Чтобы связаться с «Вадим Песегов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 8

Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности размещения романа на сайте буду выкладывать по одной главе. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.
Это пока еще сырой черновик, который будет в последствии обрабатываться!

Глава 8

Приятный чарующий прохладой ветер, проносился потоком будоражащей силы над деревенской речкой, почти тут же искривляясь в движение, взлетал над холмами, ошеломляя прелестью звука шелеста листьев, что доносился с опушки леса. Деревенские улицы были плотно насыщены людьми, с самого утра в деревни словно начался карнавал в честь праздника, дня поселка. Яркие большие шатровые палатки, в которых проходила основная торговля, а так же особенного рода мероприятия для жителей деревни. Мужчина с мускулистым обнаженным торсом выдыхал пламя из своего рта, демонстрируя чудеса управления огнем, словно какой-то волшебник почти тут же поджигал ладони своих рук, которые почти сразу же тухли, через несколько секунд яркого зеленого пламени. Другой представитель такого зрелища, одетый в черный фрак и на голове у него была черная шляпа цилиндр, ходил по площади на двух метровых ходулях, эффектно демонстрируя свою ловкость, пробираясь через толпы собравшихся на ней людей. Люди оделись в костюмы, некоторые были в масках, деревенский центр был плотно забит машинами, приезжими на праздник гостей из Москвы. Громкая музыка, отражалась сокрушающим слух басом, мелодичные ритмы которой разыгрывали позитив у многих гостей праздника. Восхитительные ароматы разной, продаваемой выпечки, на прилавках, раскинутых в деревенском центре больших шатров, ярких позитивных раскрасок, манили изысканными оттенками вкуса. Огромная сцена, раскинутая напротив здания администрации, на которой выступала приятной внешности девушка, подрабатывая ведущим, она всячески веселила народ, устраивая разные конкурсы, а так же вызывала выступать на сцену молодых артистом, центра детского танцевального кружка.
— И все же, как мне тебя затащить на этот ужин? — обратился Рамазанов, когда Оксана обвила его руку, шла с ним среди оживленной молодежи, скопившейся возле шатровых прилавков
— Оксанка ты мне обещала! — тут же вмешалась в разговор Катерина
— Нет-нет-нет! — возразила Оксана, шикарным изгибом безупречных алых губ, отобразила свою застенчивость — Меня в ваши семейные интриги не впутывайте, уж извольте
— Я же говорила тебе пап! — недовольно пробурчала Роксана, расположившись по другую руку от Рамазанова — Давай без неё, да и тем более кто она такая, какая-то выскочка
— Заткнула бы свой наглый вонючий рот! — не сдержала Оксана свои эмоции, громко выразив их на публике, остановившись тут же потянула на себя Рамазанова
— Оксана! — возразила Елена, удившись, такому поведению, так внимательно посмотрев в сторону Оксаны
— Оксана в чем причина твоего отказа? — спросил Костя, нежностью мощной руки обвил талию Оксаны, забирая её от Рамазанова
— Мама, мама смотри какие большие шары — подбежала тут же маленькая Аришка, указывая пальцам на висевшие над сценой воздушные шары
— Оставь свою старшую дочь в покое, дорогой — подошла сзади к Рамазанову его жена Захира
«Иногда, я кажется, начинаю соглашаться во мнениях с его женой», скривила алые губы Оксаны, положив ладонь руки на обвившую её талию маленькую девочку.
— Тебе правда нравится? — обратилась Оксана к Аришке, придавая губам поразительно красивую улыбку — Иди поиграйся доченька, вот смотри Маргарита, тебя зовет, иди, а мама пока обсудит некоторые не очень важные взрослые дела
Указала Оксана, чудесным лучезарным взглядом голубых лазурных глаз, на стоящую за спиной маленькой девочки дочку Елены и Кости.
— Костя ну я не хочу, понимаешь…. — возразила Оксана, отводя печальный взгляд в сторону убегающей девочки — Не хочу я на эту семейную драму
— Нужно Оксана, нужно — подошла со спины Катерины в чудесном черном платье
— Госпожа мэр! — подошел неизвестный мужчина к Катерине — Можно с вами поговорить?!
— Ах…. Да-да конечно — чудесным сексуальным тоном вздохнула Катерина, обернувшись к неизвестному мужчине — Вы идите, я скора, подойду, Оксанка далеко не убегай, поедешь со мной!
— Куда это?! — возмутилась Оксана, держась за руки Кости, что обвили её талию, отодвинулась от его тела
— Узнаешь! — заверила Катерина, покидая их компанию с незнакомцем — Тебе должно там понравиться — обернувшись, повторила она
— К нам на ужин Оксана — подошла сзади Елена, положив приятные пальцы на плечо Оксаны
— Ты не откажешь мне в этом удовольствии Оксана? — держа её за талию, спросил Костя, коснувшись пальцами через платье упругих ягодиц Оксаны
— Мы решили устроить этот ужин у твоего жениха — пояснил Рамазанов
«Блядь придется найти себе быстро дело, чем томиться в этом скучном обществе», нахмурила губы Оксана, придавая очертание заядлого недовольства красивым скулам.
— Что?! — возмутилась Оксана — И почему я только сейчас об этом узнаю?
— Насколько я об этом понимаю — послышался голос Марины Николаевны со спины — Ты об этом вообще не должна была знать — подошла она, поправляя тонкую лямку красной сумочки, что висела у неё на плече
— И ты там будешь? — возмутилась Оксана, разглядывая шикарное платье матери
Красивое длинное красное платье, выражала все самые притягательные формы на теле Марины Николаевны, отчетливо отобразив тонкую талию, шикарную сочную грудь и роскошную красоту эластичных бедер. Завораживающая стихия аромата «RoseSauvage», сокрушительная сила дикой розы, была секретным оружием этой женщины, которым столь же умело, пользовалась и сама Оксана. Пленительная красота белокурых пышных волос Марины Николаевны, переливалась строптивыми волнами, словно в бурно бушующем океане, при каждом уверенном шаге, гордой выраженной походкой. Красные туфли на высоком каблуке, были удивительно подобраны к цвету платья, особо подчеркивали красоту стройных ног Марины Николаевны.
— И почему я всегда узнаю обо всем последней
Скривила Оксана, обидой губы, освободившись от объятий Кости, пошла под руку с Рамазановым вдоль праздничной центральной деревенской улицы.
— Потому что иначе дорогая моя Оксана — взяла Марина Николаевна под руку свою дочь — Тебя ведь туда не затащишь, а так тебе все уже не отвертеться
— Обещаю Оксана ты об этом не пожалеешь — заверил Костя
— Я уже об этом жалею Костя — вредничала Оксана, выражая красотой белой короткой юбки безупречный эластичный изгиб бедер
Легкая пленяющая прохлада нежностью касания окутывала Оксану, колебание золотистых волнистых волос её, трепыхалась, в такт обдуваемых их потоком нежного ветра. Белая шелковая блузка, плотно облегающая тело Оксаны, красиво подчеркивало красоту сексуальных изгибов талии, а так же хорошо выраженной объемной сочной груди. Черные туфли на ногах Оксаны, отлично подходили к белым шелковым чулкам, эротический рисунок которых был скрыт за плотной материей белой мини юбки.
— И почему именно сегодня?! — возмутилась Оксана, обернувшись, заставила Рамазанова остановиться — У меня вчера был тяжелый день в клинике
— Сегодня выходной — пояснила Роксана, взяв под руку свою мать — Это наверно единственное время, когда ты не на своей работе, да и к тому же мы решили собрать всех, с кем ты бы могла провести время
«Как же красиво работает твой язычок, когда ты так нагло сука пиздишь сестренка», выражая красивой улыбкой, коварство грязных мыслей, красиво отразила застенчивость на собственных скулах.
— Хм… и правда не отвертишься да Костя? — заигрывая сексуально вильнула Оксана перед ним попкой, прошла мимо скопления молодежи скопившихся, в парковой зоне отдыха, где проходил разгар праздника
Громкие тона музыки, мелодией позитивных ритмов притягивали к этому месту все больше жители деревни, а красивая выступательная программа, детского танцевального хора на сцене, приковало внимание публики. Толпы народу, пришедших на праздник, свободно разгуливали, отдыхали на лавочках, распивали напитки в пластиковых стаканчиках, некоторые участвовали в конкурсах, другие шли от крытого деревенского рынка, кто-то уже немного выпил, кто-то изрядно от души напился. Патрульные машины ДПС перегородили центральную улицу деревни, позволяя жителям свободно разгуливать по проезжей части. Постоянные патрули полиции следили за соблюдением порядка на самом празднике, помогая сильно напившимся добраться в этот день до дома без происшествий.
— Не понимаю, а зачем мне туда? — продолжаться возмущаться Оксана
— Оксана! — строго возразил Рамазанов — У нас с тобой был уговор, ты помнишь его условия?
— Да папа — покорно согласилась Оксана, опуская стыдливый взгляд на бетонное покрытие тротуара
— Насколько я помню — продолжил говорить Рамазанов — Я выполнил со своей стороны его условие
— Не полностью — огрызнулась, обиженно пробурчала Оксана
— Так это был уговор?! — поняв, о чем идет речь влезла в разговор Марина Николаевна — Оксанка!
— О чем вы говорите любимый? — обратилась Захира к своему мужу, критичным взглядом посмотрела на него
— Мама! — остановила её Роксана, не понимая совсем, о чем говорят — Пускай они разберутся сами
— Боже надо же — ухмыльнулась Оксана, хотела освободиться от руки матери, но не смогла — Что я вижу Роксана, ты приняла мою сторону — говорила она, насмехаясь над своей сестрой
— Чтобы ты там не задумала Оксана — освободилась она от руки своей матери и встала перед Оксаной лицом к лицу — Я никогда тебя не признаю как сестру
— Сестра! — вступился тут же Ахмед, мальчик, что шел под руку со своей матерью — Ты не должна так говорить, как бы не вела себя наша старшая сестра, она не заслуживает такого обращения
— Пиздец! — тихо прошипела Оксана, сама ненавидя уже себя — Луше бы ты братец вообще бы молчал — скрывая недовольный возмущенный взгляд за прядью золотистых волос, недовольно ответила она
— Она нам не сестра Ахмед — строго заявила Роксана
— Тем лучше! — самодовольной улыбкой согласилась Оксана, игнорируя возмущенные взгляды со стороны родителей
— Мой жених уже приезжает из Москвы сегодня вечером — жаловалась Роксана, повернувшись к Рамазанову — Мы не можем уже больше откладывать этот ужин
— Значит мое там присутствие, будет абсолютно лишним — хитрой ухмылкой выразила Оксана, красоту безупречного изгиба алых губ
— И тебя это устраивает? — спросила Елена, поправив краешек короткой юбки Оксаны, заигрывая коготками, незаметно коснулась резинки её белых чулок — Что твоя семья не хочет признавать твое родство
Продвигаясь мимо толпы, Оксана случайно обратила внимание на женщину, черное легкое платье легкость материла которого и роскошность его пошива, напоминал больше лён. Красиво подчеркивало формы её тела, двигаясь так естественно выражая в каждом шаге, очертание притягательности, держала в руке пластиковый стаканчик. Чарующие оттенки непревзойденного запаха «Aсqua di Gioia от Giorgio Armani», аккорд слияния океана и моря, бушующая страстью водного жасмина и необычайной силы аромата лимона первого цветения. Шикарные длинные волнистые черные, угольного цвета, волосы, словно стихия бурлящего волнами водопада, покрывали хрупкие плечи этой женщины, а воодушевляющая пышная их укладка, отображала в ней искорку легкой сексуальности. Прекрасные черные туфли, высокий каблук которых так звонко стукал по поверхности бетонного тротуара, привлекли к себе внимание Оксаны.
— Дорогой с тобой все хорошо? — обратилась она к мужчине, что опираясь руками на свои колени, сидел на скамейки, с ярко выраженными признаками дыхательной недостаточности
Черные брюки, были идеально выглажены, с ровной как по линейке стрелочкой, красиво сочетались с его белой рубашкой, длинные рукава которой срывали руки. Темноволосый мужчина, среднего телосложения, красивое, как показалось на тот момент Оксане, лицо сочетала в себе все признаки мужества, мощные скулы, грубой формы подбородок и простой нос, губы нормальной формы без лишних кривых изгибов. На вид, которому было лет слегка за сорок, его серые поникшие глаза, выражали какую-то естественную скрытую в нем проблему, которую как раз именно привлекла на себя взор Оксаны.
— Потливость на его лице говорит о сильной усталости, а по тому, как он дышит, могу предположить, что у него яркий признак ортопноэ и тахикардия, головокружение,хм… возможно еще и апатия,по-другому, как еще можно реагировать, когда вокруг такой праздник и все веселятся
«На лицо все признаки отравления «фенобарбиталом», хотя не исключено и что-нибудь другое, вполне вероятно мне стоит взяться за это дело», предположила Оксана, мысленно проворачивая все возможные схожие идеи в голове.
Угнетенное состояние ЦНС, нарушение координации, он видимо не понимает где сидит расторможенное влечение, вполне может тоже тут подходить потому, как он топает в такт ногой играющей музыки, такое чувство как будто он в состоянии полной эйфории
Рассуждала тихо сама с собой Оксана, отпуская руку Марины Николаевны, развернулась и направилась вдоль по тротуару к мужчине, что сидел на скамейки, задыхаясь признаком дыхательной недостаточностью.
— О чем она говорит?! — первая удивилась Роксана, так внимательно посмотрев в сторону Оксаны, что отпустила Марины Николаевны — И куда она собралась?
— Оксана даже не думай! — крикнула вслед Марина Николаевна
— Дорогой с тобой все хорошо вот прими, я тебе кофе принесла
— Хм… кофе! — заострила на этом свое внимание Оксана
— Лёша! — прокричала она, отразив на своем лице всю горечь переживания, заметив как мужчина, что сидел на лавочке перед ней, уже чуть ли не теряя сознание, почти не упал на тротуар — Лёша миленький мой все хорошо я уже рядом, Лёша ты слышишь я здесь
— Где я, что я тут делаю?! — вялостью, не связующей речью, выразил он своим вопросом амнезию, который вызвал в Оксане искушение заняться этой головоломкой
— Лёша дорогой вот кофе прими — протянула она ему почти перед носом, стаканчик с кофе
— Кофе! — скривила губы Оксана, встав в паре метрах от скамейки
— Лёша прошу, тока не вздумай умирать! — жалобно, падая на колени, слезно просила она, от невозможности помочь своему мужу — Прошу да помогите же ему!!!
Своим громки криком, привлекла эта брюнетка к себе внимание общественности, как раз в тот момент, когда её муж упал со скамейки, задыхаясь сильной дыхательной недостаточностью, тут же потерял сознание. Оксана тут же направилась к лежащему на земле мужчине, не позволяя, матери схватить её за руку. Звонко стукая каблуками белых туфель Оксана, расталкивая локтями собравшуюся толпу, подошла к лежащему на бетонном тротуаре мужчине, когда женщина, сидя над ним на коленях заливалась слезами.
— Так спокойно дамочка — коснувшись плеча женщины, успокоила Оксана её — Я Орлова Оксана Владимировна врач местной больницы! — присаживаясь на корточки, она двумя пальцами пыталась прощупать ему пульс на сонной артерии
— Он ведь не дышит! — взволнованно кричала его жена, выронив тут же из рук пластиковый стаканчик с кофе
В плавном падении пластиковый стаканчик, ударился об землю, моментально раскрыв закрытую на нем крышку, силой детонации, извергая словно вулкан, фонтан обжигающего касания капель жидкость кофе. Несколько его капель попали прямо на белые чулки Оксаны, оставив на её белоснежной шелковой материи шоколадного цвета зернистые капли. Стиснув зубы, Оксана ощущала на ногах обжигающую боль проникающих через белую ткань, надетую на ней, капель горячего кофе.
— Простите, пожалуйста! — прикрыла ладонью руки женщина рот, видимо сильно перепугалась за стаканчиком кофе
— Скорую, быстро!
Крикнула Оксана, расположившись сверху этого мужчины, сидя на бетонном тротуаре на коленях, провели рукой на отек гортани, не обращая внимания на все еще стекающие по белым чулкам капли черного кофе. Белая кожаная сумочка, что была на плече у Оксаны, плавно свисая, тут же упала на тротуар. Расположившись сверху этого мужчины, Оксана сидела на нем, упираясь коленками белых шелковых залитым кофе чулок на бетонное покрытие тротуара.
Оксана быстро впилась в его губы, зажав нос этому мужчине, вдыхала через его рот ему воздух, расположившись сидя на нем. Отрывая тут же начала делать непрямой массаж сердца, пытаясь вернуть хоть какой-то сердечный ритм. Оказывая первую медицинскую помощь этому мужчине, Оксана определила у него стойкое повышение температуры тела, что свидетельствовало до потери сознания, у него был жар. Потом опять продолжала делать искусственную вентиляцию легких, мужчина все никак не приходил в себя. Не обращая внимания на его обильное слюнотечение на губах, Оксана, плотно прижимаясь к его раскрытому рту, своими губами вдыхала в него воздух. Продолжительную минуту старания, постоянно прощупывая пульс пальцами на сонной артерии, сердцебиение все же вернулось, и синусовый ритм частично восстановлен, хоть был очень слабым, хрипы внутри его легких привлекли огромное внимание.
— Есть синусовый ритм — успокоила Оксана, жену этого мужчины, что стояла над нею
— Как он?! — взволнованно спросила эта женщина
— Жить будет — коротко и ясно ответила Оксана
— Я даже не знаю, как вас отблагодарить — отчаянно говорила она, когда её руки тряслись, по выражению и расплывшейся подводке, было ясно всю глубину её переживания — Как вы сказали, вас зовут?
— Оксана
— А я Леонова Кристина Валерьевна — представилась она, протягивая вежливо руку — А это мой муж Леонов Алексей Сергеевич
— Надеюсь, вы не сочтете это за измену?! — застенчиво улыбнулась Оксана, оставляя на губах мужчины щедрый слой размазанной алой помады, взаимно пожала нежную руку этой женщине
— Простите, пожалуйста, мою оплошность — продолжала она извиняться, чувствую за собой обиду перед Оксаной за её белые шелковые чулки, залитые черным кофе
Вставая медленно с колен, Оксана легонько стряхнула кончиками пальцев налипшую на них пыль тротуара. Грязь на коленях белых шелковых чулок, никак не стиралась, поэтому Оксана, присаживаясь на лавочку, поправив юбку на бедрах, скинула с ног белые туфли. Коснувшись коготками резинки белых чулок, медленно начала их закатывать, когда собравшаяся вокруг толпа людей, так внимательно за ней наблюдала и за лежащим мужчиной на тротуаре без сознания, дыхание которого выражалась мучительными хрипами.
— Извините вы та самая Орлова?! — подошла сзади другая женщина в белых как снег брюках и такого же цвета блузке — Я Цветаева Маргарита Павловна, учитель в местной школе, люди так много о вас говорят в нашей деревне
— А что говорят?! — сразу же насторожила свое внимание эта женщина, поднимая с тротуара лежащую белую сумочку, положила её на лавочку рядом с Оксаной
— Ай… да всякую ерунду говорят — вытаскивая белый платок из кармана белого пиджака, застеснялась Оксана, стирая им слюну мужчины со своих губ
— Говорят, что лучше врача во всем мире не сыскать — с гордостью произнесла женщина с волосами цвета высохшей соломы — Эта женщина гордость нашей деревни
— Я хочу чтобы вы взялись за лечение моего мужа, помогите, пожалуйста — присаживаясь на лавочку рядом, сразу вцепилась эта женщина, в руку Оксаны слезно начиная её умолять — И пожалуйста, не снимайте здесь чулки
— Оксана ты не можешь! — возразила, встала рядом с лавочкой Марина Николаевна
— Прошу, пожалуйста, Оксана, если эта женщина говорит правду, прошу, пожалуйста, помогите мне, я видела, как вы тут боролись за жизнь моего мужа
— Что здесь произошло?! — вошел через толпу Рамазанов, под руку вместе с Роксаной и своей женой — Оксана, что случилось? — обратился он к Оксане
— О… боже Оксана — удивилась, выражая ужас на своем лице Елена, увидев белые чулки на ногах у Оксаны, облитые каплями черного кофе — Он живой?! — спросила она, быстро переменив тему
— Вот скорая уже подъехала — сказала Роксана, указывая взглядом глаз, как к тротуару подъехал газель скорой помощи
— Что здесь произошло? — обратился офицер полиции, подошедший почти сразу же в момент когда подъехала скорая помощь
— Прошу офицер муж этой женщины, а эта девушка….
Принялась рассказывать женщина, которая являлась учителем в местной школе, отвлекая на себя внимание офицера полиции, что только, подошел на место происшествия.
— Мне нужна его медицинская карта и полный анамнез за последние десять лет его жизни — заявила Оксана, вновь поправив чулки на своей ноге, стерла с губ платком слизистую слюну мужчины
— Его карта у нас дома — держа за руку Оксану, словно вцепившись в неё как в последнюю надежду, не хотела отпускать, отвлеклась от беседы с офицером полиции — Прошу пройдемте, заодно вас чаем напою и дам во что переодеться, а то вы вся из-за моей оплошности облитая кофе
— Оксана нет! — возразил Рамазанов тут же
— И ты хочешь сказать у тебя теперь новое дело — заметила Марина Николаевна, выражая недовольство, когда два парня санитара с носилками подбежали к тротуару, где лежал мужчина без сознания — Но ведь сегодня же суббота, праздник в деревне
— Что тут случилось? — спросил один из санитаров
— Остановка сердца и дыхания — вставая с лавочки, Оксана чудесно отобразила эластичность своих бедер — Произвела искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, он в норме, везите его в больницу — рассказывала она, обращаясь к подбежавшим с носилками санитарам
— Оксана Владимировна — узнал один из парней санитаров Оксану — Так это ваш пациент?!
— Пожалуйста! — умоляя, женщина, оставаясь сидеть на лавочке, слезно дотронулась кончиками пальцев руки Оксаны
«Блядь тебе это дорого будет стоить», проявляя жалость, прикусывая краешек губы, нервничала Оксана, выражая мыслями в голове недовольство.
— Доложите Тихонову, пусть соберет всю мою команду у меня в кабинете, разместите, его в моей палате — распорядилась Оксана, обернулась к женщине — Хорошо пойдемте за его картой, и вам придется рассказать мне все, вам ясно все, о его жизни, работе и прочем
— Оксана ну ведь у меня же — жалким голосом, обратилась Роксана
— Оксана нет! — возразил Рамазанов — Никаких дел, у твоей сестры свадьба намечается
— Ну и пусть себе намечается, не я же в конце концом замуж выхожу — застенчиво, проявляя безразличие характера, улыбнулась Оксана — Костя проследи за Аришкой, я к вам вечером приду, сразу же, как улажу в больнице дела
— Оксана сколько это может продолжаться?! — возмутился Костя, подошел к Оксане, остановил её за локоть, заставил обратить внимание на себя
— Обещаю Костя — обернулась к нему Оксана, коснувшись кончиками пальцев его подбородка, так внимательно посмотрела на него — Сегодня ночью, если потерпишь, будет у нас с тобой всё!
— Надеюсь на это — поникшим голосом ответил он, стараясь из-за всех сил не выдавать отчаявшегося взгляда, отпуская Оксану из своих объятий
— Проследи за ней! — требовательно попросила Оксана, подняв с лавочки белую кожаную сумочку, повесила её к себе на плечо — Аришка зайка, маме нужно работать, побудь пока с нашими людьми, мама как освободиться, так придет к вам сразу же
— Мама ты куда?! — обратилась жалобным голосом девочка к Оксане, подбежала, обвила своими худенькими ручками её талию
— Я ничего не понимаю — возмутился Рамазанов, когда каталку с лежащим на ней мужчиной погружали в открытые двери газели скорой помощи — Он что до понедельника не может подождать?!
— До понедельника папа! — не согласилась с его возмущением Оксана, погладив девочку по голове, освободилась от её объятий, легкой выражающей перед Костей походкой прошла мимо него — Он умрет тогда
— Прошу здесь недалеко всего пару улиц вниз к реке — уверяла женщина, указывая на дорогу ведущую вниз к деревенскому рынку
Газель скорой помощи, включив громкую сирену и световой яркий сигнал мигалок, на крыше машины, тронулась с места. Толпа собравшихся жителей деревни, начала медленно расходиться, переключая свое внимание на праздник. Праздник продолжался дальше громкой музыкой, туманившей шум дуновения ветра, мелодию шелеста листьев, а так же мычание проходивших по деревенскому центру стадо коров. Словно карнавал окутал всю эту деревню, большинство собравшихся жителей деревни были в одетых маскарадных костюмах, с масками на лицах, скрывающих их внешний облик. Огромная продуктовая зона из больших расписных яркими красками шатров окружала по периметру атмосферу огромной площади, где происходило веселье, возле которой люди выстраивались в очередь. Вкусовое сочетание ароматов в этой местности насыщала в себе природную силу ароматов, растущих на площади возле администрации цветов, а так же запах цветения разных деревьев. Жители радовались происходящему празднику, бурно некоторые из них поддерживали красивую ведущую на сцене, громкий приятный голос которой разносился и отражался от высоких гор опушек леса, окутавших деревню, звонким эхом по округе.

***
Прилипающие к ногам мокрые белые чулки, пропитанные черным кофе, доставляли холодное раздражение коже, безупречно стройных, ног Оксаны. Направляясь по гравийной дороге с женщиной, Оксана кривила губами, нервничая, желая избавиться от сырости пропитанной сексуальной страсти на ногах. Свежесть прохлады холодила легкостью касания, а чудесная сила ветра, играла мелодию шелеста листьев березы, тополя, ясеня, растущих в смежном порядке на деревенской улице, по обеим сторонам проезжей части. Воздух был насыщен прелестью цветущих запахов древесной листвы, тихое журчание речки, внизу улицы, прекрасным отзвуком распространялось, насыщая атмосферу приятной влажностью. Солнце светило яркими лучами, пытаясь проникнуть своим блеском в гущу больших лиственных деревьев, что росли в конце улицы, в месте, где с склонна, небольшого холма, начиналась речка. Лай собак никогда не угасал и на этой улице, отдававшейся дики эхом по всей улице, соседские собаки, гулко подняли вой, когда кто-то незнакомый проходил мимо их территории. Идущие на праздник люди, играющие дети на улице, все так внимательно рассматривали заляпанные грязью и облитые кофе белые шелковые чулки на ногах у Оксаны, бросая косые подозрительные взгляды в её сторону. Бабульки, что сидели у ворот на лавочке одного из соседских домов, что-то возмущенно выкрикивали по поводу внешности Оксаны.
— И так все же чем занимается ваш муж? — спросила Оксана, обходя большую лужу посреди проезжей части — Только отвечайте честно
— Понимаете, мой муж бизнесмен — неуверенно, даже настораживающе как-то ответила эта женщина — Мы с ним вместе ходим в местную церковь, за что же бог наказал нас так, ведь мы же честно живем с Лёшей, у нас двое маленьких детишек, которые сейчас у бабушки в городе
Рассказывала эта женщина, как-то подозрительно странно искоса поглядывая на Оксану, словно оценивая в голове её внешний облик. Такой выраженный взгляд карих глаз этой женщины, 8говорил Оксане, что она испытывает к ней еще какой-то глубокий интерес, который пока оставался неясным. Словно специально эта брюнетка, завлекала своим телом, когда шла по гравийной дороге, между домов, ясно отразила гордость собственной походки.
— Так ладно про церковь и про детей мы опустим тему — не желая слушать столь банальный пафос, Оксана заметила на лице этой женщины, потеки горьких страдающих слез, особенно это выражалось в её дрожащем голосе — Каким бизнесом занимается ваш муж?
— У нас тут небольшой продуктовый магазин — говорила женщина, скрывая почему-то искренность накопленных слез на её глазах — Ну знаете в последнее время, дела идут не очень хорошо, налоги слишком большие, у мужа были большие проблемы….
— Так… — вынуждая её дальше продолжить разговор, Оксана столь напряженно на неё посмотрела, когда они подошли к дому, выстроенному из красного кирпича и красиво огороженным деревянным забором, окрашенным в синий цвет — Ну же продолжайте
Огромная больших размеров яблоня прорисовывалась могучим стволом, за гранью древесного забора, пышные ветки этого дерева обильно были покрыты зеленой листвой. Открывая деревянную дверь, поворотом вставленного ключа в замок, Оксана обратила внимание на черный седан марки Toyota, красиво излучал отблеск падающего на него света солнца. Аккуратно посаженные цветы в клумбах, а так же чудесный сад, очертание которого прорисовывалась за кирпичным домом, сочетал в себя много фруктовых деревьев, таких как абрикос, слива, кустов цветущей вишни, а так же созревающей малины. В воздухе витала чудесная гармония, сражающих запахов цветущей гардении, пиона, а так же распустившейся цветка фиалки, чей аромат завораживал сознание Оксаны.
— Скажите теперь честно, только не врите мне, если хотите чтоб я лично взялась за дело вашего мужа
Обратилась Оксана, не сдерживая своего искушающего любопытства, когда она с женщиной подошла к крыльцу деревянных ступенек кирпичного дома. Тенистая игра теней, возникла на каменной плитке возле дома, когда ветви большой яблони тихо колебались, отображая на романтику игру теней. Запах цветущей яблони простор завораживал вкусовой насыщенностью этого аромата, а головокружительная растущая рядом страсть пиона, чаруя прелестью прекрасного распускающего в аккуратной клумбе цветка.
— У вас дома есть карвалол?! — поставила сразу прямо свой вопрос Оксана, поднимаясь по деревянным ступенькам крыльца, звонко стукала каблуками белых туфель
— М… понимаете — тянула она с ответом, доставая ключ из черной сумочки, что висела у неё на плече — У Лёши были некоторого рода проблемы связанные с его бизнесом, да еще этот Романов, все жизни нам не дает, ну знаете местный бизнесмен
— Я много чего понимаю — возмутилась Оксана, нерешительностью ответа этой женщины — Так у вас тут есть карвалол?!
— В общем я случайно сегодня….
— Мне плевать, что там у вас случайно — прошипела уже с ненавистью Оксана, опираясь ладонью руки на дверь, не давая этой женщине открыть входную дверь — Вы мне скажите это карвалол и что вы скрываете, поймите от вашего ответа, будет зависеть жизнь вашего мужа
— Леша принимает его для успокоения нервов
— Так бы и сразу — убирая руку с двери, глубоко вздохнула Оксана, чувствуя теперь в воздухе аромат распустившейся сирени, что росла в саду большими пышными кустами за домом
— Прошу проходите только не здесь, дома я вам все расскажу
— Я не налоговой инспектор и не офицер полиции — застенчиво улыбнулась Оксана, пожав плечами, перешагнула высокий порог открытой — Рассказывая мне все, вы спасаете жизнь своему мужу, ну или хотя бы её чуточку продлите
Смуглая игристыми тенями, постоянно колеблющихся по ветру деревьев за окнами, обстановка в коридоре, казалась слегка притемненной. Обычные серые обои, на вид как газета, с расписанными, на них черной краской каких-то странных узоров, в форме распустившихся кувшинок. В воздухе пахло свежеприготовленным яблочным пирогом, а так же малиновым вареньем, а так же прелестью ароматного чая из крупных листов черемухи. Огромный гардеробный шкаф, кофейного цвета, вмещался почти посреди стены коридора, парфюмерный комод, стоял сразу же напротив входной двери в коридоре, над которым висело большое овальной формы зеркало. Гостиная располагалась слева от входа, откуда веяло прекрасной свежестью цветущей зелени сада за окном, голубые шторы которого свободно колыхались в такт проникающего ветра. В гостевой комнате была светлая обстановка с голубыми обоями, бежевая мягкая мебель, большой жидкокристаллический телевизор, был расположен на тумбе напротив дивана. Прохладный пол линолеума, цвета кофе с молоком, Оксана ощутила, когда скинула черные туфли с ног, аккуратно поставила их на полку гардеробного шкафа, заставленную мужской, женской и детской обувью.
— Прошу Оксана проходите, располагайтесь в гостиной
— Какой у вас хороший дом
— Ой, да что вы — выразила она застенчивость на своем милом лице — Живем, как можем, скорее даже выживаем
— Да ладно уж не прибедняйтесь
— Все именно так
— Вы не будите против, если я, избавлюсь у вас дома от белых чулок, пропитавшихся грязью асфальта, когда я спасала вашего мужа?
Спросила разрешения Оксана, шикарной прелестью выражая красоту бедер, вошла в гостиную, коснувшись края арки кончиками пальцев. Нагнувшись красивым изгибом, поставила белую сумочку на пол, отобразив этим эластичность собственных бедер. Лелея себя в проникающих через окно ярких лучей солнечного света, Оксана глубоко вздохнула, набирая воздух ртом. Отразила пышную укладку и изумительный цвет золотистых волос, так красиво качнув головой, придавая им невообразимую страсть бушующих волн, после чего, кончиками коготков расправила короткую белую юбку на бедрах, села на белый мягкий диван.
— Я пока принесу карту Алексея — ответила женщина, направляясь дальше по коридору
Голубые обои без выраженных рисунков, белый натяжной потолок с несколькими мелкими лампочками. Большое пластиковое окно, пропускающее через себя половину ярких лучей солнца, сопротивление которым оказал густой сад из пышных массивных деревьев за стеклом. Прекрасной мягкости небольшой бежевый коврик, узор которого в середине вмещал в себе несколько разного цвета и одинаковой по форме ромбов. Справа от дивана стоял небольшого размера стеклянный столик, радом с которым находился черный кожаный пуфик, на поверхности лежал розовый нейлоновый женский длинный халат. Между диваном и стеклянным столиком был прекрасный большой фикус, листья которого были больших размеров. Над самим диваном, закрепленными на стене в горшках были комнатные растения, свисая вниз словно лианы, они украшали стену гостиной, словно оранжерею.
— Блядь да кто там еще?! — раздраженно тихо шепотом высказала возмущение Оксана в пустоту гостиной, услышав приятную мелодию сотового телефона
— Это наверно ваш телефон там звонит? — послышался голос этой женщины из дальнего конца коридора
— Да-да я сейчас возьму — заверила Оксана, вставая с дивана, быстро направилась к сумочке, что лежала на полу возле входа в гостиную
— Какая интересная на нем играет музыка, я еще никогда такую, не слышала
Похвалила она, находясь где-то в дальней комнате, когда Оксана, открывая сумочку, достала из неё свой сотовый телефон.
— Оксана Владимировна у вас есть вообще совесть?! — услышала Оксана возмущенный голос Валентины, как только коснулась коготком поверхности сенсорного экрана — Сегодня же суббота, день поселка в деревне, а вы взяли дело
— На первый взгляд, всё указывает на отравление карвалолом — вынесла своё предположение Марина Викторовна по громкой связи
— Я знаю! — возразила Оксана, почувствовав приятный аромат чая листьев черемухи, что веял с коридора — Быстро введите ему «бемегрид», он является «антагонистом» снотворных средств, уменьшает «токсичностьбарбитуратов»
Рассказывала Оксана, усевшись на диване, поджав под себя ноги, положила телефон на поверхность стеклянного столика, возле него. Медленно закатывая кончиками коготков чулки, Оксана, испытывая к женщине восхищение, взглядом сексуальной похоти посмотрела на неё, когда она вошла с серебряным разносом в гостиную. Внезапно Оксана подчеркнула для себя неистовую, тягу к этой женщине, не подвластную контролю, то как она, выражая изгибы сексуального тела, такими чарующими жестом движением вошла в гостиную. Черная тонкая материя платья на ней отобразила всю сексуальность самых притягательных эротических изгибов на ней, особенно эластичность бедер, когда она, нагнувшись, поставила поднос на стеклянный столик, рядом с лежащим на нем сотовым телефоном. После чего поправляя черное платье на бедрах, аккуратно руками, молча глядя в ожидании на Оксану, отразила заманчивую искорку таинственных оттенков карих глаз.
— Нормализует угнетение «дыхания» и восстанавливает «кровообращение», вызываемое этими веществами
Скидывая на пол, снятый с одной ноги, белый чулок, распорядилась Оксана, обратила внимание на краю серебряного подноса медицинскую карту, что была в виде толстой белой тетрадки.
— Стойте! — открывая карту, Оксана потребовала своих коллег по громкой связи сотового телефона, чуть подождать, не прерывать телефонный звонок — Анализы крови за полгода, а так же УЗИ сердца, хм… да у него какое-то образование в правом предсердие
— Какое?! — тут же неожиданно спросила Вероника
— А вот это моя кудрявая ты нетерпеливая прелесть — ухмыльнулась Оксана, нахмурив губки разглядывая снимок УЗИ без очков — Нам придется с вами выяснить
— Оксана Владимировна, какие будут указания? — поинтересовалась Валентина приятной ноткой голоса
— Возьмите кровь на все анализы, биохимический, посев, бак посев, посев на стерильность, все, что можете взять — перелистывая лист толстой тетрадки, Оксана обратила внимание на недавний анализ крови, сделанный пару месяцев назад — Ускоренная «СОЭ», а так же «C-реактивный белок» сильно повышен….
— Все это свидетельствует об инфекционном заболевании — выразил сразу же свое мнение доктор Ларионов — Вполне возможно инфекционном эндокардите
— Не только инфекционный эндокардит делает нам эти показатели слишком завышенными от нормы
Возразила Оксана, взяв в руки белую керамическую кружку с ароматным чаем, завораживающий запах черемухи и листьев малины, что плавали на поверхности чая, насытили атмосферу в гостиной стихийным водоворотом будоражащей страсти.
— Оксаночка! — достаточно вежливо обратилась Марина Викторовна, что заставило Оксану отвести свой взгляд от чарующей ароматом кружки чая, посмотреть на лежащий, на стеклянном столике сотовый телефон — Ты через сколько в больнице появишься?
— Как только так сразу Марина Викторовна вы же знаете — застенчивый улыбкой, Оксана отразила прекрасный ямочки на щечках, сидя рядом с этой женщиной на диване — А пока сделайте все, что я сказал, а так же сделайте МРТ с контрастом, снимки мне на стол
— Я правда соблюдала норму Леша каждый день принимает карвалол по строго отведенной норме, может из-за стресса, он принял слишком много — подождала эта женщина, пока разговор по сотовой связи прервался
— Вы давали ему сегодня карвалол? — спросила Оксана, осторожно коготками закатывала последний чулок на ноге, так внимательно посмотрев на эту брюнетку
— Да и возможно даже чуть — неуверенно говорила она, разглаживая платье на коленях
— Понятно! — делай глоток восхитительного чая, ответила Оксана, закрыв глаза, чтобы придать в своей голове всю яркость вкуса, что играл гармонию необузданной страсти с её слюной во рту
— Понимаете у Лёши какие-то дела были с этим Романовым, ах… какой же он подлец — глубоко чувствительно вздохнула это женщина, отражая всю глубину сопереживания за любимого приложила ладонь к своей щеке — После этого Лёша сам не свой
— И тут этот Романов постарался — нахмурила губки Оксана, поставив отпитую кружку с чаем на серебряный поднос, взяла с пиалы на нем кусочек шарлотки
— Вы его знаете?
— А что это как-то может вам помочь?!
— Просто подумала, что человек вашего положения, способен повлиять на него
— Повлиять на Романова ха….
Рассмеялась озорным смехом Оксана, поднося к губам кусочек отрезанного яблочного пирога, чуть просыпала на юбку несколько крупинок белой пудры, чем был посыпан его верхний слой.
— Я врач вашего мужа, дамочка! — кривой улыбкой, прикусывая краешек губы, одарила эту женщину Оксана — Хорошо, но вопрос с вашим мужем, по поводу Романова я решу, как только поставлю ему диагноз и вылечу
Заметив хмурое обиженное лицо этой женщины, Оксана вдруг решила сама для себя изменить свое мнение, откусывая кусочек чарующей сладости пирога, что буквально почти таил во рту.
— Как я могу вас отблагодарить за это Оксана?!
Коснулась она нежностью холодного касания коленки Оксаны, от чего по телу сразу же пробежала легкая дрожь, таким оживленным взглядом карих глаз, посмотрела на неё. Медленно чарующая нежностью рука этой женщина обвила пальцами колено Оксаны, продолжая так принужденно смотреть в её голубые лазурные глаза. Неожиданно рука начала медленно двигаться в сторону белой короткой юбки, сердце Оксаны затрепетало бешенным ритмом, дыхание вдруг внезапно стало сильно учащенным и прерывистым, ощущая столь приятное продвижение в эрогенной зоне.
— Да подождите вы с благодарностью, вы мне и так чулки должны — возразила Оксана, остановив, как показалось на тот момент, случайное продвижение руки этой женщины за грань белой короткой юбки — Можно мне у вас принять душ? — спросила она, обращая внимание на грязь от чулок на коленках
«Что-то странно у неё глазки бегают, хотя с виду обычная женщина и муж есть, что же её ко мне тогда потянуло», сомнительно Оксана посмотрела в её глаза, продолжая держать эту женщину за кисть руки, пальцы которой проникли за границу белой короткой юбки.
— Да-да конечно — радушно закивала головой темноволосая женщина, когда Оксана отпустила её кисть руки — А я пока если позволите, найду для вас чулки, черные подойдет?
— Спасибо — поблагодарила Оксана, засовывая так чарующе в рот остаток кусочка пирога, отобразила шикарное очертание голубых лазурных глаз, обратив внимание, как эта женщина встала с дивана, медленно покидая гостиную
— Ванная находится в конце по коридору слева — пояснила хозяйка этого дома, чаруя прелестью изгиба бедер, вышла из гостиной
— Хорошо — тихим шепотом ответила Оксана, опуская ноги с дивана, коснулась ими, теплого паласа под ним — Постараюсь не заблудиться — оставаясь совершенно одной в гостиной, оставаясь сидеть на диване, аккуратно кончиками пальцев, закрыла медицинскую карту пациента
Взяв в руки толстую белую тетрадку, Оксана, отображая в прикрепленном зеркале, слева от входной арки, отразила прелесть упругости эластичных бедер. Глубоко вдыхая ртом сочетание бурлящей страсти чарующего запаха черемухи и малины, Оксана, обошла вокруг стеклянного столика, направляясь к выходу из гостиной, взяла с его поверхности, в другую руку сотовый телефон. Оставляя на полу под диваном шелковые белые чулки, недопитую кружку ароматного чая, а так же еще два кусочка приторного яблочного пирога, что лежал в стеклянной пиале стоящей на серебряном разносе. Тень потускневшего сумрака, покрыла коридор этого дома, когда Оксана прошла по нему, касаясь босыми ногами теплого пола.
— Оксана! — окликнула Леонова, когда Оксана коснулась ручки, в форме гладкого шара, входной голубой двери в ванную, медленно её повернула — Там, в ванной возьмите мои черные шлепки на каблуках, я думаю, они будут вас как раз к лицу
— Хм…. — скривила Оксана губки, открывая дверь вовнутрь — Спасибо за заботу я обязательно их вам верну
— Вы ведь не будите возражать, если я подберу вам точно такие же белые чулки к вашим черным туфлям?
— Вы меня прям балуете — ухмыльнулась Оксана застенчивой ухмылкой, перешагнула через высокий порог открытой двери, коснулась ногами прохладного голубого, морского цвета кафеля пола ванной комнаты — Прям уже даже не знаю чем я заслужила такую роскошь
— Это самое малое, что я могу для вас сделать, ведь вы…
Закрыла тут же дверь ванной комнаты за собой, не став слушать излишнюю благодарность госпожи Леоновой. Оксана облокотилась на дверь спиной, закрыла медленно глаза, наслаждаясь пленительной тишиной. Положив карту и телефон на голубую морского цвета тумбочку, что стояла справа от входа, Оксана сползла по поверхности двери вниз, глубоко вздыхая прекрасный аромат жасмина, что насыщал атмосферу влажного воздуха этого помещения, погрузилась в мир похотливых мечтаний. Оставаясь сидеть на прохладном влажном полу, Оксана, опираясь ладонями на покрытый каплями влаги пол, внезапно заметила, как сильно была возбуждена, от чего дыхание становилось тяжелым и учащенным, а ткань белого нижнего белья насытилась возбуждающей влагой.

***
Благоухание сила аромата восхитительного жасмина, чудесно гармонировал с сокрушительным эротическим соблазном страсти запаха лотоса, сливались воедино в одной пене для ванны, насыщая воздух бесподобной вкусовой композицией. Белая коротка юбка, лежала на краю стиральной машинке, белая блузка висела на ручке входной двери, а белое кружевное нижнее белье Оксаны, висели на краю корзины для белья. Изящный белый пиджак висел на ручки пластикового окна в ванной, закрывая часть просвета ярких пылких лучей. Пышная пучками пена покрывала большими сугробами поверхность теплой воды ванной, оставляя сладкую вязкость на сочной груди Оксаны, скатываясь по бархатистой коже, нежностью прикосновения останавливались на краю розовых сосков. Пышная белая мочалка из хлопка лаской прикосновения омывала неописуемым соблазном грудь Оксаны, с которой падая, сильной текучестью свисая обильные хлопья густой пены. Яркий проникающий свет лучей солнца, стремился проникнуть за грань голубых, морского цвета штор ванной комнаты, в которой даже кафель пола и стен был удачно подобран под такой же цвет. Голубая акриловая ванна была почти доверху наполнена водой, в которой Оксана, лелея себя мочалкой, богатым изобилием воды и пены покрывая сочную объемную грудь. Коготком указательного пальца, Оксана игривой похотью водила по сенсору экрана сотового телефона, набирая номер Валентины.
— Валюша! — искушая себя соблазном развращенной похотью, с закрытыми глазами прижав мочалку плотно груди, обратилась Оксана, как только продолжительные долго тянущиеся гудки телефонного звонка прекратились — Ну как там у вас дела?
— Вы же вот только что звонили Оксана Владимировна! — возмутилась Валентина, раздраженным тоном голоса
— Я что уже не могу соскучиться по своей рыжеволосой бестии — коварством возбуждающего голоса, произнесла это Оксана, пока её другая рука, поверхностью нежной ладони сползала медленно по животу — Просто хотела услышать твой голос
— Я работаю, Оксана Владимировна — не обращая внимания на столь развращенный комплимент, нервно ответила Валентина по громко голосовой сотовой связи — А вы меня только отвлекаете
— Как там наш пациент! — понимая, что таким образом ничего не добьешься, Оксана прикусив от волнения нижнюю губу, изменила тему разговора
— Только что пришел в себя — холодно ответила Валентина
«Эта сучка, что решила теперь меня игнорировать, если я ей сегодня весь праздник случайно просто испортила», подумала Оксана, коснувшись под водой в ванной кончиками пальцев лобка.
— Как он?
— Не знаю, им Валерий Николаевич и Марина Викторовна занимается
— Хм… а Вероника где?
— В лаборатории
— Ладно понятно — согласилась Оксана, решила все-таки продолжить этот разговор — Валюш, ну правда я соскучилась — нахмурила она губки, прислонив ладонь к промежности раздвинутых, согнутых в колени, ног лежа в ванной в ванной
— Почему именно сегодня?
— А почему нет! — ухмыльнулась Оксана, коснувшись, коготком среднего пальца, ануса
— Вы мне многим этим будите обязаны
— И чем например?
— Останетесь у меня сегодня ночевать
— Сегодня?! — удивилась Оксана, никак не ожидая такого поворота — Но сегодня я не смогу
— Я многим, чем для вас только жертвую — сразу же начала переходить на эмоции Валентина, было слышно, как она почти кричала через громкий динамик сотового телефона — А вы не можете отплатить даже самую малость
— Ладно-ладно — согласилась Оксана — Снимки МРТ с контрастом нужны мне к моему приходу, раз пациент пришел в себя, займись этим
— Почему именно я
— Ты же ведь много чего захочешь этой ночью, и мне придется это выполнить
Похотливой сексуальной интонацией голоса намекнула Оксана, облизывая кончиком языка мокрые влагой воды губы, оставляя на них щедрый изобилием слой слюны.
— Хорошо сделаю что смогу
— Вот и хорошо — улыбнулась Оксана, ощущая, как сильно завелась под нежностью звучанию голоса из динамика сотового телефона — Хорошая девочка
— А вы что будите делать к тому времени
— Изучать его карту
— Она ведь у вас — воодушевленно ответила Валентина — Что говорят последние анализы и проведенные исследования?
— М… Валентина заставляешь меня напрячься и посмотреть в анализ крови
Недовольно мурлыкала Оксана, открывая глаза, облокотившись, локтем на ванную, чуть приподнялась, посмотрев в карту, что лежала на рядом стоящей столешнице.
— Хм… а вот это действительно интересно «тромбоцитопения» — была сильно удивлена Оксана таким фактом глядя в анализ крови — Количество «тромбоцитов» ниже 150·109/л
— Поэтому кровь в катетере хлестала как ненормальная, да и на руке, в месте прокола появился синяк — подтвердила Валентина радостным тоном голоса — Есть что-то еще?!
— «Иммуноглобулин» уровень, которого заметно повышен — прищурив глаза, Оксана разглядывала цифры завышенного показатели белка сыворотки крови
Показатели анализа крови этого мужчины сделанного два месяца назад были сильно завышены, поэтому Оксану насторожило, почему он с такими анализами не лег на обследование. Все свидетельствовало о наличии инфекционного заболевания. По анализам крови и их показателя, было видно, как нарушен кровоток легочных артерий, вызванный стойким застоем крови, что свидетельствовало о легочной гипертензии. В карте было сказано, по обследованию его прошлого врача, что этот мужчина страдал отдышкой и краткой потерей сознания, употребления им карвалола лишь туманила занавесью основную проблему, вызывая ряд других симптомов.
— Наверно вам опять повезло с инфекционным эндокардитом
— Все указывает на него — согласилась Оксана — Я думаю, мне стоит подумать, я с тобой свяжусь уже в больнице
— Надеюсь, это будет сегодня
— Я тоже на это надеюсь — любознательно улыбнулась Оксана, коснувшись коготком пальца сенсорного экрана, сбрасывая телефонный разговор
«Нет-нет это не может быть инфекционный эндокардит», размышляла Оксана, вытаскивая пробку из ванной, встала в ней на ноги.
Бурные потеки бушующей страстью воды и пучков вязкостью завораживающего касания пены стекали по телу Оксаны, плавно повинуясь очертанию сочных изгибов её сексуального тела. На теле сохранился особой сокрушающей свойственной сексуальности нелинейности вкусового оттенка, композиция будоражащего аромата, жасмина и белого лотоса. Перешагивая через невысокий борт ванной, Оксана отобразила эластичность рельефа бедер, касаясь босыми ногами покрытого каплями воды и пучками пены кафельного пола ванной. Медленно покачивая шикарной неровностью эротической красотой бедер, Оксана прошла по ванной к вешалке с полотенцами. Щедрым изобилием капли воды стекали по телу Оксаны, доставляя сказочную нежность касания, бурно падая на кафель пола в ванной.
Прекрасное белое полотенце из хлопка, своим большим объемом и нежностью касания обвила мокрое тело Оксаны, плотно сжимая его лаской пленительных оков. Обратив внимание на черные шлепки, что стояли у стенки рядом со стиральной машинкой фирмы indesit, высокий каблук, который особенно подчеркнул еще больную сексуальность ног Оксаны. Золотистая пышная прелесть волос Оксана, сохранила выразительно пышный объем, оставаясь совершенно сухими. Стукая звонко каблуками черных шлепок по голубому покрытому влагой и сгустками пены кафелю пола, Оксана подошла к бортику ванной, закрывая медицинскую карту пациента, что лежала на нем, взяла её в руки вместе с сотовым телефоном, на сенсоре которого еще сохранились капельки влаги и следы касания мокрых пальцев.
Воодушевляющий поток свежего воздуха хлынул в душное покрытое влагой помещение ванной, как только Оксана открыла его дверь. По стенам коридора исполняли танец страсти игристые оттенки теней от деревьев, свет которых проникал через окно на кухне. В доме сохранилась атмосфера воздуха вкусного аромата чая гармония слияние черемухи и малины была просто восхитительна, а так же чарующий запах яблочного пирога. Внезапно Оксана почувствовала сильную усталость во всем теле, голова закружилась, ноги, словно стали ватными. Опираясь рукой на стену, Оксана медленно добралась до гостиной, большое пластиковое окно в которой было закрыто. Душный воздух сам по себе каким-то действием вызывал одурманивание и бессилие, от чего была ужасная слабость в ногах и во всем теле. С большим трудом Оксана вошла в гостиную, опираясь на край арочного входа, она нашла в себе силы добраться до дивана, после чего двигаясь к нему ускоренным шагом, от чего белое полотенце на ней развернулось. Приятным скольжением по телу белое махровое полотенце упало на пол гостиной, почти возле входа, легкая прохлада воздуха окутала тело Оксаны. Подходя к дивану в гостиной, Оксана выронила из рук, прямо на ковер, медицинскую карту и сотовый телефон, что держала в руках.
— О… боже, что с тобой Оксана?! — ужаснулась темноволосая женщина, когда вошла в гостиную следом за Оксаной, обратила свое внимание, как она рухнула на диван без сил — Тебе что плохо?
«Похоже эта сука решила меня поиметь, не знаю чем она меня отравила, о…. блядь как же она все-таки сексуальна», думала в тот момент Оксана, испытывая к этой женщине скрытую симпатию.
— Что-то голова закружилась — облокотившись на спинку дивана, Оксана запрокинула голову, оставаясь сидеть с раздвинутыми ногами — Вы не могла бы открыть окно?
Обратилась Оксана к женщине, что медленно стукая каблуками черных туфель, подошла к дивану, поднимая с пола медицинскую карту мужа и её сотовый телефон.
— Могла — тихо прошептала она, положив все на стеклянный столик, поверхность которого была уже убрана — Но чуть позже
— В чем дело? — возмутилась Оксана, изнывая сильной нехваткой воздуха в душной комнате — Что так трудно открыть окно
— Не трудно — заявила пленительной нотой сокрушающего слух шепота, коснувшись кончиками пальцев, колен раздвинутых ног Оксаны — Мне сорок пять лет Оксана и понимаете, у меня ни разу, не было секса с женщиной, я даже подумать об этом боялась
— Не надо думать, просто откройте окно — требовала Оксана, изнывающим голосом, жадно хватая воздух ртом
— Чуть позже Оксана — разглаживая аккуратно промежность раздвинутых ног Оксаны, она села перед ней на корточки — Я вам должна Оксана
— И как вы собираетесь искупить свой долг? — мучая себя истязающими стонами, поинтересовалась Оксана, чувствуя на эрогенной зоне промежности, приятное касание ладоней темноволосой искусительницы
Дыхание становилось учащенным, нехватка воздуха так возбуждало Оксану, что её окутанное прохладой тело, прекрасная кожа обнаженного тела тут же стала чрезмерно горячей. Стенки влагалища стали самопроизвольно покрываться влагой, вдыхая поразительный аромат которым пахло тело темноволосой искусительницы. Стихия океана и моря соединились в одной единой гармонии, разящего вкуса водного жасмина и лимона первого цветения. Обжигающий жар дыхания, обжигал лаской соприкосновения влажные половые губы Оксаны. Развращенная похотью женщина брюнетка, опираясь руками на промежность раздвинутых ног Оксаны. Сладко простонав, Оксана обессиленной рукой с трудом дотянулась до собственной сочной груди, обвивая её объемную форму пальцами.
«Ну же давай уже, я вся горю», думала в тот момент Оксана, жадно хватая воздух ртом, чувствовала, легкость касания женских оков, в которых она находилась.
— Я так понимаю у меня даже выбора возразить нету? — издавая мучительный сексуальный стон, спросила Оксана, сжимая остатками сил собственную грудь
— Нету — шепотом прошептала это женщина, касаясь губами мокрого влагалища Оксаны — Я хочу попробовать каково это с женщиной
— Зачем вам это, вы же…



Не успев договорить, Оксана почувствовала, как холодая, покрытая слизью слюны гладкая поверхность прохладного языка, коснулась губ влагалища, легкостью скольжения прошла по нему вдоль. На поверхности ануса Оксаны, оказались пальцы этой женщины, медленно и очень аккуратно она тут же ввела их. По телу пробежала, будто волна бурных ощущений, чувствуя прохладу слюны на половых губах, как язык этой женщины даже не пытался проникнуть внутрь, когда два пальца, полностью вошли в анус Оксаны. Кровь в жилах Оксаны, бурлила, словно вулкан во время извержения, страсть сексуального соблазна кружила голову насыщенностью сексуальных ощущений по телу, которыми придавала ласки развращенная брюнетка. Коснувшись губами клитора Оксаны, она взбудоражила её немыслимой силой сексуальных ощущений. Дыхание становилось частым и прерывистым, находясь в таких пленительных ласковых женских оковах, Оксана чувствовала, как она умело обсасывает её клитор губами, медленно при этом играя пальцами в анусе. На бархатистой коже бедер, талии, груди, а так же лица Оксаны, что сохраняла чарующий аромат жасмина и лотоса выступили капельки пота. Изнывая громки эротическими стонами, Оксана была сильно возбуждена, когда язык этой женщины свободно проник вглубь стенок её влагалища, завораживая вязкостью холодного касания. Чувствуя неожиданно каждой стеночкой своего влагалища, Оксана ощутила всю мощь сексуальной страсти женского языка в себе. Впиваясь губами во влагалище Оксаны, эта женщина пропихнула полностью, насколько было это возможно, свой язык, оставляя на его стенках щедрое изобилие холодной слюны.
Положив обжигающую холодом ладонь руки на горячий живот Оксаны, извращенная натурой женщина, старательно играла морозящим касанием языка в её влагалище. Изобилие капель слюны стекали с её языка, падая на пальцы, которыми она проникала в анус Оксаны, скатываясь по ним чудесной потрясающей прохладой касания затекая внутрь его разведенных стенок. Изнемогая столь сильным эротическим ощущением, Оксана издала громкий эротический стон, который сохранил прелесть своего звучания в стенах гостиной этого дома, оставляя открытыми чудесно прекрасным изгибом губы, глотала воздух ртом. Вулкан горячей страсти сексуальных эмоций бурлил в Оксане только лишь холод касания слюны и языка этой женщины, заставил её извергнуть всю свою жидкость влагалища прямо ей на язык.
— Ах…. а…. — простонала Оксана, испытывая столь сильное принужденные сексуальные ощущения, насыщая тут же свое влагалище, безмерным количеством влаги
Медленно женщина вытащила свой язык из влагалища Оксаны, щедро проводя его поверхностью по половым мокрым губам, нежностью поцелуя одарила клитор. Держа стенки половых губ разведенными, она сплюнула в него смачной слюной, допустив тем самым нотку извращения в этой сцене, чем очень сильно порадовала Оксану, вязкостью холодной слюны бушующим в горячем как вулкан влагалище. Так же не спеша она извлекла пальцы из ануса Оксаны, вставая на ноги, наклонилась над изнемогающим в муках эротических стонах её телом. Жар дыхания губ этой женщины, обжигал алые губы Оксаны, когда она, зависнув над ними, наклонилась над её обнаженным телом.
— Вы уж простите, что я так вас использовала — искренне призналась она — Я просто хотела попробовать, каково это и поэтому я подмешала вам в чай легкое снотворное
— Я…. я… — задыхаясь от сильных испытанных эротических ощущений, Оксана с трудом говорила, делая долгие паузы между слов — Ничего подобного раньше не испытывала
Соврала Оксана, оставаясь сидеть на диване, закрытыми глазами чувствовала, как эта женщина так принужденно на неё смотрит.
— Мне…. мне…. — жадно хватая воздух ртом, раскрыла губы в ожидании поцелуя
— Я рада, что вам понравилось Оксана — перешла подозрительно быстро и странно, она не деликатность — Я просто вас изнасиловала в своих целях
— И мне это понравилось — открывая глаза, Оксана нахмурила губки, тут же застенчиво перед ней улыбнулась — А теперь, если не возражаете, откройте, пожалуйста, окно, я оденусь
— Да-да конечно — радушно согласилась эта женщина, вставая с дивана —
— Вы меня изнасиловали! — пришла в себя Оксана, почувствовав свежесть проникающего воздуха, через окно в гостиной
— Я ведь извинилась — встав у открытого окна, загораживая спиной свет, сочувствовала извращенная брюнетка — Вам ведь было приятно
— И вот моя плата за то, что я хочу вам помочь!
— Перестаньте Оксана — возразила она, медленно прошла мимо дивана, на котором сидела Оксана
— Я не могу перестать, это было самое натуральное насилие, я не могла сопротивляться, не могла возразить, не могла что-то еще выразить
— В этом и заключался фокус — чудесной улыбкой улыбнулась госпожа Леонова
— Вы не должны были так делать — скрестив руки на груди, Оксана, закрываясь, положила ногу на ногу, приходя уже в рассудок
— Одевайтесь Оксана — опять же пленительной улыбкой одарила Леонова, покинула гостиную под громкий стук каблуков по линолеуму, вышла в коридор
За открытым окном, чудесный вид из которого выходил на сад из массивных пышных деревьев, слышалась бурная атмосфера проходящего праздника в деревне. В промежутках было слышно журчание речки, пленительные отзвуки столь рьяного течения, прекрасно сливались под шелест шуршащих лаской ветра листьев деревьев. Так же была слышна разговорная речь людей, что разгуливали по другую сторону улицы, за пышным садом, огороженным высоким деревянным забором. Восхитительный аромат цветущей зелени, расцветающих деревьев, растущих за окном цветов и чудесный пленительный запах леса, что спускался с опушки леса, завораживая своей чудодейственной природной силы хвои.
Оставшись одной в гостиной, когда обнаженное тело обдувалось потоком прохладного насыщенной свежестью листвы воздуха, Оксана положила черные кружевные трусики к себе на коленки. Дыхание постепенно пришло в норму, надевая медленно черные трусики, резинка которых нежностью касания ползла по бедрам Оксаны, она все еще была сильно возмущена поступком со стороны этой безумной женщины. Словно змея с диким оскалом шипела Оксана, когда коготками пальцев, Оксана, одевая на свою ногу чарующим скольжением капроновый белый чулок, была сильно раздражена, как её тело использовали. Внутри горячих мокрых стенок влагалища Оксаны, чарующим моментом играла обильная женская слюна, что оставалась так внутри неё, постепенно высыхая.
— Блядь и как меня тока угораздило ей поверить — прошипела, надувшись, как кобра Оксана, оставаясь одной в гостиной, чувствуя сильное эмоциональное раздражение — Пускай теперь проблему со своим Романовым решает сама, даже пальцем не пошевелю, чтобы ей помочь

***
Яркие игристые лучи солнца отражались блестящими бликами, переливались так прекрасно радушным светом на поверхности черного седана Toyota. В воздухе так прекрасно пахло лесом, шум журчания деревенской речки, подхватывающий тут же аромат растущих цветов в клумбах, все это вдохновляло хорошей бодростью духа. Отзвуки шелеста листьев, а так же чудесный их запах цветения, особенно черемухи, был восхитителен, так прекрасно гармонировал с кустами сирени, что тоже пышным изобилием начинали цвести. По округе распространялась громкая музыка, праздника который был уже в самом разгаре. По деревенским улицам в этот день было много народу, кто-то выходил из дома, направляясь в сторону центральной площади, а кто-то наоборот уже возвращался домой. На соседских улицах, возле дороги, некоторые жители накрыли столы, накрыв белой скатертью, собравшись знакомыми, друзьями, отмечали важный для них праздник. Лай собак, который даже в этом уголку деревни, никогда не угасал, предшествовал бурно наступившему празднику.
Спускаясь по крыльцу дома, Оксана стукала глухим звуком каблуками черных туфель по деревянным ступенькам, крепко держала медицинскую карту пациента. Белая мини юбка, прекрасно подчеркивала изгибы очертания безукоризненной сексуальности бедер Оксаны, сочетаясь так изумительно с белыми чулками, что так прекрасно обволакивали её ноги, придавая образу нотку эротического соблазна. Столь же прекрасная белоснежная блузка, v-образный вырез, который подчеркивал сочную форму объемной груди Оксаны. Плотно сшитый белый пиджак, своим деликатным видом, подчеркивал хрупкие плечи Оксаны, выражая в ней образ руководителя. Звук каблуков тут же переменился на звонкий, как только Оксана ступила ими на бетонное покрытие ограды, на которой стоял черный седан. Большая пышная ветками яблоня, что росла прямо в ограде, игристыми жестами вырисовывала тенями, танец необузданной страсти, в такт дуновения ветра, излучая такой прекрасный расцветающий запах.
— Так и будите на меня злиться Оксана?! — обратилась Леонова, как только Оксана подошла к воротам её дома
— Вы не имели права так делать! — нахмурила губы Оксана, специально назло вильнула перед ней, подходя к воротам дома, упругой красотой бедер
«Как же блядь я люблю изводить людей!», очаровательной улыбкой коварства улыбнулась Оксана, касаясь пальцам железной ручки ворот.
— Согласитесь, вам ведь было приятно
— Мне было бы гораздо приятней — заявила Оксана, открывая дверь, перешагнула через высокий порог железных ворот, отразила естественную красоту эластичности собственных ягодиц перед темноволосой женщиной — Когда меня добиваются, а не тупо напаивают снотворным и насилуют, как раз тогда, когда я абсолютно не могу ничего сделать
— Странно — недоверчиво возразила Кристина Леонова, покидая ограду дома вместе с Оксаной, достала ключ из сумочки то висела у неё на плече — Мне кажется ваше внутреннее либидо, говорит совсем об обратном
— Вы ошибаетесь — прошипела, выражая недовольство ноткой возмущения, Оксана глубоко вдохнула ртом прекрасный запах леса, который разносил прелесть хвои по округе с опушки
— Отнюдь нет! — не согласилась с этим утверждением Леонова, закрывая на пару оборотов ключом, ворота дома
«У этой суки муж лежит при смерти в больнице, а она тут развлекается со мной, возможно тут дело уже не в любви, порой мне даже кажется, что она не хочет, чтобы он выздоровел», начала подозревать Оксана потому, как вела себя раскрепощенно эта женщина перед ней.
— Леша наверно уже пришел в себя — неожиданно произнесла это женщина, что заставило Оксану обратить на неё внимание
— Так такое уже случалось? — возмутившись всерьез, спросила Оксана, обернувшись, опираясь рукой на выставленное бедро
— Да, но каждый раз я была рядом — убирая ключи в сумочку, ответила госпожа Леонова — Просто в этот раз отлучилось за кофе, когда хотела дать ему карвалол
— Кофеин понижает эффект отравления карвалола — предположила Оксана, проходя мимо соседского дома посмотрела на забор, где сидела красивая пепельной окраски кошка
— Леша до этого лечился в клинике в Москве, но сильно большие затраты и проблемы с бизнесом, как-то отложили на потом, проблему со здоровьем
— Отложили чуть ли не до гробовой доски, вы понимаете, что он мог бы умереть, если меня случайным образом не оказалось бы рядом, вы мне пиздец как должны Кристина Валерьевна
В первый раз Оксана обратилась к этой женщине по имени отчеству, в весьма грубой испорченной диалектом своего лексикона форме. Обращая свое внимание, как парень приставала к девушке, прижимая её спиной к забору из гладких досок, двухэтажного дома, в тот момент, когда она сама была совсем не против. Пьяный мужчина с бутылкой, наполовину наполненной самогонкой, шел по улице, в поношенных брюках землистого цвета, и серой потускневшей футболке, слегка пошатываясь, распевая мотив какой-то старой русской песни. Семейная пара мужчины и женщины шли на праздник, причем сама девушка обвила своего кавалера под руку, когда он катил перед собой темно-зеленую коляску.
— Вы хоть в карту мужа своего заглядывали?
— Я же ведь не врач — пожала она плечами, улыбаясь Оксане скромной застенчивой радушной улыбкой — Что я там пойму?!
«Вот блядь дура ебанутая, могла бы поинтересоваться, все-таки он твой муж и как ты сказала у тебя от него двое сыновей», выразила Оксана в голове свои эмоции, сдерживая порыв накопленного гнева на эту женщину внутри себя.
— Ваш муж вполне вероятно принимал карвалол, как вазодилататор, потому что у него было подозрение на ишемию коронарных сосудов — предположила Оксана, посмотрев на Леонову любознательным взглядом
— Это наверно очень опасно
— Это пиздец как опасно, если ничего не делать — грубо отразила Оксана свои эмоции, встав на развилки перекрестка деревенских улиц — Кто выписал вашему мужу карвалол и для чего?
— Леша сам покупает его в местной аптеке, здесь недалеко, если хотите, могу показать
— Послушайте Кристина Валерьевна — глубоко вздохнула Оксана, испытывая к ней уже неприязнь, выразила это напряженным взглядом лазурно голубых глаз — Ваш муж только пришел в себя, так что не будем уже терять времени даром
Громкие ритмичные тона музыки разносились по деревни с центра деревенской площади, где была установлена праздничная сцена. Деревенские улицы были заполнены толпами людьми, блуждающими в разных направлениях. Молодая парочка парня и девушки, шли вместе уткнувшись в разные телефоны, радуясь чему-то так подозрительно водили пальцами по сенсору экрана. Семейная пара попались навстречу, оба партнера, уткнувшись всем вниманием в планшет, смотрели какой-то видео ролик на youtube. Пожилая женщина, цвет волос напоминал изумительный каштан, с тонким, почти как лист бумаги телефоном, экран которого напоминал, схож с размером строительного кирпича, любознательно просматривала интернет странички, забавно тыкая пальцами на сенсор. Даже офицеры полиции, расположившись в ладе веста, на двери, надпись которой была крупными выраженными буквами ДПС, сидели в салоне машины, наблюдая за проезжей частью, помимо этого уткнувшись каждый в свой телефон. Тихая гармония шелеста листьев, огромного тополя, возле которого проходила Оксана, была похоже успокаивающим влиянием, помимо всей этой напрягающей атмосферы бурно разыгравшегося праздника.
Большой по размерам парк, состоял из крупных массивных деревьев, располагался возле двухэтажного кирпичного большого здания, деревенской больницы. Чарующий аромат хвои здесь чувствовался больше всего, так как основная его часть была покрыта густо посаженных крупных размеров пышных елей. В воздухе пахло помимо изящного вкуса лиственных деревьев и цветущей зеленью посаженных цветов, кустов сирени и черемухи, удачно вписались в интерьер зоны отдыха. Тишина этого места завораживала слух, было прекрасно слышно пение птиц, стук собственных каблуков черных туфель, когда Оксана шла по бетонной дорожке, облагороженной зоне отдыха. На лавочках по обеим сторонам, сидели разные люди, от подростков, чему то радовавшимся тыкая экраны сотовых телефонов пальцами, до взрослых пожилых людей, столь знаменательный день праздника затронул всех в деревне.
— Куда вы так спишите Оксана, я за вами не успеваю — изнывающим голосом простонала Леонова, направляясь следом за Оксаной по дорожке зоны отдыха
— Вы хоть понимаете — остановилась, обернувшись, громко крикнула, Оксана рядом с лавочкой, где сидела молодая пара парня и девушки, прерывая их страстный поцелуй на лавочке, где русая девушка закрылась тут же за плечами парня — Ваш муж пришел в себя, мне просто необходимо с ним поговорить
— Леша! — дрожащей нижней губой она выразила эмоции сопереживания на лице, посмотрела отчаявшимся взглядом на Оксану — Мне нужно его увидеть
— Вы не могли бы….
— Могла блядь! — рявкнула, раздраженно Оксана, на возражения темноволосого парня в белой футболке, что сидел с русой девушкой на лавочке рядом с которой она встала — Ох… простите, что я так некультурно прервала вашу романтику
Иронично придавая застенчивое, подло очертание скул, отразив прекрасные ямочки на щечках, коварством блистательной улыбки, выразила Оксана свою накопленную в душе гадость на этих молодых людей. Молодая девушка блондинка, на вид которой было чуть больше шестнадцати, красивые прямые волосы, были сплетены резинкой на её голове, голубы глазами от испуга боялась даже выглянуть, скрывая застенчивость взгляда за плечами парня. В глазах темноволосого парня, который обнимал свою подругу на лавочке, пробежала некая подозрительная искорка, он словно потерял дар речи, взглянув на Оксану. Укладка золотистых волос имела поразительной силы полный объем, что волнами дикой необузданной страсти переливались между собой, посыпая водопадом плечи Оксаны. Сочная выразительная грудь, очертание которой особо выражалась под белой блузкой, словно манила к себе поразительно сексуальной формой, закрытой тонкой материей шелковой белой блузки. Стройные хорошо отчетливо выраженные бедра, особая эластичность эротического изгиба, которых отразила короткая белая юбка, что так красиво гармонировала с белыми чулками на ногах Оксаны. Высокий каблук черных туфель, отобразил еще большую сексуальность к образу Оксаны, от чего парень, обернувшись, посмотрев на нарушителя их поцелуя, застыл, будто забыл, как нужно говорить.
— Ах… вот да кто тебя интересует!
Прокричала девушка, проявляя заядлый характер ревности, взглядом полной слезоточивой ненависти посмотрела то на своего парня, то на Оксану.
— И вам это нравиться? — удивилась Кристина Леонова, когда Оксана спокойно с довольством улыбки направилась дальше по алее, где с обеих сторон росли высокие пышные ели
— Что именно? — восхитительной прелестью улыбки, поинтересовалась Оксана, придавая сарказм тому, как будто ничего не произошло
— Вы изливаете всю ненависть на нем в чем неповинных людей, которые вам даже ничего не сделали
— Зато вы мне сделали! — иронизируя опять драму, начала вредничать Оксана, отразив перед ней особую эластичность бедер, естественная красота которых была скрыта под короткой белой юбкой
Больничный дворик был скрыт огромной пышной тенью, что падала на асфальт, отражаясь от огромного двухэтажного здания деревенской больницы. На больничной автомобильной стоянке почти не было автомобилей, только лишь две иномарки Toyota и Honda, украшали её пустой интерьер, огражденной по периметру металлической. Газель скорой помощи, стояла задом у приемного покоя, на крыльце которого стояли, две дежурные медсестры, озорным смехом смеясь, водили пальцами по экрану своих сотовых телефонов.
— Оксана Владимировна здравствуйте! — вежливо приветствовала, отвлекаясь от экрана телефона, молодая блондинка в привлекательном белом халате медсестры, отразив на розовых потускневшей помады губах милую улыбку — Как неожиданно, видеть вас в праздничный день здесь
— Да Мария я и в праздничный день тоже работаю — буркнула недовольно Оксана, пройдя мимо неё даже не посмотрев в её сторону, подошла к ступенькам небольшого каменного крыльца
— Что это с ней? — возмущенно обратилась шепотом подруга шатенка, к блондинке, за спиной у Оксаны
— Как вас тут все любят — заметила с сарказмом Леонова, проходя между двух этих девушек, сразу же за Оксаной
— Не ваше дело! — грубо огрызнулась Оксана, решая вызвать в этой женщине неприязнь по отношению к себе
— Послушайте, я не хотела — уверяла она, поднимаясь по ступенькам каменного крыльца, отделения приемного покоя, следом за Оксаной — Просто в тайне у меня было желание, попробовать это с женщиной, хотя бы раз в жизни
— И это говорит мне богохульник — насмехаясь, ответила Оксана, заходя в открытую маленькую дверь отделения скорой помощи — Вы ведь верующий человек, сами же говорили что ходите в церковь и можете в своей голове допускать такие мысли, вы хоть сами-то подумайте вам не противно?
— Вера и скрытые желания не одно и тоже
— Тогда зачем вы тогда верите? — спросила Оксана, стукая звонко каблуками по бетонному полу, находясь в приемном покое, направляясь по коридору, что вел в фойе больницы — У вас ведь муж бизнесмен, двое детей, а в голове такие мысли
— А вы только можете критиковать да насмехаться над всеми
— Я спасла жизнь вашему мужу, прямо у всех на глазах — заявила Оксана, громко отразим эмоции звонким голосом на весь коридор
— С этим не поспоришь — согласилась Леонова, проходя в открытые двери, коридор которых вел в больничный вестибюль
— Сегодня ведь выходной день и праздник в деревне
Пожала плечами Оксана, направляясь по коридору, стены которого были выкрашены в голубой цвет, а на потолке моргал светильник люминесцентных ламп.
— Здесь только могут быть экстренные больные, кого привезли на скорой помощи, да и дежурные врачи, что следят за тяжелобольными пациентами
Пояснила Оксана, поворачивая налево, почувствовала завораживающую силу кофе с открытой двери кафетерия, дальше в пяти метрах по коридору.
— Оксана Владимировна! — покидая кафетерий, обратилась тут же Валентина, держа в руках бумажный планшет с прикрепленным к нему бумажными листами — Где вы так долго пропадали…
— М…. моя рыжая бестия
Не давая договорить Валентине, встав в дверном проеме открытой двери кафетерия, ухмыльнулась Оксана роскошной красивой улыбкой алой губ, щедрый слой алой помады красиво отразил падающие лучи солнца, что проникали через большое пластиковое окно. Рыжеволосая девушка, была одета в короткий белый халат, что особо выражал привлекательные очертания эротических изгибов её упругих бедер и подчеркивал тонкую осиную талию. Под белой тонкой материей халата Оксана удивилась, разглядев под ним красный краешек круженого бюстгальтера, ярко отобразивший объем груди этой девицы. Украшением, прекрасных стройных белоснежной кожи ножек, служили изумительные по красоте красные туфли на высоком каблуке.
«Хм… Валюша хоть и жара, я понимаю, ну могла бы хотя бы платье хоть какое-нибудь скромное одеть под белый халат», скривила Оксана губки, восхищаясь похотью соблазна разыгравшейся в ней, заметив что на рыжеволосой девушки, под белым халатом только нижнее красное белье.
— Познакомься Леонова Кристина Валерьевна, жена нашего пациента и как бы это сказать….
— Как он — не давая Оксане проявить подлость характера, прервала её, быстро вмешалась в разговор Леонова Кристина Валерьевна — Леша ведь пришел в себя, с ним можно поговорить?
— Исключительно после меня — возразила Оксана, отразив изумительные упругие бедра, вошла в открытую дверь кафетерия — Валюш проведи гражданку Леонову в мой кабинет, её мужа еще пока не отвезли на МРТ
— Пока нет! — ответила Валентина, любуясь шикарной прелестью бедер Оксаны — Но Валерий Николаевич и Марина Викторовна уже хотят это сделать
— Надеюсь, я еще успею
Подходя к прилавку кафетерия, заявила Оксана, улыбаясь застенчивой прекрасной лучезарной улыбкой шатенке, что стояла за ним, рассматривая что-то в своем телефоне. Стройная девушка, стояла у прилавка кафетерия, хрупкое тело под её белой служебной рубашкой, с короткими рукавами, не выражало притягательных сексуальных форм. Худые руки, нежные плечи, настолько, что белая рубашка, одетая на ней смотрелась как мешок. Красивое выраженное, привлекательными изгибами скул лицо, показалось Оксане довольно милым и в то же время застенчивым, девушка явно чего-то смутилась глядя в экран своего сотового телефона. Заметный рельеф отражал её грудь, достаточно скоромного объема, что была скрыта за свободной белой рубашкой. Коричневые волосы, были сплетены в аккуратный хвостик, обвивающий её тонкую шею, прекрасно ложился на плечо. Серые глаза с блеклым голубым оттенком, были скорее изнурены скукой, когда за стеклом пластиковых окон проходили, по улице народные гулянья жителей деревни и приезжих на этот праздник, в честь дня поселка.
— Оксана Владимировна! — заметила сероглазая работница больничного кафетерия, вошедшую Оксану в её заведение — Вам как обычно?! — спросила девушка, откладывая телефон в сторону на гладкий пластиковый прилавок за которым стояла
— Прошу Кристина Валерьевна подождите, пожалуйста, в коридоре, я обсужу со своим начальником дальнейший план действий — обратилась Валентина к жене пациента за спиной у Оксаны, медленно стукая каблуками по полу выложенной белой мраморной плиткой — Оксана Владимировна мне нужно с вами обсудить один очень важный момент
— Хм…. Валюша — скривила Оксана алые губки, кивнув в ответ девушке продавщице — А это никак не может подождать?
— Думаю, что нет! — возразила Валентина, положив планшет с прикрепленными к нему бумажными листами на прилавок — Тут понимаете вот какое дело, давайте отойдем в дальний конец
— Танюш — обратилась Оксана к девушке работнице кафетерия, открывая сумочку, которая висела у неё на плече — Тебе ведь не сложно будет, принести все как обычно вон на тот столик возле окна
Указала Оксана чудесным взглядом лазурных голубых глаз, на столик в дальнем углу кафетерия, рядом с которым в большом горшке рос огромный цветок, листья которого напоминали пальмовое дерево. Одаряя девушка приятной красивой улыбкой, Оксана, открывая кошелек, что достала из сумки выложила на прилавок пятьсот рублевую купюру. Девушка словно не решалась её взять, какое-то время долго и упорно посмотрела на Оксану.
— Хм… и потому еще столько же через час в мой кабинет — радушно ответила Оксана, сохраняя прелесть улыбки безупречных алых губ, пожала плечами, повернувшись спиной к этой продавщице — За этим заказом я пришлю к тебе вот эту рыжую бестию
— Оксана Владимировна!
Возмутилась Валентина, когда Оксана, засмеявшись озорным громким смехом, направилась, шикарно виляя бедрам вдоль расположенных рядами деревянных гладких столиков кафетерия. Медленно подходя к столику в углу, Оксана положила медицинскую карту на его гладкую деревянную поверхность, рядом поставила белую кожаную сумочку. Поднимая ногу Оксана красивым жестом согнула её в колено, отразив этим эластичность бедер, завлекая этим рыжеволосую девушка, что только что подошла к столику.
— Так о чем ты хотела со мной поговорить? — спросила Оксана, встав возле окна, одной рукой задвинула его вертикальные жалюзи наполовину большого стекла, препятствую проникновению ярких лучей солнца, другой рукой отодвинула стул — Надеюсь, будет что-то очень важное
— Мы зря с вами взяли это дело
Тихим шепотом говорила Валентина, отодвигая стул от столика, так настораживающе посмотрела на Оксану, расправляя аккуратно белый халат рукой на бедрах.
— Этот мужчина не просто так отравился карвалолом — настораживающей интонацией говорила рыжеволосая девушка, отразив красивую упругость бедер, села на отодвинутый стул — Он выцедил его весь до капли, но сам флакон почему-то оставил в куртке, при поступлении его в больницу, мы его обнаружили, когда сдавали его вещи на хранения
— Зачем ему это? — удивилась Оксана, наблюдая за столь встревоженным взглядом Валентины, одной рукой отодвинула свободный стул от столика
— Так же придя в себя, он словно взбесился, кричал, что не хочет больше жить, как он глубоко и подло подставил жену и детей
Продолжая создавать накал страстей, все больше иронизировала Валентина своим голосом, опираясь локтями на стол, наклонилась к Оксане, что сила на стул напротив неё.
— Ты ведь понимаешь, что может означать передозировка карвалолом?
— Да Оксана Владимировна я это знаю
— Вы надеюсь приняли все необходимые меры?
— Дали ему бемегрид, промыли желудок
— Спасибо Танюш
Приятным голосом поблагодарила Оксана девушка, что поставила на их столик, пластмассовый красный разнос, на котором был, большой пластиковый стаканчик и полиэтиленовый пакет с заварным кольцом, двумя эклера и одним медовым пирожным.
— Интересно — ухмыльнулась Оксана, открывая пластиковую крышку стаканчика с кофе, ощутила всю сладкую силу карамели, что хлынула бурным потоком завораживающего аромата
— Большая его доза может привести к острой сердечной недостаточности
— Вы ведь успели промыть ему желудок и дать бемегрид?
— Не думаю, что тут что-то выйдет — кивнула головой Валентина в знак согласия на вопрос Оксаны
— Странно, зачем же он пытался покончить с собой — размышляла Оксана, держа в руках стаканчик с горячим кофе, медленно подносила его к губам — Скорее всего его Романов что-то знает, его жена говорила мне про него
— Вы насколько я поняла, тесно успели пообщаться с его женой?
Обратила внимание Валентина, как Леонова, что стояла в проходе открытой двери кафетерия, вынуждающим взглядом смотрит в сторону столика, за которым сидела Оксана.
— Не то чтобы тесно….
— Не хочу даже знать — прерывая Оксану, возразила Валентина — Если это приведет к острой сердечной недостаточности, комиссия по пересадке органов не даст ему сердце
— Не разглашай не кому этот факт, что он хотел покончить жизнь самоубийством
— Что?! — была возмущена Валентина, так удивленно посмотрев на Оксану
— Никому нельзя говорить об этом — повторила еще раз Оксана, отпивая из стаканчика сладкую прелесть кофе со вкусом карамели
— Но это же против правил
— А никто не должен знать об этом — доставая из пакетика большой эклер, заявила Оксана — А сейчас будь добра, доставь все эти вкусные прелести в мой кабинет
— Тихонов если узнает….
— Не узнает, если ты не скажешь — не давая ей договорить, не согласилась с её излагаемым наполовину мнением Оксана
— Это будет на вашей совести — испуганно заявила Валентина, вскочив быстро со стула, чуть ли его не опрокинув на пол, рыжеволосая девушка была сильно возмущена
— Валентина! — прошипела с ненавистью Оксана, схватив её за руку, когда она проходила мимо
— Что?! — огрызнулась она, поднимая громко тон своего голоса
— Проводи жену пациента к нему в палату — распорядилась Оксана, продолжая держать её за запястье, поднимая принудительный взгляд голубых глаз посмотрела на взбесившуюся девушку
— Вы только и делайте что приказываете
— Естественно я же твой начальник — ухмыльнулась Оксана
— Минут через двадцать я подойду в кабинет МРТ — заверила Оксана, отпуская руку Валентины
— А вы пока подготовьте пациента
— А сами то что будите делать? — отразив недовольство очаровательными скулами лица, спросила Валентина
— А я пока допью кофе и просмотрю еще раз внимательно его карту — ответила Оксана, поворачиваясь обратно к столку, открыла медицинскую карту, что лежала перед ней на столе
— Пойдемте госпожа Леонова — нервно предложила Валентина, покидая кафетерий, чуть не сбила её с ног, быстро вышла в коридор
— Оксана, а вы что с нами не идете? — взволнованно спросила темноволосая женщина, оставаясь стоять в проходе кафетерия
— Нет — холодно ответила Оксана, доставая из раскрытой сумочки футляр с очками — Мне нужно изучить досконально карту вашего мужа
Пояснила Оксана, оставаясь сидеть на стуле, не оборачиваясь, после чего услышала за своей спиной удаляющиеся стуки женских каблуков по бетонному полу коридора больницы. Девушка за прилавком кафетерия, что так активно водила пальцем по сотовому телефону, строя кривые улыбки своего милого лица. Медленно одевая очки на глаза, Оксана, раскрыв карту обследования за два года до этого, стала внимательно вчитываться в текст. Облокотившись на спинку стула, Оксана выразила упругие бедра, держа стаканчик с кофе в одной руке, другой рукой медленно подносила к губам большой эклер. Положив ногу на ногу, Оксана поерзала ягодицами по поверхности стула, погружаясь в мысли, сделала большой чарующего вкусом карамели кофе.

***
Огромная тень тополя, возвышающегося за окном мощным стволом, закрывал массивными, крупными пышными ветками, все пространство от яркого свет лучей солнца в медицинской палате. Игристые тени его веток, создавали мглу в палате пациента, окутывая помещение тенистым сумраком. Воздух насыщался зеленью и свежестью, проникающего в палату через открытое на вертикальное проветривание пластиковое окно, воодушевлял природной цветущей гармонии и травы. Голубая льняная штора заколебалась легкостью врывающегося в палату слабого потока сквозняка, как только Оксана открыла входную дверь этого помещения. Перешагивая медленно через высокий порог, Оксана, сгибая ногу в колено, выразим тем самым безупречный изгиб эластично формы бедер.
Жена этого мужчина сидела на стуле возле его койки, держа его за руку, странным образом теперь уже выразила глубокую печаль на своем лице, Леонова, словно чуть ли не пролила слезы со своих глаз больничную постель, на которой лежал её муж. Доктор Ларионов, встав за спиной жены этого пациента, положил руку на её плеча, пытаясь поддержать эту двуличную, сильно чувствительную женщину. Аромат сильного непревзойденного вкуса, Оксана смогла распознать гардении, как только вошла в палату, так только мог пахнуть парфюм «La Roue De La Fortune», которому, Марина Викторовна отдала самое большое предпочтение. Высокая стройная светловолосая женщина, с цветом волос, выцветшей соломы, стояла, опираясь кончиками пальцев на подоконник окна, лаже не пошелохнувшись или не обернувшись, когда вошла в палату Оксана, медленно закрывая за собой дверь, облокотилась на неё спиной.
— Леша милый дорогой — умоляла женщина рыдая уже в его руку
— Кристина…. — хриплым голосом ответил мужчина, что был бледный как снег, с явным признаком потоотделения на лбу
— Нет-нет не вставай! — возразила его жена, опираясь на его плечи руками, уложила его на койку



На дисплее электрокардиографии, прибора жизненных показателей пациента, выводилась довольно интересная картина, которую Оксана мысленно представила в своей голове, зубцы QS в отведениях V1 V2, V3. Патологический Qв отведении V4 и отрицательный зубец Тв отведениях V5 и V6. Ясно вырисовывалась картина подъёмом и депрессии ST, изменение формы и конфигурации зубца Т. Все эти показатели указывали на «трансмуральныйинфарктмиокарда», крупноочагового поражение некрозом сердечной мышцы.
Мужчина не мог лежать, выявлялись признаки ортопноэ, так же на приборах контроля жизненных показателей, был признак «тахикардия», вид аритмии, характеризующийся частотой сердечных сокращений более 90 ударов в минуту. Выраженный парадоксальный пульс, превышающая норму разница систолического артериального давления в фазах вдоха и выдоха. Дыхание самого пациента было учащенное поверхностное, больного беспокоил приступ сильной отдышки. Особенно удивило Оксану то, что она заметила в его взгляде признак страха смерти, что быстро помогло ей сопоставить картинку, вырисовывающей себя, как «тампонада сердца», быстрое накопление жидкости в полости перикарда и подъема внутриперикардиального давления.
— Уложите его быстро на спину — повысив голос, отдала распоряжение Оксана, положив карту и этого мужчины на стул, поверх неё поставила свою белую сумочку, возле которого прошла ускоренным шагом — Валек под его поясницу
— У него тампонада сердца — заметила Марина Викторовна показания прибора
— Кристина Валерьевна — вынуждая подняться со стула, на котором сидела эта женщина, обратился Ларионов, словно скомандовав — Прошу отойдите, пожалуйста
— Валерий Николаевич заголите ему быстро медицинскую рубашку — распорядилась Оксана, подходя быстро к кровати — Марина Викторовна шприц быстро!
Марина Викторовна быстро подошла к столешнице, отодвинув большой ящик, начала быстро и поспешно копаться, за спиной у Оксаны.
— Лёша что с тобой?! — взволнованно, отражая чувства глубокого беспокойства прокричала в истерики темноволосая женщина, переживая за жизнь своего мужа
— Выведите блядь нахуй её от сюда!!! — перекричала её Оксана, обращая к своим подчиненным, присаживаясь на кровать рядом с задыхающимся мужчиной — Валерий Николаевич, пускай уйдет
— Оксаночка вот шприц — достала запечатанную упаковку Марина Викторовна большого шприца, тут же передала его в руке Оксаны
— Так все успокойтесь! — заверила серьезностью и уверенностью собственного голоса Оксана
Оксана, разрывая упаковку шприца, быстро снимая с иглы колпачок, размахиваясь иглой в тот самый момент, когда Ларионов выводил его жену спиной к выходу. Женщина с ужасом вскрикнула, прижав ладонь к губам, застыла на месте, когда Оксана, прижав ладонь руки к грудной клетке мужчины, немного размахнувшись со шприцом в руке, быстро вогнала его в грудину задыхающемуся мужчине. Тонкая игла с легкостью проткнула кожу, проникая между ребрами, вошла плавно в толстый слой перикарда. Оксана потянула плавно кончиками пальцами за поршень шприца, вследствие чего он стал наполняться скопившейся в полости кровью. Дыхание мужчины постепенно нормализовалось, на консольной панели прибора жизненных показателей частота сердечных сокращений пришла в норму.
— Нужно установить срочно дренаж — вытаскивая шприца, заявила Оксана, надевая колпачок на иглу, положив его наполненный, почти полностью на край тумбочки, возле кровати — Совсем скора, кровь может снова заполнить полость перикарда
— Леша как ты? — пытаясь проникнуть в палату, жалостно прокричала Кристина Леонова, когда Ларионов, перегородил ей путь — Оксана, да пустите же вы меня
— Кристина Валерьевна — уверял доктор Ларионов, держа эту женщину за руки, не давая войти в палату к её мужу — Выйдите, пожалуйста, в коридор, нужно стабилизировать вашего мужа
— Что с ним? — беспокоясь за состояние своего мужа, дрожащим от страха, боязнь потерять любимого, голосом спросила Леонова
— Что здесь произошло? — оказавшись в проходе за спиной Леоновой, спросила Валентина
Рыжеволосая девушка, хрупкое тело которой так приятно и сексуально подчеркивала тонкая материя белого врачебного халата. Завораживающая сила аромата «Azzaro Club Women», бурным потоком экстракта кашемирового дерева, насытила палату прелестью изысканного запаха. Красные туфли, на стройных ногах Валентины, особо выражали её сексуальность, умело стукая ими по полу линолеума, рыжеволосая красотка, подошла к кровати больного, на краю которой сидела Оксана. Красиво выраженный бюст, размер которого, отражался большими чашечками красного бюстгальтера, краешек которого проглядывался через v-образный вырез белого халата на ней. Пышная прелесть волнистых рыжих волос, переливалась волнами бурной похоти, полная укладка которых привлекла к себе внимание Оксаны.
— Валентина — сдерживая пыл возникшей притягательности к рыжеволосой девушки, обратилась Оксана, глядя в её голубые глаза — Возьми кровь в лабораторию на анализ, бактериоскопия, бактериологическое исследование, а так же на содержание в ней гемоглобина, эритроцитов и гематокрита
— В общем, на все — подтвердила Валентина, скривив розовые накрашенные блеском губы, подошла она к тумбочке со шприцом
— Марина Викторовна — переключила Оксана свой взор на светловолосую женщину, что стояла у столешницы напротив больничной кровати — Мне троакар для пункции, и для того чтобы взять биоптат перикарда, новокаин и катетер, по которому будет вытекать экссудат из полости перикарда
— Что вы собираетесь делать? — хриплым изнемогающим, поинтересовался мужчина, дотронувшись до руки Оксаны
— Успокойтесь! — возразила Оксана, обернувшись к нему, положила руки на его плечи — Вам нельзя вставать, лежите, пожалуйста
— Но….
— Никаких но — возмутилась Оксана — Валерий Николаевич, что вы стоите, приготовьте «новокоин» и скальпель, к сожалению пока не будем лишний раз рисковать, поэтому поставим дренаж в специальном стерильном боксе
— Оксана что вы собираетесь делать? — встревоженно беспокоясь за своего мужа, спросила Леонова, вошла в палату, как только Ларионов отпустил её руки
— Нужно сначала перевести вашего мужа в стерильный бокс — заявила Оксана, вставая с кровати, кончиками коготков, расправила короткую юбку на бедрах — Процедуру проведем через час
— Я займусь этим — предложила свою помощь Марина Викторовна
— Хорошо — согласилась Оксана, кивнула слегка головой, заметила, с какой принуждающей настойчивостью, смотрит Марина Викторовна на неё — Тогда вы и Валерий Николаевич доставите этого мужчину в бокс, все там подготовите
— А что с женой Леонова? — поинтересовался Валерий Николаевич — Ей ведь нельзя будет в бокс
— Это почему еще? — возмутилась Леонова
— Потому что бокс — вмешалась тут же Марина Викторовна, вставая посреди палаты, отразила тем самым прелесть сочных изгибов собственного тела — Это стерильное помещение
— Ну, Марина Викторовна — нахмурила губки Оксана, отражая ими прекрасные ямочки на щечках, опираясь на бедро рукой, с сарказмом подлой жалости посмотрела на бедную жену пациента — Там ведь есть большое стекло, через которое все видно
— Я думаю — утешил Валерий Николаевич, коснувшись плеча Леоновой, позволяя ей войти в палату к мужу — Это самое большее, что мы можем сейчас для вас сделать
— Оксана я что-то пропустила?
Вошла в палату Вероника Ларионова, чуть не столкнувшись с Валентиной на выходе, что несла шприц в одной руке, игла которого была закрыта колпачком. Красивая кудрявая девушка, была одетая в обтягивающие голубые джинсы, красиво подчеркивающие стройные аппетитной формы бедра. Белая блузка, с короткими рукавами, особо выражающая объем скромной груди кудряшки, а так же красиво вырисовывала изгиб талии и прорисовывала хрупкие плечи девушки. Искушающая сила аромата «Tom Ford Black Orchid», насытила атмосферу воздуха в палате чарующим оттенком сокрушающей страсть энергией пленительного запаха черной орхидеи. Звонко стукая каблуками черных туфель по линолеуму, Вероника вошла в палату с ужасом, посмотрев на пациента пережившего колоссальный шок в своей жизни.
— Что здесь произошло? — удивилась Вероника, разглядывая мужчину, что лежал на койке
— Валентина стой! — крикнула Оксана рыжеволосую девушку, что только вышла из палаты — Отдай ей шприц, пусть она идет в лабораторию и исследует там экссудат, а ты ко мне в кабинет, есть разговор
— Оксана Владимировна, спасибо — лишенным остатка сил голосом поблагодарил мужчина, оставаясь лежать в кровати, чуть поднял руку, согнутую в локоть
— Это нужно отнести в лабораторию и провести…..
— Проведи полный бактериологический анализ извлеченного из полости перикарда экссудата, полный анализ завтра к утру мне на стол — заявила Оксана, проходя мимо Марины Викторовны, что так изнуряюще посмотрела на неё сквозь стекла своих очков — МРТ с контрастом все равно делать рано еще
— Это еще почему? — была обеспокоена таким заявлением Леонова
— Взгляните на катетер, по которому моча вашего мужа стекает в этот мочеприёмник
Обратила Оксана внимание взволнованной женщины, на мочеприёмник, прикрепленный к кровати, слева у спинки ног. По трубки стекала кровяная жидкость, что указывала на признак гематурии, один из признаков почечной недостаточности. В моче втекающий в мочеприёмник, были видны крупные хлопья, что еще раз доказывало теорию Оксаны о почечной недостаточности, вызванной передозировкой карвалола. Проводить МРТ с контрастом, по мнению Оксаны, при такой форме почечной недостаточности было категорически нельзя, почки просто не смогут вывести краситель из организма, что повлечет за собой цепочку отягощающих, жизнь пациента, последствий.
«Дура блядь потому что ты тупая», грязно выражая оскорбительные мысли, подумала Оксана с трудом пыталась усмирить свой гнев к этой женщине.
— Послушайте Кристина Валерьевна
Жадно хватая воздух ртом, сдержала порыв бурных эмоций к этой женщине Оксана, встав в проходе открытой двери, опираясь на дверной проем бедрами.
— Я понимаю МРТ с контрастом, может сильно нам облегчить задачу, чтобы поставить диагноз вашему мужу, но как видите при такой форме почечной недостаточностью, делать МРТ сейчас нельзя
— Но ведь промедление может вызвать летальной исход
Жалобно просила Леонова, делая пару шагов в сторону входной двери, где стояла Оксана, облокотившись, бедрами на дверной проем, красиво выгнула спину. Валентина услужливо взяла со стула белую сумочку Оксаны и карту пациента, что лежала под ней. Выставляя заурядно шикарную прелесть бедер, рыжеволосая бестия, изогнув спину, соблазнительно привлекая своим телом, подняла со стула вещи, которые туда положила Оксана.
— А бестолковые его действия вызовут его еще быстрее — возразила Оксана, покидая палату этого мужчины вместе с Валентиной
— Но Оксана! — будто цепляясь за последнюю соломинку, молила она, прокричав в пустоту коридора, по которому направлялись Оксана с Валентиной
«Ка же ты сука меня уже заебала», с ненавистью подумала Оксана, забрав у рыженькой искусительницы свою сумочку, повесила её к себе на плечо.
— Что даже не возвратитесь и не успокоите эту несчастную — поинтересовалась Валентина,
— Даже не хочу время на дуру тратить — шепотом ответила Оксана, отразив на алых губах насыщенный подлостью сарказм улыбки

***
Направляясь по опустившему коридору больницы, Оксана звонко стукала каблуками черных туфель по бетонному полу, громкое эхо такого звука распространялось по всей протяженности до самого левого крыльца больницы. Сумрак этого помещения охватывал стены, пол, даже потолок на котором не горел свет светильников, люминесцентных ламп. С открытых окон пустого коридора, врывалась прохлада свежего воздуха, насыщенного ароматом сирени, черемухи, и незабываемым вкусом хвои. В дальнем конце коридора были слышны разговоры дежурных сестер, чьи-то шаги, шуршанием о поверхность бетонного пола разносились по всей больнице. На улице из открытых пластиковых окон было слышно, как разгорался праздник бурным весельем, выпившие жители, сидели уже в парковой зоне, разгуливали по улицам молодежь и звук женского голоса по микрофону с праздничной сцены центральной площади.
Открывая дверь приемной, что вела в рабочий кабинет, Оксана почувствовала непревзойденную стойкость вкуса «Pure Poison от Christian Dior», сокрушающая гармония страсти аккорда гардении и искушающих нот жасмина насыщали атмосферу воздуха в этом помещении. Гладкий стол из дуба, на котором размещался компьютер, не содержал не одной лишней детали, офисный набор включал в себя ручку, ножницы, дырокол. Папки скоросшиватели, располагались в большом шкафу, слева от окна, каждая его выделенная под бумаги ячейка была подписана. На вешалке слева от входа висел длинный красный плащ, который вкусно пах парфюмом белокурой женщины, что работала в этой приемной.
— М… какой восхитительный аромат этих духов — открывая дверь приемной кабинета, перешагивая через, её высокий порог, похвалила Оксана, выражая красоту упругих бедер перед рыжеволосой девушкой, что шла следом — Должна признать, у Валерии есть вкус
— Вам что моего вкуса недостаточно?! — возразила Валентина, проявляя ревностный характер, громко захлопнула за собой дверь приемной
— М…. люблю, когда ты ревнуешь — мурлыкала Оксана, состроив губы коварством блистательной улыбки, прошла по помещению приемной, отразив эластичность бедер в отражения зеркала, что располагалась противоположно офисному столу — Это так заводит — открывая перед собой дверь кабинета, призналась она
— А меня нет! — возмущенно нервно заявила Валентина, зашла в кабинет следом за Оксаной
— Фу….. как тут душно — глубоко вздохнула Оксана, ощущая душный спертый запах в кабинете, окна которого были закрыты — Надо хоть окна открыть — предложила она, проходя по кабинету, стукая по линолеуму каблуками черных туфель
В воздухе пахло терпким ароматом черного кофе, пряностью кондитерских изделий, а так же противным запахом бумаги, который для Оксаны уже стал тошнотворным. На стеклянном большом столе, были разбросаны папки, бумаги, в раскрытых медицинских картах, лежали ручки. На вешалке для верхней одежды, висел лишь серый пиджак Ларионова, пропитанный сигарным дымом, кофе а так же, к большому удивлению, по мнению Оксаны, пропахли чудесной прелестью «A*MenPureCoffeeThierryMugler». Гармоничная страсть такого одеколона сочетала в себя изысканность вкуса пачули, мускус и «ветивер». Особой нотой этого страстного мужского запаха имело сокрушительная симфония чудесного аккорда запаха белого кедра в сочетание с кофе, было просто бесподобно.
«Смелю предположить, что духи Ларионову, покупала моя кудрявая расхитительница», вынесла Оксана в голове свои мысли, прошла мимо вешалке с пиджаком, шикарно виляя бедрами, почувствовала всю силу этого аромата.
На подлокотнике бежевого мягкого дивана, лежал синий плащ Марины Викторовны, от которого так приятно пахло сокрушающей соблазном похотью чудесным запахом гардении. Черный футляр из-под очков так же лежал, на синей, безупречно нежной и гладкой материи плаща белокурой женщины. Рядом, прямо на диване лежала синяя, удачно подобранная под цвет плаща, открытая сумочка Марины Викторовны, из которой торчали пачка аккуратно уложенных, в полиэтиленовую папку, документы. Синие туфли этой женщины, стояли рядом с диваном, строгий высокий каблук, подчеркивал похотливой распущенный сексуальным развратом характер этой блондинки.
— Так о чем вы хотели со мной поговорить?
Закрывая дверь кабинета за собой, спросила Валентина, оставаясь повернутой к ней спиной, кончиками пальцев, медленно повернула замок входной двери в закрытое положение.
— Скажи мне Валентина — постукивая пальцами по стеклянному столу в кабинете, Оксана прошла рядом с ним вдоль — Ты лично сама осматривала вещи Леонова, ну и сама слышала его признания, как он жить не хотел?
— Просто так получилось, понимаете — застенчиво говорила Валентина — Я пришла первой в больницу, как раз в тот момент, когда газель скорой помощи подвезла Леонова
— А кто-нибудь из санитаров слышал или осматривал его вещи? — подошла Оксана к окну, кончиками коготков распахнула немного в сторону его вертикальные жалюзи
— Я осматривала его вещи одна, санитары даже работать сегодня не хотели
Обиженно призналась Валентина, подходя к белому большому креслу, что стояло в дальнем конце кабинета, почти возле окна.
— А к чему вы спросили?
— А ты не поняла? — обернулась к ней Оксана, держась за пластиковую ручку, большого окна, открыла его, так изумительно посмотрела на рыжеволосую бестию, что расположилась в белом мягком кресле — Какая ты удивительная девушка Валентина
Любовалась Оксана прелестью очертания сексуального изгиба тела Валентины, когда она стояла, согнувшись на коленях в этом кресле, положив карту пациента на рядом стоящую тумбу. Придавая изумительное выражение скул, отразила на щечках чудесные ямочки, состроив губки бантиком, Оксана восхищалась красотой тела рыжеволосой девушки. Валентина, выгнув спину выставив перед Оксаной упругую прелесть бедер, эротический рельеф которых прорисовывался под белым халатом. Оксана, словно хищная кошка, расстегивая пуговицы белого пиджака на себе, красиво ставя ноги, крест, накрест, шла к креслу, на котором разместилась рыжеволосая бестия.
— Ты ведь не вынесешь эту информацию выше? — возбуждающим тоном голоса, спросила Оксана, жаром горячих ладоней обвила выставленные бедра Валентины
— Оксана Владимировна поймите — жалостно уверяла Валентина, обернувшись, опираясь руками на край спинки, красиво выгнула спину, запрокинула голову
— Я хочу — жадно сжимая пальцами упругие бедра рыжеволосой девушки, нагнувшись, прошептала ей под ухо возбуждающим шепотом Оксана — Но не могу, мне нужно, чтобы ты просто промолчала об этом факте
— А что я получу взамен? — улыбаясь красивой улыбкой розовых губ, блеск которых щедро покрывал их прекрасное очертание светился отблеском тонкого слоя
— А чего бы ты сама хотела? — нежностью горячих возбужденных губ, Оксана одарила шею этой девушки, оставляя на ней щедрый след алой помады
— Отгул на сегодня — изнывая сладостью изнемогающего стона, простонала Валентина в тишину кабинета
— Считай, что он у тебя уже есть — коснулась пальцами обеих рук резинки красных трусиков Валентины, заверила Оксана
— Хочу провести эту ночь с вами
— Может этот час лучше будет?
Застенчиво спросила Оксана, понимая, как она ломит цену заключаемого договора, медленно приспустила на ягодицы Валентины её резинку красных трусиков.
— Час и я оплачу все твои издержки наличными, договорились? — продолжая спускать резинку трусиков по бедрам Валентины, прошептала Оксана, ей под ухо
— Нет! — начиная, как кошка скрести когтями по поверхности спинки кресла, на котором стояла, не согласилась Валентина — Я хочу еще ночь и тогда я забуду про пустой флакон из-под карвалола и те речи, про суицид
— А не слишком ли дорого ты хочешь? — возмутилась Оксана, наглости этой распущенной сексуальным развратом девицы, стянув красные трусики её до колен
— Хочу испробовать на вас новую технику массажа, которому я научилась
— Безусловна буду этому рада — согласилась Оксана, помогая девушке, что стояла перед ней на кресле, избавиться от красных трусиков, скидывая их аккуратно на пол под кресло
— Только я вас не предупредила….
Хотела договорить Валентина, но Оксана медленно всунула ей свои пальцы в рот, от чего рыжеволосая красотка, начала их тут же с дикой страсть обсасывать, обрабатывать изобилием прохладной слюны, оставляя на них вязкость слоя блеска для губ. Другой рукой, прижимаясь к телу Валентины, Оксана расстегивала пуговицы её белого врачебного халата, оголяя её тело. Оксана начала медленно. Искушая себя прелестью аромата кашемирового дерева, которым пахло как изысканный редкий цветок, тело этой девушки, Оксана, поддаваясь сексуальной похотью соблазна, другой рукой освободило тело прекрасной рыжеволосой девушки от белого халата, от которого она сама с удовольствием помогала избавиться. Скинув белый халат, пропитанный прелестью изысканного запаха кашемирового дерева на пол, Оксана вытащила пальцы из-за рта рыжеволосой девицы, впадая при этом в искушение сексуальной страсти.
— Ну же Оксана Владимировна! — настаивала, обернувшись Валентина, оставаясь в одном красном кружевном бюстгальтере, облокотилась на спинку кресла, вцепившись пальцами в пиджак Оксаны, освободила от него её плечи — Что с вами?
— Со мной? — изнывая сильным сексуальным возбуждением, простонала Оксана, поворачивая взгляд полной похоть в сторону стеклянного стола, чуть запрокинула голову, выставив грудь вперед — Да ничего, я просто….
— Я вижу по вашим глазам — нежностью пленительного шепота прошептала Валентина, скидывая с тела Оксаны пиджак на белый халат, что лежал на полу
— Ну, раз видишь — вставая над ней на колени в белое кресло, нагнувшись к лицу рыжеволосой девушки, говорила Оксана, ощущая приятную силу ароматного запаха блеска для губ — Зачем тогда спрашиваешь?
— Ваш голос Оксана Владимировна
— А что с ним не так? — едва губ Валентины, при столь напряженном сексуальном разговоре, спросила Оксана, ощущая её ловкие пальцы на пуговицах белой блузке
Сексуальный момент развратной страсти возник между Оксаной и Валентиной, когда они смотрели друг на друга голодным взглядом. Валентина обвивая руками талию Оксаны, что в этот момент стояла в кресле над нею на четвереньках, едва касалась её губ своими. Горячее обжигающее дыхание с розовых губ Валентины, проникало прямо в рот раскрытых алых губ Оксаны, от чего стенки влагалища стали покрываться тонким слоем влаги. Искушая себя сладостью насыщенных эротическими нотками стона, Оксана, требуя, вынуждая повиливающим взглядом от рыжеволосой девушки поцелуя.
— Его ноты так сильно возбуждают меня — вцепившись пальцами в белую нежную ткань блузки Оксаны, она прильнула её к своим губам
Восхитительная сладость слюны наполненной полной страстью и гармоничностью поцелуя рыжеволосой бестии кружила голову, сладостью слюны и пленительного вкуса блеска для губ, что Оксана жадно собирала его губами с губ рыжеволосой девушки. Искушая себя мягкостью возбуждающих стонов в момент поцелуя, Оксана почувствовала легкий проникающий скользкий холод проникающего воздуха с открытого окна на своем животе, когда пуговицы белой блузки были полностью расстегнуты. Рыжеволосая девица так искусно владела языком во рту у Оксаны, покрывая его гладкую поверхность, щедрым изобилием сочной слюны. Трепетно став дышать, Оксана, словно не отрываясь от губ девушки, в момент столь сладостного поцелуя, жадно глотая слюну рыжеволосой искусительницы, она сорвала с себя белую блузку, кинув её не глядя в порыве страсти на пол.
— Ты так хорошо целуешься Валюша — отрываясь от губ Валентины, сидя на ней в кресле, Оксана облизала губы кончиком собственного языка, собирая на них сладкий слой скопившейся слюны
— Спасибо — застенчиво выразила Валентина румянец на щечках, отразила скулами привлекательные ямочки на щечках — Не ожидала от вас такой настойчивости
— Ну, ты же понимаешь — заявила Оксана, ощущая на бедрах приятные прохладные руки расхитительницы её тела — Мне нужно на какое-то время, пока я не решу это дело, чтоб твой ротик был закрытым
— Это будет дорого вам стоить — принужденно смотрела в глаза Валентина, находясь снизу кресла, полулежа, вцепилась пальцами в бляшку пояса белой мини юбки Оксаны
— Ничего я думаю, что с тобой рассчитаюсь — едва касаясь розовых губ девушки, ответила Оксана, ощущая, как с легкостью её пальцев расстегнулся пояс белой мини юбки
— Одними наличными тут не отделаетесь — нежностью поцелуя она одарила губы Оксаны, расстегнув пояс белой мини юбки пальцами, тут же перешла на её молнию
— Дам тебе день отдыха — скривила губы Оксана, взявшись пятерней пальцев обеих рук за груди девушки — В любой день, когда захочешь, ты можешь его использовать
— Вы заставляете меня нарушить закон, лишиться врачебной практики и вообще больше никогда не заниматься медициной — медленно расстегивая молнию сзади юбки Оксаны, столь пристально чаруя прелестью голубых глаз, говорила Валентина
— Ты главное ротик держи на замке — сжимая пальцами грудь девушки, придавая угрозу и серьезность собственных намерений, заявила Оксана
Извиваясь как змея над телом рыжеволосой девушки, Оксана, блистая коварством восхитительной подлой улыбки, ощущая ласку рук этой львицы на своих бедрах. Медленно белая мини юбка, начала сползать по упругим ягодицам Оксаны, плавно скатилась по бедрам, и застыла с обратной стороны согнутых коленей, которыми она опиралась на поверхность белого мягкого кресла. Красивым чарующим движением Оксана виляла бедрами, стоя на коленях над телом рыжеволосой бестии, с легкостью скинула ногами с себя белую юбку, что упала сначала на кресло, а потом по нему скатилась и упала на пол.
— Ваша грудь Оксана Владимировна — взявшись обеими руками за груди Оксаны, искусительница стала жарко их покрывать горячей прелестью касания своих губ
— Возможно
Предположила Оксана, вставая на кресле на колени, выгнула спину, запрокинула голову назад, повернула искушенный сексуальным соблазном взгляд в сторону открытого окна. Золотистый волнообразный бурной страсти поток волос Оксаны, покрывал хрупкие плеч, обвивал её шею, приятным скольжением терся завивающимися кончиками о гладкую изогнутую спину Валентина жаркими поцелуями покрывала кожу сочной большой груди Оксаны, оставляя на них потеки собственной слюны. Развращенная девица, сжимала пальцами груди Оксаны, тщательно облизывала гладкую их кожу языком, от чего потеки её слюны скатывали, завораживая холодным прикосновением скольжения по упругому изгибу, намочив при этом края черного кружевного бюстгальтера.
— Если ты освободишь её от этих заурядных оков — выразила Оксана свое желание, жадно хватая воздух через каждое слово, задыхаясь от сильного возбуждения — То мне станет гораздо комфортнее
— Возможно и так — согласилась Валентина, улыбаясь красивым очертанием губ, садившись в кресле, прижимаясь к телу Оксаны, завела руки за её спину, с легкостью расстегнула застежку её бюстгальтера — Раз вам так будет действительно лучше
— Лучше — оставляя повернутый возбужденный похотью взгляд в сторону раскрытого окна, простонала нежностью стона Оксана, чувствуя, как по рукам скользили её лямки
Чарующей лаской мягкие чашечки черного кружевного бюстгальтера, одетого на Оксане, покинули нежную обитель розовых сосков сочной груди. Лямки, черного кружевного бюстгальтера, завораживающей прелестью скольжения скользили по рукам Оксаны, придавая на обозрение искушающей львице, свою сочную грудь. Врывающаяся прохлада свежего воздуха, холодила обнаженные упругие розовые соски груди Оксаны, нежностью объятий, обвивала её тело. Морозящие потеки будоражащей слюны Валентины, скатывались по груди Оксаны, касаясь холодным касанием её сосков, принуждая издавать сладостные стоны.
— И о какой же цене нашего договора пойдет речь? — ухмыльнулась Оксана, выгнув обратно спину, встала опять на четвереньки, повалил снова на кресло Валентину
— Вы не закроете, пожалуйста, окно Оксана Владимировна? — предложила рыжеволосая искусительница, обвивая лаской рук талию Оксаны — А то что-то холодно стало
— В самом деле? — ухмыльнулась Оксана, вставая с кресла, почувствовала как прохладой проникающегося в кабинет воздуха, окутывало её почти обнаженное тело
Плавно опуская ногу с кресла, Оксана легонько коснулась каблуком черных туфель поверхности линолеума в кабинете. Выгибая снова спину, отразив шикарную прелесть упругих бедер перед Валентиной, Оксана сошла с кресла. Звонко стукая каблуками, красиво ставя ноги крест, накрест, Оксана подошла к открытому окну в кабинете, довольствуясь выражению лица Валентины, что отразилось в зеркале напротив. Знойный холод воздуха сковывал несколько в движении тело Оксаны, вызывая на нем легкую дрожь, от чего по коже, словно мурашки пробежали. Коснувшись пальцами пластиковый ручки, Оксана плавно закрыла окно в кабинете, задвигая полностью потом плотно его жалюзи.
— Ваша грудь она бесподобна Оксана Владимировна
Оказавшись за спиной у Оксаны, нежностью шепота прошептала прямо в ухо Валентина, обхватив своими хрупкими руками её сочную грудь, одарила в шею жарким поцелуем.
— Я знаю — извиваясь бедрами, как будто королевская кобра исполняет танец, ответила Оксана, от чего нежная материя тонких черных трусиков слегка намокла, услышав такой пленительный шепот у себя под ухом — И пусть всегда она такой для тебя остается
— А я разве против — ответила Валентина столь же пленительным шепотом, жарко целуя шею Оксаны, опускалась нежностью обеих рук, по её ребрам с обеих сторон, вниз
— М… как ты нежна со мной — оставаясь стоять возле окна, вертикальные жалюзи которого были плотно закрыты, Оксана шкрябала коготками по его пластиковому подоконнику, находясь в нежных объятиях строптивой львицы — Хочу, чтобы это никогда не прекращалось
Лаской обаятельных пальцев, Валентина медленно приблизилась к резинки черных кружевных трусиков Оксаны, когда она так прекрасно перед ней стоя у пластикового большого окна, виляла шикарной упругой прелестью бедер.
— Это никогда не прекратиться — заверила Валентина, держась кончиками пальцев за резинку трусиков Оксаны, начала медленно их снимать
Чарующим скольжением, резинка черных кружевных трусиков сползала вниз по бедрам Оксаны, завораживая нежностью касания, пока полностью не упала на пол, оставаясь лежать на черных туфлях. Медленно, красиво сгибая ногу в колено, отобразив эластичные бедра перед девушкой, что стояла у неё за спиной, Оксана перешагнула через лежащие на полу черные трусики. Повернувшись лицом к лицу, Оксана тут же обвила упругие бедра Валентины, позволяя е ё рукам трогать свою грудь. Продолжительные, тянущиеся вечностью секунды, того времени, когда их взгляды сошлись воедино, пальцы остановились в ласке рук, на одной точке, Оксана пристально смотрела с голодным лазурным взглядом глаз, в глаза своей расхитительнице. После чего отпустила руки, покидая нежность рук Валентины, пальцы которой сжимали так приятно её сочную грудь, выражая красоту очертания изгибов собственного тела, прошла мимо неё.
— Я так долго ждала этого момента — сгибая ногу, Оксана наступила коленом на мягкий подлокотник бежевого дивана — Скажи мне только одну вещь
— Что вы хотите услышать Оксана Владимировна? — одарила она выставленные бедра Оксаны, лаской шлепка нежной ладони, оставив на бархатистой коже, розовый отпечаток ладони
— Ммм… — стерпела Оксана легкую эротическую боль, почувствовав, как её упругие ягодицы, оказались в руках рыжеволосой расхитительницы, что стояла у неё за спиной — Ты точно никому не говорила про сам факт суицида карвалолом и про то, как он хотел умереть?
— Вы хотите поторговаться со мной? — прижимаясь к телу Оксаны, она наклонилась, коснувшись внешней стороной чашечек бюстгальтера её изогнутой спины
— Я хочу…. — поддаваясь соблазну дикой глубокой страсти, Оксана ощутила, пальцы сексуальной львице на мокрых губах своего влагалища — Я хочу….
Оксана словно потеряла дар речи, когда рыжеволосая бестия, что стояла у неё за спиной, медленно пальцами развела половые губы её мокрого влагалища. Ощущение было такое, как будто дух захватило, голова стала кружиться, кровь пульсировала молниеносным потоком, голова закружилась от сильного возбуждения, как только Оксана почувствовала, как проникал воздух, скопившейся в комнате в неё. Искусительница словно принуждала нагнуться к дивану, положив обжигающую касанием ладонь руки на изогнутую спину Оксаны, она прижала её тело к дивану, на подлокотнике которого она находилась, опираясь на него коленом. Жаркой страстью жгучим прикосновением губ, Валентина целовала ягодицы Оксаны, держа пальцы на её влагалище, оставляя его стенки разведенными. Отдаваясь в эти женские ласковые руки, Оксана закрыла веки уставших лазурных голубых глаз, жадно стала хватать воздух ртом. Щедрым изобилием слюны, положив одну руку на лобок Оксаны, двумя пальцами другой руки, держала стенки влагалища разведенными, облизывала смачно языком её анус, оставляя на нем изобилие сладкой вязкой слюны.
Положив жаркую ладонь руки на ногу Оксаны, что была полностью выпрямлена, она обивала её ногу, словно лиана в джунглях ствол дерева, садясь перед ней на колени на полу. Наступил затяжной момент острых сексуальных ощущений, когда Оксана прижималась лицом к поверхности дивана, не могла разглядеть развращенную сексуальным соблазном львицу. Холодное прикосновение пропитанных слюной губ к мокрому влагалищу Оксаны, принудили её внезапно открыть глаза, бурно волна ощущений дала новую будоражащую реакцию. Валентина легонько слегка прикусывала губы влагалища Оксаны, оставляя после такого сокрушающего страсть прикуса завораживающий обжигающий холодом осадок слюны. Раскрыв полностью алые губы, Оксана боялась простонать, волна ощущений, которая она испытывала в тот момент когда, Валентина впилась губами в её клитор, была просто колоссальная. Прижимаясь лицом к дивану, Оксана скребла по нему своими когтями, раскрыв полностью глаза, почувствовала, как два тонких женских пальца вошли внутрь её мокрых влажных стенок.
— Ах…. а…. — стиснув зубы, шипела Оксана, как змея, чуть приоткрывая безупречную прелесть алых губ — Ва….
Испытывая глубокий сексуальный переизбыток ощущений, Оксана не смогла, выговорить имя своей искусительницы, чьи пальцы проникли за грань обители мокрых стенок влагалища, а жаркие голодным соблазном похоти обсасывали клитор. Так сильно поддавшись воли эротических чувств, Оксана, открыв рот, громко сладко простонала, излив из стенок собственного влагалища на язык Валентины, пережитый сильный оргазм. Холодное влияние слюны её гладкого языка старательно вылизывало влагалище Оксаны, с голодом страсти прикусывала губами её половые губы. Медленно облизывая влагалища Оксаны, рыжеволосая бестия вытащила из неё свои пальцы, прихлопнув напоследок ладонью мокрой руки по влагалищу. Валентина словно потеряла голову, когда Оксана стонала, ощущая, как эта строптивая львица кончиками пальцев, одной руки, быстро стала придавать жестокой силой трения, покрытой слюной её влагалище. Мелкими частичками капель высыпал пот по телу Оксаны, но чудесный запах жасмина, которым пропиталось всё её тело, не позволила испортить прелесть аромата ноющей в сексуальных муках плоти. Оставляя стенки влагалища Оксаны раскрытыми, Валентина смачно сплюнула в него густым богатством собственной слюны.
— М…. Валюша — мурлыкала сладостным стоном Оксана, освобождаясь от её объятий, влезла на диван, поджав под себя ногу, распущенной сексуальной улыбкой поблагодарила свою расхитительницу — Я без ума, как у тебя это получается?
— Вам правда понравилось? — застенчиво прикусывая краешек губы, выразила застенчивость на своем лице, страстно облизывая, пропитанные слизью влагалища Оксаны, губы
«Нет эта сука так у меня не отвертится, я её тоже так же хочу изнасиловать», улыбаясь коварной распущенной улыбкой, проводя коготком указательным пальцем по алым губам, Оксана опуская ноги с дивана, коснулась каблуками черных туфель пола кабинета.
— Ты довела меня до оргазма — жадно хватая ртом спертый, душный воздух в кабинете, ответила Оксана, вставая с дивана, направилась следом за Валентиной
— Рада, что смогла вас этим порадовать
Звонко стукая каблуками красных туфель, рыжеволосая девушка, подошла к белому раскладывающемуся креслу, возле которого на полу лежала их одежда.
— Не так быстро — возразила Оксана, быстро настигнув её, вцепилась пальцами в застежку её бюстгальтера — Мы еще не обговорили условия нашего с тобой соглашения
— Да?! — улыбаясь красивой улыбкой, девушка выразила похоть на своем лице, что отразилась в зеркале, висевшем на стене напротив — А мне кажется, что мы все обговорили
— Ты ведь никому не говорила, надеюсь о попытке суицида? — кончиками пальцев натянула Оксана бюстгальтер на груди Валентины — И то, как он пытался себя убить
— Да как-то знаете, пока еще не успела
— Значит, тебе придется держать свой рот на замке — заявила дикой будоражащей страстью голоса, прошептала Оксана ей под ухо, с легкостью пальцами расстегнула застежку её бюстгальтера
— Это еще почему
— Потому что я так хочу — держась обеими руками за чашечки бюстгальтера Оксана, оголила грудь девушки, легонько толкнув её на кресло
— Это будет вам дорого стоить — падая в кресло, улыбаясь распущенной улыбкой, ответила рыжеволосая девушка, оставляя ноги разведенными
— Ничего — заверила Оксана, садясь рядом на колени — Я как-нибудь расплачусь — наклоняясь лицом в промежности Валентины, она обвила ладонями её упругие ягодицы, раздвинутых в сторону согнутых в колено ног
— Ой, тока ведь представлю, что я с вами сделаю — говорила Валентина, когда Оксана придавала жаром тяжелого дыхания её влагалище, раскрыла медленно губы в сантиметре от него — Так сразу….



Не успев договорить задуманное Валентина, громко застонала, Оксана ловко заткнула её доводы, начиная ласково придавать её влагалище чарующему трению по нему языком. Покрывая влагалище рыжеволосой девушки щедростью слюны, Оксана впилась губами в его клитор. Жадно обсасывая губами клитор, Оксана придавала жаром огненного тяжелого дыхания с алых губ влагалище Валентины, извиваясь над её телом словно змея, стоя на коленях, прижалась своим телом, к её раздвинутым в сторону ногам. Медленно всунув в неё язык, Оксана принудила рыжеволосую бестию стонать громкими сексуальными стонами и метаться в белом кресле, словно истязаемый зверь. Изобилие потеков женской смазки покрывали язык Оксаны нежной вязкостью, когда она так ласково руководила им в строптивой эрогенной женской обители. Не давая спуску искушенной львице, Оксана, извиваясь над ней своим телом сама застонала, чувствуя своими стенками влагалища, как из него вытекала чарующая вязкость слюны. Агония женских стонов насытила атмосферу кабинета, по телу Оксаны обильно выделялся пот, влагалище стало насыщаться вновь богатым изобилием влаги. Глухими стонами Оксана стонала во влагалище Валентины, тщательно облизывая его стенки влагалища языком, собирая на них сладость женского эликсира, радовалась, как рыжеволосая бестия истязала себя, находясь в белом кресле.



Облизывая кончиком влажные, покрытые тонким слоем слюны раскрытые алые губы, Оксана изнывала сладкими стонами, находясь в нежных объятиях Валентины на белом кресле. В воздухе пахло ароматом непревзойденной силы кашемирового дерева и чудесной пленительной силой жасмина, потом женских тел. Промежность эрогенной раздвинутых ног Оксаны, была пропитана слизью смазки вытекающей из влагалища, во рту, на языке, была гармоничность вкуса слюны Валентины и её половых губ. Рука рыжеволосой искусительницы обвила ногу Оксаны, поднятую вверх и согнутую в колено, нежно ласкала мокрые губы её влагалища. Другой рукой, держась за сочную грудь Оксаны, она прижимала её к себе, находясь вместе с ней в кресле. Добавляя, таким образом, остроту сексуальных ощущений, во время такой ласки, Валентина, подушечками пальцев ущипнула за клитор Оксану. Полностью раскрыв рот и высунув язык, Оксана испытала поистине сильное болевое ощущение, подушечки пальцев рыжей садистки буквально, словно тисками сжали её клитор. Двумя кончиками пальцев другой руки, она пролезла в раскрытый рот Оксаны и схватила её за язык, принудительно высунув его наружу.
— Думаете, я не поняла, что происходит?
Внезапно серьезным голосом говорила Валентина, держа Оксану кончиками пальцев за язык, она медленно впихивала два пальца в её влагалище.
— Почему вас совсем незнакомый человек называет просто по имени, а не по имени отчеству, как это должно быть
Держала рыжеволосая бестия Оксану за язык, когда она корчилась от ощущений проникновения двух пальцев внутрь её влагалища. Ощущая каждой стеночкой своего влагалища проникновение тонких пальцев, Оксана корчилась в мимике лица, издавала нежные сексуальные стоны. Не имея возможности говорить или как-то задержать вытекающие слюни из-за рта, что падали прямо на её сочную грудь, Оксана, широко раскрыв глазурные голубые глаза, смотрела на свою мучительницу, покорным взглядом. Завораживающие капли слюны, вытекающие с алых губ Оксаны, холодом обжигающего касания падали к ней на грудь, пальцы сексуальной искусительницы поразительно медленно и плавно проникали в неё, а выставленный большой палец, кончиком коготка теребил её болевший клитор.
— Думаете я не догадалась как от вас пахнет жасмином — продолжая Оксану держать за язык, она смачно сплюнула в её раскрытый рот — Точно такой же аромат я почувствовала от жены нашего пациента, я теперь хочу знать что происходит?! — отпустила она тут же свои пальцы
— Да ты…. — глотаю сгусток сплюнутой слюны на язык, не могла говорить Оксана, пытаясь отдышаться, оставляя алые губы раскрытые
— Ну же тише Оксана Владимировна — нежностью поцелуя она коснулась изнывающих губ Оксаны, массируя при этом пальцами мокрые стенки её влагалища — Не спешите
— Ебанутая ты Валентина — вспылила Оксана, не решаясь сорваться с пальцев этой девушки, что были внутри её влагалища — Эта дура облила меня кофе, прямо у всех на глазах, она выронила его стаканчик из своих рук
— И?! — вынуждая дальше продолжить, она нежностью подушечек пальцев провела по стенки влагалища, собирая скопившуюся на ней влагу — Почему так сильно пахнет жасмином ?
— Я приняла у неё ванну — ответила Оксана, облизывая смачно губы, была приятно довольна нежной ласке этой жестокой львицы внутри своего влагалища — Пользовалась её пеной для ванны и лосьоном для тела с экстрактом жасмина
— Это ведь не объясняет отпечаток алой помады на вашем лобке?
— Что?!
— Она бы вас так не называла
— Оу… прошу не надо — медленно сползая с кресла, Оксана плавно допустила чтобы пальцы извращенной девицы вышли из её влагалища — Эта дрянь грубо поимела меня
— Признайтесь — шлепнула Оксану, по выставленной одной из ягодиц, на бархатистой коже которой скопился уже частичками мелких капель пот, когда она встала с кресла, выставив их чудесную упругость перед её лицом — Вам ведь было приятно
— Она насильно принудила меня к этому — прошипела Оксана, выразив скулами недовольный оскал, стиснув зубы, стерпела жгучую боль ладони
— Вас?! — рассмеялась рыжеволосая садистка, лелеяла себя трением голым телом о поверхность мягкого кресла — Не помню, чтобы вы когда-либо отказывались от ласки женских рук
— Она подсыпала мне в чай малую дозу какой-то дряни
— И вы уснули?
— Этого хватило чтобы меня обездвижить как раз после того как я вышла из ванны
— Фантастика какая-то! — выражая недоверчивость, ответила Валентина
— Можешь не верить — холодно ответила Оксана, подходя к пластиковому окну, нагнулась чтобы поднять с пола черные кружевные трусики — Факт, остается фактом
— Да она же в церковь ходит каждые выходные — продолжала выказывать недоверие, упорствовала Валентина — Она даже сейчас молиться перед окном бокса, где лежит её муж
— Да пусть себе хоть хуй сосет — грубо отразила Оксана подлость своих мыслей, присаживаясь с черными трусиками на край дивана — Она взяла меня, против моей воли
Чаруя себя нежностью скольжения резинки черных трусиков по своим бедрам, сидя на диване, Оксана была крайне возмущена, неприятной процедурой допроса. Продолжительные минут двадцать, Оксана сидела на диване, подогнув под себя ноги. Эластично облегающая белая юбка подчеркивала выразительность, упругих бедер Оксаны. Белая шелковая блузка, обволакивая тело нежностью материи, прекрасно отразило пышный объем груди Оксаны, скованный тисками черного кружевного бюстгальтера, что выглядывал краешком, благодаря v-образному вырезу. Выразительный полный объем укладки золотистых пышных волос Оксаны, волнами непокорной страсти стихии посыпали хрупкие плечи, скрывая тонкую её шею, завивались в кольцо на её груди. Стройные ноги были облачены в белые капроновые чулки, чудесно сочетались с черными туфлями, высокий каблук которых, отчетливо выразил сексуальность образа Оксаны.
Через открытое окно живой страстью запаха, сразу же, как открылась дверь, хлынул сквозняк, насыщенного природной силой воздуха с улицы, полностью сбивая запахи произошедшей в кабинете дикой женской похоти. День за пределами больничного здания, погружала в назревающий сумрак ночи, прекрасно заходящее за горизонт яркое красное солнце еще успевало рассеивать поток своих лучезарных лучей. За окном слышались бурные гуляние деревенских жителей, что расположились на лавочках, возле деревенской больницы, распевая спиртные напитки, спрятанные в черных пакетах. Какая-то девушка, напилась до упада, бурно звонко хохотала, среди окружающих её мужских голосов.
— На снимке видно, что у него образование в правом предсердие
Рассказывала Валентина, сидела на стуле, через тонкие стекла, надетых на глаза очков, читала раскрытую перед ней карту, что лежала на поверхности стеклянного стола. Выразительная пышная укладка, рыжих волос этой девушки имела шикарный пышный объем. Положив ногу на ногу, она отразила упругие стройные бедра, что скрывали под белым врачебным халатом. Шикарный оттенок розовый оттенок, светился ярким отблеском при падающем на него свете, светодиодных светильников на потолке кабинета. Пленительная сила запаха чая с корицей, изливала из себя белая керамическая кружка на столе, перед Валентиной. Соблазнительно раскрыв розовые губы, она держала, кончиками пальцев, перед ними сочный пропитанный сахарной будрой, эклер.
— Киста перикарда, вполне может объяснить «экссудативный перикардит» — предположила Валентина, покачивая медленно ногой сидя на стуле
— А что, если тампонада сердца — рассуждала Оксана, ведя по губам кончиком алой помады, щедро покрывала их слоем сладкой блестящей прелести — Была всего лишь, не основным симптомом важной проблемы выразила
— Что вы имеете в виду? — обернувшись, облокотившись на спинку стула, спросила Валентина, облизывая кончиком языка эклер, слизывала с него сахарный слой пудры
— Я говорю о том, что это могла быть «феохромоцитома» — вынесла свои мысли Оксана, эротическим жестом обсосав выдвинутый стержень помады
— Не объясняет тампонаду сердца
— Её объясняет «инфаркт миокарда» — возразила Оксана, задвигая пальцами, стержень помады, надела на неё крышку, убирая тут же в раскрытую белую сумочку, что стояла рядом с ней на диване — Если бы ты внимательно смотрела на прибор снимающий показания ЭКГ, ты бы его заметила
— Инфаркт миокарда объясняет почти все опухоли средостения
«Какая же ты иногда бываешь наивной тупой сукой», подумала Оксана, ерзая бедрами по дивану, облокотилась на его спинку, оставляя ноги поджатыми под себя.
— Не все — опять отразила Оксана несогласие с рыжей девушкой, которое красиво отобразилась в отражении зеркала на стене, куда она посмотрела — Но некоторую их часть….
— Как мы узнаем? — продолжала упорствовать на своем Валентина — МРТ с контрастом делать нельзя, анализы крови и извлеченного экссудата еще не готовы
— Займешься сегодня ночью анализами крови с Вероникой и тщательно изучите экссудат
— Что?! — опять возмутилась Вероника, никак не решаясь откусить кусочек эклера
— Тебе что-то не нравиться? — копаясь в белой сумочке, подняв настораживающий серьёзностью взгляд, спросила Оксана
— Вы же обещали мне
— Вот будешь держать свой сладкий ротик на замке — грозно повторила Оксана свои требования, словно змея сверкнула чудесной красотой отблеска прекрасных лазурных голубых глаз — Тогда все у нас с тобой будет
— А вы сами, что будите делать?
— Займусь его основной проблемой — подняв подбородок к верху, с гордостью ответила Оксана
— Какой проблемой
— Валюша хорош дуру включать — возмутилась Оксана надув обиженно губки, разочаровавшись в умственных способностях это девушки — Он не просто так себя отравил карвалолом и кричал, что хочет умереть
— Он на голову больной человек
— Это ты блядь на голову больная — огрызнулась Оксана, нахмурив губы, выразила скулами явное разочарование — Этот человек ведет какие-то дела с Романовым, возможно, это и подтолкнуло его к суициду
«Придется навестить Романовых снова и самой лично узнать, почему столь молодой и пока еще зрелый мужчина, хотел покончить жизнь самоубийством», глубоко и изнуренно вздохнула Оксана, набирая воздух ртом.
— Вы же не детектив Оксана Владимировна
— По крайней мере — ухмыльнулась Оксана, строя планы на этот вечер в голове — Чтобы попытаться спасти этого мужчину, мне придется им стать
— Как знаете — ехидно улыбнулась Валентина, засовывая в раскрытый рот кусок эклера, что держала в руках — Только не забывайте, что за молчание, придется платить
«Подлая маленькая рыжая шлюшка, шантажировать меня задумала!», выразила грубо эмоции в своей голове Оксана, опуская ноги с дивана, коснулась каблуками черных туфель линолеума
— Ты главное ротик свой держи на замке — пригрозила, шепотом Оксана, вставая с дивана, сверкнула, огоньками отражаемой ярости падающего света с потолка, что ярко отразились в её лазурных голубых глаза — Иначе блядь я тебе такое устрою
— Вы мне….
— Да тебе — рявкнула на неё Оксана, проходя за спинкой стула, на котором сидела Валентина, прекрасно отобразила упругость эластичных ягодиц перед ней — Пойдем, поможешь мне, установить дренаж Леонову и может быть, если ты будешь себя вести хорошо….
Дверь кабинета плавно раскрылась, пропуская некий поток свежего воздуха с приемной, а так же чарующую силу гардении, по пленительной силе которой Оксана сразу же распознала обладательницу этого запаха. Марина Викторовна вошла в кабинет, переступив его высокий порог, открытой двери, шикарно отразив красоту изгибов сексуального сочного тела. Белый врачебный халат, достаточно плотно облегал её тело, выражая в нем все самые притягивающие взгляд эротические изгибы, прекрасный объем сочной груди, красивую осиную тали, упругие бедра, красивую ровную пленительным рельефом спину. Синее красивое платье скрывалось за белым халатом, его красивый v-образный вырез спереди, достаточно красиво отразил прекрасную сочную полноту груди этой женщины. Пышная укладка пепельных волос этой женщины, волнами бурной страсти переливались у неё на голове, словно шторм в океане. Голубой, почти серый оттенок её глаз, выказывал гордую самовольную натуру, что и показывала её походка, с какой гордостью, она в кабинет, с легкостью кончиками пальцев закрыв за собой дверь, слегка ею прихлопнув.
— Жена этого Леонова вот неугомонная дура!!!
Увидела Оксана, как впервые по выражению лицу, вспылила Марина Викторовна, мимика выражения лица этой женщины, отражали недовольство. Кривизна изгибов алых губ, в момент разговора, показывала с каким чувством, отвращения она отзывается о жене пациента. Голубой оттенок серых глаз, а так же само их очертание, скорее отразили раздраженность на её лице, которую она выразила своим гордым шагом, продвигаясь по кабинету громко стукая каблуками туфель по линолеуму. В этой женщине все говорила, о негативных её эмоциях, раздраженность, гнев, ярость, а так же излишние самолюбие, которым она это выказывала, строя из себя гордую особу, пытаясь выразить всем глубину своего впечатления.
— Да я её кое-как уговорила подождать снаружи, что она, так может увидеть своего мужа и наблюдать за его состоянием через стекло!
— Блядь! — обратила внимание на слово, «снаружи», что сказала Марина Викторовна — Как же я сразу не догадалась — подошла Оксана к столу, на котором лежала раскрытая карта пациента
— В чем дело Оксана Владимировна?! — удивилась такой реакции Валентина, когда Оксана стояла перед ней, опираясь руками на стеклянную поверхность стола, выгнула спину
Чуть согнув одну ногу, другую ногу полностью выпрямив, Оксана отобразила безупречно эластичные ягодицы, перед рыжеволосой девушкой. Поставив сумочку на поверхность стола, раскрыв её, достала из неё черный бархатный футляр с очками. Открывая его, Оксана расправила кончиками пальцев, дуги очков, надела их на свои глаза, пытаясь рассмотреть снимок УЗИ, сделанный пару месяцев назад в московском кардиологическом центре.
— У него опухоль в правом предсердие
— Да согласна — поддержала Оксана — А что если не в самом предсердии, а снаружи, снимок ведь сама видишь не точный
— Что ты имеешь в виду Оксаночка? — удивилась такому суждению Марина Викторовна
— «Мезотелиомы перикарда», может объяснять многое из того что мы видели и написанное в карте Леонова — предположила Оксана, посмотрев на Марину Викторовну, скривила губу — Что если то что мы ищем не внутри сердца, а снаружи?
Полагаясь на имеющиеся симптомы, Оксана предположила весьма редкий порок опухоли мезотелиальных клеток перикарда, который объясняет, как инфаркт миокарда, связанный с тампонадой сердца. Сердечная недостаточность, по мнению Оксаны, больше всего вписывалась во все имеющие симптомы, такие как тахикардия. Выпадение жидкости между листками перикарда, так называемый экссудативный перикардит, являлось еще одной главной причиной, на которую, Оксана предположила свою теорию. Передозировка карвалолом, вызвала сильное нарушение, по мнению Оксаны, гемодинамики, что привело к сильной сильному снижению сократительной способности сердца, которая естественно спутывало череду последовательности симптомов, скрывающейся загадки.
— Оксана Владимировна вы с ума сошли — возразила бурно Валентина, так возмущенно посмотрев в сторону Оксаны — Вы хоть посмотрите на снимок УЗИ, опухоль внутри правого предсердия
— Я знаю! — огрызнулась Оксана, прикусывая нервничая краешек губы — Ну все же если предположить некачественно сделанный снимок, что если, его опухоль не внутри, а снаружи
— Вы думаете что врач, что делала УЗИ, могла так ошибиться?! — задавая риторический вопрос, спросила Валентина, выражая очертание недоверия на своих милых скулах
— Хорошо, что ты предлагаешь? — не желая дальше слушать спорные дискуссии, согласилась Марина Викторовна, встав рядом, справа от Оксаны
— МРТ с контрастом делать нельзя, ангиография, без контраста не даст нам ничего — отбрасывала версии Валентина, возможного проведения диагностики, словно специально пыталась помешать Оксане — Да и к тому же в большинстве случаев, опухоль мезотелиальных клеток перикарда, является злокачественной
— Есть один метод — ухмыльнулась Оксана, оглядывая своих коллег, прикусила краешек губы
«Сука рыжеволосая о себе многое возомнила, надо бы её проучить, пускай беситься», подумала Оксана, улыбаясь скрытой улыбкой коварства, опираясь руками, стоя к столу спиной, выгнула спину, выставив грудь перед Мариной Викторовной.
— «Торакоскопия» поможет нам установить точный диагноз, к тому же установим дренаж прямо в операционной — предложила Оксана, повернувшись к Марине Викторовне, стоя перед ней выпрямила одну ногу полностью, а другую чуть согнув
— У него сердечная недостаточность, а ты собираешься это сделать…..
— Процедура малоинвазивная — пояснила Оксана, прерывая не нужную, по её мнению, реплику Марины Викторовны, мы только лишь введем троакары, там же поставим дренаж — Мы выполним её в операционной, подготовьте пациента к процедуре
— Оксана Владимировна вы уверены? — переспросила Валентина — Просто понимаете, если не дай бог, что-то пойдет там не так, мы не сможем откачать его на операционном столе
— А ты поможешь Марине Викторовне подготовить его к хирургическому вмешательству, займешься подбором нужных мне троакаров — совершенно игнорируя Валентину, Оксана прошла за спинкой стула, на котором она сидела, звонко стукая каблуками по линолеуму
— Оксана Владимировна! — возразила Валентина, окликнув сзади — Вы хоть понимаете, что будет, если делать в таком состоянии ему такую процедуру
— Ты либо помогаешь нам, либо проваливай домой — хладнокровно ответила Оксана, направляясь к входной двери рабочего кабинета — В любом случае толку от пустой болтовни твоей ноль, помоги мне и тогда….
— Хорошо — нахмурила губы Валентина, поднося поднятую кружку с чаем ко рту
— Марина Викторовна — обратилась Оксана к женщине, что так естественно выражала пепельную кладку пышных волос, словно кошка теребила их своими когтями — Готовьте пациента к хирургическому вмешательству — касаясь ручки, в форме шара, входной двери, распорядилась она
Открывая дверь кабинета, где бурная завораживающая поток воздуха из открытого окна в приемной тут же ворвалась внутрь, окутывая Оксану нежной лаской скольжения воздуха, приятно соприкасаясь с её кожей. Цветущие ароматы сирени, черемухи, свежесть запаха лиственных деревьев, чарующая прелесть их хвои, радовало сознание Оксаны. За пластиковым открытым окном приемной чувствовалась нарастающая атмосфера праздника, прекрасный женский голос, пел в микрофон, доносился с центральной площади, где происходило бурное веселье. Направляясь по приемной, Оксана звонко постукала коготками по поверхности компьютерного стола, рядом с которым проходила, выражая в отражении, зеркала напротив него, прекрасные очертания изгибов сочного сексуального тела. Коснувшись ручки входной двери приемной, Оксана повернула её, потянув дверь на себя, открыв её, перешагнула через высокий порог, оказавшись в пустом больничном коридоре. Звонко стукая каблуками по бетонному полу, Оксана любовалась прелестью лазурного заката солнца за пластиковыми окнами коридора, яркий оттенок, постепенно заходящего за горизонт, радовал её.

***
Обрабатывая резиновые перчатки этиловым спиртом, Оксана тщательно и щедро покрывала их санитарным раствором. Яркий свет операционных ламп, что весели над операционным столом, отражали блестящий блеск от хорошо вымытых металлических предметов, интерьера операционной. В воздухе пахло 3% раствором хлор извести, чем покрывали обработку, санузлов самой операционной, антисептическим раствором для мытья полов и стен этого помещения. Белые кафельные стены этого помещения, словно как зеркало отражали от своей поверхности, так же кафель пола, ярко отражал блики падающего света операционных ламп.
— Валентина! — обратилась Оксана, посмотрев на свое отражение в зеркале перед умывальником в операционной — Ты займешься управлением инсуфлятора
Кивнула Оксана, обернувшись в сторону операционного стола, к которому на каталке подвозили лежащего в ней пациента. Электронный прибор, «ENDOFLATOR® CO2 SCB» предназначенный для создания и автоматического поддержания заранее установленного давления во внутренней полости пациента при различных «лапароскопических» вмешательствах. Современный метод «хирургии», в котором операции на «внутренних органах» проводят через небольшие (обычно 0,5-1,5 см) отверстия. Инертный углекислый газ, больше всего подходит для использования в операционных целях, поскольку он привычен для всех органов и систем, всегда присутствует в крови. Он легко всасывается в кровь и рассасывается, снижая риск «газовойэмболии». Заболевание, при котором происходит, возникающее вследствие прорыва стенок «альвеол» с «капиллярами», что приводит к выносу воздушных пузырьков в кровеносное русло, «кровь» переносит их в «сердце»
— Будешь следить чтобы, чтобы подача газа по специальной трубке, через прибор от баллона, не превышала 15мм ртутного столба, это может вызвать серьезное нарушение работу сердца и легких
— Займусь подготовкой пациента — изъявила желание Вероника, сверкнув отблеском отражаемого света от операционных ламп, стекол своих очков
— Я займусь анестезией и интубацией трахеи
Выразила свое желание Марина Викторовна, занимаясь обработкой двухпросветовой трубкой «TELEFLEX» для интубации, в асептическом растворе.
— Вероника помоги санитарам разместить нашего пациента на операционном столе, и накрыть его операционным бельем — распорядилась Оксана, медленно направляясь к операционному столу, на котором двое парней санитаров перекладывали с каталки пациента — Валерий Николаевич, будите моим ассистентом, во время лапароскопического вмешательства
— Оксана разреши мне работать с электроотсосом — обратилась Вероника, подготавливая на столике новое стерильное операционное белье
— Хорошо из операционной полости дренаж сгустков крови из ран, будет твоей обязанностью — согласилась Оксана — Так же установишь постоянный дренаж, для оттока жидкостей из перикарда, для этого используешь троакар
— Оксана Владимировна — хриплым голосом обратился мужчина, что лежал уже на операционном столе, схватив Оксану за запястье, когда она подошла к нему — Зачем вы это делаете? — задыхаясь сильной нехваткой воздуха, спросил он
— Давайте сочтем этот вопрос, как личный интерес — пожала плечами Оксана, скрывая безупречную улыбку алых губ, за стерильной тонкой тканью хирургической маски на лице
— Вы не понимаете, я может….
Взяла Оксана маску аппарата анестезии, не давая ему договорить, когда её коллеги, все даже Валентина, так серьезно посмотрели, прижала плотно маску к его лицу.
— В чем дело Оксана Владимировна?! — возмутился Ларионов
— Оксаночка, если тебе есть что скрывать то, пожалуйста, говори лучше сейчас — выразила сомнение скулами скрытого под маской лица, Марина Викторовна мимику недоверия и сомнения
— Делайте свою работу — прошипела грозно Оксана, подождав до десяти секунд, убрала маску с лица, уснувшего мужчины на операционном столе
— Я займусь обработкой операционного поля — вмешалась тут же Валентина, понимая, что происходит, взяв флакон с «ОКТЕНИСЕПТА», смочила им стерильный тампон
— Нет! — рявкнула Оксана, ударив по руке Валентины, чем выбила у неё тампон из рук, что упал в миски на столике рядом с операционным столом — Ты займешься инсуфлятором и будешь следить за подачей углекислого инертного газа, Вероника обработает операционное поле
— Оксаночка! — возмутилась Марина Викторовна, придавая интонации голоса, словно сделала замечание
— Марина Викторовна вставляйте лучше трубку для интубации — раздраженно ответила Оксана, скрывая под маской, оскал злобы — Валерий Николаевич, подготовьте три троакара
— Да-да конечно! — вынимая из миски, обработанный медицинским спиртом, первый троакар
— Тороскоп готов? — спросила Оксана, взяв из его рук троакар
— Да все необходимое оборудование, для тороскопии готово — отчиталась Вероника, отразив эмоциональное раздражение в своем голосе, обрабатывая тампоном, смоченным в асептическом растворе, грудную клетку мужчины
Марина Викторовна начала медленно вводить двухпросветовую трубку, для интубации, в ротовую полость мужчины, что лежал на столе. Оксана направляя, под углом 45 градусов, троакар, медленно его ввела в полость средостения. Стилет, острая часть троакара с легкостью прошел между ребрами мужчины, попадая в полость средостения. Подсоединив к троакару инсуфлятор, через который тут же началась подача инертного, углекислотного газа. Выставив оптимальный расход газа на 15 литров в минуту, Валентина следила за показаниями прибора. Давление газа начало постепенно возрастать, как только Оксана вторым троакаром в грудную клетку, подсоединив к нему тороскоп, в котором была оптическая видеокамера, которая выводила изображение на закрепленные над столом жидкокристаллические экраны. Вероника, пользуясь электроотсосом ES-2, отсасывала выделяемую кровь из троакаров. Медленно вводя третий троакар между ребрами грудной клетки, Оксана направила кончик стилета к перикарду, чтобы обеспечить дренаж экссудата из его полости, вошла им в полость перикарда. Вытаскивая медленно стилет, пока Ларионов выводил изображение на мониторы, Оксана взяла из рук Марины Викторовны трубку с боковыми отверстиями, ввела её в троакар. Трубка вошла через стилет в грудную полость, после чего в полость перикарда, потом тока Оксана начала извлекать троакар. Вероника тут же начала ушивать трубку для дренажа экссудата из полости перикарда кожным швом, пользуясь электроотсосом, обрабатывая тут же рану.
— Оксана Владимировна! — обратился Ларионов, отвлекая внимание Оксаны на себя — Как видите на перикарде, нет мезотелиомы, вот смотрите, нет даже ничего подобного
— Валерий Николаевич!
Питая себя надеждой, что там что-то есть, обратилась Оксана, пристально сквозь стекла своих очков наблюдала в монитор, расположенным над операционным столом.
— Выведите трехмерно изображение перикарда, на соседний монитор, я хочу видеть всю его проекцию — распорядилась Оксана, внимательно посмотрев на оба монитора
— На его поверхности нет ничего подобного на опухоль — подтвердила Марина Викторовна, внимательно разглядывая изображение, сразу на двух мониторах — Однако посмотри Оксаночка, сократительная способность заметно снижена, это уже говорит о проблеме сердечной недостаточности
— А я что вам говорила! — влезла в разговор Валентина — Врач, что делала УЗИ пару месяцев назад, не могла так ошибиться и предоставить вам некачественный снимок или его объяснения
— Значит опухоль внутри сердца — игнорируя такое заявление, огорчилась Оксана так и не найдя ответ головоломки, ответила управляя пальцами тороскопом, пыталась тщательно найти на перикарде опухоль — Я должна найти её!
— Оксана вторую операцию он не переживет — положив руку на запястье Оксаны, убедила её Вероника — Нам нужно сначала решить проблему с почками, смотри на мочеприемник
— Да что толку — отпуская троакар, прошипела сквозь зубы Оксана, выражая недовольство — Извлекайте тороскоп, сделайте плевральный дренаж грудной полости, после чего извлекайте оставшиеся троакары, разрезы закройте лейкопластырем и наложите асептическую наклейку
Направилась к выходу из операционной, Оксана чувствовала жуткую усталость и изнеможение во всем теле, но внезапно остановилась, услышав тонкий звук, обернувшись, увидела на показании прибора длинную прямую.
— Остановка сердца! — громко крикнув, доложила Марина Викторовна
— Дефибриллятор быстро! — крикнула Вероника
— Баллон для интубации быстро! — повысив голос, потребовала Марина Викторовна
— Карвалол должен был сильно понизить давление
Предположила Оксана, пока её коллеги боролись за жизнь пациента, подкатывая к операционному столу столик с дефибриллятором. Состроив задумчивое выражение скрытого под стерильной маской лица, изгиб очертания губ выражал сомнения. Карвалол чье действие должно было сработать как вазодилататор, каким-то странным образом вызвал тахикардию.
«Карвалол не сработал бы как вазодилататор, тем самым бы снизил заметно тахикардию, он мог перепутать флаконы или это механическая реакция организма, на стойкое пониженное артериальное давление, чем объясняется приступ тахикардии», предположила Оксана, заметив в отражении зеркала над умывальником, как реанимировали мужчину, на операционном столе.
— Валентина! — окликнула её Оксана, когда Валентина уже стояла с электродами дефибриллятора, ожидая заряда прибора
— Оксана тебя, что жизнь пациента вообще не волнует? — взбесилась Вероника — Разряд!
— Валентина блядь! — крикнула рьяно Оксана
— Да что?! — прокричала, сильно волнуясь Валентина, коснувшись разряженными электродами тела мужчины, вследствие чего произошел разряд
— Валерий Николаевич заряд на 6000 вольт — отдала распоряжение Марина Викторовна, качая пальцами баллон для интубации — Оксаночка, если тебе, есть что сказать говори или уходи отсюда, раз ты нам не собираешься помогать
— Разряд! — распорядилась Валентина, касаясь тут же электродами грудной клетки мужчины
— Стабилизируйте его — отдала указания Оксана, как только заряд дефибриллятора прошел через тело пациента, направилась к выходу — До завтра он думаю, продержится
— А ты куда? — поинтересовалась Вероника, как только Оксана подошла к входным дверям операционной
— Есть синусовый ритм! — обрадовавшись, ответила Марина Викторовна, заметив на приборной панели, аппарата жизнеобеспечения синусовую кривую
— По-другому, просто быть не могло — скривила губы Оксана, касаясь резиновыми перчатки ручки входной двери операционной — Думаю, сам Романов ответит мне, что же произошло
Снимая рукой стерильную повязку с лица, Оксана вошла в предоперационное помещение, плавно закрывая за собой створку операционных дверей. Проявляя абсолютное безразличие и в тоже время крайний интерес, причину, что же являлась следствием, внезапно возникшей тахикардии, что наблюдала Оксана, спасая мужчину на деревенской праздничной площади. Направляясь по окутанному сумраком ночи больничному коридору, в котором мерцали лампы дневного света на потолке, Оксана терзала себя искушение, разгадать неизвестный ей феномен. За окнами этого темного помещения, наступил мрак темной ночи, окутавший деревню, в которой продолжался все еще праздник, когда из открытых пластиковых окон его пространства была слышна мужская разговорная речь и женский озорной пьяный смех.

***
Покров миллионов мелких капель пленительного касания воды, покрывал обнаженное тело Оксаны в душевой кабинке. Щедро размазывая по всему телу, густое изобилие пены из экстракта диких роз, завораживая сила которого кружила аккордами этого тонкого вкуса, аромат которого пленил страсть. Вязкие потеки пены, плавно омывали лаской скольжения сочную обнаженную грудь Оксаны, что тут же смывались водой, оставляя на теле приятный заставляющий повиноваться окружающих, воли обладательнице такого запаха. Запрокинув голову, выгнув спину, выставив изящно упругие бедра, Оксана наслаждалась пленительным могуществом нежно ласкающих её тело воды, медленно раскрыв алые губы, на которые падали тысячи мельчайших капель. Вводя себя в искушение, сексуального разврата, представляя в голове моменты эротического влечения, Оксана, закрыв лазурные уставшие глаза, касалась бедрами стенки душевой кабины, двигаясь так искусно своим телом, выражая в полном одиночестве, пленительные изгибы собственного тела.
— Не понимаю, что на эту Оксану нашло — услышала Оксана, голос Вероники, как только дверь душевых помещений открылась
— Просто она хочет помочь нашему пациенту — выгораживая, говорила Валентина, стукая звонко каблуками женских туфель по мокрому белому кафелю пола, вошла в душевое помещение
«Лживая маленькая сука, как же я люблю, когда ты так мне предана, в противном случае, ты ведь тоже можешь пожалеть, за то, что сдашь меня», прикусывая коготок указательного пальца, подумала Оксана, облокотилась, спиной на стену душевой кабины.
— Да, но не затыкать же ему рот — возразила Вероника, проходя между рядами душевых кабинок, звонко стукала каблуками туфель по белому кафельному полу — Когда он хотел нам что-то сказать
— Просто Оксана Владимировна не стала его утруждать, сама понимаешь, мы его едва откачали в операционной — продолжала упорствовать Вероника, когда дверь соседней душевой кабинки неожиданно скрипнула
— Тише ты! — упрекнула Вероника свою собеседницу, после чего шлепнув её по чему-то очень мягкому, от чего Оксана услышала звук шлепка — Тут ведь кто-то моется, нам не хватало, чтоб это кто-то была одной из дежурных медсестер, некоторые её очень уважают, нам не хватало еще….
— Чтобы к тебе с презрением как-то относились, да моя кудрявая прелесть — легонько толкнула Оксана пластиковую дверь своей душевой, так пристально посмотрев на двух девушек
— Оксана! — была шокирована Вероника
— Оксана Владимировна — смутилась тут же Валентина, внезапно отскочила к белой кафельной стене помещения — Я ведь правда ничего такого не говорила
— Успокойся моя рыжая бестия — хитрой улыбкой улыбнулась Оксана, выражая на обозрение свою сочную грудь, провела по ней мочалкой, покрытой изобилием густой пены — Я ведь ничего против, не имею, сплетничайте, только не забывайте о своих обязанностях
Девушки были обернуты в белые длинные пушистые полотенца, скрывающие полностью красоту очертания их обнаженного тела под ним. Растрепанные волосы на их голове, говорили об их небывалой сексуальной страсти, произошедшей случайно за стенами душевых помещений. Довольство распутной улыбки, выражалась каким-то скрытым соблазном, не смотря даже на то, какие тему они обсуждали, в присутствие Оксаны. Размазанный след розовой помады на губах девушек, а так же отпечаток страсти на шее Вероники, еще раз подтвердили догадку Оксаны, о возникшей между девушками сексуальной страсти.
«М… эти две сучки, поимели себя прямо за стенкой этого помещения», облизывая кончиком языка, изнемогающие губы, подумала Оксана, сжимая пальцами мочалку, что держала в руке, так что потеки богатства вязкой пены посыпали смачно её сочную грудь.
— Оксана Владимировна — уверяла Валентина, сделав шаг к кабинке Оксаны, зацепилась полотенцем о деревянную лавочку, что стояла вдоль кафельной стенки
Рыжеволосая девушка, явно не замечая этого, когда в тот самый момент полотенце, что обволакивало её тело, развернулась под властью чарующего скольжения, плавно повинуясь притягивающему изгибу её тела. Валентина несколько не смутилась тому, как полотенце, что скользило по её телу, упало на покрытый, тонким слоем кафельный пол душевого помещения. Чарующее привлекательностью тело Валентины, манило к себе, а белоснежная кожа, крайне сочеталась с её скромным размером груди, красиво выраженными бедрами, а так же хрупкими плечами, тонкой шеей и особо бросающейся глаза осиной талией.
— Валентина у тебя полотенце упало! — удивилась такой распущенности Вероника, нагнувшись подняла с пола мокрое полотенце
— Ты думаешь, она этого не заметила? — ответила за неё Оксана, выжимая еще больше на грудь с мочалки пену
— Оксана скажи что происходит? — вошла первой в кабинку Оксаны, темноволосая кудряшка, взяла её за руку, пристально вынуждая ответить, посмотрела в её лазурные голубые глаза
Бурная струя теплой пленительной силы воды, изливаемой из смесителя душа, тут же накрыла её волной стихии необузданности. Полотенце, черные кудрявые длинные волосы Вероники, все стало мокрым, водопад пленительной ласки воды падал на неё сверху. Под пышным полотенцем, что уже прилипало к телу своей сыростью, выражался притягательный взгляду очертание эротического изгиба груди, сексуальных аппетитных бедер и изящной талии. Бушующая сила аромата черной орхидеи, пахло тело этой девушки, словно как поистине прекрасный по своей редкости цветок, сокрушая своей стойкостью восприятие Оксаны.
— А разве что-то должно произойти? — холодно ответила Оксана, вырывая свою руку, повернулась к ней спиной
— Возможно, есть что-то, чего я не знаю? — попыталась она стоять на своем
— Вероника! — окликнула её Валентина, встав у неё за спиной — У Оксаны Владимировны могут быть личные мотивы и в конце концов дела
— Ты слышала свою подругу? — оставаясь повернутой спиной к Веронике, выражая раздражение своим тоном голоса, Оксана ясно дала ей понять, чтобы она оставила её
— Нет, Оксана! — схватила она вновь Оксану за руку, принудительно там жестом, заставила её развернуться к себе лицом — Ты уж попробуй мне сейчас все объяснить
— Да как ты смеешь! — прошипела с ненавистью Оксана, была крайне поражена наглостью со стороны этой темноволосой девицы
«Сука порочная, я ведь тебя за это сейчас здесь изнасилую», изобразив угрожающее очертание скул и губ, Оксана была крайне недовольно таким поступком.
— Оксана я хочу все знать! — заявила Вероника, подняв на Оксану выражение испуганных глаз
— Все что тебе нужно знать — отразив изгибами, гнев в эмоциональном состоянии, ответила Оксана, замечая, как вошла в кабину Валентина, плавно закрывая за собой дверь — Что ты делаешь?!
— А что нам и так тут будет троим просторно — одной рукой сорвала с себя мокрое полотенце Вероника, помотав красиво головой, красиво отразив волны мокрых черных волос
— Куда просторнее?! — возмутилась она, ощущая бедрами уже стенку душевой кабинки и то с каким неистовым жаром, налегала Вероника, опираясь руками на стенку кабины, промеж Оксаны, развращенная похотью девица, выгнула спину — Вы, что в другом месте помыться не можете?
— Я уже если честно забыла, каково, это иметь близость с тобой
— Я не забыла! — нервничая, ответила Оксана, выронив из рук мочалку, заметила, как оказалась между двух голых девушек прижатой к стенке душевой кабины
Напряженный момент страсти, словно кружил голову и в тоже время, горчил кровь в жилах бурным потоком, от чего дыхание становилось учащенным и еще более прерывистым. Чувство холодной ладони Вероники, пальцы которой обхватили всей пятерню сочную грудь Оксаны, легонько её сдавливали. Другой рукой темноволосая девушка, пленяющей нежностью шлепка одарила бедра Оксаны, своим телом плотнее прижала её к стенке душевой кабины. Стиснув зубы, Оксана стерпела боль обжигающего удара ладони по своему бедру, была прижатая уже в углу душевой кабины, опираясь руками на её пластиковые стены, была окружена двумя привлекательными девушками. Раскрыв розовые губы, что покрывала бушующая водопадом необузданной стихии волы, струя его теплой влаги. Жар раскрытых губ Вероники, перед раскрытыми алыми губами Оксаны, когда она так стала дышать часто и прерывисто, сокрушал разум сексуальными фантазиями, вынуждая подчиниться и отдаться власти рук этих девушек.
— Ну же Оксана Владимировна — уверяла Валентина, обратной стороной ладони, кончиками пальцев, дотронулась мокрых волос Оксаны — Нам ведь будет всем хорошо вместе
— М… как же я хочу — глубоко вздохнула Оксана, находясь в такой максимальной близости в душевой кабине, чувствовала пленяющую силу аромата с их тел
— Так зачем же отказывать себе в удовольствие — Вероника коснулась ладонью живота Оксаны, направляя пальцы к её лобку — Тем более, когда мы с Валентиной можем так тут постараться ради тебя
— А как же мои крики, я ведь буду кричать сексуальными стонами
Предупредила Оксана, едва касаясь губ Вероники, почувствовала жар её ладони на лобке, когда пальцы этой распущенной девицы, согнувшись, прижались к губам мокрого влагалища, издала легкий насыщенный сладостью эротического соблазна стон.
— Вам ведь придется что-то сделать с этим — скривила губы Оксана, ощущая на своих алых раскрытых губах язык Вероники, чье холодное касание так сильно будоражило искушающей похотью
— Не волнуйся — шепотом сексуальных нот, успокоила Вероника, медленно просунув свой язык в раскрытый рот Оксаны, полностью отвлекая все внимание от Валентины на себя
Дверь душевой кабины плавно закрылась, после чего Вероника своим телом и властью обольщающего поцелуя, сладостью завораживающей вкусы слюны, соединилась воедино с губами Оксаны. Атмосфера густого пара и жаркой обстановки скопилась в душевой кабинке, окутывая пространство омутом густого тумана. Медленно закрывая тут же глаза, Оксана желала насладиться прекрасным вкусовым ощущением слюны этой девушки, чувствовала ласку её прелестных рук. Пленяя искусным владением языком, Вероника покрывала язык Оксаны щедростью вязкой прелестью своей слюны, прямо у неё во рту. Пальцы этой кудряшки, что были на влагалище Оксаны, медленно развели двумя пальцами её возбужденные половые губы. Внезапный, проникающий внутрь мокрых стенок влагалища, жар дыхания посторонних губ, в разведенные стенки влагалища Оксаны, вынудил её открыть глаза и оторваться от губ Вероники.
«Блядь как же теперь секса, как же я хочу, чтобы эти две суки меня поимели но, к сожалению, я не могу этого пока допустить, мне нужно попасть к Романовым», жадно глотая душный спертый, паром воздух.
— В чем дело Оксана? — спросила Вероника, проводя кончиком указательного пальца по мокрым, покрытой слизью своей слюны губам Оксаны — Валюша стой
— М… Вероника моя дорогая милая кудряшка — прижала легонько губами палец Вероника, искушая себя возбужденной страстью дыхания, говорила Оксана — Я бы с удовольствием….
— Хватит Оксана Владимировна! — возразила Валентина, вставая с колен на полу, омываемая потоком теплой воды душа, возмущенно посмотрела на Оксану — Вы только и делаете, что помыкаете нами, можем ли мы
— Можете — согласилась Оксана, взявшись за запястье руки Вероники, пальцы которой раздвинули её влагалище — Даю вам завтра выходной, который вы должны провести вместе, за нашим с вами пациентом посмотрят Валерий Николаевич и Марина Викторовна
— Мы не об этом с вами договаривались — не согласилась Валентина, вставая с другой стороны, вынудила Оксану прижаться плотнее к стенке душевой кабины
— Может, ты мне дашь сначала договорить — упрекнула её Оксана, другой рукой коснулась мокрых густых рыжих волос девушки, слегка оголила её щеку от их сырого покрова
— Это дело само по себе сгоревшее — уверяла Вероника — Ты видела его сердечную недостаточность на мониторе в операционной, сократительная способность миокарда да её почти нет, совсем скора, оно совсем встанет
Вспылила Вероника, бурно криком выразила свои эмоции, состроив раздраженное очертание безупречных милых взгляду скул. Вырывая свою руку из хватки Оксаны, она была сильно раздражена тем, что не смогла испытать удовлетворение ненасытной страсти, что терзала её этот промежуток времени. На её блеклых серых глазах, отразилась печаль, словно, когда человек лишается последней надежды, Вероника выразила это очертанием собственных глаз. Нижняя губа этой девушки тряслась в эмоциях, словно, она хотела выкричаться, выдрать из себя весь накопленный пыл нескольких трудных напряженных дней и сорванный праздник в деревне.
— Ника стой — выбежала за ней из душевой кабинки Валентина — Мы о таком с вами Оксана Владимировна не договаривались — прошипела она, обернувшись, встав в дверном проеме душевой кабинки
— Как видишь я ничего такого и не сделала — пожала плечами, сарказмом улыбки улыбаясь ответила Оксана, нагнувшись, касаясь бедрами мокрой стенки душевой кабины, подняла мочалку с пола, пена с которой водоворотом страсти еще все сочилась в стекающий сток — Она сама….
— Стоило ли вам все так портить — жалостно говорила Валентина, оставаясь стоять в проходе душевой кабины, в которой находилась Оксана
— Не моя вина, что твоя подруга столь сильно стала впечатлительная — закрывая блестящие вентили, смесители душа, уверяла Оксана, перекрывая поток бурной льющейся на неё воды
— Валюша пойдем сюда, здесь никого нет — покричала Вероника находясь уже в дальней у стенки помещения душевой кабинке — Просто наша Оксана уже зазналась, недотрога
«Ну, теперь блядь я еще виновата, когда я просто решила немного выебнуться, чтобы чуть поднять себе цену, я ведь все-таки не такая уж дешевая шлюха, какой они меня посчитали», глубоко и изнуренно вздохнула Оксана, набирая воздух ртом, повернулась и посмотрела на Валентину, что уже повернулась к ней спиной.
— И давно это ты такой стала? — стукая каблуками шлепок, Оксана подошла к отрытой двери душевой кабинки, повернулась спиной, нагнулась, чтобы поднять флакон с гелем для душа
— Устала я от тебя уже Оксана — прокричала с дальней кабинки Вероника — Ты не только пациентов ну и нас за людей на считаешь
— А ведь она права — согласилась Валентина, встав позади раздвинутых ног Оксаны, когда она нагнулась за флаконом геля для душа
— В чем? — улыбнулась Оксана, оставаясь с раздвинутыми ногами стоя нагнувшись, почувствовав сзади кончики её морозящих пальцев на гладком своем гладком лобке
— В том, что вы слишком критичны и требовательны — обхватила она пальцами согнутой ладони лобок Оксаны, плотно прижав прохладную мокрую ладонь к губам её влагалища
«Порой мне кажется, что я хочу чтобы этот момент продолжался, как можно дольше», лелея себя нежностью руки Валентины, подумала Оксана, продолжая оставаться в таком согнутом положении, стоя нагнувшись за мочалкой и флаконом геля для душа.
— Прошу вас — внезапно убирая пальцы с лобка Оксаны, рыжеволосая бестия, провела тыльной стороной ладони по промежности раздвинутых ног Оксаны, оставляя на бархатистой коже чудесной осадок прохладного касания — Вы не правы, в том, что так поступаете
— Права в том, что она дура — ухмыльнулась Оксана, выгнув спину, выставив упругие ягодицы перед рыжеволосой девушкой, обернувшись, опираясь свободной рукой на бедро — Пойми Валюша, не я виновата в том, что у неё истерики — делая шаг к открытой двери, коготками стянула полотенце, что висело на ней
— Разве можно быть такой как вы, Оксана Владимировна, настолько бессердечной — удивилась Валентина, взяв у Оксаны из рук мочалку с флаконом геля
— Я не бессердечная — не согласилась с этим утверждением Оксана, встав лицом к лицу перед этой девушкой, обернула свое мокрое обнаженное тело махровым белым полотенцем — Я предоставила ей выбор
— Валюша да что с ней разговаривать — прокричала, выражая нотами недовольства, свой голос Вероника — Иди сюда потри мне спинку
Нежная плотная ткань полотенца, тесно сковала грудь Оксаны ковами, отчетливо выражая её упругие формы тела. Капли пленяющего касания воды, медленно стекали с волос Оксаны, касаясь завораживающим прикосновением хрупких плеч, плавно текли по бархатистой коже, пропитывая необычайной сладкой влагой аромата дикой розы полотенце на ней. Повинуясь очертанию изгибу сексуальных ног Оксаны, капли по её бедрам, сочились вниз, пленяя нежностью скольжения. Упругие ягоды стали еще лучше вырисовываться, под плотной материей белого полотенце, а осиная талия и явный эротический рельеф спины, был подчеркнут словно откровенным вечерним мини платьем.
— А сейчас — говорила Оксана, прильнув почти максимально близко к губам Валентины, что стояла возле неё в открытых дверях душевой кабинки — Если ты не возражаешь, я бы хотела решить некоторого рода дела
— Только не забывайте — предупредила Валентина, переложив медленно в руки Оксаны влажную мочалку и флакон с гелем — Что вы мне должны
— Я всегда помню о своих обещаниях — произнесла это Оксана, едва касаясь губ рыжеволосой, полностью голой девушки с мокрыми волосами
— Хорошо что вы их еще и соблюдали — скорчила губ Валентина, уступая дорогу Оксане, когда она, виляя шикарной упругой красотой бедер, прошла мимо неё, покидая душевую кабинку
— Валюш ну, сколько тебя можно ждать — изнывала в ожидании, прокричала Вероника с дальней кабинке, где слышался шум бурно падающей с душа капель воды
— Да иду я иду — раздраженно повысив голос ответила Валентина, звонко став стука каблуками красных туфель, направляясь к отрытой двери кабинки, в которой мылась Вероника
— Ты знаешь я тут такое мыло, решила купить с экстрактом…..
«Ну пиздец, дальше можно мне не слушать их бабские сплетни», нервно выражая свои мысли в голове, думала Оксана, направляясь к входным дверям душевого помещения.
В бытовых помещениях веяло прохладой, врывающегося, через открытое окно, колебля нежностью потока холода, вертикальные длинные жалюзи, что висели на нём. Комната отдыха медицинского персонала была покрыта тусклым светом пары светильников люминесцентных ламп, что висели на его белоснежном, покрытой известкой потолке, ярко желтый плафон, которых лишь слегка покрылся тонким слоем пыли. Пленяющий запах кустов сирени проникал в кабинет, сбивая стойкий аромат чая с корицей, белые керамические кружки из-под которого стояли на маленьком столике возле дивана. По полу была небрежно разбросана операционная одежда Оксаны, рубашка хирурга, лежала возле входа в душевые помещения. Посреди комнаты отдыха, на поле лежали в таком же положении зеленые штаны. Черные трусики красиво украсили подлокотник дивана. Позволив излишнюю наглость, черный кружевной бюстгальтер, так и остался висеть не тронутым на ручки входной двери в душевые помещения. Большой белый медицинский колпак, что скрывал прелесть волос Оксаны, украсил интерьер пластикового большого подоконника, за огромными стеклами которого вырисовывался сумрак ночи, окутавший деревню. На улице слышались еще гуляния деревенских жителей, а темное небо внезапно украсило ярко красным фейерверком, взрывающимся красиво разлетающимся в разные стороны, издавая громкий хлопок по всей округе.
— Блядь! — вздрогнула, испугавшись громко разрывающегося фейерверка, грязно выругалась Оксана, в пустоту комнаты отдыха, остановившись у кабинки со своей фамилией
Доставая из открытой двери с верхней полки нижнее белое белье, Оксана, держа в руках нежную шелковую ткань, направилась с ней к дивану. Положив, запечатанные в упаковке, шелковые белые чулки, на его спинку, вместе с белыми трусиками, Оксана, сексуально выгибая спину, отражая в зеркале напротив изящные упругие бедра, села медленно на диван, прижав ладони мокрых рук к ногам. Покопавшись в белой маленькой сумочки, достала из неё свой телефон, стала искать в списке номер Романова, играла коготком по стеклу гладкого сенсора сотового телефона.
— Оксана Владимировна, какой приятный сюрприз — услышала Оксана голос самого Романова, после продолжительных недолгих гудков, однако на его заднем фоне слышались звуки клавиш фортепиано — Чем же я обязан столь неожиданному звонку?
— Сергей Викторович я бы не позвонила бы себе, вас беспокоить, без повода, в столь поздний час — любезничала с ним Оксана, откинувшись на спинку мягкого дивана, положив ногу на ногу, придала алым губам распущенность улыбки — Не будь это столь важным поводом
— У вас что-то случилось? — поинтересовался Романов, на фоне его голоса слышался озорной пьяный смех его жены Изабеллы, а так же что-то бубнила Власова
— Вы знаете, Сергей Викторович — заверила Оксана, кончиком коготка указательного пальца, оголяя прекрасную бархатистую кожу бедер от полотенца, интригующе говорила Оксана — Я бы хотела обсудить с вами столь деликатный вопрос наедине, если вы не возражаете
— Конечно, я не возражаю Оксана Владимировна — как всегда проявляя коварство в голосе радушно согласился Романов — Только у меня сейчас происходит деловое совещание
— Кто это Оксана? — неожиданно на заднем фоне, Оксана услышала голос Коновалова — Скажите ей пусть приезжает, мне нужно с ней поговорить
— М… дорогая Оксана решила порадовать нас своим звонком — рассмеялась на заднем фоне телефонного звонка Изабелла — Может еще и почтит нас своим присутствием
— У нас тут дресс-код, Оксана Владимировна — предупредил Романов — Все женщины нашего дома должны иметь откровенные наряды вечерних платьев
— А когда это меня останавливало?! — прикусила Оксана губами коготок указательного пальца, медленно вводя его в рот, придавая губам хищную похоть
— А так же маску на лице — добавил Романов, создавая некую загадочную нотку собственного голоса — Чтобы вас было труднее узнать
— Думаю я смогу решить этот вопрос
Ухмыльнулась Оксана, кончиками пальцев разворачивая полотенце на себе, оголила сочную хорошо подтянутую грудь, придавая обнаженное тело врывающему холоду ночного воздуха.
— Ну, тогда мы с радостью вас будем ждать
— Сейчас только переоденусь — предупредила Оксана — И вызову такси
— Мы будем у себя в кабинете, вход в который только по специальному приглашению, куда входят лишь особенные гости
— Надеюсь, я буду относиться к их числу? — поинтересовалась Оксана, оголяя полностью свое тело, лелеяла себя обдуваемой прохладой проникающей в комнату отдыха
— Безусловно — настороженно ответил Романов — Как подъедите к нашему особняку, наберете мой номер, я лично вас встречу
— Вы такой романтик Сергей Викторович — рассмеялась Оксана, была польщена нежностью мужского тона голоса Романова, от чего стенки влагалища, слегка пропитались влагой возбуждения — Я скора буду
— Ждите — коснувшись кончиком коготка сенсора экрана сотового телефона, Оксана прервала этот телефонный разговор
Оставаясь совершенно одной в этом помещении, Оксана откинулась на его спинку, улыбаясь самой в себе в зеркале, висевшем напротив, распутной улыбкой дикой извращенной похотью. Жажда помочь своему пациенту, понять все же что его убивает, искушала сознание Оксаны, когда перед ней, на маленьком столике, лежала раскрытая карта со снимком УЗИ. Загадочная возникшая опухоль на стенках правого предсердия, что вырисовывалась на его фоне, а так же внезапная сцена с суицидом этого мужчину, проявили дикий интерес у Оксаны к этому делу.

***
Шелест листьев огромного тополя, издавал тихое звучание в сумраке окутанной темной ночью над деревенской округой. Вдалеке было слышно, как бурно текла река, мощным потоком воды, разбивалась о большие камни торчащие острием посреди самой реки, сила такой стихии приятным звучание разносилась по округе. В густой пелен ночи было видно, как дымили дымоходы множества домов, яркий свет окон, гулянья в ограде некоторых домов, продолжались уже за полночь. Дикий собачий лай, разносился громким перелаем, словно живность тоже радовалась этому торжеству. Вдали на опушке леса, были слышны выстрелы охотников, мощь такого громкого звука доносилась до самой окраины низины деревенской жизни. Деревенские улицы патрулировал автомобиль УАЗ, совершенно не мешая жителям, праздновать свой праздник. Некоторые из молодых парней и девушек, еще находились на деревенских улицах, медленно плелись вниз, где разносилось бурное журчание деревенской речки.
Зеленый свет фар ВАЗ-21014, достаточно ярко освещал пелену темной ночи узких деревенских улиц, двигаясь по израненной временем гравийной проселочной дороге. Жесткая подвеска, неудобные сиденья, а так же неблагоприятная его приборная панель, не приглянулась глазу Оксаны, когда она утопала в его переднем пассажирском кресле, пристегнувшись ремнем безопасности. В салоне машины пахло какой-то пихтовой вонючкой, столь резкий запах вызывал скорее отвращение у Оксаны, чем какую-то нравственность. Мужчина в белой ветровке, фирмы adidas с черными полосками на рукавах, напряженно вел машину, опираясь своими мощными руками за сам руль, гладкая поверхность которого была выполнена из дерева, цвета кофе с молоком. Водитель такси был словно очарован внешним обликом Оксаны, по его изумленному взгляду, она смогла это понять, с каким звериным инстинктом он косился одним серым глазом в её сторону. Выражая специально из-под белого длинного плаща, что окутывала плотной стягивающей тканью тело Оксаны, она отразила перед ним красоту упругости бедер, положив красиво ногу на ногу, открывая через разрез по бокам великолепие бархатистой нежной кожи.
— Работаете допоздна или вы к пациенту приходили? — попытался он завязать разговор, ухватившись мощными руками за баранку руля
«Хм… возможно, если бы не мои важные дела, я бы и не отказалась бы с ним провести одну ночь, уже представляю себя в его мощных руках», скривила губы Оксана, медленно кончиками прохладных пальцев ладони коснулась колена ноги, чье обличие было обернуто в шелковый белый чулок.
— Я врач местной больницы — ответила Оксана, ощущая столь резкий аромат его парфюма, внезапно почувствовала сама для себя неконтролируемую соблазном привлекательность к нему
Завораживая сила «BOSS BOTTLED NIGHT»сочетание верхних нот, которого включали в себя, аромат листьев березы и кармадона. Базовой нотой этого парфюма служил мускус, чья притягательность сила этого вкусового оттенка пленяла и влекла к себе окружающих. Звучание нот древесных оттенков в этой туалетной воде, предвкушала необузданности страсти этой туалетной мужской воде, но феноменальной чертой парфюм служило дерево, что придавала этому загадочному аромату загадочную мужественность и притягательность.
— Адрес, который вы назвали, он ведь принадлежит местному депутату Романову
— А вас что-то смущает
Кончиками пальцев, Оксана расправила пышную прядь золотистых волос, так внимательно обернувшись, посмотрела на этого дикаря, чья мощная челюсть была покрыта тонкой грубой черной щетиной.
— Если вас не устраивает, что-то я могу выйти прямо здесь — пользуясь собственным самолюбием и великолепием притягательности силы образа, предложила Оксана, состроив улыбку обольщения
— Нет-нет вы что! — внезапно передумал этот дикарь, по мнению Оксаны, он был ей очарован — Я с радостью довезу вас по указанному адресу
— Я тоже так думаю — поставив сумочки к себе на колени, ухмыльнулась Оксана кривой улыбкой, выражая лазурной голубой прелестью глаз, притягательность к этому мужчине — Ой как же я устала, а мне еще на бал нужно успеть, что устраивают Романовы
Открыв роскошные, щедро накрашенные помадой алые губы, выражая их очертание эротическим изгибом, прикрывая рот, Оксана сладко зевнула, выражая это чудесными ямочками на щечках.
— У вас запланированная встреча
— Скорее личная формальность — открывая кошелек, говорила Оксана, как только сиреневый автомобиль стал подниматься вверх, в богатый район деревни — Которую мне просто необходимо уладить, прежде чем я отправлюсь домой в одинокую холодную постель — играла она на жалости, изобразив дрожь на теле перед этим мужчиной
— Что уж у такой девушки как вы все так плохо?
«Нет блядь баран, у меня ведь есть Костя, к которому я всегда могу лечь, между его ебанутой на всю башку сестрой», иронизируя, грязные отвратительные мысли в своей голове, выразила их Оксана молча, рассматривая пейзажи деревенских ночных улиц через стекло двери.
— А что есть предложения? — ухмыльнулась Оксана, испытывая на животном уровне, скрытую эротическую симпатию к этому мужчине
— Я могу скрасить ваше одиночество
«Хм… а почему бы и нет, но хотя нет, нужно уладить вопрос по этому тупому Леонову, какой черт дернул меня помогать ему», подумала Оксана, оголяя слегка прелесть роскошных ног, выражая красоту соблазнительного узора на шелковых белых чулках.
— Вы знаете — доставая из открытого кошелька тысячную купюру, возразила Оксана — Может быть, я с радостью приняла бы ваше предложение, но у меня есть муж, который сегодня именно ночью не может согреть меня в постели
— Хм… интересная вы женщина — улыбнулся мужчина, словно медведь состроил своей извращенный разуму оскал в этой очаровательной, по мнению Оксаны улыбки — Что-то не чувствуется чтобы вы об этом сильно переживали
— Ведите, пожалуйста, машину — гордо заявила Оксана, положив тысячу рублей одной купюрой на панель — И может быть, если не будите меня доставать, я вызову вас чтобы вы отвезли меня обратно
— Ладно-ладно зачем же так строго с первого раза все понятно
— Понятно — взаимно с коварством изгибов губ, улыбнулась Оксана — Что нужно вам вести машину, смотрите дорога какая неровная
Мощные красные ворота были полностью раскрыты, на площади возле большой виллы Романовых скопилось слишком много народу. Роскошные автомобили, выстроили у большого каменного крыльца, скрываясь всем своим многообразием за огромной бьющей ввысь струей воды из фонтана. Площадь возле дома, была ярко совещена прожекторами, огнями фонарных столбов, что горели по периметру, создавая хорошую освещенность. Свет из окон этого большого дома, горел почти в каждой комнате, где за окнами роскошных бархатных штор, вырисовывался силуэт тени женского тела. Огромные тенистые оттенки, пышных веток, больших деревьев, колебались над крышей проезжающего под их густотой зарослей отечественного автомобиля такси. Так же играла громкая ритмичная музыка, подвергшая строгой компьютерной звуковой динамики, ритм которой отражался красивым басом. Женщины в вечерних откровенных платьях, с шикарным декольте и вырезами на бедрах, в маскарадных масках, скрывая прелесть своих лиц, стояли на ступеньках массивного крыльца этого дома, держа в руках бокал шампанского. Мужчины были одеты в черный вечерний наряд, строгий пиджак, белая скрытая под ним рубашка, черные брюки и туфли. Некоторые влюбленные пары, целовались страстным слиянием губ прямо на ступеньках, опираясь на мощные перила могучего каменного крыльца. Из открытых дверей этого дома, доносился яркий свет, из которого постоянно выходили и заходили женщины, громко и весело смеясь пьяным смехом в сопровождении под руку со своими кавалерами.
— Ну, вот ваш адрес
— Да спасибо, я знаю — поблагодарила Оксана, любуясь яркой прелестью переливающихся огней
— Постараюсь максимально близко подъехать к крыльцу, сами понимаете здесь столько машин
— Я все понимаю — оставляя сумочку открытой, Оксана повесила её к себе на плечо, коснулась кончиками пальцев ручки двери
— Ну, вот и все
— Спасибо — радушно ответила Оксана, открывая дверь автомобиля, позволяя ночному холоду бурным потоком ворваться в прогретый салон
Медленно коснулась Оксана каблуками черных туфель цветной каменной плитки, чем была покрыта площадь возле дома Романовых.
— Удачи вам — играя в любезности, пожелал таксист, когда Оксана заметила его пристальный взгляд на своих упругих бедрах, покидая его неудобный, по её мнению, автомобиль
— Езжай уже умник — ухмыльнулась Оксана, громко закрывая за собой дверь его машины
«Да тут все в масках, придется и мне раздобыть, чтобы меня пустили в дом» подумала Оксана, поправляя все еще открытую сумочку на своем плече.
— Так надо бы позвонить Романову….
Доставая из открытой сумочки сотовый телефон, Оксана, случайно проходя мимо девушки с бокалом в руках, столкнувшись внезапно с ней плечом, выронила из своих рук сотовый телефон, обливая женщину из бокала шампанским. В плавно падении, пока брызги крупных капель, выливаясь при столкновении из бокала на темно-синее платье женщины. Сотовый телефон упал на каменную плитку и раскололся, разбрасывая вместе с упавшим, выронившим из рук женщины бокалом с шампанским. Потёки капель сладкого шампанского, стекали по белоснежной кожи оголенных плеч женщины, намочив завивающиеся пряди её густых черных волос. Плавно обволакиваю нежностью открытую шикарным v-образным вырезом объемную форму груди.
— Да, что же это такое — вскричала она, подняв руки согнутые в локти вверх, разведя пальцы — Вы что тут все напились что ли?
— Смотреть надо куда идешь — прошипела с ненавистью Оксана, совсем не чувствуя за собой никакой вины, встала над лежащим на каменной плитке телефоном, что раскололся на две части, оставаясь лежать разбросанным — Блядь ну вот как мне теперь позвонить Романову?!
— Дура, ты что наделала! — закатила истерику темноволосая женщина в откровенном, длинном вечернем платье
— Это я блядь дура да?! — взбесилась Оксана, суровым взглядом посмотрев на женщину с шикарным очертанием карих глаз — Ты сука мне телефон разбила, как мне теперь позвонить?!
— Что здесь случилось дорогая? — подошел со спины к этой женщине мужчина в черном деловом костюме, с очаровательным багровым галстуком, что был ярко виден на фоне его белой рубашки
— Ты только посмотри…
Начала жаловаться женщина своему кавалеру, когда Оксана развернулась и направилась к ступенькам каменного крыльца. Девушки с серебряными разносами в откровенных нарядов для горничных, разносили шампанское и угощение, для гостей собравшихся на площади возле фонтана. К фонтану подъехал черный роскошный лимузин, медленно огибая его габариты, он остановился возле крыльца. Водитель этого дорого роскошного автомобиля сразу же вышел, из машины, направляясь к задней его двери, был одет в красный костюм швейцара, пиджак, брюки и фуражку, явно отражающую его рабочую форму.
— Простите вход только по приглашениям, вы есть в списке гостей?
Обратился мужчина, встав у открытых дверей дома Романовых, скрестив руки за своей спиной, преграждая путь для Оксаны. Рядом с ним стояла Виктория, преданная работница Изабеллы Романовой, которая явно своим внимание отвлеклась на стоящую пару слева мужчины и женщины. Девушка, что когда-то имела светлые белые волосы, теперь была перекрашена в черный цвет, однако её роскошные пряди волос имели достаточную объемную укладку. Красивое красное платье, пышной формой облегало её тело, вырисовывая в ней все самые притягательные черты хрупкого тела Виктории. Достаточное милое лицо Виктории было скрыто под красной маской на её лице, удачно подобранное под цвет платья. Открытые плечи, белоснежная кожа которых, манила изысканным запахом Лаванды, осина талия была подчеркнута красивым блестящим поясом, отчетливо вырисовывая спину и грудь, а так же скрывая прелесть её стройных бедер.
— Виктория! — ухмыльнулась Оксана, с трудом распознав по голосу, эту назойливую девушку и узнав, встала возле неё, дернув её за локоть — Это разве ты?!
— Оксана! — обернулась девушка, густые черные волосы, обвивающие тонкую шею и покрывающие хрупкие плечи, которой напоминали цвет добытого в недрах шахты угля — Но что ты тут делаешь, Сергей Викторович мне пока ничего не говорил о твоем присутствии
— А что разве должен? — поднимаясь еще на одну ступеньку встала рядом с ней Оксана, медленно расстегивая пуговицы белого длинного плаща — По-моему, шлюхам не нужно все знать, даже когда их трахают!
Злорадной улыбкой Оксана отразила всю подлость собственного характера, медленно оголяя плечи, снимая покров белого длинного плаща, выразила красоту вечернего мини платья на её теле. Белое платье, мини платье, являлось откровенным и в тоже время вечерним по своей натуре, материал которого был атлас, родственный материал шелка и полушелка, чудесно облегало тело Оксаны, отражая в её образе все самые пикантные черты. Сочная объемная грудь прекрасно вырисовывала свое очертание благодаря эротическому v-образному вырезу. Сексуальной формы упругие бедра, плавно почти переходили от белого платья, сливаясь почти воедино с белыми чулками, на тройных ногах Оксаны. Удивительный феномен подчеркивал черные туфли на высоком каблуке, дополняющий особую искорку похоти для Оксаны.
— А что ты так свой грязный ротик раскрыла? — подошла к ней Оксана, плавно вложила в её руки свой длинный белый плащ
— Вы не можете войти, если вас нет в списке, а так же учитывая ваш цвет волос — предупредил охранник, преградив путь для Оксаны внутрь в гостиную дома Романовых
«Мой цвет волос, в чем собственно дело, Изабелла, что рехнулась, что ли», последние заявление, весьма тронуло Оксану, поэтому она с трудом сдержала свои эмоции при себе.
— Скажи этому придурку, что мне не нужно быть в списке, я уже там как особо важный гость этой семьи — обратилась Оксана к Виктории — Дай мне, наконец, телефон позвонить, а то мне мой вон та дура в синем платье разбила
— Все в порядке — коснулась девушка руки охранника — Она в списке особых гостей этого праздника, в который такие как Оксану туда не вносят, пусть войдет, а я пока предупрежу господина Романова
— Без маски нельзя
— Хм… да правда — ухмыльнулась вновь Оксана, лучезарным изгибом алой улыбки, снимая пальцами маску с проходящей девушки, что шла внутрь дома с пустым серебряным разносом — Но думаю, я этот вопрос решила, теперь мне можно войти
— Да как вы смеете?! — возмутилась молодая темноволосая девушка, грозно посмотрев на Оксану серым блеклым взглядом глаз
— Успокойся — прошипела Оксана перед её лицом — Она тебе все равно не к чему, незачем скрывать такое милое смазливое личико — надевая белую маску на свое лицо, отобразила она роскошную прелесть упругих ягодиц перед мужчиной
— Пойдем Оксана — передавая белый плащ мужчине охраннику, предложила Виктория, взяв Оксану под руку — Подождешь здесь на первом этаже, возле барной стойки я должна предупредить Сергея Викторович
— Хм… не больше получаса, пока я приговорю несколько бокалов крепкого виски и сама не вломлюсь к нему в кабинет — входя в гостиную, заявила Оксана
Большая просторная гостиная была покрыта багровым цветом обоев, где горящие свечи в подсвечниках на её стенках, отражали всю глубину этого страстно возбуждающего цвета. Большое количество гостей собралось в этом доме, женщины были в откровенных, вызывающих сексуальную привлекательность вечерних платьях, самых разных изысканных цветов. Все были в масках, поэтому невозможно было разглядеть лиц присутствующих гостей. Черные кожаные диваны были расставлены по периметру этого помещения, когда на его центре проходил основной бал маскарад. Женщины, в обнимку со своими кавалерами, танцевали медленный танец под мягкие звонкие ноты рояли, что играла рыжеволосая девушка, расположившись возле большой лестницы, ведущей на второй этаж. Девушки в откровенных нарядах горничных ходили по залу, разносили в подносах бокалы с шампанским и разного рода деликатесы в блюдцах.
Выражая всю сексуальность собственного тела, Оксана продвигалась между танцующими, медленный танец в масках темноволосыми женщинах, шатенок, рыжеволосых и особенно брюнеток, которых было больше всего в этой гостиной. Женщины и мужчины так внимательно и удивленно смотрели на Оксану, ведь из всех присутствующих она была единственной блондинкой на балу, что вызывало еще большую и симпатию к ней со стороны мужчин. Все словно замерли в ожидании, когда Оксана, прошла по большому залу гостиной, отражая особую пышную укладку золотистых волос и очертания сексуальных изгибов тела, выражая это эротической роскошной прелестью упругих бедер, звонко стукая каблуками по мраморному полу. По всей гостиной было слышно, как все назойливо шепотом обсуждали цвет волос Оксаны в этом доме, словно как будто первый раз увидели блондинку.
— Тебя не удивляет, что так все на тебя смотрят и почему охранник запретил с цветом твоих волос входить внутрь?
— Да знаешь как-то — пожала плечами Оксана — Похуй! — грязно некультурно выразилась она, направляясь к барной стойки слева у лестницы
— Из всех присутствующих вообще здесь — говорила Виктория, выражая скрытое довольство изгибом розовых губ — Ты Оксана, единственная блондинка
— Да что ты — делая вид, что ей это интересно, ответила Оксана, придавая заинтересованность разговора, посмотрела на девушку что шла с ней под руку — А что случилось с другими светловолосыми девушками?
— Изабелла начисто избавилась от всех блондинок в своем доме, даже меня заставила перекраситься
— Хм… я всегда знала, что она на всю башку пизданутая
Рассмеялась звонким озорным смехом Оксана, отпуская руку девушки, направляясь к барной стойки, прекрасно выражая упругость ягодиц.
— Что будите заказывать?
Спросил, обращаясь к Оксане, как только она подошла к барной стойки, молодой коренастых парень с короткой стрижкой игольчатых черных волос, выражая мускулистость своего тела из-под черной безрукавки, что украшал его торс.
— Виски, пожалуйста — ответила Оксана, присаживаясь на высокий стул возле барной стойки, положила красиво ногу на ногу, поставила белую сумочку на барную стойку
— Вам со льдом или без
— Желательно со льдом — застенчиво улыбнулась Оксана, поставив белую сумочку на гладкую красную поверхность барной стойки
— Буквально пару минут подождите хорошо? — предупредил бармен, обернувшись к полке заставленной бутылками
— А я пока ближайшие получаса никуда и не спешу — улыбнулась Оксана вновь красивой очаровательной улыбкой
Пьяные женщины громко смеялись, расположившись рядом с Оксаной, они обсуждали мужественность своих кавалеров, что оставили их на некоторое время. Другие женщины, расположились слева, так привлекательно целовались между собой сидя на высоких стульях, будучи совершенно пьяными, скрывая свои лица под масками, они открывали прелести своих тел, обнажая их из-под вечерних платьев. Мужчина что сидел поодаль слева возле окна, со своей темноволосой спутницей на диване, держа бокал наполненный вином, держа на перекрестие с женщиной, косился взглядом в сторону Оксаны, скрывая истинные сексуальные желания под черной маской на лице.
— Вот смотри — обратилась пьяная женщина, брюнетка, к своей подруге, указывая пальцем в сторону Оксаны — Насколько я понимаю, Белла невзлюбила блондинок, а все же позвала одну, когда все остальным запретила входить в этот дом с таким цветом волос
— Изабелла Романова….
Выговаривая чуть ли не по слогам это фамильное имя, ответила рыжеволосая женщина, сверкнув ярким оттенком карих глаз, скрытых под красной маской на лице, улыбаясь при этом пьяной кривой улыбкой.
— Странная женщина, но почему-то только у неё....
— Вот ваш виски — поставил бармен перед Оксаной стакан, наполовину наполненный алкоголем, отвлекая её от занимательной беседы между двумя женщинами
— Хм… спасибо — поблагодарила Оксана, взяв в руки этот прекрасный стакан, отражающий блики пламенный свеч на стенах — И повторите, пожалуйста, еще один точно такой же
«Ебаные бляди, как вы меня задрали вы, что первый раз блондинку увидели», выражая скверные, пропитанные отвратительным лексиконом мысли, подумала Оксана про женщин, что сидели слева от неё.
Очаровательным вкусом алкогольная жидкость вливалась в раскрытый рот Оксаны, прекрасные алые губы при этом сияли лучезарными огоньками. Залпом, осушив стакан с виски, Оксана почувствовала как его сладкий, насыщенный терпкостью вкус, обогревал изнутри. Поставив его тут же на гладкую поверхность красной барной стойки, Оксана сексуально на глазах у этих женщин слизала его прелесть вкуса, что обогревала её алые губы тонким слоем пряного наслаждения. Выгнув спину, выражая сочную красоту груди, Оксана, отразила этим движением эластичность бедер, что были так прекрасно подтянуты.
— Извините, пожалуйста! — подошла сзади темноволосая девушка в белой маске и в костюме горничной — Вам просили передать вон с того соседнего столика — поставила она перед Оксаной ведерко со льдом в котором находилась открытая полная бутылка красного вина
Обернувшись назад, за своей спиной Оксана заметила, странного мужчину в черном элегантном костюме, а так же черной маской на лице. Мужчина сидел с темноволосой молодой брюнеткой, которую Оксана не могла никак разглядеть, однако силуэт этого незнакомца был ей знаком, тока из-за маски на лице, она не могла понять кто это. Незнакомец поднял руку, отрывая от стола и чуть пошевелил пальцами, изображая знак приветствия, хотя сам по какой-то из причин, побоялся подходить, оставаясь сидеть в темном углу комнаты, окутанной мрачной тенью. Любезно кивнув головой в придачу, он улыбнулся поистине обаятельной улыбкой, такой, что Оксана посчитала почти родной и даже очаровательно любимой,
«Такая удивительная улыбка, пиздец она ведь может быть тока у Коновалова, о… блядь как я её любила, когда была дурой, думала что ничего милее и роднее этой улыбки у меня быть не может», подумала Оксана, обернувшись, обратила особое внимание на изгиб очертания губ этого незнакомца в черном костюме.
— Виски с вином — улыбнулась Оксана распущенной похотью улыбкой, заметив перед собой, поставленный барменом стакан на барную стойку — Ох… напьюсь, я чувствую
— Вам налить вино в бокал? — предложил бармен, не решая дотронуться до бутылки, положил крепкую ладонь на стол, рядом с тем местом, где стояло ведерко со льдом
— Будьте так любезны — очаровывая парня обаятельной улыбкой, отразила Оксана красоту очертания кривой улыбки, взяв в руки стакан с виски
Глубоко вздохнула Оксана, медленно поднося стакан к раскрытым губам, смачно при этом облизнув губы кончиком языка. Жадно глотая обжигающую жидкость, Оксана стремительно пыталась осушить стакан до дна. Насыщенная прелесть сладкого алкоголя уже кружила голову, Оксана с трудом допивая до капли, облизывая край бокала, поставила его на стол. Взяв тут же холодное вино в бокале, поднесла его тут же к ожигающим алкогольной страстью губам, сделала большой его глоток. Прелестная сила крепости сладкого вина, завораживала насыщенностью сахарного вкуса, капли которого стекали с губ, плавно огибая подбородок, чарующим касанием падали на нежную кожу сочной груди, пленяя лаской касания холода.
— Прошу прощения, что отвлекаю — обратилась незнакомка с приятным женственным голосом, встав у Оксаны за спиной — Вы наверно хотите попасть к хозяевам этого дома так ведь?
— Я и так туда попаду — отрываясь от пустого бокала из-под вина, жадно слизывая его прелестный осадок с алых губ, ответила Оксана, улыбаясь пьяной кривой улыбкой — А что вы туда тоже собрались?
— И как же вы собираетесь туда попасть с вашим цветом волос?
— Точно так же как и вы — застенчиво улыбнулась Оксана, поставив пустой бокал на стол, не придала никакого абсолютно значению пустому заявлению со стороны этой женщины
Очаровательная шатенка, на вид лет тридцати пяти, стояла перед Оксаной, скрывая истинные пленительные изгибы скул за черной маской на лице. Длинное вечернее платье, черного цвета, открытые плечи, v-образный вырез, вырисовывал заманчивый объем груди, оголенные хрупкие плечи, смуглой, как ржаной хлеб кожи. Выражая осиной талией, эластичность изгиба сексуальных бедер, женщина скрывала ногату стройных аппетитных ног, длинным почти до пола платьем, завершая такой феномен черными туфлями на высоком каблуке. Аромат парфюма этой женщины «Sisley Soir De Lune», чувствительные ноты которого вмещали в себя прелесть мандарина, лимона и кориандра. Чарующие аккорды жасмина, риса и мимозы, служили базовой комплектацией этого завораживающего парфюма. Совершенство страсти этого запаха, облагораживают обладательницу столь искушающей гармонии, составляет блаженство мускуса в великолепном подобии сандала и сокровенного вкуса пачули. Столь сильное сочетание в композиции парфюма, делали эту туалетную воду бесподобной, способной угодить любым вкусовым желаниям.
— Меня зовут Маргарет Берг — представилась эта женщина странным иностранным именем — Я уже очень давно знаю эту хорошую семью, а вы как с ними, хорошо знакомы?
«А что вполне даже ничего, стоит наверно попробовать», рассматривая незнакомку пьяным взглядом, Оксана допустила в своей голове частичку эротической распущенности.
— Подойдите ко мне — обратилась Оксана к этой женщине, повернувшись к ней лицом, облокотилась, сидя на высоком стуле спиной на барную стойку — Так что вы говорите, там мне предлагали? — развела она ноги в стороны, опираясь локтями на поверхность гладкого стола
— Для начала я бы хотела услышать ваше имя
Медленно сделала таинственная незнакомка шаг в сторону Оксаны, очень искусно отражая красоту сексуального изгиба тела, красота которого была скрыта под черным платьем.
— Хм… а разве оно будет для вас иметь хоть какой-то смысл? — поинтересовалась Оксана, обвивая медленно за талию эту женщину, позволила её подойти слишком близко
— Оно будет иметь почти все — пленительной ноткой шепота она прошептала под ухо Оксане, впадая медленно к ней в объятия — Особенно, если вы захотите со мной уединиться буквально на часик в мою комнату на втором этаже
«Блядь, смею заметить эта сука, умеет преподнести себя, в любое бы другое время, я бы позволила себе роскошь порезвиться с ней в постели, но теперь, я просто обязана узнать, что связывает моего пациента с Романовым», улыбаясь лживой улыбкой, безупречных алых губ, посмотрела Оксана в глаза этой женщине.
— С вами уединиться — говорила Оксана почти возле губ этой женщины, когда она искушала её прелестью чудесно веющего из-за рта перегара выпитого вина — А что я от этого получу?
— А чего бы вы, сами хотели?
Произнесла, госпожа Берг, такой интригующей слух интонацией пьяного голоса, что у Оксаны пробежала легкая возбуждающая дрожь по телу.
— Я могу потребовать очень многого — взаимной симпатией собственного голоса, ответила Оксана, испуская горячее возбужденное перегаром алкоголя дыхание, прямо в открытый рот этой женщины — Вы сможете мне то дать?
В гостиной наступил тишина, даже тихая музыка рояля стихла, как будто всё словно остановилось, в предвкушении напряженного эротической похотью момента. Поразительная тишина, что даже было слышно дыхание сидевших за барной стойкой пьяных женщин. Оксана смотрела в выразительно серые с голубым оттенком глаза этой женщины, едва касаясь её губ, искушая прелестью интригующего страсть дыхания. Чудесная сладость поцелуя возникла сама собой, когда буквально вся гостиная дома Романовых замерла в ожидании, наблюдая за столь красивым женским поцелуем. Обаятельная телом искусительница, прелесть слюны которой была вкуса свежего выжатого винограда, затрагивала самыми чувствительными оттенками вкуса крепости алкоголя. Темноволосая женщина так искусно целовалась с Оксаной, повиливая во рту её языком, обволакивая её щедростью вязкой сахарной слюны. Положив свои руки к ней на плечи, Оксана почувствовала, как руки этой искушающей женщины медленно коснулась горячей прелестью ладоней её бедер, медленно поползли вверх, задирая мини платье. Проникая руками за грань платья Оксаны, она коснулась обворожительной лаской пальцев её упругих ягодиц, строптивым соблазном похоти сжала. Оксана сладко застонала напряженным моментом, с закрытыми глазами вязал верх поцелуя в свои руки, страстью искушенной похоти, обвила ладонями лицо женщины. Потеки вытекающей слюны, во время столь страстного горячего поцелуя, вытекали из их губ, огибая подбородок Оксаны, падали сокрушающей нежностью касания на её сочную грудь.
— Это было потрясающе прекрасно — произнесла восторженно одна из женщин, что сидела рядом со стулом Оксаны
— Браво! — прокричал один из мужчин в дальнем правом углу большой гостиной
«Блядь что я творю, я уже позволяю себе достаточно многое, для своей репутации», сгорая в душе от стыда и тут же, пытаясь это не выражать, облизывая смачно губы языком, подумала Оксана, продолжая пристально смотреть в глаза таинственной незнакомки, после поцелуя.
— Должна признать — говорила Маргарет Берг, отрываясь медленно от губ Оксаны, продолжая держать за ягодицы, оставаясь руками под белым мини платьем — Вы так прекрасно целуетесь, любой бы из всех присутствующих тут, хотел бы это испытать
— Ну, с каждым я тут целоваться, не намерена
Заявила Оксана, освобождаясь от её нежных пленительных рук, встала со стула, касаясь каблуками мраморного пола гостиной, вцепилась в лямку белой кожаной сумочки, что стояла на барной стойки стянула её оттуда, повесив тут же на плечо.
— Постойте, куда же вы?! — схватила Маргарет за руку Оксану, когда она в спешке под бурные аплодисменты, хотела пройти мимо неё
— Простите — пыталась вырвать свое запястье из её руки, почувствовала Оксана, что с трудом держится на ногах — Но мне правда нужно идти
Голова внезапно закружилась, в ногах возникла дикая слабость, взглянув на большую лестницу, что вела на второй этаж, Оксана понимала, что одна уже туда не сможет подняться. Жадно глотая спертый разносортными, парфюмами воздух в гостиной, в котором витала сокрушительная сила перегара безмерно выпитого алкоголя. Чувствуя, как сильно была она возбуждена, Оксана все-таки решила принять приглашение этой женщины, проследовать с ней в отдельную комнату, лишь бы тока подняться на второй этаж этого большого особняка.
— Так давайте я вас провожу — уверяла Маргарет, направляясь вместе с Оксаной к большой широкой лестницы, что вела на второй этаж — Мы всего лишь с вами выпьем по бутылочки вина и я вас сама лично провожу до Романовых, наверно вы для них особенный гость
«Нет блядь, я для них не просто гость, я почти уже часть их семьи», сдерживая свои эмоции в голове, подумала Оксана, наступая каблуками черных туфель на красную ковровую дорожку одной из ступенек.
— Ой да что вы — застенчиво улыбнулась Оксана, скрывая истинную красоту улыбки за прядью распущенных пышным объемом волнистых золотистых волос — Я так просто знакомая
— И как же мне к вам обращаться, просто знакомая? — обратилась Маргарет, назойливо легонько сжимая и разжимая ладонь Оксаны, так на неё посмотрела допрашивающим взглядом
— Оксана — тихо произнесла Оксана, поднимаясь по лестнице с этой женщиной, посмотрела на страстно целующуюся пару мужчины и женщины, что стояли, облокотившись боком на её мощные перила, выполненный из крепкого дуба — Называйте меня Оксаной
— Точно такое же красивое имя, как и наверно лицо под вашей маской — сделала очень пунктуальный комплимента госпожа Берг
— Вы мне льстите — застенчиво улыбнулась, ответила Оксана, выражая губами легкую пьяную похоть, поднявшись, вместе с ней на второй этаж огромной виллы Романовых
Девушки официантки ходили с разносами, держали их обеими хрупкими руками, поднимаясь по лестнице и спускаясь. На лестничном марше, между пролетами обеих лестниц, стояла собравшаяся толпа аристократов, мужчины одетые в дорогие черные деловые костюмы, а женщины в длинных вечерних платьях, абсолютно разного искушающего похоть цвета, с открытыми плечами и шикарным декольте. Наслаждаясь приятной музыкой звуков фортепиано, богатые по всей видимости люди были в масках, скрывая истинное очертания лиц, улыбкой некоторых из них отражалась явное лицемерие. Багровые стены этого дома покрывали тенистые оттенки горящих свеч, в настенных серебряных подсвечниках. Искушающие ароматы парфюма и лосьона для тела людей в масках, мимо которых проходила Оксана, когда они так с любопытством на неё смотрели, все это казалось необычайной возбуждающей атмосферой.
— Не понимаю, ради чего стоило вам отвлекать меня Сергей Викторович — услышала Оксана, знакомый голос Катерины, что доносился из толпы, собравшийся в коридоре на втором этаже
— Хочу вам сегодня представить, нарушите вашего порядка — усмешкой фальшивой улыбки ответил Романов, проходя мимо собравшихся женщин в коридоре
— Рамазанов, сказал мне доставить к нему его дочь, которая никак не хочет появляться на ужине, в честь предстоящей свадьбы другой его дочери
Объясняла Катерина, в нотках её пылкого голоса, выражалось возмущение, особенно, когда она так недружелюбно посмотрела на собравшихся женщин, мимо которых проходила, звонко стукая каблуками черных туфель. Короткое мини платье, искушающего черного цвета, отражало всю естественную красоту прекрасного тела пышноволосой брюнетки. Открытые плечи, отобразили прелесть бархатистой загорелой кожи, цвета спелого персика, а пояс на талии, скрепленный блестящей металлической бляшкой, выразило осиную талию и тем самым открыло красоту упругих бедер. Сочетание черных туфель, на высоком каблуке отлично подходило к образу платья Катерины, а их звук по красной ковровой дорожке, наступая на красную дорожку, завораживал слух нежным звучанием стука. Объемные чашечки платья Катерины, выразили пленительную сочную форму, скрытую за ними груди, которая вырисовывалась благодаря v-образному вырезу спереди. Прекрасная пленительная сила аромата «Les Fleurs: Violette от Molinard», что узнала Оксана, продвигаясь по коридору, выдало свою обладательницу, слиянием нот, таких аккордом как интригующая прелесть жасмина, чарующая сила мускуса и бесподобная сила аромата листа ночной фиалки.
— Насколько я понимаю — остановилась Катерина, напротив столика в коридоре на котором стояла большая ваза в которой были алые розы — Изабелла запретила пропускать на этот вечер блондинок, так кто же это? — совершенно не узнавая Оксану в маске, обратилась она к Романову
— И где же ваша комната — не замечая Романова, обратилась Оксана к госпоже Берг, проходя почти в метре от него — Я сильно устала — говорила она пьяным голосом, одной рукой уже опираясь на настенное покрытие стен
— Так о чем вы хотели со мной поговорить Оксана Владимировна? — остановил Оксану, коснувшись её руки на обоях стен коридора, Романов так настораживающе посмотрел, не придавая никого значения стопору в который встала Катерина, остановившись рядом с ним
— Оксанка! — отразила глубочайшее удивление и в тоже время сильное возмущение, формой изгибов собственных скул
— Прошу Катерина Владимировна — коснулся он другой рукой, руки Катерины, вынуждая её взглядом коварных голубых глаз с серым отливом замолчать — Давайте тока не сейчас и не здесь
— Господин Романов — улыбнулась коварной улыбкой, словно змея, Маргарет Берг, встав между Оксаной и Романовым — Как я удивлена увидев вас сегодня здесь, а так же вашего посредника Катерину, через которого я уже довольно давно веду деловые переговоры
— Романов — пьяной ухмылкой, Оксана отразила довольство безупречных алых губ, помада на которых была чуть стерта
— Я тебя весь вечер ищу….
«Пожалуй, лучше мне теперь показаться пьяной и беспомощной, пока эта сука чего-нибудь со мной тут не сделала», испугавшись реакции сурового выражения лица, подумала Оксана.
— Катерина Владимировна!
— Ой, Катерина — продолжая улыбаться пьяной улыбкой, отпустила руку женщины Оксана, специально не удержавшись на ногах, впала в объятия Романова
— Да она пьяная — возмутилась Катерина, испугавшись, отступила на шаг, позволила Оксане впасть в объятия к Романову — Господи Оксанка ты почему так напилась?
— Мне нужно с вами срочно поговорить — прошептала Оксана под ухо Романову, положив руки, на плечи его черного пиджака, обивая шею этого мужчины
Стойкость непокорного запаха парфюма «dzintars», исходила от Романова, выражая в нем безупречность вкуса и элегантного стиля. Гармоничное слияние лимона и бергамота, соединялись воедино с чудесной энергией сосновых иголок. Искушающая ноты аккорда играли феномен, имели сокрушающее слияние таких восхитительных вкусовых оттенков, как герань, сандал и ландыш, а так же чудесная сила ветивера, возбуждали у окружающих дикий соблазн похоти к обладателю столь сильного аромата.
— Да вы же едва на ногах стоите
— Так может, пригласите меня в постель? — совершенно неожиданно предложила Оксана
— Приглашу и вас госпожа Берг на ужин — заверил Романова, взяв Оксану под руку — Так о чем вы хотели со мной поговорить?
— Нет-нет! — возразила Катерина, догнав Оксану со спины, схватила её за запястье свободной руки, вынудила её своей волей остановиться, потянув на себя — Ты от меня так не уйдешь, почему мне вечно звонят твои родители и говорят, что у тебя телефон недоступен, просят, даже почти приказывают разыскать тебя
— Блядь дура — едва удержавшись на ногах, оказавшись между Романовым и Катериной, грязным лексиконом выразилась Оксана — Я чуть из-за тебя не упала
— Что с твоим телефоном, почему я до тебя дозвониться не могла? — не обращая внимания, как удивленно смотрит Маргарет Берг, встав рядом, продолжила возмущаться Катерина
— Одна сука мне его разбила на площади возле этого дома — продолжила некультурно выражаться Оксана, скривив алые губы в пьяной улыбке
— Так что же случилось? — не желая дальше слушать, пустой разговор, спросил Романов о цели визита Оксаны
— Вы ведь знаете некого Леонова? — совершенно неожиданно Оксана назвала фамилию человека, от которого у Романова на лице вспыхнуло легкая форма удивления
— Все только говорят, как вы спасли его сегодня днем на площади — ответил Романов, подходя к закрытой двери одной из комнат, расположенной в конце коридора
— Вы его знали или нет? — спросила Оксана, наблюдая на взгляд Романова, как он искоса смотрел на Оксану, открывая перед ней дверь в комнату
— Скорее даже госпожа Власова его знала — ответил Романов, отходя в сторону позволяя Оксане переступить через высокий порог открытой двери — Прошу проходите
Окутанная пеленой ночи комната, в которой так прекрасно пахло лепестками красных роз, напрягала изрядно гуляющими тенями, что разгуливали по стенам багровых в ней обоях. Длинная бархатная штора на большом пластиковом окне, слегка колебалась, благодаря проникающей завораживающей холодом сквозняка в помещение. Красиво вырисовывающаяся за огромным стеклом кона большая луна, украсила кофейного цвета паркет в комнате золотистым светом лучезарной дорожки. На большом дубовом столе, расположенном в центре комнаты стояли две полных бутылки вина, а так же пара пустых стеклянных больших бокала, в центре стояла в небольшой стеклянной подставке большая восковая свеча, пламя которой было потухшей в пустоте мрака этой комнаты. Поверхность стола была покрыта чудесными по красоте лепестками красных роз, излучающими бесподобный свойственной дикой страсти аромат. Большой дубовый каркас кровати, застеленной таким же объемным матрасом, впитала в себя, изумительного белого цвета простыни и большое такое же белоснежное бамбуковое одеяло с огромными по размеру подушками. Шифоньер древесного цвета, располагался, справа от входа, рядом с ним, ближе к окну, был комод столь схожим с ним цветом, напротив располагалась большая парфюмерная полка с огромным висевшим над ней овальным зеркалом.
— Вы так любезны — застенчиво, пьяной улыбкой отблагодарила Оксана, перешагивая через высокий порог открытой двери, отразила эластичность бедер скрытых под тонкой материей мини платья — А как вы меня все-таки так быстро узнали? — испытывая любопытство, спросила она, ощущая легкую дрожь проникающего по телу холода
— Вы единственная блондинка в этом доме — ответил Романов, оставаясь позади комнаты в коридоре, позволяя Катерине войти следом за Оксаной — К тому же вы предупредили меня о своем приезде, беспокоясь за вашего отца, я сам лично вас решил встретить
— За моего отца?! — озорным пьяным смехом рассмеялась Оксана, направляясь к отрытому окну, от которого так сильно веяло холодом ночи, очень искусно отразила прелесть эластичных бедер, стука звонко каблуками по паркету комнаты — Ему внезапно стало интересно, как у меня дела?
— Он одинаково с твоей матерью разорвали мой телефон — продолжаться возмущаться Катерина, любуясь, как распутно вела себя Оксана, чем выразила свое довольство в отражении зеркала над парфюмерной тумбочкой — И что заставило тебя так напиться здесь, а не там где твоя сестра, почти уже выходит замуж за своего возлюбленного
— А тебя что-то смущает? — ухмыльнулась Оксана, прелестью забавной улыбки, касаясь пластиковой ручки окна, скинув с плеча белую кожаную сумочку, поставила её на подоконник, ближе к стеклу закрыла его, повернув ручку в закрытое положение — И я что не имею право просто отдохнуть?
— Смущает то, что ты должна быть сейчас там, где тебя и вовсе нет…
— Вы ведь не будите против, господин Романов — обратилась Маргарет Берг, входя в комнату к Романову — Если присоединюсь к вашей уютной компании?
— Дорогая Маргарет я всегда рад провести с вами время — любезно ответил Романов, вошел в комнату закрыл за собой дверь
— Вы как всегда льстите — отразив смущение на губах, ответила госпожа Берг, чаруя прелестью изгибов собственного тела, подошла к столу с бутылками вина
— Что вас связывает с Леоновым?
Игнорируя банальный диалог Романова с мадам Берг, спросила Оксана, обернувшись от закрытого окна, встала спиной к нему, закрывая взор лунной дорожки спиной.
— Он все-таки ваш пациент — заядлой хитрой улыбкой, ухмыльнулся Романов, закрывая за собой входную дверь комнаты, когда Катерина включила в ней яркий свет
— Она взяла дело того торгаша, с которым Власова, что-то проворачивала
Пояснила Катерина, оставляя указательный палец на клавише выключателя, отразила очаровательными скулами скрытую похоть. Изящная телом брюнетка, стояла опираясь рукой на стену, выразив упругими бедрами, эротический изгиб спины. Плавно переходящий красивой волной, пленительным очертанием стан, сменялся эластичными ягодицами, прелесть бархатистой кожи которых была скрыта тонкой черной материи мини платья. Очаровательная пышная укладка густых черных волос, придавала заядлой темноволосой искусительницы, сокрушающую похоть сексуальных соблазнов.
— Да Оксана — очертание алых губ, она отразила насмешку — Представь себе, ты даже со мной не посоветовалась — говорила Катерина, явно была сильно возбуждена, тем как распутно вела себя Оксана, находясь в пьяном состоянии
— Какие дела вела с ним Власова? — настаивала Оксана на своем, опираясь бедрами на высокий широкий подоконник, пластиковый окна, вцепилась в него руками, выгнув спину, выставила сочную прекрасную объемом грудь вперед — И какое отношение он имел к вам?
— Ко мне? — опять пленяя подлостью скрытой намереньями улыбки, выразил Романов насмешку, медленно направляясь к столу — Да собственно говоря никакого я лишь тока пригласил его к себе на один из вечером, вот и все
— И все?! — испытывая недоверие к нему, задала вопрос Оксана, выказывая из-себя излишнее коварство
— Неужели все, так плохо? — удивилась с какой настойчивостью, Оксана выжимала сведения из Романова
— Все пиздец как серьезно?! — сверкнула Оксана голубым отблеском чудесно лазурных глаз, падающий свет с хрустальной люстры на потолке — У него трубка в трахеи стоит и дренаж, что выкачивает кровь из перикарда
— Так вы врач? — удивилась Маргарет, столь серьезной конкретики приведенных Оксаной фактов
«Ебаная тупая швабра и как я могла с ней тока целоваться», сдерживая неудержимый порыв ярости, Оксана глубоко вздохнула, душный воздух в комнате ртом.
— Почему он хотел отравить себя карвалолом?
— Оксана что для тебя сейчас это важно? — возмутилась Катерина, направляясь в сторону окна, возле которого стояла Оксана
— У него острая сердечная недостаточность Катерина! — пояснила Оксана, стоя, опираясь на подоконник, потеряла равновесие, едва удержалась, чуть не упала на пол — Блядь! — прошипела она свалившись на колени
— Оксанка! — ринулась к ней Катерина, падая рядом на колени, обняла за обнаженные плечи
— Оксана Владимировна, что с вами? — взволнованно спросил Романов, отставил тут же стеклянную бутылку с вином в сторону
— Похоже, Сергей Викторович, здесь кому-то уже можно не наливать — сделала Маргарет строгое заявление, встав за спиной Романова, положила свои руки на плечи его черного пиджака
— Все нормально!!! — убирая руки Катерины со своих плеч, нервно возразила Оксана, медленно вставая с колен — Я бы конечно от бокальчика красного вина еще не отказался
— Один бокальчик и вы ложитесь здесь спать?
— А что других вариантов нету? — надула обиженно губы Оксана, мечтая о сексуальных ночных ласках — Я ведь не хочу засыпать одна в этой убогой холодной постели — обиженно хмурила губы, говорила она, расправляя скомканное платье на бедрах
— Власова проворачивала с ним какие-то дела по поводу его магазина, но вдруг внезапно его магазин забрали за долги, государственная налоговая служба, а ему самому чудом удалось избежать тюрьмы — распечатывая бутылку с вином, рассказывал Романов
— Он потерял свой магазин? — рассмеялась Оксана — Это еще не повод травить себя карвалолом
— У них закладная на дом в банке — добавил Романов к выше сказанному, убирая с убытку шелестящую обертку из цветной фольги на пол
— Так вот почему он не хотел жить — поправляя роскошную золотистую прядь волос, тихо прошептала Оксана, поворачиваясь лицом к окну — Скажите Сергей, а проблему с его магазином решить можно?
— Вам лучше к Власовой
— Я сейчас к вам обращаюсь — заявила строго Оксана, обернувшись, посмотрела на него суровым пьяным взглядом, опираясь рукой на бедро — Так можно или нет?
— Вам дорогого будет это стоить?
— Я думаю, что наши с вами некие вопросы, я смогу с вами урегулировать — ухмыльнулась Оксана, понимая, что компромисс в решении проблемы возможен — Так можно или нет?
— Я поговорю с Власовой и посмотрю, что можно будет сделать — согласился Романов, взяв блестящий, лежащий на столе, металлический штопор в руки
— Мне нужно чтобы завтра был решен этот вопрос?
Заявила Оксана, перешагивая с ноги на ногу, ставя ноги, крест, накрест, выразила прелесть пленительных очертанием изгибов собственного тела.
— Вы хоть понимаете — вворачивая штопор в пробку бутылки с вином, сделал замечание Романов, искоса посмотрев в сторону Оксаны — Что просите то, за что придется вам лично дорого заплатить
— Деньги не вопрос — хладнокровно заявила Оксана, медленно подошла к столу, звонко наступая каблуками черных туфель, на паркет пола, постукивая по его гладкой поверхности коготками пальцев — Главное чтоб вопрос был решен!
— Вы не понимаете, Оксана Владимировна — не согласился Романов, с таким утверждением, медленно вынимая пробку из бутылки — Вам придется заплатить за это своим телом
— Хм… господин Романов — прикусывая краешек губы, распутной улыбкой, улыбнулась Оксана
— И не со мной и не с кем-либо из этой комнаты женщин
— А тогда с кем?! — возмутилась сурово Катерина, встав тут же между Оксаной и Романовым
— Я хочу чтобы Оксана Владимировна сама себя удовлетворила на этой постели, пока мы все тут на это посмотрим — предложил Романов, одной рукой отложил штопор с накрученной на ней пробкой на стол, другой рукой пододвинул к бутылке стеклянный бокал
«Да он охуел, по его словам я должна себя поиметь?», выражая грубые нецензурные мысли, встала Оксана перед Романовым, когда он наливал в бокал вино, так удивленно искоса на неё посмотрел.
— Что простите?! — заплетающимся языком, переспросила Оксана, впадая в недоумения, открыв от удивления голубые лазурные насыщенные блеском падающего света с люстры глаза
— Что скажешь Катерина? — обратился Романов к Катерине, что стояла между ним и Оксаной, была по очертанию выражения скул, довольна такой идеей
— Думаю, а что тут такого — любезно назло Оксане, согласилась Катерина встав у неё за спиной, нежностью касания коснулась её плеч — С одной стороны ты же сама себя будешь удовлетворять
— Вы ведь хотите помочь Леонову решить свой вопрос — протянул он Оксане полный бокал красного вина
— Конечно она хочет решить этот вопрос — не давая возможности Оксане ответить, взялась Катерина пальцами за предложенный бокал вина Романовым
— Что же — согласилась Оксана, скривив недовольно губы, почувствовала как пальцы одной руки Катерины, лишь слегка скинули лямки с плеч белого на ней мини платья — Стоит попробовать
— Выпейте бокал вина — предложил Романов, держась за его стеклянное дно, помогал Оксане испить его сахарную сладость алкоголя
Невообразимый поток крепости вина водопадом изливался в открытый рот Оксане, гармонируя со слюной, нежностью обволакивал её язык. Жадно глотая вино с бокала, Оксана почувствовала пальчики Катерины, как пленительным касанием проникли за грань её платья, чарующей лаской коснулись резинки белых трусиков под ним. Шикарными движением извивалась Оксана пленительным, стоя возле большого стола, виляла бедрами, глотая вино из бокала. Медленно чаруя нежностью скольжения, резинка белых трусиков сползала плавно по бедрам Оксаны, пока полностью не упала на пол. Перешагивая через лежащие трусики на полу, Оксана сексуально сгибая ногу в колено, выражая упругость бархатистой кожи бедер, оторвалась от пустого бокала, проливая на чулки несколько капель красного вина. Пленительная прохлада капель вина, быстро стала пропитывать белые шелковые чулки Оксаны, вязкостью холода, вызывая еще большее возбуждение.
— М… какое вкусное вино господин Романов — похвалила Оксана, жадно глотая воздух, поставила пустой бокал на край стола — Вы хорошо постарались для меня
— Я знаю, как угодить вам Оксана Владимировна — хвастался Романов, заметила Оксана его в черном кресле, что стояло возле окна
— Хм… думаю самое время мне угодить вам — согласилась Оксана, прикусывая краешек губы, чувствовала, как выпитая крепость алкоголя кружила голову
— Я бы хотела на это посмотреть — заявила мадам Берг, встав возле кресла на котором сидел Романов
— Только посмотреть, а не поучаствовать? — удивленно спросил Романов, коснувшись руки Маргарет Берг, вынудил её сесть на подлокотник кресла, на котором сам сидел
— Ну, если вы позволите — иронизируя, ответила мадам Берг, положив руку на плечо Романова
Не придавая никого значения беседе Романова с этой дамой, Оксана, направляясь к кровати, скинула с уставших ног черные туфли. Медленно повинуясь пленительным изгибов тела Оксаны, белое мини платье сползло до талии Оксаны, когда она нагнулась, опираясь руками на кровать, залезла на неё оставаясь стоять на четвереньках. Прекрасная белая маска с перьями, скрывала верхнюю половину лица Оксаны, ярко выражая глубину пьяного взгляда, безупречно красивых голубых лазурных глаз, скрытого под ней.
— Мне всегда нравилась она — задирая платье на Оксане, Катерины открыла прелесть эластичность её ягодиц
— Я всегда это знала — вставая на локти в постели, Оксана выгнула спину,
— Позволь я сначала сниму их с тебя — предложила Катерина, вцепившись в резинку белых чулок Оксаны, на которых сохранились уже высохшие дорожки потеков капель красного вина
— Я так люблю, когда ты за мной ухаживаешь — улыбаясь пьяной улыбкой Оксана, прижалась лицом к подушке, чувствуя, как под властью пальцев Катерины по ноге сползают белый чулок
— И маску Оксана Владимировна придется тоже снять — заявил Романов, сидя в кресле о своих сексуальных предпочтениях в качестве зрителя
— Зачем? — улыбаясь распущенной пьяной улыбкой, Оксана одной рукой, сдернула маску с лица, оставив её лежать на постели
— Хочу видеть ваши эмоции — заверил Романов, положив ногу на ногу, держал в одной руке бокал с вином, что стоял на другом подлокотнике кресле, в котором он сидел
— Вы требовательны — заметила Оксана, выгнув спину, стоя в кровати на коленях, сняла с себя скомканное мини платье, кинув его в порыве пьяной страсти возбуждения на пол под кровать, легла в постели на спину — Слишком много хотите от меня
— Как и вы Оксана Владимировна — согласился Романов наблюдая с удовольствием, как Оксана подняла вверх согнутые в колени ноги
— Ну же это не так сложно — произнесла Катерина, забираясь на кровать рядом с лежащей на ней Оксаной — Давай положи вот сюда руку
— Ты такая нежная — ласково мурча, как кошка, похвалила Оксана, ощущая нежные пальцы Катерины, обхватили кисть руки и положили на лобок, раздвинутых согнутых в колено ног, поднятых к верху — Мне так приятно это делать с тобой
Голова кружилась, комната, словно плыла, перед глазами, словно все сливалось, от чего Оксана медленно закрыла глаза, держа одну руку на лобке, между раздвинутых ног, а другую положила на сочную объемом грудь. В жилах кипел водоворот необузданной страсти, ощущая на теле ласкающей поток выдыхаемого воздуха Катерины, стенки влагалища Оксаны, обильно стали покрываться влагой. На теле частичками мелких капель выступил пот, бархатистая кожа, постепенно стала набирать температуру, от чего Оксане становилось очень жарко, находясь голой на постели. Во рту сохранился сладкий вкус вина, а в груди преобладала горячая буря выпитой безмерной крепости алкоголя, от чего сознание потеряло рассудок.

Издавая насыщенный эротическими нотками стон, Оксана медленно всунула в себя часть среднего пальца, стенки влагалища самопроизвольно раскрылись, ощущая даже с закрытыми глазами близость тела Катерины рядом с собой. Держа ноги поднятыми к верху и согнув их в колени, Оксана медленно начала всовывать палец промеж влажных стенок влагалища. Жадно облизывая губы, покрывая тонким слоем слизи слюны, Оксана, держась за грудь рукой, всунула в себя полностью средний палец так, что горячая теплом ладонь накрыла возбудившейся клитор. Извиваясь на кровати, словно необузданный зверь, Оксана удовлетворяла себя пальцем, придавая алым очертаниям губ, возбуждающий страстью изгиб, во время громких сексуальных стонов. Промеж покрытых влагой стенок влагалища Оксаны, возникло мучительное трение, от чего, она почувствовала зуд и раздражения, смазка стала пропадать.
— Тише — прошептала, наклонившись, Катерина в открытый, ноющий громкими стонами рот Оксаны — Чуточку нежнее
Положила она руку на кисть Оксаны, которая лежала на лобке, медленно пальцами поправила палец, находившийся во влагалище.
— Ах…. — простонала Оксана, насилуя с болью собственным пальцем влагалище, то прижимая ладонью возбужденный клитор, то снова отдаляла от него ладонь
— Романов ей больно — обратилась Катерина к Романову — Ты что не видишь, как она корчиться всовывая в себя палец?
— Ничего не знаю — хладнокровно ответил Романов — Пусть продолжает, чем больнее ей, тем приятней мне
— Ну и скотина же ты Романов! — оскорбила Катерина, выразив это ноткой оскорбления в своем возбуждающем лаской голоса
— Ах…. а… — изнывала Оксана громкими стонами, всовывая полностью палец в сухое влагалище, совершенно не испытывая таким движением никакого удовольствия
— Катерина — возразил Романов, оставаясь сидеть в кресле — Не мешай, я хочу, чтобы Оксана Владимировна сделала все сама
— Какое удовольствие тока ты от этого получаешь?
Дышать становилось тяжелее, в горле, словно все пересохло, а на поверхности языка Оксаны не осталось даже капельки слюны. Стараясь не слушать, возникший спор, между Романовым и Катериной, пыталась вернуть былую страсть. Трение пальца уже доставляло дикую боль и жжение стенок, от чего Оксана корчила губы. Извиваясь на кровати, словно кобра, Оксана, выражала прелестью прекрасных очертанием изгибов, всю насыщенность и гармоничность игры света и теней, плавно переливающейся на её обнаженном теле. Потеряв счет минутам продолжительного мучения, Оксана с закрытыми глазами, совершенно не придавая обстановке происходившей в комнате, пыталась угодить желаниям Романова. В воздухе чувствовалась ароматная сладость безмерно разливающегося вина, сама атмосфера становилась душной, от чего Оксана дышала открытым ртом, изнывая громкими мучительными стонами.
Катерина заткнула Оксану, впившись внезапно в её губы насыщенной страстью поцелуя, сразу же взяв власть этого момента в свои руки. Прижимая плотно к телу Оксаны, она вынудила её вынуть палец из своего влагалища. Плавно покидая пальцем стенки сухого раздраженного влагалища, Оксана вцепилась когтями обеих рук в белую, смятую буграми простынь под собой, когда такое же по цвету бамбуковое одеяло уже лежало на краю кровати, свисая кончиком на пол. Полностью раскрыв от неожиданности лазурные голубые глаза, Оксана почувствовала, как руки госпожи Маргарет Берг, нежностью касания теплых ладоней, коснулась ими колен Оксаны, развела медленно её ноги в стороны.
— Сергей Викторович вы позволите мне использовать тело этой чудесной девушки в своих намерениях? — настораживающе спросила госпожа Берг, вынудив Оксану оторваться от губ Катерины, ощутила влияние её ладони на лобке
— Если вы только сами этого желаете
Распорядился Романов телом Оксаны, словно своим, ответил он, улыбнувшись коварной улыбкой, вставая медленно с кресла, поставил пустой бокал на его подлокотник.
— Катерина мне нужно с тобой обсудить один очень деликатный вопрос — направился к входной Романов — Давай оставим госпожу Берг и Оксану Владимировну наедине
— Что?! — вспылила Оксана, приподнявшись в кровати, опираясь на локти, была сильно возмущена таким заявлением — Вы не имеете право!
— Вы ведь хотите чтоб ваши проблемы решились самостоятельно — произнес Романов, открывая входную дверь комнаты — Так нужно сначала научиться платить за это — покинул он комнату с этими словами
— Прости Оксанка — с чувством сожаления говорила Катерина, положив жаркую ладонь руки на грудь Оксаны — Я правда ничего не могу тут сделать
— А и не надо — ухмыльнулась Оксана пьяной распущенной улыбкой, возбудилась от того, как соблазнительно женщина, что стояла перед ней на кровати оголи свое тело из-под платья, придав его на обозрение — Я и так думаю, что все будет прекрасно
— Ты что серьезно?! — возмутилась Катерина, встав возле кровати, серьезностью напрягающего взгляда посмотрела на Оксану
— А почему нет? — ухмыльнулась Оксана, любуясь сочным прелестям тела женщины, что находилась рядом с ней на кровати, стоя над её телом на коленях — Я ведь имею полное право расслабиться
— Только потом не удивляйся скандалу завтра с утра — звонко стукая каблуками черных туфель, Катерина быстро покинула комнату, выключив за собой свет, с грохотом, выражая истерику, закрыла за собой дверь
В комнате воцарилась мрачная обстановка, только лишь золотистый свет луны пробивал стекло, устремляясь золотистой гладью на ровное покрытие пола. Оксана отчетливо слышала возбужденное дыхание женщины, услышала, как упало её платье на пол. Прелесть перегара от её губ возбуждала неведанной силой. Напрягающей волнующий момент возник между Оксаной и этой женщиной, когда она стояла над её телом на четвереньках, скрытая мраком окутавшей сумраком ночи комнату. Обжигающие дыхание сладкой прелести перегара с её губ, жгло неведанной энергией потока похоти губы Оксаны. Став тяжело и возбужденно дышать, Оксана почувствовала руку этой женщины на губах влагалища, жаркая её ладонь прикоснулась к клитору.
— Ты вся дрожишь — заметила Маргарет, прошептала, наклонившись Оксане под ухо
— Я хочу тебя — ощущая жар прижимаемой к влагалищу ладони женщины, простонала Оксана в её раскрытый рот
— Я знаю — улыбнулась она, другой рукой взяла Оксану за руку, вынуждая подняться на кровати
— Я так напилась — рассмеялась Оксана, оторвавшись немного от подушки, тут же рухнула обратно, без остатка сил
Маргарет была просто возбуждена обнаженным телом Оксаны, чем вынудила её на поцелуй слияния губ воедино. Смачно целуясь с этой женщиной, Оксана сладко постанывала в её рот, позволяя её языку творить у себя во рту поразительные вещи. Потеки слюны изливали с их губ, огибая скользким волнующим скольжением, подбородок Оксаны, скатывались по шее на белую наволочку подушки, на которой она лежала головой. Позволяя себе наглость, Оксана, положив руки в момент поцелуя на талию этой распутной пьяной женщины, медленно коготками вцепившись в резинку её трусиков, стала их стягивать с неё. Найдя в себе силы, Оксана поднялась в постели, не отрываясь от женских губ, пока она скидывала с себя черные трусики на пол, она повалила её в обратную сторону на кровать. Вставая на коленях теперь над её телом, Оксана почувствовала как Маргарет, обвивая руками талию Оксаны, вынудила её развернуться.
«А почему нет?!», ухмыльнулась Оксана, нагибаясь, оказалась лицом между её раздвинутых ног, обвила руками упругие бедра этой женщины.
Положив руку на лобок этой женщины, Оксана почувствовала, как жаром возбужденного порывами похоти дыхания обжигало её влагалище. Обрадовавшись тому, что она сможет обуздать эту женщину, Оксана медленно приближалась к её промежности. Почувствовала, как одна рука обвила бедро Оксаны, а другая двумя пальцами положив на губы влагалища, развела медленно его стенки. Проникающая внезапная прохлада устремилась промеж раздвинутых стенок влагалища Оксаны, облагораживая их нежностью касания возбуждая еще с неведанной силой разврата. Прикусывая от волнения губу, Оксана развела пальцами стенки влагалища этой женщины, уже была готова коснуться её стенок языком, как открыла рот и раскрыв полностью глаза от удивления. Холодное касание языка плавно проникало промеж раздвинутых стенок влагалища, завораживая сильным ощущением врывающейся скользкой прохлады, Оксана была скованна в движении. Жадно целуя согнутую ногу в колено этой женщины, Оксана чувствовала как я язык. Продолжительные минуты удовольствия длились недолго, как только Оксана, изнывая стонами, издала громкий крик, рухнула на кровать. Жаркая струя возбуждающей жидкости стекала по мокрым губам влагалища, прямо на белую простынь под Оксаной. Издавая сладостные нежные стоны, Оксана самопроизвольно закрыла глаза, часто дыша ртом, тут же уснула, сладко посапывая во сне.
Не обращая внимания стуку женских каблуков по комнате, и как промялся сначала матрац на кровати, а потом тут же выпрямился, Оксана продолжала спать, оставаясь одна на постели. Яркая дорожка света озарила мрачную комнату через несколько минут, потом тут же под стук женских каблуков тут же захлопнулась. За дверью еще слышалось веселье и женский смех, а так же удаляющиеся женские шаги по коридору. Оксана продолжала лежать неподвижно животом на объемных больших подушках, изнывая сладкими стонами и насыщая наволочку одной из подушек, прелестью жидкости пережитого оргазма, изливая её на шелковую нежную ткань.



Мучительная сухость во рту, вынудило Оксану проснуться, оказавшись в комнате белой смятой буграми постели. Поразительная мягкость подушек, на которых лежала Оксана, полностью обнаженная, лелея себя в ярких проникающих через окно лучах солнца. Сухие высохшие пятна на пропитавшейся потом постели, напоминали о пережитой горячей страсти. В воздухе пахло заядлым перегаром безмерно распитого вина, прошлой ночью, а так же женской прелестью аромата парфюма. Лежа с закрытыми глазами в постели, Оксана чувствовала, как будто все идет кругом, страдая синдромом похмелья, тело бросало в озноб, а на его прекрасной бархатистой коже выступил мелкими частичками пот. Сухие стенки влагалища жгло раздражением, насильственного проникновения собственного пальца, клитор болел, словно его всю ночь кусали зубами. Изнурительная слабость во всем теле мешала даже просто открыть веки тяжело заплывших глаз, сил не было даже чтоб пошевелить алыми, чтобы сжать краешек подушки, на котором лежала рука Оксаны.
Медленно открывая глаза, лежа животом на подушке, Оксана заметила прекрасные ноги Катерины, роскошная собой брюнетка сидела рядом с ней на кровати, поджав под себя ноги. Короткая черная юбка, отражала эластичную красоту бедер сочной брюнетки, выражая в ней особую долю сексуальности, прелесть кожи после солярия напоминала спелый чуть темный оттенок. На стройных аппетитных ногах девушки, были черные туфли, на удивительно длинном каблуке, что находились под её попкой. Прекрасное тело украшала белая блузка, отчетливо отражая в ней сочную объемную грудь, что была скрыта оковами черного кружевного бюстгальтера, краешек которого выглядывал, благодаря v-образному вырезу. Чарующая прелесть аромата ночной фиалки, так прекрасно пахло тело Катерины, как и выглядела, словно чуть распущенный цветок, на фоне ярких утренних лучей.
— Проснулась соня — ласково обратилась Катерина, положив теплую согревающую теплом ладонь руки на попку выставленных ягодиц Оксаны — Как спалось?
— Оксана проснулась? — удивленный голос Власовой, вынудил Оксану, полностью открыть глаза, лежа на подушках, она посмотрела на эту женщину
Елизавета Валентиновна Власова была одета в красное длинное вечернее платье, с изумительным декольте, красиво вырисовывающий её женственный стан. Открытые плечи, вырез с обеих сторон на бедрах, а так же красный пояс на талии, все это, только лишь подчеркивали очертания эротического характера тела этой женщины. Черные чулки преображали сексуальных стройных ног Власовой, плавно переходящих в красного цвета туфли на высоком каблуке. Темноволосая женщина, цвет волос, которых напоминал древесный уголь, стояла возле окна, теребила край бархатной багровой шторы, согнув очаровательным жестом ногу в колено. Тело прекрасной женщины пахло чарующей композицией непревзойденного вкусового аромата духов «Gucci Flora By Gucci Glorious Mandarin». Древесно-мускусный вкус напоминающий аромат цветущего пиона и спелого мандарина, что служили базовой нотой этого необычайного парфюма. Манящей нотой сердца играло сочетание гармоничности запаха предвкушающей страсть жасмина и древесной амбры. Обернувшись в пол оборота, Елизавета Валентиновна положила руку на бедро, показала свои тонкие очки на глаз, таинственная прелесть голубого оттенка в её серых тонах имела исключительную необузданность и похоть пленяющего взгляда.
— Я специально пришла чтобы с тобой поговорить — возмущенным голосом начала говорить Власова, от чего голова разболелась еще больше — И я конечно сильно возмущена тем что ты…
— Елизавета Валентиновна — сделала строгое замечание Катерина, сжимая ласково пальцами ягодицы Оксаны — Соблюдайте, пожалуйста, тон
— Хорошо скажу так — глубоко вздохнула, переводя дух, согласилась Власова, повернувшись спиной к окну — Я крайне Оксана недовольна, тем, что ты суешь нос в мои дела
— Похоже, я чего-то не понимаю — тяжелой усталостью голоса, ответила Оксана, обольщая себя лаской нежной руки Катерины на своих ягодицах
— Романов вчера буквально приказал ей отстать от Леонова и вернуть ему магазин — пояснила Катерина, перебравшись нежностью пальцев на сухие губы влагалища Оксаны
— Мне придется Оксана написать ему дарственную на то, что теперь уже принадлежит мне
— Все мы чего-то лишаемся — безразличной интонацией голоса, ответила Оксана, с трудом оторвав голову от подушки
— Твое счастье Оксана — прошипела с ненавистью Власова, направляясь к входной двери комнаты, звонко стукала каблуками по паркету — Что ты когда-то буквально почти спасла моего сына
Власова уверенной поспешной походкой подошла к входной двери, тут же открыла её, впуская в комнату легкую волну сквозняка из коридора.
— Но впредь прошу запомнить тебе Оксана — предупредила она, оставаясь стоять в проеме открытой двери, выражая ненависть и злобу на своем лице — Больше никогда не смей вставать у меня на пути
— Дура блядь ебанутая! — грязно некультурно, выплеснула Оксана вслух эмоции из себя, когда входная дверь комнаты с грохотом захлопнулась за Власовой
— Оксанка! — воскликнула недовольно Катерина — Сколько можно так материться, ты ведь уважающая себя женщина
— Но не могу я теперь терпеть и переносить эту дуру на душу — возмутившись, выразила Оксана свое мнение, оставаясь лежать на подушках
— Давай вставай я тебе ванну сейчас приготовлю — говорила Катерина, заманчивым движением разглаживала двумя пальцами губы влагалища Оксаны, продольными движениями
— Было бы очень кстати — согласилась Оксана, краешком языка облизнула сухие алые губы
— Ларионов мне уже звонил, до тебя по какой-то причине как всегда дозвониться не смог, говорит у тебя в больнице какие-то проблемы
— Хм… по твоему лицу — усомнилась Оксана застенчивому выражению скул Катерины — Я вижу, что больница это не единственная новость, которую ты хочешь мне сообщить
«Нет-нет-нет, тока не убирай», прикусывая губу, обиделась Оксана, ощущая лишь теплый осадок прикосновения пальцев Катерины на влагалище.
— В общем — мешкая в словах, ответила Катерина, назло Оксане убрала руки с её тела — Твои родители скора, приедут на завтрак, советую тебе быстро принять ванну и одеться
— Что вся семья? — встав быстро на четвереньки, была встревожена Оксана
— Нет только Марина Николаевна и Рамазанов — пояснила Катерина, медленно опуская ноги с кровати, коснулась каблуками черных туфель паркета пола
— Блядь! — прошипела недовольно Оксана — Они не должны меня здесь видеть
— Охрана Романова не выпустит тебя без его разрешения — пояснила Катерина, прикусывая коготок указательного пальца, словно боялась посмотреть на Оксану
— И что мне теперь делать?! — приподнялась Оксана на руках, опираясь ими на подушку, выгнула спину, оглядела весь бардак, творившейся на полу комнаты
Белое скомканное мини платье оставалось лежать так на полу, пропитанное несколькими каплями впитавшегося красного вина. Огромное белое одеяло, свисало на большую половине пола, часть которого пропиталось ароматом тела Оксаны, впитывая в себя частички её пота. Шелковые белые чулки, аккуратно висели на задней спинке кровати, сохранившую прелесть потеков вина, разлитого на них прошлой ночи. Белые кружевные трусики лежали посреди комнаты на полу, сохраняя прелесть аромата дикой розы, восхитительной силой аромата насытившего тело Оксаны. Туфли лежали на середине комнаты на полу, под столом, на поверхности которого осталась стоять пустая бутылка из-под вина и пара пустых бокалов, на стекле которых сохранился чудесный след алого отпечатка женских губ.
— Иди их отвлеки — распорядилась взволнованно Оксана, садясь на кровати — А я пока приму ванну
— Вот возьми мой телефон — предложила Катерина, указывая взглядом глаз на тумбу, на поверхности которой лежал сотовый телефон
— Спасибо — поблагодарила Оксана, опуская ноги с кровати, коснулась босыми ногами прохладного пола — Как же болит голова
— Скора пройдет — заверила Катерина, подняв с тумбочки стакан наполненный апельсиновым соком — Вот возьми выпей — протянула она его Оксане
— Думаешь, он поможет? — вставая с кровати, Оксана выразила самой себе в зеркале, висевшим напротив чудесное очертание изгибов обнаженного тела
— Поможет снять похмелье — пояснила Катерина, подходя чарующей походкой к Оксане, ставя так изящно ноги крест, накрест
— Поскорее бы — изнывая мучительным стоном, Оксана взяла из рук Катерины стакан с апельсиновым соком
Кисло-сладкая завораживающая жидкость, быстро насытила рот Оксаны, чудесной гармонией спелого вкуса апельсина. Снимая словно рукой головную боль и придавая сил и бодрости изнемогающему от похмелья телу, сок из спелого выжатого апельсина, полностью удовлетворил потребность Оксаны в жажде. Оставляя на стекле стакана еще сохранившийся след алой помады, Оксана оторвалась от него, проливая несколько капель чарующей холодом касания на сочную грудь. Манящим скольжение холода капли сока, повинуясь изгибом тела Оксаны, коснулись её розовых сосков, от чего она открыла рот от неожиданности, придавая губам соблазнительный изгиб. После несколько секунд ожидания капли зависшие на её сосках, упали, Оксана переводя дух, улыбнулась распущенной улыбкой, почувствовав легкую сексуальную похоть, широко раскрыв лазурную голубую прелесть глаз. Обнаженное тело, тут же пропитало себя сочной прелестью апельсина, вызывая к себе у Оксаны восхитительную тягу к развращению, вдыхая в ртом этот чудесный аромат.
— И прими ванну — советовала Катерина, направляясь к входной двери, отражая в зеркале, на которое смотрела Оксана, привлекательность изгибов тела — Да и кстати твой лосьон для душа я его принесла
— М…. ты знаешь, как мне угодить — улыбнулась кривой улыбкой Оксана, направилась медленно к столу, держа в руках пустой бокал — И должна заметить у тебя это отлично, получается — поставила она пустой стакан из-под сока на стол
— Ты даже не представляешь, что я только делаю — говорила Катерина, подходя к двери, звонко стукала каблуками черных туфель по паркету — Только лишь для того, чтобы ты была счастлива
— А я и так счастлива — заявила Оксана, направляясь к двери напротив, что вела в отдельно отведенную ванную комнату — У меня есть все, что мне нужно
— Но ты почему-то постоянно требуешь большего — огорчившись, выразила скулами эмоции Катерина на лице, открывая входную дверь — Я не могу постоянно решать твои проблемы
— А ты уж постарайся — заявила Оксана, шикарно покачивая бедрами, подошла к двери,
— Ты слишком многого о себе просишь — возмутилась Катерина, открывая перед собой дверь, обернулась, посмотрела на Оксану, отражая недовольство взгляда — Советую тебе одеться, потому что твоя дочь, тоже будет тут примерно через полчаса
— Аришка! — испугалась Оксана, совершенно забыв про ребенка, за прошедшие сутки — Но как, почему — прижала она ладонь к алым выцветшей от стертой помады губам
— Телефон не забудь — делая вид, что насмехаясь с этими словами, Катерина, вильнув назойливо упругой попкой, покинула комнату, плавно закрывая за своей спиной дверь
— Да уж не забуду — скривив губы, выражая волнения, тихо прошептала в тишину комнаты, оставаясь в ней одной
Медленно направляясь к тумбочке, на которой лежал телефон, Оксана, угрюмо повесив голову, переживала за ребенка, которого оставила на попеченье своим родным. Дикое расстройство и чувство стыда, как безответственная мать, Оксана с нехотя подняла телефон с тумбочки, чуть не выронив его из руки. Открывая дверь ванной комнаты, глубоко вздохнула, насыщенный влагой лосьона для тела с экстрактом жасмина воздух, Оксана вошла в ванную, перешагивая через её высокий порог, выражая при этом красоту эластичности бедер, наступая босыми ногами на прохладный пол, покрытый каплями воды и сгустков пены, чье касание притягивало вязкостью слияние с кожей ступней.

***
Густая пена, словно снежные бугры покрывало поверхность воды в ванной, излучай непревзойденной силы аромат завораживающего экстракта дикой розы. Голубой кафельный пол ванной комнаты отражалась просвет частичек падающих на него частичек бликов восходящего солнца, что устремлялось, пробиваясь через стекло окна ванной комнаты. Яркие блики света покрывали голубую, почти морского цвета плитку стен ванной, стремительной силой, проникая даже через белые занавески на окне в ванной, отражали на падающей поверхности блестящие искорки. Воздух в ванной насытился ароматом дикой розы, изобилие пены, покрывающей ванну, излучало достаточно сильную концентрацию этого запаха. Сгустки разлитой пены и воды, покрывали тонким слоем кафельный пол ванной, постепенно разливаясь из белой акриловой ванны. Горячая приятная на ощупь, струя воды вытекала из смесителя, чаруя слух наполняющейся ванны водой.
— Ну что там у вас случилось? — спросила Оксана, разговаривая по громкой сотовой связи, телефона, который лежал на столешнице с парфюмерией для ванны
— Где вы были Оксана Владимировна?! — возмутился Ларионов, уставшим сонным голосом
— Оксаночка в чем дело? — таки же недовольным голосом вспылила Марина Викторовна — Где ты была, ты нам так была нужна — Где тебя носило все это время?
— Вам удалось решить проблему с почками? — поинтересовалась Оксана, игнорируя вопросы своих коллег, покрывала грудь сочным изобилием вязкости пены, стекающей на её кожу с пышной белой губки — Он сейчас стабилизирован?
— Проблему с почками решить удалось, но… — ответила Марина Викторовна, раздраженным голосом, по которому было понятно, как она скрипела от ненависти зубами — Возникла другая, еще более важная проблема
— Что случилось? — безразлично спросила Оксана, медленно закрыла глаза, проникнув другой рукой под воду, положила её на живот
— Частично почки пришли в норму — пояснил Ларионов — Но необходимо срочно вводить водители ритма, у него наблюдается сильно выраженная брадикардия, сердце скора совсем, может остановиться, частота сердечных сокращений уже 55 ударов в минуту
— Пока еще допустимая норма — опровергла Оксана, опускаясь ладонью руки по животу, коснулась кончиками пальцев под водой, промежности раздвинутых ног
— Почему нету Валентины и Вероники здесь с нами? — возмущенно спросила Марина Викторовна, я что одна должна контролировать состояние нашего пациента
— Потому что я им дала выходной — заявила Оксана, не открывая веки глаз стала разглаживать пальцами губы влагалища
— Сердце пациента и так ели бьется!
— Не преувеличивайте Марина Викторовна! — возразила Оксана, раздраженно повысив тон голоса, скривила губы — 55 ударов в минуту это еще допустимый ритм
— В палате постоянно находиться дежурная медсестра — взволнованно объясняла Марина Викторовна обстановку в больнице — Я сижу здесь возле поста медсестры, боюсь отойти
— Делайте МРТ — распорядилась Оксана
— Ты все еще предполагаешь опухоль в сердце?
— Она должна быть там — заявила Оксана, сжимая рукой сочную грудь, покрытую тонким слоем стекающей по коже пеной
— Оксаночка! — настораживающе обратилась Марина Викторовна — Ты случайно от нас ничего не скрываешь?
— Нет! — беспокоясь на эмоциональном уровне, уверенно ответила Оксана, тут же открыв глаза от испуга — А что я должна скрывать, не понимаю
— Почему ты заткнула его вчера в операционной?
— Потому что он нес бред!
— Он ведь не был даже под наркозом, сильными обезболивающими, пьяным или его что-то мучало физически
— Просто сделайте МРТ — встревоженно повторила, повысив голос, Оксана свои требования
— Миксома предсердий объясняет почти все симптомы
— Вот тут Валерий Николаевич я с вами согласна — выразила довольство улыбки, что отразилась в зеркале над парфюмерной столешницей
Поддержала Оксана мысль о как казалось доброкачественной опухоли внутриполостной опухоли сердца, на которую указывало большинство симптомов. Повышенная температуры, что почувствовала Оксана от тела пациента, когда его реанимировала, ортопноэ или отдышка, которую, она заметила еще, когда он сидел на лавочке, худощавое телосложение, что показалось на первый взгляд естественной нормой для комплекции тела этого мужчины. Важный в особенности фактор то, что миксома правого предсердия, дала последствия трансмурального инфаркта миокарда, сократительная способность которого заметна, ослабла и теперь в конечном итоге привела к стойкой брадикардии.
— Он не перенесет пока операцию по «удалению внутриполостной опухоли сердца» — возразила Марина Викторовна
— Я знаю — согласилась Оксана, принимая во внимания всю сложность хирургической процедуры
«Он себе блядь сердце нахуй убил, чувствую, придется идти Тихонову, просить комиссию по пересадке, дать ему сердце, только лишь бы этот идиот жил», подумала Оксана, кончиком коготка теребила нежно клитор в ванной.
— Что будем делать? — поинтересовалась Марина Викторовна
— Делайте МРТ — распорядилась повторный раз Оксана — Я хочу знать сколько у меня осталось времени
— Времени для чего? — сомнительной нотой голоса, спросила Марина Викторовна
— Пока еще не знаю — не решаясь признаться коллегам о своих намерениях, Оксана смыла пену водой со своей груди
— Через сколько ты появишься в больнице? — спросила Марина Викторовна, вынуждая как можно скорее ответить на этот волнующий вопрос
— Сегодня — заявила Оксана, вставая в ванной на колени, выгнув спину, одной рукой закрыла хромированные вентили блестящего смесителя — Сегодня в течение дня я точно появлюсь
Вытаскивая пробку из ванной, другой рукой, Оксана поднялась в ней, встав в полный рост, проливая несколько капель воды из неё на кафель пола. Плетельное скольжение тысяч мелких капель воды и пены устремилось вниз, повинуясь изгибу сочных прелестей обнаженного тела Оксаны. Волнующая легкая прохлада, окутывала мокрое тело Оксаны, пробрасывая по телу легким ознобом.
— Пришли анализы крови — решила сообщить новость Марина Викторовна, её звоном разносящийся голос громко звучал из динамика телефона — Пришлось постараться работникам лаборатории, я девочкам пообещала торт из-за тебя
— Что показали анализы? — игнорируя её возмущения, спросила Оксана, чудесным упругим изгибом бедра, согнула ногу в колено, перешагивая через борт ванной
— В крови действительно повышена СОЭ, так же завышен показатель С-реактивного белка и повышение уровня иммуноглобулина
— Марина Викторовна! — обратил своим замечанием Ларионов на себя — Существует еще один немало важный фактор, тромбоциты в крови нашего пациента, сильно понижены, что свидетельствует о сильной тромбоцитопении — пояснил он, об еще немало важной проблеме
— Все это еще раз указывает на миксому предсердия
— Правого предсердия если только, судя по снимку УЗИ
— Рано судите Марина Викторовна! — возразила Оксана, медленно касаясь ногами холодного кафеля, подошла к вешалке с полотенцами — Вполне вероятно, что миксома может быть локализованной, мы пока без точной картинки не можем ничего судить
— Проводить какие-либо операции пока у него тромбоцитопения пока нельзя — возразил Ларионов
— Естественно — застенчивой улыбкой, изогнула губы Оксана, улыбаясь сама себе в зеркале, обворачивая мокрое тело белым махровым полотенцем — Он просто истечет кровью на столе, так, как она не сможет в нужный нам момент свернуться, хотя….
— Нет! — возразила Марина Викторовна, не дав Оксане докончить мысль — То, что у нас есть возможность использовать «Martin Maxium ME 402» еще не дает тебе право проводить лапароскопическую процедуру по её удалению
— Как вы легко читаете мои мысли Марина Викторовна
Изумилась Оксана в улыбке, обворачивая мокрое тело мягким белым полотенцем, плотно стянула его оковами обаятельной нежности.
— Что там по поводу иммуноглобулина? — спросила Оксана, обернувшись в пол оборота, посмотрела в зеркало, как элегантно, в его отражении, полотенце облегало её сочное тело
— Уровень иммуноглобулина заметно повышен
— Что свидетельствует о том — Оксана взяла телефон в руку, что лежал на столешнице
Начала рассказывать Оксана, открывая дверь ванной комнаты, почувствовала, как тело охватила волна теплого согревающего воздуха, врывающегося бурным потоком в ванную комнату.
— Его иммунная система не распознает тромбоциты, они начинают разрушаться под воздействием антител, воспринимая их как инородное тело — перешагивая через открытый порог открытой двери, Оксана сексуально согнула ногу в колено, выражая особую эластичность бедер
— Что предлагаешь? — поинтересовалась Марина Викторовна
— Будем начинать процедуру очистки крови — предложила Оксана — Мы пропустим его кровь через аппарат, где она очиститься, а потом…..
Заметила Оксана в кресле возле окна, как сидела Марина Николаевна в пол оборота, положив ногу на ногу, держа в руках белую керамическую чашу с терпким ароматом черного кофе. Темно-синее платье очень сексуально подчеркивало сочные прелести тела этой женщины, выражая в ней, за счет обтягивающих свойств. Отражая особо объемную форму груди, открытые плечи, а так же осиную талию, подчеркивающим ремнем, который выражался блестящей бляшкой на поясе, а так же эластичное очертание упругих бедер. Синие, такого же цвета туфли, были удачно подобраны к цвету платья, а их строгий высокий, объемный каблук, подчеркивал всю элегантность стиля одежды, матери Оксаны. Возбуждающая стихия аромата дикой розы, исходила от тела Марины Николаевны, чарующие оттенки этого запаха, Оксана сразу же ощутила, как только вошла в комнату, легонько закрыв за своей спиной дверь, прижавшись к ней спиной изумившись в улыбке.
— Мама! — дрожащим голосом произнесла Оксана, чуть не выронив телефон, что держала в руке
— Да Оксана! — согласилась Марина Николаевна — Мама!
— Вот так вот значит, ты Оксана выполняешь собственные обещания! — высказывая нотации, говорил Рамазанов, встав у окна, задвинул кончиками пальцев штору
Одетый в черное драповое пальто, Рамазанов, держал в одной руке, белую керамическую кружку, излучающий терпкий аромат черного кофе, что и Марина Николаевна, черные брюки и мужские туфли с закругленным носом. Пряный аромат кориандра и необычайное сочетание такого запаха как бергамот и лимон в гармоничном слиянии с чарующим ароматом гвоздики насытили парфюма «Drakkar Noir», фантастической вкусовой палитрой. Грубая черная щетина украшала его мощные скулы и челюсть, придавая ему образ дикаря. Грустный взгляд безупречно лазурных голубых глаз, имели просто нереальную красоту, взгляду которую переняла Оксана от этого мужчины. Мускулистые плечи и мощный торс, невозможно было скрыть даже под его черным пальто, который он надел в это прохладное утро, а так же его необычайно высокий рост, крепкие руки, сильную шею, взгляд настоящего хищника. Стрижка золотистых волос, на его голове имела весьма деликатное выражение, зачесанную назад, словно как-будто их укладка поддерживалась гелем. На его руке, Оксана не заметила никакого обручального кольца, что навело Оксану на весьма интересную понравившуюся идею.
«Хм…. так мой папаша та еще блядь, спелся все-таки с этой выдрой», коварством блистательной улыбки, выразила Оксана душевное довольство, незаметно пальцем, провела по сенсору экрана телефона, прервала телефонный звонок.
— Папа! — делая вид, что испугалась, выговорила столь же испуганным дрожащим голосом Оксана, прижимаясь спиной к двери — Но что вы тут….
— Ты же обещала Оксана! — отчаянно начал говорить Рамазанов, пытаясь надоить на, без того вымершую совесть Оксаны
— Володя да что там говорить — махнула рукой Марина Николаевна — Она даже собственную дочь не могла увидеть, зато прилетела к своему Романову, только ты ему вот теперь не нужна вот!
— Зачем ты сюда приехала вчера ночью Оксана? — строгим голосом, внушающим испуг взглядом, спросил Рамазанов, обернувшись, посмотрел на Оксану
— Мне нужно было понять, почему мой пациент хотел покончить жизнь самоубийством
— Ха… посмотри только — рассмеялась Марина Николаевна — Теперь вот её уже не интересуют головоломки и она готова — Её теперь перестали интересовать головоломки, она решила податься в детективы
— Просто я не хочу, чтобы решив проблему — говорила Оксана, продвигаясь к кровати, на которой все еще сохранилась буграми скомканная страсть белой простыни пропитанной стойким ароматом эротического ночного соблазна — Мой пациент, все-таки смог покончить жизнь самоубийством
— Зачем ты приехала сюда к Романову?
— А что он тебе, что ли не сказал? — ухмыльнулась Оксана, шикарно покачивая бедрами, по которым все еще скользили мелкие пленяющие капли прохладной воды
— Шутки со мной шутить вздумала! — вспылил Рамазанов, сделав несколько быстрых шагов в сторону Оксаны
— Власова!
Испугалась Оксана, выставив руку, упала на кровать, словно зажатая в угол кошка посмотрела на этого разъяренного и полного отчаяния мужчину. Учащенное дыхание и страх перед глазами, заставили Оксану изменить свою точку мнения в отношении отца. В момент падения Оксану на кровать, белое полотенце, что обволакивало её тело, развернулось, падая на пол, оголив красоту сочного, прекрасного сексуальным изгибом обнаженного тела.
— Она написала дарственную, чтобы вернуть магазин моему пациенту — заикаясь от испуга жадно хватая воздух ртом, объяснила она
— Посмотри на неё Володя — вставая с кресла насмехаясь, говорила Марина Николаевна, поставив чашку с кофе на рядом стоящую тумбочку, расправила ладонями обеих рук, собравшиеся платье на бедрах — Наша с тобой Оксана все такая же трусиха
— Так хорошо — согласился Романов, встав возле постели, на которую от испуга упала Оксана, нагнулся, поднял мокрое её полотенце, повесил его на заднюю спинку кровати — А что у тебя даже времени не было, чтоб нас с матерью предупредить?
«Блядь пиздец, вот как с ним говорить, в любом случае он меня ударит, ладно попробую иронизировать на жалость», прикинула быстро Оксана расклад в своей голове, как нужно вести разговор в сложившейся для неё ситуации.
— Прости папа — отпуская испуганный взгляд на смятую постель, тихо прошептала Оксана, поджав под себя, лежа на кровати, ноги — Я совсем про вас забыла
— Вот почему ты такая дочка — сменил неожиданно тон голоса Рамазанов на более ласковый и нежный, присев на кровать рядом с Оксаной — Мы даже Аришку твою с собой привезли, она сейчас здесь, играет с сыном Романова, что тебе не хватает для счастья
— Тебе честно сказать? — спросила Оксана, открывая голову от смятой буграми простыни, посмотрела испуганным взглядом то на Рамазанова, то на Марину Николаевну — Я хочу, чтобы вы с мамой были вместе
— Я боюсь дочка это пока что невозможно
— Оксана! — возразила Марина Николаевна — Ты могла бы для начала меня спросить, хочу ли я этого — открыв от удивления заманчивым изгибом алые губы
— По-моему Марина — не согласился Рамазанов — Прошлой ночью, когда мы заходили к нашей дочери за ящиком вина, ты была другого мнения, когда набросилась на меня еще в коридоре
— Ах вот оно что! — распущенной улыбкой улыбнулась Оксана, выразив довольство, опираясь руками на кровать чуть приподнялась, выгнув спину — Надеюсь это все произошло не на моей постели, а то я знаете ли обидеться могу
— Ой, как со своими девками ты там кувыркаешься так ничего
— Ну, так я же на ней сплю — безупречной красотой алых губ, ответила с улыбкой Оксана
— Оксана ты ведь не думала пересмотреть свою политику в отношении женщин — коснувшись грубой рукой ягодиц Оксаны, спросил Рамазанов
— О…. Володя лучше не начинай — подошла Марина Николаевна к кровати, поправляя платье, села перед лицом Оксаны, коснувшись пальцами подбородка дочери, подняла её взгляд на себя
— А что тут такого? — удивился Рамазанов реакции Марины Николаевны
— По лживым её глазам вижу, что она соврет или побежит к своему любимому Коновалову
— А что кроме Коновалова не существует больше других мужчин?
— Только не для Оксаны
— Посмотри, как красива наша с тобой дочь Марина — любовался Рамзанов телом Оксаны, когда она встала обнаженная между ними в постели на четвереньки
— Красива — согласилась Марина Николаевна — Только вот у неё мозгов совсем ведь нету
— Мама! — воскликнула Оксана, выражая недовольство очаровательными скулами
— Что мама?! — шлепнула она кончиками пальцев по алым губам Оксаны, тем самым заткнув ей рот таким шлепком — Или ты с матерью своей будешь спорить?!
— Ладно, Оксана — скользила от ягодиц по бедрам Оксаны теплой рукой, обратился Рамазанов, вставая медленно с кровати — Одевайся в платье, что для тебя принесли и через полчаса, жду тебя на завтрак
— Позволь мне её поторопить?! — спросила Марина Николаевна, убирая руку с подбородка Оксаны, посмотрела в ожидании, подняв взгляд на Рамазанова
— Нет! — возразил тут же Рамазанов — Ты пойдешь со мной
— Почему? — возмутилась Марина Николаевна, оставаясь сидеть на постели рядом с Оксаной
— Я хочу с тобой Марина кое о чем поговорить, пока наша дочь одевается — подошел он вновь к кровати, обошел её и встал возле Марины Николаевны
— Я свою дочь уже вижу реже, чем тебя — изнуренно вздохнула Марина Николаевна, медленно встала с кровати, посмотрев так раздраженно на Оксану — Считай, что тебе повезло избежать не нужного для тебя разговора
— Как будто у меня был другой выбор
Села на кровать Оксана, поджав под себя ноги и скрестив руки на груди, улыбнулась, отразив для матери застенчивый прекрасный изгиб формы очаровательных скул.
— Просто тебе повезло, что твою сладкую попку прикрывает всегда твой папаша — выказывая отвращения, выговорила Марина Николаевна, позволяя своему кавалеру взять её под руку
«Сука блядь, совсем ебанутая, что ты вечно ко мне пристаешь?!» продолжая мило улыбаться, выразила Оксана грязные мысли.
— А что за платье то вы мне приготовили? — спросила Оксана, когда Рамазанов с Мариной Николаевной уже подошли, вместе держась за руку
— Ах… да платье — рассмеялся, смущаясь, ответил Рамазанов, касаясь ручки входной двери — Ты найдешь его в шкафу напротив, Изабелла Романова умоляла нас, заставить тебя надеть совсем новое её платье, оно даже еще запечатанное
— Это платье Беллы?! — выразила несогласие Оксана своими вопросом, посмотрев жалостным взглядом на Рамазанова, оставаясь сидеть на кровати опираясь на руки, наклонилась чуть вперед, изгибая красивым очертанием спину — С каких это пор я стану еще носить платье это гадюки?
— Оксана перестань! — упрекнула Рамазанов, открывая входную дверь — Изабелла очень хорошая и заботливая женщина
— Хорошая и заботливая — возразила Оксана, столь рассержено посмотрев на Рамазанова, покусывая нервно краешек губы — Да ты хоть знаешь какие вечера, она устраивает в своем доме
— Ой Оксанка — рассмеялась громки звонким смехом Марина Николаевна, вильнув изящно упругими бедрами, перед Рамазановым, покинула шикарно выражая изгиб тела комнату — Почему то ты вечно стремишься на них попасть
— Да потому что лучше туда, чем весь вечер с тобой дурой тупой у телика прозябать
Крикнула, отражая нотки ненависти Оксана, в собственном голосе, когда дверь её комнаты плавно закрылась за спиной Рамазанова.

***
Спускаясь по большой лестнице, Оксана стукала каблуками зеленых туфель, по красной ковровой дорожке, что лежала на её огромных ступеньках. Ядовито-зеленое платье облегало тело Оксаны, открывая её плечи, выражая, таким образом, в ней изящную форму сочной груди, что была стянута тонкой материей платья из шифона. Длинное вечернее платье, касалось поверхности ступенек, на которые наступала Оксана. Отражая осиную талию и хорошо вырисованный скрытый очертанием силуэт тела Оксаны, материя этого платье очень плотно обволакивала тело, выказывая скрытые под тонким слоем ткани, сочные прелести тела. Вырез спереди этого платья, приоткрывал завесу прекрасной бархатистой кожи стройных ног Оксаны, скрытых под ним. Пышные золотистые волосы, волнами, потоком дикой необузданной страсти покрывали шею, плечи Оксаны, словно неподвластная стихия водопада, излучая насыщенной яркостью и цвета золота. Чарующая сила запаха «RoseSauvage», окутывала тело Оксаны, искушая завораживающей нотой запаха дикой розы, пленяя сознание всех окружающих, обладательница столь тонкого и сокрушающего разум поистине редкого вкуса, могла вскружить голову, даже самым стойким к похоти мужчинам.
— О… боже Оксаночка как ты великолепна — расплылась в улыбки Изабелла, заметив Оксану, спускающуюся по ступенькам широкой лестницы, что вела на первый этаж
«Блядь сука ведьма, придушить бы тебя, да руки жалко марать о такую дрянь как ты», подумала Оксана, застенчиво улыбаясь, женщине которой была ей наиболее неприятна.
— Спасибо Белла — придавая искренность голосу, выражая коварство характера, начала говорить Оксана — Никогда бы не подумала, что такая тупая блядь на всю башку сука, как ты, смогла бы теперь заставить меня одеть вот это платье
— Оксана! — удивилась благодарности со стороны Оксаны, госпожа Романова
— Оксана разве можно так — возразил тут же Рамазанов встав рядом с хозяйкой дома, ждал когда спуститься Оксана
Гостиная была прибрана после проведенного праздника прошлой ночью, мебель была расставлена, белый мраморный пол был идеально вычищен, словно никакого торжества в этом доме и не было. Через открытые большие двери самой виллы влетал прохладный, чарующий холодом воздух, вместе с насыщенным ароматом расцветающих цветов в клумбах на улице. Большая площадь гостиной была пуста, только лишь у стен по периметру, стояли шикарные черные диваны, придавали густоты интерьера багровых стен этого помещения. Огромная люстра, на потолке, звучала приятным отзвуком соприкасающегося хрусталя друг о друга, когда проникающий в помещение воздух слегка касался её мелких частей. Через большие окна в гостиной проникал яркий свет, придавая некий блеск монотонной атмосфере этого помещения.
— Вы наверно всю ночь тут уборкой занимались — удивилась Оксана чистоте и порядку, постукивая коготками по большим перилам лестницы
— Ой да что ты — придавая вид что не расстроилась, выразила Изабелла некую ироничную застенчивость на лице — Мой персонал справился буквально почти за пару часов
— Включая даже твою шлюху Викторию?! — кивнула Оксана в сторону темноволосой девушки, что расставляла алые розы в большие белые керамические вазы у окна
— Я не….
— Молчи, пожалуйста, Виктория — заткнула её Изабелла, пытаясь из-за всех сил, перед Рамазановым, казаться милой и радушной женщиной — Ну что ты Оксана, Виктория у нас теперь моя правая рука, везде и во всем решает мои вопросы
— Включая даже чтоб удовлетворить её — коснулась холодными пальцами плеча Оксаны, нежностью завораживающего слух голоса, пояснила Катерина, прошептав под ухо
— Как ты?! — была под впечатлением Оксана, выражая это распутной улыбкой, заметив желанную брюнетку у себя за спиной, обернулась к ней в пол оборота
— Ну не могла же я тебя одну отпустить на этот завтрак
— Катерина! — возмутилась Изабелла присутствием Катерины — А тебе, не пора ли, вернуться в администрацию, по-моему, у тебя сегодня важная встреча намечается
— Нет! — возразила Оксана, вцепившись тут же в руку Катерины — Она отвезет меня в больницу
— А как же завтрак Оксана?! — огорчилась Марина Николаевна, стоя у большого окна, обернулась, посмотрела обидчивым взглядом на свою дочь
— У меня блядь пациент умирает, какой нахуй завтрак! — возразила Оксана грубой некультурной манерой выражаться
В открытые двери гостиной вбежали Аришка с Павликом, сыном Романовых, выражая на детских милых лицах яркую частичку счастья. Насыщенное, глубиной голубого цвета платье, в котором, девочка вбежала в гостиную, звонко стукая каблучками белых маленьких туфелек. Заметив Оксану, спускающуюся по ступенькам, девочка бросилась бежать сразу к ней, со счастливой улыбкой на губах.
— Мама-мама! — громко кричала Аришка бегом, направляясь к ступенькам широкой лестницы
«Блядь, похоже, съездила я в больницу, ну пиздец!», отражая из-за всех сил материнскую улыбку на губах, через силу улыбнулась Оксана, позволяя девочке обвить тонкими худыми ручками её талию, прижимаясь к животу головой.
— Аришка доченька, как я соскучилась — лживой улыбкой, утешила Оксана маленькую девочку
— Мама ты ведь обещала вчера к нам присоединиться
— Ну что тут скажешь это ведь ребенок — ответила Катерина, заметив с каким ожиданием помощи, Оксана на неё смотрит
— Аришка зайка — положив руку на голову ребенка, говорила Оксана — Маме сейчас с вами позавтракает, а ты пока посидишь у меня на коленках
— Мама, я так соскучилась! — не желая отпускать Оксану из своих объятий, прижималась к ней Аришка
— Оксана если хочешь я еще раз спасу тебя — прошептала неожиданно Катерина под ухо Оксане, держа руку у неё на плече, стоя за спиной — Но это будет тебе кое-чего стоить
— Хм… ну попробуй — скривила губы Оксана, внезапно возбудилась от тонких пленяющих слух ноток голоса прозорливой брюнетки за спиной
— Господин Рамазанов! — громко крикнула Катерина, обошла Оксану, стала спускаться по ступенькам перед ней, шикарно вырисовывая силуэт безупречных бедер под черной короткой юбкой — У Оксаны срочные проблемы в больнице, у неё пациент умирает, её команда ждет своего руководителя
«Блядь ну пиздец», прикрыла Оксана глаза, сгорая от стыда перед Аришкой и стоящим отцом, что с чувством отчаяния так на неё посмотрел.
— И что совсем ничего без участия Оксаны нельзя сделать? — поинтересовался Рамазанов
— Папа у него острая сердечная недостаточность! — пояснила Оксана, взяв девочку за руку, стала спускаться с ней по ступенькам — Я боюсь совсем, как бы сердце не встало
— Полагаю, за Аришкой опять придется присмотреть?!
Огорчившись, спросила Марина Николаевна, неожиданно с теплотой взгляда посмотрела на девочку, с которой, держась за руку, спускалась Оксана.
— Мама не бросай меня! — вцепилась девочка в руку Оксаны, с глазами полного отчаяния и разочарования посмотрела на неё
Посмотрев в глаза девочки, влага на которых стала блестеть яркими искорками, Оксана, поджав от обиды губу, не смогла устоять перед её требованием. Позволяя хрупким рукам Аришки обвить собственную талию, Оксана, положив руки на её голову, пальцами прошла мимо её светлых волос, другой рукой подняла её подбородок, испытывая душевную жалость и материнское чувство сопереживание, посмотрела во влажные пропитанные слезами голубые глаза. Спустившись на первый этаж, Оксана села перед девочкой на колени, поджав под себя ноги, она не могла позволить себе расстаться с этим ребенком.
— Я никуда от тебя не уйду — заявила Оксана, обвивая руками хрупкие плечи Аришки — Но тебе дорогая моя дочь, нужно в кроватку, на дневной сон
— Никогда бы не подумал что у Оксаны такая хорошая дочь — улыбнулся Павлик, подошел к своей матери, нежно вложил свою худую ручку в её руку
— А ты меня не бросишь мама?
— Ну как же я могу тебя бросить — выражая взаимные чувства и любовь к этой девочки, Оксана прижала её к своему телу, сидя перед ней на коленях, на прохладном мраморном полу
— Ну я думаю — вмешалась Изабелла, прерывая драматичную иронию событий между Оксаной и Аришкой — Раз все уже определились, тогда прошу к столу
— Оксанка! — возмутилась Катерина, подходя со спины напрягая силой убеждения взгляда, с которой она на неё посмотрела — Не сиди на прохладном полу
— Хорошо-хорошо — покорно согласилась Оксана вставая с пола — Ну что пойдем — улыбаясь теплой радушной улыбкой, предложила она взяв девочку за руку
— Боюсь, что я не смогу к вам присоединиться — возразила Катерина, коснувшись свободной руки Оксаны — Меня ждут дела в мэрии
— Жаль — угрюмо ответила Оксана, огорчившись, посмотрела на спину уходящей Катерины, что почти тут же покинула дом Романовых, прошла в открытые главные двери — Ты бы мне очень пригодилась — тихо прошептала она вслед
Чарующий прохладой воздух на улице, легкой свежестью потока раскачивал огромные деревья в саду Романовых. Завораживающий шум с опушки леса был слышен в этой местности больше всего, трепетание гулкого ветра разгуливало промеж огромных хвойных веток собравшихся в огромную дикую природу на высокой горе. Ароматы цветущей зелени, распустившихся прекрасных цветов в клумбах, от фиалок до прекрасной прелести герани, украшали площадь, возле дома Романовых, по периметру огромного фонтана. Большая по площади беседка была выполнена из бревен могучего дуба, пропитанная и сохранившая его прелесть аромата коры, была расположена на задней стороне дома с просторным видом на деревенскую речку и на лесную опушку. Журчание стихии воды, играло мелодичное слияние с отзвуками шелеста листьев с опушки леса, создавая тихое спокойную гармонию. Огромный стол в центре самой беседке располагал в себе огромное изобилие блюд, Стулья, с высокой спинкой, выполненные из прочного дуба, были покрыты щедрым слоем лака, что излучал блестящие искорки при падании на него восходящего утреннего солнца. Жужжание мух и трепетание кузнечиков в высокой траве было особо слышно, на заднем дворике виллы, там где находилась большая по площади веранда. Нескончаемые перелеты пчел от одного цветка к другому, бесконечно их опыляя, придавали особую гармоничную природную атмосферу этому утреннему завтраку.
Прошло пару часов нескончаемых банальных бесед, когда солнце оказалось уже в зените, относительно крыши самой беседки, припекая своим неистовым жаром. Оксана топилась в неудобном крепком дубовом стуле, жадно пила апельсиновый сок из бокала, расположившись по обе стороны от своих родителей. Маленькая девочка сидела на её коленях, хрупкими нежными ручками обвивая талию Оксаны, уткнулась лицом в её сочную грудь. Марина Николаевна уже сильно перепила, громко почти выкрикивая тосты, держа в руке бокал с виски, Рамазанов, встав со стула, оказался за её спиной, пытался успокоить вежливо её радостный пыл. Изабелла сидела напротив и всячески поддерживала пьяную Марину Николаевну, за компанию с ней бурно чокаясь бокалами. Виктория сидела поодаль с торца стола, отразив застенчивость за перепившую хозяйку, отвернулась грустным взглядом в сторону шумящей опушки леса.
— Аришка зайка моя ты устала? — спросила, беспокоясь Оксана, положив руку на голову девочки
— М… мама — измученно простонала девочка, ерзая лицом в груди у Оксаны — Пойдем спать
— Виктория ты мне не поможешь? — обратилась Оксана, к перекрашенной девушке брюнетки, что сидела в дальнем конце стола
Хрупкое тело темноволосой милой девушки, было одето в красное платье, выражающее откровенно прекрасную кожу белоснежных плеч, ярко отражая стройные бедра. Гордая самовлюбленная манера смотреть куда-то в сторону, обидчиво поджав губу, было пожалуй отличительной чертой Виктории, что преданно сидела поодаль своей хозяйки. Положив ногу на ногу и скрестив руки на своей груди, положив их на собственные оголенные плечи, Виктория своим внешним видом будто переживала какое-то душевное потрясение, которое недавно с ней случилось, от чего её лучезарная розовая улыбка была хмурой и кислой. Стройные ноги, обволакивали черные чулки в форме сеточки, что придавала им изощренную сексуальность.
— Да-да конечно — любезно улыбаясь, кривой унылой улыбкой, Виктория, кончиками пальцев, взяв за ножку бокала с красным вином, легонько отодвинула его от края стола
— Предупреди слуг, чтоб привели мою комнату в порядок — держа девочку на руках, Оксана поднялась с ней со стула — И ты будешь играть роль няньки
— Я?! — удивилась девушка, открыв от изумления свой рот
— Ой Мариночка — напившись уже вдоволь Изабелла обратилась к Марине Николаевне, вставая со стула чуть не упала вновь на него — Пойдемте я вам такой сад у нас покажу вы просто обалдеете
— Марина может, поедем домой — предложил Рамазанов, касаясь со спины плеч Марины Николаевны
— Может и поедем — изумилась Марина Николаевна пьяной улыбкой, медленно опираясь руками на поручни стула с трудом встала с него
— Я распоряжусь, чтобы девочки Изабеллы Романовой, подготовили твою комнату
Поспешно направилась она к выходу из беседки, звонко стукая каблуками красных туфель по деревянному покрытию пола.
— Только не заставляй меня долго ждать — возмутилась Оксана, посмотрев вслед уходящей девушки, что так стремительно спускалась по ступенькам веранды
— Мама я спать хочу — жалобно просила Аришка, свесив голову на плечо Оксаны
— Сейчас мама тебя отнесет доченька — нежным голосом прошептала Оксана
— Марина! — услышала Оксана, как Рамазанов обратился к Марине Николаевне у неё за спиной — А что если нам взять нашу внучку к себе понянчиться, пока наша дочь уладит свои проблемы на работе? — была шокирована она предложением своего отца, по поводу Аришки
— Оксана стой, подожди?
Окликнула Марина Николаевна свою дочь, когда Оксана проходила мимо большого качающего под легким порывом ветра, ветками могучего кедра.
— Володя ты ведь подгонишь машину? — обратилась она к Рамазанову, поднимая со стола возле которого стояла недопитый бокал с виски — А я пока с госпожой Романовой на посошок
«Ебанутая блядь пьяница!», изнуренно вздохнула Оксана, встав под громадной веткой высокого кедра, что раздуваемой силе порыва ветра бурным потоком придал пышный бушующий волнами объем золотистых волос Оксаны, слегка колебля зеленое платье на ней.
— Оксана! — подошел к Оксане, медленно спускаясь со ступенек веранды Рамазанов — Я сейчас скажу шоферу, чтобы подогнал машину, мы довезем тебя до больницы, если ты так спешишь
Раздирающий свист покрышек, и громкий гул работающего мотора двигателя, послышался по поднимающемуся склону, где проходила дорога. «Porsche Panamera» черного цвета буквально влетел на террасу Романовых, исполняя безупречное скольжение, вместе с клубами дыма и пыли, по всей окружности периметра фонтана. Автомобиль остановился в паре метрах от места, где стояла Оксана, заядло рыча двигателем, он был окутан клубами дыма, на цветной каменной плитке были видны следы стертых покрышек, а воздухе стоял запах жженой резины. Девочка что была у Оксаны на руках, тут же проснулась и громко зарыдала, прижав голову к её плечу.
— Блядь Катерина! — грязно выругалась Оксана шепотом, узнав обладателя автомобиля что нарушил спокойствие гармонии — Тише Аришка, тише это какая-то дура просто не умеет ездить
— Оксана с тобой все нормально? — подбежал Рамазанов к Оксане, как раз в тот момент, когда звук мотора черного бешеного коня стих до полного молчания
— М… у нашей Катерины опять крышу сорвало — пьяной ухмылкой улыбаясь, крикнула Изабелла, оставаясь стоять на веранде с наполненный наполовину бокалом виски
— Катерина ты в своем уме — громко разъяренно крикнула Оксана, обнимая крепко ребенка, что держала на руках — Ты мне Аришку напугала
— Оксана! — проявила наглость недовольство, громко крикнув, ответила Катерина, опуская черные туфли, коснулась каблуками каменной плитки — Я тебе не посыльный, ты представляешь ты меня из-за того что ты вчера разбила телефон, меня отвлекаешь от важного совещания
Черная короткая юбка, разъяренной брюнетки, была собрана чередой волн на её бедрах, оголяя кожу безупречных упругих бедер, придавала таким образом явную силу сексуальности. Белая блузка, чарую сочной прелестью груди, благодаря красивому v-образному вырезу, вырисовывала выраженный объем. Черные густые волосы, имели чуть потрепанную пышность, что придавала образу этой бешенной кошки, весьма очаровательный вид. Выражая недовольство и глубокое возмущение, очертаниями скул Стройные сексуальные ноги Катерины, были облачены в черные элегантные чулки, отчетливо отражая вместе их резинки, пикантный эротический узор. При такой эмоциональной встряске, темноволосая искусительница умела сохранять прелесть завораживающего вкуса собственного парфюма, чаруя невообразимым сочетанием вкуса ночной фиалки в глубокой гармонии с жасмином. Серые глаза манящей к себе брюнетки, с внушающим голубым оттенком, сохранили прелесть взгляда, вызывающего у Оксаны искушение при виде Катерины.
— Оксана ты, что телефон разбила? — удивился Рамазанов
— Благодаря одной дуре с бокалом шампанского в руках — пояснила Оксана
— Садись, давай быстрее — почти приказным тоном потребовала Катерина — Ларионов срочно попросил доставить тебя в больницу, они готовят твоего пациента к какой-то процедуре
— Хм… так и поняла, что оставила идиотов — выражая недовольство, скривила губы Оксана
— У меня совещание через час по плану — возмущаясь, говорила Катерина, держа дверь с водительской стороны открытой, стояла возле, черного Porsche
— Оксана — проявляя заботу, взяв ребенка из рук, обратился Рамазанов — Раз уж такое дело, езжай с Катериной, только обещай, что вечером ты нас навестишь?
— Ладно — угрюмо надув губу ответила Оксана, улыбаясь недовольной кислой улыбкой, поцеловала Аришку в щечку, когда она уже была у Рамазанова на руках
— Мама! — отчаянно прокричала Аришка, когда Оксана подошла уже, роскошно виляя бедрами к черной машине
— Зайка маме нужно работать — заверила Оксана, быстро прощаясь с ребенком, открывая дверь с пассажирской стороны — Я вечером к тебе приеду
— Только я в этом сильно сомневаюсь — хитрой ухмылкой, ответила Катерина
— Это еще почему? — открывая дверь, спросила Оксана, так удивленно посмотрев на Катерину, положив теплую ладонь руки на прогретую лучами солнца крышку машины
— Думаю что это что-то серьезное — выставляя изумительную прелесть бедер, Катерина села в удобное черное кожаное водительское кресло
— Мама ты обещала! — со слезами на глазах, простонала Аришка у Рамазанова на руках, посмотрела жалостливым взглядом на Оксану
«Блядь ну почему именно так все должно быть, почему я не могу ей просто ответить, даже подумать не могу», пытаясь из-за всех сил перебороть эмоции в голове, думала собираясь с мыслью Оксана.
— Зайка — упрекнула нежным тоном голоса Оксана, выставив очаровательную красоту бедер села на переднее пассажирское кресло — Если мама сказала, значит, она сделает
Заверила Оксана, изнуренно вздохнув быстро, закрыла за собой дверь, только лишь не видеть слез Аришки, на детских сказочно голубых глазах. Салон роскошной машины пропах очаровательной прелестью ночной фиалки, а неожиданная теплота кресла, что Оксана ощутила через зеленое платье, пленяла нежностью соприкосновения. Теплая атмосфера в машине, расслабляла прелестью согревающей атмосферы, работающий кондиционер при закрытых окнах, создавал своего рода благоприятный микроклимат, позволяющий Оксане легко дышать. Чарующие ноты рычание, только что заведенного двигателя под капотом, завораживали резкостью звука, благодаря которому в жилах у Оксаны начинала бурлить кровь. Издавая звук свиста шин, автомобиль резко тронулся, оставляя за собой на каменной плитки лишь клубы пыли.
— Платье Изабеллы?! — спросила, не поворачивая взгляда Катерина, когда Оксана заметила очертание и выразительность её лица в зеркале заднего вида
— Блядь ну конечно — грязно выругалась Оксана — По-твоему, как я могу носить такое
— А что не так? — впервые за этот промежуток времени, рассмеялась Катерина, повысив передачу рукояткой переключения скоростей
— Да в нем я как ведьма!
— Ой, да перестань
— Я серьезно!
— Ну, если серьезно — согласилась Катерина с таким утверждением, изумляясь специально красивой улыбкой, пленяющим страсть алого цвета — Тогда я поверю
— Вот и славно — вредничала Оксана, поправляя длинное до полу платье, кончиками пальцев, полностью облокотилась на удобную спинку кресла — Доставь меня поскорее в больницу
— Что так не терпеться
— Нет просто моя семейка уже как кость в горле, а тут еще эта пьяная сука Изабелла
— Как я тебя понимаю — звонким смехом рассмеялась Катерина
Автомобиль стремительно двигался по склону вниз, проезжая мимо богатых, расположенных по деревенской улице домов. Переливаясь очаровательными тенями, черный цвет этой спортивной машины отражал в себе яркими искорками падающие на него лучи солнечного света. Стремительно набирая скорость при спуске, автомобиль проносился с быстрой скоростью, лавируя между редким потоком попутных и встречных машины, дико разъяренно им, подавая сигнал, огрызаясь громким рычание прелести звука разъяренного зверя под его черным капотом.

***
Тихий шелест листьев берез, ясеня и тополя, играли гармоничную мелодию, не спеша колеблясь в так порыва легкого ветра, спускающегося с лесной опушки. Солнце, все еще находилось в зените, освещая яркими лучами землю, крышу домов, стекол, машин, стоящих у обочины деревенских улиц, а так же витрину продуктового магазина. Мычание коров, лай деревенских собак, урчание деревенской речки, все это казалось естественным, кукареканье петухов, жизнь на узких деревенских улиц никогда не умолкала в тишине. Покосившиеся заборы, дома выполненные из старого лиственного бруса, треснувший шифер, а так же ржавый дымоходы некоторых домов, казались такими мрачными, через помутневшие стекла которых ничего нельзя было разглядеть. Израненное покрытие гравийной дороги было покрыто многочисленными ямами, размытая грязь и следы покрышек проезжающих десяток машин, большое количество луж на деревенских улицах, создавали сырость, слякоть и свойственный этому беспорядок.
Черный Porsche двигался медленно, словно корабль в океане, плавно раскачиваемый мягкостью спортивной подвески, словно черный хищник крался он наезжая мощным черным протектором на размытую лужами грязь гравийного полотна. Лелея себя в нежном кожаном чреном кресле, Оксана, положив ногу на ногу, изумлялась в распущенной улыбке, глядя на взъерошенную брюнетку, что сидела рядом с ней. Ощущая приятную прохладу кондиционера, что легкостью касания обдувал ноги, Оксана придала свое тело незабываемой прохладе, поток воздуха которого охватывал поочередно все её тело. Желая избавиться от зеленого платья, Оксана чуть приспустила его лямку на плече, оголяя еще больше красоту бархатистой коже, пытаясь поразить своим обольщением сероглазую Катерину.
— Зачем тебе это ребенок? — неожиданно спросила Катерина, не поддаваясь на уловки Оксаны
— Что значит зачем?! — возмутилась Оксана, нахмурив губы
«Если бы ты сука знала, скока я души вложила в эту девочку, да я блядь даже роды у этой шлюхи принял, только лишь бы она родилась здоровой», сдерживая порыв накалившихся эмоций, Оксана глубоко вздохнула ртом, тут же выдыхая медленно воздух.
— Я не увидела в тебе никакой материнской заботы
— Да что блядь говоришь! — не согласилась Оксана, с мнение Катерины — А то ты у нас вся такая заботливая мать!
— Оксана ну перестань — утверждала Катерина, плавно сворачивая на дорогу вниз к деревенскому рынку — Быть матерью тебе не идет
— Катерина! — упрекнула её Оксана, грозно посмотрев на темноволосую искусительницу, что пленяла оттенками бесподобного вкуса аромата ночной фиалки — Я не хочу даже говорить с тобой об этом
— Оксана ну ты ведь не испытываешь к ней никакой любви — Катерина продолжила стоять на своем, страстно заставляя рычать бешеного зверя под черным капотом её автомобиля
— Это не твое дело, что я испытываю к Аришке
— Ну как знаешь — ухмыльнулась хитрой улыбкой Катерина — Я просто хотела тебя предупредить, чтобы хуже не вышло потом
— За дорогой вон смотри умница — указала Оксана раздраженным взглядом глаз, на пару коров, переходящих дорогу
— А ты все такая же дерзкая
— А ты все такая же сука
— Я ей всегда была — звонко рассмеялась Катерина
— Останови здесь я выйду — заявила Оксана, не желая дальше ехать с Катериной
— Но ведь до больницы еще несколько минут ходьбы
— А это не твое дело — возразила Оксана, придавая очертанию скул на лице, иронию душевного возмущения, скрасив это изгибом выражающим отвращение на алых губах
— Нет уж! — не согласилась Катерина — Ты доедешь со мной до больницы
— Значит, теперь ты уже со мной не считаешься — раздраженно заявила Оксана, посмотрев взглядом дикой хищной кошки на Катерину
— У твоих людей в больнице серьезная проблема с пациентом, тебя, что это совсем не беспокоит
— Меня беспокоит твоя ирония на счет Аришки
— Я лишь пытаюсь тебя оградить
— От чего?!
— От ненужного разочарования — въезжая в больничный дворик, окутанный мраком тени огромного двухэтажного здания
Огромная тень здания окутывала мраком зону отдыха возле больницы, создавая легкую прохладную обстановку. Изобилие ароматов хвойных деревьев и цветов в клумбах насыщали воздух чудодейственной природной силой. Трепетание птиц, собравшихся на крыше здания, устроили буйные разговоры. Две газели скорой помощи стояли у крыльца приемного покоя, в одной из которых с открытой дверью с водительской стороны сидел мужчина лет за сорок, смачно смаковал во рту прикурившую зажигалкой сигарету. Парочка медсестер, в очаровательных коротких белых, как снег халатиках, стояли на ступеньках небольшого крыльца приемного покоя, о чем-то задорно разговаривая, между собой, девушки уставились в экраны своих сенсорных телефонов, рьяно по нему скользя пальцем.
— О… боже Катерина — изнуренно вздохнув, возразила Оксана, отвернув свой взгляд в сторону окна на двери с её стороны — Только не надо вот этого
— Чего вот этого?! — удивилась Катерина, пожав плечами, медленно проезжая мимо двух газелей скорой помощи, подъезжая к отделению приемного покоя
— Вот этого твоего пафоса — уточнила Оксана, нервно покусывая краешек губы
— Как критично!
Не заметила Катерина, как влетала в небольшую яму одним колесом, черный Porsche процарапал передним бампером асфальт, сдирая зеркальную покрытую на нем краску металлик, от чего Оксана взвизгнула, испугавшись, как резко перекосило машину, автомобиль тут же остановился и двигатель тут же заглох. Оксана посмотрела испуганным взглядом на Катерину, что сама была в шоке, не ожидая, как автомобиль остановился, чуть не врезавшись в машину скорой помощи, что стояла возле этой ямы. Наступила полная тишина, Оксана продолжала смотреть в ожидании на Катерину, когда она в свою очередь так же смотрела на неё, до сих пор не понимая как это произошло.
— Ты блядь даже водишь как корова! — грязно выругалась Оксана, открывая дверь со своей стороны
Теплый завораживающий касанием поток воздуха коснулся бархатистой кожи обнаженных ног Оксаны, пытаясь проникнуть за грань длинного зеленого платья на ней. Поправляя сумочку, что висела на плече у Оксаны и свисающую лямку платья, Оксану опуская ноги, коснулась каблуками зеленых туфель асфальта дороги. Выгибая красиво спину, выставляя изящные упругие бедра перед Катериной, Оксана покинула уютный салон её автомобиля. Кончиками пальцев одним движением руки, Оксана встряхнула золотистую волнистую прядь волос.
— Оксанка! — прокричала Катерина, когда Оксана уже оказалась на улице
— Да заткнись ты уже — огрызнулась Оксана, громко закрывая силой за собой дверь
«Ебанутая блядь дура», выражая отвратительные мысли, Оксана была сильно раздражена заявлением Катерины, звонко стукая каблуками зеленых туфель, направилась к крыльцу приемного покоя.
Шатенка, очаровательный цвет волос которой напоминал богатый оттенок каштана, прямы волосы словно бурная стихия водопада покрывали хрупкие плечи белого халата. Испуская дым с тонкой сигареты, девушка, не отрывала взгляд от сенсорного телефона, оставляя на смоченной слюной фильтром слой розовых губ. Хрупкие плечи, стройная осиная талия, а так же красиво вырисовывающиеся бедра, прелесть белоснежной кожи которых была скрыта под тканью белого халатика, привлекли к себе особое внимание со стороны Оксаны. Рыжеволосая девушка, медленно вставляющая сигарету промеж розовых губок, не отрывала взгляд даже от экрана сотового телефона, по сенсору которого водила так рьяно пальцем, застенчиво, чем-то улыбаясь.
— Представляешь — обратилась рыжеволосая молодая медсестра к своей подруге, отразив изумительное очертание взгляда карих глаз — Колька меня сегодня вечером на свидание зовет
— Вера ты чего? — удивилась её подруга, испуская клубы дыма из-за открытого рта, поставила ногу на ступеньку повыше, отразив эластичную прелесть ягодиц — Ты ведь на сутках!
— Ну и что — пожав плечами выражая застенчивость, ответила рыжеволосая девушка — Никто и не заметит, если часик другой меня не будет на работе
— По-моему — возразила Оксана, встав на ступеньках крыльца, между двух молодых девушек, на вид которым было чуть старше двадцати — Курить на территории больницы строго запрещено, выбросите, пожалуйста, сигарету — испытывая отвращение к запаху табачного дыма, высказала она своё требование к девицам в белых халатах
— Оксана Владимировна!
Удивилась рыжеволосая девушка, заметив Оксану, стоящую рядом с ней на ступеньках крыльца отрывая свой сгорающий от стыда взгляд от экрана сотового телефона, держа на кончиках пальцев тлеющую до половины тонкую сигарету.
— Сигарету выброси — стоя на разных ступеньках, наклонилась Оксана к девушке, тихо прошептав ей в лицо — Мы сами подаем дурной пример нашим пациентам
— Вы так говорите — скрывая сигарету в руке за спиной, говорила шатенка — Как будто мир станет ярче, если мы хотя бы с Верой бросим курить
— Мир ярче станет даже от этого — согласилась Оксана, касаясь сама пальцами влажного фильтра тонкой сигареты, вынула её из-под пальцев девушки и тут же кинула её в урну
Вдыхая вкусный запах сигарет с экстрактом розы из розовых губ девушки, прелесть вкуса дыма завораживала при вздохе.
— Теперь ты! — требовательно заявила Оксана, обращаясь к шатенке, что скрывала сигарету на кончиках пальцев за спиной — Умница — похвалила она, заметив, как девушка кинула с недовольным видом сигарету в урну
«Тупые малолетние суки», подумала Оксана про двух медсестер, шикарно отражая красоту упругих бедер под платьем, продолжила дальше подниматься
— Красивое платье — крикнула рыжеволосая девушка, вслед Оксане
— Пиздец! — отражая возмущение, изгибом алых губ, прошипела Оксана в тишину помещения, входя в открытые двери
Белые вертикальные жалюзи на больших пластиковых окнах помещения приемного покоя были полностью завешены, не пропуская свет через свои стекла. В самом помещении легкостью потока сквозил ветер, где-то вдалеке было слышно, звонкий стук женских каблуков, хлопанье дверей, а так же приятный пленяющий слух женский голос. Бетонное покрытие пола, отдавала блеклым отблеском, было влажным, как после уборки, так же пахло сыростью. Мерцающие светильник дневных ламп, а так же их щелчки при включении, все это было отчетливо слышно в такой тихой обстановке, пустого коридора, по которому направлялась Оксана.
— Оксана Владимировна, наконец-то вы здесь
Услышала Оксана радостный голос Ларионова, чуть дальше с открытой двери кафетерия, когда он выходил из него с пластиковым стаканчиком кофе.
— Я тоже рада вас видеть — заверила Оксана, подходя к отрытой двери кафетерия, почувствовала пряный запах приготовленных кондитерских изделий
— Красивое платье — похвалил Ларионов, оценивая внешний облик Оксаны
— Ой прекратите! — возразила Оксана, обошла вокруг него, вошла звонко стукая по мраморной плитке в кафетерий
— Вам правда идет
Яркая проникающая лучами солнца через стекла больших пластиковых окон обстановка в кафетерии, слегка раздражала глаза Оксаны. В самом заведении было пусто, чистые прибранные пластиковые белые столик, пол был вымыт почти до блеска. Девушка с восхитительной прелестью каштановых волос, в белой рубашке, что довольно свободно сидела на её хрупком теле, стояла за прилавком, возле кассового аппарата, что-то ерзая пальцем по сенсорному экрану телефона. Розовое очертание губ, выражал довольство, что-то интересно вычитывая блеклыми голубыми глазами, скользя пальцем по экрану телефона, от чего Оксана неровно возбудилась, представляя, как по её раздвинутым губам влагалища, скользил бы такой тонкий и нежный пальчик.
— Танюш! — удивилась Оксана девушке продавщице за прилавком кафетерия — Ты, что никогда отсюда не уходишь?
— Оксана Владимировна — удивилась девушка, обращая пристальное внимание на платье Оксаны, встала в какой-то ступор — Какое красивое платье, должна признать у вас есть вкус!
— И ты туда же! — изнуренно вздохнула Оксана — Танюш мне все как обычно, а вот Валерий Николаевич заберет мой пакет и доставит его в кабинет, так ведь? — обратилась она к Ларионову, улыбаясь изумительно наглой красивой улыбкой
— Оксана Владимировна, почему до вас не дозвониться? — был возмущен Ларионов, встав за спиной у Оксаны
Белый длинный халат этого врача излучал прокуренный заядлым табачным дымом, а так же впитал в себе терпкий аромат черного кофе. Выражение серых глаз, даже через стекла его очков, говорило о сильной усталости и изнуренности этого мужчины. На голове были чуть растрепанные волосы, словно он забыл причесаться. Мятая, облитая капельками кофе рубашка, прорисовывалась за гранью белого халата. Серые брюки, были, словно как будто их никогда не гладили, а черные мужские туфли с закругленным носом, потеряли изысканность собственного цвета. На угрюмом, почти поникшем от усталости лице, скулах, подбородке выступила грубая щетина. Пальцы на его руке, которыми он держал красную папку с картой пациента и его полным, собранным анамнезом, испытывали легкую заметную глазу уже дрожь.
— Может потому что так надо — ухмыльнулась Оксана, открывая сумочку, вытащила из неё белый кошелек — Ладно, я разбила свой телефон
— Опять шутки шутите — недоверчиво ответил Ларионов
— Отнюдь нет! — продолжая изумлять в улыбке, Оксана вытащила из кошелька пятьсот рублей и положила их на прилавок рядом с продавщицей — Танюш, давай без сдачи
— Вы что проголодались? — удивился Ларионов
— А что по мне не видно?! — убирая кошелек в сумочку, вредничала Оксана, раскрыв таким красивым очертанием алые губы — Что у нас с пациентом?
— Проблему с тромбоцитопенией надо — выразил свое мнение Ларионов, направляясь следом за Оксаной в коридор из кафетерия
— Валерий Николаевич! — возмутилась Оксана, обернувшись к нему в пол оборота, встала в открытом проеме входной двери кафетерия — Вы должны будите забрать мой заказ
— А что это не может подождать! — выразил несогласие Ларионов, не желая оставаться в кафетерии, подошел к Оксане
— Вот как раз это — заявила Оксана, касаясь кончиками пальцев красной папки, что Ларионов держал дрожащей от нервного недомогания рукой — Подождать не может!
— Ладно я заберу ваш заказ — нехотя согласился Ларионов — А где сегодня Вероника и Валентина?!
— А вы разве не знаете? — застенчиво, как ни в чем не бывало, Оксана пожала плечами, повернувшись к нему спиной, отражая сзади платья, перед Ларионовым шикарное декольте
— Понятие знаете, не имею — возмутился Ларионов, легкостью насмешек и ненормального поведения со стороны Оксаны
— Я дала девочка на сегодня отгул — спокойно заявила Оксана, направляясь вдоль по коридору, звонко стукая каблуками зеленых туфель
— У нас и так рук не хватает, мы с Мариной Викторовной уже забыли, как наша деревня выглядит
— Вы пришли сюда работать! — заявила Оксана, остановившись, обернувшись к нему в пол оборота, положив руку на бедро — Так будьте добры, исполняйте свои обязанности
— Я вам это так просто не прощу — возразил Ларионов, оставаясь стоять у открытой двери кафетерия
— А мне и не надо — выражая подлость скрытой улыбки, Оксана вновь повернулась к нему спиной, направляясь дальше по коридору
Шикарно покачивая бедрами при каждом шаге, Оксана отображала пикантность эротического изгиба тела, скрытого под приятной, тонкой наощупь тканью зеленого платья. Волнистая прелесть золотистых волос Оксаны, при каждом шаге выдавали поразительную объемом пышность, словно бурлящая стихия воды в океане, в момент шторма. Лазурные голубые глаза, сверкали ярким довольством искорок, вдыхая поразительный запах растущего большого лимона, что рос в большом керамическом горшке, помещения вестибюля. Алые поразительной красоте губы Оксаны, выдавали чудесной прелести отблеск, падающего проникающего солнечного света через окна в почти пустом, окутанной тишиной холла больницы.
— Оксаночка! — услышала Оксана возмущенный голос Марины Викторовны, когда подошла к ступенькам массивной лестницы — Где тебя носит, ты хоть знаешь что у нас уже проблемы?
— Какие проблемы Марина Викторовна?! — изнуренным голосом, спросила Оксана, подняв взгляд увидела женщину в белом халате, что стояла в лестничного марша
— Скорость снижения тромбоцитов уже достигла рекордно низкой отметки — возмущаясь говорила эта женщина, пышность светлых белокурых волос на её голове имела необычайную страсть и привлекательный объем — Еще немного и он истечет кровью, а точнее кровь сама будет уже литься из него
— Нужно назначить ему «плазмаферез» — распорядилась Оксана, игнорируя возражения Марины Викторовны, поднимаясь по ступенькам
— Прекрасно — ехидно улыбнулась Марина Викторовна — Вот ты его и назначишь!
— Я ваш начальник! — встав рядом с ней, заявила Оксана, расположив одну ногу на бетонном полу между пролетами, а другой опиралась на ступеньку, изящно отразила упругость бедер — Делайте лучше, что вам велено
— Начальник, который в самый не подходящий момент бросает свою команду — ухмыльнулась Марина Викторовна — До тебя было даже не дозвониться, хорошо я использовала телефон нашего мэра, через неё я тебя всегда найду
— Много вы знаете — вредностью характера, Оксана спокойно прошла мимо Марины Викторовны
— Тебе придется провести плазмаферез! — настаивала Марина Викторовна, поднимаясь за Оксаной следом на второй этаж
— Я хочу увидеться с пациентом! — заявила Оксана, поднявшись на второй этаж, шикарной изящностью вильнула попкой перед этой женщиной
— Сейчас с ним его жена — пояснила Марина Викторовна
— Вот как раз и с ней поговорю — говорила Оксана, не пытаясь идти на поводу у этой женщины, прошла между двух молодых медсестер, что подошли к лестнице
— Что за платье, в конце концов, на тебе?! — неожиданно спросила Марина Викторовна — Это же, если я не ошибаюсь из коллекции Изабеллы Романовой, только она такую дрянь носить может
— В этом я с тобой полностью согласна — подтвердила Оксана, улыбаясь застенчивой улыбкой, сияющий блесков алых губ
— Как она заставила надеть на тебя это?
— Заставила не она — ответила Оксана, поравнявшись с Мариной Викторовной, вошла в открытые двери отделения с палатами пациентов — Это мои родители
Скорчив кривым изгибом губы, Оксана посмотрела с презрением на медсестру, что сидела у дежурного поста, что-то активно печатая на компьютере. Пластиковое окно в холе этого помещения, было открыто на вертикальное проветривание, через которое нежностью теплого потока проникал воздух, колебля белые занавески, что весели на нем. Атмосфера была окутана гуляющими тенями, по стенам и бетонному полу, могучих высоких деревьев за окном, что своим покачиваниям, пытались угодить в такт дуновения ветра. В воздухе пахло средствами для санитарной уборкой и другими асептическими средствами, особенно сильно воняло медицинским спиртом. Двое мужчин, дежурных врачей, хирурга и анестезиолога, Оксана заметила, что сидели в креслах за постом медсестры у окна. Один из которых, с надетыми на глазах очками умным и серьезным видом на лице, строгим очертанием формы скул, держал медицинскую карту больного, худощавый высокого роста врач, в белом длинном халате. Полный крупный мужчина, что был хирургом с пышными седыми усами и крупным носом, угрюмым взглядом, рассматривал снимок рентгенографии грудной клетки, направив его к свету, проникающего через окно. Две женщины пациентки, русая и шатенка, в длинных халатах, одна в голубом, другая в розовом, направлялись по коридору, о чем-то шепотом разговаривая.
— А ты знаешь Оксана — холодным касанием кончиков пальцев, коснулась плеча Оксаны, призналась Марина Викторовна, заставив её вздрогнуть от такого прикосновения — Оно тебе даже очень идет
— И вы туда же — направляясь по коридору, Оксана подошла к двери инфекционного отделения, где находились стерильное помещение бокса
Отдельное крыло больницы, было плотно опечатано, за которым следил особый персонал больницы, в котором поддерживался особо чистый порядок. Медсестры были одеты в зеленую специальную форму, белый медицинский колпак, плотно закрывающий их волосы, повязка на лице, особая белая обувь в виде легких кроссовок. За дверями этого помещения висела сразу большая табличка, что вход без сменной обуви, строго воспрещен. Душная атмосфера воздуха, тут была еще больше пропитана санитарными средствами для бактериальной уборки, обеспечивающей стерильную на микробном уровне чистоту. Окна в коре этого крыльца были плотно закрыты, не пропуская даже частичку воздуха с улицы, обеспечивая тут особую гармонию чистоплотности и собственного порядка. Стены были покрыты бежевой краской до середины, сверху были побелены, цветом выпавшего свежего снега. На потолке висели герметичные светильники дневных ламп, что постоянно работали в этом помещении, даже когда за окном ясный день.
— Всего доброго — совершенно неожиданно, к изумлению Оксаны, было встретить тут Власову, что стояла у большого окна бокса Леонова, рядом с его женой, передавая ей белый конверт с недовольным видом
Елизавета Валентиновна была чем-то раздавлена по её выражения лица, было видно, как она сильно раздражена. Все такое же длинное красное платье, скрывалось под белым длинным халатом, что так элегантно облегал тело этой великолепной женщины, выражая в ней все самые сочные притягательные эротические черты тела. Звонко стукая по белому кафельному полу, каблуками красных туфель, она направилась к выходу, очертание пышности и выразительности черных густых волос на её голове, а так же выражение скул, все свидетельствовало об эмоциональной раздражительности. Чарующая жадная прелесть аромата жасмина, чудесно сохранилась на теле Власовой.
— Тебе это дорого будет стоить Оксана — прошипела она, недовольно подходя к Оксане, не останавливаясь, коснулась пальцами закрывшейся ручки двери за её спиной
— Ой как будто вы от этого много потеряете! — насмехаясь выразила Оксана довольно, потрясающей красивой улыбкой, не капли не испытывая сожаления к ней
— Так как ты меня поимела — грозно говорила она, выражая скулами на своем лице, глубокое душевное потрясение и раздражение — Меня еще никто не имел
— Ха…..! — звонким громким смехом рассмеялась Оксана, напугав медсестру, что проходила рядом, выронив из рук медицинские карты больных на пол — А как же Романов на столе рабочего кабинета?
— А вот за это тебе придется ответить
Замахнулась она рукой, но заметив строгий взгляд рядом стоящей Марины Викторовны, отразив застенчивую улыбку, тут же сжала пальцы в кулак и опустила руку.
— Отвечу — согласилась Оксана, блистая коварством улыбки, направилась дальше, не став больше слушать Власову — Но не перед вами — продолжила она, когда дверь за её спиной закрылась
— Оксана!
Заметила Леонова, приближающуюся к ней Оксану, шикарно покачивая бедрами при каждом шаге, издавая звонкий звук каблуков зеленых туфель по белоснежному кафелю, ярко отражающему падающий свет дневных ламп. Темноволосая женщина была одета в элегантное темно-синее платье, красиво вырисовывающее сочные прелести её тела. Прекрасное сочетание лосьона для ванны, почувствовала Оксана, как вкусно пахнет её тело, свежесть жасмина и искушающий страсть запах лотоса играли сильную эротическую гармонию вкуса. Красивые бедра, стройные ноги, дополнением которых служили туфли на высоком каблуке, удачно подобранные к цвету платья. Шикарное декольте платье, позволяющему носить его без бюстгальтера, вырисовывало красоту оголенной спины Леоновой, чья бархатистая кожа, манила к себе взгляд Оксаны.
— А… Кристина Валерьевна — ухмыльнулась заядлой улыбкой Оксана, выражая застенчивость на чудесно красивых скулах лица, обратила особое внимание на белый смятый конверт, что держала эта женщина в руке — Я тоже очень рада вас видеть
— Может быть ты мне объяснишь что это такое?! — обратилась она весьма недовольно к Оксане, сжимая медленно пальцами конверт в руке, отражая в этом нотку раздражения
— А что ты так на меня смотришь? — удивилась Марина Викторовна, заметив с каким молящим взглядом, посмотрела на неё Оксана — Это ваши проблемы, вот ты и объясняй ей
— Эта вот женщина, что сейчас вышла, только что передала мне его, сказав что за это я лично должна вас отблагодарить
— Да ничего вы мне не должны — смущаясь, ответила Оксана, скрывая взгляд лазурных голубых глаз, за прядью золотистых волос
— Здесь документы передачи нашего магазинчика в право собственности обратно к моему мужу, я хочу узнать, в чем дело Оксана! — настойчиво требовала ответа эта женщина, продолжая в ожидании ответа смотреть на Оксану
«Да как вообще эта сука, могла себе позволить разговаривать со мной в таком тоне», сдерживая из-за всех сил порыв накопленных эмоций, Оксана глубоко вздохнула, набирая воздух ртом.
— Это вы лучше у вашего мужа спросите, в чем дело — огрызнулась Оксана, не желая оправдываться перед Леоновой
— И что это на вас за платье такое? — удивилась она внешнему виду Оксаны — Кажется, я понимаю, каким путем вы смогли выманить эти документы
— Я блядь сказала вам!
Повысив голос, выражая раздраженность, громко крикнула Оксана, от чего медсестра, собиравшая медицинские карты, разбросанные на полу, тихо взвизгнула от испуга.
— Что это не ваше дело, у вас есть муж, хоть и не совсем здоровый, а то, что вам вернули документы, так радуйтесь — ясно дала понять Оксана, что не желает перед ней объясняться
— Ты являешься сюда в таком вот платье, а за несколько секунд до твоего появления, вон та женщина, только что вышла, вручила мне этот конверт, как я должна все это расценивать?
— Тромбоцитопения — обратила Оксана свой взор на большое окно, через которое был хороший обзор палаты бокса, подошла к окну, игнорируя возмущения Леоновой за спиной — Начинает прогрессировать, руки, плечи, а так же сам его торс, все покрыто «геморрагическойсыпью»
Предположила Оксана, что целостность кровеносных сосудов этого мужчины была изрядно нарушена, чем вызвало выход эритроцитов за их пределы. Этот признак указывает, что тромбоцитопения уже находиться в серьезной стадии, уже просто необходимо начинать процесс очистки крови. Сама процедура, заключалась в заборе крови у пациента, через периферическую вену, разделяется с помощью центрифуги на плазму и эритроцитарную массу. После чего плазму извлекают, а эритроцитарную массу вводят больному в сочетании с глюкозой или физиологическим раствором. Затем вводят внутривенно иммуноглобулин, чтобы восстановить полностью состав крови.
— Сократительная способность миокарда совсем уже низкая — положив ладонь руки на стекло, заметила Оксана показания на панели прибора



При трансмуральном инфаркте миокарда, по мнению Оксаны, зубцы R полностью отсутствовали, что отличало его от «субэпикардиального» инфаркта. Оксана заметила, как регистрируются показания комплекса QS в отведениях V1;2, а в отведениях V3 — 6 комплексы rS. Самое наличие комплекса QS, говорило Оксане о гипертрофическом изменении правого желудочка. В отведениях aVL и aVF, Оксана разглядела комплекс QR, что еще раз говорило ей о гипертрофии правого желудочка, все это указывало на крупноочаговое поражение некрозом миокарда.
— У него дня три, четыре максимум — тихо прошептала Оксана, глядя на мужчину, что лежал в стерильном помещении, за большим чистым стеклом
— Как это дня три, четыре? — чувствую дрожь в голосе Леоновой, а так же неконтролируемая боязнь за любимого человека, встала она за спиной у Оксаны
— Да вот так блядь! — прошипела Оксана, сквозь зубы, понимая, что явно не успеет подготовить сердце к операции за это время
— Сердце просто не успеет восстановиться — повторила Марина Викторовна — Нам очень жаль Кристина Валерьевна….
— Но ведь как — не став слушать вмешалась Леонова, вцепившись в руку Оксаны, когда она повернулась к ней спиной, передавая другой рукой карту Марине Викторовне — Оксана послушай, проси все что хочешь, только спаси моего мужа, пожалуйста — слезно просила женщина, держась за её руку
— Я не волшебник Кристина Валерьевна — опуская сгорающий от стыда взгляд в пол, ответила тихим шепотом Оксана, пряча отчаянный взгляд, за прядью густорастущих золотистых волос — Я не могу оживить его сердце, оно умирает
— Можно ведь хоть что-то сделать — продолжая держать Оксану за руку, она не хотела её никак отпускать от себя
— Мне очень жаль Кристина Валерьевна — отворачивая взгляд, в сторону окна, ответила Оксана тихо прошептав — Но я…..
— Оксаночка хватит оправдываться — возразила Марина Викторовна, встав между Оксаной и этой темноволосой женщиной, что держала её за запястье руки — Мы ничего тут не можем сделать, здесь должно произойти чудо, чтобы спасти сердце вашему мужу
— Вы врачи так сделайте же чудо
— Не все так просто — не давая Оксане возможности вмешаться в разговор, ответила Марина Викторовна — Понимаете, есть подозрения, что передозировка карвалолом была не случайной
— То есть как это не случайной?! — удивилась Леонова, отпуская руку Оксаны, под волей принуждения взгляды Марины Викторовны — Но ведь Оксана спасла его на площади
— Спасла, я согласна — ответила еще раз Марина Викторовна за Оксану
— Марина Викторовна! — возмутилась Оксана, раскрыв рот шикарным изгибом безупречных алых губ — Я сама наверно могу за себя ответить
— Оксана прошу тебя миленькая моя — вцепилась она в обе руки Оксаны, сжав их вместе, выронив белый конверт из рук на пол, слезно умоляла эта женщина — Прошу сделай что-нибудь, ну хоть что-нибудь, обещаю, я найду способ как тебя отблагодарить
«Блядь ну как тут откажешь, придется пойти на крайние меры», скривила Оксана невольно губы, задумывая коварный план, стоя на каблуках зеленых туфель, чуть наклонилась к женщине, от которой пахло прекрасной прелестью жасмина в гармоничном сочетании с лотосом.
— Оксаночка не смей! — упрекнула тут же Марина Викторовна — Я доложу Тихонову, что пациент сам хотел себя убить
— С чего это? — удивилась Леонова таким фактам
— Понимаете — уверяла Оксана, пытаясь найти разумный выход — В крови вашего мужа удалось обнаружить очень большую дозу фенобарбитала, основной элемент карвалола, настолько большую, что только в том случае, если он сам его столько выпел или его кто-то хотел отравить
— Это я его отравила! — не подумав ляпнула Леонова
— Что?! — удивилась Марина Викторовна — Так все я вызываю охрану
— Не надо никакой охраны — возразила Оксана — Она врет
— То есть, как врет?! — не понимая, спросила Марина Викторовна
— Да вот так — ответила спокойно Оксана, улыбаясь лживой улыбкой — Никто никого не травил
— То есть это он сам? — еще больше состроила удивленное лицо Марина Викторовна
— Нет! — не согласилась Леонова
— Делайте плазмаферез — хладнокровно говорила Оксана, вырвав из рук Марины Викторовны карту больного — Завтра у вас выходной вместе с Ларионовым и всю неделю тоже
— То есть как выходной?! — выразив удивление на своем лице, переспросила Марина Викторовна
— Да вот так выходной и все — повторила Оксана, отразив красоту эластичных бедер, скрытых под тонкой материей зеленого платья — И Ларионову тоже это скажите
— Оксаночка что ты задумала?! — недоверчиво проявила интерес Марина Викторовна
— Если это вас утешит — злорадной ухмылкой улыбнулась Оксана, перед лицом Марины Викторовны — То абсолютно ничего, кроме пьянства и разврата
— А что с пациентом? — спросила Марина Викторовна, когда Оксана повернулась к ней спиной
— Дайте потом его жене проститься с ним
Забавной улыбкой улыбнулась Оксана, без всякого чувство сострадания к этой женщине, что уже рыдала горькими слезами, упав на колени холодного кафельного пола, прям в ноги Марине Викторовне. Изображая иронию разочарования и полного отчаяния, эта женщина не понимала где находиться, начала уже молиться, стоя на коленях, посреди инфекционного отделения. Марина Викторовна пыталась тут же вразумить её, коснувшись руками плеч женщины, хотела заставить её встать на ноги и незамедлительно покинуть это помещение.
— Да будь ты проклята! — в ярости прокричала Леонова уходящей вслед Оксане — Чтоб ты так же страдала, как и я сейчас
— Успокойтесь немедленно — уверяла Марина Викторовна, пытаясь поднять женщину с колен на ноги — Или в противном случае мне придется вызвать охрану
«А чего я собственно могла ожидать от этой дуры, когда я так грубо её опрокинула, придется заручиться помощью Вероники и Валентины, думаю они мне не откажут», размышляла Оксана, держась кончиками пальцев за пластиковую ручку двери, инфекционного отделения, легкостью нажатия открыла её.
Продолжая улыбаться, когда женщина, сидя на коленях инфекционного отделения, где находился стерильный бокс, отражала горечь переживания, рыдая нескончаемым потоком слез. Изящным изгибом, согнув ногу в колено, Оксана перешагнула через, её высокий порог, оказавшись в пустом больничном коридоре. Дверь тихо закрылась за спиной Оксаны, издавая механический щелчок, погружая коридор в полнейшую тишину. Врывающаяся в коридор свежесть прохлады воздуха с улицы из открытого окна, колебала завораживающим колебанием волосы Оксаны и тормошила длинное зеленое платье. Звонко стукая каблуками по бетонному полу, шикарно покачивая бедрами при каждом шаге, Оксана направлялась по коридору, продолжая сохранять прелесть злой улыбки, наслаждалась пленяющей слух природной гармонии, врывающегося сквозняка, колебания листьев деревьев за окном, а так же звона колокола от местной церкви, на опушки, возле леса.

***
Гармоничная страсть разыгравшихся оттенков теней, устроила дикий танец, по стенам, полу и потолку вестибюля больницы. Вид из больших пластиковых окон, одно из которых было открыто на вертикальное проветривание, был окутан омутом огромной тени здания, накрывающую всю больничную зону. Холл здания был опустившим от людей, воскресный выходной, здесь была поразительная тишина, было слышно лишь, дуновение врывающегося в помещение сквозняка, через открытое окно, а так же приятный шелест листвы, что доносился с улицы. Легкая завораживающая прохлада разгулялась в помещении, пленяя холодом соприкосновения. Чуть дальше по коридору был слышен стук женских каблуков, а так же женский озорной смех медсестер, что выходили из кафетерия. С другого крыльца, со стороны клиники, был слышен мужской голос, двух дежурных врачей, обсуждая что-то по поводу диагноза одного из своих пациентов, их голоса, почти тут же стихли, после того как послышался металлический щелчок закрывающейся двери.
Спускаясь в тишине по ступенькам большой лестницы, что вела вниз на первый этаж, Оксана легонько постукивала по перилам коготками. Держа в одной руке красную папку с собранными анализами пациента, изящно вырисовывала красоту упругих бедер, скрытых под тонкой зеленой материей платья, сгибая ногу в колено, касаясь каблуками зеленых туфель мраморного белого покрытия ступенек. По бархатистой коже Оксаны скользила чарующим прикосновением приятный на ощупь холодок, колебля в порыве страсти зеленое платье, золотистые роскошные объемной пышности волосы, словно море во время шторма.
— Ой ты знаешь Машка — услышала Оксана голос очаровательной шатенки, чей оттенок каштанового цвета волос, привлек внимание — Сколь ты за этими парнями не гоняйся, ничего может это и к лучшему, что так случилось
— Тебе легко говорить
Ответила всхлипывающим голосом очаровательная русая девушка, чей цвет волос, был похож цвета пепла сигареты, а удивительная длинна, завивалась в спирали на кончике.
— Оксана Владимировна здравствуйте! — радостно поприветствовала шатенка, заметив Оксану на ступеньках большой лестницы, что почти уже спустилась вниз — Какое красивое у вас платье
«Хм…, а что если?!», скривила Оксана алые губы на мгновение, воображая в голове разыгравшуюся похоть эротических фантазий.
— Здравствуйте девочки — любезно поздоровалась Оксана — У вас что-то случилось? — спросила она, полностью спустившись, опираясь эластичными ягодицами на перила
— Нет-нет — возразила тут же, словно чего-то, испугавшись, белокурая девушка, в чудесном коротком халатике медсестры — У нас все нормально — ответила она, пальчиком аккуратно стирая расплывшуюся от слез тушь на глазах
— Машка вчера с парнем порвала — ответила нетерпеливо за свою подругу шатенка, прошла мимо Оксаны, держа в руке пластиковый закрытый стаканчик с кофе, отразила эластичность ягодиц, красота которых была скрыта за белым коротким халатом медсестры — Ему оказывается только….
— Лера! — упрекнула белокурая девушка свою подругу
— А что собственно тут такого?! — ухмыльнулась Оксана — Это вполне естественно, мы все живые существа и нам всем иногда ведь хочется, по-настоящему ощутить вкус и близость, плотских ощущений
Схватила Оксана девушку за запястье, худой руки, когда она проходила мимо неё, притянула её к себе, с розовых нежных открытых от неожиданности губ, пахло приятной кондитерской прелестью и чарующей прелестью кофе.
— Ай… что вы делаете?! — чуть не разлила она из своего стаканчика кофе, когда Оксана держа её за запястье притянула её к себе
— Спокойно — прошептала Оксана, наклонившись к ней лицом — Что будешь нюни распускать или работать?
— Отпустите немедленно! — повысив голос, потребовала она
«М…. ну почему с ними так сложно?!», изнывая внезапным сильным сексуальным влечением к этой девушке, Оксана почувствовала, как приятным запахом зажигающему, сексуальное влечение парфюма, которым так приятно пахло тело этой девушки.
Волнующая оттенками страсть «Christian Dior "J′adore"», чарую сокрушающей гармонией вкуса слияния дамасской розы, фиалки и мандарина. Притягательная сила такого стойкого запаха, притягивала внимание Оксаны к обладательнице этого завораживающего парфюма. Сочетание древесного мускуса и орхидеи служили для этих духов нотами обожания и поклонения.
— В любом случае милочка — сбавляя тон собственного голоса, почти до шепота, шептала Оксана в открытые губы, девушки, что пыталась вырваться из её хватки — Тебе придется взять себя в руки
— Оксана Владимировна! — попыталась заступиться подруга девушки, что Оксана держала за руку, встав между ними
— Это мои проблемы — слезно молила девушку, изображая на лице ироничную драму глубокого раскаяния и несоизмеримой личной гордости — Я сама с этим разберусь
— Вот и славненько — застенчиво улыбнулась Оксана, отпуская руку девушки — А то я думала пригласить вас выпить чашечку кофе
— Мы согласны — тут же согласилась шатенка, излучая яркими искорками в карих глазах, знак согласия — Ну же Машка, сама Оксана Владимировна нас приглашает выпить по….
— Чего покрепче?! — перебивая темноволосую подругу, с угрюмым видом на лице спросила русая девушка, обращаясь к Оксане, переводя дыхания от шока
— А почему бы и нет! — поддержала мысль шатенка, спустившись следом за Оксаной с последней ступеньки лестницы — У Машки как раз предки до следующих выходных в Москве и заготовленная фляга красного вина, попусту простаивает
«Фу… как банально, я бы предпочла апартаменты куда получше», скривила Оксан губы, выражая отвращение, шикарно виляя бедрами, подошла к отрытому окну в вестибюле.
— Предлагаю лучше гостиницу на берегу нашей деревенской речки
— Да вы что Оксана Владимировна! — возразила шатенка, состроив в отразившемся силуэте на стекле пластикового окна, явный испуг — Да вы хоть знаете какие там цены
— Ну, думаю — покусывая от искушения сексуального влечения краешек губы, Оксана постукивала заядло коготками по пластиковому подоконнику окна — Что мне по силам будут такие затраты
— Может все-таки у Машки?
— Посидим, выпьем по бокальчику вина
— Предлагаю ради такого дела — обернулась Оксана, выражая очаровательными скулами на лице симпатию к своему образу — Каждый по бутылочке вина
— Вы что Оксана Владимировна — снова впадая в удивление, девушка, отразила в глазах согласие, но обернувшись, посмотрела на поднимающуюся по ступенькам подругу — Машка ты куда?
— О…. нет-нет-нет! — огорчилась Оксана, с разочарованием наблюдала как шатенка побежала за своей подругой к лестнице — Блядь только хотела с этими девками порезвиться так нет
— Машка стой! — прокричала темноволосая девушка, уходящей по лестнице на второй этаж подруге, звонко стукая каблуками черных туфель по ступенькам
— Ну пиздец — прошипела с ненавистью Оксана, поняв, что вечер с этими молодыми девушками провалился, отошла от окна, повернулась и направилась в сторону коридора, откуда так приятно пахло кондитерскими изделиями — Тупые малолетние шалавы — грубо вслух подумала она про них
Стукая звонко каблуками зеленых туфель по бетонному покрытию пола, Оксана направлялась среди голубых покрашенных стен больничного коридора, под сопровождение мерцающих, на потолке, ламп дневного светильника. Манящая прелесть кондитерских изделий манила к себе из открытой двери кафетерия, откуда доносился яркий свет проникающего через окно свет солнечных лучей. Окутанный тенью сумрака коридор, поражал глубинной тишиной, если бы не стук женских каблуков, его тишина бы, действовала усыпляющим влиянием, благодаря шелесту листьев на улице, звук которых доносился из открытого окна в вестибюле. Дуновение ветра за окна приемного покоя и звук мотора проезжающей мимо газели скорой помощи, лай деревенских собак, а так же трепетание птиц с улицы, доносились из открытой двери приемного покоя, к которой подошла не спеша Оксана, проходя мимо дежурной рыжеволосой медсестры. Девушка в коротком белом халате медсестры, что так прекрасно облегало хрупкое тело, выражая в нем все самые пикантные взывающие к себе внимание черты, выражая в каждом шаге непокорность и необузданность скрытого в серых глазах характера. Врывающаяся в помещение бурным потоком прохлада колебала золотистые волосы и платье , а так же оголяла прелесть эластичных бедер, проходящей рядом медсестры, спиной, отражая в зеркале всю красоту их кожи, вызывая таким соблазном к ним скрытое сексуальное влечение.

***
Огромные распустившиеся кусты сирени, излучали поразительный глубины свойственный запах цветения на деревенской улице, по которой направлялась Оксана. Большие березы, свисающими ветками закрывали тенью гравийное покрытие, по которому направлялась Оксана, выражая в каждом шаге душевное раздражение. Легкостью порыва, поток спускающегося ветра с опушки леса, колебал золотистую прядь волос Оксаны, плавностью касания разжигал внизу зеленого платья бурлящую волнами страсть. Чарующие ароматы растущей рядом черемухи, запах могучего кедра, мимо которого проходила, стойкость вкуса тополя во время его цветения, испускающего пышными хлопьями пух по всей дороги, все это было несравнимой красотой природной гармонии. Журчание деревенской речки, шум бьющейся воды о камни и пленяющая свежесть сырости, веяла с берега деревенской реки, разнося легкость касания прохлады по округе. Запах густо заселенной между деревянных больших заборов травы, важность гравийного покрытия после прошедшего дождя, на ямах которого остались еще лужи, все это пахло каким-то свойственным притягивающим для Оксаны вкусом. Красиво выстроенные деревянные заборы, дерево которых так прекрасно излучала запах сырости, большие двухэтажные дома, пластиковые окна которых отражали яркий падающий свет заходящего постепенно за горизонт солнца. Трубы дымоходов двухэтажных домов, начинали излучать языки густого дыма, распространяя запах гари и пепла в атмосферу. Деревянные высокие столбы на улице зажгли свой яркий свет, не давая сумраку окутать пространство деревенской улицы. Лазурное закатом красного цвета небо, постепенно погружалась в тихое забвение ночи, в которое постепенно впадало пространство над деревней.
— Надеюсь, Валентина хотя бы дома — скрепя зубами, тихо прошептала Оксана, ощущая знойную прохладу холода, что морозила спину в области декольте
Оксана медленно подошла к деревянному высоко забору, двухэтажного кирпичного дома, в окнах которого на первом этаже горел яркий свет. Держа в одной руке красную папку пациента, Оксана другой рукой начала на черную клавишу звонка, встав на мраморной белой плитке возле небольшой деревянной двери. Прошло около полминуты, как из самого дома открылась дверь, послышался стук женских каблуков по каменной плитке, после чего Оксана почувствовала летающую в воздухе прелесть кашемирового дерева, что излучал так сильно только один аромат женского парфюма «Azzaro Club Women».
— Оксана Владимировна — показалась за открытой дверью рыжеволосая девушка
Рыжеволосая бестия показалась перед Оксаной в легком голубом нейлоновом халатике и чудесно подобранным под его цвет в голубых туфлях на высоком каблуке. Чудесный откровенный халатик, выражающей в ней все самые пикантные черты тела, открывал красоту упругих бедер, вырисовывая их эластичность, подчеркивал особенно осиную талию девушки, а так же отображал роскошный v-образный вырез спереди, благодаря которому было видно её грудь. Пышность прически рыжих волос на голове девушки имела довольно шикарный объем, который она не успела привести в порядок.
— Что за наряд на вас?! — удивилась она длинному вечернему зеленому платью, что было надето на Оксане — Откуда оно у вас?
— Не важно — ерзая губами, ответила Оксана — Разрешишь войти? — спросила она, подходя к рыжеволосой девушки максимально близко, смогла почувствовать легкую прелесть красного вина с её розовых чуть открытых губ
— Да-да конечно — любезно пригласила Валентина, отходя на шаг назад, выразила из разреза спереди халатика, роскошную кожу стройных ног
— Первый раз у тебя — говорила Оксана, перешагивая через высокий порог открытой двери, любовалась скромным сочетанием вишневых кустов и кустов малины — С трудом нашла твой дом
— Мы уж думали с Ве6роникой, что вы никогда сегодня не появитесь
— Вероника здесь?! — удивилась Оксана, проходя мимо высокой растущей, только что начинающей цвести яблони, вдыхая её аромат — И как полагается вы меня ждали
— Вы же обещали
— И я держу свои обещания
Поднимаясь по деревянным ступенькам крыльца дома, Оксана шикарно отразила упругость бедер, красота бархатистой кожи которых была скрыта под зеленым платьем.
— И что вы делаете с Вероникой?
— Просто выпивали
— Выпивали?! — решила Оксана сыграть на этом драму — Вам блядь завтра на работу, а вы пьете
В коридоре дома, куда вошла Оксана, сгибая ногу шикарно в колено, перешагивая через высокий порог открытой входной двери, была обворожительная душная обстановка. Атмосфера воздуха была пропитана стойким ароматом вина и его необычайной сладостью винограда, в котором сочеталась гармоничная страсть аромата кашемирового дерева и непревзойденная сила «Tom Ford — Black Orchid», искушая похоть которого пахла чарующим запахом черной орхидеи. Обои цвета кофе с молоком, кофейного цвета паркет пола, гардеробный шкаф, что был расположен справа от входной двери, был удачно подобран под цвет настенного покрытия. Парфюмерный комод, расположенный напротив входной двери, над которым висело большое зеркало, овально формы, был забит женской косметикой. На полке над ним располагался радиотелефон, на внешнем динамике трубкой которой сохранился розовый отпечаток губ.
— Валентина кто там?! — послышался с гостиной веселый пьяный голос Вероники
— Моя кудрявая прелесть
Ласковым голосом ответила Оксана, скидывая с ног на входе мокрые грязные зеленые туфли, не обратила внимание на черные мужские туфли, что стояли на обувной полке справа от входа.
— Оксана! — была под сильным впечатлением Вероника, услышать голос Оксаны — А тебя каким это ветром к нам на огонек занесло?
— Ну как каким? — улыбнулась Оксана застенчивой улыбкой, положив красную папку на полку рядом с радио телефоном — Пришла посмотреть, чем вы тут у меня занимаетесь — нагнувшись на входе в гостиную, она поставила белую сумочку на пол
— Оксана! — снова удивилась кудрявая красотка, заметив Оксану на входе в гостиную — Что это за противное платье на тебе
Гостиная была окутана тенью высокой яблони за окном, что играла тенистыми оттенками по обоям молочного цвета, украшающего стены этого помещения. Большое пластиковое окно, в гостевой комнате почти не пропускала света, так как вид, из которого выходил на сад из высоких садовых деревьев, почти не пропускающих из-за пышных веток чудесный свет лазурно прекрасного заката солнца за него огромным стеклом, над которым висели белоснежные длинные до пола штора. Большое изобилие растущих растений, растений от фикуса, до комнатной пальмы, разместившихся в темных углах комнаты, были помещены в большие белые керамические горшки. Стену над большим белым угловым дивана, на котором сидела Вероника, прикрытая розовым тонким халатиком, была размещена домашняя лиана, красиво украшающая природной гармонией фауны гостиную.
— Удивлена тем, что мы с тобой схожи во мнениях моя кудрявая прелесть
Забавной улыбкой улыбаясь, Оксана вошла в гостиную, кончиками пальцев, провела рукой, задевая золотистые волосы, что тут же водопадом стали посыпать её плечи, шею и спину. Обольщаясь тому, как приятная согревающая теплом обстановка в этом доме, окутывала тело Оксаны, от чего она запрокинув голову назад, остановилась в центре гостиной наслаждаясь прекрасным касанием гладкого паркета, переступая с ноги на ноги. Вкушая через раскрытые алые губы, прекрасную прелесть перегара вина, которым был пропитан воздух в гостиной, Оксана закрыла глаза, представляя в голове стихию сексуального соблазна.
— Валюша налей ей бокальчик вина — предложила Вероника, поднимая с рядом стоящего столика наполненный наполовину бокал красного вина
— Неплохо вы тут устроились
Медленно открывая глаза, Оксана обратила внимание на столик, содержимое которого включало в себя, две бутылки вина и пара стеклянных бокалов, один из которых уже был в руках у Вероники. На полу в гостиной были разбросаны женские вещи, черное кружевное платье, бюстгальтер и трусики. Подлокотник белого мягкого кресла украшали мужские черные брюки, а его спинка была накрыта белой шелковой мужской рубашкой. В гостиной Оксана смогла распознать запах мужского одеколона «TRUEFITT&HILL», базовыми нотами которого служил резкий запах лимона в обворожительной прелести слияния с бергамота. Феноменальным аккордом непревзойденной страсти служила гармоничная композиция мускуса и «сандаловоедерево», внушающим головокружительный соблазн аромат кедра. С края дивана свисал высохший презерватив, чем очень сильно развратило Оксану, зажигая в ней дикое голодное сексуальное влечение. Бокал, который держала Вероника в руке, сохранил размазанную прелесть отпечатка губ на своем стекле, чем очень сильно возбудило Оксану. Поведение у девушек было, их взгляды и перемигивание, а так же жестикулировали прекрасных розовых губ, на которых была потускневшая помада, все говорило о том, что как будто они что-то скрывали или недоговаривали, о присутствии в их доме мужского таинственного гостя
«М…. две сучки заманили к себе в логово мужчину, пожалуй, вот я сегодня порезвлюсь», прикусывая краешек губы, искоркой сияния в чудесных голубых лазурных глазах Оксана отразила, неконтролируемое эротическое желание.
— Ты бы знала, чем мы тут до тебя занимались
— Ника! — упрекнула Валентина, вошла следом за Оксаной в гостиную
— Даже спрашивать не буду — присаживаясь рядом с Вероникой на диван, Оксана с жаждой искушения посмотрела на использованный презерватив, что почти уже падал на пол
— Что там с пациентом? — неожиданно спросила Валентина, подходя к шкафу, что стоял напротив, открыв его дверцу, достала с его стеклянной полки большой бокал
— Все плохо — ответила Оксана, касаясь теплой оголенной коленки Вероники — Трансмуральный инфаркт миокарда, убил сердце, у него дня три четыре, если конечно…..
— Понимаю, для чего вы просили меня молчать — внезапно выдала себя Валентина, нагнувшись стоя перед столиком, поставила бокал на него, на некоторое мгновение, задержав взгляд на Оксане
«Ну, кто тебя блядь просил рот открывать», легонько коготками процарапала Оксана по коже нежной коленки Вероники, проникнув пальцами под тонкую розовую материю.
— Я чего-то не знаю? — посмотрев на Оксану, спросила Вероника, остановив продвижение её руки по собственной коленке
— Тебе и не нужно все знать — возразила Оксана, любуясь красивым телом Валентины, что оставаясь в согнутом положении, наливала для неё вино с бутылки в пустой бокал
— И что вы собираетесь делать?
Поинтересовалась Валентина, хищной иронией взгляда снова посмотрев на Оксану, медленно убирая от бокала горлышко наполовину пустой бутылки из-под вина.
— Так что вы обе скрываете? — была рассержена пьяная Вероника, поставив со стуком бокал на столик, выплеснула из него несколько капель алой жидкости на поверхность стола
— Ника! — возмутилась, нахмурив губы, возразила Оксана взяв из рук Валентины протянутый для неё полный бокал с вином — Я твой начальник и придержи, пожалуйста, язык пока за зубами
— Нет!
— Может, скажем, ей Оксана Владимировна
«Эта любопытная маленькая шлюшка, все равно не отстанет, ладно пусть тока попробует рот свой открыть, пожалеет вообще, что на свет родилась», выражая грубые мысли в своей голове, Оксана сверкнула искоркой, чудесных лазурных голубых глаз, падающего на них света.
— Только попробуй мне хоть кому-нибудь проговориться — пригрозила Оксана, прошипела, как змея на пьяную кудрявую девушку — Валюш принеси, пожалуйста, папку, что я положила рядом с твоим телефоном
— Оксана скажи честно, что вы обе скрываете от меня? — испытывая глубокий интерес на лице, спросила Вероника, коснувшись своей руки коленки Оксаны
— Сама узнаешь — поднося бокал к изнывающим от жажды губам, ответила Оксана
Чарующая сладость прелесть красного вина вливалась в рот Оксаны, через раскрытые алые губы, нежно обволакивая слюну, сливаясь в гармонию страсти со слюной. Крепость этого жгучего напитка, Оксана почувствовала лишь когда, оно обволакивало её горло, проникая внутрь. С жадностью глотая его головокружительную приятную на вкус жидкость, Оксана пролила с бокала несколько его капель, что плавно огибая подбородок, тонкой струйкой сочилось вниз, завораживая холодом касания, падала на сочную грудь, пропитав влажной вязкостью зеленое платье.
— А чего еще следовало ожидать? — вошла с надетыми очками на глазах Валентина, держа в руках раскрытую папку пациента — У него в крови обнаружено, слишком большое количество фенобарбитала, что указывает…..
— Стой-стой погоди — прервала Вероника — Оксана только что сказала, что трансмуральный инфаркт миокарда, из-за которого сердечная недостаточность на критичном уровне, а значит сердце уже не пригодно, а слишком большое количество в крови фенобарбитала указывает на……
— Заткнись уже — огрызнулась Оксана, обращаясь к Веронике, краешком языка, чаруя медленным движением, слизывала с губ сахарную прелесть вина — Налей мне лучше еще бокальчик
Передала в руки Вероники Оксана свой бокал, на котором сохранился след прекрасно размазанной алой помады, что служил отпечатка их слияния со стеклом.
— Оксана, неужели ты….
— Налей лучше вина Ника — не давая ей договорить, высказала Оксана свое желание, облокотившись на мягкую спинку дивана, положила ногу на ногу
— Это плохо может кончиться — подняв бутылку с вином со столика, предупредила Вероника, завлекая прекрасным очертанием скул
— А ты главное ротик свой держи на замке
— Ты мне угрожаешь?
— Я тебя предупреждаю — положив теплую ладонь руки на коленку Вероники, ответила Оксана
— Так-так не ругайтесь — возразила Валентина, закрывая красную карту ,
— И что ты нам может предложить, просто хотя бы за молчание, учитывая в какие последствия твоя афера может вылиться — поинтересовалась Вероника, наполняя бокал для Оксаны вином до краев
— А чего бы вы сами хотели? — нагнувшись сидя на диване, Оксана взяла со столика бокал с вином, любознательным взглядом посмотрела в пьяные глаза Вероники
— Тебе это дорого будет стоить Оксана — предупредила Вероника, вцепившись в запястье руки Оксаны, пальцы которой опять проникли под тонкую материю розового на ней халатика
— Я думаю я, как-нибудь с тобой расплачусь — снова поднося одной рукой бокал с вином к раскрытым алым губам, была польщена, как Вероника упорствовала перед её волей
Наполняя через открытые алые губы рот сладкой крепостью вина, Оксана жадно его глотая, закрыв глаза, откинулась на спинку дивана. Положив ногу на ногу, Оксана чувствовала, как сладость вина согревала своей крепостью, проникая внутрь, кружила голову и зажигала в жилах кровь, словно кипенье лавы в момент бурления вулкана. Проливаясь тонкой струйкой, вино с бокала, падало прямо на зеленое платье на Оксане, пропитывая его необычайным вкусом винограда. Потеки вина стекались по телу Оксаны, образуя на бархатистой коже пучину необузданной страсти, оставляя за собой холодный вязкостью осадок после скольжения, после чего платье прилипало к телу.
— Девушки вы тут еще не соскучились? — услышала Оксана знакомый мужской голос, что доносился с дальнего конца коридора, вдали которого открылась дверь
— М…. две строптивые сучки заманили мужчину в свое логово — облизывая сладостью, что чувствовала на языке Оксана собственные пропитанные вином алые губы
— Это уважаемый мужчина Оксана — неожиданно заступилась Вероника
— Представитель правления, в нашей больнице
Пояснила Валентина, стоя перед Оксаной, взяла у неё из рук пустой бокал, несколько капель, с которого упали на колени Оксаны, пропитав необычайной сладкой вязкостью платье.
— Где-то я уже слышала этот знакомый голос — ухмыльнулась Оксана распущенной пьяной улыбкой
— Оксана Владимировна! — был настолько ошарашен этот мужчина, что чудом удержал в руках красный разнос
Удивился сильно темноволосый мужчина, в котором Оксана узнала местного невролога Александра Николаевича, его крупный торс был оголен, а в мощных руках находился красный разнос с двумя бокалами приготовленного фруктового коктейля. Привлекательный, по мнению Оксаны на внешность мужчина, с серым выразительным очертанием глаз, удачно подобранным носом, а так же крупной шеей. На его теле были лишь одеты его белые трусы в клеточку, отделяющие объемным пошивом ткани от его достойных скрытых гениталий.
— М….. Александр Николаевич так вот кого затащили к себе мои лакеи — гордо поднимая подбородок, Оксана посмотрела на мужчину глазами горящей огненной страсти
— Уверяю, Оксана Владимировна девушки просто хотели развлечься — поставив поднос на маленький столик, после того как Валентина убрала с него бутылки из-под вина, говорил мужчина
— Спокойно — успокоила всех Оксана, внушая в себе образ милосердия, продолжая улыбаться безупречной красивой пьяной улыбкой — Я же все-таки не их мама
— Вот именно — согласилась Валентина, присаживаясь рядом, справа от Оксаны на диван
— Оксана он мой — прошептала под ухо слева Вероника — Резвись с Валентиной
— Ну, ведь ты разделила его с Валентиной — указывая пьяным взглядом на высохший презерватив, что лежал на краю дивана
— Спокойней дамы — вмешался мужчина, взяв белую мягкую табуретку в руки, что стояла у большого жидкокристаллического телевизора напротив — Никто никого не будет делить, мы ведь просто развлечемся, выпьем, а дальше уж как получится
— Ну, тока после того — вставая с дивана, едва держась на ногах, чуть не упала на колени к Оксане, заявила Вероника — Как удовлетворите полностью мои потребности
— Оксана Владимировна — немного смутился мужчина — Я честно поражен вас здесь увидеть, если бы я только знал
— А я нет — возразила Оксана, медленно вставая с дивана, кончиками пальцев обеих рук оголила безупречно красивую кожу плеч — Подумаешь, что тут такого, если девушкам захотелось просто расслабиться
Медленно повинуясь сочному рельефу тела Оксаны, пропитанное сладким вином платье, плавно скатилось вниз, представив всю её красоту на обозрение. Сгибая сексуальным изгибом ногу в колено, Оксана перешагнула через лежащее на полу, возле небольшого столика, мокрое зеленое платье. Замечая в отражении зеркала, как сильно мужчина любовался телом Оксаны, она специально для него наклонилась над маленьким столиком, взяла в руки один из приготовленных им апельсиновых коктейлей. Согнув спину сексуальным изгибом, Оксана наклонилась за стеклянным стаканом с соком, отразив в особенности перед мужчиной обнаженный сочный объем груди, поерзала перед ним, глядя в его глаза, алой прелестью губ.
— Оксана тебе плохо на утро не станет? — беспокоясь, спросила Вероника — Он ведь все-таки с водкой
— Тем лучше хоть голова болеть не будет — поднося стакан с соком к губам, застенчиво пьяной улыбкой, улыбнулась Оксана — Поскольку нас трое, а мужчина один….
— Оксана он мой! — предупредила еще раз Вероника, прерывая пьяную реплику Оксаны перед тостом — Даже не мечтай
— То я постараюсь вас всех удовлетворить
— Размечтался! — упрекнула его Вероника, заигрывая, стукнула ласково подушечками тонких пальцев по его губам — У Оксаны все-равно презерватива нету, а свой я ей не дам — незаметно подмигнула она Валентине
— А может без презервативов — предложила Валентина, поднимая наполовину пустую бутылку с вином, задержала её между своих губ, сидя на диване, как-то странно помотала головой
— Что скажите Оксана Владимировна?! — обратился к Оксане мужчина, сидя на мягкой табуретке за её спиной — Захотите с нами порезвиться
— Все зависит от полноты налитого стакана — заявила Оксана, держа стакан с соком возле раскрытых алых губ
— Тогда я начну первой
Заявила Вероника, находясь в пьяном безрассудном состоянии, кончиками пальцев схватилась за пояс розового халатика, развязав его, тут же скинула нежное одеяние с плеч. В плавном падении, словно парус во время попутного ветра, легкая розовая ткань халатика упала на пол, поверх зеленого платья Оксаны. Вероника предстала очаровательным стройным телом в гостиной, мило улыбаясь пьяной кривой улыбкой, пока Валентина взяв в руки пульт от телевизора, включила тут же музыкальный канал. Ритмичная музыка, подвергшая компьютерной обработки, с басами насыщала гостиную прекрасной мелодией. Чарующими движениями обнаженного тела Вероника словно манила за собой мужчину, что находился позади Оксаны, вынудив его подняться с места, на котором он сидел, проследовать за ней в коридор, окутанной сумраком наступившей ночи. Поманила она за собой указательным пальцем Валентину за собой, искушая красотой эластичных бедер при каждом шаге, удалилась в комнату вместе с их мужчиной.
— А как же Оксана Владимировна? — поинтересовался мужчина, позволяя обнаженной темноволосой кудряшки взять его за руку
— Оксана Владимировна к нам позже присоединиться — скидывая со своего тела голубой нежный халатик, пояснила Валентина, словно змея, рыжая бестия так красиво отражая изгибы собственного тела встала с дивана — Уверена она найдет себе занятие
— А ты что нашу Оксану уже хочешь? — с нотой ревности в голосе, спросила Вероника, покидая с кавалером гостиную
— Просто не хочу заставлять скучать такого человека в одиночестве
— Просто хочу её трахнуть — делая вид что отвечает за мужчину, рассмеялась громким смехом Вероника, который доносился с дальнего конца коридора
Мелодия ритмичной романтической музыки, разносилась в темной гостиной, где единственным светом служил яркий экран телевизора и завораживающие слух басы. Встав посреди гостиной, Оксана с неутолимой жадностью пила коктейль, водопадом кисло-сладкой прелести вливался в её открытый рот, насыщая его необычайным тропическим вкусом, согревая внутри. Голова кружилась бешеным ритмом музыки, в жилах закипала кровь, когда Оксана промеж громкой музыки смогла разобрать доносящиеся женские стоны из комнаты. Поставив пустой стакан из-под коктейля на маленький столик, Оксана, виляя шикарной красотой бедер в ритме компьютерной музыки, коснулась кончиками пальцев резинки черных кружевных трусиков, медленно их начала с себя. Сгибая ногу в колено, перешагнула через лежащие на полу трусики, отражая эластичность ягодиц при свете телевизора, Оксана, застенчиво улыбаясь пьяной улыбкой, вышла из гостиной в коридор, откуда слышались громкие глубокие эротическим соблазном стоны.
Комната, в которую вошла Оксана, творился дикий разврат, как женское белье, так и мужские трусы, было разбросано в пучине развратной похоти по полу. На кровати происходил ураган сексуальных страстей, постельное белье в большой двуспальной кровати было смято, словно море во время шторма. Вероника стояла на четвереньках в постели, извиваясь подобию дикого зверя скованных в оковах Валентины, лежащей под ней, лицом между раздвинутых ног темноволосой кудряшки, мужчины что стоял, сзади обхватив её стройную талию руками, как будто резвый конь вводил в неё свой большой член. Комната была насыщена стойким диким перегаром вина, потом женских тел, а так же жидкостью вытекающих с влагалища на белую постель. Будоражащие движения тел, ритм которого постоянно был разный, громкие женские стоны, звуки смазки половых гениталий. В этой комнате возбуждало до крайности буквально все, даже стойкий запах гармонии парфюма кашемирового дерева и непревзойденной силы вкуса завораживающей силы черной орхидеи. Гордой походкой, подобию дикой кошки Оксана вошла в комнату, прерывая весь творившейся эротический спектакль, роскошно виляя бедрами, сгибая ногу при каждом шаге, она вызывала в себе голодное желание.
— Оксана Владимировна!
Прервался неожиданно мужчина, оставляя полностью свой член во влагалище Вероники с которого по разведенным стенкам половых губ стекало изобилие женской прелести.
— Ух… это было здорово — изнывая в стонах голосом выразила бурные эмоции Вероника
— Правда?! — удивилась Валентина, держа половые губы влагалища двумя пальцами разведенными, когда в них её находился мужской член, коснулась кончиком языка её клитор — Тебе понравилось?!
— Пойдем, охладимся — предложила Вероника, половыми губами медленно сползла с члена, пропитанного женской смазкой
Медленно сползая с мужского члена, когда Валентина с раскрытым ртом лежала под ней кончиком языка ласкала её клитор. Вся мощь мужского стержня, крепкого как нефритовый камень, покидая влажную обитель Вероники инерцией силы воли, кончиком раскаленной возбужденной головки вошел в раскрытый рот Валентины. Рыжая распущенная похотью бестия, сжав его нежно губами, тут же начала обсасывать его мощный стебель, оставляя на его мощью накаченной коже, покрытой пульсирующими жилками размазанный слой помады.
— Я вам не мешаю? — встав у кровати, улыбаясь пьяной распущенной улыбкой, спросила Оксана, наблюдая, как Валентина обсасывает его член, находясь под ним
— Я все равно уже собиралась уходить — слезая с кровати, Вероника, согнув ногу в колено, наступая каблуками черных туфель на мужские трусы, что лежали возле кровати
— Вот и славно — наступая коленом на кровать, Оксана коснулась двумя пальцами члена мужчины, что так удивленно с чувством восхищения на неё смотрел — Я ужасно сильно устала, это может и подождать
Принудительно Оксана извлекла мужской член из-за рта Валентины, обратила свое внимание, как её губы были покрыты тонким слоем вязкой спермы, что она искусно слизала со своих губ.
— М…. Валюша ты та еще извращенка — рассмеялась Вероника, направляясь к входной открытой двери комнаты
— А что тут такого? — улыбаясь застенчиво, слизывая жадно кончиком языка сперму с губ, села на кровати
— А теперь если не возражаете — вставая на кровати, на четвереньки, говорила Оксана пьяным заплетающим голосом — Я бы хотела отдохнуть
— Думаю, не стоит мешать Оксане Владимировне — согласилась Валентина, вставая с постели, пропитанной женским потом, дикой развращенной страстью и парфюма
— Оксана Владимировна — обратился мужчина, продолжая сидеть на кровати, когда Оксана подобию дикой хищной кошки прошла мимо него на четвереньках, жестикулируя перед ним сочные изгибы своего тела — Я бы хотел с вами обсудить очень деликатный вопрос, если вы не возражаете, конечно
— Со мной?! — улыбнулась Оксана пьяной распущенной улыбкой, смутилась еще напряженного члена, с головки которого смачно капнула большая капля спермы на постель
— Оксана Владимировна вам лучше отдохнуть — советовала Валентина, касаясь пропитанной вязкостью спермы теплыми пальцами изогнутой спины Оксаны
«Блядь главное чтоб он меня не трахнул своим членом», скривила губы Оксана, обернувшись посмотрела на возбужденный член мужчины, головка которого была покрыта тонким слоем стекающей с неё спермы.
— Позволь мне самой решать, что мне делать — возмутилась Оксана, ощущая на изогнутой спине обжигающее касание ладони Валентины
— В таком случае оставайтесь — выражая обиду, пожала губу Валентина — А вам я советую не пользоваться возможностью, что Оксана Владимировна сейчас вам демонстрирует — указала рыжая бестия на обнаженное тело Оксаны, что стояла на четвереньках в кровати
— Я даже не думал об этом
«Ну как же глядя на то, как ты на меня смотришь, ты уже мечтаешь блядь об этом», извращая мысли этого мужчины, подумала Оксана, оставаясь стоять перед ним на кровати в той же позе.
— Оставь нас! — прошипела Оксана
— Как знаете — направляясь к выходу из комнаты, ответила Валентина с глубокой обидой в голосе, громко захлопнув дверь, покинув комнату
Комната погрузилась в сумрак окутанной темной ночью, даже завешанные белые шторы на окнах, не пропускали достаточно света. Наступило продолжительное молчание, дыхание мужчины, стоящего за Оксаной, казалось, словно за вздохи дикого свирепого зверя. Голова кружилась, темные силуэты, создававшие обстановку в комнате, словно плыли, как в каюте на корабле.
— Мы так и будем молчать? — тихо спросила Оксана — Или может быть, все-таки перейдем уже к сути?! — перепутала она слова, ожидая от мужчины разговора
— Вы, правда, этого хотите?
— А что тут такого вы же сами предложили мне?! — не отдавая себе отчет в том что говорит, ответила Оксана, вопросом на вопрос
— Я хотел спросить, вы ведь общаетесь с моей женой, вы не расскажите ей об этом, ну что я с вашими коллегами отдыхал
— М…. так вы вот о чем — ухмыльнулась Оксана, вставая в постели на колени, обернулась, посмотрела на мужчину, что сидел с краю кровати — Ну тут понимаете, все зависит от того что вы мне предложите
Расположилась Оксана спиной на подушках, что лежали смятыми посреди кровати, раздвинув перед мужчиной ноги, была изумлена мощным очертанием темного силуэта его тела. Мужчина расположился стоя на четвереньках над лежащим на постели телом Оксаны, их взгляды даже в такой густой темноте соединились вместе, дыхание стало частым и прерывистым. Оксана смотрела покорно на дикого зверя, беспокоясь нарушить баланс накалившейся страсти, подняла ноги вверх, согнув их в колени, скрестила их за его спиной. Кровь бурлила, словно лава в вулкане, перед извержением в жилах Оксаны, сердце стучало бешеным ритмом, голова кружила, чувствуя раскрытыми алыми губами, обжигающее дыхание с губ самца.
— Вы, правда, этого хотите? — спросил он коснувшись возбужденной головкой влагалища Оксаны, когда она половыми губами ощутила всю мощь его пульсаций
— А вы, правда, так надеетесь воспользоваться моей беспомощностью, если я даже вам возразить не могу?! — спросила Оксана, ощущая, как напряжение члена этого мужчины немного раздвинула её половые губы
— У вас ведь есть выбор — ответил он, продолжая настойчиво смотреть в лазурные голубые пьяные глаза Оксаны, вынуждая её подчиниться его воле
— Только если не такой как у Валентины — делая частый вздох после каждого слова, говорила Оксана, теряя рассудок в пучине напряженного эротического соблазна
— А какой бы вы сами хотели?
— Такой чтоб… ах….
Не успев договорить Оксана, раскрыв рот красивым сексуальным изгибом, издала громкий стон, закрыв медленно глаза, чувствовала, как покрытые смазкой стенки влагалища раздирала принуждающим проникновением мужская мощь. Оказавшись в крепких оковах этого мужчины, чувствуя, как горячая его ладонь обжигала спину, а другая была под попкой Оксаны, она извивалась под его телом. Чувствуя, как глубоко входит его крепкий член, Оксана с раскрытым ртом, открыв глаза от шока, отвернув взгляд в сторону окна, сжала простынь под собой в кулаки. Продолжительные полчаса мужчина плавно вводил член во влагалище Оксаны, издавая скользкий частый звук смазки и шлепков двух соприкасающихся тел вместе. Извиваясь под его телом словно королевская кобра, Оксана была сильно возбуждена, оказавшись в слияние дикой страсти поцелуя, чувствуя, как его язык повиливал у неё во рту.
— Почему ты остановился? — задыхаясь от нехватки воздуха, отрываясь от его губ, почувствовала Оксана, как столь крепкий член покинул влажную обитель её влагалища
— Подумал что ты устала
— Ничего подобного — возразила Оксана, облизывая с алых губ мужскую слюну — Ты от меня так просто не отделаешь — задыхаясь сильным возбуждением, заявила она о своих намерениях



Расположившись на коленях этого мужчины, когда он сидел на смятой постели, Оксана, стоя на коленях, обхватила пальцами его мокрый, покрытый слизью влагалище член. Горячим возбуждающим скольжение член вошел во влагалище Оксаны, столь резкое проникновение вызвало у неё сильное ощущение, от чего издавая сладкий эротический громкий стон, она впала в его объятия. Обвивая руками его мощные плечи, Оксана почувствовала, как сильные руки обвили её талию, скрестила ноги за его спиной. Извиваясь в движениях, подобию танца королевской кобры, Оксана чувствовала его крепость и мощь внутри себя. Мужчина страстно целовал шею Оксаны, обжигающее касание губ доставляло огромное чувство, от чего она испытав сильный оргазм, оставаясь сидеть на его объятиях и совершенно не желала чтобы член покидал её покрытое изобилием влаги влагалище. Положив голову к нему на плечо, Оксана тут же сладко засопела, оставляя его крепкий член во влагалище. Мужчина крепкими объятиями прижал тело Оксаны к себе, надежно оберегая её сладкий сон, когда она так тихо посапывала, уткнувшись в его плечо носом.



Яркие лучи восходящего солнца, пробивались через большое стекло, пластикового закрытого окна в комнате, озаряя обстановку светлых предметов в комнате и ослепительно белых, цвета молока, обоев настенных покрытия стен, неистовым блеском. В воздухе душной спертой атмосферой, царила сокрушительная сила перегара, парфюма, пота тел. Такой букет разящих ароматов вынудил Оксану проснуться с ужасной головной болью от похмелья. Очнувшись на смятой постели, в объятиях крепкого мужчины, что тяжелым уставшим дыханием дышал ей в ухо, Оксана прижималась к его могучему телу лежа спиной на подушках, с согнутыми в колени, раздвинутыми ногами. Вялый член мужчины, покрытый высохшей вязкой спермой, находился у влагалища Оксаны, головка которого лишь маленьким кончиком касалась холодом пропитанных половых губ. Согревая могучим телом, темноволосый мужчина, уткнувшись лицом в подушку, едва слышно храпел, держась одной большой ладонью за сочную грудь Оксаны, которую он ночью не смог полностью обхватить. Другой ладонью сохранившей чарующее тепло, обхватил ягодицы Оксаны, словно большим щитом закрыл её тело от утренней прохлады в комнате.
Не открывая глаза, Оксана наслаждалась нежностью тепла от тела мужчины, продолжала лежать под ним, повернувшись к нему лицом, издала легкий сексуальный стон, прямо ему в ухо. Таким стоном, разбудила в мужчине дикие сексуальные эмоции во время сна, от чего его пенис, стал неожиданно крепнуть и увеличиваться в размерах. Горячая головка члена находилась возле влагалища Оксаны, от чего она, раскрыв рот, стараясь не издать ни звука, полностью открыв глаза, была шокирована тем, как ловко она вошла возбуждающим трением промеж половых губ. Оставаясь с раскрытым ртом и открытыми лазурными голубыми глазами, Оксана, стараясь не шевелиться, чтоб не разбудить самца, горячий пульсирующий возбуждающими движениями член, что она чувствовала каждой сухой стеночкой влагалища. Положив ладони рук на теплую, смятую простынь под собой, Оксана попыталась оттолкнуться, чтобы выползти из-под тела этого мужчины.
«Только бы его не разбудить, блядь как же больно у меня там уже все сухо, о…. нет-нет-нет, спи, прошу, не просыпайся, нет!!!», прикусывая от волнения краешек губы, испугавшись, подумала Оксана.
С большим трудом, держась за мощные руки этого мужчины, что внезапно стали сжимать наволочку белой подушки, на которой лежала Оксана, чуть сползла члена мужчины, оставляя лишь головку внутри себя, что пульсируя от возбуждения, растягивала сухие стенки влагалища. Скрепя зубами и покусывая губу от жуткой боли внутри себя, Оксана не сдержалась, сквозь зубы простонала, от чего мужчина испытал сильное возбуждение и плавно сам ввел обратно член во влагалище. Оксана сладко застонала, чувствовала сухими стенками влагалища назойливое трение мужского крепостью наполненного члена. Внезапно, что рука была на ягодицах Оксаны, средний и указательный палец неожиданно очутился на её анусе. Мужчина явно спал или думал, что находится со своей женой, резко ввел два пальца в анус Оксане, от чего издавая сквозь зубы шипящие стоны, смотрела звериным оскалом на спящего мужчину, что занимался с ней сексом. Член рьяно входил во влагалище Оксаны, принуждая её стонать, извиваясь диким зверем под его телом. Грубые крупные пальцы раздирали анус жестоким трением анус, от которого Оксана с трудом сдерживалась, чтобы не закричать. Вскоре как будто все прекратилось, пальцы вышли из ануса, а мужской горячий сексуальной страстью член покинул покрытое влагой влагалище Оксаны, став постепенно вялым.
«Пиздец я его за это убью!», покусывая губы, испугалась Оксана, понимая, что это значит.
— Оксана Владимировна! — проснувшись, внезапно испугался мужчина, с вялого члена которого сочилась смачная струйкой белая тянущаяся капля на постель
— Ах… — вцепившись за его руки, Оксана испытала резкую жгучую боль в богатом изобилием влаги, стенках влагалища, выгнув спину и выставив грудь вперед
— Оксана Владимировна простите, я не знал, не понимаю, как это вышло, что я тут вообще делаю?
— Где, у меня во влагалище? — саркастично улыбаясь, спросила Оксана
— Я не понимаю
— Что вы не понимаете Александр Николаевич? — продолжая задавать риторические вопросы, спросила Оксана, очаровав самца выражением скул, что стоял, над её лежащим на подушках телом, на четвереньках — Как оказались утром в моем влагалище или как мы всю ночь занимались сексом?
— Простите Оксана Владимировна я был пьян возможно вчера
— Настолько что залезли ко мне под юбку?
— Я, правда, этого не помню
— Не важно — красивым, выражение улыбки безупречных алых губ улыбнулась Оксана, пожала плечами сидя на кровати, поджав под себя ноги — Вы мне должны
— Я что в вас…..
— Блядь! — прошипела, как змея Оксана, ощущая влажными стенками влагалища, как из него вытекала горячая сперма
— Простите Оксана Владимировна
— Простите! — изобразив ненависть и отчаяние на лице, произнесла дрожащим сдерживающим эмоции голосом Оксана — У меня блядь овуляция скора, а вы говорите, простите
— Я думал, что я с женой
«Пиздец, его счастье, что я знаю как легко и просто устранить эту оплошность, за это он просто обязан выслушать от меня очередной порыв истерики», злорадно улыбаясь, Оксана отразила в зеркале, висевшем на стене милое очертание скул.
— И часто вы так думаете? — раздраженно спросила Оксана, сидя в маленькой луже спермы на постели — Я что блядь, по-вашему, дешевая шлюха?! — испугала она его своими громки криком
— Нет, да с чего вы такое взяли! — дернулся резко он, чуть не упав с кровати
— А с утра было именно так, вы грубо трахнули меня — надув губы, показывая перед ним глубокую обиду, сидела Оксана, свесив голову — Вы мне теперь за это должны, иначе я все в подробностях расскажу вашей жене
— Вы не посмеете! — заметив, как испугался этот мужчина, Оксана решила тут же решила разыграть перед ним душевную драму
— И поэтому вы мне поможете с моим пациентом — вставая с кровати, Оксана отразила перед ним упругую кожу бедер, коснувшись босыми ногами холодного пола
— Но как?! — удивился он, продолжая любоваться обнаженным телом Оксаны
— Вы ведь в комиссии по трансплантации органов? — спросила Оксана, роскошно виляя бедрами, проходя мимо разбросанной по полу одежды — И поэтому как не странно вы мне очень нужны
— А что вашему пациенту нужна пересадка?
— Ему нужно сердце — злорадно улыбаясь, встав перед зеркалом, пояснила Оксана, опираясь руками на комод над которым оно висело, выставила красоту эластичности бедер — И вы мне в этом поможете, в противном случае, как вы думаете, ваша жена поверит мне или вам?
— Ладно-ладно — испугался он такого заявления, согласился пойти на уступки — Чего вы хотите?
— Вы ведь в очень хороших отношениях с Тихоновым
— Как и вы
— О… нет! — возразила Оксана, скривив безупречной улыбкой губы перед зеркалом, переступая с ноги на ногу, виляла красивыми движениями попкой — И поэтому вы мне нужны
— Как я могу вам помочь?
— Убедите комиссию по донорским органам дать мне сердце из банка доноров
— Но как? — растерянно спросил он — В нашей больнице еще ни разу не пересаживали сердце, это очень серьезная операция
— Не для меня! — гордо заявила Оксана
— Как я вам могу помочь?!
— Используйте связи с Тихоновым, выразите ему, как признателен больнице мой отдел, да так, чтобы он дал мне сердце, вам ясно?!
— Вы мне дорого обходитесь — недовольно шепотом выразил мужчина, свои эмоции
— Как и вы, мне прошлой ночью и особенно с утра — шикарной прелестью ягодиц виляя, Оксана подошла к входной двери комнаты — Я буду в ванной, а вы пока приготовьте какое-нибудь платье из наряда рыжей сучки
Завораживающим страсть движением собственного тела, Оксана прошла мимо парфюмерного комода, взяв в руку черный сотовый телефон, что лежал на его краю.
— Но это же мой телефон? — возмутился Александр Николаевич
— Я всего лишь на один звонок
— Время ведь пять утра
— Вот и славно — ухмыльнулась Оксана — Мне нужно быть в больнице, ровно в восемь
— Подождите, а как же….
— Платья находятся в шкафу напротив, а апельсиновой сок возьмете из холодильника рыжей бестии, желательно холодный — не став дальше его слушать, Оксана, открыв дверь, тут же вышла из комнаты, медленно закрыв дверь за своей спиной
Темный коридор дома был окутан утренней прохладой, даже его пол, был ужасно ледяной, обжигал холодом ноги Оксаны своим касанием. В доме была почти глухая тишина, лишь из гостиной доносилось женское сопение, двух распустившихся пьяных девиц уснувшись в обнимку на одном диване. Бутылки из-под вина лежали опрокинутыми на полу, из которых вытекло несколько капель вина на паркет, излучая завораживающий прелестью сладкий запах винограда. Все так же были разбросаны вещи на полу в гостиной, где стойкий запах перегара имел необычайный вес, насытив аромат на весь дом сладкой прелестью изобилия вина.
— Две пьяные сучки — ухмыльнулась Оксана, тихо прошептав, оставаясь на входе в гостиную, нагнулась чтобы поднять сумочку с пола — О…блядь это пиздец
Опираясь ягодицами на прохладную арку на входе в гостиную, Оксана стояла, любуясь пьяным развратом двух распущенных девиц. Девушки лежали на диване, накрывшись багровым пледом, стонали сквозь сон, прижавшись, друг к другу губами почти вплотную. Извиваясь как змеи между собой, девицы искушали себя сладостью эротических звуков.
— Учитывая, что я с них сегодня всю шкуру спущу, то им, пожалуй, можно часик побаловать себя шалостью — забавно улыбаясь алыми губами, выразила Оксана вслух шепотом то, что подумала
Повесив сумочку на плечо, Оксана, ощущая знойную прохладу на коже, от чего по телу пробежала легкая дрожь, направилась быстро в ванную. Перешагивая быстро порог ванны, где кафельная плитка пола и стен, была цвета нефритового самородка. За пластиковым окном ванной комнаты на стекле, которого с внутренней стороны сохранились несколько капель прошедшего прошлой ночью дождя. Сгущая атмосферу сумрачных теней, за небольшим окном, качалась легкостью танца высокая яблоня, тени которой гуляли по стенам этого помещения. В воздухе пахло чудесной сила лосьона для ванны с экстрактом непревзойденного сочетания стойкого запаха дыни и ананаса. На стиральной машинке, расположенной напротив белой акриловой ванны, была разложена косметика, на полке, висевшей над раковиной, находилась на подставке электрическая зубная щетка, и тюбик зубной пасты. Поверхность зеркала, отражающую обстановку интерьера ванной комнаты сберегла прелесть следа розовых губ, оставленных на нем в пучине дикой страсти одной из девушек, прошлой ночью. На холодном влагой покрытых сотен мелких капель, лежали красные кружевные трусики Валентины, а на ручки входной двери ванной комнаты, когда Оксана её закрыла, висел точно такого же цвета кружевной бюстгальтер. Касаясь холодного, покрытого влагой пола, Оксана прошла по нему, поставив сумочку на стиральную машинку, подошла к ванной, коснувшись блестящих хромированных вентилей смесителя, настроила воду. Присев в ванной на колени, опираясь ладонями обеих рук на холодный борт самой ванной, Оксана наслаждалась шуму наполняющейся ванны водой, пеня которой ярко отражала отблески проникающего в окно восходящего солнца.

***
Обильные сугробы густой пены покрывали поверхность горячей воды, в которой искушая пышной мочалкой, покрывала сочными сгустками грудь Оксана. Лаская себя нежным ароматом пены лосьона для тела, придающей бархатистость коже и яркий блеск. Запрокинув голову назад, Оксана, выгнув спину, выставив грудь вперед, согнув ноги, в колени, держала их под водой, касаясь ими упругих сочных ягодиц. Смывая водой обильные потеки сгустков пены, Оксана старательно пыталась смыть страсть прошедшей ночи. Встав в ванной на четвереньки, Оксана, касаясь нежными розовыми сосками густой пены, пока нежная сохранившаяся поразительно тепло касалась мокрого влагалища, так что промеж половых стекала смачная обильная капля пены. Глубоко вдыхая скопившуюся в ванной атмосферу пара и обильной влаги, покрывающего стены кафеля, стекла пластикового окна, Оксана наслаждалась гармоничным сочетанием аромата дыни и ананаса, насытившего воздух в ванной своей чудодейственной силой.
— В такое время тока Оксана Владимировна может звонить!
Послышался уставший голос Ларионова по громкой связи телефона, что лежал на краю ванной, сенсорный экран которого был покрыт несколькими каплями воды и небольшим сгустком пены.
— Вот это мы сейчас и узнаем — предположила Марина Викторовна, явно раздраженным голосом
— А чего вы там хотите узнать?! — омывая грудь пенистой мочалкой, с закрытыми глазами спросила Оксана
— Оксаночка я вот честно слово тебя уже скора убить готова!!! — вспылила громко Марина Викторовна выражая эмоциональные нотки через динамик телефона, от чего Оксана вздрогнула и открыла от испуга глаза — Твое дело дошло до Тихонова, жена нашего пациента и так черт знает что устроила в больнице, она не спустит тебе такое
— Одного только не пойму, а я-то здесь каким боком?! — поинтересовалась Оксана, прикоснувшись влажным коготком указательного пальца к алым мокрым губам
— Провели плазмаферез — игнорируя банальную драму начал отчитываться Ларионов — Уровень тромбоцитов нормализовался, час назад начали вводить иммуноглобулин внутривенно, геморрагическая сыпь постепенно проходит, назначили терапию «глюкокортикостероидами»
«Очень умно было бы для этого использовать «кортизол», что является регулятором «углеводного обмена» организма, достаточно эффективно после плазмафереза», предположила Оксана, задумавшись, стала заманчиво обсасывать кончик указательного палец, что был во рту.
— Это ничего не изменит пульс уже 50 ударов в минуту и падает — злорадно объяснила Марина Викторовна — Сократительная способность миокарда критически низкая, есть предположения что миксома, не только правого предсердия
— Так же обнаружена вегетация на стенках обеих желудочков — добавил Ларионов
— Интересно — облизывая смачно влажные губы языком, удивилась Оксана — Миксома вызывает атриовентикулярную блокаду, то есть опухоль левого предсердия уже настолько разрослась, что блокирует АВ-импульс
— То есть Оксана — выражая несогласие раздраженным от усталости голосом — Мы провалили это дело, сердце просто не успеет восстановиться
«Самодовольная сука, кто бы тебя еще спрашивал, сиди и заткни свой сладкий ротик лучше», сжимая от перенапряжении эмоций в голове мочалку в руке, что что она резко брызнула, прямо вместе с пеной в лицо Оксане.
— Назначать преднизолон опасно — вынес предположения Ларионов — Так как сердце может не перенести нагрузки столь сильных препаратов
— Да было бы хоть кого спасать Оксаночка — рассмеялась Марина Викторовна — Он считай одной ногой уже в могиле
— Насколько я понимаю, опухоль была в правом предсердии
Игнорируя пустые доводы со стороны Марины Викторовны, был под впечатлением Ларионов от собственных догадок, заострив внимание, на том, как миксома оказалась в левом предсердии.
— И что вы предлагаете? — пропустив мимо ушей, бессвязные предположения Ларионов, вытирая с лица капли воды и стирая сгусток пены, обратилась Оксана к Марине Викторовне
— Предлагаю прямо сейчас пойти в скорую и взять нам новое дело
— А я предлагаю вам с Валерием Николаевичем прям сейчас пойти домой
— Тоже что и вчера
— Да и на неделю — согласилась Оксана — Считайте, что я дала вам отпуск
— Ты бросаешь дело?!
— Блядь я даю вам отпуск, что вы такие тупые!
— Оксаночка!
— Марина Викторовна в отпуск вместе с Ларионовым быстро! — громко крикнула Оксана, проводя разъяренно коготком пальца по мокрому сенсорному дисплею, прервала вызов
«Совсем ебанулась дура, ненавижу эту Марину Викторовну, за её слишком длинный язык и нос, который она сует не туда куда нужно!», размышляла Оксана, омывая тело водой лежа в ванной, смывая густые скользящие потеки пены.
Вцепившись коготками в пробку в ванной, Оксана вынула её, медленно вставая в ванной на колени, позволяя густым обильным потекам смачно стекающей пены медленно стекать вниз, чаруя нежностью и приятного вязкого осадка скольжения. Изящным изгибом, согнув ногу в колено, перешагивая через борт ванной, Оксана коснулась залитого водой пола, на котором сохранилась страсть блестящей под действием падающих лучей сгустки пены. Стекающие обильным потоком капли воды по телу Оксаны, огибали прелесть её сочного изгиба тела, устремляя стремительно вниз, оставляя от касания на коже морозящий след. Впадая в нежность махрового теплого белого полотенце, что висело на вешалке справа от входной двери, которое Оксана сорвала от морозящего холода по телу, сковала лаской оков сочное покрытой влагой и сгустков пены тело. Белое моровое полотенце, словно мини платье обволакивало тело Оксаны, придавая её сочным прелестям особое выразительное очертание. Поворачивая ручку входной двери, Оксана открыв её, ощутила резкий поток холодного насыщенного утренней прохлады воздуха что бурной страстью ворвалось в прогретую паром обстановку ванной.
— Оксана Владимировна, вы уже приняли ванну?
Проходил рядом с открытой двери ванной мужчина, одетый в черные брюки и белую рубашку, что отлично украшала скрытый под ним мощный торс.
— А вы как я вижу, приготовили для меня апельсиновый сок
Изумилась в улыбке Оксана, перешагивая через высокий порог открытой двери, отразила перед мужчиной прелесть роскошных упругих бедер.
— Он ваш
— Спасибо — любезно заигрывая с ним взглядом, взяла из рук прохладный стакан с апельсиновым соком — Вы не могли бы принести мою сумочку из ванной в комнату, пока я оденусь?
— Конечно Оксана Владимировна — радушно улыбаясь, согласился он, вошел в ванную, как только Оксана направилась дальше по коридору
— Да и разбудите этих двух шлюшек — приказным тоном обратилась Оксана к мужчине, что вошел в ванную, проходя мимо гостиной
Комната, в которую вошла Оксана, была насыщена прохладой проникающего воздуха через открытое на вертикальное проветривание пластиковое окно. Виляя упругой красотой бедер, Оксана прошла по комнате, подобию гордой самонадеянной царицы, оставляя за собой на паркете пола комнаты, влажный след. Золотистые пряди волнистых волос, пленяя обаятельным холодом мокрых завивающихся кончиков по коже спины и хрупких плеч, при каждом шаге играли бурную стихию необузданной страсти, словно разбушевавшейся океан во время шторма. Кровать сохранила бугры прошедшей ночью и утрешней страсти, сохранившую след пятен развратной похоти на белой постели. Переступая через весь собранный бардак из вещей на полу, Оксана подошла к окну, поставила на его подоконник стакан с соком, что держала в руке, направилась кровати, на которой лежало черное мини платье с шикарными чашечками под грудь и изящным декольте. Черные капроновые чулки, с кружевными резинками и поясом лежали рядом с платьем, были удачно подобраны для стройных сексуальных ног Оксаны. Такого же цвета кружевные трусики, лежали поверх платья, резинка которых нежностью скольжения поднималась по ногам Оксаны, завораживая лаской касания бедра, удачно села на её талии, скрываясь за гранью белого полотенце, что тисками обворожительных оков сковало её сочное тело.
— Оксана Владимировна вот ваша сумочка — отвлек внимание, Александр Николаевич, входя медленно в комнату с белой кожаной сумкой, что держал в руке
— Отлично — ерзала нервно губами Оксана, сидя на кровати, глядя как вызывающе на неё смотрит этот мужчина — Поставьте её на окно рядом со стаканом сока
— Оксана Владимировна — направляясь по комнате, мужчина был прикован взглядом к тому самому моменту, как плавно полз капроновый чулок по ноге Оксаны — Послушайте, на нашу с вами дружбу не повлияет тот факт, что у нас с вами был, ну сами понимаете?!
— Боже Александр Николаевич, как же я буду вам в глаза смотреть
Разыгрывая иронию, Оксана состроила губы буквой «о», коснувшись обеими ладонями чарующих взгляду очаровательных скул.
— Блядь мы взрослые люди
Прошипела Оксана, сгорая от стыда перед ним из-за нервного характера, терзающего эмоциями изнутри. Разместившись на кровати, положив ногу на ногу, выразила перед ним красоту стройных ног, по которой она так старательно одевала, черный чулок. Мягкая бамбуковая подушка, на которой сидела Оксана, пропиталась сыростью мокрых стекающих по бархатистой коже бедер капель воды, образуя под ней небольшое мокрое пятно.
— Ну, было, да было, за это теперь вы мне должны, ну сами понимаете, это не было как подарок, это скорее плата за услугу, которую вы мне должны оказать!
— Главное чтобы мы с вами после этого остались друзьями
— Но на большее не рассчитывайте — упрекнула его Оксана суровым взглядом, безупречных лазурных голубых глаз
«Да когда же ты все-таки сдернешь отсюда, заебал ты меня уже!», сжимая пальцами подушку, на которой сидела, испытывая нетерпеливый характер, подумала Оксана.
— Разумеется
— А теперь если не возражаете — надувшись как кобра, выразила Оксана собственное желание, сверкнув искорками ярости отражаемых в её глазах — Я бы хотела одеться в одиночестве — одевая на другую ногу, черный чулок, прошипела она сквозь зубы
— Да-да конечно как пожелаете — радушно согласился он, направляясь к открытой входной двери комнаты
— И закройте дверь за собой, мне нужно одеться — крикнула Оксана выходящему из комнаты мужчине, оставаясь сидеть на мокрой подушке под собой — И подумать — оставаясь одной в комнате, прокричала она в закрытую дверь
«А ведь Ларионов блядь прав, если опухоль локализованная, то нормализовав уровень тромбоцитов, мы можем вызвать эмболию или транзиторную ишемическую атаку, вызвав тем самым инсульт», свесив медленно ноги с края кровати, Оксана коснулась ими пола комнаты.
— Нарушение проводимости АВ-узле говорит о том, что она сейчас находиться в левом предсердии, но как я поняла, по словам Марины Викторовны
Покачивая эластичной красотой бедер, Оксана подошла к окну, из которого врывался поток пленяющей касанием прохлада, с улицы. Состроив завораживающей взгляду в отражении на стекле окна, Оксана придала себе образ царицы Клеопатры, придавая глазам особую задумчивую выразительность. Опираясь рукой на подоконник окна, выгнув спину, выставляя шикарную красоту ягодиц, Оксана одной рукой открыла сумочку, покопавшись там некоторое время вынула из неё упаковку таблеток «эскапела». Вскоре открыв упаковку, вынула из неё кассету с таблетками, легким движением пальцев выдавила одну таблетку Оксана себе на ладонь.
— Мы не убрали симптомы правого предсердия, ведь трубка у него в горле все еще стоит, а так же из перикарда откачивает экссудат установленный дренаж
Держа в руке таблетку, рассуждала вслух Оксана тишины комнаты, прерывающую возможную вероятность беременности, Оксана положила её в рот, жадно запевая её апельсиновой прелестью сока.

***
Колыхание могучей ели, пышными игольчатыми ветками, разносила прекрасный аромат хвои, в парковой зоне возле больницы. Трепание птиц, чирикающих в это утро, создавало определенный симпозиум в такт дуновения ветра. Блестящие капельки росы, что так ярко блестели, на первых лучах восходящего солнца, пробивающихся чрез заросший хвойными деревьями по обеим сторонам тротуара. Воздух был насыщенным чистой деревенской гармонией, легкая его прохлада завораживала холодом прикосновения. Яркие лучи стремительно пытались пробиться через густой щит хвойных деревьев, окруженной ухоженными кустами и высаженными цветами в клумбах, лепестки которых сохранили лазурную прелесть отблеска, прекрасно отражающихся на них капель воды, придавая цветам непревзойденную силу аромата. Вдали слышалось мычание коров, вышедших на деревенские улицы, на другой улицы слышался разъяренный лай одной из собак, что писклявым тонким звучанием доставляло скорее раздражение слуху. За пышной макушкой ели, было отчетливо видно взимаемого ввысь дыма из труб дымоходов, казалось на первый взгляд, словно вся деревня отапливала свои дома в это утро.
Молодая пара парня и девушки, направлялась по направлению к больнице, о чем-то мило разговаривая, молодой человек обнял свою спутницу за талию, другой рукой показывал что-то в своем мобильном телефоне. Пожилая женщина, держась за поручень трости, медленно шла по тротуару, в сером длинном плаще, с замотанными в черный платок волосами, тихо бормоча под нос. Двое парней в присутствие трех девушек, с виду из старших классов, разместились на одной из лавочек, обсуждая между собой куда пойти, чтобы прогулять пару неприятных уроков в школе. Роскошная, обаятельная собой женщина в красном длинном плаще, с красивым изумительным оттенком каштана волос, звонко стукала по бетонному тротуару каблуками красных туфель, разговаривая звонким и в тоже время сказочно нежным голосом по телефону, что едва помещался в её ладонь. Пара мужчины и женщины, в форме сотрудников полиции направлялись по направлению от больницы, держа в руках деловую черную папку. Женщина, похожая на первый взгляд на следователя, выглядела вызывающе в форме сотрудника правоохранительных органов, прошла, по тротуару, притягивающей взгляд походкой, отражая под юбкой эластичность спортивно подтянутых бедер.
— Значит, им все-таки удалось нормализовать состав крови
Говорила Валентина, выдыхая из розовых ярко накрашенных губ, щедрую сладость перегара красного вина, глядела в раскрытую красную карту, что держала в руках, проходя под пышной мощной веткой возвышающейся елью. Рыжеволосая девушка была одета в черную кофточку и темно-синие потертые джинсы, красиво сочетающиеся с прелестью черных туфель на высоком каблуке. Манящая к себе прелесть вкуса аромата непревзойденной силы кашемирового дерева, которым было щедро пропитано тело рыжеволосой бестии, манила к себе необычайной прелесть вкуса сознание Оксаны, когда она так рядом с ней шла.
— Да и сократительная способность миокарда достаточно резко снижается, боюсь скора сердце, совсем встанет — пояснила Оксана, поправляя кончиками пальцев воротник белой рубашки, надетой поверх черного мини платья
— А почему Александр Николаевич не захотел пойти с нами?! — игнорируя беседу своих коллег, спросила Вероника, поравнявшись, справа от Оксаны
«Блядь Вероника, как же иногда с тобой бывает сложно», глубоко изнуренно вздохнула Оксана, чуть прищурив глаза, от яркого света выходя из густой природной чащи на больничный дворик.
— У него началась вегетация на стенках обоих желудочков — добавила Оксана, стукая звонко по тротуару каблуками черных туфель, одной рукой провела по необычайной красивой прелести волнистых волос — Я запретила давать им преднизолон
— Столь сильное лекарство — ухмыльнулась Валентина, поправляя очки на глазах — Сердце нашего пациента, просто не сможет вынести такой перегрузки
— Вегетация на стенках желудочков?! — переспросила Вероника, переходя проезжую часть в больничном дворике, пропустила тихо крадущуюся газель скорой помощи — Оксана мы просто не успеем ничего сделать, нужно действовать быстро и решительно
— Ты думаешь, я этого не поняла? — возразила Оксана, роскошной прелестью бедер вильнула попкой перед мужчиной, что сидел в черном седане, курил спокойно сигарету, стряхивая пепел на асфальт — Сейчас ваша задача, сделать ультразвуковое УЗИ и предоставить снимки в мой кабинет
— Зачем тебе снимки УЗИ? — словно не слушая спросила Вероника
— Ты что так и не поняла? — рассказала Валентина, закрывая папку, передала её Оксане — Мы собираемся дать ему новое сердце
— Радует что хоть один вразумительный человек на моей стороне
Призналась Оксана, поднимаясь по массивным ступенькам центрального крыльца больницы, шикарным изгибом сгибала ногу в колено, стукая звонко по ним каблуками черных туфель. Элегантная белая рубашка была одета поверх черного мини платья, что скрывалось под ней, отчетливо прорисовывая сочность пикантных форм тела Оксаны. Пышные волнистые волосы были скреплены сзади заколкой в форме блестящей королевской кобры, придавая необычайный поистине шикарный объем укладки. Черные чулки лоснились при падении на них света восходящего солнца, придавая ногам Оксаны, еще большую сексуальность.
— А ты сама куда направишься?!
— В кабинет к Тихонову — отвечая на вопрос Вероники, Оксана подошла к большой деревянной входной двери, коснувшись пятерней пальцев крупной ручки в форме шара
— Я уверена он будет вне себя от ярости…..
— А кто ему скажет?!
Ухмыльнулась Оксана, не поддаваясь на провокации, со стороны Вероники, открывая входную дверь больницы, почувствовала как жаркое пламя потока воздуха, окутало её тело.
— Вы занимайтесь своим делом — перешагивая через высокий порог открытой двери, распорядилась Оксана — А я пока займусь своим — входя в большое помещение вестибюля, заявила она
Яркий свет восходящего солнца пробивался через большие стекла пластиковых окон в холле больницы, озаряя лучезарным блеском поверхность светлых блестящих предметов, интерьера этого помещения. У стойки регистратуры уже собралась большая толпа, стоя каждый в своей очереди, каждый хотел получить свою карту. В воздухе витали самые разные оттенки вкусовых качеств парфюма, от стойкого резкой свежести запаха, до чувствительно нежной прелести жасмина и фиалки. Русая девушка, волосы которой прямой струей водопада посыпали хрупкие плечи белого халата медсестры, сидела на широком пластиковом подоконнике, в спешке набирая на своем телефоне какое-то сообщение. Парень с девушкой, по виду школьники старших классов, сидели в зале ожидания, прижавшись, друг к другу, молодая парочка удобно разместилась на железных стульях, совсем не спешила направиться к регистратуре за карточкой. Двое мужчин врачей, узких специальностей, обсуждая снимка УЗИ, ведя деловой разговор, каждый из которых доказывал свою теорию развития терзающей их пациента болезни, направлялись в фойе больницы в сторону большой лестнице, что вела на второй этаж.
— Он до сих пор в стерильном боксе — пояснила Оксана, проходя мимо женщины в красивом выражающим, всю зрелость её тела женщины, изумилась в улыбке на её черный цвет волос
— Лживая дрянь!!!
Услышала Оксана разъяренный крик отчаявшейся женщины, обернувшись, увидела Леонову, что направлялась к ней ускоренным шагом. Женщина была одета в черное длинное платье, её красивые черные волосы, были скрыты под черным платком, на её голове. Звонко стукая каблуками по белой мраморной плитке, Внешний вид физиономии её лица выражало глубокое отчаяние, на глазах наворачивались слезы, что она не смогла утаить, находясь в обществе. Заметив по внешнему виду этой женщины серьезность намерений, Оксана быстро отошла в сторону подоконника, на котором сидела девушка в белом халате.
— Наплела мне что хороший врач — громко кричала она на весь вестибюль — А сама бросила умирать моего мужа в какой-то камере, всунула мне это как подачку да!!!
— Кристина Валерьевна успокойтесь! — вмешалась, заступаясь тут же Валентина, преграждая путь к Оксане — Вы хоть понимаете, где вы находитесь
— Успокойтесь! — прошипела, повторив слова Валентины, надулась как гадюка Леонова — Эта потаскуха, Оксана ваша, бросила моего мужа умирать, а вы тут мне успокойтесь!!!
— Что здесь происходит?! — громко крикнул Тихонов, выходя из коридора, где находился кафетерий больницы
Тихонов был одет в черные брюки, выглаженные идеальной ровной стрелочкой, удачно сочетающиеся с черными туфлями с закругленным носом, излучающий поразительный яркий блеск от попадания на них света. Белоснежная рубашка отчетливо выделялась под его черным пиджаком, делового стиля, отражающего на нем блеск и безупречность делового мужчины. Гармоничная стихия ароматов исходящих от него напоминала аромат свойственный названию одеколона «COLONIA AMBRA», древесные акценты которого были сделаны из основ «нагармота» и необычайной силы кедра. Базовыми нотами столь искушающего вкуса служило многообразие амбровых тонов. Завершающей мелодией столь оригинального запаха служили ноты сердца землянисто-мускусный аромат пачули и необычайный вкусовой оттенок, формирующий дикую страсть драгоценная серая амбра.
«Блядь конечно не такого поворота я ожидала, по крайней мере, не сейчас», смутилась Оксана, скрывая застенчивый лживый взгляд за прядью золотистых волос, коснулась бедрами пластикового подоконника большого окна в вестибюле.
— Я Леонова Кристина Валерьевна — гордо заявила Леонова, встав напротив Валентины, посмотрев на Тихонова, весьма встревоженным взглядом
— Оксана Владимировна, что вы опять натворили?! — возмутившись, спросил Тихонов, не став дальше слушать отчаявшуюся женщину, прошел мимо неё
— Валерий Валериевич тут понимаете дело в том….
— В чем Оксана Владимировна?! — выражая определенного недовольства, сформировалось на его лице, когда он встал справа от Оксаны
— Я бы хотела обсудить это с вами в вашем личном кабинете
Предложила Оксана, поняв, почему так внезапно и быстро успокоилась Леонова, заметила за спиной Тихонова, двух охранников из службы безопасности больницы.
— А что скажет гражданка Леонова? — удивился он, взглянув на женщину, что придавалась теперь глубокому горю и отчаянию
— Эта ваша Оксана! — почувствовав волю, как будто ей развязали рот, начала высказываться Леонова — Взялась лечить моего мужа от….
— Валерий Валерьевич уверяю вас эта женщина, пока не в себе — не давая ей договорить, вмешалась Оксана, встав быстро между ней и Тихонов — Я хотела лично с вами все обсудить
— Фе… тут обсуждать то нечего — фыкнула недовольной кошкой Леонова — Она угробила жизнь моего мужа теперь, он умирает
— Позвольте мне сначала выговориться — прошипела змеей Оксана, падающим отблеском света сверкнула, выражая оскал ненависти яркий отблеском в лазурных голубых глазах
— Да как ты смеешь шалава малолетняя мне еще рот затыкать!!!
Внезапно размахнулась эта женщина и обжигающей пощечиной одарила по лицу Оксану, почти сбив её с ног, жгучим трением провела когтями по щеке, чем вызвала шок и удивление у проходящих медсестер. Девушка в белом халате медсестры, что сидела на подоконнике, быстро с него соскочила, встав рядом, в момент падении Оксаны на него. Падая рукой на подоконник пластикового окна Оксана, изогнув спину, расставив ногу порознь, едва удержала в руке красную папку, что почти чуть не упала с подоконника. Покрасневшее пятно и едва заметные дорожки от следа когтей, жгло щеку Оксаны, на лазурных голубых глазах, образовались частички нестерпимой влаги. Глаза наполнились слезами ненависти, в душе у Оксаны было чувства стыда, произошедшая картина, случилась прямо на глазах пациентов больницы.
— Значит вот так да! — прошипела Оксана, взглянув на свое отражение в стекле пластикового окна
— Пустите немедленно — прокричала Леонова, когда охранник со спины, схватил её за руку
— Увидите её отсюда — распорядился Тихонов, суровым тоном голоса — Больше в больницу её не пускать, мне все равно умирает у неё муж или еще что-то
— Оксана Владимировна с вами все в порядке?! — взволнованно спросила Валентина, встав за спиной у Оксаны
— А чего еще можно было ожидать от Оксаны — ухмыльнулась подлой улыбкой Вероника
— Оксана Владимировна быстро в клинику! — громко крикнул Тихонов — Я с вами потом поговорю, а её выведите отсюда немного
— Что стоите?! — продолжая шипеть, словно заведенная ненавистью змея, обратилась Оксана к своим подчиненным — У вас что нечем больше заняться?
— И ради бога Оксана Владимировна — уверял Тихонов, неожиданно сменив тон голоса — Смените, пожалуйста, наряд, вы ведь все-таки в больнице находитесь
— Расходитесь здесь не на что смотреть — уверяя, разгоняя собравшуюся полукругом толпу, говорил охранник службы безопасности больницы
Расправляя аккуратно на бедрах белую рубашку, одетую поверх черного мини платья под ней, Оксана схватила папку красную папку с подоконник окна, на котором она лежала, направилась с гордым самодовольным видом в сторону коридора клиники.
«Да нет хрен ему, а не клиника!», встав у стойки регистратуры между медсестры, что так удивленно на неё смотрели, подумала Оксана, терпеливо дожидаясь пока Тихонов, покинет помещение вестибюля.
— Оксана Владимировна с вами все нормально? — взволнованно спросила одна из медсестер, не сдержавшись от увиденного любопытства
— Лучше не бывает — тихим шепотом от злости ответила Оксана, потирая свободной рукой раненную щеку
— За что это она вас так? — проявляя любопытство, поинтересовалась другая рыжеволосая девушка, в коротком красиво выражающим, её прелести халате медсестры
— А хрен её знает — ухмыльнулась улыбкой блистательного коварства Оксана, стараясь из-за всех сил скрыть нанесенную ей обиду — Пойди и спроси
Направилась Оксана в сторону большой массивной лестницы, что вела на второй этаж, дождавшись пока Тихонов, скроется в коридоре, ведущим в сторону больничного кафетерия и отделения сокрой помощи. Любознательные женщины, родственницы пациентов лежащих в больницы, с таким удивление смотрели на Оксану, вызывая в ней самой еще большее раздражение. Стараясь не подавать вида, Оксана, поднимаясь уверенной гордой взывающей к себе походкой, звонко стукая каблуками черных туфель по мраморным ступенькам лестницы. Отражая при каждом шаге особый эластичный изгиб бедер, скрытых под черной тканью короткого платья, Оксана приветливо кивнула двум спускающимся навстречу врачам мужчинам из клиники.

***
Направляясь по коридору, Оксана чувствовала аромат спелой цветущей прелести листвы за окном, что врывался через открытое пластиковое окно. Яркие солнечные лучи восходящего солнца, освещали ярким неистовым светом сумрачный коридор больницы. Легкая пленительная атмосфера в самом помещении вдохновляла запахом цветущей сирени за окном, красиво распустившиеся кусты, которой всей своей красотой украшали сад больничной зоны. Бурный необузданный сквозняк врывающейся в коридор легкостью касания колебал золотистую прядь волос Оксаны, обжигая легкостью касания раненную щеку. Выражая в каждом шаге пленительные изгибы собственного тела, Оксана прошла между двух, двигающихся на встречу медсестер, одна из которых, пряча под стерильной белой маской прелесть милого лица, скрывая волосы под белым колпаком, прошла хладнокровным взглядом, держала в руке пластиковую ячейку с собранными анализами крови. Искушая себя прекрасным ароматом цветения за окном в коридоре, Оксана медленно подошла к кабинету главврача больницы, коснувшись медленно пальцами бронзовой ручки входной двери.
Молодая очаровательная блондинка сидела за компьютерным столом секретарши в прекрасном белом легким, словно парус у корабля, платья положив ногу на ногу, утопала в удобном кожаном кресле. Стихия проникающего в приемную сквозняка шаловливой страстью подняло низ платье девушки, оголяя прелесть белоснежной кожи девушки. Снимая очки с глаз, отложив шариковую ручку на листок бумаги, что лежал перед ней на столе, светловолосая девушка отвлеклась от жидкокристаллического монитора, что так пристального на него смотрела. В самой приемной скопилась душная спертая воздухом обстановку, пропитанная тошнотворным запахом бумаги и кофе. Позади стола за которым сидела молодая секретарша стоял большой шкаф, выложенный из ячеек в которых расположились папки для бумаг и бесчисленное количество листвой с подписью, напоминающей какую-то бухгалтерию.
— Оксана Владимировна — приветливо улыбнулась девушка, выражая радушие в своей улыбке — Вы что-то хотели?
— Хотела — отражая безразличие на приветливую улыбку, Ок сана прошла по приемной звонко стукая каблуками — Но не с тобой
— Валерия Валерьевича сейчас здесь нету! — вставая быстро с кресла, хотела возразить девушка
— Я знаю — касаясь бронзовой ручки, в форме шара, ответила Оксана, повернув её, открыла дверь, тут же вошла в кабинет — И поэтому я воспользуюсь моментом
— Но туда нельзя — вбегая за Оксаной в кабинет, хотела возразить девушка
Кабинет главврача, жалюзи на больших пластиковых окнах, плотно закрывали, от солнца создавая притемненную атмосферу. Воздух был насыщен свежеприготовленным запахом кофе, ароматом парфюма Тихонова, а так же запахом дорогих сигар, футляр который, Оксана обнаружила на краю его стола. На рабочем столе заведующего больницей располагалась кружка, недопитого наполовину кофе, включенный компьютер издавал, тихий, едва слышный шум, излучая яркие оттенок тона рабочего стола в форме разноцветного флага windows. Черное драповое пальто Тихонова висел, справа от входа на медной вешалке для верхней одежды, был щедро пропитан запахом его одеколона. На кожаном черном диване, лежал темно-синий шелковый шарф Марины Викторовны, пропитанный щедрым ароматом гардении. Кабинет освещал тусклый свет ламп натяжного потолка, придавая, легкую интригую обстановку, среди прочих пленительных запахов и темных очертаний предметов мебели и интерьера этого помещения.
— Мне можно — заявила Оксана, снимая с плеча белую кожаную сумочку, открывая её на ходу, достала из неё футляр с очками — А теперь будь добра скройся за дверь — опираясь ладонью другой руки на бедро, обернулась она в пол оборота, с угрозой посмотрев на девушку
— Но Валерий Валерьевич будет вне себя от….
— Я сказала блядь дверь закрой с той стороны! — прошипела змей на девушку Оксана, повернувшись, направилась в сторону рабочего стола Тихонова
— Да как вы смеете! — возмутилась девушку, хотела возразить
Не придавая словам девушки никакого значения, Оксана поставила раскрытую сумочку на край стола, положила рядом с ней футляр с очками. Пока белокурая девушка что-то там говорила Оксане, словам, которым она не придала ни малейшего значения, открыв футляр с очками, доставая из него, медленно кончиками пальцев расправила тонкие их дуги. Состроив губы бантиком, Оксана, словно насмехаясь над орущей в кабинете девушкой, медленно одела очки на лазурные сияющие лучезарным блеском голубые глаза, придавая своему образу сокрушающую силу сексуальности.
— У тебя, что плохо со слухом?! — обратилась к ней Оксана, положив красную папку на стол, обернувшись, посмотрев на неё подавляющим взглядом, опираясь бедрами на край стола
— Я все расскажу Валерию Валерьевичу
Испугавшись злобного оскала на лице Оксаны, девушка выскочила за дверь кабинета, с грохотом её захлопнув, от чего стоящие на полке кружки для кофе издали гулкий звон.
— Ебнутая — прошептала Оксана в тишину кабинета, повернувшись лицом, к столу возле которого стояла, кончиками пальцев открыла красную папку, что лежала перед ней — И где они только таких берут на работу
Достав из неё нужный листок бумаги, Оксана скомкала его в руке и выбросила в рядом стоящую возле стола урну, улыбаясь при этом безупречной улыбкой алых накрашенных до изумительного блеска губ. Услышав тут же звонкий жалобный голос секретарши, что казался для Оксаны заурядным щебетанием, она развернулась лицом к входной двери. Дверь медленно открылась, когда вошел Тихонов в кабинет с совершенно не знакомым для Оксаны мужчиной, который показался сразу же за его спиной.
— Да-да Юленька я как-нибудь разберусь, но прошу только не сейчас — уверял Тихонов жалующуюся ему секретаршу
— Валерий Валерьевич у тебя, что две секретарши?! — удивился вошедший в кабинет незнакомец
Галантный поведением мужчина в черном деловом представительском костюме, что излучал блестящие отблески падающего, проникающего через окно света. Черные волосы были аккуратно зачесаны назад, щедро покрытые богатым слоем нанесенного на них геля для укладки. Крупные плечи, мощная шея, весьма внушительный подбородок, внушительное очертание скул, что свойственно лишь для боевого офицера. Огромный торс, а так же крупные руки внушали в нем образ могучего воина, однако его выраженное лицо, вместе с его носом, говорило о том, как долго этот человек засиделся в кабинете. Имея на лице представительскую манеру, улыбаться и любезно выражать свою признательность чарующего, как показалось Оксане, на тот момент, выражением взгляда. Серо-голубые глаза бывалого офицера, по мнению Оксаны, он показался ей таким, излучали подозрительные искорки при падении ни них света, будто скрывали за собой некую частичку какого-то скрытого замысловатого замысла.
— Нет, это моя головная боль — ответил он с угрюмым видом на лице, посмотрев с раздражением на Оксану — Орлова вы что-то хотели, я же велел вам отправляться в клинику
«Блядь не думала, что это будет так сложно начать», терялась Оксана, чарую вошедшего незнакомого мужчину прелестью лучезарной улыбки, состроив искушающей формой алые губы.
— Валерий Валерьевич моему пациенту срочно нужно сердце — говорила осторожно Оксана, прижимая бедрами к краю стола — Острая сердечная недостаточность, вызванная в результате локализованной миксомы левое предсердия, что сначала образовалась в правом, разрушив АВ-клапаны, вызвала трансмуральный инфаркт миокарда
— Оксана Владимировна вы в своем уме — возмутился Тихонов, кинул черную папку на большой длинный стол, что стоял посреди кабинета, сам прошел мимо него
— Валерий Валерьевич ну что вы так сразу — нахмурила губы Оксана, придавая поразительно выражение милейшим изгибом скул — Сердце моего пациента крайне непригодно
— Какая может быть пересадка сердца, да сам ваш отдел как фиктивный показатель для всей нашей больницы, вы хоть представляете, что будет, если мы заявим, о том, что нам нужно сердце
— Не знаю, что будет — не придавая словам Тихонова никакого значения — У Леонова встанет сердце, миксому в его состоянии удалить категорически невозможно в виду острой сердечной недостаточности, он просто не переживет операцию, так как сократительная способность миокарда катастрофически мала
— Оксана Владимировна вы ведь заведующая отделением сердечнососудистой диагностики и хирургии, что совсем ничего сделать?! — придавая на лице очертание изумления, поднял брови, сурово спросил Тихонов, подходя к своему столу, взглянул косым недоверчивым взглядом на Оксану
— Сделать то конечно можно — постукивая заядло коготками пальцев по гладкой поверхности стола, Оксана повернулась спиной к незнакомому мужчине, а лицом к Тихонову, наклонившись чуть на стол, опираясь на него рукам — Не знаю, сколотить гроб, например — оставаясь стоять в том же положении, давила она требовательным взглядом
— Оксана Владимировна! — сделал замечание Тихонов, обратив внимание, как обрадовался его товарищ, что подошел к окну, медленно отодвинул вертикальные жалюзи в сторону — Вы посмотрите в карту ему 45 лет, в карте ясно написано, что он принимал карвалол
— Ну и что?! = пожала плечами Оксана, немного волнуясь, прикусывая краешек губы
— Острая сердечная недостаточность, при таком возрасте уже….
— Весьма признательна вашей осведомленности — подозревая на Марину Викторовну, Оксана догадалась, как Тихонов узнал о таких подробностях
— А вы в самом деле думали, что я не узнаю?!
— Мне нужно это сердце и сегодня!
Проигнорировав его вопрос, мимо ушей, требовательно заявила Оксана, раскрыв перед Тихоновым папку, указала на распечатанный лист последней кардиограммы.
— Сколько у него времени?! — поддавшись силе убеждения со стороны Оксаны, поддался на её уловки Тихонов
— День — пожав плечами, скривила губы, повернулась Оксана в сторону окна где стоял таинственный для неё темноволосый мужчина — Может больше, все зависит от скорости роста самой миксомы и распространения вегетации, что уже блядь на створках его клапанов
— Какая у него группа крови?!
— Первая положительная
— Валерий Валерьевич?! — был под впечатлением незнакомый Оксане мужчина — Вы, что действительно собираетесь провести в вашей-то больнице такую сложную операцию?! — обернувшись, вопросительно посмотрел на Тихонова
— Оксана Владимировна вы уверены, что если комиссия по трансплантации органов даст вам сердце, вы сможете провести данную операцию?
— Именно для этого я здесь — гордо заявила Оксана, не обращая внимания не незнакомого гостя Тихонова, поправила дуги очков на глазах
— Подготовьте ваш доклад к комиссии — заявил Тихонов, отодвигая кожаное кресло с высокой спинкой от стола, сел в него — Я думаю, вам будет, чем их удивить, учитывая, что наша больница никогда еще не заказывала сердце
— Ну, все когда-нибудь Валерий Валерьевич делается впервые — безупречной улыбкой алых губ, одарила их внимание Оксана, закрывая папку, что лежала перед ней на столе
— Чувствую — глубоко вздыхая, ответил Тихонов, облокотившись на спинку кресла — Вскоре будет ожидаться большая проверка со стороны министерства в нашей больнице, надеюсь Оксана Владимировна, вам будет чем обосновать столь тяжёлую операцию
— Мой пациент будет жить — убирая футляр в раскрытую сумочку, что стояла на столе, заявила Оксана, закрывая её — И за это он лично поблагодарит вас Валерий Валерьевич
— Учитывая, всю срочность вашей операции я назначу время комиссии через час
— Буду вам премногом этим благодарна
Повесив сумочку на плечо, отразила Оксана благодаря короткому платью, эластичность бедер согнув ногу в колено, опираясь ягодицами на край стола, сделала ей шаг вперед.
— Подготовьте за это время лучше все необходимое, чтобы было, что предоставить людям, мне нужно четкое и ясное обоснование кому и зачем отойдет сердце из банка доноров
Требовательно говорил Тихонов, наблюдая, как Оксана подошла к двери его кабинета, шикарно в каждом шаге виляя бедрами, придавая холодное чувство безразличной улыбке на лице, что отразилась в зеркале, справа от входной двери.
— Почему именно он важнее, чем пациенты моложе, с острой сердечной недостаточностью, которые именно в нем очень сильно нуждаются
— Сделаю все в лучше виде — коснувшись ручки в форме шара всей пятерней пальцев, игнорируя его нотации, заверила Оксана, поворачивая её, с легким скрипом открыла дверь — Постараюсь не опоздать
— Да уж постарайтесь — глубоко отчаявшись, вздохнул Тихонов, утопая в черном кожаном кресле
«Назойливый сука старый пердун, все ли тебе нужно знать!», прикусывая от волнения, которое Оксана удачно скрыла внутри себя, краешек губы, перешагивая через порог открытой двери отразила упругость собственных бедер.
Внутри как будто все трепеталось, внезапная необъяснимое волнение охватило Оксану, когда она закрыла за собой дверь, оказавшись в приемной секретарши главврача. Насытившаяся атмосфера приемной пропиталась чарующим вкусом чая каркаде, манящий оттенок вкуса которого вскружил внезапно голову Оксаны. Почувствовав притягательность к девушки, что сидела за компьютером, Оксана из-за всех сил пыталась не выдавать своих намерений.
— И как он вас тока терпит?! — удивилась девушка, сидевшая за компьютером, быстро стуча пальцами по клавиатуре
— Потому что у меня — медленно подошла Оксана к её столу, кончиком указательного пальца дотронулась до стопки подготовленных листов с печатями и штампами — В отличие от такой тупой курицы как ты моя дорогая Юленька, в голове блядь что-то есть, вот поэтому и терпит
Наклонилась Оксана, опираясь руками на гладкую поверхность стола к девушке, что сидела за ним, удивленно смотрела на неё сквозь стекла тонких очков. Излучая с губ приятный аромат чая с необычайно прекрасным вкусом каркаде, кружка из-под которого стояла на краю стола. Притягивающая страсть возникла внутри у Оксаны, как только нагнувшись к белокурой девушки, она почувствовала этот стойкий аромат, что манил к себе необычайностью вкуса.
«Блядь как же я хочу, почувствовать вкус её губ, ощутить нежность её рук», глядела в бледно голубые глаза девушки, развращала свои мысли Оксана.
— А теперь моя дорогая — дотронувшись кончиками пальцев до подбородка девушки, Оксана подняла её испуганный взгляд на себя — Если ты не возражаешь, мне нужно подготовить отчет о предстоящей операции для Валерия Валерьевича, или это хочешь сделать ты?
— Нет-нет Оксана Владимировна — испуганно дрожащей губой ответила девушка, боясь возразить Оксане — Конечно, я не смею вас задерживать
— Вот и славно — согнув ногу перед ней, Оксана надивила коленом на кресло промеж раздвинутых ног девушки, наклоняясь на неё — А то я уж подумала, у тебя ко мне возникли вопросы
Взглядом гордой царицы, Оксана сразила эту девушку, от чего она, раскрыв рот не знала что и ответить, находясь под таким суровым психологическим давлением тяжело прерывисто задышала.
— Оксана Владимировна — развела, волнуясь руки девушка, явно не ожидала развратного поведения со стороны Оксаны — Прошу меня простить, но позвольте мне работать
— Ах… ну-да, ну-да — в изумление распущенной улыбки, Оксана развела алые губы, вдыхая ими прелесть излучаемого каркаде с губ белокурой девушки в кресле которой она находилась
— Оксана Владимировна! — настойчиво громко попросила девушка, не решаясь дотронуться руками до тела Оксаны, что стояла, надавив коленом на её кресло, наклонившись к ней
— Какая же ты наивная дура — убирая ногу, прошипела недовольно Оксана, повернувшись к ней спиной — Но я уверена ты об этом пожалеешь — пригрозила она белокурой девушки, направляясь гордой самовлюбленной походкой к входной двери, шикарно виляя бедрами
— Смею вам заверить Оксана Владимировна — крикнула девушка, когда Оксана открыла входную дверь — Я не испытываю в отличие от вас никакой симпатии к женщинам
— Как знаешь — пожала плечами Оксана, переступая через высокий порог открытой двери, звонко стукнула каблуком черных туфель по бетонному покрытию пола — Второй раз предлагать не буду
«Блядь и надо же было мне так круто пролететь, пиздец, пора бы уже усмирить свое либидо», сгорая от стыда, Оксана закрыла за собой дверь, скрывая застенчивый взгляд от двух проходящих мимо по коридору медсестер.
Не обращая внимания на двух любознательные девушек в белых халатах, Оксана направилась по коридору, звонко стукая каблуками черных туфель, выражая в своем образе гордую самовлюбленную царицу.

***
Стерильная палата бокса, в которую вошла Оксана, не пропускала никакого света солнечных лучей, плотно задвинутые жалюзи на её большом стекле, словно щит, закрывали это место от постороннего влияния на него. Герметично закрытый светильник дневных ламп, светил в половину накала, создавая притемненную, удобную для сна атмосферу в это палате. Кафельные стены и пол, были начищены до поразительного блеска, отражая в себе темные силуэты обстановки самой палаты. Воздух был душным и спертым, пропитан санитарными асептическими средствами, которыми персонал больницы проводил здесь ежедневную уборку.
Длинный белый халат облегал тело Оксаны, еще больше выражая в ней все сексуально выраженные черты её сочного тела. Белый колпак на голове Оксаны, скрывал прелесть её роскошных волнистых золотистых волос. Очки на лазурных голубых глазах Оксаны, излучали яркие блики падающего на них тусклого света дневных ламп с потолка. Черные чулки, что прорисовывались под халатом Оксаны, едва лоснились, переливая разными оттенками черного, когда она двигалась, словно хищная кошка, звонко стуча каблуками черных туфель по белому кафельному полу.
— Мне нужно с вами поговорить — заявила Оксана, входя медленно в палату, тут же закрывая за собой дверь
Медленно, стукая каблуками по кафельному полу палаты бокса, Оксана прошла по палате, приближаясь к койки, на которой лежал Леонов. Трубка из его рта, служила для интубации трахеи, а дренаж, что выходил из ребер извлекал скапливаемый в полости перикарда экссудат.
— Я думаю чтобы поговорить, это нам не понадобиться — медленно отлепляя пластырь на подбородке мужчины, интригующей интонацией голоса говорила Оксана — Послушайте, я должна все знать, прежде чем пойду на один не обдуманный возможно шаг
— Кх…кх… — сухим кашлем откашлялся мужчина, оставаясь лежать в постели больничной койки, когда Оксана извлекла трубку, положив её в рядом стоящую миску с медицинским спиртом

Острая фаза трансмурального инфаркта, Оксана разглядела на панели прибора, снимающего показания ЭКГ. Явно выраженные зубцы Q патологический зубец QS, что указывало на крупноочаговое поражение миокарда некрозом. В первой стадии наблюдаются зубцы QR, что еще раз подтверждало теорию Оксаны о поражении ткани миокарда некрозом. Показания ЭКГ выводили зону симметричной трансмуральной ишемии зубцами T. Длительный сегмент ST который Оксана разглядела на панели сквозь стекла надетых на глазах очков, указывал только на самые худшие прогнозы, о скорой пересадке сердца из банка доноров.
Кровохарканье только лишь еще раз убедило Оксану, о наличии вегетации на стенках его желудочков. Боль в грудном отделе, что заметила Оксана, когда он держала за грудь рукой чуть приподнявшись чтобы сплюнуть, все это пыталось сообщить о присутствии пролапса митрального клапана. Оксана смогла сопоставить картинку моментально в голове, как на трехмерной проекции воображаемого сердца, локализованная миксома, оказалась в левом предсердии, блокируя тем самым проток митрального клапана, вынуждая его стенки прогнуться, создавая тем самым регургитацию, отток крови обратно в левое предсердие. Потому как дышит этот мужчина, Оксана смогла определить легочную гипертензию, патология при котором, в сосудистом русле легочной артерии наблюдается стойкое повышенное давление. Оксана смогла предположить, как был разрушен трикуспидальный клапан в результате образование миксомы в правом предсердии, вызвав тем самым пролабирование его створок и незначительный отток крови обратно в правое предсердие.
«Блядь у него сутки, может чуть больше, все пиздец как плохо, трикуспидальному и митральному клапану наступила полная жопа, ему сейчас просто необходимо новое сердце, да еще и бактериальная вегетация, разрушает его сердце», отчаявшись, подумала Оксана, предполагая в голове картинку происходящую у него в сердце.
— Вот возьмите сплюньте сюда — поднесла Оксана миску к его рту, другой рукой держа его за затылок чуть приподняла его голову
— Зачем вы это делаете?
— Что?! — удивилась Оксана, заметив, как отхаркнулся сгустком крови в миску Леонов — Спасаю вам жизнь?!
— Мне не зачем больше жить
— Ошибаетесь — скрывая за стерильной маской на лице, красоту коварство улыбки, не согласилась с его утверждением Оксана — Вам как раз есть для чего жить
— Вы не понимаете….
— Я как раз все понимаю — убирая миску на металлический рядом стоящий столик, ответила Оксана, положив ногу на ногу, прикрыла белым, надетым на ней халатом оголившуюся красоту бедер — Именно для этого я вернула вам ваш магазин, который вы отдали Власовой
— Что?! — был шокирован Леонов
— Да-да оно самое — кивнула головой Оксана, отражая на стеклах, надетых на глазах очков яркие отблески падающего на них света — Магазин снова теперь ваш
— Но как?!
— Да…. — застенчиво улыбаясь скрытой улыбкой под стерильной маской, ответила Оксана, расправляя белый халат на коленях — Переспала кое с кем, что тут такого, зато магазин теперь ваш
— Что?!
— Ладно — нахмурила губы Оксана
«Ебанутый принципам скупердяй», подумала Оксана, медленно вставая с края кровати.
— Ответьте мне всего лишь на один вопрос — заявила Оксана, встав перед ним — Вы жить хотите, не надо ничего отвечать, просто кивните головой да или нет?!
— Но….
— Послушайте — нагнувшись, Оксана схватила его за руку и посмотрела в его измученные глаза — Я вернула вам ваш магазин, у вас теперь все в порядке, у вас теперь есть любящая жена, которая за вас переживает, двое сыновей, которые вас любят, поймите, от вашей смерти мир ведь не измениться
— Но мне ведь осталось всего немного
— Это мне теперь решать скока вам осталось — продолжала упорствовать Оксана, нагнувшись стоя, держала его за руку — Вы жить хотите или нет?!
— Чего вы от меня хотите?! — по внешнему виду, было понятно как душевно сломлен этот мужчина, что чуть ли не показал свою слабость слез, перед настойчивым убеждением Оксаны
— Просто скажите да или нет — с тем же упорством Оксана давила на него психологическим взглядом
— Да… — выражая всю боль душевного сочувствия, мужчина, отвернувшись от Оксаны зарыдал, скрывая свой позор, прикрывая лицо рукой — Это ведь я намеренно отравил себя….
«Да мне похуй, что ты намеренно или нет, мне главное, чтобы ты сейчас идиот тупой передумал, чтобы для себя знать зря, я тебя пытаюсь вытащить из могилы, в который ты блядь почти, что уже лежишь», выражая грубые мысли в своей голове, подумала Оксана, отпуская руку мужчины.
— Отлично — ухмыльнулась Оксана, понимая, как легко и непринужденно достигла своей цели — Я пойду, уговорю комиссию по пересадке, чтобы дали вам сердце
— Зачем вы это делаете?! — с болью сопереживания, спросил Леонов, когда Оксана развернулась и направилась к входной двери
«Блядь как же ты меня уже заебал», остановив у входной закрытой двери, глубоко вздохнула Оксана, сжимая пальцы в кулаки, с трудом сдержала свои эмоции.
— А что обязана отвечать?! — остановившись у входной двери, сдерживая пыл спросила Оксана
Дверь палаты медленно раскрылась, пропуская с коридора яркие лучи солнечного света и легкий завораживающий порыв прохлады, поднимающий кончики внизу белого халаты Оксаны.
— Оксана?! — была под впечатлением Вероника, скрывая удивление под стерильной белой маской на лице, не спеша вошла в палату
— Проведите портативным аппаратом УЗИ с эхо, снимки доставить мне лично — распорядилась Оксана покидая палату стерильного помещения
— А что МРТ делать уже не надо? — спросила Валентина, пропуская Оксану, потом вошла следом за ней в палату
— Делайте тока то, что я вам сказала — грозно повторила Оксана, направляясь по коридору стерильного отделения
— Странная какая-то Оксана Владимировна зачем-то пришла в палату к Леонову, а тут же изменила свое решение
— Ой, Валюш ты, что нашу Оксану не знаешь, у неё как обычно, семь пятниц на недели — уверяла Вероника, закрывая за Валентиной дверь палаты стерильного бокса
Яркие лучи солнца пробивались неистовой сила света в коридор, раздраженным влияние блеска, действуя на глаза Оксаны, проникая через тонкие стекла на её глазах. Отделение было словно герметично запечатано, не пропуская даже частичку воздуха с улицы, специальные установки постоянно вентилировали это помещение, прогоняя всю эту духоту на улицу. Белый кафельный пол был, словно как зеркало, отражал почти в точности притемненный силуэт белого халата на теле Оксаны, когда она звонко по нему стукала каблуками черных туфель, направлялась к выходу из отделения. Открывая обеими руками обе створки двери помещения потянув за их ручку, Оксана быстро покинула это отделение. Кончики снизу белого халата Оксаны, словно парус раздуваемый ветром на корабле колыхался, то оголяя, то скрывая прелесть роскошных бедер, красота которых обволакивала черная ткань капроновых чулок, что лоснились, излучая яркий отблеск.
***
— Оксана Владимировна — послышался сзади со спины голос Александра Николаевича — Вас что-то тревожит? — обратился он к Оксане, когда она стояла у открытого окна, словно кошка теребила занавеску пальцами
— М…. Александр Николаевич — изумилась в улыбке Оксана, что отразилась на стекле, возле окна которого она стояла, глядя в папку, что лежала перед ней на подоконнике — Вы как раз вовремя
Ответила Оксана, обернувшись к мужчине, что стоял перед ней в синей униформе врача невролога, испытывал к ней некую скрытую сексуальную симпатию, что выдавала его в по выражению взгляда.
— Самое время идти в кабинет к Тихонову — заявила Оксана, аккуратно за спиной закрыла папку, держа её кончиками пальцев, стянула её с подоконника
— Оксана Владимировна — остановил он Оксану за руку, пристально принудил её посмотреть в его пылающие огнем страсти глаза — Я бы хотел повторить наше с вами свидание?
— Где, у меня во влагалище?! — прижавшись к нему, прошептала ему Оксана под ухо завораживающим шепотом, улыбаясь коварством блистательной улыбки
— Вы знаете….
— И знать не хочу — провела Оксана по его губам кончиком коготка указательного пальца, кокетливо, ему подмигнув глазом — Пойдемте все уже наверно собрались
«Я блядь просто уверена, что он сейчас смотрит на мою задницу», продолжая улыбаться роскошной улыбкой, Оксана прошла мимо него, шикарно покачивая бедрами, заманивая его за собой искушающей прелестью изгиба сочного тела.
Стукая каблуками черных туфель по бетонному полу, пустого больничного коридора, Оксана подошла к двери, коснувшись ручки в форме большого шара, легким поворотам открыла её. Безупречная сила аромата каркаде, все еще царила в воздухе помещения приемной. Белокурая девушка Юлия, поспешно стучала по клавишам, словно не отрывая глаз от монитора, в который она так пристально смотрела, не замечая происходящего вокруг. Перешагивая через порог открытой двери, Оксана красиво согнула ногу в колено, выражая всю эластичность скрытых под белым халатом эластичных ягодиц. Вдыхая глубоко раскрытым ртом аромат чарующего чая, кружка которого стояла на краю стола, Оксана, виляя бедрами звонко стуча по линолеуму каблуками черных туфель, подошла к двери кабинета главврача.
— Юленька здравствуйте — вошел в приемную Александр Николаевич, распластавшись в улыбке, поприветствовав, кивая головой девушку, что сидела за компьютером
— Александр Николаевич — сразу же оторвалась светловолосая девушка от экрана компьютера, радушно улыбнулась ему
«Шалава малолетняя, а ты вообще сука кабель», нахмурила Оксана губы, поворачивая ручку входной двери, вошла в кабинет.
Кабинет Тихонова уже внушал собравшуюся комиссию врачей этой больницы, что сидели за большим столом в центре кабинета. С другой стороны стола был только один стул, который предназначался для Оксаны. Все члены комиссии взглядом как у хищников, унылым и пафосными лицами, приветливо кивнули вошедшей Оксане в кабинет. Четверо мужчин, среди которых был даже сам Эдуард Иннокентиевич, заведующий отделением скорой помощи. Из всех членом комиссии всего была одна женщина, Наталья Петровна, заведующая детским педиатрическим отделением. Не считая самого Тихонова, присутствующие в кабинете были одеты в белые длинные халаты, сидели за большим столом, перед которыми были разложены на столе белые листки, рядом с которыми лежала шариковая ручка.
— Оксана Владимировна можно, пожалуйста, вашу папку?!
Вежливо обратился Эдуард Иннокентиевич хриплым голосом, указывая согнутым указательным пальцам на стул, рука которого лежала на столе.
— Да-да конечно — оставляя дверь открытой, прошла по кабинету Оксана, положив папку на стол перед врачами собравшейся комиссии
— Расскажите нам про пациента — обратилась Наталья Петровна к Оксане, столь сурово и недоверчиво посмотрев на неё, сквозь стекла надетых на глазах очков
— Пациент с хронической сердечной и легочной недостаточностью поступил в субботу к нам в больницу — уверенно Оксана подошла к стулу, не выражая в себе никакого страха, отодвинула стул и села на него — Я его реанимировала на центральной деревенской площади, когда у него случился приступ
— Да-да я слышал про этот случай — ухмыльнулся другой мужчина, почесывая пальцами грубую щетину на подбородке
— Александр Николаевич — грубо обратился Тихонов к мужчине, что вошел следом за Оксаной в кабинет — Где вас носит, мы уже начали?!
— Судя по данным собранного анамнеза и карты он поступил в скорую 24 числа в тяжелом состоянии
— Вижу вы давали ему бемегрид — заметила Наталья Петровна, читая отчет из папки, прерывая одного из своих коллег — Скажите у него, что было отравлением карвалолом или лекарство из ряда барбитуратов?!
— Да мой пациент принимал карвалол, но по строго отведенной дозе? — призналась Оксана, несколько смутилась таких строгих вопросов со стороны комиссии
— Так как так вышло Оксана Владимировна….
— Простите, что прерываю, Оксана Владимировна, а можно взглянуть на лист анализов крови, которые взяли в скорой, когда поступил ваш пациент — поинтересовался Эдуард Иннокентиевич
— А что разве его тут нет?! — улыбнулась Оксана, как ни в чем не бывало — Хм… возможно я его оставила у себя в кабинете, позвольте я его принесу
— Сидите, Оксана Владимировна — приказным тоном попросил Тихонов — Скажите лучше, чем ваш пациент отличается от молодых ребят, которые больше него нуждаются в этом сердце
«Назойливый старый хрен, вот что тут тебе ответить», вопрос который задал Тихонов, поставил Оксану в тупик, не зная, что и ответить, она нервно прикусила краешек губы.
— Наверно тем, что у него есть любящая жена, двое детей — неуверенно говорила Оксана, глядя в глаза каждого кто сидел на противоположной стороне — Да хотя бы потому, что он хочет жить, помогать и любить свою семью
— Скажите Оксана Владимировна — обратился Эдуард Иннокентиевич — Вы точно сможете провести данную операцию и спасти жизнь вашему пациенту?
— В моей команде имеются самые лучшие врачи этой больницы — гордо заявила Оксана, возмутившись, нахмурив губы, посмотрела на Александра Николаевича, что сидел между Тихоновым и другим мужчиной — Я просто уверена в том, что смогу благополучно провести эту операцию по пересадке
— Двоих, из которых вы отправили в отпуск, прям накануне дня пересадке? — недоверчиво спросил Тихонов, поставив таким вопросом Оксану в затруднительное положение
— Валерий Валерьевич — вступился неожиданно Александр Николаевич, отвлекая все внимание комиссии на себя — Если нужны врачи и ассистенты для Оксаны Владимировны, то я думаю, больница вполне их может предоставить
— Так вам они нужны?! — поинтересовался Тихонов, что-то царапая ручкой на листке бумаги
— Я обойдусь помощью своих — возразила Оксана, положив ногу на ногу, облокотившись на спинку стула
— Эдуард Иннокентиевич — обратился Тихонов, поворачивая в его сторону взгляд — Вы будите ассистировать для Оксаны Владимировны
— Вы ведь не будите против? — спросил Эдуард Иннокентиевич, обращаясь к Оксане
— Нет, конечно — кивнула головой Оксана — Я буду только этому рада
— Хорошо — прервал их дискуссию Тихонов — Скажите Оксана Владимировне, нет ли каких-либо факторов, запрещающих включить вашего пациента на пересадку сердца
«Пиздец главное, самое главное собраться с мыслями, я ведь сейчас приступаю закон, спасая какую-то жалкую и никчемную жизнь», растерялась Оксана, сохраняя хладнокровие и темпераментность взгляда, на людей, сидевших за противоположной стороной стола.
— Что простите?! — вырвалось неуверенно у Оксаны
— Я спросил у вас Оксана Владимировна! — напряженным подавляющим взглядом говорил Тихонов, нахмурив густые брови — Нет ли факторов, запрещающих вашему пациенту получить сердце из банка доноров?!
— М…. нет — прикусывая от волнения краешек губы, ответила Оксана, стараясь из-за всех сил не выдать себя
— Вы уверены?! — напряженно, создавая интригу в голосе, переспросил Тихонов
— Да — подтвердила еще раз, Оксана правильность своего ответа
— Что же, хорошо — согласился Тихонов, оглядывая членов комиссии — Вы слышали доклад Оксаны Владимировны, читали папку собранного анамнеза и карты её пациента, скажите у членов комиссии, есть ли какие-либо возражения?!
«Блядь ну и нахуя мне был нужен тока Александр Николаевич, вполне могла бы и без него обойтись, зря тока ночью и утро провела с ним в постели», угрюмо скорчив губы, подумала Оксана, посмотрев на этого мужчины злым взглядом.
— Скажите — обратилась неожиданно Наталья Петровна, настораживая своим обращением — А как так вышло, что ваш пациент отравился карвалолом, когда вы сами же сказали, что он сам принимал его по строго отведенной дозе врача
— Наталья Петровна — вмешался тут же Александр Николаевич, чтобы спасти свою репутацию перед Оксаной — Вы ведь в курсе, что столь сильное лекарство, вызывает в редких случаях дисфункцию памяти, он по ошибке, мог принять его второй раз, как успокоительное во время стресса
— Ведь у него и так была миксома? — давила вопросами Наталья Петровна
— Вызванная стрессом — выступал с защитой Александр Николаевич
— Наталья Петровна — набравшись смелости, ответила Оксана — Одним из симптомов миксомы предсердия, является тахикардия, это сейчас, образовалась миксома левого предсердия, что блокирует проток крови АВ-клапанов, вызывая тем самым его пролабирование

АВ-клапаны сердца, расположены между желудочком и предсердием, «митральныйклапан» и «трикуспидальный клапан», в связи, с которыми локализованная миксома в левое предсердие повредила их створки. Бактериальная вегетация, распространение бактерий, на стенках обоих желудочков, перешла на створки АВ-клапанов, полностью разрушая их функцию, вызывая тем самым отток крови, из желудочков обратно в предсердие. Попытка суицида, вызванная сверхвысокой дозой карвалола, нарушила функцию крови, вызвав тем самым стойкий пониженный ритм сердца, что способствовал отягощению состоянию кровеносных сосудов, в момент, когда внутрисердечная опухоль нарушила АВ-проводимость. Разрушив створки трикуспидального клапана, тем самым вызвав их пролабирование, что повлекло к гипертрофии правого желудочка, а затем к увеличению его объема, что привело к венозному застою крови в ногах. Повлекшая за собой череда событий вылилась в отек легких, состояние, при котором содержание жидкости в лёгочном «интерстиции» превышает нормальный уровень. Пролапс митрального клапана, вызвал в свою очередь, перебои в работе сердечного ритма, стойкую повышенную температуру, частичное его блокирование локализованной миксомой, привело к перебоям работе сердечного ритма, а после атриовентрикулярной блокаде. Пролапс III степени митрального клапана, прогиб митральной створки достиг уже 9 мм, тем самым вызвав у Леонова боль в грудном отделе, а так же затруднение дыхание при отсутствии физических нагрузок, когда он не мог обойтись даже без трубки для интубации.
— Простите Оксана Владимировна мы тут все не столь грамотные врачи в вашей области — говорила Наталья Петровна — Объясните, что значит пролабирование АВ-клапана
— Пролабирование митрального клапана — начала рассказывать Оксана, чувствую себя довольно гордо в своей области познания, перед другими врачами — Означает расслоение створки клапана, в связи с этим возникает его неполное закрытие, из-за чего происходит регургитация, отток крови противоположно её нормальному движению
— Значит теперь у него две внутрисердечные опухоли — вызывая недоверие к Оксане, продолжала докучать вопросами Наталья Петровна — Так как же так вышло, что у пациента, вместо одной доброкачественной опухоли оказалось их две?
— Опухоль локализованная! — пояснила уверенным голосом Оксана — Так как на ранних снимках мы видим, что она находиться в правом предсердии, а на свежих снимках УЗИ, сделанной моей командой, она в левом предсердии
— Образовавшаяся внутри сердца опухоль вызвала атриовентрикулярную блокаду — говорил мужчина с черной грубой щетиной на подбородке и на скулах — Чем как раз и объясняет ваша острая сердечная недостаточность и разрушение АВ-клапанов обоих предсердий, что приводит к дисфункции сердца, и я так понимаю, что….
— У него вегетация на стенках обеих желудочков, а так же увеличение их объема — пояснила Оксана, прерывая реплику этого мужчины — При такой острой форме сердечной недостаточности, крупноочаговым поражением миокарда некрозом, я бы не рискнула лечить его преднизолоном
— Послушайте у пациента острая сердечная недостаточность — возмутился Александр Николаевич, вставая со стула, обращаясь к членам комиссии — Мы просто обязаны дать ему сердце
— Раз уж так — закрывая красную папку Оксаны перед собой, положил на стол её Тихонов — Сердце доставят вам как можно скорее, готовьте вашего пациента к операции
— Спасибо — с безразличие поблагодарила Оксана, скривив алую прелесть губ
— Все могут быть свободны — заявил Тихонов, вставая со стула, направился к своему креслу
Оксана кончиками пальцев стянула со стола красную папку, медленно встала со стула, расправляя на талии, надетый на ней длинный белый врачебный халат. Звонко стукая каблуками, направилась к выходу из кабинета, сердце Оксаны трепеталось от волнения, в жилах бурлила паника, а в голове шла борьба между страхом и бессердечным хладнокровием. Открывая входную дверь, Оксана незамедлительно перешагнула высокий порог, оказавшись в приемной, прошла по ней, к другой входной двери. Через несколько секунд, Оксана покинула приемную главврача, глубоко вдыхая приятный поток вырывающегося в помещение сквозняка, она гордой и уверенной походкой, направилась вдоль по коридору. Звонко стукая каблуками по бетонному полу, Оксана, радуясь собственной победе, изящно вырисовывая сочную притягательную сексуальную красоту тела. Сохраняя необычайную сказочность красивой блистательной улыбки безупречных алых губ, Оксана держала их открытыми, вдыхая ими, свежесть бурлящего потока воздуха, что так прекрасно гармонично сочетался с запахом цветения листвы за окнами в коридоре.
— Костя! — удивилась Оксана, заметив поднимающегося по лестницы мужчину на второй этаж
— Да Оксана — отчаянно тихо ответил Костя — Я пришел с тобой серьезно поговорить
— Ну, надо же о чем? — удивилась Оксана, медленно покачивая бедрами, отошла к окну, положив на его пластиковый подоконник красную папку
— Оксана я больше не могу так — встав у Оксаны за спиной, с тяжелым голосом говорил он, выражение его угрюмого лица отразилось на стекле окна, возле которого она стояла — Я хочу порвать с тобой
— Что?! — испугалась Оксана, широко раскрыв глаза от шока, повернулась к нему, обвивая руками его лицо, чувствуя колкость его щетины ладонями — Нет!
— Оксана я больше так не могу — не дотрагиваясь до тела Оксаны, говорил Костя — Ты не отвечаешь на мои телефонные звонки, куда-то постоянно пропадаешь, оставила на меня чужого ребенка
— Костя прошу тебя — от испуга на лазурных голубых глазах стала образовываться влага, боязнь за потерю любимого человека, прижимаясь к нему, просила Оксана — Давай поговорим у меня в кабинете, обещаю, все будет, так как ты захочешь — легонько коснулась она его холодных губ
— Оксана нет! — возразил Костя, отталкивая от себя Оксану
— Костя нет! — слезно просила Оксана, лживым подлым образом разыграв иронию, снова обвивая руками крупные могучие плечи этого мужчины
— Оксана все хватит!
— Костя прошу тебя — не желая отрываться от его тела, Оксана, словно кошка, вцепившись в его плечи, прижалась к телу Кости — Давай поговорим у меня в кабинете, обещаю, все будет именно так, как ты скажешь
— Оксана….
— Костя прошу тебя — горькие горячие слезы покрывали глаза Оксаны — Обещаю, я сделаю все, что ты скажешь, приму любые условия, тока не бросай меня
— Так, где ты говоришь находиться твой кабинет? — взаимной улыбкой одарил Костя
— Сейчас тока папку возьму — протянув руку назад, Оксана стянула папку с подоконника, другой рукой, кончиками пальцев стирала льющиеся слезы с глаз
«Блядь ну теперь-то он уж от меня никуда не денется», коварством подлой улыбки улыбаясь, Оксана обвила руку Кости, прижимаясь к его телу, направилась вместе с ним по коридору.
***
Закрывая дверь за собой, Оксана облокотилась на её поверхность, согнув изящным изгибом ногу в колено, опираясь на неё каблуком черных туфель, выражая, таким образом, эластичность роскошной формы бедер.
— Так о чем ты хотела со мной поговорить?! — направляясь по кабинету, подошел к стеклянному большому столу, обернувшись, посмотрел вопросительно на Оксану
— Ты же понимаешь — придавая завораживающую похотью симфонию голоса, возбуждающими нотками говорила Оксана, вставляя аккуратно за спиной ключ в замочную скважину, сделала тихо пару оборотов — Что ты отсюда просто так не выйдешь, пока мы тут с тобой все не обсудим
— И что же ты хотела со мной обсудить — спросил Костя, коснувшись пальцами собачки молнии его спортивной белой куртки — У тебя как всегда бардак в кабинете, когда ты наоконец тут наведешь порядок?
— Ну извини блядь — грязно выругалась Оксана шепотом, вытаскивая ключ из замочной скважины, положила его медленно в карман — Как видишь гостей я явно не ждала, да и мои лакеи вели себя не гостеприимно
— Может, предложишь гостю кофе?! — любовался Костя, роскошной прелестью бедер Оксаны, скрытой за пеленой белого халата
— Может, предложу мужу — настойчиво заявила Оксана, подходя к Кости медленно интригующей хищной походкой, вызывая в нем бурю сексуальных эмоций — Кое-что лучше, чем кофе
— И когда это я стал твоим мужем? — удивился Костя, позволяя Оксане, словно дикой кошке, обвить руками его шею, прижавшись вплотную к его телу, искушая прелестью взгляда лазурных глаз
— С тех самых пор, как тогда воспользовавшись моим пьяным телом, самым наглым образом, попал ко мне во влагалище — ощущая присутствие его крепких рук на своих упругих ягодицах, похотливой улыбкой, скрывая ложь, говорила Оксана
— Это значит, я воспользовался? — коснувшись пальцами её подбородка, вынуждая, посмотрел на себя, он хотел взглянуть в глаза Оксане, что тут же скрыла от него красоту лазурного голубого прекрасного взгляда
«Блядь, ну как вот мне с ним разговаривать?!», нахмурила губы, отражая обиду на своих скулах, подумала Оксана, пытаясь совратить к сексу, близкого ей по чувствам мужчину.
— Ну же Костя — схватившись обеими руками за его расстёгнутую куртку, заявила манящим соблазну шепотом, прошептав под ухо Кости — Мы же ведь сюда не ссориться пришли
— Ну и душно тут у тебя — тяжело вздохнул Костя, отрываясь от объятий Оксаны, направился к окну, жалюзи которого были плотно задвинуты создавая притемненную обстановку в кабинете
«Блядь как ты заебал, что ты как баба ряженая, что мне самой, да смой приходиться тебя уламывать», изнуренно вздохнула Оксана, подняв измученный эмоциями взгляд на потолок тускло светящего ламп натяжного потолка в половину накала.
— Ну так что? — направляясь к окну, спросил Костя, подозрительно хитрой интонацией голоса, манящие ноты которого пленяли плавностью звучания слух Оксаны — Дорогая моя Оксана, я дождусь от тебя чашечку кофе
— Хм… ну раз ты так любезно просишь
Ожидая от Кости не такой реакции на свое манящее обликом обольщение, Оксана шикарно виляя бедрами, сняла с головы плотный белый медицинский колпак. Покачала головой, придавая необычайную пышность и объем золотистым волосам, прошла за спиной у Кости, звонко стукая каблуками черных туфель по линолеуму. На столешнице было рассыпано несколько крупинок кофе, кофейная банка была открыта, а сам электрический чайник, фирмы Bosch, находился не на своей подставке, и его емкость была наполовину заполнена водой.
— Оксана! — обратился Костя, взглянув в окно, отодвигая пальцами жалюзи — Вот скажи, ты ради меня на все готова?
— А к чему ты спрашиваешь? — взяв чайник в руки, удивилась такому неожиданному вопросу со стороны Кости
— Просто хотел узнать, на что ты готова ради меня
— Поверь мне — поворачивая блестящие хромированные вентили смесителя, обернувшись, наполняя чайник холодной струей воды, ответила Оксана — На многое
— Тогда хочу кофе в турке — требовательно завил Костя, отпуская жалюзи, что вновь закрыли просвет солнечных лучей, погружая кабинет в легкий сумрак — Для тебя ведь это не проблема?!
— Конечно дорогой не проблема — любезно, скривив от раздражения его характера губы, Оксана с трудом сдержала эмоции при себе
Необычайный аромат приготовленного кофе, находился в горячей белой чашке, разместившейся на краю стола, возле стационарного компьютера, развеивал свой искушающий крепостью аромат по всей атмосфере кабинета. Подлокотник мягкого дивана украшал длинный белый халат, что был скинут в пучине страсти. Белая рубашка, что была на Оксане, свисала большей своей половиной с края стеклянного стола. На спинке одного из стульев, расположенных по периметру стеклянного стола висело черное мини платье Оксаны. По полу кабинета были разбросаны черные чулки, черные туфли, лежали небрежно справа от дивана. Черные кружевные трусики лежали на клавиатуре компьютера, сохраняя прелесть вкуса аромата тела Оксаны.
— Ну, Костя! — задыхаясь в момент необычайной головокружительной похоти, отрывая от горячих губ Кости, простонала Оксана, сидя на его коленях, поджав ноги — Так не честно, почему ты тока меня раздел, а сам с себя снял лишь белую футболку — говорила она, прижимаясь к его горячему пылкому телу
— Ты такая красивая, когда на тебе очки — сделал приятный комплимент Костя, обворожительно теплыми ладонями, словно щит придерживал ягодицы Оксаны
— А что тебе во мне еще нравиться?
Шептала обаятельным нотой шепота под ухо мужчине, спросила Оксана, положив руки на его мощные плечи, выгнула перед ним спину, выставляя напоказ красоту сочной упругой груди. Костя дышал, словно дикий лев тяжелым возбужденным горячим потоком дыхания прямо на грудь Оксаны, обжигая лаской её розовые соски. Крепкие пальцы его крупных рук, обхватили ягодицы Оксаны, когда она сидела на его коленях, прижимаясь к нему обнаженным телом. Оголенный торс Кости, словно горящий вулкан, перед извержением, касался тела Оксаны, оставляя на нем завораживающий осадком след прикосновения. Горячие жгучие, словно огнем губы, касались розовых чувствительных сосков груди Оксаны, обжигая их лаской касания, мужчина как будто с дикой страстью обсасывал её грудь, покусывая нежно их зубами.
— М…. Костя — мотая медленно головой, Оксана извивалась, подобию дикой страстной кошки, позволяя ему обсасывать губами грудь, едва прикусывая зубами нежные розовые соски — Ты меня искушаешь
Потеки леденящей чарующей лаской мужской слюны стекали по телу Оксаны, обжигая нежностью скольжения.
— Ты такой нежный Костя
Обвивая руками его голову, Оксана пальцами прошлась по его волосам, вкушая ртом аромат одеколона, которым было щедро пропитано тело Кости. Утонченность изысканного вкуса «AcquadiParmaColoniaClub», верхними чувствительными нотами, которого служили бергамот, мандарин, мята и гармоничность вкуса «неролиевого масла». Базовая структура искушающего, соблазном дикой похоти составляли серая амбра, мускус и ветивер. Свойственность этого столь возбуждающего аромата завершалась чарующими нотами сердца, сочетание необузданного вкуса лаванды и герани кружила голову своей изысканностью.
— М…. подожди Костя — возразила Оксана, обвивая ладонями его колкую грубую щетину на мощных скулах его лица — Я очки сниму, они мне мешают
— Нет-нет
Выразил он не согласие, остановив руку Оксаны, медленно схватив её за запястье согнутой в локоть руки, что кончиками пальцев держали уже дужки надетых на глазах очков.
— В них ты еще более сексуальна
— М… ладно — прикусывая от волнения губу, смутилась Оксана, ощущая стенками влагалища, как изобилие влаги, внутри неё, переполняет её — Может, снимешь уже свои штаны
— Ты ведь не хочешь, чтобы я их так же намочила как свои трусики, когда мы с тобой так сладко целовались, перебегая от одного места к другому и так по всему кабинету — указывая взглядом возбужденных глаз поочередно на весь бардак, что они устроили в кабинете в момент возникшей страсти
— А что с ними никак?
— С ними будет просто пиздец Костя
Грязно некультурно выразилась Оксана, облизывая кончиком языка полыхающие огнем жаждой желания алые губы, помада на которых была уже размыта слюной мужчины в момент поцелуя.
— Какой же все-таки у тебя грязный язык — сделал замечание Костя, обращая внимание на ненормативную лексику Оксаны
— Ты даже не представляешь на что, он еще способен — хищной улыбкой, отразила Оксана алые губы, любуясь, как Костя встал с дивана скинул белые кроссовки с ног
— Я восхищен тем, как ты целуешься — снимая серые спортивные штаны, выражая голосом неутолимое желание Костя, обернувшись, посмотрел на Оксану
— И как же? — вставая на колени перед ним, находясь на диване, Оксана, обвивая его шею прижалась к телу Кости, чувствую как трепетно он дышит
— Ты хочешь много — откровенничал Костя, позволяя пальцам обеих рук Оксаны, вцепиться пальцами в резинку его черных трусов
— И поверь мне — заявила Оксана, когда Костя с ней сел рядом, черные его трусы были на уровне его колен — Я этого получаю — аккуратно она пальцами обвила его вялый член
— Оксана ты же не собираешься
Говорил с тяжелым дыханием Костя, когда Оксана кончиками пальцев заголила его головку, изогнув спину, как кошка, стоя на коленях. Оксана обхватила его начинающий крепнуть член обеими руками, испуская на его головку жар неистового горячего потока воздуха с алых губ.
— Мы же ведь в твоем рабочем кабинете, а вдруг кто-то из твоих людей войдет и что тогда….
Не давая ему возможности договорить, Оксана медленно ввела через алые раскрытые губы его член себе в рот. Заигрывая кончиком прохладным языком, изобилие слизи слюны которого составляла тонкий слой, Оксана заигрывала с его крепкой пульсирующей головкой. Раскрыв шире губы, Оксана плавно стала вводить его член себе в рот, чувствуя поверхностью языка, как пульсировала каждая жилка на его крепком могучем стебле. Жар крепких ладоней сразу же обхватил ягодицы Оксаны, сам мужчина словно испытывал сказочное удовольствие, от того как медленно и плавно она играла с его пенисом наполовину его засунув в рот. Оксана полностью заглотила его крепкий член, слюна, длинной тянущей вязкостью вытекая со рта Оксаны, холодным приятным прикосновением упала на гениталии Кости, от чего он словно вздрогнул.
Стенки влагалища Оксаны стали покрываться изобилием богатой влаги, жар ладоней крепких рук Кости не давал покоя. Глотая так глубоко его член, Оксана испытывала резкую нехватку воздуха, ведь его крепкий стебель и непрерывно пульсировать головка закрывала, перекрывала гортань.
«Блядь тока бы он стал пихать пальцы мне во влагалище, ведь так он быстро догадается, что у меня с утра был секс, но не с ним», заигрывая с ним, Оксана виляла попкой, извиваясь как дикая кошка, не позволяла добраться его пальцам до мокрых губ влагалища.
Костя явно злился, от того как непокорно себя вела Оксана перед ним, в итоге через несколько секунд он обвил одной рукой её талию. Испугавшись неожиданного поворота Оксана с членом во рту, рухнула на диван, а крепкий палец Кости резко вошел во влагалище, заставив её издать глухой крик. Застонав глухими стонами, Оксана чувствовала жжение на стенках влагалища, как его палец теребил их. Держа Оксану за пучок золотистых волос, он полностью ввел свой крепостью наполненный член ей в рот, пока другой рукой, средним пальцем насиловал её влагалище. Испытывая боль, как рьяно теребил палец Кости стенки влагалища Оксаны, вытирая всю его скопившуюся влагу.
— Мммм….. — издавая сексуальный крик, выражая непокорство, извивалась Оксана, находясь в крепких мужских оковах
— Ты что возбуждаешь от этого? — отпустив волосы Оксаны, но позволил её быстро оторваться от его члена
— Ах… Костя — издавая громкий эротический стон, простонала Оксана, раскрыв шикарной красотой алые покрытой мужской смазкой члена губы — Мне больно!
Прикусывая краешек губы, Оксана покорно села на его средний палец, чувствуя всю грубость сухими нежными стенками.
— Тебе не понравилось? — удивился Костя, медленно вытаскивая палец из влагалища Оксаны
«Блядь да ты ебаный сука маньяк», грубо выразила Оксана свое мнение об этом мужчине, жалостливым обиженным взглядом посмотрела на него.
— Если бы ты был чуточку нежнее — изнывая мучительным стоном, Оксана почувствовала как Костя укладывал её спиной на диван
— Хочешь чтоб я все сделал нежно — уложив Оксану спиной на подлокотник дивана, когда она атк красиво выгнулась перед ним, выставляя грудь вперед
— Я не хочу — переводя дух, Оксана почувствовала мокрыми половыми губами, как пульсировала возле них горячий возбужденный член Кости — Я этого желаю!
Как змея сквозь зубы прошипела Оксана, изобразив на лице, дикий возбужденный оскал, почувствовала как крепость наполненного могуществом члена Кости, вошла медленно в неё. Раскрыв полностью лазурные голубые глаза, Оксана словно впала в шок, не ожидала, как сильно растянулось её влагалище. Открыв шикарным изгибом безупречные алые губы, Оксана хотела застонать, но не могла, чувствовала сухими стенками растяжение от мужского члена во влагалище. Могучий словно непомерных размеров член Кости, вошел только крепкой головкой промеж разведенных им стенок влагалища Оксаны, как он быстро остановила его продвижение, приложив ладонь к его животу чуть ниже пупа.
— Костя нет! — возразила Оксана, громко крикнув — Мне больно
«Пиздец наверно, сейчас что-то будет», испугавшись, подумала Оксана, дыхание стало частым и прерывистым, зрачки были расширены от шока, сердце трепетало, вырабатывая адреналин сокрушительными дозами, на нежной бархатистой коже выступили частики пота.
— Оксана милая — убирая руку Оксаны со своего живота, другой рукой Костя схватился за пучок растрепанных в порыве страсти волос Оксаны и запрокинул, резко ей голову = Я уверен, ты выдержишь
— Ай…. — стиснув зубы, громко крикнула бешеным криком Оксана
Член Кости до половины проник во влагалище Оксаны, как она испытала сильную нестерпимую боль, покорным взглядом продолжала смотреть на сексуального дикаря. Скрестив ноги за его спиной, Оксана, приживаясь к его телу, чувствовала пылкость его дыхания, мощь его члена, мокрыми стенками влагалища, что вынуждала их растягиваться с еще более силой. Держа одной рукой за растрепанные волосы Оксаны, Костя другой рукой держал её за бедро. Оксана шипела через зубы, чувствуя, как дерзко входит в неё крепкий большой член Кости. Извиваясь в его оковах словно дикий зверь, Оксана, раскрыв полностью глаза, отрыв рот состроив шикарным возбуждающим изгибом алые губы, изнывала в пучине сладких стонов.
— Ты что кого-то тут ждешь? — удивился Костя, остановившись, услышал он, как за дверью рабочего кабинета Оксаны, открылась дверь приемной
— Наверно моя секретарша Валерия — возбужденным голосом, ответила, сладко постанывая Оксана, ощущая внутри себя крепкий член мужчины, что входил всего наполовину — Приперлась с кафетерия
— Вот блин — огорчился Костя начал медленно высовывать член из Оксаны
«О… нет, ты так просто Костя от меня теперь не отделаешься, мне плевать кто там за дверью, но я от тебя свое получу»
— Подожди — схватилась кончиками пальцев за головку пениса, край которой еще все находился во влагалище Оксаны — Не так скора дорогой мой Костя — заявила она, состроив хитрое возбужденное лицо
— Что еще?! — по его лицо было видно, как сильно волновался Костя, когда за дверью кабинета Оксаны услышал стук приближающихся женских каблуков
— Я еще не получила чего хотела — оставляя ноги за его спиной скрестив их, возразила Оксана, обвивая руками мощные плечи Кости, вынудила прижаться к своему телу
— Ну Оксана за дверью кто-то есть
— Да мне похуй — грязно выругалась Оксана, разозлившись, почувствовала, как член внутри влагалища стал терять свою мощь — Ты, что больше не можешь?
— Я не могу, когда за дверью ходят твои люди
— Ну, пиздец блядь — прошипела недовольно Оксана, услышав, как в дверную скважину замка вошел чей-то ключ
— Прижмись ко мне
— Зачем? — удивился Костя
— Блядь ты, что такой тупой — оскорбила Оксан своего мужчину, насильно прижала его к себе
Вялая, ослабшая головка члена Кости, медленно вышла из влагалища Оксаны, нежностью приятной вязкой смазки скользила по её мокрым половым губам. Дверь тихо со скрипом отворилась, Оксана скрывала развращенный взгляд за плечом Кости, прижималась к нему, лежа под ним на мягком диване. Улыбнувшись шикарной формой алых губ, Оксана заметила в проходе замлевшей от удивления и полного смятении Валентину, что встала, как будто увидела дикий ужас в открытых дверях. Рыжеволосая девушка в белом длинном халате, буквально обомлела, выронив из рук бумажный планшет вместе с ручкой пол, прикрыла голубые глаза ладонью руки.
— Оксана Владимировна что это?! — начала она, сразу же с обстановки творившейся в рабочем кабинете больницы — Вы хоть совесть имейте, это же все-таки больница
— Моя рыжая радость — ласково говорила Оксана, румянец на щечках, выдавала лишь частичку той скромности, что она испытала, находясь под телом Кости, абсолютно голой — Мне ведь тоже иногда требуется снять напряжение, тем более из-за этого дела, я чуть не потеряла своего мужчину
— Но вы ведь сами взяли это дело
— Ну и что?
— Оксана Владимировна! — продолжала возмущаться Валентина, медленно вошла в кабинет перешагивая высокий порог открытой двери, прекрасным изгибом согнула ногу в колено, отразив ей упругость белоснежной кожи бедер — Вы сами взяли это дело, превратили кабинет в бордель и к тому же занимаетесь сексом, в ваше рабочее время
— Ну, это мне решать, когда и чем я буду заниматься — оставаясь лежать под телом Кости, Оксана тешилась в мягкости подушки под спиной — А ты чего собственно пришла?
— Я пришла вам сообщить — гордой интонацией голоса, ответила Валентина, оставаясь стоять пораженной дикому разврату, прижалась спиной к закрытой двери — Что сердце для нашего пациента уже доставили в больницу
— Ну, пиздец Костя — используя ненормативную лексику, выругалась Оксана, выражая свои эмоции на лице, прекрасным очертанием скул, отражавшим раздражение — Все блядь, вот теперь мне уже нужно работать
— Ты что собираешься делать пересадку сердца?! — удивился он так, будто понимая всю серьезность и сложность операции
— Вот поэтому я хотела получить от тебя все, чтоб во время операции не поддаться эмоциям
— Оксана Владимировна?! — обратилась Валентина, нагнувшись, подняла с пола планшет и ручку, что выронила из рук
— Готовьте пациента к операции — выползая из-под тела Кости, распорядилась Оксана, прижимаясь к нему сидя, поджала под себя ноги — И закрой блядь дверь с той стороны
— Советую вам лучше сосредоточиться на работе
— Советую тебе, просто выйди нахуй!!! — повысив голос, грубо выразилась Оксана
— Как пожелаете! — недовольно от обиды фыркнула Валентина, быстро открыв дверь, покинула в спешке кабинет, громко хлопнув за собой дверью
— Ну что же Костя — прижимаясь лицом к его груди, говорила Оксана, когда за дверью слышались удаляющиеся шаги Валентины, по приемной, после закрылась и её входная дверь — Мне нужно работать, ты меня отпускаешь?
— Твоему пациенту нужно было сердце — был поражен Костя — Что же ты раньше не могла сказать, что все было так серьезно?!
— А какое это отношение имеет теперь?
Распущенной улыбкой, улыбнулась Оксана, поцеловав его в щеку, медленно сидя на диване, свесила с него ноги, коснувшись ими прохладного линолеума.
— Ты знаешь, твоя мама с твоим отцом, просили тебе передать, что будут ждать тебя вечером в твоем доме
— Чего они хотели? — выгнув спину, спросила, мурлыкала сладкой нота голоса Оксана, вставая с дивана, выставила перед Костей всю красоту эластичных бедер
— Не знаю — пожал плечами Костя, поднимая с пола, сидя на диване нагнувшись, поднял с пола черные трусы — Наверно что-то про свадьбу твоей сестры
— И слышать об этом не хочу
— Что будешь делать?
— А чего хотел бы ты сам?
— Провести с тобой эту ночь
— С твоей сестрой или без? — удивилась такому предложению Оксана, обольщая его прелестью лазурного взгляда, села в мягкое кожаное кресло возле компьютера
— Ну, это как ты сама уже решишь
— Ты предоставляешь мне выбор?!
— Иначе ты меня просто убьешь
— Верно, убью в постели — коварно развратила его Оксана, похотью развращенной улыбки, положив красивым жестом ногу на ногу, взяла с края стола черные кружевные трусики

***
Отблеск яркого света от белой кафельной плитки операционной отразился на стеклах очков Оксаны, как только, она открыв одну створку двери вошла в помещение. Воздух данной обстановки был пропитан поразительно чистый, помещение тщательно вентилировалось, приток приходящего воздуха был во много раз больше, чем его отток. Створки дверей тут же плотно захлопнулись за спиной Оксаны, создавая в помещении поразительно изолированную обстановку от внешнего мира. Свет операционных ламп, над операционным столом достаточно ярко освещал обстановку над операционным столом.
— Оксана Владимировна — обратилась Валентина, встав возле операционного стола, выражая под стеклами надетых на глазах очков явное недовольство
— Оксана Владимировна пациента уже сейчас привезут — доложил Эдуард Иннокентиевич — Вы знаете я впервые буду на такой сложной операции, не знаю, как Тихонову удалось выбить для вас сердце, но уверен после такой операции наша больница….
— Эдуард Иннокентиевич вы мне льстите
Возразила Оксана, сделав пару шагов, как в сопровождении двух санитаров, что её везли в двери плавно въехала каталка с лежащим на ней пациентом.
— Отнюдь нет Оксана — выразила несогласие Вероника, подготавливая аппарат искусственного кровообращения к работе — Операции по трансплантации донорского сердце реципиенту, считается самой сложной в кардиологии на мой счет, после успеха операции жди репортеров на свою голову
— Самой сложной — прикусила, насмехаясь краешек губы Оксана — Да ну бросьте, не для меня
— Вы так уверенны Оксана Владимировна?!
Удивилась Валентина, обрабатывая хирургические инструменты асептическим раствором «ТЕФЛЕКСА КОНЦЕНТРАТА». Препарат для стерилизации и дезинфекции инструмента, обладает антимикробной активностью в отношении различных грамотрицательных и грамположительных микроорганизмов.
— Эдуард Иннокентиевич — обратилась Оксана, игнорируя пустые нотации Валентины — Помогите разместить, нашего пациента на столе и накрыть его операционным бельем
— Оксана Владимировна — коснулся холодной рукой мужчина, что лежал еще на каталке, как только Оксана подошла к ней — Не знаю, зачем вы это делаете, но спасибо вам
— Спасибо скажите своей жене тогда, когда проснетесь
Не желая больше общаться с этим мужчиной, Оксана кивнула двум санитаром, чтобы быстрее его переложили на операционный стол.
— Вероника искусственное кровообращение на тебе — заявила Оксана, обратив внимание, как Вероника подготавливала аппарат к работе — Эдуард Иннокентиевич будите мне ассистировать
— Подготовлю «гепарин» и вазодилататоры — выразила желание Валентина
— Оксана Владимировна — обратился Леонов снова, лежащим на операционном столе, когда его тело накрывали двое санитаров стерильным темно-синим операционным бельем — Спасибо!
«Блядь еще чуть-чуть и я сама его убью нахрен», засмущалась Оксана, скрывая бурные эмоции под стерильной маской на лице, держа в руке маску с анестезией.
— Хватит болтать чепуху — заткнула она этого мужчину, прислонив к его лицу маску с газообразным раствором — Валентина вольешь через канюлю ему дозу анестезии, как только он уснет, операция будет часов пять не меньше
— И так он уснул — доложила Валентина
— Гепарин 300 ЕД/кг и «вазодилататоры» быстро! — заявила Оксана, убирая маску с лица пациента, когда он уснул, взяла в руки пинцет зажав в нем пинцет с тампоном
Обрабатывая грудную клетку, тампоном, смоченным в растворе «бетадина», Оксана производила дезинфекцию операционного поля. Эдуард Иннокентиевич начал интубировать трахею пластиковой, одноразовой трубкой для интубации, тщательно обработанной специальным асептическим раствором. Положив тампон специальную миску, с асептическим раствором, Оксана взяла электронож «ЭХВЧ-500», предназначен для резания и коагуляции мягких тканей и кровеносных сосудов токами высокой частоты в МОНО и БИ режимах. Медленно и очень плавно, Оксана произвела срединный разрез от вырезки грудины, до середины «эпигастральной области», область непосредственно под мечевидным отростком, соответствующая проекции желудка на переднюю брюшную стенку. Рассекая электроножом ткани «фасции» и «надкостницыгрудины», Оксана тут же произвела коагуляцию ткани, пока Валентина, тщательно обрабатывала разрез тампоном асептика.
Методика срединной «стернотомии», хирургическая операция, заключающаяся в рассечении грудины; выполняется для обеспечения доступа к органам. Взяв в руки «стернотом», марки System 6 Stryker, Оксана выполнила разрез грудины, в месте рассечения тканей электроножом. Валентина, пользуясь специальными хирургическими крючками, поэтапно развела рассеченные концы в стороны. Эдуард Иннокентиевич пользуясь специальным хирургическим воском, произвел гемостаз из краев разрезанной грудины. Используя «ранорасширитель», хирургический инструмент, облегчающий доступ к «органу» путем разведения краев «раны» и удерживания их в определенном положении, Эдуард Иннокентиевич полностью раздвинул края грудины.
— Начинаем «канюляцию» полых вен и восходящей аорты — отдала распоряжение Оксана, когда пространство плевральной полости мужчины, было полностью готово к операции
— Аппарат для искусственного кровообращения готов — отчиталась Вероника

Оксана принялась использовать технику бикавальной канюляции, метод по которому будет пересажено сердце донора «реципиенту». Перед началом канюляции Оксана аккуратно, пользуясь скальпелем, вскрыла перикард, после чего края раны накрыла стерильным полотенцем. Пальпируя пальцами верхнюю и нижнюю полую вену, для исключения в месте предполагаемой канюляции, для исключения атероматозной бляшки, хроническое заболевание артерий эластического и мышечно-эластического типа. Пальпируя пальцами в резиновых перчатках, нижней и верхней полой вены, Оксана нашла наиболее подходящей интраперикардиальный участок, так как он более устойчив к разрыву и диссекции. Пользуясь хирургическими ножницами, Оксана произвела рассечения тканей сердца, пока Эдуард Иннокентиевич пользуясь электроотсосом, откачивал образовавшуюся кровь в месте раны, тут же обрабатывая её асептическим раствором. Подготавливая двойной кисет нитью 4/0 с площадью, но не более одного квадратного сантиметра, Оксана накладывать трубку турникета, старалась, чтобы игла при наложении кисетного шва, не проникала на всю толщину стенок аорты, таким образом, Оксана выполнила первый кисетный шов. Второй кисетный шов, Оксана наложила на 1-2 см выше устья нижней полой вены, стараясь чтобы венозные канюли не «перекрестились» между собой. Осторожно приподнимая правое предсердие левой рукой, Оксана наложила треугольный кисетный шов 2 кв.см. в месте, которое выглядело достаточно прочным по толщине, чтобы удержать фиксирующий шов с канюлей.
— Насосная функция сердца заметно снижается — доложила, испугавшись Вероника, наблюдая за сердцебиением в монитор, размещенный над операционным столом
— Знаю — уверенно, согласилась Оксана, предполагая заранее дальнейшее действия
Освобождая от зажимов сердце, Оксана дала ему возможность восстановить собственную гемодинамику тока крови. Накладывая на нити шва трубку турникета, Оксана зафиксировала его зажимом, типа москит, но не затягивала. Затем Оксана аккуратно разомкнула зажим, освобождая магистрали контура