плечо, как рыжеволосая девица, обвила своими пальчиками обеих рук обе её груди, прилепив что-то к розовым соскам. Вцепившись обеими руками в грудь Оксаны, девушка что-то старательно пыталась прилепить к её соскам, дождавшись определенного момента, она ослабила хватку, столь же подозрительно ласково убирая руки с её тела. Вынужденный поступок вынудил Оксану раскрыть от удивления шикарным изгибом губы и полностью открыть лазурные под полным удивлением шока глаза, с ужасом посмотрев на обнаглевшую девушку.
— Что вы себе позволяете!!! — в гневе на лице крикнула на неё Оксана, повернувшись тут же к ней лицом
— Успокойтесь Оксана Владимировна — нежностью приятного голоса уверяла рыжеволосая бестия, нежностью приятных рук взялась за кончики пальцев рук Оксаны — Просто посмотрите на вашу грудь, она как бы, не открыта, её можно трогать и в тоже время вы будите получать всё удовольствие от прикосновения, нежели чем от бюстгальтера
— Ты могла бы хотя бы меня предупредить — возмущалась Оксана, ощущая на сосках сочной объемной груди прилипшую к ним теплую накладку с красными бантиками
— Согласились бы вы тогда? — ухмыльнулась девушка, отпуская руки Оксаны, подошла к столу, на котором лежала черная маскарадная маска и шелковые пышные нарукавники
— Пойду, налью себе что-нибудь выпить — заявила Оксана, взяв из рук девушку маску, надела её на лицо, скрывая поистине прекрасное очертание скул под ним, взяла из рук девушки черные нарукавники
— Хотите вы или нет — возразила рыжеволосая девица, в белой маске тут же последовав за Оксаной ускоренным шагом между рядами черных кожаных сидений — Но я составлю вам компанию в этот вечер, чтобы до вас никто не смог домогаться
— Милочка моя
Остановилась Оксана, посреди автобусного салона обернувшись к девушке, что стояла у неё за спиной, жалостливым взглядом безупречных глаз смотрела на неё
— Романов лично кого-нибудь пришибет, если до меня кто-то посмеет хотя бы пальцем притронуться — пояснила Оксана, медленно чарую себя прелестью скольжения, одела постепенно на руки черные шелковые нарукавники
— Да, но сначала он пришибёт меня — не согласилась с утверждением Оксаны, рыжеволосая девушка — Потому, как это произойдет по моей вине
— Да с чего ты решила? — рассмеялась Оксана, подходя к отрытым автобусным дверям, ощутила всю свежесть летнего деревенского ночного воздуха, что необузданной силой потока раздувало её волосы, придавая им выразительный пышный объем
— Потому как меня назначили на этот вечер вашим опекуном
Гордо заявила рыжая бестия, наблюдая как Оксана, покачивая скрытой прелестью упругих ягодиц, спускалась по ступенькам автобуса, выходя на улицу, площади дома Романовых.
— И вам от меня никуда не деться!
Прокричала рыжеволосая девица, после того как Оксана ускорив шаг направилась к массивным ступенькам каменного крыльца, не придавая словам девушки абсолютно никакого значения.
— Оксана Владимировна! — прокричала она, пытаясь пробиться через толпу собравшихся людей на площади за Оксаной
«Блядь попробую с ней, что ли переспать, затрахаю её до потери сознания, чтоб она отвязалась от меня», шикарной улыбкой безупречных алых губ улыбнулась Оксана, проходя мимо собравшихся на площади людей, под взрывы разрывающегося в ночном небе салюта, надела на голову капюшон накидки.
— Сергей Викторович искренне просил его не беспокоить пару часов — догнала она Оксану, взяв у проходящей рядом девушки с разносом на котором были бокалы шампанского, один из бокалов
— Ты ведь от меня не отцепишься? — изнуренно вздохнула, воздух ртом Оксана, взяв из рук рыжеволосой искусительницы бокал с шампанским — Так что думаю, время у меня есть — наступая каблуком красных туфель на каменную ступеньку, говорила она
— Обещаю, со мной вы не соскучитесь, я могу вам рассказать о многих гостях собравшихся на этом маскараде у Романовых
Собравшиеся на ступеньках крыльца дома Романовых люди в костюмах, все были в маскарадных масках, тела женщин были скрыты под накидкой, более молодые представительницы этого прекрасного пола ходили и вовсе в одном нижнем белье. Разврат этого маскарад перешел уже всякие рамки, когда девица в черной маске с поистине прекрасно черными волосами, позволила парню, в шикарном черном деловом костюме, снять с неё черные кружевные трусики. Изобилие черных вещей просто посыпало ступеньки этого крыльца. Пьяные молодые девицы танцевали эротический танец, под звуки мелодичной медленной музыки, жадно поливая свои обнаженные тела шампанским, совсем не отдавая себе отчет о происходящем с ними. Скопившиеся гости на площади, словно были под каким-то кайфом, позволяя себе в медленно танце ритма своим партнёрам делам со своими телами все что угодно. Голодом сексуальной страсти целовались девушку, между собой и с парнями, что на ступеньках крыльца, что на площади рядом с фонтаном. В этот момент, поднимаясь по ступенькам, покачивая шикарной красотой бедер, Оксана ощущала на себе голодные похотливые взгляды молодежи, прошла хладнокровно между двух почти обнаженных девушек, сладко ласкающих свои тела на самом крыльце.
Сама гостиная дома Романовых была словно бал маскарад, под звуки музыки рояля, была погружена уже в сумрак нахлынувшей ночи. Цветомузыка, что была расположена рядом с роялем, плавным мерцанием тусклого цвета радуги переливаясь во всех её искушающих оттенках, медленно постепенно освещала по кругу столь большую площадь гостевого зала. Столы и кожаные уголки были расставлены по периметру зала, освобождая в центре для танце поистине огромную территорию, где люди в карнавальных масках и разных костюмах, придавали медленному танцу своё искушение в объятиях своего партнёра. Стойка бармена была заставлена напитками разными вкусовыми качествами и крепостью, возле которой постоянно толпился народ. Обнаженные, в одном тока нижнем белье молодые девушки разносили напитки шампанское коньяк, на серебряных подносах. Девушка блондинка, пленительным цветом пепла волос, сидела за роялем в красной накидке, скрывая красоту своего тела, медленно касалась пальцами клавиш рояля. Встав у входа открытых дверей, ощущая со спины всю прохладу врывающегося сквозняка, Оксана, медленно поднося бокал с шампанским к раскрытым алым губам, оглядывала присутствующих в гостиной, чьи лица были скрыты за карнавальными масками.
— Оксана Владимировна — окликнула женщина в золотистой маске, что сидела справа за столиком в нескольких метрах от барной стойки, по голосу которой Оксана, сразу же узнала Платонову
— Мария Валентиновна — пробираясь через толпу танцующих в гостиной медленный танец, людей в масках, направлялась Оксана к столику за которым расположилась Платонова
— Оксана Владимировна нет! — настигая быстро Оксану, возразила рыжеволосая девица, хватая Оксану за локоть руки, которой она держала бокал с шампанским
— Дура блядь! — огрызнулась Оксана, оборачиваясь к девушке, чуть не пролив на накидку шампанское с бокала
— Ваш столик не здесь
— Да иди ты нахуй! — грязным, неприличным лексиконом выразилась Оксана, шикарной красотой покачивая бедрами, направилась к столику Платоновой
— Я до ужаса должна вам сто долларов — доставая из открытой стоящей перед ней сумочки на столе сто долларовую купюру, положила её в центр стола — И поскольку вы выиграли гонку, я не смею вас больше томить своим обществом, я здесь по делу к Романову
— Как странно я тоже — ухмыльнулась Оксана, встав рядом с кожаным уголком, на котором сидела Платонова, никак не решалась сесть рядом с ней — Можно присесть?
— Конечно можно — застенчиво улыбнулась Платонова, скрывая взглядом таинственных карих глаз таинственность задуманных намерений, легонько похлопала ладошкой по кожаной поверхности уголка — Присаживайтесь
— Оксана Владимировна! — вскрикнула знойным назойливым голосом рыжеволосая девушка, подходя к столку за которым садилась Оксана рядом с Платоновой
— Это ваша пассия? — спросила, обращаясь к Оксане, Платонова, критичным взглядом оценивая молодую рыжеволосую девушку
— Это моя головная боль, что навязал мне Романов, без моего согласия — пояснила Оксана, положа ногу на ногу, открывая красоту изумительных бедер, медленно поднесла бокал с шампанским к раскрытым алым губам
— А вы как я понимаю, Оксана Владимировна решили расслабиться и хорошо провести время? — спросила Платонова, так любознательно продолжая смотреть на Оксану — Не хотите ли чего выпить по крепче или перекусить?
— Проследите, чтобы гости были готовы, как только закончатся пару медленных танцев, переходим к более активной программе — услышала Оксана к большому удивлению голос Викторию, что прошла со свитой обнаженных девушек у неё за спиной
Темноволосая девушка была в шикарной красной маске, скрывая прелесть обнаженного тела под бархатной алой накидкой, схожей по цвету, что у Оксаны. Стукая каблуками красных туфель, девушка прошла по залу, направляясь в сторону массивной большой лестницы. Поразительно стойкий аромат лавандового масла пропитывал её тело, необузданность этого запаха была схожа с непокорностью волн в океане. Гордой выраженной походкой, Виктория продвигалась среди танцующих медленный танец людей в масках, поднимая выраженный подбородок к верху, устремляя, по мнению Оксаны, свой остроносый носик выше своего собственного достоинства. Черные пышные волосы были скреплены блестящей заколкой, в форме королевской кобры, с сияющими рубинами в виде глаз.
— Моя прекрасная Виктория
Повысив голос возбужденной интонацией голоса, произнесла Оксана имя рядом проходящей девушки, посчитав это идеальным шансом освободиться от назойливой рыжеволосой девицы.
— Порой мне кажется, что я просто ты даже не представляешь, как сильно рада тебя видеть — продолжила говорить она, когда девушка от удивления остановилась рядом с её столиком
— Оксана! — дрожащими губами произнесла Виктория, так и оставаясь стоять за спиной у Оксаны
— Боже мой, Оксана Владимировна — рассмеялась Платонова, держась рукой за собственную грудь, придавая глубокую иронию своему смеху — И это ваш выбор?
— Извините! — отвлекла внимание темноволосая девушка, волосы изысканного цвета каштана, в красной маскарадной маске, точно такого же цвета было нижнее белье на неё — Это просили передать вашему столику — поставила она бутылку вина и три бокала на средину стола
— Интересно кто же это?!
Удивилась Оксана, обернувшись сидевших за соседним столиком мужчин, один из которых темноволосый мужчина, в солидном чреном деловом костюме изрядно косился в их сторону.
— Вон от тех женщин — пояснила каштановая девица, разворачивая и удаляясь
Женщины что сидели за столом были к удивлению одеты в длинные вечерние платья, что сразу же привлекли внимание Оксаны. Шикарная собой брюнетка и шатенка, возрастом чуть старше сорока лет, их лица скрывали изящные карнавальные маски, с большими перьями, что переливались в разных оттенках перламутрового цвета. Брюнетка выставила чарующие красотой бедра, вырез на платье у бедра открывал красоту всей эластичности её кожи, подчеркивая всю эластичность вплоть до её ягодиц, где под ним не было нижнего белья. Шатенка наоборот сомкнула ноги вместе выставив локти на стол, опираясь подбородком на обе свои ладони, жаждущим взглядом смотрела в сторону столика за которым сидела Оксана. На их столе стояла большая бутылка коньяка, два стеклянных стакана под сок и графин с апельсиновым соком, а так же маленькие фужеры для самого изысканного для них спиртного.
— Достойный выбор Оксана Владимировна?! — согласилась Платонова, разливая вино в пустые бокалы — Если конечно вы хотите расслабиться и получить удовольствие
— О…. нет, Оксана — возразила Виктория медленно подошла к столу — Да они же тебе в матери годятся, ты что! — уверяла она
— Тем не менее, дорогая Виктория — возразила Платонова, передавая бокал в руки Оксаны — Это решать не вам
— Оксана Владимировна вы, что с этими взрослыми женщинами хотите?! — удивилась, рыжеволоса незнакомка, присаживаясь рядом с Оксаной
— Ай да как знаешь — махнула рукой Виктория — Мне все равно нужно вести программу этого вечера, так что делай что хочешь
— Ты, в самом деле, даешь мне добро? — удивилась Оксана, искоса посмотрев на эту девушку, держа бокал с налитым в нем вином рядом с раскрытыми алыми щедро накрашенными помадой губами
— Тебя ведь так и так ничем удержишь — мило улыбаясь, пожала плечами Виктория, удаляясь в сам зал, проходя между танцующими медленным эротический танец людьми масках и маскарадных костюмах
— Тока хочу вас предупредить Оксана Владимировна — заверила Платонова, касаясь нежностью пальцев плеча Оксаны положив их на её накидку — С ними будьте осторожны в своих желаниях, удовольствия получите только вы, сокрушительной силы оргазм, от которого вы рухните на кровать
— А что они? — поинтересовалась Оксана, отпивая поистине сладкое вино с бокала, которое вызвало в ней жажду
Будоражащая прелесть вина стекала с края бокала прямо в раскрытый, прелестью алых губ ротовую полость Оксаны, обволакивая согревающей нежностью её горло. С каждым глотком вино становилось все слаще и слаще, в этом и была его необычайная прелесть. Голова начала немного кружиться, под его сахарной крепостью алкоголя, с жадностью, вливаемой в рот, в жилах кровь бурлила, словно вулкан перед извержением, сердце стучало глядя в этот момент на этих женщин, мечтая утопать в ласке, по мнению Оксаны, схожих по нежности материнских рук.
«Блядь еще бокальчик и я точно подсяду к ним за столик», открываясь от пустого бокала из-под вина, Оксана пролила несколько его капель с края себе на накидку, жадно при этом хватая воздух ртом, передала пустой бокал Платоновой.
— Оксана Владимировна — касаясь нежности ладони, привлекла на себя внимание неугомонная рыжеволосая девица — Я для вас всё сделаю, прошу вас, одумайтесь, ну зачем вам они? — лаской поразительно приятных на ощупь пальцев она коснулась подбородка Оксаны, обращая её пьяный возбужденный взгляд с хитрой ухмылкой на себя
— Ты же понимаешь, что я попрошу многого — прошептала Оксана обворожительно пленяющим слух шепотом рядом с её раскрытыми губами
— И я постараюсь вам это обеспечить — уверяла она, положив обе руки на кленки к Оксане, жалостью собственного взгляда она умоляла одуматься
— В любом случае — наполняя бокал для Оксаны, заявила Платонова — У вас есть час, если хотите вместе со мной пойти к Романову, еще часик я побуду здесь внизу, разопью это вино и бутылочку коньяка
— А колечко то на пальце тебе не помешает? — заметила Оксана у этой девушке обручальное кольцо на безымянном пальце
— Поймите Оксана Владимировна — держа руки у Оксаны на коленях, она была уже готова при всех сесть на колени чуть ли не начиная умолять — Мне нужна эта работа, Романовы поставили мне простую задачу на сегодня, оберегать вас, если я не справлюсь, они меня уволят
— Как банально — сморщив губки бантиков, выразила, насмехаясь, свое впечатление Платонова, передавая полный бокал с вином в руки Оксаны
— Считай, что я тебе дала на сегодня отгул — ухмыльнулась Оксана, жадно начиная пить вино
— Но Сергей Викторович мне этого не давал — возразила неугомонная рыжеволосая красотка, держа приятную нежность ладоней у Оксаны на коленях — Прошу вас я всё для вас сделаю
— Когда так говорят Оксана Владимировна со слезами к тому же на глазах, то думаю, эта девушка не шутит — обратила на этот факт Платонова пристальное внимание, обращаясь к Оксане
Пытаясь утолить жажду, Оксана не придавая этому никакого значения, голодной страстью глотала вино с бокала, что щедростью водопада необузданной страстью стекало в её ротовую полость. Капли алой прелести вина стекали с губ Оксаны, по её подбородку, падая в свободном падении к ней на накидку. Гостиная дома Романовых в сумраке окутавшей ночи, словно плыла в водовороте искушающих душу сексуальных соблазнов вызывающих у Оксаны эротический голод.
— Всё говоришь — прошипела Оксана от наслаждения ощущения в горле сладкой прелестью согревающего вина, что неудержимой страстью прогревало её тело, жадно хватая воздух ртом
— Да всё — заверила молодая рыжеволосая искусительница, отражая голубизну морской глубины взгляда за скрывающей влагой слез, которой наполнились её глаза
— Оксана Владимировна — обратилась еще раз Платонова, взяв пустой бокал из рук Оксаны, на котором сохранился щедрый отпечаток алых губ — У вас час, если хотите пойти со мной вместе к Романову
— Постараюсь в это время уложиться — облизывая дикой страстью мокрые алые губы, заверила Оксана, вставая медленно на ноги, выпрямив спину и выставив упругую красоту ягодиц перед рыжеволосой девушкой — Пойдем моя рыжая бестия — пригласила она, зазывая за собой девушку указательным пальцем
Продвигаясь через толпу собравшихся людей в гостиной, что почти не обращали на Оксану никакого внимания, так как её тело было скрыто темно-красной бархатной накидкой, а прелесть золотистых волос сокрыта капюшоном. Взяв рыжеволосую девушку под руку, Оксана прошла с ней мимо барной стойки, где Виктория мило кокетничала с барменом, держа в руке бокал с шампанским. Шикарно покачивая бедрами, Оксана глубоко вдыхала воздух ртом, насыщенный прелестью перегара собравшихся людей в гостиной, их пота, парфюма. На лестнице, к которой подошла Оксана, танцевали привлекательные молодые девушки, скрывая красоту лица под маской, открывая при этом прелесть собственных сочных тел, задорно улыбаясь пьяной улыбкой проходящим мимо пьяным людям. Виляя чарующей привлекательностью скрытых очертания ягодиц, Оксана, держась под руку с рыжеволосой девушкой, чье лицо было до сих пор скрыто под белой маской, поднималась по ступенькам в разврат опустившегося эротическим маскарадом дома, проходя мимо страстно целующихся пьяных мужчин и женщин. Звук пленительного касания их губ, женский стон и оголённая прелесть кожи чарующей взглядом груди, падающие вниз черные кружевные трусики одной блондинки, все это вызывало дикий восторг и неконтролируемое возбуждение у Оксаны. Мечтая в тайне оказаться в руках одного из этих крепких кавалеров, что усадили блондинку на перила лестницы, придавали её влагалище ласке пальцев, Оксана была заведена этим моментом. Сжимая пальцами руку своей спутницы, Оксана, издавая легкий эротический стон, продолжила подниматься вверх по лестнице на второй этаж, где слышались неудержимые женские стоны.

***
Погрузившаяся во тьму сумрака ночи комната без того вызывала у Оксаны всю колкость сексуальных эмоций. Большие тени могучих веток огромного тополя, вырисовывали листьями таких же крупных по размеру теней танец необузданной страсти по стенам окутанной темнотой комнаты. Запаха алых роз, что стояли в вазе на столе в центре комнаты, только лишь усиливал момент, напряженных сексуальных эмоций. Сам воздух был поразительно чистым, комната была неоднократно проветрена, поэтому Оксане было легко дышать, как только она вошла в неё, стукая по паркету комнаты каблуками красных туфель. Багрового цвета покрытия стен, что разглядела Оксана, когда девушка, вошедшая в комнату за её спиной, включила свет, проведя пальцем по клавише выключателя, едва слышно щелкая её. Темно-красные бархатные шторы, украшали интерьер огромного пластикового окна, за которой, подобию природной дикости распустился в листве могучий тополь. Огромная двуспальная кровать была покрыта багровыми простынями и пышным бамбуковым одеялом, а так же большими по величине подушками.
«Эта сука ведь замужем, с ней мне ничего сегодня не светит да и Романов приказал ей буквально меня оберегать, значит, скорее всего, как я и предполагаю, она здесь запрет меня до завтра и я пропущу тут заточение всё веселье», прикусывая краешек губы, Оксана остановилась сделав всего пару шагов.
— Я пойду, принесу нам пару бутылок вина — неловко к удивлению Оксаны облажалась рыжеволосая девушка, так как на столе стояли уже две бутылки с вином
— Зачем?! — развернулась к ней в пол оборота Оксана, опираясь ладонью руки на бедро через бархатную накидку — На столе как видишь, уже стоят две бутылки вина и два пустых бокала
— Ах…. — чувственно нежно вздохнула она, выражая застенчивость, в своем поведении как будто стала нервничать — Мне нужно в туалет и принять душ, сами понимаете Оксана Владимировна я утомилась — хотела она покинуть в спешку комнату
— И туалет тут есть — быстро настигнув её, Оксана схватила рыжеволосую девицу за руку и силой развернула её к себе лицом — Тебе не нужно никуда идти
— Ай… что вы делаете — взвизгнула она прошипев сквозь зубы отражая в изгибе губ обиду
— Ключ! — требовательно выставила Оксана свободную ладонь, пока другой рукой держала девушку за кисть руки
— Что?! — возмутилась она, делая вид, как ни в чем не бывало
— Ключ от этой комнаты быстро — заявила Оксана, сильней пальцами одной руки сжала ей руку
— Я буду кричать — шипела она подобию песчаной гадюки стервозным оскалом смотрела на Оксану — А…. — разжала она другую руку, в которой был ключ от комнаты
— Умница — похвалила Оксана, быстро схватив с ладони девушки ключ от комнаты, отпуская её руку, прижала к стене рядом с открытой дверью
— Вы не понимаете — пытаясь найти себе, оправдание в своём поступке пошла она следом за Оксаной
— Нет, это ты не понимаешь — легонько толкнула её Оксана, так что девушка отошла по инерции на два шага назад — У Романовых такой маскарад, а ты собираешься заставить гнить меня в этой темнице — придавая лживую иронию собственному голосу, пояснила она
— Что вы собираетесь делать? — поинтересовалась рыжеволосая девица, когда Оксана, покидая комнату, через открытую дверь встала рядом с дверным проемом
— Я лично — указала Оксана пальцем на себя, пока другой рукой держала открытую дверь за грань поверхности — Пойду развлекаться
— Я, конечно, понимаю, что не смею вас просить об этом, но все же….
— Правильно понимаешь — ухмыльнулась Оксана коварной улыбкой, не став слушать откровения этой девицы, захлопнула дверь комнаты, оставляя её там одну
— Нет!
Вскрикнула тут же она подбежав к двери начиная дергать ручку двери и дико стучаться, после того как Оксана провернула вставленным тут же ключом замочной скважине два оборота .
— Оксана Владимировна! — отчаянно кричала девушку за закрытой дверью, пока Оксана вытаскивала ключ из замочной скважины — Оксана Владимировна!!!!
Продолжая столь же назойливо кричать, когда Оксана спрятала ключ от этой двери под вазой с алыми розами, что стояла на рядом стоящем столике в коридоре
— Покричи сука — грязно выругалась с ухмылкой на лице Оксана, направляясь по коридору к его началу — Тебе полезно
Багровые стены при пламени горящей свечи в подсвечниках на стене, вызывали бурю эротических эмоций, отражая на поверхности обоев завораживающую взглядом тень огня. С некоторых из закрытых дверей комнат в этом коридоре слышались женские изнывающие стоны. В другом конце коридора было слышно, как забавлялись похотливыми играми мужчина с женщиной, посадив свою избранницу на поверхность стола, она придавал её тело ласке. Со стороны лестницы была слышна разговорная речь двух женщин и их пьяный смех. Пьяная девушка и женщина лет под сорок, обе они были в одном нижнем белье на высокий каблук их туфель, изящно подчеркивал их сексуальность, поднявшись по ступенькам, направились в сторону Оксаны, издавая дикий истерический смех.
— Да ну брось — говорила брюнетка своей подруге, подошла к двери, взявшись пальцами за дверную ручку — И как тебе это удалось?
— Да ты представь себе — рассеялась женщина блондинка с шикарной прелестью волос, выражая дикую страсть изощренной похоти к своей спутнице
— Ах…. — чувствительно нежно проходя мимо них, вздохнула Оксана, снимая с головы капюшон своей накидки, обращая внимание на солидный объем груди женщины блондинки, что была скрыта оковами черного кружевного бюстгальтера
— Извините — обратилась женщина к Оксане, легкостью касания своей руки остановила её взявшись за руку — Я конечно понимаю это прозвучит дико неуместно, но не составите ли вы нам компанию?
«А почему нет, я ведь все-таки могу позволить себе чуточку расслабиться, тем более, что мой час еще не закончился», ухмыльнулась Оксана, отражая пьяной улыбкой знак согласия.
— А…. в чем составить компанию? — прикусывая краешек губы, поинтересовалась Оксана, застенчиво улыбаясь, когда наглая пьяная женщина блондинка отпустила её руку
«Блядь ну её грудь, она сама манит, чтоб я ей потрогала, губами», жадно покусывая губу, Оксана не могла себе позволить отказаться, глядя на грудь пьяной женщины блондинки.
— Мы хотели с подругой весело провести время — пояснила брюнетка, открывая дверь — За бутылочкой, другой вина, как вы считаете, вы хотите нам помочь их осушить
— А почему нет — радушно согласилась Оксана, кивая головой
— Даже если между нами может что-то возникнуть? — предупредила блондинка, проходя мимо Оксаны, в открытую дверь погрузившейся во мрак ночи темной комнаты
— Даже если что-то и возникнет, я по крайней мере, против не буду — продолжая улыбаться пьяной улыбкой, вошла Оксана в комнату след за женщиной блондинкой
— Мне нравится уже эта девушка — согласилась молодая брюнетка, заходя за Оксаной в комнату закрывая за собой тут же дверь
— Дорогая — обратилась женщина к Оксане, обвивая аккуратно рукой её талию — Здесь можешь снять это одеяние, тут нечего стесняться
— Да я не стесняюсь — прошла Оксана, по комнате отражая в голубых лазурных глазах за маской падающий свет с хрустальной люстры на потолке комнаты — Я без бюстгальтера
— А как же ты тогда? — удивилась светловолосая женщина, проходя по комнате, шикарной прелестью бедер покачивала перед Оксаной, направляясь к шкафчику, за стеклянной дверцей которого стояли бутылки с вином — Как люди то…..
— О… боже Варвара ты, что такая трудная у неё просто накладки под накидкой, соски ведь закрыты, ведь так? — спросила брюнетка,, стукая звонко каблуками белых туфель по паркету комнаты, подошла к кровати двуспальной большой кровати застеленной бежевыми простынями
— Первый раз пользуюсь этой штукой и то не сама надела — призналась Оксана, отражая румянец застенчивости на щечках, посмотрев с изумлением, в зеркало, что висело над парфюмерным комодом напротив — Я ведь не знала что сюда нельзя в платье
— Посмотри Варвара — игнорируя откровенность Оксаны, обратилась блондинка к своей пьяной подруге, расположившись на кровати — У неё знак Романовых на накидке, это означает она особый гость их дома, надо быть осторожнее, чтобы не разочаровать столь драгоценного человека
— Да! — удивилась Оксана, разглядывая тут же свою накидку — Где?!
— Хм… эта малышка, кое-что значит для Романовых — ухмыльнулась женщина, скрывая за черной маской истинное его очертание, тая в себе сексуальную опаску — Стоит быть предельно осторожной тебе и мне с ней
— О чем вы? — забавляясь тому, как они отреагировали на знак её накидки, поинтересовалась Оксана, направляясь к столу расположенному в центре комнаты, на пышном белом ковре
— Не обращай внимания — заверила успокаивающей интонацией голоса блондинка, открывая дверцу стеклянного шкафчика, взяла оттуда бутылку вина
Бежевые обои стен, отражали в себе силуэт тени хрустальных висюлек на люстры, что так плавно покачивались, ввиду проникающего в комнату легкого сквозняка ночного воздуха через открытое на вертикальное проветривание пластиковое окно. Воздух в комнате был свеж, пропитан ночным ароматом деревенской цветущей зелени, распустившейся за его окном, смешанным ароматом цветочных клумб. Большая двуспальная кровать, на которой расположилась брюнетка, положив сексуальным изгибом ногу на ногу, отражала благодаря черным чулкам, что так сексуально обволакивали её стройные ноги, вызывало у Оксаны поразительное влечение к себе. Её шелковые бежевые простыни, отлично сочетались с интерьером цвета покрытия стен. Стол в центре комнаты, был щедро пропитан тонким слоем лака, ярко отражая частицы падающих лучей на него света с хрустальной люстры над ним. На белом кресле, что стояло в углу рядом с раскрытым пластиковым окном, лежало вечернее длинное черное платье, а на его подлокотнике черная короткая юбка и блузка украшала интерьер другого его подлокотника.
— Уф… что так холодно — вздрогнула брюнетка, что расположилась на кровати — Пойду, прикрою окно, а ты Варвара налей нам всем по бокальчику вина за знакомства
— Думаю одним бокальчиком тут не обойтись
Сверкнула Оксана отблеском падающего света в глаза, сделала кокетливое замечание, пленительно покачивая изумительной открытой прелестью бедер, что вырисовывалась сочетанием пикантных изгибов из-под красной накидки. Встав у большого стола в центре комнаты, игриво постукивала по его поверхности коготками, ерзала нервно алыми губками, наблюдая, за движением ягодиц девушки брюнетки, как она направлялась к окну.
— Вот, черт возьми, Антонов здесь! — грозно выругалась темноволосая девица закрывая окно, держась за его пластиковую ручку, пристально глядела сквозь его стекла освещаемые прожектором — Он же сказал скотина такая, что у него дела в Москве….
— Кто такой Антонов?! — поинтересовалась Оксана, не желая слушать банальную ругань молодой девушки, взяла бокал с вином из рук от подошедшей к ней женщины блондинки
— Её ухажер — держа второй бокал в руках, ответила светловолосая женщина, легонько дотрагиваясь им до бокала Оксаны — Он ей наплел, что якобы у него дела в Москве, что он не может провести с ней время
— Ну, сейчас я ему устрою — вскрикнула брюнетка, быстро направляясь к входной двери в комнату
«Нет мне, конечно, плевать кто такой Антонов, я просто сделаю вид, что подойду посмотреть кто там, чтоб ощутить наглость и нежность от рук этой хищницы», уверяла себя Оксана, терзая томительным ожиданием пока дверь комнаты быстро захлопнется за девушкой.
— А можно я подойду, посмотрю, кто он — импровизируя, состроив лживую улыбку, спросила разрешения Оксана, обращая к женщине, что жадно пила бокал вина — Просто интересно из-за кого ваша подруга так вспылила
— Ой…. да умоляю — рассмеялась чуть, не поперхнувшись вином женщина, тут же слизывая его капли с губ — Там даже смотреть то не на кого — говорила она, когда Оксана с бокалом в руке, медленно покачивая, завлекая за собой эту женщину, подошла к окну
— Да вы правы — кончиками пальцев, задвинула штору Оксана, из-за того что без очков не смогла разглядеть за стеклом окна человека, что в ночи стоял у черного лимузина, задняя дверь которого была открыта — Тут действительно не на что смотреть
— Я же тебе говорила — говорила эта женщина, пленительной интонацией голоса, медленно подходя к Оксане со спины, стукала каблуками по паркету
— Какое вкусное вино — быстро сменила тему Оксана, играя с этой неизвестной, по её мнению, но опытно женщиной в опасную сексуальную игру, накручивая интригу
Раскрыв алые губы, Оксана начала медленно вливать вино с бокала себе в рот, ощущая всю его приторную сладость, жадно начала его глотать, смакую одновременно со своей слюной. Голова кружилась от ожидаемого ощущения, жаркого дыхания с губ этой женщины, что прелестью потока. горячего возбуждающего воздуха, обжигало шею Оксаны. Наглость теплых пальцев этой женщины только забавляло Оксану, особенно с какой настойчивостью и поразительной лаской она развязала бантик накидки. Обольщаясь крепости вина, что водопадом бурной страсти глотала Оксана, чувствуя, как руки этой женщины плавно оголили её плечи, медленно освобождая тело от власти багровой бархатной накидки, плавно скинув её на пол. Чаруя себя плавностью скольжения по спине, упругим ягодицам алой накидки, Оксана, раскрыв губы, издала легкий насыщенный сексуальный стон, проливая вино с губ. Скользящие потёки вина огибали нежной лаской подбородок Оксаны, падая на грудь, завораживая холодом касания, возбуждая бурей эротический голодных эмоций, медленно стекая по бархатистой коже.
— Вы такая нежная — искушая себя сладостью стона, откровенничала Оксана, оборачиваясь к ней лицом — Я прям даже, не хочу покидать вашу компанию
— А я тебя никуда и не отпущу — заверила лаской шепота таинственная блондинка, взяв из рук Оксаны пустой бокал из-под вина
— И что же мы будем делать? — такой же обаятельностью шепота спросила Оксана, обращая внимание, как она смотрит на её грудь
— Для начала оторву эти накладки с твоей груди — поставила она пустой бокал на подоконник за спиной у Оксаны, вцепившись когтями другой руки в накладку на её сочной груди
— Вы так требовательны — восхитилась Оксана в пьяной улыбке, ощущая ласку коготков этой женщины и настойчивость с которой они срывали накладки с её груди
— Потому что я знаю, чего хочу — поразительно возбуждающей нотой тихого голоса произнесла она в раскрытые губы Оксаны — У тебя такая красивая грудь — обвила она теплотой ладоней её сочную грудь
— У вас-то она больше — отчаянно вздохнула, похвалила Оксана, взявшись с этой женщиной за руки, направилась медленно к кровати
— Милочка — возразила она, игриво улыбаясь заядлой пошлостью улыбки — Я старше тебя лет на пятнадцать — говорила белокурая искусительница, направляясь спиной к кровати, чье лицо Оксана не могла разглядеть, из-за надетой на ней черной маски
— Неужели я такая молодая?! — похотливо возмутилась Оксана, скривив в алой пьяной улыбке губы, медленно держась за руки, подошла с ней к кровати
— Нет, это просто я такая старая — прозорливо улыбнулась она, искусно отражая прелесть алых губ, с которых так пленительно пахло перегаром выпитого только что вина
— Может, выключим свет — предложила Оксана, наступая коленом на кровать, выгнув спину, озабоченной кошкой забралась на кровать, стоя на ней на четвереньках
— Зачем? — возразила блондинка, вцепившись в резинку красных кружевных трусиков Оксаны, обвораживая лаской теплоты ладоней, что она прижала к её упругим выставленным ягодицам
— Для остроты ощущений — пояснила Оксана, оборачивая голову, посмотрела на женщину в маске возбужденным взглядом глаз
— Хочешь остроту ощущений? — поинтересовалась она, прижимаясь черным кружевным бюстгальтером к изогнутой спине Оксаны, продолжая держать руки на её выставленных ягодицах
— Я её просто требую — грубой страстью прошипела Оксана, излагая свое желание, раскрыв губы ожидая поцелуя от этой женщины
— Я тебе её обеспечу — заверила эта женщина, словно как хищница, искушая свою жертву, водила ладонями по выставленным ягодицам Оксаны, едва только касаясь резинки её красных кружевных трусиков
«Блядь ну не могу же я вечно терзать себя ожиданием, попробую с ней сама первая», прикусывая краешек губы, Оксана издала сексуальный стон, выдыхая горячий поток перегара из алых губ.
— И когда же я её получу? — изнывая сильным возбуждением, спросила Оксана, изворачиваясь, стоя на коленях перед этой женщиной в кровати
— Кем ты приходишься для Романовых?! — поинтересовалась она, неожиданно для Оксаны сменив тему, заводя руки себе за спину, расстегивая застежку черного кружевного бюстгальтера
— А что это так важно? — нервничая, спросила Оксана, раскрыв рот, от удивления увидев объем размера обнаженной груди этой женщины, когда её бюстгальтер скользил по её рукам, отрываясь мягкими подушечками от сосков — О….. боже
— Да важно — твердостью возбуждающего голоса заявила белокурая женщина, спокойно кинув бюстгальтер на пол рядом с кроватью — Просто хочу знать, что ты не очередная шлюха Изабеллы Романовой
— Да как ты смеешь, такое….
Не давая договорить Оксане, как белокурая женщина засунула свою грудь в её раскрытый рот, вынуждая при этом жадно обсасывать губами твердый сосок. Шикарная большая грудь этой женщины, вызывало у Оксаны еще больше эмоциональных эротических ощущений, когда она начала, прикусывая губками соскок, легонько оттягивала его. Белокурая женщина, пользуясь таким моментом, медленно коснулась теплотой обворожительной нежности ладони груди Оксаны, прижимая всю его поверхность к соску. Впадая под такое влияние, Оксана сладко стонала, забавляясь губами с грудью этой женщины, вела себя послушной маленькой девочкой по отношению к ней, застенчивостью взгляда через маску смотрела в глаза белокурой незнакомки, чье лицо скрывалось за карнавальной маскарадной маской. Обворожительная теплота её ладоней, прижимала их гладкой поверхностью и лаской соски Оксаны, обхватив её груди обеими руками, легонько сжала их пальцами. Голова кружилась в водовороте ощущений, кровь бурлила завораживающим усиленным ритмом, постоянно нагнетая давление с каждым вздохом носом, стонала, играя кончиком языка с твердым соском шикарной груди этой женщины. Обворожительное касание ладоней скользило по животу Оксаны, опускаясь все ниже к её красным трусикам, от чего она вздрогнула, почувствовав пальцы этой женщины, которыми она уже держалась за их резинку.
— Давай я налью нам с тобой еще по бокальчику? — предложила белокурая незнакомка, продолжая держать кончиками пальцев за резинку красных трусиков Оксаны
«Почему она никак не решается их снять с меня», думала Оксана, одарив твердый сосок объемной груди нежностью поцелуя безупречно алых губ, лишившись при этом чувствительно нежных объятий.
— У вас такой сладкое вино — с сарказмом улыбаясь, похвалила Оксана — Прям, никак не оторваться
— В самом деле?!
Обратила внимание Оксана, когда говорила эта женщина, что у неё под резинкой её черных кружевных трусиков был какой-то пакетик. Выражая специально перед Оксаной всю сексуальность собственного тела, подошла она к подоконнику, куда поставила бокал. Дикостью насыщенностью страстью момент белокурая незнакомка, обернулась, отразив перед Оксаны взгляд сексуального искушения, держа бокал из которого она пила, направляясь с ним к столу, заядло теребила коготками резинку кружевных черных трусиков.
— Если хочешь, можем открыть и вторую бутылку
— Думаю я буду не против
Согласилась Оксана, пристально наблюдая как женщина, стоя к ней спиной рядом со столом вытащила полиэтиленовый маленький пакетик. Наполняя бокал для Оксаны, она одной рукой вытащила, стараясь незаметно пакетик из-под трусиков.
«Эта сука решила меня накачать какой-то дрянью, да она охуела, стоит её за это очень грубо наказать», размышляла Оксана, оценивая ситуацию, медленно опустила ноги с кровати, касаясь каблуками красных туфель паркетного пола.
— У вас такое красивое тело
Похвалила Оксана, шикарным изгибом выгибая спину озабоченной кошкой, прикусывая краешек губы, встала с кровати, отразив в зеркале, что висело слева на стене прелесть упругих ягодиц.
— А особенно взгляд — говорила она, направляясь к столу рядом с которым стояла таинственная белокурая незнакомка
— Ты, правда, так считаешь — делая это, как она считала не заметно от Оксаны, высыпала порошок в её бокал — Меня удивляют твои комплименты
— А меня удивляет ваше тело — нежностью ладоней Оксана обвила бедра этой женщины, прижимаясь к её спиной обнаженной сочной грудью, испуская её под ухо, горячий оттенок сладости перегара — Меня чаруете им
— У тебя тоже красивое тело — наполняя пустой бокал вином для себя, похвалила блондинка в маскарадной маске — Я уверена, что большая часть гостей на этом маскараде, просто завидует твоим спутникам на эту ночь
— К удивлению для всех
Проводя пальцами по волосам этой женщины, лаской поразительного шепота говорила Оксана, пропуская их промеж пальцев.
— Этим спутником вы не сможете стать — схватила она тут же её за волосы, потянула их на себя вынуждая запрокинуть голову, взяла другой рукой бокал с вином в руку
— Что ты делаешь? — ужаснулась белокурая женщина, раскрыв алую прелесть губ, к которым Оксана медленно поднесла бокал с вином
— Извините дорогая вы моя незнакомка — с сарказмом лживого сожаления говорила Оксана, вливая ей в рот вино которое предназначалось ей — Пей сука!!! — прошипела она под ухо этой женщине
Испугавшись, по всей видимости, от неожиданности угрожающей интонации голоса Оксаны, женщина послушно стала пить вино с бокала, совершенно не думая о последствиях порошка подсыпанного в нём.
— Умница что меня слушаешься — похвалила Оксана, держа одной рукой её за роскошные пряди прямых белокурых волос, пока другой вливала ей в рот остатки вина с бокала
Жадно глотая вино, разливая льющийся водопад его содержимого с алых губ, что тут же потеками бурной страсти стекали по её сочной, пикантной сексуальной красоте тела, оставляя за собой багровый сахарной вязкостью след.
— Ты не так поняла — отрываясь от пустого бокала раскрыв алые губы, с чувством нехватки воздуха говорила женщина — Это было снотворное — продолжила говорить она, отдышавшись, когда Оксана отпустила её волосы
— Да мне глубоко похуй что это — застенчиво лживо улыбнулась Оксана, поставив бокал на стол, с поверхности которого по тонкому стеклу стекали багровые прелести капель вина
— Послушай — схватив за руку Оксану, говорила она, стараясь отдышаться — Романов не хочет, чтобы ты им сегодня мешала, только не сегодня, поэтому он нанял меня для страховки, если рыжая дурёха не справится
— Почему? — удивилась Оксана, повернувшись к ней лицом, опираясь бедрами на край лакированного стола
— У них какая-то встреча — пояснила пьяная блондинка, едва уже стояла на ногах, пошатываясь, вынужденно опиралась пальцами одной руки на край стола, рядом с Оксаной — Твоё появление может всё испортить
— Какая встреча?! — требовательно спросила Оксана, схватившись за руки с этой блондинкой, испуганно посмотрела в её глаза — Что он от меня скрывает?
— Я не…. я не…. — рухнула она, на пол лишившись остатка сил, тут же уснула на пушистом белом ковре
— Ну, пиздец — грязно выругалась Оксана, проходя мимо лежащей на полу белокурой женщины в маске — Романов уже против меня козни строит — говорила она, подходя к алой лежащей на полу бархатной накидки, нагнувшись, подняла её с пола
Стоя перед зеркалом, что находилось слева от кровати, Оксана надела на себя алую бархатную накидку, скрывая под её нежной шелковой внутренней стороной всю красоту собственного тела. Надевая на голову капюшон, расправляя его грани, Оксана, блистая коварством улыбки, направилась к входной закрытой двери комнаты. Шикарно отражая прелесть упругих бедер, стукая звонко каблуками, Оксана взошла на пушистый белый ковер, перешагнула через лежащее на нем тело блондинки, задорно улыбаясь, проследовала к двери. Медленно касаясь пальцами металлической ручки входной двери, Оксана другой рукой провела по клавише выключателя, выключая свет, нажимая на ручку, открыла входную дверь. Пропуская золотистую дорожку света из коридора, что лазурной рябью проскользнула по полу, освещая часть погрузившей во тьму ночи комнату. Плавно закрывая дверь, оставляя лежать девушку на полу в погрузившейся темноте комнаты, Оксана направилась по коридору, прелесть выпитого большого количества алкоголя кружила голову, туманила рассудок. Музыка что доносилась с гостиной внизу этого дома, уже сменилась на динамичный ритм в стиле dubstep, чаруя оттенками прелестью звучания. С коридора слышались изнуренные женские стоны, из закрытых дверей мимо которых проходила Оксана, шикарно покачивая эластичной прелестью бедер, что вырисовывалась из-за короткой багровой накидки на её теле. Целующиеся молодые девушки, обнаженная тела, скрытая прелесть их лиц под маскарадной маской, всё возбуждало дикий восторг у Оксаны, когда она прошла мимо них, шикарно покачивая упругой прелестью бедер, направляясь к большой лестнице, что вела на первый этаж этого дома. Звуки столь мелодичной музыки, вызывали у Оксаны неконтролируемое возбуждение, желая уже провести эту ночь с кем-либо. Спускаясь по лестнице, мимо расположившейся на ней людьми, что распивали с бокалом шампанское, маскарадные маски на их лицах, скрывали их выражение и замыслы, Оксана, хладнокровно улыбаясь, прошла мимо них, продолжая дальше спускаться по лестнице, любуясь, что создали в гостиной прелестью оттенков будоражащей ночи.

***
Карнавальная ночь, только перешла в бурный динамичный режим танца, дамы в одном тока нижнем белье маскарадных масках, взяли своих кавалеров под руку. В стихии гармоничного сексуального танца страсти, гости карнавальной вечеринки Романовых, вытворяли поразительные вещи под музыку, чарующую и подобающую ритму dubstep. Прохлада ночного воздуха врывалась через открытые двери гостиной погрузившуюся темноту сумрака ночи. Легкий тусклый свет цветомузыки покрывал большую площадь гостиной, в которой, гости, сидя за столиками, распивали спиртные напитки в компании женского обнаженного полностью общества. На кожаных черных угловых диванах, некоторые гости уже перешли от легкой эротики к прямому сексу, уложив даму на диван, двое мужчин ублажали её оральным и вагинальным сексом, держа её раздвинутые ноги на плечах у одного из самцов. Одна пьяная девушка, напилась до такого состояния, что в танце со своим кавалером сама себя раздела, скидывая бюстгальтер в порыве страсти, после чего извиваясь песчаной гадюкой при скоплении пьяного народу, сняла с себя черные кружевные трусики, бросив их на пол.
— Блядь ну это просто пиздец какой-то — спускаясь по ступенькам в гостиную, тихо выругалась Оксана, сходя со ступенек касаясь каблуками красных туфель мраморного покрытия пола
— М… какая таинственная незнакомка — обратилась к Оксане голая пьяная девица, позволяя своему кавалеру в белой рубашке, верхние пуговицы которой были расстегнуты, обхватить свои ягодицы, прижимая к себе всё её тело — А тебе не пора ли домой золушка?! — оскорбительно выразилась она
— А кто это у нас тут такой умный?! — прошипела нежностью голоса Оксана, проходя спокойно мимо этой девушки — Не пора ли тебе заглотить чей-то тут хуй?!
— Вау! — выразил бурное впечатление один из мужчин, заядло насвистывая под аплодисменты
— Да… ты да ты… как ты посмела — потерявшись в словах, запаниковала девица, направляясь в сторону одного из столиков противоположно направлению Оксаны
— М…. дорогой — услышала Оксана женский пьяный голос, а после этого заметила молодую девушку, что лежала на кожаном диване, когда рядом стоя над ней, мужчина, водил головкой возбужденного пениса по её губам — Ты бесподобен
Подобная картина вскружила голову Оксане, когда она проходила мимо этого столика, желая самой почувствовать всю прелесть этой милой эротики. В жилах кровь закипела лавой от возбуждения, сердце стало биться бешеным ритмом. Стенки влагалища изобилием влаги, слегка пропитали ткань красных трусиков. Обращая внимание на размер члена этого мужчины, Оксана уже не могла контролировать свой накопленный пыл, внутри неё словно все колыхало стихией бурной неудержимой страстью.
— Я знаю — убирая гениталии обратно в черные брюки, он застегнул их ширинку, медленно обошел вокруг стола
— Может, еще повторим? — облизывая мокрые покрытые слизью губы, спросила возбужденная пьяная шатенка, сидя на коленях на кожаном диване
— Иди, сюда — обвивая за бедра её, другой мужчина посадил к себе на колени
— Я просто дико устал — наливая в стопку коньяк, ответил мужчина, что стоял рядом с этим столиком
— Как я вас понимаю — с чувством сарказма, лживо создавая иронию собственного голоса, говорила Оксана, взяв в руку стопку коньяка и без зазрения какой-либо совести тут же осушила её залпом
— Да как ты…. — хотел возмутиться мужчина, но Оксана его заткнула, прислонив указательный палец к его губам
— Потому что
Говорила Оксана, ощущая всю изощренность крепкого вкуса коньяка, забираясь дикой кошкой на диван, оказалась между двух мужчин и девушкой, что сидела на коленях у одного из них.
— Я могу себе это позволить — гордым самолюбием заявила Оксана, сидя на коленях на диване, обернулась, взяла со стола полупустой бокал с шампанским, ощущая горечь коньяка во рту
— Ну, раз так — удивился мужчина, прелестью изгиба алых губ Оксаны, наблюдая, как она медленно поднесла бокал с шампанским к губам, налил себе снова коньяк в стопку — Могу я вас чем-нибудь еще угостить?
— Такая интересная девушка — говорила шатенка в черной маскарадной маске, сидя у мужчины на коленях без нижнего белья — Может она составит нам копанию? — помогая Оксане жадно допить шампанское с бокала, она коснулась кончиками пальцев его дна
— Разве что только если она сама захочет — держа стопку коньяка в руке, говорил мужчина в белой рубашке, с расстегнутым воротом и в маскарадной маске на лице, встав за спиной у Оксаны
— М… какая изощренность вкуса
Облизывая губы, делилась бурными впечатлениями Оксана, ощущая во рту вкус игристого шампанского, взяв девушку за подбородок, кончиками пальцев, повернула её озабоченный пьяный взгляд на себя. На мгновение, Оксана обернула свой возбужденный, пьяный взгляд на мужчину, что стоял за её спиной, передала ему пустой бокал из-под вина, на тонком стекле которого сохранился алый отпечаток губ
— Поцелуй же меня — требовательно попросила шатенка, рядом с губами Оксаны, ощущая жгучий сладкий запах перегара от раскрытых алых губ
Медленно и очень плавно произошло слияние губ Оксаны с губами этой девушки, в котором, она сразу же ощутила вкус спермы, что тонким слоем покрывал губы шатенки. Словно голодным диким зверем целовалась с ней Оксана, ощущая во рту у себя всю прелесть влияние её языка, поверхность которого она покрывала изобилием своей слюны. Почувствовав пальцы мужчины, стоял за спиной, на своей накидке, Оксана даже немного улыбнулась через поцелуй, позволяя ему развязать бантик на ней. Руки этого мужчины с легкостью развязали бантик скрывавшей покровом накидки тело Оксаны, высвобождая её грудь напоказ, как раз в этот момент шатенка случайно во время поцелуя раскрыла глаза.
— О…. боже мой! — оторвалась шатенка в полном удивлении от губ Оксаны — Какая грудь, я всегда о такой мечтала! — выразила она, бурный всплеск эмоций, прижав к губам кончики пальцев обеих рук
— Правда?! — облизывая губы после поцелуя, спросила Оксана, вставая медленно с дивана
«Я могу быть в центре всего это удовольствия, если я только захочу, хотя почему бы и не позволить себе немного развлечься», прикусывая краешек губы, размышляла Оксана, позволяя твердости и убедительностью мужских рук снять с себя багровую бархатную накидку.
— М… какое тело — обхватил сразу же мужчина что стоял за спиной у Оксаны её сочную обнаженную грудь, когда легким завораживающим скольжением бархата, накидка упала по ногам Оксаны на пол — Она бесподобная богиня этого маскарада
— Я и есть богиня этого маскарада — гордостью подобию царице заявила Оксана, опуская пьяный взгляд во власти мужских рук, посмотрела на девушку, что стояла на диване, на коленях перед ней
— Так с чего же — говорила шатенка, касаясь пальцами резинки красных трусиков на Оксане, посмотрела в её возбужденные сияющие блеском цветомузыки глаза, словно спрашивая разрешения — Такая богиня снизошла с эдема до нас?
— Там очень скучно — ответила Оксана, виляя красотой изгиба, подобию королевской кобры, шикарной красотой бедер, чувствовала, как резинка красных трусиков медленно сползает вниз
Руки мужчины, что стоял за спиной, сжимали груди Оксаны, когда она спокойно освобождаясь от них, перешагнула через лежащие на полу трусики, наступила коленом на диван. Находясь в пьяном бреду и сильно возбужденном состоянии, Оксана не могла себе позволить лишиться столь искушающего сексуального удовольствия. Расположившись спиной на подлокотнике дивана, Оксана раздвинула согнутые ноги в коленях перед изнемогающей шатенкой. Запрокинув голову, Оксана заметила за столиком, напротив, через темноту сияющей цветомузыки, разглядела, как творился сексуальный разврат блондинки среди двух мужчин. Чувство легких женских рук, что обхватили бедра Оксаны, подобию лианам в джунглях огибающим ствол дерева, будоражили ощущением длительности момента, когда теплота её ладоней наоборот зажигали страсть неконтролируемым потоком возбуждения.
— М….. — простонала Оксана, с закрытыми глазами ощущая холодок языка девушки шатенки на своем раздвинутом с помощью двух пальцев влагалище
С закрытыми глазами, лежа на подлокотнике дивана, Оксана почувствовала, как крепкие мужские руки обхватили её груди, медленно раскрыла в этот момент алую прелесть губ. Пропитанная тонким слоем спермы, головка члены коснулась раскрытых губ Оксаны, от чего она, поддавшись неподвластному искушению, стала играть с ней кончиком языка. Жадно облизывая её влагой покрытую поверхность языком, Оксана вцепилась в обивку дивана когтями, позволяя этому мужчине полностью всунуть в рот свой член.
— Отойди — приказным тоном обратился другой мужчина к шатенке, что старательно языком вылизывала влагалище Оксаны, стоя на четвереньках на диване, между её раздвинутых ног на коленях
Прелесть приятного языка девушки, плавно отодвигаясь, покинула влажные половые губы Оксаны, позволяя другим мужским рукам, держась за колени её раздвинутых ног разместиться на месте пьяной шатенки. Другой мужчина обхватил бедра Оксаны, крепостью мощных рук держал её за ягодицы, аккуратно дотронулся возбужденной головкой до её мокрого влагалища.
— Ты что пьяный и без презерватива! — обратилась шатенка, к этому мужчине схватившись рукой за его член, не давая ему всунуть в Оксану
— Успокойся, я вытащу — заверил он, убирая её руку, снова взялся за ягодицы Оксаны обеими руками
Мужчина крепко сжал груди Оксаны, плавно вводя в её рот на всю длину своих гениталий, член, когда она лежала под ним на подлокотнике дивана, запрокинув голову, закрыла глаза. Ощущая в горле его крепкую головку, что частично перекрывала поток вдыхаемого воздуха, Оксана, раскрыв глаза, впилась когтями в обивку дивана, чувствовала как крепкий, подобию монолита член, плавно начал входить в её влагалище. Стенки влагалища Оксаны были сильно сужены, поэтому она чувствовала всю остроту сексуальных ощущений, как прозорливая мужская мощь растягивала их крепостью своего влияния, силой трения собирала влагу с его стенок, продвигаясь очень медленно миллиметр за миллиметром. Оксана, раскрыв рот с членом во рту, не могу застонать даже так как, он был очень глубоко в горле, пока другой мужчина, сметив руки на её талию, медленно вводил в неё свой член. Женские пальчики шатенки начали разминать подушечками клитор Оксаны, сплюнув слюной в этот момент на член мужчины, что входил в неё. Держа одну руку на животе Оксаны, а другой кончиками пальцев сжимала её клитор, жадно впиваясь в него потом губами.
— Как извивается — похвалила девушка, держа руку на животе Оксаны — Прям, как змея
— Она….. бо… ги…. ня — слогами говорил мужчина находясь под сильным возбуждением полностью ввел член в рот Оксане
— Я знаю — согласилась с этим утверждением шатенка, обвивая руками, тело Оксаны в районе талии вместе с руками мужчины пыталась не давать ей так извиваться в пучине дикой сексуальной возбужденности, впилась в её клитор губами
— О….. — издал мужчина, поразительный рёв, после чего Оксана почувствовала горячий выстрел спермы, как она обволакивала её горло
— Не вытаскивай — распорядилась шатенка, когда мужчина хотел вытащить член из-за рта Оксаны
— М….. — сексуальной мучительной страстью стонала Оксана, обсасывая его член, ощущая, как глубоко во влагалище входит член другого мужчины и жаркие губы шатенки, что целовали её клитор
Обсасывая член мужчины во рту, слизывая всю вязкость спермы по его стержню языком, Оксана стонала глухими стонами, учащенно став дышать, как только мужчина что вводил член в её влагалище перешел на более ускоренный ритм. Нотки тихой возбуждающей музыки dubstep что играла в гостиной только лишь усиливала сексуальный голод, когда все частички на теле Оксаны словно пучками накапливали энергию, словно все в ней стало собираться. Не имея возможности больше в себе все это держать, Оксана выплеснула всё из себя на член мужчины, что находился в её влагалище, издавая при этом глухой громкий стон. Мужчина быстро вытащил член из влагалища Оксаны, схватив за волосы шатенку, что прозорливо играла язычком с её клитором, всунул в её рот свой член, после чего излил из себя всю его накопленную мощь.
— М…. — держась за вялый член мужчины одной рукой, Оксана старательно облизывала его головку, слизывая тонкий слой спермы — Надеюсь, я заслужила теперь стопочку коньяка и бокальчик вина? — отпуская его гениталии, спросила она, садясь на диван, поджав под себя ноги
— Я просто поражен — убирая член в брюки, застегнул мужчина их ширинку — Я тебе сам налью
— А я налью тебе вина — выразил своё желание другой мужчина, вытаскивая свой член из-за рта шатенки
— После этого — касаясь руками мужских плеч обоих мужчин, заявила Оксана, сидя на диване оглядывая их — Я обязана буду вас покинуть, извините мальчики, ну у богини тоже есть дела
— Конечно-конечно — говорил мужчина, наливая коньяк в стопку для Оксаны
— И я надеюсь — требовательно говорила Оксана, посмотрев каждому из этих мужчин в глаза — Всё, что тут случилось между нами, останется в секрете, так ведь и вы не будите меня искать?
— Это карнавал, все в масках никаких имен, маску нельзя снимать — пояснила шатенка, встав на колени рядом с Оксаной, что облокотилась на спинку дивана, раскрыла свои губы рядом с её губами — Здесь запрещается даже думать о том, что случилось, уже забыли, такие правила этого вечера
— Очень славно — задыхаясь, говорила Оксана, чувствуя жар обжигающего дыхания девушки рядом со своими губами, не могла устоять перед жаждой поцелуя
Слившись снова с шатенкой в поцелуе губами, Оксана чувствовала, с какой настойчивостью она обхватила сочные груди, прижимаясь на согнутых в локоть руках к её телу. Оксана старательно облизывала губы этой девушки, легонько играя кончиком языка с поверхностью её языка, ощущая слюной, вкус спермы, что излили в рот этой девице. Двое мужчин, расположившись по разные стороны от девушек, словно царице для Оксаны, один из которых держал стопку с коньяком, а другой сидел на одном колене, держа бокал с багровой прелестью вина.
— Для нашей богини — нежностью голоса произнес мужчина, когда Оксана оторвалась, задыхаясь сильным возбуждением от губ девушки, раскрыв губы перед стопкой коньяка
— Ну чего ждешь, давай — скомандовала шатенка, взявшись за руку мужчины, медленно влила коньяк в раскрытый рот Оксаны
— М…. — простонала Оксана, тут же глотая его, смачно облизывая губы языком — А теперь вина
Распорядилась Оксана, позволяя другому мужчине перед её раскрытыми губами влить в неё постепенно очень медленно в рот вино с бокала. Жадно его глотая, Оксана словно пыталась утолить жажду что терзала её крепостью алкоголя, благодаря которому голову кружилась в водовороте прелести искушения. Сахарная сладость этого вина тут же утолила дикий голод жажды у Оксаны, продолжая в слиянии с коньяком согревать её обнаженное тело изнутри.
— Ах…. — простонала Оксана, отрываясь от пустого бокала из-под вина жадно облизывая его грани, по которым стекало вино языком — А теперь прошу меня извинить
— Подожди — возразила шатенка, держа одну руку на груди Оксаны, сидя у неё на коленях, нагнулась, подняла с пола её красные трусики
— А… ну да конечно — согласилась Оксана, позволяя шатенке слезть с её коленей, медленно опустила ноги с дивана, касаясь каблуками красных туфель мраморного пола
— И не беспокойся, мы не только имени твоего не знаем, мы даже лица твоего не видели — заверила шатенка, сидя на коленях перед Оксаной помогала ей надеть красные кружевные трусики
— Да-да я знаю — подтвердила Оксана, вставая с дивана, позволяя рукам девушки усадить резинку красных трусиков на талию
— Всё было просто великолепно — делился впечатлением мужчина, стоя за спиной у Оксаны надел на её плечи багровую бархатную накидку, завязывая бантик на её шее
— И поэтому пусть всё так и остается — одевая, на голову капюшон, заявила Оксана, виляя шикарной прелестью бедер, удалилась от них
— Поразительная женщина — услышала она мнение одного из мужчин, с которыми случайно переспала на кожаном диване среди бала маскарада
Голова кружилась от выпитого огромного количества алкоголя, тело было сильно ослаблено, на груди оставался осадок от крепких мужских пальцев и розоватый их отпечаток. Стукая каблуками красных туфель по мраморной плитке в гостиной, приближалась Оксана, проходя мимо развлекающегося народу в масках, к двери, ведущей в бильярдную Романовых. Мужчина с женщиной страстью искушенной соблазном похоти, усадив свою путницу на подоконник, медленно вводил свой член ей во влагалище. Не обращая внимания на дикую стихи эротического маскарада, плавно переходящего в секс, Оксана коснулась пальцами шарообразной ручки двери, повернув её, потянула дверь на себя. Небольшая винтовая лестница уводила в подвал дома Романовых, где располагалась их бильярдная. Тусклый свет неоновых ламп легкостью голубого свечения падал на зеркальные ступеньки лестницы, по которым звонко стукая каблуками красных туфель спускалась Оксана, когда дверь за её спиной плавно закрылась, создавая интригующую темноту и тишину этого помещения.
Большая бильярдная комната, дверь которой была открыта, покрытие идеально ровных стен, по мнению Оксаны, стен, что были пропитаны зеленой краской, украшали большие зеркала. На потолке горели в зеленом плафонах светильники, по шесть штук над каждым столом, покрывая светом каждый бильярдный стол. Обнаженные девицы, в одном тока нижнем белье и маскарадных масках, задорно смеясь пьяным звонким смехом, играли в бильярд, виртуозно ударяя кием по шарам. Забравшись на стол, прозорливая молодая брюнетка в черной маскарадной маске, выгнув спину озабоченной кошкой, сидя на коленях, метилась кончиком кия в белый шар, что на обратной стороне стола так же сидя на коленях, указывала ей указательным пальцем рыжая бестия. Тихая музыка в стиле dubstep создала легкую интригу непревзойденной романтики, в воздухе пахло парфюмом женских тел, сигаретным дымом, который густотой пеленой окутывал дальнюю часть этого помещения. Блондинка с цветом волос, подобию сигаретного пепла, танцевала приватный танец возле шеста, в дальнем конце комнаты, выражая в каждом движении сексуальные черты манящего взгляду тела.
— Значит так господа — с гордостью говорил Романов, поднимая вверх бокал с коньяком, сидя в кожаном коричневом кресле — Нам остается только дождаться смерти Королёва, конечно, неприятно только то что, все это придется списать на Орлову, но я её потом вытащу из этой бездны
— Королёв был человеком чести — услышала Оксана к большому удивлению голос Молотова, что наколол на вилку солёный огурец, указывал жестом указательного пальца правильность своих слов — Очень жаль, что так всё случится
— За халатность в работе Оксана Владимировна получит условный срок — говорил еще к большему удивлению Тихонов — Тем самым я привяжу этого человека к клинике и заставлю её выполнять свою работу
— Я от бабушки ушёл….. — тихой нежностью голоса постукивала по грани бильярдного стола, говорила Оксана, проходя мимо девушек — Я от дедушки ушёл….
Нотой чарующего голоса, прошла Оксана рядом с брюнеткой, дотрагиваясь нежностью ладони до её упругих выставленных ягодиц, когда она собиралась ударить кием по шару. Обращая на себя внимание элиту мужчин, что собралась в дальнем конце комнаты, покрытой густой пеленой сигаретного дыма, никак не могли разглядеть неожиданного гостя потревожившего их покой. Медленно привлекая изгибом собственного тела, Оксана вошла в эту густую пелену, вдыхая ртом приятный вкус табака, что парил в воздухе этой части помещения, скрывая за густотой его дыма, специально не показывала свой образ.
— Я от зайца ушёл — коварством блистательной улыбки создавая интригу, говорила Оксана, поднимаясь по широким ступенькам на площадку на которой расположились Романов со своими гостями — И от тебя серый я тоже уйду — поразительной нотой шепота прошептала она под ухо Романову, что неожиданно оглядывался, пытаясь найти её в густоте сигаретного дыма
— Оксана Владимировна! — чуть не поперхнулся выпитым коньяком Романов, удивленно рассматривая лицо Оксаны, скрытое под черной маскарадной маской — Но как?
— Меня больше всего удивляет не господин Молотов, который по непонятной мне причине делает здесь — лаской поразительного голоса, интересовалась Оксана, присаживаясь на подлокотник кресла на котором сидел Романов — Я не пойму одного, Валерий Валерьевич, что вы тут делаете?
— Оксана Владимировна — был поражен Тихонов, держа в руке бокал, наполовину наполненный коньяком — Вы что пьяны? — быстро сменил он тему разговора
— Ай …. плевать — рассмеялась Оксана, махнув рукой — У вас прям не бал маскарад, а целая ловушка с препятствиями, которую мне пришлось пройти, чтобы попасть сюда к вам — положив ногу на ногу она отразила прекрасную эластичность бедер из-под багровой бархатной накидки
— Так это и есть та самая Орлова? — спросил мужчина с лысиной на голове, пухлый подобию мяча, с ухоженной прелестью усов, дорогой серый костюм отражал толстоту его кармана — Должен признать Валерий Валерьевич мне о вас тут многое рассказывал, очень жаль что так произойдет с Королёвым, мы ничего не можем сделать
— Потому что вы жалкая кучка идиотов — прошипела выражая зобный оскал губами Оксана — Вы вот например профессор Журавлёв, сколько вам заплатили за то, чтобы вы диагностировали рак головного мозга в последней стадии
— Оксана Владимировна! — ужаснулся, сделав замечание Романов, по поводу недопустимого поведения Оксаны
— А вы Валерий Валерьевич, где же ваш весомый аргумент про ликвор крови, проделанный анализ которого произвел мой бывший ректор института — продолжая возмущаться говорила Оксана, придавая интригу собственному голосу
— Вас интересует анализ ликвора Оксана Владимировна? — обратился Журавлёв, прерывая бессмысленные реплику Оксаны
— Вы всё-таки его взяли — была удивлена, тем что Журавлёв начал водить пальцем по сенсору дисплея планшета, что лежал на маленьком кофейном столике перед ним — Вот посмотрите сами, да там же анализ крови, всё сходиться на раке
— Где анализ ликвора? — требовательно спросила Оксана — Я вижу здесь только анализ крови, хотя нет, подождите, без очков не вижу
Держа в руках перед собой планшет, Оксана смотрела в его экран она, пытаясь что-то разглядеть взглядом пьяно голубых лазурных глаз. Зеленоватый цвет ликвора с легким помутнением, указал на наличие микробного возбудителя или гнойной инфекции. Мутность может быть обусловлена, примесью клеток крови или микроорганизмов. В проведенном анализе ликвора были обнаружены клетки крови и повышенное состояние белка, что еще раз указывает на присутствие опухоли в мозгу. Особенность, привлекшую внимание Оксаны, послужило то, что в анализе ликвора не было обнаружено само наличие метастаз. Все остальные симптомы, перечисленные в планшете главврача онкологической московской клиники Журавлёва, были известны Оксане.
— Скажите Виктор Витальевич — обратилась Оксана к Журавлёву — С чего вы тогда взяли что это опухоль головного мозга? — интересовалась она не став дальше смотреть в планшет того главврача
— Анализ ликвора, как вы видите, аналогичен в основном как при опухоли головного мозга
— Где метастазы блядь тогда по вашему тогда?! — вскипела дикой коброй Оксана, поддавшись пьяному гневу
— Эта опухоль доброкачественная в последней стадии Оксана Владимировна и как вы видите, не операбельна — строгостью голоса вскипел Журавлёв — Доброкачественная опухоль уже перешла в злокачественную, исследуйте остальные его органы там наверно уже….
— Ах… ты, сука такая!!!
Вспылила Оксана, выхватив из рук Романов бокал с коньяком, швырнула с психу его в Журавлёва, что чудом увернулся от бокала, когда он пролетел рядом с его ухом, попал в стену за его креслом. Расколовшись тут же на три составляющиеся крупные частики осколков стекла бокала начали падать на пол, разбиваясь о паркет пола на несколько мелких частичек стекла. Оставленное большое пятно на зеленой стене, каплями стекающих потёков коньяка, что продолжало стекать вниз, оставляя приятный обворожительный запах, этого поражающего вкусом и крепостью напитка. Девушка что танцевала приватный танец, закричала от ужаса, прижав пальцы обеих рук к губам, округлив шикарные пепельным цветом глаза от ужаса. Быстро спустилась с трибуны она подбежала к рядом стоящему маленькому столику на краю, которого лежал белый шелковый платок, взяв его начала вытирать капли попавшего коньяка на её прекрасное тело.
— Блядь ты такая, где метастазы, вы бы их обнаружили бы на такой стадии!!! — громко крича, Оксана продолжала стоять на своём, находясь в пьяном не подвластном разуму бреду
— Орлова! — сделал суровое угрожающее замечание Тихонов, быстро вскочив с кресла, был весь в брызгах коньяка от разбитого бокала о стену, на поверхности которой мокрое большое пятно
— Что блядь Орлова! — поддавшись гневу, вскочила Оксана, когда Романов что сидел в этом кресле, быстро встал с него — Ввиду пятилетней давности МРТ как вы видели было очаговое поражение мелкими опухолями, после чего опухолей стало две, теперь одна
— С вами не поспоришь — согласился Журавлёв, обтирая платком плечи своего пиджака — Мы не смогли обнаружить метастазы в ликворе, объяснить симптоматику очагового поражения опухолями мелких достаточно размеров у основания правого полушария мы не смогли объяснить
— И ты тут пидар ты этакий — грязно и совершенно не культурно перешла Оксана, черту оскорблений, выражая далеко неприличными терминами — Смеешь мне тут заявлять после образования одной опухоли, как будто она для тебя чудом перешла в злокачественную
— Оксана Владимировна! — закричал уже Тихонов — Угомонитесь и идите, проспитесь, от вас дико несёт перегаром, завтра ко мне в кабинет с объяснительной, я лишаю вас недельного отпуска за эту выходку, будите пахать у меня в клинике
— Ебать я хотела вашу клинку — грязно выразилась Оксана, не отдавая себе отчет в происходящем
— Господин Романов — хриплым громким голосом прервал эту драму Молотов, ударив по кофейному столику кулаком — Выведите, пожалуйста, гражданку Орлову отсюда
— Вы что теперь на их стороне?! — возмутилась Оксана, пьяным взором посмотрев на Молотова
— Оксана Владимировна! — хриплым голосом говорил Молотов, отпивая с чашки чай, что держал рядом со своим массивным лицом — Вы, несомненно очень великолепный врач, но вы не онколог в данной области и если профессор Журавлёв сказал, что у него рак, в последней стадии, значит у него рак в последней стадии
— И это говорит человек, судьбу которого я вырвала из когтей смерти, как и жизнь его дочери, да и его жизнь тоже, проведя сложнейшую операцию, когда они оба уже одной ногой лежали в могиле
Иронизируя на болевых воспоминаниях, выказала Оксана своими достижениями, собственную подлость характера, старательно пытаясь этим хитрым ходом заручиться поддержкой Молотова.
— Послушайте Оксана Владимировна — возразил Молотов, когда Оксана подошла к кофейному столику рядом с которым он пил чай — Ребенок Алины умирает, врачи кардиохирургической диагностической московской клиники не могут понять, что его убивает, если вы вдруг каким-то чудом поверх всех ваших достижений, докажите что это не рак убивает Королёва….
— Так всё хватит я ухожу из этого дурдома — недовольно буркнул Журавлёв, протирая белым шелковым платком серый пиджак
— Господин Журавлёв — окликнул его Тихонов, проследовал за ним, спускаясь по ступенькам
— Оксана Владимировна — поразительной сказочной нежностью рук обхватил бедра Оксаны Романовы — Пойдемте я вас провожу, вам нужно проспаться
— Я сама знаю, что мне надо — пытаясь вырваться из мертвой хватки рук Романова, прошипела Оксана, злым оскалом кобры, обернув голову, посмотрела на него недовольно
— Я сказал, что вам нужно в постель — грозно повторил Романов, держа Оксану за бедра обеими руками, быстро перехватился, схватил её за руку
— Там ваша истеричка запертая — уверяла его жалобным голосом Оксана, когда Романов тащил её за руку к выходу
— Андрей Михайлович я сейчас уложу спать Оксану Владимировну и вернусь — заверил Романов, тащил за руку Оксану к другой входной двери — Да спокойней вы успокойтесь, а то сейчас пощечину врежу
Угрозой поразительно жестокого голоса предупредил он, когда Оксана шипела, хотела вырваться из его хватки, вцепившись когтями обеих рук в его руку. Открывая дверь другой рукой перед Оксаной, он держа её за руку повиливающим жестом велел ей пойти первой в помещение винтообразной лестницы.
— Ага сейчас же я не вернусь к вашей потаскушке ай…. — возмущенным криком отстаивала Оксана свою позицию, пока не получила крепкого шлепка ладони Романова по бедру, от которого она громко взвизгнула, убедительность и сила жгучего удара, убедила её замолчать
— Вы будите спать в комнате моей жены! — пояснил Романов, держа Оксану за руку, стал подниматься вместе с ней по ступенькам лестницы наверх
— Я не буду спать с вашей женой — надув губы от обиды возразила Оксана, жадно потирая другой рукой бедро, по которому пришелся удар ладони Романова
— Боже упаси — уверял Романов, скорчив губы на лице в знак не согласия — Вы не с Изабеллой спать будите там, я приготовил для вас кое-кого другого
— И ни с кем другим тоже…..
— Послушайте сюда Оксана Владимировна! — схватив Оксану за волосы, запрокинув её голову, Романов прижал её к стене, вынуждая своей настойчивостью силой обратить на себя внимание
— Ай…. — испуганно вскрикнула Оксана, закрыв от испуга глаза, выставила согнутые руки в локоть, ощущая поверхностью ладоней нежность материала пиджака Романова
— Вы мне до ужаса сегодня надоели, поперек горла мне уже ваши выходки, в знак вашего прощения вы будите спать с тем, с кем я вам укажу, вам ясно?!
— Я не ваша дешевая шлюха, чтобы ложиться под того под кого вы мне укажите — набравшись смелости жалостно простонала испуганно Оксана, с закрытыми глазами, боясь посмотреть собственному страху в глаза
— Да успокойтесь вы — улыбнулся чертовски, привлекательной улыбкой Романов, при свете голубого блеклого освещения неоновых ламп в помещении винтовой лестницы — С Катериной вы будите спать сегодня вместе в одной постели, а там уж сами решайте
«Фу… а то я уже начала считать себя его шлюхой, хотя если он будет продолжать так улыбаться, в его объятиях я могла бы стать королевой», изнуренно вздохнула ртом Оксана, переступая с ноги на ногу на между ступенек нервно стукая каблуками красных туфель, продолжая стоять прижатой к стене.
— Только она вас не должна узнать — предупредил Романов, взяв Оксану за руку, продолжил вместе с ней подниматься по ступенькам
— Да она меня по голосу узнает — рассмеялась Оксана, шикарным изгибом отражая прелесть губ, когда они подошли к двери, что вела в гостиную Романовых, противоположно входу, которому вошла она в бильярдную — Что мне прикажите молчать
— Вам это и не придется — открывая дверь перед Оксаной, ответил легкой ухмылкой голоса Романов, пропуская её первой войти в гостиную
— Это так любезно с вашей стороны — расплылась Оксана в пьяной улыбке, переступая высокий порог открытой двери, вошла в гостиную, касаясь каблуками красных туфель мраморного пола
— И все-таки как вы собираетесь сделать, чтобы она меня не узнала?
Терзала Оксана себя любопытством, когда Романов, взял её под руку, проходя мимо рядами столиков с пьяными гостями, что вытворяли со своими дамами уже групповой секс. Двое мужчин, расположив молодую брюнетку в черной маскарадной маске спиной на столе. Один, из которых медленно ввел член в её рот, другой держась за бедра обнаженной брюнетки, ускоренным ритмом вводил член во влагалище стонах искушающей себя девице. За противоположным столиком мужчина старательно поверхностью собственного языка покрывал, изобилием слюны, прелесть влагалища таинственной блондинки, что в белой маске, сидя на столе, раздвинула ноги перед его лицом. Голые девицы танцевали в гостиной под тихое звучание мелодичной музыки dubstep, обихаживая своих кавалеров, скрывая истинность своих сексуальных намерений за маскарадной маской на лице. В воздухе завис дикий стойкий перегар безмерно выпитого большого количества спиртного гостями, даже врывающееся свежесть ночного воздуха, что проникала через открытые двери, не могла его полностью выбить из помещения гостиной. Сумрачная ночь погрузила во тьму всю это помещение, лишь яркий свет цветомузыки озарял бликами разных оттенков всё это помещение, показывая весь его разврат.
— Для этого я дам одну таблетку — вытаскивая из кармана пиджака полиэтиленовый пакетик, говорил Романов, когда они с Оксаной подошли к барной стойки, где на высоком стуле сидела Виктория — Она всё сделает за вас
— Что это?! — безразлично улыбаясь, спросила Оксана, ставя ноги крест, накрест подошла к темноволосой девушке в маске, что сидела повернутой к ней спиной
— Своего рода таблетка счастья — коварством улыбки блеснул Романов при падающем на его губы свете цветомузыки, обвивая нежно рукой бедра Оксаны
— Ах… Оксана — с чувством полной скуки или непонятного для Оксаны отчаяния вздохнула оставаясь одной рядом с барной стойкой Виктория — Как всё прошло у тебя с той рыжей сучкой, с которой ты удалилась?
— По-моему, ответ ты и так знаешь, если я стою здесь рядом с тобой — ответила Оксана, обольщаясь в улыбке роскошных алых губ, нежности руки Романова на своём бедре
— Можешь и не говорить — махнула пальцами согнутой руки в локоть, что опиралась ей на барную стойку — Сергей Викторович!
Удивилась, испугавшись, Виктория вскочила тут же со стула, стукая каблуками туфель по мраморному полу, пыталась из-за всех сил придать себе трезвый рассудительный вид.
— Расслабься Виктория — холодно убедил Романов девушку расслабиться, что едва стояла на ногах от выпитого количества крепкой силы алкоголя — Эй Ромео бокальчик вина для моих дам
Обвивая талию Виктории и Оксаны, прижимая их к себе, распорядился Романов, обращаясь к бармену, что строчил смс сообщения ерзая частым движением пальца по сенсору телефона.
— А что если я к вам начну приставать после того как приму эту таблетку? — поинтересовалась Оксана, была приятно удивлена пальцам Романова, что своей наглостью проникли за край её накидки касаясь ягодиц через кружевные трусики — И через сколько она подействует?
— Ну, чтобы не случилось, я позабочусь именно о том, чтобы это произошло в постели моей жены и именно только с Катериной — держась за кончик полиэтиленовой упаковки, что держала Оксана в своих руках, Романов немного потянул на себя, разрывая поперек её
— О… боже Сергей Викторович — ужаснулась Виктория, было видно, как злорадно улыбнулась она, скрывая подлый взгляд за маской на лице — Это случайно не то, что я думаю?
— В любом случае постарайтесь меньше говорить — предупредил Романов, злорадно улыбаясь, ответил блистательной ухмылкой на вопрос Виктории, позволяя алым губам Оксаны, медленно взять таблетку с его ладони — Катерина не должна вас узнать, иначе испортите всю утреннюю иронию
Взяв из рук Романова бокал наполненный вином, Оксана одним большим глотком запила таблетку, что предложил ей он. Сахарная прелесть вина будоражила рассудок, зажигая кровь в ритме бурлящей маскарадной ночи, отражая пьяными лазурно голубыми глазами, падающие блики света цветомузыки. Жадно облизывая губы, после того как оторвалась от полупустого бокала с вином, передавая его Романову, Оксана чувствовала легкую распущенность, которую как ей казалась поначалу можно было контролировать.
— Прошу Оксана Владимировна — взяв под руку Оксану, предложил Романов, когда она улыбалась ему прелестью алых пропитанных вином губ — Сегодня в постели моей жены с Катериной делайте все что захотите
— Вы ведь можете пожалеть об этом? — предупредила Виктория, крикнув вслед
— Развлеки лучше моих гостей — отдал распоряжение Романов, придерживая Оксану под руку, не позволял ей упасть посреди танцплощадки, направляясь вместе с ней к массивной лестнице
Рассудок стал постепенно покрываться пеленой, вызывая спутанность сознания, кровь бурлила диким ритмом, внутреннее чувство вызывало дикую жажду секса. С чувством необъяснимым для Оксаны поведением, она стала вилять бедрами, так изящно проходя мимо танцующих пар, двигаясь в тихий медленный ритм звучания dubstep. Дыхание становилось еще более учащенным, Оксана уже не могла контролировать нахлынувший на неё порыв сильного возбуждения, с которым пришлось бороться, противостоя собственному животному инстинкту совокупления. Легкость прохлады свежего воздуха, что Оксана вдыхала ртом, проходя мимо девушек расположившись на лестнице, мило общаясь со своими кавалерами, не давала ей впасть в пучину сексуального безрассудства. Не различая уже запахи, конкретные образы людей в маскарадных масках, Оксана была уже готова поддаться, эротическому искушению с Романовых прямо на ступеньках лестничного марша.

***
Длинный коридор, по которому шла Оксана под руку с Романовым, казался вечностью, наступая по красной ковровой дорожке, она жадно обсасывала указательный палец, что не вынимала из губ, как только поднялась на второй этаж. Багровое покрытие стен впитал в себя оттенки теней горящих ярким пламенем свеч в настенных подсвечниках, отражая жестами поразительного ритма их бурный танец страсти. В помещении этого коридора дико пахло перегаром безмерно выпитого алкоголя, потом людских тел, а так же необычайной красотой и прелестью запаха алых роз. Звуки прекрасной категории dubstep приятным звучанием доносились с гостиной первого этажа.
— Самое главное поменьше говорите — повторил своё требование Романов, остановившись с Оксаной рядом с большими дверями комнаты Изабеллы
— М…. Сергей Викторович — сморщив губки бантиком, полезла к нему Оксана, когда он открыл дверь комнаты своей жены — Ну зачем вы меня….
— Тише — приткнув указательным пальцем губы Оксаны, возразил Романов
В комнате Изабеллы царил необычайный порыв ночной свежести, легким касанием тормоша подобию парусу корабля на мачте, сквозняком открытой двери, зеленые шторы. Сереные обои в комнате придавались оттенкам страсти восковых свеч расставленных в высоких подсвечниках, вырисовывая на них поразительные изгибы дикой похоти. Вполне привычная свежесть лавандового масла пропитала атмосферу воздуха, играя гармоничную страсть с природным запахом растущего тополя за окнами на улице. Зеленые шелковые простыни на огромной постели Изабеллы были смяты в пучине необузданной страсти, словно волны в океане, окутанные штормом. На полу комнаты были разлиты частички капель алой прелести вина, излучая свой сахарный неповторимый искушающей силы запах. Спинку коричневого кожаного кресла украшала прелесть фиолетового платья, по всей видимости, снято Катериной по просьбе Изабеллы. Изабелла Романова была в обворожительном по красоте ядовито-зелёном длинном вечернем платье, отражающим сексуальность и пикантность её тела, вырисовывая сё пленительные изгибы. Катерина сидела в одном тока фиолетовом нижнем кружевном белье, свесив унылый пьяный взгляд она, поджав под себя ноги, положила руки к себе на колени.
— Белла я тебе говорю, я должна забрать ребенка Оксанки, у её Кости — уверяла Катерина, сидя на кровати, с Изабеллой поджав под себя ноги
— Никуда её ребенок не денется — заверила Изабелла, проводя кончиками пальцев по пышным угольным волосам Катерины, дотронулась она кончиками пальцев до её фиолетового бюстгальтера
— Да и куда спешить — говорил Романов, пропуская Оксану первой войти в комнату обвивая её бедра, прижал к себе спиной, не позволяя никуда больше идти — К тому же смотри, какую царицу я тебе отыскал на маскараде, она заменит тебе на сегодня Оксану Владимировну
— Романов ты что совсем уже — вспылила Катерина, желая вырваться из объятий Изабеллы сидя на кровати — Я не буду спать с твоими шлюхами — блеклым взглядом она посмотрела на Оксану, что находилась в объятиях Романова
— Ой, да брось — рассмеялась железным сексуальным смехом Изабелла, состроив выразительный изгиб багровых цвету губ — Никто об этом даже и не узнает, тем более ты же ведь не можешь все время только ведь с Оксаной
— Ты не понимаешь — обвивая ладонями лицо Изабеллы, сидя на коленях в кровати, уверяла Катерина — Оксанка моя девушка, у нас любовь, я не могу просто так взять и предать её с какой-то пьяной шлюхой
— Ха….. — рассмеялась Оксана пьяным звонким смехом, обернувшись лицом к Романову, положила руки к нему на плечи
— Сейчас импровизируйте Оксана Владимировна, мы с вами её разыграем, но только это она должна узнать завтра утром — делая вид, что целует Оксану в щеку, поразительной лаской шепота говорил ей под ухо Романов
— И с кем из этих голубушек я должна посветить остаток ночи? — спросила Оксана, повернувшись снова к Романову указывая пальцем то на Изабеллу, то на Катерину
— С кем я скажу с тем ты и переспишь шлюха — разыгрывал специально драму Романов шлепнув Оксану по бедрам через её багровую накидку, так что в момент этого шлепка она раскрыла шикарным изгибом алую прелесть губ — Пошла давай
— Где ты нашел эту…. — побоялась Катерина грубо выразиться, указывая обиженным пьяным взглядом на Оксану, совершенно её не узнавая
— Стой!
Специально Романов обращался с Оксаной как с дешевой девицей, отдернув её снова за руку, так что она чуть не упала, едва удержалась на ногах.
— Сейчас тебя будут здесь трахать, а ты выполнишь всё то, что они будут требовать — строя комедию, перед женщинами, сидевшими на кровати, достаточно выразительно говорил Романов под ухо Оксане, вцепившись пальцами в её накидку
— Ах…. — чувствительно нежно вздохнула Оксана, держа алую прелесть губ раскрытой, когда Романов снял с её головы капюшон, обнажая прелесть золотистых волнистых волос
— Посмотри у неё даже волосы как у твоей Оксаны — уверяла Изабелла, настойчиво освобождая хрупкие плечи Катерины из-под покрова белой блузки — Мой муж для тебя старался, лишь бы ты осталась сегодня у нас
— Мне нужно к Оксанке забрать ребенка для неё — не имея сил, пыталась одеться Катерина, сидя в кровати на коленях, когда Изабелла с легкостью скинула с неё белую блузку, швыряя на пол, рядом с кроватью — Вы не понимаете, она меня ждет
— О… мы, всё понимаем — снова пускала обольстительность собственного голоса Изабелла — А ну подведи сюда свою шлюху дорогой, где ты её тока достал?
— Смотри любовь моя — разорвав грубой силой, бантик накидки на Оксане он придал её тело на обозрение женщинам брюнеткам, что сидели на кровати — Уф…. как хороша и горяча она нам и заменит нашу Оксану Владимировну
— Какая грудь
Подтолкнул Романов немного Оксану к своей жене, позволяя её выставленным рукам обвить сочную обнаженную грудь, скидывая полностью накидку на пол в метре от кровати. Хвалила Изабелла грудь Оксаны, обвивая её приятной нежностью ладоней придавая розовые соски поразительной силе тепла. Оксана, изнемогая в такой насильственной ласке, чуть запрокинула голову на плечо к Романову, раскрывая алую красоту губ, издала легкой насыщенностью эротический стон. Выставленные когти Изабеллы легкостью трения царапали бархатистую кожу груди Оксаны, доставляя при этом сокрушительной силы сказочное сексуальное удовольствие.
— Смотри Катерина — продолжал уговаривать Романов — Эта дешевая потаскуха в маске ничуть не хуже твоей Оксаны Владимировны так может, возьмешь, прям тут её
— Я не буду изменять Оксанке — уверяла твердостью голоса Катерина, скриви губы в пьяном отвращении не могла смотреть на Оксану перед собой, совершенно её не узнавая за маской на лице — Тем более с какой-то дешевой шлюхой
— Дорогая давай оставим — предложил Романов — Пускай девушки привыкнут друг к другу
— Иди сюда — схватила Изабелла за волосы Оксану, наклоняя её лицо, к себе обращаясь, словно с какой-то девицей из низших слоев общества — Не бойся, забирайся на мою кровать сегодня я впервые разрешу дешевой шлюхи, что подцепил мой муж совратиться тут с девушкой выше твоего жалкого подобия
— Давай пошла — шлепнул Романов по оголенным бедрам Оксану, ладонью руки, от чего на коже появился легкий отпечаток следа, пятерни мужских пальцев, а сама она испытала от этого поразительное сексуальное удовольствие — Эта пьяная шлюха с легкостью заменит тебе нашу Оксану Владимировну
— Я так не думаю…. — выражая неприязнь, сморщила губы Катерина, вцепившись, выражая протест когтями в шелковую зеленую простынь под собой — И вообще с каких это пор вы оба стали подкладывать меня под шлюх?
— Дорогая Катерина мы все понимаем — лживо изображая иронию, держа Оксану за волосы, стояла рядом с кроватью, не давая ей даже притронуться к Катерине, когда каждая клеточка на теле желала отдаться этой брюнетке — Как тебе сейчас тяжело, твой дядя достаточно хороший человек, но рак в последней стадии у него нет шансов
— Это не тебе решать — с чувством отвращения Катерина смотрела на Оксану, никак не могла её узнать из-за маскарадной маске на лице
— Дорогой ты ведь не будешь против — обратилась Изабелла к своему мужу, что подошел к комоду справа, от кровати наливая из графина в рядом стоящий пустой бокал вино — Если я составлю им компанию, похоже, Катерина у нас настолько предана, что не за что не перешагнёт порог верности
— Только вот эту белокурую шлюшку не трогать — заверил Ромнов, наполняя пустой бокал вином с графина — Катерина вся твоя, её нет…..
— Это почему еще так…. — удивилась, сильно возмутившись, Катерина, Изабелла отпустила волосы Оксаны, падая на кровати уткнувшись лицом в грудь сероглазой брюнетки
— Потому — изображая иронию, говорил Романов, отпивая вино с бокала, что держал в руках
— Тогда Изабелла должна уйти — поставила суровый ультиматум Катерина, отодвигая Оксану от своей груди с чувством отвращения
— Я все равно собиралась так или иначе уйти — согласилась Изабелла, слезая с кровати, касаясь каблуками зеленых туфель удачно подобранных к цвету платья, паркета комнаты, направилась к открытой балконной стеклянной двери — Не буду портить вам ночь
— Меня ждет деловой разговор с Молотовым — оторвавшись от бокала с вином, говорил Романов, поставил он полупустой бокал с вином на комод
— А я проверю как там гости в гостиной — шикарной прелестью изумительных эластичностью бедер прошла Изабелла по комнате, касаясь металлической блестящей ручки балконной двери, закрывая плотно её, повернув засов
— Напились и попадали — рассмеялся Романов, когда подошел к Изабелле, взяв жену под руку, направился вместе с ней к входной двери в комнату
— Что ты так на меня смотришь? — возмущалась Катерина в полумраке комнаты, дождавшись пока дверь комнаты, закроется за Романовыми, с презрением смотрела на Оксану, что сидела рядом с ней на коленях в кровати
Тело Катерины так прекрасно смотрелось на фоне сиреневых стен, когда по ним бегло бегали тенистые оттенки горящей ярким пламенем восковой свечи в высоких подсвечниках, расставленных по периметру рядом с кроватью. Оксана не выдержала стол сильного соблазна, когда смотрела в её серо-голубые глаза, сама обвивая тело Катерины обеими руками, вцепилась когтями в застежку её бюстгальтера. Голова кружилась в водовороте эротического предвкушения, находясь в полной бессознательности, Оксана поразительно медленно и ласково прислоняясь щекой к щеке Катерины, тяжелым жарким дыханием сладкого перегара дышала ей под ухо.
— Послушай — схватившись за кисти рук Оксаны, уверяла Катерина, жалким подобием голоса посмотрев в её пьяные глаза, цвет которых скрывался в сумраке мрака в комнате — Мы не обязаны это делать — не давала она снять с себя бюстгальтер, когда его лямки уже висели на предплечье
— Но я хочу — настойчиво твердила Оксана тяжелым до неузнаваемости голосом, продолжая держаться за лямки бюстгальтера
— Ты мне противна — отвернула Катерина губы от Оксаны, не давая ей себя поцеловать
Желая сильно слиться с Катериной губами, Оксана не удержалась за её плечи, когда буйная пьяная брюнетка силой толкнула её на мягкие бамбуковые зеленые подушки. Рухнув спиной на подушки, успев схватиться за руку Катерины, Оксана потянула ей на себя силой настойчивости. Разводя ноги согнутые в колени, Оксана слилась с Катериной в единой страсти поцелуя, когда пьяная брюнетка сильно этому упорствовала. Жаркой страстью поцелуя алых губ, Оксана покрывала сомкнутые вместе трубочкой губы Катерины, когда она с глухим стоном пыталась этому противостоять. Перевернувшись снизу наверх, Оксана повалила Катерину спиной на подушки, вцепившись уже в её кисти рук, прижимала их к подушке, расположилась на четвереньках над её телом, с тяжелым от возбуждения дыханием в груди.
— Уйди от меня потаскуха
Грязно и оскорбительно выругалась Катерина, яростно продолжая смотреть на Оксану, зависшую над её телом, медленно прижимающуюся вновь к её телу.
— Нет-нет я не хочу…. — жалобно стонала Катерина, до того как Оксана настойчиво засунула свой высунутый язык в её рот, облизывая им поверхность языка брюнетки
Проводя языком по поверхности языка Катерины, ощущая всю прелесть и гармоничность вкуса её слюны вперемешку с вином, Оксана губами завершала этот жест, собирая ту часть влаги, что не собрала языком, нежно причмокивая губами в её губы. Медленно ведя по телу поразительной теплотой рук, Оксана опускалась к фиолетовым трусикам к угомонившейся брюнетке, что сама, сильно возбудившись, скинула с себя расстегнутый бюстгальтер на соседнюю подушку. Покидая обитель сладких губ Катерины, Оксана стала жаркими поцелуями покрывать её обнаженную грудь, медленно оттягивая губами твердый розовый сосок. Вцепившись когтями в фиолетовые кружевные трусики Катерины, отрываясь от пленительной груди, Оксана сама с дикой страстью грубо сняла трусики, с брюнетки заставляя при этом издать мучительный сексуальный стон раскрыв при этом алую сладкую прелесть губ.
— У меня ведь есть девушка — уверяла Катерина, держа ноги раздвинутыми согнутыми в коленях перед Оксаной, когда она в этот момент положила трусики, снятые с прозорливой брюнеткой рядом с собой — Ты что так возьмешь нагло и по-свински обесчестишь нашу с ней любовь?!!
Силы были на износ, вынуждая Оксану выгнуть спину, обвивая рукой бедро раздвинутых ног Катерины, прижаться щекой к её лобку. Положив одну руку на живот к брюнетке, другой рукой Оксана задорно, что обвивала ногу брюнетки, улыбаясь шикарной красотой алых губ, прислонилась кончиками пальцев к лобку Катерины. Аккуратно пальцами Оксана развела половые губы Катерины, держа другую руку у неё на животе, начала жадно целовать губами её влагалище, легкостью касания пропитанного холодом слюны касаясь языком клитора возбужденной ноющей в стонах брюнетки. Ведя себя под сильным возбужденным кайфом, из-за таблетки Романова, Оксана подобию дикого зверя вцепилась губами то в клитор Катерины, то в её влагалище легкостью и нежностью оттягивала губами.
— Ах…. — простонала Катерина, как только Оксана прислонила приятные подушечки пальцев к её возбужденным мокрым половым стенкам влагалища, еще даже не пытаясь в него проникнуть
— М…. — голодной жадностью Оксана, обсасывая клитор Катерины, медленно ввела два пальца в её влагалище, принуждая изнывать в стонах сероглазую брюнетку
Изгибая спину, поднимая грудь к верху, Катерина извивалась на мягких подушках Изабеллы в её постели, как только Оксана ввела полностью на всю длину два пальца в её влагалище. Искушенная страстью брюнетка, обхватив собственную грудь руками, сжимала её пальцами, стараясь запрокинуть голову, извивалась в кровати подобию стихии волн в океане. Немного прикусывая мокрый клитор Катерины зубками, Оксана держала полностью введенные два пальца в её влагалище. Изнывая в громких стонах, Катерина тут же изогнула спину, выставив грудь к верху, изливая весь пережитый оргазм на пальцы Оксаны.
— Ммм…. — урчала озабоченной кошкой Катерина, сжимая пальцами собственную грудь
— Хм…. — облизывая губы женской влагой пропитанные губы, мурлыкала Оксана, медленно вытаскивая пальцы из влагалища Катерины
— Ты обесчестила меня — набравшись наглости, призналась Катерина, садясь в кровати — И смею заверить, если моя девушка об этом не узнает, мне очень понравилось
— Я рада за тебя — тяжестью уставшего голоса ответила с нотками безразличия Оксана, выражая необузданность, проползла по кровати на четвереньках, рядом с Катериной
— Я бы хотела — прикусывая губу выражая скрытый румянец на щечках перед Оксаной, что отразился при падающем свете ярко горящих восковых свеч в комнате — Если ты не возражаешь
— М…. — падая лицом в подушку, Оксана тут же лишившись последнего остатка сил засопела, жадно облизывая губы, обольщаясь прелестью остатка вкуса на них, после влагалища Катерины
— Эй ты чего — коснулась Катерина обеими руками спины Оксаны, когда она уснула на кровати рядом с ней — Вот черт! — выругалась в тишину комнаты Катерина
Оттенки пламени разгуливали по стенам неконтролируемым потоком сжигаемой энергии, вырисовывая узоры страстью тени на покрытии стен. Приятных запах их при сгорании восках выделял, в атмосферу воздуха комнаты, аромат дикой розы, пленительная сила которого усыпляла с каждым вздохом всё сильнее и сильнее. Катерина, проявляя заботу, накрыла спину Оксаны толстым бамбуковым зеленым одеялом, сама легла скромно рядом. Словно из-за холода, прозорливая брюнетка забралась под одеяло, устроившись рядом с Оксаной. Этого показалось ей мало, после чего она позволила себе наглость обвить плечи спящей Оксаны, пробираясь пальцами в постели окутала тисками любви её сочную грудь. Сгорая в тишине комнате от сильного возбуждения, Катерина не могла остановиться, повернула тело Оксаны к себе спиной, сковывая оковами нежности пальцев её грудь через некоторое время сладко засопела ей под ухо, обвораживая прелестью сладкого жгучего перегара.



Яркий свет утренних лучей восходящего солнца устремился в комнату, озаряя её, вынуждая Оксану прищурить глаза. В самой комнате скопилась душная атмосфера, пропитанная стойкостью перегара, потом женских тел, парфюмом угасшей прелести фиалки, а так же неудержимой силой лавандового масла. За большими пластиковыми окнами колебался тихим колебанием могучий тополь, вырисовывая тенистые оттенки на полу паркета. Свечи, что горели ночью в подсвечниках, угасли, с приходом солнечного рассвета, оставляя поразительно вкусный аромат роз в атмосфере комнаты. Оставаясь лежать в собравшейся буграми простыни, прошедшей ночью бурной страстью любви, Оксана услышала подозрительные женское всхлипывание. Изнывая прелестью урчания кошки, Оксана, лежа на животе, потянулась в постели, вытянув руки, медленно открывая глаза, заметила Катерину, что сидела в кресле, протирая белым шелковым платком лицо.
Брюнетка была одета в черную короткую юбку, поверх которой была навыпуск шелковая белая блузка, верхние пуговицы, ворота которой были расстегнуты, обнажая v-образным декольте шикарную прелесть груди. Вырез с боков юбки отразил всю пикантность бедер Катерины, когда она сидела в кресле, повернувшись к окну, лучи которого яркостью свечения проникали в комнату, положив ногу на ногу, в гордом самолюбии протирала влагу с глаз. Изящность поразительно стройных ног завершали черные туфли на высоком каблуке, которыми она едва коснулась пола, поджимая потом тут же их под себя.
— Ты вчера воспользовалась мной — жалостью жалкого подобия голоса, выразила Катерина душевную боль, протирая шелковым платком влагу с глаз
— Только не говори, что тебе не понравилось — возмутилась с чувством ужасной головной болью Оксана, опираясь руками на кровать, выгнула спину, ощутила маску на своём лице
— Не волнуйся я её не снимала — ответила Катерина, на вопрос Оксаны, когда она просто ухмыльнулась, почувствовав её на своё лице — Я до сих пор не знаю кто ты, что толку смотреть на лицо которое я могу и не узнать
— Да действительно
Положила руку на лоб, что мучал жуткой болью, свесила Оксана ноги с кровати, касаясь каблуками красных туфель пола комнаты. Голова словно раскалывалась, во рту была ужасающая сухость, тело ныло изнемогающей болью, синдромом сильного похмелья. Комната продолжала немного кружиться, оценивая своё самочувствие, обратила Оксана внимание, что кружевные трусики, остались не тронутыми
— Что толку — согласилась с этим утверждением Оксана, выгнув спину, выставив грудь вперед, встала с кровати
— Мне уже пора на работу — заверила Катерина
— Что тогда не идешь? — поинтересовалась Оксана, продолжая говорить тяжелым голосом, страдающим похмельем голосом
— Хочу сначала снять с тебя маску и посмотреть в твои глаза — выражая иронию ранимой девушки, говорила Катерина — Ты вчера взяла меня силой, против моей воли
— Забудь — холодно ответила Оксана, проследовав к открытой двери ванной комнаты
— Нет! — вскочила с кресла Катерина, твердостью голоса выражая протест
— Да какая тебе разница — обернув голову Оксана заметила, как звонко стукая каблуками Катерина приближается к ней
— Мне, есть разница, поверь! — уверяла Катерина, подходя к Оксане со спины
— А мне нет — присаживаясь, наоборот, на белый стул с мягкой спинкой, прижалась к нему своей обнаженной грудью, чувствую бархатистостью розовых сосков её нежный ласкающий кожу материал — Просто забудь и всё — произнесла Оксана более мягким голосом, выдавая себя
— Твой голос! — обратила Катерина подозрительное внимание, обходя стул, встала перед лицом Оксаны — Я его где-то уже слышала
«Ну всё теперь пиздец!», прикусывая краешек губы, Оксана почувствовала пальцы Катерины, что вцепились в черную маскарадную маску на её лице.
— Оксанка! — выронив маску из рук, с ужасом вскрикнула Катерина
— А ты кого-то другого ожидала увидеть — ухмыльнулась Оксана пьяной кривой улыбкой
— Так всё это время это была ты?
— Романов решил разыграть тебя — пояснила Оксана, сгорая от стыда, почувствовала как золотистая прядь волос скрывала её глаз
— Но зачем? — возмутилась Катерина, сжимая пальцами, белый платок швырнула его на пол, развернувшись в полете, белая материя плавно упала на пол, коснувшись краем легкостью касания носа красных туфель Оксаны — Что он хотел этим добиться?
— Не знаю — пожав плечи, ответила Оксана, улыбаясь в ответ застенчивой улыбкой
— Значит, ты все это время водила меня за нос? — встав за спиной у Оксаны, возмущенно спросила Катерина, касаясь нежностью обворожительных теплотой пальцев её оголенных плеч
— Ну, прости, прости — искренне извинялась Оксана, обернув чуть назад сгорающий от стыда взгляд
— Зачем Оксанка?! — отражая блеском ярких лучей влагу слез на глазах Катерины, твердостью обидой выраженного голоса спросила она
Дверь комнаты плавно открылась, издавая механической щелчок нажатой ручки, после чего на пороге открытой двери оказалась Виктория с красным коротким платьем в руках, белой сумочкой и жужжащим телефоном Оксаны в руках. Темноволосая девица, цвет волос которой уже имел блеклый оттенок каштана, когда раньше он напоминал уголь, стал постепенно терять глубину сказочного цвета. Длинное красное платье облегало стройный силуэт тело этой девушки, с прекрасным декольте, позволяющим носить его без оков стягивающего бюстгальтера. Вырез промеж ног, открывал красоту изощренности стройных ног девушки, придающие страсть черные капроновые чулки, выражали в ней особую сексуальность. Розовый оттенок её губ, отражал падающие блики яркого цвета всходящего за окном солнечного цвета.
— Я наверно не вовремя — смутилась Виктория, всё равно перешагивая высокий порог открытой двери — Но твой телефон Оксана, короче это с больницы
— Пошла вон отсюда!!! — рявкнула на неё в порыве гнев Катерина, стоя рядом с Оксаной обернула звериный злой оскал, посмотрела с неприязнью на переступившую порог Виктории
— Входи не бойся — предложила Оксана, игнорируя заявление Катерины — Катерина там ведь все-таки твой дядя и мне нужно ответить вдруг там что-то серьезное
— Я могу зайти чуть попозже — испугавшись злобу на лице Катерины, девушка держа вещи Оксаны в руках, боялась дальше сделать шаг, так и стояла рядом с проходом открытых дверей комнаты
— Да зайди потом! — громким голосом словно приказывала Катерина
— Нет! — громким криком снова убедила девушку сделать шаг — Заходи мы уже закончили — заверила она, вставая со стула выгнув сексуальным изгибом спину
— Я останусь здесь и хочу сама послушать как там дядя — убедительностью голоса изъявила своё желание Катерина, взяв из рук Виктории жужжащий телефон Оксаны, передала ей в руку
Верхние ноты бергамот розмарин и лаванда сказочного сочетания парфюма «EnglishLavenderYardley» почувствовала Оксана, как только Виктория прошла за спиной у Оксаны, положив аккуратно её платье, белую сумочку. Базовым, слияние такой прелести запаха служили мускус и дубовый мох, а завораживающей стихией страсти, послужили гармония, вкусившая в себя аромат белого кедра в синхронном танце дикой похоти с геранью. Столь сильная энергия этого парфюма, больше в себя впитала лаванда, распространяя этот изысканный запах в атмосферу комнаты.
— Катерина ты ведь не против если я отвечу — обратилась Оксана, повернув легким похотливым взглядом голову в сторону Катерины, стоя спиной к ней — Да я слушаю — ответила она проводя большим пальцем по сенсорному дисплею
— Оксана Владимировна ну наконец-то — изнуренно вздохнула Валентина, судя по её голосу, Оксана поняла, что она сильно устала
— Это Оксана?! — удивилась Вероника, голос которой был ясно слышан на заднем фоне — Включи на громкую я хочу с ней серьезно поговорить
— Моя кудрявая прелесть сгорает от нетерпения со мной поговорить? — ухмыльнулась Оксана шикарной распущенной улыбкой, медленно направляясь к кровати, ставя ноги крест, накрест
— Оксаночка — нежный голос Марины Викторовны подключившейся к разговору, несколько настораживал — Очень рада, что до тебя как-то удалось дозвониться
— Я тоже безусловна рада этому Марина Викторовна — состроив лживую ухмылку, согласилась Оксана, присаживаясь на кровать, выставила шикарную прелесть ягодиц, глубоко вздохнула ртом, ощущая скопившийся за ночь душный воздух в комнате — Виктория дорогая, ты не откроешь ли балконную дверь
— С удовольствием — скривив розовую прелесть губ, согласилась девушку, вильнув изящной красотой бедер перед Оксаной, направилась в сторону балконной стеклянной двери
— Что показало исследование МРТ?! — спросила тут же Оксана, не желая слушать пустые бредни своей команды
— Ты что у Романовых?! — возмутилась Вероника, упрек которой Оксана пропустила мимо ушей
— Может лучше с анализа крови — предложил Ларионов, после чего Оксана услышала по громкой связи как открылась дверь её рабочего кабинета в больнице
— Может лучше с МРТ?! — повторила Оксана свою просьбу, включив легким касанием большого пальца телефон громкую связь, держа его в руке, направилась вместе с ним в ванную
Проделанное МРТ показало на фоне выраженного атрофического процесса, расширение конвекситального пространства, имеется очаг, в основной части правого полушария. В правой теменной доле без отека и масс-эффекта, а вот такой же округлый очаг, хорошо отграниченный, экстрацеребрально, латеральнее правого зрительного нерва.
— Два очага теперь — ухмыльнулась Оксана шикарной улыбкой безупречно алых губ, виляя эластичной прелестью бедер подобию королевской кобры, под шум текущей воды в ванну, снимала с себя красные кружевные трусики — Странно, опухоль то появляется, то исчезает
— Вы так говорите Оксана Владимировна, как будто уже видели снимки МРТ прошлых обследований Королёва — усомнилась по тону голосу Валентина
— Тихонов переслал мне результаты всех его исследований до нас
Оставляя трусики лежать на полу зеленой кафельной плитки, Оксана, скинув красные туфли с ног, присев на край прохладной ванны. Медленно вцепившись в резинку черных чулок, Оксана соблазнительными неровностями и завораживающей силой трения скользила ими, снимая их с ног, бросая на пол ванны. Освободившись от покрова нижней одежды, Оксана, сгибая ногу эластичным изгибом ягодиц, перешагивая через невысокий борт, забралась в покрытую сугробами густой пены ванну, выполненную целиком из нефрита.
— Там вначале тоже было многоочаговое поражение головного мозга мелкими опухолями, потом их было две, через какое-то время она стала со временем одна, а сейчас их опять две
— Да и к тому же забыла для тебя пояснить, у Королёва наблюдается незначительный подъем температуры 37,7 — рассказывала Валентина, когда Оксана, утопая в нежности, теплой воды, обнаженным телом в ванне покрытой пышным покровом пены
— Чего вполне может и объяснять рак! — вынесла гордо своё предположение Марина Викторовна
— Я тоже поддерживаю Марину Викторовну — говорил Ларионов уверенной интонацией голоса
— С чего такое твердое заявление Валерий Николаевич? — удивилась Оксана, заметив вошедшую ванную комнату в открытую дверь Катерину — Почему у вас у всех такое предположение, что это именно рак головного мозга в последней стадии
— Резкое исхудание, наблюдается в его внешнем виде — уверял Ларионов, доказывая усердно свою точку зрения — Повышенная утомляемость, объясняется его нежеланием двигаться
— Значительное ослабление иммунных сил организма, анемия, может необоснованно повышаться температура тела — продолжила перечислять ветку бессмысленных симптомов Марина Викторовна
— Хорошо, а чем вы объясните локализацию опухолей и образование их? — ухмыльнулась Оксана, пытаясь твёрдо противостоять весомым доводом при раке головного мозга
Новообразование при разрастании производит давление на некоторые участки мозга, отвечающие за определенные функции в организме, это зависит от конкретной локализации опухоли по отношению к головному мозгу
Последнее утверждение Марины Викторовны перечеркнуло всё, Катерина, что держала стоя рядом с ванной с бокалом апельсинового сока с наворачивающимися слезами на глазах. выронила его из рук. В свободном плавном падении бокал упал на пол кафельной плитки, раскалываясь на несколько крупных и мелких составляющих проливая всё его оранжевое содержимое. Капли стекающей оранжевой прелести пропитали лежащие на полу красные кружевные трусики и черные чулки Оксаны, насыщая воздух в ванной комнате стойкостью концентрированного апельсинового запаха. Частички апельсиновой прелести, покрыли поверхность красных туфель Оксаны, плавностью завораживающего потеков стекания, сползали на кафель плитки пола. На стенах, покрытие которых служила зеленая кафельная плитка, образовались крупные потёки апельсиновых капель, устремляясь сахарной вязкостью дорожку к полу, оставляя за собой вкусно пахнувшей запаха стойки этого спелого свежевыжатого фрукта.
— Нет! — вскрикнула Оксана, выронив мочалку из рук, что упала в ванну, расплескав на лицо капли воды и сгустки пышной пены — Катерина стой, ты не так всё поняла!!! — прокричала она вслед выбежавшей из ванной комнате Катерине
— Оксана хватит упорствовать — успокоила Вероника — Стоит признать это рак головного мозга в последней стадии, какие-то радикальные методы здесь мало чем помогут
— Рак головного мозга — пояснила Валентина — В последней стадии все равно, что приговор
— Оксаночка признай, что ты потерпела неудачу и взяла дело, которое и без тебя давно вынесли Королёву вердикт — уговаривала Марина Викторовна признать собственное поражение Оксаны
— В проведенном Журавлёвым анализе ликвора не было обнаружено метастаз — упорствовала Оксана, не желая смириться с этой точкой мнения
— Стоит взять ликвор на анализы — предложила Валентина, вступая на сторону Оксаны
— Гражданка Львова — упрекнул Ларионов, сильно этому удивившись — Вы поддерживаете Оксану Владимирову?!
— Метастазы в ликворе докажут то что это рак — вставая на сторону Оксаны
— А что если доброкачественная опухоль в последней стадии? — предположила Марина Викторовна
— Тогда она непременно даст о себе знать — не соглашаясь с такой теорией, Оксана взяла мочалку в руку — Метастазы должны быть, опухоль в последней стадии, хоть что-нибудь
— По-моему мы просто теряем время — уверяла Вероника — Предлагаю направиться в приемный покой и взять нам интересный случай
— Пока еще я тут начальник! — твердостью убедительного голоса заявила Оксана, сжимая пальцами мочалку, что держала в руке, выжимая из неё капли теплой воды и сгустки пены на сочную грудь, розовые соски которой были покрыты сугробами пышной пены — И я решаю что делать
— Как скажешь — уныло согласилась Вероника с таким утверждением — Что прикажешь делать?
— Что показал анализ крови Королёва, который вы должны были провести еще вчера?! — спросила Оксана, покрывая остатками пены стекающей сгустками с мочалки, пышную грудь
— Анализ крови — начала перечислять Валентина — Эритроциты 4,72 млн, Hb 132г/л, лейкоциты 8800 , что указывает на маловероятную инфекцию — вынесла она предположение потом
— Лейкоцитов, судя по всему должно быть чуть больше — усомнилась Оксана, скривив мокрые покрытие каплями алые губы в кривой ухмылке — Значит, иммунная система уже ослаблена
— Что опять же сводится…..
— Я знаю, Марина Викторовна! — не давая ей выговориться, быстро ответила Оксана — Для рака здесь есть несколько нестыковок
— Вот именно Оксана Владимировна — возразил Ларионов — Для рака в последней стадии тут идеальная картина, да и температура не слишком большая
— На какой стадии у него неврологические проблемы? — поинтересовалась Оксана, вставая в пышной покрытой сугробами густой пены ванне на четвереньках
— У него уже заметны проблемы с памятью, нервная раздражительность усилилась — рассказывала Валентина, перечисляя некоторые неврологические проблемы — И вчера случился еще один эпилептический припадок
— Что послужило этому?! — положив мокрую мочалку на край ванны, спросила Оксана, стоя в ней на четвереньках
— Ничем не объяснимый психоз — пояснила Валентина — Он хотел вырваться из-под наших ремней, что мы привязали его к кровати, после чего последовал сразу же приступ и пена из-за рта
— Хм…. — скривила губы Оксана, обращая внимание, как на пороге открытой двери ванной комнаты стояла Виктория с ужасом смотрела то на пол ванной комнаты, то на её кафельные стены
— Оксана что здесь произошло? — в полном удивлении раскрыв полностью голубизну глаз спросила Виктория, так и оставаясь стоять в проходе открытой двери
— Я вам потом перезвоню — заверила Оксана, оставаясь стоять в ванной в той же позе
— Оксана стой подожди! — возразила Вероника — Ты сегодня будешь в больнице?!
— Безусловно — ухмыльнулась Оксана хитрой ухмылкой, обольщаясь густой пене, что ласкала обвораживающим касанием её розовые соски сочной груди — Мне нужна консультация нашего местного невролога
— Зачем тебе консультация? — удивилась Марина Викторовна
— Хочу сделать КТ головного мозга? — ответила Оксана, пристально наблюдая, как Виктория вошла в ванную комнату
— Катерина что разбила тут сок, что тебе принесла? — задала волнующий вопрос Виктория
— Оксана Владимировна я конечно дико извиняюсь — говорил Ларионов весьма внушающим доверия голосом — Ну вы что настолько отменный невролог, что сможете провести катетер прямо в сосуды головного мозга?
— Вот для этого мне и нужен невролог
Объяснила Оксана, согнув руку в локоть, достала её из воды, касаясь коготком указательного пальца сенсора экрана сотового телефона, прерывая телефонный звонок.
— Виктория ты что-то хотела? — обольщаясь тому, как промеж половых мокрых губ Оксаны стекал смачный сгусток пены, она раскрыла рот, ощущая растянутыми стенками, как он завис
— Что с тобой? — удивилась Виктория еще больше, заметив как Оксана, раскрыв алую прелесть губ, закрыв глаза не могла проронить ни слова
Поразительная сила пенистого сгустка, собравшейся в ванне пены, скатываясь плавно между ягодиц Оксаны, обволакивая нежностью касания анус. Плавностью скольжения, начала опускаться ниже, промеж возбужденных половых губ влагалища Оксаны. Раскрыв алую. Прелесть мокрых губ, Оксана почувствовала, как пенистый сгусток затормозил, между возбужденных половых губ, достаточно медленно заползая внутрь.
— О…. боже ты уже и в ванной оргазм ловишь — рассмеялась Виктория, наблюдая за реакцией Оксаны, встала у неё за спиной
— М…. — изнемогающей кошкой, простонала Оксана, когда легонько ладошкой Виктория зачерпнула воды и вылила её промеж ягодиц, смывая заползающий сгусток пены во влагалище
— Катерина там устроила бардак — пояснила Виктория, сказочной нежностью тепла руки положила её на выставленные ягодицы Оксаны — Тебе стоит спуститься и угомонить может свою подругу
— А что она такого сделала? — с чувством безразличия интересовалась Оксана, вставая в ванне, притягивающим изгибом выгнула спину, вызывая возбуждение легких волн воды в ванне
Покров сотен мельчайших капель воды и сгустков пены, стал стекать по телу Оксаны, повинуясь сочным изгибам её тела. Плавностью скольжения мельчайшие частики пены в гармоничном слиянии с водой оставляли на коже у Оксаны осадок сахарного вязкого следа. Доносившаяся легкая прохлада из открытой двери ванной комнаты, чарующей лаской морозила мокрое тело Оксаны, когда она встала в ней полностью. Леденящим касание, от чего Оксана застонала, раскрыв эротическим изгибом губы, касались мокрые волосы тела, покрывая плотным слоем водопада волосяного покрывая её плечи и спину.
— Толкнула одну выходившую девушку из комнаты — пояснила Виктория, тут же протянула для Оксаны, развернутое махровое красное полотенце, держась обеими руками за его кончики
— Спасибо Виктория — поблагодарила Оксана, перешагивая через борт ванной, позволила это девушке обвернуть мокрое стекающее потеками влаги тело, махровым теплым полотенцем
— Ты бы поговорила бы с ней! — уверяла Виктория, подходя к вешалке, стукая каблуками красных туфель, по залитому соком кафельному полу ванной, взяла оттуда белое махровое полотенце
— Хм… и что я ей скажу? — ухмыльнулась Оксана кривой улыбкой, чувствуя легкую слабость в теле, с большим трудом обошла лужу разлитого апельсинового сока
— Ну не знаю, угомони её, пока это не сделала Романов — уговаривала Виктория, выбегая следом за Оксаной из ванной комнаты
Утонченность холода летнего деревенского утра врывалась через открытую балконную дверь, завораживая, тело О4ксаны, после ванны, нежностью объятий холода. Ставя ноги крест накрест, Оксана шикарно виляя бедрами, прошла по комнате к кровати, где зеленые простыни сохранили стихию гармоничности прошедшей ночью эротической страсти. На полу рядом с кроватью, всё так же лежала багровая накидка Оксаны, на краю спинки кровати выполненный в форме шара висел фиолетовый бюстгальтер Катерины. Трусики сероглазой брюнетки, лежали на одной из пышных бамбуковых зеленых подушек, феноменальностью бурной страсти сохранили в себе поражающий чувствительностью запах ночной фиалки. В атмосфере воздуха в комнате, пахло цветочной прелестью с сада Изабеллы, прекрасной обворожительной силой тополя, растущего за окнами этого большого дома. Доносился едва слышный гул трезвона колокольчика коров, вместе с их мычание, где-то у подножья лесной опушки, куда выходил вид из комнаты. Шелест хвойных деревьев, мелодией поразительной тонкости звучания спускался тихим дуновением ветра в деревенскую долину, заставляя колыхаться, березы, тополя, ясени и дубы в медленном танце гармоничности природной тихой стихии.
Шикарное красотой красное короткое платье, облегало сочное тело Оксаны, подчеркивая чашечками её объёмную грудь, вырезами с боком снизу открывали пикантность бедер, а шикарный вырез сзади, открывал прелесть бархатистой кожи спины. Шелковые белые чулки, сказочной нежностью облегали ноги Оксаны, придавали им изощренную сексуальность. Фиолетовые туфли, что никак не подходили к цвету платья, Оксана решила надеть на свои ноги, как месть Катерине, в качестве залитых апельсиновым соком в ванной.
«Пожалуй, впервые я дошла до такой дикости, что решила надеть на себя трусики Катерины, в качестве признания и моей, душевной, конечно верности к её любви», прикусывая краешек губы, извращала Оксана собственные мысли, сидя на белом пуфике, чувствуя в воздухе поразительный запах ночной фиалки.
— Как ты думаешь, мне пойдет в комнату такое зеркало?! — поинтересовалась Оксана, сидя на белом мягком пуфике Изабеллы, рядом с её парфюмерной тумбочкой
— Зачем тебе? — удивилась Виктория, стоя у Оксаны за спиной, скрестив руки на груди, касалась ими оголенных плеч
— Хочу так же гордо чувствовать себя королевой — заявила Оксана, подходя стержнем алой помадой губы, придала им выразительный оттенок багровой страсти
— Сергей Викторович и так считает тебя второй королевой — пояснила Виктория, медленно подходя к пуфику, на котором сидела Оксана
— Мне не достаточно Виктория — возразила Оксана, вставая с пуфика выставила поразительную красоту упругих ягодиц — Я хочу быть первой
— Вот роди ему ребенка и будешь первой — объяснила Виктория, расправляя на бедрах у Оксаны собранное волнами красное короткое платье
— У меня уж есть ребенок! — задвигая стержень помады обратно в тюбик, ответила Оксана, заядло ерзая губами придавая поразительность цвета алого своим губам
— Это ребенок не твой — не согласилась с таким утверждением Виктория, поразительной нежностью ладоней с обеих сторон бедер Оксаны, расправила ей красное платье
— Этот ребенок мой! — твердостью настойчиво голоса заявила Оксана, повернувшись к ней лицом, заводя руки за спину, отпустила тюбик с помадой в сумочку, на которой она стояла
— Ну, хорошо, ты в самом деле разве думаешь, что можешь спасти дядю Катерины? — к удивлению легко Виктория сменила тему
— Я не думаю — уверенно говорила Оксана, встав у шикарного большого зеркала, конструкция которого была выполнена из нескольких створок — Я это знаю — разворачивая белое полотенце, что окутывало её мокрые золотистые волосы
— Только лишь потому, что ты когда-то спасла мне жизнь своим безумием Оксана, я тебе поверю
— Да мне как-то плевать на твою веру
Хладнокровно заявила Оксана, нагнувшись, стала разматывать белое полотенце, после чего град влажных золотистых волос устремился падать вниз, касаясь нежностью холода её оголенных плеч.
— Почему ты такая жестокая? — выражая обиду сморщенных губ, спросила Виктория, когда Оксана стоя нагнувшись перед зеркалом передала ей в руки белое полотенце
— Я не жестокая — поразительностью ласкового голоса с ухмылкой ответила Оксана, обернувшись к девушке, легонько вздрогнула от того что прядь мокрых волос сказочным скольжением прохлады прокатилось по её оголенной спине — Я справедливая — ответила она повестив сумочку на плечо
— И в чем же выражается твоя справедливость? — поинтересовалась Виктория, положив мокрое полотенце на край парфюмерной тумбочки
— Я не собираюсь отчитываться перед всякой швалью — набравшись наглости, высказала Оксана своё мнение, гордостью походки направилась к входной двери комнаты
— Да…. да…. как у тебя вообще язык повернулся — раскрыв рот от шока, была поражена Виктория бессердечием со стороны Оксаны
— О…. поверь мой язык — открывая входную створку двери комнаты говорила Оксана, касаясь кончиками пальцев за ручку — Еще не та может повернуться — стоя в проходе открытой двери, она шикарным изгибом эластичных бедер согнула ногу в колено
— Ты ведь еще пожалеешь об этом!!! — прокричала Виктория вслед уходящей по коридору Оксане
— Согласна — согласилась Оксана с этим утверждением, проходя по коридору мимо шикарного портрета Изабеллы в черном платье, выполненного по пояс, с удивлением посмотрела на эту красоту — Но вот только не от такой суки как ты
Касаясь нежностью пальцев массивных дубовых перил большой лестницы, грубо выразилась Оксана, начиная вилять шикарной прелестью ягодиц, ставя ноги крест накрест, спускалась по ступенькам, завораживая стуком каблуков фиолетовых туфель. Глубина светлых тонов, проникающего в дома света, удивляло Оксану, как изменялись в цвете радуги шикарной красоты алые обои в коридоре, повинуясь влиянию на них лучей солнца. Тишина этого дома, резала слух голосом Катерины, что кричала в гостиной в истерики и звук битого стекла, что с треском раскололся об пол в порыве душевной до боли ранимым отчаянием.

***
Жестокие женские крики доносились с гостиной дома Романовых, когда Оксана спускалась по ступенькам массивной лестницы. Звон бьющейся стеклянной посуды, трезвон хрустальных бокалов, а так же разбитое зеркало, служило подовом полного отчаяния Катерины. Романов держал Катерину, вцепившись в её руки, свел их за спиной воедино. Изабелла расположилась сидя на высоком стуле рядом с барной стойкой, с удивлением наблюдала за бардаком, что устроила сероглазая брюнетка, в истерики пытаясь вырваться из хватки Романова, стучала гулким звоном каблуков по мраморному полу гостиной.
— Катерина успокойся, иначе я тебе пощечину влеплю!!! — прокричал Романов, держа Катерину за руки — Хватит уже, Оксана Владимировна я уверен, просто во всём разберется
— Вот знаешь что Романов — с угрозой на лице обернулась к нему Катерина, продолжая стоять к нему спиной посреди гостиной — Больше всего я боюсь, что именно Оксана возьмет это дело, ты думаешь я не знаю эту дуру, уж лучше дядя и правда помрет спокойно и тихой смертью, чем…
— Чем что Катерина?! — спросила Оксана повысив голос спускаясь по лестнице, снизошла со ступенек на красную ковровую дорожку в гостиной — Если я взяла это дело, значит, я доведу его до конца
— Да ты же до смерти его измучаешь, прежде чем сама убедишься, что это рак головного мозга в последней стадии — прокричала она топнув каблуком по краю черного туфля Романова, от чего он тут же громко вскрикнул, отпуская руки Катерины
— Блядь да ты на всю голову ебнулась — рассмеялась Оксана
— И не только ты моя дорогая Оксана это заметила — согласилась с этим утверждением Изабелла Романова — Вот представь, это я с утра такое слышу, у себя, заметь, дома
— Что ты улыбаешься, я думала, ты и в прям взяла дело моего дяди и зарылась по уши в книги, лишь бы докопаться до истины и не заниматься тут блядством!!! — прокричала в истерики Катерина, встав спиной к открытой двери гостиной Романовых
— Ты что приравниваешь меня к бляди?! — удивилась Оксана такой логики суждения от Катерины
— Чем ты её накачал вчера? — обратилась Катерина к Романову — Что ты ей дал, что у неё голову снесло, ты хоть знаешь, что она со мной сделала, прошлой ночью?!
Гостиная Романовых, что удивило Оксану, была полностью вычищена после маскарадной эротической ночи, столы вместе с кожаными диванами полностью убраны. Со стороны улицы, доносился женский смех и звук мотора, отъезжающих машин с площади. Летняя прохлада чарующей нежности воздуха легкостью дуновения потока врывалась в гостиную, насыщая атмосферу в ней, стойкостью цветущего запаха цветов. Люди Романова, стояли в черных представительских костюмах, скрестив руки спреде на уровне своих гениталий, подобию солдат несущих караул, расположились у входа открытых дверей. Молодая темноволосая девушка, в форме домработницы, стирала тряпкой разлитое шампанское и вино на большом подоконнике высоких пластиковых окнах в гостиной.
— Успокойся, я дал Оксане Владимировне всего одну таблетку — пояснил Романов, присаживаясь на один из свободных стульев рядом с расположенным большим длинным столом в гостиной
— И поэтому ей так снесло крышу?!! — возмутилась Катерина, надувшись как гадюка — Какое ты вообще имел право ей что-то давать и вообще лапать её своими руками
— Можно я как-нибудь избегу подобной драматической сцены?! — отражая на лице полное безразличие, прошла по гостиной Оксана, направляясь к выходу, виляя шикарной прелестью бедер
— Нет! — рявкнула, в ненависти Катерина, схватив Оксану за кисть руки, когда она проходила мимо неё, развернула к себе лицом, обвивая другой рукой её талию — Ты…. Ты….
— Ну давай что я — ухмыльнулась Оксана шикарной улыбкой безупречных алых губ, от чего охранник, что стоял рядом немного занервничал, выказывая своим смущением скрытую тягу к ней
— Я думала, что ты зароешься в свои книги — искренне отражая обиду говорила Катерина, держась рукой за свою грудь
— Госпожа мэр простите! — обратился молодой парень лет тридцать, на внешний вид, как показалось Оксане
— Что?!! — обернулась она с яростным оскалом на лице, от чего парень отшагнул в испуге назад, кончиками пальцев поправляя темно-синий пиджак делового костюма
— Господин Молотов просил передать, что ждёт вас в мэрии! — говорил он, делая снова шаг в открытые двери гостиной
— Молотов?! — удивилась Оксана, встав между парнем в темно-синем деловом костюме и Катериной, выставила перед охраной Романова излюбленную прелесть роскошных ягодиц
— Черт! — грязно выругалась Катерина, направляясь к большому столу, звонко стукая каблуками туфель черных туфель
— У тебя встреча с Молотовым?! — возмутилась Оксана — И с какой, это целью?! — требовательно поразительной настойчивости вынуждала она ответить сероглазую брюнетку
— А тебя что это волнует?! — удивилась Катерина, повернувшись к Оксане стоя рядом со столом, отразила частичку размытых потёков туши на лице
— Молотов вообще-то тесть…..
— Не волнуйся ты так — улыбнулась застенчивой прекрасной улыбкой Катерина, поджав под себя ногу, согнула её в колено, повесила черную сумочку к себе на плечо — Твоего Коновалова там не будет?
— Но речь пойдет о нем?! — подошла к ней Оксана, выражая на своём лице угрозу схватила её за кисти рук
— Оксана Владимировна — подошел со спины Романов, коснувшись нежностью плаьцев оголенных плеч Оксаны — Господин Молотов решил пожертвовать несколько миллионов на восстановление дорожного полотна
— С какой это стати?! — возмутилась Оксана
— Просто пожертвование, что тут такого — уверял Романов, разводя руками
— Знаю я ваши пожертвования — вредничала Оксана, направляясь к отрытой двери гостиной
— Катерина Владимировна — обратился Романов к Катерине — Не забудьте проведать сегодня господина Королёва, всё-таки он ваш дядя
— Безусловно — ответила с улыбкой на лице Катерина, проследовав сразу же за Оксаной
Яркие солнечные лучи озаряли площадь рядом с домом Романовых, где ввысь под давлением воды поднималась мощная струя, в фонтане тут же разлеталась на несколько капель, падая в его основания. Голубое небо было покрыто пеленой из густых перистых облаков, скрывая частично солнце, что всходило за опушкой хвойного леса. Завораживающий аромат цветов, разносился по округе, чаруя прелестью изысканного запаха. На самой площади уже никого не было, только лишь вдали у периметра кирпичной стены дома Романовых ходил охранник. Красный мерседес, что был припаркован на площади рядом с фонтаном, лелеялся в ярких солнечных лучах, отражая на краске, все самые пленительные оттенки цвета страсти. Огромный тополь, что рос рядом с крыльцом дома Романовых, закрывал могучей тенью крыльцо Романовых, мощными ветками щекотал перила балкона в комнате Изабеллы.
— Прошу тебя — коснувшись холодными пальцами руки Оксаны, остановила её Катерина — Скажи, что это не рак в последней стадии
— И ты туда же — уныло вздохнула Оксана, ощущая всё прелесть запаха цветущей листвы, расставив ноги порознь на ступеньках — Я же говорю тебе я не волшебник и уж точно не онколог
— Но ты своим безумием творила чудеса
— И что теперь?! — ухмыльнулась Оксана, пожав плечами, продолжила спускаться по ступенькам
— Значит и тут, ты найдешь ответ Оксанка — догнала она вновь Оксану, схватившись обеими руками за её руку, вынудила её остановиться посреди ступенек крыльца
— Но ты не уверена что это рак
— Это потому что я не привыкла проигрывать — изысканностью красивой улыбки безупречных алых губ одарила её Оксана, доставая из открытой белой сумочки брелок с ключами от мерседеса
— Значит всё-таки, есть шанс?!
«Блядь как ты меня уже заебала!», проявляя дьявольское терпение, вздохнула Оксана, набирая воздух ртом, сжала другую руку в кулак насколько, это было возможно.
— Не знаю Катерина — столь же безразлично пояснила Оксана, направляясь к стоящему на солнце красному мерседесу — Болезнь твоего дяди, уж слишком похожа на рак в последней стадии, только вот пока я еще не выяснила на какую
— Может опухоль доброкачественная?
— Катерина! — вскрикнула, не сдержавшись, Оксана, проходя мимо черного седана представительского класса — Опухоль, даже если доброкачественная в мозгу в последней стадии ничего хорошо не жди, у твоего дяди полгода, а то и меньше если я не найду ответ
— Я уверена, ты просто обязана его найти
— С чего такая уверенность?! — удивилась Оксана, встав у красного мерседеса, опираясь бедрами на водительскую дверь, повернулась к Катерине лицом
— Мне нужен сейчас невролог — нажимая на кнопку брелка, изъявила Оксана собственное желание
— Зачем тебе невролог?! — удивилась Катерина, на её лице сразу же стало заметно, как пробежала некая дрожь не готовая к потери близкого человека
— Возможно, придется делать операцию на мозге — предположила Оксана нажимая на кнопку, отключая сигнализацию мерседеса
— Тогда это спасёт его? — жалостно спросила Катерина
— Не уверена — повернувшись к ней спиной, холодно ответила Оксана, выставив изящную красоту ягодиц, открыла легким поднятием вверх дверь
— Оксанка ты уж постарайся — всё столь же с чувством глубокого отчаяния просила Катерина, оставаясь стоять за спиной у Оксаны
— Госпожа мэр — обратился парень в темно-синем деловом костюме, открывая заднюю дверь черного седана — Прошу вас
— Ну как видишь мне нужно работать — пояснила Катерина, отражая падающими бликами солнечных лучей, яркие искорками скопившейся влаги, горечи душевно пролитых слёз
— Если что ты ведь знаешь где меня искать — ответила Оксана выгнув спину забираясь в теплый прогретый в лучах солнца, салон красного мерседеса
— Оксанка!
Окликнула Катерина, когда Оксана утопала в нежности теплого кожаного кресла, на которое через лобовое стекло падал мощный поток солнечного восходящего над деревней солнца.
— Спасибо! — поблагодарила Катерина, встав спереди от автомобиля Оксаны
— Оксана подожди! — послышался голос Виктории быстро спускающейся по ступенькам крыльца Романовых — Я забыла отдать тебе твой плащ
— Вот видишь, у меня даже есть свой личный лакей — ухмыльнулась Оксана, сморщив губки, дотянувшись до ручки открытой поднятой вверх двери, плавно закрыла её
— У тебя их целая команда — впервые искренне за утро улыбнулась Катерина, пленяя красотой изгибов роскошных бедер подошла к двери
— Вот поеду сама проверю как они там справляются — через открытое окно со стороны водительского кресла говорила Оксана, вставляя плавно ключ в замок зажигания
— Оксана вот твой плащ — повторилась еще раз Виктория, встав рядом с Катериной, протянула его в открытой окно Оксане
— Да я так-то уже поняла — сморщила Оксана алую прелесть губ, взяв из рук девушки плащ, кинула его на соседнее переднее сиденье
«Как же порой меня эта блядь бесит», прикусывая краешек губы, высокомерно подумала про Викторию Оксана, заводя поворотом ключа мотор красного мерседеса.
— Увидимся Оксанка — подмигнула сероглазая брюнетка, вильнув упругими бедрами перед Оксаной, направилась к черному седану, где ожидал её молодой парень, что держал перед ней заднюю дверь отрытой — Скорее даже, чем ты думаешь
Мотор красного мерседеса тихо урчал, завораживая прелестью звучания четырёхтактного движения поршня в своих цилиндрах. Прогретых в лучах солнечного света салон, в ласке кожаного черного кресла которого лелеяла себя Оксана. Выжимая плавно педаль сцепления, добавляя другим каблуком фиолетовых туфель немного газу, Оксана плавно тронула свой автомобиль с места. Подобию дикого озверелого хищника, издавая рев колоссального звучания двигателя, Mercedes-Benz SLS AMG Red плавно двигался к открытым красным воротом дома Романова. Покидая обитель имения Романовых, двигаясь вниз по склону, Оксана специально играла каблуком с педалью газа, повышая ступень выжатым сцеплением, разносила механический звук по деревенской элитной округе.

***
Солнце постепенно скрылось за густым облаком, плавно дрейфующим в небе, закрывая могучей тенью весь больничный дворик. Легкость порыва ветра заставляла колебаться в медленном танце очаровательной красоты высокие голубые пышные ели. Сумрак этой огромной тучи заполонил весь небосвод, погружая глубокой тенью пространство над деревней. Ветер постепенно стал набирать обороты, поднимая вверх макулатурный мусор, полиэтиленовые упаковки, взымая их высоко над крышей деревенской больницей. Поток воздуха был такой силы, что поднимал вверх короткие платья проходящих, по больничному дворику девушек, от чего некоторые с визгом тут же вцепившись в него обеими руками, выронив из рук, то сумочку то мобильный телефон, на тротуар асфальта. Лай собак разносился по округе, становясь всё громче в такт усиления порыва ветра, вой на лесной опушке постепенно усиливал своё влияние.
— Моя кудрявая прелесть — красивой улыбкой чарующих блеском алых губ в отражении зеркала заднего вида говорила Оксана, пуская красный мерседес, по больничной стоянке промеж рядов выставленных машин — Представь себе, я позвонила тебе первой, нежели чем Валентине
— Ну надо же Оксана — хмыкнула недовольно в трубку Вероника Ларионова — И какими судьбами на этот раз, ты хоть знаешь что к нам уже едут репортеры из Москвы
— Как самочувствие Королёва? — игнорируя слова Вероники, спросила Оксана, остановив машину на свободном парковочном месте
— Марина Викторовна действительно изучив его глазное дно подтвердила Синдром Фостер Кеннеди — пояснила Вероника — Что еще раз подтверждает твою теорию про Застойный диск зрительного нерва, как следствие внутричерепной гипертензии
— Это я и так знала — заглушив поворотом ключа двигатель мотора, вредничала Оксана, вынимая ключ из замочной скважины замка зажигания — Что-нибудь еще помимо бреда, апатии, афазии, угнетенного состояния, когнитивных расстройств?!
— Был еще один эпилептический приступ — ответила недовольным голосом Вероника, прошипев подобию пустынной гадюки — Он продолжает видеть свою мертвую жену
— Мертвую жену говоришь?! — удивилась Оксана, приняв это во внимание, оставляя красный плащ лежать на сиденье, взяла с него белую кожаную сумочку — Как давно она умерла?
— Умерла в 2003 году 15 марта — пояснила Вероника — С тех пор уже прошло пятнадцать лет
— Это не инфекция — понимая, что такой долгий срок инфекция дала бы о себе знать, Оксана сразу же откинула эту версию, повесив сумочку к себе на плечо, открыла легким поднятие вверх дверь
— Вторая жена — говорила Вероника, весьма настораживающим тоном голоса — Тут всё немного сложно, сам пациент отказывается говорить о какой-то сексуальной связи, а его жена, мы еще с ней не говорили
— А его дочь от первого брака? — спросила Оксана, ощущая всем телом, как легкий приятный холодок деревенского воздуха проникает в прогретый салон мерседеса
— Живет неподалеку — радостно ответила Вероника — Возможно, именно тебе стоит с ней пообщаться
— Подними историю болезни его дочери — распорядилась Оксана, игнорируя просьбу Вероники, выгибая спину, озабоченной кошкой, выставив упругую красоту бедер, вышла из машины, наступая каблуками фиолетовых туфель на асфальтное покрытие стоянки — Мне нужен невролог
— Зачем тебе невролог?! — удивилась Вероника
— Затем — пояснила Оксана, нагнувшись в салон автомобиля, отразила изощренность эластичных ягодиц, снимая пальцами с приборной панели сотовый телефон — Что я начинаю всё больше и больше соглашаться с версией, что это рак, только вот про последнюю стадию я не уверена
— Может, все-таки поговоришь с его дочерью — предложила Вероника, начиная ерничать в тоне голоса — Я уверена тебе будет что узнать
— Сколько ей лет? — спросила Оксана, держа телефон в руках, выпрямив спину, плавно закрыла за собой дверь с водительской стороны
— Да лет восемнадцать, она 2000 года рождения — рассказывала Вероника
— Пустая трата времени, если ты не добудешь мне карту и полную её историю болезни — гордо сбрасывая телефонный вызов, Оксана провела по сенсору экрана большим пальцем
Шикарной прелестью бедер виляла Оксана, направляясь по автомобильной стоянке между рядами выставленных машин, держа в руке сотовой телефон, чувствовала, как проникал под красное платье холодный воздух. Две женщины, что стояли рядом с черным седаном марки Toyota, в длинных платьях, так косо посмотрели на Оксану, когда она прошла мимо них, держа в руке сотовый телефон, сморщив перед ними алую красоту губ. Гармоничность природного вдохновения стихии воздуха, нарушила въезжающая в больничный дворик газель скорой помощи, издавая звуковой сигнал и включенные мигалки довольно ловко водитель, подъехал задом к крыльцу приемного покоя. Девушка шатенка, что проходила мимо Оксаны, громко крикнула от того что порыв ветра быстро задернул её юбку, отражая под ней скрытую красоту стройных ног.
— Ой, простите, пожалуйста — выронив мобильник из рук прямо в ноги Оксане, она прижала ладонь к розовым губам, сгорая от стыда
— Тебе кто-нибудь говорил, что ты ебанутая?! — грязно выругалась на неё Оксана, проходя рядом с осколками разбитого сенсорного телефона, звонко стукая каблуками фиолетовых туфель по асфальту
— Да что вы себе позволяете! — направилась она к Оксане, выражая гордую простую женскую натуру, поправляя на ходу сумочку, что висела у неё на плече
— Что хочу — спокойно глядя в глаза девушке, ответила Оксана, стоя к ней в пол оборота
— Кто вы вообще такая?! — возмущенно обратилась она к Оксане
— Пошла нахуй!
Некультурно выразилась Оксана, повернувшись к ней спиной, как раз в тот момент, когда порыв ветра усилил своё влияние, поднимая немного её короткое красное платье вверх.
— Ай….. — взвизгнула Оксана, почувствовав оголенными бедрами в этот момент между резинкой белых чулок и фиолетовых трусиков, как прилетел по коже ремень женской сумочки — Сука да я…
— Будешь знать, как на меня свой ротик открывать — набравшись наглости, она легонько треснула Оксану по губам подушечками пальцев, не давая ей выговориться
— Да ты охуела — взбесилась Оксана, толкнула обеими руками девушку на черный седан марки Toyota — Шалава, блядь тупая!!! — прокричала она неё, когда шатенка растелилась спиной на капоте черного автомобиля
Гордой самоуверенной походкой, направилась Оксана в сторону больничного крыльца, когда проходящие рядом мужчины с удивлением смотрели на неё. Чувство эмоций были натянуты шаткой струной, словно всё кипело как перед извержением вулкана, Оксана с трудом могла контролировать свой накал страстей в порыве гнева. Девушка с древесным цветом волос, платье которой было, в горошек, смяв капот черной машины, скатилась плавно по нему, падая на асфальта, громко закричав истерическим криком. Две женщины, что стояли на стоянке начали тут же бурно обсуждать, между собой это непристойное поведение, одна из них тут же направилась к лежащей на асфальте девушке.
— Оксана Владимировна вы в своём уме?! — обратилась медсестра Мария, поднимаясь вместе с Оксаной по ступенькам больничного крыльца — Что вы наделали, что теперь будет?
— Да ничего не будет — оглядывая на девушке, чудесный фиолетовый плащ, мило улыбнулась Оксана пожав плечами этой очаровательной блондинке
— Можно было бы решить конфликт мирно
— Это не в моём стиле — рассмеялась Оксана, касаясь массивной ручки в форме шара, открыла перед ней дверь
— Может, стоит подойти спросить как она? — предложила взволнованная блондинка не решаясь никак заходить в открытую перед ней дверь
— Сходи, спроси — вильнув шикарной красотой бедер, Оксана вошла в преддверье больничных дверей, ощущая сразу же на себе волну душного скопившегося в нём воздуха
— А как же вы….
— А я пойду работать — в тишину закрывшейся за спиной двери ответила Оксана, глотая ртом приятный аромат сказочного сочетания парфюма мандарина с бергамотом
«Зрительные галлюцинации, бред, спутанность мышления, когнитивные расстройства, сонливость, а так же проблемы со сном и к тому же небольшая, но стойкая температура», быстро отвлеклась от темы, перечисляя в голове симптомы своего пациента, подошла Оксана ко второй закрытой двери этого душного помещения. Больничный холл был окутан большой тенью, погрузившейся в пустоту мрака из-за облака на небе. Окна в помещении были плотно закрыты, создавая тем самым атмосферу душного скопившегося воздуха. В зоне ожидания на стульях расположилось несколько пациентов, парень лет двадцати в черной куртке, что ерзал пальцем по планшету. Девушка в короткой юбке и сиреневой кофточке, красивым жестом положив ногу на ногу, отразив красивый изгиб бедер тыкала коготком по сенсору экрана сотового телефона. Даже пожилая женщина и то сидела с телефоном, размером подобающему строительному кирпичу и тонкому как лист бумаги, что-то выискивая на сайтах безграничного интернета. Три медсестры, стояли у окна справа от входа в вестибюль, весело общаясь между собой, девицы, по красоте были подобно фуриям, усыпляли приятной лаской шепотной речью, хихикая между этим.
— Оксана Владимировна — удивился Ларионов, заметив Оксану на входе в фойе, когда она вошла в открытые двери, перешагивая его высокий порог
— Валерий Николаевич — милой улыбкой отразила своё довольство Оксана, заметив, как он идет к ней от регистратуры — Как там Королёв?
— Хорошо, что вы успели приехать до репортёров — говорил Ларионов, направляясь к Оксане держа в одной руке бумажный планшет
Пленительная сила гармоничного слияние в одном парфюме «A*MenPureCoffeeThierryMugler», насытила в себе неповторимый запах кедра со сказочной силой аромата белого кедра. Ворот белой рубашки Ларионова был идеально выглажен, что выказывало хорошее обращение заботливой женской руки. Серые брюки с идеальной ровной стрелочкой, поистине прекрасно смотрелись с медово-бурым цветом его круглоносых туфлей. Большие стекла очков на его глазах, выдавали в нём серьезность и строгую деловую конгениальность.
— На грани эмоционального срыва — говорил Ларионов, встав с Оксаной рядом с большим пластиковым окном — Когнитивные расстройства, проблемы с памятью и мелкой моторикой
— Как это выражается? — поинтересовалась Оксана, опираясь бедрами на подоконник, встала спиной к окну, за стеклопакетом которого уже начинала портиться погода
— До того как мы его снова приковали ремнями к кровати, он пытался сам позавтракать
— И у него тряслись руки? — поинтересовалась Оксана
— Нет ложка выпала на пол
— Так хорошо — разобравшись с нарушением мелкой моторики, Оксана повернулась лицом к Ларионову — Был еще один эпилептический припадок? — спросила она отрываясь бедрами от подоконника
— Он хотел уйти домой, кричал, сильно возмущаясь, что он губернатор московской области — последовал Ларионов следом за Оксаной — Я надеюсь, Оксана Владимировна вы знаете, что делаете, иначе просто у нас будут большие проблемы
— Что на счет зрительных функций?! — поинтересовалась Оксана, нахмурив алой прелести губки, подошла к массивной лестнице, что вела на второй этаж больничного деревенского здания
— Что касается зрения — ухмыльнулся Ларионов, состроив весьма любопытный вниманию взгляд, коснулся кончиками пальцем перила лестницы следом за Оксаной — Тут всё довольно сложно
— Насколько? — проходя мимо врачей клинки, Оксана кивнула им приветливо головой, отражая прекрасным изгибом алых губ своё радушие
— Мушки перед глазами, временами, когда он не пристегнут, Королёв жаловался на потемнение в глазах, боли в лобной доле — объяснял Ларионов, следуя за Оксаной, когда она кокетливо виляла перед ним и идущими сзади парнями пациентами красоту упругих бедер
— Что опять же объясняет внутричерепную гипертензию, в связи с образовавшейся опухолью рядом со зрительным нервом — предположила Оксана, остановившись между ступенек, расставила ноги порознь, отразив упругую красоту ягодиц
— Что вы собираетесь делать? — поинтересовался Ларионов, проходя мимо Оксаны, продолжил дальше подниматься на второй этаж
— Мне нужна консультация невролога
Заверила Оксана свои намерения, улыбаясь приветливо самовлюбленной распущенной улыбкой проходящим мимо двум парням. Опираясь руками на перила сзади, Оксана выгнула спину, отражая обворожительный взгляду объём груди, обернув озабоченный взгляд, посмотрела, как внизу в вестибюле поднимаясь вверх по лестнице две медсестры.
— Зачем вам невролог? — удивился Ларионов, остановившись на последней ступеньке
— Хочу сделать КТ мозга близко к очагу образовавшейся опухоли — заявила Оксана, отражая коварством улыбки наглость предполагаемого поступка — Прежде чем я её потом удалю
— Опухоль слишком близко к зрительному нерву — возразил Ларионов — Тихонов никогда не даст вам загубить жизнь Королёва
— Вот для этого мне нудна консультация невролога и конечно же офтальмолога — пояснила Оксана выпрямив спину, прикусывая краешек губы, застенчиво улыбнулась проходящим рядом медсестрам
— Давайте сделаем для начала КТ — предложил Ларионов, наблюдая, как Оксана наступила каблуком фиолетовых туфель на ближайшую к ней ступеньку, продолжая дальше подниматься
— Пойду к нашему неврологу — пояснила Оксана, поднявшись на второй этаж больничного здания
— Александр Николаевич в это время должен быть в клинике — крикнула Ларионов хриплым голосом вслед уходящей в противоположном направлении коридора Оксане
— Именно туда я и направляюсь — ответила Оксана, похотливо улыбаясь проходящему по коридору парню санитару
За окнами коридора начала постепенно хмурится небо, ветер начал усиливать своё влияние, расшатывая в танце страсти цветущие зелью деревья на улице. Капли страждущего дождя брызнули на стекло, пластиковых стеклопакетов в больничном коридоре. Занавеска на одном из окон тормошилась подобию парусу на мачте корабля, пропуская через себя свежесть влагой насыщенного идущего дождя. Смуглые тучи на небе стали мрачными впитав в себя всю густоту, скопившейся в них влаги дождя. Воздух был поразительно пропитан мокрой травой, сказочной сильной силой аромата черемухи, сирени, а так же мокрой корой березы, что росли под окнами в больничном дворике.

***
Коридор поликлиники был наполовину пуст, только лишь несколько человек, сидели ожидали своей очереди на лавочках в разные кабинеты узким специалистам. Пожилая женщина в длинном черном платье, лет пятидесяти на вид, разглядывая записи врачей в медицинской карте, терпеливо сидела рядом с дверью к терапевту. Девушка лет восемнадцати, в короткой черной юбке и пышной черной кофточке, стояла рядом с закрытой двери невролога, ожидая своей очереди на приём. Парень что сидел на лавочке в узком коридоре напротив, явно, по мнению Оксаны пялился на шикарные ягодицы девицы, от чего скрывал свой восторженный взгляд, устремляя его в экран сотового телефона, якобы перелистывая странички интернета. Мужчина лет сорока, по внешнему виду, держа в руке большой планшет, ждал своей очереди к лору. Атмосфера голубых щедро покрытых наполовину высоты стен краской, а выше побелкой, была пропитана потом людей, смешанными запахами их парфюма, а так же необъяснимой вонью мужских носков. Тишина этого помещения была настолько глубокой, что в дальнем конце коридора было отчетливо слышно, как стукала каблуками какая-то женщина врач. В дальнем конце коридора было плотно закрыто большое пластиковое окно, создавая на удивление приятную обстановку в помещении, преграждая даже звук беспощадных капель дождя на улице по стеклу, изолируя полностью от глубинной симфонии ветра разыгравшегося в деревне.
— Здесь занято! — возмущаясь, темноволосая девица преградила Оксане путь, закрывая дверь своей спиной, посчитав её за обычную пациентку
— Уйди с дороги — сдерживая в руках собственное самообладание, спокойно предложила Оксана, касаясь рукой руки девушки, что держала пластиковую ручку входной двери к неврологу
— Я сказала, дождитесь своей очереди — возразила девушка, не желая совсем слушать Оксану
— Да мне просто спросить — решив пойти, на компромисс, заверила Оксана, держась крепко за руку девушки
— Всем вот так спросить надо — вредничала пожилая женщина, не отрывая взгляда от собственной медицинской карточки — А потом сидишь тут дольше положенного
«Ёбаная старая блядь, хм… странно вот этот мужик, что ухмыльнулся он ведь был у меня на приёме на прошлой недели он то точно знает кто я», скривила Оксана алую красоту ярко накрашенных губок в кривой улыбке.
— Дождитесь своей очереди — набравшись наглости, гордо заявила девица глядя в лицо Оксане
— Уйди с дороги сопля — повысив голос, требовательно изъявила свои требования Оксана, вцепившись обеими руками в руку девице
— Сама уйди — толкнула она рукой в плечо Оксану, так что она отошла по инерции сразу на два шага назад, едва удержавшись на ногах
— Да я тебе за такое сейчас знаешь что сделаю — громко крикнула Оксана, надувшись как кобра, как раз в тот момент, когда дверь кабинета невролога открылась
На пороге открытой двери стояла женщина, лет под сорок, в темно-синем платье, размером чуть ниже колена. Пикантные стройные ноги были обуты в туфли, идеально подходящие к цвету её платья. Держа в одной руке закрытую медицинскую карту, она поправила другой рукой сумочку, что была по цвету такого же темно-синего, подобающий глубинному оттенку цвета моря. Удивившись злобному оскалу на лице Оксаны, женщине эмоционально от испуга отошла на шаг назад, заходя обратно в кабинет держа дверь открытой. Поразительно сочетание палитра вкусов впитала в себе парфюм «Pure Narcotic от Boadicea the Victorious», вкушая в себе гармоничность бергамота, Марокканской розы и чудесной композиции жасмина, играя в оттенках страсти, таких как мускус, амбра, ваниль и сандал.
— Ой, господи! — испугалась женщина, хватаясь рукой, что поправляла сумочку за грудь — Оксана Владимировна что же вы так пугаете — узнала она с легкостью Оксану
— А…. Оксана Владимировна! — послышался голос Александра Николаевича, невролога этого кабинета — Вы наверно что-то хотели, заходите, пожалуйста
— Простите доктор, а как же я?! — с обидой в голосе возмутилась девица, что толкнула Оксану
— А Верочка — обратился он девушке, что стояла рядом с открытой дверью кабинета невролога, преграждая в него путь Оксане и женщине в темно-синем платье — Познакомьтесь с нашим заведующим отделением сердечнососудистой диагностики и хирургии главным достоянием нашей больнице
— Вы врач?! — раскрыв глаза от сильного потрясения, обратилась она к Оксане
— А как, по-твоему, я могу просто, так что ли заходить в занятый кабинет врача?
— Ну, вообще-то тут каждый второй так делает — жаловалась девушка, отходя в сторону, нервно начала коготками теребить край черной юбки, присаживаясь на лавочку
— Да и вообще знали бы вы манеры девушка — вступилась женщина за обиженную девицу, что опустив голову, сгорая от стыда — Пришла тут накрашенная кукла, да еще и без очереди в кабинет лезет, хоть бы представилась
— Молчала бы — огрызнулась Оксана, направилась к открытой двери кабинета, не давая женщине в синем платье выйти из него первой, испугавшись пожилой женщины, что сделала ей непристойное замечание — Ведьма трухлявая….
— Это ты мне?!! — вскочила женщина с лавочки, на которой сидела, выронив на пол коридора свою медицинскую карту, из которой по полу разлетелись листы анализов — Шлюха малолетняя
— Тише-тише Оксана Владимировна — отходя в сторону, пропуская, вбегающую Оксану в отрытую дверь кабинета невролога — Меня тока не сбейте
— Дайте пройти — грозно крикнула Оксана, толкая женщину в синем платье, вбегая в кабинет, звонко стукая каблуками по мраморной плитке пола коридора
— Врач посмотрите на неё — ухмыльнулась женщина, в черном платье направилась ускоренным шагом к Оксане, что со страху испугавшись, вбежала в кабинет — Разоделась то как, это что платье, чулки, да в моё время даже шлюхи, культурнее одевались
— Дамы-дамы — уверял Александр Николаевич, быстро вставая со стула, поправляя ворот белого халата, направился к двери своего открытого кабинета
— На себя посмотри швабра — оскорбила в грубой форме Оксана, спрятавшись тут же за спину Александра Николаевича
— Ах… ты мразь малолетняя! — заохала пожилая женщина в черном платье, стоя в проходе открытой двери
— Так успокойтесь немедленно — встав тут же между Оксаной и женщиной в черном платье, громким мужским криком крикнул Александр Николаевич — Оксана Владимировна вы вообще в своём уме!
— Так я в ваши игры тут не играю — гордостью поразительного голоса заявила женщина в синем платье, покидая кабинет через открытую дверь
— Так всё спокойно — успокаивал Александр Николаевич — Вы ко мне на приём вообще?
— Нет — хмыкнула недовольно женщина в черном платье, повернувшись спиной, направилась к месту, где на полу коридора лежала её карточка
Обольщаясь коварством блистательной улыбки, Оксана стояла за спиной мужчины в белом врачебном халате. Чувствуя себя в безопасности, Оксана эмоционально посчитала себя на какое-то время обязанной этому мужчине, что спас её репутацию и лицо. Чарую мужчину прелестью очертанию скул и безупречных алых губ, Оксана встала перед ним, положив руку на выставленные ягодицы, выставила грудь вперед.
— Оксана Владимировна сядьте на стул! — грозно крикнул Александр Николаевич, закрывая тут же дверь своего кабинета— Вы вообще в своём уме, это что такое сейчас тут было
— Я же ведь не думала, что она окажется такой сукой — обиженно надув губы, грубо выразилась Оксана, поправляя другой рукой свисающую лямку сумочку с плеча
— Зачем вы попусту оскорбляете людей?! — подошел он, к Оксане коснувшись своими пальцами её подбородка, когда она села перед ним на стул рядом с его столом
— Я не специально
Тихим голосом ответила Оксана, подняв на него покорный взгляд, сказочно красивых голубых лазурных глаз, почувствовала нежность его крепких пальцев своим подбородком.
— А как еще это назвать?! — высказывая недовольства, спросил он, отпуская подбородок Оксаны
— Я же сказала что не специально — прошипела Оксана, сидя на стуле положила ногу на ногу, отразив красоту эластичных бедер, что вырисовывалась благодаря вырезам с боком платья
— Вы что специально ищите себе на голову проблем, вам что своих мало? — возмутившись, допытывал Александр Николаевич вопросами, стоя рядом со стулом на котором сидела Оксана
— Мне нужна ваша консультация — заявила Оксана, прикусывая краешек губы, обратила внимание на взгляд этого самца, что падал на зону декольте преобразующий объем и без того сочной груди
— И вы теперь так ходите на консультацию к врачам? — был поражен Александр Николаевич, обходя вокруг стола, направился к своему черному креслу
— Может, перейдем уже к делу?! — нервно едва сдерживая свой пыл, требовала Оксана, поставив белую кожаную сумочку к себе на колени
— Ладно, хорошо — согласился он, садясь в черное кожаное кресло — Это касается вашего пациента, так ведь?
— Речь пойдёт о Королёве Иване Ивановиче — пояснила Оксана, раскрыв свою сумочку, что лежала на коленях, потянув за собачку молнии кончиками пальцев — Судя, по-вашему, выражению лица, вас это несколько не удивило
— Я слышал да — согласился Александр Николаевич, откинувшись на спинку кресла в котором сидел — Губернатор московской области, рак головного мозга в последней стадии
— Похоже, слухи значительно меня опережают — сморщила недовольно губки Оксан, прикусывая краешком зубам кончик алой губы
— Я узнал об этом, как только скорая подъехала вчера с ним к приёмному покою
— Дело в том, что я не совсем уверена, что это рак — возразила Оксана, доставая из сумочки телефон, положила его на край стола — И сейчас я это вам попробую показать
— Оксана Владимировна — положив теплую, приятную касанием ладонь на руку Оксаны, что держала телефон, лежащий на столе, мягкостью голоса уверял он — Это рак головного мозга в последней стадии, я читал историю его болезни, смеритесь медицина, тут бессильна
«Хм…. придется попробовать немного радикальные меры», хитрой ухмылкой улыбнулась Оксана, доставая на кончиках пальцев кошелёк из сумочки.
— Уберите кошелёк Оксана Владимировна — заметил он сразу же его, как только Оксана положила его рядом со своим мобильником
— Я прошу вас — говорила Оксана, похотливой нотой нежного голоса, раскрывая кончиками пальцев кошелёк перед ним — Взять просто анализ ликвора и поприсутствовать, пока мы будем делать ангиографию, с введением контраста в сосуды головного мозга
— Мне не нужны ваши деньги — возразил Александр Николаевич, положив руку на руку Оксаны не давая ей вытащить купюру из красного шикарного пошива из кожи кошелька
— Ну, вы бы от них не отказались — очаровывая его взглядом, не согласилась с мнением этого мужчины, Оксана вынула из кошелька две тысячи долларов — Тысяча долларов за ликвор, тысяча за присутствие на ангиографии
— Вы хоть понимаете, что если у него действительно рак — пытался он переубедить Оксану, касаясь кончиками пальцев купюр, что она выложила перед ним на столе
Тогда я хотя бы буду знать это наверняка — заверила Оксана, вставая со стула отразила перед сидящем, напротив, в кресле мужчиной красоту роскошных бедер — Позвольте мне хотя бы показать
— Ну хорошо покажите — согласился он пойти на уступки Оксане, убирая предложенные ей деньги в карман белого халата
— Мне для этого будет нужен ваш компьютер — виляя упругими ягодицами, Оксана, стукая коготками по поверхности стола, обошла его, встала рядом с креслом Александра Николаевича
— Хм… ладно хорошо — хотел он встать с кресла на котором сидел
— Нет-нет сидите — возразила Оксана, улыбаясь коварством красивой улыбки, алых губ, села к нему на колени, прижимаясь к нему спиной, запрокинула голову к нему на плечо
— Вся информация в вашем телефоне? — поинтересовался Александр Николаевич, когда Оксана легким касанием вложила в его руку свой сотовый телефон
— Подключите его — распорядилась Оксана, ёрзая попкой у него на коленях, ощущала себя нежностью пышно раскрытого цветка, растущем на монолитной мужской силе горе
— И что там?! — обвивая руками Оксану за талию сидя в кресле, подключил выходящим шнуром из системного блока, что стоял на столе её телефон
— Результаты обследования Королёва, до того как он попал к нам и конечно же, Валентина как я вижу, скинула мне МРТ, что моя команда провела сегодня утром — пояснила Оксана, держа голову на плече этого мужчины чувствовала непревзойденную стойкость его парфюма
Гармоничность оттенков, произошла в одном слияние парфюма «TRUEFITT&HILL», завораживая оттенком утонченного запаха лимона, синхронно перемешиваясь в танце страсти с такими прекрасными ароматами, как мускус, сандаловое дерево и конечность поразительная тонкая хаотичность вкуса кедра.
— Стойте — возразил Александр Николаевич, дотронувшись кончиками пальцев до мышки на столе, разбудил спящий в режиме ожидания компьютер — Вы что хотите присоединить, как невролога к вашему дифференциальному диагнозу?!
— Для такого обаятельного — поразительной лаской шепота говорила Оксана, под ухо этому мужчине, вдыхая аромат его парфюма — Вы слишком умны — подметила она, заигрывая с ним в любезности, держа голову у него не плече, сидя на его мужских коленях
— Стойте! — возмутился Александр Николаевич, коснувшись указательным пальцем губ, Оксаны повернувшись к ней лицом, не давая ей поцеловать себя — Это уже слишком, вы даже не представляете всю ответственность, которую мы понесем все за Королёва
«Блядь ну почему с ним всё так сложно, но к моему счастью, всему есть своё решение, остается тока набить себе цену», нежностью алых щедро накрашенных помадой губ, Оксана поцеловала подушечку указательного пальца мужчины, поразительно сдерживая эмоции при себе.
— Подайте мне мою сумочку — распорядилась Оксана, коснувшись его руки, убрала мужской палец со своих губ — Думаю, мы этот вопрос сейчас и решим
— Мы можем его решить — согласился он, взяв кончиками пальцев сумочку Оксаны, что стояла на столе, потянул её легонько за лямку на себя
— Конечно, можем — разворачивая сидя в кресле, Оксана села между его ног, опираясь коленями на его кресло, прижалась упругими ягодицами к его коленям — Разница просто, во сколько это мне обойдётся
— Вы же не думаете, что всех можете ку…..
— Тш…. — касаясь кончиком указательного пальца губ мужчины, Оксана, очаровывая его прекрасным взглядом сказочно красивых голубых лазурных глаз, не дала ему выговориться
Позволяя его рукам коснуться эластичных ягодиц, Оксана тут же слилась с ним губами в голодной страсти поцелуя, чувствуя, как пальцы этого мужчины проникли за грань её красного короткого платья. Улыбаясь во время поцелуя, Оксана, закрыв лазурную возбужденную прелесть глаз, чувствовала жар мужских под платьем, оставляя на его губах щедрый слой алой помады. Обвивая ладонями теплых рук лицо мужчины, Оксана чувствовала влияние его языка во своём рту, покрывая его изобилием сладкой слюны.
— Оксана Владимировна — отрываясь, задыхаясь от губ Оксаны, возразил он, отворачивая лицо в сторону — Мы же с вами договорились после той ночи, что останемся друзьями
— А как же утро — напомнила Оксана ему, держась кончиками пальцев за подбородок мужчины, развернула его взгляд на себя — Или вы забыли, как вы грубо силой тогда взяли меня?
— Оксана Владимировна! — не согласился он с утверждением Оксаны, однако проявил застенчивость перед её подавляющим лазурно голубым взглядом — Я бы очень хотел с вами остаться друзьями
— Я ведь и друзьями могу предложить больше — заигрывая с мужчиной, лаской поразительного шепота говорила Оксана ему под ухо
— Хорошо — согласился он под психологическим гнётом Оксаны — Я буду у вас в кабинете через час, с вашим телефоном, мне нужно его изучить
— Так-то лучше — слезая с его колен, кокетливо улыбнулась Оксана, касаясь каблуками фиолетовых туфель линолеума, отразила в зеркале напротив специально для мужчины, эластичность изгиба бедер — Жду вас ровно через час
— Вы умеете убеждать — согласился Александр Николаевич, доставая из кармана белого халата платок
— И не только убеждать — ухмыльнулась Оксана, лучезарной прелестью улыбки, вильнув перед ним шикарной красотой бедер, взяла сумочку с его стола
— Между прочим, я в этом и не сомневался — ответил он взаимной улыбкой, стирая с губ помаду, что оставила на нём Оксана после поцелуя
— Вам так идёт — коснувшись пластиковой ручки входной двери, рассмеялась Оксана
— Ну, да только как я это объясню пациентам?
— Точно так же как я могла бы объяснить растрёпанность своих волос — расправляя другой рукой пряди золотистых волос, ухмыляясь, говорила Оксана, открывая перед собой входную дверь
Легкость ворвавшегося потока душного воздуха с коридора, придала волосам Оксаны, пышность и выразительный объем. Перешагивая порог открытой двери, Оксана сексуально отражая изгиб эластичных ведер вышла в коридор, закрывая за собой дверь. Пациентов в коридоре не было, смуглые оттенки хмурой погоды за окном в дальнем конце коридора, погрузили атмосферу этого больничного коридора в дневной мрак. Звонко стукая каблуками фиолетовых туфель, Оксана облизывая кончиком языка алые губы, направлялась по коридору, была поражена как сильно возбудилась в объятиях мужских рук при слияние с ним в единой страстном поцелуе.

***
Манящий запах кофе со вкусом витал в атмосфере рабочего кабинета Оксаны, чарую оттенками изысканной сладости. На стеклянном большом столе, расположенным в центре кабинета, были разложены листы, проделанных анализов, результатов МРТ, стоял раскрытый ноутбук, на клавиатуре которого на некоторых кнопах сохранились отпечатки сахарной прелести пудры от пальцев Оксаны. Вертикальные жалюзи на пластиковых окнах, были плотно завешаны, скрывая на улице за окном проливной разыгравшейся дождь, что не переставая барабанил по стеклам в этом кабинете. На печке, стоящей между двух столешниц в дальнем конце кабинета, закипала турка с черным молотовым кофе, развеивая свой аромат в воздух. Полиэтиленовый прозрачный пакет служил как скатертью на поверхности стеклянного стола, где Оксана разметила горячую самсу, несколько беляшей, а так же теплый контейнер с только что приготовленным в буфете борщом.
— Хорошо давайте представим
Предложила Оксана, сидя на стуле, открывая крышку пластикового контейнера, положила её рядом с собой, когда в воздух сразу же хлынул аромат свежего горячего борща.
— Давайте откинем симптомы самой опухоли — рассуждала Оксана, протирая чистой салфеткой ложку, что лежала на белом вафельном полотенце — Что мы модем получить?
— Оксана ты, что совсем с ума сошла?! — возмутилась Марина Викторовна, открывая дверцу висевшего шкафа над столешницей, достала из него белую керамическую кружку — Как мы можем откинуть основной симптом, тем более
— Хорошо допустим — тяжело вздохнула Валентина, опираясь на спинку стула на котором сидела, держа в руке шариковую ручку, назойливо теребила её стержень указательным пальцем — Если предположить «бруцеллёз»
— Мда… и это по-твоему он мог отравиться некачественным сыром?! — выразила свою версию Марина Викторовна, возмутившись такой бредовой идеей
— А вот тут я не соглашусь с вами Марина Викторовна — понимая, насколько её покорная рыжая бестия выдвинула бредовую идею, решила заступиться за неё Оксана — Нередки у больных бруцеллезом «невриты», том числе воспаления зрительного и слухового нерва
— Воспаление зрительного нерва — согласилась Марина Викторовна — Но не застойный диск зрительного нерва, немного разные согласись понятия, уж я то как офтальмолог это знаю
— Так же высока вероятность развития контрактур, возникновения неврологической симптоматики, подобию парезов и невропатии — выгораживая Валентину, что опустила голову, говорила за неё Оксана, после чего облизнула кончиком языка раскрытые алые губы
— Повышение температуры сопровождается интоксикационными признаками: болью в мышцах и суставах, парестезиями — вынесла Валентина своё предположение, к оправданию собственной выдвинутой теории
— «Менингит» наиболее вероятен, если не принимать опухоль во внимание — поделилась предположением Вероника, сидя на мягком белом диване за спиной у Оксаны — Объясняет все наши перечисленные симптомы, такие как…..
— Менингит наиболее вероятен — поддержал Ларионов свою дочь, наполняя кружку Марины Викторовны только что приготовленным кофе в турке
Дверь кабинета с тихим скрипом открылась, издавая механический щелчок нажатой ручки, как за дверью, стоял Александр Николаевич с телефоном Оксаны в одной руке, а в другой он держал планшет, с прикрепленным к нему несколькими листами бумаг. Мужчина перешагнул через порог открытой двери, отражая падающим светом со светодиодных светильников на потолке, блеск черно лакированных мужских туфель с закругленным носом. На некоторое время воцарилась тишина, все словно от удивления были поражены появлением этого мужчины в рабочем кабинете Оксаны. Мужчина направился к стеклянному большому столу, стоящему в центре кабинета, расположившись напротив, он положил телефон на его поверхность и легонько кончиками пальцев подтолкнул его к Оксане.
— Должен признать Оксана Владимировна — говорил он отодвигая рукой свободный стул напротив Оксаны, присаживаясь на него положил планшет рядом с собой — Я бы заострил ваше внимание на непонятное образование опухолей, причем достаточно в большом количестве вначале исследования Королёва
— Рак головного мозга ведет себя достаточно странно — усомнилась Марина Викторовна в таком веском доводе, медленно держа кружку с кофе в руке, подошла к столу — Должна признать да, большое количество опухолей, сводиться потом в две, потом в одну, потом опять в две
— Да-да — согласилась Оксана, смакуя во рту прелесть свежеприготовленного борща с легкой примеси кислинки
— Приятного аппетита Оксана Владимировна! — пожелал Александр Николаевич, скрестив руки положил их на планшет, что лежал перед ним на столе — Что показал общий развернутый анализ крови или хотя бы биохимический?
— Незначительный воспалительный процесс — пояснила Валентина, пододвигая кончиками пальцев листок с анализом крови к Александру Николаевичу, словно стесняясь посмотреть ему в глаза, опустила взгляд на ноги — Схожий с инфекционной формой заболевания в весьма легкой форме
— А что если лейкоциты немного понижены? — предположила Оксана, держа ложу с супом рядом с губами — Что если мы предположим, что организм исчерпал свои ресурсы
— Лейкопения — ответила тут же Валентина — То есть Оксана Владимировна, считает, что снижением количества лейкоцитов в одной единице крови, может быть обусловлена процессом новообразование опухолей на оболочке головного мозга
— Что опять сводится…..
— Так хватит! — швырнула ложку в суп Оксана со злости, от чего расплескала его капли по поверхности стола — Марина Викторовна мне ваши теории с раком уже поперек горла, есть более весомое оправдание образовавшейся опухоли и шестидесятилетнего мужчины?!!
— Оксаночка — успокаивающей нотой голоса, говорила Марина Викторовна, присаживаясь на отодвинутый Ларионовым стул, поставила рядом с собой кружку с кофе — Просто признай, это рак, просто его этиологию мы еще пока не обнаружили
— Подтвердите метастазы в ликворе и в анализе крови — распорядилась Оксана, вытирая салфеткой со стола, разлитые капли борща — Завтра сделаем ангиографию, хочу сама в монитор посмотреть на эту вашу опухоль
— Ты что собираешься провести катетер прямо в мозг? — удивилась Марина Викторовна
— Раз уж другого выбора у меня нет — согласилась с этим утверждением Оксана, сминая влажную салфетку, пропитавшуюся багровой прелестью супа — И именно для этого мне нужна помощь нашего невролога, не волнуйтесь всё уже оплачено — заверила она, когда её команда так косо посмотрела в её сторону
— Нужен анализ Ликвора — предложила Вероника, вставая с дивана, Оксана обратила внимание, в зеркале, висевшем за спиной Александра Николаевича, что эта кудрявая черноволосая чертовка строит ему глазки, не привлекая к себе внимания — Если метастазы будут там обнаружены, то мы точно будем знать, с чем мы имеем дело
Телефонный звонок на стационарный телефон прервал деловую дискуссию, заставил немного вздрогнуть Веронику, что стояла за спиной у Оксаны, держась кончиками пальцев за спинку стула на котором она сидела. Ларионов тут же снял трубку с аппарата, находясь рядом с компьютерным столом Оксаны, чуть наклонился, опираясь локтем на его поверхность.
— Ларионов слушает — серьезным голосом ответил Валерий Николаевич, на телефонный звонок, поправляя пальцами очки на глазах — Да-да мы сейчас подойдём — ответил он после небольшой паузы, когда все присутствующие так удивленно на него посмотрели
— Что случилось? — взволнованно спросила Вероника
— У Королёва опять случился приступ и паралич тазовых функций — пояснил Ларионов, положив трубку телефона
— А вот это уже действительно интересно — ухмыльнулась Оксана, скривив алые пропитанные соком супа губки, коснулась кончиками пальцев ручки керамической кружки с кофе
— Оксана Владимировна — обратился Александр Николаевич, когда остальные члены команды Оксаны, направились к входной двери — С вашего позволения, я бы хотел лично обследовать Королёва на предмет когнитивных расстройств, а так же его психически эмоциональное состояние
— Именно для этого я вам и заплатила столько денег — разрешила Оксана, когда Вероника, что открыла дверь первой, так удивленно посмотрела — Да я его купила на это дело, заплатила ему денег в качестве консультанта
— Раз уж так — улыбнулась Марина Викторовна, проходя мимо Александра Николаевича, когда он встал со стула — Тогда милости просим в нашу скромную команду
— Надеюсь, ты знаешь что делаешь — фыркнула недовольно Вероника, гордо покидая кабинет первой, отразила через белый врачебный халат красоту элегантных бедер
— Ой, иди уже — толкнула легонько в плечо её Валентина, заступаясь, таким образом, за репутацию Оксаны, покидая кабинет следом за кудрявой темноволосой фурией
— Оксана Владимировна если будет что-то новое, мы вам обязательно сообщим — заверил Ларионов, покидая кабинет последним, дождавшись пока все выйдут и закрыл за собой дверь
— Хм…. только вот что интересное?! — ухмыльнулась хитрой улыбкой Оксана, оставшись одной в кабинете, положила ложку в полупустой пластиковый контейнер с супом
Медленно вставая со стула с кружкой в руке, Оксана, касаясь компьютерной мышки ноутбука, переключила страничку в интернете, в надежде найти схожесть симптомов. Взяв в руки недопитую кружку с кофе, поражаясь, прелесть сладостного аромата карамели, что веял из неё, Оксана, раскрыв губы и закрыв глаза, медленно поднесла кружку к губам. Завораживающая оттенками карамели сладость кофе вливалась в рот Оксане, обольщаясь такому изысканному вкусу, она опираясь бедрами на край стола чуть запрокинула голову. Раскрыв неожиданно глаза, Оксана услышала голос Тихонова за закрытой дверью своего кабинета, после чего она плавно отворилась, издавая механический щелчок.
— Я понимаю вас Роксана Владимировна — говорил он входя в кабинет Оксаны — Но Оксана Владимировна никуда не поедет и да я понимаю, что у вас скора свадьба
— Вы не понимаете, мне нужна сестра чтобы помочь мне с составлением программы праздничного торжества — уверяла Роксана, вбегая в кабинет следом за Тихоновым
— Оксана Владимировна! — поднял он согнутую руку в локоть с выставленным указательным пальцем вверх, делая тонкий намек девушке за его спиной замолчать — Я до каких пор буду вас выгораживать, по больнице ходят уже слухи, что мы насильно удерживаем здесь Королёва против его воли
— Оксана ты обещала мне позвонить — жалобным голосом говорила Роксана встав рядом с Тихоновым, напротив стеклянного стола, за которым стояла Оксана с кружкой кофе, облизывая смачно губы краешком язычка — Я прождала твоего звонка весь вечер….
— Репортёры уже здесь?! — спросила Оксана, игнорируя жалкие речи сестры, повернувшись к Тихонову, состроила хищную ухмылку и хитрое выражение глаз
— Да здесь — суровым голосом ответил Тихонов, недовольно сжимая кулаки — С вас объяснительная, в письменном виде, за тот вчерашний поступок, это было крайне возмутительно
— Ах… вы об этом — рассмеялась Оксана приятной нотой смеха, чуть запрокинув голову, устремляя взгляд на светильник на потолке, поставила кружку на стол — Не знаю в самом деле, что на меня нашло
— Вы были пьяны — пояснил Тихонов, на его лице были выражены изгибы недовольства, словно желание было сорваться и выплеснуть весь накопленный гнев — Вы просили у меня отгул на неделю до свадьбы вашей сестры, я вам его и предоставил, а вместо этого вы взяли дело
— Оксана ты обещала мне…..
— Да-да сестричка я помню — нервно ответила Оксана, чувствуя себя неудобно между сестрой и своим начальником, однако сильно удивилось стилю одежды Роксаны
Темноволосая девушка была одета в темно-красное, почти багровое пышное платье, длинна которого была чуть ниже колен. Туфли были в стиле подобию босоножек, на высоком каблуке, придающим её стройным, достаточно выразительным ногам весьма сексуальный облик. Палитра изысканных оттенков вкуса впитала в себя коллекция парфюма «LeiberJudithLeiber», прелесть и гармоничность белого кедра в великолепной гармонии поражающей утонченностью запаха жасмина вступившей в тесный контакт с гарденией. Волосы Роксаны были закрыты платком, подобающей цвету её платья, лишь отражая черную её чулку, что придавала её милому личику, весьма, по мнению Оксаны, ангельское выражение лица.
— Господин Тихонов! — умоляющим акцентом голоса обратилась Роксана к заведующему больницей, встав перед ним лицом к лицу — Я понимаю, что не смею вас просить об этом, но мне именно сегодня нужна помощь сестры, для того чтобы приготовиться к моей свадьбы, вы же понимаете как мне это важно
Состроив просто поразительно вынуждающее проявить жалость выражение лица, обратилась Роксана к Тихонову, вызывая в нем таким обращением душевные чувства. Тихонов в одном мгновении повел скулами, заскрипел зубами, но глядя в глаза Роксаны, прямо на глазах у Оксаны, решил быстро сменить свой гнев на милость.
— Хм…. Орлова у вас время до завтрашнего утра и я буду рад, если когда я зайду к вам утром в клинику, вы были на своём рабочем месте, я вас лишаю отгула на неделю — распорядился Тихонов, направляясь к выходу открытой входной двери кабинета Оксаны
— Пожалуй, сестричка ты сразила моего начальника наповал — ухмыльнулась Оксана, как Тихонов, выражая иронию в отражении на зеркале, что висело возле входа, покидал её рабочий кабинет
— Спасибо господин Тихонов! — крикнула Роксана, уходящему заведующему больницей вслед, встав рядом с раскрытой входной дверью
— Ну и куда ты решила вытащить из моей темницы?! — поинтересовалась Оксана ставая ноги крест накрест медленно подходя к Роксане, что закрывала за Тихоновым дверь её кабинета
— Оксана я долго думала — закрыв дверь, говорила Роксана, облокотившись на неё спиной, словно сгорая от стыда опустив постыдный взгляд в пол багровых красных туфель, сомкнула пальцы рук вместе на уровне талии — Я хочу, чтобы ты именно сама сделала это со мной!
«Вау, да эта малышка совсем уже охуела, нет я конечно прекрасно понимаю, о чем она говорит, но чтоб набить себе цены, сострою перед ней дурочку!», состроив хитрую ухмылку на лице, подумала Оксана, встав рядом с Роксаной.
— Прости что сделала?! — вполне серьезным голосом, спросила Оксана, взяв Роксану за руки, вынудила её посмотреть в свои глаза
— Я…. хочу… я хочу — чувством заплаканного голоса, пыталась донести до Оксаны она свои желания — Чтобы ты сама лично обесчестила меня
— А что теперь так мусульманских девушек лишают девственности?! — серьезности голоса спросила Оксана, разыгрывая перед навязчивой сестрой драму
— Я просто сильно испугалась, того, что ты мне сказала, в ту ночь у Романовых — как будто искренне говорила Роксана, пытаясь надавать на жалость у Оксаны
— Хорошо — изнуренно вздохнула Оксана, хватая воздух ртом, понимая, что это может нести угрозу для её жизни — Где ты сама это хочешь сделать? — спросила она, взявшись за руки с Роксаной
— Предлагаю одно очень хорошее место…..
— Ладно, послушай, я тут видела хорошую баню, когда проезжала недавно по деревне, туда и поедем — заверила Оксана, радушно улыбаясь своей сестре — Но тебе придется подождать, пока я доем свой обед, ты же понимаешь, дядя Катерины мне все нервы потрепал
— Ты же понимаешь я не единоличница — скромностью голоса говорила Роксана, посмотрев в глаза Оксане — Я ведь тоже тебе смогу доставить максимально удовольствия за эту услугу
— Только давай, как не в прошлый раз хорошо?! — рассмеялась Оксана задорным смехом, отпуская руки Роксаны, повернулась к ней спиной, вильнув перед ней изысканной прелестью бедер — Да и я не уверена, что ты от этого получишь хоть какое-то удовольствие
— Да я понимаю, спасибо!
С уважительной благодарностью, согласилась Роксана, прикусывая точно так же, как это делает Оксана, краешек щедро накрашенной губы багровой помадой.
— Приятного тебе аппетита сестрёнка — выражая искренность своих добрых пожеланий, ответила Роксана, направляясь вслед за Оксаной к стеклянному столу
— Спасибо сестрёнка! — поблагодарила Оксана, присаживаясь на отодвинутый стул, взяла обеими руками большую аппетитную самсу с поджаристой хрустящей корочкой, жадно её надкусила
Продолжительные полчаса, Оксана услаждала себя остатками сладостью кофе с чарующей прелестью карамели, плотно перекусив на рабочем месте. Всё это время Роксана сидела на стуле и терпеливо ждала, пока Оксана удовлетворит свою потребность в еде. Поражаясь такой дьявольской выдержки Оксана, больше не могла вынести взгляда этой девушки на себе, что истязала себя тянущимися долго минутами ожидания. Вытирая губы салфеткой для кофе, Оксана чувствовала на них красоту сахарной силы карамели, что тонким слоем покрывала её губы.
— Ну что же сестренка — заявила Оксана вставая со стула, убирая всё со стола в один большой пакет, который она стянула со стола — Теперь я думаю, мы можем и развеяться
— Ты это так называешь?! — будто возмутилась Роксана, потому как слово Оксаны, зацепило её душевные чувства
— А почему бы и нет — возразила Оксана, одарив девушка радушным взглядом стоя у стола с большим пакетом, понесла его к урне, что стояла рядом со столешницами — Мы ведь тоже с тобой люди и имеем полное права на то чтобы расслабиться
— Согласна с тобой сестренка — забавно улыбнулась Роксана, пристально наблюдая за чарующим движением тела Оксаны, когда она направлялась к ней, ставя искусно ноги крест, накрест
— Ну, так что пойдем? — взяла Оксана, проходя рядом со столом, за которым обедала в одну руку белую кожаную сумочку, а в другую телефон, что лежал рядом с ней на столе
— Я хочу сделать тебя свидетельницей на свадьбе — предложила Роксана, взяв Оксану под руку, подходя вме5сте с ней к закрытой двери кабинета
— О… нет! — возразила Оксана, первой касаясь металлической ручки входной двери, нажала на неё, открывая, потянув на себя, дверь — Уж поверь, такой человек, как я не достоин такой чести
Завораживающая сила парфюма «Pure Poison от Christian Dior», в великолепной слияние единой композиции жасмина, непревзойденного вкуса гардении и чарующей прелести нежных оттенков бергамота с манящим запахом спелого мандарина. Валерия, белокурая женщина сидела за своим компьютером, бросая косой взгляд на открытую дверь кабинета Оксаны, она вновь как ни в чем не бывало, устремила свой взгляд в монитор компьютера. Шикарная белоснежная блузка, v-образной формы декольте, верхние пуговице которой были расстегнуты, отражая под ним краешек черного кружевного бюстгальтера, шикарной пикантной объемом груди. Пышные волосы были скреплены заколкой в форме большой бабочки, с шикарными большими бардовыми крыльями, превращающую белокурую прелесть волос в объемный хвост. Короткая черная юбка, с вырезами по бокам отражала манящую эластичность притягательных бедер Валерии, а черные туфли на высоком строгом по характеру каблуке отражали сексуальность ног, которые она положа ногу на ногу отразила красоту роскошных бедер. Аккуратный маникюр её ногтей , поверхность которых была щедро покрыта красным лаком, выражала странную эротическую притягательность, перед которой Оксане трудно было противостоять.
— А…. Оксана Владимировна — немного вздрогнула Валерия, как только объём её обворожительной прически белокурых волос, приобрёл пышную форму, ворвавшего сквозняка в приёмную, благодаря открытому окну, через которое так прекрасно пахло сыпрстью прошедшего на улице дождя — Ваш рабочий день уже закончен?!
— Меня всегда поражала твоя навязчивость — удивилась Оксана прикусывая краешек губы, вошла в приёмную перешагивая высокий порг открытой двери, сразу же за Роксаной
— Как вкусно пахнет у тебя тут сиренью — подметила Роксана, пытаясь своим нелепым бредом сменить тему
— Ты не представляешь, сестричка на улице сиренью пахнет еще вкуснее — съязвила Оксана, желая скорее покинуть помещением приёмной, обошла Роксану, что встала у стола Валерии
— Полагаю вас можно сегодня и не ждать — подметила Валерия, взяв в руки кружку с чаем с ароматной прелестью жасмина
— Полагаю — прошла по приёмной Оксана, покачивая красотой изящных бедер, ощущая на себе проникающее через открытое окну прохладу прошедшего деревенского дождя — Даже, если ты захочешь знать, это не твоё дело — ухмыльнулась она красиво выражению на лице Валерии, что отразилось ей в зеркале справа от входа
— Зачем вы так? — обиженно спросила Валерия, когда Оксана, коснувшись ручки входной двери в приёмную, легонько надавали на неё кончиками пальцев
— Потому что я так могу — открывая дверь, потянула её на себя, холодной интонацией голоса ответила Оксана, сгибая ногу красивым изгибом, перешагнула через высокий порог открытой двери — Смирись или ищи себе нового начальника
— Я составляю для вас бухгалтерские ведомости, по распоряжению Тихонова Валерия Валериевича….!!! — крикнула она когда Оксана коснувшись каблуками фиолетовых туфель, мраморной плитки, вышла в больничный коридор
— И как ты тока с такими людьми работаешь? — выбежала Роксана из приёмной следом за Оксаной, вежливо и едва слышно закрывая за собой дверь
Душная атмосфера сжатого, впитавшего в себя людской пот, асептик и другие медицинские препараты, скопилась в воздухе больничного коридора. За закрытыми окнами, насытившись густотой серых красок, было небо на улице. По сине-белым стенам этого помещения разгуливали тенистые оттенки деревьев, что смуглой тенью танцевали танец страсти, вырисовывая жесты тенями по стенам. В дальнем конце коридора, было слышно, как две медсестры что-то задорно обсуждали между собой, довольно интересной шепотной нотой, само звучание которой убаюкивала вместе с дующим ветром на лице.
«Пожалуй, я сейчас узнаю, как сильно меня любит эта малолетняя сучка и на что она готова ради меня пойти», ухмыльнулась Оксана коварной улыбкой, направляясь по коридору изящно показывая перед сестрой упругость собственных ягодиц.
— Предлагаю выйти через черный вход — застенчиво улыбнулась Оксана, обернувшись внезапно перед лицом Роксаны, встала рядом с ней
— А почему мы не можем выти через главный?! — неловко почувствовала себя Роксана
— Репортёры из Москвы очень сильно интересуются судьбой дяди Катерины — пояснила Оксана, опираясь бедрами на прохладную стену, ощущая через платье весь её проникающей холод
— Хорошо, показывай куда идти — вздохнула, как будто с чувством сожаления Роксана, но решила покорно проследовать за Оксаной по коридору
— Пойдём здесь не далеко — коварством блистательной улыбки, улыбнулась Оксана, медленно открываясь от стены — Не хочу давать пустой интервью перед телевиденьем
— Сбегаешь от ответственности?! — подметила точно Роксана
«Поразительно дотошная сучка», уныло вздохнула Оксана, опять остановившись, оставаясь стоять спиной к Роксане.
— Я просто её ненадолго сдвигаю в сроках — пояснила Оксана, подходя к открытым дверям грузового лифта, покачивая бедрами, вошла в кабину
— Куда ведет этот лифт? — взволнованно спросила Роксана, входя следом в кабину лифта, встала справа от Оксаны
— Туда где я именно себя буду чувствовать комфортно — ответила с ухмылкой Оксана, закрывая тут же, потянув за поручни обеими руками, тяжелые массивные двери
— А я?! — переживая из-за подозрительной улыбки на лице Оксаны, спросила, словно трясясь от страха Роксана
— А ты не знаю — застенчиво отразив скулам тайный замысел, радушно улыбнулась Оксана, обивая теплой рукой талию Роксаны, прижала её к себе, нажала на кнопку подвального помещения
Кабина плавно двинулась с места, издавая тяжелый гул мотора, который разносился знойным механическим эхом по всей протяженности шахты лифта.



Густое огромное облако, зависшее в небе над деревней, постепенно начало развеиваться, пропуская через себя часки ярких лучей, стоящего над головой солнца. В воздухе пахло сыростью прошедшего дождя, мокрой травой, влагой пропитавшую кору деревьев, красивых распустившихся берез, могучих веток тополя, и первозданность и изысканность ясеня, с листьев которых, плавно стекая по ветка, переходя на стебель, вниз устремлялись капли дождя. Бесчисленные лужи покрывали израненное полотно деревенского тротуара в центре деревенской площади, повсюду была слякоть, сырая грязь и мокрый бордюр, отделяющей проезжую часть от пешеходной зоны. Деревенские жители уже были без зонтов, одна некоторые все же прохожие, держали его при себе, опасаясь снова попасть под внезапный ливень, кто-то из девушек забавно взвизгнув, испугавшись холодных капель воды, что попали на оголенную спину платья, скользя по обнаженной нежной коже спины.
— Ты могла хотя бы предупредить, через что мне придется пройти?! — возмущалась Роксана, недовольно сморщив лицо, наступая случайно каблуком босоножек в лужу, почувствовала морозящие капли влаги на коже ног — Я ведь даже не….
— Согласна — сдерживая с трудом смех, Оксана прикрыла алую прелесть губ, ладонью, забавно ей улыбаясь — Но пошла бы ты со мной тогда?!
— Твою мать это же морг Оксана! — была вне себя от злости Роксана — Ты заставила меня пройти с тобой через морг
— По крайней мере ты увидела сферу моей деятельности в которой я могу себя вести спокойно и ничего не боясь — изогнула Оксана прекрасным изгибом ногу, наступая на высокий бордюр, после того как пересекла проезжую часть в неположенном месте — Да и всё было уж не так печально
— Это морг Оксана, там везде эта мерзость….
— Эта тела умерших людей — мило улыбаясь, Оксана пожала плечами, стоя под крышей козырька местного бара — Все студенты моего университета прошли через это
— Да, но я не студент медицинского вуза — = продолжала возмущаться Роксана, когда Оксана протянула ей руку помогая забраться на высокий бордюр
— По крайней мере, ты теперь знаешь, какие нужны для этого крепкие нервы
Продолжая улыбаться столь же прекрасной улыбкой, поделилась Оксана впечатлением, встав у закрытых дверей местного деревенского бара, ощущая по телу, как легкий холодок порыва нежного ветра окутывал её.
— Да и, по-моему, кто-то хотел…..
— Оксана не сейчас — возразила Роксана, обращая внимание, как двое пьяных мужчин открыли входную дверь бара, выходя на улицу, едва держась на ногах держась за её поручни — И куда ты меня на этот привела?
— Ах… это — продолжая играть перед сестрой в любезности, приложила Оксана ладонь к к своему лиц, выражая тем самым искренность и застенчивость — Место где тебе просто необходимо будет расслабиться
— Да я думаю, ты читаешь мои мысли — согласилась Роксана, когда Оксана вежливо придержала перед ней дверь, пропуская выходящих из неё мужчин — Мне после твоего морга кроме мурашек по коже, просто необходимо надраться до беспамятства
— Хм… по-моему кто-то уже заговорил как одичалый мужик дикарь — назойливо повела губками Оксана входя тут же в бар следом за Роксаной
Деревянные столы, были выполненные из бруса, напоминая чем-то таёжные условия, выстроенные рядами, создавая между собой зону для свободного хода лишь двум людям. Деревянные окна, были закрыты плотно прочными деревянными ставнями, не пропуская в помещение, совершенно лучей солнечного света. Освещение в баре состояло из шести люстр, расположенных по три в ряде относительно входа, достаточно хорошо освещая само помещение. Тихая музыка в стиле dubstep играла в баре, придавая немного приятную обстановку для отдыха, своим посетителям, когда акустический звук исходил с колонок развешанных по периметру стекая основную волну потока звука в центр. В воздухе пахло, сигаретным дымом, ароматами разносортного пива, а так же на удивления деревенской свежестью чистого воздуха вентиляционного помещения, что даже при курящих в зале посетителях, табачный дым тут же улетучивался и растворялся в системе вентиляции. В конце зала находился крепкий красный барный прилавок, вымощенный из крепкого дуба, покрытый толстым слоем красного лака, ярко излучая падающий на его поверхность поток света с потолка. Сзади барной стойки находились бочки с пивом, изобилие ассортимента хмеля, позволяла выбрать своим посетителям из нескольких десятков своего ассортимента, заполонившим её от пола до потолка, при этом сохраняя свой качественный вкус разливного пива.
Появление Оксаны в этом заведении, затмило внешность всех находившихся там девушек, официанток, рыжую барменшу, посетителей женского пола, даже на Роксану никто не обращал так внимание. Проходя между рядами столов с посетителями бара, Оксана изящно виляла упругой прелестью бедер, ощущая на своём теле голодные сексуальные взгляды мужской половины общества.
— Оксана я конечно извиняюсь — смутилась Роксана, следуя за Оксаной, между рядов столиков — Но на что они так смотрят?
— А ты разве не поняла? — шикарной улыбкой улыбнулась Оксана, виляя бедрами, подходила медленно, ставя ноги крест, накрест, к барной стойки — Посмотри сама, на кого направлены их взгляды
Гордо заявила Оксана, подняв подбородок, сияла лазурной голубой прелестью глаз, отражая в них яркие оттенки падающего с потолка света.
— О… боже какая встреча — заявила рыжеволосая барменша, когда Оксана подошла к барной стойки, опираясь руками на её поверхность, выгнула спину — Ну надо же сама Оксана Владимировна решила посетить наше скромное место — говорила она, пытаясь строить на лице приветливый взгляд
— Перестань выёбываться Анна! — грубо выразилась Оксана, поставила сумочку, что сняла с плеча на барную стойку — Я здесь для того, чтобы пропустить со своей сестрой по нескольку литров пива, а может быть и чего покрепче
— Это твоя сестра? — удивилась рыжеволосая барменша
— А ты что что-то имеешь против?! — возмутилась Роксана, состроив недружелюбный оскал на лицЕ, встав справа от Оксаны
— Что?! — удивилась Оксана, когда рыжеволосая барменша, с каштановыми волосами, так на неё посмотрела — Да порой она бывает маленько резковата
— Да нет, я не о том — возразила рыжеволосая девушка Анна, наполняя кружку с пиво для одного из посетителей — Ваше лицо
— О…. нет Роксана прошу молчи — успокоила Оксана коснувшись пальцами плеча девушки, смогла ощутить красоту его хрупкого очертания через ткань надетого на ней багрового платья — Нам пожалуйста для начала по кружке пива, ну и там чего-нибудь сообрази чтоб закусить
— Я никогда раньше не пила пива — выразила смущаясь своё впечатление Роксана, покорно следуя за Оксаной в зал, когда она так настойчиво тянула её за руку
— Ну что-то мы когда-нибудь делаем впервые — ухмыльнулась Оксана, обворожительной улыбкой, отражая в них, каждым изгибом алых губ, заядлую похоть
— Оксана дорогая — говорила весьма вежливо Роксана, встав у свободного столика, в дальнем конце зала, рядом с закрытым ставнями окном — Ты ведь помнишь о моей просьбе на счет сегодня?!
— Хм… да-да конечно
Застенчиво вновь улыбнулась Оксана, расправляя красное платье на бедрах села на теплую приятную на ощупь лавочку, выполненную из бруса, отдававшей приятной стойкостью запахом древесины.
— Только для начала я хотела тебя перед этим напоить — чуть наклонившись, к Роксане, что находилась с противоположной стороны стола, выразила Оксана сои намерения, садясь на лавочку, поставив белую кожаную сумочку рядом с собой — Поверь для остроты ощущений — шепотной речью произнесла она
— Хорошо сестра — покорно ответила Роксана, мешкая возле лавочки не решаясь сначала на неё присесть — А где мы это сделаем? — шепотом спросила она, чувствуя себя неловко в этом заведении
— Предоставь этот вопрос мне — заверила Оксана, любуясь прекрасной рыжеволосой барменшей, что решила ради неё покинуть продовольственный прилавок, направлялась с разносом двумя кружками пива к их столику — Я уверена, что что-нибудь придумаю
Прекрасные потертые темно-синие джинсы облегали тело рыжеволосой девицы, изящностью пикантных форм изгиба подчеркивали её бедра. Белый топик был завязан в крепкий узел под её грудью, придавая ей обворожительный чарующий очертанием объём. Черные туфли на высоком каблуке придавали её стройным ногам, весьма сексуальный вид, особенно когда она издавала глухой звук ими касаясь ими пола в баре. Гармоничную композицию ароматов «Rose The One от Dolce&Gabbana», смогла распознать Оксана в нотах чарующих красочных слияния оттенков, таких как болгарская роза, пиона персика и завораживающей прелести вкуса ландыша. Подобию движению хищной львицы, строптивая искусительница, притягивала взгляд походкой, ставя ноги крест, накрест, она встала рядом со столиком Оксаны и Роксаны, наклонившись немного, поставила на его поверхность разнос с двумя бокалами пива.
— Так что же всё-таки вынудило Оксану Владимировну, героя нашей деревни снизойти до нашего заведения — говорила она, улыбаясь чертовски привлекательной улыбкой, присаживаясь на лавочку рядом с Оксаной — Слышала вы взяли очень интересный случай
— В любом случае — коснувшись коготком указательного пальца, шепотом не привлекая к себе внимания, пояснила Оксана — Это не тоё дело
— Ну как знаешь — хмуро ответила Анна, скривив губы — Если вас вдруг начнет напрягать обстановка в этом зале, вы можете уединиться в кабинете управляющего, только скажите мне и я всё устрою
— Для начала
Заявила Оксана, положив ногу на ногу, отразив всю эластичность бедер, перед рыжеволосой собеседницей, открывая сумочку, поставила её на колено, достала из неё кошелёк.
— Мы немного посидим тут, а если вдруг нам потребуется уединение я тебе об этом непременно дам знать — пояснила Оксана, открыв кошелёк, взяла из него пятьсот рублей засунула её промеж топика в грудь рыжеволосой девице
— Хорошо — радушно согласилась рыжеволосая бестия, вставая с лавочки, когда Оксана, выгнув спину взяла с разноса бокал с пивом — Как знаешь
«А ведь она моет мне пригодиться, чтобы снять самой напряжения», прикусывая краешек губы, подумала Оксана, ощущая завораживающую прелесть запаха хмеля с бокала.
— Хотя ты знаешь — касаясь другой рукой руки девушки, остановила её Оксана — Твоя так называемая настойчивость мне пригодиться буквально может даже через часик, ты ведь мне не откажешь
— Конечно Оксана — радушно согласилась Анна, вильнув упругой прелестью ягодиц перед Оксаной удалилась в зал бара, по направлению к барной стойки
— Она мне тоже не нравится — непонятно к чему выразила своё впечатление Роксана, взяв свой бокал с пивом с разноса, обвила его обеими руками
— Речь не о ней — не соглашаясь с её мнением, возразила Оксана, поднимая бокал с пиво вверх, отложила на лавочку сумочку с колен — Давай выпьем за нас — предложила она, легонько, протянула бокал к Роксане, коснулась его стеклянной поверхности, издавая тихий звон
Продолжительные несколько часов, Оксана сидела в баре, не подавая вида для своей сестры, пила один лишь бокал пива, пока Роксана уже выпила пятый бокал до краёв налитый пивом. Рассказы о семейных бреднях, Оксана посчитала обычной банальной драмой, в отношениях между Роксаной и её родителями, когда она жаловалась, как мир к ней жесток и не справедлив. Утонченность понимания религии кавказского народа и с какой серьёзностью они к ней относятся уделяя в этой теме главный подход в своей жизни поражала Оксану, даже когда Роксана была так пьяна, она не переставала говорить на этом странном диалекте изредка произнося непонятные для неё слова.
— Анна дорогая — окликнула Оксана рыжеволосую девушку, когда она подошла к соседнему столику, зазывая лазурно-голубым взглядом подойти — Ты не могла бы подойти
— Да-да конечно — закивала головой девушка, вставая с лавочки соседнего столика — Вы уж извините клиентка особая нужно подойти — уверяла барменша посетителей, к которым подошла и села за столик
— Мне уже нравиться твоя рыженькая — выражая бурные эмоции говорила Роксана, отражая мимкой лица сильно пьяное состояние
— Ты даже не представляешь, как мне нравится — согласилась с утверждением своей сестры Оксана, делая вид, что отпила с бокала глоток пива
— Прости Оксана, ты что-то хотела? — обратилась Анна, медленно подходя к их столику, блеснула взглядом безупречных карих глаз, удачно сочетающихся с цветом её каштановых волос
— Хотела тебе сказать, что мы с сестрой уже уходим, мне нужно проводить её до дома, она уже и так….
— Оксана нет! — возразила Роксана, держа рядом с раскрытыми губами полупустой бокал с пивом, выставив пятерню пальцев, в качестве протеста — Ты же обещала лишить меня……
— Заткнись! — прошипела Оксана, чувствуя себя неудобно, понимая, что рыжеволосая девица уже обо всём и так догадалась — Мы это сделаем в другой раз, хорошо сестрёнка
— Нет! — словно маленький ребёнок, пыталась Роксана противостоять твердой воли и решению со стороны Оксаны
— Оксана я понимаю, это может быть неуместно — сведя пальцы обеих рук вместе в районе талии, говорила Анна, встав рядом с Оксаной с оглядкой и застенчивости смотрела, то на неё, то на пьяную Роксану — Но у меня в кабинете сохранилась бутылочка качественного «Шардоне»
— О… нет! — возразила тут же Оксана, понимая, что она уже после этой бутылки не дотащит сестру до такси, даже если оно подъедет максимально близко к входу
— Ну… же сестра — кривила губами Роксана, едва выговаривая с большим трудом слова — Всего одна бутылочка и ты это сделаешь со мной
— О чём она говорит?! — якобы смутилась Анна, хотя выразила изгибом очертания скул, весь смысл этого контекста со слов Роксаны
— Не слушай её — повесив сумочку на плечо, Оксана встала с лавочки на которой сидела, возмутившись сильно поведением Роксаны, сердито посмотрела на неё, сморщив алую прелесть губ — Она немного перепила, у неё скора свадьба
— Эта девушка твоя сестра — рассуждала Анна, ерзая указательным пальцам по воздуху, направляя его в сторону Роксаны, что уже чуть ли не валилась на стол — Хотя с виду чистой воды какая-то мусульманка, и я смею предположить…..
— Ладно послушай — согласилась Оксана, изнуренно вдыхая свежий воздух в баре, что проникал в зал через систему вентиляции — Давай просто выпьем по бокальчику Шардоне
— Раз уж так — вставая с лавочки, чуть ли не падая на неё обратно, кривым голосом говорила Роксана, с большим трудом держась руками за его грани — Тогда я в деле
— А тебе много не будет — смутилась Оксана, стыдясь поведения своей сестры перед посетителями в зале, обвивая её за талию, приложила много усилий, чтобы не уронить её на пол
— Может ей лучше отоспаться у меня в кабинете?! — предложила Анна, обвивая талию Роксаны с другой стороны, помогла Оксане не уронить её на пол
— Нет! — отклоняя такое предложение, возразила Оксана, услышала как кто-то из мужчин, начал подсвистывать с другой стороны зала, обращая внимания в их сторону — Я обещала самой себе, что с ней ничего не случиться
— И лишить меня девственности! — громко и достаточно выразительно произнесла это Роксана, проходя рядом со столиком с сорокалетними женщинами, что спокойно пили пиво с бокалов
— О… боже — поперхнулась глотком пива белокурая женщина, цвет волос которой напоминал пепел сигарет — Да эта юная дама похоже совсем не понимает что говорит
— У этой юной дамы — вступилась Оксана, оборачивая в сторону столика с этими женщинами — Скора намечается свадьба, а это наш сестринский с ней девичник
— Тогда вам как её сестре, я бы стоила о ней позаботиться — порекомендовала её подруга шатенка, весьма галантно держа между двух пальцев сигарету с тонким фильтром
— Тогда — скривила губы Оксана, выражая в этом отвращение — Я думаю, что я сама в этом как-нибудь разберусь
— Уж… надеюсь не во вред этой малышке — стервозно выражая характер грубой суки ответила белокурая женщина, критично посмотрев на Оксану — Вы сами-то посмотрите на себя, разоделись как шлюха, думаете, я не заметила, как половина зала мужчин палиться не на вашу сестру а именно на вас
— Завали ебало — грубо поделилась впечатлением Оксана на суждения этой женщины
— Оксана! — была сильно удивлена Анна, подходя к закрытой двери кабинета управляющего баром
— Что?! — как ни в чем не бывало, придерживая за талию Роксану, спросила Оксана, опираясь бедрами на прилавок барной стойки
— Ты мне так всех клиентов распугаешь — вставляя ключ в замочную скважину, что вытащила тут же из кармана своих джинсов, говорила Анна
— Пусть не говорит ерунды — вредничала Оксана, повернув к себе лицом сестру, прижала её голову к своей груди — Меня это пиздец как бесит
— М…. Оксана в гневе это что-то новенькое — хитрой ухмылкой чудесной красоты губ улыбнулась рыжеволосая девушка открывая на себя лакированную деревянную кофейного цвета дверь
— Это не новенькое — возразила Оксана, вновь аккуратно придерживая Роксану за талию, направилась к открытой двери, коридор которой был погребён сумраком надвигающей деревенской ночи — Это пиздец, просто как банально
— Банально говоришь! — держа дверь открытой, хитрой ухмылкой улыбалась Анна — Варвара прикроешь меня на пару часиков, пока я обговорю с особыми клиентами весьма деликатную проблему нашего бизнеса
— Так это так теперь называется — кокетливо скривила губы, Оксана заметила, как за барменской стойкой обслуживала клиентов шатенка, наливая почти бесконечно в их бокалы пиво с автомата да считая мелочь, шелестела бумажными купюрами — Очень оригинально — скривив губки набок подметила она
Три развилки этого коридора вели в три кабинета, пространство этого коридора было покрыто тенью, свет не горел, до тех пор пока рыжеволосая мерзавка не провела пальцем по клавише выключателя что находился справа от двери. Кофейный цвет паркета пола отразил подобию зеркального отражения силуэты теней Оксаны, Роксаны и рыжеволосой бестии, сочетание покрытия стен было, свойственно цвету их пола. Анна, виляя шикарной красотой бедер, скрытых за темно-синими потёртыми джинсами направилась к двери, что находилась прямо. Кофейного покрытия цвета дверь, была покрыта тонким слоем лака, отражая яркий отблеск света дневных ламп, что падали на её гладкую как стекло поверхность с потолка. Рыжеволосая красотка, нажала на металлическую и подала дверь вовнутрь, свет с коридора сразу же золотой дорожкой осветил поверхность пола погрузившегося во тьму ночи кабинета управляющего баром.
— Прошу в мою скоромную обитель — перешагивая высокий порог, открытой двери с хитрой ухмылкой предложила войти Анна — Хоть и для кого-то это место уже по некоторым причинам уже должно быть знакомо, правда ведь Оксана
— И могла бы это еще раз повторить если бы не моя пьяная сестра — скривив алые губы, Оксана, придерживая Роксану за талию вошла вместе с ней в темный кабинет управляющего баром
Стены этого кабинета, после включения света, были покрыты пластиковой белой офисной обивкой, большое окно расположенное противоположно входу в этот кабинете, плотно закрывали плотно белые вертикальные жалюзи. Светлый деревом был выполненный стол, стоящий рядом с окном, коричневое кресло стояло рядом с ним, а справа от него висела на стене белая полка со всей бухгалтерской отчетностью этого заведения. Белый мягкий диван, расположенный справа от входа, был обтянут белоснежной тканью, от чего Оксана сразу же вспоминал и захотела в тайне для себя момент который она испытала прикованная наручниками к трубе батарее, лежа на спинке подлокотника этого дивана. Рядом стоял кофейный столик, на поверхности которого стояла стеклянная пепельница, лишь один окурок сигареты тонкой сигареты лежал в ней, сохранившей прелесть отпечатка помады на фильтре. В воздухе пахло чаем с каркаде, так же офисной мебелью, запахом кожи и пластика. Сама атмосфера была теплой и приятной, позволяющей спокойно дышать, без какой-либо духоты и ощущения нехватки воздуха.
— Располагайтесь — завораживающей слух интонацией приятного голоса говорила Анна, подходя к белоснежной как молоко цвета столешнице слева от входа, стукала каблуками по паркету, цвета кофе с молоком — Здесь намного комфортнее, чем слушать пьяные бредни этих дикарей
— Нормальные люди — не согласилась с этим утверждением Оксана, помогая своей сестре добраться до дивана — Не понимаю, чем они тебе не нравятся
— Эх… знала бы ты их побольше — тягостно вздохнула рыжеволосая девица, открывая дверцу белоснежного гарнитура, что висел над столешницей — Ты бы говорила бы совсем по-другому
— Я сама из таких людей — прикусывая краешек губы, Оксана с большим усердием помогла Роксане рухнуть мертвым грузом на белый мягкий диван
«И с чего это вдруг этой дуре пришлось читать мне лекции о людях, которые просто хотят расслабиться», прикусывая краешек губы, Оксана так и осталась стоять рядом с диваном, на котором сидела Роксана, что сдергивала рукой багровый платок, скрывающий прелесть её черных волос.
— Ты?! — рассмеявшись озорным смехом, удивилась Анна, чуть запрокинув голову, обернувшись, посмотрела на Оксану, доставая из открытой дверце шкафа бутылку с вином — Если честно никогда бы не подумала, так и хочется, знаешь, на одном из них выплеснуть все эмоции
— Примерно так же как прошлый раз, когда ты это хотела сделать со мной? — прикусывая вновь краешек губы, звонко стукая каблуками фиолетовых туфель, подошла Оксана к рыжеволосой девушке
— М…. моя сестра ведет себя снова как грязная шлюха — изнывая пьяным голосом, простонала Роксана, откинувшись на спинку мягкого белого дивана
— Роксана! — раскрыв рот шикарным изгибом была ошарашена Оксана таким строгим и весьма пунктуальным заявлением — Шлюхи это те, кто спят с людьми за деньги
— По крайней мере, я заметила, ты в них не нуждаешься — согласилась с этим утверждением Роксана
— Потому что я работаю — заметила Оксана, в каком тяжелом пьяном состоянии Роксана, что уже несёт всякий бред — Если ты это не заметила
— Однако! — делая весьма неприличное замечание, подметила Роксана, отрываясь от спинки дивана, её растрепанные черные волосы покрывали бурным потоком плечи и скрывали тонкую шею — Твоя зарплатная карточка, как сказал наш отец, находится у твоей матери, остается вопрос откуда у тебя такие большие суммы денег в кошельке да и к тому же доллары
— А это блядь! — строгостью голоса возразила Оксана не сдержав собственных эмоций, повернулась лицом к сестре, что сидела на диване, не имея сил даже с него встать — Не твоё собачье дело, как я эти деньги зарабатываю
— Да….! — скривила губы Роксана, делая окончательно поругаться с Оксаной — Ты взгляни на свою машину, я конечно в них не особо разбираюсь, но разве врачи получают настолько много денег, чтобы позволить себе такую роскошь?!
— Завали ебальник!!! — рявкнула на неё Оксана, наклонившись чуть вперед, расставив ноги порознь, выставила эластичную прелесть ягодиц перед рыженькой красоткой, что так удивленно смотрела на скандальную драму двух сестёр — То, как я себе зарабатываю на жизнь, это не твоё дело
— Может в какой-то мере она права — возразила Анна, положив теплую приятную касанием поверхности ладонь руки на выставленные бедра Оксаны
— А ты вообще заткнись! — прошипела, обернувшись на неё Оксана, отдергивая тут же её руку со своего бедра — Я живу, так как я сама этого хочу
— И между прочим — держа руку в согнутом в локоть положении согласилась с этим мнение Анна, пока другой рукой поставила бутылку на столешницу — Это правильно
— Я предлагаю за это выпить — гордо заявила Роксана, пытаясь подняться с дивана на котором сидела, но не удержавшись на ногах рухнула обратно на него
— По-моему кому-то уже хватит — грубо возразила Оксана, с трудом сдерживая свой накалившейся пыл эмоций
— Ну же сестра — жалостным голосом умоляла Роксана — Всего один бокальчик и потом ты меня лишаешь девственности
— Думаю, этот бокал вина лишит тебя скорее рассудка и состояния
— Ну, тогда тебе уже ничто не помешает выполнить мою просьбу
— Оксана ты что серьёзно?! — заставила рыжеволосая бестия обратить на себя внимание, наполняя третий бокал вином
— Нет, дура! — шепотом прошипела Оксана, встав рядом с рыжеволосой барменшей, поставила белую кожаную сумочку на столешницу рядом с бокалами полных вином — Мне нужно её просто отвезти домой — Во всяком случае, только не здесь — заметила она как быстро изменилась мимика на илце Роксаны, после её ответа
— У неё ведь скора свадьба — рассуждала Анна, вручая Оксане бокал наполненный белым вином, излучающий поистине прекрасный редчайший вкус винограда
— И что?! — возмутилась Роксана, понимая к чему клонит рыжеволосая распутницы в темно-синих потертых джинсах, что так прекрасно отражала красоту пленительного изгиба бедер, скрытых под ним при каждом шаге — Я может, хочу поручить такой важный момент в свое жизни, как ли….
— И вот она верность перед своим женихом — рассмеялась Анна, подходя к дивану на котором сидела Роксана — А что если Оксана занесёт тебе во время этого какую-нибудь инфекцию, ты подумала над этим, что если….
— Верность и инфекция — словно встала в ступор Оксана с бокалом в руке — Но ведь первая жена господина Королёва умерла 15 лет назад, значит, вариант с его первой женой отпадает, что если его нынешняя стерва, что захочет его скора забрать у меня, что если она была с ним не совсем верна
— О чём ты?! — удивилась с усмешкой Анна, передавая бокал с вином в руки Роксане
— О…. мою сестру опять закусило — выразилась Роксана пьяной интонацией голоса, тут же поднося бокал к раскрытым губам
— Мне нужно очень серьёзно поговорить с его нынешней женой — сурово заявила Оксана, поставив бокал с вином на столешницу, рядом с белой кожаной сумочкой
— Нет-нет-нет — отчаялась в выражении лица рыжеволосая бестия, явно имеющая в голове какие-то планы на Оксану этим вечером — Ты что уходишь?
— Да — строгостью голоса изъявила своё желание Оксана, раскрывая белую кожаную сумочку — Ты как вы тут насидитесь и напьётесь вина, посадишь её на такси и отправишь её вот по такому адресу — распорядилась она, записывая ручкой на листке блокнота, что достала из сумки адрес дома Роксаны
— Нет! — поперхнулась Роксана, проливая несколько капель вина с бокала на своё платье
— Успокойся! — прошипела на неё Оксана, посчитав себя главнее, достала из сумочки кошелёк — Ты будешь делать то, что я тебе скажу
— Ты не имеешь права! — возмутилась Роксана, швыряя полупустой бокал с вином в Оксану
Словно в замедленном времени бокал с вином проливая свои капли налету, влетел в стену из пластика между столешницей и висевшей над ней шкафчиком гарнитура. Разбиваясь тут же от удара, зна три крупных осколка, проливая всё содержимое на столешницу. Оксана в этот момент взвизгнула, стиснув зубы и поджав под себя от страха одну ногу, сгибая в коленом шикарным изгибом, ощущая как несколько капель сладкой привораживающей разум жидкости попали на её оголенные из-под платья плечи.
— Дура блядь ненормальная!!! — Оксана положила листок на сухой участок столешницы, рядом с разлитой на ней лужей вина и нескольких мелких его капель, добавила к нему пару тысяч рублей
— О господи да твоя сестра совсем уже…. — была крайне шокирована Анна
— Проследи слышишь, чтобы она доехала по указанному адресу на такси — отдала указания Оксана закрывая сумочку, повесила её на плечо — И больше пожалуйста не давай ей пить, пусть приходит в чувства
— Ты предала меня — крикнула с отчаянием Роксана, уходящей Оксане вслед — Я в тебя верила, а ты поступила как….
— Ты знаешь — подлостью голоса говорила Оксана, с ухмылкой открывая дверь, встав её открытом проёме, пленительной красотой бедер согнула ногу в колено, опираясь каблуком фиолетовых туфель на дверной косяк — Даже как-то слушать не хочу — покинула она кабинет тихо закрывая за собой дверь
Бар наполовину уже был пустым, несколько посетителей сидели за столиком в дальних углах бара, о чем-то тихо разговаривая между собой, когда интерьер их столов был украшен бокалами с пивом и сырокопчеными к пиву изделиями. В воздухе пахло хмелем, разнообразием пивных напитков, пикантной прелестью, вызывающей аппетит сырной косичкой, рыбой и другими морепродуктами, что отлично подходили к пиву. Голубоглазая шатенка стояла у автомата с пиво, наполняя бокалы пиво для своих посетителей, тут же их одновременно рассчитывая. Тихая ритмичная музыка, в идеальной композиции нот dubstep пожалуй была фирменной мелодией этого заведения, а приятный женский голос на английском языке, что подпевала, создавала приятную обстановку для общения.
— Вы уже уходите? — заметила голубоглазая шатенка в клетчатой иней рубашке, завязанной в узелок на груди, обращаясь к Оксане, как только она, открывая дверь вошла в бар
— Да нужно отлучится по работе — ответила Оксана холодно, даже не оборачиваясь, погружаясь в пучину головоломки — Вы знаете, Анна попросила не беспокоить их — встала она рядом с барной стойкой, передавая просьбу
— Ладно, хорошо — так же без эмоций ответила девушка, наполняя с пышной пенкой пиво в бокал для широкоплечего мужчины в черной футболке, что стоял рядом с барной стойкой
— Замечательно — ухмыльнулась Оксана, проходя между рядов пустых столиков, шикарно покачивая бедрами, обольщаясь как мужчины, пристально смотрят на её попку
Открывая дверь бара, Оксана почувствовала, как поток холодного ночного деревенского воздуха окутал её тело, врываясь в теплое, хорошо прогретое атмосферой алкоголя помещение. В домах некоторых жителей ярко горел свет, а из их труб дымоходов валил пышным клубов, едва заметный столб дыма скрытый покровом густой темной деревенской ночи. Воздух на улице был пропитан зеленью, сгорающим пеплом, а так же сыростью прошедшего дождя. На улице было слышно лай собак, шелест танцующих под поток ветра листьев распустившихся в летней красоте берез, тополя, ясеня, завораживающей красоте взгляда кустов сирени и черемухи, излучающий столь стойкий свойственный природе их цветения аромат. Трепетание сверчков в траве рядом с обочиной по тротуару, на котором шла Оксана, стукая звонко каблуками фиолетовых туфель, а прелесть мотыльков, что порхали рядом с высоким горящим фонарём на улице, было просто поразительно притягивающим взгляд сказочным явлением для неё.

***
Леденящий холод деревенской ночи окутывал тело Оксаны, когда она поднималась по ступенькам деревянного крыльца своего дома. Приятной мелодией звука шелестел ветками пышной хвои кедр, растущий рядом с её домом, едва касаясь черепицы крыши, излучая при этом приятный благосклонный аромат свойственный своей природе. На дальнем конце улице слышался собачий лай, в то время как на противоположной стороне улицы деревни, были слышны гулянья молодежи и звон бренчания струн гитары. В воздухе пахло цветущим ароматом сырости, и ароматом распустившейся зелени, завораживая тонкостью аромата.
— Всё равно не вяжется
Тихим шепотом прошептала самой себе Оксана, виляя шикарной прелестью ягодиц, скрытых под красной тонкой материей короткого, надетого на ней платья.
— Пятнадцать лет слишком большой срок, тем более я ведь не уверена что у его нынешней жены была хоть какая-то сексуальная связь или все-таки этот дамский угодник способен дать жару
Рассуждала Оксана, доставая ключ из открытой сумочки, тут же вставляя его в замочную скважину, ощущая на себе морозное касание ветра, что обволакивала своей властью рук её необузданное тело, оголённые плечи, шею, икроножных мышц, проникая под платье касаясь пленительной страстью холода её промежности.
— Странно — ухмыльнулась Оксана, обратив особое внимание, что дверь её дома была открыта,
В коридоре, как только Оксана открыла дверь, была полнейшая тьма, лишь блеклый свет из гостиной при плавном симметричном горении нескольких свеч падал золотистой дорожкой на теплый паркет пола. Дом погрузился в тишину предвкушающей страсть ночи, по стенам гуляли оттенки теней пламени горящих свеч. В воздухе пахло будоражащей силой «Les Fleurs: Violette от Molinard», вся прелесть этого парфюма заключал в искушающей силе приятного аромата ночной фиалки, что сразу же выдало обладательницу столь стойкого запаха. Переступая порог открытой двери, Оксана коснулась каблуками фиолетовых туфель паркета пола, издавая едва слышный глухой стук. В доме продолжала кружиться тишина, никто даже не ходил, не говорил и не пытался даже что-то делать, убийственная мгла в доме немного настораживала.
— Так я поняла это такой способ вскружить мне голову = начала говорить первой Оксана, тихо закрывая за собой дверь, препятствуя проникания ночного деревенского холода в дом
— Оксанка — отчаянным голосом тихо произнесла Катерина, когда её голос доносился с гостиной
— Я тебя узнала, по запаху твоего парфюма, ты никогда не думала его сменить — предложила Оксана, скидывая туфли с ног, вошла в гостиную, чуть нагнувшись положила сумочку возле входа арки
— Звонила его жена, она уже купила билет из Милана, будет у нас здесь в деревни завтра к обеду — поникшим голосом пояснила Катерина, стоя у большого окна в гостиной с бокалом красного вина
— А где моя чокнутая извращенная мамаша с моим блядуном папашей?! — игнорируя полностью такое признание, спросила Оксана, выгнув спину опираясь бёдрами о косяк входной арки
— Ушли подготавливаться к свадьбе твоей сестры — обернувшись в пол оборота, немного пьяной интонацией голоса ответила Катерина — Ты кстати её не видела, они её потеряли и не могут найти
— Нет не видела — прикусывая краешек губы, Оксана отразила легкий румянец похоти на своих щечках
Брюнетка была одета в черное короткое откровенное платье, открывающую красоту и пикантность форм её изощренного соблазном похоти тело. Пышные черные волосы волной сокрушительного потока покрывали её плечи, обволакивали шею, завивались в кольца на чашечках платья, скрывающих в оковах сочным размером грудь. Золотистая кожа ног Катерина, словно была похожа, как будто она только что вышла из солярия, их пикантность изгиба очертания бедер, эластичных ягодиц, от чего в Оксане самой при виде таких подробностей кровь стала закипать будоражащей страстью в жилах.
— Странно Тихонов сказал, что ты покинула больницу вместе с Роксаной — с чувством полного безразличия Катерина опровергла слова Оксаны, поднося бокал с красным вином к губам
— Ах… да-да-да — закивала головой Оксана входя в гостиную ставя ноги крест накрест, отражая в каждом шаге чарующую притягательность упругих бёдер — Мы поговорили немного в больничном дворике, но потом она ушла, в совершенно неизвестном мне направлении
— Оксанка я боюсь — испуганным голосом говорила Катерина, отпивая немного алой прелести вина с бокала — Эта стерва угрожала мне судебными исками, а так же обещала затаскать по судам его лечащего врача
В гостиной было поразительно прибрано, на кофейном столике стоящем рядом с белым как снег мягким диваном стояла только одна бутылка вина и раскрытая упаковка шоколада. Серые, как пепел длинные шторы в гостиной закрывали плотно, подобию щита нежностью шелкового покрова обзор пластикового окна. По периметру стояли подсвечники горящих свеч, излучающей своим пламенем приятный аромат дикой розы, тонкость которого Оксана уловила, встав с одним из подсвечников. На краю подлокотника дивана стояла черная кожаная сумочка Катерины, поверх которой висел черный плащ весьма элегантной дорогой формы пошива. Жидкокристаллический большой телевизор Оксаны, был выключен, однако на его поверхности кристаллов в правом углу остался алый след безумия губ Марины Николаевны. На стене над диваном висела картина, изображенный масляными красками пейзаж на ней, отражал красоту лесной местной деревенской опушки, хвойного леса.
— Я уверена, мы что-нибудь придумаем — заверила Оксана, проходя мимо кофейного столика взялась пальцами за горлышко открытой бутылки с вином
— Надо придумать именно сейчас — встревоженно настаивала Катерина, поставив бокал на пластиковый подоконник завешанного, серыми шторами окна, просунув между ними руку
— Я завтра с утра позвоню своим коллегам и я уверена мы что-нибудь решим — уверяла Оксана, поднося горлышко открытой бутылки к раскрытым алым губам
— Оксанка если она заберет его — говорила Катерина подходя к Оксане, касаясь кончиками пальцев дна бутылки с вином — Он ведь умрёт через полгода
— Откуда такой точный прогноз — удивилась Оксана, ощущая раскрытым ртом, аромат изысканной прелести винограда которым так сладко веяло с открытой бутылки вина
— Доктор Ларионов — говорила весьма напряженно Катерина, словно обнюхивало тело Оксаны вдыхая глубоко воздух рядом с ней носом — Говорил сегодня со мной
— И что же он сказал? — спросила Оксана, подозрительно посмотрела на Катерину
— Что ты делала в местном баре? — суровым голосом спросила Катерина, отбирая тут же бутылку с вином из рук Оксаны
— Не понимаю, о чем ты говоришь — возмутилась Оксана, пытаясь забрать из рук наглой брюнетки бутылку с вином
— Еще когда ты в лом вошла я почувствовала этот отвратительный запах, который только бывает в местной забегаловке у Анны — пояснила Катерина, поставив бутылку на стеклянный кофейный столик
— Ты что дура! — пыталась блефовать Оксана, ожидая теперь скандал со стороны Катерины
— Не ври мне!!! — кончиками пальцев Катерина схватилась за подбородок Оксаны, вынуждая её испуганный внезапностью взгляд посмотреть на себя
— Отпусти меня!!! — прошипела злой поразительной злости Оксана в раскрытые губы Катерины
— Ты с кем-нибудь трахалась там?! — схватила она другой рукой за пышный золотистый пучок распущенных волос Оксаны запрокидывая её голову вынуждая её взвизгнуть громко от боли
— Ты что совсем охуела?!! — ощущая резкую колкую боль, испытывая ненависть и неконтролируемый испуг, прокричала ей в ответ Оксана, набравшись колоссальной смелости
— Тогда какой черт тебя понёс туда? — отпуская волосы Оксаны, продолжала допытывать вопросами Катерина
— Захотелось мне…. — огрызнулась Оксана, от чего тут же получила легонько по губам
— Ты должна быть со своей командой — набравшись наглости, заявила Катерина, отпуская подбородок Оксаны, взяла сама бутылку с кофейного стеклянного столика
— Поверь, я и так знаю больше чем мне нужно знать — выхватила у неё из рук бутылку с вином, возразила Оксана — Ты ведь знаешь, какой уровень у него лейкоцитов и где, хотя бы примерно расположены его две опухоли, с какой периодичностью у него случаются эпилептические припадки или, например отказ тазовых функций
— Нет?! — вопросительно, словно как дура посмотрела Катерина на Оксану
— Поверь, ближе я могу быть — говорила Оксана, держа полупустую бутылку вина, перед раскрытыми алыми губами — Если прыгну к нему в койку, но ему шестьдесят лет, тебе не кажется, что это немножечко дико?! — задала она риторический вопрос
Сладость поразительной сахарного эликсира винограда вливалась в раскрытый рот Оксаны, тщательно смакуя каждый глоток со слюной. Жадно глотая багровую прелесть вина, Оксана желала усмирить свою ярость по отношению к Катерине и её непростительному поведению.
— Оксанка прости — касаясь кончиками пальцев дна бутылки с вином, извинялась Катерина, чувствуя себя неловко — Я правда не знала…..
— Не знала, что я врач твоего дяди?! — отрываясь от бутылки с вином, удивилась Оксана, раскрыв безупречную красоту лазурно-голубых подобию чистому самородку топаза, добытому из земных недр, цвета глаз — Или может быть ты думала что я тока могу заниматься блядством
— Уж этого у тебя не отнять — нахмурила обидчиво губки сероглазая брюнетка, взяв из рук Оксаны бутылку с вином — Я про твою красоту — добавила потом она
— Ах… ты про это — ухмыльнулась Оксана аккуратно кончиком языка слизывала с губ остаток тонкой покрытой слизью вина — Я так устала — зевнула она повернувшись к Катерине спиной проследовала к отрытой двери комнаты, покачивая шикарной прелестью бедер
Через открытую дверь в комнату по паркету кофейного цвета проникал свет горящих в гостиной свеч, в тот момент, когда основная её часть была окутана сумраком наступившей ночи. Воздух был пропитан прекрасным диким ароматом роз, завораживая искушенностью утонченностью этого страстного вкуса. Серо-голубые шторы плотно закрывали окно в комнате, однако на их поверхности были видны тенистые оттенки теней ветвей могучего растущего рядом с домом кедра. Огромная кровать Оксаны была застелена коричневым покрывалом, показывая лишь края очертания белых пышных бамбуковых подушек. По стенам обоев комнаты Оксаны гуляла страсть теней пламени горящих свеч в гостиной, возбуждая движением и искривленностью момент вызывая необузданную похоть.
— Ты наверно даже знаешь, что я попрошу сейчас — входя в комнату, Оксана ставила ноги крест, накрест, выражая тем самым эластичность изгиба собственных бедер перед распущенной пьяной брюнеткой — И, между прочим, ты для меня это сделаешь — встала она посреди темной, покрытой тенью ночи, комнаты
— Хм… и что же может попросить эта Оксана, кроме как утонуть в обольщении моих рук, как это ты сделала прошлой ночью — сморщив губы, выражая глубокую обиду, говорила Катерина медленно, подобию хищной кошки вошла в комнату, стукая звонко каблуками черных туфель
— И, хочу добавить, мне понравилось — оголяя лямки красного платья, Оксана полностью обнажила плечи, оставляя грудь закрытой в оковах его нежных чашечек
— Еще бы тебе не понравилось — включая свет легким прикосновением пальца по клавише выключателя, зажгла яркую хрустальную люстру на потолке — Ты ведь получила своё, взяла меня силой, сорвала с меня одежду и такое учудила
Слова Катерины так сильно пленили слух, голова кружилась от близости с ней момента, в жилах стала закипать кровь, сердце бешено забилось в неконтролируемом ритме такта. С раскрытых алых губ Катерины, так пленительно пахло обжигающим перегаром вина, аромат которого так сильно дурманил рассудок. Позволяя рукам Катерины освободиться от платья оголяя постепенно сочную грудь, Оксана извивалась перед ней подобию королевской кобры, пленяя каверзностью пикантных изгибов собственного тела. Нежность красного платья в свободном падении спокойно упала на пол, скользя по ногам Оксаны оставляя на коже приятный ласковый теплый осадок. Обвивая плечи Катерины, легкостью касания теплых ладоней, Оксана раскрыла алую красоту губ перед ней, застыла перед ней, предвкушая, момент напряженной страсти.
Не сдержавшись, Оксана жадно облизнула раскрытые губы Катерины, оставляя на них тонкий слой слюны, после чего тут же впихнула ей в рот свой язык, слившись губами с сероглазой брюнеткой воедино. Изнывая сладкими стонами в объятиях, стоя посреди комнаты, Оксана виляла чарующей красотой бедер, позволяя коготкам Катерины вцепиться в резинку фиолетовых трусиков.
— Оксанка?! — оторвавшись от губ Оксаны, встревоженно вскрикнула Катерина
— В чем дело? — обвивая теплыми ладонями лицо Катерины, Оксана желала продолжить момент голодной страсти поцелуя
— Это что мои?! — была поражена Катерина, указывая взглядом полного удивления глаз на фиолетовые трусики Оксаны
— Ну, извини Катюш — скорчила губки бантиком, состроила Оксана чарующее выражение скул, отражая на них блеклый румянец похотливой застенчивости
— Оксанка ты совсем из ума выжила
— Ну что тут такого, если я надела трусики своей любимой девушки
— Да но я ведь их носила до тебя
— И ты теперь — повернулась к ней спиной Оксана, оборачивая изнемогающий ноющий взгляд, страдающий по нежной ласке — Точно так же их снимешь с меня
— Твоему безумию нет придела — ухмыльнулась Катерина, взявшись кончиками пальцев за резинку фиолетовых трусиков на Оксане
— Но ведь согласись — улыбаясь распущенной улыбкой, Оксана виляла шикарной красотой бёдер, проявляя необузданность перед брюнеткой, позволяя снять с себя фиолетовые трусики — Этим я тебе еще больше нравлюсь
— Нет, я обязана тебя теперь за это как-то наказать — выразила Катерина извращенные намерения, когда Оксана, сгибая ногу шикарным изгибом, перешагнула через лежащие на полу фиолетовые трусики
— Согласна — ухмыльнулась Оксана, направляясь к кровати — Если для этого ты используешь сказочное искусство своего языка — сдергивая коготками покрывало на пол, после чего забираясь на кровать, высказала она свои условия
— Ну почему ты такая Оксанка?
Изнывая сладостью стона, говорила Катерина, направляясь к кровати, когда Оксана, сидя на ней, вцепившись коготками в резинку белых чулок медленно скатывала их с ноги.
— А какая я должна быть? — любознательно, с нотками похоти в голосе спросила Оксана, улыбаясь красивой улыбкой безупречных алых губ, обольщалась пальцам Катерины, что стягивал с её ноги белый чулок — По-моему, идеальная для наших с тобой отношений
— Ты, правда, так считаешь? — удивилась такой наглости Катерина, сбрасывая чулок на пол, встала перед Оксаной, наклонившись, опираясь обеими руками на кровать
— Я это знаю — встала Оксана на четвереньки перед Катериной, вильнув упругой красотой ягодиц, подобию дикой хищной кошки поползла к подушкам
— Какие мы самоуверенные — ухмыльнулась Катерина, забираясь на кровать, наступая на мягкую, как пух поверхность коленом, выгнула спину, поползла на четвереньках вслед за Оксаной к подушкам
— Ты только это сейчас узнала? — оставаясь стоять на четвереньках, повернула голову Оксана, посмотрев возбужденным взглядом на Катерину, что встала рядом с ней в такой же позе
— Я это всегда знала — прошептала чарующей нотой шепота Катерина, прямо в раскрытые горячей ожидающие поцелуя губы Оксаны
Неутолимая жажда сексуального соблазна кружила голову водоворотом страсти, заставляя изнывать Оксану в легкости эротического стона. Слияние с губами Катерины произошло буквально через мгновение, поразительно медленно, Оксана коснулась её губ, раскрыв рот, достаточно нагло всовывать ей в рот язык. Вцепившись в подушку, на которой стояла на четвереньках, Оксана была поражена искусству владения языка Катерины, позволяя одной её руке пальцами пробороздить золотистую пышную прядь волос, а другой рукой встав, справа на коленях обхватить упругую выставленную прелесть ягодиц. Сжимая пальцами упругие бёдра Оксаны, Катерина достаточно ловко сжала другой рукой в кулак её волос, после чего, медленно открываясь от губ, оставляя язык во рту Оксаны, постепенно стала извлекать его, оставляя на алых её губах щедрость изобилия сладостной слюны
— Нет-нет-нет — возразила Катерина, не давая Оксане себя поцеловать, прошептала обжигающим потоком воздуха шепота в её раскрытые алые губы
— Но почему? — удивилась Оксана, ощущая как Катерина, силой принуждения наклоняла её голову, прижимая к подушке — Что ты собираешься делать?
— Увидишь — заставляя полностью лечь Оксану животом на кровать, манящим шепотом шептала Катерина ей под ухо
Продолжая сидеть на коленях, справа от Оксаны, в кровати, Катерина обеими руками развела её ягодицы, когда она, согнув одну ногу в колено, немного поджала её под себя. Голова кружилась от крепости выпитого алкоголя, будоражась сильным возбуждением и неизвестности, Оксана закрыла медленно уставшие веки глаз, придавая своё тело на обольщение рук похотливой брюнетки. Раскрыв от неожиданности глаза, Оксана ощутила, как наглая поведением брюнетка одарила ягодицы Оксаны крепким шлепком ладони, принуждая её взвизгнуть тут же от боли, стиснув зубы, стерпела боль.
— Ай….!!! — вскрикнула Оксана, жадно хватая воздух в пучине сильного сексуального возбуждения в душной жаркой комнате — А……!!!!!

Нежностью стонов стонала Оксана, вцепившись когтями одной руки в край кровати, сжимая в кулак под собой простынь, а другой рукой подушку на которой лежала головой. Кусая зубами край белой наволочки подушки, Оксана чувствовала как под властью рук Катерины, что держали её ягодицы разведенными, ласкал прелесть мокрых возбужденных губ влагалища похотливый язык брюнетки. Катерина старательно вылизывала влагалище Оксаны, проводя по вдоль его поверхности мокрых губ, двумя пальцами одной руки, развела аккуратно его стенки в сторону. Морозящим касанием гладкой нежной поверхности язык Катерины скользил по поверхности разведенных стенок влагалища Оксаны, изобилие слюны брюнетки, будто специально стекало, внутрь устремляясь прохладой ласки всё глубже и глубже. Извращенная сексуальной страстью брюнетка оттягивала губами стенки влагалища Оксаны, при этом сама стонала в этот момент.
Раскрыв от неожиданности лазурно голубую прелесть глаз, Оксана почувствовала, как Катерина наклонилась к ней, нагло ввела два пальца промеж разведенных стенок влагалища. Другой рукой, большим пальцем извращенная строптивой похотью брюнетка массировала мокрый клитор Оксаны коготком, будто специально его царапая. Сплёвывая внутрь влагалища Оксаны обильный сгусток слюны, что тут же морозящим скольжением начал обволакивать её покрытые влагой стенки. Катерина настойчиво и быстро вводила пальцы во влагалище Оксаны, принуждая изнывать её в громких стонах, жадно царапая большим пальцем другой руки её мокрый клитор.
— Ах….!!! а…..!!!!!!! — раскрыв рот, кричала Оксана в эротическом стоне, чувствуя с какой настойчивостью два пальца Катерины проникали внутрь
Извиваясь словно, как разъяренный зверь в кровати, Оксана вцепилась в простынь, под собой когтями обеих рук, впилась зубами в наволочку подушки. Чувствуя помимо уверенного решительного проникновения пальцев Катерины, Оксана чувствовала, как обильным потоком стекала, будто специально слюна с её языка прямо в раскрытые стенки влагалища, обволакивая их морозным касанием. Задыхаясь в пучине собственных стонах, Оксана ощутила, как будто вся энергия в ней словно стала собираться, после чего не сдержавшись молниеносным подобием выстрела, высвободила из себя все накопленные эмоции на пальцы Катерины. По телу словно пробежала волна сильных сексуальных ощущений, от чего тело и разум стали полностью освобождены от обыденности дневных проблем. Дыхание было тяжелым, с каждым выдохам Оксана стонала, изнывая сладким мурлыканьем, чувствуя, как пальцы Катерины медленно покидают её обитель, с которой тонкой струйкой сочилась влага на белую простынь.
— Тише-тише Оксанка — оголяя собственные плечи из-под черного платья, шептала Катерина, сидя на коленях в кровати рядом с Оксаной, что изнывала сладостью эротических стонов
— Нет-нет — возразила Оксана, через каждое слово, раскрывая рот, хватая жадно воздух — Ты от меня так просто не отделаешься
— Я знаю — оголила похотливая брюнетка полностью шикарную грудь, опуская платье до талии, будто специально наклонив чуть голову, посмотрела на своё плечо, придавая своему образу нежный и ранимый вид — Поэтому я сниму его
— Давно пора — заявила ласковым голосом Оксана, садясь рядом с Катериной на кровати, поджала под себя ноги, смотрела на неё возбужденным искушающим взглядом, вынуждая полностью раздеться
Под властью нежных рук Оксаны, черное короткое платье, что было на Катерине, плавно сползло с талии на бедра. После чего извращенная похотью брюнетка, сморщила губки, отразил поразительное очертание красивых скул, выпрямила согнутые ноги, опираясь руками на кровать, чуть приподняла свою попку, позволяя рукам Оксаны стянуть по стройным ногам черное атласное платье. Держа на кончиках платья, легкость материала которого была подобию пуха, Оксана аккуратно отпустила его, делая так, чтобы оно упало на пол.
— Поцелуй меня — требовательно просила Катерина, опираясь руками на кровать, выгнула спину, наклоняясь к рядом сидящей Оксане
— Именно это я собиралась сделать — ответила Оксана развращенной страстью голоса, точно так же опираясь руками на кровать, наклонилась к Катерине
Стоя на коленях в обнимку с Катериной в кровати, Оксана искушала её прелестью сексуального момента, испуская горячее дыхание с алых губ в её открытый рот, вцепившись коготками обеих рук в резинку черных кружевных трусиков на ней. Слившись губами с изнемогающей в стонах брюнеткой, Оксана поразительной ловкостью и обворожительной лаской стала с неё стискивать черные кружевные трусики в тот момент, как прозорливая темноволосая львица так искусно виляла бедрами, стоя на коленях в кровати. Плавностью скольжения Оксана постепенно стянула до колен трусики на Катерине, после чего жадно облизывая, губа строптивой брюнетки, оттолкнула её от себя в сторону мягких бамбуковых подушек.
— Оксанка! — возмутилась, испугавшись, Катерина, падая в мягкость бамбуковых подушек
— Потому что я так хочу — заявила Оксана, стоя на коленях над лежащим телом Катерина в кровати, легонько губами прикусила похотливо коготок указательного пальца
— Ты настойчива — подметила Катерина распущенной красотой улыбки, когда Оксана стояла над её телом на четвереньках с тяжелым дыханием
— Именно такой я и должна быть — тихим чарующим шепотом прошептала Оксана в раскрытый рот Катерине, обхватывая одной рукой сочную прелесть обнаженной груди брюнетки
— Именно такая ты сейчас….
— Тише — прошептала Оксана, притыкая горячие губы брюнетки подушечкой указательного пальца, стоя над её телом на четвереньках
Прижимаясь к телу Катерины, Оксана, взявшись за её груди обеими руками, сжимала их нежно лаской подушечек пальцем. Жарко целуя плечи, шею брюнетки, Оксана опускалась губами, ниже посыпая обжигающими поцелуями сочную упругую грудь Катерины. Прикусывая губами сосок объемной груди брюнетки, Оксана игралась с ним кончиком языка, пока другой рукой сжимала её другую грудь. После чего перешла языком на живот Катерины, заставляя брюнетку вздрогнуть, из-за того, что почувствовала холодное прикосновение слюны Оксаны на своей коже, и его продольное движение медленным трением вниз.
— Стой, погоди! — возразила Катерина, прикрывая оголённый лобок собственной рукой
— В чём дело? — удивилась Оксана, держа руки на животе у Катерины
— Иди ко мне — поманила извращенная брюнетка к себе указательным пальцем
— Я и так с тобой — удивилась Оксана, не понимая её намека — Еще ближе просто невозможно
— Я так устала Оксанка — изнывающим голосом простонала Катерина, убирая руку со своего лобка
— Так может, я предложу тебе просто расслабиться — говорила Оксана, обвивая бедра брюнетки обеими руками, оказалась лицом между её раздвинутых ног
— Нет, Оксанка! — возразила Катерина, хотела вновь закрыть свой лобок ладонью руки
— Именно так — двумя пальцами Оксана развела в сторону половые губы брюнетки, пока другую руку положила к ней на живот, что колебался от учащенного дыхания, как волны в океане
— Оксанка стой….
Не давай возможности договорить Катерине, держа её стенки влагалища, двумя пальцами, чуть разведенными, Оксана провела по возбужденным чуть влажным половым губам поверхностью языка, заставляя обнаженную брюнетку в кровать изогнуть спину, выставив грудь вперед, издать громкий эротический стон. Щедростью пропитанной богатой изобилием слюны язык Оксаны, с легкостью проскользнул промеж разведенных стенок влагалища Катерины. Выставив попку к верху, прекрасным изгибом слюны, Оксана покрывала влагалище Катерины богатством собственной слюны, легонько пальцами второй руки, что обвивала бедра брюнетки как виноград, сжала её мокрый клитор.
— М…. — проурчала изнемогающей кошкой Катерина, положив одну руку на лоб, а другой вцепилась в простынь под собой
— Мммм…. — изнывала Оксана глухим стонами во влагалище Катерины, испуская жар обжигающего дыхания в богатство, покрывавшее каждую стенку полости большим количеством влаги
— Ну, иди ко мне
Простонала Катерина, искушая себя прелестью сексуальных стонов, в тот момент, когда Оксана сама возбудилась и виляла попкой, желая самой отдаться в ласку женских приятных рук. Не выдержав от сильного возбуждения, Оксана высунула язык из влагалища Катерины и поддалась её зову, так как каждая клеточка взывала еще раз испытать сокрушающую силу оргазма. Расположившись промежностью раздвинутых ног над лицом Катерины, положив ладонь теплой руки на горячий лобок, Оксана почувствовала, как руки прозорливой брюнетки обвили её бедра. По телу пробежала легкая дрожь, от того как Катерина дотронулась двумя пальцами к мокрым пронизывающим холодом воздуха в комнате губам влагалища Оксаны. Искушая себя прелестью стонов от возбуждения, Оксана жаркими губами прикоснулась к мокрому влагалищу Катерины, медленно при этом закрывая глаза, сжимая другой рукой клитор сероглазой брюнетки. Раскрыв от неожиданности глаза, Оксана ощутила, как что-то горячее наощупь прикоснулась гладкой поверхностью к её клитору. После чего достаточно ловко горячий неизвестный гладкий предмет проник во влагалище Оксаны, лишь кончиком. Оксана тут же оторвалась от влагалища Катерины, стоя над её обнаженным телом на четвереньках, не могла даже простонать, как неизвестная. Испытывая сильное возбуждение, Оксана чувствовала жар во влагалище, когда на самом деле предмет что Катерина кончиком проникла в неё, был едва теплым. Жаркие губы прозорливой брюнетки тут же обхватили клитор Оксаны, вследствие чего легонько прикусили его зубками. Достаточно сильные сексуальные эмоции переживала Оксана в этот момент, стоя над телом Катерины, чувствуя, как неизвестный ей предмет проникал всё глубже во влагалище.
Тело словно опять начало как будто сокращаться, все мышцы были связаны оковами эротических ощущений, Оксана не могла даже простонать. Предмет с закругленным основанием на конце проникал в Оксану с поразительной настойчивостью, пока извращенная страстью собственных стонах брюнетка жадно обсасывала её клитор губами, легкостью нежности чуть прикусывала его зубами. Всё словно стало опять напряжено, разум не позволял даже думать, Оксана не могла даже простонать, пока тело накапливала всю эмоциональную мощь, готовясь чтобы выплеснуть всё из себя.
— Ах…. — издала Оксана громкий сексуальный стон, словно из одной точки по всему телу прокатилась вновь волна пережитого оргазма, после которого она сорвалась с предмета, что был в ней, упала на кровать рядом с Катериной — М….
— Оксанка все хорошо? — радостным шепотом спросила Катерина, положи руку на выставленные ягодицы Оксаны
— Мм…. — ответила Оксана не имея возможности даже говорить, с тяжелым дыханием в груди, жадно хватала ртом воздух, закрывая глаза
— Поспи — предложила Катерина, ложась рядом с Оксаной накрывая её и себя легкостью пышного бамбукового одеяла — Я пока выключу свет — прошептала она, вылезая из-под одеяла
Едва приоткрыв один глаз вминаясь лицом в простынь Оксана, заметила, как брюнетка, подобию бушующих волн, ягодиц, виляя их с естественной силой сексуальной прелести изгибов прошла по комнате к выключателю, что был справа от входной двери. Проведя кончиком пальца по клавише выключателя, Катерина обернулась, посмотрела на Оксану, улыбаясь при этом распущенной похотью улыбки, прикусывая краешек губы, выключая свет в комнате. Погрузившаяся комната во мрак, не позволяла Оксане ничего видеть, лишь через несколько секунд почувствовала как Катерина, наступая коленом на кровать, тут же забралась к ней быстро под одеяло. Обвивая сочную грудь Оксаны обеими руками, она прижала её тело спиной к себе, после чего сознание, как свет комнаты, будто по принуждению выключилось, отдавая своё тело в пучину ласки рук прозорливой брюнетки, что усыпляющей нотой тихих стонах, изнывала ей под ухо.

***
Ужасающая сухость во рту, вынудило Оксану проснуться посреди ночи, в объятиях оков, что сковала её извращенная брюнетка, держась обеими руками за сочную объемную её грудь. Голова кружилась в бессмысленности, рассудок был почти как в тумане, однако с гостиной уже угас яркий свет пламени горящих восковых свеч. Дом погрузился в кромешную тьму ночи, окутавшей всю деревню, лишь едва было слышно, как за закрытым пластиковым окном в комнате, шумел ветер, заманивая прелестью хвойных веток кедра, лаская ими стекло. Воздух был пропитан прекрасным перегаром сладкого вина, прелестью парфюма запаха тел Катерины и Оксаны, а так же потом которым пропиталась постель, после бурной сексуальной женской страсти. По стенам комнаты гуляли тени могучих веток кедра, которые Оксана с трудом разглядела, медленно открывая глаза, находясь в объятиях приятных рук Катерины, что сковали пальцами её грудь.
Медленно освобождаясь от рук Катерины, Оксана покинула её нежную обитель прогретой манящей постели, преодолевая огромные для себя усилия, поднялась в кровати, прикрывая грудь одеялом. Не спеша, спуская ноги с кровати, коснувшись ими прохладного пола, Оксана ощутила легкую дрожь, что пробежала по всему телу. Стенки влагалища слегка болели расслабляющей болью, клитор изнывал приятным мучением от прикусывания зубок Катерины, что оставили на нем приятные воспоминания после прикуса. Сочная грудь Оксаны еще впитала в себя прелесть рук Катерины, нежность чарующей ладоней которыми она прижималась к розовым чувствительным соскам.
— Извращенная сука!
Прошипела Оксана, сидя на кровати, свесив ноги на пол, укутанная краем одеяла, что скрывала её грудь, было единственным её одеянием посреди темной окутанной ночи комнаты.
— Просто банально трахнула меня! — жаловалась Оксана тихим шепотом в пустоту комнаты, оглянулась с презрением посмотрела на брюнетку, что сладко посапывая, постанывала от наслаждения сна
В ногах была ужасная слабость, они словно не слушались, казалось бы, как стали ватными, когда Оксана с трудом встала с кровати, скинув с себя одеяло на голую брюнетку. Оксана быстро прошла по холодному полу комнаты, ощущая на теле, приятную согревающую атмосферу в комнате, подошла к открытой двери белого шкафа. Встав рядом с открытой дверью шкафа, Оксана выгнула спину, отразим в зеркале, отражение прекрасного изгиба упругих ягодиц, которых она не смогла разглядеть, стянула с вешалки черный хлопковый халатик.
— М…. — проурчала тихим стоном Оксана, ощущая, как приятная нежная материя хлопка и «спайдекса», приятно обворожительной лаской прикоснулась к оголенной спине
Завязывая пояс халата, Оксана проследовала к открытой входной двери комнаты, шикарно при этом виляя эластичной красотой бедер. Покидая быстро комнату, Оксана, коснувшись обеими руками косяка открытой двери, прислонившись к нему своим телом, посмотрела на брюнетку, что лежала, сопела в кровати, изнывая сладостью тихого эротического стона. После чего Оксана быстро направилась по коридору окутанного тенью ночи дома на кухню, с которой так щедро пахло сладкой прелестью вина.
Кончиком указательного пальца, Оксана сразу же входя на кухню, провела по поверхности выключателя, включая свет. На кухонном столе, что стоял слева от входа у окна, была открытая распитая, пустая бутылка вина, пару бокалов, на одном из которых сохранился прелесть отпечатка алой помады. На серебристой поверхности столешницы, гарнитур которой, был расположен справа от входа, протяженностью почти во всю стену, лежал большой нож и нарезанный кусочками ананас, чей запах, Оксана смогла распознать, лишь только, как вошла на кухню.
— Надеюсь хотя бы она не пила мой сок
Набравшись силы воли, ухмыльнулась Оксана, проходя мимо кухонного стола к холодильнику, посмотрела с сожалением на пустую бутылку дорого вина.
— М…. как же пить хочется — открывая холодильник, Оксана обнаружила коробку ананасового сока, что была в его дверце
Схватив коробку пальцами, Оксана быстро открутила пластиковую крышку, тут же принялась утолять потребность жажды. Прелесть кисло-сладкого сока, завораживала холодом, проникая внутрь ротовой полости раскрытых алых губ Оксаны, чарую оттенками первозданного вкуса ананаса. Капли блеклой зелено-желтой прелести сочились с губ Оксана, обволакивая плавным морозящим касанием подбородок, падали, на материю черного халата пропитывая его своим искушающим ароматом.
— Блядь! — поперхнулась Оксана, грязно перед этим выразившись — Кому там еще опять надо?
Вредничала Оксана, направляясь с коробкой сока к выходу из кухни, проходя мимо кухонного стола, поставила на него её. Трезвон мобильного телефона из сумочки Оксаны громким мелодичным эхом dubstep разносился по всему дому.
— Да иду я иду — выпуская недовольство, тихим шепотом шипела Оксана, входя в коридор окутанного темнотой ночи дома — Не нужно же этим действовать мне на нервы — подошла она к арки где на полу возле входа в гостиную лежала белая кожаная сумочка
— Оксана Владимировна — услышала Оксана голос Валентины, как только сунула руку в открытую сумочку, доставая телефон, случайно коснулась пальцем его сенсорного дисплея
— Моя рыжая бестия — ухмыльнулась Оксана, прислонив телефон к уху, говорила поразительно ласковым шепотом, направляясь к лестнице, что вела на второй этаж — Ты наверно забыла какой сейчас час
— Оксана в больницу прибыл наряд полиции — послышался убеждающий голос Вероники — Они нас даже близко не пускают к Королёву, как только его состояние улучшиться, его заберут от нас
— И как же они улучшат его состояние? — поинтересовалась Оксана, сгибая ногу пленительным изгибом красоты, наступила на поверхность теплой деревянно гладкой ступеньки
— Они вызвали Журавлёва — пояснила Марина Викторовна — Того самого, которого ты оскорбила в доме у Романовых, они даже близко нас не подпустят к нему, зная, что мы на тебя работаем
— И до вас дошли слухи да Марина Викторовна — ухмыльнулась Оксана, покачивая упругой красотой ягодиц, управляя ими как ветер волнами в океане, поднималась по ступенькам, обольщалась в тайне прикосновением нежной материи халата к попке — Ничего не утаишь
— Еще Оксана Владимировна — с усмешкой в голосе говорил Ларионов — Когда сам Валерий Валерьевич вошел в ваш кабинет и начал высказывать про вас и ваше недопустимое пьяное поведение в доме депутата государственной думы Романова
— Блядь этот Тихонов — грязно выругалась Оксана, поднявшись на второй этаж собственного дома, подошла к отрытой двери кабинета
Просторная большая комната, превращенная в рабочий кабинет, была окутана сумраком глубокой ночи, на полу паркета которого простиралась золотистая дорожка ярко месяца. За стеклом пластикового окна, колыхался в танце страсти с ветром могучий кедр, заворачивая очертанием пленительной похоти по стенам обойного покрытия кабинета Оксаны. В воздухе скопленного духотой и теплой приятной обстановкой пахло приятной сладостью карамели, от кружки, что стояла на краю стола, рядом с тихо урчащим ноутбуком. Подлокотник черного кожаного дивана украшал красный кружевной бюстгальтер, а поверхность его самого сохранила аромат капель пролитого на нём сладкого кофе. Справа от входа, когда Оксана вошла в кабинет, обнаружила большой растущий фикус в белом керамическом горшке, громадные листья которого служили интерьером к этой комнате.
— Значит, к Королёву нам не попасть — прошла по кабинету Оксана, касаясь босыми ногами приятного пола, виляя шикарной красотой ягодиц — Что нам удалось выяснить по результатам обследования
— У Королёва заметные когнитивные расстройства — пояснила Вероника — Это подтвердил Александр Николаевич при его осмотре, умственное и психическое состояние сильно ослаблено, кажется, он уже не совсем понимает кто он
— Наше лекарства, что мы ему даём, не помогают — жалостно простонала Валентина
— Мелкая моторика наверняка тоже ни к черту — разозлилась в голосе Оксана, отодвигая от стола, коснувшись нежностью пальцев спинки черного кресла, выгнула спину села в него
— Я хочу сделать ангиографию — заявила Оксана, касаясь оголенными бедрами поверхности черного кожаного кресла, положив телефон рядом с собой на край стола, включив громкую связь
— Но как мы это сделаем, ведь возможно завтра у нас его заберут? — удивилась такой требовательности Вероника — Возле его палаты стоит наряд полиции из четырёх человек
— Блядь! — используя ненормативную лексику, выругалась Оксана — Придётся прибегнуть к более радикальным мерам
— Оксаночка ты совсем с ума сошла?! — упрекнула Марина Викторовна суровым голосом, что так громко послышался из динамика телефона Оксаны — Ты, что собралась воевать с полицией
— А воевать может быть и не придется — ухмыльнулась Оксана
«Похоже, придется задействовать своего папочку, ведь если мне не изменяет память, он был командиром специального подразделения в Чечне», прислонив указательный палец к алым жарким губам, состроила Оксана хитрое выражение губ.
— Я скора буду в больнице — пояснила Оксана, дотронувшись пальцами до мышки ноутбука, разбудила его спящий режим, озарив ярким светом от его тонкого монитора кабинет
— И что нам делать? — спросила Валентина, выдавая в нотках голоса паническое волнение
— Не знаю — улыбнулась застенчивой улыбкой Оксана, глядя на красные трусики, что лежала на полу возле ножки черного кресла, на котором сидела — Придумать для меня хоть какую-нибудь идею объясняющую симптому Королёва, хоть какую-нибудь объясняющую все его симптомы
— «Глиобластома» может и подойдет — злорадным голосом вынесла Марина Викторовна своё предположение, понимая заранее, как Оксана отреагирует на это высказывание
— Может блядь ему веревку с мылом проще дать
Вспылила Оксана, разговаривая шепотом, вела себя подобающей дикости королевской кобре, оторвавшись от спинки кресла на которую облокотилась, вцепилась в его поручни.
— Глиобластома, это смертный приговор для Королёва, на такой стадии мы максимум, что можем продлить ему жизнь на пятнадцать месяцев, больше его иммунная система не сможет противостоять раку такой формы в последней стадии
— Системные васкулиты — предположила Валентина, как только завелась Оксана
— Менингит наиболее вероятен — оспорила Вероника
— Прошу скажите, что Александр Николаевич сделал «люмбальную пункцию»?! — жалуясь на свою беспомощность, спросила Оксана, положив ногу на ногу, отразила шикарной красоты изгиб бёдер
— Да действительно — подтвердил Ларионов — Мы взяли у него образец ликвора для исследования, а что толку к пациенту на всё равно не пустят
— Что показал образец ликвора? — не сдержавшись, спросила Оксана, сидя в кресле, касаясь носочками пальцев пола, словно нажимала на него как на педали велосипеда, испытывая волнения
— Им занимается сам Александр Николаевич в лаборатории — пояснила Вероника
— Я собираюсь в больницу — заявила Оксана, вставая с кресла выгнула спину, отразив поразительную красоту ягодиц, что так приятно облегала тонкая черная материя халата
— И через сколько тебя ждать? — поинтересовалась Марина Викторовна
— Точно не знаю — ответила холодно Оксана, взяв в руки телефон, направилась с ним к выходу из темного кабинета — Но чтоб через час, были все в моём кабинете в клинике
— В клинике?! — удивился Ларионов
— Должна же я как-то пустить пыль в глаза Тихонову — ухмыльнулась Оксана, постукивая кончиками подушечек пальцев по столу, обошла его, виляя красотой излюбленных ягодиц
— Ха… — рассмеялась подлым смехом Марина Викторовна — Похоже Валерий Валерьевич прижал тебя к ногтю да Оксаночка
— Не то чтобы прижал — ответила с ухмылкой Оксана, встав в проходе открытой двери, посмотрела на ноутбук, что стоял на столе повернутой к ней спинкой, излучая яркий свет от монитора, освещая которым треть этой комнаты — Скажем так, заебал он уже со своей клиникой
Грязно выругалась Оксана, перешагивая высокий порог открытой двери, согнула ногу изящным изгибом в колено, выказывая эластичность собственных ягодиц, подошла по мягкому бежевому ковру к лестнице, что вела на первый этаж.
— Ладно, мы будем в клинике — тут же ответила Марина Викторовна, когда Оксана виляя бедрами спускалась как хищная кошка в ночи по ступенькам деревянной лестницы, держась кончиками пальцев за гладкие её перила — Совершенно не понимаю, как ты теперь обойдёшь полицию
— Предоставьте это мне решать — изъявила свои требования Оксана, посмотрев на картину корабля «Месть королевы Анны», что подарил ей Романов, как украшение стен её интерьера дома
— Наша Оксана совсем обезумила — рассмеялась Вероника
— Моя кудрявая прелесть — ерзая нервно губками, возразила Оксана, касаясь кончиками пальцев роскошной рамки огромной картины, встав на ступеньках, расставив ноги порознь — Я всё слышу
— Давайте не будем попусту отвлекать Оксану Владимировну — высказала Валентина в защиту Оксаны своё требование
— Конечно моя рыжая бестия — рассмеялась озорным смехом Оксана, прикрывая алую красоту губ, ладонью руки — Я ведь твой начальник
— Я это стараюсь не забывать — приятным нежным голосом, ответила Валентина, нотки которого возбудили в Оксане дикую развращенную похоть
— Вот и славненько — роскошной улыбкой губ, спустилась Оксана с лестницы, касаясь голыми ступнями пола коридора, окутанного густой темнотой ночи дома — Главное всегда это помни
Провела Оксана большим пальцем по сенсору телефона, разрывая телефонный вызов, касаясь пальцами обойного покрытия в коридоре, виляя ягодицами, направилась по нему к открытой двери комнаты, где так сладко посапывала спящая голая брюнетка. За окнами было слышно, как напевал убаюкивающую песню ветер, шелест веток могучего кедра, мелодичность таких природных звуков звучала в сказочных красках гармонии в стенах дома Оксаны.
— Вот она моя блядь — встав в проходе открытой двери комнаты, распущенной улыбкой, улыбнулась Оксана, глядя на сопевшую изнывающую в стонах во сне Катерину — Что ей интересно там такое снится?!
Сидя на белом пуфике, рядом с неоновым светильником в комнате, чей голубой блеклый свет приятно отражался в зеркале, парфюмерного комода, рядом с которым сидела Оксана, подводя алой помадой губы. Золотистая пышные волосы Оксаны, были собраны в хвост заколкой, в форме бабочки, с большими бардовыми крыльями. Белая шелковая блузка, скрывала красоту тела Оксаны, лишь расстегнутые её верхние пуговицы открывали красоту груди, скованного красным бюстгальтером, кружевной краешек которого выглядывал наружу. Красная юбка, обтягивала бедра Оксаны, придавая им изумительную, пикантную взгляду эластичность. Завершающим феноменом служили красные туфли на высоком каблуке, придающие стройным ногам Оксаны, непревзойденную сексуальность. Дикий оттенок страсти «RoseSauvage», наполнял тело Оксаны, сказочным ароматом поистине чудесным и редким запахом розы.
— Блядь! — выругалась грязным лексиконом Оксана, в тишину комнаты, когда услышала, как под утро входная дверь её дома стала открываться
— Ой, Володя — послышался весёлый с дальнего конца коридора голос пьяной Марины Николаевны
— Тише ты Марин — упрекнул Рамазанов — Не разбуди нашу дочь, видишь…..
— Папа я не сплю — тихо дала о себе знать Оксана, скручивая тюбик губной помады, закрывая его тут же колпачком — Но… я не одна
— Это мы уже поняли, когда оставляли Катерину одну в твоём доме — пояснила Марина Николаевна
— Да тише ты — прошипела Оксана, вставая с белого пуфика, на котором сидела, стуча каблуками по паркету, подошла к открытой двери комнаты — Катерина спит
— Оу…. — раскрыв багровые губы эротическим изгибом, встала в ступор Марина Николаевна
Красное элегантное платье, вновь украшало прекрасный силуэт чарующего красотой тела Марины Николаевны, придавая ему строгий оттенок похоти. Обтягивающий верх, отражал всю тонкость изгиба талии, поразительно прекрасную спину, вырисовывал сказочным очертанием объем груди этой женщины. Пышный низ платья, скрывал пикантность очаровательных бёдер Марины Николаевны до самых колен. Первозданная сила аромата парфюма, Оксаны исходила от этой женщины, придающие ей феноменальный оттенок бушующей в ней страсти в сочетание с диким перегаром которым она дышала на весь коридор. Стройные ноги этой женщины, были облачены в красные туфли на высоком каблуке, что отлично сочетались с её образом. Роскошные золотистые волосы, имели довольно очаровательный объем, подсказывающей Оксане о минувшей бурной страсти Марины Николаевны с Рамазоновым.
— Доченька ты почему не спишь?! — взволнованно спросил Рамазанов, встав за спиной у Марины Николаевны, обвивая мощными руками, плечи женщины, когда Оксана заметила, что белые пуговицы его хлопковой рубашки были расстегнуты — Ты куда-то собралась?
«Как же я люблю когда так происходит между ними и я не позволю какой-то там малолетней выскочки, у которой совсем скора свадьба, мне испортить картину объединения моей семьи», улыбнулась Оксана, заметив с каким желанием Рамазанов, прижал к себе спиной Марину Николаевну.
— На работу папочка — злорадно улыбнулась Оксана, убирая сотовый телефон, что лежал на комоде обратно в белую кожаную сумочку
— Что так рано?! — удивился Рамазанов, раскрыв от удивления, свои лазурно-голубые глаза
— Как же я люблю, когда ты так делаешь — пьяным голосом, озабоченной кошки изнывала Марина Николаевна, повернувшись к нему лицом, приложила подушечку указательного пальца к губам мужчины
— У Королёва возникли кое-какие проблемы — наглым образом врала Оксана, повесив сумочку на плечо, встала с пуфика, на котором сидела — Мне нужно срочно отлучиться в больницу
— Если хочешь, я тебя провожу доченька — изъявил желанием Рамазанов, проявляя крайнее беспокойство, обвивая плечи Марины Николаевны, немного отодвинул её от себя
— ОЙ да брось! — возразила пьяным голосом Марина Николаевна, полезла сразу же к нему целоваться — Эта блудница сама дорогу найдет, скорей всего Катерины не хватило вот и побежала гулять по деревне
— Марина! — упрекнул суровым голосом Рамазанов — Ты, что такое говоришь, она наша дочь
— Уж кто-кто — рассмеялась Марина Николаевна, запрокинув голову, отразила перед зеркалом в коридоре чудесную пышность золотистых волос — А я свою дочь знаю, получше, тебя
— Многое ты знаешь — не согласилась с этим утверждением Оксана, виляя шикарной красотой бёдер, вышла з комнаты
«Блядь надо как-то завлечь его чтобы помог решить вопрос с полицией, что охраняет вход в палату Королёва, мне нужно провести ангиографию», прикусывая губу, проходя мимо своих родителей взволнованно думала Оксана, составляя коварный план.
— Папочка — встав между Мариной Николаевной и Рамазанов, обратилась Оксана, оглядывая родителей, чувственный распутным взглядом — А что ты сделаешь, если твою любимую дочурку, кто-нибудь обидит, грубой физической силой?! — кусая от волнения губу, спросила она, положив руку на плечо его белой хлопковой рубашки
— Я голову оторву, кто посмеет это сделать — твердостью голоса ответил Рамазанов
— Хорошо папочка — улыбнулась Оксана, чарую его красотой обаятельной улыбки алых губ
— А к чему ты спросила? — удивилась такому вопросу Марина Николаевна
— Да так просто — сморщила губки Оксана, прошла мимо родителей, направляясь к шкафу с верхней одеждой в прихожей
— Нет не просто — возразила Марина Николаевна, которой судя по всему такой ответ не устроил
— Да ладно тебе Марина — схватил за руку Марну Николаевну, Рамазанов, не давая ей подойти к Оксане — Просто наша дочь хочет чувствовать заботу и мою защиту
— Проблема вся в том Володя — пытаясь вырваться из хватки мужчины, что её держал, упорствовала Марина Николаевна — Что наша дочь Оксана, эта змея, никогда просто так ничего не спросит, у неё всегда есть какой-то подвох
«Ну, всё пиздец, вот блядь кто тебя просил рот открывать выдра», прикусывая губу, взволнованно открыла дверцу встроенного шкафа в прихожей, посмотрев с опаской в сторону родителей.
— Ой, да брось ты мама — рассмеялась Оксана, быстро чтобы найти выход из сложившейся ситуации, очаровала Рамазанова красотой изгиба милых обаятельных скул — Ничего я такого не придумываю, просто хочется, думать, что мой папочка за меня сможет постоять
— Ну ты и змея — хитрой ухмылкой, выразила своё мнение Марина Николаевна, наклонившись назад, позволила себе впасть в объятия Рамазанова — М….. в любом случае, этот факт меня не так волнует, по крайней мере, не сейчас, так ведь Володя, нам ведь есть чем заняться?
— А где моя дочь?!
Поставив сумочку на пол, поинтересовалась Оксана, взяв из встроенного в прихожей шкафа белый плащ, фасон которого напоминал, врачебный халат, однако материал и качество его пошива была сравнима с итальянскими фирмами производства одежды.
— Вы же не оставили её….
— Гражданка Радионова перехватила нас — пояснил Рамазанов, обвивая мощью обеих рук талию Марины Николаевны — Кстати, ты не видела Роксану, у неё свадьба через день
— Нет, не видела
Сморщила недовольно губки Оксана, одевая на своё тело, белый плащ, что прекрасно нежностью материи облегал её тело, выражая все самые изысканные пикантные черты её тела.
— Заебала меня уже эта Радионова, сидеть с Аришкой эта была ваша задача — обижено заявила Оксана, не застёгивая пуговицы, наклонилась вниз, чтобы поднять белую кожаную сумочку
— Мария Константиновна в курсе про свадьбу Роксаны, она обещала доставить тебе Аришку в ночь перед свадьбой — объяснил Рамазанов, когда Марина Николаевна, тащила его к лестнице, что вела на второй этаж — Да и что тут такого, она ведь просто хотела сводить дочь в парк
— Мою дочь папа — сверкнула отблеском отраженно света в лазурно голубых глаза, внесла некую ясность Оксана, прошипев на него коброй — Она моя дочь и только мне решать, куда и с кем она пойдёт, пускай эта сука зарубит себе на носу
— Так ты точно не знаешь где Роксана? — спросил еще раз Рамазанов
— Да откуда же мне знать папочка — улыбнулась милейшим очертанием скул Оксана, прислонив ладонь к щеке, согнула одну ногу в колено, опираясь каблуком красных туфель на дверь рядом с которой стоял
«Эта пьяная малолетка, наверно уже едет домой на такси, на которое, по всей видимости, как я думаю, её должна посадить Анна, да если честно мне глубоко похуй, где его там доченька, ведь я его дочь, одна и единственная», не желая даже заморачиваться над этой мыслью, коварством блистательной улыбки размышляла Оксана.
— Наверняка устроила девичник, в тайне, от родителей — ухмыльнулась Оксана, повесив сумочку на плечо, поправила её тонкую лямку
— Странно — усомнился Рамазанов, когда Марина Николаевна силой настойчивости тянула его за собой на верх — Захира бы об этом знала
— Володя пошли — тянула эта женщина, вцепившись пальцами в воротник его белой рубашки за собой — Девочки сами во всём разберутся, дай им время
— Вот слышишь папа, что мама говорить — застенчиво улыбнулась Оксана, направляясь к выходу, застегивая пуговицы белого плаща
— Надеюсь что это так — согласился пойти на уступки Рамазанов, проследовав за Мариной Николаевной на второй этаж, в тот момент, когда Оксана подошла к закрытой входной двери
Поток будоражащей ночной прохлады хлынул в дом, окутывая тело Оксаны, как только она открыла входную дверь. Пропитанная сыростью свежесть, всё еще сохраняла ароматы мокрой деревенской листвы, древесного влагой пропитанного запаха и травы покрытой тонким слоем воды. Деревенский небосвод был окутан мглой ночи, лишь едва позволяющим свету звезд на нем проблеснуть ярким отблеском на небе. В дали деревенских улиц за домами были видны проблески назревающего рассвета, что яркостью красных лучей, пытался пробиться через ночную мглу. Спускаясь по деревянным ступенькам, сыростью дождя пропитанного крыльца. Оксана стукала глухим звонок каблука по ним, виляя роскошной красотой бедер. Стукая каблуками красных туфель, Оксана прошла по мокрой каменной цветной плитке в ограде, приближаясь медленно к красным воротам. Открывая дверь красных ворот, Оксана, сгибая ногу в колено, перешагнула порог открытой двери, наступая каблуком красных туфель в сырую грязь.
— Блядь — грязно выругалась Оксана, ощущая ногами в туфлях влагу прошедшего дождя — Ну почему мне так не везет — шепотом прошипела она змеей
В дали другой улицы слышался лай собак, звук урчащего мотора, с другой стороны был слышен шум с опушки леса, а вниз по склону холма, дом в котором жила Оксана, убаюкивала плеском скромная деревенская речка. Стекла соседских домов, были окутаны сумраком, словно как будто жизни в них ночью не было, лишь только лай деревенских собак этих домой, вынуждал некоторых хозяев проснуться. Слышалась отчетливо свирель сверчков, а под лампой деревянного столба летали десятки мотыльков, чарую в медленном танце страсти между собой при его ярком свете. Гравийная дорога, была пропитанная сырой грязью прошедшего дождя, усеяна мелкими лужами, ручьями, тонких нитей стекающих в траву, кусты черемухи и сирени. Шепот листьев распустившейся красоты березы, красота могучего дуба, а так же привычный взгляду укатанный зеленью ясень. Все эти деревья излучали поистине несравнимый сказочный свойственный своему запаха аромат, что несомненно жадно вдыхала Оксана ртом, пытаясь им насладиться, пока шла по деревенской улице совершенно одна.

***
Яркостью ослепительного света, нарастал неистовой мощью рассвет над крышами домов деревенских жителей, выползая лучами из-за лесной опушки. Воздух был пропитан, свежей утренней росой, что блестела в лучах солнца, на густой зленой траве, плотным ковром рассаженной в парке рядом с деревенской больницей. Голубые пышные ели, едва колыхались в такт утреннего порыва ветра, колебля игристыми иголками хвойных веток, словно исполняя медленный танец страсти. Деревенский пёс, дворняга разгонял собравшихся голубей, громкий лаем вынуждал их взлетать, после чего с них сыпался пух их легких перьев. Молодая парочка парня и девушки, просидела, по всей видимости, за бутылкой вина, на лавочке среди пышных распустившихся елей в парке всю ночь, прижав в обнимку друг к другу. Пожилая женщина выгуливала собачку, английского пуделя, держа его на длинном, тонком как нить поводке, что покорно шел в двух метрах от неё, вынюхивая что-то в траве. Голубое лазурью морского цвета, покрытое небо, не имело практически облаков, предвкушая для деревенских жителей ясный и солнечный день.
— Когнитивные расстройства, отказ тазовых функций, застойный диск зрительного нерва, плюс ко всему нервозная раздражительность на фоне психоза, эпилептический приступ
Размышляла Оксана тихим шепотом, проходя по алее мимо молодой парочки, парень которой держал для своей девушки рядом с её губами горлышко отрытой бутылки вина.
— Если прибавить ко всему прочему — прошла Оксана, обдумывая всё шепотом, вильнув прелестью бедер мимо сидящего на лавочке парня — Лимфоцитарный плеоцитоз,увеличенное количество белка,положительные серологические реакции, а что если анализ, проведенный моим неврологом, не выявит всего этого
Скривила Оксана алую прелесть губ, вышла на площадь дворика, рядом с больницей, на крыльце приёмного покоя, рядом с газелью скорой помощью, стояли две медсестры. Короткие белые халаты, скрывали истинную красоту тел белокурой девушки и шатенки, что весело смеясь, ерзали пальцами по сенсору дисплея своих сотовых телефонов. Мимо проезжал уазик ППС, двигатель которого тихо тарахтел в момент, когда он выполнял патруль по маршруту, медленно покидая больничный дворик, выезжая на деревенскую асфальтную дорогу.
— Оксана Владимировна — удивилась белокурая девица в коротком белом халате, отрывая свой неожиданный взгляд голубых глаз от экрана сотового телефона — Вы что-то сегодня рано
— Да вот представляешь не спиться
Ухмыльнулась Оксана, красотой алых губ, стукая звонко по тротуару, каблуками красных туфель прошла мимо газели, подошла к крыльцу, на ступеньках которого стояли две медсестры.
— Вот и решила заставить себя поработать
— На вас это не похоже — была явно шокирована белокурая девица появлением Оксаны в больнице в столь ранний час
— Вот именно это на меня еще как похоже — возразила ласковой интонацией голоса, прошла между девушек, виляя излюбленной прелестью упругих бёдер
— Удивительная женщина — поделилась своим мнением шатенка, разглядывая с удивлением упругие ягодицы Оксаны, когда она поднималась по ступенькам крыльца приёмного покоя
Игра тенистых оттенков гуляла по голубым стенам приёмного покоя, огромная тень растущего тополя, вырисовывая дикий танец жестикулируя жестами соблазнами, переливаясь эффектно в лучах восходящего солнца. Атмосфера была пропитана асептическими средствами, хлорными санитарными для уборки веществами, а так же скопившимся запахом парфюма тел дежурных врачей. В самом коридоре скорой помощи, никого не было, лишь в дальнем коридоре, что вёл к выходу на больничный кафетерий, откуда слышались женские голоса и стук каблуков.
— Ах… Оксана Владимировна — хриплым голосом произнес Эдуард Иннокентиевич, вздохнув от неожиданности, когда, Оксана прошла стукая каблуками красных туфель рядом с его кабинетом, дверь которого была открыта — Какой приятный сюрприз
— Эдуард Иннокентиевич — остановилась Оксана на месте, обольщаясь в улыбке прекрасных алых губ, встала в проходе открытой двери, приемного кабинета заведующего отделением скорой помощи — Совершенно не ожидала вас здесь увидеть
— Ну я ведь тоже дежурный врач — отложив ручку, которой заполнял карту поступившего больного, говорил Эдуард Иннокентиевич, вставая со стула на котором сидел — И сегодня вот ночью была моя смена
— М… ну да — сморщила губки Оксана, отворачивая взгляд, от лиловой рубашки, этого мужчины, что вырисовывалась из-под белого халата
— Слышал, сегодня ночью прибыл полицейский эскорт для губернатора московской области, а так же как Тихонов, сам лично отстранил вас от дела — объясняя говорил, он направляясь к отрытой дери своего кабинета
— Ну этот вопрос я урегулирую
— Что же будите полагаться на ваше безумие?
— Думаю, без него тоже может не обойтись — изъявила Оксана своё желание, отвечая на вопрос, застенчиво улыбнувшись, направилась дальше по коридору
Через несколько минут, Оксана вошла в фойе больницы, огромное пустое помещение, в котором жизнь, рабочего дня, еще не началась, было под властью утреннего рассвета солнца. Блеклые тени растущего за окном тополя, скользили, по полу, стенам и потолку вестибюля, переливаясь в жестах игристого ритмичного танца, поддаваясь искушению легкости, обдуваемого потока воздуха. Атмосфера воздуха, в помещении, была насыщена приятной спелости лимона, что распустился во всей своей красе в большом белом керамическом горшке. Белые занавески на окнах, прекрасно сочетались с интерьером огромных пластиковых окон, позволяющим пропускать большое количество света. Мраморной пол, бледно белого цвета, после утренней уборки сверкал, подобию зеркала, отражая силуэт очертания тела Оксаны, плавность пикантных изгибов её бедер, икроножных мышц, а так же высокий каблук красных туфель.
— Оксана Владимировна — услышала Оксана, голос Валентины, а так же звон её туфель, которыми она быстро стукая каблуками, спускалась по большой массивной лестнице, со второго этажа
— Моя маленькая рыжая бестия — обольстилась в улыбке Оксана, обернувшись в пол оборота посмотрела на Валентины, что спускалась по лестнице в больничный холл
Белый длинный врачебный халат, скрывал красоту тела хрупкой рыжеволосой девушки, прорисовывая лишь изгибы силуэта скромной сексуальной женской скрытой красоты. Прекрасный цвет волос, был свойственен оттенку каштана, а чарующая сказочная сила аромата кашемирового дерева, которым так приятно тело этой девушки, манила к себе, вызывая в Оксане сексуальность страсть к ней. Держа в одной руке бумажный планшет, с прикрепленными к нему листами, анализов крови и мочи Королёва, а в другой руке сотовый телефон, большим пальцем водила по его сенсору, будто пытаясь кому-то позвонить. Красные туфли на высоком каблуке, облегали стройные ноги рыжеволосой красотки, преображая, белоснежную женскую кожу в эротическом цвете. Краешек красного кружевного бюстгальтера, проглядывался, благодаря v-образному декольте белого халата, отражая пикантную форму груди, за счет его мягких чашечек. Веснушки, посреди голубых глаз Валентины, смотрелись весьма даже привлекательно, чаруя пятнистой мелкой прелестью милейшие скулы роскошной львицы.
— Оксана Владимировна, как я рада вас видеть — спускаясь со ступенек лестницы, снизошла она на мраморный пол вестибюля, убирая телефон в карман белого халата
— Как состояние Королёва? — поинтересовалась Оксана, оставаясь стоять посреди фойе в пол оборота, положа руку на бедро — Температура, сыпь или какая-нибудь другая форма высыпания присутствует на его теле?
— Вы, в самом деле думаете, принять рак головного мозга в последней стадии за какую-то страшную инфекцию?! — была поражена Валентина логикой мышления Оксаны, встав рядом с ней
— Я так предполагаю — пояснила Оксана, направляясь по фойе в сторону коридору ведущего к клинике — По крайней мере, у нас ничего не остается
— Остается….
— Так хватит — прошипела на неё Оксана, остановившись вместе с ней схватила за руку Валентину, в районе кисте с такой силой, что она тихо взвизгнула от испуга — Даже слушать ничего не хочу про рак
— Тогда как объяснить опухоль? — с ужасом посмотрела на Оксану, Валентина, позволяя ей держать в хватке руку, кисть которой она сжимала пальцами — Да хватит уже Оксана Владимировна мне же больно…..
— Мне тоже больно — иронично с сарказмом улыбнулась Оксана, изображая лживое подобие лести, пыталась подбодрить рыжеволосую бедняжку — Когда меня так предают — добавила потом она отпуская руку Валентины
— Я никогда вас не предавала — возразила Валентина, последовав ускоренным шагом за Оксаной, звонко стукая каблуками красных туфель по мраморной плитке пола
— Ты уже встаешь на сторону этой кошки Марины Викторовны — сморщив губки, высказывала недовольства Оксана, виляя бедрами, вошла через открытые двери в больничный коридор клиники
— Но вы ведь сами её наняли — жалостно ответила Валентина, прижимая планшет к груди, обвивая его обеими руками
— А теперь я вижу, как она вьёт путы вокруг меня, словно пытается занять трон
— Ха… — рассмеялась озорным смехом Валентина, чудесно запрокинув голову, позволяя роскошным прядям каштановым волос водопадом необузданной страсти посыпаться на её хрупкие плечи белого хата — Кто Марина Викторовна?!
— А кто, по-твоему, вечно меня оспаривает — недовольно прикусывая губу, прошла Оксана по пустому коридору мимо закрытых кабинетов, медленно подходя к закрытой двери
— Она просто пытается как-то контролировать ваше безумие
— Моё безумие, как ты выразилась моя рыжеволосая бестия — коварством нотки голоса, говорила Оксана, открывая белую сумочку, достала из неё связку ключей из больницы — Иногда, спасает человеческие жизни
— С этим не поспоришь — согласилась Валентина, оглядываясь по сторонам, словно проявляя какое-то беспокойство, после чего обвила нежностью приятных рук бёдра Оксаны
«Блядь, какая нежность, еще чуть-чуть и я сама запрыгну на неё в том коридоре, эта сука меня пиздец как заводит», запрокинув голову чуть назад, Оксана пыталась противостоять соблазну.
— Думаешь, стоит?! — ухмыльнулась Оксана, вставляя ключ в замочную скважину дверного замка, чуть обернула голову, немного наклонила её набок — Нет мне конечно очень приятно, но всё же
Приятная нежность рук рыжеволосой бестии, не давали покою Оксане, их ласка и в то же время тепло, поразительной силой трения скользили вниз и вверх, держась именно под белым плащом в районе упругих ягодиц.
«М…. как же она умеет добиваться своего и самое главное, я теперь не хочу, чтобы она убирала свои руки, блядь тока что подумают, люди, если увидят нас вместе в коридоре деревенской клиники», облизывая краешек губы кончиком языка, Оксана не могла противостоять своим желаниям, подталкивающим разум к искушению и пороку.
— Вы про что Оксана Владимировна? — изнывая озабоченной кошкой, мурлыкала Валентина, прижимаясь телом к спине Оксаны
— Я про то что, коридор деревенской клиники не подходящее для этого места — строгостью изъявила свои требования Оксана, нажимая пальцами на пластиковую ручку входной двери
— Ах… да-да конечно — моментально убрав руки, закивала невинно головой Валентина, как только Оксана открыла входную дверь
Теплый будоражащей душной силой поток воздуха хлынул в лицо Оксане, объяв нежностью воздушных, приятных рук всё её тело, что находилось разумом, на грани сексуального возбуждения.
— Собери всех здесь через полчаса — входя в кабинет, перешагивая высокий порог, распорядилась Оксана, сексуальным изгибом, сгибая ногу в колено — И скажи, пусть захватят снимки нового МРТ
— А почему именно здесь? — удивилась Валентина — Нас же отстранили от дела
— Я ваш начальник — строгостью голоса пояснила Оксана, встав посреди кабинета, прищурив лазурную, голубую, цвета топаза красоту глаз, от яркости утреннего солнца — И только я могу вас отстранить
— Но ведь палату Королёва — оставаясь стоять в пороге открытой двери, пыталась вразумить Валентина, говорила весьма неуверенным в себе голосом — Охраняет наряд полиции, нам никто не даст с ним теперь что-то делать, как мы туда даже попадём
— Предоставьте это мне — задергивая белые длинные занавески, заявила Оксана, обернувшись к рыжеволосой искусительнице, что вошла медленно в кабинет, поразительно тихо и возбуждающе, закрыла за собой дверь — Я обещаю, что сама, как-нибудь решу этот вопрос
— Вы что собираетесь приступить закон?! — была шокирована Валентина, облокотившись, спиной на дверь, раскрыла розовую прелесть блестящих искорками губ, при проникающем свете в кабинет
— Если это спасёт жизнь, моему пациенту, то стоит попробовать — коварством блистательной улыбки, заявила Оксана, встав у окна, обеими руками задвинула обе плотные занавески, совершенно преграждая путь ярким утренним лучам
— Но ведь неизвестно что с нами будет…..
— Если хочешь, можешь идти домой прямо сейчас — сурово заявила Оксана, снимая белую кожаную сумочку с плеча, повесила её на спинку стула медсестры
— Я когда-нибудь вас бросала или подводила вас в трудную минуту
— Мда… наверно было дело
Пытаясь тем самым напомнить о событиях, когда Оксана не возглавляла отдел диагностики сердечнососудистых заболеваний, прошла мимо стула медсестры, виляя шикарной красотой бёдер.
— Или может быть, ты забыла, как пыталась действовать, по-своему закону и чуть не погубил шлюшку Изабеллы, которую я в последний момент спасла — проявляя подлость характера напомнила Оксана, подходя медленно, стукая каблуками по линолеуму к черному стулу
— Пожалуй, я лучше соберу команду здесь
Выразила Валентина таким образов согласие помочь, по всей видимости, по мнению Оксаны, сгорая от стыда, повернулась к ней спиной, касаясь пальцами одной руки пластиковой ручки двери. Не сказав ни слова, Валентина быстро открыла дверь, пропуская волну прохладного сквозняка в кабинет, что легкостью касания проникла под белый плащ Оксаны, лаская эрогенную зону ног. Закрывая тут же за собой дверь, с едва слышным шумом, так что занавески на пластиковом коне немного колыхнулись, Валентина покинула кабинет Оксаны, оставляя её совершенно одну.
— Дура, блядь ненормальная — ухмыльнулась Оксана, присаживаясь в черный офисный стул, кончиком носка красных туфель нажала на кнопку системного блока, запуская компьютер, что стоял на полке офисного стола, почти на полу — Хотя смею заметить эта рыжая сука не один раз меня выручала
Размышляла Оксана, откинувшись на спинку черного стула, положив ногу на ногу, отразила красоту эластичных бедер, сморщила недовольно алую прелесть губ.

***
Проникающие лучи солнца, освещали кабинет клинки, отражая от обстановки интерьера яркие блики, плитки кафеля на стене, бежевых столешниц, поверхность которой была наполирована как зеркало. Доска с подсветкой, что висела на стене рядом со столешницей, подсвечивала светом снимок МРТ, по которому коготком указательного пальца в районе опухоли правого полушария водила Оксана. Распустившейся, на подоконнике лимон излучал терпкий свойственный цветению аромат, затуманивая запах, асептика которым так, щедро производили санитарную дезинфекцию в кабинете. Белокурая медсестра, что сидела на столе, измеряла давление женщине шатенке, на вид которой было около сорока лет, Валентина, что в белом халате расположилась на подоконнике пластикового окна. Вероника, что сидела на стуле, которым принадлежал Оксане, тихо постукивала коготками пальцев по поверхности стола, рядом с клавиатурой включенного компьютера. Марина Викторовна с критичным, недоверчивым взглядом, сверкая стеклами своих очков с пластиковым закрытым стаканчиком черного кофе, излучая приятный запах, стояла за спиной у Оксаны.
— Извините, я не опоздал?! — послышался вежливый голос Александра Николаевича, когда входная дверь кабинета плавно открылась, издавая механический щелчок, нажатой пластиковой ручки
— А… Александр Николаевич — ответил Ларионов, прокашляв в руку, встал слева за спиной у Оксаны, держа в одной руке бумажный планшет, рассматривал анализы Королёва — Типичная картина рака мозга, возможно даже не последняя стадия
— Оксана Владимировна — говорил, входя в кабинет Александр Николаевич, медленно едва слышно закрывая за собой дверь — Слышал вашего пациента взяли под охрану полиции и нас к нему не подпустят, так, как же вы, собираетесь делать ангиографию ему?
— Зачем делать катетеризацию сосудов головного мозга если есть снимки МРТ — высказывала недовольства Марина Викторовна
— Катетеризация сосудов мозга, наиболее эффективная процедура чтобы рассмотреть в трёхмерной проекции нашу опухоль — пояснила Валентина, снова принимая сторону своего начальника, озабоченной кошкой сползла с подоконника
— Извините, а это нормально?
Взволнованно спросила женщина в лиловом летнем платье, материал которого на первый взгляд напоминал шифон, однако уникальность его пошива, характеризовалась с дорогой итальянской модой.
— Это Оксана Владимировна так проводит диагнозы особым пациентам, которые теперь ввиду её халатности находятся под стражей закона — пояснила злорадно белокурая медсестра, разлепляя манжет аппарат измеряющего давления на руке женщины
— Господи, как же вы его лечить то будите? — ужаснулась женщина, с сочувствием посмотрела на Оксану
— Это не ваше дело — гордо возразила, прошипев, как змея Оксана, посмотрев на белокурую медсестру недовольным взглядом — А вам бы Мария, было бы хорошо, держать свой рот на замке
— Ну-да конечно — успокоилась тут же белокурая медсестра
— Значит наш аппарат, что стоит во второй операционной — говорил Александр Николаевич, не обращая внимания, на произошедшую ссору — Позволит увидеть эту самую опухоль в трёхмерной проекции, сможет сопоставить её точное размеры, хотя они есть и на МРТ, месторасположение, но ведь действительно как не крути, это опухоль
— Значит так Валерий Николаевич — не желая слушать этого мужчину, обратилась Оксана к Ларионову, обернувшись лицом к своим коллегам, опираясь бедрами на край столешницы — Подготовьте мне операционную…..
— Постой-постой — вмешалась Марина Викторовна, встав между Оксаной и Ларионовым — Как ты собираешься решить вопрос с полицией?
— С этим я разберусь — заверила Оксана, позволив себе наглости положить теплую ладонь руки на выставленную грудь Марины Викторовны, весь объем которой она ощутила через белый халат — Мне понадобиться маленькая помощь, одного из вас
— О…. нет, я в этом не участвую — сразу же отказалась Марина Викторовна, коснувшись кисти руки Оксаны, убрала её со своей груди — Твоему Оксаночка дорогая моя безумию, уже нет придела
— Я помогу — последовала за Оксаной следом Валентина
— Валентина Владимировна! — сделал неожиданное замечание Ларионов, заставляя всех обратить на себя внимание — Ваша преданность Оксане Владимировне, уже пересекает допустимый предел, за что вы постоянно встаете на её сторону
— Может потому — коварством голоса пояснила Оксана, коснувшись мизинцем руки Валентины, когда встала с ней рядом, расположившись спиной к окну — Что я её начальник, а она мой подчинённый, чего собственно говоря я требую и от вас
— Ладно — уныло вздохнула Марина Викторовна, снимая очки с глаз, тут же убрала их в карман белого халата — Я решу вопрос с операционной сама — стукая каблуками синих туфель по линолеуму, белокурая женщина проследовала к входной двери кабинета клиники
— Это так радушно с вашей стороны — сморщила подло алые губки Оксана, прислонив указательный палец другой руки к очаровательной красоте скул — Никогда бы не подумала что вы….
— Просто хочу увидеть — коснувшись пальцами пластиковой ручки входной двери, пояснила Марина Викторовна, плавно нажимая на неё открывая на себя дверь — Как ты облажаешься, поняв, что это рак головного мозга в последней стадии
— 140 на 90 — рассказывала, общаясь с пациенткой в кабинете белокурая медсестра — Незначительная аритмия, думаю в вашем возрасте это нормально, вы себя как чувствуете, голова не болит?
— Я пойду, помогу Марине Викторовне организовать операционную — пояснила Ларионов, направляясь к выходу, поправляя пальцами обеих рук, воротник белого халата
— А я….
— Сидеть! — возразила Оксана, не давая встать Вероники со стула на котором сидела — Ты поможешь мне, катить каталку Королёва, до грузового лифта
— Ты что думаешь, я смогу обезвредить целый отряд полиции вместе с женой Королёва? — удивилась Вероника, испугавшись разъярённого взгляда Оксаны, тут же села на стул с которого пыталась встать
— Чтобы там не произошло — открывая входную дверь, говорил Ларионов — Я всё же полагаюсь на вашу дедукцию
— Это так приятно с вашей стороны, господин Ларионов — похлопала ему красивыми ресницами, безупречно чарующими лазурно голубыми глазами
— Она у вас всегда так работает?
Сделала таким вопросом опрометчивое замечание женщина в лиловом платье, вставая со стула на котором сидела, взяла с края стола сумочку, идеально подходящую к цвету платья. Оксана сразу же почувствовала в воздухе композицию аромата «Jeanne Lanvin Couture Lanvin», словно палитра с красками, она впитала в себя ноты фиалки, малины, в бушующей гармоничности строптивого вкуса магнолии и пиона. Стройное очертание ног, преображали туфли на небольшом каблуке, сочетающие с цветом платья этой женщины. Пышные, цвета кашемира волосы, были сплетены в конский хвост блестящей заколкой, с чудесным встроенным в ней лазуритовым камнем. Чудесный при блеске солнца оттенок её карих глаз, словно совпадал с цветом платья этой очаровательной гордой натурой женщины, что стоя рядом со стулом, на котором сидела, поправила пальцами сумочку, висевшую на плече.
— Оксана Владимировна я вообще-то к вам пришла на приём — словно заставляя обратить на себя внимание Оксаны, говорила эта женщина, подняв немного тон собственного голоса
— Ах… да-да — прикусывая краешек губы, специально разыгрывая иронию закивала головой Оксана, сморщив потом губки бантиком — Вы уж простите мою компетентность
— Ольга Дмитриевна — прервала этот разговор белокурая медсестра — Жду вас на приём, вместе с Оксаной Владимировной через неделю, а сейчас возьмите вот этот рецепт
— До встречи Оксана Владимировна — прошла по кабинету эта женщина, направляясь к выходу, стукая каблуками остроносых туфель по линолеуму
— До встречи — холодно, выдавливая из себя, ответила Оксана, наблюдая, как она открывает дверь и покидает кабинет клиники
— Оксана Владимировна! — сделала замечание белокурая медсестра — Я тут не собираюсь вечно за вас вкалывать, могли бы и вы делать свою работу
— Оксана Владимировна — вновь заступилась за честь Оксаны, Валентина — Берёт на себя те случаи, что тупые вроде тебя не могут объяснить
— Валентина! — стоя к рыжеволосой девушке спиной, обернулась похотью взгляда, посмотрела на неё, раскрыв чудесным изгибом алую прелесть губ — Мне конечно очень приятно, но пожалуй я сама могут ответить достойно этой молодой выскочке
— Тогда раз ты такая — вставая со стула, на котором сидела, говорила Вероника — Мы не будем мешать, тебе работать с твоей так называемой верной помощницей, пошли Валентина
— Да действительно идите — недовольно ответила Оксана, виляя упругой красотой бёдер направилась к креслу — Я ведь до пяти вечера прикована просто к этому креслу
— Если уж это можно назвать креслом — дотронулась Вероника через темно-синие джинсы до свих ягодиц, выпрямила спину — У меня вся задница уже болит, как ты тока на нём сидишь?
— Мне ведь не привыкать я ведь раб на службе у Тихонова — скривив алую красоту губ, Оксана обошла стол, посмотрев недовольно на медсестру что сидела слева от неё за другим в плотно поставленным столом — Давай иди уже а то задница от другого заболит — огрызнулась она потому, как возмутительно посмотрела на неё кудрявая брюнетка
— Извините можно войти?! — послышался мужской голос, как только входная дверь кабинета открылась перед Вероникой
— Да-да конечно заходите — уныло вздохнула Оксана, присаживаясь на стул, облокотилась на его спинку, положив ногу на ногу отразив через короткий белый плащ эластичность пикантных бёдер
— Нет-нет — возразил прозорливый женский голос, молодой рыжеволосой девушки — Я уже который час сижу в очереди, а вы тут лезете…..
«Хм… это случайно, не та девица, с которой я целовалась неделю назад, после чего её увезли на каталке», удивилась Оксана, узнав знакомую рыжеволосую девушку в лицо.
Безупречность слияние таких оттенков страсти, как черная смородина и белая фрезия, собрались в одной композиции вкуса «Pure woman от Bruno Banani». Девушка была одета в пышное бежевое платье, с чудесным отливом крема, прекрасная его каёмка материала колыхалась подобию волн в океане на бедрах рыжеволосой красотки. Белые чулки с эротическим узором на их резинки чудесной красотой облегали нежностью материала стройные ноги девушки, плавно переходя в туфли, сочетающиеся с цветом платья. Сумочка бежевого цвета, была удачно подобрана к цвету платья, тонкая лямка, которой висела на оголённом плече девушки, что так сексуально гармонировала с веснушками белоснежной кожей, цвета спелого лилового персика.
— Я поговорю с мужчиной в соседнем смотром кабинете Оксана Владимировна — вставая со стула изъявила своё желание белокурая медсестра — В конце концов, эта ваша ведь пациентка и вам перед ней объясняться
— Хм… что же ладно — скривила губки Оксана, почувствовав себя неудобно за свой поступок перед девушкой
— Пройдёмте в смотровой кабинет — обратилась белокурая медсестра к мужчине — Эта девушка по записи к Оксане Владимировне — А я вас приму в смотровом, там сейчас свободно
— Но я вообще-то….
— Пойдёмте — настойчиво белокурая девица вытолкнула мужчину из кабинета, после чего сама покинула его, закрыв за собой дверь
— Так вы пришли ко мне — спокойно говорила Оксана, чувствуя за собой чувство вины
— Я пролежала в больнице сутки, а вы даже меня не навестили — жалуясь, говорила рыжеволосая девушка, направляясь к стулу, противоположно которому, сидела Оксана
— За вами должна была наблюдать Львова Валентина Владимировна — ответила Оксана, скрывая от своей собеседницы стыдливый взгляд
— Но ведь за мной — положив прекрасные руки на стол, девушка встала противоположно Оксане, опираясь на его гладкую поверхность, выгнула спину — Даже никто не пришёл, я сама после суток моей госпитализации покинула больницу, уехав на такси
— Я займусь вами — заверила Оксана, отворачивая взгляд в сторону окна — Но чуть позже, обещаю сейчас у меня другой пациент, давайте на следующей неделе
— Вы лично будите заниматься моим обследованием — поинтересовалась рыжеволосая девушка, постукивая коготками по столу, обошла вокруг него, виляя шикарной стройной красотой бёдер
Внезапная искорка притягательности, вновь зажглась в сексуальных извращенных фантазиях Оксаны, как только рыжеволосая девица встала рядом со стулом, на котором она сидела. Голова кружилась от аромата парфюма, которым как первозданный распустившейся в каштановой красоте цветок, пахло тело строптивой львицы. Каждой клеточкой своего эмоционального сознания Оксана желала слиться в единой гармонии с этой девицей. Сладкое дыхание с розовых губ этой девушки, пленили разум Оксаны, когда она стояла, чуть наклонившись, опираясь рукой на стул, рядом с её стулом.
— Как и так трудно попасть на приём — жалостно говорила рыжая бестия, стоя у стула на котором сидела Оксана, отразила перед ней роскошную красоту упругих бёдер, выказывая через короткое платье красоту эротического рисунка белых чулок — Я очень хочу, чтобы вы взялись за моё обследование
— Хорошо — согласилась Оксана, с большим трудом сдерживая свой пыл, чтобы не обвить руками выставленные бёдра рыжеволосой девушки — Я займусь вами на следующей неделе, а пока, если не возражаете, можете снова лечь в больницу, за вами понаблюдают моя коллега
«Самое время подсунуть эту суку Марине Викторовне, пусть перебеситься со своим раком», ухмыльнулась Оксана, посмотрев на прекрасное милое, покрытое веснушками лицо девушки.
— В прошлой нашей встрече — откровенничала девица, чуть наклонившись к лицу Оксаны — Я не могу забыть тягость и тонкость всего того момента
— Хм… очень интересно — повела губками Оксана, вставая со стула, была крайне удивлена наглости девушки, когда она схватила её за запястье левой руки — Но……
«Блядь, я бы конечно не против, лелеять себя в нежности рук этой девице, вот прям бы сейчас на этом столе, но дверь ведь не закрыта и меня ждёт мой пациент», размышляла Оксана, раскрыв от неожиданности лазурную, подобию красоте топазу, очертание глаз, прикусывая от волнения краешек алой губы.
— Прошу пожалуйста….
— Прошу меня простить — вынула Оксана свою руку их схватки этой девушки, направляясь тут же к выходу, едва контролируя свой напряженный сексуальный пыл — Но мне нужно к пациенту
— Очень жаль — уныло вздохнула рыжеволосая девушка, оставаясь стоять рядом с пустым стулом, на котором сидела Оксана
— Я подготовлю по вам бумаги — с чувством жалости говорила Оксана, касаясь пальцами пластиковой ручки входной двери — Вы можете сегодня уже ложиться на обследование — пояснила она открывая входную дверь, боясь посмотреть в голубые глаза девушки, вышла в пустой больничный коридор
Сгорая сильным сексуальным возбуждением, Оксана вошла в пустой коридор клиники, в тот самый момент, когда в клинике был перерыв на обед. Духота скопившегося воздуха в помещении пропахла потом людей, парфюмом и табачным дымом, от чего Оксана, поддавшись влиянию сильного возбуждения, встала у закрытой двери собственного кабинета, касаясь пальцами голубой краски стен. Тень, затмившая облаками солнце на улице и тишина, окутавшая этот коридор, туманила рассудок Оксаны, вынуждая её вернуться в кабинет, из которого она вышла. Направляясь по пустому коридору клинки, Оксана звонко стукала кабулами, прикусывая краешек губы. Внутри всё трепетало, бушевал ураган страсти, которому Оксана пыталась противостоять, прошла мимо белой занавески, висевшей над пластиковым окном, виляя шикарной красотой эластичных бёдер



Пленяющая нежностью прохлада проникающего через открытое окно в коридоре, лестничного марша, воздуха ласкала золотистые волосы Оксаны. Прелесть чарующего тонкостью запаха черемухи в гармоничном слиянии с сиренью, в момент первозданного цветения проникала через окно. Воздух был пропитан цветущей деревенской листвой, корой распустившихся голубых елей, берёз, а красота огромного тополя растущего за стеклопакетом пластикового окна, закрывала просвет яркого постепенно заходящего за горизонт солнца. Расположившись бёдрами на подоконнике, Оксана набирала номер Рамазанова, блистая при этом коварством роскошной улыбки алых губ, спускающимся по лестнице двум медсестрам. Положив ногу на ногу, Оксана отразила всю пикантность упругих бёдер, весь сексуальный образ которых был открыт благодаря белому плащу, надетому на ней.
— Папочка — ласковым голосом начала первой разговор Оксана, как только прервались долгие затяжные гудки ожидания сотовой связи
— Оксана дочка! — столь же взаимно ответил нежностью низких тоном голоса Рамазанов — Что-то случилось — словно беспокоясь, спросил он
— Ты сейчас сильно занят? — интересовалась Оксана, покачивая ногой, играя лазурной голубой прелестью глаз перед, поднимающемуся по лестнице молодому санитару
— Занимаюсь оформлением свадебного картежа, с твоей матерью, для твоей сестры, завтра ведь в Москве у нас свадебная церемония, ты ведь не забыла?
— Нет-нет — застенчиво стесняясь улыбки проходящего парня, скрыла свой взгляд золотистых волос Оксана — Конечно, я буду на вашей свадебной церемонии вместе со своей дочерью
— А куда же без неё — задорно рассмеялся Рамазанов
— Вообще-то я звоню не поэтому — кокетливо сморщила, выражая детскую обиду губки бантиком Оксана, раскрыв всю красоту лазурных голубых подобию истинному топазу цвет глаз
— Оксана доченька что-то случилось? — снова взволнованно повторил свой вопрос Рамазанов, беспокоясь так, как будто Оксана для него самое дорогое
— Ты ведь правда сказал, что если меня кто-то обидит, ты голову тому оторвешь — пошла Оксана, на подлость, задавая такой непристойный вопрос своему отцу
— Тебя кто-то обидел? — проявляя отцовскую заботу, встревоженно интересовался Рамазанов
— Хм…. — застенчиво улыбнулась Оксана, проходящему по лестнице Эдуарду Иннокентиевичу — Да нет папа ты что, просто, хочу знать насколько я дорога тебе
— Да я за тебя…..
— Пап — прервала его Оксана нежностью голоса — Ты не мог бы зайти ко мне в больницу, просто хотела увидеться, кофе попить
«Хотя, что я говорю, но просто другого выхода у меня нету», прикусывая краешек губы, взволнованно размышляла Оксана.
— Что прям сейчас? — удивился Рамазанов
— Володя кто там?! — послышался на заднем фоне голос Марины Николаевны
— Оксана и она хочет почему-то со мной увидеться — встревоженно ответил Рамазанов на вопрос Марины Николаевны
— Оксана хочет тебя видеть?! — рассмеялась на заднем фоне телефонного разговора Марина Николаевна
— Выдра ебаная — прошипела Оксана, возмутившись сильно, прикрывая микрофон телефон ладонью руки — Что ты вечно во всё свой нос суешь
— Скорее всего, она что-то затевает — рассмеялась Марина Николаевна
— Я просто хочу увидеть своего папу — твердостью голоса с обидой заявила Оксана, шлепнув ладонью руки по пластиковому подоконнику на котором сидела
— Я скора буду доченька — послушно согласился Рамазанов пойти на уступки Оксане
— Хорошо — включая на телефоне приложение «поиск друга», Оксана ввела номер Рамазанова, отслеживая заранее его сигнал перемещения — Я буду ждать тебя на втором этаже больничного отделения, нужно уладить кое-какие вопросы
— Минут десять Оксана — пояснил Рамазанов, словно положил что-то в машину, после чего послышался голос закрывшейся двери
— Хорошо папочка — провела Оксана большим пальцем по сенсору дисплея телефона, разрывая разговор — Я буду тебя с нетерпением ждать
Улыбаясь безупречной красотой улыбки, Оксана слезла с подоконника на котором сидела, звонко стукая при это каблуками красных туфель по мраморной белой плитки лестничного пролета. Поднимаясь по ступенькам лестницы, Оксана глубоко вдохнула ртом свежий насыщенный воздух, приятного цветения, украшенной разнообразием палитры вкусов деревенской зелени. Внизу на первом этаже была слышна разговорная речь двух врачей из клиники, смех медсестёр, что стояли у лестницы, ерзая пальцами в своих телефонах. За окном, помимо шелеста листьев, ветром обдуваемых деревьев, было слышно, как подъехала к крыльцу приёмного покоя, задним ходом газель скорой помощи, хрустя мелкими камешками, что вылетали из мощного протектора шин, урча тихо двигателем.
— Оксана Владимировна! — послышался приятный голос Валентины, как только Оксана поднялась на второй этаж, отделения стационара — Вы уже отработали свой день?
— Моя преданная бестия = ухмыльнулась Оксана, проходя мимо неё, одарила рыжеволосую девушку прелестью чарующего романтикой взгляда — По-моему, у меня есть проблемы и важнее, чем сидеть попусту разгребать то, что может сделать за меня и обычная медсестра
— Как вы собираетесь отвлечь внимание полиции, пока сюда едет его жена вместе с доктором Журавлёвым, которого Тихонов пригласил, чтоб стабилизировать нашего пациента
Отделение стационара, в которое Оксана вошла вместе с Валентиной, словно предвкушала закат заходящего за горизонт солнца, озаряя яркостью лучей пост медсестры. Несколько пациентов сидело в коричневых кожанах креслах, возле поста медсестры, кто читал книгу, кто газету, девушка, в розовом халате задорно прикусив краешек губу, ерзала пальцем по сенсору планшета, паренька лет двадцати, задорно терзал сенсор сотового телефона, встав у большого растущего фикуса. Естественной освещенности лучей солнца хватало, чтобы создать благоприятный свет, поэтому лампы дневных светильников были выключены. Окна в этом отделении были плотно закрыты, создавая атмосферу комфорта свежести воздуха, работала приточка, что подавала свежий воздух в помещение через сеть вентиляции. Интерьер бледно коричневых стен, был схож по цвету кофе с молоком, линолеум, бледно желтого цвета, а так же сам пост медсестры, высокий стол с ограждением был схож с цветом линолеума, был сделан из офисной фурнитуры. Интерьер больших пластиковых окон, украшали вертикальные жалюзи, что так колебались когда мимо них, прошла дежурная медсестра со стопкой медицинских карт пациентов.
— Хм… четверо полицейских — удивилась Оксана, явно не ожидая такого численного перевеса со стороны органов правопорядка — Весомый аргумент
— Они не пустят не меня ни вас, ни кого-то еще из вашей команды, распоряжение Тихонова — пояснила Валентина, облокотившись, локтём на пост медсестры, рядом с которым они с Оксаной расположились
— Мда…. такого я честно не ожидала — уныло вздохнула Оксана доставая телефон зи кармана белого плаща — Думаю у меня будут большие проблемы — смотрела она в экран сотового телефона за перемещением Рамазанова
— Что вы собираетесь сделать? — была поражена гордостью Оксаны, взволнованно спросила Валентина
Охранники расположились по двое, одни ходили вдоль коридора в радиусе десяти метров от палаты Королёва, другие сидели на лавочках по обе стороны, относительно входной двери. Черная полицейская форма с гербом Российской Федерации на предплечье, с надписью полиция на спине, дубинка, травматический пистолет в кобуре, полный боекомплект для охраны губернатора Московской области. Недовольные лица в кепке, скулы которых отражали жестокость и ненависть, находясь под постоянным контролем этом месте, казались весьма раздражительными на первый взгляд.
— И как вы собираетесь пройти? — удивилась Валентина, с усмешкой посмотрев на Оксану
— Дорогая моя бестия — заметила Оксана, немного потянув с ответом, обратила внимание, как на сенсоре телефона показался маячок Рамазанова, что он вошёл в фойе больничного здания — Ты ведь понимаешь, что у меня всегда есть на любой случай свой козырный туз в рукаве
— И я думаю вам вот сейчас самое время его применить — советовала Валентина, касаясь нежностью пальцев руки Оксаны
— Именно это я и собираюсь сделать
Расправила Оксана взмахом кончиков пальцев золотистую роскошную красоту волнистых волос, придавая им объём, направилась Оксана к палате Королёве, виляя шикарной красотой бёдер.
— Вам сюда нельзя — строго заявил один из охранников, преграждая рукой путь для Оксаны по коридору — Вы и ваша команда отстранена от лечения губернатора Королёва
— Я его лечащий врач — гордостью голоса заявила Оксана, пытаясь пройти — И вы не имеете права меня останавливать — повысив голос почти до крика, объяснила она, привлекая на себя внимание всего отделения
— Эта та чокнутая блондинка врач, от которого мы охраняем Королёва?! — неожиданно спросил напарник этого здоровяка, что преграждал путь Оксане по коридору, выставив руку
— Пустите мне нужно срочно провести ему еще одну процедуру — пытаясь пройти возмущалась Оксана
— Я сказал нет! — схватив Оксану за воротник белого плаща, как раз в тот момент когда по ступенькам поднимался на второй этаж Рамазанов — У тебя что со слухом плохо, пошла отсюда — толкнул он он её с такой силой, что она ударилась о стенку, падая тут же на пол
— Оксана! — взволнованно крикнул Рамазанов, ускоренным шагом направляясь к Оксане, когда над её лежащим на полу телом стоял здоровый верзила в форме
— Ты что дура не поняла!!! — словно вошёл в раж, полицейский охранник схватившись тут же за воротник Оксаны, вынуждая её немного приподняться, опираясь руками о пол линолеума — Еще раз и я тебя так тут размажу…..
— Эй! — заставил Рамазанов обратить на себя внимание охранника полиции, после чего заехал прямым ударом в челюсть зарядил этому верзиле
Сильным ударом здорового мужика отбросило, выламывая дверь закрытой соседней палаты, где с визгом от ужаса, начала кричать женщина. Трое остальных мордоворотов, тут же подключились, окружив по кругу Рамазанов в узком пространстве больничного коридора.
— Ребят видит бог, я этого не хочу — предостерегая бойцов полицейского эскорта, вежливо пояснила Рамазанов, встав в боевую стойку, сжав огромные кулаки, так что вены на его руках вздулись
— Ты сам напросился — крикнул другой мордоворот кидаясь на Рамазанова
Замахиваясь на Рамазанова выхватившей из пояса дубинкой, в тот момент когда он ловко перехватывает её движение, схватившись за ней рукой и ударом с головы в область носа вынудил, выламывая дверь в щепки, полицейского пройти в процедурный кабинет, где пожилой женщине ставила укол медсестра. Другой верзила решил атаковать Рамазанова со спины, но прямым ударом пяткой выставленной ноги, достаточно вежливо попросил прилечь охранника с размытым носом на пол, окрасив стенку и пол помещения в багровый цвет, свойственный по составу крови. Последний мордоворот накинулся на Рамазанова, вынудив его пропустить хук справой, с которым он едва устоял на ногах, быстро сконцентрировавшись, схватился обеими руками, за коленку охранника, когда он собирался ей врезать по лицу. Прямым ударом в живот, достаточно убедительно уговорил полицейского прилечь на пол, корчась от боли держась за живот, после чего ублажил его ударом носка черных туфель в нос, погружая его сознание в сон.
— Ну всё падла сам напросился — встал самый первый верзила, протирая ладонью руки больную челюсть достал дубинку, висевшую у него на поясе
Замахиваясь ей, как раз в тот момент Рамазанов, ловко увернулся от удара, и ударом снизу прямой наводкой отправил в сон последнего из охранников на койку, с которой тут же мухой вскочила женщина, когда большая масса грохнулась в бессознательном, положении на неё разламывая в щепки тонкую фурнитуру.
— Папочка!!! — состроив лживую манеру беспокойства, испугавшись, кинулась Оксана к Рамазанову, когда все остальные полицейские охранники лежали на полу всего отделения без сознания
— Оксана дочка — словно не обращая внимания на ноющую от боли скулу, обнял Рамазанов свою дочь
— Папочка с тобой все хорошо? — выбирая очень умную тактику, обвивая лицо Рамазанова, спросила Оксана, находясь в объятиях отца, кивая головой Валентине войти в палату Королёва
— Оксана Владимировна! — сквозь женские крики медсестер и пациентов отделения громко, заставила на себя обратить внимание Валентина — Это что такое сейчас было
— Дура делай свою работу!!! — прошипела Оксана, оставаясь в объятиях Рамазанова
— Папочка ты уж извини — ну мне нужно работать
— Всем стоять на месте!!! — крикнул один из полицейских, появившись в дальнем конце коридора
— Лежать всем на пол — полицейские с автоматами направились к палате Королёва, окружив в кольцо Рамазанова и Оксану
— Стойте! — крикнул громко мужской голос, вынуждая своих бойцов остановиться — Стоило бы догадаться, что как что-то теперь происходит в деревне, во всём виновата опять Орлова
— Оксанка! — с ужасом крикнула Катерина, стукая каблуками по линолеуму, направилась к Оксане
— Что это такое?!
С ужасом спросила женщина, шатенка лет сорока, в элегантном чреном костюме юбкой до колена и пиджаке, которая, по мнению Оксаны, оказалась нынешней женой Королёва.
— Следователь Нечаев — тихо прошептала Оксана, сильно боясь того, что её коварные планы разоблачили — Я чуть-чуть не успела
— Майор Нечаев
Гордо представился мужчина, входя в оцепление полицейских с автоматами с усмешкой разглядел, встающих с пола полицейского эскорта, которых Рамазанов приятной нежностью убаюкал.
— Вы бы идиоты, хотя бы знали на кого кидались, капитан специального подразделения, особо тактического назначения Орлов Владимир Юрьевич — торжественно при полиции попросил он пожать ему протянутую руку в знак приветствия — Это честь для меня, познакомиться с вами лично, о вас ходят большие легенды и большое темное прошлое, оставленное в Чечне
— Оксанка прошу тебя скажи, что это всё не для….
«Блядь ну почему всё складывается именно так», изнуренно вздохнула Оксана, стесняясь посмотреть в глаза Рамазанову, продолжила оставаться в его крепких отцовских объятиях.
— Господин Нечаев — разыгрывая комедию, возмутилась Оксана, посмотрев на следователя озлобленной коброй — А когда это вы успели получить майора?
— Фуры с зараженным мясом стафилококка — пояснила Нечаев — Мы их перехватили по дороге в Москву, на трассе….
— Так эта и есть та безумная дура, что пыталась угробить моего мужа?! — не давая договорить следователю, возмутившись с испугом, обстановки хауса в отделении спросила жена Королёва
— Оксанка прошу тебя! — заставляя обратить на себя внимание, говорила Катерина, встав между Нечаевым и Оксаной — Скажи, что это не твоих рук дело
— Оксана Владимировна?! — вопросительно посмотрел Нечаев на Оксану — Вы, что специально это устроили? — кивнул он эскорту полиции, чтобы помочь подняться павшим сотрудникам от рук Рамазанова
— Мне нужна всего одна процедура — стесняясь, просила Оксана, боясь посмотреть отцу в глаза, после случившегося — Обещаю, просто я не привыкла проигрывать
— Майор Нечаев вы же не думаете что…..
— Я думаю — гордо заявила Катерина, встав между женой Королёва и Нечаевым
— Оксана дочка ты, что использовала меня? — серьезностью голоса спросил Рамазанов, кончиками пальцев коснулся подбородка Оксаны, вынуждая поднять подлостью пропитанный взгляд на себя
«Блядь ну вот как бы ему объяснить, что это всё ради того, чтобы пердун находящейся в палате за его спиной, смог прожить не один может быть десяток лет», прикусывая краешек губы, Оксана из-за всех сил пыталась отвести свой взгляд на офицеров полиции, что стояли за спиной у Рамазанова.
— Делайте свою процедуру — коснулся Нечаев руки Рамазанова, вынуждая его отпустить подбородок Оксаны — В конце концов, господин Орлов, она ваша дочь и пытается из-за всех сил спасти человеку жизнь, пусть даже не совсем гуманным образом
Заострила Оксана своё внимание над словом «гуманным», словно как будто оно и было ключом к неизвестной разгадке, скривив в ухмылке алые губы.
— Да, но Оксана…..
— Таким образом, Оксана Владимировна подлостью и коварством спасала жизни людям, с которыми мне, как представителю закона, если вы помните своих скинхедов, приходилось встречаться
— Так я могу провести катетеризацию мозга своему пока еще пациенту? — спросила разрешения Оксана, обращая к Нечаеву, чаруя его прелестью лазурно-голубой красотой глаз
— Нет! — преграждая путь к палате, встала жена Королёва у входной двери — Я не даю права лечить моего мужа этой ненормальной вы, что хотите, чтобы я стала вдовой?
— Уйдите с дороги гражданка Королёва — строгостью голоса заявил Нечаев
— Пошла отсюда — грозно повторила в грубой форме требование Катерина
— Доктор Журавлёв найдет решение!!!
Уверяла Королёва, пытаясь давить на жалость чувством сострадания, что выражала на лице всё еще продолжая стоять, преграждая путь в палату к своему мужу.
— Я уверена доктор, Журавлёв хороший онколог — кивнула Оксана в сторону Катерины, подходя вместе с ней к Королёвой — Только вот я не совсем, понимаете ли, уверена, что это рак!
— Уйди с дороги — столь же грубо повторила свою просьбу Катерина, толкая кончиками пальцев женщину в плечо, вынуждая её таким жестом освободить дорогу в палату для Оксаны
— Вы не понимаете…. — пыталась противостоять Оксане войти в палату, Королёва чуть ли не впала в истерику, где её тут же по приказу Нечаев оттащил от входа в палату офицер полиции
— Здравствуйте господин Королёв — открывая дверь палаты, вежливо поприветствовала Оксана, как будто ничего за её приделами не случилось
Атмосфера климат контроля работала в палате, увлажняя воздух, создавая приятную комнатную температуру при которой легко можно было вздохнуть. Жалюзи на пластиковом окне в палате были плотно задвинуты, препятствуя прониканию лучей солнечного света. На потолке горел лишь один светильник вначале входа, придающую обстановку немного смуглых теней в основе которых были голубые стены в сочетание с побелкой. Мужчина, что лежал в постели, явно страдал заниженным артериальным давлением, низким пульсом, потливость на его лице, а его психическое весьма неуравновешенное состояние объясняло лишь ремни безопасности, которыми он был прикован к кровати.
— Оксана Владимировна! — испуганно вскочила медсестра со стула, рядом с кровати Королёва, по выражению её лица, Оксана поняла, как сильно она была напугана происходящим — Что произошло там?
— В любом случае — заявила, гордо входя в палату Оксана, перешагивая порог открытой двери, отражая в зеркале слева всю красоту эластичных бёдер — Я забираю господина Королёва на одну процедуру, для диагностики
— Но….. — хотела возразить девушка с шикарным цветом кашемира волос, но заметив следователя Нечаева за спиной, тут же решила промолчать
— А… госпожа Орлова — хриплым голосом ответил Королёв — А я всё же думал, когда же вы снизойдете с небес до меня
— Представьте себе серафима, пришедшего по вашу душу — выражая всю пикантность бёдер перед Нечаевым, Оксана распущенной походкой медленно подошла к кровати
— Вы не имеете права — кричала сильно возмущаясь Королёва, оставаясь за приделами палаты своего мужа — Я буду жаловаться, слышали я прямо сейчас позвоню, окружному московскому прокурору и вас разжалуют, вы все будите искать новую работу
— Как тебе не пришлось искать нового мужа — крикнула в ответ разъяренной Королёвой в ответ Катерина
— Санитаров сюда быстро с каталкой — распорядилась Оксана, не обращая на банальности семейных интриг никакого внимания, медленно стукая каблуками красных туфель по линолеуму, подошла к кровати — Давайте быстрее операционная ждёт
— Что здесь произошло?! — громко крикнул Тихонов, голос которого, показался Оксане сильно встревоженным и весьма недовольным — Опять эта Орлова!!!
— Господин Тихонов — начала жаловаться Королёва, подбежав, стукая каблуками по мраморной плитке к нему — Успокойте эту ненормальную, она убьёт моего мужа, вы что не видите
— Как не крутите, господин Тихонов — сразу же вступила в словесную защиту Катерина, оставаясь стоять возле входа открытой двери палаты — Я его племянница и я признаю мой дядя не вменяем, как его близкая родственница я принимаю на себя всю ответственность и даю права Оксане Владимировне сделать катетеризацию сосудов головного мозга господину Королёву
— К выше сказанному — пожала плечами Оксана, отразив всю красоту очертания милейших скул, ответила она — Мне просто нечего добавить, кроме как принесите сюда чертову каталку
— Вам придётся заплатить часами в клинике за причиненный ущерб больнице и полицейскому эскорту охранявшего губернатора от вас же
Заявил Тихонов, согласившись пойти на уступки, недовольно посмотрев на Оксану, однако в его взгляде была отчасти искорка похвалы.
Я ведь мог предусмотреть, что вы как обычно выкинете, какую-либо глупость, ведь как сказал, ваш прошлый начальник, вы не любите проигрывать
— Вы должны были об этом догадаться — гордо изъявила своё мнение Оксана, присаживаясь на край кровати, положив ногу на ногу — Когда брали меня к себе на работу
— Вы что в самом деле даёте ей право угробить моего мужа — всё еще продолжала возмущаться Королёва — Я это так не оставлю и ты слышишь племянница, я поговорю с такими людьми ты вылетишь с поста мэра, пойдёшь улицы подметать
— Очень кстати — улыбнулась Оксана, очаровательной красотой улыбки алых губ, заметив как один из санитаров вкатил каталку в палату к Королёва, не придавая никакого внимания или сочувствия, изнемогающей в страданиях по мужу Королёвой — Давайте его во вторую операционную живо
Распорядилась Оксана, вставая с койки Королёва, ладонями обеих рук, расправила белый плащ на бёдрах, всё еще не могла посмотреть на Рамазанова, что вошёл в палату.
— Дочка — словно не зная как обратиться к Оксане, начал говорить неуверенно Рамазанов — Ты могла ведь просто попросить, не обязательно ведь всё усложнять
— К сожалению — переступая через обломки разломанной двери процедурного кабинета, пояснил Тихонов — Оксана Владимировна, пользуется альтернативным путём, словно используя….
— Так хватит! — повысив голос, крикнула Оксана, подходя к Рамазанову — Прости папа, что так получилось, мне правда, очень неприятно это признавать, но другого выхода, чтобы спасти Королёва я не вижу
— Мы могли бы что-нибудь придумать
— Да пока мы бы с тобой думали, его бы увезли домой, а через полгода закопали
— Оксана! — ужаснулся Рамазанов от прямолинейности Оксаны
— Это правда Владимир Юрьевич — входя в палату, вставая на сторону Оксаны, объяснила Валентина — Если ваша дочь не найдёт ответ, что кроме рака может еще убивать, максимум, что остается Королёву, это пол года
— И именно для этого я проведу сама лично катетеризацию сосудов головного мозга с моделированием её на экране компьютера в трехмерной проекции, что поможет хотя бы понять что это — объясняла Оксана, позволяя крепким мощным рукам Рамазанова обнять её за талию прижать к себе
— Это всё ради того чтобы спасти дядю Катерины
— По правде говоря — ухмыльнулась Катерина, вставая за спиной у Рамазанова — Вашу дочь привлекает жажда головоломок, она скорее с ума сойдёт, лишь бы тока догадаться до истинной причины её
— Катерина! — прошипела, надувшись как кобра Оксана, недовольно посмотрев на наглую брюнетку, что мило улыбалась стервозной улыбкой в ответ
— Не волнуйся Оксанка — успокоила якобы таким тоном нежного голоса Катерина, вставая за спиной у Оксаны, обходя медленно Рамазанова — Я уже привыкла к такому безрассудству с твоей стороны, понимаю, что другого выбора у тебя не было
— Папочка я тебе всё объясню, но потом — уверяла Оксана, продолжая оставаться в объятиях Рамазанова, стесняясь посмотреть в его глаза — Но мне правда нужно идти, в моё так называемое царство операционная
— Ты ничего не знаешь о Роксане? — внезапно спросил он, когда Оксана покинула объятия его крепких рук
«Блядь эта малолетка все-таки выдала себя, я же ведь не знала, что ей нельзя было так пить», испугалась Оксана, понимая разумом, куда он клонит.
— Наверно отмечала девичник и перебрала чуток — пожав плечами, боясь посмотреть в глаза Рамазанову, спокойно ответила Оксана
— Да как же — возразил Тихонов — Я вчера видел, как вы со своей сестрой уходили вместе из больницы, как выяснилось потом через верных мне людей, вы покинули больницу, чтобы не попасться журналистам через черный вход
— Да мы прошлись немного, но мне потом нужно было идти обратно
— Я дал вам отгул с условием на вашу объяснительную, которую я до сих пор не получил и вас вчера после этого в больнице не было
— Блядь! — прошипела Оксана, посмотрев на главврача больницы оскалом дикой кобры
— Оксана ты чего знаешь, чего не знаю я — схватив Оксану за руку, строгим голосом спросил Рамазанов
— Делайте свою процедуру — вмешался Нечаев — Господин Орлов, вы ведь понимаете, я не могу спустить на тормозах этот факт, хотя можно с вами поговорить?
— Иди — распорядился Рамазанов, отпуская руку Оксаны, суровым командирским голосом — К вечеру я с тобой сам поговорю
— Может лучше сейчас?! — понимаю по выражению лицу Рамазанова, что потом положение будет тока хуже
— Не хочу при всех принимать воспитательные меры ремнём! — грозно ответил Рамазанов — Давай иди уже тебя пациент ждёт и про Роксану не забывай, этот вопрос я с тебя не снимаю
— Да правда я немного выпила с ней, совсем чуть-чуть — проявляя неконтролируемую трусость характера, начала оправдываться Оксана — Но я её не…
— Оксана дочка всё иди — уныло отмахнулся словами Рамазанов — Потом поговорим, как видишь, нам предстоит уладить с майором Нечаевым некоторую формальность
— Но папа! — жалостно потребовала Оксана, обратить на себя внимание, сморщив губки, преображая милое лицо за чет прелестного очертания скул
— Идите Орлова у вас еще есть время, я что-нибудь придумаю, для окружного прокурора, которому сейчас звонит жена Королёва — уверял Нечаев, когда два парня санитара вывозили каталку с Королёвым из палаты
— На этот раз Оксана Владимировна вам крупно повезло — высказывая недовольство, бурчал Тихонов, когда Оксана вышла из палаты, через открытую её дверь — Но впредь я учту, подобную выходку и в будущем постараюсь этого не допустить, слышали меня…..
Кричал в отчаяние Тихонов уходящей Оксане вслед, что с довольством улыбки, прошла мимо скопившихся зевак пациентов, так удивленно на неё смотрели. Не обращая никакого внимания на шепотную речь медсестер, пациентов отделения, полицейских и службы безопасности больницы, Оксана, выказывая прелесть упругих ягодиц, прошла за каталкой Королёва вдоль по коридору. Отражая гордую и самовлюблённую улыбку на лице, Оксана не придавала никакого значения пустым словам и бурным эмоция скопившемся в больничном коридоре людей.

***
Урчание теплой воды, приятно бежала из-под крана смесителя предоперационной, отблеск её белой кафельной плитки, ярким свечением отдавал в стекла очков Оксаны. Тишина этого помещения была сравнима почти с глухотой, а его герметизация не позволяла, таким образом, благодаря плотным дверям попасть воздуху из больничного коридора в операционное пространство. После чего коснувшись пальцами блестящих хромированных вентилей смесителя, Оксана перекрыла поток воды, что омывал её руки нежностью приятного касания тонкой струйки водопада. Стерильный белый халат облегал тело Оксаны, выражая в ней все самые изощренные прелести тела, отражая очертание объемной груди и изящность изгиба бёдер, красота которых была скрыта под одеждой хирурга. Белый стерильный высокий колпак, скрывал плотно, золотистые пряди волос Оксаны.
— Распорядись чтобы Марина Викторовна тщательно обработала катетер для Королёва — отдала распоряжение Оксана, увидев в зеркале рядом с которым стояла у умывальника Валентину
— Королёва уже доставили в операционную, сейчас накрывают операционным бельем
— Отлично — ухмыльнулась Оксана скрытой ухмылкой, красота которой была спрятана за марлевой стерильной повязкой на лице — Тогда приготовь раствор новокаина, и проведите пробу контраста для ангиографии
— Хорошо я займусь этим — согласилась Валентина — Вы пожалуй единственный человек здесь, кто не верит в рак головного мозга у Королёва
— Извините, вам просили передать — послышался голос медсестры, что открыла дверь предоперационной
— Что это?! — холодно спросила Оксана, не оборачивая головы, заметила в отражении зеркала протянутый медсестрой листок бумаги
— Анализ ликвора, что велел завершить сам Александр Николаевич — пояснила медсестра, продолжая держать на протянутой руке белый листок
— Ах… он сука такая — грязно прошипела Оксана — Он ведь не дал мне его тогда в кабинете клиники, когда он мне был так нужен, что там у вас….
Анализ спинномозговой жидкости в этот раз был светлым, белок 0,123 г/л, цитоз 35 в 1 мкл (лимфоциты). Реакция Вассермана в ликворе 4+ , что указывало сразу же на прогрессирующий паралич и на инфекционное поражение головного мозга Королёва.
— Это не рак! — твёрдостью голоса заявила Оксана, взяв у медсестры лист, через стёкла тонких надетых на глазах очков разглядела его
— Реакция Вассермана положительная — ухмыльнулась Валентина — Сколько вы заплатили Александру Николаевичу, чтобы он провернул для вас такой развернутый анализ?
— Спасибо можете идти — поблагодарила Оксана медсестру, что принесла для неё анализ ликвора, подходя к дверям операционной — Дело тут абсолютно не в деньгах — одевая на руки стерильные одноразовые хирургические перчатки
— Тогда в чем?! — удивилась Валентина, проследовав к дверям операционной следом за Оксаной
— Дело в том дорогая моя бестия — обольщаясь в улыбке говорила Оксана, наступая стерильной белой обовью, в стиле низких кроссовок на кафель белой плитки — Что я смогла убедить всех этой бумажкой, что мы имеем дело не с раком
Вероника обрабатывала место пункции бедренной и височной артерии, стерильным тампоном в смоченном растворе «ОКТЕНИСЕПТА». Марина Викторовна производила стерилизацию двух комплектов катетера в растворе «натрияхлорида».
— Доктор Ларионов оборудование для ангиографии готово?! — спросила Оксана, подходя к столу на котором лежал Королёв, накрытый темно-синим стерильным операционным бельем
— Зачем вы это делаете? — внезапно спросил Королёв хриплым голосом, когда Верника вместе с двумя санитарами заканчивала его накрывать
— А вам бы Александр Николаевич — возмутилась Оксана, кокетливой интонацией голоса, выражая обиду нежностью его ноток — Следовало бы самому завершить анализ ликвора, иначе, за что я вам заплатила, хотя знаете, если честно меня и этот результат походу устроит
— Что там? — холодно поинтересовалась Марина Викторовна, не отвлекая взгляд от двух мисок, в котором обрабатывались оба комплекта катетеров
— Там то что именно вас удивит Марина Викторовна
Блистая, скрытой за стерильной повязкой на лице коварной ухмылкой, ответила Оксана, положив листок на столешницу, что была расположена за спиной у Вероники.
— Это не рак! — повторила еще раз твердо своё суждение Оксана, игнорируя бессмысленные бердовые доводы Королёва
— Вы в этом уверены?! — обратилась Марина Викторовна к Александру Николаевичу — Вы сами делали анализ ликвора?
— Хватит болтать! — упрекнула, подняв собственный голос Оксана, встав у операционного стола
— Оксана Владимировна не объясните нам всем для чего нам два катетера — поинтересовался Ларионов, взяв в руки пульт управления жидкокристаллическими мониторами, расположенными над операционным столом
— Вероника обезболь место бедренной и височной артерии — распорядилась Оксана, взяв в руки «интродьюсер» — Господин Королёв оставайтесь в сознании, мои коллеги проследят за тем, чтобы вас ничего не беспокоило
— Вы ничего не измените…. — бредил Королёв, выразив своё мнение, хрипотой голоса, оставаясь лежать под операционным бельем на столе ангиографического исследования
— Валентина введи под кожу часть контрастной жидкости, хочу проверить реакцию на отторжение её организмом — отдала распоряжение Оксана
После введения пробной части контраста под кожу Королёву и дождавшись что он не вызывает никаких аллергических реакций, Вероника обезболила новокаином места предполагаемые для пункции. Пользуясь тонким лезвием скальпеля, обработанным раствором «ТЕФЛЕКСА КОНЦЕНТРАТА» Оксана выполнила небольшой надрез, над местом пульсации впереди ушной раковины (обнажение выше затрудняет проведение катетера). Аккуратно Оксана выделила поверхностную височную артерию Королёва и подвязала её тонкой хирургической лигатурой, вводя её под кожу, для затягивания её после удаления катетера (восьмёрка). Дистальный конец артерии, Оксана перевязала хирургической нитью, используя интродьюссер, медленно ввела его в просвет височной артерии. Пользуясь тонкой титановой стрункой, как проводник, с надетой на ней противоэмболической защитой и обработанной раствором хлоридом натрия, препятствующим коагуляции, образованию тромбов, крови внутри артерии. После чего воспользовавшись катетером диаметром 1 мм, Оксана плавно ввела его по проводнику в просвет височной артерии через интродьюссер, провела его до подключичной артерии. Используя медицинский пластырь, Оксана зафиксировала катетер к коже, после чего подключила к нему емкость для инфузии.
— Дальше будем выполнять прокол бедренной артерии — пояснила Оксана, передавая емкость с контрастом Валентине — Для инфузии вертебрального бассейна
— Я пока закреплю емкость с контрастом на высоте 1,8 метра — изъявила своё желание Валентина
— Валентина Владимировна — возразил Александр Николаевич, используя весьма вежливый тон голоса этого — Позвольте это лучше сделать мне
— Я пока установлю манжеты, чтоб препятствовать периодическому сжатию — начала заниматься манжетами Марина Викторовна
Выполняя пункцию бедренной артерии, под углом 45 градусов и используя для этого интродьюссер, Оксана ввела через него в просвет бедренной артерии Королёва тонкий проводник, с надетой на нем противоэболической защитой обработанной в растворе хлорида натрия. Продвигая проводник до устья позвоночной артерии, Оксана ввела по нему катетер, только после извлечения тонких струнок проводника, произошла инфузия раствора, когда изотонический раствор натрия хлорида 5% раствор Рингера в сочетании с глюкозой и постоянными компонентами гепарина и новокаина стали поступать в вертебральный бассеин.
— И так пользуясь старым снимком — говорила Оксана, когда инфузия раствора контраста стала поступать в артерии Королёва — И то, что мы сейчас увидим, попробуем сопоставить, с чем мы имеем дело

— Вот как мы видим дорогие коллеги в области правого полушария — начал объяснить Александр Николаевич — Отмечается округлое образование до 1,5 сантиметров
— Валерий Николаевич — обратилась Оксана, никак не могла разглядеть вторую опухоль, что как раз и вызывала застойный диск зрительного нерва — Включите ВИ-изображение

В белом веществе полюса лобной доли справа, образовался очаг, компьютер сразу же выявил и обозначил его размер как 0,6 сантиметра. Данную опухоль можно было увидеть, лишь используя, слабоусиленный сигнал Т2, который позволил увидеть эту опухоль обведённую четким контуром.
— Абсцесс мозга — предположила Марина Викторовна
— Маловероятно — не согласился с этим утверждением Александр Николаевич — У него не было слишком высоких температур на время всех его обследований
— Так же в крови не было обнаружен бактериологических эмбол — Вероника приняла мнение Александра Николаевича, посчитав его наиболее разумным
— Тогда что это?! — с ужасом наблюдая на картину двух мониторов, висевших, над операционным столом спросил Ларионов
— Я не знаю — ответила Марина Викторовна, теряясь в догадках
— Что вы делаете? — удивилась Валентина, заметив, как Оксана подошла к столешнице, выдвинула её ящик и достала запакованный шприц
— Мне нужна его кровь — заявила Оксана, разрывая полиэтиленовую упаковку со шприцом Оксана направилась к операционному столу
— Что вы собираетесь сделать? — был поражен Ларионов
— Всего один анализ — пояснила Оксана, снимая колпачок с иглы, медленно ввела иглу внутривенно и произвела забор крови
— Оксаночка мы в тупике — говорила Марина Викторовна нежной интонацией голоса — Может, ты прояснишь нас, что ты собираешься делать?
— Везите пациента в палату, если к обеду завтрашнего дня у меня не будет ответа, выписывайте пациента с раком головного мозга — распорядилась Оксана, вытаскивая иглу шприца из вены Королёва, надела на неё колпачок и направилась с ним к выходу из операционной
— Но ведь господин Нечаев разрешил нам выполнить всего одну процедуру — жаловалась Валентина, состроив жалкое подобие голоса — Что мы ему скажем?
— Вам ничего говорить и не придется — уверяла Оксана, виляя скрытой под штанами хирурга красотой бёдер — Я поговорю с Катериной сама, пусть даст мне время до завтрашнего дня, если я ничего не добьюсь, тогда пусть Журавлёв сам им занимается
— Мы сдаёмся? — удивилась Марина Викторовна, задавая столь сильный для сознания Оксаны вопрос
— У меня просто нет выбора — ответила Оксана, схватившись в резиновых тонких хирургических перчатках за ручку операционной плотной двери, потянула её на себя
— Вы слышали своего начальника — говорил Александр Николаевич — Извлекайте катетеры и обработайте раствором асептика место пункции, после чего я прослежу, чтобы санитары доставили Королёва в свою палату
«Иногда он кажется просто таким милым» держа дверь операционной открытой Оксана, стояла рядом с ней, ухватившись пальцами за её грань.
Ноги словно после продолжительной многочасовой ангиографии не слушались Оксану, голова кружилась от усталости, тело изнывало бессилием. Тусклый свет герметично закрытых светильников дневных ламп горел в помещении предоперационной, по которому Оксана шла едва передвигая ногами. Подходя к последней двери, Оксана потянула снова за ручку, держась за неё пальцами покрытыми, раствором асептика, тонкими хирургическими перчатками, открывая её, вошла в окутанной сумрачной тенью больничного коридора. Свет моргающих дневных люминесцентных ламп в светильниках на потолке без устали моргал на всё продвижении Оксаны по больничному коридору.
— Елизавета Дмитриевна — крикнула Оксана, заметив светловолосую, пепельную женщину в дальнем концу коридора с трудом усталыми глазами, через стекла очков, надетых на глаза, разглядела её профиль — Елизавета Дмитриевна подождите, пожалуйста — вежливо изнемогающим усталостью голоса просила она
— Оксана Владимировна! — удивилась женщина, заметив Оксану в хирургической одежде движущейся к ней со стороны операционной — Какой сюрприз вас тут увидеть, я шла к своей подруге она сегодня дежурит во взрослом отделении стационара
— Елизавета Дмитриевна вот вы-то мне как раз и нужны — подошла Оксана к этой женщине в синей медицинской одежде — Мне нужно сделать анализ на РИФ
— Оксана Владимировна вы уверены? — удивилась белокурая блондинка, рассматривая Оксану карими удивленными глазами, встав под ярким светом светильника
— Анализ достаточно серьезный — пояснила Оксана, передавая шприц с набранной кровью Королёва в руки этой женщине — Поэтому прошу вас, если результат окажется положительный, то позвоните мне в любое, нет, прям сразу же
— Хорошо — радушно улыбаясь приятным очертанием губ, согласилась эта женщина, взяв шприц из рук Оксаны — Я позвоню вам в любом случае, как только результаты анализа, станут мне известны
— Спасибо большое — поблагодарила Оксана, снимая с рук резиновые пропитанные санитарным раствором перчатки — Только обязательно позвоните, прошу вас
— Да-да конечно — все так же проявляя великодушие, улыбаясь прекрасной улыбкой, твердила кареглазая блондинка
— До скорого Елизавета Дмитриевна — подошла Оксана к лестнице по которой на этой этаж поднялась эта женщина, работник больничной лаборатории по забору крови
— И вам приятного вечера Оксана Владимировна — приятной нежностью голоса ответила белокурая женщина, направляясь со шприцом в руке дальше в отделение
Солнце лазурной зябью заката, в окнах фойе больничного здания стремилось вниз, плавно заходя за крыши деревенских домов. Могучий ствол тополя, тополя плавно раскачивался потоком играющего в танце страсти ветра за коном, колыша его большие ветки, играя песнь шелеста листьев. В отделение вестибюля, куда спустилась Оксана, никого не было, больница уже была закрыта, лишь в дальнем конце коридора больничного кафетерия слышались голоса дежурного персонала медсестер и санитаров. Едва держась на ногах, Оксана прошла по пустому помещению, направляясь к коридору, где располагались бытовые помещения медицинского персонала. Бледно-коричневые стены, с ярко выраженной побелкой верх на них, коридора к которому подошла Оксана, двустворчатые двери которого были открыты, сгущали краски сумрака надвигающейся ночи. В воздухе пахло приятной гармонией цветочных растений, что служили интерьером больничного здания, когда в его тишине и пустоте так приятно и резко чувствовалась вся тонкость их запаха цветения лимона, изощренность запаха цветов гардении сводили разум Оксаны с ума своим искушающим соблазном ароматом.

***
Приятный касанием будоражащей силы поток капель приятный на ощупь воды омывал обнаженное тело Оксаны в душевой кабинке. Волнующая стихия аромата дикой розы, покрывала пышными сугробами обильной пены тело Оксаны, плавно скользя по нему, огибая пикантное очертание форм, повинуясь каждому изгибу сочной груди, ровному животу, упругие ягодицам, сгустки пены стремились вниз, смываемых ими потоком воды душевой кабинки. Атмосфера густого пара скопилась в замкнутом, окруженном пластиковыми стенами пространстве душевой кабинки, поверхность которых впитала в себя миллионы мелких капель влаги. Виляя шикарной красотой бёдер, Оксана подражала танцу королевской кобры, медленно, словно дикий хищник настигающий жертву, переступая с ноги на ногу, стукала каблуками красных туфель, запрокинув голову, покрывала своё тело покровом густой пены, что тут же смывалась потоком бушующей силы воды. Покрывая щедростью изобилия потока густой пены сочную грудь, так что с розовых сосков, сугробы пены падали вниз на пол, ягодицы, Оксана обольщалась сахарной вязкости и нежности осадка его скольжения по бархатистой омываемой водой коже.
Удовлетворившись вдоволь нежности водяной стихи, Оксана, положив мокрую пышную мочалку на пластиковую полку рядом с флаконом лосьона для тела, перекрыла поток воды. Вцепившись в белое махровое полотенце, что висело на пластиковой двери, Оксана стянула его на себя, ощущая как мокрые золотистые пряди волос, моросили холодным касание покрытое каплями влаги тело. Обернувшись лаской теплоты материала полотенце, Оксана взяла с полки мочалку и флакон лосьона, после чего открыла дверь душевой кабинки, выпуская из неё бушующей силы скопившуюся атмосферу пара, вошла в душевое помещение, стукая каблуками красных туфель по залитой водой кафельной белой плитке. Направляясь к закрытой входной пластиковой двери, Оксана, коснувшись её ручки, нажимая на неё пальцами открывая дверь, другой рукой плавно провела указательным пальцем по клавише выключателя, погружая душевое помещение во мрак темноты.
— Оксанка! — тихим голосом, обратилась Катерина, что стояла у пластикового окна и смотрела в пустоту необъятной ночи
— Хм… я вот только знаешь, с тобой хотела поговорить — перешагивая высокий порог открытой двери, Оксана сексуальным изгибом согнула ногу в колено, отражая сочный изгиб эластичных бёдер — Ты как всегда меня на шаг опередила
— Слышала результат ангиографии моего дяди, тебе ничего не дал — словно с чувством отчаяние и слезами в голосе говорила брюнетка, вытирая глаза белым шелковым платком, что держала в руке
— Хм… мои лакеи тебе обо всё уже доложили — стукая каблуками красных туфель по линолеуму помещения прошла, Оксана по комнате, виляя шикарной скрытой под белым полотенцем красотой ягодиц — Ничего знаешь им нельзя доверить
— Так значит это всё-таки рак? — как будто захлёбываясь собственными слезами, тихо спросила Катерина, прикрывая рот платком, что прижала к губам
— Я точно не могу быть уверенной — возразила Оксана, испытывая абсолютное хладнокровие, прошла мимо плачущей девушки, не придавая её чувственным слезам никаких чувств — Мне нужно время Катерина, чтобы во всём разобраться
— Приехал доктор Журавлёв, и он в ярости от твоего поступка
— Ты слышишь, о чем я тебе говорю?! — подняв собственный тон голоса, спросила с криком у неё Оксана — Дай мне время до завтрашнего обеда или дня, после чего, если я не найду ответ, пусть Журавлёв сам решает, как лечить твоего дядю
— Ты сдаешься?!
— Блядь я не знаю — прошипела Оксана, поставив в открытую дверцу шкафчика на полку лосьона для тела и мокрую мочалку с которой все еще сочились капли будоражащей прохладой воды — Дай мне время на один анализ и всё!
— Я давала тебе время и как ты с ним поступила? — возмутилась, обернулась Катерина, скрывая за белым шелковым платком заплаканное чувствами, эмоциональной болью лицо
— Я взяла у него образец крови — объяснила Оксана, выискивая на полке, красные кружевные чистые трусики и такой же по цвету пленяющей кружевами бюстгальтер — Сейчас если анализ даст положительный результат, то итог этого может тебя и не обрадовать, одно могу сказать, кто-то врёт
— С чего ты так решила? — удивилась Катерина столь каверзному суждению Оксаны
— Я не знаю — стол же безразлично, как и раньше, ответила Оксана, направляясь, держа нижнее белье на кончиках пальцев к бежевому мягкому дивану
— Сколько времени тебе нужно, пока Журавлёв не забрал моего дядю?
— До обеда — ответила Оксана, проходя мимо стеклянного столика стоящего рядом с диваном, нагнулась, взяла с него кружку, наполовину пустую, чай которой излучал приятный аромат каркаде
— И ты уверена, что найдешь ответ? — цепляясь за последнюю ниточку, спросила Катерина — Вот если я сейчас не дам Журавлёву забрать своего дядю, у тебя будет ответ?
— Блядь тут нельзя знать наверняка — грязно выражаясь, выругалась Оксана, кинув трусики и бюстгальтер на диван, села на клетчатый плед, расстеленный на нём — Просто не знаю, зубами в него что ли вцепись но не отдавай, пока до результатов анализа крови его им
— Ты уже отдала этот анализ?
— Им займется мой проверенный челок — заверила Оксана, отпивая с белой керамической кружки глоток холодного розово-красного чая
— Ты вот знаешь — держа платок возле собственных губ, выражая ухмылку в голосе, со слезами на глазах, призналась Катерина — Иногда вот за твою дерзость так охота тебя придушить
— Ты же понимаешь — ответила Оксана, наслаждаясь сладким послевкусием во рту после того, как проглотила глоток чая — Что я твой единственный шанс, на спасение этого старика
— И именно поэтому тебе в последнее время очень много сходит с рук — сжимая платок в руке, недовольно прошипела Катерина — Я уговорила следователя Нечаева, отпустить твоего отца под подпиской о невыезде, ты же понимаешь, что за тот беспорядок, что ты учудила в больнице, кому-то придется ответить
— Пусть хотя бы свадьбу своей несчастной дочурки отметит — блистая красотой улыбки алых губ, положила Оксана ногу на ногу — После чего, я хочу, чтобы он попал под арест — заявила она, одевая на свои ноги красные кружевные трусики
— Оксанка! — ужаснулась Катерина такому доводу, со стороны Оксаны
— Нет, он сразу же оттуда выйдет, но только при одном условии — коварством чрезмерной подлости говорила Оксана — Я слишком долго росла без отца, увы, следующую часть жизни, зная как он может постоять за меня, я намерена прожить с ним
— И поэтому ты хочешь, чтобы он вернулся к твоей матери
— Именно так я смогу контролировать эту выдру
Прошипела с ненавистью Оксана, обольщаясь нежности скольжения резинки красных трусиков по своим бедрам, приподнялась с дивана, расположив её на талии.
— Ты заботишься о себе Оксанка таким образом — Катерина была поражена подлым характером Оксаны
— Он мой отец тебе ясно
Твердостью решительным голосом, прошипела Оксана, разворачивая коготками обоих рук на своём теле белое махровое полотенце.
— И ты как раз в этом мне поможешь, ты уговоришь Нечаева взять его под арест, пока я такая вся белая и пушистая явлюсь его спасать, под маской своего замысла поговорю с людьми и освобожу его
— Но ведь таким образом ты будешь удерживать человека против его воли
— О… боже Катерина — рассмеялась озорным смехом Оксана, обнажая на обозрение перед брюнеткой роскошную сочную грудь — Я его единственная и самая любимая дочь, а всё остальное так пыль….
— Как у тебя вообще язык поворачивается такое говорить
— Потому что дорогая моя прозорливая брюнетка — вцепившись в лямки бюстгальтера коготками обеих рук, что лежал на диване рядом с Оксаной — Я могу себе такое позволить — приложила она нежность его мягких подушечек к розовым бархатистым соскам
— Хорошо — согласилась Катерина, когда серые голубые оттенком глаза засияли радостью от красоты пикантных изгибов тела Оксаны, что сидела перед ней на диване — Я помогу тебе, но лишь потому что я без тебя не могу, ты та сука, которую я безумно люблю
— Я ждала, когда ты такое скажешь — застенчиво улыбнулась Оксана, заводя руки за спину, сомкнула застежкой кружевного красного бюстгальтера безудержными оковами сочную грудь — И поверь мне, я всегда буду с тобой, и всегда буду выбирать только тебя
— Но почему-то в постель ты прыгаешь к тем, кто тебе попадется
— Но люблю то я тебя
Вставая на диване на четвереньки, Оксана залезла одной рукой в сумку, пока другой рукой расправила пряди мокрых золотистых волос, что касались холодом прикосновения её обнаженных плеч и спины.
— А сейчас если ты не возражаешь, я позвоню Радионовой — изъявила Оксана своё желание, стоя на четвереньках над раскрытой сумочкой, выгнула озабоченной кошкой спину — Мне нужно забрать свою дочь у этой суки, завтра на свадьбе у Роксаны я буду с ней
— Да-да конечно — направляясь к выходу, стукая каблуками черных туфель по линолеуму, закивала в улыбки сияющих от счастья глаз Катерина — Я сделаю всё возможное, чтобы Журавлёв смог подождать, пока ты делаешь свой анализ — говорила он подходя к входной двери комнаты отдыха медицинского персонала
— Я очень рада, что хоть ты на моей стороне — улыбнулась Оксана, доставая телефон из сумочки, тут же начала как кошка с клубком играть коготком большого пальца с его сенсором, набирая номер Радионовой — Твоя поддержка и любовь, многое значит для меня
— Спасибо Оксанка! — чистосердечно поблагодарила Катерина, открывая, нажав на пластиковую ручку, входную дверь
На мгновение Катерина задержала свой взгляд, словно чего-то хотела этим доказать, после чего перешагнула через порог открытой двери, тут же закрывая её за собой.
— Мария здравствуй — ухмыляясь роскошной улыбкой, говорила Оксана, держа в руке возле уха сотовый телефон, откинувшись на спинку мягкого дивана, расправляя другой мокрые волосы, что моросили её тело холодом касания — Мне нужно забрать у тебя свою дочь!
— Что так скора Оксана — словно не хотела она расставаться с Аришкой, возразила Радионова, набравшись наглости — Свадьба у Роксаны только завтра, вот завтра и заберешь
— Завтра ты будешь объяснять следователю Нечаеву в районом отделении полиции, почему ты похитила у меня мою дочь — твердостью нервозного характера голоса, предупредила с угрозой Оксана
— М…. ладно — недовольно промычала она в трубку динамика телефона — Мы, у твоего Сергея, приезжай, забирай её
— Нет, ты приезжай — возразила Оксана, стянула с подлокотника дивана красную юбку — В противном случае, я отправлю наряд полиции, они отследят тебя по телефону или по телефону твоего брата или твоей сестрички грязный ротик который наверно еще так и не научился со мной хорошо разговаривать
— Оксана ну что я тебе такого сделала в последнее время, что ты на меня выплескиваешь весь свой гнев?! — жалостью голоса, молила эта женщина
— Ты можешь сделать — спокойно голосом говорила Оксана, положив телефон на подлокотник дивана, включив громкую связь — Так что я тебя навсегда заберу свою дочь, а знаешь почему?
— Знаю…..
— Потому что я на это имею полное право — взяв мокрое полотенце в руки, Оксана обернула им свои мокрые волосы, что моросили её кожу безудержным касание холода
— Хорошо я привезу тебе Аришку
— И до какой степени ты будешь с ней цацкаться — прозвенел звонкий голос младшей сестры этой женщины, чем еще больше обрадовал Оксану — Да она же тебя просто имеет, как хочет, дай ей ответ
— Настя успокойся! — упрекнула она тут же свою сестру
— Вот именно Настюша — шикарной улыбкой улыбнулась Оксана, взяв в руки красную короткую юбку, стала медленно её натягивать на себя, вставая с дивана, выгибая спину кошкой — Прикрыла бы свой грязный ротик, пока взрослые решают свои проблемы, по поводу моей заметь дочери
— Оксана прости её пожалуйста — уверяла Мария Радионова — Она не понимает что говорит, конечно я привезу тебе сейчас Аришку, но пожалуйста не……
— Через двадцать пять минут к крыльцу приёмного покоя — распорядилась Оксана, стоя возле дивана натягивала на свою талию короткую красную юбку, не желая слушать пустые доводы этой женщины
— Я поеду с тобой — прокричала в трубку младшая сестра этой женщины
— Нет! — возразила Мария Радионова, резкой строгостью голоса
— Пускай едет, хочу посмеяться — разрешила Оксана, прикусывая в блистательной улыбке краешек губы, взяла сумочку, в руки, что стояла на диване — В последнее время у меня было так много неудач, так может она меня своей дерзостью и порадует
Направилась Оксана к зеркалу, рядом с которым стоял небольшой столик, на котором была расположена прекрасная белая ваза с букетом пионов, виляя при этом красотой упругих бёдер.
— Ладно, хорошо — согласилась Радионова — Как ты хочешь и это Оксана
— Что еще — изнурённо вздохнула Оксана, чуть запрокинув, наклонив голову набок, устав слушать эту женщину — Только давай быстрей, у меня завтра свадьба у Роксаны и дело нерешенное, которое мне уже поперёк горла
— Хорошо я буду через двадцать минут
— Вот и хорошо
— Вообще-то я думала, ты будешь более благоразумной по поводу Коновалова — выкрикнула в трубку младшая сестрица этой женщины
«Да и вообще с чего это она взъелась про Серёжу, с того самого момент как его избили, я как-то боялась с ним видеться и разговаривать», возмутилась Оксана, нахмурив алые губки бантиком, боясь даже думать про Коновалова.
— Мне плевать — доставая из раскрытой сумочки, что поставила на столик рядом с зеркалом, тюбик помады, холодно ответила Оксана
— Он после встречи с твоими лысыми друзьями сам не свой — взволнованно говорила Мария
— Мне плевать я же сказала — покрывая изобилием тонкого слоя алого цвета, подводила губы помадой Оксана — Просто привези мне мою дочь
— Как знаешь — ответила безразлично Мария Радионова, сбрасывая сама телефонный вызов
— Дура блядь ненормальная, решила купить моё доверие своим придурком Коноваловым
Улыбнулась Оксана, застенчивой улыбкой отразив в зеркале очертание изящного изгиба скул, оставаясь совершенно одной в комнате отдыха медицинского персонала.

***
Прохлада окутанной мглой ночи, окутывала легким холодком тело Оксаны, когда она стояла, а ступеньках крыльца приёмного покоя, под ярким падающим светом освещения крыльца, под яркой светодиодной лампой которого летала туча мотыльков. В кустах зеленых зарослей, высокой травы, была слышна свирель сверчка, а в конце большого парка с голубыми елями, лаял бродячий деревенский пёс. Приятный шелест листьев распустившихся во всей красе деревьев играл чарующую нотками мелодию, когда словно по всей деревни была поразительная тишина. Почти все окна больничного здания были скрыты под покровом ночи, лишь только в пару кабинетах на втором этаже горел свет.
Обвивая обеими руками своё тело, Оксана стояла на ступеньках крыльца, когда холод будоражащей ночи моросящим касание окутывал её обнаженные ноги. Белый плащ, надетый на ней, скрывал красоту очертания пикантных изгибом тела Оксаны, открывая в своём завершении красоту эластичных бёдер. Золотистые пышные волосы Оксаны, колебались необузданной волной потока, обдуваемые, прохладой ночного деревенского воздуха. Заколка бабочки, что украшала прелесть золотистых волос Оксаны, порхала красотой бардовых крыльев, в такт обдуваемых ими потоком ночного воздуха. Красный высокий каблук, туфель Оксаны подчеркивал изощренную сексуальность её стройных ног.
— Ну, блядь наконец-то — заметила Оксана блик фар черного седана, спускаясь по ступенькам больничного крыльца скорой помощи
Черная машина, марки которой Оксана не смогла разглядеть в темноте без очков, медленно подъехала к крыльцу скорой помощи, остановившись рядом с ним, как кто-то открыл её заднюю дверь.
— Оксана присаживайся — весьма дружелюбно пригласила Радионова сесть в машину на заднее сиденье
— Где моя дочь Мария? — спуская по ступенькам, коснулась Оксана каблуками красных туфель больничного тротуара
— Я хотела с тобой серьезно поговорить — повторила она свою просьбу, достаточно вежливо поманив красотой собственного тела сесть к себе в машину
— Мне похуй на твои разговоры — грязно выразилась, разозлилась Оксана — Быстро отдай мне мою дочь, пока я в дальнейшем не запретила тебе с ней видеться
— Да садись же ты в машину!!! — подняв тон голоса, повторила Радионова неоднократно надоедливую просьбу, держа дверь открытой
Шикарное фиолетовое платье, отражало всю красоту сочных моментов на теле Радионовой, сочную грудь, что особо выделялась пикантной формы. Осиная хорошая талия, а так же эластичные бёдра, взывающие к себе прелестью изгиба. Поразительно высокий каблук фиолетовых туфель Радионовой отражал особую привлекательность её стройных, а так же придавал её образу некую черту скрытой сексуальности.
— Где моя дочь?! — упорствовала Оксана, не желая совершенно садиться в машину к этой женщине
— Я просто хотела с тобой поговорить — продолжая настаивать на своём, отодвинулась Радионова, уступая место для Оксаны
— Ну, учти — предупредила Оксана — Если в машине не будет Аришки, ты её больше никогда не увидишь тебе ясно?
— Её здесь нет Оксана — ответила Радионвоа, когда Оксана села в автомобиль, выгибая спину отражая очертание сексуального изгиба бёдер
— Тогда какого черта! — захлопнула Оксана, не подумав за собой дверь, после чего сработала блокировка
— Сиди! — приказным тоном прошипела Радионова
— Открой дверь сука! — обратилась Оксана, поддавшись сильной панике к водителю, дергая за ручку
— Поехали — распорядилась Радионова, отдав указанию водителю, доставая с пола бутылку с вином и пустой хрустальный бокал
— Ты совсем охуела?! — грязно выразилась Оксана, находясь в состоянии колоссального испуга, забившись в угол двери, поджав под себя ноги — Куда ты меня везешь?
— К твоему любимчику Коновалову — улыбнулась коварной улыбкой Радионова
— Далеко не увезешь — прошипела Оксана, копаясь в сумочке в поисках телефона
— А это отдай сюда — выхватила Радионова из рук телефон Оксаны, швырнув его на пол в машине
— Ты за это заплатишь!!! — прошипела на неё Оксана — Я больше никогда не разрешу тебе приближаться к Аришке, только попробуй хотя бы появиться в километре от неё я упеку тебя….
— Я хочу — прикрыла она указательным пальцем алые губы Оксаны, не давая ей возможности выговориться
«Да она блядь охуела, что она собирается со мной сделать?», панически думала Оксана, возмутившись такой манере затыкать рот со стороны Радионовой.
— Лишь с тобой наладить отношения, хочу быть для тебя подругой, словно матерью
— Да мне плевать, что ты там хочешь — продолжала возмущаться Оксана, дёргая за ручку задней двери, в момент движения автомобиля — Останови немедленно машину!
— Нет! — возразила Радионова, вворачивая серебряный штопор в бутылку с вином
Атмосфера в салоне автомобиля была весьма приятна прелестью композиции вкуса «L`Eau par Kenzo Homme», палитра необычайных вкусовых оттенков впитала в себя прелесть запаха лотоса, водяного перца и сказочный аромат апельсинового юза. Цветок черной орхидеи, что Радионова вручила в руки Оксане, начисто изменил её мнение о наглом поступке со стороны этой женщины. Жадно глотая вино с наполненного бокала, что дала в руки Радионова, Оксана пыталась насытиться его поистине прекрасным сахарным вкусом винограда, один только глоток, которого будоражил рассудок и туманил в тоже время разум.
— Ты решила меня напоить? — возмутилась Оксана, наблюдая с какой настойчивостью, Радионова, наполняет снова для неё бокал вином
— Просто хочу чтобы ты расслабилась — ответила Радионова, наполнив до краев бокал для Оксаны, передала багровую прелесть алкогольного напитка ей в руки
— Интересно для чего тебе это? — интересовалась Оксана, держа перед раскрытыми алыми губами бокал с вином
— Я приготовила для тебя шикарное платье — пояснила Радионова в котором на свадьбе своей сестры ты будешь неотразима перед её гостями
— М… правда?! — не удержалась Оксана перед ароматом вина исходящего с бокала
Автомобиль поднимался по склону холма, за темным стеклом задней двери, рядом с которой сидела Оксана, виднелись лишь темные силуэты домов, деревьев и блики фар проезжающих навстречу машин. Вскоре после нескольких минут такой езды, черный седан въехал через большие открытые ворота трехэтажного дома, который Оксане показался уже достаточно знакомым. Проезжая по каменной плитке, рядом с распустившимся леском из лиственных деревьев, автомобиль остановился рядом с большим кедром, могучий ствол которого, во всей своей природной красе, возвышался своей непокорностью над крышей дома.
— Ну, вот приехали — тихим шепотом прошептала Радионова под ухо Оксане, помогая ей допить вино, с бокала придерживая его кончиками пальцев за дно
— М…. я так сопьюсь, и ничего не буду помнить
Отрываясь от поверхности бокала, оставляя на его стекле красивый алый отпечаток, проливая при этом несколько капель с алых губ на кожаное сиденье, на котором сидела, мурлыкав, озабоченной интонацией голоса, поделилась впечатлением Оксана.
— Не волнуйся я на утро тебе дам таблетку
— Какую еще таблетку?! — прильнув к губам этой женщины, кокетливой интонацией голоса спросила Оксана, выронив из рук пустой бокал, что тут же упал на сиденье автомобиля
— Это я на тот случай — говорила Радионова шепотом рядом с губами Оксаны — Если у тебя с Коноваловым вдруг что-то будет, если конечно ты сама этого захочешь, а пока……
— Нет-нет-нет! — возразила пьяным голосом Оксана, когда Радионова поднесла к её раскрытым алым, щедро накрашенным слоем помады губам, горлышко наполовину пустой бутылки вина
— Иначе вся прелесть этого вечера не так будет сказочной — убедительной лаской шепота уверяла Радионова, засовывай в раскрытые губы Оксаны горлышко бутылки — Давай моя умница
Бушующий поток стихии сахарной сладости вина вливался неудержимой страстью в рот Оксане, а ласка рук этой женщины убаюкивающим воздействием влияла на рассудок. Облокотившись на спинку элегантного черного, обшитого кожей сиденья, Оксана держась сама за бутылку с вином осушила её еще на четверть, после чего оторвалась от горлышка, оставляя на губах, сахарной вязкости осадок.
— Думаю, хватит! — заявила Оксана держа в одной руке цветок черной орхидеи, открыла заднюю дверь роскошного черного седана Bentley
— И не о чем не беспокойся Оксаночка — заверила Радионова, вылезая из машины следом за Оксаной
Объятия неудержимого холода деревенской ночи охватил тело Оксаны, обдувая прохладой касания её обнаженные ноги, придавая их кожу сказочной нежности. Золотистые пряди волос вместе с крыльями бабочки, заколки на голове, порхали в такт обуваемых им потоком легкого ветра. Будоражащая тонкость природной стойкости аромата хвои, наиболее сильно чувствовалась рядом с домом Коновалова, завораживая стойкостью такого сильного запаха, кора лиственных деревьев, притягивала к себе внимание Оксаны.
— И помни дорогая моя — уверяла Радионова, взявшись с Оксаной за руку, направляясь к каменному крыльцу открытых дверей огромного дома — Эта ночь принадлежит только тебе, ты сама решаешь с кем тебе спать, в крайнем, самом крайнем случае, повторяю, тебе Сергей может выделить отдельную комнату, чтобы тебя никто не беспокоил
«Кажется, эта сука решила довольно дешево меня купить, пусть сосет лучше член своего брата, это она умеет лучше, чем воспитывать, моего ребенка», ухмыльнулась Оксана взаимной коварством улыбки, выражая про эту женщину грязные извращенные мысли.
— Не беспокоил вместе с моей дочерью — заявила Оксана, обернувшись, посмотрела на белокурую женщину, роскошные пряди волос, которых танцевали стихию танца с ветром
— Аришка сейчас с Алексеем в Москве
Удивила очень сильно Радионова таким неожиданным доводом, от чего Оксана отдернула свою руку, не желая с ней подниматься по ступенькам каменного крыльца.
— Ты что совсем охуела?! — грязно выругалась на неё Оксана, встав на ступеньках каменного крыльца расставив ноги порознь
— Оксана уверяю тебя, завтра ты её увидишь, не переживай
— Какой, блядь завтра! — возмутилась Оксана, надувшись как кобра, чуть не упала со ступенек, шатаясь, впадая под власть большого количества алкоголя, выпитого почти разом — Я хочу видеть свою дочь сейчас и немедленно! — изъявила она свои требования, едва чуть снова не упала на землю
— Пойдём, тебе наверно хватит — изнуренно вздохнула Радионова, хватая воздух ртом, набравшись колоссального терпения, схватила Оксану за руку — Поужинаешь, после чего я поговорю с Коноваловым, пусть приготовит тебе постель
— Ну, знаешь ли, что! — нахмурила Оксана губки от обиды, не желая совсем идти с этой женщиной
— Оксана хватит! — возразила Радионова, потянув за собой Оксану силой, вынуждая её подниматься по ступенькам против своей воли — Меня достали уже твои капризы, ты ведешь себя как моя сестра Настя — высказывала она недовольство, подходя к отрытым дверям гостиной
Огромная по величине гостиная была окутана мглой царствующей в ней ночи, лишь только пламя нескольких свеч расставленных в подсвечник по периметру придавали интригу бушующей страсти. Светлый голубой потолок, был украшен росписью нарисованных на них фиалок, такого же цвета в точности было обойное покрытие стен в гостиной, чудесно гармонируя с кофейного цвета паркетом, по которому, стукая каблуками красных туфель, вошла в дом Оксана. Посреди гостиной стоял большой стол украшенный разнообразием блюд и напитков, на заднем фоне, прямо на колонне играла музыка, ритмичность ноток dubstep, разносилась в тоже время как по всему помещению, отражаясь потом от стен, звук собирался в центре этой большой комнаты.
Коновалов, к удивлению Оксаны, сидел на стуле, справа от него, словно как озабоченная кошка терлась о его пиджак щекой, молодая прозорливая брюнетка в элегантном черном коротком платье. По левую сторону, хозяина этого дома была белокурая девица, как догадалась Оксана, это была младшая сестра Радионовой, что так вульгарно держала в одной руке бокал и с недовольством посмотрела на вошедшую в гостиную Оксану. В центре стола было свободное удобное черное кресло, абсолютно никем не занятое, когда все остальные сидели на простых мягких стульях с высокой спинкой. В воздухе пахло необычайной прелестью фиалки, стойкий аромат которого наиболее сильно преобладал в этом помещении, сбивая полностью, природную стойкость лиственных деревьев растущих в необычайной распустившейся красоте за этими домом.
— Здравствуй Оксана — поприветствовал Коновалов вставая под руку со своей спутницей, держа в руке бокал с коньяком — Ты даже не представляешь как я рад тебя видеть — говорил он держась одной рукой за честь, на его лице еще остались блеклые синяки после побоев
«Вот теперь мне действительно пиздец, боже, о чем я тока думала», испугалась Оксана, раскрыв от неожиданности лазурно-голубую красоту глаз, стала дышать часто и прерывисто.
— Серёжа! — ужаснулась Оксана, остановившись на входе открытых дверей в гостиной, вспомнив события, когда его избивал один из скинхедов прямо на её глазах
— Не волнуйся девочка, я с ним об этом хорошо поговорила — заверила Радионова, немного подталкивая Оксану вперед — Он всё понял и осознал, что сам был виноват
— Не бойся Оксана входи — предложил он, скрывая синяки на лице под тенью мерцающих в густой мгле комнаты — Я правда рад тебя видеть
— М…. может, я всё-таки пойду — чувствовала Оксана, как её охватывает паника, при виде Коновалова, что у него один глаз так и не успел полностью раскрыться
— О…. нет-нет Оксана! — возразил Коновалов, пытаясь быть дружелюбным и гостеприимным, наполнил пустой рядом стоящий бокал вином, с открытой бутылки — Прошу присаживайся, вот для тебя даже кресло его никто не займёт, прошу, присядь, посиди с нами
«Блядь да он меня же забьёт за это хуже чем десять назад в подъезде», испугалась Оксана, не в какую не хотела сходить с места, когда её так настойчиво тянула за собой Радионова.
— Нет, я пожалуй пойду — развернулась Оксана и сразу же впала в объятия Радионовой, уткнувшись лицом в её сочную грудь, чем вызвала бурный смех со стороны её младшей сестры
— Ха…. ты только посмотри на неё — рассмеялась самая младшая Радионова, проливая несколько капель вина на стол, накрытый белой скатертью
— Настя заткнись! — прошипела, выражая ненависть Радионова на свою сестру — Прошу Оксана присядь хотя бы вон на тот диван, если ввиду некоторых неприятных событий ты остерегаешься своего Сергея — указала белокурая женщина на диван с тигровой обивкой, что стоял слева от стола у стены
— Прошу не пугайся Оксана
Уверял Коновалов, выходя из-за стола с бокалов вина в руке, чем вызвал еще больший испуг у Оксаны, в связи с чем, она встала как вкопанная на месте раскрыв еще больше глаза от страха.
— Сергей сядьте мне и так тяжело её держать, она то и дело выбежит тут от страха, передайте бокал Насте, пока я придержу Оксану — говорила Радионова, крепко держа Оксану за локоть руки
— И до каких пор ты будешь с ней нянькаться, пусть Сергей сам с ней разберётся тем, более учитывая тяжесть её поступка, что она учудила с нашим дорогим другом её положено наказать
Высказала своё мнение белокурая девица, вставая из-за стола, отразила красоту надетого на ней черного платья, зона декольте благодаря, его чашечек, отразила форму объема её скромной груди. Прямые волосы, ровной волною водопада, окутывая шею молодой девушки, ложась ровным изгибом на её правое плечо, были сплетены заколкой в форме змеи. Стройные до удивления ноги, обволакивали черные чулки, кружевной эротический рисунок на их резинки, придавал этой девице сказочную сексуальность образу непокорной блондинки. Сказочная композиция аромата «Acqua di Gioia» уловила в воздухе Оксана, как только младшая сестра Радионовой подошла к ним, держа в руке бокал, наполненный до краёв вином. Лимон первозданного цветения, в сочетании палитре вкусов таких, как жасмин, манящий запах которого кружил голову, феноменальной мощью кедра в гармоничном слиянии с сахарным тросником. Столь сильная впитавшая в себя парфюмерия выдала в своей обладательнице гордую и поистине самовлюбленную собственным манерам и правилам натуру. Черный цвет туфель этой девицы благодаря, их изящной форме и закругленным носиком отсвечивали ярким бликом падающий свет от пламени горящих свеч в гостиной.
— Если бы ты знала, как я тебя ненавижу — прошипела она прямо в лицо Оксане, не показывая красоту оттенка глаз, отразила в них ненависть и неприязнь
— Да если честно — ответила Оксана с безразличием, пытаясь не смотреть на Коновалова, лицо которого выражало в ней вину её поступка — Мне как-то глубоко похуй, что ты там думаешь малолетняя шалава
— Что?! — возмутилась Настя Радионова, когда Оксана взяла у неё бокал из рук, посмотрев в её наглые самовлюбленные красотой таинственного оттенка глаза
«Всё-таки я попробую самой для себя доказать, что я не так уж его и боюсь, пускай может охуеет напоследок», размышляла Оксана, скрытой эротической застенчивостью прикусила краешек губы.
— У тебя, что со слухом плохо? — прошептала прямо в её раскрытые розовые губы Оксана — Так специально для тебя говорю, можешь закрыть свой грязный извращенный ротик — выказывая спокойствие, она направилась к столу, виляя при этом красотой упругих бёдер
— Настя заткнись! — прошипела ей в лицо Радионова — Мне глубоко плевать на твои истерики
— Но сестра! — жалобно обратилась Анастасия к своей старшей сестре, вызывая в своем голосе ранимую жалость
— Заткнись, я же тебе сказала — повторила Радионвоа свою просьбу, проследовав следом за Оксаной к столу — Присаживайся дорогая моя в черное кресло, ты ведь у нас королева нашего вечера
— Это просто вечер для блондинок — отражая улыбку глупости, как показалось Оксане, поделилась своим мнение темноволосая девушка, что осталась сидеть рядом с Коноваловым
— И главной блондинкой этого вечера — поднося бокал к раскрытым алым, щедро накрашенным помадой, губам, говорила Оксана — Являюсь я — усаживаясь в черное удобное мягкое кресло, отразила она перед Коноваловым красоту эластичных бёдер
Остальную часть этой ночи, Оксана провела за столом людей, скрытых под образом эмоциональных лживых масок, полных интриг, ревности и корысти. Следующие пару часов, Коновалов увлекал своих дам, беседой о путешествии в Африке, Азии, даже в Австралии, этот мужчина так чувственно и интересно рассказывал, что привлёк всё внимание женского общества, за исключением Оксаны, что показали ей эти рассказы наиболее скучными. К тому времени, Оксана успела снять с себя, белый плащ, оставив его висеть на спинке черного кресла. Держа в руке крупный виноград, пока другой рукой поднесла бокал с остатками вина на дне.
— Серёжа — пьяным голосом обратилась Оксана, чувствуя, как от силы алкоголя и чрезмерной усталости тело ныло изнеможением — Я хочу в постель, пожалуйста, проводи меня в мою комнату
— Да-да конечно Оксана — радушно улыбнулся брюнетке Коновалов, что сгорала по нему прелестью очаровательного взгляда — Прошу пойдём за мной
— Ты ведь вернёшься ко мне котик?! — кокетливо подмигнула ему темноволосая чертовка, как только Коновалов встал со стола, взял под руку Оксану, помогая ей встать с кресла
«Хм… а он уже даже ничего, пожалуй, если он будет таким же милым пока мы будем идти в комнату, возможно, даже вполне вероятно ему что-то и обломиться», поддаваясь пьяному рассудку, посмотрела в глаза Коновалову, Оксана, поставив пустой бокал на стол прожевывая виноград встала с кресла.
— М…. я так устала — изнывая озабоченной кошкой, Оксана отразила перед этим мужчиной красоту упругих ягодиц, скрытых под красной короткой юбкой, взяв его под руку — Мне просто необходимо хорошенько расслабиться
— Я просто уверен большая кровать в гостевой комнате — уверял Коновалов, когда он вместе с Оксаной подошел к лестнице — Поможет тебе расслабиться и выспаться, перед свадьбой твоей сестры
— Хм…. свадьба этой Роксаны совсем не к черту
Возмутилась Оксана, виляя красотой эластичных бедер, наступила каблуками красных туфель, на красную ковровую дорожку, что была проложена по ступенькам этой лестницы.
— Мне просто необходимо хорошо….
— Держу — успел словить Коновалов, Оксану обхватив руками её талию, когда они поднимались по второму лестничному маршу
Прикосновение долгожданных мужских рук, вызвали в Оксане будоражащей силу волну сексуальных эмоций, которую ощутила каждая клеточка её тела, всплеском неудержимых чувств.
— Ты же понимаешь, чего я могу попросить, как только мы войдем в комнату — смогла распознать Оксана пальцы Коновалова, когда они находились на ребрах, в нескольких сантиметрах от сочной груди — И только попробуй теперь, убрать свои пальцы я тебе знаешь…..
— Тихо Оксана — стоя на ступеньках, успокоил шепотом Оксану он, повернув к себе лицом
Темные стены этого дома, по которым разгуливали тени веток могучего кедра, проникающей неистовым влиянием, вызывали неконтролируемый соблазн разыгравшейся похоти. Приятный аромат коньяка, что исходил с губ Коновалова, туманил рассудок Оксаны, когда его руки обвили её талию. Мужчина прижал Оксану к стенке стоя на ступеньках, он налегал на неё всем своим телом, испуская из открытых губ стойкий, обжигающий перегар. Гармоничность необузданных оттенков пленяющей страсти Оксана смогла распознать в композиции парфюма «SalvadorDaliBlackSun», завораживающий запах прелести сочного юза в неудержимом слиянии с манящим аккордом древесного запаха кедра. Верхние пуговицы его белой рубашки, спрятанной под черным пиджаком, были расстегнуты, что вызывали в Оксане бурю стихийных чувств, глядя на слегка оголенное тело мужского торса.
— Одно только слово — шептал он убаюкивающим шепотом Оксане под ухо, когда она чуть запрокинув голову, получала наслаждение от звучания столь нежных нот мужского голоса — И мы можем всё прекратить, я просто провожу тебя в твою комнату, где ничего не случится
— Только попробуй это сделать — не открывая глаза пьяным шепотом, прошептала в ответ Оксана, держась в миллиметре от касания с его губами — И я уничтожу тебя, прям здесь — ощутила она его руки на своих ягодицах, с какой настойчивостью он поднял её
Оставаясь в темноте окутанной мглой ночи дома, Оксана на мгновение задержала свой непокорный сексуальный взгляд на выражении взгляда Коновалова, оставаясь у него на руках, скрестила ноги за его спиной. После чего, не имея больше возможности сдерживать себя от поцелуя, Оксана сама слилась с ним губами воедино дикой страсти поцелуя. Мужчина так крепко держал Оксану за ягодицы, прижимая к стене, старательно словно вылизывал наглым проникновением к ней в рот, поверхность её языка. Тонкость всех ощущений, крепких мужских рук, дикость страсти поцелуя, стойкий перегар, а так же влияние запаха мужского парфюма, вызывало в Оксане, водоворот эротических эмоций, которым она уже не могла противостоять.
— Стой! — прервал Коновалов, нежность сладостного поцелуя, оторвавшись от губ задыхающейся от сильного возбуждения Оксаны — Ты уверена сама, что ты этого хочешь?
— Блядь я тебя сейчас тут убью — прошептала Оксана, сияя искорками возбужденных лазурно голубых глаз, держа руки на плече этого мужчины — Если ты не отведешь меня в кровать, где мы сможем это продолжить
— Хорошо — опуская Оксану медленно на пол, решил повиноваться он её требованию
— Тогда пойдём — нахмурила недовольно губки Оксана, лишившись мужских объятий, тут же сама вцепилась в его руку, поднимаясь с ним по ступенькам на второй этаж
Второй этаж этого дома, был окутан ночной мглой, лишь светлое, кремового цвета покрытие стен, расписанных черной краской в форме распустившихся цветов преображали в светлых тонах помещение этого коридора. В конце коридора, за белой шелковой занавеской, было небольшое пластиковое окно, за стеклом которого отчетливо был виден могучий ствол растущего кедра, чьи ветки огромной темью разгуливали по стенам этого коридора. Воздух в помещении был настолько чистым, насыщенный прелестью хвои, а теплая обстановка, достаточно прогретой атмосферы пленила сознание Оксаны, водоворотом эротических чувств.
— Пойдём сюда — предложила Оксана, остановившись с мужчиной возле первой двери слева, настойчиво потянув его за руку, не имея больше возможности ждать, преградила она ему путь, облокотившись, спиной на дверь — И никуда больше
— Хорошо как скажешь — аккуратно просунул он руку, касаясь ею ручки двери, рядом с телом Оксаны, когда она так соблазнительно прикусила краешек губы, глядя распущенным похотью взгляда в его глаза — Я уже боюсь тебе что-либо возразить
— Вот и не стоит — заявила Оксана, кокетливой интонацией голоса, повернувшись лицом к закрытой двери, как только он нажал на её блестящую металлическую ручку, открывая её
Покрытая пеленой ночи комната, выражала темными силуэтами большую кровать, что стояла в дальнем конце у стены, комод, что находился справа от входа, круглое зеркало, висевшее над ним. Белый пушистый ковёр, сразу же бросился в глаза Оксане, мягкость его нежных ворсинок взыграла в голове у Оксаны взрыв эротических фантазий. Окно слева, было почти плотно завешено багровыми бархатными шторами, создавая атмосферу тени, вызывающую страсть в этой комнате, которой трудно было уже противостоять. Атмосфера воздуха была пропитана необычайным вкусом апельсина, которому Оксана на тот момент не придала никакого значения.
— Давай закроем дверь — входя в комнату приказным тоном, изъявила Оксана свои требования, развернувшись к нему, толкнула пальцами дверь, за спиной Коновалова
— Ты так прекрасна Оксана — говорил Коновалов совершенно лишние комплименты, на тот момент, когда Оксана, виляя перед ним шикарной красотой бёдер, в мраком окутанной комнате прошла по ковру — Я если честно……
— Я тоже — тихим шепотом призналась Оксана, подходя к кровати, расстегивая верхние пуговицы белой блузки
«Неужели он действительно такой глупый, мне абсолютно похуй на его бред, я хочу просто трахнуться», прикусывая краешек губы, оставаясь в темноте комнаты, Оксана через мгновение ощутила тяжелое возбужденное мужское дыхание за спиной.
Колкая его щетина пробороздила по щеке Оксаны, после чего она запрокинула голову на плечо мужчины, ощущая всю тонкость аромата его парфюма, почувствовала, как руки этого самца обхватили её сочную скованную в оковах бюстгальтера грудь. Настойчивые мужские руки продолжили расстегивать пуговицы белой блузки Оксаны, пока она своими руками, стоя к нему спиной обвила его шею, как лиана обвивает ствол дерева в джунглях. Прижавшись спиной к этому мужчине, Оксана виляла перед ним изысканной красотой бёдер, ощущая через его черные брюки, как напряглись его гениталии каменной мужской мощью. Изнывая в сладостных стонах, Оксана позволила этому мужчине расстегнуть пуговицы белой блузки, после чего сама, опустив руки, с помощью пальцев Коновалова, лишилась её одеяния, позволяя её упасть на пол.
— Я так давно ждал этого момента
— Тише — повернувшись к нему лицом, Оксана подушечкой пальцев прикрыла его губы, повиливая ему замолчать, коснулась пальцами обеих рук пуговиц его черного пиджака
Задержав на мгновение раскрытую алую прелесть губ, рядом с губами этого мужчины, оставаясь стоять рядом с кроватью, во мраки окутанной темнотой ночи комнаты, Оксана посмотрела возбужденным взглядом в сияющий отраженный отблеск на его глазах. После чего слилась с ним в дикой страсти поцелуя, расстегивая пуговицы пиджака мужчины, Оксана позволяла его языку творить в своём рту невероятные вещи, поддаваясь изощренному влиянию, что он облизывал её язык своим. В короткое время, настойчивостью Оксаны, мужчина снял с себя пиджак, бросив его в порыве страсти на пол, тут же вновь слился с её губами. Улыбаясь роскошной улыбкой в момент поцелуя, Оксана почувствовала пальцы Коновалова с какой решительностью, они вцепились в застежку её красного кружевного бюстгальтера. Решая для себя никак не уступать этому мужчине, Оксана диким образом, вцепилась в рубашку Коновалова, разорвала её в одно мгновение отрываясь в этот момент от его губ.
— Господи что же ты делаешь — удивился Коновалов, в ужасе в темноте разглядев лохмотья белой рубашки
— Она тебе всё равно больше не к чему
Твердостью решительного шепота прошептала ему под ухо Оксана, скидывая белую рубашку с него, в момент, когда застежка кружевного красного бюстгальтера расстегнулась за её спиной.
— Ты такой решительный Серёжа — прижалась к нему Оксана, не позволяя красному кружевному бюстгальтеру, застежка которого была расстегнута, обнажить сочную грудь
— Я просто знаю, чего хочу
— Хм…. и чего же ты хочешь?
Лаской шепота спросила у него Оксана, раскрыв перед ним алую красоту губ, прижимаясь телом к оголённому торсу мужчины, чувствовала всю тяготу его возбужденного дыхания.
— Я знаю, ты всегда меня хотел — призналась шепотом Оксана, отошла от него на шаг, позволяя бюстгальтеру, что скатился по её рукам полностью обнажить сочную грудь
— И тебя это удивляет? — спросил Коновалов, когда Оксана вцепилась стоя перед ним, в металлическую бляшку ремня его черных брюк
— Меня, это возбуждает — с легкостью расстегнув бляшку кожаного ремня, Оксана прорычала возбуждающей интонацией голоса, под ухо Коновалову
— И чего же ты тогда добиваешься?
— Я хочу всего Серёжа — расстегивая молнию на штанах Коновалова, заявила Оксана, после чего черные брюки мужчины упали прямо на его туфли
— И я уверен, ты этого сегодня добьешься — легонько толкнул он Оксану на кровать, вследствие чего она упала на мягкие серые простыни, чувствуя спиной всю нежность шелка и прохлады
— Нет-нет Сережа — кокетливо возразила Оксана, не давая его рукам вцепиться в красную юбку, забираясь полностью в кровать, встала перед ним на четвереньки
— Чего же ты хочешь? — удивился Коновалов, проводя по золотистым волнистым волосам Оксаны
— Я хочу всего Сережа — вставая перед ним на колени в кровати, Оксана коснулась руками его плеч, прижалась грудью к его оголенному торсу
— Именно это тебе я и собирался дать — соединившись с губами Оксаны в дикости страсти поцелуя, Коновалов повалил её на кровать спиной
Покорившись его влиянию, Оксана позволила содрать с себя красную юбку, впадая дикостью сексуального голода в момент поцелуя, позволяя её упасть на пол. Взяв инициативу в свои руки, Оксана перевернула тело этого мужчину, вынуждая его своим влиянием рук, лечь на спину пока сама забралась на него, сидя на нем, она тут же слилась с ним вновь губами в поцелуе. Мужчина ласкал тело Оксаны, теплотой нежности касания, он водил по её спине, бедрам ладонями обеих рук, прижимая её тело к себе. Скидывая с себя, лежа под Оксаной, черные мужские туфли на пол, Коновалов словно сам попал власть эротического искушения, стал дышать еще чаще, руки стали напрягаться. Оксана, ерзая по нему своим телом, смогла почувствовать, как через красные кружевные трусики и через мужское нижнее белье, были в полном напряжении гениталии самца.
— Я вижу, что ты меня хочешь — улыбнулась Оксана, отпрянула от него выпрямившись, показала ему силуэт очертания обнаженной сочной груди, скрытой мглой ночи, что царила в комнате
— Я тебя всегда желал, только тебя одну
Обхватил он одной рукой талию Оксаны, а другой вцепился пальцами в её грудь, прижимая теплую поверхность ладони к разовым соскам. Столь сильный жест, вызвал в Оксане вихрь неконтролируемых сексуальных эмоций, словно волна эротической похоти пробежала по каждой клеточке её тела, импульсом необузданной страсти. Стенки влагалища начинали пропитываться влагой возбуждения, пропитывая красные кружевные трусики сыростью сексуального желания.
— Я знаю — прижимаясь вновь к телу мужчины, тихим шепотом ответила Оксана, посыпая мужской торс бесчисленными поцелуями, холод касания которых вызывал в мужчине дикую жажду, сползая по нему вниз, вцепилась в резинку мужских трусов, оказавшись лицом между его раздвинутых ног — И поэтому у нас всё получится
— Но сначала
Чуть приподнялся Коновалов, допуская, чтоб Оксана стянула с него нижнее белье, сидя к нему повернутой боком на кровати спокойно скинула мужские трусы вниз.
— Иди сюда — обвил он талию Оксаны, уложив перед собой на кровать, словно древнегреческий титан нависал он, стоя на четвереньках над её телом
— М….. — мурлыкала Оксана, не ожидая такой активной инициативы от своего партнера
Мужчина обвил одной рукой грудь Оксаны, впился жарким пламенными губами, жадно стал обсасывать сосок, пока другой рукой просунул под её бёдра, между раздвинутых, согнутых в колени ног. Покрывая тело Оксаны, обжигающими поцелуями, леденящая слюна осадок доставляла жгучую боль сексуального наслаждения на коже, пока неистовый самец опускался всё ниже по животу к резинке кружевных трусиков. Колкость утонченности ощущений, обжигающее дыхание с губ мужчины, нежность его пальцев, что обеими руками вцепились в резинку её трусиков, даже нахождения в его, таким образом, объятиях, кружило голову Оксане голодом звериной сексуальной страсти.
— Ах…. — чувственно простонала Оксана, ощущая, как плавностью скольжения резинка кружевных трусиков стала медленно сползать по её бёдрам — М…..
Жадно облизывая алые губы языком, Оксана чувствовала, с каким рвением и диким эротическим инстинктом этот мужчина освободил её от трусиков, скинув их на пол. Обвивая бёдра Оксаны, обеими руками, словно как лиана обвивает ствол дерева джунглях, этот самец, положил горячую теплом ладонь к ней на живот, а пальцами другой руки дотронулся до влажных половых губ. Живот Оксаны колебался, как море в океане во время шторма, под гнетом жара ладони Коновалова, что прижималась к нему своей поверхностью. Дыхание подобию пламени огня в доменной печи, жгло пылкостью потока воздуха выдыхаемого с мужских губ, прямо на влагалище Оксаны. Коновалов поразительной осторожностью, развел двумя пальцами половые губы Оксаны, убирая в этот момент руку с её живота прислонил пальцы этой руки разведенным стенкам. Запрокинув голову, предвкушая всю остроту ощущения, Оксана вцепилась когтями в простынь под собой, издавая легкий эротический стон, почувствовала, как щетина подбородка этого мужчины колола её нежную кожу, когда он впился неистовым жаром губ в клитор. Прохладный поток воздуха благодаря слюне текущих, из-за рта самца, пока он обсасывал её клитор, моросили стенки влагалища, проникновение в него прохладного воздуха.
— А…. — громкостью сексуального стона простонала Оксана, вдобавок ко всему ощутила, как два пальца руки мужчины по среднюю фалангу проникли промеж разведенных стенок влагалища
Подобию дикого голодного зверя, Коновалов обсасывал жадно губами клитор Оксаны, оттягивая слегка его, придавая тем самым верх эротического искушению её изнемогающее в сексуальных стонах тело, извивающегося подобию бешеного зверя в клетке. В теле Оксаны, как будто все стало сжиматься, водоворот стихийных порочных эмоций, словно готовился выплеснуть из себя тяготы ушедшего дня. Продолжительные несколько минут, Коновалов вёл себя, как почтительный кавалер, аккуратно пропихивая пальцы во влагалище Оксаны, ласкал кончиком языка её клитор, после чего тут же вылизывал его всей поверхностью языка. Нежность языка этого мужчины, словно как массажёр и его прохлада слюной пропитанной поверхностью доставляли фантастическое чувство внутри сексуальных порочных эмоций в голове у Оксаны.
— М…..
Прикусывая краешек губы, изнывала Оксана, как только Коновалов, оторвался от её клитора, лежала на кровати в издыхании, задыхаясь нехваткой воздуха предвкушая оргазм. Пальцы этого мужчины медленно покинули обитель влажных стенок влагалища Оксаны, изобилие влаги и её текучесть уже бурлили неконтролируемым пороком силы.
— Моя королева — тяжелым терзающим сильным возбуждением голосом произнес Коновалов, приближаясь к Оксане, на четвереньках, словно как бог полз над её телом
— Иди ко мне — поманила его Оксана указательным пальцем, сгорая в пламени сексуальных фантазий
— Я здесь — тихой возбуждающей нотой шепота прошептал Коновалов, под ухо Оксане
— Я вся твоя Сережа — отворачивая возбужденный взгляда сторону окна, Оксана стыдилась своего неконтролируемого пыла
— Я знаю — обвивая бедро Оксаны одной рукой, согласился с этим утверждением Коновалов, вцепившись другой рукой в её грудь
— Чего же ты тогда ждешь? — изнывая сладостью стонов, спросила Оксана, боясь даже посмотреть на этого мужчины, в объятиях под которым она находилась — Ты, что не видишь я уже не……
Не успев договорить твердый, подобию монолита, член мужчины прикоснулся крепкой мощью головки к мокрым половым губам Оксаны. Каждой стеночкой своего мокрого влагалища, Оксана, раскрыв полностью от сильного ощущения лазурную голубую красоту глаз, открыв алые губы, чувствовала медленно проникновение в себя. Скрестив ноги у него за спиной, а руки на его шее, Оксана, не удержавшись, впилась сама в его губы, слившись с ним под такт эротических движений в дикой страсти поцелуя. Играя с мужчиной в голодную игру нежности прикосновения и слияния губ воедино, Оксана ощущала в себе всю мощь его члена, что терзала стенки влагалища, своей неистовой мощью. Задыхаясь сильным возбуждением, утопая в его объятиях, Оксана не могла насытиться сладостью поцелуя от губ мужчины, голодной страстью облизывала его губы, играя с ним в танке слияния с языком самца, когда она так старательно облизывал её.
— Ты такой нежный — поблагодарила его Оксана, как только испытала очередной оргазм, обвивая теплотой ладоней, лицо мужчины, посмотрела в его глаза, чувствуя как внутри себя всё трепещет, как будто вулкан извергает всю накопленную мощь — Прошу не останавливайся
— Даже и не думал — успокоил лаской пленительного шепота голосом Коновалов, сказав это в открытый рот Оксане
Время неумолимо приближалось к рассвету, за стеклом покрытому мглой ночи, стало проясняться легкое зарева предвкушающего рассвета. Оксана, вжимаясь лицом в подушку, стоя на четвереньках, чувствовала, как мужская сила проникает в её влагалище сзади, ощущая мощь его убедительных рук на своих выставленных ягодицах. Розовые соски сочной объемной груди Оксаны были плотно вжаты в простынь под ней, издавая легкостью насыщенный нотками сексуальный стон. Оксана почувствовала, как мужская ладонь жаром неистовой страсти легла на изогнутую спину, а другая рука пеклом неистовой страсти прижалась всей поверхностью к её животу, вызывая ураган порочных ощущений, который ощутила каждая клеточка её тела. Голова кружилась в вихре наслаждения, кусая зубами наволочку подушки, Оксана облизывала её кончик языком, почувствовала влагой пропитанных стенок влагалища, как поразительной настойчивостью член мужчин быстро входил в неё. Словно миллион сильных импульсов пробежал по каждой клеточке тела Оксаны, подобию заряда току, доставляя сокрушающей силы удовольствия, лишая начисто остатка последних сил и сознания. Испытав такой силы оргазм в такой позе, Оксана потеряла сознание тут же, лишившись остатка сил, рухнула на постель, сползая быстро с члена мужчины, что был в ней. Жгучий поток влаги вытекал промеж мокрых стенок влагалища Оксаны, сочился прямо на простынь постели, в которой она лежала. Настойчивость крепких мужских рук обвила сочные груди Оксаны, прижимая к себе спиной, пока она спала без сознания, лишившись остатка сил, стонала от переизбытка сексуального удовольствия.



Нежность приятных женских рук, прервала довольства сна Оксаны, что так приятно дотронулась до её плеча, когда её обнаженная грудь была обхвачена лаской мужских рук. Яркое солнце восходящего солнце неистовым потоком своих лучей врывалось в комнате, озаряя всё своим светом. Голова кружилась от удовольствия, которое сразило Оксану наповал, эмоциональное настроение, даже когда столь приятный сон прервала невежа, она всё равно улыбнулась тому, как гормон счастья переполнял всё её тело. Постель была пропитана потом ушедшей ночной страсти, перегаром стойкости вина и коньяка, безупречности слиянию двух парфюмов мужского и женского насыщали обстановку в комнате.
— Оксана дорогая — радушный голос Радионовой, вынудил Оксану открыть глаза, когда эта женщина стояла над ней, рядом с кроватью — Вставай твои родители уже весь телефон твой изнасиловали — протянула она телефон со входящим вызовом Марины Николаевны
— М….. — промурлыкав, недовольно сморщив губки, улыбнулась сама не ожидая этого от счастья которое её так сильно переполняло — Она разве не может подождать, пока я еще немного посплю со своим......
— Судя по всему как видишь, не может — пояснила Радионова, вложив в руке Оксаны её телефон, села рядом с ней на кровать — Ответишь?
— Придётся — покусывая губу глядя на сенсор экрана, где был входящий вызов, согласилась Оксана, когда телефон был в тихом режиме и вибрировал как ненормальный
— Тогда отвечай быстрее это уже двадцать пятый вызов — с усмешкой на лице пояснила Радионова
Открыв полностью глаза, Оксана разглядела на белокурой женщине красный нейлоновый длинный халат, что достаточно эластично подчеркивал фигуру её тела. Распущенные волосы имели свободную укладку, словно она как будто тока встала с постели, взгляд унылый, страдающий глубоким похмельем. Оголенные ноги, что разглядела Оксана на этой женщине, имели пикантную форму, притягивая к себе бархатистостью, цвета спелого персика. От неё так сильно разило перегаром выпитого безмерного количества вина, что Оксану уже начало тошнить от такого сладостного приторного запаха. Декольте v-образной формы открывало объем пышной груди Радионовой, что была скрыта под тонкой тканью халата, манила к себе прелестью объёма.
«М…. эта сука умеет заводить, прям так хочется, просунуть руку к ней под халат», прикусывая от возбуждения губу, размышляла Оксана извращая свой собственный разум.
— Да мама — раздраженно ответила Оксана, испытывая недовольство к собственному телефону, что не переставал жужжать у неё в руке — Что нужно капать мне на нервы с самого утра?
— Оксанка!
Прокричала возмущенно Марина Николаевна от чего Оксана испугавшись, села на кровати потянула на себя белое бамбуковое одеяло, оголяя тело Коновалова, что спал убиты сном.
— Твою мать, где тебя носит…….
— Мама — кривила Оксана алую размытую прелесть губ, ощущая у себя под ухом неприятный голос матери, но всё же и он не смог побеспокоить её чрезмерное довольство — Не нужно так кричать, пожалуйста, я еще не совсем проснулась
— Так, где ты находишься? — твердостью голоса спросила Марина Николаевна, выражая нотками угрозу — Я приеду и отлуплю тебя — произнесла это она так громко, что Радионова, что сидела рядом с Оксаной это услышала
— Мама! — раздраженно вскипела Оксана, обратив внимание, как Радионова прикрыв рот ладошкой бесшумно засмеялась — Что?! — посмотрела она возмутительно на женщину, что не могла сдержать свой смех
— У Роксаны свадьба в Московском загсе через несколько часов, где ты там блудишь, я приеду и сама тебя заберу — отражая недовольство в голосе, изъявила свои требования Марина Николаевна
— Это не обязательно — возразила Оксана, свесила ноги, сидя на кровати, касаясь едва слышно, каблуками красных туфель пола комнаты — Тем более, что я сама скора туда подъеду, только приму ванну, после прошедшей ночи
— После, какой еще ночи? — послышался на заднем плане разговора Оксаны и Марины Николаевны голос Рамазанова
— Мы с гражданкой Радионовой решили скрепить нашу дружбу за бутылочкой вина, и я что-то не посмотрела на время, если не веришь, я могу дать ей трубочку — протянула Оксана руку в которой был вложен телефон в сторону Радионовой
— О…. нет-нет! — возразила приятной интонацией голоса Радионова
«Блядь я даже злиться не могу, странно, почему мне так хорошо», улыбаясь распущенной красотой улыбки, посмотрела на неё Оксана, когда растрёпанные волосы и прикреплённая к ним заколка бабочки, что едва держалась, выражали пережитый прошедшей ночи момент страсти.
— Прошу меня только не впутывайте в вашу семейную драму, мы с Оксаной допоздна вчера посидели за бутылкой вина, поэтому с чистой уверенностью уверяю вас, ваша дочь пропала только по моей вине — уверяла Радионова, боясь даже взять в руки предложенный телефон
— Оксана быстро иди, умойся и езжай по адресу, что я тебе отправлю — забирая телефон у Марины Николаевны, распорядился Рамазанов весьма серьезной недовольной интонацией голоса
— Дай пять минут — согласилась послушно Оксана, проследовав по комнате к отрытой двери ванной комнаты, что была одним целым в этом помещении — Немного отлежусь спинкой в ванне и буду, как новенькая — говорила она, довольствуясь широкой распутной улыбкой, виляя перед Радионовой оголённой красотой ягодиц
— Ладно, хорошо — согласился Рамазанов — Чтоб за час до регистрации была уже в Московском загсе — угрожающим ворчанием предупредил он, после чего прервал телефонный разговор
— Псих ненормальный — грубо выразилась Оксана, встав у раскрытой двери ванной комнаты — Да у меня даже платья для регистрации никакого нету
— А вот это погоди — не согласилась с этим утверждением Радионова, вставая с постели, коснулась каблуками красных туфель, чуть отличающегося фасона, чем у Оксаны, пола в комнате, слезла как озабоченная кошка с кровати — Я обещала тебе платье, я тебе его и предоставлю
— Хм…. и где же оно? — нахмурила губки Оксана, не переставая даже, чувствую утреннюю прохладу в комнате, оставаться довольной
— Иди пока прими ванну, а я тебе его сейчас принесу — заявила Радионова, направляясь к выходу, стукала каблуками красных туфель о паркет комнаты
— Да помойся, а то от тебя воняет парфюмом Коновалова и стойким перегаром, ты как вообще в загс собралась? — удивилась Радионвоа, разглядывая внешний образ Оксаны, что стояла в проходе открытой двери ванной комнаты
— Свадьба то не у меня
Ухмыльнулась Оксана пьяной распущенной довольной как на седьмом небе от счастья, поправила одной рукой растрёпанные пряди золотистых волос, опираясь одной рукой на дверной каркас.
— Поэтому мне быть красивой совершенно не обязательно — заявила с гордостью хитрой ухмылки Оксана, перешагивая высокий порог открытой двери, коснулась звоном каблуком туфель кафельной плитки в ванной
— Но ты её будешь — выходя из комнаты, заверила Радионова, оставляя за собой дверь открытой
— Хм… как скажешь — положив телефон на полку с парфюмерией, тихо прошептала Оксана в тишину помещения покрытого кафельной плиткой, цвета морского дна
Белые занавески на пластиковом окне, в ванной комнате, наполовину пропускали лучи восходящего на лесной опушкой солнечного света. Атмосфера воздуха была пропитана прелестью апельсинового масла, стойкий мыльный запах, который Оксана уловила, как только вошла в эту комнату, был выполнен из экстракта жасмина. Шикарная ванна цвета лазурита, имела позолоченные металлические ножки, подлокотник и мягкую спинку, выполнена из водонепроницаемого нежного материала, доставляющая сказочное удобство. Скидывая красные туфли с уставших ног, Оксана коснулась холодной плитки, покрытой частиками капель влаги, от чего по телу пробежала легкая дрожь. Выгибая спину, опираясь одной рукой на борт ванны, Оксана настраивала бурный поток воды смесителя, нужной температуры, медленно поворачивая его блестящие хромированные вентили.
— М….. это всё то, о чём я мечтала — взяла Оксана флакон, с ароматом лаванды вылила его в ванну, вскоре сама заползла в покрытую сугробами пены воду, выражая улыбкой довольство сексуального полного удовлетворения — Хм… лаванда — нахмурила она недовольно губки
— Ты уже плескаешься в ванне? — сказочной приятной нотой голоса, спросила Радионова, встав в проходе открытой двери ванной комнаты
— М….. Мария — промурлыкав как озабоченная кошка, Оксана произнесла имя женщины, что стояла в проходе открытой двери
— Позволь я тебе потру — предложила Радионова, обратила внимание, как Оксана насытила пышную белую мочалку гелем для душа с чарующей прелестью лаванды
— С чего бы это? — удивилась такой любезности Оксана, сжимая пальцами мокрую мочалку так что пена полезла из всех её щелей
— Просто хочу за тобой поухаживать — переступая порог ванной комнаты, ответила Радионова, глубоко и изнурённо вдохнула пропитанный лавандой воздух
— Хм… ну ладно — наблюдая за красивым скрытым изгибом бёдер той женщины, когда она, стукая каблуками по кафельной плитке, прошла рядом с ванной, поверхность воды которой была покрыта сугробами обильной пены — Хотя если честно я должна тебя поблагодарить за ночь, что ты устроила мне с Коноваловым
Передавая мочалку в руку Радионовой, делилась впечатлениями, радостно улыбаясь распущенной пьяной улыбкой, встала Оксана ванной на четвереньки. Обильные потеки пены, в сочетании с каплями теплой завораживающей скольжением воды стекали по телу Оксаны. Водопад золотистых волос, устремился волной необузданного потока, падая с головы Оксаны в покров густой пены. Глубоко вдыхая приятный запах лаванды, Оксана почувствовала нежность ласки трения мочалки по своей спине, пока стоя на четвереньках в ванной взяла в одну руку предложенную запечатанную новую зубную щетку.
— Да это действительно — подметила Радионова, нежностью скольжения провела по плечу Оксаны, сползая мочалкой вниз — Верное решение, чтобы скрыть твой перегар
— М…. — облизывая мокрые губы, покрытые каплями воды, согласилась Оксана, разорвав пальцами обеих рук стоя на коленях, упаковку с щеткой, потом снова стала на четвереньки держа в одной руке зубную щетку — Ах….. — чувствительной нежностью стона вздохнула она почувствовав между ногу мочалку с пеной
— Вижу, ты с Сергеем неплохо провела время — водила промеж раздвинутых ног, по лобку Оксаны, мочалкой Радионова, поразительной лаской произнося это под ухо — Тебе понравилось?
— В этот раз он какой-то более обходительный — похвалила Оксана, обольщаясь нежности мочалки, что скользила уже по животу, приближаясь к сочной груди, соски которой уже были в пучках густой пены — Старается абсолютно во всем угодить мне
— Может потому что я с ним хорошенько поговорила — действительно странно ответила Радионова, проводя другой рукой по мокрым волосам Оксаны
— Такое чувство, будто он действительно приобрел значительный опыт как ублажить дам
Усомнилась Оксана, тут же вырисовывая сама для себя, на губах, необъяснимую улыбку довольства, размазывая по зубной щетке с тюбика зубную пасту.
— Словно у него был хороший учитель — договорила Оксана, прежде чем засунуть в рот зубную щетку, отложила тюбик с пастой на парфюмерную полку, приделанную к ванне
— Может сначала — высвобождая руку Оксаны из-под зубной щетки, взяла Радионова сама её в руки, медленно ведя уже мочалкой по изогнутой спине — Я сначала его обкатала, как следует, чтобы потом с гордостью подсунуть тебя под него
— М….. — возмутилась Оксана, раскрыв рот, когда Радионова настойчиво водила нежностью ворсинок по её зубам, хотела противостоять влиянию рук этой женщины на своём теле
— Ну-ну Оксана! — выронив мочалку из рук, схватила он Оксану за руку, запрокинув её гол