Чтобы связаться с «Вадим Песегов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 6

Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности размещения романа на сайте буду выкладывать по одной главе. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.
Это пока еще сырой черновик, который будет в последствии обрабатываться!

Глава 6

Шум автомобильных двигателей разносился по всей округе в радиусе несколько сотен метров, водители спортивных автомобилей выстроились на гравийной деревенской дороге, возле строящейся пилорамы, которая находилась около опушки леса, где рядом проходила федеральная трасса. Покров темной смуглой ночи сгущал краски на ночном небе, накрывая деревенские природные просторы мрачной мглой. Завораживающая прохлада легкого порывом ветра, раскачивала деревья, принуждая голые, без лиственного одеяния, танцевать в танце дикой необузданной страсти, издавая приятный слуху шелест веток. Приятные аромата свежести воздуха, пропитанный сыростью прошедшего днем дождя пленили дыхание, а запах рядом таившего, насыщал атмосферу пленительной стихией природных вкусовых оттенков.
— Оксана с тобой все нормально? — спросила, беспокоясь, Катерина, аккуратно обвила талию Оксаны, когда они стояли возле белой роскошной Audi
— Да все хорошо — ответила Оксана, одарив свою обольщенную любовь восхитительной прелести улыбки — Просто наверно не выспалась — говорила она, вдыхая глубоко воздух ртом
— Если ты устала или что-то тебя беспокоит, скажи сейчас — предупредила Катерина, касаясь белого вечернего платья Оксаны — Мы тогда не будем участвовать в гонке
— Нет, ты что — возразила Оксана, ощущая, как нежность прохладного ветра с легкостью колыхала её волосы — Со мной все хорошо
— Хм… а мне показалась ты какая-то бледная — начала Катерина медленно сближаться лицом стремясь к открытым губам Оксаны
Испытывая легкое недомогание и какую-то неощутимую явную слабость, Оксана любовалась прелестью ярких огоньков бликов света фар автомобилей, что так чудесно отражались в глазах Катерины. Колыхание пышного низа белого шелкового платья, словно море во время шторма, слегка приоткрывая безупречную кожу бархатных бедер Оксаны. Легкое онемение ног, которое Оксана посчитала, что это знойный холод окутывает её обнаженные ноги в эту прохладную ночь. Белые безупречные туфли на ногах Оксаны отлично сочетались с её вечерним фасоном белого платья, а высокий каблук придавал её образу безупречную сексуальность. Красивое декольте с задней стороны белого платья, открывала красоту бархатной кожи Оксаны. Вырезы по обеим сторонам у этого платья, слегка приоткрывали завесу эластичных сексуальных бедер. Играя кончиком своего языка по поверхности губ, Оксана оставляла на них смачный тонкий слой слюны, готовясь заранее к слиянию губ с Катериной в жаркой обжигающей страсти поцелуя.
— Ну чего же ты ждешь? — спросила шепотом Оксана, ощущая пленительный жар дыхания Катерины, позволяя рукам брюнетки обвить свою талию
— Просто хочу запомнить этот взгляд — такой поразительной интонацией своего голоса ответила Катерина, едва касаясь изнывающих губ Оксаны
— Да перестань ты — возмутилась Оксана, состроив гордый самовлюбленный взгляд, сморщив губки, придала скулам своего лица поистине сексуальное выражение — Лучше поцелуй меня
Медленное завораживающее пленительное жгучее дыхание, вскоре сменилось обжигающее холодом слюны губ Катерины в нежной восхитительной страсти поцелуя. Глубокая ночь, темного сумрака накрывала их на улице, при свете ярких фар белой Audi, заведенный мотор которой, окутывал соблазном слух Оксаны. Ласка рук Катерины во время столь насыщенной страсти поцелуя сокрушала сознание новой стихией искушения сексуальной романтики, особенной в тот момент, когда похотливая распущенная глубоким развратом брюнетка, обхватила ягодицы Оксаны всей пятерню пальцев обеих рук. Молодые парни, собравшиеся возле гоночных автомобилей, начали задорно подсвистывать, заметив с какой поразительной сексуальной страстью. Катерина с Оксаной целуются. Сладость слюны Катерины туманила рассудок, доминирующее воздействие её языка во время поцелуя заводило Оксану с невиданным искушением.
— Так-так-так — послышался насмешливый женский голос со спины Оксаны — И это и есть твои лучшие гонщики да братец?! — продолжила говорить словно насмехаясь какая-то женщина
— Ты что-то имеешь против? — возмутилась Оксана, открываясь жадно хватая воздух ртом, поддавшись резкой смене настроения
— Оксана послушай не надо
Схватила за руку Катерина, когда Оксана повернулась к ней спиной чтоб посмотреть на девушку, что посмела посмеяться над их чувствами.
Молодая белокурая девушка на вид лет двадцати пяти, в короткой пышной черной мини юбке, с разрезом на её бедрах и в ослепительно белой весенней курточке, что так прекрасно прорисовывала черты поистине прекрасного юного тела. Прекрасное блестящее колье, Оксана смогла разглядеть на шее этой девицы, которое так изящно сочеталась с её v-образным вырезом спереди, отлично выражающую грудь блондинки. Стройные сексуальные ноги белокурой девушки, были облачены в черные чулки, что прекрасно сочетались с черными туфлями на ней, высокий удивительный каблук, который очень эротично отображал её образ.
«Дешевая потаскуха», подумала Оксана, опираясь рукой на бедро, прикусила краешек губы, возмущенно посмотрев на девушку, что стояла перед ней.
Удивительное сочетание аромата «Acqua di Gioia» туалетной женской воды, Оксана сразу же смогла распознать в воздухе дуновения ветра, когда повернулась и увидела рядом с собой чудесной красоты блондинку. Первозданная сила верхних нот листьев ноты, приятно создавали гармонию аромата лимона первого цветения. Поразительное вдохновение этого запаха подчеркивали водные ноты воды, поразительная прелесть жасмина уже начинала кружить голову. Завершающим вкусовым оттенком этого женского парфюма служило сочетание кедра с сахарным тростником.
— И кто же из них будет участвовать в первом квалифицированном заезде? — поинтересовалась распущенная девица, держа под руку своего кавалера — А ты не мог бы братец найти кого-нибудь более мужского пола
— Кого Настя?! — возмутился мужчина, освобождаясь от рук светловолосой девушки, что была к нему привязана обилием нежности ласковых рук, подошел он к Оксане — Моя команда гонщиков напилась до отвала в сауне у Изабеллы с её блин девицами
— Держали бы вы свою сестру на поводке — сделала замечание Оксана, шикарно вильнув попкой, отображая изящную красоту бедер, направилась к машине
Звонкий стук каблуков белых туфель был приглушен, мокрым гравием, по которому направлялась Оксана, выражая в момент движения все самые тонкие эротические черты своего тела, что были скрыты от глаз, под материей легкого белого платья.
— Оксана ваш заезд с Катериной будет первым, как показательный — подошел он к Оксане легонько обвил её талию, теплой и удивительно прекрасной нежной мужской рукой — От вас просто требуется выступить и все, а на следующий день будет выступать моя команда
— Что вам рассказала Изабелла про нас? — спросила решительно Катерина, посмотрев недоверчиво этому мужчине в глаза
— Девчонки — вполне дружелюбно обратился мужчина, взяв за руку Оксану и Катерину — Просто прокатитесь один демонстрационный заезд и все, дальше эту ночь я превращу для вас в сказку
— Я это делаю не ради выгоды — изворачиваясь от ласки рук мужчины, заявила Оксана
— А Изабелла сказала вам — убедительно говорила Катерина, схватив Оксану за рукав платья, демонстративно попросила её задержаться — Что именно Оксаной надо дорожить и беречь её
— Так же сказала, что она бесподобно быстро и умело, водит машину — похвалил этот мужчина, имея поразительную наглость, провел рукой теплой ладони по волнистым волосам Оксаны
— Тут не поспоришь — согласилась Катерина
— Так ну все хватит — возмутилась Оксана, смущаясь от бесчисленных комплиментов — Я пойду в машину
— Оксана — обратился так же вежливо, заставив Оксану обернуться к нему в пол оборота, выражая на обозрение красоту своего тела — Спасибо, что согласились заменить мою команду
Легкой прохлады ночной ветер колебал волосы Оксаны, обнаженные ноги, особенно в икроножных мышцах, начали покрываться незначительным заурядным ознобом.
— Я это делаю ради своего развлечения — заявила Оксана, открывая водительскую дверь спортивного автомобиля
— Где ты её взял? — удивилась белокурая девушку, подходя к своему брату, выражая недовольство пафосной ложной улыбкой
— Поверь мне Оксана лучшее, что у нас есть — повторил еще раз этот мужчина, своей сестре, медленно сделал несколько шагов в сторону этой девушки
— Ну и вкус же у тебя братец — усмехнулась лживая блондинка
Открывая дверь белой роскошной спортивной машины Audi, Оксана почувствовала приятный свежести запах ванили в салоне автомобиля. Роскошные кожаные бежевые сиденья и чуть притемненная атмосфера, светящаяся приборная панель, а так же изумительный кожаный удобный руль. Поистине удобное кожаное кресло, словно было специально выставлено под Оксану, как только она села в это кресло, сразу же начала в нем утопать в ласках нежности материала, что соприкасался с её обнаженной частью тела. Приятное журчание мотора двигателя под капотом, а так же согревающая теплым потоком воздуха печка, обдувала обнаженные ноги Оксаны завораживало соприкосновением.
— Ну что готова?! — послышался вдохновляющий голос Катерины из телефонной трубки, закрепленной на приборной панели
— Конечно — ухмыляясь коварной ухмылкой, ответила Оксана, плавно надавливая на педаль газа, передвигая рукоятку переключения скоростей на первую передачу
— Ты уверена, что тебе это надо Оксанка? — повторный раз спросила Катерина
Спортивные автомобили начали съезжаться к стартовой гоночной черте, образуя длинную колонну в восемь автомобилей по два ряда. Рев двигателей просто глушил поразительной выдаваемой мощью. Некоторые машины, со свистом шин прогревая резину, оставаясь на старте, поразительным волнообразным потоком швыряли из-под своих колес мелкие и большие частички сырого гравия. Яркий свет фар гоночных автомобилей, освещал прилегающую деревенскую улицу, словно футбольное поле, поразительно четко было видно каждую мелочь. Собравшиеся гости этой нелегальной гонки выстроились по обе стороны колонны гоночных автомобилей.
— Удивительно и эта сука еще и руководит стартом гонки — ухмыльнулась Оксана, заметив белокурую девушку, что вышла с фиолетовым платком в стартовой черте
— Она ведь сестра Алексея Константиновича — объяснила Катерина — А ты участвуешь в сегодняшнем заезде от его лица
— Хватит попусту болтать — почувствовала, как её охватывает раздражение, возразила Оксана
Светловолосая девушка, встав между колоннами спортивных машин, подняла плавно фиолетовый платок вверх. Продолжительный момент молчания, даже шум двигателей спортивных машин плавно стих в такой момент, свирель свиста шин колес, заглохла в молчании. Словно время на какое-то мгновение словно остановилось, поразительно долго тянулся этот чарующей страсти адреналина момент, поразительная тишина наступила в эти секунды, то даже было слышно дуновение ветра за стеклом автомобильной двери, шелест голых веток деревьев. После чего девушка резко взмахом руки махнула платком.
Выдавливая быстрым нажатием педаль в пол, Оксана тут же плавно отпустила педаль сцепления, держа наготове включенную передачу первую передачу. Резкий рывок и белоснежная Audi поразительно быстро тронулась с места вместе с другими спортивными автомобилями. Мотор бешеного механического коня, тут же начал выдавать поразительную стихийную мощь в бурлящем котле сгорания частичек топлива. Четырех тактовый двигатель Audi танцевал танец страсти хода поршня в цилиндре, подаваемая сила частичек топлива быстро тут же сгорала в нем при искре, что выдавала свеча, Бешеная сила сгорания топлива в цилиндре двигателя, принуждала поршень внутри него, выражать сильную механическую мощь, устремляя автомобиль на федеральную трассу.
— Оксанка не рискуй! — предупредила Катерина, ярко сверкая впереди задними стоп сигналами, обгоняя попутно движущийся седан по полосе встречного движения
— Без тебя знаю — выдавливая вновь педаль газа в пол, оспорила Оксана, переключая рукоятку переключения скоростей во второе положение
— Оксанка оно этого не стоит
— Стоит! — поравнявшись с автомобилем Катерины, возразила Оксана, посмотрев беглым взглядом через стекло водительской двери, на автомобиль брюнетки
Федеральная трасса, словно как живой поток, проходил мимо окраины этой деревни, постоянные тысячи машин днем и ночью ехали то в Москву, то в обратном направлении. Живой поток плавно двигающихся автомобиле нарушили, зачинщики дорожного беспорядка. На огромной скорости спортивные машины постепенно лавировали в потоке транспортной ветке, то притормаживая, то вновь выходя на чистую ровную прямую встречной полосы на небольшой опять же промежуток времени, до появления встречного идущего потока машин. Многочисленные массы проезжающих машин даже ночью не оставляли эту трассу в покое, особенно большие грузовые фуры, шли колоннами по пути от Москвы, в попутном потоке вместе с нелегальными гонщиками затеявшими этот опасный и рискованный трюк.
— Оксанка осторожней — предупредила Катерина настораживающим голосом — Впереди идет очень большая колонна фур, не рискуй, пусть полоса встречного движения освободиться
— Нет! — не принимая совет Катерины во внимание, оспорила его Оксана — Я здесь не ради денег или чего-то еще
— Оксанка я сказала, нет! — свернула запрещающим жестом Катерина впереди на несколько метров, задними стоп сигналами
— Извини дорогая — с коварством в голосе говорила Оксана — Но я тебя не слышу
Повышая тут же передачу, Оксана отжала сцепление, выдавила педаль газа в пол и вышла на полосу встречного движения. Три машины соперников, что двигались впереди, поступили так же, последняя из которых очень замедлила Оксану, вылезая на полосу встречного движения прямо в несколько метров от её автомобиля, что шел на стремительный обгон. Две оставшиеся машины решили следовать с Катериной на хвосте, лавируя постепенно плавно в потоке попутного движения, опасаясь выйти на полосу встречного движения. Стремительная поразительная огромная скорость с которой четыре автомобиля, включая и белую Audi, на которой ехала Оксана, двигались подвергая сильному риску себя, жизни других гонщиков и посторонних водителей, что двигались на этой трассе словно как сумасшедшие сигналили.
— Оксанка! — прокричала Катерина — Ну я тебе всыплю….
— Да перестань ты! — перебила её Оксана, возразив серьезным тоном голоса, сосредотачивая внимание на доге
Вскоре группа из четырех спортивных машин включая белую Audi вышли на поразительно чистый участок встречного движения на трассе.
— Оксанка посмотри в зеркало заднего вида! — послышался через минуту молчания, вновь воодушевленный голос Катерины
Беглый взглядом Оксана взглянула на зеркало заднего вида, заметила позади себя в нескольких метрах приближающуюся другую белую Audi. Стремительно перед глазами мелькала прерывистая белая линия, вскоре увеличивая стремительно скорость, Оксана перестала её и вовсе замечать, на огромной скорости, все дорожное пространство превратилось чисто в узкий дорожный коридор. Противники, состоящие из трех остальных машин, серьезных европейских марок гоночных производителей автопрома, никак не хотели уступать свои позиции. Постепенно через несколько минут, трасса стала почти полностью пустой, уже дальше не пришлось так лавировать в потоке бурной страсти машин, сверкая при этом задними стоп сигналами фар.
— Наконец-то машины хоть закончились, а то надоели — слышался из трубки телефона радостный голос Катерины
— Все только начинается — вновь прекрасная прелесть улыбки безупречно накрашенных алой помадой губ Оксаны, порадовала её в отражении зеркала заднего вида — Скора сворот на деревню
— Знаю! — нервно согласилась Катерина, судя по её интонации голоса, у брюнетки были проблемы на трассе — Будь осторожнее
— За себя говори — огрызнулась Оксана, выжимая вновь педаль газа в пол
— Нет, ты посмотри она еще и огрызается — голос отчаяние Катерины, издался из телефонного динамика
Густой сумрак деревенской ночи, нежный порыв ласкающего ветра, приятный шелест веток деревьев, все это напоминало банальную романтику на природе. Свирель сверчка, пение жаворонка, а так же далеко возле опушки леса, слышался слет журавля. Гордо стоящий автомобиль инспектора дородной полиции, остановившегося у обочины по нужным обстоятельствам. Поднимаясь на пригорок к своему автомобилю, марки Toyota, инспектор полицейской службы видимо сильно устал, проводя патруль местности в ночное время суток, потому как не заметил как проносящиеся мимо него автомобили на стремительной скорости, силой потока воздуха сбили его с ног, откинув его фуражку на середину дороги.
— Блядь! — грязно выругалась Оксана
Сильно беспокоясь, наблюдая за дорогой, Оксана прикусила краешек нижней губы, заметив в момент беглого взгляда в зеркало заднего вида, как засверкала сирена автомобиля стража порядка.
— Вот теперь у нас точно будут проблемы — согласилась Катерина
Машина охраны правопорядка на дороге, включив мигалки, сирену, что громким гулом раздавалась по всей округе, решил в одиночку наказать нарушителей дорожного беспорядка в ночное время суток. Три спортивные машины, еще все были впереди, Оксана стремительно пыталась их догнать, начиная лавировать между автомобиля встречного и попутного потока машин. Резкий почти под наклоном поворот на деревню и крутой спуск, заставил всех гонщиков заметно снизить скорость. Дорожное полотно стало немного бугристым и неровным, чтобы удержаться на дороге, Оксана стала заметно сбрасываться скорость, переключаясь с четвертой передачи на вторую, продолжая все еще давить на тормоз, прижимаясь сильно к обочине, старалась контролировать дорогу на скорости спуска. Трудные виражи спуска поддавались с трудом, дорога постепенно становилась более бугристой и на большой скорости было трудно вести машину, встречное движение, постоянно мешало, проезжая одна за одной машиной, не давали возможности вырваться вперед, как это сделали три автомобиля жаркой гонки.
— Да хрен я вам дам вырваться — возразила Оксана, выжимая вновь педаль газа в пол
— Оксанка! — прокричал возмущенный голос Катерины — У нас только показательный заезд не рискуй
— Пошла в жопу! — выразила буйный характер Оксана
Выдаваемая поразительная мощь мотора двигателя, механического коня, просто поражала, автомобиль стремительно рвался вперед по ровному уже спуску абсолютно на какое-то время чистой дороге от машин вперед. Белая Audi плавно выехала на ровный гладкий спуск, что вел к огромной деревенской обыденной жизни. Стремительно набирая обороты двигателя, и не обращая внимания на вой сирены машины стража порядка за спиной, Оксана приблизилась к первому повороту, что был указан по навигатору проложенного заранее гоночного маршрута. Свирепый свист шин и тормозных колодок издавал механический белый монстр, обгоняя желтый спортивный автомобиль на повороте, Оксана быстро выдавила педаль газа в момент маневра и плавно вырвала машину вперед. Мокрые куски гравия и грязи выносились из-под колес белой Audi, забрасывая желтый спортивный автомобиль, пылью и копоти дорожного покрытия гарью сгорающих шин при резком торможении о дорожное полотно.
— Твою мать Оксанка что творишь! — возмутилась Катерина
— А что такого? — радостно поинтересовалась Оксана
Радостным взглядом Оксана, наблюдала в зеркало заднего вида, как желтый автомобиль, который она, обгоняя, забросала водительское стекло сыростью грязи и гравия, допуская того, чтобы соперник жаркой гонки врезался в плотный деревянный забор в один из домов из бруса. Снося заборное ограждение, желтый спортивный автомобиль вошел в приготовленную стопку крепкого бруса для строительства, сминая корпус, на огромной скорости, словно как в руках листок бумаги. Громадная масса лиственных бревен завалила крышу врезавшегося автомобиля сверху, оставляя так и стоять его в покоях частной деревенской жизни, в гармонии прекрасного звонкого собачьего лая.
Горячая страсть скорости набирала обороты, свет мигалок, звук сирены полицейских машин, только лишь добавляли Оксану ту самую каплю адреналина, которую ей не хватало. К поди за нарушителями дорожного права порядка подключились еще две машины ДПС, отечественные автомобили ВАЗ, преследовали нарушителей. Вой полицейских сирен разносился по всей деревенской улице, не так было уже слышно мотор двигателей спортивных ревущих им автомобилей, свист покрышек, что входили в скольжение на поворотах, как клич мигалок охраны правопорядка.
— Оксанка ты чокнутая! — выразила свои мысли Катерина, издавая такой поразительный мягкий тон голоса из телефонного динамика
— Сам напросился — рассмеявшись звонким смехом, ответила Оксана, не переставая следить за дорогой — Нечего мне под ноги попадаться
— Оксанка не рискуй! — еще раз предупредила Катерина, с большим трудом догоняя белую Audi
Скорость сокрушительной выдаваемой мощности двигателя поражала стремлением автомобиля рваться вперед по деревенским улицам. Впереди было два серьезных соперника, серебристый автомобиль марки «Porsche 991», занимал второе положение в сумасшедшей гонке, пуская пыль в лобовое стекло белой Audi, он поразительно легко входил в повороты. Лидирующее место в гонке занимал эксклюзивный автомобиль «Lamborghini Murciélago», он как минимум обходил Оксану на два поворота.
— Чертов придурок! — грязно выругалась Оксана, пытаясь обойти серебристый Porsche на повороте
— Оксанка! — прокричал возмутительный голос Катерины
— Да блядь что?! — используя ненормативную лексику, крикнула Оксана, выворачивая круто руль обеими руками в момент скольжения при повороте на деревенскую центральную площадь
— Надеюсь, ты знаешь что делаешь
— Я тоже на это надеюсь
— Если бы не полиция что весит у меня на хвосте, возможно погоня не была бы такой жаркой
— Радуйся адреналину — успокоила Оксана, придавая очаровательное обольщение улыбки алых губ, которые мимолетным взглядом уловила в зеркале заднего вида
Переключая вновь рукоятку переключения скоростей, в нижнее положение, Оксана понизила передачу, нажимая плавно каблуком белых туфель на педаль тормоза круто выворачивая руль. Белая «Audi R8» стремительно быстро проносилась по центральной деревенской дороге, набирая резко скорость на длинной прямой. Вскоре наступил очень быстро по маршруту навигатора другой поворот, как раз в тот момент, когда Оксана почти настигла серебристый Porsche. Резкий поворот наступил почти внезапно для обеих машин, водитель Porsche думал, что в момент поворота даст мощности своему двигателю и проскочит плавно такое препятствие, но незначительная яма на дорожном полотне изменила ход жаркой гонки. Наскочив колесом на неровность дорожного полотна, Оксана услышала, как водитель серебристой Porsche добавлял мощности двигателю, входя плавно в поворот, но именно эта ямка для него послужила камнем преткновения. Автомобиль соперника буквально развернуло на повороте в противоположную сторону, после чего он задом откатился несколько метров, ударившись незначительно в деревянный стол электроосвещения улицы. Оксана с легкостью обогнала остановившейся на некоторое время автомобиль серебристого Porsche, стремительно направляясь в другой конец деревни. В зеркале заднего вида, Оксана заметила, как Катерина обогнала этот автомобиль, после чего он быстро выровнялся, сделав резкий разворот в сторону движения маршрута, стал так же поразительно быстро набирать скорость.
«Блядь да где же он», мысленно подумала Оксана, двигаясь по свободным деревенским улицам, приближаясь к другому выезду из деревни.
Вскоре после нескольких продолжительных минут бешеной скорости, Оксана увидела вдали поднимающейся в гору дорогу яркие огни стоп сигналов автомобиля желтого Lamborghini. Удачно лавируя между медленно плетущимся белым кроссовером и синим седаном, Оксана со свистом шин вошла в небольшой отрезок скольжения, поразительно умело изворачиваясь, автомобиль, который прошел посреди двух этих машин. Громкий звук сигналов проезжающих двух машин, мимо которых стремительно прошла Оксана, были даже громче воя сирена полицейской погони, что в несколько десятков метрах гналась за гонщиками бешеной гонки.
— Оксанка вижу тебя! — доложила Катерина, помимо фона голоса брюнетки, отчетливо слышался, в динамике, вой сирены полицейской погони
— Я тебя тоже! — ответила Оксана, продолжая наблюдать за дорогой, бросила мимолетный взгляд на зеркало заднего вида и увидела яркий свет фар белой Audi на которой ехала Катерина
— Оксанка прошу тебя, давай просто доедим до конца гонки
— Нет, я так легко не сдамся — возразила Оксана, нажимая на педаль газа, ощутила легкий озноб в ногах — Я заставлю его глотать пыль
Белая Audi покрытая грязью и пылью стремительно вылетала на узкое гравийное покрытие дороги, после чего поразительно быстро разбрасывая гравий на дороге в разные стороны, понеслась вверх в гору. Мелкие камни и песок стучали по дну автомобиля бешеным ритмом, их удары, Оксана смогла почувствовать даже через подошву своих белых туфель. Смуглый темный оттенок ночи стал светлым, благодарю сиренам полицейских машин, что пытались остановить участников гонки, прижимая некоторые из машин к обочине.
Крутые виражи на большой скорости преодолевала Оксана, поднимаясь вверх к опушке леса, только успевала понижать и снова повышать скорость автомобиля. Не переставая жадно давить на педаль газа одной ногой и кое-где в напряженных моментах, отпуская педаль газа, поджимая при этом другой ногой педаль тормоза. Оттенок смуглой темной ночи из-за сияния мигалок полицейских машин, что гнались за гонщиками, превратил мрак ночи почти в день. Лай собак стал еще громче, на улицах деревни стали появляться жители, выбегая некоторые из своих домов, пытались запечатлеть момент гонки, снимая то на телефоны или планшеты.
«Блядь куда ты так прешь?!», возмутилась Оксана, увидев в зеркале заднего вида, как из-за поворота сразу же за ней выскочила полицейская белая иномарка.
— Автомобиль Audi R8 — прокричал суровый мужской голос в громкоговоритель полицейской машины — Немедленно прижмитесь к обочине и остановитесь
— Ага хер вам — возразила Оксана — Я не позволю вам испортить мне веселье — поддержала она свое возражение звонким смехом, изобразив красивое сияние блеска на алых губах
Момент погони набирал обороты, поднимаясь вверх, к строящейся пилораме, Оксана оставляла плотные клубы дыма и пыли на поворотах. Автомобиль поразительно поднимался вверх, вслед за ним устремился экипаж полиции, состоящий из одной белой иномарки, почти подпирающая взад, она рьяна, старалась не отставать от белоснежного нарушителя. Вскоре дорога плотно стала подниматься вверх, Оксана постепенно усилила нажатие на педаль газа, вследствие чего машина плавно подлетела вверх на пригорке. Завораживающий момент полета, произвел большой скачек выброса адреналина.
Вследствие чего внутри кровеносного сосуда ноги Оксаны, где соединяли свои формирование беспощадные нити фибрина, объединившись с эритроцитами, создали небольшой сгусток, протяженностью около пяти сантиметров. Огромный скачок испытанного адреналина, да и плюс удар об землю в момент падения автомобиля, спровоцировали непроизвольный отрыв тромба от скопившегося в кровеносном сосуде сгустка крови. Попав в бешеный кровоток, кровеносной системы Оксаны, микроскопическое плотное скопление, состоящих из нитей фибрина и эритроцитов начали по нему свое движение.
Плотные кубометры скопления бруса были разложены рядами, мощный деревянный забор был только что разрушен лидером гонки, легендарной Lamborghini Murciélago. Рассекая в момент сильным ударом забор в клочья, автомобиль ворвался внутрь пилорамы, оставляя за собой мелкие кучи летящих опилок в стекло белой Audi, что следовала на поразительной быстрой скорости, за ним. Крупные доски самого забора, словно в момент замедленного времени, полетели в сторону машины Оксаны, набирая стремительно скорость, белой Audi чудом удалось увернуться от крупных досок, пролетев, едва касаясь их. Полицейский автомобиль, что гнался за Оксаной, тут же нажал по тормозам, когда его машину юзом понесло к месту летящих в него досок, остановившись к полу боком, машину ДПС завалило летящих в него досок.
— Боже мой — удившейся голос Катерины, вскоре произвел большое впечатление на Оксану — Это твоих рук дело?
— Если бы — уныло ответила Оксана, сосредоточив все внимание на дороге — Я тока не позволила им попасть в меня — намекая на летящие доски от забора, что чудом на попали в её автомобиль
— Оксанка не рискуй — поморгала Катерина ярким светом фар, который отразился поразительно ярким отблеском через зеркало заднего вида в глазах Оксаны
— Не лезь! — предупредила Оксана, стараясь удержать автомобиль на бездорожье среди пыли и миллионов поднятых вверх опилок
Lamborghini как конь бунтаря, не поддавался, старался не уступать призовое место в жаркой гонке, поразительно резко виляя между рядами расположенного бруса на пилораме, он крепко удерживал свою позицию. Оксане пришлось приложить немало усилий, чтобы подобраться к нему, сократив дистанцию хотя бы на пару метров. Разбивая в клочья мелких щепок забор с другой стороны пилорамы, автомобиль потерял на короткое время управление, мешкая на огромной скорости, он не справился с управлением на большой скорости, слетел с дороги. Каменистое покрытие дороги, на которую вылетел лидер гонки сильно замедлило его, позволил белой Audi а потом еще одной точно такой же машине обойти его на стремительной скорости.
Тысячи мелких частичек и обломок досок, пыли и гравия, с мокрой землей, вновь волной неудержимости нахлынули машину Оксаны, с большим трудом круто выворачивая руль. Обломки досок, летящие в сторону белой Audi R8, сильным ударом о лобовое стекло оставили на нем приличную трещину по всей диагонали стекла. Разбитая передняя правая фара и смятый бампер, правая часть капота, была следствие соприкосновения тысячи мелких щепок, досок, когда автомобиль их как мощный кулак разбил их в направление, приняв удар на свой корпус. Нажимая резко на педаль тормоза, водителю белой Audi удалось сохранить контроль над дорогой, допуская чтобы частички щебня и гравия, резкой волной повредили краску корпуса автомобиля. Потребовалось большой силы терпения и сдержанности, чтобы сохранить контроль над неровной дорогой, вследствие чего автомобиль лишился на ходу небольшой кочки порогов, преодолевая рельеф дорожного полотна, на котором они, издавая скрежет металла, отлетели от корпуса машины. Став лидером гонки, машина стремительно устремилась вниз по спуску, плавно уже на асфальтном покрытии набирая скорость. Бугристое, покалеченное постоянными мелкими ямами, асфальтированное покрытие дорожного полотна, не позволяло гоночному автомобилю Audi R8 развить достаточную максимальную допустимую скорость при спуске с холма. Постоянно притормаживая на поворотах, две белоснежные Audi плавно спускались вниз в одиночестве сумрака густой темной ночи. Сияние мигалок полицейских машин, что смогла увидеть Оксана в зеркале заднего вида, освещало небо над пилорамой, которую с большим трудом удалось преодолеть Оксане и Катерине.
— Поразительно — воодушевленный голос Катерины, немного подбодрил состояние Оксаны — Мы впереди
— Еще бы блядь конечно — злорадно улыбнулась Оксана, отразив красоту своей улыбки в зеркале заднего вида
— Ну что к Романовым?!
— А ты можешь предложить, куда-то еще?
— Теперь уже только туда — повторила Катерина
— Естественно ведь финишная черта, это его открытые ворота — пояснила Оксана, посмотрев на маршрут навигатора
Тихая мелодия шумящего леса на опушке вдали, возле деревни вдохновляли чудесным ароматом хвои, который распространялся по всей долине восхитительным вкусом. Прекрасное дуновение ветра, свежесть чистого природного воздуха, пленила чувства, такое чувство как будто каждая артерия так бурно пульсировала бушующей страстью на кистях рук Оксаны. Густая темная пелена ночи охватывало деревню, только лишь вдали в зеркале заднего вида, Оксана смогла разглядеть, блеклое зарево, приближающегося рассвета. Мотор механического коня тихо урчал под капотом автомобиля, скорость поднятие вверх на холм автомобиля была заметно снижена. Оксана позволяла себе роскошь входить в скольжение, сжигая покрышки автомобильных шин и бросая, насмехаясь, клубы дыма и пыли в автомобиль Катерины, что мчался за ней следом.
— Представляю, как удивиться Алексей Константинович — предположила Катерина, отображая радость в своем голосе
— Катерина! — обратила Оксана свое внимание на навигатор, прикрепленной к приборной панели автомобиля, сбавляя скорость на резком повороте при подъеме, понизила рукоятку передачу на низкую скорость — Участники гонки, все еще продолжают следовать маршруту гонки
— Черт возьми! — возмутилась Катерина, бурно выразив свои эмоций эмоциональным порывом голоса
— Давай лучше поднажмем — проходя резкий крутой подъем в гору, предложила Оксана
— Полностью с тобой согласна — подтвердила Катерина
Белоснежные Audi R8 почти поравнялись на просторной деревенской дороге в темной сумраке переходящей в рассвет ночи, стали заметно увеличивать скорость. Мощные облезлые мокрые стволы деревьев, игристыми тенями танцевали танец страсти тенями при свете ярких фар двух спортивных автомобилей. Возвышенность резких поворотов, при прохождении которых, приходилось заметно сбрасывать скорость, сменилась на более заметный крутой подъем, который вел сразу к особняку Романовых.
— Ну, тут то я уж тебе не дам форы!
Заявила коварным настроем голоса, вскоре после этого звук мотора двигателя её автомобиля стал заметно усиливаться при подъеме вверх.
— Обойдешься — возразила Оксана
Хитрая ухмылка обаятельных губ Оксаны, выражала решительный настрой и волю к победе, надавливая каблуком белых изумительной красоты туфель, на педаль газа. Мощь механического зверя под капотом резким ревом вырывалась наружу, даже двойной по обеим сторонам машины глушитель не способен был заглушить порыв выражаемой кинетической энергии. Внимательно контролируя стрелку на спидометре, так же как и на тахометре, Оксана повышала передачу как-то стрелка дошла до нужного времени, поразительно увеличивая плавность и резкость хода автомобиля.
— Если я выиграю — заявила Катерина не замечая по всей видимости, как Оксана поравнялась с её автомобилем — Твоя попа будет месяц красоваться только в моей постели, по моим правилам, исключительно по тому как я решу
— А если выиграю я?! — доводя стрелку на спидометре до определенного значения на тахометре, повысила передачу, плавно передвигая рукоятку переключения скоростей вверх
Выдаваемая мощь двигателя белоснежной Audi R8 молниеносным ходом обошла с легкостью мча0щийся вверх автомобиль Катерины. Внезапное почти неожиданное, окончание подъема, что послужил маленьким трамплином, завершилось небольшим полетом автомобиля. Рычащий в полете белоснежный механический зверь Audi R8 привлек внимание публике, что скопилась на площадке возле дома Романовых. Продолжительность этого полета, была настолько затянутой, словно время в сознание Оксаны сильно замедлилось, каждая секунда, была сравнима почти как час, порыв адреналина кружил голову, дыхание становилось тяжелее, такое чувство, что в висках все стучало. Нарастающий шум в ушах, резал как ножом слух, вскоре появилось легкое головокружение, после чего Оксана сразу же как только автомобиль коснулся земли, нажала резко по тормозам. Радость победы зрителей сумасшедшей нелегальной гонки, привела в будоражащий восторг публику, что радостно встречала команду победителей, бурно им аплодируя.
— Как тебе это удается?
Сильно удивилась Катерина, когда автомобиль Оксаны, коснувшись земли еще несколько метров, проделал тормозной путь, оставляя черный след от шин на цветной каменной плитке. Собравшейся вокруг автомобиля пыль и дым, все окутало победителя бешеной гонки, словно завесой пелены. В самом салоне автомобиля словно было нечем дышать, Оксана начала чувствовать, как сама начала задыхаться, от резкой нехватки свежего воздуха.
— Оксана поздравляю — радостным голосом говорил Алексей Константинович — Ваша победа только что принесла мне неслыханный результат, должен сказать….
— Оксанка как тебе это удалось? — спросила вновь Катерина, подъезжая на своей машине к остановившейся белой Audi R8
«Блядь такое чувство, словно не продохнуть, голова», опуская каблуки белых туфель на каменную цветню плитку, Оксана чувствовала, что даже легкой прохлады воздуха ей не хватает, чтобы отдышаться.
Кровеносный сгусток нижний конечностей ног Оксаны, в котором происходили скопления нитей фибрина и эритроцитов, произвел отрыв маленького тромба. Микроскопический плавящий тромб, в момент маленькой незначительной аварии на гонке, начал движение по кровеносному руслу Оксаны. Двигаясь по току крови, маленький тромб прошел через правое предсердие Оксаны, плавно попадая в систему легочных вен. Двигаясь по тонкому узкому каналу легочных вен, плавающий оторвавшийся тромб закупорил одну из легочных артерий Оксаны.
— Оксана это поразительно — восхищался довольством прелестной улыбкой Алексей Константинович, подавая руку Оксане
— Оксана с тобой все хорошо? — волновалась Катерина, подходя к отрытой двери машины, заметила, как Оксана сидела в водительском кресле, не решаясь встать
— Да все прекрасно — через силу улыбаясь унылой улыбкой, Оксана покинула салон душного автомобиля
Сильная отдышка мешала сосредоточиться, собравшиеся люди на площади возле особняка Романовых, хотели узнать кто же такой неизвестный публике победитель в жаркой гонке. Свежесть прохлады воздуха, что Оксана хватала ртом, не хватала ей надышаться. Делая глубокие вздохи ртом, Оксана выражала прелесть своей пышной груди, что скрывалась за чашечками белого платья. Мужчина, что стоял возле Оксаны, в серебристом костюме, был словно восхищен её красотой, открыто выраженных прелестей тела, скрытых под тонкой материей белого платья. Изящные хорошо подтянутые бедра Оксаны, сексуальные ноги которых дополняли белые туфли на высоком каблуке. Пышные волнистые волосы, красивое декольте на белом платье, прохладный ветер которого обдувал спину Оксаны, а приятная ласке мужская рука, что обвила её талию, мечтала проникнуть за завесу платья.
— Оксана что с тобой? — взволнованно еще раз повторила Катерина свой вопрос, подходя к Оксане, схватила её за руку
— Я…. — жадно хватая воздух ртом, Оксана не могла даже говорить — Не могу дышать
— Кто-нибудь вызовите скорую помощь
— Катерина Владимировна — ужаснулся Алексей Константинович, наблюдая, как Оксана начала задыхаться — Вы в своем уме, как мы объясним все это
— Скорую помощь я сказала! — громко прокричала Катерина, обвивая Оксану своими руками за талию — Что не видите, что человеку плохо
Впадая в объятия Катерины, Оксана почувствовала, как её ноги ослабли, после чего она на глазах собравшихся возле машин людей упала на землю на колени. Сильная боль в груди вынудила её схватиться за грудь рукой, опираясь ладонью рукой на каменную плитку, она стояла на четвереньках, не могла даже вздохнуть. Нарастающий шум в ушах, уже сменился почти головной болью, вскоре из-за нехватки воздуха началась церебральная гипоксия. Оксана рухнула на каменную плитку, жадно хватая ртом воздух.
— Оксанка! — прокричала, сильно испугавшись Катерина — Оксанка! — упала она на колени рядом с телом Оксаны, обвивая её лежащие без сознания тело, нежной прохладой лаской рук
— Я вызову скорую — заявил Алексей Константинович
Последнее что успела запомнить Оксана, как только этот мужчина достал из внутреннего кармана своего пиджака свой сотовый телефон. Обнаженные ноги девушки, что являлась, сестрой Алексея Константиновича, звонко стукая каблуками туфель, не спеша подошла к лежащему на каменной холодной плитке телу Оксаны. Великолепная кожа красивых бархатных ног этой белокурой девушки, было единственным, что она успела уловить напоследок перед тем, как закрыв глаза, впала в глубокий обморок.
За четыре года до этого:

***
Пошарпанные стены общежития, облезлая краска, потерявшая свой цвет штукатурка, едва не сыпалась с потолка. Ужасная вонь спиртных напитков, насытила спертую атмосферу воздуха в этом отвратительном помещения, насытила богатым изобилием перегара и дыма сигарет. С каждых комнаты слышались почти пьяные возгласы, маты и различная брань. На прохладном бетонном полу, лежал пьяный молодой мужчина, лет тридцати на вид, обнимая бутылку с водкой, словно младенец бутылку со смесью, он что-то чмокал губами возле её горлышка, находясь в глубоком потерянном сознанием трансе. Пьянство и развратное повеление жителей этого общежития, довело их до маразма принятие наркотических средств, пустые шприцы из под которых были разбросаны по полу общежития. В одной из открытых дверей комнаты было видно, как двое взрослых, пьяных мужчин насиловали привязанную к кровати обнаженную девушку, что лежала на каких-то рваных грязных простынях.
Оксана по лестнице одного московского общежития, держа крепко в руке пластикой чемодан фельдшера, с глубоким ужасом наблюдала за творящейся атмосферой беспорядка. Снегирёва Наталья Валерьевна, к кому Оксана на стажировку в скорой помощи, была суровая женщина и с довольно скрупулезным жестким темпераментом характера. Однако, несмотря на возраст этой женщины, она смотрелась даже в самом, что есть привлекательном смысле этого слова. Короткие, длинной до плеч, черные волосы, хорошо выраженная форма груди, что скрывалась за белым халатом врача скорой помощи, а так же роскошные аппетитные бедра, с прилегающей к ним осиной талией, могли очаровать многих мужчин. Звонко стукая каблуками черных туфель женщина, направлялась с гордым выражением лица по коридору общежития, подняв подбородок к верху.
— Ты я вижу, еще не привыкла смотреть на весь этот бардак — обратилась эта женщина, к Оксане, поднимаясь по лестницы, перешагивая через лежащего на холодных ступеньках пьянчугу, делая роскошный жест, отображая всю естественную красоту бедер — Не волнуйся, скора, привыкнешь, нам часто приходится с этим сталкиваться
— Мда… — покусывая краешек губы, Оксана покорно направлялась за своим руководителем стажировки — Тихий ужас
«Хотя, что я блядь несу сама ведь несколько лет назад, попала в подобную ситуацию, из которой чудом удалось выбраться», нервничала Оксана, переворачивая в голове мысли, поднимаясь по лестнице и перешагивая в этот момент через тело пьяного мужчины, что развалился, обняв бутылку с водкой на полу.
— Ничего и не такое бывает — усмехалась опять Наталья Валерьевна, словно так как будто это привычная атмосфера для неё самой
— А к кому мы собственно приехали? — поинтересовалась Оксана, следуя по коридору, когда поднялись на нужный этаж, за этой женщиной
— Поступил вызов по неотложке — пояснила Наталья Валерьевна — Говорят, тут какой-то пьяной ненормальной плохо стало, не поймешь, то ли рожает, то ли боли в животе, короче все узнаешь на месте
— Пьяной, да еще и беременной? — Оксана была шокирована такими доводами
— Еще неизвестно просто звонил мужчина, сказал, что у его якобы женщин боли в животе
— А почему якобы женщины?
— Потому что еще неизвестно кем она ему приходится
— Понятно — нахмурила губки Оксана
«Блядь и дали мне напарника, не человек, а лишенная чувств зомби и как я только с таким работать буду», подумала Оксана, наблюдая как на кухне в квартиру малосемейки которую вошли, шла горячая пьяная атмосфера, веяло жаркой щедростью перегара.
Радушная банальная пьянка происходила в квартире малосемейки, находясь под сильным опьянением мужчины, ругались некультурной бранью, пытаясь объяснить своим собеседникам, какой сильный опыт они приобрели в своей жизни. За одной из дверей комнат этого борделя было слышно, как кричала женщина, словно уже собиралась рожать. На площадке перед открытой дверью малосемейной квартиры, происходил какой-то душевный эротический разговор, между пьяным мужчиной и женщиной.
— Похоже нам сюда — обратилась Наталья Валерьевна к Оксане, указывая холодным карим взглядом глаз на дверь
— Может стоит постучаться? — предложила застенчиво Оксана, с трудом уже держа в руках пластиковый чемодан с медикаментами
— Думаешь, стоит?
Поинтересовалась Наталья Валерьевна, выражая определенную улыбку безразличия, поворачивая ручку, в форме шара, входной двери с легкостью открыла дверь вовнутрь комнаты.
— Да твою же мать она ведь рожает — неожиданно громко вскрикнула громко Наталья Валерьевна, когда за открытой дверью комнаты увидела шокирующую картину
Пропитанная спертым, душным воздухом атмосфера комнаты, окно было наполовину прикрыто белыми рваными грязными шторам, вид из которого выходили на какой-то серый мрачный дом смуглой многоэтажки. Атмосфера в комнате была насыщена терпким ядреным перегаром самогона, пива и запахом сигаретного дыма. Дешевое женское туалетное мыло, хоть как-то пыталось скрасить атмосферу этого смрада в комнате, насыщая его едва чувствительным запахом ромашки. По полу комнаты валялись пустые пластиковые пивные, две бутылки из-под водки лежали под большой двуспальной кроватью, так же сочетание бычков и мужских носков в комнате просто поражало настолько, что находиться даже в таком помещении было уже дикостью.
— О… а вот и врачи…! — держа в руке пластиковый стаканчик с самогонкой, веселым пьяным голосом воодушевился мужчина, сидя на холодном полу на какой-то старой фуфайке
— Так, а ну-ка быстро пошел вон из комнаты — закричала на него Наталья Валерьевна
— Но ведь это же вроде как мы с Машкой — приподнимаясь с колен, он едва держался на ногах, пытался оправдываться пьянчуга, щетина которого была похожа на иглы дикобраза
— Вон я сказала!!! — грозно повторила Наталья Валерьевна
— Раскомандовалась тут — недовольно возмущенно бурчал алкаш, покидая, запинаясь о пустые бутылки из п-под водки комнату
— Оксана иди, разберись, что с этой ненормальной
— Наталья Валерьевна — тихо ответила Оксана, заметив на белой грязной простыне мокрое большое пятно — Да у неё же околоплодные воды отошли
Удивилась Оксана глядя на пьяную женщину, что сидела на кровати с раздвинутыми полусогнутыми ногами, положив руки на огромный живот. Опираясь спиной на подушку, что прижималась к стене, эта женщина была сильно пьяная для её поздних сроков беременности состояния. Полусонный, ничего не понимающий взгляд женщины, говорил о её неадекватно трезво, грамотно оценивая сложившуюся вокруг неё во вредную атмосферу воздуха, пропитанную алкоголем, жарким перегаром, сигаретным дымом ситуацию.
«Хотя возможно, эта вовсе не околоплодные воды, а она просто непроизвольно обмочилась, из-за того что ребенок на поздних сроках беременности давит головкой на мочевой пузырь», предположила Оксана, ощущая пресный запах мочи от кровати, решила промолчать.
— Дело плохо — согласилась Наталья Валерьевна, направляясь к кровати — Эй милочка ты хоть понимаешь, ты рожаешь все
— Эй Кузьма! — крикнула пьяная женщина своего алкаша, сидя на кровати почти обнаженная с раздвинутыми полусогнутыми ногами в мокрой лужи отошедших родовых вод
— Да ты посмотри, она ведь не адекватна — заявила Наталья Валерьевна, не решаясь сесть на кровать
— Скажите — обратилась вежливо Оксана, поставив чемодан, справа от входа — У вас документы есть, мы вас срочно госпитализируем
— Кого меня?! — удивилась женщина, улыбаясь пьяной отвратительной улыбкой — Да я ведь просто обоссалась, Кузьма гад, анекдот рассказал
— Так все хвати! — ладонями обеих рук, похлопала легонько по щекам Наталья Валерьевна эту пьяную неадекватную женщину — Документы, где твои? — взяла она её за пучок светлых красивых волнистых волос и напряженным взглядом, глядя ей в глаза повторила вопрос задаваемый ей ранее
— Наталья Валерьевна — предложила Оксана, находясь по-прежнему глубоко шокированной от увиденной картины — Может вызвать бригаду санитаров с носилками, вдруг она не сможет спуститься
— Сможет! — заявила твердо Наталья Валерьевна — Нам нельзя медлить, ребенка потерять можем
— Ой, да с радостью — рассмеялась пьяным омерзительным смехом женщина, опрокидываясь головой на подушку — Мне он на…..
— Понятно — перебила её Наталья Валерьевна, не желая слушать ненормативную пьяную грубую лексику
— Как такое право, она может вообще такое говорить — удивилась столь шокирующей картине Оксана — Она же мать, у неё дитя в утробе, а она….
— Ой, Оксана перестань — возразила Наталья Валерьевна, направляясь по комнате звонко стукая каблуками к вешалке с верхней одеждой — Как будто тебе раньше такое не доводилось видеть
Сдергивая серый потрепанный женский плащ с крючка вешалки, прибитой к стене, Наталья Валерьевна небрежно скомкав его, кинула его на кровать к ногам пьяной беременной женщины, у которой отошли воды прямо на кровать.
— Серьезно — говорила Оксана, облокотившись на стенку, возле открытой входной двери комнаты, согнула ногу в колено, выражая красивые сексуальные эластичные бедра из-под короткого белого халата — Такое вижу впервые
— Ну, так то да, ты ведь только институт закончила — согласилась Наталья Валерьевна, помогая пьяной женщине сесть на кровать — Где твоя обувь милочка? — обратилась она к женщине что едва не валилась на подушку, не понимая что вообще происходит
«Блядь я хуею», открыв от увиденной ужасной просто невообразимой шоку картину, Оксана обомлела от ужаса происходящего в каких условиях ей пришлось работать.
— Так поднимаемся — словно приказывала Наталья Валерьевна этой пьянчужке, придерживая рукой её за спину белой сорочке, что была, как мешок надета на ней — Где обувь то твоя?
— Там — указала она пальцем отворачивая взгляд в сторону пола — Вон там мои туфли — женщина указала указательным пальцем на подставку для обуви слева от открытой входной двери
— Оксана подбери что-нибудь для неё — распорядилась Наталья Валерьевна — А документы твои где, ты вообще понимаешь, что с тобой сейчас происходит?
— Какие документы? — удивилась женщина, словно по свински икая, опираясь руками на кровать свесила голову тяжело дышала
— Ты хоть схватки то чувствуешь?! — спросила Наталья Валерьевна, копаясь в сумке на комоде, что стоял возле окна
— Чувствую — ответила пьяная женщина, кивая невзрачно головой
— Так все собираемся — заявила Наталья Валерьевна, взяв сумку женщины — Оксана помоги ей
— Почему я?! — возразила Оксана, надув от обиды алые блестящие губы, что сияли отблеска в темной без солнечного света комнаты
— Ты молодая — говорила с насмешкой Наталья Валерьевна, подходя с сумкой пьяной женщины на плече к пластиковому оранжевому чемодану, возле входной двери — Тебе учиться надо, как обращаться и общаться вот с такими вот, как она
— А она что не человек? — задала наивный глупый вопрос Оксана, удивляясь хладнокровности своей наставницы
— Нет, Оксана она не человек
Стервозная ухмылка на лице этой женщины наводила жути на Оксану, особенно как она с легкостью, красивым пленительным жестом изогнула спину, поднимая с пола пластиковый оранжевый чемодан с медикаментами. Злорадно улыбнувшись и недовольно, словно оскорбляющим взглядом посмотрела на пьяную женщину, словно на ничтожество, не достойное существования. Без зазрения какой-либо совести или чувства вины, Наталья Валерьевна, покинула эту мрачную противную комнату, поражала её хладнокровностью.
— Вот ваши туфли — доставая с полки для обуви какие-то серые грязные туфли, обратилась Оксана к пьяной женщине — Только я не уверена, сможете ли вы в своем состоянии на них идти
— Дай сюда дрянная ты….. — Оксана дальше предпочла не принимать во внимание пьяный грязный лексикон этой женщины
— Да, пожалуйста — скривила Оксана губы, отображая ими отвращение к этой женщине — Сама обувайся — кинула она небрежно туфли под ноги этой женщине
— И как ты себе это представляешь? — обратилась пьяная женщина к Оксане, пытаясь нагнуться и поднять туфли с пола, что лежали разбросанными возле её ног
— Как хочешь, так и обувайся — заявила Оксана с хитрой усмешкой, выражая в зеркале, что висело напротив красоту своей изящной улыбки, чудесных алых губ
— Врачи еще называются — пробурчала тихим голосом пьяная женщина, с большим трудом напяливая на ноги серые грязные туфли без каблуков
— Пойдемте — Оксана немного замешкала, чувствуя отвращение к этой женщине, брезгала поначалу подавать ей руку — М…. как вас там Мария да….
— А я-то все думала, откуда у меня такое большое пузо
Рассмеялась, вновь икая, пьяная женщина, медленно с трясущими ногами, попыталась встать с кровати, сильно шатаясь, едва не упала на пол.
— Да стойте же вы — схватила Оксана её за локоть обеими руками — Вы наверно шутите, раз не понимаете, что откуда у вас такой большой живот — говорила она, помогая пьяной женщине дойти до открытой входной двери комнаты
— М…. моя дорогая — выражая пьяное кривое сочувствие, надула губы эта женщина, посмотрев жалостливым взглядом на Оксану — Я ведь не такая дура, какой ты меня считаешь
— Нет напротив — возразила Оксана, выходя из комнаты — Вы дверь закрывать будите?
— Кузьма! — крикнула она громко мужчину, которого выгнали из комнаты
— Машка! — доносился пьяный голос мужчины со стороны кухни, после чего последовал удар кулака по столу, после чего забренчала какая-то посуда
— Опять налакался пьяный пес
— Вы что так дверь оставите — удивилась Оксана
— Нет, стой, подожди — женщина начала шарить в карманах серого пальто, где звонко забренчала находящаяся там связка ключей — Ты мне не поможешь — держа одну руку на огромном животе, обратилась она, к рядом стоящей Оксане
— Давайте сюда — занервничала Оксана, прикусывая краешек губы, выхватила из рук пьяной беременной женщины связку ключей
— Ты ведь закончила, институт, так ведь?!
— А вам-то, какое дело? — огрызнулась Оксана, вставляя ключ, в замочную скважину закрывая дверь комнаты этой пьяной подозрительной пациентки
— Так почему же ты не врач?
— Не сложилось — ответила Оксана ненавязчиво, вытаскивая ключ из замочной скважины
— А почему не сложилось? — женщина продолжала злорадно интересоваться судьбой Оксаны, направляясь, держась обеими руками за стену к выходу из малосемейной квартиры
— А вот это уже — заявила Оксана, строго посмотрев на пьяную беременную женщину — Не ваше дело
Схватила Оксана её за локоть обеими руками, когда она чуть не споткнулась о пустую бутылку из-под водки, что лежала на полу. С большим трудом удержала, стараясь самой не упасть вместе с ней, странным тогда для Оксаны образом, переживала за еще не родившегося, чужого ребенка. Опираясь одной рукой на прихожую горку, возле входной двери, Оксана нашла силы в ногах, удержаться самой и не уронить на пол беременную пьяную женщину.
— У вас даже в подъезде твориться черт знает что — возмутилась Оксана, вдыхая насыщенный сигаретный дым и перегар с площадки
— Нормально тут твориться — икая, ответила пьяная женщина, с большим трудом перешагивая через порог открытой входной двери
— Вы же беременная — возмутилась Оксана, придерживая за руку, подвела беременную женщину к ступенькам лестницы
— А мне все равно
— Как вы такое можете говорить? — встревоженно крикнула Оксана, помогая женщине спускаться по ступенькам, придерживая её за локоть обеими руками
— Молодая — хихикнула отвратительным смехом пьяная женщина, начиная спускаться по ступенькам держась одной рукой за перила, а другую руку положила на живот — Да и еще наивная
— На счет схваток вы соврали? — возмутилась Оксана, что мимика на лице на этой женщине имела расслабляющей характер, что тяжелые потуги в животе её явно не беспокоили
— Ну, приврала чуть-чуть что такого
— Ах, что тут такого!!! — вскрикнула громко Оксана, чем напугала целующуюся парочку на площадке между лестничным пролетом — Да вы в своем уме
Оксана была крайне поражена поведением этой женщины, судя по всему она не очень то переживала за жизнь своего народившегося еще младенца, что поставила себя таким характером действий не в лучшее положение. Спускаясь по ступенькам общежития, Оксана тянула её за руку, желала сильно поиздеваться над этой пьяной женщиной, что едва чуть ли не валилась на ступеньки. Отвращение сигаретного дыма, а так же дешевого приторного сладостью женского парфюма, чем очень сильно веяло на одном из лестничных маршей, вызывало тошнотворную реакцию. Вскоре, казалось бы, бесконечные ступеньки были преодолены, женщина оказалась уже на улице, когда Оксана плавно перед ней открыла дверь.
— Ну вот свежий воздух — радушно с улыбкой сказала Оксана, держа дверь открытой пропуская женщину вперед
— Что-то мне плохо стало — изнывая жалостливым голосом простонала тихо женщина с трудом перешагивая высокий порог подъездной двери, держась одной рукой за живот, другой опиралась на дверь
— Наталья Валерьевна да помогите же вы мне — прокричала Оксана, опираясь спиной на дверь, придерживала женщину обеими руками, всячески не давая ей упасть
Газель скорой помощи раскрыла задние двери, из них вышли двое парне санитаров, поспешным шагом направились к Оксане, что с большим трудом оберегала пьяную беременную женщину.
Воодушевление свежего прохладного летнего воздуха, неблагоприятно сказалось на здоровье женщины, она чуть ли не упала в обморок, пока её двое парней санитаров довели до машины. Серо-голубое небо над смуглым покрытой мрачной тенью домов, двор казался серым и невзрачным, пошарпанные качели, облезлая краска с турников, а так же скрипящая карусель, что раздражала своим звуком, плавно раскручиваясь в порывах нежно ласкающего теплого ветра. Мусор на проезжей части во дворе, растаскивал ветер, полиэтиленовые пакеты, а так же какая-то бумага все кружило в воздухе, прелестный чарующий вальс. Качающие ветки могучих тополей, берез, все этой создавала в воздухе приятную гармонию чудесных звуков на фоне огромного мегаполиса Москвы. За огромной высокой свечкой общежитие слышались нескончаемый звук моторов тысячи машин, звуки их шин при соприкосновении с дорожным полотном, а так же сигналы троллейбуса и трамвая. В воздухе пахло угарным газом десятков тысяч машин, а так же легкой сыростью прошедшего дождя в чудесной гармонией канализации, где так рьяно парила из люка на асфальтном покрытии проезжей дворовой части дороги.
— Так осторожней, осторожней — волновалась Оксана за пьяную женщину, помогая ей забраться в раскрытые задние двери газели
— Мне плохо — изнывая, по всей видимости, жадной нехваткой воздуха, женщина рухнула на одну из кушеток машины скорой помощи, как только с большим трудом забралась внутрь
— Дайте ей воды срочно — распорядилась Оксана
— А ты что это тут командуешь — в шутку возмутилась Наталья Валерьевна, радушно улыбнувшись Оксане приветливой улыбкой, заходя последней в салон автомобиля скорой помощи, закрыла за собой дверь
— Вот возьмите — протянула Оксана бутылку воды, пьяной женщине, что уже собиралась лечь на кушетку, когда один из санитаров передал сначала ей
— Ах… спасибо — ложась на кушетку, тяжело вздыхая поблагодарила женщина, взяв из рук Оксаны пластиковую бутылку с водой
— Юрий Николаевич — обратилась Наталья Валерьевна к водителю, что сидел в водительском кресле газели скорой помощи — Давай, трогая да побыстрей, пока она тут не родила
— Боже мой — удивился он, заметив, как поняла Оксана, в зеркале заднего вида пьяную беременную пациентку, жадно глотающую воду — Да она же…..
— Поехали — настояла Наталья Валерьевна, грозно посмотрев на критика в водительском кресле
— Вот бабы дуры — ухмыльнулся он, заводя мотор машины, плавным поворотом ключа
— Поговори мне еще — возразила Наталья Валерьевна, пробираясь по салону на переднее пассажирское кресло — Оксана разберешься там, подключай приборы жизнеобеспечения
— Хорошо Наталья Валерьевна
Послушно согласилась Оксана, расправляя провода датчиков снимающих показания сердцебиения, в тот момент, когда автомобиль скорой помощи плавно тронулся с места наезжая колесом на маленькую незначительную кочку правым передним колесом. Газель неотложной скорой помощи начала быстро ускоряться, включая сирену и мигалки набирая скорость мчалась по двору в сторону проезжей части. Шум мотора двигателя, звук его сирены и свист покрышек по асфальту, так сильно возбудил ребенка в животе пьяной женщине, что он заметно стал толкаться ручками да ножками внутри неё. Пьяная женщина легла на кушетку, пытаясь успокоиться, словно ничего не чувствовала когда внутри неё задорно стремилась наружу маленькая не в чем неповинная жизнь.

***
Нарастающий порывами ветер сменился более сильным угнетением, раскачивая мощные стволы деревьев возле московской областной больницы. Громадное мощное здание, «городскойклиническойбольницы№12», возвышалось своей естественной красотой, украшение из мощных деревьев тополя и красивых распущенных берез, чьи зеленые яркие листья так прелестно танцевали в танце ветром, разнося свой шелест по району. Кружевной танец водоворота поднятого вверх бумажного и полиэтиленового мусора, плавно парили в воздухе. Лай бродящих собак, что загнали одну из кошек на мощный ствол дуба, быстро стих, как только появилась газель скорой помощи со включенными мигалки и громкой влетела в больничный дворик, разгоняя в сторону бродячих псов. На стояке возле больницы, постепенно подъезжали и уезжали автомобили, словно нескончаемый поток транспортных средств, который жил особой своеобразной жизнью.
— Как вы себя чувствуете? — обратилась Оксана к лежащей на кушетке пьяной женщине, что держалась за живот обеими руками, согнув ноги в колени
— Боль ужасная — скорчив лицо от боли ответила она
— Наталья Валерьевна — обратилась Оксана, повернувшись, посмотрела на своего напарника — У неё потуги, скорее надо готовить родильное отделение, она скора родит
— Скажу, как приедем, чтобы врач акушер ей занялась
— Наталья Валерьевна?! — стеснительно опуская голову, произнесла Оксана имя этой женщины
— Что Оксана?! — недовольно буркнула эта женщина, обернувшись на переднем пассажирском сиденье, посмотрев недовольным взглядом глаз на Оксану
— Можно мне присутствовать на самих родах?
— Ты в самом деле этого хочешь? — удивилась Наталья Валерьевна, посмотрев весьма любопытным взглядом — Этого всего лишь еще одна алкашка, у нас их знаешь сколько тут было и будет
— Прошу, пожалуйста — жалостным голосом попросилась Оксана, держа женщину за руку, а другой рукой успокаивала малыша внутри неё
— Ладно — глубоко вздохнула, ответила Наталья Валерьевна — Если Юлия Константиновна не будет против, то ты можешь ей помочь, как ассистент не более
— Спасибо Наталья Валерьевна — радостно с улыбкой согласилась Оксана на такие условия
— Так все приехали — сказала Наталья Валерьевна, как только машина остановилась у крыльца родильного отделения — Давайте парни нужно выгрузить эту ненормальную, пока она всю машину своим диким перегаром не провоняла
— Оксана помоги парня — распорядилась женщина, открывая дверь со своей стороны газели скорой помощи, поспешно покинула машину
— Осторожней ребята — предупредила Оксана, когда задние двери были открыты и машине подвезли в скором порядке каталку — Так давайте тихонечко — говорила она ласковым и заботливым голосом
— Все взяли — отвели один из парней санитаров, помогая женщине перелезть с кушетки газели на каталку
— Черт как больно!!! — продолжая корчить лицо, прокричала женщина, привлекая к себе внимание людей на больничном дворике
— Я понимаю — провела Оксана ладонью руки по волосам этой женщине — Скора все закончиться потерпите, пожалуйста
— Я хочу — схватила женщина за руку Оксану — Чтобы ты присутствовала на родах, позаботься о моем ребенке
— Вы и сами о нем можете позаботиться — теряясь с ответом, ответила Оксана, делая через каждое слово небольшую паузу
— Нет, не могу — держась снова за живот, говорила женщина, когда каталка с ней поднималась по пандусу крыльца родильного отделения больницы
— Можете
— Я откажусь от него — прошипела, корчась от боли женщина, когда один из санитаров отрыл дверь, чтоб закатить каталку внутрь
— Да как…..
— Оксана перестань! — упрекнула Наталья Валерьевна, взявшись за запястье руки Оксаны, всей пятерней пальцев своей руки
— Но ведь….
— Её и так лишат прав, после того что мы видели
— Но это не правильно
— А позволять губить своего ребенка и напиваться до такого состояние беременной на последних сроках перед родами, это правильно?
Небольшая площадь приемной родильного отделения, в которой беременные женщины ожидали своей очереди на осмотр к гинекологу, сидя на стульях что были расположены по обеим сторонам этого помещения. Некоторые из женщины были с мужьями, другие, по всей видимости, с родителями, ожидая своей очереди, томились, изнывая от легкой боли и почти неощутимой нехватки воздуха. Яркая атмосфера этого чудесного здания была украшена цвета в огромных горшках, что своими могучими листьями значительно украшали интерьер. На стенах этого помещения висели плакаты с изображением эмбриона на разных стадиях беременности, конкретное описание самого плода и как нужно беречься мамочка в эти периоды, что употреблять в пишу, где не стоит даже и перетруждаться.
— Что у вас случилось? — спросила женщина в длинном белом халате, выходя из небольшой стеклянной двери, направилась в сторону въехавшей каталки с пьяной беременной пациенткой
— Юлия Константиновна — обратилась Наталья Валерьевна к темноволосой женщине в длинном белом халате, у которой был прикреплена табличка врач акушер-гинеколог — Вот полюбуйтесь сами кого мы теперь возим
— Вы на каком сроке дамочка? — с томным лицом спросила сероглазая женщина, критичным взглядом разглядывая пьяную беременную женщину на каталке
— Да вы что не видите! — вскрикнула Оксана — Она ведь рожает!
— Ох… прошу простить — быстро вмешалась Наталья Валерьевна, заступаясь за Оксану перед главным врачом родильного отделения — Это моя напарница, студентка, только что окончила институт, дура дурой
— Это я еще и дура дурой?! — возмутилась Оксана
— Оксана! — тихо прошипела Наталья Валерьевна, дернув Оксану за рукав белого халата
— Послушайте, у меня сейчас нет свободных рук, вы видите, сколько к нам поступило пациентов
— Так вот и Оксана вам поможет, пока ваши люди будут размещать поступивших женщин — предложила кандидатуру Оксаны, Наталья Валерьевна
— В самом деле, ты?!
— Ты ведь хотела?! — с уверенностью в голосе говорила Наталья Валерьевна, обращаясь к Оксане
— Да-да конечно — радушно улыбаясь, согласилась Оксана
Оксана чувствовала себя неудобно, боясь посмотреть в сияющие ярким блеском отражения стекол очков, серые с голубым оттенком глаза этой строгой женщине, что стояла перед ней с гордым самовлюбленным видом. Черные, едва волнистые волосы этой женщины, были длинной чуть ниже плеч, с чудесной поразительной красотой покрывали их словно мощь льющегося водопада. Прекрасный, ослепительно белый халат, под которым выглядывала красивая белая блузка с большим шикарным воротом, открывал красивый v-образный разрез спереди, вырисовывая эротический очерк её большой упругой груди. Шикарная черная юбка, длинной чуть ниже колен отлично сочеталась с черными колготками этой женщины, великолепно облегающими её ноги, плавно создавая непревзойденную гармонию вкуса в изумительной красоте черных туфлях, на возбуждающем страсть высоком каблуке.
— Ладно, хорошо — согласилась Юлия Константиновна — Так как ты говоришь, тебя ведь Оксаной зовут?!
— Да Орлова Оксана Владимировна — подтвердила Оксана, с гордостью озвучив свое имя полностью вместе с фамилией и отчеством
— Ну что же Оксана Владимировна — взаимной улыбкой одарила эта строгая казалось бы на первый взгляд женщина — Помоги санитарам подготовить родильное отделение к родам этой ненормальной
— Вот твой шанс прояви себя — подтолкнула легонько Наталья Валерьевна, коснувшись ладонью руки талии Оксаны
— В какое отделение доставить пациентку? — спросила Оксана
— Парни тебе покажут — распорядилась Юлия Константиновна — Парни в родильный кабинет номер пять везите её, я скора подойду
— Хорошо Юлия Константиновна
Ответил один из молодых парней, закатывая каталку в открытые двери, где простирался длинный коридор с безупречно белыми стенами увешанными цветными детскими картинками детей.
— И так Оксаночка помоги санитарам — командовала Юлия Константиновна — Скажите Наталья Валерьевна, у этой ненормальной были при себе хоть какие-то документы, ну чтоб знать заранее с кем мы имеем дело?!
— Да вот, пожалуйста, Юлия Константиновна — передавая сумку, что держала в руках, ответила Наталья Валерьевна
— Очень хорошо — улыбнулась, заведующий врач родильного отделения — Я так понимаю, от ребенка, она отказывается
— Я только не понимаю почему — держа дверь открытой, спросила Оксана, как раз в тот момент когда санитары закатили каталку с пьяной женщиной в коридор родильного отделения
— Не задавай лишних вопросов солнышко — улыбнулась вполне очаровательной красивой улыбкой Юлия Константиновна — Тут все и так понятно, ей он не нужен
— Ну и дуры — огрызнулась Оксана, входя в коридор, когда стеклянная дверь тихо и плавно закрылась за её спиной
— Черт возьми, как болит живот! — грязно выругалась Женщина на каталке, что катили по длинному коридору санитары
— Потерпите пожалуйста — чувствуя заботу и обеспокоенность за этого пациента, Оксана, сопровождала каталку с ней держась за руку — Сначала нужно будет сделать предродовое УЗИ, понимаете нужно знать в каком положении сейчас находится ребенок
— Да делайте вы что угодно — громко прокричала женщина, когда каталка уже подъехала к раскрытым дверям грузового лифта, сжала крепко руку Оксаны — Только вытащите его из меня
— Ай…! — вскрикнула от боли Оксана, вырывая руку из её крепкой хватки — Дура блядь ненормальная — злобно прошипела она, когда каталку с пациенткой закатили в двери грузового лифта
— Ты едешь с нами? — обратился один из парней санитаров, придерживая двери лифта для Оксаны
— М…. вот сука — разминая руку, Оксана ощущала жуткую боль на пальцах, из-за чего некрасиво выругалась шепотом — Да-да конечно еду — ответила она, улыбаясь через боль, стиснула зубы, медленно вошла в кабину лифта
— Черт как же сильно болит
— Да она рожает! — поделился впечатлением один из санитаров глядя, как женщина корчится на каталке
— Блядь, а я как будто не поняла — упрекнула его Оксана, недовольным взглядом посмотрев на русого молодого парня
Двери лифта медленно сомкнулись, вскоре сама кабина начала медленно и плавно подниматься на нужный этаж. Жужжание мотора не так сильно раздражала как крики пьяной беременной женщины, которая судя, как поняла Оксана, учитывая огромный объем живота, должна уже родить. Вцепившись руками в поручни каталки, она раздвинула согнутые ноги в колени, стиснула зубы от боли, извивалась как бешеная змея, корчась в мучениях, словно старалась вытолкнуть из себя этого ребенка.
— Блядь давай быстрей она сейчас родит — запаниковала Оксана, глядя с волнением на пьяную беременную женщину
— Лифт быстрее не может — ответил один из санитаров
— Так сделай, чтоб смог!!! — прокричала беременная женщина, стиснув зубы, выразила своими кривыми губами и скулами, как ей ужасно было больно
— Все приехали — ответил темноволосый молодой санитар с короткой стрижкой, открывая двери грузового лифта — Колян все давай быстрей выкатывай
— Быстрее парни — Оксана чувствовала, как её беспокоит этот пациент, словно жизнь что должна появиться на свет из её тела имеет уже для неё огромный вес
Больничный коридор родильного отделения больницы, был настолько душным и пропитан бактерицидными средствами, вонь, которых чувствовалась, как только двери лифта открылись. Когда за стеклами пластиковых окон была смуглая, пасмурная погода, в самом помещении царила атмосфера жаркого спертого воздуха. Белые красивые занавески, на окнах коридора, перевязанные красивыми красными и синими бантиками прекрасно украшали интерьер этого помещения. Красивые цветные картинки и плакаты даже тут развешены вдоль всей голубой стены этого помещения, развития эмбриона на разных стадиях беременности, угроза его жизни, состояние «плаценты», обвитие пуповины и перпендикулярное расположение крохи, головкой вниз.
— Вы что тут проветривание вообще не делаете? — возмущалась беременная пьяная женщина, когда её везли на каталке по коридору тяжело и глубоко начала вдыхать воздух ртом
— Прошу простить — возразила Оксана, заметив, как она посмотрела суровым взглядом на неё — Это не мое отделение, меня вообще, если бы вы конкретно объяснили, что с вами, меня бы тут не было
— Видимо сама судьба свела нас с тобой
— Да уж нахрен такую судьбу — не согласилась с утверждением беременной женщины Оксана
— Леха давай открывай дверь — распорядился темноволосый парень, когда он подкатил каталку к нужному родильному кабинету
— Так ребята аккуратней закатывайте её — заявила Оксана, держа открытой дверь в родильный кабинет — Нужно сначала сделать УЗИ, определить состояние плаценты, расположение плода, а так же обвитие пуповины
— Только умоляю тебя — говорила эта женщина, когда каталка въезжала открытые двери этого кабинета, схватив снова Оксану за кисть руки — Делай все это быстро, я уже не могу терпеть боль
— Постараюсь — скорчив але блестящие губки, ответила Оксана, вновь изворачиваясь от её хватки
Просторный родильный зал вмещал в себя, пугающее Оксану родильное кресло, с мощной лампой, прикрепленной к нему сверху, небольшой железный столик на котором было уже чисто белье, металлический стеллаж на котором было расположено все необходимое акушеру для родов и конечно, что же стол где пеленают рожденного ребенка. Аппарат УЗИ располагался слева от родильного кресла, а прибор контроля жизненных показателей со всеми датчиками справа от кресла, так чтобы врачу, было удобно полностью контролировать процесс самих родов. Огромное большое окно, жалюзи которого были наполовину, за стеклами которых было видно, как колышется старый мощный дуб, раскачивая могучие ветки, играя тенями на полу, потолку и белых кафельным стенах этого пугающего кабинета.
— Вполне возможно — вынесла предположение Оксана, входя в родильный кабинет, закрыла за собой дверь — Что из-за вашего образа жизни, у ребенка может развиться гипоксия, нам только еще и обвитие не хватало
— Делай, что требуется уже!!! — прокричала женщина, начала тяжело дышать ртом, поднимаясь на каталке на локти
— Может, стоит дождаться Юлию Константиновну — предложил один из санитаров, вместе со своим напарником перекладывали женщину на родильное кресло
— Думаю — возразила Оксана, направляясь по кабинету стукая звонко каблуками черных туфель по белому кафелю пола — От того что я сделаю ей УЗИ хуже уже не будет
— У тебя хоть опыт есть?
— Ты сомневаешься в моем опыте? — Оксана грозно посмотрела на одного из санитаров, смазывая датчик УЗИ, что держала в руках, специальным гелем
— Ты наверно только еще медицинский колледж закончила
— Институт не хочешь! — огрызнулась Оксана, поставив тюбик с гелем обратно на полочку возле аппарата УЗИ, возмутительным взглядом посмотрела на одного из санитаров обидчика
— Что здесь происходит? — открывая дверь, потребовала ответа Юлия Константиновна, входя в кабинет, серьезно доказывая свое право руководить своим великолепием присутствия
— Вы хоть витамины принимали во время беременности? — спросила Оксана, игнорируя вошедшего врача акушера
— Оксана удалось, что-либо узнать от нашей не совсем нормальной беременной женщины? — спросила Юлия Константиновна, подходя медленно к родильному креслу
— Плацента не к черту — обратила внимание, как на мониторе аппарата УЗИ были видна повреждения плаценты, медленно перемещая датчик по большому животу этой женщины — У вас девочка там, хм… да тут обвитие
— Что ты хочешь этим сказать? — возмутилась женщина, посмотрела на Оксану ожидающим взглядом
— Что было бы необходимо сделать кесарево — ответила Юлия Константиновна, забирая датчик УЗИ у Оксаны из рук
— Возможно, она сможет сама родить — предложила Оксана
— Сможет но уже мертвого — грубо выразила свои мысли врач акушер — Да у неё воды отошли, сколько у нас времени?!
— Сколько по времени у вас отошли воды? — спросила Оксана
— Ой, я не помню — корчась, кривила женщина губы, от сильной боли
— Ей нельзя наркоз в таком состоянии
— Конечно, нельзя — согласилась Юлия Константиновна, с утверждением Оксаны, убирая датчик УЗИ с живота беременной женщины — Будем пытаться рожать самостоятельно
— Стимулировать тоже нельзя?!
— Какой там — рассмеялась врач акушер — Да ты посмотри на неё да она же пропитая алкашка, где вы только её подобрали?
— Вызов поступил, якобы у неё что-то с животом, никто разобрать не смог что нес, в пьяном бреду, её сожитель по телефону — ответила Оксана
— Наталья Валерьевна говорила, что ты способная девушка — говорила Юлия Константиновна, отходя к большому пластиковому окну, держа скрещенные руки за спиной — Закончила институт, с отличием, что же ты фельдшером то пошла работать?
— Сложилось так — невзрачно ответила Оксана, отводя взгляд лазурных голубых глаз в сторону пола — Что делать то с ней будем? — спросила она, обходя медленно родильное кресло
— Её нужно готовить к родам
— Я могу этим заняться
— Да я уже рожаю — прокричала женщина, начиная тужиться, вцепилась в поручни родильного кресла обеими руками
— Куда готовить то? — спросила Оксана, испугавшись реакции беременной женщины, что уже начала сама рожать на кресле
— Ты роды хоть когда-нибудь принимала? — спросила Юлия Константиновна, быстро подошла к родильному креслу, надевая на лицо стерильную марлевую повязку
— Нет
— А придется — заявила врач акушер, нагнулась между раздвинутыми ногами женщины, пыталась смотреть её влагалище — Вы хоть верхнюю одежду с неё снимите — крикнула врач, обращаясь к санитаром, что стояли, испугавшись от увиденного
— Я пока займусь, приготовлю необходимые инструменты — доложила Оксана
— Так мальчики — обратилась Юлия Константиновна к санитарам, что стояли рядом — Приготовьте стерильное белье для роженицы, родовой лоток, так ты займешься кроваткой для родившегося ребенка
— Хорошо — послушно ответил светловолосый санитар направляясь к выходу
— Наталья Валерьевна — начала говорить неожиданно врач акушер — Твой напарник, говорила что ты очень способная девушка, просила дать тебе шанс себя проявить, вот и действуй ъ
— Что от меня требуется?! — спросила Оксана
— Я хочу чтобы ты знала — заявила Юлия Константиновна, легонько пальцами коснулась руки Оксаны, серьезно посмотрела ей в глаза — Если бы не твоя просьба перед Натальей, эту бы женщину пришлось бы долго и мучительно готовить к родам….
— Ясно — прервала её Оксана, убирая настырно руку женщину со своей руки — У меня не было вообще акушерской практики, да и направление у меня было весьма другое
— Я знаю — согласилась Юлия Константиновна, помогая санитару правильно поставить родильный лоток и стерильное белое для ребенка, который должен родиться — Оксана займись женщиной, помоги ей раздеться, одежда должна быть соответствующая
Распоряжалась Юлия Константиновна, направляясь к шкафчику, стеклянные двери, которые открывали вид на антисептические средства, что находились за его дверками. На первый взгляд эта женщина, врач акушер гинеколог, показалась Оксане словно царица, гордая самоуверенная походка, даже решения принимает так быстро и обдуманно. Прекрасный уверенный взгляд её удивительных по красоте голубых с серым оттенком глаз, могли бы сразить любого мужчину, только вот Оксана не заметила обручального кольца на пальце правой руки этой женщины. Идеальное завершение ко всему прочему, подчеркнула финальная нотка аромата, который Оксана смогла почувствовать, от тела этой женщины, был восхищением для всех женщин «Chanel No. 5». Прекрасные ноты розы, в сочетании с жасмином бурлили дикую страсть в воздухе, а феномен завершения сразил бы всем наповал непревзойденной прелестью ванили. Столь серьезный парфюм, который едва чувствовался, говорил многое об этой странной, гордой собой женщины, занимающей высокое положение в родильном отделении этой больницы.
— Позовите санитарок быстро — прокричала Юлия Константиновна вошедшему одному из санитаров, работающему в скорой помощи — Да дамочка дотянули же вы, Оксана быстро сними же с неё одежду
— Стараюсь — чувствуя как было неприятно раздевать пьяную женщину на родильному кресле, с отвращением в голосе скривив алые губки, ответила Оксана, скинув серое пальто женщины на пол небрежно — Думаете это так легко
— Юлия Константиновна что случилось?! — вбегая в родильный кабинет, спросила одна из молодых врачей акушеров — Кто это?! — поинтересовалась тут же она, заметив пьяную роженицу
Светловолосая девушка, цвет волос напоминающий по своему свойственному составу солому, с чудесной прелестью голубыми глазами, на какой-то миг приглянулась Оксане довольно милой. Приятный белый халат облегал молодое тело девушки, выражая особо очертание груди v-вырезом спереди и шикарную красоту манящих к себе бедер. Девушка была настолько юна и прекрасна, что Оксане показалось, что она, по всей видимости, только что закончила колледж и работала акушером в этом отделении больницы. Непревзойденное очертание скул и ямочки на щечках, придавали её ангельскому лицу с прекрасными розовыми губами, ангельский характер. Пленительный почти едва заметный аромат жасмина, в гармонии с грейпфрутом, Оксана смогла почувствовать от тела молодого врача, что вошла в родильный кабинет, звонко стукая каблуками белых туфель по кафелю пола. На глазах светловолосой красотки, были едва заметные маленькая оправа очков, что придавала девушке эротический образ.
— Роженица — ответила, громко крикнув Юлия Константиновна — У ребенка начинается гипоксия, нужно срочно что-то делать
«Где она тока таких тупиц набрала?!», подумала Оксана, быстрым мимолетным взглядом оценивая молодую санитарку, что вбежала в родильный кабинет, захлопнув за собой тут же дверь.
— С каких это пор у нас фельдшеры стали роды принимать?! — позволила себе наглость, возмутилась девушка, узнав Оксану в лицо, обращаясь жалобно к заведующему врачу родильным отделением
— С таких самых пор, как у нас стали пьяные рожать
Грубо выразилась Юлия Константиновна, обрабатывая бедра беременной женщины раствора 1 % иодонатом. Беременная пьяная женщина располагалась в родильном кресле лежа на спине, ноги у неё были согнуты в колени и тазобедренных суставах, разведены в сторону. На акушерском столе располагался лоток, для приема родов, так же был покрыт двумя стерильными пеленками, а так же комплект для обработки пуповины который был плотно запакован. На пеленальном столике был второй комплект для вторичной обработки пуповины, включающий в себя пакет для пеленания новорожденных, браслет и медальон, этиловый спирт 70%, стерильное вазелиновое масло, 5% раствор калия пермангананта.
— Оксана иди мой руки — распорядилась Юлия Константиновна, указывая взглядом глаз на раковину за спиной Оксаны — Сейчас я пойду
— Мне тоже надеть маску с очками, как это сделали вы? — поинтересовалась Оксана, заметив, как эта женщина направилась к раковине
— Я хочу чтобы ты сама приняла у неё роды — заявила Юлия Константиновна, подходя к раковине, когда Оксана мыла уже руки под теплой струей воды
— Я?! — удивилась сильно такому заявлению Оксана, однако никогда не привыкла отступать
— Да ты Оксана! — повторила еще раз Юлия Константиновна, подставляя свои нежные руки под струю воды вместе с руками Оксаны — Ты ведь хотела этого шанса так ведь?
— Можно мне надеть только свои очки?!
— Проблемы со зрением?!
— Уже давно — пояснила Оксана, взяв из пачки салфетки, что были расположены на полке возле раковины
— Раз так, то тогда можно — ухмыльнулась кривой улыбкой врач гинеколог — Верочка подготовь для нашей Оксаны Владимировны комплект акушера как у меня — обратилась она к санитарке, что стояла возле родильного кресла
— Скажите это ведь у вас первая беременность? — задала вопрос Оксана, обрабатывая руки специальным бактерицидным раствором
— Оксана?! — тут же прервала Оксану врач акушер гинеколог — Прости, пожалуйста, перебью, но к чему ты задала такой вопрос?
— Подготовка к приему родов у первородящей начинается с момента врезывания головки плода — начала говорить, Оксана, одевая на руки стерильные резиновые перчатки — А у повторнородящей с момента полного раскрытия шейки матки
— Это первые роды! — скорчив губы, ответила беременная женщина, держась за поручни родильного кресла, явно страдала мучительными потугами
— Скажи у тебя случайно нет такого желания работать под моим руководством в родильном отделении?
Поинтересовалась Юлия Константиновна, не придавая никакого значения страданиям беременной женщины, что лежала на родильном кресле. Выражая под стеклами своих очков, насколько сильно округлились её глаза от услышанного достойного её ответа от Оксаны.
— Скучно — ответила Оксана, скривив губки в поразительной красивой улыбке чудесных алых губ, надевая на лицо стерильную марлевую повязку
— А что работать фельдшером на скорой помощи гораздо веселее?
— Нет! — согласилась с утверждением этой врача акушера гинеколога Оксана, встав справа от кресла, на котором лежала беременная женщина — Но хотя бы иногда случаются очень интересные случаи
— Такие, как этот? — словно насмехаясь над пьяной беременной женщиной, спросила Юлия Константиновна
— Даже такие, как этот — возразила Оксана, доставая футляр с очками из кармана белого халата, медленно открыла его — Какого рода манипуляции от меня требуются?
— Смотри, у неё начались появление кровотечения из половых органов — обратила Юлия Константиновна внимание Оксаны, на ухудшение состояния пьяной роженицы
— Я бы хотела бы посмотреть у неё степень раскрытия матки? — спросила Оксана, заметив кровотечение из половых органов женщины
— Думаю, не стоит, я предполагаю, что степень раскрытия матки уже достигла шести сантиметров, главное, что сам ребенок расположен правильно, потому как клизму делать опасно в таком положении есть вероятность ускоренных родов
— Да, но там обвитие
— Верочка займись нашей роженицей — обратилась Юлия Константиновна к санитарке, что встала слева от родильного кресла — Надо произвести бритье её промежности….
Указала врач акушер гинеколог круговым жестом вращением указательного пальца, на кровоточащие влагалище пьяной женщины.
— А почему это не может сделать ваш ассистент?! — понимая характер и сложность грязной работы, выразила ямочками своих скул отвращение светловолосая акушерка, глядя с призрением на Оксану — Ведь для чего-то вы сюда её привели
— А привела я её сюда — обвивая нежностью поразительного прикосновения руки талию Оксаны со спины — Что бы вас Верочка заставить работать
— Да ну вы и разговариваете конечно со своими подчиненными — удивилась Оксана манерам общения главного врача родильного отделения
— Оксана прошу, пройдем, выпьем чашечку кофе — игнорируя замечание со стороны Оксаны, попросила Юлия Константиновна проследовать к закрытой двери родильного кабинета
— Но ведь как? — возразила Оксана — Вас, что совсем не волнует, судьба этой женщины
— Она не состояла на учете у своего врача, иначе бы была бы сейчас в нужном роддоме, а не пила бы по общежитиям — критично выразила Юлия Константиновна свое мнение
— Я сама приму у неё роды — заявила Оксана, освобождаясь от объятий этой женщины, Оксана направилась к родильному креслу, звонко стукая каблуками по белому кафелю пола
— Решать тебе! — открывая дверь, решила дать шанс Юлия Константиновна, пренебрегая своим поведением здоровьем пациентки, которое для неё самой не имеет никакого значения
«Дура ебанутая», подумала Оксана, когда главный врач акушер гинеколог оставила их с молодой санитаркой одних возле беременной женщины.
— Пока вы тут выясняли отношения, я смогла побрить промежность вашей роженицы — заявила молодая санитарка, убирая лоток с бритвенным станком на родильный столик
— Нужно убедиться в каком положении сейчас находится головка ребенка — заявила Оксана, игнорируя крики беременной женщины, что уже пыталась тужиться — Мне нужно знать какие вы тут проводите манипуляции
— Стоит сделать профилактику преждевременного разгибания головки ребенка
— Каким образом?
— Вот смотри — начала пояснять девушка, раздвигая половы губы беременной женщины двумя пальцами — Для профилактики преждевременного разгибания головки, нужно положить левую руку ладонью на лонное сочленение и прорезывающуюся головку
— Что ты предлагаешь это мне сделать? — удивилась Оксана красивому безупречному взгляду светловолосой акушерки, что стояла рядом с ней — Хорошо, что дальше? — поинтересовалась она, сделав все как требуется
— При этом ладонные поверхности плотно прилегающих друг к другу четырех пальцев левой руки располагаются плашмя на головке — говорила девушка санитарка, аккуратно располагая правильно пальцы Оксаны на половых губах беременной женщины
Продолжала объяснять врач акушер, манипулируя аккуратно пальцами руки Оксаны по половым губам роженицы. Создавая, таким образом, преграду для предотвращения, бережно разгибания головки младенца и быстрому передвижению по родовому каналу. Такие манипуляции Оксана делала, строго следуя советом девушки акушерки, ладонной поверхностью пальцев руки, опасаясь задеть кончиками пальцев, так как их давление может повредить головку.
— Сгибание головки осуществляется до тех пор, пока подзатылочная ямка не подойдет под лонное сочленение и не образуется точка фиксации
Объясняла молодая светловолосая акушерка, медленно и аккуратно пыталась управлять пальцами руки Оксаны по половым губам роженицы.
— Второй момент — объясняла акушера, манипулируя очень аккуратно пальцами Оксаны, с какими-то хищным сексуальным чувством посмотрела в её глаза — Это уменьшение напряжения тканей промежности, «защита» промежности
— Для чего мы это будем делать? — спросила Оксана, с опаской моргнув глазом девушки, что так нежно держала её руку, ласку которую успела почувствовать через резиновую перчатку
— Ну, вот смотри — начала рассказывать акушерка, внимательно смотря в глаза Оксане, показывала что-то в воздухе не пальцах — При прорезывании теменных бугров головки необходимо уменьшить на нее давление мягких тканей тазового дна и сделать их более податливыми за счет «заимствования» кожи из области больших половых губ
— Хорошо — кивнула медленно головой Оксана, радушно скрывая развращенную улыбку за стерильной марлевой повязкой на лице — Каким образом, мы этого добьемся?
Девушка акушерка взяла аккуратно правую руку Оксаны и положила её ладонной стороны руки на промежность, таким образом, чтобы четыре пальца плотно прилегали к области, прилегающей на влагалище беременной женщине левой руки, а максимально отведенный большой палец к области правой большой половой губе. Осторожно надавливая кончиками всех пальцев на мягкую ткань вдоль больших половых губ, Оксана пыталась отвести их к низу промежности, уменьшая таким действием напряжение. Одновременно Оксана прижимала правой рукой к прорезывающейся головке, ткани промежности, аккуратно поддерживая их. Пытаясь достичь такими манипуляциями, Оксана старалась сократить напряжение на промежность беременной женщины, тем самым пытаясь достичь нормального кровообращения, пытаясь предотвратить их разрыв.
— Теперь начинаем делать регулировку потуг — предупредила молодая светловолосая акушерка
— А это еще для чего? — удивилась Оксана, таким поразительным тонкостям
— Ну, вот смотри — указала акушерка указательным пальцем на только что начинающую появляться головку младенца — После того, как головка установилась теменными буграми в половой щели, а подзатылочная ямка подошла под лонное сочленение
— А я поняла — приветливо ответила Оксана — Выведение головки желательно продолжить вне потуги
— Так дамочка дышите пожалуйста глубоко ртом вам ясно — распорядилась акушерка — Это делается для того чтобы в таком случае мы исключим потужную деятельность
Оксана аккуратно захватила левой рукой и осторожно начала её разгибать, направляя вверх, как раз в этот момент женщина роженица задышала ртом быстро и часто. Правой рукой Оксана начала медленно сводить прилегающие к головке ткани промежности.
— Вот обвитие! — заметила Оксана, как петля пуповины плотно обтягивает шею ребенка — Да он же весь синий, надо что-то делать! — запаниковала она, испугавшись подобной картины
— Вижу — согласилась акушерка — Пуповина натягивается и сдерживает движение плода
— Что будем делать в этом случае? — волновалась Оксана, не имея практики акушера, не знала, какие проводить манипуляции в этом случае
— Вот смотри — взяла девушки в руки два зажима — Накладываем два зажима аккуратно и теперь медленно и очень осторожно рассекаем её между двумя зажимами
— Подержу наложенные зажимы сама — предложила Оксана, взявшись за наложенные на пуповину зажимы
Маленький фонтан крови пролился на родильный лоток, забрызгала руки Оксаны и девушки по имени Вера, что проводила эту манипуляцию.
— Пятый момент — словно как по учебнику говорила акушерка — Освобождение плечевого пояса и рождение туловища плода
— Каким образом мы этого добиваемся? — спросила Оксана, положив отрезанный кусок пуповины на родильный лоток — И для чего этого делать
— Так дамочка начинайте тужиться — предложила акушерка
Оксана стала замечать, как стал происходить последний механизм рождения ребенка, внутренний поворот плечико и наружный поворот головки. Головка ребенка стала во время потуги рожающей женщины поворачиваться к правому её бедру, после чего стало происходить, таким образом, рождение плечиков малыша.
— Так Оксана — обратилась акушерка по имени к Оксане — Указательными пальцами со стороны спины в подмышечные впадины туловища и обеих рук
После чего, Оксана стала медленно поднимать соответственной продольной оси таза рожающей женщины, что и способствовало быстро и бережному рождению ребенка. Проводя освобождение плечевого туловища, Оксана старалась не растягивать шейный отдел позвоночника ребенка, пыталась такими действиями избежать его травм.
— Так осторожно! — сделала вовремя строгое замечание акушерка — Нельзя также первой выводить переднюю ручку из-под лонного сочленения, поскольку возможен перелом ключицы
— Что же мне тогда сделать? — не зная, что делать, обратилась за помощью Оксана к молодой светловолосой акушерки, что стояла рядом
— Вижу, у тебя уже руки трясутся — заметила девушка, как сильно Оксана волновалась, когда проводила манипуляции — Иди пока отдохни, я сама все доделаю, а ты примешь, обработаешь ребенка, запеленаешь и отвезешь ребенка
— Хорошо — согласилась Оксана, передавая дрожащими руками тело рождающегося ребенка в руки опытной молодой акушерки
Оксана, снимая окровавленные перчатки с рук, отошла в сторону чувствовала, как её всю трясет, не имея практики акушера, она, впервые испытав сильное потрясение, почти сама приняла роды у пьяной женщины. Словно гулкий звон в ушах сменил крики рожающей женщины на какую-то свою спокойную мелодию, когда Оксана, встав у большого окна, кинула покрытые кровью роженицы перчатки в рядом стоящую урну, нервно теребила кончиками пальцев его жалюзи. Оксана смотрела, как за стеклом огромного пластикового окна в родильном кабинете, сильными порывами, ветер раскачивал могучий ствол тополя на улице, играя игристым ритмом теней на белом кафельном полу родильного кабинета при его ярком свете ламп над родильным креслом. Наблюдая за бурно портящейся погодой за окном и как поверхность стекла начала покрываться каплями внезапно начавшегося дождя, Оксана даже через марлевую повязку чувствовала, глубоко вдыхая запах антисептических средств, которыми щедро покрыли тело роженицы при родах. Вскоре истерические изнывающие крики роженицы стихли, Оксана продолжала смотреть в окно на проезжающие машины по больничному дворику, наблюдая через покрытое каплями дождя стекло, пластикового окна, как над большими высотными зданиями Москвы, постепенно сгущалась темными серыми красками небо.
— Оксана?! — окликнула Оксану молодая акушерка, как раз в тот момент, когда медсестры родильного отделения вывозили родившую женщину на каталке из родильного кабинета — Ты в порядке?
— Да-да все хорошо — ответила Оксана дрожащим тоном голоса
Обернувшись в пол оборота, Оксана положила руку на бедро, заметила на руках молодой акушерки запеленгованного тихо кричащего маленького новорожденного ребенка.
— Не хочешь его отвезти в отделение для новорожденных? — предложила девушка, положив в каталку для детей маленького ребенка, что не переставал кричать
— Если позволишь — спросила Оксана
— Да-да конечно — радушно закивала головой светловолосая девушка, отображая улыбку в голубых глазах, что скрывалась за марлевой повязкой на лице — Думаю тебе лучше стоит отгул на сегодня
— Ничего я справлюсь — возразила Оксана, взявшись обеими руками за ручки каталки, направилась к выходу
— Ничего со временем привыкнешь
— Я уже привыкла, но не к тому — заявила Оксана, покидая родильный кабинет, выходя в большой длинный коридор родильного отделения
— И к такому привыкнешь — тихо прошептала девушка за спиной Оксаны
«Блядь да что меня всю-то так трясет», грязно выразила Оксана свои мысли, направляясь по коридору медленно катя каталку с плачущей в ней только что родившейся девочкой.
Сердце трепетало бешеном ритме, зрачки глаз словно трепетали бешенным ритмом танце страсти, что требовало большого усилия сосредоточить зрение на одном направлении. В голове постепенно стал стихать шум, дыхание постепенно стало приходить в норму, как только Оксана взглянула в лицо новорожденной девочке. Направляясь по коридору родильного отделения больницы, Оксана странным образом почувствовала легкую привязанность к этому ребенку. Такое чувство возникало у Оксаны внутри, что рожденное чужого дитя, благодаря её помощи, совершенно случайным образом, стало для неё неожиданно самым дорогим и знаменательным событием в жизни.

***
Яркий рассвет солнечных лучей, пробивался даже в самые затемненные закоулки Москвы, такое чувство, что жизнь в этом городе постоянно кипела круглыми сутками. Бурный поток машин уже заполнили магистрали этого города, тысячи людей начали собираться на улицах, спускаясь в подземки метро, ждущих своего автобуса на автобусных остановках. По городу начинали ездить уборщики мусора, приводить центральные улицы громадного мегаполиса в нормальный пригожий красивый вид столицы Российской Федерации. Неописуемая красота деревьев, возле магазинов, огромных супермаркетов, что поражали красотой своих цветочных парковых зон, притягивали постоянно к себе тысячи посетителей за сутки. Бурные реки машин на дорогах, заполнили газами всю среду, гул их двигателей простирался по улице на несколько километров.
— Боже мой, надеюсь это последний вызов на сегодня — уставшим полусонным голосом говорила Наталья Валерьевна, сидя на переднем пассажирском сиденье газели скорой помощи
— Да я еще если честно не привыкла к такому — заявила Оксана, протирая глаза, расположилась на кушетки в задней части салона большого автомобиля — Все так неожиданно
— Хм… как же — буркнула Наталья Валерьевна — Работаешь всего ничего, а уже заслужила уважение главного акушера гинеколога родильного отделения нашей больницы
— Если честно я даже немного волнуюсь — разминая затекшие за целые рабочие сутки ноги, Оксана положила их на кушетку, полностью выпрямила
— Да еще этот последний вызов — взвыла, зевая Наталья Валерьевна
— Что случилось там Наташ?
Поинтересовался Юрий Николаевич, поправляя одной рукой черную кепку, скрывая блеклую седину на голову, одной рукой лихо управлялся с баранкой автомобиля скорой помощи.
— Да проклята бабка, все никак не угомонится — возмутилась Наталья Валерьевна, поправляя кончик своего белого халата, скрывая прелесть ног в черных колготках, от излишнего взгляда водителя, что сидел рядом с ней — Пришлось вколоть ей немного успокоительного, наплела что давление ей понизит, когда оно у неё и так в норме
— Тогда из-а чего мы пол Москвы почти проехали? — возмутился Юрий Николаевич, ударил ладонью руки по баранки автомобиля
— Да вот старую ведьму пришлось бы спросить — положив ногу на ногу, продолжала высказывать недовольства, Наталья Валерьевна, после чего долго и изнуренно зевнула, прикрывая рот ладонью руки — Все переживает, вот якобы у неё сердечко барахлит, да бабке восемьдесят лет, чего она хотела, вызывая нас, мы с Оксанкой, конечно, натерпелись от неё
— Вот мотор у этой клячи точно барахлит — ворчал Юрий Николаевич, ругая бранью свой автомобиль — А вашей там бабке, уже давно прогулы там, на кладбище ставят
— Юрий Николаевич! — сделала замечание Оксана — Надо проявлять уважение к старшим
— Тише Юра! — успокоила, быстро вмешавшись Наталья Валерьевна — Она еще дура дурой, институт недавно закончила и пошла работать фельдшером к нам
— А вы бы за своим бы язычком Наталья Валерьевна бы следили тоже
Огрызнулась надув губы Оксана, села на кушетку поджала под себя ногу, стала нервно теребить кончиками пальцев, белую простынку под собой.
— Хм… молодая, да еще и блондинка — буркнул Юрий Николаевич на Оксану
— Оксана лучше заткнись! — успокоила Наталья Валерьевна, когда Оксана уже хотела сорваться на наглого водителя
Ранний утренний свет солнца осветил яркими солнечными лучами, едва колышущиеся, еще не успевшие прийти в себя деревья после дождя. Мокрый асфальт еще сохранял прелесть влаги прошедшего дождя, легкий порывами ветер, кружил бумажный и полиэтиленовый мусор в больничном дворике. К больнице наравне с газелью скорой помощи, в которой ехала Оксана, стремительно направлялась другая газель бригады неотложной помощи, с включенными мигалками, автомобиль медицинской помощи, обгоняя несколько машин, что направлялись по дороге, подъехала к крыльцу приемного покоя. На автостоянке возле больницы уже собралось несколько десятков машин, врачи и сотрудники больницы спешили на рабочее место, в тот самый момент, когда смена дежурства Оксаны подошла к концу.
— Юлия Константиновна звонила мне на сотовый телефон, Оксана — внезапно сказала Наталья Валерьевна, когда машина скорой помощи медленно подъезжала к крыльцу приемного покоя
— Чего она хотела на этот раз? — чувствуя все еще обиду на свою напарницу, Оксана, питаясь любопытством, что же все-таки хотела заведующая родильным отделением от неё самой
— Да ничего особенного
— Если бы ничего особенного, она бы просто так не позвонила — подметила Оксана, расправила белый халат на своих бедрах
— Просто девушки акушерки — словно вызывая интригу со стороны Оксаны, настораживающе говорила Наталья Валерьевна — Хотели, чтобы ты именно подобрала имя для той девочки, которой ты помогла явиться сегодня на свет
— Как она? — чувствуя внутреннюю заботу о родившейся девочке, спросила неожиданно для себя Оксана, мечтая сорваться и побежать в родильное отделение
— Да с ней все нормально — заверила Наталья Валерьевна обернувшись с чувством сожаления посмотрела на Оксану, которая места себе не находила сидя на кушетки автомобиля скорой помощи — Просто Юлия Константиновна, говорит, если вдруг ты захочешь её увидеть то заходи, некоторое время она будет в отделении для новорожденных
— Я бы хотела бы прям сейчас — заявила Оксана, переживая длительное ожидание остановки автомобиля сокрой помощи, теребила коготками кушетку, на которой сидела
— Оксана сейчас нужно домой выспаться
— Я не хочу спать! — возразила Оксана
— Ну я же говорю молодая дура — вредничал Юрий Николаевич, словно специально издеваясь вел машину медленно — Да еще и блондинка
— Так я ему сейчас….
— Юра все прекрати — упрекнула Наталья Валерьевна наглого, по мнению Оксаны водителя — Что не видишь, девочка переживает за пациента, которому помогла появиться на свет
— Да дура потому что — рассмеялся назойливый водитель — Я же говорю блондинка и этим все сказано
— Оксана не дура! — возразила, вступая в защиту, Наталья Валерьевна — Я слышала она с отличием закончила институт
— С отличием институт и фельдшер
— Юра!
— Да ладно-ладно Наталья — сдерживая с большим трудом смех, вел машину водитель скорой помощи — Хорошо хоть не медсестра или там какая-нибудь санитарка
«Блядь этот долбаеб, меня уже бесит!», сверкая лазурной забью, чудесной прелестью голубых глаз, отражаемых лучей восходящего солнца, грязно подумала Оксана о своем водителе.
Автомобиль скорой помощи медленно остановился на стоянке возле крыльца приемного покоя, как раз в тот момент, когда Оксана терзала себя ожиданием. Вскочив быстро с кушетки, на которой сидела, Оксана ринулась к задним дверям машины скорой помощи, поворачивая ручку двери. Поспешно открыв двери, впуская в жаркий прогретый салон, струю холодного потока воздуха, Оксана выскочила на улицу, больничного дворика. Придерживая руками медицинский белый колпак, Оксана ощутила легкую свежесть утреннего ветра, сливаясь в гармонии шум листьев растущих возле больницы деревьев, чудесным образом приглушил звуки тысячи машин, постоянно живущих в этом огромном мегаполисе. Золотистые волнистые волосы Оксаны, словно море во время шторма колебались в такт обдуваемого её лицо потока нежного ветра, насыщенная прелесть запаха которого прекрасно гармонировала с ароматами цветов растущих неподалеку в клумбах. Глубоко вдыхая воздух в легкие, Оксана не могла больше себя терзать ожиданием, словно хотела еще раз напоследок взглянуть на малышку, подержать, как будто в последний раз в руках её хрупкое недавно рожденное тельце, которой чудом помогла появиться на свет.
— Оксана стой — прокричала Наталья Валерьевна вслед убегающей к родильному отделения Оксане, что так стремительно бежала, стукая звонко каблуками черных туфель, по цветной каменной плитке — Одень хоть курточку замерзнешь глупая
— Нет не надо спасибо — отмахнулась Оксана, обернувшись быстро, чуть не сбила с ног идущую к главному крыльцу больницы пожилую женщину — Ой простите — придержала она её за плечи, поправляя одной рукой серую шаль на ней
— Смотри куда бежишь — недовольно буркнула старая женщина, вслед убегающей поспешно Оксане
Нескончаемое, казалось бы, число ступенек крыльца, вскоре закончилось и вот Оксана, стояла уже возле входных закрытых дверей родильного отделения больницы. Потерявшись в числе нажатий клавиши звонка, Оксана несколько раз трезвонила в звонок, прежде чем санитарка открыла перед ней дверь, протирая сонные глаза. Молодая кучерявая, волосы цвета каштана, девушка в белом медицинском колпаке с удивленным взглядом голубых сонных глаз смотрела на нежданного неожиданного гостя, что стоял перед ней.
— Вы к кому? — удивилась она, не заметив Оксану — Посторонним сюда вход запрещен
— А я и не посторонняя — возмутилась Оксана, отталкивая рукой девушку в сторону к стене коридора, сама вбежала внутрь
— Девушка стойте! — возразила санитарка, быстро закрывая дверь — Сюда нельзя! — побежала она вслед за Оксаной
Оксана оказалась в приемном помещении родильного отделения, куда через стекла больших пластиковых окон проникал яркий утренний свет. Игристые оттенки теней листьев и веток деревьев так красиво вырисовывали движения на белой большой кафельной плитке пола. Через чуть приоткрытую створку наверху окна, проникал свежий поток воздуха, сглаживающий хоть как-то душную теплым воздухом атмосферу этого помещения.
— Вам сюда нельзя!
Схватила девушка с каштановыми кучерявыми волосами за руку Оксану, когда она хотела войти в открытые стеклянные двери, что вели в длинный коридор.
— Вход только сотрудникам больницы
— Дура, я и есть сотрудник больницы — крикнула Оксана, сильно возмутившись тому, что девушка держала её за руку
— Ты не с этого отделения — возразила девушка, пытаясь, держась Оксану за руку — Я вызову сейчас охрану, уходи немедленно отсюда
Пыталась кучерявая девушка вытолкнуть Оксану из коридора, крепко держа её за руку, не давай пройти дальше по коридору.
— Что здесь происходит? — видимо услышав крики, вышла из открытой двери одного из кабинета светловолосая акушерка в коридор — Татьяна отпусти её, она не посторонний — узнала молодая акушерка Оксану
— Вероника кто она? — недовольным голосом спросила девушка, отпуская руку Оксаны
— Какая тебе разница! — возмутилась светловолосая акушерка, грозно посмотрев на настырную медсестру родильного отделения
— Я позвоню, Юлии Константиновне и спрошу, почему у нас посторонние спокойно могут войти в родильное отделение
— Между прочим, это лично её распоряжение пропустить Оксану сюда — взяла с поразительной нежностью светловолосая девушка Оксану за руку
— Вот сама теперь за неё и отвечай — огорчившись, буркнула девушка, вбегая быстро в открытую дверь кабинета в коридоре
— Дура какая-то ненормальная — грубо выразилась Оксана
— Не обращай внимания — радушно улыбнулась светловолосая девушка, направляясь с Оксаной по коридору — В последнюю встречу, когда ты отвезла девочку в отделение для новорожденных, Юлия Константиновна заметила, как тебе было горячо и больно с ней расставаться
— Отнюдь нет! — испугавшись, что её привязанность к ребенку раскусили, Оксана решила инстинктивно занять позицию словесной обороны — Мне просто понравилась девочка
— Девочка этой алкашки?! — удивилась акушерка, подходя к ступенькам лестницы, что вели на второй этаж
Со второго этажа родильного отделения слышался плач новорожденного ребенка, а так же разговорная речь сотрудников больницы. Так же Оксана смогла распознать, как отделении кричала какая-то роженица, изнывая сильной болью схваток. Родильное отделение этой больницы, как посчитала Оксана, жило круглыми сутками, рождая на свет новые жизни. Находясь даже совсем недолго в этом помещении, Оксана не могла смериться с ранимым детским плачем детей, который по всей видимости, в стенах этого родильного отделения, никогда не умолкал.
— Ну м… — Оксана мешкала с ответом, почувствовала бедрами через халат, прохладу перил лестницы
— Раз уж ты пришла её увидеть в последний раз
— Почему в последний раз? — Оксана, сама не ожидая, играя в любезности очаровательной улыбкой, как взяла рядом стоящую с ней девушку за руки и посмотрела ей в глаза
— Ну, ребенка ведь через несколько дней, заберет служба опеки и передаст его в один из детских домов — объясняла девушка, шепотом приблизившись максимально близко к губам Оксаны
«М… какой восхитительный аромат жасмина, а так же прелесть ванили от губ этой суки меня манят поддаться её чарам», утопая в гармонии запаха от тела девушки, тяжело дышала Оксана, обменявшись с ней мимолетным взглядом симпатии.
— Блядь — ощущая легкую горечь разочарование на сердце, некрасиво выругалась шепотом Оксана, опуская взгляд в пол, боясь посмотреть в глаза девушке, что стояла перед ней — Могу я хотя бы напоследок посмотреть на неё?
— Конечно — взаимной симпатией улыбки ответила девушка, взяла опять так же нежно одной рукой Оксану за руку — Пойдем я тебя провожу
— Не желаешь ли потом посидеть в кафе, выпить кофе? — опять не ожидая от себя, Оксана выронила вслух свое желание
— Это что свидание?! — удивилась девушка, позволяя своим пальцам кончиками коготков ласкать руку Оксаны
— Нет! — испугалась Оксана, неожиданно для себя прижала ладонь свободной руки к своим губам, пытаясь скрыть застенчивый взгляд за хрупкими нежными пальцами
— Тогда я буду считать это как намек на свидание
— Черт нет! — не согласилась Оксана, упитываясь чувством стыда, что её раскусили, закрыла лицо ладонями и прислонилась спиной к прохладной стене коридора
— Да успокойся ты все нормально — успокоила приятным темпом голоса девушка, коснувшись рукой талии Оксаны, прижала её тело к себе — Давай просто пойдем и выпьем по чашечки кофе вместе, так ведь
— Но сначала
Возразила Оксана, убирая ладони рук с лица, заметила чудесную красоту розовых губ этой светловолосой голубоглазой девушки, в чьи объятия она так неожиданно для себя впала.
— Я бы хотела напоследок взглянуть на этого ребенка
— Пойдем-пойдем, конечно — расправляя скомканный халат на бедрах Оксаны, девушка повела её за руку снова к ступенькам лестницы
— Я так волнуюсь — с тяжелым дыханием от испуга и сильной эмоциональной встряски говорила Оксана, поднимаясь по ступенькам лестницы на второй этаж родильного отделения больницы
— Ничего — успокоила девушку Оксану, приятно начиная водить круговыми движениями ладони по упругим бедрам, когда она поднималась по ступенькам, специально выставляя красоту их перед ней — Еще немного и привыкнешь
— Как к такому можно привыкнуть?
— Ну, я же привыкла?
— Тебе легко говорить
— Я такой же человек, как и ты — ухмыльнулась девушка хитрой распущенной красотой улыбки розовых губ на доводы Оксаны
— Вы хоть иногда проветриваете этот коридор?! — возмутилась Оксана, почувствовав душный воздух, как только поднялась по ступенькам
— В специально отведенное время — ответила девушка, продолжая ласково держа Оксану за руку направляясь с ней по коридору — Соглашусь с тобой тут да не продохнуть
Детские крики усиливались, как и страдание женщины за дверью одного из родильного кабинета, где только что появилась на свет новая жизнь. По коридору начали активно ходить медсестры, посещая то одну палату, где лежали роженицы после и до родов, то в другую, бегая с какими-то листками бумаг. Повсюду была изумительная чистота, не пылинки на окнах, стекла сияли отблеском, пропуская через себя потоки лучей восходящего солнца. Пол в коридоре, белая кафельная плитка которого, позволяла даже разглядеть блеклый силуэт того, кто по нему идет. А приятный запах бактериального средства, был схож с одним из растительных биологических ароматов, насыщая атмосферу воздуха вполне приятным вкусовым оттенком запаха.
— Ну вот почти пришли — открывая пластиковую дверь в конце коридора, говорила девушка — Вот сюда мы отвозим на некоторое время новорожденных, после чего их доставляют уже потом мамочкам в палаты и они с ними остаются
— А девочка, которой мы с тобой помогли родиться тоже тут? — спросила Оксана, касаясь открытой двери одной рукой, вошла в отделение
— Да тут — ответила врач акушер, входя за Оксаной в небольшой коридор, плавно закрыла за собой дверь — Юлия Константиновна сказала, если ты хочешь, можешь ей придумать имя, к сожалению матери, которую и так лишат прав, нет до неё никакого дела
— М… какое все-таки интересное предложение — изумительной улыбкой, чудесных по красоте алых губ, одарила Оксана девушку, что шла с ней рядом показывая путь к месту где разметили новорожденных детей — Пожалуй, я с радостью его использую
— Я так и думала — ответила взаимностью улыбки акушерка, подходя к небольшому помещению, где было большое пластиковое окно, вид из которого выходил на маленькие кроватки с только что появившимися на свет детьми — Вот нам сюда
Яркий свет светильников, постоянно светил в этом палате, где постоянно дежурила одна из медсестер, сидя за столом на стуле, в приемной преддверья этой палаты, она что-то вносила в компьютер, активно стуча пальцами по клавиатуре. Две другие девушки, сотрудницы родильного отделения ухаживали за детьми, бегая от одной кроватки к другой. Кроватки стояли рядами, почти в каждой из них лежал маленький новорожденный ребенок, кто-то из них сладко спал, а кто-то доказывал, словно лев свое непокорство и несогласие, выражая это бурным громки звонким криком. В самой палате с новорожденным детьми, была оптимальная температура воздуха, достаточного удобного и чистого, для удобства малышам. На стеллажах возле стены, относительно входа, располагались многочисленные коробки со смесью, а на рядом стоящем столике были многочисленные бутылочки, каждая из которых была строго подписана обозначением фамилии родившегося ребенка, что соответствовала бирке на его маленькой ручке.
— Девочки….
Начала говорить, открывая дверь, светловолосая акушерка, входя в палату с новорожденными детьми с гордым самовлюбленным видом.
— Это Оксана, фельдшер на скорой помощи, она помогла принять роды у одной из очень ненормальных мамочек
Продолжая говорить, светловолосая акушерка, представила Оксану сотрудникам родильного отделения. Словно выражая в каждом шаге красоту своего тела, надетого на ней белого халата, под которым было, только судя по всему нижнее белье, она старалась специально пленить сознание Оксаны. Изящное очертание бедер, очерк которого отражался в каждом шаге этой девушки и приятный запах жасмина и грейпфрута, одурманивал разум при каждом вздохе. Красота её пышных золотистых волос, была неописуема, так же как и довольство её изумительных сказочных розовых губ.
— По просьбе Юлии Константиновны, ей разрешено побыть с этой девочкой
— Ладно — пожала плечами девушка, с черными кучерявыми волосами, что сидела за компьютером
— Пойдем, я тебе покажу — заявила светловолосая девушка, подходя к другой двери, что уже вела саму палату с новорожденными детьми — Вон смотри Оксана третий ряд самая последняя кроватка, в ней и есть твоя девочка
— Правда?! — улыбнулась Оксана, через большую силу стараясь не прослезиться, увидев долгожданную кроватку в которой шевелилось под одеялом маленькое чудо
— Давай иди — подтолкнула она рукой Оксану, открывая перед ней дверь — Моя смена уже закончилась, если захочешь попить кофе, я буду тебя ждать во внутреннем больничном дворике через двадцать минут
— Я ведь даже не знаю, что и сказать…. — не успела договорить Оксана, как девушка акушерка закрыла сразу же за ней дверь в палату
«Блядь ну почему всегда так», надула обиженно губки Оксана, с ужасом оглядывая большое количество заполненных детских кроваток.
Двигаясь между рядами, Оксана направлялась к указанной кроватке, внутри неё словно все трепетало волнением. Сердце стучало бешеным тактом, гоняя кровь по жилам, дыхание как будто становилось тяжелым. Маленькая кроватка с новорожденной девочкой всего в пару шагов, как Оксана заметила в ней, что новорожденная девочка в ней сладко спала, ворочаясь во сне. На удивление, новорожденная малышка, была просто поистине прекрасным ребенком, исключая образ жизни который вела её мать. Однако явный цианоз кожи малышки выражался едва еще заметной бледностью, тяжелое дыхание во сне младенца скорее напоминало отдышку с признаком бронхита, скорее даже пневмонии. На лицо были все признаки, как показалось Оксане, на тот момент, что ребенок страдал утомляемостью, «тахикардией», а так же скорее даже напоминало неритмичностью сердцебиения.
— Может она еще не отошла после рождения — предположила шепотом Оксана, любуясь спящим младенцем
— Что вы сказали? — подошла к кроватке одна из медсестер
— А…. да так ничего — замешкала Оксана — Просто так мысли вслух
— Хм… ладно тогда — застенчиво улыбнулась русая девушка — Вы уже придумали имя для этой малышки, Юлия Константиновна решила вас удостоить такой честью — поинтересовалась медсестра, разглаживая славный белый халатик в области бедер
— Если никто не будет против, пусть будет Аришка
Ответила Оксана, скрывая с трудом наворачивающиеся слезы на глазах, направилась к выходу из палаты, чувствовала, как по всему телу её охватывает непонятная дрожь.
— Красивое имя — согласилась, ответила тихо медсестра, когда Оксана открыла дверь — Я передам ваши требования
Оксана поспешно закрыла за собой дверь палаты, вырываясь в коридор, она с трудом сдерживала играющие в ней эмоции. Оксана ускоренным шагом стремительно пыталась покинуть это родильное отделение, теперь все причиняло ей душевную дикую боль, крик детей и страдание женщин, что они претерпели, породив на свет новую жизнь. Слезы сами стали стекать с глаз, обжигая легкий румянец на щечках, а во рту как-будто все пересохло. Звонко стукая каблуками, Оксана быстро выбежала из отделения для новорожденных в коридор родильного отделения. Ощущая на уровне материнских инстинктах привязанность к этому ребенку, Оксана понимала, что это неё её ребенок и желала родить теперь уже своего сама. Однако ужасающая картина родов произвела глубокое потрясение на её психику. Понимая всю тяжесть увиденной боли, что ощутила пьяная женщина на родильном кресле, Оксана решила подойти к такому решению весьма нерационально подготовить свой организм к такой встряске, зная уже заранее к кому можно обратиться теперь за помощью.



Легкий порывами ветер, колебал золотистую прядь волос Оксаны, когда она спускалась по ступенькам крыльца приемного покоя. Очаровательной красоты желтое платье привлекательно облегало самые сексуальные черты тела Оксаны, чарующей взгляду v-образный вырез спереди платья, отчетливо подчеркивал форму сочной пышной груди, а маленькие разрезы на бедрах, короткого мини платья, выражали прелесть эластичной бархатной кожи бедер. Сочетание черных туфель на высоком каблуке, дополняло образ Оксаны особой эротической притягательностью, гордой походкой, когда каждый бугорок на её бедрах, так отчетливо выказывал всю свою красоту, когда она спускалась по ступенькам. На оголенном от платья плече Оксаны, весела дешевая черная кожаная сумочка, в другой руке был большой черный полиэтиленовый пакет со сменной служебной одеждой, который она взяла для стирки дома. Свежесть чистого воздуха столицы, была особенно прекрасной в сочетание с начинающими цвести деревьями в саду у больницы, насыщали кислород необычайной природной силой и ароматов растущих в клубах цветов. В несколько десятков метра было отчетливо слышно, шум тысячи движущихся машин, бурлящего потока автомобилей, что жил в этом мегаполисе своей жизнью.
Две молодых девушки фельдшера стояли у газели скорой помощи, что стояла возле крыльца приемного покоя, копаясь в сенсоре своего телефона, она забавно улыбались улыбкой приходящим им сообщениям в социальных сетях. Десятки людей шли в сторону больницы по главной алее, на одной из сторон которой была расположена, большая зона цветочных клуб, красиво цветущих лепестки на фоне распустившихся сзади могучих больших деревьев, что дополняли этот интерьера возле больницы. Автомобильная стоянка в нескольких метрах от больницы насыщала бескрайним количеством дорогих марок машин, шикарно живущих жителей столицы. Газели скорой помощи, то и дело то и отъезжали от крыльца приемного покоя с включенными мигалками и сиреной, то с таким же воплем и раздирающим уши воем звукового сигнала стремились к больнице.
— Что хотела от тебя Юлия Константиновна?
Поинтересовалась Наталья Валерьевна, спускаясь с Оксаной вместе по ступенькам крыльца, где рядом по пандусу, закатывали каталку с тяжело раненым пациентом, пережившим аварию, которую санитары с трудом вытащили из открытых задних дверей газели. Поразительная взгляду женщина, была одета в обтягивающие синие джинсы, красиво выражали прелесть её аппетитных бедер. Белая блузка, с большим воротом, поднятым к верху, очень отчетливо выражала красоту сочной груди этой темноволосой женщины, лишенная за время работы в скорой помощи. Поразительной притягательной силой обладал высокий каблук её черных туфлей, которым она так звонко стукала по бетонным ступенькам, пока не ступила на каменную плитку возле крыльца приемного покоя.
— Её там не было?
Ответила Оксана, любуясь прелестью нависающими над головой веток деревьев, лучезарным восходом солнца, что пронизывало лучами землю, пробивая мощной силой луча через огромные небоскребы Москвы, надела очки на глаза, что были закреплены у неё в волосах.
— Оксана расскажи, что все-таки там было? — поинтересовалась Наталья Валерьевна, остановив Оксану за руку, когда она хотела пойти в парковую зону — Тебя всю трясло, когда я тебя увидела, на глазах и на лице были видны следы потеков слез
— Ничего необычного — пожала плечами Оксана, очаровывая женщину красивой обольстительной улыбкой блестящих в лучах солнца алых губ — Просто я позволила своим мечтам, немножечко лишнего
— Оксана я тебе говорю, успокойся это не твой ребенок, хватит уже — возразила Наталья Валерьевна, держа Оксану за руку, снимая аккуратно с её глаз солнцезащитные очки, посмотрела в её голубые пропитанные лазурной мокрой влагой глаза — У нас тут знаешь сколько тут чудиков еще будет
— Да после такого общежития как вчера — скорчила Оксана алые губки, прикусывая краешек губы, изобразила ярко выраженные ямочки на щечках — Мне что-то больше не хочется туда возвращаться
— Такая уж у нас работа — ответила с радушной улыбкой Наталья Валерьевна, отпуская руку Оксаны, как к ним подъехал серебристый седан — Ох… прости дорогая моя, за мной приехал мой муж, тебя может подвезти? — предложила она, подходя к машине, обернулась, спросила это в пол оборота к Оксане
— Нет спасибо! — ответила с улыбкой, играя в любезности Оксана — Мне тут еще надо встретиться кое с кем, а потом я пойду домой
— Ну ладно смотри, чтоб все нормально у тебя было — открывая дверь, волнуясь за Оксану, предупредила это женщина, садясь на переднее пассажирское сиденье автомобиля — Привет дорогой я так…. — закрывая дверь, говорила эта женщина с мужчиной, что сидел за рулем красивой серебристой иномарки
Не став дальше слушать банальную светскую беседу жены и мужа, Оксана направилась к лавочкам, возле алее. Могучие стволы деревьев возвышались своими ветками, играя тенистыми оттенками на каменной плитке, по которой, стукая звонко каблуками, шла Оксана. Игристое лучами солнце хотело, проникнуть сквозь стекло очков Оксаны, переливая едва заметными бликами, серди кофейного вида через очки. Легкий ветер колебал распущенные пышные волосы Оксаны, играя с ними словно волнами в момент шторма, колебля легкое желтое платье на ней, приоткрывая завесу скрытой сексуальной прелести её тела. Вдыхая прекрасный насыщенный изобилием цветов ароматный воздух, Оксана чувствовала всю силу цветущей зелени в этой округе, за чистотой и свежестью которой постоянно следил уборочный персонал больницы.
— Блядь…! — грязно тихо выругалась Оксана, испугавшись телефонного звонка мобильного, что так рьяно заурчал в её сумочке
«Не понимаю, кому понадобилось меня тревожить к концу рабочего дня», возмутилась Оксана, доставая из сумочки телефон.
— Да мама, ты уже проснулась? — удивилась Оксана столь раннему звонку Марины Николаевны, отвечая на неожиданный звонок
— Оксана как прошел рабочий день? — интересовалась Марина Николаевна, голос которой, судя по динамику телефона, казался сонным
— Да… все замечательно — прикусывая губу, ответила Оксана, направляясь к зоне отдыха возле больницы — Вот только…
— Что-то случилось? — взволнованно спросила Марина Николаевна
— Да нет, все нормально — возразила Оксана, чувствовала, как её распирает от стыда разговора со своей матерью — Просто…. — заметила на светловолосую девушку, что сидела на лавочке
— Ты куда-то собралась?
— Да мы с подругой хотели попить кофе
— С подругой?! — удивилась Марина Николаевна — Ты ведь всего несколько дней, как устроилась на работу, после окончание института
— Ну мама! — надула обиженно губки Оксана, смачно провела по ним кончиком языка, оставляя слой слюны на них, который придавал им невообразимый блеск
— Хм… Оксанка — в голосе Марины Николаевны слышалось недоверие
— Ну мам с девушкой просто кофе попьем и погуляем немного
— Знаю я ваше кофе и ваших девушек
— Нет мам правда! — не согласилась Оксана с утверждением матери — Она правда девушка и мы просто попьем кофе и погуляем
— Во-сколько, дома будешь гулен?
— Ну часиков… — поднося коготок указательного пальца к губам, томила Оксана с ответом любуясь, мощным тополем, возле которого стояла — В шесть, ну может быть в пять — проводя по стволу дерева рукой ответила она
— Хорошо — согласилась Марина Николаевна, неожиданно для Оксаны — Но чтоб в шесть ровно была дома, расскажешь с какой девушкой, ты там гуляла и что делала
— Ну мама… — засмущалась Оксана, заметив, что девушка на лавочке обратила на неё свое внимание — Я ведь уже не маленькая
— Так Оксанка! — громко вскрикнула Марина Николаевна, так что Оксана заметно отодвинула телефон от лица
Прекрасное белое легкое платье, из шелка сидело на светловолосой девушки просто изумительно, хорошо подтянутый верх, прорисовывал всю самую эротическую красоту тела этой девушки. Словно как специальные чашечки на платье, в которых привлекательная взгляду грудь выглядела весьма сексуально. Распущенный пышный низ этого платья при каждом шаге открывал прелестные бедра девушки. Прелестные золотистые волосы, когда шла эта девушка, придавали прически, словно волну стихий, обдуваемой легкими порывами приятного ветра. Восхитительная прелесть розовых губ этой девушки, манила к себе одним тока запахом помады, вкушая с неутолимым желанием их попробовать. Белые обычные туфли на высоком каблуке, добавляли изюминку соблазна искушения к этой львице, звонко стукая каблуками по каменной плите, она дурманила сознанием своими вызывающими движениями.
— Все я не могу говорить, пока — сгорая от стыда перед девушкой, что подошла к ней, Оксана убрала телефон в сумочку
— Все нормально? — спросила девушка, поправляя кончиками коготков роскошные пышные пряди волос
— Да просто мать взялась меня воспитывать — отвела Оксана, сгорающий от стыда взгляд на обнаженные ноги девушки
— Такие уж они родители — улыбнулась приятная незнакомка — Ну что пойдем, кофе попьем?
— Да-да конечно — закивала головой Оксана, позволяя девушке взять её за руку
— Слушай — внезапно остановилась девушка, обернувшись к Оксане, посмотрела ей в глаза, взяла её за руки — А может сразу ко мне, я тут все равно недалеко живу
— Да но….
— Вот и отлично — чарующей прелестью улыбки сразила она Оксану — Да не волнуйся, папа уехал в командировку, его долго не будет
— Ну, хорошо — согласилась Оксана, скрывая розовый румянец на щечках за прядью золотистых волос, прикусила краешек губы — Разве что ненадолго
— Ну, это мы еще посмотрим — ухмыльнулась девушка, хитрой очаровательной улыбкой, продолжая смотреть в глаза Оксане загадочным взглядом
— Нет, правда…
— Так все — упрекнула девушка, прислонив палец к губам Оксаны, серьезным и решительным взглядом посмотрела в её глаза
Некоторое время по напротив больницы, алее девушки шли молча, держась за руку чудесным образом, выражая таким образом симпатию друг к другу. Вскоре неописуемая природная красота начала меняться большими многоэтажками и шум природы, который больше всего слышался, сменился гулом проезжающих машин и образовавших пробку на дороге. Большие громадные здания закрывали от солнца своими тенями большие площади, поэтому и казалось Оксане по большей мере днем, а солнце только на небе. Тысячи людей шли в разных направлениях в городе, кто-то занимался дорожными работами. Неподалеку от продуктового магазина, любовная парочка парня и девушки, веселились в летнем кафе, распивая чай или кофе в пластиковых стаканах. Молодые три девушки, студентки колледжа, шли вместе по тротуары, словно не общаясь между собой, уткнувшись в свои телефоны, водили активно пальчиками по сенсорному экрану. Стражи порядка расположились в несколько метрах от огромного кольца, по которому двигался страшный поток автомобилей. Воздух в этом районе Москвы, был пропитан выходящим из паром из канализаций, углекислотных газов автомобилей, а так же разными миллионами парфюмами от людей, что тут проходили от самых низких марок, до самых изысканных. Распустившиеся березы, тополь и всегда сохраняющий красоту хвойные деревья, значительно, сильно украшали тротуар в этом районе города, растущих под тенью громадных небоскребов, возвышающихся зданий.
— Ты знаешь — решила признаться Оксана — После того как увидела этого ребенка на душе словно не спокойно
— Хм… надо же — ухмыльнулась девушка, обернувшись, посмотрела на Оксану изучающим взглядом — Уж не хочешь ли ты сказать, что ты привязалась к этому ребенку
— Типа того — ответила Оксана, проходя мимо восточной кухни, вдыхая запах готовящихся рядом шашлыков, разыграл сильный аппетит — Ты знаешь, я бы хотела своего ребенка
— Интересно — вновь применив свое сокрушительное оружие разящей улыбки, ответила светловолосая красавица, поиграв с кожей руки Оксаны коготками, как кошка с мышкой
— И поскольку ты работаешь акушером — медленно говорила Оксана, проходя мимо большой рядом растущей ели, вдохнула изысканный запах её хвои — Я бы хотела ну чтоб ты, как бы это сказать бы попроще — стесняясь посмотреть на свою собеседницу, выразила она смущение, что отразилась легким румянцем на щечках
— Ты хочешь, чтобы я провела тебе осмотр? — неожиданно светловолосая девушка, угадала мысли Оксаны
— Ну как бы да — тихо ответила Оксана, когда они подошли к пешеходному переходу
— М… очень интересно — ухмыльнулась девушка с именем Верочка — Ну раз ты так просишь, то за это придется заплатить
— Ну у меня нет сейчас с собой крупных денег — расстроилась Оксана, терпеливо выжидая на светофоре напротив, когда же загорится зеленый цвет
— А кто сказал, что речь идет о наличных — вновь восхитительная прелесть улыбки этой очаровательной девушки, порадовала Оксана
— Тогда как же я с тобой расплачусь — удивилась Оксана, наступая на пешеходную зебру проезжей части, как только загорелся нужный свет
— Я посмотрю тебя — согласилась девушка — Для начала нам бы просто необходимо было сблизиться, давай пока ограничимся кофе? — предложила она, переходя дорогу за руку с Оксаной
— Хорошо сколько ты хочешь? — глубоко вздыхая, спросила Оксана, посмотрев на свою собеседницу, что цифра ожидаемого ответа её порадует
— Правильный вопрос несколько — состроив хитрое выражение глаз и придавая серьезное решительный изъян своим губам — А чего я попрошу за это?
— Ну и чего же ты попросишь за это? — поинтересовалась Оксана, с облегчением выдыхая воздух, что денег касается не денег
— Ну… Оксана — томила она ожиданием ответа, состроив губки бантиком — Каждый из нас от этого получит свое удовольствие, но не сегодня
— Ясно понятно — подтвердила Оксана, кивком головы, заметила она через стекло большого окна шикарный красоте цветок черная орхидея, что продавалась в цветочном магазинчике — Рабочий день ведь уже закончен
— Дело не в том — тяжело вздыхая, возразила Верочка, играя кончиками коготков с золотистой прядью своих волос — Просто я сильно устала сегодня
— Я и не прошу сегодня — пожала плечами Оксана, поправляя свободной рукой, в которой не держала черный полиэтиленовый пакет сумочку на своем плече
— Ну ты меня очень заинтриговала этой просьбой — подметила выразив свою обольстительность, изумительно прекрасно подмигнула глазом
— Я знаю — взаимной симпатией улыбки ответила Оксана, стесняясь посмотреть ей в глаза
«Блядь подумать только я прошу незнакомого мне человека, провести осмотр, чтобы я была уверена, чего мне не хватает, чтобы стать мамочкой», подумала Оксана, красиво выражая в каждом своем шаге красоту эластичных бедер, стукая звонко каблуками туфель по каменной плитке тротуара.
***
Квартира прекрасной светловолосой девушки, показалось Оксане апартаментами, огромные комнаты с большими окнами, даже коридор был весьма просторным. Красивый вид из окна выходил на одну из самых оживленных улиц Москвы, за стеклом пластикового окна , которое почти не пропускало шума, кипела бурлящая жизнь столицы. Удивительный белый невзрачный цвет обоев с каким-то, банальным узоров на них в форме кувшинок, превратил всю квартиру в изумлению, от которого Оксана сама была без ума. Однако воздух в самой гостиной был спертым, немного душным, однако сладость ванили насыщала его своим непревзойденным ароматом, хозяйка квартиры, похоже, как посчитала Оксана, обожала пользоваться парфюмам с преобладанием такого сказочного запаха.
— М… какой теплый тебя пол
Удивилась Оксана, скидывая с ног черные туфли, наступила босыми ногами на приятный паркет кофейного цвета. Поставила Оксана черный пакет и свою черную сумочку на рядом стоящую тумбочку, на которой располагалась трубка радиотелефона. Изобилие роскоши интерьера украшало стены этого коридора, картины, написанные масляными красками в хорошей деревянной рамке поистине выполненной на ней сложной резкой. Все это казалось на какую-то картинную галерею или музей, на тумбочке справа от входа в гостиную стояла большая керамическая ваза, изготовленная в старом китайском стиле. Атмосфера воздуха, в прихожей этой квартиры, была пропитана ароматом мужского парфюма, напоминал бергамот, корицу и непревзойденный вкус табака.
— Да что-то жарко в квартире — согласилась Верочка — Может, стоит открыть окно?
— Нет-нет что ты — возразила Оксана, привыкшая уже к такой духоте — Мне и так нормально
— Хм… как знаешь — пожала плечами Верочка, проходя за спиной Оксаны, поставила свои туфли на подставку для обуви
Огромный встроенный шкаф, был прекрасной красоты белого цвета, а зеркало на его дверях с внешней стороны, отражали поверхность гостиной. Полка для обуви была забита женскими туфлями, однако среди них Оксана смогла разглядеть обувь отца девушки, черные мужские лакированные до блеска туфли, еще сохранившие прелесть запаха кожи. Большая арка служила входом в гостиную этой квартиры, в окна которой проникал яркий свет, озаряя всю квартиру яркостью белых слегка слепящих тонов.
— М…. папа!
Мурлыча как озабоченная кошка, говорила возбуждающей интонацией голоса Верочка, вошла в гостиную, роскошно выказывая красоту своих эластичных бедер, прошла босыми ногами по теплому завораживающей нежностью касания паркету. Девушка прошла мимо кожаного черного дивана, взмахом кончиков пальцев левой руки, она создала словно волну во время шторма, придавая таким возбуждающим действием, пышность и сексуальный объем своим волосам. Эротическим жестом, изгибая спину, выставляя всю изящность собственной прелести тела, светловолосая расхитительница, начала медленно задвигать шторы в гостиной, погружая постепенно её во мрак. Доносившейся свет с коридора квартиры, едва хватало чтобы озарить лишь половину гостиной
— Опять ушел на работу окна не закрыл, хотя знает, что я не люблю, когда так ярко
— Согласна с тобой — подтвердила Оксана, не ожидая от себя, как возбудилась движением тела этой светловолосой девушки, когда она задвигала на окнах в гостиной алые бархатные шторы
— Может, пойдем, попьем кофе? — предложила Верочка, обернувшись посмотрела на Оксану, что любовалась картиной, которая висела на стене над кожаным черным диваном — Нравиться живопись?
Спросила девушка, встав за спиной Оксаны, заметила, как она любуется картиной, на которой был изображен в море английский линейный корабль.
— Просто поразительно — согласилась Оксана, оценивая качество, как была выполнена эта работа
— Хм… не вижу в этом ничего не обычного — равнодушно ответила девушка, направляясь к выходу из гостиной — Пойду, поставлю чайник
— Я просто никогда не видела такой шикарной обстановки — призналась Оксана, склонив от смущения голову, темнота в гостиной немного начинала туманить рассудок
— Ой, да перестань, скажешь тоже — ухмыльнулась девушка, покидая гостиную
— Нет, правда — возразила Оксана, направляясь следом за хозяйкой этой квартиры, делилась она своим впечатлением — Здесь все кажется таким необычным
— Отнюдь нет
Выразила несогласие Верочки, встав у входа на развилке между туалетом с кухней и коридором, ведущим к дальним комнатам этой роскошной квартиры. Красиво изгибая спину, она опиралась, как кошка обеими руками на угол проема, завораживая Оксану игривой прелестью взгляда. Все это напоминало какую-то бурную игру романтики, страсти и соблазна, Верочка была так опрометчива, чрезвычайно грамотно себя вела, выражая красивыми эротически жестами своего тела, пыталась произвести глубокое впечатление на Оксану.
— Пойдем лучше, я тебя кофе угощу — предложила Верочка, красиво вильнув своими бедрами, направилась в сторону кухни
— Хм… что ты все меня кофе да кофе
Ухмыльнулась Оксана злорадной улыбкой, трогая поверхностью ладони изящные белые обои на стенах коридора этой квартиры, ощущая их пупырышки на коже.
— Разве хочешь чего-то покрепче?! — доносился голос с кухни, откуда в проход коридора вылетало уйма солнечного света
— Я бы не отказалась — входя на кухню, Оксана чуть прищурила глаза от яркого света — Но в другой день
— Как знаешь — улыбнулась девушка, взяв в руки керамический заварник
Поразительное сочетание белых обоев и белого гарнитура, на фоне большого окна, пропускающего огромное количество дневного света. Шикарный круглый стол стоял напротив окна, вокруг которого были расставлены удивительно белые мягкие стулья с высокими спинками. Серебристая поверхность столешниц гарнитура на кухне, была настолько чистой, словно зеркало, а блестящие золотистые ручки, на фоне падающего света, переливались разного оттенка золотистого цвета. На кухне был оживленный аромат выпечки, собравший в себя все самые изощренные вкусовые оттенки, вызывающие голод.
— Ты наверно голодна?! — заварив чай, поинтересовалась Верочка, опираясь бедрами на поверхность стола
— Была бы рада слегка перекусить
Изъявила желание Оксана, встав в проходе кухни, стесняясь войти, прикрываясь прядью золотистых волос, не могла смотреть на яркие лучи проникающего в кухню солнца.
— Ах… прошу прощения за свою гостеприимность — вздохнула Верочка, положив изнывая каким-то странным поразительным желанием руку на лоб — Прошу проходи, располагайся, я сейчас все приготовлю
— Ты ведь меня совсем не знаешь? — насторожилась Оксана, делая шаг в кухню — Откуда такие манеры?
— Наоборот — возразила Верочка, направилась на встречу к Оксане — Юлия Константиновна столько о тебе рассказывала
Светловолосая искусительница, вызывающе покачивая бедрами, подошла к Оксане, взяла её за руку. С чувством поразительного любопытства взгляда посмотрела в её лазурные сияющие отражаемого света лазурные голубые глаза. Изумительный аромат помады на розовых губах светловолосой искусительнице манил к себе вкусить его сладость.
— Что же она могла рассказать? — скрывая возбужденной похотью взгляд, Оксана посмотрела в сторону рядом стоящего справа холодильника — Ведь она меня знает не больше тебя
— Тут я с тобой не согласна — заявила девушка, отпуская руки Оксаны, повернулась к ней спиной
— И почему же? — любопытство Оксаны начало возрастать, и она направилась вслед за ней
— Да ладно брось ты — ухмыльнулась тихо, прошептала Верочка — Давай лучше позавтракаем
— Согласна с тобой — отодвигая стул от кухонного стола, Оксана поправила платье и села на него
Время длилось, словно с текучей скоростью, Оксана просидела за кухонным столом с новой знакомой около двух часов. Плотно перекусив аппетитными блюдами и закусив все это выпечкой, с хорошим сладким чаем, Оксана внимательно слушала рассказы о жизни этой девушки. Вскоре почувствовав вызывающее напряжение к этой девице, Оксана стала прикрывать возбужденный взгляд за прядью золотистых волос.
— Пойдем, я тебе кое-что покажу — предложила Верочка, вставая из-за стола, направилась к выходу
Проходя мимо стула Оксаны, светловолосая девушка, словно специально задела кружку с остатками чая, что стояла на столе. Белая керамическая кружка опрокинулась, разливая находящегося в ней остатки чая по поверхности стола. Стремительные капли разлитого чая, начали стекать со стола, падая вниз, брызги влаги с опрокинутой кружке попали на грудь Оксаны, обмочив полностью её платье. Сахарная влага начала пропитывать стремительно одежду Оксаны и её нижнее белье под платье, завораживая прохладой касания.
— Ай, что ты наделала!!! — вскрикнула и вскочила Оксана, со стула пытаясь вытереть растекающиеся потеки чая по платью
— Ой прости — словно невинно прикрыла она губы кончиками пальцев левой руки — Я случайно правда — говорила светловолосая искусительница, когда за её спрятанными губами таилась улыбка
— Как я теперь пойду?! — возмутилась Оксана, пытаясь стереть потеки чая с платья
— Давай я тебе что-нибудь подберу — предложила девушка, обвивая чарующим прикосновением руки талию Оксаны — У меня в комнате надеться платье для тебя
— Ну, пойдем — радушно согласилась Оксана, ощущая неприятную влагу чая на теле — Тем более выбора у меня нету — говорила она расстегивая пояс на платье, покидая медленно кухню
Потеки чая стекали по поверхности стола, падая на теплый паркет кухонного пола, издавая приятный стук. Пленительная душная атмосфера воздуха начала уже возбуждать, особенно в притемненной части квартиры, на обратной стороне, где солнце почти не попадало. Ощущая пылкость дыхание девушки со спины, Оксана ощутила, как сама не ожидая от себя, завела от горячего, пылкого дыхания у себя за спиной.
— Пойдем — взяла светловолосая развратница Оксану за руку — Моя комнат в самом конце коридора
— Надеюсь, ты подберешь мне нормальное платье — вредничала Оксана, кокетливо состроив лазурные сияющие блеском глазки в ответ, была сильно на взводе сексуальных страстей
Просторная по площади комната, содержала в себе атмосферу белых ярких красок, сочетание белых обоев на стенах, прекрасно гармонировало с паркетом кофейного цвета. Несмотря на просторную площадь, в комнате была одна двуспальная кровать, что стояла напротив огромного во всю высоту до пола пластикового окна, вид из которого выходил на площадь перед большим торговым супермаркетом. Большие прозрачные шторы кофейного цвета, были раздвинуты по обе стороны окна, позволяя ярким лучам восходящего солнца яростно проникать в комнату. Высокий белый шкаф, с внешней стороны дверей которого висели большие зеркала. Небольшой комод, располагался слева от входа, на котором была расположена основная масса женской косметики и парфюмерии. Сразу же на стене напротив кровати, была расположена большая плазма, внушающих размеров. Атмосфера воздуха в самой комнате была насыщена сладостью волшебной стихии ванили и цитрусовых ароматов, загадочного женского парфюма «Trouble от Boucheron», играя чувствительными интимными оттенками ванили, запах этого парфюма плавно переливал с верхними нотами цитрусовых растений.
«Интересный запах духов, должна признать она разбирается во вкусах, хотя с виду кажется серой мышкой», вдыхая воздух ртом, вошла в комнату Оксана вслед за Верочкой.
— Я ведь тебе рассказала многое о себе — заявила девушка, проходя по комнате, вызывающим манящим движением пыталась пленить Оксану — А ты почему-то не сильно-то любишь делиться секретами своей жизни
— Да просто делиться то особо то и нечем — скорчила Оксана губки от раздражения, ощущая влагу пропитавшую одежду чаем — Дай мне уже что-нибудь меня уже выворачивает от мокрой одежды
Испытывая необычайное для себя раздражение, Оксана с поразительной легкостью расстегнула пуговицы на платье. Стесняясь раздеться полностью перед девушкой, Оксана, томила себя долгим ожиданием, когда же она подберет ей что-нибудь из своего гардероба. Прикрываясь мокрой одеждой, Оксана любовалась прекрасным видом из окна, что выходил на огромный торговый центр с большой площадью, аллеями и зоной отдыха. Лучи солнечного света поразительно жадно проникали в комнату, освещая мокрое тело Оксаны, искорками сохранившей на ней капель оставшегося чая, так красиво светились на её теле.
— Это не ответ — доставая из открытых дверей шкафа белое короткое платье на вешалке, ответила Верочка, красиво повела губами — Как это у такой девушки, как ты совсем нечего рассказать?
— А что тут расскажешь, когда мама тиран и жесткий надзиратель — Оксана нервно теребила пальцами пояс своего мокрого платья
— Да ну что уж все прям, так плохо? — удивилась светловолосая девушка, положив вешалку с платьем на кровать
— Правда не сказка — улыбнулась Оксана кривой улыбкой, прикусывая краешек губы — М… какое красивое платье, я тебе обязательно его верну — повернулась она спиной к окну и увидела красивое лежащее на кровати шелковое белое платье
— Тебе правда нравиться? — спросила Верочка, взглянув на Оксану с каким-то хищным возбужденным похотью взглядом
— Ты не будешь против, если я его прямо сейчас надену — спросила Оксана, медленно подходя к кровати, опустила взгляд на пол — Блин белье под ним тоже промокло
— А вот это будет проблематично — облизывая губки встав у кровати, она положила ладони руки на большой круглый шар спинки двуспальной кровати — Ну поскольку, это моя вина трусики я тебе подберу ладно
— Только трусики? — удивилась Оксана, оглядывая в зеркале на дверце шкафа, пропитанное сыростью платье
— Ну, если ты не заметила у тебя грудь почти на размер больше моей — подметила светловолосая искусительница, пыталась, словно сжать шар спинки кровати, представляя в пылу охватившей чарующей похоти, что это грудь Оксаны — А вот одев это платье, бюстгальтер будет не нужен
— Хм… как скажешь — заерзала нервно губками Оксана — По мне почти одинаковая
— Но больше же
— Ну, может только чуть-чуть
— Что-то еще?
Спросила Верочка, проходя мимо Оксаны, позволила себе коснуться её талии сзади кончиками обворожительной нежности пальцев.
— Да нет, все нормально — ответила Оксана, теребила, нервничая кончик, надетого на ней пропитанного влагай чая платье, ожидая пока эта плутовка, покинет комнату
— Тогда почему ты не раздеваешься? — поинтересовалась девушка, импровизируя своим вызывающим телом, пытаясь завлечь внимание Оксаны к себе
— Жду, пока ты выйдешь из комнаты
— Ты что меня стесняешься?!
— Да не стесняюсь — возразила Оксана, выразив красивые ямочки на щечках, придав поразительное очертание скул — Просто подумала, может тебе будет…
— Ой… да что я там не видела — рассмеялась Верочка, достав белые шелковые трусики из отодвинутого ящика шкафа — Я на работе сколько женщин голых видела
— Ну как знаешь — равнодушно ответила Оксана, соглашаясь с мнением этой девушки
Оксана с поразительной легкостью скинула с себя мокрое платье на пол, перешагнула через него и направилась в сторону шкафа, оставив его лежать на теплом паркете, возле кровати. Ощущая жаждущий взгляд светловолосой расхитительницы на своем теле, Оксана чарующим движением покачивания бедер завела руки за спину. Медленно расстегивая застежку белого мокрого бюстгальтера, Оксана почувствовала как тиски, что сдавливали в оковах её грудь стали ослабевать. Мягкие чашечки бюстгальтера стали плавно покидать обитель нежных розовых сосков Оксаны, вскоре лямки бюстгальтера скатились по рукам и упали на пол.
— Впечатляет — похвалила Верочка, любуясь обнаженным телом Оксаны
— Очень приятно узнать, что я тебе нравлюсь — улыбнулась Оксана застенчивой улыбкой, отобразив её красоту в зеркале на дверце шкафа
— Если честно тебе признаться — глубоко вздохнула блондинка за спиной Оксаны, стоя возле кровати — Ты очень красивая
— Правда?! — хитрой улыбкой улыбнулась Оксана, касаясь коготками резинки белых мокрых пропитанных чаем трусиков
Медленно, приятная на ощупь резинка трусиков, сползала по бедрам Оксаны, завораживая легким касанием. Виляя в этот момент своими бедрами, Оксана играла с девушкой, что стояла у неё за спиной в сексуальную игру, стараясь подчинить её разум красоте своего тела. Хлопая застенчиво, ресницами удивительно красивых лазурных глаз, Оксана старалась отразить красоту возбужденного взгляда для этой девушки в зеркале на дверце шкафа, стоя к ней спиной. Плавно повинуясь рельефу бедер и ног Оксаны, белые трусики скатились на пол, когда она с застенчивой улыбкой, прикусывая краешек губы, через них переступила, сексуально сгибая ноги в колено. Оксана медленно подошла к дверям шкафа, стесняясь своего распутства, посмотрела через отражение в зеркале на девушку, что поразительно быстро и почти не заметно уже оказалась в пару метрах за её спиной.
— М… Оксана — мурлыкала, как озабоченная кошка искусительница подходя медленным шагом к Оксане — Ты прекрасна
— Если честно я немного стесняюсь тебя — призналась Оксана, прижимаясь к прохладному зеркалу дверцы шкафа
— Не стоит — обжигающим шепотом дыхания прошептала девушка, под ухо Оксане, встав у неё за спиной — Ну же повернись
— Хорошо — повинуясь просьбе этой девушки, Оксана повернулась к ней лицом, ощущая нежность рук Верочки, что обвили ей талию
Напряженный момент томящий, казался для Оксаны, длительным ожиданием, когда взгляды девушек сошлись воедино. Обжигающие дыхание белокурой искусительницы, жгло губы Оксаны возбужденным потоком воздуха с губ Верочки. Страсть в глазах девушек накалялась, но никто не решался испортить такую чудную гармонию первым. Довольствуясь лишь тяжелым возбужденным сильным порывом страсти дыханием, Оксана искушала белокурую девушку, что стояла перед ней, проявляя необузданность перед её губами, то максимально приближаясь, то ту же немного отдаляясь, потом вновь повторяя тот же трюк, забавляясь над ней. Руки Верочки с поразительной нежностью ласкали талию Оксаны, касаясь лишь кончиками пальцев её бедер. Оксана чувствовала себя змеей в объятиях нежных рук этой девушки, чарующими движением тела извивалась под действием рук её ласки. Напряженные взгляд в глазах Верочки манил подчиниться самым глубоким сексуальным фантазиям, а чарующая сладость, что веяла с её губ, дурманила рассудок Оксаны.
Оксана набралась смелости через минуту таких напряженных голодных сексуальных взглядов в ласке рук этой девушки нарушить баланс напряженного молчания. Коснувшись легонько своими губами губ необузданной блондинки, Оксана оставила на них тонкий слой собственной слюны. Медленно начиная отодвигаться от розовых манящих губ, как светловолосая искусительница ответила поразительной взаимностью, касаясь столь поразительно нежно сладких губ Оксаны. Некоторое время девушки стояли посреди комнаты, придавая ласке рук свои тела, едва лишь касались губ, легкими поцелуями без языка. Все это, в сознание Оксаны, напоминало какую-то хищную строптивую сексуальную игру, которая кружила голову в водовороте соблазнов. Прекрасная телом искусительница была без ума от тела Оксаны, то трогая в столь поразительной близости её сочную упругую грудь, то тут же перемещалась плавно по животу кончиками подушечками пальцев до эластичных ягодиц.
Продолжительные томительные минуты в ласках рук этой девушки, принудили Оксану сделать следующий шаг. Медленно Оксана стала освобождать плечи девушки от невероятно легкого белого шелкового платья, поддерживая гармонию сладостного касания губ. Ласкаясь в нежности рук этой искушающей соблазном львицы, Оксана освободила грудь девушки, от платья. Придавая ласке собственных рук грудь чудесной поразительной красивой девицы, Оксана довольствовалась бархатистостью белой как снег её кожи, после чего необычайно чувственно продолжая оголять её тело. Великолепие ловкости рук Оксаны, поразило Верочку, когда она спокойно перешагнула через лежащие на полу платье, когда она так спокойно скатилось по её ногам, повинуясь рельефу её тела. Аромат ванили от тела этой девушки в сочетании с каким-то душистым мылом, дурманил рассудок. Прелесть чудесной бархатистой кожи, от взгляда которой, Оксанам еще больше хотела поскорее оказаться, своим обнаженным телом, в оковах нежности её рук, манила к себе с новой сокрушительной сознание силой.
— Какая ты ненасытная — заявила с ухмылкой Верочка, когда Оксана вцепилась пальцами в резинку её белых кружевных трусиков
— Я же перед тобой разделась — чувствительно нежной интонацией голоса говорила Оксана, просовывая свой указательный палец промеж алых изнывающих губ
— И требовательная — чарующей красоты улыбки, улыбнулась Верочка
Оксана села перед ней, на колени, поджав под себя ноги, стянула с белокурой девушки белые кружевные трусики, не переставая при этом на неё смотреть. Придавая ласки искушенного голодного сексуальной страсти взгляда белокурую стоящую перед собой девушку, Оксана жадно стала целовать её бедра. Посыпая жаркими поцелуями ягодицы и живот распущенной блондинки, Оксана искушала её своей нежностью, касаясь огненными пылающими огнем сексуального искушения губ кожу строптивой львицы. Верочка неожиданно застонала, когда жгучие поцелуем губы Оксаны приблизились к её красивому лобку. Жарко целуя губами эрогенную зону ног белокурой девушки, Оксана, оставляя на её коже изобилие густой слюны, касаясь кожи Верочки лишь кончиком намоченного слюной языка. Аккуратно начиная кончиками пальцев ладони ласкать влагалище девушки, Оксана некоторое время одаряла её лобок жаркими поцелуями, после этого раздвинула половые губы двумя пальцами. Прикосновение прохладного языка Оксаны, пропитанного изобилием слюны, к поверхности горячего наполненного слоем тонкой влаги влагалища белокурой развратницы, заставило её издать наполненный женской чувствительной ранимой нотой сексуальный стон, открыв широко рот. Ощущая языком как наполняется и без того влагой стенки влагалища девушки, Оксана жадно впихнула в неё язык, с дикой необузданной страстью принявшись обсасывать губами клитор девушки, слегка прикусывая его зубками.
— Ты умеешь добиваться своего
Похвалила белокурая сексуальная искусительница, стоя посреди комнаты, впилась пальцами в золотистый пучок волос Оксаны, прижимая её лицо к своим возбужденным до придела половым губам с которых сочил водопад эликсира оргазма.
— Я знаю
Подтвердила, прошептав с поразительной нежностью это Оксана, хищно улыбнувшись, отрываясь от влагалища девушки, с поразительной нежностью одарила их напоследок жарким поцелуем.
— Ах… а…!
Громко простонала Верочка, когда Оксана, сидя перед ней на коленях поиграла указательным и средним пальчиками промеж стенок её насыщенного влагой влагалища.
— Тебе хорошо?
— Очень!
— Я старалась — с горячим потоком воздуха, возбужденной интонацией голоса, прошептала Оксана, медленно вставая с пола — Чтоб тебе было хорошо со мной — впадая в объятия девушки, она извергала жгучий поток пламенного воздуха в открытые розовые губы белокурой девицы
— Может, перейдем в кровать? — предложила Верочка ласковым движением кончиком языка слизывала тонкий слой слюны с губ Оксаны, обвивая нежностью своих рук её бедра
— Я согласна — застенчиво улыбнулась Оксана, скрывая за прядью золотистых волос перед девушкой, в объятиях которой находилась, распущенной своей улыбки
— Пойдем?! — одарив Оксану взаимной красотой улыбки розовых губ, тихо прошептала
Медленно двигаясь к кровати, Оксана красотой собственного тела, искушала рядом идущую с ней девушку, шикарно перед ней старалась вилять бедрами. Руки Верочки облюбовали лаской ягодицы Оксаны, жадно массируя её попку, выражая дикое возбуждение, белокурая девушка, жарко начиная дышать под ухо ей. Оксана встала возле кровати и повернулась лицом к своей искусительнице, что взглядом принуждения, в голубых глазах, которых отражался голод сексуальной необузданной страсти, вынудили её лечь на белое бамбуковое одеяло.
Прохлада поверхности бамбукового одеяла, под спиной Оксаны несколько даже возбуждало её, ласкаясь своим обнаженным телом в нежности приятно пропитанной цитрусовых ароматов и ванили постели. Строптивая искушенная похотью соблазнов светловолосая львица, словно голодный хищник забралась на кровать и встала на четвереньках над изнывающим возбужденным и полностью обнаженным телом Оксаны. Жар пламенного дыхания белокурой девицы обжигал губы Оксаны, вынуждая её раскрыть прелесть алых горячих возбужденных губ. Вновь словно игра искушения страсти воцарилась между девушками, развращенная похотью светловолосая девушка, приблизилась максимально близко к губам Оксаны, так и не пытаясь с ними слиться воедино. Голова Оксаны лежала на белой бамбуковой подушке, аромат ванили, что насытил атмосферу комнаты, обволакивал поверхность белой шелковой наволочки. Покорно стараясь смотреть в глаза белокурой расхитительницы, Оксана ощущала жар пламенного дыхания, что обжигало её губы, проникая жгучей обволакивающей прелестью потока воздуха её в рот. Повинуясь силой принуждения этой владычицы, Оксана раздвинула перед ней ноги, согнутые в колени, отдавая, таким образом, свое тело на обольщение ласке женских рук.
— Так забавно — касаясь кончиком коготка указательного пальца возбужденных алых губ Оксаны, прошептала Верочка в открытый её рот — Ощущать, как ты неровно дышишь
— Тебе нравиться меня мучать? — тихо спросила Оксана, начиная обсасывать кончик пальчика девушки, что гулял по её губам, обволакивая его щедростью богатства своей слюны
— Мне нравиться без ума твоя грудь — ответила девушка, жадно сжимая другой рукой пышную грудь Оксаны
— Я это уже…
Не дав договорить Оксане, белокурая девушка с хищной страстью впилась в её губы, искушая голодом поцелуя. Словно буря стихий разыгралась в постели девушек, они вели себя, как змеи извивались в момент сладости насыщенной невообразимой силой возбуждения, с жадностью пытались насытиться сахарной силой слюны поцелуя. Оксана, извиваясь под телом девушки, ощущая, как её язык начинал доминировать в её рту, обволакивая его изобилием густой слизистой сладостью слюны. Находясь в нежности око женских рук, Оксана чувствовала, как рука девушки сжимала её пышную грудь, пока другая рука строптивой непокорной львицы с жадностью массировала ягодицы. Через мгновение, ненасытная светловолосая хищница оторвалась от губ Оксаны, оставив её задыхаться от нехватки воздуха, жадно хватая воздух ртом.
— М…. ты меня искушаешь



Изнывала Оксана в нежных стонах, жадно глотая воздух ртом, через каждое слово, почувствовала, как горячие, пылающие огнем пламенной страсти губы белокурой девицы впились в её бархатистый розовый сосок. Одна рука этой девушки была под спиной Оксаны, жар ладони которой обжигал её кожу, а другая рука кончиками пальцев разминала половые губы начинающего накапливать влагу влагалища. Жадно обсасывая сосок пышной груди, светловолосая владычица над телом Оксаны, допускала, что изобилие густой сладости слюны, сочащееся с её губ, стало стекать по коже груди Оксаны ей на живот. Запрокинув голову назад, Оксана изнывала громкими криками мучительных сексуальных стонов, пока Верочка в этот момент очень искусно кончиками пальцев разминала мокрые губы её влагалища. Вцепившись от сильного возбуждения когтями в белое бамбуковое одеяло под спиной, Оксана сильно согнула спину, выставив всю прелесть пышной груди в лицо белокурой девушке.
— А…. ах…! — рухнула Оксана на кровать с тяжелым громким дыханием в груди, жадно глотая воздух ртом
Светловолосая владычица оторвалась с жарким, обжигающим розовый сосок дыханием от груди Оксаны, как раз в тот момент с её розовых губ почти водопадом сочилась слюна. Завораживая прикосновение, слюна девушки, падала на обнаженную грудь Оксаны, жгучим прикосновением вязкая влага доставляло неимоверное удовольствие. Посыпая градом поцелуев обнаженное тело Оксаны, девушка стремительно опускалась с груди по животу, пленила жгучим касанием мокрых пропитанной вязкостью изобилия нежной слюны губ. Томительные нежностью поцелуя обжигающие губы, медленно подошли, выстраивая дорожку нескончаемых поцелуев к лобку Оксаны. Достаточно аккуратно хитрая чертовка развела ноги Оксаны, согнутые в колени, в стороны. Обольщенная сексуальным голодом белокурая львица обвила одной рукой бедра Оксаны, стянув её тело оковами, а другой рукой, обвивая другое бедро, положила на живот, касаясь кончиками пальцев мокрого влагой влагалища. Жар пылающего дыхания с губ Верочки обжигал мокрые раздвинутые аккуратно пальцами стенки влагалища Оксаны.
— Ах… а….! — издала Оксана громкий стон, изгибая спину, вцепилась когтями вновь в бамбуковое скомканное под спиной одеяло
Жгучий прохладой слюны язык белокурой искусительницы вошел промеж мокрых раздвинутых пальцами стенок влагалища Оксаны. Горячие возбужденные порывом неутолимого сексуального голода губы белокурой хищницы стали впиваясь обсасывать губками жадно клитор Оксаны. Изнемогая громкими эротическими криками, Оксана чувствовала промеж горячих возбужденных, мокрых стенок влагалища язык неугомонной хищницы, когда её зубки начали жадно покусывать её клитор с необычайно нежностью и лаской. Испытав сильный оргазм и излив его прелесть на язык девушки, что был внутри её влагалища, Оксана рухнула на кровать с тяжелым дыханием в груди и лишенная остатка сил. Медленно чарующим движением тела Оксана стала извиваться на кровати, сладко постанывая, с жадностью массируя собственную грудь обеими руками, покорно смотрела полусонным взглядом голубых лазурных, удовлетворенных глаз на белокурую расхитительницу.
— М…. вижу, тебе понравилась — облизывая смачно губы языком мурлыкала, как довольствующаяся кошка Верочка, ложась на постель рядом с Оксаной
— Еще бы… — жадно глотая воздух ртом, улыбнулась смазливой изнеможенной улыбкой Оксана, повернувшись к ней лицом
— Поспи — предложила девушка, накрывая обнаженные их тела одеялом
— Но мне надо….
— Спи…. — усыпляющим шепотом обвивая руками, тело Оксаны вновь прошептала белокурая искусительница
Повинуясь такому внушающему и лишающему остатка сил шепота белокурой девушки, Оксана повернулась к ней спиной и сладко засопела в объятиях нежных женских рук. Жгучая прелесть эликсира испытанного оргазма, обжигало нежные приятно ноющие стенки все еще возбужденного влагалища Оксаны. Ощущая через сладкий стон, изнывающий нежными стонами, Оксана чувствовала возбужденное порывами сексуальной страсти дыхание девушки под ухом. Ласковые руки светловолосой владычицы, так жадно сковали оковами нежности её пышную ноющую легкой сексуальной болью грудь, розовые соски которой горели, испытывая до сих пор осадок прикуса женских зубок на их бархатистой коже.

***
Многотысячный поток машин насыщал московский проспект бурлящей атмосферой машин, что стремительно и оживленно жили в этом мегаполисе. Сигналы с сотней машин распространялись по всей площади проспекта диким гулом, в которой оказался несколько километровая пробка автомобилей. Яркий неистовый свет солнца, среди сотен многоэтажек был закрыт смуглым большим облаком, что нависло на небе в этой части города. Погода доказывала свое влияние над пагубной жизнью цивилизации, усиливая постоянно порыв ветра, раскачивая деревья, растущие возле тротуаров в жилой зоне, поднимая вверх легкий мусор. В воздухе царила душная атмосфера, как перед дождем,, словно не продохнуть, да еще выхлопные газы тысяч машин, вонь из канализации, едва сдерживалась массивной растительностью возле тротуаров жилой зоны, чей аромат хоть как-то пытался восстанавливать гармонию этой скудной обыденной жизни мегаполиса. Свирель сирены газели скорой помощи и яркий световой сигнал, распространялся по части проспекта, когда машина неслась по служебной полосе густонаселенной автомобильной пробке по обеим сторонам движения. На кушетки в быстро несущемся автомобиле бригады неотложки лежал машины потерпевший аварию. С тяжелым задыхающимся дыханием в груди, он тяжело дышал через рот, держась за правое ребро рукой.
— Низкий синусовый ритм — заметила Оксана показания ритма сердца на приборе жизнеобеспечения — Остановка дыхания
— Интубацию трахеи живо! — распорядилась, громко крикнув, Наталья Валерьевна
Оксана быстро взяла приспособления для «интубации трахеи», раздвинула надетыми на руках резиновыми перчатками сухие губы мужчины, начала вводить в его гортань пластиковую трубку для интубации. Пользуясь «ларингоскопом», чтобы обеспечить визуализацию ротовой полости, Оксана медленно вводила пластиковую трубку в гортань тяжело раненного пациента. Эндотрахеальная трубка медленно продвигалась через полость рта в «гортань» и между «голосовыми связками», очень плавно вошла в трахею пациента. Чтобы обеспечить правильное нахождение трубки и защитить дыхательные пути, Оксана начала раздувать воздухом из присоединенного к трубке баллона, манжету на кончике дистальной трубке.
— Тахикардия! — заметила Оксана прямую линию на приборе — Фибрилляция желудочков!
— Начинаю делать «дефибрилляцию» — спокойно ответила Наталья Валерьевна — Нужно восстановить синусовый ритм — подготавливая дефибриллятор к работе, говорила она
— Я помогу, Наталья Валерьевна — согласилась помочь Оксана, качая в одной руке баллон для интубации трахеи, другой рукой настраивала дефибриллятор
— Заряд! — распорядилась, слегка прикрикнув, Наталья Валерьевна — Разряд!
Проходящий через тело электрический заряд с дефибриллятора немного оторвал тело лежащего без сознания тело пациента от кушетки.
— Заряд! — еще раз повторила Наталья Валерьевна — Разряд!
Повторно проходящий электрический импульс через тело мужчины, частично восстановил синусовый ритм, заставив, таким образом, сердечную мышцу сердца сокращаться положенном для состояния больного ритме.
— Есть синусовый ритм — заметила Оксана на приборе пульсацию кривой
— Три миллиграмма новокаина быстро Оксана! — прокричала, убирая дефибриллятор обратно на место
— Вот готово! — доставая из шкафчика в машине шприц с новокаином, ответила Оксана
— Доставим его в скорую — говорила спокойно Наталья Валерьевна, взяв из рук Оксаны шприц с новокаином — А там пусть врачи занимаются его госпитализацией
— Понятно — уныло ответила Оксана, присаживая на свободную кушетку, склонила голову
— В чем дело Оксана? — взволнованно Наталья Валерьевна, присаживаясь рядом, обнимая Оксану за талию — Мы же сейчас только что спасли жизнь этому бедняге
— Знаю — с грустью в голосе ответила Оксана
— Эй-эй, ты чего не робей — пыталась поддержать Наталья Валерьевна, терзая аккуратно руками за плечи Оксану
— Скучно все это — ответила Оксана, начиная плавно разглаживать кончиками пальцев волнистые пряди золотистых волос — Да и как-то обыденно
— А как ты хотела? — возмутилась Наталья Валерьевна
— Хочу интересный случай — ответила Оксана, начиная теребить кончиками пальцев пеленку на кушетке, на которой сидела
Машина скорой помощи с воем сирен и световых маячков въехала на быстрой скорости в пространство больничного дворика. Бурлящая атмосфера крупного мегаполиса никогда не затухала даже в таком красивом слаженном месте. Пропуская газель скорой помощи, что въехала на больничный дворик, несколько автомобилей образовали большую колонну машин на выезд. Газель скорой помощи плавно проехала по асфальтированному покрытию дороги и достаточно быстро остановилась у крыльца отделения скорой помощи. Открывая дверь скорой помощи, уже когда санитары приемного отделения подвезли каталку, помогая пациенту перелечь на неё, когда закатили её в машину.
— Пойдем, поможем парням — предложила Наталья Валерьевна, легонько коснувшись плеча Оксаны
— Ладно — вставая с кушетки, согласилась Оксана, едва заметно кивнула головой
Приятная прохлада воздуха обдувала обнаженные ноги Оксаны, атмосфера была насыщена необычайной свежестью, сыростью напоминающей предшествие дождя. В тоже время сам воздух казался, как Оксана вышла на улицу немного душным, лишь слегка колебал пряди волнистых золотистых волосах, когда в лазурных голубых глазах отразилась смуглая пелена портящегося темными тучами неба. Воздух был насыщен больничным запахом, а так же приятной легкостью цветущей зелени и ароматов, рядом посаженных в клумбах цветов.
— Что с ним случилось?
Поинтересовался один из санитаров, когда Оксана, поднявшись по ступенькам, стукая звонко каблуками черных туфель, пока пациента закатывали по пандусу на каталке, открыла перед каталкой двери.
— ДТП средней тяжести — ответила Наталья Валерьевна — В машине у него случился анафилактический шок и желудочковая тахикардия, что вызвало фибрилляцию, мы все устранили, запишите это в анамнезе для его лечащего врача
— Это как же так его переломало? — поинтересовался другой парень, закатывая каталку в оживленный людьми коридор скорой помощи
— Без лишних вопрос — возразила Наталья Валерьевна — У пациента были проблемы с дыханием, ему возможно срочно сейчас понадобиться искусственная вентиляция легких, он без сознания
— Толян давай в свободную уже закатывай
Предложил один из санитаров, когда каталка с пациентом въехала в отделение скорой помощи, где толпы пациентов ожидали своей очереди на госпитализацию.
— Оксана иди, отдохни — распорядилась Наталья Валерьевна — Ты здесь больше пока не нужна
— Может….
— Оксана! — строго заявила Наталья Валерьевна, недовольно посмотрев на Оксану, что встала посреди зала ожидания — Я сказала, иди отдохни!
«Дура блядь ебанутая», нахмурила Оксана недовольно губы бантиком.
Приемный покой скорой помощи был в этот день заполнен людьми с разными случаями, ожогами, отравлениями, переломами и травмами, даже ушибами. Огромная масса сидящих на лавочках пациентов составляли пожилые люди, прейдя в больницу со своими проблемами, каждый из них желал выговориться перед другим. В самом отделении действительно становилось, как будто тяжело дышать, создавалось впечатление непреодолимой духоты из-за сильной большой собравшейся массы людей. Кто-то из них спокойно мирно копался в телефонах, играл пальцем по сенсору планшета, кто-то читал книгу, когда весь медицинский персонал словно бегал по коридору, то в одну, то в другую сторону.
— Вот она наша с тобой работа — коснулась Наталья Валерьевна аккуратно рукой талии Оксаны со спины — Здесь постоянно у людей самые разные проблемы от, самых серьезных до, порой мелочных и банальных
— Я заметила — скорчив губы, изображая отвращения, Оксана заметила, как несколько пожилых женщин бурно обсуждали свою бытовую жизнь
Двери дальнейшего коридора раскрылись и за открытыми дверями показались, троя врачей, направляющихся, в отделение сокрой помощи. Достаточно в возрасте мужчина, лет чуть за сорок, молодая девушка, судя по всему недавно закончила институт, не больше двадцати пяти на вид и парень лет тридцати пяти на первый взгляд с удивительными черными волосами и короткой, выполненной аккуратно прической. Вид этих загадочных специалистов своим появлением в этом отделение вызывали сильную несокрушимую репутацию.
— Кто это?! — удивившись появлению столь вызывающих к себе вниманию людей, спросила Оксана, обращаясь к своей напарницы
— Ах…. это — ухмыльнулась загадочной ухмылкой Наталья Валерьевна, поправляя челку черных волос — Элита нашей больницы диагностический отдел сердечнососудистых заболеваний и их непосредственное лечение
— Интересно к кому это они так идут? — спросила тихо сама у себя Оксана, внимательно наблюдая за тремя персонами в белых халатах, что двигались по коридору
В одной из открытых дверей кабинета Оксана заметила социального работника из службы по опеки детей, темноволосую женщину в сером делом костюме, что держала маленького ребенка на руках. Она держала маленького еще совсем ребенка на руках, когда малышка рыдала истерическим плачем, выражающим странным хрипом, схожим с отдышкой. Врачи, что ранее привлекли внимание в отделении скорой помощи, зашли именно в этот кабинет, но каким-то чудом не закрыли за собой дверь, когда Оксана подошла к лавочке и села возле открытой двери.
— Что у нас тут? — спросил, входя в кабинет, мужчина в возрасте, видимо он руководил группой этих врачей — Новорожденный младенец, Мария возьми, пожалуйста, карту ребенка, изучишь её в кабинете, и так что беспокоит ребенка?
— Арина….
Услышанное имя выбило Оксану из колеи, ведь именно таким именем она назвала родившуюся малышку у пьяной роженицы, что лишили родительских прав еще в роддоме, хотя она сама отказалась от ребенка.
— Сколько вы говорите? — обратился мужчина, осматривая месячную девочку на пеленальном столе — Малышка отроду и вы говорите, она была рождена в этой больнице
— Да чуть меньше месяца — ответила женщина — У девочки заметны признаки отдышки и явный цианоз кожи младенца, это может быть из-за её матери
— А что не так с её матерью? — спросил другой врач, темноволосый парень встав возле своего коллеги, внимательно посмотрел на ребенка
— Понимаете, эта девочка родилась при весьма странных обстоятельствах
— Какого рода? — спросила блондинка врач, держа карту анамнеза девочки в руках
— Насколько мне известно, мать отказалась от ребенка еще в роддоме, да она была пьяная на самих родах, к тому же роды принимала, как мне уже потом рассказали какая-то девочка фельдшер
«Аришка!», тихо шепотом произнесла это имя Оксана, прикрыв ладонями обеих рук губы
— Смотрите Валерий Валентинович у девочки на левом плече весьма странная родинка — обратила свое внимание светловолосая девушка врач, указывая что-то там пальцем на тело малышки
— Нам стоит определить этот врожденный порок девочки — обратился Валерий Валентинович к своим интернам — Сделайте рентген грудной клетке и ЭКГ
— Предположительно «общий артериальный ствол», мог бы иметь схожую симптоматику
— Не стоит так пренебрегать — возразил Валерий Валентинович, сделав замечание своему интерну, искоса из-под стекол своих очков посмотрел на парня — К тому же я отнюдь думаю что это….
— «Дефектмежжелудочковойперегородки» объясняет отставание в развитии отдышку, цианоз, потерю веса, а так же потливостью что у вас на пальцах рук
Объяснила Оксана, входя в кабинет открытой двери, смотря, как парень что дотронулся до лба девочки, протирал пальцы от какой-то смазки салфеткой, что взял из коробки на соседнем столе.
— Оксана ты, что твою мать делаешь?! — возмутилась, прошипев, как змея вбегая в кабинет, Наталья Валерьевна, схватила Оксану за руку, почувствовала себя неуютно
— Чаще всего дефект межжелудочковой перегородки является следствием нарушения эмбрионального развития и формируется у плода при нарушениях закладки органов
Говорила Оксана, пытаясь привлечь к себе внимание, когда Наталья Валерьевна тянула её за руку, выталкивая из кабинета.
— Поэтому дефекту межжелудочковой перегородки часто сопутствуют другие сердечные пороки….
— Что вы знаете о дефекте межжелудочковой перегородке? — спросил, внезапно обернувшись Валерий Валентинович — Да и кто вы собственно такая?
— Простите доктор — неловко чувствуя себя, говорила Наталья Валерьевна, держа крепко Оксану за руку — Эта девочка фельдшер, работает вместе со мной на скорой помощи….
— Врожденная внутрисердечная аномалия, характеризующаяся наличием сообщения между правым и левым желудочками — игнорируя своего напарника, продолжила активно отставать свою позицию Оксана — Поймите, он объясняет все, проведите рентген всей грудной клетки, сделайте ЭКГ или хотите я сама этим займусь
— Еще чего? — возмутился парень, посмотрев на Оксану с весьма гордой самооценкой — Чтобы какой-то фельдшер участвовали в дифференциальном диагнозе
— Успокойся Роман — возразил строго Валерий Валентинович — Эта девочка еще и не участвовала в дифференциальном диагнозе, а выдвигает теорию обоснованную лучше твоей, к тому же её упорство доказывает насколько сильно, она готова отставить свою позицию
— Уж не думаете ли вы….
— Скажите как вас там…
— Оксана — замешкала Оксана, называя свое имя не решаясь покидать кабинет — Орлова Оксана Владимировна
— Скажите Оксана Владимировна — обратился Валерий Валентинович — Вы когда-нибудь участвовали в дифференциальных диагнозах, или может быть, вам как-то удалось по-другому выдвинуть столь обоснованную и хорошо доказанную теорию
— Я училась на факультете сердечнососудистой хирургии — пояснила Оксана — Еще на первом курсе меня освободили от занятий и приняли ассистентом — Состояла в диагностическом отделе сердечнососудистых заболеваний, что брали только исключительно сложные случаи
— Скажите, а кто был ректором вашего института? — поинтересовался Валерий Валентинович
— М… Виктор Валентинович… — немного помешкала Оксана, чувствуя какое сильное давление со стороны
— Постойте-постойте! — возразила женщина социальный работник, встав посреди кабинета, тем самым вызвала череду ненужного к себе внимания — Вы, что собираетесь взять эту девицу к себе?
— Так все ясно — схватила Наталья Валерьевна Оксану за руку, применив достаточную силу, вытащила её из кабинета — Пошли отсюда, что ты вечно суешь свой нос не в свое дело
— Постойте! — вышел сразу же из кабинета Валерий Валентинович — За все эти годы я работал с разными людьми но не в одном из них я не увидел причем сразу ничего, как за одну минуту разговора с этой девушкой
— Что вы хотите этим сказать? — улыбнулась застенчиво Оксана, вырывая свою руку из рук Натальи Валерьевны
— Прошу пойдемте все к заведующему больницей
— Это еще зачем? — возмутилась Наталья Валерьевна
— Этой девочке место выбивать в моем отделе — строго дал понять этот мужчина, недоверчиво посмотрев на Наталью Валерьевну
— Но как что так сразу? — испугалась, вспомнив на каких условиях, её взяли на работу в эту больницу
— А вас что-то смущает? — поинтересовался Валерий Валентинович
— Ты же хотела интересное дело — подтолкнула Наталья Валерьевна — Вот твой шанс иди с ним
— А вы не пойдете? — еще больше испугалась Оксана, зная строгость заведующего этой больницей
— Прошу вас — обратился Валерий Валентинович к Наталье Валерьевне — Ваша поддержка будет очень кстати для этой девушке
— М…. вот знала, что ты доставишь мне проблем и все равно согласилась с тобой работать — радушно улыбнулась женщина, взяв дружественно Оксану за руку — Пойдем уже
— Мария! — обратился Валерий Валентинович к девушке интерна, что держала на руках маленькую девочку — Оформляйте госпитализацию ребенку, проводите все то что я вам сказал и ждите нас в кабинете — распорядился он, продолжая дальше свой путь по коридору отделений скорой помощи

***
Просторный кабинет заведующего больницей, вид из больших окон, которых выходил на прекрасный зеленый парк, вокруг больничной зоны отдыха. Роскошная кожаная мебель, большой продолговатый стол, выполненный из дорого красного дерева, вокруг которого были расставлены черные офисные стулья. Удивительный чистый пол, паркет которого напоминал цвета кофе с молоком, отражал падающие проникающие через стекло большого окна, падающие лучи солнечного света. Атмосфера воздуха в кабинете была пропитана запахами бумаги, черным молотым кофе с удивительно терпким вкусом, конечно же, мужской свежести парфюмерии, сам воздух казался свободным и достаточно приятный по чистоте для дыхания. Работающий кондиционер, в дальнем левом углу кабинета, создавал в этом кабинете оптимальную температуру, при которой можно было ощущать все удобства комфорта. На маленьком столике возле кожаного дивана, лежали разного рода журналы по медицине, один из которых был открыт, с нарисованной картинкой, на которых была изображен человеческий мозг прилегающими к нему огромной сетью нейронов.
Оксана сидела на одном из офисных стульев на дальнем конце стола от этого мужчины, прошлая с ним встреча при устройстве на работу не прошла успешной. Нервно сминая кончик бумажного листка, Оксана старалась успокоиться, пыталась своей гордой самовлюбленной улыбкой не подавать вида, что волнуется. Наталья Валерьевна села напротив, пробуя на вкус чашку приготовленного для неё молотого кофе. Валерий Валентинович встал у окна любовался теплым и приятным днем, погода которого поразительно восстановилась. Заведующий больницей сидел за компьютером, достаточно умело набирая какой-то текст на клавишах клавиатуры, он внимательно при этом по несколько раз смотрел в монитор, нервно почесывая кончиками пальцев, свободной руки, свои черные густые волосы на голове.
— Не понимаю, чего мы ждем?! — возразил Валерий Валентинович — Я давно вам говорил Валерий Иванович, что мне нужен еще один интерн, мои люди не справляются
— И вы, конечно же решили выбрать Орлову — возмутился заведующий — Вы в своем хоть уме, почему из тысячи возможных кандидатов, почему именно она?
— Я не понимаю Валерий Иванович! — зацепилась Оксана за слова заведующего больницей — Чем я так вам именно не угодила, я работаю, делаю что полагается по малой ставке, хотя у меня диплом с отличием
— Именно!
Дверь кабинета открылись, когда в них вошел человек, которого Оксана никак не ожидала увидеть, бывшей ректор института в котором она училась. Высокопоставленный человек в сером деловом костюме, пошив которого, судя по тому, как обратила внимание на материал, очень дорого стоит. Черные, остроносые, лакированные туфли, как не странно весьма галантно сочетались с этим костюмом. За прошедшие несколько месяцев после окончание института, Оксана заметила на висках этого мужчины признаки седины, что слегка скрашивали его темные волосы. На этот раз Виктор Валентинович решил крайне удивить своей загадочной силой аромата парфюма «Acqua di Parma Colonia Intensa», сокрушительная сила базовых нот этого запаха была кожа и мускус, завершающий подчеркивающий уникальность вкусового оттенка в этой одеколоне был кориандр и американский сандал.
— Гражданка Орлова с отличием — говорил с гордостью, входя в кабинет, ректор института, где училась Оксана — Повторяю для всех вас, с отличием закончила, наш институт, что большая редкость и гордость для всех нас этого студента
— Это мы уже поняли Виктор Валентинович — сделал улыбку отвращения, мило пытаясь из-за всех сил улыбнулся заведующий больницей — Вы просили позвонить, если возникнут у нас разногласия с вашей студенткой, так вот я хочу её уволить
— Назовите хотя бы одну причину, за что вы её увольняете?! — возразил Виктор Валентинович, подходя медленно к Оксане с радушным приветливым взглядом
— Вы же ну думаете…. — хотел коварно улыбнуться заведующий больницей
— Оксана Владимировна, рад вас видеть — взял он руку Оксаны и нежно её поцеловал на глазах у всех, от чего сам Валерий Иванович словно проглотил язык
— Нет я конечно знал что вы заодно с Орловой Виктор Валентинович — возмутился таким жестом Валерий Иванович — Послушайте ввиду нашей старой с вами дружбы, я не уволил Орлову только потому что, отношения с вами Виктор Валентинович мне сильно дороги
— Хорошо давайте напрямую? — спокойно говорил ректор института, отодвигая свободный стул слева от Оксаны — За что вы хотите уволить Оксану Владимировна?
— Да хотя бы за то что она чуть своим поступком не испортила репутацию вашему институту
— Тем что закончила его с отличием? — усмехнулся ректор, понимая явно, на что он намекает, своими высказываниями — Поверьте таких как Оксана Владимировна единицы, да их просто вообще нету, я просто не понимаю, как такая девушка, может у вас работать фельдшером
— Она имело тесный контакт с наркотиками! — возмутился заведующий строго посмотрев на Оксану, что с довольной, гордой самовлюбленной улыбкой, могла просто спокойно лживо улыбаться такому нахальному мужчине — К тому же она сама их употребляла
— Одну таблетку — снова забавно ухмыльнулся ректор — И что вы хотите этим сказать Валерий Иванович, вы зачем сюда меня вызвали, я проехал сюда пол Москвы, чтобы поговорить с вами о том, что и так известно
— Вы сказали, что если возникнут проблемы по поводу вашей Орловой — заведующий больницей был вне себя от ярости — То я могу сразу же звонить вам
— И в чем же проблема? — не понимая, о чем говорит этот мужчина, ректора это все крайне начало раздражать, когда он начал спокойно постукивать пальцами по столу, чтобы усмирить свой гнев
— Валерий Иванович! — вмешался внезапно в разговор Валерий Валентинович — Просто скажите ему, что я хочу, чтобы Оксана Владимировна работала у меня интерном
— Ах… вот оно в чем дело — мило рассмеялся ректор — Отдел диагностики сердечнососудистых заболеваний и как же я сразу же Валерий Валентинович вас не узнал, рад встречи!
— Я тоже рад — направился этот человек чтобы лично пожать руку ректору института — Понимаете, мы расследуем дело недавно родившейся девочке, что появилась на свет при весьма загадочных обстоятельствах
— Оксана не хочешь ничего добавить — привлекла такими словами Наталья Валерьевна очень большое внимание на Оксану
— Мне кажется Оксана Владимировна — с радушной улыбкой обратился ректор к Оксане, взяв её за руку — Вам есть, что нам тут всем сказать
— Это я принимала роды у той ненормальной!
— Что вы хотите этим сказать?! — удивился Виктор Валентинович
— Да все именно так! — возмутился еще больше заведующий больницей — Я уже объявил выговор заведующему родильным отделение за такое грубое непростительное правонарушение
— Вот уж не думал — рассмеялся ректор института — Что у вас теперь роды может принимать фельдшер на скорой
— А почему нет! — возразила Наталья Валерьевна — В экстренных случаях, сами понимаете, у нас бывают подобные казусы, когда мы принимали роды на дому — восторженно говорила она, отпивая с кружки, что держала обеими руками, кофе мелкими глотками
— Орлова не должна быть в родильном отделении и принимать роды! — возмущенно заявил заведующий больницей — Вышла нелепая случайность, где каждый понес свое наказание за это
— Кажется, там у этой женщины не все в порядке с документами было — пояснила Наталья Валерьевна
— Ошибаетесь Наталья Валерьевна — выразил свое несогласие Валерий Иванович — У этой девушки, как вы говорите с документами был полный порядок, медицинская страховка ОМС и даже родовой сертификат у неё был хорошо заполнен и даже какая-то еще была, как мне кажется страхование жизни
— Откуда?! — возмутилась Наталья Валерьевна, поставив чашу с кофе на стол — Откуда у неё нашелся родовой сертификат?
— Это уже не ваше дело — строго заявил заведующий больницей — Юлия Константиновна ответит еще за халатность в отношении этой женщины, она вообще не должна была её покидать в такой момент
— Какой момент?! — рассмеялась громко Наталья Валерьевна — Да вы её хоть видели, да она едва на ногах стояла
— В таком состоянии мало бы кто стоял на ногах — заведующий больницей стоял на своем — Она почти не родила, пока вы её там везли
— Так все хватит! — возразил ректор института — У меня и так полно дел, знайте я вам так просто не дам уволить Оксану Владимировну — заявил он вставая со стула
— Но мне нужна эта девушка! — дал понять Валерий Валентинович, что ему нужен еще один интерн
«Мда… скора этот старикашка наконец-то сломается», коварно улыбнулась Оксана, замечая поддержку со стороны общественности.
— Хорошо! — тяжело вздыхая, согласился заведующий больницей — Знайте, Валерий Валентинович что натворит Орлова будет на вашей совести и на вашей Виктор Валентинович, вам это ясно?!
— Вы мне, что угрожать вздумали?! — вспылил громко возмутительно, прокричал ректор института
— Отнюдь нет!
Быстро успокоился, поправляя себя Валерий Иванович, понимая, что позволил лишнее своему вспыльчивому характеру.
— Да и еще вот что Валерий Валентинович, если Орлова распутает это дело и поможет ребенку, вы станете сами её интерном, это вам так на заметку, теперь все свободны
— Если оно так и будет — нерешительно запинаясь, говорил Валерий Валентинович, ощущая на себе всю массу давления общественности — Я с радостью уступлю ей место заведующего моим отделением, если такое произойдет
— Вы сами это сказала Валерий Валентинович — предупредил заведующий больницей, постукав несколько раз кончиком ручки по столу — Потом обижаться будет не на что
— Поздравляю, Оксана Владимировна! — с гордостью ректор пожал руку Оксане — Я знал, что когда-нибудь у вас будет еще шанс себя проявить, как это вы сделали у нас в отделении
— Спасибо Виктор Валентинович — ощущая крепкое рукопожатие этого мужчины, Оксана встала со стула, застенчиво ему улыбнулась
— Что же Оксана Владимировна — подошел сзади со спины Валерий Валентинович — У вас появился шанс показать себя, прошу проследовать за мной в мой кабинет
— Мда… Орлова — обратился заведующий больницей, как только Оксана подошла входным дверям его кабинета — Ваша зарплата фельдшера останется на том же уровне, мне все равно интерн вы или фельдшер, пока вы работаете в этой больнице, вам поблажек не будет
— И чем я только вам так насолила? — тихо прошептала Оксана, когда Валерий Валентинович открыл перед ней дверь
— Был рад повидаться с вами Валерий Иванович — с сарказмом в голосе поделился впечатлением, пожав руку заведующему больницей, ректор института
— Что же придется мне искать себе нового напарника — с чувством гордости сказала Наталья Валерьевна, покидая кабинет вместе с Оксаной
— И я уверена — говорила, радостно улыбаясь Оксана, глубоко вздыхая при этом — Что вы совсем скора решите эту проблему
— Эх… Оксана — обвила талию Оксану эта женщина прижала её к себе — За время работы я привыкла к тебе как ни к кому другому, тяжело вот так вот расставаться
— Вы так говорите как будто на совсем
— А что разве нет?!
— Хм… время покажет — ощущая нежность теплых женских объятий, Оксана немного почувствовала себя некомфортно, перед взглядами взрослых мужчин
— Пойдемте Оксана Владимировна — обнимая за плечо Оксану, говорил тихо Валерий Валентинович, направляясь по больничному коридору — У нас с вами много работы
Активная бурлящая жизнью атмосфера кипела на этом этаже, где сосредоточилась администрация больницы, каждый бегал из кабинета в кабинет, держа в руках по нескольку листов бумаги. Из открытого окна в больничном коридоре веяло свежестью цветущей зелени и так приятно пахло ароматом черемухи и сирени, затмевая бумажный запах в коридоре. Легкое колыхание сквозняка в коридоре лишь слегка колыхало золотистую прядь волос Оксаны и кончик её белого халата. Внутри Оксаны как будто все трепетало, словно жизнь начала меняться, ребенок, который стал для неё дорог, теперь пациент, отдела в котором она будет работать. Волнение волной стихии захлестнуло её сознание, но поддержка людей, которые верят в Оксану, придавало еще больше непоколебимости к способу достижения цели.
«Блядь да что мне так неспокойно на душе», тяжело вздохнула Оксана, любуясь прелестью отблеска на стекле пластикового окна больничного коридора.

***
Просторный кабинет с большими пластиковыми окнами, жалюзи которых были прикрыты наполовину, вмешал в себе достаточно уютный для работы в нем интерьер. Не смотря на почти задвинутые жалюзи, атмосфера в кабинета была светлая, серые обшитые гипсокартонном стены кабинета, придавали ему весьма деловой вид, а так же при хорошей освещенности натяжных потолков, несколько при давали ему светлые благоуханные тона обстановки. Весьма красивый длинный деревянный стол, был щедро покрыт лаком, при попадании на него света с ламп натяжных потолком излучал красивый отблеск, в глазах Оксаны. Удобные черные офисные стулья с мягкой спинкой, были расставлены по периметру этого продолговатого стола, что стоял в центре кабинета. Изящный изумлению серебристый гарнитур, стоял в дальнем левом углу кабинета, на столешницах которого был размещен блестящий металлический электрочайник, кофейный набор с банкой кофе и разные сорта рассыпного чая были рассыпаны в металлические красивые коробочки. Воздух в кабинете был насыщен прелестью запаха черного молотого кофе и на удивление ароматного чая с корицей. Справа на стене, относительно входа в кабинет стоял большой шкаф с библиотекой, содержание шикарных в нем книг, могло пригодиться врачу в этой области, тем более как удобно они были расставлены, каждая полочка, и каждая ячейка шкафа была четко подписана, каждая книга находилась четко на своем месте.
— Оксана Владимировна вот попробуйте — обратился Валерий Валентинович — Чай с корицей, вам поможет сосредоточиться
— М… какой вкусный запах — похвалила Оксана, почувствовав притягательность этого запаха сидя на стуле за большим столом
— Можете ознакомиться с картой анамнеза пациентки — предложил мужчина, подавая в руки Оксане кружку приготовленного горячего ароматного чая
Дверь кабинета плавно открылась, на пороге появилась уже знакомая блондинка врач, из команды врачей по диагностике сердечнососудистых заболеваний. Следом за девушкой перешагнул порог темноволосой парень, с угрюмым и уставшим лицом. Появление врачей, несколько смутило Оксану, заставило её быть немного застенчивой по отношению ко всей команде незнакомых пока что ей людей. Проявив гордость и хладнокровие, Оксана не подала вида, что стесняется этих людей, положив ногу на ногу с милой улыбкой, поднесла горячую белую керамическую кружку к алым блестящим губам.
— И так что нам известно — говорила блондинка поразительно милым нежностью женского голоса, проходя мим стола — У ребенка мать алкоголичка
— Еще не доказано что — возразил парень, подходя к столу отодвигая свободный стул — Что мать не подцепила вирус краснухи
— Это исключено! — не согласилась с утверждением Оксана, смакуя во рту кисло-сладкую прелесть заваренного чая — Я сама лично осматривала эту женщину
— Валерий Валентинович! — возмутился парень, обратив не дружелюбное внимание на Оксану — Вы, что в самом деле взяли эту выскочку
— Попрошу не отвлекаться — строго посмотрел этот мужчина на молодого парня — Что нам известно из собранного анамнеза Мария?
— Вы что издеваетесь?! — вскрикнула возмущенно Оксана, вскакивая со стула, чуть не разлив на свой белый халат, находившейся чай в кружке — Дайте мне диагностировать дефект межжелудочковой перегородки
— Хм… и что нам теперь её слушаться? — поинтересовался темноволосый парень Роман, взяв со стола чистый лист бумаги и начал растирать
— Вообще-то — склонив голову, словно застенчиво говорила Мария — Проблему при госпитализации с женщиной из соц.....
— Мария не сейчас! — возразил Валерий Валентинович
— Как вы не понимаете — повысив тон голоса, обратилась Оксана ко всем присутствующим в кабинете — Если это дефект межжелудочковой перегородки я сразу же смогу его распознать и мы начнем лечение
— Хорошо — вспылил Валерий Валентинович — Если вы считаете, что этот порок сердца убивает девочку, делайте идите рентген грудной клетки ребенку и ЭКГ
— А что мы разве не команда?! — удивилась Оксана, посмотрев на каждого в кабинете удивленным взглядом, держа карту поступившего младенца в руках
— Это ваша теория Оксана Владимировна — не согласился этот мужчина — Вам её и проверять, данные к вечеру о рентгенографии грудной клетки и ЭКГ ко мне на стол
— Нет-нет стойте! — возразила Оксана, обходя стол, высокомерно подняла подбородок — Вы все-таки не хотите уступать мне свое место…
— О чем она говорит?! — возмущенно спросил парень, перелистывая листок карты пациента, что лежала на столе
— Но ведь перед заведующим просили именно меня взять вашим интерном — хитрой улыбкой, Оксана состроила свои губы, прикусывая краешек губы
— Чего вы хотите Оксана Владимировна? — спросил прямо Валерий Валентинович
— Дайте мне человека — выразила Оксана свои желания милой обольстительной улыбкой, присаживаясь на краешек стола — Хотя бы одного и я распутаю это дело, а место руководителя оставьте себе, меня интересуют лишь интересные случаи
— О чем она говорит?! — уже более громко просил парень вставая со стула на котором сидел
— Я не дам вам человека Оксана Владимировна — отклонил этот мужчина просьбу Оксаны — Мы займемся своей теорией, а вы своей, кто победит того и будет это место
— Валерий Валентинович! — Оксана решила пойти в лобовую словесную атаку, выражая крайнюю раздражительность, она грозно посмотрела на него — Вы бы просто не стали просить за меня, значит вам это зачем то нужно было
— Мы сейчас о пациенте говорим или что? — неожиданно проявила интерес Мария — Если о пациенте, то у нас проблема с социальным работником по опеке
— Какая еще проблема?! — раздраженно спросил Валерий Валентинович
— Она была весьма встревожена тем что мы….
— Так хватит!
Не став дальше слушать такие мелочи, возразил Валерий Валентинович, взяв черный маркер со стола, направился к белой доске, что стояла в центре кабинета у большого пластикового окна.
— Оксана Владимировна — повторился еще раз этот мужчина — Я кажется, дал вам время до вечера провести все необходимые вам обследования и принести их результаты с вашими объяснениями безумной теории, которой нам всем кажется очень интересной
«Самодовольный дурак!», вспылила Оксана, поджав от обиды нижнюю губу, обиженным взглядом посмотрела еще раз на обидчика, схватив карту со стола направилась к входной двери.
— Мария — обратился Валерий Валентинович к своему интерну, встав у белой доски, задергивая одной рукой жалюзи на окне — Вы не покажите нашей Оксане Владимировне палату в которой располагаются наши пациенты
— С удовольствием!
Милейшая улыбка на губах этой очаровательной девушки поразила Оксану абсолютной формой, а красивое очертание глаз, в глубине серого цвета которых, отражался блеклый едва заметный голубой оттенок. Направляясь к дверям кабинета, Оксана была крайне раздражена тем, что придется все делать самой, сдерживать свой порыв накопленной ярости оказалось сложнее. Открывая дверь в пылу разъяренного гнева, Оксана с грохотом её тут же захлопнула за собой.
— Оксана Владимировна подождите меня — выбежала вслед за Оксаной девушка из кабинета
— Самодовольный дурак — возмущенно шепотом прошипела с ненавистью Оксана — Ничего я ему докажу — распущенные пряди золотистых волос придавали еще больше сексуальный образ
— Я не знаю стоит ли вам это говорить — говорила девушка быстрым шагом догоняя Оксану — Но у малышки, когда мы её госпитализировали проявлялась осиплость голоса при плаче, так же обширный цианоз кожи рук и ног
— Хм… возможно при её рождении я приняла это за обвитие
— Так у неё было обвитие? — удивилась Мария
— И вдобавок к тому еще тяжелая стадия гипоксии — пояснила Оксана, шикарно выражая при каждом шаге свою красоту фигуры роскошно виляя бедрами — Когда проводила предродовое УЗИ, я заметила, плацента была сильно испорчена перед родами
— А что известно о матери? — поинтересовалась Мария
— Да пропитая алкашка — рассерженно ответила Оксана — В какой-то дряхлой общежитии с каким-то алкашом была
— Мда… это уже не удивляет
— Меня удивляет — взбесилась Оксана, сжимая крепко пальцами рук медицинскую карту малышки
— Ты давно живешь в Москве?
— Лет шесть наверно — ответила Оксана, когда девушка перед ней открыла двери в отделение кардиологии — М…. как красиво
Отделение сердечнососудистой хирургии и диагностики, было выполнено в этой больнице по высшему стандарту, огромные пластиковые окна в коридоре этого огромной по площади помещения пропускали достаточно лучей солнечного света. Бетонные стены были покрыты каким-то полипропиленовым материалом, схожим с офисной отделкой. Белый пол был выложен большой кафельной плиткой, отражая ярко падающие, проникающие через стекло большого окна лучи света. Огромная площадь этого помещения вмещала, слишком большое количество больничных палат, помимо многочисленного количества медсестер, одна из них постоянно дежурила на посту медсестры, что-то активно набирая на клавишах клавиатуры, рыжеволосая девушка смотрела напряженно в жидкокристаллический монитор.
— Когда я в последний раз видела девочку в родильном отделении — говорила Оксана, прикрываясь ладонью от яркого солнца, проникающего через стекла в коридоре — У неё были ярко выраженные признаки тахикардии, по тому, как она неровно дышала во сне я…..
— Возможно, вам стоит Оксана Владимировна самой еще раз увидеть девочку
— Послушай — взяла Оксана девушку за руки и встала перед ней, посмотрела искренне ей в глаза
— Вы что-то хотели мне сказать? — спросила девушка, когда Оксана замешкала с подбором слов
— Можно просто Оксана — предложила Оксана, отпуская руки девушки, повернулась к ней спиной, встав в пол оборота, положила руку на бедро — И давай, пожалуйста, на ты
И чтобы убедиться в намерениях и желаниях этой девушки, легонько перед ней чуть оголила красоту своего бедра, сжав в кулак кончик своего белого халата. Сжимая крепко в руке кончик халата, оголяя бедро перед девушкой, Оксана закрыла глаза, ощущая глубоко вдыхая воздух ртом, чувствовала ароматное мыло, прошедшей рядом медсестры. Томительное мгновение, показалось Оксане вечностью, прежде чем она открыла вновь глаза, закрывая рот и разжимая скомканный в руке кусок белой ткани халата.
— Оксана! — обратилась девушка, встав перед лицом Оксаны — Все хорошо?!
— Мда… просто — Оксана немного томила с ответом — Просто пойдем, покажешь палату девочки
— Хм… как скажешь
Застенчиво улыбнулась девушка, словно случайно позволила себе роскошь дотронуться до оголенного бедра Оксаны тыльной стороной ладони, когда заманчивой походкой проходила мимо.
«Блядь да что меня все к девкам-то тянет, ну эта хороша чертовка», подумала Оксана, отражая в голубых лазурных глазах отблеск проникающего падающего света через окно в коридоре.
Палата месячной девочки располагалась не так далеко, вскоре через несколько секунд мучительной ходьбы, девушка подошла к пластиковой двери, напоминающей вход в офисный кабинет, с небольшим стеклом внутри неё, для обзора комнаты. В палате за ребенком постоянно наблюдала медсестра, что сидела на стуле в углу, небольшой комнаты водила пальцем по сенсору своего телефона. Воздух в палате был слегка душным, никакого постороннего запаха, никаких средств химической обработки палаты, а так же посторонних запахов. Жалюзи большого пластикового окна, были слегка открыты, пропуская ту малость частички солнечного света в палату младенца. Основным освещением оставались лишь пару светильников люминесцентных ламп, что висели на хорошо пробеленном известкой потолке.
Младенец возрастом буквально с месяц лежал в маленькой кроватке, издавая хрипы в момент учащенного дыхания. В маленькой ножке младенца была вколота игла, через которую поступал, в его крошечный организм, физиологический раствор. На лице ребенка была маска, позволяющая ему дышать. Показания прибора жизнеобеспечения, показывали, как буйствует тахикардия, в выраженном в синусовом ритме, что наводило на мысль о явной «сердечнойнедостаточности». Обходя кроватку младенца, Оксана заметила как сильно, малышка открыла глаза и тут же заплакала, показывая осиплость голоса во время плача.
— Надо покормить — вставая со стула, ответила медсестра, откладывая на подоконник окна, возле которого сидела, свой телефон
— Хм… странно — усомнилась Оксана глядя на показания прибора — Признаки гипертрофии и заметный перегруз правого желудочка, что указывает на легочную гипертензию
— Умно — похвалила белокурая девушка, встав за спиной Оксаны — Как догадалась?
— Это говорит нам что — оценивая кардиограмму, постоянно подключенных к малышке датчиков, размышляла Оксана — Есть небольшое отклонения, связанное с утолщением левого желудочка и левого предсердия
— Что же придется сделать рентген грудной клетки малышки — предложила Мария
— Не стоит! — возразила Оксана
Представляя в голове сердце малышки и пульсирующий по нему проток крови, Оксана смогла догадаться по показаниям датчиков жизнеобеспечения, что сердце ребенка значительно увеличено. А в сосудах легких, снабжающих их кровью, Оксана смогла предположить, что там застой крови, вплоть до отека легких. Причина, что вызывала столь сильную легочную гипертензию, оставалась неясна, а так же за счет чего наблюдается такое увеличение левого желудочка и левого предсердия, увеличивая тем самым всю нагрузку на правое.
— Мне нужно пообщаться с матерью этого ребенка
— Её же лишили прав — напомнила еще раз Мария — Какой смысл с ней общаться?
— Мне нужен полный анамнез её родителей
— И что ты собираешься делать, когда их найдешь? — спросила девушка, когда Оксана направлялась к выходу из палаты
Плач маленькой малышки уже становился невыносим, пока медсестра копалась, в ящичках небольшого стола в палате, чтобы приготовить ребенку смесь. Оксана не могла спокойно думать, когда ребенок, вел себя так неспокойно и громко плакал, издавая хрипы и осиплость голоса во время бурной детской истерики. Мучительные движения ребенка в кроватки, причиняли боль и страдания Оксане на эмоциональном уровне, поэтому она решила в спешке покинуть палату.
— Назначьте ребенку вазодилататоры — распорядилась Оксана, открывая легким нажатием на пластиковую ручку входную дверь палаты — Думаю, на ранних стадиях очень эффективно должен помочь «гидралазин»
— Ты надеюсь, понимаешь — пытаясь добавить к этому, не согласилась девушка — Что пытаясь бороться с легочной гипертензией, мы не решим основную проблему
— Не решим! — согласилась Оксана, прикусывая от волнения глядя на ребенка краешек губы — Но это даст нам какое-то время, на то чтобы её дифференцировать от других схожих врожденных пороках сердца
— Надеюсь, ты знаешь что делаешь — предупредила Мария — Я скину тебе адрес матери по смс сообщению на твой телефон — после чего Оксана покинула палату, закрывая плотно за собой дверь
— Я тоже на это надеюсь
Тихо прошептала Оксана, чем привлекла внимание проходящей мимо медсестры, что держала в руках ступку амбулаторных карт. Застенчиво улыбнулась Оксана девушке, что так подозрительно на неё посмотрела сквозь стекла своих очков, направилась дальше по коридору к выходу из отделения. Ощущая внутреннее переживания, из-а плача ребенка, Оксана нервно покусывала губу, звонко стукая каблуками черных туфель, стремительно старалась покинуть отделение приближаясь к его выходу. В это время суток был открыт дневное посещение родных пациентов и поэтому толпы людей, словно пытались пройти в помещение коридора, заполонив его узкий проход. Немного смущаясь легкой появившейся влаги на глаза, Оксана прикрывала свой ранимый, пока еще взгляд, прядью золотистых волос, подходя к лестнице, по которой поднимались несколько посетителей больницы, что пришли к своим родным. Скрывая свою чувствительную ранимость, Оксана спускалась по ступенькам лестницы, звонко стукая по мраморной плитке её ступенек, ощущала привязанность к этому ребенку.

***
Продолжительное мучение в автобусе около двух часов, вымотала Оксану, удобная мягкая спинка, в которой так хотелось уснуть. Восточно административный район Москвы, месторасположение свободного проспекта, остановка была возле огромного торгового центра, на крыше которого была надпись «М-видео». Автобус медленно подъехал к остановке и плавно затормозил, после чего только открыл свои двери. Ощущая в самом автобусе жуткую нехватку воздуха, Оксана поспешно, дождавшись нужной остановки, проследовала к выходу, пытаясь протиснуться мимо полных, вредных бабулек. Жуткая вонь, от каждого пассажира в этом автобусе уже начала докучать, только когда, спускаясь по ступенькам, Оксана смогла глубоко вздохнуть ртом.
Густозаселенный район Москвы в этой области обладал, большой текучестью транспорта, машины, автобусы, которые отвозят тысячи пассажиров по самым разным районам этого огромного мегаполиса. Растительность в этом районе тоже порадовала Оксану, огромные деревья, от клена, тополя и большие пушистые ели, создавали природную гармонию интерьера, в жилой зоне, рядом придорожной части. Легкой свежестью воздух в этом районе, был плотно насыщен угарными газами проезжающих по проезжей части тысяч машин, так же с почти открытого канализационного люка, крышка которого была лишь слегка приоткрыта, несло неприятным тошнотворным запахом сливной сточной системой.
Желтое короткое платье Оксаны, очень завораживающе с легкостью касания материала, очень искусно облегало её тело, выражая в нем все самые сочные прелести. Прекрасная белая шаль, скрывала прелесть оголенных плеч Оксаны, согревая её тело, плотно прилегая к коже приятным на ощупь материалом вязаного изделия. Черные туфли на высоком каблуке, придавали ногам Оксаны чарующий привлекательностью эротический образ. Шикарный вырез спереди платья и его чашечки, очень хорошо вырисовывали пышную грудь Оксаны. Золотистые пряди волнистых волос, создавали эффект бушующих волн во время шторма в море, отображая еще большую пышность при каждом шаге Оксаны. Разрезы на бедрах платья приоткрывали сочную прелесть сексуальных бедер Оксаны, бархатистая кожа которых, цвета спелого персика, притягивала к себе внимание посторонних взглядов, проходящих рядом с ней мужчин.
— Хм… надеюсь это тот дом — достав из черной сумочки, что висела на плече, телефон, прошептала Оксана тихим шепотом — Интересно, почему же тогда она пила и шлялась по общагам, если живет в таком роскошном доме
Рассуждала шепотом Оксана, продвигаясь по тротуару к большой многоэтажной свечке, проходя по улице мимо самых разных людей. Сигаретный дым насытил этот воздух своим разнообразием табака, а привкус сладости перегара, непонятно от кого, то ли от женщины в роскошном деловом платье, то ли от мужчины в серой куртке и потрепанных штанах, вызывал явное отвращение. Один из парне в черной кожаной куртке, спокойно пил пиво на лавочке, убирая бутылку с пивом после каждого глотка во внутренний карман куртки. Две девицы, шли вместе за руку, рассказывали друг дружке, про новые знакомства на сайтах одноклассников. Какой-то подозрительный мужчина задремал на лавочке, возле проезжей части и павильонов с быстрой едой. Так же несколько школьников резво перебегали проезжую часть по пешеходному переходу на зеленый цвет светофора. Самодовольная женщина с кем-то очень вульгарно разговаривала по телефону, не обращая никакого внимания на посторонних людей, она громко кому-то изъявляла желания о своих материальных предпочтениях.
— М…. мило — улыбнулась Оксана, оказавшись возле подъезда многоэтажной свечки
Уютный маленький дворик, облагороженная зеленая зона, где так прекрасно пахло запахом сирени, красиво расцвела черемуха. В клумбах возле подъезда расцвели красные георгины, насыщали атмосферу в этой области прекрасной силой своего изысканного аромата. Несмотря на то что, за домом проезжал массивный никогда не останавливающийся поток машин в этой части, было удивительно тихо. Четыре бабульки, сидели на лавочке возле подъезда обсуждали свои былые житейские проблемы, рассказывая про какой-то сериал. Темноволосая женщина лет около сорока, в бежевом джемпере и джинсах в обтяжку, выгуливала маленькую собачонку, держа одной рукой её за поводок, за поводок, а другой активно играя сенсором по экрану мобильного телефона что-то там набирала.
«Надеюсь, она захочет со мной говорить», предположила Оксана, поднимаясь по ступенькам крыльца подъезда, стала набирать номер квартиры, аккуратно пальцем нажимая на клавиши домофона.
— Да я вас слушаю — послышался уже знакомый трезвый, способный актуально мыслить женский голос
— А… здравствуйте — немного мешая с ответом, Оксана прислонила указательный палец к своим алым губам — Я врач из больницы, где вы рожали, мне нужно с вами поговорить дело в том, что я занимаюсь делом вашей девочки
— Не знаю, какой черт тебя сюда принес девочка, и как ты вообще меня нашла — возмущенно говорила женщина, в голосе которой слышалась легкая усталость — Ладно заходи, хоть может, компанию составишь
— Спасибо….! — достаточно вежливо ответила Оксана, открывая подъездную дверь, как только стал пикать домофон
Подъезд этого дома был, словно после недавнего ремонта, блестящая синяя краска на стенах, а так же свежая побелка, все было таким чистым, даже бетонный пол. Светодиодные светильники, что висели на стенах, светили так приятно, создавая светлую освещенность в самом подъезде, совершенно не раздражая глаза. Сигаретный дым насыщал воздух в подъезде тошнотворным запахом никотина. Аромат женского парфюма с привкусом сладкой малины, чувствовался, как только Оксана, поднявшись по ступенькам лестницы, подошла к лифту. Нажимая на кнопку лифта, когда двери лифта неожиданно открылись, Оксана почувствовала себя немного неудобно.
— Ой, простите — смутилась Оксана, явно не ожидая увидеть в лифте двух целующихся девушек
Притемненная атмосфера кабины лифта, где светила одна тусклая лампочка, была идеальным местом для романтической парочки двух влюбленных девушек. Девушки, по виду которых нельзя было назвать их совершеннолетними, скорее было лишь слегка за пятнадцать, одна из которых была в джинсах в обтяжку и белом топике, другая в откровенном черном платье с оголенными плечами. Черные туфли одной из девушек явно приукрашивали её внешний облик, стройных сексуальных, оголенных под платье идеальных юных ножек, когда на другой девушке были белые кроссовки, идеальное сочетание к темно-синим джинсам в обтяжку. Гармоничное сочетание блондинки и брюнетки, слияние и смачный поцелуй юных девиц, немного лишь возбудил Оксану, когда она заметила с какой страстью, они целовались, не обращая внимания, даже когда она вошла к ним в кабину лифта.
— Девушки вы бы могли бы хотя бы при мне этого не делать
Засмущалась Оксана, нажимая кнопку нужного этажа, прижимая оголенными бедрами к прохладной кабине лифта.
— Ох… простите — смутилась блондинка, отрываясь от губ своей подруги, легонько вздрогнула ощущая нежные пальчики своей подруги на ягодицах под платьем
— Да ничего — застенчиво улыбнулась Оксана, нервно прикусывая краешек губы, стала дышать часто и прерывисто, заметив с какой страстью, они смотрят друг на друга
— Смотри, как она дышит! — тихим шепотом обратилась брюнетка к своей подруге
— Ну и что — банально просто ответила блондинка, не обращая никакого внимания на стоящую за её спиной Оксану
— Мы её возбудили
Поделилась впечатлением темноволосая извращенная девица, смачно облизывая кончиком языка, мокрые розовые губы. Лифт двигался, поразительно медленно, больше издавая шума, Оксана, в этот момент, прижимая бедрами к холодной стене кабины лифта. Словно как околдованная была притянута взглядом к этим молодым девицам, понимая даже разницу в возрасте, в глубине души Оксану это нисколько не смущало. Закрыв на какое-то время глаза, Оксана пыталась вычеркнуть свою возбужденность, старалась успокоить дыхание, но вместо этого частое прерывистое дыхание, выдавала всю грязную похоть, которую она пыталась скрыть.
— Может нам стоит нажать на кнопку стоп — предложила брюнетка, проводя кончиками пальцев по круглой большой кнопки кабины управления лифтом, с таким возбужденным голодом облизывая губы, смотрела на Оксану — И посмотреть, что она может?
«Блядь на твоем месте, юная брюнеточка я бы этого не делала», плотно вжимаясь бедрами в кабину лифта, она выпрямила спину, выставляя грудь вперед, отворачивая взгляд в сторону дверей лифта.
— Анка хватит! — возразила блондинка, отдергивая руку девушки от кнопки
— А что в этом такого? — возмутилась надув губки от обиды темноволосая девушка — Я ведь просто предлагаю нам тут троим повеселиться
— Ты что не видишь, что она старше нас — уточнила этот момент блондинка
— В любое бы другое время — возбужденным тоном голоса говорила Оксана, чуть ли не через каждое слово глотала воздух ртом — Я бы развлеклась бы с вами, даже в кабине лифта, а сейчас прошу меня извинить, меня ждут дела
Говорила Оксана, подходя к брюнетке, легонько губами, одарила её сладкой нежностью поцелуя. Возбудившаяся до порыва страсти темноволосая девушка, позволила себе наглость впихнуть свой язык в рот Оксаны, когда она слегка коснулась её губ с закрытыми глазами. Одна из девушек нажала на кнопку остановки лифта, такой жест вызвал в Оксане волну сексуальной похоти, оказавшись запертой с этими девицами в кабине лифта. Чарующим жестом нежности, Оксана губами слизала слюну с языка этой девушки, поддавшись соблазну возбуждения, выставила бедра перед белокурой девушкой. Обстановка освещенности слегка притушила свет в кабине лифта, чем возбуждало еще сильнее Оксану, когда она тешась нежностью прохладных рук блондинки, что так поразительно стала с голодной страстью ласкать её бедра, пробравшись ими под завесу желтого платья. Сладость слюны темноволосой девушки будоражила сильным наслаждением сексуальных эмоций, Оксана просунула ногу, согнув немного в колено, между ног брюнетки. Особенно забавляло то, что от темноволосой девушки так приятно пахло малиной, от чего Оксана возжелала отдаться в её нежные приятные касанием руки. Белокурая девушка села на колени на пол кабины лифта и обжигающим дыханием, дышала в промежность Оксаны, жар которого, обжигал влагалище через намокшие трусики.
— М… какое душистое мыло — мурлыкала блондинка, оказавшись между ног Оксаны, сидя на коленях в кабине лифта — А вот трусики то уже намокли
Нежность поразительно ласковых подушек пальцев, которыми блондинка дотронулась до половых губ Оксаны, возбудила с невообразимой страстью. Извращенная соблазном похоти блондинка, начала разглаживать теплыми ладонями, эрогенную зону ног, возле промежности Оксаны. Целуясь в порыве страсти с возбужденной брюнеткой, Оксана ощутила, как стенки влагалища насыщались богатым изобилием влаги, заставляя мокнуть нежную ткань трусиков с новой неконтролируемой силой, особенно когда блондинка начала гладить руками эрогенную зону. Сладко постанывая в момент поцелуя с развращенной девицей, Оксана почувствовала, как пальцы девушки вцепились в резинку черных, пропитанных влагой влагалища трусиков.
— Тш… — прошипела ласковым шепотом девушка, в тот момент, когда Оксана застонала, ощущая у себя между ног её возбужденное обжигающее дыхание
— Что же ты со мной делаешь? — прошептала Оксана, сладко постанывая, когда девушка прижала её спиной к кабине лифта, стала обнажать её плечи, скинув белую шаль на пол
Манящий запах малины веял от тела темноволосой девушки, сочетание с душистым мыльным запахом ромашки, играло невообразимую гармонию страсти в этот момент. Жаркими поцелуями посыпала брюнетка шею Оксаны, когда в этот момент блондинка стягивала с неё трусики, одаряла изобилием слюны её бедра и эрогенную зону ног, возле промежности. Запах пленительный нежности от кожи брюнетки, вдыхая который, так легко поддавалась Оксану соблазну эротическо страсти в руках молодых девиц. Нежная пленяющая прикосновением резинка черных трусиков скользила по бедрам Оксаны, плавно подчиняясь неровности упругих сексуальных ног. Начиная еще больше прерывисто и часто дышать, она лелеяла себя лаской женских поцелуев на своем теле. Потеки слюны стекали по её шее, а так же с бедер, обжигая легким холодом приятного скольжения по бархатистой коже.
— Что мешает мой бюстгальтер да?! — спросила Оксана, улыбнувшись хитрой улыбкой, перешагнула через лежащие на полу трусики, заметила, как застыла брюнетка глядя на её грудь
— У тебя просто….
— Я знаю!
Согласилась Оксана, не давая ей договорить, прижимая девушку к стене лифта, медленно и очень чарующим жгучим дыханием с алых губ приближалась к её нежным розовым губам, выставив изящную эластичную бедер своих бедер.
— Знаешь что у меня еще красивое?!
Спросила Оксана, расставив ноги порознь, коленом слегка пропихивала промеж ног брюнетки, схватив её за волосы и начала запрокидывать её голову назад
— Меня не стоит зря заводить — предупредила Оксана, чувствуя явное превосходство над девушкой, что держала за волосы, прижав к кабине лифта
Не придавая никакого значения, как в этот момент рука блондинки, коснулась пальцами влажных пропитанных смазкой губ влагалища Оксаны. Медленно и поразительно аккуратно она двумя пальцами одной руки стала раздвигать горячие насыщенные мокрые стенки влагалища, пропуская жар дыхания с губ девушки, что обжигало горячим касанием воздуха её чувствительные стенки. Становилось труднее говорить Оксане и выражать свои разгневанные порывом страстной эротической страсти эмоции.
— Я ведь могу — говорила, словно насмехаясь назад брюнетки Оксана, запрокидывая её голову, пристально смотрела в глаза девушки — Знаешь что….
Неожиданно Оксана застыла, с полностью открытыми голубыми лазурными глазами, перед девушкой, внезапно отпустив её волосы и открыв рот, не могла даже издать никакого звука. Два тонких удивительно ловких нежных пальца извращенной блондинки полностью проникли промеж стенок влагалища Оксаны, после чего она ощутила жар обжигающие прикосновение ладони девушки на своей промежности, когда пальцы так ловко массировали её стенки. Второй свободной рукой она прижала лобок Оксаны, обвивая рукой, как виноград её бедро.
— Так не честно… — выговаривая так долго каждое слово, делая глубокие вздохи ртом, Оксана чувствовала жгучие дыхание блондинки на своем клиторе
— Что такое, в чем дело? — играя в саркастическую иронию чувств, спросила брюнетка — Тебе, что говорить трудно а….
Схватила брюнетка Оксану за пышный золотистый пучок волос, а другой рукой поразительно ловко расстегнула застежку черного бюстгальтера. Оксана в этот момент скребла когтями по стене лифта, раскрыв максимально насколько было возможно рот, она не могла издать ни звука. Полностью забыв, как дышать Оксана была поражена тем, как искусно блондинка, что сидела между её ног под платьем на полу кабины лифта на коленях, обсасывала, жадно впившись губами её клитор, агрессивно мастурбируя пальцами её влагалище. Оттягивая в момент сосания клитор аккуратно губами, блондинка подтверждала свою сильную возбужденность, быстро впихивая пальцы во влагалище. Оксана вся текла, на коже выступил обильно пот, избыток сексуальной энергии вырывался из неё текущей влагой с влагалища, стенки которого насытились влагой. Приятной нежности подушечки бюстгальтера, покинули обитель розовых сосков Оксаны, скатываясь лямками по рукам Оксаны, пленяющая страсть нижнего белья, падая в плавном падении на пол.
— Так может, я исправлю этот момент?!
Предложила брюнетка, наклонила запрокинутую голову Оксаны назад, крепко держа её за пучок золотистых волос. Смачно сплюнула прямо на язык Оксане в раскрытый рот, начиная при этом так приятно теребить розовые соски, прижимая так аккуратно подушечками пальцев сочную грудь. Испытав в этот момент поразительной силы оргазм, Оксана очень тяжело задышала, жадно хватая воздух ртом, насытив стенки влагалища невообразимым большим количеством смазки. Блондинка, вдоволь удовлетворившись прелести влажного влагалища Оксаны, посчитала это очень возбуждающим, медленно покинула своими пальцами мокрую обитель стенок влагалища. Покидая пленяющим трением стенки влагалища Оксаны, блондинка смачно сплюнула внутрь их, когда они все еще были раздвинуты. Жгучая пленяющая прохлада слюны девушки промеж возбужденных мокрых стенок влагалища, заставило Оксану еще больше стонать, извиваясь, как зверь между этими девушками, чувствовала, как вновь испытывает сексуальное удовлетворение от их ласки.
— М… такой восхитительный клитор у неё
Похвалила блондинка, открываясь от клитора Оксаны, оставляя на нем затяжную дорожку вязкой сладости слюны, что холодила касанием прохлады воздуха. Оксана в этот момент сглотнула сладкую слюну, что отдавала привкусом малины, впившись в губы брюнетки, прижала её спиной к стене. В момент сладости завораживающей силы поцелуя, слизывая аккуратно изобилие слюны с языка темноволосой девицы, Оксана незаметно за её спиной нажала кнопку продолжить движение лифта. Кабина лифта начала плавно продвигаться вверх, Оксана, в этот момент, завершая такой сильный поцелуй, облизывала аккуратно языком влажные губы брюнетки, оставляя на них прелесть своей слюны. Приятная нежность слюны внутри влагалища Оксаны, обжигая касанием завораживающей прохлады между, мокрых насытивших влагой стенок, старалась вытечь наружу.
— Зачем ты это сделала? — спросила темноволосая девица, испугавшись напряженного серьезного взгляда Оксаны
— А теперь прошу меня извинить — говорила Оксана, взяв из рук блондинки свой бюстгальтер, стала надевать его на свою грудь — Но мне правда нужно идти — сковала она пышную прелесть груди застежкой лифчика за спиной
Лифт медленно остановился на восьмом этаже, Оксана в этот момент расправляла скомкавшее в момент бурной страсти желтое платье, когда блондинка, встав за её спиной, надевала на её плечи её белую шаль. Двери кабины лифта медленно открылись, Оксана взяла из рук брюнетки свою черную сумочку, роскошно покачивая бедрами перед девушками, оставила их наедине, вышла на нужный этаж. Легкая прохлада воздуха из открытого окна, в подъезде проникая под платье Оксаны, жгучим холодом холодило влажное возбужденное влагалище Оксаны, с половых губ которых тихонько выступала густая вязкая слюна блондинки, что сплюнула туда промеж раздвинутых его мокрых стенок.
— Подожди, а как же? — обратилась брюнетка, держа трусики Оксаны на кончиках пальцев
— Оставьте их себе — застенчиво улыбнулась Оксана, поправляя пышные растрепанные золотистые волосы кончиками пальцев
— Обалдеть, я никогда не занималась сексом с женщиной? — прикрывая губы руками, темноволосая девушка была под сильным впечатлением
— Знаю, в постели с ней мы были бы с тобой в восторге
Выразила свои сексуальные предпочтения блондинка, жадно облизывая губы с затрудненным дыханием, когда за спиной Оксаны двери лифта плавно закрылись.
Приводя аккуратно пышную растрепанную прядь золотистых волос, Оксана сильно смущалась, своего сильного возбуждения и оргазма, которого испытала в кабине лифта пару минут назад. Нажав на кнопку звонка один раз, через несколько секунд дверь открыла, полусонная женщина, от которой дико несло перегаром безмерно выпитого количества спиртного. По взгляду этой женщины, Оксана смогла определить, что она не сонная, а под сильным кайфом. Женщина на этот раз была одета в белый шелковый длинный халат, скрывающий прелести её тела. Русые волосы, имели весьма пышную и растрепанную прическу, словно она недавно поднялась с постели. Белые туфли на высоком каблуке смотрелись на ней просто идеально, преображая образ её обнаженных ног в эротический настрой. Судя потому, как была наполнена молоком её грудь, она заставляла болеть, это было заметно по утомленному лицу женщины, что покусывала губу от боли.
— Я вполне не ожидала, что когда-нибудь снова тебя увижу — ухмыльнулась женщина, отходя в сторону, пропуская Оксану войти в свою квартиру — Мне сейчас очень сильно одиноко и скучно, думаю, ты скрасишь мое одиночество за бутылкой вина
— Здравствуйте Мария — вежливо поприветствовала Оксана, не решаясь войти в квартиру, испытывая сильную возбужденность от легкой эротической сцены в лифту — Мне очень нужно с вами поговорить
— По поводу моей дочери — удивилась женщина, жадно покусывая губу, пыталась дарить нежностью свою наполненную грудь молоком — Разве меня не лишили прав за мой образ жизни и за то, что я чуть не угробила ребенка
— Все ошибаются — возразила Оксана, продолжая дышать все еще часто и прерывисто после испытанного оргазма
— Но не всех за это прощают
— Послушайте — уверяла Оксана
— Может, поговорим в квартире?! — предложила женщина, все еще держа проход в квартиру открытым для Оксаны, встала у дверей встроенного шкафа в прихожей
— Если можно — согласилась Оксана, кивнула головой, перешагивая высокий порог открытой двери
— И так о чем ты хотела со мной поговорить? — поинтересовалась женщина, закрывая дверь за спиной Оксаны — О… нет, прошу, не разувайся, я еще не убиралась сегодня
— Хм… хорошо — ухмыльнулась Оксана, прикусив краешек губы, обратила внимание, какой чистый был паркет на полу, все же решила последовать воли хозяйки этой квартиры — У меня к вам несколько вопросов, по поводу того, как протекала ваша беременность, были ли у вас какие-либо вирусные или инфекционные, возможно даже наследственная заболевания
Изумительная богатая роскошной жизнью квартира, просто поражала взглядом, учитывая в какой обстановки, она забирала эту женщину прошлый раз. Кофейный паркет пола, прекрасно сочетался с гламурным фиолетовым цветом обоев, огромное зеркало что висело в коридоре, отражала обстановку гостиной. Большой белый встроенный шкаф, был вмонтирован в стену, на дверях шкафа были прикреплены огромные зеркала. Богатый женский обувной гардероб, состоял из многочисленных туфель, самых разных дорогих марок производителей женской обуви, был размещен на обувной полке, справа от входной двери. В самой квартире была присуще темная обстановка, шторы в гостиной плотно закрывали окно, от проникания лучей солнечного света, оставляя лишь маленькую щель, которая ярко отражалась в зеркале на стене коридора. Атмосфера в квартире была душной, словно квартира никогда не проветривалась, а так же сладость вина, что насыщала воздух сладостным дурманом, еще больше кружила голову, чем от нехватки воздуха.
— Я честно и не ожидала, что ты навестишь меня — все еще была под впечатлением, эта женщина случайно оголила одну ногу из-под покрова белого длинного халата — Ты же вроде бы фельдшер на скорой помощи и тебя случайно, просто поразительно случайным образом пустили в родильный зал со мной
— Знаю — засмущалась Оксана своей возбужденности, глядя на раскрытую прелесть женской ноги, на эмоциональном уровне нисколько не смутилась этому — Мне просто повезло работать с командой врачей в этой больнице и это мое первое дело
— Ох… дорогая моя — тяжело вздыхая взяла из рук черную сумочку Оксаны — Прошу, пускай она тут по стоит — поставила она черную сумочку на комод что содержал напоказ огромное изобилие женской косметики
— Да-да конечно — приветливо улыбнулась Оксана, расправляя волнистые золотистые пряди взъерошенных волос
— Так значит, ты лечишь теперь мою дочь? — спросила она, направляясь в гостиную шикарно покачивая при каждом шаге изумительной прелести бедер
— Ну как бы да — засмущалась Оксана, заострив свое внимание на бедрах этой женщины, их очертание начинало потихоньку туманить рассудок — Послушайте у девочки явно….
— Чаю хочешь? — не став слушать предложила белокурая женщина, обернувшись в пол оборота к Оксане, положив руку на выставленное упругое бедро
«Что же ты делаешь сука, я и так вся теку, дышать тяжело все еще после оргазма, да ты тут свои прелести выставляешь», подумала Оксана, грязно выражая эротический характер мысль в голове.
— Я проехала такой путь сюда — возмутилась Оксана, недовольно посмотрев на женщину, стала покусывать краешек губы — Послушайте вам, что совсем плевать на ребенка, просто скажите мне ваши заболевания, как протекала беременность
— Давай чаю попьем?! — повторный раз предложила женщина, радушно улыбнувшись при этом — У меня жутко болит голова, не кричи, пожалуйста
— А мне что прикажите сидеть и ждать….?! — выразила Оксана свой возбужденный взгляд лазурных глаз перед этой женщиной
— Не кричи — приткнула алые губы Оксаны указательным пальцем эта женщина, встав возле неё серьезным взглядом убеждения, посмотрела ей в глаза — Сядь пока в гостиной, прекрати, пожалуйста, так дышать, у меня и так голова болит
— Послушайте….! — ерзала Оксана, подгибая и вновь выпрямляя ногу, встав у арки входа в гостиную
— Сядь в гостиной на диван — приказным тоном скомандовала женщина, более убедительно посмотрела на Оксану
«Блядь я с первой еще встречи поняла, что она ебанутая, наверно зря я сюда приехала, ладно хотя бы чаю попью», мысленно рассудила Оксана, звонко стукая каблуками по паркету, вошла в гостиную, окутанную мраком тени.
Удобный кожаный черный диван, расположенный посреди гостиной у стены, впитал в себя приятный аромат роз и жасмина, а так же сладость вина. На полу в гостиной небрежно лежал черный кружевной бюстгальтер, на столешнице перед диваном стояла полупустая бутылка с вином, а стеклянной пепельнице тлела сигарета, излучающая прекрасный оттенок запаха роз. Над головой безжалостно тикали огромные механические часы, звук которых уже начинал надоедать. На противоположной стене, Оксана смогла разглядеть в сумраке мрака комнаты, большую плазму, огромный экран телевизора был внушительных размеров для Оксаны, она никогда раньше такой роскоши не видела. Под диваном, располагаясь на его чарующей мягкости, Оксана зацепила черные кружевные трусики, все еще сохранившие аромат прелести тела своей обладательницы.
«Хм… как интересно, она увлекается какими-то редкими ценностями», облизывая сухие алые губы, ощущая на них запах слюны брюнетки, с которой целовалась в кабине лифта, предположила Оксана, разглядывая старинную большую белую керамическую вазу.
— Ты только попробуй мой чай — восторгающимся голосом говорила женщина, входя в гостиную с подносом в руках, на котором располагался белый керамический сервиз — С жасмином, его аромат так бодрит меня по утрам
— Жасмин!
Тихо прошептала Оксана, убирая пустую бутылку вина со столика, позволяя тем самым поставить поднос, что держала женщина в руках на маленький столик. Положив ногу на ногу, Оксана откинулась на удобную мягкую спинку черного дивана, расправляя аккуратно платье на бедрах.
— Ну да жасмин — продолжая сохранять красоту своей улыбки села на диван рядом с Оксаной
— Скажите, у вас никогда не было проблем с дыханием или высоким давлением?
— Проблем с дыханием, конечно, не было — ответила женщина, положив ногу на ногу, откинулась на спинку дивана, оголив роскошной красоты ноги
— Что вы делали в таком убогом месте? — не выдержала Оксана от любопытства, взяв в руки теплую белую кружку чая со вкусом жасмина
— Ты про общежитие, в котором вы меня нашли?
— Ну да
— Просто хотела пожить грязной, развратной жизнью
— В вашем-то положении — Оксана была шокирована ответом этой женщины, поднося к губам кружку с чаем
— Послушай у меня проблема — проигнорировав мнение Оксаны, выразила свое желание женщина, не переставая держать руки на своей набухшей молоком груди — Мне нужно избавиться от молока, груди ужасно болят
— Купите таблетки — посоветовала Оксана, делая глоток вкусного чая — Они со временем прекратят лактацию
— М… грудь ужасно болит, прям уже не могу
— Вы сцеживаете молоко с груди?
— Не знаю, пробовать даже боюсь — интонация голоса наталкивала Оксану на мысль, что эта женщина врет
«Она просто не могла продержаться месяц с такими набухшими грудями, врет сука, я в этом уверена, но посмотрим, что из этого выйдет, немного практики мне самой не помешает», решила попробовать Оксана пойти на уступки этой женщины, сомневаясь в достоверности её слов.
— Хорошо, что вы предлагаете? — наслаждаясь прекрасным чаем, спросила Оксана, смакуя его прелесть терпкого вкуса во рту, взяв в руку глазированный пряник с блюдца на подносе
— Хочу, чтобы она перестала болеть
— Примите лекарства — откусывая пряник, еще раз предложила Оксана — Со временем молоко прекратиться
— Я хочу сейчас?
— Мне что выдоить вас как дойную корову?! — Оксана чуть не подавилась пряником, запивая его жадно изобилием вкусной прелести вкуса чая
— А ты бы могла?
«Да она охуела!», возмутилась Оксана, недовольно прикусывая губу, посмотрела на эту женщину.
— М…. ладно — с нехотя решила согласиться Оксана — В какой сосуд мне сливать ваше молоко?
— Я бы хотела чтоб ты её сосала — неожиданно проявляя наглость, предложила женщина — Я так возбужусь, тогда молоко польется рекой
— Что?! — возмутилась Оксана, чуть не облила на себя чай, поставила чашку на маленький столик, проливая несколько капель на его стеклянную поверхность — Я не буду сосать вашу грудь
— Ну же девочка ты моя — провела она кончиками пальцев по волосам Оксаны — Мне больно помоги мне
— Я не стану пить ваше молоко — твердо решила Оксана — Глупая была идея приезжать к вам
— Ладно, хорошо — угомонилась женщина — Говори, что там тебя интересует?!
— Так-то лучше — улыбнулась Оксана — Дело вот в чем, мне нужно знать какими инфекционными заболеваниями болели вы во время беременности или до беременности
— Да что тебя беспокоит? — нервно спросила женина, заметив, как неадекватно себя ведет Оксана
— Ничего! — беспокоясь, ответила она — Беспокоит ваша нерешительность мне помогать, чтобы лечить вашу дочь — передумала Оксана, с ответом обратив внимание, как напряженно на неё смотрит эта женщина
— Что ты хочешь, чтоб я тебе ответила? — спросила она, продолжая лелеять свою набухшую молоком грудь
— Ваша грудь — заявила Оксана, держа на кончиках пальцев, перед алыми слегка смоченными слюной губами, маленький кусочек пряника — Не моя проблема, но…
— Но ты — медлила женщина, чтобы выразить свои мысли — Все-таки пришла ко мне
— Послушайте мне нужно знать, что вы кроме алкоголя принимали в момент беременности
— А нахождение в помещении, где все пропитано сигаретным дымом
— Я про лекарство! — настойчиво подтвердила Оксана, свои намерения решительным взглядом, положив кусочек пряника в свой раскрытый рот
— Не знаю только то, что прописал мне мой доктор
— Так значит, вы наблюдались и состояли на учете у гинеколога?
— Ну да — ответила женщина, как ни в чем не бывало, радушно улыбаясь при этом — Как все нормальные роженицы
— Вы не были нормальной — возразила Оксана, запивая чаем пряник, что пережевывала во рту, смакуя его слюной — Вас вывезли из грязного убого общежития пьяной, чем вы вообще думали
— Ой… все одно да потому — тяжело вздохнула она, держась за свою огромную грудь — Ты можешь сменить пластинку
— Послушайте — возразила громким криком Оксана, возмущенно посмотрев на эту женщину, была крайне поражена её безразличием — Ваша дочь задыхается от легочной гипертензии и поэтому мне нужно знать, как еще протекала ваша беременность исключая пьянку и отравление сигаретным дымом, грязная обстановка и…..
— В чем дело? — удивившись, спросила белокурая женщина, когда Оксана медленно встала с дивана — Что-то случилось?
— Мне нужна ваша карта с которой вы были у гинеколога
— Зачем? — заинтересованно спросила женщина
— Какие лекарства вы принимали?
— Да все тоже, что принимают беременные
— Р…. — прорычала Оксана как озабоченная кошка — Что-то кроме фолиевой кислоты, витамина Е, магний В6 и того чего я не знаю, он вам назначал? — интересовалась она направляясь к выходу из гостиной
— Лучше позвони моему доктору — посоветовала женщина вставая следом с дивана — Я принимала именно то, что ты сейчас назвала
— У вашей дочери жидкость скапливается в легких — развернулась Оксана и с разъяренным взглядом грозно пояснила это ей — Можете дальше упиваться, тем как у вас болит грудь и вас беспокоит одиночество и прочие мелкие ваши проблемы
— Стой! — схватила эта женщина Оксану за руку, когда она хотела выйти в коридор — Позаботься о ней, пожалуйста
«Блядь как душевно, к сожалению, это все, что она сейчас может», подумала Оксана, вытаскивая свою руку, когда хватка этой женщины ослабла, спокойно подошла к комоду, на котором стояла её черная сумочка.
— Сделаю что смогу — повесила Оксана сумочку на свое плечо, поправила белую вязаную шаль
— Мы еще увидимся? — спросила женщина, когда Оксана нажимала на ручку входной двери, чтобы открыть её
— Думаете, стоит? — ответила Оксана вопросом на вопрос
— Определенно
— А я думаю, что нет — возразила Оксана, покидая квартиру этой женщины, закрыла за собой дверь
«Так что-то я упускаю, перегрузка правого желудочка сердца, что дает нам легочная гипертензию», предположила Оксана, быстро спускаясь по ступенькам подъезда, звонко стукая каблуками черных туфель.



Мучительное невыносимое ожидание в автобусе, когда же он доедет до нужной остановки, казалось Оксане, очень долгим. Автобус был переполнен людьми, в этот раз пришлось ехать стоя, держась за поручни. Душный пертый воздух в автобусе был пропитан вонью пота людей, сигаретного запаха, а так же от мужчины стоящего сзади за спиной дико несло перегаром. Общественное транспортное средство было забито настолько, что людям, чтобы попасть уда приходилось втискиваться силой. Стоящие в центре автобуса мужчины прижимали Оксану, один из которых дышал под ухом заурядным запахом перегара. Длительные минуты, наконец-то подошли к концу, как только автобус подошел к нужно остановки, возле больницы. Открывшиеся двери внесли прохладу холодного воздуха в пропитанный разными отвратительными запахами тел людей салон автобуса. Продвижение по салону к дверям, заняло небольшое количество времени, вскоре легким порывом свежести, золотистая прядь волос Оксаны заколебалась бешеными волнами как море во время шторма. Желтое короткое платье, начало оголять бедра Оксаны, находясь уже на улице, она почувствовала, холодное влияние воздуха на своей промежности.
— Мда… дорогое это удовольствие на автобусе постоянно ездить — теребила Оксана мелочь в кармашек, на бедре, своего платья — А до зарплаты еще как минимум две недели
Тяжело вздохнула Оксана, оценивая финансовое состояние, доставая из сумочки черный кошелек, стала пересыпать туда мелочь из кармашка. Телефон в сумочки Оксаны неожиданно зазвонил, издавая неприятное внезапное жужжание вибрации, от чего она тихо взвизгнула, тут же прикрыв губы ладонями. Копаясь в сумочки в поисках телефона, Оксана нервно прикусывала губу, из-за того как проходящие люди на остановки на неё стали обращать внимание.
— Да мама что случилось? — тихо спросила Оксана, прикрывая ладонью руки микрофон телефона
— Оксанка! — возмущенно заявила Марина Николаевна — Тебя завтра ждать с работы, никуда опять не навинтишь?!
— Мама! — засмущалась Оксана, проходя мимо прекрасно пахнувшей черемухи, направилась пго дорожке, что вела в больницу — Некуда мне рулить, денег то нету, на автобусе ездить тоже жорого уже для меня
— Я же тебе дала денег!
— Ну, когда ты мне дала
— Да вот недавно я тебе давала — возмущалась Марина Николаевна — Ты, куда их тратишь так?
— Мама у меня до зарплаты осталось сто пятьдесят рублей и все — надула обиженно губы Оксана, проходя мимо прекрасных распущенных елей, что росли возле больничного дворика
— У тебя же зарплата через две недели только
— Мама! — возразила Оксана, слегка повысив голос, проходя мимо цветущий сирени, вдохнула насыщенный её аромат — Я знаю прекрасно, когда у меня зарплата
— Будем надеяться, что твоя тётя нам поможет — предложила Марина Николаевна, которая была не по душе Оксане
— Ты хочешь у неё занять денег?! — возмутилась громко крикнула Оксана, встав посреди тротуара, крепко сжала от ненависти в руке телефон — Мама мы и так концы с концами сводим не стоит тем более, неизвестно какая у тебя самой будет зарплата в этом месяце
— Оксана прекрати! — сурово упрекнула Марина Николаевна — Ничего проживем
— Ну да конечно проживем, куда же мы денемся?! — продолжила высказывать Оксана свое накопленное недовольство — Мне скора денег не будет хватать на простой банальный скотовоз
— Оксана! — удивилась Марина Николаевна грубости языка своей собственной дочери
— Что мама?! — от такого напряженного разговора, Оксана чувствовала как её охватывает раздражение — Мама мне некогда говорить мне нужно идти работать
— Срочный вызов?!
— Нет
— А что тогда уже и матери не можешь минутку уделить
— Ладно, говори, что хотела — глубоко вдохнула воздух ртом, Оксана продолжительно с особой продолжительностью выдохнула его, состроив губы бантиком
— Ну вот опять дуется
— Нет!
— А что тогда?
— Просто мне нужно идти работать
— Ты куда-то сейчас поедешь на скорой?!
— Нет, мама меня перевили в отдел диагностики сердечнососудистых заболеваний?!
— О…. боже! — удивилась еще больше Марина Николаевна — И почему ты со мной сразу об этом не поделилась?!
— Мама у меня пациент! — возмутилась Оксана, подходя к ступенькам массивного главного крыльца больницы
— Да и кто же это?
— Все я не могу говорить — возразила Оксана, быстро сбрасывая телефонный звонок, легким касанием большого пальца экрана сотового телефона
«Блядь да что она такая любопытная?!», недовольно выразила Оксана в голове свои эмоции, поднимаясь по каменным ступенькам крыльца больницы.
Легкая заурядная прохлада воздуха окутывала тело Оксаны, проникая под завесу платья, холодила обнаженную, без нижнего белья промежность. Свежесть самого воздуха была пропитана чудесным ароматом цветущей неподалеку сирени и завораживающим своей притягательностью непревзойденному аромату черемухи. Сигаретный дым, витающий в воздухе, вызывал у Оксаны тошнотворный характер отвращения, заставляя морщить алые губы. Парфюм и запах тела сотен людей прибывших в этот день в больницу сохранял какую-то странную разнообразную концепцию ароматов, от самых дорогих изысканных марок одеколона до простой, туалетной воды. День постепенно приближался к вечеру, солнце скрывалось за крышами многоэтажных домов, только лишь малая часть лучей простиралась через узкие щели между домами. Небо над головой становилось слегка смуглым, очертание перистых густых облаков, приукрашивала этот весьма гламурный лазурный закат солнца.
— Я уж думал, вы нас не соизволите посетить — послышался голос Валерия Валентиновича, как только Оксана вошла в фойе больницы — У вас, что особое какое-то право фельдшера, покидать территорию больницы в любое время?
— Я ездила к матери девочки — ответила Оксана, обернувшись в пол оборота, увидела мужчину, что стоял в белом халате за её спиной
— Как будто это как-то поможет делу
— Да тут вы правы — согласилась Оксана, слегка прищурив глаза от проникания через стекла пластиковых окон, в вестибюле, ярких лучей солнечного света — Что на счет легочной гипертензии?
— Оксана Владимировна — возмутился Валерий Валентинович — По-моему, пока еще начальник в этом отделе я и только я буду пока что требовать ответа от своих подчиненных
— Ладно, хорошо — радушно улыбнулась Оксана, пожав плечами, красиво изобразила в сочетание красивой формы губ ямочки на щечках — Тогда что прикажите
— Сделайте рентгенографию ребенку — распорядился Валерий Валентинович — Да и к тому же Оксана Владимировна, чтобы впредь теперь вы без моего ведома, вы не покидали пространство этой больницы в течение всего рабочего дня, вам это ясно?
— Р…. ясно — недовольно сморщив губы, ответила Оксана, опуская взгляд в пол
— И наденьте халат, вы же теперь врач — диктовал условия Валерий Валентинович, направляясь по площади холла больницы к регистратуре
— Ладно — пробурчала, расстроившись, Оксана, медленно направляясь к больничному лифту
Вестибюль поликлиники, было полно народу, создавая очередь возле регистратуры, каждый из пациентов был озадачен своими проблемами. Основное преобладание составляло пожилое население пациентов этой больницы, теша себя чрезмерной заботой о своем здоровье, они стали основными пациентами клиники в этой больнице. Молодая парочка парня и девушки с удивительно сказочной красоты каштановыми волосами, что расположились на железных стульях, мило ворковали между собой, ожидая, когда место возле регистратуры чуть освободится. Двое школьников получившие амбулаторные талоны проследовали по коридору, что вел к лестнице на верхние этажи клиники. Пожилая женщина медленно следовала за Оксаной к лифту, держа очень аккуратно в руках свою медицинскую карту. Врачи, узкие специалисты, что ходили то в одну сторону, то в другую, создавая рабочий вид, держа в руках амбулаторные карты своих пациентов, обращались за консультациями к коллегам смежных специальностей. Атмосфера самой больнице, кипела бурлящим потоком пациентов, не смотря на то, как яркая проникающая зябь заката солнца все еще тлила своими лучами бетонный пол этой больницы.

***
Детский плачь, проявляющийся сильной осиплостью голоса, раздавался на все помещение рентген кабинета. В самом кабинете была притемненная атмосфера, жалюзи на больших пластиковых окнах были плотно закрыты, не пропуская лучей солнечного света. Оксана держала ребенка на столе для рентгенографии, когда младенец извивался детским яростным плачем, вызывая бурю эмоций и чувств сострадания. Рентгенолог уже проявлял снимки, когда процедура была закончена, пока Оксана медленно одевала малышку, заворачивая её в теплое белье.
— Ну же Аришка в чем дело? — взяв ребенка на руки, Оксана прижала её к своей груди — Все-все успокойся я рядом, я никому не дам тебя в обиду
Держа крепко ребенка обеими руками, Оксана успокоила малышку прижатием к груди, стала медленно ходить с ней по кабинету, пока проявляются снимки рентгенографии. Продолжительные минут пятнадцать, Оксана ходила с ребенком в руках по кабинету, гордо чувствуя себя уже матерью это малышки. Младенец частично успокоился, только лишь всхлипывал, да хрипы в легких не давали покою ему дышать, жидкость в легких снова начала образовываться, вызывая отек легких.
— Оксана — вышла из своего кабинета русая девушка рентгенолог в белом халате, с забавным хвостиком сзади, скрепленной блестящей яркой алой заколкой — Смотри, на снимке видно, что размеры сердца крайне увеличены, так же….
— В сосудах легких происходит застой крови — держа малышку на руках, продолжила договаривать мысль этой девушки Оксана — Что ведет к отеку легких, послушайте у этой малышки сильная легочная гипертензия, я пытаюсь выяснить причины этого
— Ну что же — радушно улыбнулась девушка рентгенолог, передавая сделанный снимок грудной клетки малышки в руку Оксане — Тогда желаю вам удачи
«Блядь как будто что-то другое ты могла бы пожелать, как можно быть такой холодной и безразличной к детям», поджав от обиды губу, Оксана выхватила у неё из рук протянутый снимок и направилась к выходу.
— Теперь мне точно самой нужно подумать — звонко стукая каблуками туфель, но кафелю белого пола, ответила Оксана, подходя к выходной двери этого помещения
Покинув рентген кабинет, Оксана направилась по коридору клиники в сторону детского стационарного отделения. Крайне была раздражена тем, с каким безразличием рентгенолог отзывался о проблеме маленькой малышки, Оксана чувствовала, как притягивается к этому ребенку, как ей не безразлична, почему у девочки в столь раннем возрасте столь сильная легочная гипертензия, проявляется сильным отеком легких. Душная атмосфера в помещении коридоре, поликлиники была сгущена из-за большого количества пациентов пытающихся успеть попасть на прием к своему врачу до окончания рабочего дня. Девушка из команды врачей сердечнососудистой хирургии, внезапно дотронулась кончиками пальцев плеча Оксаны, как только она подошла к ступенькам лестницы.
— Ну как прошел рентген? — поинтересовалась Мария, начиная подниматься вместе с Оксаной по ступенькам лестницы — Что-то удалось выявить?
— Кроме того — скривила Оксана губы, явно начиная нервничать из-за взгляда этой белокурой девицы, что так пристально на неё смотрела — Что я тебе рассказала сегодня днем в палате этой малышки
— Наш рабочий день уже заканчивается — предупредила Мария, слегка дотронувшись кончиками пальцев до локтя Оксаны — Идите, отчитайтесь перед Валерием Валентиновичем и домой
— Но я ведь я
— Вы теперь Оксана Владимировна работаете с нами — заявила девушка, опережая Оксану, стала быстрей подниматься по ступенькам — Значит и график работы у вас такой же как у нас ежедневный, а не как на скорой
— Хорошо — ответила Оксана, держа с трудом ребенка на руках, едва чуть не уронила снимок
— Ах… прошу простить мою невежественность — смутилась девушка, быстро выхватив снимок из рук Оксаны, стоя на лестничной площадке — Я пожалуй сама доставлю этот снимок Валерию Валентиновичу, а вы верните ребенка обратно в кроватку
— А как же дифференциальная диагностика?
— Оу… прошу меня извинить Оксана Владимировна, но у меня рабочий день заканчивается в пять
— Но ведь ребенку плохо — уверяла Оксана, поднимаясь по ступенькам вслед за девушкой — Тише моя маленькая, я с тобой, никому в обиду не дам — успокаивала она ребенка, что начал нервно ворочаться у неё на руках
— А вот эмоции Оксана Владимировна и привязанность к пациенту мешают работать
— Это мое дело, что я чувствую к девочке — грозно сердито заявила Оксана, поднявшись на нужный этаж, открыла одну створку дверей, тут же вошла
«Да и в конце концов, хоть она такая милая, юная и прекрасная, какое ей дело до моих чувств к этому ребенку», недовольно выразила Оксана свои мысли направляясь по коридору отделения кардиологии.
В это время у пациентов этого отделения начинался полдник, Оксана заметила создавшуюся очередь возле дверей столовой. Лазурный свет заката солнца проникал через большие пластиковые окна в отделение, когда солнце только начинало прятаться за крышами высотных многоэтажек. Дневной врач, темноволосый мужчина в белом халате, на вид около сорока лет, этого отделения уже собирался уходить, подписывал какие-то документы, стоя у поста медсестры, одной рукой теребил кончики черных усов, что выглядели аккуратно ухоженными на его смуглом лице. Дежурная медсестра, что сидела на посту, не обращая на мужчину никакого внимания, что-то активно набирала на компьютере, не переставая смотреть в экран мерцающего жидкокристаллического монитора. Остальные медсестры ходили по отделению с амбулаторными картами больных, некоторые из них разносили, подписанные для каждого пациента, лекарства по палатам, другие готовили их процедурам перед предстоящей операцией на следующий день.
— Ну что ты плачешь? — тихо говорила Оксана, обращаясь к ребенку, что нервничал у неё на руках, состроив при этом губы бантиком — Вот все мы уже пришли
— Оксана — обратилась сзади одна из медсестер, симпатичная рыжеволосая девушка в белом халате на изумление прекрасному карему цвету глаз — Вообще-то процедурой доставкой ребенка на рентгенографию и обратно занимаются медсестры, тебе больше не нужно этого делать
Говорила рыжеволосая девушка, укладка волос, которых, была собрана за спиной в красивый аккуратный хвостик, красивой резинкой со стразами. Прекрасный белый халат облегал её тело, прорисовывая все прелести сексуального тела девушки. Очаровательной красоты розовые губы, и прекрасные ямочки на щечках, а так отражали чудесный их румянец. Вырез v-образной формы спереди белого халата, подчеркивал изящные формы скромной формы грудь девушки. Разрезы на бедрах этого короткого халата, выражал белоснежную кожу притягивающих эротическое внимание к ногам этой девушки, очертание которых завершало красивые красные туфли на высоком каблуке. Чудесная сила аромата парфюма исходила от этой девушки «Diesel Fuel for Life Unlimited Diesel», отражая в силе загадочного запаха бергамота и вкусовой оттенок «звездчатыйанис», прекрасную прелесть вкуса цитрусовых, конечно же, завершающим феноменом загадки этого парфюма служил «лакричник».
— Это было исключительно мое решение — заявила Оксана, заходя в открытую перед ней палату
— Как знаешь — хитрой кривой улыбкой улыбнулась девушка — Просто думала, что у Серова все интерны заняты
— Валерий Валентинович просил лично меня сделать рентгенографию грудной клетки этой малышки — подходя к маленькой кроватки, объяснила Оксана, тихо укачивая ребенка на руках
Жалюзи на большом окне палаты, были плотно задвинуты, не пропуская лучей солнечного света, над головой на потолке, горел всего один светильник, создавая атмосферу слегка притемненной. Воздух казался более свежим, словно в палате сделали проветривание, поразительно чистый, Оксана сразу почувствовала, как легко было дышать. Подходя медленно к кровати, Оксана медленно и очень аккуратно нагнулась, положив ребенка в кроватку.
— Оксана можешь идти — обходя кроватку малышки, говорила рыжеволосая медсестра — Я сама все подключу, надо будет надеть ей на лицо кислородную маску
— Сначала покорми её — недовольно прошипела змеей Оксана, глядя с ненавистью искоса на медсестру
— Ах… ну да конечно — улыбнулась красивой улыбкой чудесных розовых губ девушка, подгибая красиво ногу в колено, выразила таким жестом изящность своих бедер
— А я посмотрю, как ты это сделаешь
— Ох… Оксана это не обязательно
— Я хочу знать — заявила твердо Оксана, подключая датчики прибора жизнеобеспечения к телу маленького ребенка, недовольно смотрела на медсестру — Прежде чем уйти домой, что она будет не голодная
— Оксана! — положив свою руку на руку Оксаны — Я сама лично ей сейчас сделаю смесь
— А я сама лично — гладя по голове ребенка аккуратно рукой, пристально, словно привороженная смотрела в глаза малышке — Прослежу, как ты это сделаешь
— Что показала рентгенография?
— Тоже что я сказала тут в палате днем
— Интересно, как тебе это удалось узнать?
— Вот отучишься шесть лет в меде, и не такое знать будешь!
— Хм… как знаешь просто хотела поговорить с тобой?! — взяв коробку со смесью ответила пожав плечами медсестра
— А что за смесью её кормят?!
— Тоже что и обычно таких детей
— У кого-нибудь еще после кормления таких малюток вашим средством были проблемы со здоровьем?
— Уверяю дело не в смеси, она изготовлена…..
— Тише-тише Аришка — успокаивала Оксана маленького ребенка, что лежал в кроватки, гладя аккуратно рукой по животику — Назначьте вазодилататоры, занимайтесь легочной гипертензией, сделайте так, чтоб ей было хоть чуть-чуть лучше дышать, думаю, здесь особо поможет гидралазин
— Думаешь проблема в этом?!
— Просто сделай что я тебе сказала — недовольно прошипела Оксана — Завтра с утра зайду проверю, как она себя чувствует, да и назначь мне встречу с юристом этой больнице
— Зачем это вам? — удивилась рыжеволосая медсестра, просыпая аккуратно несколько крупинок смеси на меленький столик, на котором вела приготовление
— Хочу оформить опекунство — заявила Оксана, направляясь к выходу из палаты
— Ты, что в самом деле?!
— А тебя что-то смущает?! — ухмыльнулась злой улыбкой Оксана, подходя к двери
— Да нет, все нормально — застенчиво улыбнулась девушка, наливая кипяченую воду в бутылочку
«Дура блядь ненормальная», подумала Оксана, выходя из палаты, закрывая за собой дверь.
Телефонный звонок несколько напугал Оксану, когда зажужжал в кармане белого халата, что подчеркивал сочные эротические прелести её тела. Легонько взвизгнув, испугавшись такой вибрации, Оксана достала из кармана злого назойливого насильника вибрацией своих бедер и была приятно удивлена звонящему абоненту. Облизывая смачно алые накрашенные недавно губки, Оксана провела аккуратно пальчиком по гладкой поверхности сенсорного дисплея своего телефона.
— Привет — мурлыканье женского голоса сводило с ума, особенно когда динамик телефона был так близко к уху — Слышала, тебя перевели в отдел к Серову?!
— Слухи быстро разносятся — улыбнулась шикарной улыбкой Оксана, покусывая краешек губы, чувствовала, как из-за нежности и завораживающего голоса этой белокурой акушерки, звучавшего из динамика сотового телефона, все внутри стало трепетать — И все-таки как ты узнала?
— Неважно — тихим шепотом ответила девушка — Предлагаю, тебе это как-то отметить
— Так ты же тоже сейчас на работе
— Уже нет — возразила Верочка — Отпросилась у Юлии Константиновны, чтобы побыть с тобой
— Только ради этого?! — теша свою грудь пальцами руки, в ласке звучащего шепотного тона девушки, Оксана чувствовала, как возбуждается с неконтролируемой силой
— А тебя что-то смущает?
— Да нет все нормально — Оксана легонько коснулась кончика разреза своего халата, между ног, сжимая его ласково пальцами не могла контролировать свою возбужденность — Хорошо во-сколько?
— Да прямо сейчас — заявила девушка — У тебя ведь рабочий день уже все закончился, Серов наверно уже домой ушел, вот и приходи ко мне
— Сейчас только маме позвоню
— Ты что маленькая? — возмутилась обиженно Верочка — Или тебе без разрешения матери уже никуда нельзя?
— Нет, просто если я её не предупрежу, она всю Москву на уши поставит, чтоб меня найти
— Ха… забавно — приятным веселым смехом рассмеялась белокурая искусительница, все больше обольщая сознание Оксаны своей нежностью голоса
— Через пол часика буду у тебя — предупредила Оксана, стоя у окна, легонько коснулась кончиками пальцев белоснежных трусиков
— Буду с нетерпением ждать — чарующее тяжелое дыхание этой девушки в динамик телефона, вызывало бурю стихий сексуальных эмоций
— Я тоже — сбрасывая телефонный вызов, таким же возбужденным шепотом ответила Оксана, легонько касаясь пальчиком сенсора своего сотового
«Блядь что я тока маме скажу», нервно покусывая от волнения губы, Оксана набирала её номер на экране сотового телефона.
— Мама — тихо говорила Оксана, смущаясь на людях разговора с Мариной Николаевной — Можно я зайду к подруге ненадолго, мы хотели посидеть обмыть мое повышение
— Хм… Оксанка, что за там у тебя за подруга появилась — сомнительно говорила Марина Николаевна, в голосе этой женщины слышались снова нотки недоверия — Уж не знаю что думать, ты прям постоянно к своей подруге после работы срываешься, кто он?
— Мама это подруга мы просто общаемся, кофе пьем
— Да что ты мне мозги пудришь
— Мама я правду говорю, я с девушкой тут общаюсь
— Оксанка кто он?
— Мама это она — возразила шепотом Оксана, отодвигая динамик телефона от уха
— Ну да, а потом окажется, что ты беременна
— Ну, ты ведь хочешь иметь внуков?
— Только когда ты станешь финансово независимой для себя самой
— Ладно, хорошо — согласилась Оксана, скрывая истинные намерения, по опекунству девочки, пошла она на ступке матери — Как скажешь, ну так можно мне к подруге?
— У тебя, что рабочий день закончился?
— Меня перевели мама, я теперь до пяти работаю
— И во-сколько, ты планируешь сегодня быть дома?
— К десяти — нервно покусывая губы, ответила Оксана, сильно смущаясь проходящих за спиной медсестер — Ну к девяти хотя бы можно?!
— В десять чтоб была дома
— Хорошо мама — улыбнулась застенчиво Оксана
— Ты завтра работаешь опять?
— Ну да
— Значит, день рождение твоей тёти накрылось медным тазом?
— Ну, мама — надула обиженно Оксана губки бантиком — Давай на выходные
— Вот сама ей завтра и позвонишь
— Но мама! — возразила Оксана, топнув от недовольства каблуком черных туфель по кафельному полу отделения кардиологии
— Я сказала, ты сама ей теперь позвонишь и объявишь о повышении, а мы с ней что-нибудь придумаем — строго заявила Марина Николаевна, ясно давая понять серьезность своих намерений в суровости своего голоса
— Хорошо — глубоко вздохнула, набирая воздух ртом Оксана — Ну все мама я к подруге по чашечке кофе выпьем
— Оксанка позвони тёте поздравь хоть с днем рождения
Предупредила Марина Николаевна, прежде чем Оксана успела провести указательным пальцем по сенсорному дисплею своего телефона, прервав телефонный звонок.
«Блядь заебала, все докучает и докучает мне!», сжимая от ненависти свой телефон в руке, грязно отобразила мысли в своей голове.
— Придется потом позвонить тёте — тихо прошептала сама себе Оксана, направляясь к выходу из отделения кардиологии
Солнце за стеклом пластикового окна заходило за горизонт, скрываясь за крышами огромных небоскребов мегаполиса столицы, оставляя на небе прекрасный оттенок лазурной зябью солнечного света. Легкий ветер раскачивал деревья за окном, напевая песнь шелеста листьев, за которой слышался гулкий шум тысячи автомобилей, двигающихся в бесконечном потоке этого большого города. В самом отделении почти никого уже не было слышно, пациенты разбежались по палатам, ожидая проведения вечерних процедур, лишь вдалеке в другом конце отделения было слышно, как стучит каблуками по белому кафельному полу какая-то медсестра. Ощущение воздуха в этом помещение было насыщено какой-то свежестью, способную легко дышать, хотя окна, вид из которых выходил на больничный дворик и автостоянку возле больницы, были полностью закрыты, не пропуская посторонних запахов и холода в помещение. Тишина этого отделения пленяла, едва было слышно как медсестра, что сидела за постом дежурной сестры, набирала что-то на компьютере и как что-то обсуждали два дежурных врача, мужчина и женщина, встав у окна у входа в отделение, обсуждали методику лечения одного из пациентов. Оксана прошла мимо этих людей, устремляясь к выходу из отделения, спускаясь по мраморным ступенькам массивной лестницы, чувствовала как кровь, что бурлила в жилах ураганом бурной страсти, не давала ей покоя, беспокоя сильной неконтролируемой возбужденностью.

***
Кабина лифта медленно поднималась вверх, пока Оксана, облокотившись на её стенку, подняв голову, смотрела на лампочки освещения внутри. Прекрасное желтое короткое платье, облегало сексуальные прелести тела Оксаны, выражая под скрытой, тонкой, нежной материей особую эротическую красоту. Белая вязаная шаль облегала оголенные плечи Оксаны, одаряя своей лаской, она согревала чарующей силой тепла в вечернюю прохладу. Оголенные стройные ноги Оксаны подчеркивали дешевые черные туфли на высоком каблуке, завершающий момент строгой эротической силы.
— Хм… интересно — предположила Оксана, прикусывая аккуратно губами коготок указательного пальца — Сердце девочки значительно увеличено, легочная гипертензия и перегруз правого желудочка, в сосудах легких происходит застой крови именно он и вызывает отек легких
Двери лифта медленно раскрылись, как только лифт поднялся на нужный этаж, Оксана, звонко стукая каблуками черный туфель, ступила на бетонный пол в подъезде, что громким эхом распространял звук по всему помещению. Шикарно покачивая бедрами, Оксана подошла к красиво лакированной двери квартиры, нажимая аккуратно пальцем на звонок, позвонила в него несколько раз. Спустя некоторое томительно ожидание секунд дверь издала механический щелчок и вскоре открылась.
На пороге оказалась чудесной красоты белокурая девушка с ярким голубым оттенком глаз, облаченная в белый короткий нейлоновый халат, который подчеркивал весь эротический рельеф её тела и в тоже время открывал прелесть роскошных белоснежной кожи бедер. Все тот же запах парфюма «Trouble от Boucheron», знакомая уже ваниль в прекрасной гармонии с жасмином завершала сладкую песнь бурю стихий ароматов, был аккорд калабрийского кедра. Укладка белокурых волос имела весьма сексуальный объём, пышные растрепанные волосы этой девушки, посыпали и в тоже время обвивали как виноград бархатистую шею, обрушивались волной водопада хрупкие плечи девушки.
— Впечатляет!
Скривила губы в улыбке похоти и разврата Оксана, облокотившись спиной, на стену подъезда, теребила нервно пояс на своем платье, испытывая при этом сексуальный голод.
— Почему ты все время ходишь в одном и том же платье Оксана? — возмутилась Верочка, отступив на шаг назад, пропуская войти к себе в квартиру желанную гостью
— Да не в одном — застенчиво возразила Оксана, медленно соблазнительным движением сгибая ногу в колено, отображая красоту бархатистой эластичной коже бедер, вошла в квартиру — Просто сегодня случайно надела его по ошибке
— Хм… по ошибке значит — сомнительной интонацией голоса произнесла Верочка, сморщив губки, закрыла дверь за спиной Оксаны
Игристые оттенки пламени свечи, играли тенями по стенам в притемненной атмосферы игру необузданной страсти, в ярком отражении своего пламени. Воздух был пропитан сладкой прелести красного вина и необычайно душистого мыльного аромата на основе каких-то приятным запахом цветочных трав. В квартире была необычайная тишина, словно слух закладывало, а так если не пламенные оттенки свечи, то вообще бы ничего не было видно.
— Позволь мне взять твою шаль — предложила Верочка, встав за спиной у Оксаны
— На этот раз снова обольешь меня чем-нибудь, как при нашей первой встречи у тебя дома или просто предложишь вежливо раздеться? — скривила Оксана губки в поразительной ухмылке, прикусывая краешек губы
— Могу предложить просто раздеться — играя скрытыми манерами любезности, улыбнулась Верочка, снимая белую шаль с плеч Оксаны
— Должна признать ты умеешь работать руками — заметила Оксана, с какой нежностью и лаской, пальчики девушки сняли с неё шаль
— Я ведь акушер — пояснила белокурая девица, положив шаль Оксаны на рядом стоящий комод в коридоры
— Я заметила это еще в роддоме — улыбнулась взаимной красотой алых губ Оксана, снимая с ног черные туфли
— М… белые трусики
Обратила внимание, белокурая развратница, под платьем Оксаны, белое нижнее белье, когда она перед ней нагнулась, снимая с ног туфли.
— Мда… сменила их, когда пила кофе на работе
— Ты что пролила на себя что-то?
— Нет, просто Валерий Валентинович, бывает сильно требовательным — состроив чарующее выражение голубых лазурных глаз — Ну и я с психу чуть не пролила на себя чашку кофе
— Ха… а ты как хотела это же отдел диагностики — ухмыльнулась Верочка, взяв Оксану нежно за руку, направилась с ней в гостиную — Элита в области кардиологии, в нашей больнице, кстати иногда даже его отдел сам участвует в операциях
— Я слышала — ответила холодно Оксана, бросив сумочки возле входа в гостиную — Вот это да это все ради нас?!
— Ради нас! — встав перед Оксаной, белокурая искусительница взяла её за руку
Возле большого черного кожаного дивана стоял маленький стеклянный столик, на котором расположилось изумительно шикарная посуда. Большая салатница в центре столика с каким-то чудесным на вид фруктовым салатом, покрытым сверху йогуртовой массой, два блюдца, вазочка в которой располагались румяные булочки. По обеим сторонам большой салатницы горели две большие восковые свечи в серебряных подсвечниках, создавая тем самым на изумление романтическую обстановку. По всему полу гостиной были рассыпаны лепестки роз, чарующая прелесть запах этого цветка с новой силой будоражила кровь. На полу возле столика стояли две полных огромные бутылки красного вина, от вида которых Оксана стала истекать слюной, испробовать этот загадочный вкус алкогольного напитка, который будоражит огнем кровь в жилах похоти необузданной страсти.
— Вот это да — удивилась Оксана, не переставая смотреть на две бутылки красного вина — Ты, что меня совсем напоить решила?
— Перевод в отдел Серова, страшный грех, если не отметить — легонько шлепнула девушка Оксану по бедру
— Да, но мне-то завтра на работу
— Ах… ну-да, ну-да — легонько чувство вздохнула белокурая львица, выгибая спину перед Оксаной, выставляя прелесть изысканных упругих бедер — Ничего немного потравишь их изысканной прелестью вина
— Да ты что! — решила так же саркастично говорить Оксана, улыбаясь при этом скрытой улыбкой безупречно сияющих, при свете пламени горящих свеч, алых губ — Ты бы только знала, на каких условиях Серов взял меня к себе
— Вообще как это у тебя поучилось?
— Увидела их команду в отделение скорой помощи
— Стервятники налетели искать себе дело
— Они это так называют?
— А ты не знала?
— Ну, для меня это уже знакомо — присаживаясь на диван, Оксана поправила края желтого мини платья — В университете, на первом курсе я тоже работал в одном отделе диагностики
— Правда?! — еще больше удивилась Верочка, присаживаясь на диван — Не хочешь рассказать?
— Да тут собственно и рассказывать то нечего
— Да ну?! — недоверчиво играя голубой красотой глаз, сомнительно спросила белокурая обольстительница
— Нет, правда — возразила Оксана, взяв ложку в руки, стала накладывать себе в блюдце фруктовый салат — Я ужасно голодна
— А что за дело у вас сейчас?
— Ты не поверишь — ухмыльнулась Оксана — Ну этот тот самый ребенок
— Какой ребенок?! — удивилась еще больше Верочка, выпрямив спину, столь неожиданно посмотрела на Оксану
— Ну, та девочка, которой мы с тобой помогли родиться — тихим шепотом призналась Оксана, накладывая салат в блюдце, любовалась игристым пламенем горящей восковой свечи
— Боже мой! — вскрикнула от удивления Верочка, прижав кончики пальцев к губам — Для тебя, что она что-то значит?
— Да это просто пациент — скрывая ранимый взгляд, Оксана посмотрела на игристое пламя горящей свечи, едва сдерживая копившуюся влагу слез на глазах
— А твои глаза говорят об обратном!
Не согласилась с таким утверждением Верочка, поднимая с пола полную бутылку вина, взяла штопор, что лежал на краю стола.
— Послушай, у тебя есть знакомый юрист в этой больнице?
Неожиданно для себя спросила Оксана, посмотрев на девушку, что сидела возле неё на диване, вворачивая штопор в пробку бутылки. С трудом уже сдерживая неконтролируемый порыв слез, взяла с пачки салфеток, что лежала на столе, одну салфетку и протерла влагу на глазах. Душистый аромат красного вина, будоражил предвкушением сахарного вкуса витающего в воздухе, вдыхая который даже становилось как-то легче на душе терзающего муками сознания.
— Только не говори, что ты хочешь….
— Так есть или нет? — перебила её Оксана, не давая закончить фразу
— Ну, можно что-нибудь придумать, тем более мать лишили прав, девочка находиться на попечение у государства….
— Это все не так важно — возразила Оксана, взяв сочную булочку, посыпанную маком, в руку — Мне просто нужно знать ты мне поможешь?
— Это будет тебе дорого стоить Оксана — облизывая краешек открытой бутылки языком, белокурая искусительница положила штопор с ввернутой на нем пробкой на край стола
— Я расплачусь с тобой, в какую сумму мне обойдется твоя помощь?
— И дело тут абсолютно не в деньгах
Наливая полный бокал вина, хитрой развращенной улыбкой улыбнулась девушка, сверкнув голубой прелестью глаз в которых ярко отразилось пламя горящей свечи.
— Тогда чего ты хочешь? — взаимной улыбкой одарила её Оксана, взяв наполненный бокал с вином в руку — Ты ведь поможешь мне по дружбе
— Помогу — любезно согласилась Верочка, легонько дотронулась бокала, что держала Оксана в руке своим — Ну это будет тебе кое-чего стоит
— Сколько?!
— До завтрашнего утра
— Не поняла?
— Ты до завтрашнего утра остаешься у меня
— Но….
— Никаких но
— Но мама ведь!
— Позвони и наплети типа, Серов внезапно вызвал, девочке твоей стало плохо
— Да что ты такое говоришь! — надула обиженно губки Оксана, продолжая держать наполненный бокал вином в руке
— А что команда Серова иногда работает по ночам
— Да я не про то — возразила Оксана, поднося бокал к алым губам — Как ты можешь такое говорить это же ребенок, а ты же сама специалист акушер
— Ой, Оксана если бы мы все полагались на эмоции — рассмеялась Верочка, облизывая чарующим жестом кончиком языка краешек бокала, проливая, таким образом, несколько капель себе на язык в открытый рот — Мы бы все вымерли бы давно из-за неумения принимать роды
— Так ты мне поможешь? — ощущая кончики пальцев белокурой рядом сидящей девушки, на своем колене спросила Оксана
— Пей! — тихо прошептала Верочка
Развращенная искушающей похотью блондинка, помогая ладонью другой руки, придерживая за основание бокала, наклоняла его, помогая Оксане жадно глотать выливающиеся в рот вино. Сладкая пленяющая вкусом красная жидкость стекала бурным потоком водопада с края бокала на алые губы Оксаны, открытого рта, играя завораживающая гармонию вкуса со слюной, проникала внутрь, заставляя разум, под влиянием алкоголя, поддаться соблазну искушению разврата. Девушка что сидела рядом принуждала Оксану залпом осушить бокал вина, медленно потянула за пояс желтого платья, принуждая его ослабить свои сдавливающие её талию тиски. Сочащиеся капли с алых губ красного вина, облегая красивый изгиб подбородка, падали на сочную грудь, завораживая кожу холодным касанием будоражащей вязкостью влаги этого напитка. Ерзая бедрами и извиваясь словно змея, сидя на диване, Оксана была поражена лаской рук девушки, что оголяла её плечи от платья, слизывала стекающие по коже груди капли красного пролитого вина.
— Что же ты со мной делаешь?!
Задыхаясь от нехватки воздуха, Оксана оторвалась от пустого бокала, оставляя на нем след размазанной алой помады, допустив, что несколько капель находящегося там вина упали с его края, в свободном падении захватывая дух легком касании, упали на бархатистую кожу упругой груди. Белокурая извращенная похотью девица с легкостью оголила тело Оксаны от желтого платья, оставив его на талии. Пленительная нежность рук этой девушки, принудила Оксану положить свои ноги ей на колени, придавая их обольщению женской разглаживающей ласке горячих головокружительным, обжигающих касанием ладоней.
— Предупредишь свою маму? — спросила она, вцепившись обеими руками в скомканное платье на талии Оксаны
— Принесешь мне мой телефон?! — спросила Оксана, повиляв бедрами на диване позволив белокурой расхитительнице содрать с неё платье и бросить его на пол возле дивана — Он в моей сумочке, возле входа вон там
Указала Оксана возбужденным пьяным взглядом глаз на лежащую сумку на полу возле входа в гостиную, поддаваясь обольстительной женских рук на эрогенной зоне ног возле промежности.
— Все же интересно
Говорила с хитрой ухмылкой девушка, вставая с дивана, аккуратно положила ноги Оксана на его гладкую кожаную поверхность пропитанную запахом ванили и жасмина.
— Ты, что в самом деле хочешь удочерить эту девочку?
— Ты что против?!
Удивилась Оксана, мимики выражения лица белокурой обольстительнице, зачерпнув ложкой на блюдце фруктовый салат, медленно стала приближать её к губам.
— Ты ведь теперь врач
— Ну и что — пожала плеча Оксана, улыбаясь кривой улыбкой, допуская, чтобы сок йогуртовой основы легонько вытек за пределы алых губ
— Ты что всех детей, будешь удочерять, которых будешь лечить?!
— Об Аришке некому позаботиться
— Ой, господи Оксана — тяжело вздохнула Верочка, шикарным жестом изгибая спину, поднимая с пола сумочку Оксаны — Ладно давай допустим, что она живет в детском доме и о ней заботиться государство
— Я приняла у этой женщины роды, почти помогла этой девчушке появиться на свет
Оксана была не согласна с утверждением этой девушки, разозлившись, кинула ложку, которой ела, в салатницу. Смачный йогуртовый сок, чем был заправлен фруктовый салат, от попадания ложки выплеснул несколько капель своей завораживающей холодной жидкости на тело Оксаны, попадая частично на живот, грудь, плечи и шею. Кусочки груши, яблок, банана и киви лежали на столике возле салатницы, покрытые капельками сладостной йогуртовой массы.
— Оксана!
Испугалась белокурая девица, прижимая ладонь к своим розовым губам, другой рукой едва чуть не выронила сумку Оксаны на пол, едва удержав её кончиками пальцев.
— Заебись блядь!!! — грязно выругалась Оксана, разводя согнутые руки в локтях в сторону оглядывая, свое забрызганное тело йогуртом — Вот что мне теперь делать
— Выпить
— Это да конечно — согласилась Оксана, взяв салфетку со столика — Сначала только позвоню маме, а то она с танками меня искать будет
— Что прям с танками? — рассмеялась девушка забавным звонким смехом, подходя так медленно к Оксане с её сумкой в руках
— Скажи хотя бы, чтоб вертушку в воздух не поднимала — взяв из рук девушки свою сумку, Оксана, открыв её, стала в ней копаться
— А что может? — была восхищена Верочка, присаживаясь на диван — Нет-нет прошу, не убирай, пускай они у меня на коленях полежат — возразила она, не давая Оксане подогнуть под себя ноги
— Ладно, как скажешь — ухмыльнулась Оксана, положив свои ноги на колени к рядом сидящей блондинке
— У тебя такие красивые ноги
Похвалила Верочка, подняла стоящую на полу бутылку с вином, принялась разливать её по бокалам, пока Оксана доставала из своей сумки сотовый. Оксана в ответ игриво изобразила глазами смущение, состроив губки бантиком, изобразив на румяных щечках, чудесной красоты румянец. Ерзая бедрами по гладкой коже дивана, Оксана чувствовала как смазка, скопившаяся на стенках влагалища, пропитала легкой приятной влагой нежную материю белых трусиков. Воздух был насыщен воском сгорающей свечи, с пола пахло удивительно приятным запахом роз, с поверхности дивана приятно пахло жасмином в сочетании с ванилью. Белокурая львица, что сидела рядом излучала такой приятный вкусовой оттенок помады, которая так приятно покрывала красивым слоем её нежные розовые губы, в чудесной гармонии перегара, что она выдыхала ртом, насыщал атмосферу в комнате красным полусладким вином
— Я знаю — улыбнулась застенчиво Оксана, аккуратно водя пальцем по сенсору, набирая номер матери — Мам привет это я
— Оксанка что-то случилось? — взволнованно спросила Марина Николаевна
— Мам меня Серов вызвал к себе, с пациентом что-то случилось
— Что опять?
— Не знаю мам!
— Оксана что происходит? — серьезным настроенным голосом поинтересовалась Марина Николаевна
— Мама пациенту стало плохо у него желудочковая тахикардия, мне нужно бежать в больницу, без меня не могут проводить диф…
— Мне кажется, что желудочковую тахикардию могут устранить и простые дежурные санитары, что сутками наблюдают за пациентом — говорила Марина Николаевна — Ведь для этого и существуют ингибиторы, вазодилататоры, ну или на крайний случай дефибриллятор
«Блядь все вы такие умные, сериалов банальных, что ли по телику насмотрелась, ладно лучше не буду с ней спорить», подумала Оксана, покусывая губу, поддавалась обольщению нежных рук блондинки, что гладила её ноги.
— Да, но её последствия — прикусила нервно Оксана губу, понимая, что мать не так легко обмануть
— Оксана в чем дело? — недоверчиво интересовалась Марина Николаевна
— Мама я буду до утра в больнице, а потом у меня моя смена
— Так!!! — настораживающая интонация недоверия в голосе Марины Николаевны, сильно пугало Оксану — И когда тебя ждать дома?
— Ну… — душевно переживая, реакции материи медлила с ответом Оксана — Завтра после пяти тебя устроит?
— А тебя устроит, если я приеду прямо к тебе в больницу?
— Зачем?! — испугалась Оксана такого довода, поджав от нахлынувшего страха нижнюю губу
— Кофе с тобой в кафетерии попить
— Нет!
— Что в больнице нет кафетерия?
— Мама у меня не будет времени
— Что?! — удивилась еще больше Марина Николаевна — Оксана, а когда у тебя будет время на родную мать? — прокричала она, с интонацией плача, громко в динамик телефона Оксаны
— Мама все мне нужно идти — засмущалась Оксана, сбрасывая телефонный звонок
— Мда… ну и бойкая у тебя мамаша — согласилась с увиденной картиной Верочка, протягивая в руки Оксаны наполненный бокал с вином
— Это еще так на разогреве — покусывая краешек губы, ответила Оксана, взяв в одну руку бокал с вином, а другой рукой положила свой телефон на край столика
— Ты что совсем матери время не уделяешь? — удивилась Верочка
— Мы спим с ней в одной постели
— Что?! — чуть не поперхнулась Верочка булочкой, кусок которой, так соблазнительно откусила перед Оксаной
— Ну, просто иногда она просит меня поспать с ней — пояснила Оксана, застенчиво улыбнулась
— Просто поспать?
— Ну да — удивилась Оксана наклону мыслей этой извращенной девицы — А ты что подумала?
— Ну, тогда ладно — легонько дотронулась Верочка своим бокалом, до бокала, что был в руке у Оксаны, издавая при этом нежный звон стекла — За нас!
— За нас! — подтвердила Оксана, медленно поднося наполненный бокал красного вина к горячим алым губам
Пленительное гармоничное сочетание красного полусладкого вина, стекало, потоком водопада с края бокала в открытый рот Оксаны. Играя чудесную гармонию со слюной, Оксана была потрясена нежному сладкому, разогревающему внутри вкусу этого алкогольного напитка. Сахарная алая жидкость завораживала легкой циклической невообразимостью, так тщательно смакуя каждый глоток этой жидкости со слюной, Оксана, закрыв глаза, жадно глотала его. Будоражащие холодные капли этого напитками стекали с губ Оксаны, повинуясь красивому рельефу подбородка, сочились в чарующем свободном падении на пышную грудь, пленяясь неповторимостью легкого касания с бархатистой кожей. Лелея себя нежностью согревающих вязких сладостью потеков вина по коже, Оксана, стала часто и прерывисто дышать, откинувшись на спинку дивана.
— М… какой вкус… — восхитилась Оксана, отрываясь от пустого бокала, жадно хватая воздух ртом, облизывая грани холодного стекла, с края которого плавно по капелькам сочилось вино, языком — Я польщена Верочка — размазывая ладонью руки стекающие потеки вина на груди
— Вот возьми салфетку? — предложила белокурая девица, ставя свой пустой бокал на стол, подавая другой рукой салфетку Оксане
— Хм… а может и так сойдет — нахмурила эротическим жестом алые, пропитанные сахарной силой вина, губы — Р… это так возбуждает, когда я могу стать для тебя такой сладкой не правда ли
Интонацией поразительной сказочной нежности, говорила Оксана, сексуально издавая ласковое рычание, поставив пустой бокал на край стеклянного столика. Эротический взгляд лазурных голубых глаз, придавал очертание капризной похоти, в тот момент, когда Оксана, облизывая так пленительно кончиком языка сладкие алые губы, сгорала от сильного возбуждения. Поддаваясь соблазну обольщения нежности рук этой блондинки, что так поразительно разглаживала ноги Оксаны, когда они были у неё на коленях, ощущала с каким жаром и ненасытной похотью она стала целовать их бархатистую кожу.
— Ты меня так заводишь — убирая ноги с колен возбужденной искусительницы, заявила Оксана, тихо мурлыча, села перед ней на колени — Твои губы сводят меня с ума
Любовалась Оксана лучезарным блеском розовых губ, что как миллионы искорок сияли в отражение горящей свечи.
— Такой вкушающий аромат — Оксана, продолжая говорить полушепотом, искушая шепотом белокурую девушку, медленно касаясь руками плеч белого халата
— Ты умеешь обольщать — похвалила Верочка, обвивая талию Оксаны аккуратно руками, стала приятным трением разглаживать её бархатистую кожу
— А ты совращать — распущенность развратной похотью улыбки Оксаны не знала границ, как только пальцы блондинки коснулись её застежки черного бюстгальтера
— И все же я без ума от твоей груди — прошептала белокурая развратница под ухо Оксане
— Только от груди?! — удивилась Оксана, состроив эротическую форму изгиба алых губ, ощущая, как пальцы похотливой львицы расстегнули её бюстгальтер
Сдавливающие тиски бюстгальтера стали ослабевать давление на сочную грудь Оксаны, приятное прилегающее воздействие его мягких чашечек, стало покидать бархатистую обитель её розовых сосков. Плавно чарующим жестом соприкосновения, его приятные на ощупь лямки сползали по рукам Оксаны, обнажая упругую прелесть её груди. Обольщаясь взгляду, с какой хищной страстью смотрит на неё белокурая извращенная натурой девушка, Оксана состроила губки бантиком, выражая чудесной красоты ямочки на щечках, заметила, как черный кружевной бюстгальтер упал на пол. Медленно опуская ноги с дивана, Оксана сексуальным движением выгнула спину, когда вставая с дивана, выставила перед девушкой эластичную красоту своих роскошных бедер.
— Должна признать — почувствовала Оксана, вставая с дивана, как закружилась голова и в ногах появилась ужасная слабость — Твое вино умеет дурманить голову — легкое потемнение в глазах, придавала еще больше соблазну эротического наслаждения
— И это только все одна бутылка
Шикарной изумительной улыбкой розовых губ улыбнулась девушка, любуясь прелестью сексуальных ног Оксаны, когда она, перешагивая через лежащую бутылку на столе, так сексуально согнула ногу в колено, выражая всю эротическую силу своих бедер.
— А это только всего одна ночь — чарующей прелести мелодии шепота говорила Оксана, встав перед девушкой, протянула ей руки
— Которую — взявшись за кончики пальцев Оксаны соблазнительной интонацией голоса говорила Верочка — Мы обязаны провести вместе — медленно вставая с дивана, белокурая искусительница продолжала радовать приятным изгибом розовых губ, покрытых сладкой вязкостью вина
— И проведем — улыбнулась застенчиво Оксана, позволяя рукам девушки придавать чарующей ласки свою грудь, любуясь обольстительному взгляду голубоглазой блондинки
— Может еще бокальчик вина? — поинтересовалась Верочка
Пленительная жгучая трением ласка руки белокурой искусительницы, опускаясь ниже по животу Оксаны, плавно останавливаясь в районе талии. Секунды проведенные в таком положении стоя возле дивана, на фоне горящего пламени свечи казались Оксане вечностью, когда её взгляд сошелся со взглядом блондинки, играя словно капризную игру страсти. Притягивающим искушением Оксана, покусывая губу, лелеялась в ласке рук девушки, что с такой поразительной застенчивостью, обвила её талию одной рукой, задержав другую руку на сочной груди. Сладостный аромат притягивал к поцелую, розовые губы были так насыщены силой заманчивого перегара вина, перед поцелуем которого не возможно было устоять Оксане. Находясь под таким сильным соблазном обольщения, Оксана не могла контролировать, свое влечение к распущенной капризной похотью блондинке.
— Ты меня искушаешь — изнывая сладким стоном, прошептала Оксана, испуская горячий поток воздуха в открытые розовые губы своей обольстительнице
— Поверь, даже еще не начинала — не согласилась белокурая искусительница, приятно на ощупь задержала свои руки на талии Оксаны — Вот бокальчик вина может это исправить
Улыбнулась хитрой улыбкой девушка, обсасывая одной рукой кончик указательного пальца, другой рукой дотронувшись лишь легонько коготками резинки трусиков Оксаны.
— Ладно, хорошо, но только один бокальчик вина — прислонила Оксана указательный палец к розовым губам блондинки, внушительным взглядом посмотрела на неё
— Он поможет тебе переступить черту? — спросила Верочка, повернувшись к Оксане спиной, составила вместе два бокалы на столе — Которую ты не можешь нарушить сейчас
— Он поможет сделать нашу ночь слаще — обвивая сзади талию девушки, прошептала Оксана под ухо своей искусительнице пленительной нотой шепота, касаясь пальцами пояса её белого халат
— Вот об этом я всегда мечтала Оксана — нагнувшись перед Оксаной за бутылкой вина, что стояла на полу — Провести ночь с тобой, пьяными, это просто сказка
— Сказка будет завтра — заявила Оксана, изнывая сильным сексуальным возбуждением, позволяла себе наглость массировать, сжимая пальцами бедра строптивой девушки, нагнувшейся перед ней девушки — Когда начальник на работе будет меня отчитывать за перегар
— Не будет — возразила Верочка, прекрасным движением выпрямила спину, поставив еще не открытую бутылку вина на стол — Ну… только малость поворчит
— О…. когда у меня голова будет болеть этого будет делать не надо — возразила Оксана, удивилась с какой настойчивостью девушка, стоя перед ней, вворачивала штопор в пробку бутылки
— Я же сказала… — напряглась белокурая красотка, выдергивая пробку из стеклянной бутылки, разливая несколько капель на поверхность стеклянного столика — Что только малость поворчит
— Наливай уже вино в бокалы — шлепнула её Оксана легонько ладошкой по бедру, задержав на её ягодицы пальцы, терзала коготками пальцев белый халатик стоящей к ней спиной блондинки
Игристые оттенки пламени свечи танцевали по стенам в гостиной этой квартиры бушующий танец танго, необузданной страсти. Пол кофейного цвета паркета украшали десятки лепестков роз, воздыхая свой прекрасный аромат, бурлили оттенками неконтролируемой похоти. Атмосфера воздуха была пропитана богатым изобилием ванили в великолепном сочетании с жасмином, а добавочная нотка сладкого запаха вина, была вдохновением сокрушительной сексуальной похоти.
— Знаешь — игриво хлопая длинными ресницами, чудесных лазурных глаз, говорила Оксана, поворачиваясь с наполненным уже бокалом вина к искушающей себя голодным взглядом похоти расхитительнице — Не знаю, почему, но меня к тебе влечет
— Так что же тебе тогда мешает? — восхитительной прелестью улыбки улыбнулась девушка, обжигая жгучим дыханием нежные алые губы Оксаны
— Уже ничего — повернулась Оксана спиной к ней
Соблазнительным сексуальным движением Оксана виляла бедрами стоя спиной к блондинке, что так возбуждающе смотрела на неё. Медленно поднося прохладное стекло бокала к своим губам, Оксана, закрыв глаза, ощутила, как пальцы сзади стоящей блондинки вцепились с поразительной лаской в резинку её трусиков. Чарующая сладость вина обволакивала губы Оксаны, стекая с края бокала, падая на пропитанный изобилием слюны язык Оксаны, обволакивая рот проникая внутрь. Услаждаясь сладостной силой красного вина, Оксана виляла бедрами, позволяла расхитительнице за спиной плавно спускать резинку трусиков вниз. Завораживающее скольжение нежной резинки трусиков Оксаны насытило стенки её влагалища изобилием смазки. Жадно глотая вино с бокала, Оксана чувствовала, как его потеки, завораживающие приятным касанием обволакивая подбородок, плавно падая на грудь. Повинуясь сексуальному рельефу сочной груди, капли алой будоражащей вязкостью холода жидкости частичками застыли на розовых сосках Оксаны, где потом белокурая искушенная развратом аккуратно слизала их своим языком.
— Обожаю, когда ты так делаешь — выразила впечатление Оксана, отрываясь от пустого бокала с вином, с жадностью глотая воздух ртом, перешагнула через лежащие на полу белые трусики
— Я еще даже не начала — оголяя плечи от белого, заявила Верочка, позволяя своей одежде плавно скатиться вниз, повинуясь рельефу тела
— И правда, зачем тебе нижнее белье — удивилась Оксана, увидев, что под спущенным, лежащим на полу в ногах девушек халатом, на белокурой девице ничего не было
— Нам ведь оно сегодня ведь и не нужно — тихо прошептала Верочка в отрытый рот Оксане, искушая её сладостному запаху вина и горячим, обжигающим губы, потоком воздуха дыханием
— Не нужно — чарующей нотой шепота, ответила Оксана, соблюдая аккуратную дистанцию между губами распутной девицы, что обвила с такой чувствительной нежностью руками её талию
Выпитое количество вино, уже давало сильно о себе знать для Оксаны, в голове начинался полный дурман, голова начинала кружиться, а в ногах появилась слабость. Впадая в объятия девушки, стоя посреди гостиной, Оксана любовалась прелестью игристых оттенков пламени отраженных в голубых глазах белокурой львицы, что ласкала её обнаженное тело. Медленно испуская жаркий насыщенный сладостью вина поток воздуха, Оксана легонько коснулась губ Верочки, что взяла её за руки, медленно вела к дивану. Потеряв равновесие возле дивана, Оксана повалилась с девушкой на диван, сбивая стоящую на полу, пустую бутылку вина, что издавая звонкий звон стекла, выкатилась по полу гостиной в коридор.
— Ах… Оксана — простонала нежностью стона девушка, когда Оксана стала жаркими поцелуями посыпать её шею — Нет-нет стой!
Хотела возразить Верочка, но Оксана быстро заткнула ей рот, соединившись страстью гармонии насыщенного сладостью слюны поцелуя. Потеряв полностью рассудок, поддавшись соблазну пьяного искушения, Оксана чувствовала, как настойчива девушка, что лежала под ней, искусно владея языком во время поцелуя. Оксана тщательно в момент сладостной страсти поцелуя с нежностью обсасывала губами язык девушки, что она запихивала в её рот. Пользуясь привилегиями тела девушки, Оксана позволяла своими руками, лежа на ней на диване позволять безмерную роскошь, сжимать пальцами упругие бедра, прекрасных ног которых светловолосая львица, перед ней раздвинула.
— М…. Оксана, какая ты требовательная
Мурлыкала, изнывая сильным возбуждением Верочка, в тот момент, когда Оксана оторвалась от её губ, испуская тонкую струйку сладости слюны в открытый рот девушке.
Посыпая жаркими поцелуями шею изнемогающей стонами девицы, Оксана стояла перед ней на четвереньках, доминируя сексуальным превосходством, радовалась тому, как она извивается, скребя когтями по обшивки кожаного дивана. Испытывая сильный сексуальный голод, Оксана впилась губами в розовый сосок груди ноющей стонами блондинки, принялась его обсасывать. Потеки слюны, сочились с губ Оксаны, растекались сказочным изобилием по бархатистой белоснежной кожи упругой груди развращенной девицы. Медленно опускаясь кончиком язычка по животу белокурой девушки, Оксана оставляла на её коже тонкую дорожку обжигающей холодом слюны, плавно повинуясь каждому бугорку на её теле, приближалась к лобку. Издавая насыщенный нежностью стон, светловолосая искусительница раздвинула перед Оксаной ноги, согнутые в колени. Обжигающий жар с алых губ Оксаны, по мокрым губам влагалища, принудил Верочку заерзать попкой по дивану. Стараясь обуздать свою сексуальную жертву, Оксана обвила руками её бедра, одну руку положила её на живот, а другой, выставив локоть так, чтобы девушка не смогла перед ней свести ноги вместе, пожила ладонь руки, на живот рядом с первой рукой.
— Как же я люблю, когда ты так дышишь — похвалила Верочка, сладостно простонав, находясь во власти нежных рук Оксаны
Оксана аккуратно пальцами раздвинула губы влагалища девушки, одаряя его мокрые насыщенные богатым изобилием смазки стенки, обжигающим жаром горячего возбужденного дыхания. Смочив слюной язык, Оксана с поразительной нежностью дотронулась им до мокрых стенок влагалища, от чего девушка, громко застонала, извиваясь как змея на диване в пучине сексуального соблазна. Смачно с изобилием слюны, Оксана обхватила губками клитор девушки и начала его обсасывать, пропихивая спокойно без лишних усилий, два пальца, вовнутрь влагалища девушки промеж её мокрых насыщенных смазкой стенок.
— Ах… а… — простонала Верочка извиваясь на диване в оковах нежных рук Оксаны
Медленно и очень аккуратно Оксана извлекла пальцы из влагалища девушки, насытив язык сочной слюной, еще раз с нежностью обсосала губами мокрый клитор, легонько коснувшись в этот момент кончиком прохладного языка. Оставляя стенки влагалища Верочки раскрытыми, Оксана сплюнула вовнутрь, после чего лаской обжигающих холодом слюны губ поцеловала клитор и убрала руки с половых влажных губ белокурой развратницы, что только что испытала сильный оргазм. Тянущим искушающим себя ожиданием Оксана встала вновь на четвереньки над девушкой, застыв на мгновение над её губами.
— О… боже Оксана, ты великолепна — похвалила искушенная развратом девица, жадно хватая воздух, ртом облизывая с жадностью жгучие розовые губы
— Я знаю! — согласилась с утверждением Оксана, вставая аккуратно с дивана, чувствовала, как от алкоголя кружиться сильно голова
— Ты куда? — поинтересовалась белокурая искусительница, вставая с дивана вслед за Оксаной
— На пол мне жарко — заявила Оксана, шикарно покачивая бедрами, заманивала за собой свою обольстительницу
— Может, охладишься бутылкой вина? — предложила Верочка
— Может и охлажусь



Распутной обольщением сексуальной страсти улыбнулась Оксана, облокотившись, руками на прохладную стену, напротив дивана, выставила перед девушкой упругие бедра, изгибая при этом красивым эротическим жестом спину, раздвинула ноги в стороны. Сокрушительное влияние алкоголя кружило голову, дыхание становилось учащенным и прерывистым. Прижимаясь лицом к стене, Оксана слизывала с мокрых губ, вагинальную смазку девушки, почувствовала, как её распутные руки обхватили бедра, приятно подушечками пальцев начинали сдавливать бархатистую кожу.
— Я без ума от твоей груди — вцепившись обеими руками в груди Оксаны, белокурая искусительница тихо прошептала это ей под ухо
— Я это уже поняла — почувствовала Оксана, как подушечки пальцев, одной руки, блондинки сдавливали с поразительной лаской её сочную грудь
— Ты так великодушна — похвалила Верочка, положив горячую ладонь руки на живот Оксаны
— В каком смысле? — удивилась Оксана
Белокурая искушенная сексуальной похотью девушка, медленно со сказочной силой касания, нежно постукивала коготками по поверхности живота Оксаны, стремилась в сторону её лобка. Находясь в таких нежных оковах женских рук, Оксана запрокинула голову назад, чувствовала как одна рука хищной расхитительницы, жадно сжимала её грудь, пытаясь обхватить, сдавливая подушечками пальцев. Другой рукой строптивая эротическим соблазном девица, встав на колени между раздвинутых ног Оксаны, разглаживала горячей стороной ладони её лобок.
— Оксана встань, пожалуйста, на колени
Убирая руку с груди Оксана, развращенная блондинка аккуратно руками разглаживала эрогенную зону ног возле её промежности. Столь поразительное ласковое трение горячих ладоней рук сексуальной обольстительницы еще сильнее насытили стенки влагалища Оксаны богатым изобилием смазки.
— Это еще зачем? — удивилась Оксана, вставая на полу перед девушкой на колени, опираясь руками на стену, оставила голову запрокинутой
— Сейчас все узнаешь — лаской шепота прошептала Верочка под ухо Оксане
Руки белокурой девушки, расположились на уровне промежности, раздвинутых ног Оксаны, пальцы одной руки, нежно раздвинули мокрые губы пропитанного влагой смазки влагалища. Обжигающий жар дыхания женских губ, Оксана ощутила на мокрых раздвинутых стенках влагалища, от чего сладко стала стонать, почувствовав, как горячий воздух проникает внутрь её. Пальчики девушки манипулировали с губами влагалища Оксаны, то аккуратно сдвигая их вместе, то снова разводя, пропуская горячий возбужденный поток воздуха вовнутрь.
— Ты так нежна со мной — чувствовала Оксана, ласку женских пальцев на мокрых губах влагалища
— Может быть, потому что я что-то чувствую к тебе — приятным касанием губ по клитору Оксаны говорила Верочка, оставляя стенки её влагалища раздвинутыми
— Разве такое возможно? — удивилась Оксана
— Конечно, возможно! — прошептала в раздвинутые стенки влагалища Оксаны белокурая девица
Лаской обжигающие губы белокурой искусительницы впились в клитор Оксаны, принуждая от такого неожиданного наслаждения громко застонать, открыв полностью рот и широко раскрыть веки уставших лазурных голубых глаз. Услаждаясь в ласке таких манипуляций, Оксана, словно кошка, стала скрести когтями по стене, запрокинув голову назад, выгнув полностью спину. Оксана не могла даже вздохнуть или простонать, обжигающий эффект смоченных щедрым изобилием слюной губ, холодили её клитор. Девушка, очень искусно обсасывая клитор, нежно вводила свои пальцы внутрь стенок влагалища Оксаны, от чего она словно как кошка скребла стену когтями, ощущая внутри себя поразительно ласковое проникновение.
— Ах… а… ты меня искушаешь… — простонала громко Оксана, держа голову запрокинутой
Белокурая расхитительница тела Оксаны, вытащила медленным чудесным скольжением пальцы из её влагалища. Держа его стенки пальцами другой руки разведенными, пропуская вовнутрь жгучий поток воздуха, который холодил стенки мокрого насыщенного богатством смазки влагалища. Сокрушительное скольжение последовало языка вовнутрь стенок влагалища Оксаны, она почувствовала как насыщенный слюной и завораживающей прохладой язык девушки входит в неё. Строптивая сексуальным развратом львица даже на этом не успокоилась, она начала вылизывать стенки влагалища Оксаны, при этом жадно очень напрягающим эротическим смыслом принялась массировать пальцами её клитор.
— М…. р… — сладким интригующим тоном прорычала Оксана, ощущая внутри себя поистине сокрушительную сексуальную волную эмоций
Жадно массируя клитор и очень тщательно вылизывая стенки влагалища Оксаны, что и без того были насыщены влагой, девушка заставляла её извиваться в сексуальном, бурном насыщенной страсти танцем. Стоя на коленках, Оксана, опираясь руками на стенах, словно смея, так изящно изогнула свою спину, изнывала завораживающими слух эротическими стонами, широко раскрыв глаза. Пальцы распущенной сексуальным развратом девицы очень искусно разминали клитор, а язык услаждал её влагалище невообразимой нежностью скольжения в нем.
— Хватит! — решила для себя прекратить это Оксана, вырываясь из оков нежных рук девушки села на пол, облокотилась, спиной на стену
«Ну не могу я этим сейчас заниматься, когда Аришке плохо», почувствовала резкое отвращение к столь нежной эротики Оксана, скрывая истинные душевные переживания.
— В чем дело? — взволнованно спросила Верочка, облизывая пропитанные смазкой влагалища розовые губы, что так чудесно отражали в себе огоньки горящей за спиной на столе свечи — Тебе, что не понравилось?
— Нет — возразила Оксана, позволяя девушке сесть возле себя на колени, отвернула свой уставший взгляд, прижимала одну часть лица к стене — Просто я сейчас уже не хочу — тяжело хватая воздух ртом, Оксана чувствовала, как внутри неё бурлит ураган сексуальных чувств
— В чем дело Оксана? — нежно обвивая руками талию Оксаны, белокурая девушка со сказочным отливом голубых глаз, прижалась к её телу
— Давай просто так посидим
Прикрывая глаза, предложила Оксана, ощущая щекой жар от стены, который передалось, когда она терлась грудью о стенах, сгорая сексуальными стенами бурной страсти. Тяжелое изнурительное сильным возбуждением дыхание, холодное влияние женской внутри стенок её влагалища не давало покою. Пленительная свежесть женского перегара с розовых открытых губ девушки, которыми она посыпала шею и плечи Оксаны, продолжала искушать, завораживая жгучим касанием. Только лишь эмоции, чувств переживания не давали ей покоя, впервые в жизни она почувствовала притяжение и не могла теперь для себя нарушить столь идеально сложенную заботу материнских бурлящих в ней чувств.

***
Аромат насыщенного терпкого, крепкого запахом кофе витал в атмосфере этого кабинета, воздух которого был насыщен, как в сочетании мужского резкого освежающего запаха, так и женского нежного, но приятного вкусового цитрусового оттенка туалетной воды. Жалюзи на больших пластиковых окнах этого кабинета были слегка прикрыты, пропуская через чистые огромные стекла, лучи восходящего солнца. Все казалось таким ярким в это утро, даже отблеск с чашки налитого черного кофе, отдавался ослепительным свечение в глаза, заставляя их немного прищуриться. Ужасная головная боль терзала Оксану, когда она сидела за столом в кабинете, рядом, на столе, лежала медицинская карта маленькой пациентки, а чуть левее горячая кружка черного кофе излучала бодрящей сладостью аромат.
Валерий Валентинович приготавливал себе кружку кофе, встав у столешницы, с сонным взглядом, уставших глаз, просыпал несколько крупинок на поверхность столешницы. Мария внимательно изучала другую копию медицинской карты, пристально всматриваясь в анализ крови, медленно касаясь кончиком ручки чистого листка бумаги, что расположила перед собой на столе. Темноволосый парень в белом халате, явно заслужил роль выскочки в этом отделении, внимательно изучал, лежащую на столе перед собой раскрытую толстую книгу, держа в одной руке чашу горячего кофе. Оксана расположилась на стуле, ближе к входу, растрепанные волосы, помятое слегка желтое платье, а так же уставший до боли взгляд голубых глаз и терпкий перегар сладкого вина, что веял из открытых алых губ, когда она подносила к ним белую керамическую кружку с кофе.
— На лицо все признаки бактериальной пневмонии — сообщали парень по имени Роман — Эритроциты чуть ниже нормы, а вот лейкоциты значительно повышены, более 109/л, что дает нам право предполагать что это бактериальная инфекция
— Так же не стоит отрицать тот факт, что альфа— и гамма-глобулины, значительно повышены, а так же ко всему прочему С-реактивный белок тоже повышен — рассуждала Мария, всматриваясь через стекла своих очков в раскрытую перед собой карту
— Оксана Владимировна? — обратился Валерий Валентинович, встревоженным тоном голоса, наливая кипяток с согревшегося чайника себе в кружку — Вам, есть, что нам сообщить, кроме вашего ужасного перегара и головной боли, следствием вашего похмелья, которое вас сейчас терзает?
— Пневмония — с затяжкой уставшего сонного голоса, говорила Оксана, поднося теплую кружку с черным кофе к губам — К тому же бактериальная, мы что-то упускаем какой-то из симптомов, которого я тут не вижу в карте
— Мы упускаем Оксана Владимировна ответ — возразил Валерий Валентинович — Почему вы считаете себя умнее других, что можете пьяной на работу являться?
— Просто вчера с девчонками допоздна засиделась — опустив обиженный взгляд в раскрытую медицинскую карту, угрюмо ответила Оксана — И все же если роль играет бактериальная пневмония, то почему она не может развиться в бактериальный эндокардит ну или в туберкулез легких?
— Серьезное суждение Оксана Владимировна — заявил Валерий Валентинович, подходя к столу с чашкой кофе — Но давайте не торопить события и подумаем, что может вызывать отставание в физическом развитии, потерю веса, отдышку, тахикардию, а теперь уже плюс ко всему пневмонию?
— Может, стоит отработать версию с пневмонией? — предложила Оксана, отпивая с чашки крепкий черный кофе
— Сделайте ЭхоКГ, хочу послушать шумы — игнорируя Оксану, распорядился Серов, отодвигая стул от стола, присаживаясь тут же на него напротив
— Может сразу УЗИ?
— Может Оксана Владимировна вам прекратить спорить! — рассержено заявил Валерий Валентинович
— Да она же синяя — заявил парень, недовольно взглянув на Оксану — Пускай идет домой пропиться
«Хм… слово синяя достаточно уместно тут упомянуто, вполне возможно я могла ошибаться с дефектом межжелудочковой перегородки, скорее всего подобную симптоматику может вызывать «ТетрадаФалло», остается лишь это подтвердить на УЗИ», мысленно в момент дискуссии предположила Оксана, скривив алые губы.
— Нет, такого удовольствия я не доставлю ей — не согласился Серов — Оксана Владимировна проведите, пожалуйста, ЭхоКГ сами
— Насколько я понимаю, для этого есть медсестры
— Они вам туда доставят девочку — заявил Валерий Валентинович — А вы сами проведет эту процедуру
— Давайте УЗИ сердца — возразила Оксана, ощущая жуткую боль в голове из-за похмелья, напрягла свои скулы, опуская взгляд на стол — Возможно, мне удастся определить род бактерий поражающих легкие девочки, а так же возможно…
— Вы настаиваете на том, что у девочки бактериальная пневмония? — серьезным тоном голоса спросил Серов, перебив рассуждения Оксаны
— Поймите — вскочила Оксана со стула, в момент этого чуть шатнула стол, разливая со своей чашки кофе на поверхность стола — Бактериальная пневмония чем-то вызвана, а у столь маленьких детей, вполне возможно, она может перерасти в нечто большее
— Куда уже большее — ухмыльнулся темноволосый врач Роман — «Туберкулез легких»?!
— Блядь у неё бактериальная пневмония! — вспылила Оксана, громко крикнув, чем испугала сидящую девушку слева от себя
— Оксана Владимировна! — строго заметил Валерий Валентинович, недовольно посмотрев в сторону Оксаны — Выбирайте, пожалуйста, выражения, подобный жаргон не должен больше повториться
— Простите — застенчиво улыбнулась Оксана, ощущая жуткую тошноту и головную боль от похмелья — Разрешите мне провести УЗИ, мы можем предотвратить распространение бактерий, может даже и не тока в легких
— Вы же не думаете, в самом деле, что она говорит о….
— Мария! — обратился Серов к девушке, что сидела возле Оксаны, игнорируя мнения другого своего интерна — Помоги Оксане Владимировне провести УЗИ, а после того как не обнаружите следы бактериальной инфекции, сделайте ЭхоКГ
— Отлично тогда займусь анализами крови и мочи — ответил спокойно роман, принимая во внимание тот факт, как его продинамили он спокойно скривил губы в кривой улыбке — Мы явно что-то упускаем, симптомы явно подходят под дефект межжелудочковой перегородки
— Что опять же объясняется Тетрада Фалло — застенчиво улыбнулась Оксана, шепотом навязывая свое мнение
— Да-да мы знаем — нервно ответил Роман — Сочетание врожденной аномалии сердца, характеризующейся стенозом выводного тракта правого желу­дочка, дефектом межжелудочковой пере­городки, декстропозицией аорты и гипертрофией миокарда правого желудочка
— У девочки уже наблюдается гипертрофия правого желудочка — подтвердила Мария — Легочная гипертензия дала нам отек легких, который нам удалось ликвидировать, стабилизируя состояние больной девочки
— Оксана Владимировна вся надежда на вас — обратился Валерий Валентинович, как только Оксана отодвинула стул, чтобы выйти
— У бактериальной пневмонии всегда будут последствия и молитесь, чтобы у такой крохотной малютки не оказалось туберкулеза легких — предупредила Оксана, закрывая медицинскую карту девочки, взяла её с собой, направляясь к выходу — А в последующем, если мы не знаем, с чем имеем дело, болезнь может перейти в инфекционный эндокардит
— Сильное заявление — согласился Валерий Валентинович, изображая задумчивый вид на своем лице — Даже для вас Оксана Владимировна
«Самодовольная кучка идиотов, может и кто-то из них способен разумно мыслить, но не все и как им только удается лечить пациентов», с трудом Оксана, пересилила чувство жуткого похмелья, отразила прелесть роскошной улыбки, безупречных алых губ в зеркале, что висело возле входа.
— Что может вызывать тогда бактериальную пневмонию, потерю веса, отставание в физическом развитии, потливость, осиплость голоса при плаче?! — обратилась Мария, последовав следом за Оксаной
— А вот это нам предстоит узнать — настойчиво говорила Оксана, нажимая на пластиковую ручку двери, открыла её на себя — Подготовьте девочку, я заскочу ненадолго в одно место и сразу же приду в палату
— Вы не пойдете со мной? — удивилась Мария, покидая следом за Оксаной кабинет
«Блядь до чего же назойливая девка», глубоко вздохнула Оксана, оказавшись в коридоре, стараясь сдерживать свои с трудом поддающиеся эмоции.
— Мне нудно заскочить тут в одно место тут неподалеку — передавая медицинскую карту в руки девушки, говорила Оксана, застенчиво улыбаясь — Обещаю, через десять минут я уже буду в палате нашей пациентки
— Надеюсь, вы знаете, что делаете Оксана Владимировна
— Я тоже на это надеюсь — ответила Оксана, скривив губы, стала нервно их прикусывать, направляясь дальше по коридору
Распущенные золотистые волнистые волосы имели произвольную укладку, придавая образ бурной эротической ночи. Лазурные голубые глаза, сияли и отблесками рассвета проникающего через стекла окон в коридоре. Сияющие блеском алые губы, с которых сочился жуткой сладостью перегар, отражали в себе безупречный очерк губной алой помады наложенной на них. Чудесный изгиб скул, были дополнены красивыми ямочками на щечках, бархатистая кожа которых имела цвета персикового оттенка, пропитанного аромат ванили и жасмина. Под белым халатом скрывалось чуть смятое желтое короткое платье, которое пропиталось женским ароматами тела и сочетания с ним удивительных вкусовых запахов.
— Не думала вообще, что ты проснешься сегодня
Послышался приятный нежный голос Верочки, что стояла у окна в коридоре, мимо которого прошла Оксана, звонко стукая каблуками черных туфель по бетонному полу.
— Хм… и почему-то меня не удивляет твое присутствие здесь — ухмыльнулась Оксана, повернувшись к белокурой девице в пол оборота, опираясь рукой на бедро
— Ты ведь выполнила свою часть уговора — говорила девушка, опираясь своими бедрами на пластиковый подоконник окна, позволяя своему безупречно белому короткому платью, чуть оголить прелесть своих роскошных ног — Ты уверена в своем решении?
Спросила Верочка, указывая взглядом на красиво лакированную дверь, с табличкой юриста, в коридоре, которая находилась сразу же за спиной Оксаны.
— Зачем говорить об одном и том же — тихо ответила Оксана, опуская взгляд в пол
— Тогда тебе стоит зайти
Предложила Верочка, слегка нахмурив розовые красивые губы, красиво изображая ямочки на щечках. Гордо вышагивая, изображая прелесть роскошных бедер, что открывалась под распущенным сексуальным развратом пышного низа короткого платья. Красивые белые туфли излучали красивый блеск, прикрепленных страз, падающего на него лучей света, что так ярко проникали через стекла пластиковых окон в коридоре больнице. Аромат композиции жасмина и ванили насыщал тело этой девушки, словно загадочной искушающей силой неизвестного природе цветка, что манил сокрушающей силой эротического соблазна к себе. Розовая красота губ белокурой искусительницы, так приятно излучала сладостную насыщенность перегара, безмерно выпитого вина прошлой ночи.
— Подписать кое-какие бумаги, с тобой поговорит юрист, ну и еще пару бюрократических процедур пройти и тогда ты получишь этого ребенка
— Правда?! — такое сильное утверждение заставило Оксану улыбнуться — Я сделаю для тебя, все что хочешь, если ты мне поможешь получить этого ребенка — впадая в объятия девушки, говорила она, со слезами, выступающими от счастья на лазурных сказочной красоты голубых глазах
— Все что от тебя требуется — обнимая тело Оксаны, говорила девушка — Просто поддерживай со мной такого рода отношения и все
— Хорошо
Продолжая упорно смотреть в глаза этой девушки, закивала радостно головой Оксана, мечтая в душе очень сильно почувствовать для себя матерью для этого ребенка.
— Давай иди — подтолкнула легонько ладошками за бедра Оксаны, когда она повернулась к ней спиной — Юрист ведь тебя не может вечно ждать
— А кого рода бюрократические процедуры меня ждут? — усомнилась Оксана, повернувшись вновь к девушке, скривила губы в хитрой ухмылке
— Просто подпиши бумаги и все — ответила взаимной прелести улыбки Верочка, позволяя своим рукам, с нежностью обвить талию Оксаны, прижимая её вновь к себе
— И все!? — дрожащей губой спросила Оксана, ощущая сильное волнение внутри себя
— И все я обо всем уже договорилась — легонько дотрагиваясь указательным пальцем до кончика носа Оксаны, ответила белокурая красотка
— Обожаю тебя — с хищной сексуальной страстью голоса прошептала Оксана ей на ухо
— Так же как и я тебя
Ответила взаимной симпатией девушка, наблюдая с изумлением, как Оксана роскошно, словно хищная кобра виляет своим телом. Выражая красоту излюбленных эластичных бедер, скрытых под белым врачебным халатом, Оксана медленно направилась к двери с табличкой юриста в коридоре. Проникающие лучи солнца, ярко озаряли золотистые волнистые пряди волос Оксаны, укладка которых имела весьма пышную распущенную прическу.
***
Проникающие лучи восходящего солнца в палате, почти не попадали в палату, из-за того что жалюзи на пластиковом окне в плате были почти плотно закрыты. Воздух был пропитан больше молочными смесями, чем лекарственными препаратами, что давали маленькой малышке. На маленьком пластиковом столике возле кроватки, было просыпано несколько крупинок смеси, маленькие пластиковые баночки и коробки смеси на стеллаже, словно все было подготовлено для нахождения этого ребенка в этой палате. Каталка с чистым, стерильным постельным бельем, стояла слева от входной двери в палате, сочетание в ней пеленок и прочей детской одежды было просто огромным, для того чтобы смотрящая за ребенком медсестра постоянно меняла их.
Младенец лежал на кроватке с дыхательной маской на лице, цианоз губ постепенно удалось снять, на какое-то время действие вазодилататоров удалось снять. На приборе, с подключенными датчиками к телу малышки вырисовывалась явная тахикардия, в дыхание и в разъяренном плаче девочке, что она издавала через кислородную маску на лице, слышались явные хрипы. По своему месячному строению тела, малышка казалось достаточно худой, малая прибавка в весе, говорила о каком-то врожденном пороке сердца, который, пока не удалось установить.
— А… Оксана Владимировна — обрадовалась Мария, встав у кроватки с ребенком, рядом с переносным аппаратом УЗИ — Вот и вы, я вас тут уже заждалась
— Сходила ненадолго припудрить носик — ответила Оксана, закрывая за собой дверь палаты — А где медсестра, что постоянно должна следить за ребенком?
— Отправила её выпить чашечку кофе — застенчиво улыбнулась Мария
— Давай быстро сделаем УЗИ — предложила Оксана, направляясь к аппарату стукая по линолеуму каблуками черных туфель — Есть большое предположение, что это Тетрада Фалло
— Сочетанная врожденная аномалия сердца, характеризующаяся стенозом выводного тракта правого желу­дочка — пояснила Мария, удивившись явно такому диагнозу
— Именно правый желудочек я хочу посмотреть — заявила Оксана, подходя к кроватке на которой лежала малышка, провела легонько по её животу ладонью руки
— Почему вы так уверены что это Тетрада Фалло? — поинтересовалась Мария
— Симптомы подходят — настойчиво заверила Оксана — Остается только подтвердить на УЗИ нарушение гемодинамики правого желудочка, что дает нам легочную гипертензию, вследствие чего и перегруз правого желудочка
— Если это Тетрада Фалло — предположила Мария, давая пройти Оксане к аппарату УЗИ — То лечение будет только хирургическое
— Какое-то время идет «одышечноцианотическийприступ», я назначу девочке медикаментозное лечение, только в случае если оно не поможет….
— В таком возрасте?! — удивилась Мария, так любознательно посмотрела на Оксану
— Это даже к лучшему, что Тетрада Фалло дает о себе знать в таком возрасте
— Но ведь вы не имеет право сами назначать что-то нашему пациенту — возразила Мария
«Самодовольная дура, она еще не знает, что теперь, я являюсь, матерью для этой девочки», хитрым очертанием губ улыбнулась Оксана, решила проявить сдержанность и терпение.
— Давай просто сделаем УЗИ — предложила Оксана — закатай, пожалуйста, девочке распашонку я сама я все проверю
— Что вы намерены там найти? — поинтересовалась Мария, закатывая детскую рубашку на теле малышки
— Частично может даже дефект межжелудочковой перегородки может объяснить некую аномалию, которая я бы назвала Тетрадой Фалло — смазывая датчик гелем, пояснила Оксана
— У неё явно перегружен правый желудочек, это и вызывает легочную гипертензию
— Вот смотри — пояснила Оксана, указывая на жидкокристаллический монитор аппарата УЗИ кончиком указательного пальца свободной руки, пока другой водила датчиком по грудной клетке девочки — Легочная артерия сильно пульсирует, возможно, из-за большого давления, к тому же изменен ток крови, что указывает….
— Заметные увеличения правого желудочка вот посмотрите
— Нарушение кровотока — расположила Оксана датчик под углом, нарушив ось вращения датчика, скрывая истинную причину нарушения гемодинамики сердца — Вот посмотри это явно Тетрада Фалло, гипертрофия правого желудочка и к тому же сильная пульсация легочно артерии дает мне, возможно, это предположить, так же посмотри, как он увеличен от левого
— Это объясняет все тахикардию, отставание ребенка в физическом развитии, а так же его проблемы с дыханием
— А самое главное перегруз правого желудочка, а так же нарушения давления в легочной артерии
— Я сообщу об этом Валерию Валентиновичу — направляясь к выходу, заявила Мария
— Нет, я сама сообщу — возразила Оксана, убирая датчик на место, взяла салфетку чтобы протереть грудь ребенку — В конце-концов, теперь это мой ребенок
— Как это ваш? — удивилась Мария состроив весьма поразительно удивленное лицо
— Я оформила на девочку опекунство — пояснила Оксана, присаживаясь на стул рядом с кроваткой, начала успокаивать плачущую девочку ладонью руки
— Вы что смеетесь она ведь наш пациент
— Она теперь моя дочь! — возмутилась Оксана на усмешки девушки — Можешь идти, я сама поговорю с Серовым
— Ладно, как скажите — пожала она плечами, открывая входную дверь палаты
— Тише-тише Аришка — успокаивала Оксана плачущую месячную девочку, с ненавистью смотрела на Марию, что покидала больничную палату — Мама рядом, она тебя не оставит
«Ебанутая какая-то, как мне с такими работать», подумала Оксана, как только дверь палаты закрылась, легонько гладила рукой по животу месячного ребенка.
— Хм… что же мама ты ведь как-то говорила, что хочешь внуков — ухмыльнулась Оксана, оставшись одна наедине с маленькой девочке — Думаю, ты будешь приятно удивлена теперь уже моему ребенку
Состроив коварное очертание губ, улыбнулась Оксана, с нежностью взгляда посмотрела на плачущего ребенка в кроватке.

***
Полуденное солнце проникало в кабинет, через большие стекла, пластиковых окон, жалюзи которых были полностью открыты. Атмосфера воздуха была пропитана терпким ароматом черного кофе, насыщенность вкусовых оттенков завораживала при каждом глубоком вздохе. На большом столе в центре кабинета были раскрыты энциклопедии, бумажные листки с записями, а так же больничная карта лечащего пациента. На маленьком столике, в левом дальнем углу комнаты, этого большого кабинета, постоянно был включен компьютер, жидкокристаллический маленький монитор которого постоянно работал, отображая самые разные интернет странички, медицинских сайтов. На диване в правом углу кабинета был аккуратно сложен белый халат врача Серова Валерия Валентиновича, привычный запах которого был постоянно пропитан его табачным одеколоном, совмещенным с безмерно злоупотребляющим черным молотовым кофе.
Мария расположилась на стуле, возле маленького компьютерного столика, щелкая бесконечно мышкой, светловолосая девушка, была не согласна с утверждением Оксаны. Роман, был настолько погружен в анализы девочки, держа в руке чашку кофе, он внимательно изучал каждую цифру. Валерий Валентинович ходил медленно по кабинету, держа в руке сделанный снимок УЗИ правого желудочка, на котором поместилась легочная артерия.
— Это бактериальная пневмония — еще раз удостоверился темноволосый парень, поднося кружку с горячим в ней кофе к своим губам — Лейкоциты зашкаливают сильно, СОЭ тоже повышен, С-реактивный белок высокий, альфа— и гамма-глобулины значительно превышают норму, в моче уже наблюдаются признаки микрогематурии
— Это осложнения бактериальной пневмонии — подтвердила Оксана, облокотившись на спинку стула на котором сидела — У девочки уже температура 38,4, нужно срочно принимать уже какие-либо решения
— Оксана Владимировна — обратился Валерий Валентинович, положив снимки УЗИ на край стола, отодвинул стул возле Оксаны — Вы достаточно быстро предположили, что у девочки Тетрада Фалло, как вы это сами узнали?
— Роман сейчас только что на основе анализов крови и мочи девочки подтвердил бактериальную пневмонию
Рассуждала Оксана, наблюдая весьма с восхищенным взглядом, как этот мужчина сел на стул рядом с ней.
— В палате у девочки я видела все признаки, указывающие на легочную гипертензию, а так же последствия отека легких, которые вам удалось предотвратить….
— И…?! — внушительным допытывающим взглядом, требовал настойчиво ответа Валерий Валентинович
— Проделав УЗИ в палате с Марией
Вставая со стула, не выдержала Оксана, изящно выгнула спину, выставив бедра перед сидящим, справа молодым парнем.
— Мне удалось узнать, что правый желудочек значительно увеличен, вследствие его значительного перегруза — красиво виляя бедрами, Оксана направилась в сторону большого окна, где больше всего проникали солнечные лучи в кабинет — Что еще раз указывает на легочную гипертензию и сильную пульсацию легочной артерии
— Ваши предположения основаны только на этом? — спросил, настойчиво требуя дальше ответа Валерий Валентинович
— В структуру «эмбриофетального алкогольного синдрома», отлично вписывается ко всему добавленному Тетрада Фалло — закрывая жалюзи на большом окне, придавая сказочную коварную улыбку алым губам, подтвердила свою теорию Оксана — Мать этой девочки была заядлой алкоголичкой
— Достаточно убедительно
Нахмурил брови Валерий Валентинович, прислонив руку к своему лбу, опираясь ею локтем о поверхность стола, придал себе задумчивый, глубоко размышляющий образ.
— Начинайте лечения от пневмонии, а после этого назначьте лечения от Тетрады Фалло — распорядился Серов — Да и, конечно же, это будет делать Оксана Владимировна, ведь именно она теперь является, матерью и опекуном этого ребенка
— Спасибо — с душевным чувством поблагодарила Оксана, опуская взгляд в пол от смущения
— Раз это Тетрада Фалло — начал тут же говорить Серов, тон голоса которого был весьма серьезным, скорее настораживающим — «Радикальная коррекция» тетрады Фалло предусматривает проведение «пластики ДМЖП» и устранения обструкции выходного отдела правого желудочка
— Которую проводят в возрасте от полугода до трех лет — пояснила Мария, обернувшись, сидя на стуле в пол оборота, посмотрела на Серова
— Пускай малышка пока подрастет — заверила Оксана, глубоко вздыхая, осознавая суть возложенных последствий — Пока попробую медикаментозное лечение — направляясь в сторону входной двери кабинета, продолжила она рассуждать
— Вы же понимаете что это лишь отсрочка — предупредил Валерий Валентинович, когда звонко стукая каблуками черных туфель, Оксана подошла к входной двери кабинета — Операция единственное решение этой проблемы
— Я понимаю — ответила Оксана, нажимая на пластиковую ручку входной двери кабинета
— И вот еще что Оксана Владимировна — предупредил снова Валерий Валентинович, когда Оксана открыла входную дверь — Обычно я не одобряю привязанность к пациентам, сами понимаете эмоции, мешают диагностики, а уж факт удочерения и подавно
— Уверяю вас Валерий Валентинович — повернувшись к нему, говорила Оксана, расправляя рукой роскошные пряди золотистых волос — Подобное больше не повториться
— Уж постарайтесь — строго заявил Валерий Валентинович — Иначе вам снова придется явиться к работе в неотложке
«Самовольный блядь уебок», грубо в грязной форме своего лексикона, мысленно выразилась Оксана, закрывая за собой дверь кабинета.
Довольство улыбки не сходило с лица Оксаны, прекрасное очертание безупречно красивых алых губ, отображались чрезмерную радость в достигнутой цели. Короткий белый халат отображал все самые изящные эротические формы тела Оксаны, особенно подчеркивая сочную грудь и отображая безупречные эластичные бедра. Красивый блеск золотистых волос, лучезарным отблеском переливался, когда Оксана шла с самодовольной улыбкой мимо проходивших рядом врачей и медсестер по больничному коридору отделения сердечнососудистых заболеваний. Сияющий при падающих лучах солнца, взгляд сказочных голубых лазурных глаз отражал уверенность непомерно возложенной ответственности в сочетании с гордо поднятым вверх подбородком.

***
Постоянное укачивание в автобусе, набитому почти битком, сводило потихоньку с ума, особенно как медленно и долго он продвигался по оживленным бесконечным потоком автомобилей, постоянно движущихся по улицам Москвы. За окном на густо заселенных людьми улицах огромного мегаполиса, была изнуряющая жара. Через большие стекла автобуса в салон проникали палящие лучи солнца. В самом салоне автобуса обстановка была довольно душная, настолько что уже начинал выступать частиками пот на руках и ногах. Воздух был пропитан потом людей, сигаретами, а так же от мужчины помимо его собственного потного тела и пропитанной сурой футболки, рядом сидящего несло дико тошнотворным перегаром.
— Тише-тише Аришка скора приедем — шепотом успокаивала Оксана девочку, что держала на руках
Желтое, короткое пропитанное, дешевым парфюмом, платье, уже не могло сдерживать запах выступающего пота на коже Оксаны. Ребенок на руках Оксаны начал нервничать, пытаясь раскрыться, будучи укатанная в легкую распашонку, кофточку и завернута тонкой пеленкой. От столь сильной духоты, в горле Оксаны пересохло, она чувствовала, как жажда одолевает её.
— Вот видишь — тихо шептала Оксана, месячной девочке, что держала на руках, когда автобус плавно остановился и раскрыл свои двери — Мы уже приехали, скора уже будем дома
Вставая с сиденья автобуса, Оксана поправила сумочку, что висела на плече и начала медленно продвигаться к выходу, крепко прижимая к груди месячного ребенка. Легкая прохлада свежести, словно волной стала пробиваться в салон, словно волны в океане покачивала золотистые пряди волос Оксаны. Жаркий проникающий воздух тормошил пышный низ платья Оксаны, придавая общему взору прекрасную бархатистую кожу эластичных бедер. Стукая звонко каблуками черных туфель по ступенькам автобуса, Оксана оказалась на улице, глубоко вдыхая ртом насыщенный воздух рядом растущей сирени, она чувствовала, как прохладная влага выступившего пота скатывалась по её груди, завораживая холодным обдуваемым легким ветерком касания.
— Вот мы уже и дома — проходя мимо цветущих кустов сирени, тихо говорила Оксана, обращаясь к девочке, что держала на руках — Сейчас мама тебя покормит и мы с тобой ляжем спать
Палящее знойное солнце ярко светило, даже высотки небоскребов и больших домов в этом районе Москвы не смогли скрыть тротуары от его горячих лучей. Легкий ветер был пропитан словно горячей атмосферой воздуха, аромат которого был насыщен цветочной силой зелени. Шум десятков машин проезжающих по проезжей части гулом разносился по округе. Жизнь словно не переставала кипеть в этой части города сутками, особенно когда по другой стороне дороги, был построен большой торговый центр. Мелкие ларьки заполнили тротуар, а так же пристроенные на первом этаже домов магазины, расширяли торговую индустрию этого города, привлекая своей расписной цветной рекламой и выгодными ценами множество клиентов.
Небольшой двор, состоящий всего из четырех пятиэтажек, расположенных по периметру, был насыщен прохладой тени этих невысоких зданий. Помимо ужасной вони, от канализационных люков и угарных газов проезжающих изредка машин, во дворе было гармоничное сочетание ароматов цветущей черемухи и прекрасной распустившейся сирени. В центре двора была устроена красивая детская игровая площадка, состоящая из двух качелей, большой детской горки, одной красивой карусели и шикарно раскрашенной красками бортиками песочницы. Все это изобилие детской прелести и развлечения находилось под большим покровом тополиных деревьев, скрывающих детскую площадку своими могучими ветками от палящего жарами солнечного света.
— И так сейчас мама достанет ключики
Вежливо общалась Оксана с ребенком, держа оной рукой плотно прижимая его к груди, другой рукой доставала ключи, из своей сумочки, медленно подходя подъезду. Звонко стукая каблуками по тротуару каменной красиво выложенной цветной плитке, Оксана медленно подходила к своему подъезду, возле которого пожилая женщина на газоне возле подъезда, выгуливала свою собачонку. Возле подъезда почти на тротуар заезжая колесом поставил сосед этого подъезда свой черный джип, таким образом, что Оксане пришлось с большим трудом с ребенком на руках обойти машину с левой стороны по газону, чтобы подойти к подъезду.
«Чокнутый блядь недомерок, не мог чуть дальше поставить свое корыто», чуть не выронив ключи от квартиры и подъезда, что держала на кончике пальцев одной руки, возмутилась Оксана, ступая каблуками на землю покрытую ковром травы.
Подставляя ключ к домофону, Оксана с легкостью открыла железную дверь, как только он начал часто прерывисто пикать. Пошарпанные стены, были украшены, синей краской, известка на стенах чуть выше краски, на которой каждый молодой парнишка, побывавшей в этом подъезда, уже оставил свой автограф. Воздух в подъезде был пропитан сигаретным дымом, а так же мочой, словно это место превратили в общественный туалет. На ступеньках лестницы, а так же на подоконнике окна, после первого лестничного марша, лежали сигаретные бычки. Стук каблуков, черных туфель Оксаны, громким эхом разносился по всему подъезду.
«Интересно, что же мама скажет, наверно очень сильно обрадуется, она то ведь еще не знает, что я стала мамой», улыбнулась Оксана застенчивой улыбкой, поднявшись на нужный этаж, направилась к нужной двери.
Вставляя ключ в замочную скважину, Оксана душевно переживала, как отреагирует Марина Николаевна на столь неожиданное теперь пополнение. Волнение не давало спокойно мыслить, все же Оксана решительно открыла дверь, убирая ключи, обратно в сумочку, вошла в квартиру, перешагивая через высокий порог, открытой двери. Медленно закрывая за собой дверь одной рукой, другой рукой крепко держа ребенка прижимая его к своей груди, Оксана едва слышно закрыла за собой дверь.
— Оксанка это ты?! — послышался радушный голос Марины Николаевны
— Да мама это я — скидывая туфли со своих ног, с волнением в голосе говорила Оксана, положив сумочку на тумбочку, в прихожей, где стоял радиотелефон — Спешу сообщить тебе радостную новость и преподнести тем самым сюрприз
— М… люблю новость Оксанка — слышался голос Марины Николаевны со стороны кухни — А ты почему сегодня так рано?!
Замлела от удивления Марина Николаевна, оказавшись в прихожей увидев у Оксаны маленького ребенка на руках, что она крепко держала обеими руками, прижимая к груди. Марина Николаевна застыла в глубоком ступоре, встав на входе в прихожую, с лопаткой для выпечки в руке. Пышные растрепанные волосы, имели весьма растрепанные вид, словно она недавно встала с постели, унылый и в то же время бодрый теперь уже взгляд глаз, выражали в ней некую сонливость. Длинный темно-синий халат, скрывал все прелести тела этой женщины, которые Оксана у неё позаимствовала, на ногах были белые китайские тапочки. В воздухе в этот момент, как и от Марины Николаевны, веяло выпечкой, по запаху напоминающие печеные блины.
— Оксанка что это?! — сильно удивившись маленькому чудо, Марина Николаевна некоторым образом отобразила улыбку удивления на своих губах
— Поздравляю мама — застенчиво говорила Оксана, держа ребенка на руках, направляясь в гостиную — Ты стала бабушкой, а я теперь мамой
— Нет-нет! — возразила Марина Николаевна, вбегая за Оксаной в гостиную — Это ведь не твой ребенок!
— Теперь уже мой — уверяла Оксана, нагнувшись, положила ребенка на диван, стала аккуратно снимать с него лишнюю одежду — Я теперь официально мама этой прекрасной девочки
— Но ведь….
— Закрой, пожалуйста, окно — нахмурила алые губки Оксана, повернувшись к Марине Николаевне, состроила возмущенный взгляд
— Но как? — подходя к открытой двери балконного блока, в гостиной все еще удивляясь такому, интересовалась Марина Николаевна
— Вот так — присаживаясь рядом с малышкой на диван, пожав плечами, ответила Оксана
— Но ведь мы не готовы — взволнованно говорила Марина Николаевна, закрывая дверь на балкон в гостиной — У нас даже кроватки нету, да и что же он будет кушать
— Это она мама — пояснила Оксана, аккуратно снимая распашонку с ребенка — Я удочерила дочку и назвала её сама Аришкой, это её наша команда врачей лечила, теперь какое-то время она побудет на лекарствах, а уж потом проведем уже операцию, сейчас нельзя иммунитет ослаблен, она может не пережить
— Но где же она будет спать?! — удивленно спросила Марина Николаевна подходя медленно к дивана с удивлением рассматривала ребенка Оксаны
— Со мной в комнате на диване — ответила Оксана, положив девочку к себе на колени, крепко обвила ребенка руками
— Оксана ты уверена, что мы потянем этого ребенка? — проводя по волосам дочери, нежностью своей руки, спросила Марина Николаевна, присаживаясь рядом
— Мама она моя дочь и я её вылечила
— И что ты теперь всех детей что вылечишь, будешь к нам приводить?
— Она моя дочь! — ясно дала понять Оксана, поджав от обиды и непонимания со стороны Марины Николаевны, нижнюю губу
— Ладно, хорошо — глубоко и изнуренно вздохнула Марина Николаевна, согласившись пойти на уступки своей дочери — Но ночью сама будешь подходить к ней
— Вот и буду! — твердо заявила Оксана, прижимая ребенка к своей груди, облокотилась на спинку дивана, положила ногу на ногу
— Полагаю спать теперь со мной в кровати, у тебя времени не будет
— Будет — возразила Оксана при этом, застенчиво улыбаясь, выразив красивые ямочки на щечках, коснувшись легонько руки матери — Но дверь в нашей с тобой комнате будет открыта
— Ладно, хорошо — согласилась Марина Николаевна — Ой кажется, у меня на кухне что-то подгорает
— И это мама — остановила Оксана свою мать, окликнув её, когда она встала с дивана — Думаешь, я не поняла, что ты со мной тогда сделала, когда я пришла домой пьяная от подруги
— Мы просто спали вместе
— Да только я спала голая
— Тебе стало жарко
— И ты, поэтому меня раздела полностью? — спросила Оксана, прикусывая краешек губы, медленно укачивая ребенка на руках
— Пойду, посмотрю, как там блины
— Иди — ухмыльнулась Оксана — А я пока Аришку отнесу в свою комнату, пусть поспит, устала бедная
«Делает вид, что так крепко обнимала, когда лежала, повернувшись к ней спиной, будто не заметила, что делают её пальцы на моём влагалище и руку на моей груди», хитрой улыбкой улыбнулась Оксана, медленно и очень аккуратно вставая с дивана, держа ребенка на руках, направилась вместе с ней к выходу из гостиной.
Дешевые невзрачные обои цвета кофе с молоком, с нарисованными на них распустившимися фиалками, слегка притемняли атмосферу в этой квартире, большая часть окон, вид из которых выходила на покрытый густой зеленью двор с игровой площадкой. С открытой двери кухни, мимо которой прошла Оксана, направляясь дальше по коридору к двери своей комнаты, пахло выпечкой и сладостью только что приготовленного чая Greenfield. В открытой двери спальни Марины Николаевны, Оксана заметила скомканное бамбуковое одеяло и смятое постельное белье, а так же запах с открытой двери напоминал душистое мыло с экстрактом лаванды.
— Фу… как тут душно — открывая дверь своей комнаты, держа ребенка на руках, возмутилась шепотом Оксана — Ты все спишь, а я хотела приготовить, тебе покушать
Ласковой тихой интонацией голоса общалась с маленькой девочкой Оксана, направляясь по теплому деревянному полу, темной комнаты, окна которой были завешаны красной шторой, что почти не пропускала света лучей в комнату. Воздух был душный и спертый, насыщенный сладостью запаха ванили, котором пропиталась простынь на расправленном диване, что стоял у окна. Пошарпанный деревянный пол с коричневой красой, еще сохранял прелесть тепла и нежности, от которой Оксана получала наслаждение, касаясь его своими бархатистыми ступнями изящных ног. На полу было разбросано небрежно нижнее белье Оксаны, возле дивана лежали черные кружевные трусики, сохранивший в себе аромат пролитого на них капель вина. Темно-серые обои, рисунок которых напоминал какой-то детский по своему виду распустившейся тюльпан, только лишь сгущали атмосферу темных красок в этой комнате. Открытые двери скромного шкафа, что стоял, справа от входной двери в комнату, совмещал в себе скромный гардероб нескольких платьев Оксаны, что висели на вешалках. Аккуратно висевшие на открытой дверце шкафа темно-синие дешевые потертые джинсы, были результатом капризов Оксаны, которые она не хотела одевать из-за того, что Марина Николаевна купила их ей без её согласия.
— Все-все Аришка мы уже дома
Положив ребенка на диван, тихо говорила Оксана, укладываясь рядом с ней аккуратно, чтобы не разбудить. Медленно стараясь не беспокоить, Оксана легонько пододвинула маленькую девочку к своей груди. Прижимая месячного ребенка к груди, Оксана с поразительной лаской обняла её, разглаживая аккуратно по животу ребенка, в дыхание которого еще тихие слышались хрипы.
— Мама рядом
Шепотом тихо прошептала Оксана, пытаясь уснуть на диване с рядом лежащим ребенком, боялась даже лишний раз пошевелиться.
«Остается лишь самой решиться провести операцию ей, жаль, что лечение медикаментозным способом не решит мою проблему», закрывая медленно уставшие веки лазурных глаз, думала Оксана, утопая в нежности головой в бамбуковой подушке.



Громкий детский плач, поздней ночью, разносился по квартире с удвоенной силой звука, пробуждая моментально. Ребенок сильно расплакался, лежа на диване рядом с Оксаной, когда за окном, проникающим лучезарным светом падала на пол в комнате, золотистая гладь лучезарного света луны. Оксана с трудом открыла глаза, от непривычки вставать за полночь, она словно чуть ли не вскочила с кровати, поправляя на теле голубой нейлоновый халатик. Аккуратно отодвигая одеяло, Оксана, сидя на диване, завязала пояс на своем халате, после чего опустила свои ноги на прохладный пол. За стеклом окна в темной комнате, могучим шелестом листьев шипел огромный тополь, загораживая своим могучим стволом большую часть обзора двора над которым во дворе нависла глубокая мгла, когда с другой стороны дома, бурлила без конца бурная кипящая жизнь Москвы. Свет ярких вывесок от магазинов, работающих по ночам и фонарного освещения улиц, мощным потоком проникал через арку дома, освещая ковровой зотистой дорожкой маленький просвет в темно двору. В воздухе, пропитанной детской смесью, в комнате пахло, детским мылом, порошком, а так же недавно купленными пеленками и детским бельем.
— О… боже Аришка — состроив милейшую уставшую улыбку, Оксана с сонным выражением глаз взяла ребенка на руки — Пора сменить пеленки
— Оксанка! — послышался возмущенный возглас Марины Николаевны с открытой двери её комнаты, после чего включенный там свет озарил часть коридора — Сколько это может продолжаться?
— Мама спи! — возразила Оксана, положив ребенка на детский комод для пеленания — Я сама все управляюсь!
— Вот зачем ты взяла этого ребенка, если сама страдаешь по ночам
— Ты же ведь хотела внуков — громко крикнула Оксана, выражая свое не согласие с мнением матери — Вот тебе и внучка
— Давай быстрей дай ей, что нужно не могу уже от этого плача, голова раскалывается
— Если не можешь мне помочь — занималась пеленанием ребенка, громко крикнула Оксана — Тише-тише Аришка ну что ты так кричишь, мама рядом, она ведь тоже устает с тобой
Ребенок, не уставая кричал, пока Оксана старалась его пеленать, держа на руках, с сонным видом направилась по коридору, держа в другой руке грязные пеленки. В голосе ребенка все еще едва были слышны хрипы и легкая осиплость голоса при плаче. Маленькая девочка так сильно разъяренно кричала на руках Оксаны, что на её маленькой головке вздулись вены, и она слегка покраснела, а так же на её нежной коже выступили частички пота. При включенном ярком свете комнаты, Оксана, с трудом положив малышку на диван, пыталась приготовить бутылочку со смесью, пока ребенок не умолкая кричал.
— О…боже Оксанка ты ведь не справляешься! — выражала недовольство Марина Николаевна, входя в комнату Оксаны
— Мама отстань! — возмущенно заявила Оксана, просыпая частички смеси на детском пеленальном комоде — Тише Аришка мама рядом сейчас все будет
— Это даже н твой ребенок, зачем ты её вообще взяла? — продолжала выражать недовольство, говорила Марина Николаевна, встав за спиной у Оксаны
— Тебе-то какое дело?! — огрызнулась Оксана, не придавая никакого значения слвоам матери, стала распечатывать коробку с детской смесью
— То, что мы с трудом и так концы с концами сводим, а тут ты еще и ребенка привела к нам
— Это не твоя забота — ясно дала понять Оксана, разъяренным взглядом уставшим взглядом, на которых уже скопилась влага слез
— Ну, смотри — хитрой ухмылкой улыбнулась Марина Николаевна, развернулась и направилась дальше по коридору к открытой двери, из которой в темный коридор вырывался бурным поток яркий свет с её комнаты — Я лишь хотела тебе помочь
— Сама справлюсь! — недовольно буркнула Оксана, разбавляя сыпучую массу насыпанной в бутылочке для смеси отстоянной кипяченой водой
Малышка оказалась в руках Оксаны такой не податливой, ребенок не захотел кушать смесь лежа на диване. Поэтому Оксане пришлось расхаживать с ней по комнате при включенном свете, пытаясь тем самым кормить и укачивать её одновременно. Ноги стали не поддаваться, руки от отекали, от такой маленькой массы, которую постоянно нужно было держать на руках. Глаза не могли больше воспринимать такой яркий свет, от люстры в комнате, вследствие чего Оксана выключила свет в комнате. В надежде, что малышка сможет дальше кушать лежа на диване, Оксана решила её снова положить, лечь с ней рядом держа аккуратно бутылочку рукой.
— О… боже Аришка — расстроилась Оксана, вставая измученная с дивана, вновь взяла ребенка на руки — Сколько это может продолжаться, почему ты не можешь поесть лежа со мной на диване?!
Мучительные хождения по комнате продолжались еще около десяти минут, пока в темной комнате, Оксана, держа ребенка на руках не села на пол, опираясь спиной на стену. Полностью лишенная сил, Оксана подогнула под себя ноги, ощущая жуткую прохладу от пола, она так крепко и надежно держала ребенка у себя на коленях. Прикрыв глаза, Оксана смогла позволить себе, пока ребенок нервно едва слышно кряхтел и ворочался на коленях у неё, она стянула одеяло с дивана и расположилась на нем, боясь дальше разбудить ребенка.
— Тише-тише Аришка мама рядом — шепотом говорила Оксана, нервно покусывая губу — О… боже нет Аришка, да что опять?!
Вспылила разъяренно Оксана, как только ребенок, скушав всю бутылочку со смесью, снова разъяренно заплакал. После продолжительные хождения по комнате продолжались в темноте под шелест могучего тополя за окном. Ноги словно немели, бесчисленные круги по комнате казались уже вечностью, лишь иногда Оксане удавалось сесть на одеяло, что лежало на полу, поджав под себя ноги. Такая эйфория продолжалась недолго, пока вновь разъяренный детский плач не нарушил столь желанную сильно гармонию тишины.
— О… нет Аришка, ну не мучай ты так маму, она ведь устала — слезным голосом умоляла ребенка Оксана, сидя на одеяле на полу, с ребенком на руках, склонив голову от усталости
Оксана снова принялась ходить в пустоте темной комнаты, испытывая сильно изнеможения, крепко держа на руках, прижимая к груди, нарушительницу спокойствия и тишины. Постоянно выказывая возмущения громким детским криком, малышка не давала даже отдохнуть, как только Оксана хотела сесть на одеяло, что лежало на полу комнаты, вновь начинались бесконечный плач.

***
Густая пенистая масса заполнила большую часть ванны, в которой купалась годовалая девочка, сидя на детском резиновом коврике. В воздухе ванной комнаты пахло душистой пеной с экстрактом лаванды и масла эвкалипта. Изобилие разных мягких резиновых игрушек наполнило поверхность ванночки, среди которых купалась маленькая девочка. При ярком свете одной лампы, светильника, Оксана сидела на коленях на прохладном полу, постелив полотенце, внимательно наблюдала, как малышка плюхается в ванне. Голубой нежный халатик красиво облегал тело Оксаны, очень ярко и естественно отображая красоту её тела, а распущенная, пышная прядь золотистых волос, придавала её образу скрытый голод сексуальных эмоций, который жадно требовал организм, помимо хорошо сна и отдыха, от хронического недосыпания по ночам и днем.
— Аришка не разливай так много воды на пол, мама же потом все это будет убирать
— Ой как я рада иногда, что твой ребенок иногда может радоваться жизни — призналась Марина Николаевна, издавая уставший сонный голос со стороны открытой двери гостиной
— Мама прекрати — возразила Оксана, недовольно посмотрев в сторону коридора, где с открытой двери гостиной доносился яркий свет освещения — Аришка у нас хорошая, правда маме иногда не дает отдохнуть толком
— Да не только маме, но и мне — внесла свои коррективы в это заявление Марина Николаевна
Неприятную беседу с Мариной Николаевной отвлек телефон Оксаны, что внезапно зазвонил, находясь в ей комнате. Ритмичная мелодия dubstep принудила Оксану, быстро встать на ноги и поспешно покинуть ванну, направляясь по коридору в сторону своей комнаты, где трезвонила сенсорная балалайка. На детском комоде ярым звоном играла мелодия электронной музыка, по которой Оксана сразу же узнала абонента, который её беспокоил.
— Мария если это нечто срочное — заявила Оксана со всей строгостью и раздражительностью голоса, отвечая на звонок, телефон — То ты пожалеешь, что просто так отвлекаешь меня
— Подумала, может вам будет интересно — интригующим голосом говорила Мария — Девушка двадцать восемь лет, поступила к нам с хроническим жаром, легочной гипертензией, отеком легких, а так же кровохарканьем и болью в груди, тахикардией, а так же острой сердечной недостаточностью
— Симптомы чего-то основного дали развиться инфекционному заболеванию — предположила Оксана, рассуждая тихо вслух, выходя в коридор — Соберите полный анамнез, сделайте анализ крови, бак посев крови, анализ мочи, а так же ЭКГ к моему приходу я забегу ненадолго на крыльцо больницы
— Вы что не будите заходить в больницу?
— Нет, я как буду подходить к больнице, наберу тебя, выйдешь, вынесешь результаты проведенных анализов — говорила Оксана, подходя к открытой двери ванной — Вот черт Аришка р….
— Что-то случилось? — взволнованно спросила Мария, обратив внимание на то, как изменилась реакция голоса Оксаны
— Да нет! — недовольно ответила Оксана, обращая внимание, как сильно пол в ванной был залит водой с пеной — Мне просто придется в ванне сейчас пол убрать, пока я с тобой говорила маленькая хулиганка, мне его тут все залила
— Что же вы так Оксана Владимировна, маленьких детей в ванне одних оставлять нельзя
— Мда... и как странно, почему я только об этом сама не додумалась
— Пока сделаем биохимический анализ крови, а так же соберем мочу — предложила Мария
— Я с тобой свяжусь, как буду возле больницы — договорила Оксана, после чего сбросила вызов, нажав на красненькую трубку на сенсорном дисплее своего телефона
— Оксана что там у вас стряслось? — поинтересовалась Марина Николаевна, волнующим тоном голоса, выходя в коридор
— Ничего мама — вытаскивая пробку из ванной, стоя на мокром полу, ответила Оксана, после чего взяла ребенка на руки — Просто кое-кто еще не умеет мыться один, да мое солнышко
— Оксана! — воскликнула, сильно удивившись, Марина Николаевна, оказавшись в раскрытых дверях ванной комнаты — Да она же весь пол нам тут залила
— Я знаю мама — подтвердила Оксана, игнорируя своя мать, держала на руках ребенка, укутывая его в белое махровое полотенце — Я сама все уберу — заверила она, покидая залитую водой и пеной ванную комнату
— Да и надеюсь, сегодня мы будем спать нормально?! — чуть ли не умоляющим голосом говорила Марина Николаевна в след уходящей по коридору квартире Оксане
— Хм… ты так говоришь, как будто это от меня зависит — ухмыльнулась Оксана, входя в открытые двери своей комнаты
— Оксана ну, сколько можно угомони ты свое….
— Мама хватит! — возразила Оксана, громко крикнув, положив укутанного полотенцем ребенка на расправленный диван — Аришка еще маленький ребенок, хватит уже ко всему придираться
— Я бы не придиралась, будь она твоей дочерью
— Аришка и так моя дочь тебе ясно!!! — огрызнулась, громко сердито крикнула Оксана
— Ладно, как знаешь — неожиданно отступила Марина Николаевна, уступая своей дочери в этом споре — Только в ванной потом уберешь, как оденешь свое чудо
— Естественно — ответила Оксана, тщательно обтирая ребенка махровым полотенцем — Дура блядь ебанутая, не обращай внимания на неё Арищка, у неё уже давно не все дома
В комнате пахло запахом детской смеси, мыла, а так же недавно постиранных, пропитанных детским порошком пеленок. Детская, застеленная чистыми белыми пеленками кроватка, стояла у дивана, напротив неё находился детский комод для пеленания. У противоположной стены, справа от входной двери стоял небольшой шкаф, на одной полке которого располагался небольшой ассортимент разной детской смеси, а на полке чуть повыше стоял ингалятор и средства для снятия легочной гипертензии. Шкаф с одеждой и скромным гардеробом Оксаны располагался чуть левее, раскрытые двери его отображали несколько его платье, серые джинсы и белую кофточку, а так же потертые синие джинсы, что висели на открытой его дверце.
— И так Аришка нам предстоит немного прогуляться — садясь рядом на диван, Оксана взяла ребенка, посадила её к себе на колени — Но сначала, давай с мамой полежишь чуть-чуть, у мамы ножки уже болят
Оксана легла радом с ребенком на диван, ощущая, как голова вминается в поверхность бамбуковой подушки, почувствовала, что стала засыпать. Всхлипывание ребенка и как малышка начала копошиться на диване, теребя халатик Оксаны, разбудили её. Оксана медленно открыла глаза, из-за того, что маленькая девочка оголила случайно её грудь, прижимаясь к ней головой, девочка подозрительно как-то стала сама вырабатывать сосательный рефлекс губами, словно пыталась найти соску. Не придавая этому никакого значения у Оксаны не было даже сил, чтобы прикрыть свою грудь, закрывая медленно глаза, она вмиг проснулась, ощущая, как девочка впилась в её грудь своими губами, покусывая сосок вновь прорезывающимися зубками.
— Ай…. какого черта! — громко взвизгнула Оксана, испытывая жуткую резкую боль, быстро вскочила села на диван, прикрыла свою грудь — Аришка ты что сдурела?!
— Это не она сдурела — говорила Марина Николаевна, неожиданно оказавшись в проходе открытых дверей комнаты — Твоя девочка искала, чтобы пососать или погрызть у неё зубы уже прорезываются
— Но не мою же грудь — возразила Оксана, ощущая жуткую боль в своем соске, почувствовала как от этого сама испытала внезапное сексуальное удовольствие
— Если ничего другого не остается, то почему бы и нет — пояснила Марина Николаевна, медленно входя в комнату, прикрываясь белым длинным халатом — Только вот странно в твоих глазах я вижу совсем другое — присаживаясь на диван, рядом с Оксаной продолжила она
— Мама хватит! — не соглашаясь с мнением матери, быстро вскочила Оксана с дивана — Это совсем не то, что ты подумала
— А откуда ты знаешь, что я подумала? — усомнилась такой реакции со стороны дочери Марина Николаевна, продолжая сидеть на диване
— Так все мама хватит! — вскрикнула вновь Оксана, ощущая легкую застенчивость, придерживая укушенную грудь ладонью руки через халат, быстро выбежала из комнаты
«Вот блядь до чего же любопытная раскусила меня», жадно растирая свою раненную грудь, направляясь по коридору квартиры в сторону ванны подумала, сгорая от стыда Оксана.
— Я ведь даже еще ничего такого не сказала
— А ничего и не надо было
Оказавшись в ванной, возразила Оксана, опираясь бедрами на стиральную машинку, стала поспешно снимать с себя белые трусики, которые намокли в процессе её внезапного возбуждения.

***
Теплый завораживающей прохладой ветерок, раскачивал деревья, что росли возле больницы, насыщая свою песнь их прекрасным шелестом листьев. Голубое небо было покрыто густыми перистыми облаками, частично закрывающими лучи солнца, рисуя на небе довольно изящный пейзаж. Сразу же за небольшой природной зоной возле больницы, было слышно поток бурлящей жизни Москвы, а за макушками высоких деревьев, показывались крыши громадных высоток. В воздухе пахло цветущей листвой, прекрасным запахом березы, отменным запахом черемухи в сочетание великолепия аромата сирени.
На ступеньках больничного крыльца, три медсестры, в своих тонких коротких белых халатиках, забавно смеялись и шутили между собой, держа огромные сенсорные телефоны в руках. Оживленный тротуар, по которому люди направлялись по направлению к клинической больнице, был наполнен самыми разными людьми, разных классов населения и возраста. Автомобильная стоянка возле больницы была наполнена большим количеством автомобилей, что почти постоянно въезжали туда. Большой поток въезжающих в больничную зону машин, словно бурлил насыщенной жизни, создавая мелкие быстро решаемые пробки, автомобили уступали место бригадам неотложки, что въезжали со включенный сиреной и мигалками на территорию больницы.
— У пациентки жар
Докладывала Мария, встречая Оксану на ступеньках больничного крыльца, когда она поднималась, держа годовалую девочку на руках.
— В анализе крови выявлен слишком большой лейкоцитоз и резкое повышение СОЭ
— Так, а что-нибудь кроме признаков поражения бактериальной инфекции, есть еще что-нибудь интересное? — поинтересовалась Оксана, взяв у девушки карту пациентки в свободную руку
— Рада, что вы вернулись Оксана Владимировна
Застенчиво улыбнулась белокурая красотка, в шикарном белом медицинском халате, волосы которой были красиво скованные блестящей заколкой и аккуратно уложены в хвостик.
— Тут сказано, что в моче обнаружены признаки гематурии — поставив девочку рядом с собой на ступеньки крыльца, Оксана достала из своего красного пальто футляр с очками — Нарушение сердечного ритма, тахикардия, боль в груди, хм… симптомы указывают на острую сердечную недостаточность
— Так же признаки дыхательной недостаточности — продолжила Мария — Послушайте Оксана Владимировна, нам вас очень не хватало, пока вы были в отпуске по уходу за ребенком
— Сделайте ЭКГ ищите подозрительные отклонения, указывающие на гипертрофию левого желудочка, а так же проведите ЭхоКГ и назначьте ей МРТ сердца, да и мне плевать, если очередь на эту процедуру забита, выбейте для неё эту процедуру — сурово распорядилась Оксана, снимая очки с глаз
— Систоло-диастолический шум над областью сердца, напоминает машинное звучание, что указывает на диастолическую гипертензию и на систолическое дрожание — решила добавить Мария некую конкретику
— Хм… а вот это уже куда более интересно — ухмыльнулась Оксана, держа ребенка за руку, убрала очки в карман красного пальто — Проведите ЭхоКГ, найдите мне еще какой-нибудь подозрительный шум, да и назначьте девушке антибиотики пенициллинового ряда в комбинации с аминогликозидами
— Инфекционный эндокардит хм… умно
— Мария! — обратила внимание девушки на себя Оксана — Инфекционный эндокардит этой девушки, это не её основная проблема, назначьте ей эти антибиотики и проведите ЭхоКГ, а так же МРТ сердца
— Ладно, хорошо — послушно согласилась девушка, взяв из рук Оксаны, карты пациентки — Как вы сами себя чувствуете Оксана Владимировна?
— Поверь мне счастливо — хитрой улыбкой улыбнулась Оксана, поправив сумочку на плече, взяла девочку на руки — Если что звоните мне на сотовый телефон, я пойду, надо еще на автобус успеть
— Ладно, хорошо — застенчиво улыбнулась Мария — Вижу, вы счастливы став матерью
— Позвонишь мне на сотовый — игнорируя доброжелательность девушки, спускаясь по ступенькам с девочкой на руках, еще раз повторила Оксана
«Блядь назойливая дура, она думает я развлекаюсь, играя в дочки матери», покусывая от волнения краешек губы, подумала Оксана, стукая на тротуар, прилегающей к больничному крыльцу.
Легкий порывами ветер колебал золотистую прядь волос Оксаны, а так же кончик её красного пальто, открывая роскошную прелесть эластичных бедер. Шум листвы деревьев играл тихую меланхоличную мелодию, сливаясь в гармонии с дуновением ветра, пытаясь препятствовать шуму тысячи автомобилей движущихся по улицам Москвы в это дневное время суток. Воздух был наполнен свежестью цветущих рядом с тротуаром цветочных клумб, растущего и нависающего над головой своими громадными ветками могучего тополя, что в сочетании с черемухой и запахом сирени туманил вонь с канализационных люков и угарных газ десяток проезжающих рядом машин. Трепетание и легкая гармоничная песнь птиц, что разместились на ветках старой березы, приносили удивительное сочетание этому тихому месту, на заднем фоне которого возвышались десятки небоскребов гигантского мегаполиса Москвы.
— Эй Оксана! — окликнул Оксану до боли знакомый голос Верочки, когда она проходила мимо крыльца родильного отделения этой больницы — Рада тебя видеть как ты?!
Поинтересовалась светловолосая девушка, спускаясь поспешно по ступенькам крыльца, стукая звонко каблуками белых туфель. Удивительно прекрасный белый халат, отчетливо прорисовывал прелести тела, хорошо отображая грудь и отлично выражая прелесть роскошных бедер белокурой девицы. На голове этой девушки был медицинский белый колпак, что скрывал большую часть прелести роскошных белокурых волос. Отчетливо выраженный взгляд голубых глаз, отображал радость, это было заметно по искривлению улыбки, удивительно прекрасных розовых губ. Столь завораживающая походка, при которой так отчетливо прорисовывался каждый изгиб на бедрах белокурой львицы, чья красота была скрыта за тонкой материей этого белого халата.
— Давно тебя не видела, как поживаешь? — восторженной улыбкой поинтересовалась Верочка, подходя к Оксане, что держала годовалую девочку на своих руках — Ты совсем даже не звонила, хотела позвать тебя кофе попить, ну там поговорить
— Вера прости — спокойно ответила Оксана, ощущая легкое физическое недомогание, направилась в сторону рядом стоящей лавочки — Времени совсем не было, ты же понимаешь Аришка, забирает все мое свободное время
— Я понимаю — уверяла белокурая непокорная девушка, направляясь следом за Оксаной — Ну у нас же был уговор, ты же обещала, иногда приходить хоть ко мне
— Я же сказала, извини!!! — громко рявкнула на неё Оксана, чем сильно испугала девочку на руках, что тут же захлюпала тяжело со хрипом вздыхая — Тише-тише Аришка, прости мама не хотела
— И это так ты относишься к тем, кто так тебе всей душой помогает — удивилась наглости крика Оксаны, белокурая девушка, присаживаясь на лавочку
— Я знаю — нервно ответила Оксана, испытывая сильную раздражительность, не придавала никакого значения словам своей собеседницы — Тише-тише Аришка, ну чего ты расплакалась
Нежностью голоса успокаивала Оксана девочку, что держала на руках, присаживаясь на рядом стоящую лавочку, посадила ребенка к себе на колени.
— Да если бы не я, ты бы вообще не увидела бы даже эту девочку больше, это я помогла тебе обойти всю эту бюрократию, а взамен прошу лишь малость твоего времени
— Я знаю, прости — начала придумывать отговорки Оксана, почувствовав себя в явно неудобном положении — Иди, погуляй пока моя дорогая — снимая ребенка с колен, ответила она, повернувшись, лицом к своей собеседнице
— Оксана так больше не может продолжаться! — заявила серьезным тоном девушка, положи свои прохладные руки на коленки к Оксане — Нам нужно встретиться и все обговорить — убедительно намекнула Верочка, посмотрев напрягающим взглядом
— Хорошо может как-нибудь, встретимся, как только Аришка будет себя вести чуть лучше
— А что сейчас не так?
— Боится оставаться с моей мамой — пояснила Оксана, заметила, как ребенок забежал на клумбу с растущими цветами, хотела встать с лавочки
— Стой! — обвивая талию Оксаны руками, белокурая девушка схватила её за бедра и насильно посадила е к себе на колени — Это не отговорка, я столько сил приложила, чтобы ты стала матерью для этой девочки и вот моя награда, ты даже поговорить со мной не хочешь
— Но Аришка, сейчас потопчет все цветы
Ощущая влияние и прохладу нежных рук девушки под покровом красного пальто на своих бедрах, возразила Оксана, сексуально состроив выражение алых губ.
— Плевать на цветы, отвечай мне Оксана
— Что ты хочешь от меня услышать?!
Вспылила Оксана, громко крикнув на девушку, что держала её, вырываясь из нежности её ласковых рук, побежала к ребенку, что вбежал уже на цветочную клумбу.
— Мама! — побежала девочка на встречу к Оксане, громко выкрикивая свое первое слово
— О… боже Аришка — падая на колени на сырую влагой пропитанную землю, Оксана обомлела, услышав первое слово, от этой девочки обнимая, прижимая её к себе — Ты говоришь
— Ну конечно она говорит она же ведь человек — словно это какая-то банальность выразила свое безразличие бездушная блондинка, встав за спиной у Оксаны
— Да нет — возразила Оксана, сидя на холодной земле, поджала ноги под себя, обнимая крепко девочку — Она до этого вообще не говорила — слезы душевной материнской радости выступили на её лазурных голубых глазах
— Мама, почему ты плачешь?! — вполне неясно, но почти четко с трудом выговаривая такие слова, спросила девочка, посмотрев серьезно в глаза Оксане
— Я не плачу Аришка — душевно улыбнулась Оксана, вставая медленно в холодной земли, аккуратно отряхнула мокрую почву со своих ног — Это слезы радости, пойдем домой
— Послушай, а что если она поспит у меня в комнате, пока мы с тобой мило поболтаем у меня в гостиной?! — предложила Верочка, расправляя материю красного пальто на талии Оксаны, встав у неё за спиной
— Неплохая идея — поддержала Оксана, поднимая маленькую девочку к себе на руки — Пойдем домой Аришка?!
— Я ведь не услышала ответ, как ты сама поживаешь? — спросила Верочка, когда Оксана взяла маленькую девочку на руку
— А что разве это имеет значение?! — удивилась Оксана
«Блядь до чего же эта сука бывает дотошная!», чувствуя раздражение, подумала Оксана, покусывая, нервничая краешек губы, повернулась к ней лицом
— По мне разве не видно как я себя чувствую — ухмыльнулась Оксана, задавая риторический вопрос, обращая внимание собеседницы на свой образ
— Мда... растрепанные волосы, скорее ты забыла привести их в порядок, пальто такое, будто ты его на блошином рынке купила, туфли все такая же, царапина на них возле их носа, а под пальто все то же желтое платье, ты его когда-нибудь снимаешь?! — была шокирован Верочка, разглядывая внешний образ Оксаны
— Ну, денег у меня нету, чтобы обновить свой гардероб — вспылила Оксана, громко крикнув, привлекая внимание прохожих людей по тротуару
— Если все так плохо, зачем тогда взяла этого ребенка?!
— Вот тебя забыла спросить — обиженно поджала Оксана губу, направляясь к ближайшей лавочке, сбивая на асфальте тротуара прилипшую к каблукам чернух туфель сырую землю
— Если хочешь, я тебе помогу — предложила свою помощь, остановив Оксану за локоть её руки
— Хочу — обернулась к ней Оксана, посмотрев на девушку в белом халате разъяренным сердитым взглядом — Чтобы ты перестала мне докучать, у меня и так жизнь не сахар теперь, ты тут еще со своими проблемами, найди себе кого-нибудь и выеби!!!
Громко прокричала Оксана, на весь больничный дворик, привлекая к себе очень много постороннего внимания. Своим криком испугала до ужаса маленькую девочку, что держала на руках, вследствие чего малютка заплакала, сложив аккуратно голову на плечо Оксаны. Проходящие мимо по тротуары медсестры, были сильно шокированы таким заявлением, а так же мимо проходящие пожилая пара мужчины и женщины, чуть дара речи не лишились, от услышанного. Верочка была крайне шокирована таким заявлением от Оксаны, от чего на её голубых глазах, можно было заметить, как начинала скапливаться влага, после чего она повернулась спиной и направилась поспешным шагом к крыльцу родильного отделения.
— Прости, я не хотела — почувствовав себя неудобно, тихим шепотом прошептала Оксана вслед уходящей девушке, которую очень сильно обидела своим резким заявлением
Ребенок на руках Оксаны закатил бурную истерику, девочка начала истерически плакать, при плаче слышалась даже легкая осиплость голоса. Признаки легочной гипертензии проявлялись в хрипах легких, услышать которые, не нужно было использовать даже стетоскоп. Оксана села на прохладную лавочку, сзади которой так прекрасно распустилась сирень, распространяя свой изысканный аромат. Посадив ребенка к себе на колени, Оксана прижала голову девочки к своей груди, гладила её рукой по голове, пытаясь успокоить плачущего ребенка. Спокойный ласкающий нежными порывами ветер колебал золотистые пышные пряди волос Оксаны, когда она сидела на скамейки, обнимая ребенка, что сидела у неё на коленях, всхлипывая едва слышно.
— Тише Аришка мама не нарочно — уверяла Оксана маленькую девочку, обнимая её с материнской заботой — Просто маме тоже нужен отдых, а вы все так на неё давите, даже включая твою бабушку
— Боже мой кого я вижу — услышала Оксана женский голос и стук каблуков идущих по тротуару
Обернувшись, Оксана увидела женщину, которой помогла родить эту девочку, родившейся при весьма странных обстоятельствах. Женщина была одета в шикарное дорогое белое пальто, с прекрасным меховым норковым воротником, легкий ветер дующий в этот момент придавал ему необычайную пышность. Дорогие роскошные белые туфли на её обнаженных ногах, смотрели очень даже экстравагантно, сочетаясь с её пальто такого цвета.. Эксклюзивный аромат парфюма, по запаху которого можно было определить его завышенную стоимость, не подвластную для покупки простому человеку. Пышная укладка белокурых волос на вид очень богатой женщины, имела необычайно твердый объем, голубой с сероватым отливом взгляд глаз, таил необычайную стервозность в её гордом и самовлюбленном взгляде.
— Сколько же я тебя девочка моя не видела — улыбнулась женщина, подходя к лавочке состроив будто бы ранимое выражение губ — А это я так понимаю моя дочь
— Даже если так — обнимая девочку еще крепче, Оксана не девала ей посмотреть даже на подходящую к ним женщину — Вас это не касается, вас лишили прав
— М… зачем так же грубо….
Возразила гордая женщина, состроив губы бантиком, что были накрашенные до изумительного блеска алой помадой, присаживаясь на лавочку рядом с Оксаной.
— Зачем вы пришли?! — сердито спросила Оксана, ощущая неконтролируемую раздражительность, находясь рядом с этой женщиной
— Я пришла к своему гинекологу — ответила она, хладнокровно улыбаясь — Ну же дай я посмотрю на свою дочурку
— Она больше не ваша дочь!!!
Вскочила быстро с лавочки Оксана, держа ребенка на руках, прижимала голову малышки к своей груди, не давая ей даже посмотреть на эту стервозностью пропитанную женщину.
— Это всего лишь вопрос денег — сострила она весьма банальное выражение лица, как будто её это ранило, продолжая сидеть на лавочке — Я могу сделать так, чтобы она снова была со мной
— Такого не будет! — возразила Оксана, отходя от неё на пару шагов назад, чуть не оступилась и не упала на тротуар, спотыкаясь каблуком об бордюр тротуара
— Осторожней! — вскочила быстро белокурая женщина с лавочки, придавая вид, будто волнуется, что Оксана чуть не упала на тротуар, когда запнулась, отходя на несколько шагов назад — Видишь ли, чтобы уладить вопрос с материнскими правами мне не потребуется много времени….
— Вы не получите эту девочку вам ясно — прошипела с ненависть Оксана, крепко держа ребенка на руках, повернулась в сторону растущего рядом громадного тополя
— Для того чтобы мне её получить — продолжила говорить женщина, игнорируя возражения Оксаны — Мне нужно чтобы ты подписала отказ от неё
— С чего бы это?! — ухмыльнулась Оксана, поражаясь наглости убеждения этой женщины, повернувшись к ней спиной — Вам же было плевать, что было бы с ней, вы гуляли направо и налево, жили во время беременности черт знает как
— Я знаю — подошла со спины белокурая женщина, положив свои нежные руки на плечи красного пальто Оксаны — Но теперь все будет по-другому, прошу, подпиши отказ и все
— Нет!
— Я хорошо тебе заплачу — предложила женщина, доставая банковский чек из своей белой сумочки, что висела у неё на плече — Ты не будешь не в чем нуждаться
— Да вы хоть знаете, сколько сил и души я вложила в эту девочку — вспылила Оксана, повернувшись к ней лицом, горько заплакала, держа девочку на руках
— Я тебе все компенсирую — убедительно говорила женщина, протягивая чек с круглой суммой долларов — Отдай мне девочку и подпиши отказ
— Засунь себе в жопу свой чек!!! — прокричала ей в лицо Оксана, развернувшись, направилась ускоренным шагом вдоль алее, ведущий к автобусной остановке
«Дура блядь ебанутая, думала что я просто так возьму и отдам ей Аришку, после всего того что я вытерпела воспитывая её», думала в тот момент Оксана направляясь по тротуару, чувствуя как сильно волнуется и переживает за состояние маленькой девочки.

***
Насыщенный аромат чая веял в кухне, изобилие прекрасного Greenfield — «Spring Melody», завораживала вкусовые ощущения при каждом вздохе. Сочетание гармонии жареных блинов и прекрасного запаха меда, насытило атмосферу воздуха кухни. Скромный кухонный стол был наполнен чайным сервизом из двух белых керамических чашек и пары блюдец. На столе в вазочке лежали дешевые фруктовые конфеты, типа ассорти, в большой глубокой тарелке была идеально выпеченная стопка блинов, на которой ярко отражался отлив золотистой корочки. За стеклом окна кухни, колебал своими ветками могучий тополь, загораживая от света проникающих лучей солнца большую часть кухни, создавая скрытую атмосферу романтики. Дешевая ярко-красная занавесь на окне, что служили шторами, хоть как-то украшали интерьер дешевой невзрачной кухни с бежевыми стенами.
Желтое элегантное платье облегало все прелести тела Оксаны, отчетливо отображая при этом грудь своим v-образным вырезом. Красиво выражая прелесть талии, раскрывая бархатистую кожу эластичных бедер, кожа которых напоминала цвета спелого персика. Оголяя красивые плечи, тонкая материя платья позволяла в тоже время дышать телу в этой душной обстановки кухни. Золотистые пряди волнистых волос, водопадом бесконечных волн посыпали плечи Оксаны и в тоже время, словно виноград обвивали своими безупречно золотистыми лианами её нежную шею.
— И сколько же она тебе предложила денег? — спросила с подозрительным намеком Марина Николаевна, отрывая от поверхности стола кружку с чаем
— Мама ты что?! — ужаснулась Оксана, сердито посмотрев на мать
— А что тут такого?!
— Да она же алкашка, ты бы видела из какого гадюшника мы её забирали на скорой
— Ну, может она все осознала и теперь хочет стать….
— Мама перестань, не хочу даже слушать! — возразила Оксана, зачерпывая чайной ложкой мед из пиалы, щедро поливая им поверхность блина, что лежал перед ней в тарелке
— Оксана! — не согласилась Марина Николаевна, широко раскрыв рот от удивления — Мы и так концы с концами сводим, тебе еще полгода сидеть дома якобы в отпуске по уходу за ребенком
— И что?! — Оксана строго заняла оборонительную словесную позицию, не желая слушать мать, взяла в руки намазанный медом блин — Это не твоя забота
— Да конечно это не моя забота, что я вместе с тобой уже как год не сполю по ночам
— Вот и хорошо вспомнишь хоть что такое бессонные ночи
— С тобой у меня такого не было
— Вот и радуйся! — смачно пережевывая блин, огрызнулась Оксана перед матерью
— Оксана я понимаю, нашла бы ты себе мужика….
— Да ты мне проходу не дашь, будешь жить со мной там, где я живу
— Я же твоя мать!
— Боже… — удивилась Оксана, шикарно насмехаясь над матерью, изобразила изгиб безупречно алых губ, щедро покрытых слоем сахарной вязкости меда — А я как-будто не знала, думала все это время с какой-то женщиной живу
— Оксана прекрати!
— Нет, это ты прекрати! — кинула ложку намазанную медом на стол в порыве бурных эмоций Оксана — Аришка никуда не уедет, она будет жить с нами
— Нет, так не может продолжаться, сколько тебе предложила эта женщина?!
— Да плевать я хотела на неё и на её деньги я не отдам ей то, во что вложила свою душу
— Ой, да перестань! — возразила Марина Николаевна — Ты молода и очень красива, еще сама родишь
— Нет, мне Аришки хватит на всю жизнь
— Оксана она ведь не твоя дочь
— По документам уже моя, я её вырастила, я ночами не спала, я страдала в ночи бесконечными хождениями по комнате, это я её выкормила, я меняла ей пеленки, я её купала, это все делала я!!!
Вспылила Оксана, вскакивая со стула, опрокинув его на пол, направилась в сторону выхода их кухни, с грохотом за собой захлопнула дверь на кухню.
— Оксана мы еще не закончили! — выскочила за Оксаной из кухни Марина Николаевна
— Закончили! — поспешно направляясь в свою комнату, громко огрызнулась Оксана — Убирайся отсюда, не хочу тебя больше видеть!
Вбегая быстро в комнату, Оксана хотела быстро закрыть за собой дверь, но заметила, что девочка в кроватке уже проснулась. Малышка игралась в кроватке с розовым слоником, совершенно спокойно и даже незаметно для себя смеялась, потешаясь над мягкой игрушкой. Девочка была счастлива даже в такой мрачной обстановке комнаты, за окнами которой шелестел могучими ветками громадный тополь, играя тихую мелодию шелеста своих листьев и веток.
— Мама! — радостно воскликнула маленькая девочка, заметив быстро вбежавшую Оксану в комнату
— Аришка! — быстро кинулась к кроватке Оксана, от счастья материнской радости насытила влагой слез свои лазерные голубые глаза
— Она что у тебя уже говорит?! — удивилась Марина Николаевна, входя за Оксаной в комнату
— Это её первое слово — пояснила Оксана, взяв ребенка с кроватки на руки — Сегодня утром возле больницы, она его тоже сказала, ну еще кое-что?
— Она что-то еще говорила?
— Она спросила, почему я плачу, когда подняла её на руки с цветочной клумбы
— Хм… странно — усомнилась Марина Николаевна, подходя к шторам на окне комнаты, задвинула их, лишь бы не видеть этот высокий тополь
— Да меня, её слова много чего значат! — заявила Оксана, садясь с девочкой на диван, посмотрела недовольно на Марину Николаевну
Дискуссию между Мариной Николаевной и Оксаной прервал телефонный звонок, что внезапно напугал малышку, от чего она заплакала.
— Ответишь на звонок?! — спросила Марина Николаевна, наблюдая, как Оксана, сидя на диване, успокаивала расплакавшегося ребенка
— Подай мне, пожалуйста, телефон!
Не желая отходить от девочки, Оксана обратилась за помощью к матери, продолжая дальше обнимать ребенка сидя на диване поджав под себя ноги.
— Это что за еще Мария тебе звонит?!
— Это с работы — быстро вскочила Оксана с дивана, держа девочку на руках, буквально выхватила из рук Марины Николаевны свой телефон — Наверно что-то важное нашли!
— Ну конечно работа и этот ребенок для тебя стали важнее, чем благополучие собственной матери
— Да Мария — отвечая на звонок сотового телефона, игнорируя ворчливую мать, Оксана выбежала из комнаты, с ребенком на руках¸ прижимая трубку телефона головой к плечу — Что вам удалось обнаружить?
— Электрокардиография показывает перегрузку левого и правого отдела сердца, мы не знаем в чем дело, у девушки острая сердечная недостаточность
— Что вам еще удалось провести? — пропуская мимо ушей этот факт, дальше спросила Оксана, подходя к большому зеркалу, что висело на стене в коридоре
— У девушки лихорадка, плюс кровохарканье, температура за сорок
— Да плевать я хотела на лихорадку — прокричала Оксана, встав у небольшой тумбочки со стационарным телефоном, держа ребенка на руках, посмотрела на себя в зеркало — Мне нужно еще проявления, что еще кроме поражения инфекции
— Вас что волнует именно этот ответ
— Нет блядь меня, как будто волнует ваша инфекция — вскрикнула Оксана, держа ребенка на руках, положила телефона на тумбочку, включив громкую связь, пыталась успокоить ребенка — Я дала вам четкие указания как справиться с инфекцией, меня волнует лишь основная причина
— О… боже она теперь и ребенка везде с собой носит! — послышался ворчливый голос Романа на заднем фоне — А что без неё никак?
— Передай Роману — прошипела змеей с ненавистью Оксана, гладя аккуратно ребенка по головке, пытаясь успокоить — Что я сейчас приеду в больнице и вобью ему в его тупую башку, энциклопедию по кардиологии, если он мне не даст какой-нибудь хоть банальной, но хорошо обоснованной теории
— О… боже как жестоко — рассмеялся Роман — Дефект межжелудочковой перегородки мог объяснить тут многое
— Проведите допплерокардиографию и фонокардиографию — распорядилась Оксана, улыбнувшись себе в отражении зеркала, коварной злой улыбкой — Давайте послушаем, что сообщит нам её сердце и наконец, к моему приезду разберитесь с инфекцией сами
«Чокнутая команда идиотов, даже элементарного сделать не могут», глубоко вздохнула Оксана, касаясь сенсора дисплея сотового телефона, прервала разговор.
— Пойдем Аришка — тихо прошептала Оксана всхлипывающей девочке, что держала на руках, направляясь по коридору к открытой двери своей комнаты — Маме нужно срочно на работу, пока кучка моих идиотов, там еще кого-то не убила
— Ты же ведь в отпуске по уходу за ребенком! — удивилась Марина Николаевна, встав у раскрытой двери, возле входа в комнату Оксаны, с такой поразительной улыбкой посмотрела на дочь
— Уже нет! — возразила Оксана, не обращая на неё никакого внимания, спокойно прошла мимо своей матери
— Что значит, уже нет?! — снова проявляя чрезмерное любопытство, спросила Марина Николаевна
— Это значит мама — повернувшись, держа ребенка на руках, заявила Оксана — Что меня ждут уже на работе
— Ну и езжай себе раз ты такая — недовольно поджав губу, пробубнила Марина Николаевна, направляясь по коридору к открытой двери своей спальни
— Вот и поеду — вредничала недовольно на свою мать Оксана, положив ребенка на расправленный диван, недовольно посмотрела в сторону раскрытой входной комнатой двери
«Блядь у неё что месячные, что она меня так заёбывает?!», подумала Оксана с ненавистью, тяжело вздыхая, подходя к детскому комоду, открывая ящичек для детских вещей.

***
Лазурный закат, заходящего за горизонт солнца, стремительно пыталось проникнуть через плотные прикрытые жалюзи на окнах большого кабинета. В воздухе пахло привычным ароматом черного кофе и душистой свежести парфюма от Марии, которым она явно переборщила в этот момент. На большом столе в центре кабинета были разбросаны много листков, раскрытые папки медицинские карты пациентки, а так же записи которые производили команда врачей, вычеркивая разные варианты. На диване у большого окна лежал пропитанный табачным дымом халат Валерия Валентиновича, когда сам он готовил себе кофе, встав у столешницы. На подоконнике пластикового окна сидела Мария, опираясь своими излюбленными красивыми бедрами на пластик, белокурая девушка терзала себя идеями. Роман расположился на стуле возле маленького письменного стола, сидя за компьютером, держа в одной руке кружке с кофе, пытался подобрать разумное объяснение происходящему, перебирая ссылки медицинских сайтов в интернете.
— Проделанная нами фонография выявила высокоамплитудный шум, занимающий всю систолу и диастолу — рассуждала вслух Мария, расправляя белый короткий халат на своих бедрах, опустила свой взгляд в пол — Допплерография позволила нам определить регургитацию на аортальном клапане
— И ты, конечно же, решишь сейчас предположить что это аортальная недостаточность
Ухмыльнулась Оксана, проходя по кабинету с ребенком на руках, подошла к дивану, на котором лежал халат Серова. Красное пальто очень элегантно обтягивало тело Оксаны, отображая самые аппетитные черты её сексуального тела, отчетливо оголяя эротический изгиб её бедер. Желтое короткое платье, что отчетливо вырисовывалось из-под v-образного разреза пальто на груди, а сочетание легкого шелкового шарфика отлично вписывалось в гармонию с красным пальто. Пышные растрепанные пряди золотистых волос, которые Оксана не успела привести в порядок, торопясь, одеваясь сама, когда ребенок, что был уже одетый, закатил истерику дома, придавали её образу особую эротическую силу.
— Симптомы идеально вписываются! — уверяла Мария
— Да и конечно же аортальная недостаточность вызвала острую перегрузку обоих отделов сердца да? — возразила Оксана, присаживаясь на диван, посадила ребенка к себе на колени — Тише Аришка не сейчас, потом закатишь истерику — сердито заявила она, когда ребенок начал ерзать у неё на коленях, выражая возмущения
— Коартация аорты объясняет все симптомы — выдвинул свои версию Валерий Валентинович, наливая кипятка, в подготовленную кружку, что стояла на столешнице перед ним
— Ну, раз тебе не нравится моя теория с дефектом межжелудочковой перегородки — ухмыльнулся Роман, отпивая глоток кофе со своей кружки — Может тогда «дефект межпредсердной перегородки»
— Не объясняет перегруз с обеих сторон сердца
Возразила Оксана, понимая, что ребенок на её коленях сидеть спокойно не будет, встала с дивана, расправив скомканное одной рукой, держа ребенка другой, пальто на своем бедре.
— Стеноз легочной артерии — предложил Валерий Валентинович, подходя с горячей кружкой кофе к большому столу в центре кабинета
— Не объясняет высокоамплитудный шум, а так же увеличение объема сердца, что мы видим на «рентгенограмме грудной клетки», а так же систолическое дрожание и диастолическая гипотензия, тоже не вписывается
Не согласилась с теорией Оксана, выдвинула свои аргументы, пыталась успокоить укачиванием почти засыпающего ребенка на руках, которых бурно начинал капризничать.
— Расслаивающаяся аневризма аорты — выдвинула неожиданно свою версию Мария, взяв снимок рентгенографии — Что если увеличение объемов сердца, особенно правых отделов, которое особенно видно в усиление легочного рисунка — рассказывала белокурая девушка, обводя, почти не касаясь аккуратно кончиком ручки отделы на снимке
«А что если она права», усомнилась, мысленно проворачивая в голове теорию, что выдвинула белокурая девушка, не обращая на плачущего ребенка, Оксана на небольшой промежуток времени придала своему лица слишком заумный вид.
— Проведите «чрезпищеводное ЭхоКГ», подтвердите расширения синуса Вальсальвы — подождав некоторое время, стоя у окна, распорядилась Оксана, гладя нежно ребенка по головке — После того как диагноз будет подтвержден, я думаю мне не надо будет говорить вам, что делать дальше
Продолжила отдавать указания своим подчиненным Оксана, направляясь к входной двери кабинета с капризной у неё на руках малышкой. Стремительно направляясь к выходу, Оксана чувствовала неудобство перед коллегами, в которое поставила её плачущей у неё на руках ребенок, которого явно помимо хрипа в легких и легкой осиплости голоса при плаче, была сильно чем-то уже раздражена. Коллеги Оксаны, понимая её высокое положение над ними, сдержали свои эмоции при себе, но по их лицам, она догадалась, что детский плач им уже поперек горла.
— Что с вашим ребенком Оксана Владимировна?!
Поинтересовался Валерий Валентинович, когда Оксана, стукая звонко каблуками черных туфель по линолеуму пола, подошла к входной двери.
— Симптомы легочной гипертензии так и не прошли, так же все указывает на легкуюдыхательную недостаточность, а потливость на лице вашего ребенка указывает на глубокую проблему врожденного дефекта сердца
— Валерий Валентинович! — возразила, вскрикнув от переизбытка эмоций Оксана, открывая дверь, испугав проходящих мимо кабинета медсестер своим громким возгласом
— О… боже Оксана Владимировна! — испугалась неожиданно Мария, разливая на свой белый халат кофе с чашки, что держала в руках в этот момент — Можно и тише не зачем было так кричать, мы это и так поняли
— Давайте не будем лезть в мою жизнь, с моим ребенком я сама решу эту проблему, занимайтесь нашей пациенткой, вам ясно?!
Перешагивая через высокий порог открытой двери, громко говорила Оксана, пытаясь своей лаской рук успокоить плачущего у неё на руках ребенка. Совсем не придавая никакого значения испуганным изумительным взглядом проходящих рядом медсестер по больничному коридору, Оксана медленно покинула рабочий кабинет, держа дверь открытой.
— Обо всех последующих действиях отчитываться по сотовому телефону — игнорируя возмущения Марии, продолжила изливать свой накопленный пыл Оксана
Ощущая сильное раздражение, Оксана прошла мимо двух застывших от ужаса сцены медсестер, вдыхая свежей воздух с открытого окна в коридоре, занавески которого так красиво колебались под воздействием проникающего в помещение сквозняка. За стеклом пластикового окна было отчетливо видно всю прелесть лазурного заката солнца, что медленно заходило за горизонт, скрываясь игриво за крышами вдали стоящих многоэтажек громадного мегаполиса. Ребенок на руках Оксаны стал нервничать, ерзать, желая пойти самостоятельно своими ножками. Не желая отпускать уже родственную частичку себя, Оксана, крепко держа его в руках, стала медленно спускаться по ступенькам больницы, не обращая внимания на её жалостливый стон.

***
Солнце постепенно заходило за горизонт, погружая огромный по своим масштабам город во мрак, который даже накрытый пеленой сумрака, продолжал светиться, излучая многотысячный свет с окон рядом стоящих домов, высок магазинов, рекламных щитов, освещения улиц и проезжающих мимо фар автомобилей. В воздухе на небольшой улице пахло красивым сочетанием сирени, в великолепной гармонии с черемухой, скрывая неприятную вонь, с канализационного люка, крышка которого была слегка приоткрыта и угарный газ тысячи проезжающих машин. Аромат с шашлычной привлек по своему специфическому запаху, готовящегося в нем шашлыка внимание Оксаны от чего у неё и у ребенка, что она вела за руку, разыгрался голод. Красивый лазурный закат солнца, не убавил численность людей на столичных улицах, с закатом солнца у этого города появлялась как будто вторая жизнь. Толпы людей постоянно ходили по улицам этого города, каждый из которых был озадачен своей заботой, стремлением или искал способ к достижению цели, как провести этот вечер в удобной ему для души компании. С открытой двери бара, раздавались мужские крики, фанаты футбола собрались обсуждать проходящую игру, бурно выкрикивая возгласы из пивнушки, где пиво наверно вытекало на порог этого дешевого мрачного заведения с яркой красивой вывеской в форме кружке наполненного пива. Патрульная машина УАЗ с надписью на двери ППС остановилась у входа в восточную кухню, через дорогу от которой находился бар, видимо проводя очередной рейд, по вылову нарушителей правопорядка.
— Ну же Аришка
Улыбаясь уставшей улыбкой и изнеможенным тоном голоса, говорила Оксана, обращаясь к маленькой девочке, садясь перед ней на колени прекрасной зелени покрытого газона возле цветочного магазина. Легкий теплый ветер колебал роскошные золотистые пряди волос Оксаны, окутывая её и ребенка, порывами своей нежности. Лучезарный свет вывесок и рекламных щитов, ярким отблеском, отражались в голубых лазурных глазах Оксаны. Сам воздух был насыщен прелестью запаха разных ароматов цветущих цветов на клумбе напротив продуктового магазинчика. Продолжительные минуты в автобусе, набитому почти битком, значительно сильно измотали Оксану, её тело изнывало по теплой и нежной постели, а ноги уже становились ватными, руки каменными из-за постоянно держания на них ребенка.
— Пойдем домой, мама сильно устала, сейчас тебя покормит, и мы ляжем спать
— Мама! — звонко и четко сказала девочка, обнимая нежно Оксану
— Пойдем домой дочка — улыбнулась Оксана, взяв ребенка на руки
Спустя пару минут, Оксана направлялась, держа ребенка на руках по тротуару во дворе, освещаемый, несколькими проезжающими машинами местность, окруженная несколькими пятиэтажками. Яркий свет автомобильных фар осветил дальним светом тротуар из-за спины Оксаны, от чего она слегка даже прищурила глаза. Послышался легкий звук автомобильного двигателя, и звук шин, медленно приближающегося автомобиля, что медленно двигался за ней.
— Тише-тише Аришка — прижимая головку девочки к своему плечу, Оксана не позволяла ребенку смотреть на столь яркий свет фар, автомобиля, что так крался сзади — Это какой-то идиот, решил наверно поиздеваться
— Оксанка! — удивилась Марина Николаевна, увидев испуганную Оксану, когда открывала дверь подъезда — Что-то случилось?
Темно-синий плащ под падающим светом от фонаря, что висел над крышей, переливался самыми разными оттенками синего на теле Марины Николаевны. Хорошо уложенные волосы, золотистого цвета, такого же, как у Оксаны, были уложены в пышный хвост за спиной этой женщины и скреплены заколкой в форме бабочки. Украшающая прелесть обнаженных ног Марины Николаевны завершали темно-синие остроносые туфли на высоком тонком каблуке, что выражали её образу особую скрытую притягательность. Завершающей чертой к образу этой женщины служил аромат парфюма «RoseSauvage» от Антони Висконти. Чарующие оттенки этого запаха кружили голову одним тока запахом дикой розы и восхитительным вкусовым оттенком приморского апельсина. Отличительной чертой от Оксаны служил подбородок, прекрасное очертание скул, а так же глаза Марины Николаевны имели серый оттенок, что делало их какими-то странными, когда она так смотрела, выразительным сосредоточенным взглядом.
— Ничего мама все нормально — тут же ответила Оксана, стараясь незаметно перевести панический дух — Просто с Аришкой уморились в автобусе
— А мне показалось по твоему выражению лицу и испуганному выражению глаз, что ты чем-то напугана — предположила Марина Николаевна, держа перед Оксаной подъездную дверь открытой
— Хм… а вот вы, похоже, мама этой девушки!
Послышался знакомый женский голос за спиной Оксаны, когда она обернулась и увидела белую иномарку, марки Toyota. Открывая дверь машины, говорила женщина в роскошном длинном вечернем красном платье, которое своим v-образным разрезом спереди отчетливо прорисовывало красоту её пышной довольно привлекательной формы грудь. Красивый белый пояс, что был расположен на талии этой женщины, особо прорисовывал пикантные черты упругих бедер этой женщины, что были скрыты за тонкой материей красного длинного платья. Голубые глаза с сероватым оттенком, внушавшие легкое отвращение к этой женщине, светились яркими искорками, отражая красиво падающие частички света от фонарного освещения возле подъезда. Роскошные красные туфли на высоком каблуке, отчетливо выражали эротическую силу изумительно красивых ног этой женщины.
— Опять вы! — вскрикнула, ощущая сильное раздражение Оксана, повернувшись лицом к идущей к ним женщине — Я же вам сказала, убирайтесь прочь, мне не нужны ваши деньги
— Зато мне теперь нужна эта малышка и я сделаю все чтобы её получить
— А я вас просто пошлю нахуй! — хладнокровно ответила Оксана, улыбаясь роскошной улыбкой безразличия, посмотрела на эту женщину, словно на дешевую разодетую шлюху
— Оксана! — удивилась жаргону своей дочери Марина Николаевна, раскрыв рот от удивления, не зная, что и сказать
— Послушай, ты похоже не понимаешь — сохраняя поразительное терпение женщина подошла к Оксане улыбаясь наивной блеклой улыбкой
— Нет, это вы похоже не понимаете! — возразила Оксана, крепко держа на руках маленькую девочку, посмотрела в лицо неприятной ей женщине — Аришка моя дочь, вам это ясно я никому не за что её не отдам, меня не интересуют никакие ваши деньги
— Ты посмотри на себя — словно насмехаясь, говорила гордая собой женщина — Не выспалась что ли, унылый сонный взгляд, растрепанные пышные волосы ты, что причесаться забыла и это дешевое пальто, никак не сочетается с таким же по слову платьем под ним — указывая на недостатки внешних признаков Оксаны, насмехалась женщина
— И много ли денег вы предлагаете за это?! — спросила неожиданно Марина Николаевна, указывая взглядом глаз на ребенка, на руках Оксаны
— Мама! — вскрикнула Оксана, удивившись такому повороту событий — Я не позволю тебе этого сделать ясно, сколько бы она там не предлагала пусть засунет себе в жопу свой чек
— Как грубо! — скривила до изумления красиво алые губы эта женщина, продолжая все же так же холодно смотреть на Оксану
— Нахуй пошла! — заскочила Оксана в открытую дверь подъезда, не став дальше слушать никакие уловки этой женщины
— Вы уж простите мою дочь иногда она бывает через чур — уверяла Марина Николаевна, когда Оксана стала подниматься поспешным шагом по подъездным ступенькам
— Да ничего все нормально — ответила поразительно легкой интонацией голоса женщина — Мы еще с вами встретимся, всего доброго
— Так сколько вы там предлагали?! — громко спросила Марина Николаевна, после того как дверь в подъезде захлопнулась и Оксана больше не могла слышать их диалог
«Дура блядь ебанутая она, что с ней торговаться надумала», удивилась Оксана, продолжив дальше подниматься по ступенькам подъезда, услышав как тронулась с места машина на улице.
— О… боже Аришка — прижимая ребенка к своей груди, Оксана заметила, что девочка уснула на её руках — Эта дура всерьез решила забрать тебя у меня
Шепотом говорила Оксана, поднимаясь по подъездным ступенькам, боясь каждой отражаемой тени, что проникала через подъездные окна, ярко отражаясь на унылых поблекших в голубой краске подъездных стенах. Поразительная тишина в подъезде притупляла слух, лишь звонко эхо туфель по ступенькам подъезда разносилось громким эхом по всему помещению. Только лишь из дверей одной квартиры было слышно, как работает телевизор, а от двери квартиры напротив пахло запахом жареной картошки. Поднявшись на нужный этаж, Оксана стала копаться в сумочке, что висела на плече, держа аккуратно крепко спящего ребенка на руках. Достав ключ, Оксана медленно всунула его в замочную скважину, издавая механический звук поворачивающегося в замке ключа, она через несколько секунд бесшумно почти открыла дверь. Яркий свет освещения с площадки подъезда ярким светом стал проникать во мрак погруженный сумраком окутавшей ночи квартиру, в которой только стены коридора и часть пола было видно, когда Оксана вошла внутрь, плавно закрывая дверь за своей спиной.

***
Потускневший свет доносился с коридора, погрузившейся во мраке квартиры, лишь слегка освещая пол и окружающие предметы и мебель в комнате Оксаны. За окном все так же шелестел листьями могучий тополь, а так же был слышен звук проезжающих по двору постоянно машин. Атмосфера воздуха в комнате была пропитана запахом молочной каши, что приготовила на ночь Оксана, чтобы помочь уснуть малышке, что уже сопела легким хрипящим голосом с бутылкой в руках, повернувшись на бок. Теплая пленяющая обстановка в комнате, душила нехваткой воздуха, из-за маленького ребенка, Оксана боялась на ночь оставлять окно в комнате открытым.
— Спи Аришка
Тихо прошептала Оксана, ощущая ужасную слабость в ногах, стоя, чуть согнувшись над кроваткой, любовалась, как она сладко посапывала во сне.
— Мама тоже пойдет, приляжет
Голубой нежный халатик, очень элегантно обволакивал тело Оксаны, прорисовывая все самые аппетитные сексуальные черты, ярко выраженные упругие бедра, а так же очень хорошо отображал v-образный вырез спереди очертание её сочной груди. Пышные растрепанные золотистые волосы, не имеющие никакой укладки, посыпали водопадом волн плечи Оксаны, обвивая, словно ветви винограда её бархатистую кожи шеи, завивались в кольца на груди, которая из-за онемения рук, она не могла уже прикрывать, тонкой материей голубого халатика. Лицо из-за сильного недостатка сна, становилось уже опухшим, веки уставшими, губы начинали уже дрожать, эмоциональное состояние находилось уже на грани нервного срыва. Голубой халатик на теле Оксаны, лишь создавал скрывающую невидимую брешь всех её прелестей тела, который постепенно раскрывал бархатистую кожу плеч, уже оголив сочную красоту груди. Не имея достаточно сил выключить свет в коридоре, Оксана медленно направилась к расправленному дивану, на который падал блеклый свет из окон напротив расположенного дома. Нежная ткань нейлонового халатика плавно скатилось по телу Оксаны, повинуясь пышному рельефу её тела, придав на обозрения сумраку ночи полностью обнаженное тело.
Легкий металлический щелчок дверного замка, не давал сомкнуть веки глаз Оксаны, а так же едва слышный шум открывающейся двери и стук каблуков по полу коридора, окончательно разбудил. По запаху щедро насыщенного парфюма, Оксана смогла узнать, что это Марина Николаевна вернулась из своего недолго похода в магазин. Звонко стукая каблуками по полу, она неожиданно сразу же направилась в комнату Оксаны, по загадочному запаху перегара, что веяло от Марины Николаевны, можно было догадаться, как сильно она выпила.
— Мама ты что пила?!
Уставшим до изнеможения голосом спросила Оксана, продолжая лежать на кровати без остатка сил, не имея возможности даже накрыть свое оголенное тело пышным бамбуковым одеялом.
— А ты почему голая?! — удивилась сильно Марина Николаевна, встав в проходе открытой двери комнаты Оксаны
— Потому что пролила на себя кашу, когда готовила для Аришки — изнывающим уставшим голосом ответила Оксана, свисая свою руку до пола с края дивана — Руки сильно тряслись, мама я уже не могу мне тяжело
— Так отдай ребенка и все
— Нет! — возразила тут же Оксана, раскрыв от возмущения лазурную голубую прелесть своих глаз
— Ты что не видишь, как она тебя изматывает — Марина Николаевна продолжая настаивать на своём медленно входя в комнату Оксаны, звонко стукая каблуками по полу — Прими предложение этой женщины
— Нет, я же сказала тебе и ей!!! — повысила голос Оксана, сев на диван поджала под себя ноги — Я никому не отдам Аришку, тебе ясно!
— Да перестань — уверяла Марина Николаевна — Ты посмотри на себя, у тебя даже сил нету, чтобы поднять с пола твой халат, я уже не говорю про то, чтобы сложить нормально свои вещи в комнате
Выражал своё мнение Марина Николаевна, обращая внимание на бардак на полу комнаты Оксаны, голубой халатик лежал посреди комнаты. Желтое платье, в котором была Оксана, было просто повешено на дверцу шкафа, что была открыта, придавая на обозрение её скромный гардероб. Вещи ребенка, были небрежно сложены в отодвинутый верхний ящик детского комода, лишенная полностью последних сил Оксана, просто сложила их туда. Лекарства на столике детского комода были расставлены в безразличном порядке, а маленький ингалятор, стоял на полу справа от входа возле детского комода. Постель на диване, была смята, розовое бамбуковое одеяло собралось в ком в белом пододеяльнике. Две пышные бамбуковые подушки тоже были смяты и пахли чудесным ароматом волос Оксаны, прекрасным запахом шампуня на основе экстракта лаванды.
— Аришка моя дочь! — возразила Оксана, прикрывая, сгорая от стыда свое обнаженное тело бамбуковым одеялом
— Она не твоя дочь — возразила Марина Николаевна, присаживаясь на край дивана рядом с Оксаной, расправила плащ на своих бедрах — И ты это знаешь
— Она моя дочь! — продолжала настаивать, упорствовала Оксана, не имея желания даже посмотреть в глаза своей матери, опустила взгляд на пол, где лежал её голубой халатик
— Оксана хватит — говорила пьяным голосом Марина Николаевна, проводя ладонью руки с чувствительной лаской и заботой, по волосам Оксаны — Давай взглянем правде в глаза, это не твоя дочь и ты хорошо это знаешь
— Она моя дочь мама! — заявила Оксана, продолжая держать позицию жесткой словестной обороны, она обернулась одеялом, легла на бок, отвернувшись от Марины Николаевны
— Оксана ну хватит, давай поговорим — продолжая разглаживать растрепанные золотистые волосы Оксаны, дыша на неё терпким перегаром выпитого недавно красного вина, уверяла Марина Николаевна — Ну может, ты еще не готова, пока что стать матерью или что
— Мама выйди, пожалуйста, из комнаты хватит воздух отравлять, не видишь тут моя дочь дышит твоей отравой — прошипела сквозь зубы с ненавистью Оксаны словно змея, не став слушать свою Марину Николаевну
— Хм… как знаешь — вставая с дивана обидевшись, говорила Марина Николаевна — Я лишь, как твоя настоящая мать, хотела тебя вразумить
— А лишь как настоящая мать Аришки, хочу её защитить — заявила Оксана, повернувшись к ней лицом, продолжая лежа обернувшись одеялом лежать на диване
— И ты многое готова ради неё поставить на карту?!
Спросила Марина Николаевна, нагнувшись стоя возле дивана, коснулась кончиками пальцев подбородка Оксаны, обращая её уставший, изнеможенный взгляд на себя.
— Да мама готова — заявила Оксана, тихо прошептав, посмотрев в пьяные глаза матери, глубоко вдыхая ртом отвратительный запах перегара с её алых губ
— Я лишь просто хочу тебя оградить
— От чего мама?
— Ты еще не готова!
— Я уже год воспитываю Аришку, а ты мне тока сейчас заявляешь, что я не готова
— Всему свое время
— Нет, мама! — упорно возразила Оксана, ложась снова головой на подушку — Аришка моя дочь
— Как знаешь
— Давай завтра поговорим — предложила Оксана, отворачиваясь в очередной раз от матери
— Если это что-нибудь изменит
— Ничего
— Вот я тоже так думаю
— Мама иди спать! — заявила, повысив голос Оксана
— Хорошо
Подозрительно легко согласилась Марина Николаевна, закрывая дверь в комнату Оксаны, погружая комнату во мрак сумрак ночи.

***
Завораживающая прохлада наступившей осени, предвещала наступление холодов, а золотистые листья на почти облысевших от листвы деревьев, говорили о наступлении холодов. Небо было пасмурным, отражая в себе самые серые оттенки среди мрачных огромных туч, что пронзали своими крышами небоскребы Москвы. Бесконечный поток машин по столь небольшим улицам Москвы, никогда не умолкал, тут постоянно кипела жизнь, в круглосуточно живущим бурной жизнью мегаполиса. Легкий порыв прохладного ветра раскачивал деревья в жилой зоне возле тротуара, пропитавшиеся сыростью осеннего дождя, пахли так прекрасно, излучая свой последний запах уходящего лета. Трава на газонах возле магазинов уже превратилась в солому, однако, некоторый сорт травы еще сохранял свою первозданную зеленую силу. В воздухе витали куча ароматов, от шашлычного аппетитного запаха, парфюма проходящих людей, запахи их тел, табачного дыма, так же пахло душистым разливным пивом из открытых дверей бара, мимо которого проходила Оксана. Яркие вывески магазинов так слепили, проезжающие мимо машины, словно насмехались, ослепляя потоком направленных частиц света автомобильных фар. Постоянные магазины и павильоны, что продавали на своих витринах обычные банальные продукты общего пользования, мусор на тротуарах, переполненные урны, а так же неисчисляемое количество бычком под ногами на бетонной дорожке, все это говорило о культуре и образе жизни людей в этом огромном по величине городе. Огромные высотные дома, атак же свечки, большие девятиэтажные дома, выстроенный в форме крепости, высотки отелей, большие супермаркеты, фонарное освещение улицы, свет исходил на улицы этого города отовсюду, словно после захода солнца за горизонт тут начиналась как будто совсем новая жизнь в совершенном ярком свете.
Красное драповое пальто на Оксане, очень элегантно подчеркивало, вырисовывая самые сексуальные черты её тела. Желтое платье, что скрывалось под ним, словно как символ непокорности взглядов Оксаны, чтобы надеть что-то другое или как-то изменить свою жизнь. Черные туфли на высоком каблуке, дополняли в совершенстве эротическую прелесть ног Оксаны, что была доступна для обозрения, за границей красного пальто. Прекрасный яркий красный пояс на пальто, отлично вырисовывал рельеф талии Оксаны, подчеркивая аппетитную силу безупречно красивых сексуальных бедер. Растрепанные пышные золотистые волосы Оксаны, в которых отлично нашли себе место черные солнцезащитные очки, что она использовала, скрывая лазурную красоту сказочно красивых голубых, от беспощадных палящих лучей дневного солнца.
— Мама — говорила Оксана, держа телефона в одной рукой, в другой руке, крепко держала упаковку купленного большого торта на углу в кондитерской — Сегодня Валерий Иванович утвердил мой оклад на должности заведующей, отдела диагностики сердечнососудистой диагностики и хирургии!
— О… боже Оксана — восхитилась, судя по интонации голоса, Марина Николаевна — Поздравляю, я так рада за тебя девочка моя, что теперь будешь делать?!
— Как что?! — радуясь, удивилась Оксана, лазурная прелесть глаз светилась от счастья повышения по карьерной лестнице — Давай ставь чай, кстати как там Аришка, безумно по ней соскучилась, целый день её не видела, она не составила тебе там проблем?
— Да нет м… — подозрительно странно Марина Николаевна изменила тон своего голоса — Ты когда будешь дома, хотела с тобой поговорить
— Да вот сейчас — обрадовалась Оксана, не придавая значения измененной интонации голоса матери — А что что-то случилось с Аришкой?
— Да все нормально с твоей м… — словно стыдилась выговорить это слово Марна Николаевна предпочла дальше прервать свою реплику — Приходи дома поговорим и вместе порадуемся за твое повышение
— У Аришки сегодня полтора годика — пояснила с улыбкой Оксаной, застенчиво улыбаясь прохожей парочки, что прошла мимо неё, когда она свернула во двор дома, в котором жила
— И у тебя повышение
— Да ладно хватит!
Возразила Оксана, ощущая, как нежность прохлады весеннего ветра колебала роскошные пряди золотистых волос. Лаская бархатистую кожу прекрасных скул, едва касаясь поверхности появившегося румянца на щечках, приятное касание холода, доставляло Оксане, некую силу удовольствия. Проникая между ног, за грань красного драпового пальто, чарующая прохлада ласки ветра, чарующим касание обволакивала ноги Оксаны, под покровом надетой на ней одежды.
— Как там Аришка?!
Повторила свой вопрос Оксана, убирая уже улыбку со своего лица, замечая, как от подъезда отъехала подозрительно знакомая белая машина марки Toyota, сверкая подозрительно в сумраке ночи во дворе задними стоп сигналами, выезжая из двора на основную дорогу.
— Нормально! — опять же кратко и скоропостижно ответила Марина Николаевна
— Как-то ты подозрительно отвечаешь — усомнилась Оксана в тоне голоса своей матери — Мама я единственный, раз за полтора года попросила тебя посидеть с ней и то тока потому что в больнице из-за её скандалов, мне уже не рады, что случилось
— Да все нормально сейчас с твоей девочкой
— А что было ненормально?! — подходя к подъезду с волнением в голосе переводя дух, спросила Оксана, доставая ключ из кармана пальто, поставила упаковку с тором на лавочку
— Давай дома поговорим — увиливая от ответа, предложила Марина Николаевна
— Предупреждаю — придерживая плечом, телефон к уху вполне серьезно, говорила Оксана, взяв упаковку с тортом, вошла в подъезд, положив ключи в карман — Если с Аришкой хоть что-нибудь случилось, я тебе не знаю что сделаю, все я поднимаюсь
— Дома поговорим — повторила еще раз Марина Николаевна, сбрасывая телефонный звонок
Чувствуя ужасное волнение за девочку, Оксана с тяжелым дыханием в груди поднималась по бесконечным ступенькам подъездной лестнице, при ярко освещенном свете на площадке каждого этажа. Звонко стукая каблуками черных туфель по бетонным ступенькам, Оксана чувствовала некую дрожь в ногах, чувство неконтролируемого волнения переполняло её. Дыхание становилось частым и прерывистым, панике на лице приобрела уже ярко выраженный характер, а так на самих лазурных глазах уже начинала скапливаться влага от непонятной причины эмоциональной паники. Сам воздух из-за расстройства казался душным и спертым, Оксана, даже поднимаясь по ступенькам, не обращала его насыщенность табачным дымом и разлитого на ступеньках пива.
— Блядь я её убью, если с Аришкой что-то случилось
Шепотом произнесла Оксана, доставая снова, ключи из кармана, поднявшись на нужный этаж, поставила упаковку с тортом рядом с дверью. Вставляя дрожащей рукой ключ в замочную скважину дверного замка, Оксана не обратила внимания, как рука сильно тряслась, держа ключ и поворачивая в это время замок. Открывая дверь, Оксана ощутила запаха дорогих женских духов, насытивших атмосферу воздуха этой квартиры, что бурным волнообразным потом ударила ей в нос, как только она переступила порог мрачной квартиры, свет коридора которого был потушен. Яркий насыщенный свет исходил, врываясь в коридор со стороны открытой двери кухни, освещая части силуэта предметом в коридоре. Насыщенный, только что заваренный запах чая Greenfield, что витал в этой квартире, даже не мог как-то скрасить приступ нахлынувшей паники Оксаны.
— Мама, где Аришка?! — громко крикнула Оксана, с грохотом закрывая за собой дверь, поставила упаковку с медовым ореховым тортом на тумбочку возле стационарного радиотелефона
— Оксана иди сюда нам нужно серьезно с тобой обо всем поговорить — послышался серьезный волнующей интонацией голос Марины Николаевны со стороны открытой двери кухни
— Сейчас блядь я приду! — не снимая туфель, Оксана в разъяренном виде направилась по коридору, звонко стукая каблуками черных туфель — Где моя дочь?! — с криком вошла она на кухню
— Присядь! — серьезно обратилась Марина Николаевна, кивнув головой на свободный стул напротив неё
На кухонном столе лежала пачка из пяти тысяч долларов, что сразу же ужаснуло Оксану, когда она увидела на столе такую большую сумму денег. Потеряв дар речи, понимая что случилось, Оксана, медленно отодвинула стул со слезами на глазах, села на него. Марина Николаевна была одета в дорогое роскошное красное платье, с шикарным v-образным вырезом спереди и роскошным декольте, при виде которого у мужчин возникало чувство эротического голода к этой женщине. Дорогие, по всей видимости, красные туфли на высоком каблуке, служили отличным дополнением к её образу. Феерическая бездушная улыбка, которой улыбалась Марина Николаевна, размешивая при этом в своей кружке с чаем сахар, наводила глубокий ужас на эмоциональное состояние Оксаны.
— Где моя дочь мама? — взволнованным голосом спросила Оксана, дотрагиваясь дрожащими пальцами до пачки сто долларовых купюр
— Ой, Оксана перестань — словно насмехаясь возразила Марина Николаевна — Она никогда не была твоей дочерью, хватит терзать себя попусту
— Я так понимаю это пала за мою Аришку? — чувствуя, как ненависть переполняет разум, поинтересовалась Оксана, терзая коготками пачку долларов — Ты блядь не имела такого права!!!
Выбила чашку из рук Марины Николаевны, быстро вскочила со стула Оксана, в тот самый момент, когда падающая на пол чашка выливая содержимое в ней чая. Словно в замедленном времени коснулась пола, в один миг раскололась на мелкие осколки, разбрасывая их по всему полу кухни, заливая всю его поверхность чаем, что своими брызгами мелких капель попал на кухонные обои. Напряженное молчание воцарилось на кухне, Оксана со злобным оскалом смотрела на свою мать, совсем не придавая значения, что по её обнаженным ногам стекали потеки обжигающей теплотой чая. Чайная ложка, на которую наступила легонько каблуком красных туфель Марина, издала легкий металлический звук и скрежет по полу. Брызги теплого чая попали на лицо, на грудь и переднюю часть платья, возле выреза, насытив его материю необычайной силой чебреца.
— Ты сдурела, что ли Оксана! — испуганным голосом заявила Марина Николаевна, находясь в полном стрессом шоке — Да что с тобой происходит?!
— Я блядь днями и ночами растила эту девочку, просыпалась по ночам по сотню раз, не для того чтобы ты лживая потаскуха так легко и дешево могла от неё избавиться, ты меня спросила, хочу ли я этого?! — прокричала в истерике падая на колени в лужу разлитого чая Оксана, рыдая горькими слезами
— Оксана девочка моя это ведь не твоя дочь
— Аришка моя дочь — с ненавистью к ней оспорила Оксана, посмотрев на мать сидя на коленях на полу разъяренным взглядом — Я сейчас же поеду за ней и верну ей её грязные деньги, мне они не нужны
— Нет, нужны?! — Марина Николаевна не согласилась с мнение Оксаны — И она просила передать тебе, что ехать туда бессмысленно, квартира уже продана другим жильцам, мы с ней заранее все обговорили даже в срок
— Ты не имела права так поступать — рыдая сидя на полу в луже чая, с горькой жалостью голоса говорила Оксана — Это же я растила её все это время, это я не спала ночами, пела ей колыбельную, стуками водилась с ней, чтобы ты вот так могла все пустить насмарку
— Они вот-вот уже должны садиться в самолет и улететь из страны, чтобы ты их не искала
Не придавая никакого значения словам Оксаны, продолжила рассказывать Марина Николаевна, обтирая капли пролитого на неё чая, салфеткой.
— Признайся — ощущая неконтролируемую эмоциональную злость, высказывала Оксана, вставая с колен — Ты ведь с самого начала не хотела этого ребенка, еще тогда когда я её в первый раз домой принесла ты специально так холодно и безразлично отреагировала
— Я просто решила дать тебе шанс — ухмыляясь безразличной улыбкой, ответила Марина Николаевна, положив ногу на ногу — Но я же не ожидала, что этот ребенок нас с тобой так разделит
— У нас с тобой никогда не было ничего общего — возразила Оксана, посмотрев на Марину Николаевну с ненавистью и призрением — С чего ты решила, что сейчас может быть?!
— А вот тут ты ошибаешься — не согласилась с мнением Оксаны, вставая со стула
Игнорируя возмущения Марины Николаевны, Оксана покинула кухню, звонко стукая каблуками, разбрызгивая капли пролитого чая и разбросанные по полу осколки кружки, что при ударе разлетелись в разные стороны. Чувство скованности, потерянности и дикой раздраженности, охватило Оксану, не зная как контролировать столь сильное психологическое состояние, она словно вбежала по коридору в открытую дверь своей комнаты. Все в этой комнате напоминало о ребенке, запаха постельного белья, даже воздух был пропитан детской атмосферой, семью, кашами. Ампулы «реополиглюкина», гидрокарбонат натрия, эуфиллина, даже ингалятор на полу возле детского комода, с помощью которого Оксана делала девочки ингаляции увлаженным кислородом. Разбросанные мягкие игрушки по полу, а так же детская одежда на диване, что Оксана выложила на диване, когда собиралась в спешке на работу, все это доставляло дикую душевную боль. Разрисованная фломастером штора, после того как девочка игралась со шторами, было сильным болезненным напоминанием для Оксаны. Испачканная в оранжевой краске, ладошка ребенка, что прикоснулась когда-то к белой тюле, что висела на окне, оставив на ней четко выраженный след детской пятерни, растрогало Оксану еще больше до горьких слез.
Вбегая в комнату звонко стукая каблуками, Оксана споткнулась о куклу, что лежала на полу, сломав каблук своих черных туфель, падая на колени, громко взвизгнув, рыдая сидя на коленях на полу темной мрачной комнате. Найдя внезапно в себе силы, Оксана, опираясь руками на маленькую кроватку в которой спала когда-то девочка, хотела подняться на ноги. Увидев в ней розового мишку, игрушку, с которой ребенок засыпал по ночам, Оксана тут же вновь упала на колени, заплакала, прижав ладони рук к своему лицу.
— Что там у тебя происходит? — оказавшись за спиной Оксаны, в проходе открытой двери комнаты спросила Марина Николаевна
— Чего тебе? — заплаканным грубым голосом спросила Оксана, продолжая сидеть на полу, на коленях, прикрывая лицо руками, тихо рыдала в ладошки
— Услышала какой-то грохот и твой визг, думала зайти и узнать все ли у тебя в порядке
— У меня все в порядке — огрызнулась Оксана, отрывая покрытые влагой слез ладошки от лица, посмотрела заплаканным лицом на Марину Николаевну, испытывая к ней дикую ненависть — Все теперь можешь уйти
— Оксана девочка моя — словно выражая сочувствия, говорила Марина Николаевна, входя в комнату Оксаны, стукая каблуками красных туфель по полу, подошла к дочери — Я же ведь хочу для тебя самого лучшего
— Так сколько говоришь, она тебе дала за Аришку? — злорадной улыбкой, для которой потребовалась невыносимая сила воли, улыбнулась в ответ Оксана, поднимаясь медленно с пола
— Пять тысяч долларов — пояснила без капли хоть какого-либо сожаления — Плюс это новое платье и эти красные туфли, как ты считаешь, они мне идут?
«До чего же ты самодовольная наивная сука, тока и о своей шкуре печешься», думала в тот момент Оксана, не желая считаться с мнением Марины Николаевны.
— Так знаешь, что я тебе скажу мама
Вставая на ноги перед Мариной Николаевной, желала сильно её унизить Оксана, опираясь на детскую кроватку руками, встав к ней спиной, согнула ногу с целым каблуком в колено.
— Эти деньги, как это красное платье и туфли, что подарила тебе эта дрянь по праву принадлежат мне, просто ты их первая решила примерить — восхищаясь коварной улыбкой, Оксана решила словесно отомстить Марине Николаевне — Считай платье и туфли я тебе дарю, а вот деньги….
— Оксана ты не посмеешь — заявила Марина Николаевна, схватив Оксану за руку, с угрозой посмотрела в её заплаканные глаза — Мы и так на мели сидим из-за твоего приемыша, копейку за копейкой считаем, пока ты все деньги на неё тратишь, твоя мать заслужила наверно….
— Нет! — вырывая свою руку, возразила с угрозой в голосе, прошипев, словно змея Оксана — Ничего ты не заслужила!!!
Громко прокричала на всю квартиру Оксана, направляясь к открытой входной двери, сбросила на ходу со своих ног сломанные туфли, посреди окутанной тенью ночного мрака комнаты.
— Оксана ты не имеешь права так со мной поступать — жалостливым голосом выбежала из комнаты Марина Николаевна, направляясь по коридору следом за Оксаной — Я стока терпела, я растила тебя, кормила, одевала, в конце концов, была с тобой, когда тебе было плохо
— Ты лишь питала ко мне свою скрытую симпатию
Вошла на кухню, слегка прищурив мокрые, заплаканные глаза от яркого света Оксана, наступая босыми ногами на залитый чаем пол кухни, прошла чудом мимо осколков разбитой кружки.
«Может, я все-таки успею, быть может, они еще не сразу уехали в аэропорт, верну этой суке её деньги, что так подло лишила меня моей Аришки», думала в тот момент Оксана, направляясь к кухонному столу.
— Но теперь — схватила пачку денег, что лежала на кухонном столе, прокричала с ненавистью Оксана, повернувшись к ней лицом — Не хочу тебя теперь больше знать!!!
Выбежала Оксана из кухни, напугав Марину Николаевну до ужаса своим криком, от чего она отскочила в испуге к стене, возле входной открытой двери кухни. Положив на ходу пачку денег в карман красного пальто, Оксана схватила с обувной полки черные босоножки без каблука. Быстро обув их, сидя на пуфике в коридоре, Оксана, ощущая ужасную эмоциональную панику, за пропавшего ребенка, что она сама вырастила, в спешке открыла входную дверь квартиры. Смутно вспоминая, как уже спускалась быстро по ступенькам вниз, оставив входную дверь квартиры открытой, Оксана стремительно хотела выбежать на улицу, в надежде все изменить и исправить.

***
Чарующая холодом прохлада начала обволакивать тело Оксаны, как только двери автобуса раскрылись на нужной остановке. Насыщенный свежестью холода воздух, хлынул бурным потоком в пропитанное спертой, душной атмосферой пространство автобуса, в котором находилось несколько пассажиров. На большом темном небе, покрытого серой пеленой угарных выхлопных газов, машин, сотен тысяч предприятий, стала образовываться громадная черная туча, воздух стал насыщаться сыростью, как перед дождем. Яркий свет фонарных столбов, освещения большой улицы, уже начинал раздражать глаза, в темноте опустившегося над огромным городом сумрака ночи. Вывески рекламных щитов и просто рекламные доски все светилось ярким светом, такое чувство, будто с заходом солнца за горизонт свет тут не прекращался. Вонь, с открытого канализационного люка, что Оксана почувствовала на автобусной остановке, быстро сменилась на вкусный запах шашлыка, которым пахло с другой стороны улицы, где располагалась восточная кухня. Запахи сирени и черемухи витали на тротуаре, по которому шла Оксана, направляясь к большой свечке. В воздухе пахло сигаретным дымом, парфюмом и запахами пропитавшего потом тела, проходящих рядом людей, а так же дико несло перегаром, от одного рядом прохожего мужчины. Шум проезжающих машин, яркий свет их фар, звук мотора, постоянные звуковые автомобильные сигналы и вой сирены городских служб, ничто, что не могло отвлечь Оксану от поставленной цели. В голове разыгралась паника, боязнь за ребенка и материнские приобретенные за прошедшие полтора года чувства, переполняли разум Оксаны, поэтому, она не ощущала холода, что проникал под её красное пальто, окутывая её тело своей властью.
«Только бы успеть, надеюсь, они еще не уехали, тогда я смогу кинуть ей в лицо её грязные деньги», думала в этот момент Оксана, проходя через арку быстрым шагом во двор девятиэтажной свечки.
Черный больших размеров джип стоял у подъезда с включенными фарами, тихое журчание его мотора настораживало, а так же яркий ослепительный свет автомобильных фар, напрягал глаза. Возле большого черного джипа стояла молодая белокурая девушка, на вид лет двадцати, очень распущенно одетая, белая блузка с шикарным v-образным вырезом спереди. Черная мини юбка, плавно сменяющая, такого же цвета, чулками, очень эффектно отображающая красоту её стройных ног, завершающим пиком были черные туфли на удивительно высоком каблуке. Белое длинное пальто, очень элегантно облегало её стройное тело поверх всей этой вызывающей одежды. Девушка словно ждала кого-то, встав у задней двери большого джипа, в тот момент, когда дверь подъезда запиликала сигналом домофона, она обернулась.
— Аха… братец!
Улыбнулась молодая блондинка, безупречной улыбкой сказочно красивыми губами, что так ярко светились пламенными искорками при падающем свете с лампы освещения возле подъезда над его козырьком. Яркий оттенок голубых глаз отчетливо отразился, как она повернула так голову, перед проходящей мимо Оксаной. Девушка пахла, словно цветок только что распустившейся цветок фиалки, сочетание запаха которого напоминало бергамот и необычайную прелесть гардении и жасмина. Очаровательная укладка белоснежных волос, привлекла на некоторое внимание взгляд Оксаны, когда она прошла мимо неё, взглянув на молодую девушку мимолетным взглядом.
— Что-то ты долго, я уже соскучилась по своей племяннице
— Мама! — с восторгом крикнула девочка на руках чуть старше лет тридцати парня, когда он её вынес из подъезда
— Аришка! — подбежала Оксана к парню в черном драповом пальто — Это не ваша девочка, отдайте мне её немедленно, пока я не вызвала полицию!
— Чуть-чуть не успели — ухмыльнулся парень чертовски привлекательной улыбкой
— Ребенка я сказала, отдайте — суровым голосом повторила просьбу Оксана, не давая этому мужчине пройти, загородила путь на ступеньках крыльца подъезда
— Что здесь происходит Алексей?! — спросила серьезным голосом женщина, со светлыми волосами встав за спиной этого мужчины — Ах… эта девка нас все-таки настигла
— Отдай мне мою дочь — с угрозой в голосе произнесла Оксана, доставая из кармана пальто пачку долларов — И забери свои проклятые деньги — держа пачку денег в руках, загородила собой проход из подъезда
— Что здесь такое? — спросила, встав за спиной Оксаны молодая девушка — Мария кто эта девушка?
— Мой кошмар и единственная преграда чтобы забрать мою дочь — пояснила женщина, отодвигая вежливо в сторону мужчину, встала перед лицом Оксаны — Ну хорошо, давай, раз тебя деньги не интересуют, поговорим о том, что ты сама хочешь
— Я хочу вернуть свою Аришку! — заявила Оксана, всунув пачку денег в руку этой женщине — Вот ваши деньги я ничего от вас не взяла и не хотела брать, они мне не нужны, верните мне мою дочь
— Нет! — возразила гордая собой блондинка, взяв деньги, легонько оттолкнула Оксану, выходя на улицу из подъезда — Алексей иди с девочкой в машину нас ждет долгая дорога и разговор с нашим отцом
— Ты сама с ней разберешься? — спросил мужчина, покидая подъезд с девочкой на руках
— Он никуда не пойдет! — возразила Оксана, закрывая рукой ему путь — Отдайте мне девочку или я вызываю полицию
— К тому времени пока они приедут, мы уже будем далеко — рассмеялась молодая девушка, взяв под руку своего брата
— Я запомнила номера вам не выехать из города!
— Смеешь нам угрожать? — с угрозой посмотрел тридцатилетний парень на Оксану, проходя мимо
— Так и знала — рассмеялась женщина, поправляя пышную укладку белокурых волос — Алексей иди пожалуйста в машину!
— Но ведь — хотел он возразить, послушно спускаясь по ступенькам
— Он никуда не пойдет! — хотела вцепиться в рукав его черного пальто, громким криком возразила Оксана, чем сильно испугала девочку у него на руках
Полуторагодовалая девочка заплакала на руках мужчины, Оксану сильно встревожил детский крик, не имея возможности, что-либо сделать, она хотела прекратить весь этот кошмар.
— Алексей иди в машину — еще раз повторила эта женщина, взяв Оксану под руку, не давая ей вцепиться своей рукой в этого мужчину — А ты пойдем со мной нужно поговорить
— Отдайте мне мою дочь!!!
Прокричала еще раз Оксана, поддавшись эмоциям, хотела вырваться из хватки этой женщины, заметив, как мужчина передал девочку своей младшей сестре, что села с ней на заднее сиденье открытой двери большого автомобиля.
— Вот видишь эти документы — доставая из своей сумки какие-то листки бумаги, серьезной интонацией голоса говорила женщина, держа крепко за локоть Оксану — На них четко видно, как ты якобы подписала свое согласие, пусть даже рукой матери, ты продала эту девочку мне
— Но вы ведь знаете, я ничего этого не делала
— Верно — согласилась белокурая женщина, передавая в руки Оксаны эти документы — Но твоя мать это сделала, а на суде, где стоит вопрос больших денег, разбираться, сильно не будут
— Нет, это вы не понимаете — возразила Оксана вслед уходящей женщине — У Аришки врожденная аномалия сердца, ей нужны лекарства, ингаляции она без них долго не проживет вот с минуты на минуты, может начаться приступ отдышки
Пыталась Оксана докричаться вслед уходящей женщине, что так роскошно виляя бедрами, подошла к отрытой двери большого черного джипа, начала медленно в него садиться, изгибая эротическим жестом свои бедра. Оксана побежала вслед за ней, но споткнулась о высокий бордюр возле подъезда и упала на колени на мокрую высохшую траву на газоне. Ощущая оголенными из-под пальто коленями мокрую сырую землю, Оксана сильно взвизгнула из-за того что в момент падения подвернула лодыжку и не смогла сразу встать. Ужасная боль вынудило её склонить голову, прикусывая губу, Оксана смотрела на промокшие листы бумаги с печатями и подделанной подписью, что уже пропитались сыростью от травы. Сжимая одной рукой сухую траву, Оксана пыталась стерпеть боль, когда на голову уже начинали падать мелкого дождя, в воздухе запахло сыростью. Влага слез глубокого отчаяния начинала собираться на лазурных прекрасно голубых глазах Оксаны, не имея возможности и не зная, что делать, она так и продолжала сидеть на коленях на мокрой земле, когда на её голову падали мелкие капли дождя.
— Да и это всего лишь копии — коварной улыбкой улыбнулась белокурая женщина из открытой задней двери джипа — Настоящие документы теперь находятся у моего адвоката, не советую теперь впредь с нами связываться
Закрывая дверь с гордостью голоса, говорила эта женщина, когда машина медленно тронулась, ослепляя своими передними фарами Оксану, что сидела на коленях на мокрой траве, схватившись за свою больную ногу горько плакала. Тысячи капель мокрого дождя покрывали землю возле подъезда, падая на асфальт дорожного покрытия, козырек подъезда и подъездной облагороженной клумбами землю. Ослепительный свет автомобильных фар, раздражал глаза, эта семейка, когда отъезжала на своем джипе, словно решили поиздеваться над Оксаной, одарив яркой вспышкой дальнего света. После чего черный громадный джип скрылся в сумраке ночи, выезжая на основную дорогу, издавая ужасающее звериное рычание дикого зверя, сверкая задними стоп сигналами перед выездом покидая двор.

Настоящее время:

***
Ужасный яркий свет операционных ламп светил прямо в глаза Оксане, когда она приходила в себя, лежа на операционном столе, закрытая операционным бельем. Ощущая в онемевшем рту дыхательную трубку, на аппарате искусственного дыхания на котором находилась Оксана, не могла даже пошевелиться. Валентина стояла над ней, вдавливая поршень шприца в трубку венозного катетера, лицо рыжеволосой девушки было скрытой стерильной повязкой, а волосы были закрыты плотным медицинским колпаком. Темноволосая кудряшка Вероника, обкалывала левое бедро Оксаны 5% раствором новокаина, в которое уже был введен проводник, с надетой на нем противоэмболической защитой. Валерий Николаевич внимательно вместе со своей дочерью Вероникой следили в мониторы над операционным столом, за продвижением проводника по кровеносной системе Оксаны. Марина Викторовна следила за жизненными показателями, что выводились на один из жидкокристаллических мониторов, одетая в белый халат, темно-зеленые штаны, Оксана с трудом смогла её разглядеть, начиная потихоньку приходить в себя.
— Ввела антикоагулянты — говорила тяжелым не волне внятным, для самой Оксаны, голосом Валентина — Нужно снизить вязкость крови
— Теперь нужно извлечь противоэмболическую защиту, поскольку проводник уже достиг нужного места расположения эмболии — пояснила Вероника
— Так отлично я в кровеносной системе — доложила Вероника, столь же тяжелым голосом, но уже чуть мягче — Иду по проводнику
— Вводи контраст — распорядился Ларионов, голоса становились чуть четче — Нам нужно увидеть точное расположение сгустка крови, что блокирует кровоток
— Начинаю медленно вводить контраст — сказала Вероника уже вполне нормальным своим голосом
Введенный, в кровь Оксаны дипимидрол, стремительно разносился по крови, расширяя свое действие. Стремительной силой разносился антикоагулянт по крови, заполняя легочные артерии Оксаны своим веществом. Найдя тромб в легочной артерии дипимидрол быстро и очень эффективно его рассосал, в мелкую пыль, что смешалась с общим кровотоком. Оксана почувствовала, что начала задыхаться, оксигинация крови тем самым нарушилась, на приборах показалась нарушение сердечного ритма. Ощущая сильное удушье Оксана, не имея возможности уже самой вздохнуть, хотела вырваться, но заметила, что была привязана к операционному столу.
— Что такое, в чем дело? — запаниковала Марина Викторовна, посмотрев, как Оксана начала извиваться на операционном столе приходя уже в себя
— Оксана Владимировна спокойно — Валентина своими руками в резиновых перчатках коснулась плеч Оксаны — Сейчас я выведу из вас трубку, вы теперь можете дышать самостоятельно
— Валентина быстрее выньте трубу из Оксаны Владимировны, мы не можем пока проводить процедуру — распорядился Ларионов
— Оксану нужно срочно ввести наркоз — заявила Вероника — Мне нужно достать сгусток крови
— Первая дистальная подкаленная артерия, чуть ниже на голени, вот он сгусток — указала Марина Викторовна с помощью пульта на мониторе место, где был расположен кровеносный сгусток
— Сейчас только вытащу трубку и введу наркоз — уверяла Валентина, отлепляя пластырь от подбородка Оксаны к которому была закреплена дыхательная трубка
— Я сама ей сделаю наркоз — возразила Марина Викторовна, доставая из шкафчика операционной шприц с каким-то прозрачным содержимым
— Нет не надо наркоз!
Внезапно передумала Валентина, остановив одной рукой руку Марины Викторовны, что хотела через вставленный венозный катетер ввести наркоз. Вытаскивая одной рукой аккуратно трубку аппарата ИВЛ из-за рта Оксаны, что мешала ей дышать самостоятельно.
— Оксана Владимировна должна оставаться в сознании до окончания процедуры — пояснил доктор Ларионов — Очень важно знать, как измениться состояние нашего пациента после проведенной атерэктомии
— Выведу трехмерную картинку место расположения тромба на мониторе — доложила Вероника, взяв пульт в руки
— Направляюсь к месту расположения эмболии
— Сколько я была без сознания?! — уставшим голосом произнесла Оксана, закрывая уставшие веки глаз от яркого света операционной лампы, что была расположена над операционным столом
— Оксана Владимировна вам сейчас правда будет нужно отдохнуть — уверяла Валентина, складывая дыхательную трубку, отключая аппарат ИВЛ
— Оксаночка тебя не было всего несколько часов — пояснила Марина Викторовна, положив свою руку на живот Оксаны — За это время мы успели поставить диагноз
— Надо же блядь — ухмыльнулась Оксана — Кучка идиотов, смогла сопоставить первое со вторым, молодцы, так что же у меня было
— Образовавшаяся эмболия в первой дистальной подколенной артерии, на голени, левой ноги, от которой оторвался тромб, направляясь по кровеносному сосуду, он закупорил твою легочную артерию, вследствие чего были все симптомы — пояснила Вероника, не давая возразить Марине Викторовне
— Я бы почувствовала бы окклюзию — возразила Оксана
— Стеноз артерии достигал 55% на момент поступления вас в больницу, а сейчас достигает уже 65%, формирование такой большой эмболии в вашей кровеносной системе вынудило нас на атерэктомию — пояснил Ларионов
— Могли бы дать просто гепарин — продолжала упорствовать Оксана, посмотрев на монитор с изображение продвижения катетера в кровеносном сосуде — Чуть левее Валерий Николаевич, вижу вам самим управляться с Turbohawk несколько проблематично
— Я в нужном месте — наблюдая в монитор продвижения катетера, доложил Ларионов, делая при этом «механическуюреканализацию», для того чтобы подготовить артерию к работе — Начинаю делать баллонную дилатацию
— Давление не должно превышать 1,5 атмосфера — уточнила Оксана — Создайте оптимальное, снизив до одного
Присоединенный к катетеру баллончик для дилатации начал раздуваться, на мониторе стало видно, как расширяется артерия. После чего нож в форме чаши стал быстро вращаться, издавая ужасный громкий звук в операционной. Отслоившееся формирование сгустка крови от стенок артерии стало тут же срезаться ножом катетера. Специально подготовленный контейнер на кончике катетера служил ловушкой для измельчившегося сгустка крови, всасывая его и герметично запирая там.
— Стеноз артерии отсутствует — пояснил Ларионов, продвигая слегка катетер по артерии, после чего выключил это ужасное жужжание моторчика — Начинаю извлечение катетера
— С вами хотел очень серьезно поговорить Тихонов
— Учитывая то, что я сделала — ухмыльнулась Оксана, заметив краем глаза, что лежала на боку, как катетер покинул её бедренную артерию — Ты уверена Валентина, что со мной только Тихонов хотел поговорить
— Ваш новый знакомый, что привез вас в больницу вместе с Катериной Владимировной, уже все уладили — продолжила рассказывать Валентина, начиная медленно уже извлекать проводник из бедренной артерии Оксаны — Романовы и ваша вся семья с вами увидеться теперь намного позже, даже позже вашего парня Кости, которого вы увидите уже в палате
— Я все понимаю Оксаночка — иронично начала читать нотации Марина Викторовна, обрабатывая место пункции бедренной артерии тампоном в смоченном растворе раствором «ПОВИДОНОМ-ЙОДА» — Но нелегальные гонки по всей деревне да, что, в самом деле, в твоей голове происходит?
— Я ваш начальник Марина Викторовна — сразу поставила такими словами Оксана строгую конкретику разговора — А вы мой подчиненный и я не обязана нести перед вами ответ
— Значит вот, как ты говоришь теперь
Положив использованный смоченный раствором тампон в отдельную миску, ответила настораживающе Марина Викторовна.
— Ладно, Оксана Владимировна я это теперь учту
Продолжила говорить Марина Викторовна, натягивая тугую повязку на обработанное место проведенной пункции на бедре Оксаны.
— Санитары вас доставят в вашу палату — вставляя в специальную канюлю в венозном катетере на руке Оксаны, говорила Валентина — А сейчас вам нужно поспать, когда проснетесь, вас уже будет ждать ваш парень в вашей палате
— Стой, подожди! — возразил Ларионов, дотронувшись до руки Валентины — Оксана Владимировны как вы сами себя теперь чувствуете?
— Если бы не жуткая усталость могла бы кросс навернуть — улыбнулась Оксана, начиная смотреть, как Валентина медленно двигает поршень в шприце, вводя наркоз
— Вам нужно отдохнуть — пояснил Ларионов — Санитары доставят вас в вашу палату
Глаза словно сами начали закрываться, Оксана только смогла запомнить, как её отвязывали от операционного стола, на котором она была надежно закреплена, на время проведенной атерэктомии. Несколько рук подхватили тело Оксаны и переложили его на подвезенную рядом с операционным столом каталку. После чего яркий уже расплывающийся в глазах свет операционных ламп и лица, находящихся в операционной людей, все это превратилось во мглу, Оксана уснула, когда каталка направлялась к входным дверям операционной.

***
Медленно открывая глаза, Оксана, слегка прищурившись от ослепительного яркого света ламп, горевшего светильника над головой. Ощущая жуткую слабость и тугую повязку на своем бедре, Оксана легонько застонала, хотела повернуться на больничной койке, но не смогла, так как была прочно привязана к ней. Поверх тела Оксаны было легкое одеяло из кокосовой стружки, а подушка, в которую вминалась глубоко голова, была выполнена из бамбукового волокна. Почувствовав легкую прохладу, Оксана поняла, что под одеялом на её теле ничего нет, но все же решила не подавать вида, что сильно этому смущается. Яркий свет утреннего восходящего солнца проникал в палату, озаряя её своей неистовой силой. Пышные растрепанные золотистые волосы, не имеющие укладки произвольно, словно лепестки распустившегося цветка спокойно лежали на подушке, обдуваемые прохладой из открытого на верхнее проветривание пластикового окна. Рядом с кроватью, на которой лежала Оксана, стояла капельница, в который через вставленный в руку венозный катетер поступал гепарин, для профилактики коагуляции крови, образованию тромбов. Второй пакетик на капельнице, имел сочетания в себе физиологического раствора, для восстановления организма и придания ему сил.
Мужчина что сидел в кресле возле окна, где длинная белая штора, возле которого она висела, слегка колыхалась при проникающей в палату легкой свежести воздуха, был Костя. Темноволосая девушка, что стояла возле окна в темно-синем пиджаке, отчетливо выражающим сексуальные прелести её тела и короткой черной мини юбке, красиво прорисовывающей бедра, была Катерина. Взволнованное лицо Тихонова, Оксана сразу же разглядела, как, только открыла глаза, заметила его, когда он стоял перед кроватью, слегка наклонившись над ней.
— И так Оксана Владимировна — начал сразу он говорить недовольным голосом — Раз уж вы пришли в себя, вижу вам уже лучше
— Валерий Валерьевич! — возразила тут же Катерина, обернувшись на лежащую прикованную к кровати Оксану — Говорите свои условия и уходите не нужно её сейчас травмировать
— Оксана как ты?! — взволнованным голосом спросил Костя, вставая медленно с кресла
Серая ветровка, имела оттенок слегка бежевого цвета, облегая его мускулистый торс, подчеркивая скрытый рельеф мышц, что были скрыты за белой почти прозрачной футболкой. Черные спортивные штаны, выглядели почти трубами, плавно переходили в черные кроссовки с белой каемкой на подошве. Серый оттенок глаз этого мужчины переливался при падающих лучах солнца некой загадочностью оттенков. Выраженные крупные скулы и мощный подбородок, вызывал скрытое восхищение в глаза Оксаны, когда она так старательно разглядывала черты лица Кости.
— Костя! — остановила его Катерина, схватив за руку — Пусть сначала Тихонов позлорадствует
«О…блядь сейчас начнет этот старый пердун читать мне морали», подумала в тот момент Оксана, скривив от отвращения посмотрев на Тихонова свои алые губы.
— М… голова болит, сколько я спала? — спросила, слегка Оксана, постанывая, прикрывая глаза от яркого проникающего через стекло, пластикового окна света
— Какой черт вас…!
— Валерий Валерьевич — вновь возразила Катерина — Говорите что хотели
— М… ладно — согласился он, покривив нижней челюстью, словно от жадности целый лимон запихал себе в рот — Двадцать часов в клинике сверхурочно и никаких дел, пока не поправитесь
— Мда… вижу, небесная кара сошла на меня с небес — ворчала недовольно Оксана
— Нет, Оксана — улыбнулась красивой улыбкой Катерина — Романов не дал твоим родителям здесь быть, хотя сам Рамазанов крайне желал повоспитывать тебя тут
— Блядь вот тока его мне тут не хватало — снова хотела пошевелиться Оксана, но заметила, что привязана к кровати тяжело и изнуренно вздохнула — Почему я привязана? — возмутилась она
— Как поправитесь, сразу же заступаете в клинику — предупредил Тихонов, покидая палату, направляясь к её входной двери — У нас там теперь завал с работой, а хороших людей, знаете, теперь не хватает
— Валерий Валерьевич! — еще раз упрекнула Катерина, когда этот мужчина, одетый в черный деловой костюм открыл входную дверь медицинской палаты
— Все ухожу! — закрывая за собой дверь, застенчиво улыбнулся заведующей больницей
— Рада тебя видеть и тебя Костя — улыбнулась Оксана уставшей изнеможенной улыбкой — Почему я связана? — повторила она свой вопрос желая пошевелиться
— Тебе сейчас ходить нельзя — пояснила Катерина, отодвигая в сторону одеяло, присела на край кровати, расправив пышный низ короткой юбки — А зная твой характер, так ты непременно наденешь каблуки и чулки и побежишь щеголять по деревни
— М… Костя объясни этой дуре, что я просто хотела повернуться
Простонала Оксана, тяжело вздыхая, ощутила через одеяло, как рука этой брюнетки легла на её левое колено, ногу которой она немного согнула.
— Это я-то дура?! — возмутилась Катерина, состроив изумительное очертание скул, выразив ямочки на щечках, проводя тыльной стороной ладони по щеке Оксаны — Я из-за тебя пропустила все важные запланированные на сегодня встречи
Темно-синий пиджак Катерины, отчетливо скрывал всю красоту её тела, под которым кроме такого же цвета бюстгальтера не было ничего. Пышные черные волосы, словно волны в мировом океане играли стихию непокорности, так и роскошная укладка на голове этой девушки приобрела необычную сексуальную пышность. Красивый оттенок загара на ногах, цвета спелого персика, что выглядывал из-под черной юбки, за которую в тайне мечтала заглянуть Оксана, привлек к себе внимание Черные чулки, что обволакивали её ноги, добавляли скрытую эротическую страсть, красиво сочетаясь с черными туфлями на удивительно длинном каблуке. Тело Катерины пахло, словно распустившейся цветок ночной фиалки, сочетание и гармоничность разносортных вкусовых оттенков аромата этого загадочного парфюма вызывало глубокие эротические чувства.
— Катерина хватит! — упрекнула её Оксана — Просто развяжите меня я никуда не уйду, у меня жуткая слабость и нога болит
— Оксана с тобой хотят увидеться твои родители — объяснил Костя, медленно подходя к кровати, не переставая смотреть на Оксану — Если захочешь, они могут войти прямо сейчас, служба безопасности больницы их пропустит
— Нет! — выразила несогласие, сморщив алые губы Оксана — Лучше развяжи меня и почему это я голая?!
— Я кое-кому заплатила, чтобы еще раз увидеть красоту твоего тела — легонько Катерина оголила грудь Оксаны из-под одеяла
— Развяжи меня! — придав угрозу своему голосу, еще раз повторила свою просьбу Оксана
— Исключительно только после того моя дорогая — чарующей возбуждающей интонацией голоса говорила Катерина сидя на больничной койке, наклоняясь к губам Оксаны — Как Костя сделает тебя сейчас своей женой, не формально конечно но….
— Что?! — возмутилась Оксана, широко раскрыв от удивления лазурную голубую прелесть глаз
«Вот сучки сговорились там за моей спиной, пользуются блядь моей беспомощностью», подумала обиженно про них Оксана, сморщив губы таким выражением, придавая симпатичное очертание своим скулам, изображая ямочки на щечках.
— Это будет тебе служить пропуском выхода из больницы
Пояснила Катерина, разговаривая нежным шепотом, испуская горячий поток будоражащего воздуха в раскрытый от удивления рот Оксаны.
— Рамазанов сказал, что когда он тебя снова увидит — продолжила говорить Катерина, едва касаясь, в момент разговора губ Оксаны своими — Короче ты должна принять предложение Кости и выбора у тебя как я понимаю, теперь нету
— Блядь, но меня так все устраивает — выразила несогласие Оксана, отворачиваясь от Катерины
— Прости Оксана — возразил Костя, присаживаясь на одно колено перед больничной койкой Оксаны, доставая из кармана своей осенней куртки красный футляр — Но тебя нужно как-то уже контролировать, твой отец предложил мне только такой вариант
— Это ведь все не формально, я так понимаю?
— Да Оксана со своей Катериной можешь делать все что хочешь — согласился Костя — Но жить ты будешь теперь у меня, если не хочешь, конечно, выслушивать каждодневные нотации своей матери — пояснил он, надевая на палец Оксаны золотое кольцо с чудесным сапфиром внутри
— Блядь тут ты меня убедил — согласилась Оксана — Лучше с тобой, чем с этой выдрой
— Узнаю тебя Оксанка — застенчиво улыбнулась Катерина, положив, по всей видимости случайно свои теплые ладони на сочную грудь Оксаны, что она оголила
— Катерина! — состроив эротичный изгиб губ, возразила Оксана — Я ведь теперь замужняя и только муж может трогать, где ты сейчас держишь свои руки
Ощущая теплоту нежности рук Катерины, застенчиво похлопала Оксана, чудесными длинными ресницами безупречно красивых лазурных голубых глаз.
— У меня ведь есть особое разрешение правда Костя?! — ухмыльнулась Катерина, чуть сжимая пальцами грудь Оксаны
— Оксана ты наверно устала — вставая с колен, говорил Костя — Давай мы с Катериной пойдем, а тебе нужно отдохнуть
— Думаю, пару часиков вздремну — согласилась Оксана — Ну же развяжите же меня, я ведь никуда дальше этой больницы ведь н уйду
— Давай развяжем её — предложил Костя, встав за спиной Катерины, позволил своим рукам обвить её талию — Все равно она ведь никуда не денется
— Так я не поняла! — возразила Оксана — Он ведь теперь мой муж и почему он тебя обнимает?!
— Потому что все мы тут знаем, что это все лишь формальность, чтобы спасти тебя от ненужного разговора с твоим отцом
— Вот как! — ухмыльнулась Оксана
— Нет, Оксанка — возразила Катерина — Развязывать тебя мы не будем, сейчас ты снова поспишь
— Как? — возмутилась надув алые губки Оксана — Я повернуться хочу
— Повернешься когда поспишь
— Я блядь затекла вся уже Катерина!!! — громко крикнула Оксана
— Кстати ты знаешь, что твоя сестра выходит замуж — игнорируя возражения Оксаны, объяснила Катерина
— Роксана?! — удивилась Оксана такому доводу — Хм… за кого же
— Романов, оказывается, подыскал для неё идеального мужчину и даже твой отец одобрил этот выбор — продолжила рассказывать Катерина, снова приживаясь на край кровати возле Оксаны
— Впечатляет — радостно улыбнулась Оксана — И когда свадьба?!
— Ну... сначала пройдет там несколько таких церемоний знакомств с родителями, несколько ужинов и прочих праздничных событий, до самой свадьбы, на которых ты кстати обязана присутствовать
— Я-то там зачем?! — удивилась Оксана
— Она ведь твоя сестра — пояснила Катерина — И к тому же так хочет твой отец, чтобы его якобы любимая дочь была на всех таких церемониях со своим возлюбленным
— Блядь вот заебись — скривила губы Оксана, выражаясь некрасивым лексиконом — Опять придется на глазах у родителей хуйней заниматься
— Скажи спасибо, что хоть жива — возразила Катерина — И прекрати уже материться ну что ты, в самом деле, как неотесанный мужлан, какой-то матами разговаривает
— Твоя команда врачей успела вовремя поставить правильный диагноз и начать лечение, а то мы уже думали все — поддержал тему разговора Костя
— Сама удивляюсь, как у этих идиотов, хватило мозгов справиться — согласилась с его утверждением Оксана — И все же Роксана выходит замуж это новость
— Да новость сама удивляюсь — подтвердила Катерина, вставая с койки на которой лежала Оксана, расправила обеими руками юбку на бедрах
— Значит, развязывать вы меня не собираетесь? — заметила Оксана, как Костя подошел к входной двери её палаты — Хотя бы грудь накройте
— Сейчас развяжу — улыбаясь коварной улыбкой, ответила Катерина, ослабляя ремни, приковывающие обнаженное тело Оксаны к кровати
— М… как руки затекли — ощущая как сковывающие оковы на руках неожиданно ослабли, нежностью голоса простонала Оксана
— Тебе нужно поспать Оксанка слышишь — прошептала, нагнувшись, Катерина
— Пойдем Катерина — шепотом говорил Костя, открывая входную дверь палаты
— Сейчас только накрою её
Ответила такой же поразительностью усыпляющего шепота Катерина, накрываю обнаженную сочную грудь Оксаны легким одеялом. Сила убеждающего шепота, так сильно действовала на Оксану, когда Катерина прошептала эта так близко возле уха, что Оксана начала снова засыпать. Ворвавшейся в комнату сквозняк прохлады, как только дверь палаты открылась, позволял Оксане дышать свободно, ощущая за окном проникающей запах цветущей листвы. Шум проезжающих машин за окном, шелест веток и листвы, тихие порыва ветра за окном, что качали в медленно танце большое дерево, так гармонично оказывали свое посильное влияние на сон Оксаны. Через мгновение дверь палаты закрылась, снова погрузив эту обстановку в тихое спокойствие. Оксана не имела даже сил открыть уставшие веки глаз, сладко засопела, вминаясь глубоко в бамбуковую подушку головой.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 207
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Роман
Опубликовано: 19.06.2016




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1