Чтобы связаться с «Вадим Песегов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 4

Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности размещения романа на сайте буду выкладывать по одной главе. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.
Это пока еще сырой черновик, который будет в последствии обрабатываться!

Глава 4

Весенняя пора лучезарностью солнца освещала всю деревню, припекая силой своих лучей все пространство. С крыш домов уже начинал капать снег, дряхлые сосульки начали моментами падать с крыш, а непрерывное журчание воды по трубам ливнеотвода начинало уже раздражать. Старый массивный кедр, что распустил свою мощь веток над окном кабинета Оксаны на втором этаже дома, приветливо приветствовал свою хозяйку. Нескончаемый лай собак, начинал уже изводить с ума, разъяренный визг котов сгорающих по весеннему вдохновению выматывал нервы.
Пленяющая сладость кофе с карамелью, доставляло незабываемое удовольствие вкуса, в прекрасной гармонии слюны во рту. Игриво играя алыми блестящими при свете солнечных лучей губами, Оксана смаковала со слюной чарующую сахарную приторность кофе. Голубой нейлоновый халатик красиво подчеркивал каждый изъян своей обладательницы и отлично выражал упругий огромный силуэт женской груди. Красный краешек кружевного бюстгальтера слегка приоткрывал завесу скрытой сексуальной тайны. Прекрасно открывая всю изящность бархатной кожи бедер Оксаны, нежная нейлоновая ткань этой чудесной материи халата очень приятно для неё облегало её тело. Сочетание такой волшебной мягкости ткани отлично гармонировало с голубыми блестящими на солнце туфлями на высоком каблуке, что вносили особый эротический характер ногам Оксаны. Идеальной гармонией к образу Оксаны служило великолепное жидкое мыло, которое оставило на теле Оксаны свой специфический аромат диких роз, возбуждая даже у хозяйки этого запаха похоть эротической страсти.
Игривый блеск на стеклах очков Оксаны, прекрасно сиял перламутров на лакированном столе, на котором было разбросано несколько толстых энциклопедий и справочников по кардиологии. Прекрасный серебряный ноутбук фирмы apple, с открытым десятком интернет страниц по кардиологии был дополнением к этим всем книгам. Погрузившись в изучение многотонной информации, Оксана не заметила, как дверь её кабинета плавно открылась.
— Оксана — отвлек голос Марины Николаевны от внушительного погружения в книги — Скора, отец придет с семьей к нам на чай, спустишься к нам, составишь компанию?
Говорила мама Оксаны, проходя в кабинет, красное особое платье из восхитительного бархата, что так плотно прилегало к её тело, выражала в этой женщине все самые лучшие качества изъяна. Особый рельеф груди, что по наследству перешел к Оксане, а так же чудесная игривая золотистость волос этой женщины, явно свидетельствовало явным признаком их родства. Непревзойденная красота сохранившейся кожи и эластичность открытых бедер на платье, явно не соответствовал возрасту Марины Николаевны. Феноменальным завершением образом этой женщины служил аромат диких красных роз, что поистине подчеркивал и подводил завершающую черту схожести этой женщины к Оксане.
— Оксана! — крикнула она, когда Оксана проигнорировала её, проходя по кабинету стукая каблуком красных элегантных туфель на высоком каблуке — Да оторвись ты уже от своих книг, все хватит!
— Мама! — вскрикнула недовольно Оксана, когда эта женщина аккуратно пальцем закрыла крышку ноутбука — Что ты делаешь?
— Я сказала, скора, отец придет — уже более убедительно говорила Марина Николаевна, серьезно посмотрев на дочь — И я хочу, чтобы ты была там, когда мы будем пить чай
— Блядь! — недовольно тихо прошептала Оксана, прикусив краешек губы — Ну не хочу я, понимаешь?!
— Оксанка! — вскрикнула возмущенно Марина Николаевна — Сколько можно материться, ты же девушка, а не какой-то там слесарь
— Заебись, что сказать — возмущенно заявила Оксана — Хотела посидеть в тихом гордом одиночестве, а тут на тебе
— Оксанка! — прокричала в истерики Марина Николаевна
— Подожди мама — тихо спокойно заявила Оксана, когда телефон на углу стола спокойно зазвонил
«Я вахую Ларионов, я тебе по гроб жизни теперь обязана, ты меня круто выручил», обрадовалась Оксана, облизывая губки нежностью слюны и кожи своего языка, потянулась за телефоном.
— Только попробуй мне убежать куда-нибудь!
Прошипела змеей Марина Николаевна, когда Оксана смотрела на неё внушительным умоляющим взглядом полных интриг, решила ответить на звонок.
— Прошу Валерий Николаевич — умоляя чарами своего сказочного голоса, говорила Оксана, смотрела через стекла очков на мать — Я вас умоляю, скажите, что у нас есть хоть какое-то дело
— Оксана это я — голос Марины Викторовны был крайним удивлением для Оксаны — Послушай у нас есть дело и я выбрала из скорой сама для тебя этот случай
— Марина Викторовна — возразил Ларионов, судя по тому, как происходил разговор, Оксана поняла, что они пользуются громкой голосовой связью телефонного звонка — Вы правда считаете, что перемежающаяся хромота, похолодание и онемение конечностей, подозрения на атрофию мускулатуры голеней это может быть серьезным делом?
— Пойдет — согласилась Оксана, обрадовавшись, что может избавиться от банальных семейных бесед и упреков со стороны матери — Я скора буду
— Нет! — возразила Марина Николаевна, громко крикнув на весь кабинет — Оксана никуда не поедет, попробуйте решить дело без неё
— Я скора буду — быстро ответила Оксана, сбрасывая входящий телефонный звонок
— Ты никуда не поедешь — не согласилась Марина Николаевна, как только Оксана встала с кресла — Я сказала, что ты сейчас спустишься и пойдешь с нами со всеми пить чай
— Да пошла ты — хладнокровно стервозно ответила Оксана, вырываясь из её рук, направилась спокойно к входной двери
— Что ты сказала — догоняя дочь, она схватила Оксану за руку, а другой рукой одарила по лицу крепкой пощечиной
Сильный удар материнской руки свалил Оксану на пол, очки тут же слетели с глаз и ударившись об пол паркета, тут же хрупкий материал стекол раскололся на тысячи мелких осколков, а их оправа изогнулась дугой от деформации. На еще остался яркий розовый след и несколько царапин от когтей этой женщины, поджав под себя ноги, Оксана сидела, склонив голову возле ног матери.
— Маленькая дрянь! — в истерики прокричала Марина Николаевна схватив Оксану за волосы, заставила её посмотреть на себя
Слезы начинали сами наворачиваться, глаза переполнялись влагой душевных обид, дрожащая нижняя губа, была слегка приоткрыта. Взгляд лазурных блестящих на солнце голубых глаз покорно смотрел на мать, что восседала над её телом, словно непреклонная королева, не терпевшая огласки и непокорности со стороны дочери.
— Я тебя научу любить мать!
Крикнула, поддаваясь гневу, разъяренная Марина Николаевна, держала Оксану за пучок золотистых русых волос, несколько раз ударила неконтролируемой силой вызванной порывом молниеносной ярости по щеке. Схватившись потом за нежную ткань нейлонового халатика, жестокая мать в порыве ярости разорвала его, придавая на обозрение шикарную упругую непомерных размеров и форм грудь Оксаны.
— Огрызаться вздумала со мной! — треснула она еще раз со всей силы Оксану по лицу
— Я и не прекращала — холодно ответила Оксана, когда рассеченная губа выпустила тонкую струйку крови
— Мелкая дрянь — одарила эта женщина по оголенному бедру Оксану мощным шлепком ладони
Оксана громко взвизгнула, стиснув зубы, пыталась стерпеть огромную боль, сильный ожог и розовое пятно на бедре давало понять о серьезности материнской жестокости.
— Сука ненормальная — прошептала тихо Оксана, когда Марина Николаевна держала её за волосы
— Да я тебе сейчас! — вскрикнула Марина Николаевна и хотела ударить непокорную дочь еще раз
Марина Николаевна размахнулась рукой и хотела ударить в воспитательных целях свою дочь, как вдруг чья-то мужская рука, остановила эту жалкую иронию.
— Марина хватит! — возразил Рамазанов, держа мать Оксаны за руку — Что тут у вас происходит, ты что творишь — строго посмотрел он на Марину Николаевну
— Эта маленькая дрянь огрызается со мной — начала жаловаться Марина Николаевна с жалким и обидчивым видом посмотрела на своего бывшего мужа
— Я не позволю тебе избивать мою дочь — возразил Рамазанов — Тебе ясно Марина, больше чтоб такого не было, Оксана и так много сделала для нашей семьи я в долгу перед ней
— Ой ну надо же….
Начала высказывать иронию своей жизни Марина Николаевна, пока Оксана встала с пола, поправляя разорванную ткань голубого халатика, обиженно взглянула на мать, чувство было такое, что она сейчас её удавит за такое.
— Да!!! — крикнула Марина Николаевна на Рамазанова — А где ты был, когда я одна пыталась вытянуть её, дать ей все, о чем она нуждалась, ты хоть представляешь, каким ребенком она была
— Оксана моя дочь! — держа её за руку, строго заявил Рамазанов, посмотрев с угрозой в глазах на Марину Николаевну — Если еще хоть раз поднимешь на неё руку, я тебе обещаю, разговор будет протекать со всем другим образом
— Да ты хотя бы поинтересовался, почему она не хочет рожать нам внуков — создавая иронию жалкой женщины, прокричала Марина Николаевна в лицо бывшему мужу — Почему она довольствуется женскими утехами и ласк своей подруги и еще несколькими женщинами
— Это её выбор — сурово заявил Рамазанов, когда Оксана тихо покидала кабинет, сбегая от излишних семейных драм — И я прошу тебя прекратить избивать мою дочь!
— Да! — опять громко выразила свое несогласие Марина Николаевна — Ты хоть знаешь сколько раз я её била, сколько я выслушала от неё, ты даже не представляешь насколько она ранимый человек, да она на голову калека и инвалид больной
Не став дальше слушать оскорбления матери и ругань родителей, Оксана продолжила спускаться по ступенькам собственного дома. Звонко стукая каблуками голубых туфель по деревянным ступенькам, Оксана поспешно спускалась вниз. Симфония приятных ароматов загадочного чая, распространялась по дому. Вкушая непревзойденность этого запаха, Оксана поддалась его внушению узнать, откуда же исходит такой чудесный вкусовой оттенок таинственной прелести.
На кухне слышался веселый женский смех, судя по их голосу, Оксана сразу же узнала, Роксану и её мать Захиру, что внушающим тоном своего голоса рассказывала о секретах обольщения мужчин. Женщины так мило беседовали между собой в лучах лучезарного весеннего солнца, чья сила которых проникала через прозрачное стекло на кухне, озаряя своей мощью света все пространство кухни и коридора дома.
— Оксана! — громко вскрикнул мальчишка, оторвавшись от планшета, сидя в гостиной на диване, вскочил быстро и обежал в коридор — Сестра я так скучал по тебе
«Блядь вот мне еще до боли всех событий не хватала жалких чувств этого пацана», глубоко изнуренно вздохнула Оксана, стараясь не привлекать излишнего внимания, быстро проскочила в комнату и закрыла дверь почти перед носом мальчишки.
Голубой нейлоновый халатик лежал на входе в комнату, излучая и рассеивая по комнате приятный аромат диких красных садовых роз, его материя слегка колебалась ветром через открытое пластиковое окно. Чарующая весенняя прохлада проникала в комнату, завораживая ласковым прикосновением согревающий воздух ласкал обнаженное тело Оксаны, когда она стояла, облокотившись ягодицами на дверцу шкафа. Ласкаясь о приятный материал деревянной двери, щедро покрытой лаком, Оксана представила освободив приятные чашечки красного бюстгальтера, как крепкие мужские руки сжимают сильно пальцами её поистине женское достояние.
— Я с ней сама поговорю — услышала Оксана голос Марины Николаевны за входной дверью комнаты, чем очень насторожилась
— Уверена? — спросил её Рамазанов — Если еще раз поднимешь, Марина на неё свою руку, разговор будет совсем другим
— Ты мне угрожаешь? — повысила эта женщина тон своего голоса
— Когда речь идет о моей дочери, считай что да — настойчиво подтвердил он — Иди, говори, но не смей, ты меня поняла!
«Надо же, хоть кто-то может усмирить эту выдру», с коварной хитрой ухмылкой на лице, Оксана выронила из рук красную ткань кружевного бюстгальтера, придав сочную прелесть груди прохладе весеннего воздуха.
Плавно входная дверь комнаты бесшумно почти открылась, Оксана, в этот момент, пользуясь своим настоящим коварством, скинула трусики с себя на пол. Ощущая, как завораживающая прохлада прогретого весенним солнцем воздуха, охватывает ладонью частиц пленяющего потока её половые губы влагалища, на которых в момент такого соприкосновения начала накапливаться влага. Марина Николаевна вошла в комнату одна, закрывая тут же дверь за своей спиной, по всей видимости, заметила отражение в зеркале обнаженной дочери, что ласкалась, изнывая о дверцу шкафа, поддавалась соблазну ласки атмосфера вдохновляющего потока весеннего воздуха.
— Вот как с тобой нормально-то разговаривать — начала возмущаться Марина Николаевна проходя по комнате, стукала очень осторожно каблуками красных туфель по паркету комнаты
— Я всегда знала, что ты сука — хладнокровно ответила Оксана, посмотрев на мать безразличным взглядом
— Ты даже с матерью разговаривать нормально не хочешь
Душевно придавая иронию своему голосу, говорила Марина Николаевна, проходя по комнате к расправленной белыми простынями кровати.
— Я уже Оксана говорю, что я со своей дочерью душевно не могу поговорить
— Ты и так живешь у меня — выражая свое недовольство Оксана, сверкнула блеском лазурных чудесных голубых глаз при проникающих лучах солнца в комнату — Довольствуйся хотя бы тем, что ты имеешь, и к тому же ты сама сделала меня такой, каждый днями била меня
— Я воспитывала свою дочь! — строго заявила Марина Николаевна — Ты даже сейчас посмотри на себя, с матерью разговариваешь, даже не соизволишь одеться
— Я у себя дома — заявила Оксана, изгибая форму своего тела, облокотилась на дверь каблуком голубых туфель, что придавали особый очерк сексуальности её ногам — Как хочу, так и хожу
— Оксана — ужаснулась Марина Николаевна, поведением собственной дочери, прижав руки к груди, была крайне удивлена безразличием — Но ведь отец же дома со своей новой семьей
— А мне то что — выражая свою непокорность, Оксана повернулась лицом к шкафу, слегка нагнулась, выставив изящную роскошь эластичных бедер — Пускай видит, во что его дочь превратилась
— В шлюху — громко крикнула Марина Николаевна выражая в голосе душевную обиду — Ты посмотри как ты себя ведешь с того момент, да что там говорить, я знаю твою злость, это не из-за твоего любимого Коновалова
— Как думаешь, мне пойдет черная юбка с шикарным вырезом на бедре с чудесной белой шелковой блузкой — поинтересовалась Оксана, совершенно не слушая нотации матери
— Отлично пойдет как к шлюхе — показывая недовольство, ответила Марина Николаевна
— Ты правда так думаешь — ухмыльнулась Оксана, держа кончиками подушечек пальцев прекрасную ткань черной юбки, прикинула её к своим обнаженным бедрам — И да мама, вот черные чулки вот с этим эротическим рисунком будет смотреться на моих ногах просто сногсшибательно
— Оксанка ну хватит — возмущенно возразила Марина Николаевна, ерзая когтями своей руки по белой смятой на кровати простыне
— Я еще даже не начинала — рассмеялась Оксана, будто специально показывая, матери раненую щеку, на которой остались несколько царапин от удара и рассеченную губу
— Ты сегодня домой придешь? — спросила Марина Николаевна, опустив голову, не желая смотреть на жестокость, что она сотворила с дочерью — Или опять побежишь к своему Романову, Коновалову или мало кому еще
— Это мое дело мама — ясно дала понять Оксана, одарив мать яростным неприветливым взглядом
— Нет! — не согласилась Марина Николаевна, проявляя свою заботу о дочери выраженной громкой интонацией собственного голоса — Хватит так уж себя распутно вести, я чем заслужила страдать за тебя, краснеть как ты ведешь себя в обществе
— Ты сама захотела жить со мной — натягивая стоя у шкафа, черные кружевные трусики на свои бедра, безразлично ответила Оксана, пожав мило плечами
— Ты моя дочь
— Я не твоя рабыня
— Я и не прошу — не согласилась Марина Николаевна — Я просто хочу, чтоб ты вела себя нормально, чтоб у тебя был муж, чтоб ты мне…
— О… мама нет! — рассмеялась Оксана громким коварным смехом, ощущая нежность резинки трусиком, что трением соприкосновения о её кожу бедер, так нежно поднималась вверх — Даже и не мечтай
— Я приготовлю тебе что-нибудь поесть
Невыносимо было до боли смотреть Марине Николаевне, как Оксана, в момент, когда надевая нижнего белья, сексуально извивалась, опираясь всем телом на дверцу шкафа.
— Когда-нибудь из-за своего безразличия Оксанка — вставая с кровати заявила Марина Николаевна, строго посмотрев на Оксану — Ты останешься одна и поверь мне, к тебе никто не придет на помощь из-за того что ты так себя ведешь с людьми
— Но ты-то всегда будешь рядом
Улыбнулась коварной улыбкой в отражение зеркала шкафа Оксана, наблюдая, как Марина Николаевна с расстроенным видом на лице, направилась к входной двери комнаты.
— Ты знаешь Оксана — придавая душевную иронию и драму собственному голосу, призналась Марина Николаевна — Вот после такого, даже язык не поворачивается назвать тебя дочерью
— Прекрасно — ответила на столь волнующее признание Оксана, подарив матери коварную ухмылку — Теперь я могу побыть одна, меня в больнице ждут
Марина Николаевна быстро открыла дверь, и тут же громким грохотов захлопнула её за собой, оставив Оксану одну в комнате. Взяв черный кружевной бюстгальтер с довольным видом на лице, Оксана села на прогретый лучами весеннего солнца паркет комнаты, прикинула его к своей груди.
«Дура ненормальная», облизывая рассеченный краешек губы с ненавистью подумала Оксана.
Вдыхая аромат цветущей зелени за окном, Оксана представляла, как охватывает себя соблазном эротических утех, отдавая на изнасилование прохладе весеннего воздуха свое тело. Душистая прелесть только что начинающих цвести цветков гиацинта за окном, сводила с ума, при каждом глубоком вздохе, заставляя погружаться сознанием в сексуальную страсть. Сохраняющий силу аромат ночной фиалки на черном бюстгальтере, в котором Оксана была на последнем эротическом свидании с Катериной, давала о себе знать, сколько стонов и сексуальных страданий она испытала, находясь в её блаженных руках. Оксана представляла, как громкими громки эротическими криками, извивалась на расправленной смятой простыни постели, ощущая пальцы Катерины внутри своего влагалища и нежность рук этой девушки на своем теле. Признав такое представление сущим сексуальным безумием, Оксана начала застегивать бюстгальтер плотной застежкой за спиной, ощущая, как оковы его материи крепко сдавили её грудь, а мягкость чашек плотно прижалась к розовым чувствительным соскам.
Плавно соприкасаясь с нежной бархатной кожей ноги Оксаны, шелковый черный чулок полз постепенно верх, пока она сидела на белом мягком пуфике. Прекрасные черные туфли на высоком каблуке вкусили в себя гармонию страсти и отлично подходили к черным шелковым чулкам. Яркие лучи солнца отражали прелесть весеннего вдохновения в зеркале, а так же подсвечивали истинный лазурный цвет глаз. Чудесным дополнением ко всему Оксана решила подобрать длинную черную юбку до колена с вырезом на левом бедре, скрывая отпечаток следа ладони матери на другой. Шикарная белая блузка в сочетании с V-образным вырезом, длинными рукавами и большим стильным воротников поднятым к верху, сочетал в себе строго деловой вид сурового начальника. Завершающий штрих наполнил в себя оттенок шикарной страсти, подчеркнула в себе очаровательная коллекция духов «Rose Sauvage» от Антони Висконти. Изумительный аромат дикой розы быстро наполнил комнату особым головокружительным вкусом схожим с приморским апельсиновым вкусом.
«Интересно все же, что за дело подобрала для меня в скорой помощи Марина Викторовна», завершая последний штрих фиолетовой тушью на глазах, погрузилась в мысли Оксана.
Дверь комнаты Оксаны тихо скрипнула, когда она начала красить губы безупречно алой, блестящей на солнце чудесными отблесками оттенков губной помады. Оксана ощутила этот сладкий вкус аромата роз на входе в комнату и отражение в зеркале Марины Николаевны, несколько смутило её. Гордая собой женщина с обиженным видом вошла в комнату, чуть опустив голову, стукая звонко каблуками по паркету кофейного цвета, она обошла со стороны нейлоновый голубой халатик, что продолжал лежать на полу.
— Уже собралась куда-то да? — поинтересовалась она душевной, расстроенной интонацией собственного голоса
— В больнице ждут, дел много — безразлично ответила Оксана, начиная приводить в порядок роскошные золотистые пряди волос
— Что даже не поешь толком?
— Пообедаю в больнице — заявила Оксана, положив массажную расческу на парфюмерный столик
— Ну вот Володя! — раскричал внезапно Марина Николаевна, чем заставила вздрогнуть в ужасе Оксану, даже вскочить в испуге с пуфика на котором сидела — Я же тебе говорила, что она даже с нами есть не станет, не интересны мы ей, какой-то случай для неё в больнице играет больше роли
— Мама хватит — тихо прошептала Оксана, смутившись от бурной реакции матери, на весь дом
— Что хватит Оксана — продолжая кричать, говорила эта женщина — Володя я уже не могу честно слова, слов нету, сам с ней разбирайся, но из дома она не выйдет, пока не поест
— Оксана в чем дело? — на пороге открытой двери комнаты появился Рамазанов
Само его появление и весьма пугающий внешний вид, внушал страх и ужас в глазах Оксаны, она еще явно не была готова спорить с мужчиной такого высокого для неё положения. Строгий взгляд отца сразу разубедил Оксану показывать перед ним свои капризы, от испуга она нерешительно изменила тактику ведения разговора.
— Да так… — Оксана, словно язык проглотила, боясь возразить отцу — Извини папа, на работе завал
Схватив быстро телефон с парфюмерной тумбочки, Оксана попыталась ловким маневром уклониться от совсем ненужной семейно драмы. Забыв про свой белый пиджак, что висел на ручке открытой двери белого шкафа и белую сумочку, что так же стояла на краю парфюмерной полки, Оксана устремилась к выходу.
— Лишние полчаса подождут — схватил он Оксану за руку, когда она хотела пройти мимо него к выходу — А сейчас пойдем, позавтракаем всей семьей
— Твоей семьей — возразила Оксана — Они ведь теперь твоя семья — пытаясь спровоцировать в испуге на семейную драму, она начала импровизировать, прижимаясь к телу Рамазанова
— Ты моя дочь! — заявил он, обнимая Оксану — Ты для меня так же ровна, как и Роксана и наш сын Ахмед, за которого мы все тебе очень признательны
— Ой, да что ты там — засмущалась Оксана, скрывая розовый румянец на щечках золотистой прядью волнистых волос
Встав в дверном проеме открытой двери комнаты, Оксана позволила своему отцу обнять её тело, ощутить всю мощь крепких мужских рук на своем теле. Положив голову к нему на плечо, Оксана ощутила от его тела весьма удивительный цитрусовый запах, помимо запаха удивительного табака которым он любил увлекаться, от Рамазанова пахло чудесной серии мужских духов.
«М… боже, мой отец, пользуется весьма удивительным вкусом сказочной коллекции духом «ChanelAllure», этот восхитительный запах апельсина и красного мандарина», продолжала мечтать Оксана, находясь в объятиях отца.
— Отец — удивилась Роксана, встав за спиной Рамазанова — Я и не думала, что ты можешь приручить эту неугомонную сестрицу
— Это кого ты назвала неугомонной — освобождаясь от объятий отца, Оксана сильно возмутилась оскорблением сестры — Только не думай, что я тебе это просто так с рук спущу
— А что ты сделаешь? — будто специально провоцируя, темноволосая молодая девушка, хотела извести до истерики старшую сестру
— Оксана не надо — запретил Рамазанов, держа Оксану за руку — Успокойся, сейчас мы вместе все идем пить чай и завтракать
— Но…. — Оксана хотела возразить и от обиды поджала нижнюю губу
— Я ничего не хочу слышать — сурово возразил этот мужчина, словно как лев посмотрел на загнанную в угол кошку — Мы идем завтракать со всей семьей
«Блядь вот и как ты возразишь!», нервно покусывая губу, Оксана от раздражения царапала в руке черный ласковый материал сотового телефона, издавая неприятный скрип ногтей о его поверхность.

***
Лучезарное весеннее солнце проникало через окно, отражая отблеск своих лучей на паркете кухни. Пленяющие запахи и ароматы цветущей зелени, вторгались в дом, через окно открытое на кухне. Даже через стегающую влагу с крыши дома, грязь тающего снега за окном, чувствовалось, как закончились морозы сковывающего холода, а приятный благоуханный ветер согревал в чудесной гармонии лучей солнца, ласкаясь нежным соприкосновением о кожу Оксаны, слега, колыхая чудесную пышную прелесть её волос. За окном было, слышно, как собаки начинали активно вести свои светские беседы, раздражая гулким своим перелаем. Колыхание веток могучего кедра за окном, предвкушало бурное весеннее настроение, разнося свой очаровательный запах хвои по округе, врываясь его силой аромата в пространство дома.
Чарующая сладость запеченной курочки в майонезном соусе, сочетание всей мощи её сока во во рту Оксаны и игристое действие слюны с которой она обсасывала филе этого изделия, вынуждало дикий голод. Сочный картофель преобладал весьма таинственной приправой в богатом сочетании масла, что его покрывал, вполне имел весьма аппетитный вид, порезанный крупными кольцами, он излучал яркий отблеск, от попадания на него проникающих через окно лучей солнца на кухне. Завораживающий вкусовой оттенок апельсинового сока, только что приготовленного из только что выжатого сока апельсина, уже принуждал своим изысканным запахом снять пробу.
— И так — обратилась Оксана, поднося губы смоченные соуса майонеза к динамику телефона — Что там у вас давайте рассказывайте
— Оксана ты что издеваешься? — Захира Рамазанова, была крайне шокирована тем, что устроила Оксана на кухне за семейным завтраком
— Пациентка двадцати пяти лет — продолжил докладывать Ларионов, игнорируя эту женщину — Поступила к нам сегодня утром на скорой, жалуется на боль в «икроножныхмышцах», двуглавая мышца на задней поверхности голени человека
— Скорее всего, есть признаки «хромотыперемежающаяся» — вмешалась быстро Вероника — Так как наблюдаются симптомокомплекс, обусловленный нарушением кровоснабжения нижних конечностей и проявляющийся преходящими болями в ногах, возникающими во время ходьбы
— «Ишемиянижнихконечностей» подходит — вынесла тут же свое предположение Валентина
— Хм… — задумалась Оксана, пережевывая во рту смачный кусок запеченного филе курицы
— Это ослабление кровообращения в нижних конечностях, обусловленное закупоркой, окклюзией, или сужением артерий — пояснила тут же Марина Викторовна, пытаясь как-то выделиться среди команды
— Проведите вспомогательное исследование — распорядилась Оксана — Подключите нашу пациентку к датчикам допплера на стопе для измерения систолического давления нижних конечностей и на плече и проведите «допплер УЗИ»
— Оксана Владимировна — обратился Ларионов — Вы хотите обследовать кровоток артерий нижних конечностей на подозрение окклюзий?
— Вы проницательны Валерий Николаевич — похвалила Оксана, посмотрев на свою мать, сверкнув искорками отражаемого солнца в лазурных голубых глазах — Да и конечно маршевый тест тоже проведите, тока не загоняйте пациенту до смерти
— Хотите, чтобы мы узнали, на какой дистанции у нашей пациентки появятся боли в нижних конечностях? — удивилась Валентина
— М… какой вкусный апельсиновый сок — восхитилась Оксана сказочным оттенком вкуса кисло-сладкой прелести цитрусового фрукта, смакуя его жидкую субстанцию во рту со слюной
— Так понятно — согласился недовольно Ларионов, видимо понял, что Оксана больше не желает их слушать — Сделаем сначала ультразвуковую допплерографию «УЗДГ»
— Валерий Николаевич схватываете на лету — с сарказмом похвалила Оксана, поднося прохладный стакан апельсинового сока к губам — А теперь прошу меня извинить, мне нужно завтракать, если вы не хотите, конечно, с моей матерью дифференциальный диагноз проводить
— Это будет конечно излишнем
— Я рада, что вы тоже так считаете Валерий Николаевич — придав коварство в обаятельной улыбке, ответила Оксана, посмотрев на Марину Николаевну
— И вот так представь, я всю жизнь с ней живу — начала жаловаться Марина Николаевна посмотрев с подавленным психическим состоянием видом на Рамазанова
— Блядь! — грязно некультурно шепотом выругалась Оксана, закрывая ладонью лицо, стараясь не смотреть на выясняющих отношения родителей — Делайте, что я вам сказала, скора буду в больнице
Распорядилась Оксана, прервав телефонный звонок, легким нажатием кончиком коготка указательного пальца по сенсору дисплея телефона.
— Что ты так на меня смотришь? — удивилась Оксана серьезному взгляду со стороны Марины Николаевны
— Тебя сегодня домой ждать? — спокойно спросила Марина Николаевна
— Ну… мама — начала импровизировать Оксана, воображая из себя недотрогу, проводя нежно по волнистым прядям золотистых волос — Зачем ты задаешь мне такие вопрос?
— Оксана! — серьезно и строгим тоном обратился уже Рамазаном
Оксана заметила как под волей его эмоций серебряная вилка в его руке, слегка изогнулась, приобретая изогнутый вид.
— Отвечай нормально, когда тебе мать вопросы задает — требовательным тоном голоса, просил Рамазанов — Хватит уже себя так вести
— Но…
— Никаких но — строго заявил Рамазанов — Оксана ты как с матерью родной обращаешься, извини, я уже не могу на это закрывать глаза
— Нажаловалась сука — тихо прошипела змеей Оксана, оскорбив при всех присутствующих за кухонным столом Марину Николаевну
— Оксана! — сделала замечание Захира, схватившись быстро за руку своего мужа — Я тебе не позволю, ты меня понял, только через мой труп уже, Оксана спасла нашего мальчика, я за неё теперь жизнь готова отдать
С нотками фанатизма и звериным оскалом как мать львица защищает своих детей, так и эта женщина вступилась за Оксану перед своим мужем.
— Вот как я её после этого не бить — продолжила давать и создавать драму Марина Николаевна
— Оксана — обратилась Захира, коснувшись другой рукой руки Оксаны — Иди, пожалуйста, на работу, мы тут сами семьей разберемся
— Оксана — остановил Оксану, Рамазанов, посмотрев на дочь принудительным повиливающим взглядом — Наш разговор с тобой еще не закончен, мы вернемся к этой теме
— Не к чему возвращаться господин Рамазанов — хладнокровно ответила Оксана, схватив быстро телефон со стола, стремительно направилась к выходу из кухни
— Оксана! — прокричал Рамазанов — Оксана стой!
— Оставь ей любимый — с нежностью в голосе говорила Захира — Дай своей девочке нормально работать
— Нет, ты вообще видел, как она вырядилась — вспылила уже Марина Ник4олаевна — Заведующий отделением так одевается, чулочки, мини юбка, даже туфли и то только на высоком каблуке
— Марина хватит! — вспылил, громко крикнув Рамазанов, когда Оксана от страха голоса этого мужчины выбежала в коридор — Я с ней поговорю
— Уж займись теперь — продолжила давить на иронию Марина Николаевна — Пока ты здесь займись воспитанием своей дочери
«Вот выдра раскричалась там», раздраженно подумала Оксана, направляясь к встроенному шкафу в прихожей.
Не став дальше слушать банальные драмы ругающихся женщин и самого Рамазанова, Оксана схватила в шкафу черное изящное весеннее пальто. Встав перед зеркалом возле входной двери в дом, Оксана накинула его на себя, изящная материя легкого пальто, плотно улеглась на её теле, подчеркивая и выражая в нем весь сексуальный изъян.
— Куда собралась?
Очаровательный, словно нежность прекрасной песни, голос Роксаны был как всегда неожиданным, чем напугал слегка Оксану, от чего она легонько, тихо взвизгнув, раскрыв от испуга прелесть лазурных голубых глаз.
— На работу — резко ответила Оксана, стараясь прийти в себя после испуга, пытаясь контролировать ровный ритм своего дыхания — Если для тебя, конечно, это слово еще известно
— Ты сегодня еще появишься дома? — поинтересовалась темноволосая девчонка, выражая в своем образе явный признак обольщения, соблазнительно теребила локоны черных волос — Я думаю, нам будет, о чем поговорить
— С отцом своим говори — не став её больше слушать, Оксана схватила белую сумочку с полки, направилась к выходу
— Или может, мы лучше с тобой встретимся у Романовых?
«Блядь ну почему тебе просто взять и отстать от меня», психанула Оксана, сжимая в руке железную блестящую металлическую ручку входной двери, пытаясь контролировать свой гнев.
— Извини — состроив стервозную ухмылку на губах, заявила Оксана, выражая всю истинную подлость коварства в своем голосе — Но у меня нет времени возиться с малолетками
Сбегая от разговора с сестрой, таким образом, Оксана быстро выбежала на улицу, держа в одной руке белую сумочку, а в другой руке шелковую материю белого шарфа, что прекрасно сочетался с черным пальто. Вдыхая глубоко насыщенный воздух пропитанной цветущей листвой в саду возле дома Оксаны, она с голодным вспыхнувшим сексуальным голодом внутри, постукивая по перилам крыльца дома, медленно спускалась по деревянным ступенькам. Шелест веток могучего кедра в саду, возле окон дома, завораживал слух, ностальгия хвои его чудесного аромата пленил вкус, чаруя своими первозданными оттенками запаха хвойного дерева.
Игристая восхитительная прелесть блесков покрывала всю поверхность красного Mercedes-Benz SLS AMG, его выраженный красный перламутром разных гормональных оттенков краски, так пленительно для глаз Оксаны переливался в великолепном сочетании с солнечными лучами. Воспользовавшись сенсорной панелью управлению воротами дома, Оксана, словно поддавшись соблазну искушения, играла коготком с его гладкой поверхностью экрана. Чарующее шипение сервоприводов плавно начало двигать ворота. Двигаясь соблазнительной походкой, отображая красоту бедер и рельеф сексуального тела, Оксана направлялась к своей машине. Пережитая семейная драма, возбудила гормоны в крови, требуя просто снизить уровень накопленного стресса. Поддавшись скрытой силы искушению эротического соблазна, Оксана почувствовала всю мягкость кожаного водительского кресла, как только утопала в нем, пропуская чистый свежий наполненный весенним вдохновением воздух через открытую дверь в салон автомобиля.
Приятное звучание мотора двигателя, после того как Оксана вставила ключ в замок зажигания, захватывало дух, сила его механического влияния завораживала чувства, заставляла сердце трепетаться в бешеном ритме неисчерпаемой страсти. Выжимая плавно сцепления, коснувшись рукоятки переключения скоростей, Оксана, включив заднюю передачу. Добавила слегка газу, отпуская плавно сцепление, заставила красного жеребца со свистом раздирающих звуком шин тронуться с места, оставляя клубы пыли и жженой резины в ограде. Круто выворачивая руль, мощные колеса красного мерседеса вывернули автомобиль на гравийное покрытие деревенской дороги. Добавляя вдоволь мощи такому вороному коню, Оксана чувствовала как должная, казалось бы, вибрация при неровности такого деревенского дорожного полотна должна была сильно сказаться на машине. Однако плавность хода такого автомобиля заставляться водителя получать удовольствие от поездки на столь максимальной скорости, оставляя столб пыли и проносящуюся черную полоску на покрытой слоем пыли и гравия. Разгоняя свору собравшихся деревенских собак возле продуктового деревенского автомобиля и пугая, собравшихся сидящих на лавочке рядом бабушек, красный мерседес с диким воплем, дерущим уши шин, пронесся по асфальтной поверхности дороги, оставляя на неё явный черный отпечаток протектора и запах жженой резины.

***
Яркие припекающие лучи солнца, разогревали своими лучами, заставляя под их силой таить остатки сохранившегося после зимы снега. Лужи и грязь все как будто превратилось в кашу, на въезде на больничную стоянку. Частички сохранившегося льда с хрустом ломались под массой и мощью черного протектора шин красного мерседеса. Тихое рычание мотора этого автомобиля заставляло трепетать сердца многих находившихся людей на стоянке, как только водитель игриво нажимал на педаль газа. Ударная звуковая волна, издаваемая мотором красного хищника, заставляла даже падать мокрый липкий снег с веток деревьев, что росли по периметру автостоянки.
Красный мерседес, медленно двигаясь по стоянке, на которой было не больше десятка машин, Оксана наблюдала, как четверо мужчин разбирали произошедший на ней случай дорожно-транспортного происшествия. Бежевая шестерка протаранила задней частью своего автомобиля белую иномарку, обидно зрелище жеваного куска железа со стороны двух машин, вызвало восхищение у Оксаны. Поставив машину на одно из свободных мест на стоянки, Оксана заглушила двигатель, ловким поворотом ключа, плавно вытаскивая ключ из замочной скважины, представила, как член мужчины точно так же выходит из царства её мокрого влагалища. Столь бурное вдохновение сексуальной фантазии, заставило Оксану сильно возбудиться, от чего дыхание стало учащенным, словно воздуха в салоне автомобиля уже не хватало. Открыв легким поднятие вверх, дверь автомобиля, Оксана наступила каблуками черных туфель прямо в сжиженную грязь.
— Блядь! — грязно и тихо выругалась про себя Оксана, ощущая, как мокрая влага от лужи пропитала её шелковый черный чулок — Да весело сегодня день начался
Вставая уже полностью каблуками туфель в грязь, Оксана, закрыв дверь автомобиля, повесила белую сумочку на плечо, направилась к главному крыльцу больницы. Две молодые медсестры курили сигарету, стоя на каменном огромном крыльце в одних белых халатиках. Тонкие сигареты молодых медсестер, веяли прекрасным чарующим запахом. Словно специально, как показалось Оксане, выставляли прелесть своих юных прекрасных тел на показ, открывая всю красоту изящных бедер.
— Доброе утро Оксана Владимировна
Обратилась к Оксане одна из молодых медсестер, приветливо подмигнув глазом, вставляя эротическим жестом сигарету в рот.
— Вы бы девушки, хоть бы накинули на себя что-нибудь — Оксана остановилась на ступеньку от них — Я конечно понимаю, что весна и все такое
— Ой да не переживайте вы так — махнув рукой говорила другая девушка, волосы которой, были цвета изысканного шатена, ярко блестели на солнце — Мы только на пять минут
— Ну, раз на пять минут — подошла медленно Оксана к светловолосой русой медсестре — Тогда это вам будет лишним — коснувшись кончиками пальцев сигареты, что была во рту девушки, она плавно извлекла её, выкинув в рядом стоящую урну
— Но… — хотела тут же возразить девушка
— На территории больницы — заявила Оксана, с угрозой посмотрела на девушку — Чтобы я не видела, что вы тут курите, вам ясно, надеюсь, твоя подруга теперь сама затушит сигарету
— Да-да Оксана Владимировна — быстро испугавшись, девушка, шатенка кинула не затушенную сигарету в урну — Мы больше не будем — проглатывая с трудом во рту скопившегося клуб дыма, говорила шатенка
— Так-то лучше — коснувшись пальчиками подбородка русой девушки, Оксана посмотрела в её голубые блеклые глаза — Занялись бы вы лучше делом — вдыхая аромат сигаретного дыма из губ девушки, продолжила настойчиво испепелять вынуждающим взглядом она
— Мы займемся — прикусывая губу, закивала головой, ответила шатенка, боязно посмотрев на Оксану
— Вот видишь не все так плохо — отпуская подбородок девушки, Оксана стервозно, одарила их улыбкой, после чего направилась дальше подниматься по лестнице
Открывая входную дверь вестибюля больницы, Оксана ощутила прекрасный запах цветущих там цветов, была крайне удивлена огромным изобилием посаженных в горшках растений по всему холлу больницы. Излучая столь приятный цитрусовый кисло-сладкий запах, растений насыщали сахарной сладостью воздух, стараясь сбить все прочие неприятные посторонние запахи с улиц. Многочисленные толпы народу, скопились у стойки регистратуры, где шла оживленная бурная беседа, на счет пропавшей карточки одного из пациентов. Несколько подростков собрались у большого пластикового окна, девушка сидела на подоконнике и игриво царапала коготками нежных пальцев по сенсору своего белого телефона. Парень, что стоял рядом с этой девушкой, опираясь плечом на колонну, словно как зачарованный красотой экрана своего планшета с головой погрузился, в просматривание интернет страничек. Другой чуть меньше мальчуган, как будто поддавшись власти соблазна цветных страничек интернет сайтов, что-то так рьяно рыскал в телефоне, нервно нажимая на сенсорный дисплей телефона своими хрупкими пальцами.
Забавный смех медсестер отвлек Оксану, от занудной детворы, что копошились в своих телефонах, три медсестры что-то так рьяно обсуждая, направились в сторону кафетерия. Звонкое хихиканье разносилось эхом на всю больницу, одна из них явно привлекла внимание Оксаны своими черными туфлями на высоком каблуке, к которым отлично подходили шелковые черные чулки. Короткие белые халатики медсестер плотно облегали их тела, выражая самые прекрасные очертания их тел, подчеркивая весь самый эротический рельеф, груди, бедер и красивой талии.
— Оксана Владимировна — обратилась Валентина, заметив Оксану в нескольких метрах от входной двери — Как хорошо, что вы уже здесь, нам удалось допплерографическое исследование, вот результаты проделанного УЗИ с датчиком допплера — протягивая папку пациентка, она направлялась на встречу
— Что тут черт возьми, творилось пока я была в отпуске?
Возмутилась Оксана, наблюдая разное разнообразие огромных растений, посаженных в горшках, по всему периметру помещения вестибюля.
— Ах… вы про это? — рассмеялась застенчиво Валентина, расправляя нежно пальчиками рыжие густые пряди волос
Изящный на удивление белоснежный халат, отлично выражал всю красоту тела этой девушки, даже под его тонкой ласковой, согревающей материей Оксана заметила, что на девушке, кроме нижнего белья ничего не было. Отлично выделялся особенно краешек красного кружевного бюстгальтера, а красота бежевых шелковых чулок и их блеск при падающих ровно на них лучах солнца вызвали восхищенную сексуальность ног этой девушки. Великолепная все та же коллекция духов «Azzaro Club Women», с кисло-сладкой прелести граната, в гармонии верхних нот которого отлично служило кашемировое дерево. Базовые сладкие ноты этого волшебного запаха парфюма этой девушки служили ваниль и мускус, заставляя сердце Оксаны трепетать, вдыхая этот изысканный вкус вызывая бурю эротических фантазий. Завершающим шедевром в образе этой рыжеволосой амазонки, служили красные туфли на высоком каблуке, отблеск солнечных лучей которых ярко отсвечивал прямо в глаза Оксане, заставляя слегка прищурить глаза.
— Могу вам сказать — говорила Валентина, передавая красную папку в руки Оксаны — Что давление на пальцах ног и голени вызвали у нас сомнения, может, быть какой-то стеноз, или не ярко выраженная ишемия
— Хватит гадать! — недовольно посмотрела на неё Оксана, выхватив раздраженно у неё из рук папку — И так что тут?!
— О боже Оксана Владимировна! — ужаснулась Валентина, прижав ладони к розовым блестящим на солнце губам — Что с вашей губой, кто это вас так?
— Ай, брось ты — отмахнулась Оксана, открывая папку пациента, направилась к большой массивной лестнице — Низкое значение в нижних конечностях, указывает как раз на возможность ишемии в нижних конечностях, но оно настолько не отличается почти от нормального
— Хотим сейчас провести физиологический тест с ходьбой, чтобы выявить изменения — пытаясь дальше не докучать расспросами, Валентина хладнокровно продолжила дифференциальный диагноз со своим начальником
— Что делала пациентка в этот момент? — поинтересовалась Оксана, закрывая папку, подходя к лестнице, посмотрела удивительно на Валентину
— Лежала в горизонтальном положении — спокойно ответила Валентина, взяв из рук Оксану папку с собранным анамнезом
— Этого не достаточно — не согласилась Оксана — Проведите физиологический тест на дистанции до появления хромоты, с датчиками доплера, манжетами и всего прочего, что может измерять давление — поднимаясь по ступенькам, она звонко стукала каблуками
— Ясно — услужливо согласилась Валентина — Пойду, проведаю нашу пациентку
— Хотя знаешь — возразила Оксана, когда они поднялись на второй этаж — Дайка мне сюда папку с анамнезом, посижу, подумаю в кабинете
— Здесь многое изменилось, пока вас не было — предупредила Валентина
— По крайней мере, это здание еще стоит на месте — не став дальше слушать, Оксана направилась по коридору, где находился её рабочий кабинет
Оживленные толпы пациентов, а так же медсестер, что в обычной производственной рутине заполонили коридор, вместе с узкопрофильными специалистами, словно у всех в один миг возникла какая-то своя особенная проблема. Ароматы разных запахов парфюма, от нежного сладкого женского туалетного мыла, до высококачественных мужских духов, с изысканной прелестью мускуса и насыщенной сладостью бергамота парили в воздухе. Количество разных развешанных бумаг в коридоре, с разной информацией для пациентов, туберкулеза, пневмонии и бронхита, вплоть до кишечной палочки. Резкое специфическое влияние запаха целлюлозы от тампонов и бинтов по всему коридору, вызывало у Оксаны негативную реакцию.
Не посмотрев прикрепленную табличку с названием кабинета, Оксана нажала на блестящую металлическую ручку. Открыв дверь кабинета, который когда-то принадлежал ей, Оксана была крайне удивлена, увидев там неожиданную картину.
— Вы что не видите что занято? — вскрикнула недовольно темноволосая женщина в очках
Жалюзи были плотно закрыты, в кабинете горели яркие светодиодные светильники, так же был заменен натяжной потолок. Особо удивило то, что этот кабинет принадлежал гинекологу этой больницы. Черное кожаное гинекологическое кресло, на котором расположилась молодая светловолосая девушка, полностью обнаженная, вздрогнув от испуга, она явно не ожидала, что в этот кабинет может кто-то посторонний войти. Врач, заполнявшая медицинскую карту своей пациентки, выражая бурно эмоции, кинула ручку, так что медсестра, подносящая лоток с гинекологическими инструментами, выпал у неё из рук на пол.
— Вообще-то это мой кабинет! — заявила Оксана, посмотрев раздраженно на женщину врача — Кто дал вам разрешение, проводить здесь свои лечения
— Кто это ненормальная? — повысив голос, обратилась эта женщина к медсестре — Выйдите из моего кабинета немедленно и войдите тогда, когда у вас на то будет право
Завораживающая коллекция духов этой женщины имела достойное название «Pretty Nina от Nina Ricci». Отлично разбираясь во вкусовых оттенках этого запаха, Оксана сразу же различила в нем прекрасную свежесть грейпфрута в чудесном сочетании жасмина и малины эта туалетная вода могла тягаться с другими достойными марками женской парфюмерии. Черная нежная шелковая рубашка, что была отчетливо видна под белоснежным халатом и черная юбка длинной до колен, была отличной гармонией к её строгому деловому образу специалиста своей области. Отчетливо выявленный черный высокий каблук её элегантных туфель, сразу привлек внимание Оксаны, как только эта женщина поднялась из своего кожаного кресла, что когда-то принадлежало бывшей хозяйки этого кабинета. Выраженная походка этой женщины, даже её огромный бюст, на что Оксана сразу же обратила внимание, как и хорошо построенные эластичные бедра, все в этой женщине вызывало восхищение.
— Это Оксана Владимировна — боясь даже взглянуть на Оксану тихо опустив голову, ответила медсестра, нагнувшись, стала подбирать то, что выронила из рук
— А…. так это и есть тот великий специалист, которым все тут так восхищаются — словно как змея улыбнулась эта женщина ласковым пленяющим голосом начала она говорить — Приятно познакомиться с вами Оксана Владимировна, а я все же гадала кто же этот герой этой больницы
— Этому герою нужен свой кабинет для проведения дифференциального диагноза — заявила Оксана, оставаясь возле закрытой входной двери кабинета — Как и мое черное кожаное кресло
— Очень жаль — отображая иронию собственного голоса, наполненного частичкой драмы от души искреннего сарказма — Но этот кабинет теперь по распоряжению заведующего Тихонова Валерия Валерьевич теперь принадлежит мне
— Блядь! — прошипела недовольно Оксана — Он мне ответит за это — столь же грозно высказала она, повернувшись к двери
— Оксана Владимировна…
Крикнула вслед медсестра, когда Оксана покидала кабинет, который когда-то принадлежал ей, громко хлопнула за собой дверью.
«Эта сука Тихонов мне ответит!», недовольно и сильно возмутившись наглостью заведующего больницей, Оксана направилась вдоль по коридору к его кабинету.
— Как он только посмел так сделать — прошептала Оксана тихо, выдавливая из себя все эмоции, направлялась к кабинету заведующего больницей
— Оксана Владимировна, что с вами? — обратился проходящий мимо мужчина доктор — Я имею в виду, что с вашей губой? — внес он быстро поправку, когда Оксана одарила его разъяренным неприветливым взглядом
— Эдуард Иннокентиевич! — удивилась Оксана, когда при свете проникающих лучей солнца в коридор смогла разглядеть его лицо — Какая встреча, давно вас, если честно не видела
Оксана приняла для себя хитрую тактику, решила проигнорировать заведующего отделением скорой помощи, состроив ему милую улыбку. Прелесть фиолетовой рубашки на таком мужчине была весьма неожиданной, но в тоже время прекрасно сочеталось с его белым халатом. Такой чарующей силой аромат его парфюма, несколько удивил Оксану, однако показался дико знакомым, ведь она его уже где-то чувствовала.
— Какая восхитительная на вас сегодня белая рубаха — начала Оксана нести ерунду, лишь бы только избежать не нужной беседы — А какой парфюм, м…. все тот же запах табака, которым вы меня в первый раз удивили
— Хех… — покашлял он своим заурядным старческим смехом — Спасибо, жена подарила, но вы не ответили на мой вопрос, где вы так губу разодрали, вам же срочно нужно её обработать
— Ай да не волнуйтесь вы так Эдуард Иннокентиевич, все нормально — возразила Оксана, проходя мимо него весьма гордой походкой — А сейчас прошу меня извинить, иду закатить скандал Тихонову
— А что есть за что? — удивленно состроил он седые брови из-под толстых линз своих очков
— Ох… Эдуард Иннокентиевич — глубоко вздохнула Оксана, повернувшись к нему в пол оборота, опираясь так красиво ладонью руки на бедро — Я всегда найду повод, чтобы поскандалить
— Дело ваше Оксана Владимировна — решил тут уступить Эдуард Иннокентиевич — Тем более с вашим-то теперь статусом, вам никто этого не запретит
Не обращая внимания, на протесты молодой девушки секретарши, что сидела в помещении, возле дверей в кабинет главврача, Оксана с самодовольной походкой, прошла мимо неё стола, сбросив кончиками коготков специально стопку подписанных с печатями листков на пол.
— Стойте — кричала она, выбегая из-за своего стола — Валерий Валерьевич, просил строго его не беспокоить никому
— Я, понимаешь ли исключение — придав невыносимую подлость и хладнокровность своей улыбки, Оксана повернула блестящую металлическую бронзовую ручку входной двери
— Подождите, нет!
Продолжая кричать, наступая каблуками туфель на скинутые на пол документы, светловолосая девушка, поддавшись панике, пыталась остановить нарушителя. Оставив молодую девушку позади себя, Оксана закрыла входную дверь кабинета прям у неё перед носом.
Кабинет главного врача больницы, был довольно просторным, с выходящим видом на прекрасный цветущий сад больницы большими пластиковыми окнами. Ностальгия ароматов разного парфюма, витала в кабинете, однако среди всего этого чувствовался свежий запах дыма табака, с только что приготовленным кофе, что был разлит в кружки. Кожаный диван, что стоял в дальнем правом углу кабинета, возле которого стоял маленький кофейный столик, излучая ароматную свежесть кофе, разными пряностями, вплоть от сушек до пряников. А так же двое пожилых в возрасте мужчин, что стояли у большого пластикового окна, о чем-то весело рассуждая, по всей видимости пришли к взаимовыгодному соглашению.
— Вы знаете господин Тихонов
Обратился незнакомец к заведующему этой больницей, хриплый голос которого был Оксане достаточно близко знаком. Такой же знакомый густой цвет волос этого мужчины, как и его черный костюм, все это очень сильно выдавало в нем человека с которым когда-то работала Оксана, даже его парфюм, насыщенный тошнотворным запахом, верхние ноты которого имели достаточно нехорошее сочетание, по мнению Оксаны, ревеня, перца и фенхеля. Однако она сразу же узнала эту коллекцию духов, ведь именно Оксана подарила когда-то именно эту коллекцию духов этому человеку, что имела достойное название по его вкусу «Vintage от John Varvatos». Прекрасное сочетание средних нот жасмина, корицы и корня ириса, выдавало сразу же обладателя такого изысканного вкусового аромата.
— Это довольно прекрасное место, жаль, что мне не удаться увидеть вашего так называемого специалиста, но я думаю что смогу вам помочь с проверкой из министерства здравоохранения
— Да не волнуйтесь вы так Валерий Иванович — ответил ему Тихонов, отпивая глоток кофе из белой керамической кружки, что держал в руках — У вас еще будет время познакомиться с ним
— С ним…. — словно как будто удивился этот незнакомец — Я был другого мнения
— Валерий Валерьевич — сразу же без разбирательств пустилась в словесную атаку Оксану, почти влетая в кабинет с разъяренным видом голодной змеи — Почему мой кабинет, который по праву принадлежит мне, вы отдали какой-то там проходимке?
— Орлова?! — чуть не подавился незнакомец, делая глоток кофе, обернувшись к вошедшей в кабинет Оксане
— Блядь! — прошептала, тихо встав за закрытой дверью Оксана, была крайне удивлена, увидев в больнице этого человека — В последней нашей с вами встрече Валерий Иванович, вы меня сильно отчитали
— Так это вы о ней говорили да — игнорируя слова Оксаны, продолжил высказывать свои доводы этот мужчина — Сразу же, как прочитал в газете, что у вас в вашей глуши появился герой, что вытаскивает людей из могил, я почти тут же прибыл сюда, а это Орлова — рассмеялся он своим противным смехом
— Оксана Владимировна! — возмутился Тихонов — Прошу вас Валерий Иванович, гражданка Орлова у нас просто как медсестра
— Да что вы мне лапшу на уши вешаете — звонко ударил этот скряга, по подоконнику окна кружкой, что держал в руке — Единственный человек и во всей округе, что может тут называться героем, так эта, вот эта девочка, и вы знаете почему, тут есть и хорошее и плохое
— Я понятия не имею, что тут делает этот скупердяй, что был моим бывшим начальником — заявила Оксана, проходя по кабинету — Но я хочу обратно свой кабинет!
— Да у вас есть же он — повысив голос, крикнул Тихонов — Просто мы подумали, что вам нужно пространство больше
— Ну, конечно же, Орлова — рассмеялся этот мужчина, что был гостем у Тихонова — Правильно мое сердце, чувствовало, никто кроме неё не способен решать такие задачи, особенно в вашей дыре господин Тихонов, я чуть со стула не упал, когда прочитало в газете какие операции и какие диагнозы тут ставятся и проводятся
— Я просто хочу обратно свой кабинет — заявила Оксана, не обращая внимания, на своего бывшего начальника
— Вот что Валерий Валерьевич — начал говорить просмеявшись этот мужчина — Попомните мои слова, я не знаю, каким вы чудом вернули ей право лечить пациентов, когда это у неё изъяли, эх… знали бы вы почему….
— Оксана Владимировна я распоряжусь, чтобы вас проводили в ваш личный кабинет — не став слушать своего гостя перебил его Тихонов, обращаясь к Оксане
Оксана заметила, как Тихонову, было трудно говорить, стараясь не поддаться эмоциональному стрессу. Ароматный запах кофе с кружки Тихонова, что стояла на столике, притягивал к себе своей неповторимостью.
— Да она даже пациентов за людей не считает — продолжал жаловаться этот мужчина — Для неё люди это инструмент головоломок, разгадав загадку и удалив проблему, она забывает про них вовсе
— Даже не хочу слушать этого идиота — заявила Оксана, аккуратно кончиками коготков взяв со стеклянной чаши вкусный пряник
— Оксана Владимировна — повысил снова голос Тихонов — По-моему, у вашей команды есть дело!
— Что! — был крайне поражен этот мужчина — Так вы дали ей команду, дали дело
— Вам-то что Валерий Иванович! — закричал уже в истерике Тихонов, ударив кулаком по подоконнику, так что Оксана тихо взвизгнула и вздрогнула от испуга — Оксана Владимировна гениальный врач, она несколько раз спасала репутацию нашей больницы
— Так, где вы говорите мой кабинет? — тихо прошептала Оксана, облизывая язычком сочную пряность мягкого пряника
— Знайте одно Валерий Валерьевич — строго возразил этот мужчина, не став даже от обиды больше пить кофе, направился к выходу — Я завалю вас на проверке, я не позволю этой девушке, вести хоть какую-то врачебную деятельность ни в какой больнице
— Ой, да пожалуйста — словно не понимая что, ответил Тихонов, положив трясущиеся руки на подоконник пластикового окна, глубоко вздохнул
— Желаю вам приятно оставаться с вашей Орловой — сказал он выдавливая всю гадость напоследок, громко хлопнув дверью, покинул кабинет заведующего больницей
— Вот видите, что вы наделали Оксана Владимировна — говорил, тяжело дыша Тихонов
— Не понимаю, как вы тока этого скупердяя сюда привели — соблазнительно откусывая кусок пряника, ощущая его сахарную нежность во рту, спокойно безразлично говорила Оксана
— Идите уже работайте Оксана Владимировна — поправляя мятый воротник своей белой рубашки сказал Тихонов с таким чувством, чтобы его оставили в покое — И помните клиника на вашей совести тоже, будите у меня вести еще там прием пациентов
— Вы что шутить со мной вздумали? — возразила Оксана, посмотрев на него взглядом голодной змеи — Так вот знайте, я не ваши там врачи или медсестры, со мной такой номер не пройдет — направляясь к входной двери кабинета, раздраженно говорила она
Стараясь не подавать эмоционально раздраженного вида, Оксана, звонко стукая каблуками по линолеуму кабинета, подошла к входной двери, переводя дух. Стараясь контролировать накопленный стресс, спокойно повернула ручку двери, после чего даже не посмотрев на Тихонова, покинула его кабинет.
Девушка, усердно собирала листки бумаги в кучку, когда Оксана вышла из кабинета, посмотрев на неё словно на жалкую беспомощную мышь, загнанную в угол логове змей, она хладнокровно прошла мимо неё. Заметив Оксану, девушка тут же обернулась и встала с колен, прижимая стопку листков бумаги к груди. Сонный взгляд в её глазах, выражал явную усталость, а сладкой наполненной сахарной нежностью туалетное мыло, которым пахло её тело отображала довольно вкусовые нотки романтического характера.
— Что с вами там происходит? — удивилась она, прижимая листки бумаг в кучу, старалась держать их своими тонкими пальцами, чтобы они не упали — Сначала заведующий кардиологическим центром в Москве вылетел отсюда весь как собака злой, а теперь вы
— Это так у нас происходят приемы — одарив девушку прелестью лучезарной улыбки, спокойно ответила Оксана — Послушай милочка, ты не покажешь мне, где Тихонов разметил теперь меня?
— С удовольствием Оксана Владимировна — согласилась эта светло-русая девушка, положив листки бумаг на край стола, пытаясь из-за всех сил улыбаться
Черный деловой сарафан, под которым была скрыта белая пышная блузка, плотно обтягивал тело этой девушки, выражая весь сексуальный рельеф юного её тела. Вырез с правого боку отображал всю изящность её бедер, однако черные туфли на высоком каблуке, были подобраны безвкусно. Оксана посчитала что, какие-то бантики и блески на них, все это казалось милым, но в тот же момент выдавали в ней истинную детскую чувствительную натуру. Сияющая заколка в её светлых русых волосах, светилась миллионами искорок, при попадании на неё света люминесцентных ламп в приемной. Узкие серебряные оправы очков этой девушки, на удивление с тонкими по толщине стеклами, все-таки выражали в ней некоторой оттенок сексуальной скрытой похоти.
— И так куда нам идти? — теребила возбуждающе шарфик на шее, спросила Оксана, встав в проходе открытой двери приемной
— Ах…. да-да — услужливо закивала, улыбаясь, как простушка девушка — Пойдемте Оксана Владимировна, господин Тихонов подобрал для вас просто бесподобный кабинет с лучшим видом на цветочный сад
— Мне не нужен красивый вид из окна — возразила Оксана, покидая приемную выходя в больничный коридор — Мне нужно, чтоб была спокойная и тихая обстановка
Одарив девушку стервозным взглядом, Оксана направилась под её сопровождением по коридору, вдыхая через открытое окна в нем, прекрасный цветущий аромат только что пробудившейся весны. Цветы что были расставлены по всему коридору в массивных огромных глиняных горшках, несколько мрачно украшали этот коридор, на фоне мерцающих люминесцентных ламп. Даже тут чувствовался тошнотворный запах бактерицидных растворов, словно как чума захватывающий власть в этом коридоре, он заполнил все его пространство.

***
Направляясь по больничному коридору, в другом крыле больницы, Оксана была сильно удивлена, заметив красивую входную дверь кабинета. Цвета молочного кофе, щедро пропитанного лаком, её верхний слой излучал яркий отблеск падающих лучей солнце через рядом стоящее окно.
— Вы будите, крайне удивлены — говорила девушка, секретарша Тихонова — Насколько просторный кабинет вам подобрали
— Ой, да вы что правда — выражая свой сарказм и подлость голоса, Оксана специально стала иронизировать перед этой девушкой — И вы там были? — дотрагиваясь до приятной блестящей металлической ручки кабинета, спросила она, придавая своим губам форму насмешки
Открывая дверь кабинета, Оксана попала в приемную, где находился большой угловой компьютерный стол, за которым сидела девушка в возрасте чуть старше тридцати лет. Яркий белый фон жидкокристаллического монитора отражался блеском в стеклах очков на её глазах. Огромный большой фикус, украшал красивый пейзаж блондинки с большим ярко выраженным бюстом, белая блузка украшала верхнюю часть её сексуального тела, отображая в столь плотном прижатии к её телу всю красоту эротического изъяна. Особенно больше удивило Оксану, это то, что над головой девушки была огромная полка длинной во всю стену на которой было десятки толстых папок с бумагами, а так же огромные стопки бумаг на её столе.
— Я что-то не поняла — возмутилась Оксана, встав в открытом дверном проеме — Это что мой кабинет? — словно стесняясь зайти, спросила она, сделав неуверенный шаг вперед
— Ах… — вздохнула так нежно девушка, что сидела за компьютером — Вы наверно и есть Оксана Владимировна, простите, пожалуйста, мои манеры — вставая с черного офисного кресла, будто застенчиво скрывая улыбку под прядью золотистых волос, сказала эта женщина
— Ну, Оксана Владимировна — словно почувствовав свою неловкость продолжила говорить девушка, что стояла за спиной Оксаны — Теперь вы знаете, где находиться ваш кабинет, ну а мне пора возвращаться к своим обязанностям
— Да-да Юленька — ответила быстро светловолосая женщина, обходя компьютерный стол — Мы тут с Оксаной Владимировной сами познакомимся и я сама ввиду её в курс дела — наблюдая, как за спиной Оксаны закрывается дверь, говорила она чарующими возбуждающими нотками голоса
— Простите, а каком деле, вы говорили? — поинтересовалась Оксана, состроив милую улыбку на своих губах, медленно подходя к компьютерному столу, шикарно покачивая своими бедрами выражая всю сексуальность своего тела при каждом шаге — И что вы там хотели мне ввести
— Ах… — снова она так возбуждающе вздохнула, издавая столь нежный сексуальный смех — Прошу за мной, покажу вам ваш кабинет Оксана Владимировна
— Ну что же буду очень рада на него взглянуть — согласилась Оксана, почувствовав, как внутри неё загорается похоть от одного тока взгляда на эту женщину — Только прошу, позвольте мне первой открыть дверь моего кабинета — проходя мимо этой женщины, Оксана вдохнула аромат её тела
Непревзойденный оттенок вкуса, коллекцию духов, которых Оксана не могла спутать не с чем, именно это прекрасное название как «Pure Poison от Christian Dior», вызывало у неё бурю сексуальных эмоций. Сравнимость этого запаха имело просто поистине страстную страсть и говорили о его обладательнице, как о крайне распутном характере. Сочетание таких нот вкусового аромата как апельсин, мандарин и бергамот, сражали своими запахами. Финальную черту подводила ноты сердца этих духов, что в единой гармонии жасмина и гардении позволяли этой искусительнице всегда добиваться поставленной цели.
Кабинет, в который вошла Оксана, имел довольно шикарное пространство, по сравнению с её бывшим кабинетом. Огромные пластиковые окна, почти от самого потолка, до пола, протирались во всю стену жалюзи, которых были плотно закрыты. Свет от светодиодных светильников, что были расположены на натяжном белом потолке, освещал все пространство кабинета. Большой красный стол, материалом которого служило поистине на редкость красное дерево, что располагался в центре кабинета, щедро покрытый лаком, издавал яркий отблеск светильников на полотке. Прилегающие к нему удобные черные офисные стулья, с мягкой подушкой под спинку, были весьма хитрой и удобной формы, позволяя наклоняться на них в самое удобное положение.
— Так я не поняла — тут же вскрикнула Оксана, входя в кабинет — Где мое кресло, мое кожаное черное удобное мною излюбленное кресло?
— Оксаночка что случилось? — испугалась Марина Викторовна разъяренного вида своего начальника
Белый халат поверх очень экстравагантно сочетался коротким платьем зачаровывающего красотой алого цвета, выражая всю красоту её женственного тела в каждом эротическом изъяне груди этой женщины. Изумительная серебристая оправа очков светилась яркими отблесками падающего на него света освещения. Чудесная пленяющая разум сила аромата коллекции духов этой женщины «La Roue De La Fortune» никогда не переставала удивлять Оксану, этот чудотворный ни с чем не схожий запах гардении не с чем никогда не спутаешь. Ярко выраженные черные чулки на ногах этой женщины подчеркивали истинный сексуальный образ ног этой женщины. Сочетание с чулками на удивление прекрасных сияющих блесками падающего света черные туфли, строгий высокий каблук который, отображал в этой женщине серьезность и решительность её намерений, а так же мог сокрушить в такой гармонии с чулками, любого кто попадает к ней в сети.
— Оксана Владимировна
Приветливо ответил тут же Ларионов, сидя за столом, на котором были карта с анамнезом пациентки и несколько раскрытых книг по кардиологии, держал в руке белую керамическую кружку с чарующим ароматом кофе.
— Рад вас снова видеть, как прошел вас зимний отпуск?
— Где блядь мое кресло?!
Игнорируя Ларионова, возмутилась тут же Оксана, проходя по кабинету, кинула свою сумочку на комод, что своим большим видом украшал интерьер, встав почти вплотную к огромному окну.
— Оксана! — возмутилась Марина Викторовна, постукав кокетливым движением кончиком шариковой ручки по гладкой поверхности стола — Прекрати материться
— Хочу и буду — заявила Оксана, недовольно посмотрев на Марину Викторовну, покусывая краешек раненой губы рассеченной губы
— Да будет вам ваше кресло Оксана Владимировна
Пытаясь успокоить своего начальника, вмешалась в разговор Валентина, делая вид, как будто внимательно вчитывается в карту пациентки, что лежала перед ней на столе, возле чашки ароматного черного кофе.
— Валентина ты почему еще здесь! — сделала замечание Оксана, заметив вешалку для верхней одежды, которая располагалась справа от входа — Я думала, вы будите проводить физиологический тест для нашей пациентки — расстегивая пуговицы черного пальто, говорила она
— Оксана Владимировна у нас возник новый симптом — произнес это Ларионов такой интонацией голоса, словно пытался заинтересовать новой зацепкой своего начальника
— Ну, говорите что там у вас? — не выдержав изнуренного взгляда, снимая пальто с себя, спросила Оксана, подавая его светловолосой женщине, что стояла перед ней
— Помимо резкой чувствительности к холоду, боли в икроножных мышцах….
— Вероника это можешь не перечислять — остановила Оксана темноволосую кудряшку — Давай дальше, что там у вас — застенчиво улыбнулась она девушки, что взяла у неё из рук черное пальто
— Появился цианоз кожи нижних конечностей — решила не испытывать нервы начальника, ответила тут же Вероника — Но «ишемиюнижнихконечностей», полагаясь что это закупорка сосудов, мы исключили, так как провели «УЗДГ» вен нижних конечностей
— А вот это уже интересно — согласилась Оксана, подходя к большому длинному столу — Если это не закупорка нижних конечностей то, что же может это быть? — постукивая игриво коготками по поверхности стола, она обратилась к команде своих врачей
— Возможно «нейроциркуляторнаядистония» больше подходит — вынесла свою версию Вероника, поправив аккуратно очки на глазах
— Комплекс расстройств сердечно-сосудистой системы функционального характера, развивающийся в результате нарушений нейроэндокринной регуляции — пояснила Валентина — Но ведь у девушки я не заметила раздражительности или жалобы на нарушение сна
— Хорошо — отодвигая стул от стола, сказала Оксана — Марина Викторовна, а что вы скажите по этому поводу? — присаживаясь на стул, она одарила свою коллегу допытывающим изнемогающим взглядом
— О… боже Оксаночка — вновь так эротично открыв алые губы, придавая им невообразимый красивый испуг, поразительно сексуально выразила эмоции Марина Викторовна — Что у тебя с губой, ты что поранилась, кто тебя так?
— Оксана что у тебя с губой?! — ужаснулась Вероника, рассматривая раненную губу Оксаны, сквозь стекла своих очков, черная оправа которых привлекла сразу же внимание — Дай я взгляну
— Ой, да перестань вы! — возразила Оксана, схватив быстро карту пациентки со стола, раскрыла её, закрывая специально лицо — Хватит обращать внимание на всякую тут ерунду и вообще-то я не отменяла своего вопроса, Марина Викторовна ваше мнение
— Учитывая незначительные нарушение чувствительности пульса на артериях, которые нам удалось выяснить с помощью УЗДГ, я больше склоняюсь к версии Вероники, у нашей пациентки что-то с сердцем, возможно, какие-то расстройства или раздражительность, которую мы не заметили, но я склоняюсь отработать сначала версию с нейроциркуляторной дистонией
— Правда! — удивилась Оксана, назойлива облизывая языком краешек рассеченной губы — Хм… тогда я думаю….
«Неврит», как мне кажется больше подходит — перебив своего начальника, вмешалась Валентина, выражая свое мнение
— Хм… значит, ты думаешь — Оксана, держа карту одной рукой, прижала кончики подушечек пальцев к губам — Что воспаление одного или нескольких периферических нервов, влекущее за собой структурные изменения в нервной ткани по твоему мнению больше подходит
Рассуждала Оксана, наблюдая с восхищением за девушкой, что Тихонов назначил её секретаршей, направилась к тумбе, чтобы приготовить кофе. Выраженная отчетливо походка, красивый рельеф бедер, что так обширно выражал каждый изгиб через черную юбку при её шаге, привлек глаз Оксаны. Бежевые чулки на её стройных сексуальных ногах, красиво лоснились, при свете светодиодных светильников с потолка, придавая им эротический отблеск, вызывая сразу голодную похоть. Черные каблуки туфель этой женщины, так звонко стучали по паркету в кабинете, в каждом стуке казалось Оксане, пока она за ней наблюдала, что эта женщина всячески хочет её соблазнить, как будто специально. Завораживая взглядом своих карих таинственных глаз, пленила взор Оксаны, используя таинственную силу свих мистических женских чар.
— Сделайте ЭКГ — распорядилась Оксана, продолжая наблюдать, за секретаршей, что наливала для неё в белую кружку чарующую сладость ароматного кофе
— Но Оксана Владимировна — не согласилась Валентина, нахмурив недовольно розовые губки
— Успокойся Валентина — упрекнула её Оксана — Я хочу исключить сначала нейроциркуляторную дистонию, она больше подходит
— Это потому что Марина Викторовна, приняла версию Вероники, а не мою — возмутилась Валентина, надув от обиды розовые губки
— Валентина! — крикнула Оксана, одарив коллегу недружелюбным взглядом
— Уверена, вы знаете что делаете — обиженно заявила Валентина, вставая со стула, чуть отодвинула его, поправив белый халат, направилась к выходу из кабинета
— Просто сделайте свое дело — посмотрев, испытывая внутреннее раздражение, заявила Оксана
— Пока она умирает — выражая несогласие в своем голосе, отчаянно говорила Валентина, открывая дверь — Пойду, подготовлю девушку к ненужной процедуре — улыбнувшись милой улыбкой, ответила она, испугавшись взгляда начальника, быстро открыла дверь
— Что?! — удивилась Оксана, нравоучительному взгляду со стороны Марины Викторовны
Девушка, что была секретаршей, поставила белую керамическую кружку с ароматной притягательной силой кофе на стол, перед Оксаной. Красиво изгибая спину при этом жесте спину, словно специально показывая красоту своего тела, девушка поставила кружку с кофе на стол.
— Спасибо… — похвалила Оксана, не зная её имени, открыв в рот в ожидании, посмотрела на неё удивительными сияющими блеском лучезарной прелестью голубыми лазурными глазами
— Валерия спасибо — быстро вмешался в такой ситуации Ларионов, вставая со стула, чуть отодвинул его от стола
— Валерия хм… прекрасное имя — облизывая сексуальным движением кончиком язычка алые изнывающие губы, Оксана посмотрела на эту девушку оценивающим взглядом — Так зачем вас поставили к нам, насколько я понимаю я секретаршу себе не просила
— Тихонов опасается многих вопросом со стороны комиссии здравоохранения, вот и попросил Валерию Ивановну подкорректировать некоторые финансовые отчеты нашего отдела — продолжил говорить Ларионов, направляясь к входной двери
— М… Валерия вы восхитительно делаете кофе — отпив небольшой глоток кофе с кружки, Оксана поразилась его магии сахарного, медового вкуса карамели
— И что даже ничего не скажешь по поводу нашей новой секретарши — удивилась Вероника, безразличию со стороны Оксаны
— А что тут скажешь — ощущая завораживающую сладость карамели во рту, ответила Оксана, смакуя жидкую субстанцию кофе — Пусть себе работает, у меня дел своих хватает
— И что же ты собираешься делать Оксаночка? — поинтересовалась Марина Викторовна, вставая со стула, поправила краешек своего белоснежного халата
— Ну, уж точно мое присутствие на ЭКГ будет лишним
— Ты даже с пациенткой не хочешь поговорить? — поинтересовалась Марина Викторовна, опираясь руками на стол, чуть наклонилась к Оксане
— А зачем? — коварно улыбнулась Оксана — Для этого Марина Викторовна у меня и существуют лакеи — полное безразличие, а красота блядской развратной улыбки, было достаточно убедительным ответом с её стороны
— Значит дело только в головоломке
Согласилась Марина Викторовна, используя такой же коварный фокус, улыбнулась в ответ, аккуратно кончиками пальцев взяла папку с анамнезом пациентки.
— Что же Оксаночка — говорила Марина Викторовна, не переставая смотреть в глаза Оксане, пока она спокойно пила кофе откинувшись на спинку удобного стула — Иди, развлекайся, мы сами все сделаем
— Только вот не надо мне тут иронии Марина Викторовна — медленно отодвигая алые влажные пропитанные сахарным слоем карамели от кружки — Вы делайте свою работу, а я свою, сейчас, прошу меня извинить, мне нужно срочно отлучиться
— Да ты даже на карту не взглянула — обратила Марина Викторовна на этот случай особое внимание — Насколько я знаю, тебя всегда влекут подобные загадки
— К чему вы клоните Марина Викторовна? — подняв голову, Оксана посмотрела на неё вопросительным допытывающим взглядом
— Рассеченная губа, которую ты не даешь посмотреть, плюс к тому я не вижу футляра твоих очков, что указывает….
— К чему вы клоните Марина Викторовна?
Спросила Оксана, наблюдая, как все остальные покинули кабинет, девушка секретарша, последняя вышла из кабинета, закрывая плотно за собой тихо дверь.
— Где твои очки Оксана — настойчиво спросила Марина Викторовна, ерзая соблазнительным настойчивым круговым движением коготков по поверхности карты пациентки — Что произошло с тобой сегодня утром, учитывая свежесть нанесенной тебе раны?
— Да вам-то, какое до этого дело Марина Викторовна!
Громко крикнула, выражая бурно вспыхнувшие эмоции, Оксана, вставая из-за стола, опрокинула чашку с кофе, сахарная пленяющая запахом вкуса кофе. Кофе тут же разлилась по столу, намочив несколько бумаг и открытую карту с собранным анамнезом пациентки, начала медленно стекать каплями на пол. Посмотрев с искренней душевной обидной на Марину Викторовну, которая в этот момент хотела поддержать её душевным разговором, стояла перед ней с картой в руках. Оксана быстро направилась к вешалке с верхней одеждой, схватив быстро черное пальто, пошла к входной двери.
— Снова убегаешь от своих проблем, даже не пытаешься разобраться в себе самой
— Марина Викторовна — выразила Оксана свое несогласие, поджав от обиды губу надевая черное пальто — Просто делайте свою работу, проблему с очками я сама решу
— Куда собираешься?
— Хоть это не ваше дело — утвердительно заявила Оксана, подходя к кому на котором лежала её сумочка — К Романовым, нужно порешать кое-какие вопросы
— А вот тут не советую — возразила Марина Викторовна, подходя к Оксане, схватила её за руку, вынуждающим взглядом посмотрела на неё — Сергея Викторовича нет сегодня дома, завтра не будет, Изабелла будет развлекаться на всю катушку, пока её муж учит сына охоте
— Вот и отлично — ухмыльнулась Оксана, соблазнительным движением пальцев коснулась лямки белой сумочки — Я поддержу Изабеллу в этом деле
— Оксана! — держа крепко Оксану за руку, Марина Викторовна, продолжа придерживаться своего мнения — Там не будет ни Катерины, ни Власовой, только её сука Виктория и несколько хахалей, которых она сама себе выбрала с обычными распутными деревенскими девками
— М… по душе — одарив эту женщину прелестью безразличной улыбки, Оксана, спокойно повесив сумочку на плечо, направилась в сторону входной двери
— Ты что опять что ли? — поняв, к чему клонит Оксана, спросила Марина Викторовна — У тебя опять это неконтролируемый порыв жажды секса
— Я бы его проще назвала искушение страсти — улыбнулась вновь Оксана, подходя к входной двери, испытывая волну нахлынувшего сексуального голода, заманчиво коснулась ручки двери кабинета — Только вот сначала решу проблему с недопитым кофе в кафетерии
— Позволь мне пойти с тобой — сделав шаг в сторону Оксаны, потребовала, вынуждая чарующим взглядом, спросила Марина Викторовна
— Что в кафетерий? — удивилась Оксана, скривив губы, занервничала, стала их покусывать — Ладно Марина Викторовна, раз уж это так важно то пойдемте
— Хорошо…
— Да возьмите вы её уже с собой Марина Викторовна — улыбнулась Оксана, указывая взглядом голодных искушением глаз на карту пациентки
Коварная улыбка Марины Викторовны, несколько насторожила Оксану, однако решила не придавать этому слишком большого значения, повернув дверную ручку, открыла дверь. Ощущая, как охватывает неутолимое желание сексуального голода, Оксана, переводя дух, перешагнула порог и вошла в приемную. Завораживающая сила предвкушением страсти ароматов разных сладостных запахов в этом помещении, основу грандиозного циничного вкуса которого составлял прелесть женского парфюма. Пленяя разум при каждом вздохе этих восхитительных запахов, Оксана, стараясь не поддаваться соблазну этих оков страсти, быстро в спешке звонко стукая каблуками по линолеуму, покинула помещение приемной.

***
Проникающие лучи солнца, вламывались в помещение кафетерия, озаряя его своим неистовым лучезарным светом. В полдень в больничном кафетерии собралось достаточно посетителей, бесконечная, казалось бы, очередь выстроилась возле кассы, простиралась до самого входа. Каждый из посетителей занимался своими делами, некоторые из которых, уткнувшись в свой телефон, рьяно водили пальцами по сенсору экрана. Другие были озадачены проблемами интернета на своих планшетах. Оставшаяся часть посетителей, что была расположена ближе к кассе народ, нерешительно пытался выбрать для себя что-то стоящее из волшебных пряностей кафетерия. Молодые медсестры, весело хихикая, встав у прохода, обсуждали банальные любовные интриги деревенских местных парней, короткие ярко выраженные их белые халатики только придавали их юным телам излишний оттенок сексуальности, выражая под его тонкой белой материей все тонкости эротического соблазна женского тела.
Ароматы разных запахов кондитерских изделий манили к себе, чарующие запахи кофе, а так же разносортные оттенки многочисленных сортов чая, чем славился этот кафетерий, восхищал новыми предвкушениями при каждом вздохе. Свежеприготовленная выпечка не только манила к себе своим завораживающим отблеском при падающих лучах солнца, но и излучала такой насыщенный запах, наполненный свежестью сладостной ванили. Огромные растения, в больших глиняных горшках, чья оккупация заполонила пространство больницы, но и кафетерий, вдохновляла чистым ароматом цитрусового сладко-кислого запаха вкусового благовония.
— И все же Оксаночка — допытывая, поинтересовалась Марина Викторовна, когда они входили в кафетерий — Что случилось с твоими очками?
— Марина Викторовна — входя первой в кафетерий, Оксана прищурила глаза, от того что свет лучезарного солнца своими лучами резко ударил в глаза — Оно вам надо, я сама решу своим проблемы с очками
— Нет! — возразила Марина Викторовна — Твои глаза это репутация больницы, репутация команды и в первую очередь жизнь пациента
— О…. как вы заговорили — рассмеялась Оксана, состроив эротичный изъян алых блестящих на солнце губ, прошла в начало очереди наглым образом — Эдуард Иннокентиевич доброго вам дня, как дела в отделении скорой помощи — обратилась она к мужчине, чья очередь уже подошла к кассе
— Но... ведь это — запротестовала одна из медсестер, удивившись наглому поведению Оксаны
— Спокойно! — упрекнула Марина Викторовна, когда Оксана повернулась к девушке, выражая недовольство в своих глазах, хотела её поставить на место — У нас особый случай, на который нет времени стоять в очереди, прошу извинить мою начальницу
— Оксана Владимировна — удивился Эдуард Иннокентиевич — Какая неожиданность увидеть вас второй раз за день
— Вы мне льстите Эдуард Иннокентиевич — улыбнулась Оксана лучезарной улыбкой
Взяв уже наполненный специально для неё стаканчик с кофе у продавщицы, по всей видимости, привыкшей к наглости со стороны Оксаны. После чего Оксана проследовала вглубь помещения кафетерия, аккуратно проходя мимо пластиковых столиков с посетителями, некоторые из которых бурно решавших свои личные проблемы. Проходя мимо одного из столиков, Оксана почувствовала, как кто-то крепкой мужской рукой схватил её за руку, от чего несколько капель кофе, что она держала в стаканчике, пролилось на рукав черного пальто.
— Простите — обратился мужчина, держа Оксану за руку, улыбнулся восхитительной прелестью улыбки, которую она сразу же узнала — Вы ведь Оксана? — спросил он, словно оцепенел при взгляде на неё, продолжая держать за руку
— Владимир! — удивилась Оксана, сразу же узнав этого мужчину — Какая встреча, что вы тут делаете? — поразилась она, увидев вновь этого мужчину
Мужчина отпустил руку Оксаны, после чего, Оксана до сих пор была крайне удивлена, увидев этого мужчину вновь, решила составить ему компанию, заняв один из трех свободных стульев за столиком на котором он сидел. Поставив стаканчик максимально близко к этому мужчине, Оксана изогнула спину, отодвигая стул от столика.
— Что с вашей губой? — удивился мужчина, посмотрев на губы Оксаны
— Ай давайте не будем придавать этому слишком большое значение — решив не придавать этому слишком большое значение, пояснила Оксана
— Надеюсь ничего серьезного….
— Да я же говорю пустяки — перебивая его, посмотрела Оксана недовольно на него — Я задала вам вопрос Владимир и будьте любезны мне на него ответить — требовательным тоном заявила она
Словно специально показывая красоту изящных сексуальных бедер через вырез с передней части пальто, Оксана села на стул, поправив пальто, таким образом, чтобы частично открыть красоту пленяющей бархатной кожи ног. Снимая сумочку со своего плеча, Оксана с застенчивой улыбкой, поставила её рядом с собой, не переставая строить красивое очертание глаз и губ этому мужчине. Чарующая прелесть черных шелковых чулок, что лоснились при попадании на них лучей солнечного света, Оксана сразу же заметила, как этим пленила взгляд этого мужчины.
— Да вот дочку привел проведать в больнице — ответил, он застенчиво улыбаясь
— Что-то случилось? — поинтересовалась Оксана, положив ногу на ногу, открывая всю восхитительность бедра таким жестом, заметила, как в этом мужчине проснулся голод — Она разве здесь лежит?
— Да так ничего, обычное дело — ответил он, так как будто ему было тяжело говорить — Простуда какая-то, ну там знаешь температура и кашель
— Ну да обычное дело весной — взяв стаканчик с кофе в руки, Оксана застенчиво улыбнулась ему, прикрывая распутства улыбки прядью золотистых волос — Может нам стоит уединиться в более удобное для нас место и там душевно поговорить?
Предложила Оксана соблазнительным пленяющим движением губ прислонилась к теплой согревающей граням поверхности стаканчика. Пленяющее движение язычка Оксаны по поверхности стаканчика лишил этого мужчину всякого рассудка. Оставляя на нем отпечаток алой помады и тонкий блестящий слой слюны, Оксана пыталась выразить этим поступком свой сексуальный голод.
— Может ко мне домой? — принял предложение этот мужчина, вставая медленно со стула
Неловкое сильно возбужденное движение, когда он поднимался, заставило легкий пластиковый стульчик опрокинуться, чем при ударе о белый кафель сильно напугало девушку, что сидела рядом за столиком. Девушка, резко дернула рукой от испуга и опрокинула на пол пластиковый стаканчик с горячим чаем, частички горячей вкусно пахнущей жидкости упали на джинсы этого мужчины. Оксану сильно возбудило то чувство, когда мужчина, скрипя зубами от жгучей обжигающей боли горячего чая на джинсах стерпел такую боль.
— Вот теперь думаю нам пора идти — улыбнулась Оксана, прикрывая рот от смеха, встала со стула, взяла за лямку сумочку, что стояла перед ней
— Меня все больше и больше удивляет, как ты мыслишь
Выражая сарказм в своем голосе, говорил этот мужчина, поднимая с пола намоченную горячим чаем черную кожаную куртку, по которой стекали потеки обжигающей жидкости.
— Что вы наделали! — вскрикнула девушка, сильно возмутившись наглостью такого поступка, выразила эмоции в своем крике — И кто теперь мне купит новый чай
— Вот держи — доставая из заднего кармана сотенную купюру, кинул на стол мужчина
— Ну что пойдем? — Оксана с улыбкой восхищения подставила ему свой локоть, позволяя взять её под руку
— А разве ты предлагаешь остаться…
— Ну, учитывая сложившиеся обстоятельства, думаю, что нет
Согласилась с его мнением Оксана, чувствуя, как крепкая мужская руку, взяла её руку в прочные оковы. Тесно переплелись пальцы, а между их ладонями возник пожар неукротимой страсти, ощущение жаркого тепла в этот момент, пробуждало чувство дикой похоти.
— Оксана ты куда?
Удивилась Марина Викторовна, направляясь к ним на встречу, держа в руке стаканчик с кофе, а в другой руке, упаковку заманчивых сушек, под мышкой была папка с анамнезом пациентки.
— Прошу извинить Марина Викторовна — коснувшись рукой белого халата Марины Викторовны, Оксана застенчиво улыбнулась — Но сегодня мне нужно срочно отлучиться по делу
— Понятно…
Не став дальше слушать изнуряющие жалкие нотации этой женщины, Оксана проследовала к выходу из кафетерия со своим кавалером. Проходя мимо нескольких посетителей кафетерия, Оксана обратила внимание, как этот мужчина, что шел с ней за руку легко поддался властью её соблазна. Пленный силой красоты улыбки Оксаны, мужчина словно переставал замечать окружающий вокруг него мир, наблюдая, как она специально при выходе из кафетерия роскошно повиляла бедрами. Направляясь по больничному коридору в сторону фойе больницы, Оксана чувствовала, как пульсировали от возбуждения вены на его руках, как ему было тяжело дышать от возбуждения, а так же как легко он поддался силе её женского коварного женского обольщения.

***
Легкость прохлады весеннего воздуха в чарующем сочетании согревающих лучезарных лучей солнца, чудесно гармонировали на улице. По деревенским улицам образовалась каша таившего снега, десятки образовавшихся луж по которым бегала в резиновых сапогах детвора, радуясь приходу весны, они подняли на деревенской улице дикий ушераздирающий шум. Лай собак который никогда не умолках наверно в этой деревне, с приходом весны, начинающих цвести деревьев, распускающихся только цветков, усилило только их радость вдохновения. С крыш домов и покосившихся деревенских заборов стекали потеки таившего снега, оставляя за собой чарующую дорожку влаги, что ярким отблеском светилась при падении на них солнечных лучей. Окна деревенских домов, начали уже сами при силе прогретого воздуха стирать зимний шедевр красоты узора на них, оставляя на них потеки влаги и легкого её испарения. Большие каменные дымоходы деревенских домов, излучали, выбрасывая в атмосферу белые густые клубы дыма, насыщая воздух сгоревшим древесным топливом.
Рассекая плавно большую лужу в центре деревенской площади, протектор красного мерседеса, извергнул из неё десятки тысяч молекулярных капель воды, что тут же осыпала мокрый слой асфальтной дороги. Потеки воды, не переставая стекали с поверхности автомобиля, ласкаясь с его гладкой материей красного цвета корпуса, она словно водопадом падала вниз. Блеск красной краски, на которой скопилось десятки мелких капель воды, пленил свои оживленным лучезарным отблеском. Приятная издаваемая мощь мотора двигателя, словно как бешеный зверь бился под капотом, издавая нежный рычащий механический зов.
— Я думал, местные врачи столько не зарабатывают — начал говорить мужчина, что сидел на пассажирском кресле, коснулся пленяющей нежностью руки колена Оксаны
Оксана едва сдержала порыв накрывающей её с головой страсти, чуть не начала от сильных бурных эмоций не усилила нажатие на педаль газа. Мышцы ног уже не слушались, в голове едва сохранялся здравый рассудок, от чего Оксана быстро понизила передачу до первой, заметно сбавляя скорость своего автомобиля.
— Ах… это ты про мой автомобиль — глубоко изнуренно вздохнув, рассмеялась Оксана — Это заслуженный мой подарок, не обращай внимания все в порядке на этот счет
— Меня удивляет то, что ты до сих пор помнишь после нашей случайно встречи, где мы живем
— Ну да — согласилась Оксана, чуть прищурив глаза от света ярких лучей солнца, повернула автомобиль на улицу — Признаю знакомство из-за Павлика, прошло не совсем удачно, но зато каков был наш с тобой финал
— В этом я с тобой не поспорю — улыбнулся он ответ — Вот следующий дом мой — указал мужчина кивком головы на большой двухэтажный дом
— Я помню Владимир — прикусывая губу от нервного сексуального раздражения губу, ответила Оксана — Ведь я уже там была — останавливая автомобиль напротив дома этого мужчины, сказала она, стараясь не смотреть в его сторону
— И в прошлый раз все прошло великолепно — поделился бурными впечатлениями эмоций он, открывая дверь автомобиля легким поднятием её вверх
«Блядь какой же он дотошный, надеюсь когда дело дойдет до дела, он будет таким же зверем как в прошлый раз», подумала Оксана, покусывая губу, заглушила мотор автомобиля.
— И в этот раз все должно пройти гладко — взяв белую сумочку, что стояла между сидений, Оксана открыла дверь — Ведь нам в этот раз никто не помешает
— Не знаю, зачем ты это делаешь, но не буду тебя отговаривать
— Правильно — согласилась Оксана, изгибая сексуальным движением спину, вышла из машины, выставив красоту своих бедер — А то смотри, могу и передумать….
Не успела она возразить как мужчина, что встал перед ней, легким прикосновением указательного пальца приткнул алые блестящие губки Оксаны. Оказавшись в его теплых крепких объятиях на улице, Оксана почувствовала, как тяжело он дышит с каким трепом, бьется его сердце, когда она находится в его объятиях. Только прижимаясь так близко к телу этого мужчины, Оксана смогла распознать аромат его тела, сила загадочного запаха которого называлась «Baldessarini от Baldessarini». Чарующие ноты «тангерина», мяты в великолепном сочетании с горьким апельсином пленили каждым новом вздохе, в которого глубоко внутри скрывалась загадочная прелесть пачули, мускуса, конечно же, непревзойденный вкусовой оттенок мужского счастья табака.
— Ну что пошли — проводя нежностью своего грубого мужского пальца по губам Оксаны, предложил он войти
— Ну не будем же мы тут чай пить — улыбнулась застенчиво Оксана, ощущая на губах осадок теплоты от прикосновения его пальца к ним
— Ты такая проницательная
— Я знаю
Согласилась с его утверждением Оксана, ощущая, как его крепкая рука коснулась её бедер, крепко сжимая их в такой грубой мужской силе, она испытала сильное возбуждение. Направляясь с ним к большим воротам его дома, Оксана чувствовала, как вместе с ним начало трепетать её сердце, дыхание ставилось учащенным, представляя как его теплые нежные пальца, с легкостью переплелись между её пальцами руки, словно как его могучие крепкие руки сжимают её грудь. Погружаясь мыслями в соблазн искушения страсти, Оксана чувствовала, как легкое прикосновение воздуха ласкало её щеки, губы, шею, слегка прикрытую шарфом. Ощущение проникающего ветра под тонкое весеннее пальто Оксаны, ласка его прохлады бархатной кожи ног, только усилило похоть невыносимого искушения.

***
Большая гостиная, находилась на втором этаже этого дома, разукрашенная темно-алыми оттенками обоев, темных тонов возбуждающих страсть, все в этом доме было либо багровым цветом, либо темно алым. Шторы что закрывали от света солнца проникающего через огромное пластиковое окно в гостиной, были плотно задвинуты, создавая атмосферу романтики. Горящие восковые свечи в подсвечниках, создавали картину будоражащей страсти, чаруя переливающимися тенями по стенам, завораживая игристым огненным пламенем. Ностальгия прекрасных ароматов роз, что разместились в большой керамической вазе багрового цвета, излучали такой поразительный сердцу аромат, что сразу же начал кружить голову.
— Прекрасный запах, правда?
Поставив наполненный бокал красного вина на столик перед Оксаной, что был накрытой шикарной алого цвета скатертью. Чудесная романтическая музыка, что включил этот мужчина, была подобранной удачной композицией «dubstep» красиво сложенное звучание такой мелодии, могло возбудить в любой девушке немыслимую головокружительную страсть. Благоуханные нежные запахи лаванды и чарующей пленяющий сокрушительной силой аромат жасмина в гостиной веял неизвестно откуда. Однако такая гармония столь загадочных запахов и его головокружительная сила, не позволяла в такой ситуации рационально мыслить, принуждая погружаться сознанием в оковы сексуального соблазна.
«Дикаяроза» волнующей цветок подобной дикой неконтролируемой страсти — шептал он на ухо, Оксане чуть наклонившись — Именно лепестки этого цветка и его небольшие цветки символизировали нежность и страсть, любовь и ненависть
«Блядь, а как будто я не знаю, сама пользовалась такой чудесной прелестью запаха», глубоко изнуренно вздохнула Оксана, скривив губки, взяла в руки красивый хрустальный бокал.
— Именно этот аромат я почувствовал на тебе — с жарким чарующим дыханием прошептал мужчина под ухо Оксане
— Ты такой проницательный Владимир — улыбнулась застенчиво этому мужчина Оксана, скрывая развратную похоть в своей улыбке, похлопала ему прелестью длинных ресниц
— М… — удивился этот мужчина, заметив, как Оксана попробовала глоток вина из хрустального бокала — Прекрасное грузинское вино «Ахашени», вижу тебе по нраву
Волшебное сочетание приятной гармонии сочетания пряностей и гармонии в этом вкусе, отличное воссоединение в оттенке темно-гранатового цвета и прекрасного букета экзотических фруктов, игристая прелесть которых творила поразительные вещи со слюной Оксаны во рту.
— Должна признать… — задыхаясь от возбуждения, пыталась говорить Оксана
Отрываясь губами от чарующей прохлады хрусталя, жадно голодными, наполненными эротической страстью голубыми лазурными глазами посмотрела на мужчину Оксана, переводя дух с тяжелым от возбуждения дыханием в груди.
— Ты Владимир умеешь удивить женщину — ощущая сладкую гармонию вкуса вина во рту, призналась Оксана, положив ногу на ногу, откинулась на мягкую спинку стула
— Оу… прошу, попробуй шоколад — вежливо попросил этот мужчина, в искорках его карих глаз, что ярко отражались несколько зажженных свеч, Оксана смогла распознать некую скрытность — Специально для тебя приготовил
— Только после того как осушу этот бокал вина — заявила Оксана, была околдована поведением этого мужчины, так же сильно как он ослеплен её красотой и манерами обольщения
— А не боишься, что за ним последует и второй и третий бокал вина
Предупредил Владимир, будто специально создавая своим поведением иронию, от чего у Оксаны ярко загорелись глаза, мечтая испытать тот самый жгучий интригующий момент, что он для неё приготовил.
— А не боишься, что я потом после этого танцевать попрошу?
— Ты что серьезно — выразив свое удивлением, широко раскрыл глаза
— Только вот музыка нужна ближе к танцу страсти
— А… — наполняя бокал Оксаны с бутылки с вином, так красиво состроил очертание своих губ Владимир — Любишь танго
— Ты такой догадливый — с сарказмом подметила Оксана, отламывая ломтик шоколада
Последние пару часов Оксана провела с этим мужчиной, слушая его рассказы, про его путешествия, в Англии, что он не успел рассказать при первой встречи, когда Павлик, сын Романова, чуть все не испортил. Владимир подливал без устали вино в бокал Оксаны, сидя на противоположной стороне узкого стола, словно как мальчишка был ослеплен красотой её улыбки, впадая под влияние обольстительных женских чар постепенно.
— Ой ты бы знала об традициях этих англичан — говорил Владимир вытирая пот со лба
— Ну, от традициях англичан я разговаривать не хочу — улыбаясь кривой распутной улыбкой, заявила Оксана — А вот о наших с тобой традициях мне бы кое-что хотелось уточнить
— Это ты про что?
— Про наш с тобой танец — посмотрев на него, строго напомнила Оксана
— В таком случае — вставая он со стула, едва держась на ногах от выпитого большого количества вина — Прошу пригласить свою даму на танец — протянул он свою мощную руку
— Вот так бы и сразу — одарив прелестью пьяной улыбкой этого мужчина, обрадовалась Оксана, вставая со стула, аккуратно взявшись за его ладонь
Подходящие ноты ритма музыки, бурно выражались в особых оттенках будоражащей страсти, словно мелодия была специально подобрана для такого соблазна. Владимир вел себя, словно лев во время такого танца, кружил Оксану вокруг себя своей неукротимостью, словно пытался повиливать её телом. Мужчина сначала прижимал тело Оксаны к себе во время такого жаркого танца страсти, то вновь отводил её от себя, во время такой близости Оксана почувствовала непревзойденную силу его мужского одеколона на его могучем теле, смешанную с его потом, которым пропиталась вся его рубашка. Стараясь не уступать во время такого жгучего танца посреди гостиной, Оксана щеголяла перед ним бедрами, держась крепко за руки в танце страсти, выражая в каждом изгибе свое тело, звонко при этом стукала каблуком по паркету. Прижимаясь в танце страсти спиной в могуче груди этого мужчины, Оксана эротично виляла бедрами, эротическими движениями терлась своей юбкой о темно-синие джинсы.
— Что даже форы не дашь?
С тяжелым дыханием в груди мужчина присел перед Оксаной на одно колено, держа её за руку, позволил ей, обойти себя по кругу, пока она держалась кончиками пальцев за его ладонь. Звонко выражая стуком каблука по паркету, Оксана выражала перед ним свою непокорность, пытаясь показать ему свою необузданность, похоть, когда так красиво изгибала ногу, при каждом шаге, показывая специально красоту бедра.
— А она разве нам сегодня нужна — наклонившись красиво выгибая спину, тихим возбуждающим стоном простонала Оксана
— Абсолютно с тобой согласен — словно лев быстро поднялся он с колен и обвил талию Оксаны одной рукой, а другой крепко сжал её ладонь
— Какой самец — скривила губу, тихо прошептала Оксана, возле его губ состроив в эротической улыбке сексуальную прелесть губ, изгибаясь перед ним назад, выставила свою шикарную прелесть груди перед этим мужчиной
Ощущая, как в жилах сильно стала закипать кровь при таком танце, ощущение изнуренного голода губ по поцелую, в этот момент, когда Оксана выпрямилась перед мужчиной, сделав быстрой разворот кругом, оказалась тут же в его крепких объятиях. Обжигающий жар, что веял от губ этого мужчины, словно сжигал своей неистовой страстью губы Оксаны, но неутолимый голод, быстро решил эту проблему. Мужчина впился в губы Оксаны, словно безжалостный самец, он повиливал своим языком у неё во рту, огромное изобилие сладости слюну в таком завораживающем поцелуи страсти. Потеки слюны стекали с губ Оксаны, падали мелкими, пленяющими соприкосновением прохлады каплями на её белую блузку.
— М… как тяжело дышать — словно задыхаясь от нехватки воздуха после поцелуя, Оксана чувствовала щедрый слой слюны этого мужчины на своих изнуренных губах
— Давай я тебе помогу — с диким рычанием произнес это Владимир, вцепившись в белую блузку Оксаны, разорвал её на ней
— Хм… правда — рассмеялась Оксана, от его грубой силы, совсем потеряв рассудок — Так гораздо легче — позволяя белой нежной материи шелка упасть на пол, согласилась она с утверждением этого мужчины
— Может еще юбка бедра жмет — пленительно тихо сказал он на ухо Оксане, вцепившись в её черную юбку
— А что мой лев — прижимаясь к его телу с трепетом стонущего голоса, тихо прошептала Оксана, позволяя пальцам этого мужчины расстегнуть молнию на юбке — Уже так не терпеться меня раздеть
Пленительной нежностью теплая материя ткани черной юбки так плавно сползла вниз по бедрам Оксаны, повинуясь её рельефу, с глухим звуком упала на пол.
— Может эта ткань сдавливает тебе грудь? — вцепился Владимир своими пальцами в лямку черного бюстгальтера Оксаны
— Только после выпитого еще одного полного бокала вина
Освобождаясь от его жарких пленительных объятий, выразила непокорство Оксана, кокетливо пригрозила ему указательным пальцем. Оксана скривила губы, в сексуальной развратной улыбке повернувшись к мужчине спиной, показывая специально красоту своего тела, направилась к столу, где происходил их пир, отображая в каждом шаге непревзойденную эластичность своих бедер. Медленно подходя к столу, Оксана ставила ноги при каждом шаге с такой страстью, звонко стукая каблуком, чем возбудила мужчину еще больше, когда опираясь руками на стол, изогнула спину, выставив красоту своих бедер перед ним.
— Конечно моя королева — подходя к столу, одарив Оксану нежным шлепком по ягодицам, согласился Владимир
— М…. — стерпела Оксана, стиснув зубы и поджав губу от такого удара, сексуальная сила которого вызывала еще больший голод сексуальной страсти
— Хорошо танцуешь — похвалил Владимир, одной рукой наливал вино в бокал Оксаны, а другой обжигающей теплотой жаркой ладони держал руку на её ягодицах
— Ты так считаешь — повернув голову к нему в пол оборота, с нежностью в голосе спросила Оксана, наблюдая, как красная прелесть вина наполняет её бокал
Оксана чувствовала, как пальцы руки этого мужчины разминали её бедра, чуть надавливая на бархатную кожу, оставляя на ней чарующий оттенок теплоты. Горячее возбужденное дыхание, с которым он дышал под ухо Оксане, уже начинало сводить с ума.
— М… Владимир, куда вы так спешите? — сладостным стоном спросила Оксана
Ощутила его пальцы на резинке черных кружевных трусиков, Оксана не могла даже ему возразить, поднося бокал вина к своим пламенным жаждущим страсти поцелуя губам. Сладкая проникая, сахарная сила вина проникала в рот Оксаны, пока она с жадностью голодного сексуального голода пила этот бокал вина, Владимир медленно начал стягивать трусики. Виляя перед ним своими бедрами, Оксана ощущала под действием его пропитанных жаром ладоней, с какой пленительной лаской он освобождал её от нижнего белья.
— Вы требовательны от своих женщин Владимир
Поставив пустой бокал из-под вина на столик, задыхаясь от нахлынувшей сексуальной жажды, улыбнулась взаимной симпатией ему Оксана, перешагнув через лежащие на полу черные кружевные трусики.
— Только когда дело доходит для этого случая
С голодной страстью своего звериного голоса прошептал этот мужчина, вцепившись пальцами в застежку черного кружевного бюстгальтера Оксаны
— Ты меня так возбуждаешь — признался Владимир, обхватив руками чашечки расстегнутого бюстгальтера Оксаны, шептал он, когда она, извиваясь в плену соблазнов, сексуально играла бедрами перед ним
— Я знаю — коварная распутная улыбка Оксаны, ясно отразилась в зеркале гостиной
Крепко сжимаемая грудь под властью мужской руки грудь Оксаны, начала освобождаться от оков бюстгальтера. Нежные чашечки бюстгальтера покинули обитель розовых сосков Оксаны, от чего она издала легкий возбуждающий стон, ощутив легкую прохладу на них.
— М…. Владимир — простонала Оксана, в тот момент, когда черная материя бюстгальтера падала в свободном падении на пол
— Моя королева — возбуждающим шепотом говорил мужчина
Согревающая теплотой его рук коснулась спины Оксаны, наклонив её слегка вперед, пока другая его рука, коснулась её промежности. Владимир водил кончиками пальцев по лобку Оксаны, пока остальная часть его ладони этой руки прижалась своим невыносимым жаром к влагалищу. Оксана прикусила губу от нахлынувшей страсти, мужчина, словно зверь, повиливал ею, намотав волосы на свой кулак, он сковал её своими оковами, чуть запрокинув её голову.
— Ах… а… — издала легкий сладкой нежностью стон Оксана, когда он запрокинул её голову, держа волосы плотно намотанными на кулак — Ты такой требовательный — настойчивость его пальцев по лобку круговыми движениями изводила её сексуальной страстью
Жар от ладони этого мужчины, что прикрывала возбужденное пропитанное влагой влагалище Оксаны, сводила с ума. Ласка его пальцев по лобку, таким повелительным круговым жестом принуждала покориться этому самцу.
— Это потому что я знаю, чего хочу — тихо прошептав пленительным шепотом, сказал мужчина
— И чего же мой лев хочет сейчас? — освобождаясь от мужских оков, Оксана повернулась к нему лицом, легонько игривой похотью соблазнов прикоснулась кончиком указательного пальца к его горящим огнем похоти губам — Позволь мне сначала расстегнуть твою рубашку
— Я думаю это будем лишнем — подхватил он быстро Оксану на руки, направился с ней на руках в открытую дверь спальни
— М… Владимир так не честно — ощущая себя королевой в его теплых мощных руках, пока он нес её на руках, не согласилась Оксана
Темная комната, в которую мужчина внес на руках Оксану, была пропитана ароматом этого прекрасного цветка дикой розы. Красные бархатные шторы, были плотно задвинуты, совсем не пропуская свет дневного солнца в комнату. Кровать, на которую он положи Оксану, была огромных, казалось бы, непомерных размеров, выполненная из красного дерева. Багровые шелковые простыни, на которые он положил тело Оксаны, сразу же охватили её тело узами прохлады. Дикая страсть набирала обороты, как только мужчина, даже не снимая с себя ничего, просто сел рядом с Оксаной на кровать, проводя своей крепкой рукой по её волосам, он словно поддался чарам её обольщения.
— Ну, поцелуй же меня мой лев — издавая пропитанный сексуальной нежностью стон, простонала Оксана, испуская горячей насыщенной сладостью поток воздуха выпитого вина прямо в его губы
— У тебя так прекрасно светятся глаза — ответил он столь же чарующей интонацией собственного голоса — И все же, что у тебя с губой?
— Ой да прекрати…
Впилась с жадной страстью Оксана в его губы, дикая звериная сила соблазна сковала в уединение их губы, пока они сидели на кровати. Оксана с жадностью расстегивала его белую рубашку, не давая этому мужчине даже отовраться от её губ, она оголила его мощный, пропитанный потом торс, на котором все еще сохранялась завораживающая предвкушением страсти сила мужского одеколона, сбивая полностью все неприятные запахи на теле. Скинув нежную белую рубашку на пол, Оксана задыхаясь от нехватки воздуха оторвалась от его губ, ощущая на своих щедрое изобилие мужской слюны.
— Нет-нет подожди я сам — возразил мужчина, когда Оксана коснулась кончиками коготков пальцев его блестящей бляшки ремня
Оксана, облизывая с губ щедрость мужской слюны, что потеками уже начинала падать на её соски, завораживая прохладой прикосновением влага, приносила этим неконтролируемую бурю сексуальных эмоций.
— А что боишься, что я могу что-то не так сделать — придав губам весьма эротический изъян, спросила Оксана
— Просто подожди — встав с кровати, он что-то копошился с защелкой на ремне
— Ха… ты так забавно это делаешь — рассмеялась Оксана, заметив, как мужчина начал перед ней нервничать
— Да проклятый ремень — выругался грязно он
— Да сними ты уже его — Оксана упала спиной на кровать, рассмеялась озорным смехом, раздвинув ноги согнутые в колени
Извиваясь в улыбке на кровати, Оксана старалась не смотреть на этого самца, пока не почувствовала как крепкие мужские руки сковали её ноги крепкими оковами. Медленно и с нежностью теплотой мужской ладони он развел их в стороны. Мужчина держал одной рукой за бедро Оксаны, а другой ладонью руки водил по её лобку, что-то рассматривал ей между ног. Аккуратно пальцами раздвинул половые мокрые губы влагалища, чем заставил Оксану издать сладостный глухой стон. Оксана изогнула спину, вцепилась ладонями в свою грудь, начала её с жадностью мять кончиками пальцев.
— М… Владимир, что ты там делаешь — простонала Оксана, ощущая жар его губ на пропитанных влагой стенках влагалища
— Тише моя королева — положив руку, что держала бедро Оксаны к ней на живот, с нежностью в голосе успокоил её мужчина
Голодная страсть языка этого мужчины с диким рвением впилась во влагалище Оксаны, заставив её застонать громким изнемогающим стоном. Прохлада богатого изобилия, что оставлял этот мужчина на стенках влагалища, завораживала лаской соприкосновения. Мужчина рьяно облизывал стенки влагалища, а колкость его щетины, заставляла стонать Оксану еще громче, как только он дотрагивался её до нежных стенок, принуждая их слегка впиваться вглубь чувствительной кожи. Слюна мужчины еще больше стала сочиться, как только он начал покусывать зубами клитор Оксаны, от чего она просто уже кричала, изнемогая эротическими стонами. Нежность слюны в этот момент скатывалась по половым, раздвинутым мужскими пальцами губам влагалища, обжигая анус, плавно падала на простынь под нею.
— Ах… а…. — извиваясь громкими стонами кричала Оксана, ощущая как зубы этого льва покусывали нежность соприкосновения её влажный пропитанный слюной клитор
Мужчина с хищной голодной страстью оторвался от пропитанных влагой половых губ влагалища, словно как могучий лев полз над тяжело дышавшим телом Оксаны, что так жадно разминала свою грудь. Оксана покорно смотрела в глаза этого мужчины, что горели десятками искорок, отражая отблеск горящих свечей из гостиной. Капли слюны с губ этого мужчины на нежное тело Оксаны завораживали нежностью соприкосновения, стекая плавно по нему красную простынь.
— Надеюсь, у тебя презерватив есть — простонала Оксана, изнемогая от сильного возбуждения, повинуясь воли его взгляда, лежала перед ним с раздвинутыми ногами
— А зачем он нам нужен — словно могучий лев со страстью в голосе ответил он, когда его жаркая раскаленная соблазном похоти головка пениса коснулась мокрого влагалища Оксаны
— Но ведь я не хочу….
Не давая возможности договорить Оксане, этот мужчина начал принудительно всовывать в неё свой крепкий раскаленный сильным возбуждением и жаждой голода секса пенис. Крепкая головка пениса с легкостью раздвинула половые губы влагалища Оксаны, заставив её под волей такого принуждения извиваться в диких стонах в момент такого жесткого грубого проникновения в неё. Оксана от сильного шока раскрыла рот, стала покорно смотреть в глаза этому мужчине, пока в этот момент вся его мощь раздирала стенки влагалища пытаясь проникнуть к ней внутрь.
— А…. ах…
Пыталась простонать Оксана когда её губы тут же заткнулись соединившись воедино с губами этого зверя, жар его руки под изогнутой спиной не давал покоя. Крепко сжимаемая грудь Оксаны другой рукой этот мужчина демонстрировал свою силу и жестокость власти над нею. Глаза Оксаны были полностью раскрыты от шока, даже в момент поцелуя, она не могла смериться в неутолимой болью проникновения такого зверя в неё. Пытаясь вырваться из его оков, закричать, Оксана извивалась под его телом словно дикий зверь от невозможности больше терпеть.
— Ах…а… — скрестив ноги за спиной этого мужчины, Оксана металась изнемогая стонами на кровати в оковах этого жеребца
Мужчина сжимал её грудь с такой неукротимой силой, оставляя яркий розовый отпечаток пальцев на её коже, Оксана видела и понимала, радуясь от счастья как, он пытался с жадностью обхватить всей громадностью своей ладони грудь полностью. Вцепившись когтями в багровую простынь, что была под нею, Оксана с широко раскрытыми глазами смотрела на этого льва. Душераздирающий член проникал так глубоко в неё и творил чудеса сексуальной похоти, заставляя впадать Оксану в искушения страсти.
— Что, что случилось? — задыхаясь от испытанного мощной силы оргазма, Оксана почувствовала, как мужская окаменевшая мощь покидает её обитель влаги, нежности стонов и страсти
— Давай девочка моя надо постараться — убедительным внушающим взглядом стоял мужчина перед лежащим телом Оксаны на кровати
— Но ведь… — не дав договорить снова Оксане, как этот мужчина вцепился своими пальцами с такой силой в золотистую пышную прядь волос, запрокинув её голову, что она аж взвизгнула, широко открыв рот
— Никаких но… — возразил этот лев
Владимир начал медленно всовывать в открытый рот Оксаны свой член, мощная крупная головка доставляла нестерпимую боль губам. Возбужденный сексуальной страстью лев держал Оксану за волосы, вводя медленно член ей в рот, каждый изъян, даже каждую пульсирующую жилку на нем, она смогла почувствовать своим языком. Нежно обволакивая слюной его стержень, Оксана чувствовала на нем богатую прелесть собственного эликсира, что каплями стекала к ней в рот. Мужчина, держа Оксану за волосы, стремительно плавно пропихивал член глубоко ей в рот, не успев, он дойти до конца своего значения. Оксана ощутила выстрел теплой будоражащей выстрел из него прямо в глубину её горла, где даже препятствовать своим языком она не могла. Горячей сгусток слизистой вязкой субстанции обволакивал горло Оксаны, стекая по нему пленительным соприкосновением, пока мужчина медленно вытаскивал член из её рта. Оксана, вцепившись от боли в волосах в простынь под собой, играла с его мягким пенисом, как кошка с клубком, облизывая дочиста его влажную головку.
— Молодец — похвалил он Оксану, отпуская её волосы, едва держась на коленях от недостатка сил
— Давай отдохнем — предложила Оксана, покорно смотря на него, пока по губам стекали остатки вязкой нежной субстанции мужского испытанного оргазма
— Я не против — рухнул он словно камень на кровать
— Конечно блядь ты не против — начала игриво возмущаться Оксана с улыбкой, привыкая к такой наглости со стороны мужчин
Оксана легла под багровое толстое бамбуковое одеяло, рядом с телом, что как лев рычал от бессилия. Прижимаясь спиной к этому мужчины, Оксана позволила его мощной руке, словно гигантской лапе под одеялом обнять её тело. Сохранившаяся страсть сексуальных ароматов парфюма и пот с их тел, на бамбуковой подушке, к которой Оксана так легко впала головой, ощущая всю ласку согревающей её ткани. Мужчина одной рукой под одеяло, что проникла под тело Оксаны обхватил тут же грудь Оксаны, а другой когда она подогнула под себя ноги, допустила, чтобы его пальцы коснулись влаги влагалища, что до сих пор сочилась тонким ручейком на простынь. Оксана почувствовала, что находиться нежности прекрасных и крепких объятиях этого льва, сладко засопела, чувствуя всю мощь теплоты его мужского тела и огромную завораживающую силу рук, что даже во сне хранили её покой в надежных оковах искушения страсти.



***
Звонок сотового телефона, что доносился с гостиной, разбудил Оксану посреди ночи в объятиях мужчины на его кровати, пропитанной спелостью пережитого оргазмов, запахов тел и парфюма, что сохранял свою первозданную силу. Тихая приятная мелодия dubstep доносилась с соседней комнаты, вынуждая Оксану открыть глаза. Крепкие мужские руки, словно прочные цепные согревающие оковы, обвили её тело, прижимая к себе, от чего Оксане так не хотелось покидать прогретую, пропитанную влагой страсти постель с огромным букетом ароматов в ней. Оказавшись редкостной скотиной, телефон не переставал звонить, вынуждая Оксану освободиться от объятий льва, что хранил её спутав своими могучими оковами рук.
— Блядь да кому там еще надо — тихо грязно выругалась Оксана, скидывая одеяло со своего тела на мужчину, что лежал рядом — Наверно мамаша сбрендила, достала меня уже во всем контролировать
Вставая с постели, опустив черные каблуки туфель на пол, Оксана в темноте сумрака проникающего через щель между штор лунного света сексуально выгнула спину. Выставляя прелесть сочной большой груди на показ сонному мужчине, Оксана поднялась с постели, ощущая легкую слабость и боль во всем теле, так же влагалище болело ужасно, а во рту все еще сохранялся вкус спермы. Медленно перебирая ногами, Оксана направлялась в гостиную к все еще продолжающему долго и упорно звонить телефону, пока не подошла к маленькому кофейному столику возле лестнице, где она оставила свою сумочку, в которой находился телефон.
«Задолбала меня уже эта балалайка, какой придурок, так будет докучать мне», подумала Оксана, открывая сумочку и начала там копошиться в поиске телефона, случайно пальцем нажала на сенсоре дисплея принять вызов, когда доставала его из сумочки.
— Оксана Владимировна, где вас носит, когда вы нам так нужны — громкости голоса Ларионова не было придела, когда он высказывал такое возмущение
— Валерий Николаевич — сонным голосом ответила Оксана, так что язык едва все еще заплетался из-за сильного пьяного состояния — Что там у вас стряслось, больница взорвалась?
— Оксаночка — приятный голос Марины Викторовны был как бальзам на душу такой поздней ночью — Мы провели ЭКГ нашей пациентки и хочу признать, что версия Вероники подтвердилась
— Правда! — удивилась, состроив губы в эротичной улыбке — Хм… дайте-ка подумать, что же там было, а… если я не ошибаясь — с сарказмом и подлой улыбкой, Оксана пыталась шутить
— Ишемия нижних конечностей — подтвердила унылым голосом Марина Викторовна — Так вот на ЭКГ нам ничего почти не удалось обнаружить
— Вы сказали почти — обратила Оксана на это особое внимание, при свете сумрака ночи, что пробивался в окна гостиной, ходила по комнате, собирая свою одежду — Значит что-то, вам удалось обнаружить — подметила этот факт она, поднимая с пола черные кружевные трусики
Раздражающие продолжающие медленно капать капли вина со стола, когда мужчина ублажал Оксану, прижав её к столику за которым они сидели, в порыве бурной страсти опрокинули бокал, разливая его содержимое по всей поверхности стола. Оставив мокрую. Багровую скатерть, по которой стекали медленно на пол капли вина, круговорот бурных эротических соблазнов, заставил перенести веселье в соседнюю комнату, оставив все, как есть на столе.
— Однотипное смещение сегмента ST, что указывает…..
— Валентина — не давая договорить коллеге, вмешалась с развратной улыбкой Оксана, держа кончиками пальцев черные кружевные трусики — Насколько я помню, ты первая предложила версию с ишемией нижних конечностей, но потом по какой-то иной причине от неё отказалась
— Да признаю — расстроенный голос рыжеволосой девушки по телефону, признал искренне свою ошибку — Так вот однотипность смещения сегмента ST указывает на….
— На окклюзию сосудов нижних конечностей — пояснила Оксана — Так как вам бездарям не удалось это увидеть на УЗДГ, что вы провели этой девушке, так как возможности этой процедуры ограничены, что касается глубоких вен
— Предлагаю сделать «артериографию» сосудов нижних конечностей — предложил Ларионов, судя по голосу громкой связи динамика телефона, Оксана предложила, что он сильно устал
— Валерий Николаевич — из жалости к своему коллеге обратилась Оксана, присаживаясь на стул на котором она сидела в сумраке ночи — Вам следует отдохнуть, по крайней мере, пока я не приеду в больницу, наши девушки сами все подготовят
— Оксаночка — возмутилась недовольным тоном голоса Марина Викторовна
— Ну, отдых всем конечно нужен — улыбнулась Оксана, чувствуя, как прохлада стула обвораживает её кожу бедер, ласкает, обволакивая её ягодицы — Марина Викторовна делайте свое дело
— Вот такая наша Оксана — в голосе Вероники, Оксана почувствовала какую-то странную бурную радость
— Я буду в больнице через час — заверила команду врачей Оксана, аккуратно кончиком пальца нажимая на сенсор дисплея
Поднявшись со стула, Оксана почувствовала, как жуткая знойная прохлада в комнате охватывает все её тело, словно огромные руки холода окутывают её, пытаясь ублажить свое завораживающей нежностью ласкаясь о бархатную кожу.
«Ишемия нижних конечностей, хм… довольно интересно», подходя к столику, где располагалась белая сумочка, размышляла Оксана, заметив на столике органайзер этого мужчины, что он при входе в гостиную первым делом бросил его на стол вместе с ключами от дома.
— А вот это уже интересно — взяв черный мужской бумажник в руки, Оксана проявила любопытство открыть его — Странно, я думала, у него одна дочь Танюшка, но на фото я вижу две маленькие девочки возраста примерно двух или даже трех лет, хм… есть о чем подумать
Задумала Оксана, встав у маленького столика, держа черный кожаный черный органайзер в руках, на первой странице которого было фото этого мужчины, моложе возрастом с двумя маленькими девочками близняшками.
— Про вторую он девочку он ничего не говорил — посмотрела Оксану в открытые двери спальни, где на расправленной постели спал этот лев — Да и про первую Танюшка которая, сказал, что лежит в больнице с какой-то простудой, хм… возможно инфекция, очень интересно
Закрывая органайзер, Оксана аккуратно положила его на край столика, точно так же как он лежал, после чего направилась вниз, держа в одной руке черные кружевные трусики, а в другой телефон. Звонко стукая каблуками черных туфель, Оксана в темном мраке сумрака ночи, спустившись на первый этаж, сразу же нашла дверь ванной комнаты. Хозяин этого дома решил оставить дверь открытой, выставляя красоту отделки ванной комнаты на обозрение всему дому.

***
Тусклый розовый свет светодиодных светильников, создавал атмосферу глубоких соблазнов, в ванной комнате, покрывая пространство кафеля лазурно бирюзового цвета оттенком вкуса женственной романтики. Через наполовину прикрытые жалюзи большого пластикового окна, почти во всю стену, что Оксану наводило на мысль, хозяин любит выбирать все со смысл и огромных размеров, проникал тусклый свет луны, оставляя на кафельной плитке на полу блеклый отблеск своего свечения. Душистая прелесть лаванды и жасмина, чудесно гармонировала в этой ванной комнате, придавая в воздухе обстановку нежной ласкающей страсти сочетания ароматов.
Разбросанные черные чулки по полу ванной комнаты, все еще сохраняли аромат мужского одеколона и прелести испытанной сексуальной страсти, которые пропитались засохшими каплями оргазма, через простынь на постели. Черные туфли были небрежно раскиданы на входе в ванную, обладательница такой изящной обуви в спешке смыть с себя весь этот запах постели словно сорвала их с себя при в входе в это помещение. Кафельный пол ванной комнаты пропитался мелкими капельками воды, что так лучезарно блестели при падении на них тусклого розового света освещения.
— Доктор Ларионов — обратилась Оксана, ощущая нежность теплой воды, что обволакивала её тело в горячей ванне, покрытой толстым слоем изобилия пышной игристой пены — Вы собрали анамнез пациентки, пока меня не было?
— Смотря, что конкретно вас интересует — ответил Ларионов, полусонным голосом, издавая звук зевоты — Сейчас подождите, я на громкую связь переключу
— Неважно что — пояснила Оксана
Играя с мочалкой, что была насыщена богатым изобилием пены, при падающих жарких капель воды на пышную сочную грудь Оксаны, что доставляли непомерную ласку при таком ударе соприкосновения.
— Чем питается, какую обувь носит, переломы, обморожения, может со сном у неё не все в порядке, часто впадает в состояние невроза, какими заболеваниями болела
— Полагаете это инфекция? — предположил Ларионов, придав особое значение последнему доводу своего руководителя
— Оксаночка ну не все такие страдают неврозом как ты
— Марина Викторовна — возмутилась такому оскорбления Оксана, поджав от обиды губу, чуть локтем не столкнула на пол телефон, что лежал на стенке ванной — Могли бы и промолчать
— Я только выражаю тебе свои мысли — поправилась женщина, придавая своему голосу гордые нотки будоражащей страсти
— Выражайте их, когда мы будем наедине — выражая свое недовольство, признал Оксана о тайнах сексуального мировоззрения — Валентина, так все же, что заставила тебе отказаться от мысли ишемии нижних конечностей, поменять её на неврит
— Оксана Владимировна — возмутился Ларионов — Предлагаю назначить нашей пациентки «Антикоагулянты», как следствия закупорки сосудов, «гепарин» ну или «варфарин»
— Пока не подтвердим точность нашего диагноза, ничего не назначать — распорядилась Оксана, сурово повысив тон собственного голоса
— Но почему…. — удивилась Марина Викторовна
— Потому что Оксана Владимировна считает что — вмешалась Валентина в разговор — Эти препараты помогают лишь при острой окклюзии вызванной «тромбозом» или «эмболией»
— Слушайте, я все больше и больше люблю эту девочку — удивилась Оксана ходу мыслей Валентины — Вам понятно теперь почему ничего не проводить
— Что может быть еще убивать нашу пациентку….
— Валерий Николаевич — возразила Оксана, остановив его домыслы, протирая сочной пенистой мочалкой с богатым сочетанием влаги грудь — Прежде чем делать какие-либо поспешные выводы соберите полный анамнез у пациентки, у матери пациентки, у её парня, у родных, близких
— Но на это уйдет очень большое количество времени?
— И что Вероника — опровергла её возмущения Оксана — Мать и пациентка ведь сейчас в больнице?
— Мать дома в такой поздний час — пояснил Ларионов
— Но у неё есть сестра — снова важным образом влезла в разговор Валентина — Весьма нетрадиционной ориентации, именно поэтому они не общаются с пациенткой
— Вероника займись матерью — начала отдавать указания Оксана, выжимая соки влаги с мочалки на свою грудь — Марина Викторовна вы как женщина опытная, разговорите пациентку
— А мне что делать? — поинтересовался Ларионов, таким тоном голоса, выражая желания оказать помощь в этом деле
— Валерий Николаевич соберите с Валентиной подробный анамнез с карт пациентки, поднимите все выписки, где лежала, что делала — облизывая кончик коготка пальца, Оксана впадала в такой романтической обстановке в океан безграничных соблазнов
— А ты как я полагаю, займешься сестрой да — подметила верно, Марина Викторовна
— Да — облизывая мокрые влагой губки язычком ответила, засмущавшись, Оксана — У меня к таким людям особый подход
— Оксана ей 35 лет — будто предостерегла этими подробностями Вероника — Как пояснила наша Ангелина, её сестра Алина все еще любит развлекаться на полную
— Отлично меня это устраивает
— И вот еще что Оксана Владимировна — обратила Валентина внимание начальника к себе — Алина, сестра нашей пациентки, все еще ведет дневник, где записывает почти все свои подробности прошедшего дня
— Значит один из таких дневников, мне придется достать — поставив цель своего визита перед собой, коварной распущенной улыбкой состроила губы Оксана
— На обработку такой горы информации уйдет немало дней — словно испугавшись объема работы говорил Ларионов — А что если к тому времени у пациентки может произойти атрофия мышц ноги или того хуже из-за окклюзии возможна «гангрена»
— Понимаете Валерий Николаевич — решила побаловаться мочалкой Оксана, продолжая водить ею по своей груди обрабатывая с жадностью соски — Тут как в шахматах, мы должны все предусмотреть, даже возможные ходы на отступление, если что-то пойдет не так
— Что ты имеешь в виду, кого говоришь, что возможно что-нибудь может пойти не так — удивилась Марина Викторовна
— Ампутация нижних конечностей — пояснила Валентина, вновь спасая Оксану
— Валентина — нахмурила недовольно губки Оксана, проводя по ним коготком указательного пальца — Иногда я и сама могу за себя ответить
— Простите Оксана Владимировна, я просто хотела….
— Я знаю, что ты хотела — перебивая рыжеволосую спасительницу, успокоила её Оксана — И так у вас есть чем заняться до утра, пока я не приду в больницу с дневником сестры пациентки, там дальше все обсудим
— Ладно — недовольно согласилась Марина Викторовна — Пойду, поговорю с пациенткой
— Вот и отлично — обрадовалась Оксана — Адрес сестры скинете мне по сообщению — нажимая легким прикосновением влажного коготка указательного пальца на сенсор телефона, прервала вызов
«Странно как-то, он ведь не сказал, что у него было две дочери», подумала Оксана о мужчине с кем так романтично, провела время, выдергивая пробку, медленно наступая на прохладный кафель, вылезла из ванны.
Потеки густой пены и десятки мелких капель стекали по телу Оксаны, повинуясь рельефу её тела, оставляя за собой холодный осадок соприкосновения, падали на кафельный пол. Оставляя за собой влажную мокрую дорожку и воздух насыщенной богатой прелестью жасмина, сокровенного оружия женской страсти, Оксана проследовала к выходу. Плотно обтягивая белое махровое полотенце, стянуло тело Оксаны в оковы, а красным обернула мокрые влажные волосы, стянув их крепкими узами нежной материи. Надев черные туфли, стоя у входной двери, Оксана игриво провела по клавише выключателя, пока не щелкнула им, только после чего свет потух. Повернув блестящую серебристую ручку входной двери, Оксана покинула ванную комнату, сексуальным движением сгибая ногу в колено, перешагивая через высокий порог, вышла в коридор мрачного, окутанного сумраком ночи дома. Оставляя за собой богатое изобилие душистой свежести жасмина, которым так прекрасно пропахла ванная комната, вырываясь нотами вкусового изобилия, словно дикий зверь в коридор. Запах необузданной страсти жасмина преследовал, как верный спутник в ночи, сохраняя верность и покровительство над телом Оксаны.
Завершая последний штрих своей красоты, Оксана стояла у зеркала в темной гостиной, прекрасная алая помада оставила заманчивый чарующий красоты след на губах. Бархатные шторы были наполовину раздвинуты, пропуская часть света ночного сумрака в мертвое пространство гостиной, где все еще играла гармония первозданных ароматов страсти. Нижнее черное кружевное белье, эротично облегало тело Оксаны, придавая её образу оттенок пламенной страсти. Поставив ногу на низкий подоконник окна, Оксана, состроив сексуально губы, подводила так, чтобы никто не обращал внимания на их мелкий, но весьма существенный шрам.
«Блядь, он же мне блузку порвал, как же мне теперь быть, одеть разве его рубаху или покопаться у него в шкафу», обернулась Оксана с чувством сожаления, посмотрела на разорванную белую блузку, что валялась на полу.
— Хотя — усомнилась Оксана, тихо прошептав в пустоту, прислонила палец к щеке — Могу попробовать использовать его рубаху, нет лучше, пошарю в шкафу сначала.
Отложив помаду обратно в сумочку на маленький стеклянный столик, возле лестницы второго этажа, Оксана аккуратно направилась в комнату, где до сих пор как дикий зверь спал могучий лев, с которым она испытала огненную обжигающую жарким пламенем страсть. Мужчина спал на кровати, его могучее обнаженное тело едва было прикрыто багровой прелестью одеяла, а слюна, что свисала с его губ, плавно сочилась на пол. В комнате абсолютно мрака тени, до сих пор чувствовался аромат будоражащей страсти, вина, парфюма, как женского, так и мужского, а так же запах прелести испытанного оргазма, которым пропитались, багровые простыни простели.
«Блядь и все-таки он даже при таком тяжелом дыхании даже не храпит, никогда бы и не подумала, что такое не возможно», подумала Оксана, продвигаясь по комнате, тихо стукая каблуками черных туфель, освещаемой светом лунной дорожки из гостиной к шкафу из дорого красного дерева.
— Хм… — открывая с легким скрипом дверь шкафа, усомнилась Оксана — Зачем он хранит у себя в шкафу такой богатый выбор женской одежды
Удивилась Оксана богатому ассортименту женской дорогой одежды в шкафу этого мужчины, встав перед его открытыми дверями в нижнем бельем.
— Возможно, все-таки у тебя была жена, раз есть дочь, только вот где она сейчас — рассуждала тихо вслух Оксана, обратила особое внимание на черное мини платье в шкафу, на котором была вышита прекрасная фиалка.
Взяв вместе с вешалкой платье, Оксана проследовала вместе с ним в гостиную, предварительно тихо закрыв двери богатого ассортиментов разных платьев и мужских костюмов. Встав перед большим зеркалом в гостиной, состроив милое выражение сексуальной прелести губ. Оксана прикинула на себе, прислонив его на вешалке к груди, как очаровательно материя этого на изумление тонкого платья будет подчеркивать каждый эротический изъян на её теле.

***
Чарующая прохлада весны этой ночью, окутывала холодом, голые ветки деревьев в саду этого слегка колебались, издавая тихое приятное слуху шуршание, под чудесной прелестью ветра, что разгуливала по округе. Спускаясь по каменным ступенькам крыльца, Оксана чувствовала легкую прохладу ветра, что с такой нежностью колебал золотистые пряди её волос, белый шелковый шарфик, что украшал её шею, даже кончики черного пальто играли бурными ритмами страсти под властью легкого ветра. Огромное изобилие вкусовых оттенков начинающей цвести листвы преобладало в этом саду, как посчитала Оксана, он почти не уступал саду Романовых по качеству этих растений, по количеству казался мелкой лужайкой.
Лай собак не переставал умолкать в этой деревни, даже ночью, какая жучка нашла повод погонять кошку, загоняя её на высокий деревянный забор соседского дома, когда Оксана выходила из больших железных ворот дома, в котором гостила. Разъяренная злостью маленькая собачка лаяла стоя перед забором бегая то вправо то в лево, когда кошка с довольной хитрой ухмылкой ходила по его вершине, словно насмехаясь над диким псом. С дымоходом некоторых труб, на крыше домов, клубами валил дым, насыщая свежий воздух своим насыщенным ароматом сгорающей в пепел древесины. Где-то в траве, возле которой Оксана проходила, направляясь к своему автомобилю, было слышно, как трепетал сверчок, напевая свою одинокую тоскливую мелодию под прекрасной золотистой луной, покрытой густой пеленой покрова ночи.
Находясь в теплом удобном водительском кресле, закрывая плавно за собой дверь, Оксана почувствовала, как сильно пахнет от неё жасмином, когда закрывала за собой дверь автомобиля. Неожиданное жужжание телефона, входящего сообщения заставило Оксану вздрогнуть и выронить ключи от машины на коврик, когда она отела вставить их в замок зажигания.
— Блядь ну что там еще — не красиво тихо выругалась Оксана, открывая сумочку, что поставила между сиденьями — А ну да конечно Валерий Николаевич, спасибо, что не забыли скинуть мне адрес таким вот сообщение — скривив губу от легкого раздражения, продолжала тихо шептаться она в салоне автомобиля.
Тихое рычание мотора, после того как Оксана подняла с коврика ключи, вставив их в замочную скважину и повернув её, несколько подбодрило её. Яркий свет синих фар, тут же осветил пространство деревенской улицы, что даже привел в чувство местных мужчин, что перепив изрядное количество алкоголя, задремали на лавке, один из них даже понял, что находится на прохладной пропитанной сыростью таившего снега земле. Переходившая дорогу черная кошка, тут же испугалась такого яркого свечения, что как пуля рванула на большой тополь, что рос у гравийной дороги. Под густой накрытой пеленой ночного покрова, Оксана смогла разглядеть при включенном свете фар автомобиля, многочисленные грязевые лужи на дороге, как скапливалась таившая грязь у придорожного пространства.
Остановив машину, возле указанного адреса, по которому Оксана смогла добраться пользуясь системой навигации в автомобиле, была приятно удивлена насколько в богатой обстановке расположен этот дом. Дом, выстроенный из красного кирпича, был расположен на опушке леса, где отчетливо слышалось журчание местной речки. Окутывавшей бесконечной стеной из лиственных деревьев на заднем фоне этого дома, возвышалась лестная опушка, пленяющий шелест леса манил к себе как запахами, так и своим чарующим тихим шумом.
— Хм…если я не ошибаюсь — посмотрев еще раз на дом, усомнилась Оксана — То это именно тот самый дом, что скинул мне Ларионов, повезло, что хозяйка его еще не спит
Обратила Оксана, заглушив мотор двигателя, плавно представляя эротический соблазн, вытаскивала ключ из замочной скважины, припарковав мерседес на каменистой местности, возле указанного дома, что в окнах у этого дома горел яркий свет. Открывая водительскую дверь легким поднятием вверх, Оксана почувствовала, как прохлада весеннего воздуха окутывает её, проникая силой холода в прогретый салон машины.
Продвижение по каменистой местности на высоких каблуках, изрядно измотало Оксану за эти пару метров, что она шла до зеленых железных ворот. Нажав на кнопку звонка этого дома, Оксана принялась гадать, какой же будет сестра пациентки, ведь с самой пациенткой она даже еще не виделась. Несколько минут ожидания после звонка, как дверь ворот открылась, на пороге находилась шикарная женщина на удивление прелестными русыми волосами. Оксана сразу смогла распознать, что она находилась в плену власти искушения вина, которым так сладко пахли её губы на расстоянии. Белый нейлоновый халатик, что скрывал всю прелесть её тела, слегка колебался под игристой прохладой ветра.
— Здравствуйте, прошу прощения за столь поздний визит
— Здравствуйте — нежность и в то же время скрытое коварство чувств, пьяного голоса этой женщины несколько возбудили Оксану — Чем могу я вам помочь?
Оксана сразу же догадалась, по раскрепощенному и легкому поведению виду этой женщины, как сопоставить дальнейший разговор.
— Дело в том, что я врач вашей сестры, она тяжело больна, к сожалению, я не знаю пока чем, что её убивает, просто возможно, если есть какая-то надежда, то вы можете мне помочь
— Интересно чем?
Удивилась эта женщина, забавно хихикнув, открыто показывала своего характера, состроив обаятельно сексуальное выражение алых губ, проявила безразличие к состоянию здоровья своей сестры.
— Случайно не воспалением хитрости, а то знаете, я уже я уже забыла, как она выглядит, у неё постоянно что-то на уме, что на этот раз?
Ярко выраженное безразличие к своей сестре, что она показывала, Оксане все равно что-то в её глазах, показывало, что она действительно хочет кого-то лелеять своей теплотой нежности.
«Блядь да она пьяна в стельку, нет разговор стоит явно продолжить в доме», размышляла Оксана, решаясь пойти на взаимное распутство собственного характера перед ней.
— Я думаю, что разговор этот стоит перенести в более уединенное место — предложила Оксана, посмотрев на неё серьезным взглядом — Ибо мне кажется, нам будет несколько неуютно общаться на темы, которые здесь могут услышать — оголяя из-под черного пальто, будто специально красоту своей ноги, внушающее говорила она
— Хм… вы так считаете — согласилась эта женщина, заметив как с какой страстью Оксана облизывала губы язычком, оставляя на них тонкий слой пленяющий холодом слюны — А что все-таки с моей сестрой? — спросила она заплетающимся пьяным голосом
— Понимаете этим вопросам, сейчас занимается моя команда врачей, я пришла, чтобы лично пообщаться с вами по поводу её жизни, за последнее время, да и вообще за все
— Тогда разговор будет достаточно у нас долгим — освобождая дверной проход, открытой двери, женщина отошла от них на шаг назад — Если конечно вы не захотите остаться на чашечку чая
— Я бы хотела взглянуть на ваши дневники — проходя в ограду дома, выразила Оксана свое желание, продолжая пристально смотреть в глаза этой женщине — Насколько верить вашей сестре, вас ведь зовут Алина так ведь?
Направилась Оксана по красиво выложенной каменной дорожке, из цветной каменной плитке к дому, специально показывая при каждом шаге изящную красоту своего тела.
— Знаете, мы с Ангелиной уже больше года толком и не общаемся — пояснила девушка, закрывая мелкую дверь железных ворот
— Из-за ваших якобы как бы так сказать отношений — остановилась Оксана, повернувшись к женщине в пол оборота, опираясь локтем на перила крыльца
— Понимаете я…. — пытаясь сохранить искренность и серьезность намерений, говорила эта женщина, направляясь к Оксане
По выражению глаз этой женщины, как они светились при свете освещения с окон гостиной, Оксана заметила, как произвела весьма глубокое впечатление на эту женщину своим телом, манерами. Оксана пыталась как-то зацепить эту женщину, зная её тайные сексуальные предпочтения, движениями и то, как соблазнительно покусывает губки, стараясь приблизиться к цели заглянуть прочитать дневники этой женщины. Ради предпочтения искушения разгадки головоломки, Оксана с эротичной легкостью собственного голоса иронизируя страсть простонала, будто с жадностью глотая воздух поперхнулась, когда эта женщин, восхищающая своим телом, прошла мимо неё. Шикарно покачивая бедрами, поднимаясь по каменным ступенькам крыльца, женщина будто специально завлекала скрытой тайной своего сексуального тела, прелесть которого была скрыта под нежностью нейлонового белого халатика и при этом звонко и выраженно стукала каблуками белых туфель.
— Простите Алина — обратилась Оксана, соблазнительно облизывая губки, наблюдая за красотой вращения бедер этой женщине при подъеме по ступенькам — Меня интересует, случались ли у вашей сестры переломы нижних конечностей, ну хоть что-нибудь, ну что вы особенно обратили внимание
— Простите, я возможно не расслышала вашего имени — коснулась светловолосая женщина бронзовой ручки входной двери
— Ах.. да-да простите мою назойливость — засмущалась Оксана, играя в иронию с такой кошкой, скрыла появившейся красивый румянец на щечках за прядью золотистых волнистых волос — Меня зовут Оксана
— М… какое красивое имя Оксана…
Произнесла эта женщина таким сладким голосом имя Оксаны, что сердце внутри неё затрепетало в гармонии бурной страсти. Поднимаясь по ступенькам, Оксана коснулась открытого дверного проема рукой, встав напротив этой женщины, состроила для неё улыбку скрытой развратной похоти, облизывая при этом сексуально языком губы.
— Ваше тоже очень красивое Алина — будто специально пропуская, эту женщину первой войти, призналась Оксана, чтобы разглядеть сзади красоту упругих бедер — Ну так вот скажите, были ли у вашей сестры травмы или переломы нижних конечностей
— Скажите у вас достаточно времени — внезапно так эротично состроила карие глаза, сияющие блеском отражаемого в них света с гостиной — Возможно через вас я смогу узнать, что с сестрой, как-то помочь ей
— Да-да безусловно входя в дом — говорила Оксана
«Блядь что угодно, но сиреневые стены, а паркет вообще пиздец», прикусив краешек губы, выразила Оксана грязные извращенные грубым лексиконом мысли, рассматривая с удивлением обстановку дома.
Паркет цвета черного кофе с игристым оттенком красного на нем, в сочетании сиреневых обоев с ярко выраженных на них фиалок, пришелся не по вкусу Оксане. Даже атмосфера насыщенного воздуха фиалкой, нежность таинственных нот этого запаха, таила в себе скрытность развращенных пагубных мыслей хозяйки этого дома. Огромное изобилие парфюмерии, богатое сочетание духов, крема, скрапа, губной помады разных оттенков, все это едва помещалось на огромной длинной полке, сразу же под большим круглым зеркалом, говорила о том, что женщина, постоянно поддерживает себя в красоте и желанной для кого-то.
— Может образ питания, ну или стрессовые ситуации, проблемы с психикой, неврозы или другие эмоциональные ситуации, обморожения, ну или хотя бы обувь? — интересовалась Оксана проходя по коридору следом за хозяйкой дома
— Ха…. — рассмеялась бурным смехом Алина, повернувшись к Оксане в пол оборота, положила руку на бедро — Ангелина всегда пыталась отличиться при своих мальчиках, на какие бы только поступки не шла, только лишь бы оставаться в центре внимания
— Что вы имеет этим в виду? — поинтересовалась Оксана, входя в гостиную
В гостиной на черном обшитом красивой нежной плотной тканью диване расположилась светловолосая девушка в голубом нейлоновом халатике, прикрывая, стараясь перед Оксаной прелесть своей груди, что была без бюстгальтера, девушка приподнялась. Не успевая видимо скрыть таинство распущенного поведения, девушка даже не соизволила выключить телевизор, где они, по всей видимости, смотрели развратные видео порнографического характера с участием девушек, игры соблазнов, сладких стонов и жаркой страсти, все это было на большом жидкокристаллическом телевизоре. Разбросанное нижнее белье по паркету гостиной, видимо играло роли той бурной страсти, что они хотели воплотить в реальность до прихода Оксаны. На маленьком столике отлично красовались две бутылки красного вина, две распечатанные от обертки плитки черного шоколада, разломанные на мелкие квадратики. Ароматы женского парфюма, помимо запаха фиалки, было сочетание лаванды и жасмина. Насыщенная сладость губной помады, чей явный отблеск отражался при свете огромной хрустальной люстры над головой девушки, что лежала на диване. Подогнув под себя ноги легонько, девушка привстала, опираясь на локти, скрывая развращенную похоть за прелестью своей улыбки, женщина приветливо выразила эмоции на появление Оксаны, красиво показав это скулами своего лица.
— Алина — произнесла девушка имя этой женщины — У нас нежданные гости, ты ничего мне про них не говорила — стараясь спрятать роскошные бедра под тонкой материей халатика, говорила она, вцепившись в халатик своими розовыми коготками
— Это врач моей сестры Оксана — представила женщина Оксану своей полуночной спутнице по кровати — Ты ведь не против будешь, если, она побеседует с нами некоторое время
— Ангелина в больнице! — удивилась эта девушка, наблюдая как Оксана, встав в дверном проходе в гостиную, не решаясь раздеваться
— Оу… я наверно вас отвлекла — покусывая губу оставаясь в проходе, заметила Оксана, фильм, что смотрят эти женщины по телевизору
— Нет-нет все нормально — заволновалась женщина, чье имя было Алина, подойдя к Оксане, взялась за её руку — Прошу вас, расскажите нам, что с моей сестрой?
— Подозрения на ишемию нижних конечностей — ответила Оксана, ощущая теплоту нежности руки этой женщины в своей ладони — Мне стало известно, что вы ведете дневники, где записываете почти все, что происходит с вами, я бы хотела исключительно….
— Тш… — притыкая рот, положила указательный палец на губы Оксаны эта женщина, будто распознав её глубокую похоть в лазурно голубых глазах — Давайте посидим, попьем чаю, ну или может вы, желаете, что покрепче Оксана, мы для вас все устроим
— Я то не против — ответила Оксана, как только женщина убрала палец с её губ — Только вот ваша сестра ждать не сможет, я к утру уже должна быть в больнице с дневниками вашими
— Простите — засмущалась будто она, строя из себя недотрогу, разыгрывая специально банальную драму любезностей — Прошу раздевайтесь, до утра ведь время у нас есть
— Да но… — Оксана хотела возразить, но заметила допытывающий взгляд со стороны этих двух женщин
Заметив на бедре девушки, что сидела на диване яркий розовый след и растрепанные волосы, Оксана сильно возбудилась, желая испытать чувства, что испытала эта кошка, она участила самопроизвольно свое дыхание, пытаясь из-за всех сил скрыть свое возбуждение. При свете в гостиной Оксана смогла разглядеть оттенок розового цвета на щеке Алины, а так же шее, смогла вообразить в голове картинку бурной садисткой эротической страсти этой женщин между собой.
— Понимаете мне просто важно знать — Оксана решила поиграть в игру с этими женщина, разыгрывая банальную драму между ними — Как жила ваша сестра последние несколько лет, чем питалась, чем увлекалась, какие травмы были — расстегивая пуговицы черного пальто, интересовалась она, обращаясь к сестре пациентки
— Как я понимаю, вам не удалось обнаружить причину, которой больна моя сестра — помогая развязывать нежными руками, шарфик на шее Оксаны, поинтересовалась Алина
— Тут все не так просто — пояснила Оксана, ощущая нежность рук женщины на своей шее, настойчивость и решимость с которой она пыталась развязать шарфик, еще больше усилило силу влечения к ней — Причина, что убивает ваше сестру, к сожалению, нам до сих пор неизвестна
— Убивает! — ужаснулась Алина, так что шарф Оксаны, что был у неё в руках выпал в свободном падении на пол — Вы не сказали, мне Оксана, что это может как-то пагубно кончиться для моей сестры
— Иначе бы это дело не лежало у меня в кабинете — придавая серьезность ярко выраженным голубым лазурным глазам, Оксана посмотрела на эту женщину, скрывая намек на похоть отвела взгляд на упавший шарф — Она поступила сегодня и ситуация уже успела ухудшиться
— Скажите Оксана, моя сестра будет жить?!
Произнесла Алина с такой хладнокровной интонацией голоса, что Оксана несколько усомнилась в её привязанности к сестре.
— Алина — придавая искренность своему голосу, снимая черное пальто, говорила Оксана, повернувшись спиной к женщинам — Я сделаю все возможное, чтобы ваша сестра жила — передавая в руки хозяйки дома пальто
— Чего желаете Оксана, чаю или может что покрепче? — проигнорировала последние слова, поинтересовалась Алина, вешая пальто Оксаны на вешалку в коридоре
— Слушайте — возмутилась Оксана, посмотрев недовольно на эту женщину — Мне нужно от вас только заглянуть в ваши дневники, где было исключительно ваше общение с сестрой, опять же повторюсь только исключительно в лечебных целях
— Варенька — обратилась Алина к своей подруге — Займи Оксану рассказами о моей сестре, может, расскажешь, почему я больше года с ней не общаюсь
— Эта информация мне тоже известна — ответила Оксана, опираясь спиной на входную дверь гостиной
— Тогда чтобы вы сами хотели бы знать?
Обернулась Алина в пол оборота, в глазах её горел огонек искорки страсти, пламя развратной похоти, но никак не мысли о сестре.
«Хм… а что если я попробую провести с ними ночь, возможно, тогда мне удастся разговорить её, ну или заглянуть в дневник хотя бы глазком», размышляла Оксана, ответив жадным взглядом похоти, со страстью облизывая губы кончиком языка.
— Ваш дневник — Оксана посмотрела на женщину, подняв глаза, теребила игриво черный пояс мини платья, которым произвела глубокое впечатление на этих женщин
— Ну, уж извольте, конечно, Оксана — возразила женщина, входя на кухню, шикарно покачивая бедрами, на которые Оксана так пристально смотрела — Дневники вам свои не дам читать, так как есть так информация, которую я бы не хотела бы разглашать
— Хорошо — Оксана решила пойти на уступки, чтобы задержаться в этом доме — Тогда ваших достоверных слов мне, возможно хватит — согласилась она пойти на уступки столь развращенной хозяйки этого дома
Входя в гостиную, Оксана посмотрела на белокурую девушку, что сидела на диване, изучающим взглядом рассматривала черное платье на ней. Присаживаясь на диван, Оксана почувствовала вкусовой оттенок разлитого вина на нем, влагу которого ощутила на своей обнаженной коже ног, запахи страсти, ароматы парфюма женского соблазна насытили этот диван.
— У тебя такая красивая грудь — заметила девушка с именем Варвара, её распущенная натура при виде такой близости Оксаны на диване рядом с ней, позволила слегка оголить плечо голубого халатика — М… аромат жасмина, я ожидала от тебя других запахов
— Правда? — состроив милое эротическое очертание губ, Оксана посмотрела возбужденным взглядом на эту девушку — А какой же именно? — наслаждаясь прелестным благоуханием запахом вина из губ этой женщины, спросила она
Оксана смогла сразу распознать, что эти женщины еще до её появления были пьяными, а прервав их дикую страсть, она тем самым возбудила своим появлением в них, дикий развращенный похотью соблазнов, сексуальный голод. Играя в милые любезности, Оксана решила положить ногу на ногу облокотиться на спинку дивана, показывая женщине, что сидела рядом с ней на диване всю прелесть своего тела, основная изюминка которого скрывалась за черной материей мини платья. Насыщенной нежной сладостью аромат фиалки, пропитывал тело этой женщины, таким сильным богатым изобилием, что при вдохе Оксана сама не заметила, как сильно начала возбуждаться, впадая под власть пут женских чар.
— Я не знаю, как вам это поможет Оксана — шепотом прошептала Варвара на ухо Оксане — Но в последние время, Ангелина, насколько мне рассказывала Алина, злоупотребляла сигаретами, якобы стресс, а так же ела всякую дрянь фу… мерзость тока представить
«А вот это уже интересно, курение плюс неправильная еда, что возможно, хотя нет, чего-то явно не хватает», размышляла Оксана, якобы позволяя девушке, что сидела так рядом дышать в ухо обжигающим прикосновением дыхания.
— Скажите — с задумчивым видом обратилась Оксана — Что касается обуви, какую обувь носила Ангелина, случались ли травмы с её ногами?
— Ангелина больше предпочитала выделываться перед парнями, я помню, Алина сильно из-за этого расстраивалась, из-за того, какой распутный образ жизни ведет её сестра, всегда, понимаете Оксана всегда высокий каблук
— Ну а что если туфли не подходили? — шепотом почти в губы поинтересовалась Оксана у этой девушки, создавая иронию сексуального накала страстей
— Ах… — с нежностью своего чарующего голоса вздохнула белокурая хозяйка дома входя в гостиную с серебряным подносом в руках, на котором располагался красивый белый чайный сервиз — Как приятно сердцу видеть что вы девушки так сблизились, пока я делала чай для нашей полуночной гостье
— Алина может, ты лучше сходишь за бокалом вина для нашей гостье? — предложила Варвара игриво теребила коготками платье Оксаны — Я уверена, она ведь согласится составить нам компанию — чарующим блеском изумительной красоты карих глаз, девушка подмигнула глазом
— В самом деле Оксана? — удивилась такому повороту событий Алина, остановившись встав у дивана с подносом в руках — Аха… я заметила ту же страсть в ваших глазах — придавая губам очертание распущенности улыбнулась эта женщина, направляясь обратно с подносом в руках
— Оксана — тихо вновь прошептала Варвара на ухо Оксане, встав перед ней на четвереньки, пыталась изобразить взгляд голодных сексуальных соблазнов — Комната с дневниками Алины находиться в конце коридора справа, она вам сама не за что не даст прочитать их, да и помогать сестре после некоторых событий явно не станет
— И что же вы предлагаете Варвара? — ответила Оксана таким же великолепным сочетанием распущенности в голосе и голодного сексуального взгляда
— Прошу вас — вот тут женщина перешла на более искренний тон голоса — Я знаю, что глубоко в душе, Алина все же переживает за свою младшую сестру, просто старается не выражать это на людях, вот поэтому она больше предпочитает женщин, если существует хоть малейшая вероятность помочь Ангелине, то….
— Я поняла — согласилась Оксана, глубоко вздохнув, подмигнув кокетливо глазом этой девушке, когда входила Алина в гостиную с бокалом в руке — Вы пока девочки ну там приготовьте все свои штучки, вы знаете, я бы сегодня правда расслабилась на полную катушку
Продолжая говорить Варваре прямо в открытые губы, Оксана, когда она села вновь рядом с ней на диван, испуская горячий возбужденный дыханием воздух прямо в рот этой женщине. Едва коснувшись кончиками пальцев голубого халатика женщины, Оксана с легкостью оголила нежную белоснежную кожу плеч. Нежная шелковая материя привораживающим пленяющим движением скользила, вниз повинуясь рельефу женского тела, вниз до талии, обнажив напоказ шикарную пышную прелесть обнаженную красоту груди.
— М… Оксана вы еще та киска — улыбнулась Варвара развратному поведению Оксаны, якобы склоняющему к сексу
— И вы даже Варвара не представляете на, что я способна — проводя нежностью своей руки по обнаженной спине этой женщине, с нежностью в голосе шептала на ухо Оксана
Пленяющей красоты белоснежная кожа этой женщины, а прелесть розовых сосков пышной сочной груди этой женщины сильно возбудили Оксану, вызывая неутолимое желание коснуться их своими руками. Женщина стонала сладкой пленяющей нежностью стонов, позволяя ласкающим пальцам Алины, полностью освободиться от ласк шелковой ткани халата, представ перед Оксаной в полностью обнаженном виде, сидя на диване. Легкая ткань голубого халатика беспрепятственно скатилась с дивана и упала на пол гостиной, кончик которой при падении с легкостью скользил по обнаженной ноге Оксаны, оставляя пленяющий на сексуальную страсть оттенок нежности.
— М… — наслаждаясь ласки прикосновения этой материи голубого халата, Оксана прикусила губу, поддаваясь власти искушения страсти — Алина вы, не нальете ли мне вашего вина, что-то тут у вас становиться слишком жарко
С жадностью Оксана начала водить ладонью по обнаженной коже бедра Варвары, встав сама перед ней на колени, красиво выгнула спину перед Алиной, выставляя грудь вперед. Оксана расположилась на ногах этой женщины, сидя на коленях на диване, поддаваясь власти чарующих женских чар, любовалась красотой карих глаз обнаженной женщины.
— Хм… похоже у моей сестры довольно красивый врач — произнесла женщина, что стояла за спиной Оксаны с такой возбужденной интонацией голоса, испытывая при этом непреодолимое желание дотронуться до её тела — И все-таки как хорошо, что вы решили Оксана составить нам компанию, скрасить наш вечер своим присутствием
— Оксана — дотрагиваясь кончиками пальцев до волос Оксаны, говорила Варвара, не переставая смотреть в её голубые полным возбуждения глаза — Я отойду на час, может больше в комнату с Алиной, а вы тем временем, сделаете все что нужно
С жадностью целуя шею Оксаны, говорила эта женщина, возбуждающим страстью шепотом. Огромная сексуальная энергетика такого шепота заставила пропитаться черные трусики Оксаны, сокрушительной силой возбуждения. Пленяющий запах фиалки, которым пахло тело этой женщины, сводил с ума, заставляя учащать пульс, дыхание становилось тяжелее.
— Простите — тихо прошептала Оксана, ощущая, как приятные пальцы обнаженной женщины с жадностью пытались дотронуться до молнии платья на спине — У меня с собой нет очков, а без них я ничего все равно ничего смогу сделать
Оксана шептала настолько тихо в ухо обнаженной женщине, выпуская из губ горячий поток обжигающего дыханием воздуха, чем возбудила Варвару еще больше легкой прохлады нежностью прикосновения своего языка. Молния на спине платья Оксаны, под властью пальцев этой женщины, начала медленно расстегиваться, обнажая красоту изящной бархатной кожи спины.
— Тогда Оксана тебе придется сильно постараться, чтобы я осталась довольной
Требовательно повысив шепотом собственного голоса Варвара, назвала свою цену за услугу, оставаясь на максимально близкой дистанции от губ Оксаны, что манили к себе изобилием чарующего запаха алой помады.
— О чем вы так шепчетесь? — игривой похотливой интонацией голоса поинтересовалась Алина, Оксана почувствовала нежность горячего воздуха от её улыбки на шее — Может, со мной поделитесь? — спросила она, поднося медленно к губам Оксаны наполненный бокал красного вина
— Может и поделимся — развращенной красотой улыбки одарила Варвара свою подругу за спиной Оксаны — Только вот сначала напоим нашу новую подругу да Алина
Серьезно посмотрела Варвара на Оксану, оголяя плечи от черного платья начала медленно спускать его вниз. Оксана была крайне удивлена таким заявлением, ведь ожидала совсем другого поворота событий. Поддавшись нежностью скользящего по её телу черного платья и ласки женских рук, что его снимали, Оксана даже не могла сопротивляться. Алина, держа её за пучок золотистых волос одной рукой, держа бокал в другой руке, заливала его в отрытый рот Оксаны.
— У нас ведь никогда с тобой Алина не было практики в оргии — с улыбкой в голосе предложила Варвара, проводя нежно ладонью по спине Оксаны — Вот есть шанс попробовать
Продолжая смотреть в глаза Оксаны, белокурая девушка с именем Варвара, вцепилась в застежку черного бюстгальтера. С легкостью внушительной ласки пальцев, она расстегнула его застежку, освободив оковы груди Оксаны.
— О… боже — удивилась девушка — медленно отводя чашечки черного бюстгальтера от груди Оксаны — Какая грудь, посмотри Алина, для девушки такого возраста у неё шикарная грудь
— Пей-пей моя сладкая — держа Оксану за волосы, Алины с жалостью душевного взгляда посмотрела в её открытые лучезарные лазурные голубые глаза — Мне нравиться её грудь
Нежность сковывающих чашечек бюстгальтера стала медленно отрываться от розовых сосков груди Оксаны, прохлада завораживающего воздуха в гостиной тут же охватила их своей лаской. Повинуясь влиянию женских чар, которые окутали её, Оксана с дикой нехваткой воздуха оторвалась от бокала с вином, оставляя на нем красивый отпечаток алой помады, как только допила его до дна. Лаская прикосновения обеих рук Варвары, сразу же охватила груди Оксаны, сжимая нежным нажатием пальцев, доставляла сильное возбуждение.
— М… какое сладкое вино — облизывая губы, Оксана с жадностью глотала воздух
Потеки красного вина тонкой сочилась с губ Оксаны, лаская подбородок приятным прикосновением капель, плавно падали на бархатистую нежную кожу пышной груди.
— Алина подай, пожалуйста, платочек — обратилась Варвара, приятным касанием обхватив бедра Оксаны — Не могу я, чтоб такой шедевр портило какое-то там вино
— Может, пойдем уже в комнату — предложила Алина, подавая белый платок в руки Варвары
— Конечно пойдем — взяв платок она старательно стала стирать потеки вина с груди Оксаны, чарующая ласка которого возбуждала своей неоднократной нежность и настойчивостью — Только пусть Оксана еще бокальчик выпьет
— Но… — хотела возразить Оксана, но ощутила настойчивость указательного пальца Варвары на губах, тут же замолчала
— Оксана я обо всем позабочусь, вот увидишь — подмигнула вновь Варвара глазом — Прошу привстань чуток с колен, я платье с тебя сниму
— Надеюсь, ты знаешь что делаешь — решила довериться рукам этой женщины, Оксана встала на пол с её колен
Черная пленяющим прикосновением ткань платья произвольно скатилась с талии Оксаны на пол, после чего с распущенной похоть улыбки, Оксана посмотрела на Алину, что с серьезным выражением лица держала перед собой бокал наполненный вином.
— Варвара — строго спросила Алина, подавая бокал с вином в руки Оксаны — Что происходит?
— Ничего — словно ничего не подозревая ухмыльнулась белокурая девушка, начала одарять теплотой ласки своих рук бедра Оксаны, что стояла перед ней — Просто Оксана еще не была в оргии, вот я её и успокоила, а вино это для храбрости
— Хм… Оксана это у тебя первый раз? — усомнилась Алина, глядя как легко Оксана поддается рукам своей подруги, что ублажала её нежностью и теплотой ладоней рук
— Ну учитывая что… — кокетливо Оксана похлопала ресницами лазурных голубых глаз, присаживаясь на колени к женщине у которой сидела — То больше одной девушки у меня в постели еще не было
Варвара сразу же обвила бедро Оксаны рукой, прижимая её к своему тело, а другой рукой старательно гладила по пышным волнистым волосам. Рука женщины стала опускаться ниже по спине Оксаны, теплота её ласки, оставляя за собой завораживающий прикосновением след, который с легкостью поддавался прохладе атмосферы воздуха в гостиной.
— Скажи Оксана — начала внезапно сомневаться Алина в намерениях Оксаны — Вот нас с Варварой движет просто искушение заниматься этим, а тобой что движет, да еще совершенно с незнакомыми девушками
— А что разве искушением это назвать нельзя? — ухмыльнулась Оксана, прислоняя прохладный бокал с вином к изнывающим жарким губам
— Вам нравиться спасть с незнакомыми женщинами? — удивилась Алина, присаживаясь рядом на диван, она положила руку на колено Оксаны
«Блядь я словно королева в окружении женщин намного старше меня», с жадностью поддавшись ласки рукам, Оксана пила вино из бокала, размышляя о бурной сексуальной фантазии, что окутала её в этот момент.
Будоражащий шквал капель вина, с жадностью которого Оксана пила вино с бокала стекал потеками с губ. Пленяющая прохлада нежности капель в плавно падении с подбородка падала на грудь, плавно начиная медленно скатываться вниз на живот. Чарующая сладость вина с чудесной гармонией со слюной пленила разум, Оксана почувствовала, как поддалась власти алкоголя, тело не способное даже сопротивляться, а мысли не разрешали даже возразить ласки рук этих женщин, что ласкали её тело.
— Оксана вином нужно наслаждаться — сделала замечание Варвара, протирая стекающие капли вина белым платком по груди Оксаны, опускаясь вниз им по животу
— Да оставь ты её в покое — возразила Алина, водила теплотой ладони по бедру Оксаны
— М… у вас такое вкусное вино — издавая возбуждающий наполненный нежными нотками соблазна стон, оторвалась Оксана от пустого бокала, жадно хватая воздух
— У нас не тока вино вкусное — страсть ласкающего шепота женщины Алины, возбуждала столь насыщенным звучанием
— Я заметила
Слезая с колен Варвары, Оксана одарила женщин своей обаятельной улыбкой, эротично изгибая спину, поставила пустой бокал из-под вина на маленький столик возле дивана. Выставляя чудесной прелести эластичные бедра перед этими женщинами, Оксана ощутила, как приятные нежные руки вцепились когтями в резинку черных кружевных трусиков. Лаская нежностью прикосновения, резинка черных трусиков так приятно скользила по бедрам Оксаны, пока она, нагнувшись, вцепилась руками в края маленького столика.
— Так нечестно
Возразила Оксана, пьяной интонацией голоса одарив женщин кривой распущенной улыбкой, выгибая спину, перешагнула через лежащие на полу трусики. Шатаясь на ногах, Оксана чуть не упала, когда женщина Алина подхватила её за талию, положив руки на бедра.
— Тише-тише — прошептала Алина, прижимая Оксану к себе, нежность ткани белого халатика на ней так приятно соприкасалась с её кожей, возбуждая еще сильнее
С большим трудом при помощи ласкающих рук женщин, Оксана оказалось в комнате с прекрасными белыми обоями, на удивление прекрасным кофейным цветом окном, шторы которого закрывали его полностью и были фиолетового цвета. Паркет пола комнаты напоминал цвет светлого шоколада, произвел огромное впечатление на Оксану, так как именно в этой комнате было раскидано в пылу давней женской страсти верхняя одежда женщин. Благоуханный запах фиалки пленил своим первозданным соблазнов ароматов, заставляющий кровь в жилах Оксаны течь, словно бурлящим потоком похоти. Из всего освещения в комнате, только свет горящей белой восковой свечи на белом комоде создавал атмосферу диких романтических соблазнов. Кровать что располагалась слева у стены, манила к себе изобилием происходившей на ней женской страсти, смятая белоснежная простынь, скомканное на полу одеяло, подушки, что были вмяты под влиянием женского тела, даже запах прелести женских тел, что излучала постель, манила с диким сексуальным голодом к себе Оксану.
— М… да здесь уже что-то было — входя сама в открытую дверь комнаты, соблазняющим тоном голоса сказала Оксана, роскошно покачивая бедрами перед женщинами
— Это мы с Варварой ублажались плотскими утехами — призналась Алина, прошептав на ухо Оксане пленительным шепотом искушенной страсти
Аромата вина из губ этой женщины пленил завораживающим вкусовым оттенком грязной похоти, а жаркое обжигающие губы её дыхания сводила с ума, погружая разум в похоть развращения.
— Хм… — облизывая указательный палец, Оксана игриво с блеском отражаемого пламени свечи повернулась к женщинам, медленно отходя назад — Хочу на себе почувствовать ваши развлечения
Пленительная ласка прохлады остывшей постели, на которую рухнула Оксана, отходя назад, завораживала предвкушением вкусовых оттенков женской излитой на ней засохшей прелести. Оксана, ласкаясь в нежности простыни, лежа на кровати, раздвинула ноги согнутые в колени в разные стороны, любовалась страсти, которой поддавались эти женщины, встав возле кровати с голодным сексуальным взглядом глаз. Женщины словно голодные звери, поддавшись соблазну искушения, целовались между собой, лаская нежностью своих рук тела, так красиво гармонировали сочетанием в них вспыхнувшей страсти. Варвара находясь в пылу жаркого пламени соблазна, сорвала с Алины белый шелковый халат, с голодным диким голодом секса в глазах, швырнула его в проход комнаты. Потеки женской слюны возбуждающим движением стекали с губ этих двух когтистых кошек, падали с такой чарующей притягательной силой на их грудь. Стекая самотеками плавно вниз, игристая прелесть женской слюны, от нежности, прикосновения которой они начинали стонать, игриво извиваясь, как дикие змеи между собой в момент жаркой пламени поцелуя.
— М… Варвара ты меня искушаешь — простонала от нехватки воздуха Алина, отрываясь с голодным звериным взглядом похоти от губ белокурой женщины
— Так же как и ты меня — коснулась она кончиком коготка соска груди Алины
Оксана, улыбаясь пьяной улыбкой, ласкалась о белую простынь постели, от неожиданности вздрогнула, как только нежность женских рук обхватила её бедра. Жар пламенного дыхания женского дыхания испепеляло её влагалище, на стенках которого образовался тонкий слой возбуждающей смазки слизи. Оксана начала извиваться, пытаясь вырваться от столь неприятных крепких сковывающих тело женских оков.
— Тише-тише Оксана — успокоила Алина силой возбуждающего пьяного голоса, коснулась с заботой рукой волос Оксаны
— Ах… а…. — простонала громко возбуждающим стоном Оксана, почувствовав прохладу слизи слюны от кончика языка женщины, что коснулась её влагалища
Женщина, искушая Оксану громкими стонами, вылизывала её влагалище, покрывая его щедрым изобилием слюны, пыталась лаской прикусывания клитора заставить её стонать еще громче. Оксана, открыв рот от столь сильного возбуждения, пыталась застонать, но что-то перехватило дух, как только язык этой женщины благодаря, скользкой слизи смазки и слюны на влагалище проник между стенок. Ласкающая поверхность пропитанного пеной нежности и прохладой языка этой женщины, покрывала своим щедрым изобилием слюны клитор Оксаны.
— Давай Варвара — словно приказным тоном обратилась Алина, гладя лаской ладони руки волосы Оксаны
— Уверена, что это необходимо? — спросила, задыхаясь от возбуждения женщина, плавно вытащив язык из влагалища Оксаны, смокнув смачно клитор, щедрым богатством своей слюны
— Уверена!
Подтвердила Алина пьяной интонацией повелевающего голоса, принудительно продолжая смотреть в открытые сияющие лазурные голубые глаза Оксаны, в которых отражалось пламя горящей в комнате свечи.
— Только не сильно глубоко — как будто проявляя беспокойство, предупредила Алину свою ненасытную возбужденную подругу — Совсем чуть-чуть — держа рукой, грудь Оксаны повторила она
— Хорошо — согласилась Варвара, облизывая стекающие с губ слизь влагалища Оксаны, доставая какой-то блестящий силиконовый на вид предмет с тумбочки возле кровати
— Что — задыхаясь от возбуждения, пыталась выговорить Оксана, находясь под лаской внушительной нежности рук Алины — Что случилось? — спросила она, жадно хватая воздух ртом
Едва успела это выговорить Оксана, почувствовала, издавая громкий стон, выгибая спину, выставляла пышную грудь, как ребристая слизистая прохладная поверхность какого-то предмета начала проникать в неё. Раздвигая стенки влагалища таинственный предмет в форме нежной ребристой поверхностью, чуть вошел внутрь. Оксана открыла рот, задыхаясь от сильного возбуждения, когда женщина, что проводила по волосам нежностью руки лежала с ней рядом начала жадно облизывать языком её раздвинутые губы, покрывая их щедрым слоем своей слюны.
— А…. ах… — простонала Оксана, чувствуя как какой-то предмет массировал ребрами круглой материи стенки её влагалища
Алина смачно сплюнула богатой сладкой щедростью слюны, прямо в отрытый рот Оксаны, ощущая густой насыщенной сахарной сладостью пены сгусток на языке, не смогла даже проглотить его. Испытав сильный оргазм в чарующих руках этих женщин, Оксана издала громкий стон, руки Алины сжимали её грудь, оставляя на них легкий розовый след от впивающихся в кожу когтей. Обжигающей силой соприкосновения ручей оргазма вытекал из возбужденного только что испытавшего оргазма влагалища Оксаны, обволакивая слизью своей прелести, предмет, что плавно выходил из влагалища. Тонкая струйка испытанного оргазма одаряла жарким прикосновением анус, стекая прямо на простынь. Измученное, сексуальным влиянием тело Оксаны, которому не хватало сил даже подняться, так и осталась лежать, задыхаясь от испытанного оргазма, обнаженная на кровати.
— Оставь её — обратилась Варвара, сидя на кровати, спустила ноги на пол — Пойдем лучше напьемся — предложила она, посмотрев на Оксану как она, искушая себя сладкими стонами совершенно лишенная сил лежала на кровати не имея возможности даже пошевелиться
— Сейчас только одеялом её накрою — предложила Алина, вставая с кровати, звонко стукнула каблуками по паркету
Нежность пышного бамбукового одеяло накрыло обнаженное сладко стонущее тело Оксаны, согревая своей теплотой, лишала последнего остатка сил, держать веки глаз открытыми.
— Пошли давай — обратилась Варвара встав в открытом дверном проеме комнаты, к своей подруги, когда она поправляла одеяло, которым укрыло тело Оксаны
— Жалко мне её — проявляя заботу, Алина призналась, проводя нежностью руки по волосам Оксаны, когда она, пытаясь держать веки глаз открытыми, старалась из-за всех сил смотреть на неё — Такая молодая и такое вытворяет
— Ой хватит а — возразила Варвара — Все пошли — подняв голос чуть прикрикнула на свою подругу
— Пускай спит — с каким-то странным чувством сочувствия произнесла это Алина, закрывая дверь комнаты
— Как будто у неё есть другой вариант — рассмеялась громким смехом Варвара за закрытой дверью комнаты — Я её так измотала, но она тоже молодец, достойно себя показала
— Я знаю — согласилась Алина — Сама удивлена такой страсти желания с её стороны — вскоре их голоса стали стихать и за закрытой дверью, было тяжело их слышать
Комната постепенно погрузилась почти во мрак, лишь горевшее пламя восковой свечи, что почти затухало, оставалось единственным светилом, которое Оксана смогла запомнить под нежностью согревающего одеяла. Отдавая свое тело ласки постели, от которой веяло страстью испытанного женского оргазма, Оксана устав от бессилия закрыла глаза, погрузив сознание в бездну полумрака комнаты. Стуки женских каблуков вскоре прекратились, сменившись озорным тихим возбужденным женским смехом, что доносился с гостиной через закрытую дверь комнаты. Поддавшись чарующей согревающей силе постели, что окутало властью своего влияния обнаженное тело Оксаны, с влагалища которого все еще сочился ручей испытанной женской страсти на простынь она, сладко постанывая во сне, тихо засопела, впадая внушению мягкости подушке в которую так легко утопала головой.

***
Сила лучезарного солнца озарила моментально комнату своим неистовым светом, как только шторы быстро раздвинулись. Постель, в которой происходила бурная похоть сексуальной страсти, пропахла запахами женских тел, и выделенной на ней засохшей жидкости головокружительных эротических соблазнов, что успела остыть, сохраняя прелесть своего вкусового оттенка под обнаженным телом Оксаны. Открывая слегка щурясь глаза, Оксана заметила, как женщина, по имени Варвара, раздвигала шторы в стороны, пропуская свет лучей рассвета в комнату. Голубой приятной взгляду халатик красиво и элегантно облегал тело этой женщины, выражая все самые сексуальные черты, изумительная грудь без бюстгальтера и открытые роскошные бедра без нижнего белья. Прекрасная свежесть женской туалетной воды с экстрактом фиалки, как волна разносилась по всей комнате, насыщая атмосферу своей загадочной таинственностью запаха.
— Что уже утро? — сонным голосом спросила Оксана, ощущая дикую жажду во рту — Который час?
— Почти десять? — повернувшись в пол оборота, ответила женщина, так приятно весящие с краев нити шторы — Твой телефон почти разрывался с утра, как хорошо, что он Алину не разбудил
— А что с ней? — поинтересовалась Оксана, пытаясь подняться с кровати на локти, тут же упала впадая головой в мягкую бамбуковую подушку
— Пришлось её напоить — призналась Варвара, поправив халатик, прикрывая будто специально красоту эротического изъяна на бедрах — Ради того чтобы достать для тебя вот это — женщина кивком взгляда блестящих при лучах солнца карих глаз указала на дневник что лежал на кровати
— М…. — издавая глухой сухой стон, изнемогала Оксана от жажды, положив руку на лоб — Пить хочется — вцепившись пальцами в одеяло, натянула его на свою грудь
— Естественно, что хочется вина пила как насос — ухмыльнулась Варвара, присаживаясь на край кровати — Тебя наверно в больнице ждут, но я Алину придержу, может сутки, от силы двое, лучше бы тебе поспешить с диагнозом её сестры, чтоб не было у неё особого повода для скандала
— Ты думаешь это так легко — посмотрела на неё Оксана изнуренным взглядом — Нужно сначала собраться с мыслями
— Я тебе приготовила стаканчик свежего апельсинового сока — теребила игриво коготками эта женщина по одеялу Оксаны, будто старалась его настойчиво стянуть
— Это так любезно с твоей стороны — одарила её Оксана, напрягая скулы забавной кривой улыбкой приподнимаясь на локти с постели — Умираю просто от жажды — сказав это одеяло, самопроизвольно скатилось вниз, оголяя пышную шикарную грудь перед женщиной
— Ничего страшного — возразила Варвара — Я вчера уже успела её потрогать — намекая женщина красивым распущенным взглядом про грудь Оксаны
— Вот как — ухмыльнулась Оксана, скривив губы, прикрывая внезапный румянец на щечках прядью золотистых волос — А что ты еще успела потрогать? — прикрывая грудь толстым одеялом, Оксана спустила ноги с кровати
— А ты разве не помнишь? — удивилась Варвара и схватив со страстью коготками одеяло потянула его на себя
— Ай! — громко взвизгнула Оксана, недовольно поджав губу — Что ты делаешь? — возмущенно спросила она, представ перед женщиной полностью обнаженной
— Тише, а то Алину разбудишь — приложила белокурая развратница палец к своим губам, посмотрев на Оксану весьма своенравным взглядом, похлопала ей застенчиво длинной прелестью ресниц — Сейчас думаю самое время душ принять
— Почему ты так ко мне привязалась — спросила Оксана, положив ладони рук на свою грудь, встала с кровати — Ты ведь меня совершенно не знаешь?
— Если верить твоим словам и что Ангелине достаточно сейчас плохо, то ты единственная надежда, для сестры Алины — пояснила женщина, со страстью теребила кончик одеяла
— Хм… — прикусила губу Оксана, улыбнулась застенчивой улыбкой, увидев аккуратно сложенные вещи на комоде в комнате — Опять же если верить моим словам
— Скажи — внезапно задала вопрос Варвара — Зачем тебе это надо приезжать ночью к совершенно не знакомым людям и позволяя двум пьяным женщинам лапать тебя, творить всякие вещи, ради того чтобы получить дневник Алины, что ты думаешь там найти, чего бы я могла не знать
— Дневник! — тихо произнесла Оксана
Подходя к комоду, Оксана шикарно при каждом шаге выражала красоту упругих бедер, засунув коготок указательного пальца между губ. Смачно покрывать изобилием сочной пенистой слюны палец, Оксана стала размышлять над диагнозом пациентки.
— А ты мне лучше скажи, ты хорошо знаешь родителей Алины и Ангелины? — спросила Оксана, положив руки на край комода, повернулась в пол оборота к женщине — О… боже я вся фиалкой пропахла — удивилась она, почувствовав на своем теле щедрый приятной сладости запах фиалки
— Ну и что в этом такого? — как будто это нормально, Варвара, сидя на кровати, пожала плечами, стала теребить белокурую прядь волос, завивая их специально кончиками пальцев в кольца — А что ты имеешь в виду про родителей девушек?
— Ну проходили ли мать или отец у них какое-либо лечение, ладно про мать потом поговорим, что ты знаешь про отца, может у него были какие-то проблемы с сердцем?
— С отцом все нормально — отклонила эту версию Варвара, будто не понимая, к чему задаются ей такие наводящие вопросы — А вот с матерью…
— Что с матерью? — удивилась Оксана, нагнувшись, приостановила надевать черные кружевные трусики — Ну давай не томи, что с ней не так? — подтягивая медленно резинку трусиков по своим бедрам, настойчиво задавала она вопросы
— М… у неё была какая-то болезнь — задумалась женщина, будто вспоминая какие-то события, смотря сквозь Оксану куда-то в стену
— Что за болезнь?
Допытывала женщину Оксана, надев резинку трусиков на свои бедра, почувствовала как нежность материи трусиков прикоснулась лаской ткани к её влагалищу, насытив его новой волной легкого будоражащего возбуждения.
— Блин как же оно называется, что-то с сердцем, её Алина возила в Москву, договорилась о лечение — пытаясь вспомнить что-то важное она, словно кого-то увидев за спиной Оксаны, смотрела на пустую стену за её спиной — Там еще диету какую-то строгую прописали, блин я не помню Оксана, почитай дневник, Алина в нем каждую мелочь указывает
— «Ишемическаяболезньсердца»? — предположила Оксана, посмотрев на женщину с серьезным задумчивым видом, положила руки на комод, слегка облокотилась на него назад
— Нет, по-моему — рассуждала женщина, нервно теребила коготками за белоснежный кончик одеяла на кровати — М… как же это слово
— «Аортальный стеноз» или «аортальная недостаточность» — выдвигала версии Оксана, пытаясь подобрать достойную теорию
— Нет-нет — возразила Варвара, опустив глаза на одеяло, пыталась вспомнить нужное слово — Там что-то другое
— Может «артериальная гипертензия», или «хроническийперикардит» — предложила в качестве варианта Оксана, внимательно наблюдая за взглядом женщины
— Ой ты такие вопросы задаешь? — ужаснулась женщина, почувствовав себя явно безграмотной по сравнению с Оксаной — Я не знаю, правда Оксана, почитай дневник — настойчиво повторила она
— Блядь ладно! — тихо недовольно прошептала Оксана, нервно коготками процарапала по гладкой блестящей при свете лучей солнца поверхности белого комода — Сама разберусь
— Прошу не обижайся, ну я не сильна в медицине
— Я это уже поняла — согласилась Оксана, повернувшись к своим вещам, взялась кончиками подушек пальцев за лямку черного кружевного бюстгальтера
— Я правда очень хочу помочь — опустила белокурая женщина голову, как будто почувствовав себя виноватой
— Спасибо я уже поняла — опровергла резко её доводы Оксана — Кто мне там названивал с утра по сотовому телефону? — поинтересовалась она, держа за лямки бюстгальтер
Нежная материя чашечек черного бюстгальтера приятным прикосновением розовых чувствительных сосков Оксаны, что в этот момент прохлада в комнате охватывала их своим обольщением. Ласка такой материи чашечек, принудила Оксану, прикусив так сладко губу, заводя руки за спину, стянуть пышную грудь оковами черного кружевного бюстгальтера. Играя бедрами, словно исполняя для женщины медленный танец страсти шикарно сексуально двигаясь в этот момент, Оксана почувствовала как путы черной материи, словно прочные цепи сковали её грудь.
— Ах… — так нежно вздохнула женщина, указав взглядом сияющих карих глаз на телефон, что лежал на тумбочки возле кровати — Давай я тебе пока ванную сделаю?
Предложила Варвара, вставая с кровати, оголяя, скрытую под халатиком при этом сексуальную красоту изъяна своих бедер.
— Давай может, ты мне подашь мой телефон и вон тот апельсиновый сок — возразила Оксана, уходя от ответа, взяла с комода черное платье, на котором сохранился аромат фиалки и высохшие капли красного вина — Нет у меня времени, чтобы ванну принимать
— А ты прими — настойчиво повторила женщина, вручая Оксане бокал сока в руки — Это не так уж и долго
— Но…
— Никаких но, это еще что такое? — игривой сексуальной прелестью упрекнула Варвара, направляясь к открытой входной двери комнаты
— Что даже не хочешь выслушать мое мнение? — обиделась Оксана, поджав от обиды нижнюю губу, подносила прохладное на ощупь стекло бокала к своим губам — Так нет! — возразила она заметив как женщина вышла из комнаты
Направляясь поспешным шагом следом за женщиной Оксана, кинув небрежно платье на пол, громко стукая каблуками черных туфель, выбежала в коридор дома в одном нижнем белье, проливая с бокала несколько капель апельсинового сока. Завораживающая прохлада кисло-сладкой прелести по телу Оксаны, заставила её от неожиданности тихо взвизгнуть и со стаканом в руке проследовать за женщиной в ванную комнату.
— Я к кому обращаясь? — громко крикнула, когда Варвара скользнула, быстро открыв дверь в ванную комнату — Нет, это уже переходит все границы — выражала искренне она свое недовольство направляясь за ней
— Ну а что ты в таком виде поедешь в больницу? — поинтересовалась женщина, встав посреди ванной комнаты
Ослепительный свет солнечных лучей от окна ванной комнаты озарял со спины женщину, что стояла перед Оксаной в одном только белом нейлоновом халатике. Просторная комната ванной комнаты сочетала в себе все самые яркие цветные краски. Гармония цветной плитке, что на полу то и на стенах ванной комнаты, сияла блесками лучезарного отблесками одной гармонии света, прекрасно сочетала всю сила цвета морского океана. Огромная ванна, что была расположена слева у стены, сочетала в себе непомерные размеры, почти напоминающая малый бассейн, а пристроенная рядом к ней ванная полка сочетала в себе множественные элементы ванной косметики, шампуней, гелей для душа, мыла, прочих женских прелестей, что придает её телу сокрушительный аромат эротической страсти. Фиолетовые шторы, лишь на половину скрывали окно от проникающих лучей весеннего солнца, создавая в темной половине изюминку таинственной страстной романтики. Ванная комната словно была оплотом изысканного армата фиалки, словно вся атмосфера этой комнаты насыщала в себе всю мощь запаха этого прекрасного цветка. Даже маленькие корзинки из хрусталя, сделанного в виде соломы и наполненные слегка водой, как показалось Оксане, на бортике ванной вкусили в себе не только запах, но и присутствие в них этого цветка, что создавал шикарный интерьер самого помещения. Воздух в ванной был пропитан сыростью и спертого аромата женских тел, прохлада которого завораживала кожу своим мучительным легким прикосновением по телу Оксаны.
— Что ты делаешь? — возмутилась Оксана, вбегая в открытую дверь на каблуках, звонко стукая по кафельной плитке, разливая с бокала сок на пол ванной
— Ничего — ухмыльнулась женщина развратной похоти улыбки и потянула за пояс белого халата, в котором она была, кончиками пальцев — Просто хочу сделать для тебя ванну
Нежная материя халата раздвинулась, освобождая обнаженное тело женщины на обозрение Оксаны, после чего убедительным движением рук, Варвара с легкостью скинула халат со своего тела. Белая ткань нейлонового халатика с легкостью упала на пол, в этот момент она просто перешагнула через неё, направляясь к самой ванной. Каждый изъян на теле этой женщины, выражал особый сексуальный оттенок падающего света от лучей солнца, шикарные бедра, что при каждом движении, отражал особый отблеск эластичности белоснежной кожи женщины. Роскошная пышная грудь этой женщины, которая полностью сосредоточила внимание Оксаны на себе так и манила дотронуться до них пальцами.
— Что вот так? — удивилась Оксана
— А почему нет? — удивилась женщина, проводя кончиком указательного пальца по гладкой поверхности вентиля смесителя ванной
— Нет! — возразила Оксана — Ну в смысле я конечно не против, но у меня на это нету времени
— Закрой дверь — согнув ногу так эротично в колено, поставив её на борт ванной, тихо прошептала Варвара, пленительная нежность интонации голоса, немного тревожило Оксану
— Послушай — начала говорить Оксана
Оксана с удивлением наблюдала, как женщина, опираясь каблуком туфель на стенку ванной, сексуально выгнула спину, запрокинув голову назад, тем самым опрокидывая пышную прелесть белокурых волос себе на спину столь эротичным жестом. Нежным прикосновением женщина охватила сочную красоту собственной груди, с такой чарующей лаской давила она пальцами на свою кожу, сминая кончиками пальцев подушек свои соски, чем сильно завела Оксану.
— Ай — глубоко и изнуренно вздохнула Оксана, закрывая за спиной входную дверь ванной — Не знаю, зачем я это дела, но думаю, я еще об этом пожалею
— Не пожалеешь — продолжая ласкать собственную грудь ответила возбуждающим слух шепотом Варвара
— Правда? — ухмыльнулась Оксана, замечая, как эта женщина поддается соблазну возбуждения, ласкала себя, опираясь каблуком туфель на стенку ванной — М… ты так эротично двигаешься
— Зачем ты это делаешь? — проходя мимо лежащего белого халата на полу поинтересовалась Оксана, отпивая с бокала кислый апельсиновый сок
— Что делаю? — изнывая, словно в плену своих эротических соблазнов простонала женщина, одарив Оксану взглядом наполненной страсти — Просто потому что мне этого хочется — ответила она
— Поскольку у меня нет очков — заявила Оксана, похотливо состроив улыбку для этой женщины
Подходя к окну с бокалом сока в руке, Оксана выражала в своем теле изящную эластичность бедер, словно специально показывала их перед этой распутницей, искусительницей вынуждающей похоть пробуждаться еще с новой ярой силой. Капли апельсинового сока, плавно стекали по бедрам, завораживая прохладой соприкосновения, оставляли за собой сахарную приятную дорожку на бархатной коже.
— Ты будешь читать дневник своей подруги для меня, причем еще принесешь для меня телефон
Оксана встала возле окна, отодвигая штору в сторону, давая лучам весеннего солнца ослепить лазурную голубую прелесть глаз. Возбудившись от красивых изъянов на теле женщины, Оксана пыталась как-то скрыть свою разыгравшуюся похоть, но учащенное дыхание выдавала сексуальное чувство, что как возбужденный вулкан полыхало в ней. Перебирая очень эротично коготками ниточки на шторе, Оксана любовалась чудесным садом за окном, как прекрасно голые без листьев деревья, еще сохраняли на себе остатки былого снега, что так красиво таил под палящим солнцем.
— А ты не боишься, что я могу попросить за эту услугу слишком высокую цену?
Спросила женщина приятным горячим шепотом дыхания прямо под ухо Оксаны, встав у неё за спиной, обвила руками чашечки кружевного черного бюстгальтера.
— Смотря, о какой цене, пойдет речь? — сама это не замечая, Оксана стала поддаваться соблазну нежности женских рук, что щупали её грудь через бюстгальтер — И смогу ли я именно её заплатить
Дыхание женского возбуждающего потока воздуха, что пленило её разум, заводило еще большую страсть с каждым вздохом этой женщины под ухом Оксаны. Нежность когтистых пальцев, что стремительно пытались залезть коготками под чашечки бюстгальтера, словно сковывало в движении. Чарующая сила аромата фиалки, что окутывала тело женщины, что стояла за спиной Оксаны, своей обнаженной грудью розовых сосков терлась о её спину, вдохновляя головокружительную соблазном, от чего кровь в жилах стала бурлить горячим потоком страсти.
— О той, без которой я заметила тебе трудно обойтись — возбуждая похоть чудесным звучанием шепота прошептала, Варвара заводя коготки пальцев под застежку бюстгальтера Оксаны
— М… что ты делаешь? — улыбаясь чудесной прелестью улыбки, спросила Оксана, поднося холодное стекло бокала к своим губам
— А ты что сама не понимаешь? — спросила белокурая искусительница, одарив Оксану обжигающей прохладой слюны от поцелуя, с легкостью расстегнула её бюстгальтер
— А что тут понимать — ухмыльнулась Оксана
Нежные чашечки бюстгальтера в спертом, потоке воздуха ванной комнаты начали медленно отрываться от розовых сосков Оксаны, завораживающая легкая прохлада окутала грудь громадными нежными ладонями. С жадным рвением Оксана, вцепившись в бокал, глотала апельсиновый сок, пока светловолосая распутная женщина снимала с её груди бюстгальтер. Ласка обжигающих слюной холода поцелуев женщины, что она посыпала шею плечи Оксаны, словно с голодным сексуальным рвением впивалась губами в её бархатную кожу, но столь эротичные объятия, как показалось Оксане на тот момент, вызвали странную заботу, словно как поддержка матери или младшей сестры.
— Какая странная у тебя забота
Отрываясь, задыхаясь от нехватки воздуха от пустого бокала, возбудившись, призналась Оксана, делая паузу почти через каждое слово, что почувствовала от ласк рук этой женщины. Кисло-сладкие капли оранжевой прелести бурным потоком страсти стекали с изнывающих губ Оксаны, падая в свободном падении на обнаженную грудь, завораживая предвкушения чувства легкой пленяющей прикосновением прохлады.
— С чего ты решила, что эта забота? — поинтересовалась Варвара, проводя кончиком обворожительной ласки языка по шее Оксаны
— Ты так странно себя ведешь — занервничала Оксана покусывая губу поставила пустой бокал на подоконник окна
— А как я себя должна вести? — словно сгорая от сексуального желания с тяжелым дыханием, спросила женщина, одарив Оксану нежностью жаркого поцелуя в шею
— Ну, уж точно не так — Оксана хотела вырваться из объятий этой женщины, как только она коснулась резинки её черных трусиков — Отпусти меня — возразила она
— Ну, ты что прекрати — женщина, впадая в искушение от тела Оксаны, целовала её с голодной страстью, оставляя на её шее потеки изобилия пенистой сладкой слюны
— Нет прекрати! — запротестовала Оксана, ощущая как резинка черных трусиков плавно начала сползать вниз — Я так не хочу — пыталась она возразить
— Тебе понравится, ты еще не пробовала
— Ага, в ванной на мокром полу — съязвила Оксана, чувствуя испепеляющий жар от губ женщины на своих ягодицах — И как я себя после этого буду чувствовать
— Точно так же как и вчера перед двумя пьяными развращенными женщинами — пояснила возбужденная до придела женщина, кинув трусики Оксаны во входную закрытую дверь
— Ну, уж нет! — хотела вырваться Оксана, но женщина, схватив её за руку, плотно притянула её к своему телу — Вот если бы ванну с пеной
— В ванной?
— Ну да — согласилась Оксана, приветливо улыбнувшись
— Хм... не вижу ничего особенного — держа Оксану в своих объятиях, она пристрастилась тут же к её телу, стала посыпать его жаром поцелуев
— Нет, стой, погоди! — хотела возразить Оксана, повысив голос, ощущая, как теплая женская рука скользила по её животу вниз
Оксана, опираясь руками на подоконник окна, выгибая красиво спину выставляя упругую прелесть бедер перед женщиной развратницей, что в пылу жаркой страсти охватила её грудь рукой, а драгой медленно скользила по животу. Дикая похоть соблазнов разыгралась и опровергла в все возражения Оксаны, как только рука белокурой искусительницы, начала с жадностью массировать её лобок. Возбуждаясь с неконтролируемой силой, Оксана ощущала, как Варвара массировала её грудь, тщательно разминая пальцами, пока другая рука этой женщины творила чудеса, даже не касаясь влажных половых губ влагалища.
— Что же ты со мной делаешь? — изнывая от сильной нехватки воздуха, возбуждаясь, простонала Оксана
Продолжение дикой эротики последовала на мокром влажном полу, ощущая спиной десятки мокрых холодных капель воды, что прилипали к телу Оксаны, она впала в слияние голодной страсти языков в жарком поцелуе с белокурой развратницей. Завораживающая сладость слюны этой женщины пленила сознание, её богатое изобилие, словно потеками пены, стекала с языка прямо в открытый рот Оксаны. Ласка рук этой женщины не знала границ, сжимая бедра Оксаны, она стремительно опускалась другой рукой к лобку. Обворожительная прохлада языка Варвары вслед за её рукой спускалась вниз по животу Оксаны, оставляя на коже прохладную скользкую дорожку богатой прелести слюны.
— Ах… — глубоко резко вздохнула Оксана, ощущая жар губ женщины на возбужденных стенках влагалища
Белокурая искусительница аккуратно пальцами раздвинула мокрые возбужденные стенки влагалища Оксаны. Казалось бы, специально посыпала его горячим своим дыханием, от чего заставляла Оксану изнывать в сладких стонах.
— М… Варвара ты меня заводишь — изнемогая от сильного желания, простонала Оксана, ощущая как стенки влагалища стали насыщаться прохладой слизью возбуждения
— Я знаю — горячим возбуждающим шепотом дыхания ответила женщина, коснувшись кончиком языка клитора Оксаны
Издавая громкий стон в пылу искушения страсти, Оксана изогнула спину, пыталась вцепиться когтями в кафельную мокрую плитку на полу ванной комнаты. Шокирующее изобилие слюны женщины стекало с языка прямо на клитор Оксаны, протекая по возбужденным стенкам, обжигая прохладой анус, падала на кафель под неё. Нежность громких стонов стихла, как только женщина всунула языка промеж стенок влагалища Оксаны. Проникающая прохлада скользкого прокрытого слизью слюны языка с легкостью вошла вглубь влагалища, лаская поверхностью языка при этом клитор. Варвара так пленительно творила чудеса своим языком, стараясь при этом еще покусывать кончиками зубов клитор Оксаны.
— Что — произнесла Оксана, задыхаясь от возбуждения — Что случилось? — испытав сильный оргазм прямо на язык женщины, спросила она
— Ничего — ответила ласковым шепотом Варвара, поцеловав предварительно мокрые половые губы, когда её язык покинул влажную обитель влагалища Оксаны
— Тогда почему ты прекратила? — настойчиво спросила Оксана, царапая ногтями на пальцах рук, кафель под спиной — Прошу продолжай — изнывая в собственных стонах, требовала она
— Я и не прекращала — заявила светловолосая развратница



Оксана почувствовала, как принудительно два пальца этой женщины проникли в её влагалище. Благодаря скользкой слизи только что испытавшего оргазма, Оксана ощущала, как пальцы этой женщины с нежностью массировали стенки влагалища, в тот момент, когда третий большой палец Варвары кончиком коготка теребил клитор. Светловолосая искусительница другой рукой плотно сжимала грудь Оксаны, словно пыталась насладиться ощущением, которого она не могла охватить своей рукой, продолжая при этом соблазнительным движением эротической боли теребить коготками её сосок. Настойчиво играя пальцами во влагалище Оксаны, женщина заставляла её извиваться на прохладном мокром кафельном полу ванной комнаты, принудительно царапая при этом клитор.
— Ах... а… — громко простонала Оксана
— Вот умница — похвалила Варвара, как только Оксана излила свой вновь пережитый оргазмом эликсир ей на руку
Вытаскивая руку из влагалища Оксана, которого сочился только что пережитый тонкий ручей бурно кипящей сексуальной страсти. Варвара обтерла слизь влагалища Оксаны об лобок, положив влажную руку на живот, стала вести ею до груди, покрывая богатым изобилием жидкости пышную сочную грудь, чувствительные розовые соски которой полыхали огнем эротической боли царапин от когтей этой искусительницы. Вытирая руку о грудь Оксаны, женщина встала с колен, звонко стукая каблуками белых туфель, направилась к выходу.
— Ты куда? — поинтересовалась, изнемогая от собственных стонов и задыхаясь от сильного возбуждения, продолжала лежать на полу лишенная последнего остатка сил
— Пойду, принесу твой телефон и дневник — ответила, улыбнувшись роскошной прелестью улыбкой белокурая искусительница, дотрагиваясь до ручки входной двери
— А как же я? — глубоко вздохнув, простонала Оксана, оставаясь лежать на полу
Аромат насыщенной фиалки в плотной влажной атмосфере насытил воздух изысканным вкусовым оттенком лишая надежды вдохнуть хоть каплю свежести. Обнаженное тело Оксаны насытилось вдоволь этим ароматом каждая клеточка, каждая пора, выделяющая пот бурной страсти, на её теле дышала этой прелестью запаха.
— А ты полежи и отдохни
Повернув ручку входной двери и открывая её, говорила Варвара, с нежностью взгляда искушенной страсти посмотрела на лежащую, на полу ванной комнаты обнаженную Оксану.
— Но… — хотела возразить Оксана
— Никаких но, я скора приду — опровергла женщина, красиво вильнув бедрами, вышла из ванной, закрывая за собой плотно дверь
Полностью лишенная остатка сил Оксана осталась лежать одна на полу ванной комнаты, капли воды все еще доставляли прохладу, соприкасаясь с её кожей. Проникающие лучи солнца, пробиваясь неистовой силой через пластиковое окно, озаряли отблеском капли влаги на теле Оксаны, что покрывали её тело, приятно прилипая, стекая по нему, оставляя завораживающее впечатление пленяющих влажных потеков. Стекающий с влагалища тонкой струйкой ручей бурной страсти обжигал своим прикосновением анус стекая на кафель густым завораживающим потоком. Изнемогая от испытавшего сильного возбуждения в плотной влажной атмосфере комнаты, Оксана стала изнывать сладкими возбуждающими стонами, открыв рот пытаясь жадно глотать воздух, ощущая на своей слюне сладкую кислую прелесть апельсинового сока, который все еще сохранял на её языке первозданный чарующий оттенок цитрусового вкуса.

***
Горячая возбужденная потоком воды была покрыта толстым плотным слоем пены, бурная страсть аромата фиалки насыщала ванную комнату. Нежность теплых женских рук, ублажала Оксану в густой романтической пелене плотного скопления пара в воздухе и игристой переливающейся оттенков пены. Варвара ласкала грудь Оксаны, обворожительным прикосновением протирала её мочалкой с насыщенным изобилием пены, заставляя густые потеки пены скатываться вниз, повинуясь рельефу тела. Другой рукой она держала дневник своей подруги, вслух читала про случаи с матерью и пациентки, пока Оксана игристой прелестью коготков набирала на сенсорном экране белого телефона номер Ларионова, оставляя на дисплее несколько влажных капель. Лучезарная улыбка губ переливалась разными световыми отблесками проникающего лучей света солнца через окно в ванной комнате, а сладкая кислая эйфория апельсинового сока, что она смаковала во рту со слюной, доставляла удовольствие. Мини бассейн в ванной комнате был достаточно просторным даже для двоих девушек, Оксана, согнув ноги в колени слегка их раздвинула, ощущая как игристая бурлящая прелесть воды, падающая со смесителя бурлила на дне ванны ублажая пузырьками воздуха измученное сексуальной страстью влагалище.
— Оксана Владимировна — громким суровым тоном начал возражать Ларионов, как только монотонные гудки вызова прекратились — Где вас черти носят, мы до вас с утра дозвониться не можем у нас….
— Валерий Николаевич — послышался голос прямого возражения Марина Викторовна — Оксана у нас проблема, ты нужна в больнице
— Что у вас случилось? — поинтересовалась Оксана с улыбкой восхищения, ощущая, как нежная пена от мочалки чудесным образом густым потеком спадала ей на грудь
— Похоже у пациентки стопы и пальцы на ноге приобрели багрово-синюшную окраску — голос Валентины в телефонном разговоре по громкой связи был словно вдохновением для Оксаны
— Я так понимаю это еще не все? — облизывая влажные губы, поинтересовалась Оксана
— У Ангелины подозрение на образование «трофических язв», что ведет…
— Спасибо Вероника я знаю, к чему это ведет — заткнула быстро её Оксана, испугавшись эмоций женщины, что ласкала её нежностью пенистой мочалки
— Оксана что такое трофические язвы и почему ты своей коллеге не дала договорить? — внезапно спросила Варвара, остановив движение мочалки на розовом соске Оксаны
— Оксана кто это? — тут же Вероника задала прямой вопрос
— М… никто! — тут же ответила Оксана, открыв от испуга прелесть лазурных голубых глаз, что отблесками искорками коварства блестели при падающих солнечных лучах — Моя личная секс секретарша
— Оксана я задала тебе прямой вопрос — говорила женщина, посмотрев на Оксану строгим пугающим взглядом — Так будь добра на него ответить
— Ни уж то ты смыслишь в медицине — ухмыльнулась Оксана, ощущая как начал сдавливаться её сосок под давлением влажной мочалки с пеной на него — Да и в конце концов что это тебе даст
— Оксана! — швырнула белокурая искусительница мочалку в ванную, так что брызги падающей воды забрызгали лицо Оксаны — Прекрати валять дурака — вцепилась она в грудь Оксаны с такой жестокостью, что заставила её громко взвизгнуть, стиснув зубы от боли, оставляя на коже розовый след от плацев ладони
— Что там у вас происходит? — строгим голосом спросила Марина Викторовна
— Открытая рана на коже или слизистой, возникшая после отторжения омертвевших тканей и не заживающая в течение 6 и более недель — быстро пояснила Валентина, словно испугалась за судьбу Оксаны — Причина развития трофической язвы является местное нарушение кровообращения или иннервации тканей
— Вот кто тебя просил рот открывать — прошипела недовольно змеей Оксана стирая с лица потеки воды, ощущая как хватка на груди ослабла
— Оксана что там у вас происходит кто эта женщина? — волнующим голосом спросила Вероника
— Это сестра пациентки — предположила Марина Викторовна — Оксана нашла в ней свою утеху для услады, сыграла на страданиях её сестры в больницы с целью своей выгоды
— Нет — облизывая с губ влагу воды, опровергла такое заявление Оксана, поднося бокал с апельсиновым соком к губам
— Я Варвара подруга Алины — пояснила женщина, начиная с нежностью теперь уже гладить грудь Оксаны
— Ах… вот оно как — посмеялась Марина Викторовна, почувствовав видимо себя неловко — А где же сама Алина, когда её сестре так плохо?
— Долго объяснять — увиливая от ответа, ответила Оксана, начиная жадно глотать с бокала прелесть кисло-сладкого оранжевого эликсира
— К чему могут привести эти трофические язвы? — поинтересовалась внезапно Варвара
Такой интерес вызвал у Оксаны неконтролируемый порыв страха, от чего она поперхнулась, глотая сок, с сильным кашлем она выплюнула сок в воду.
— Признаки угрожающей гангреной — пояснила Ларионов — после этого следует уже ампутация конечностей
— Оксана ты мне не говорила что все так плохо — возмутившись заявила Варвара прижимая тело Оксаны за грудь спиной к себе — Давай я сейчас помою тебя и езжай, давай в больницу бери дневник, что там еще тебе нужно но помоги Ангелине
— Оксана Владимировна — игнорируя Варвара начал говорить Ларионов — Прошу разрешите мне начать вводить Ангелине гепарин или варфарин
— Пока не сделаем артериографию сосудов нижних конечностей ничего не вводить — возразила Оксана — Даже «вазодилататоры» запрещаю
— Но ведь у пациентки ведь не стенокардия — усомнилась Валентина
— Так мы хотя бы спасем ногу пациентки — настойчиво твердил Ларионов — Еще чуть-чуть и будем уже вечером делать ампутацию
— Оксана! — строго заявила Варвара — Я надеюсь, у тебя будет решение сделать так, чтобы это не случилось? — спросила она, взяв за подбородок Оксану, чуть повернула её к себе лицом
— Что может еще вызывать такие симптомы? — спросил Ларионов в его интонации, голоса Оксана распознала признаки отчаяния
— Может быть «облитерирующим эндартериитом» подходит? — вынесла свое предположение Валентина — Прогрессирующее поражение периферических артерий, сопровождающееся их стенозом и облитерацией с развитием тяжелой ишемии конечностей
— Хм… — задумалась Оксана, облизывая грань пустого бокала, в котором был апельсиновый сок — Он объясняет все симптомы и по возрастной категории подошел бы если бы не….
— Оксана Владимировна хватит играть с нами — повысил голос Ларионов — Это ишемическая болезнь сосудов объясняет все симптомы
— Варвара — игнорируя заявление коллеги, обратилась Оксана к своей искусительнице, что ласкала её тело в ванне горячей воды и полной богатым изобилием пены — Прочитай этим бездарям куда возила Алина свою мать и зачем?
— Оксана это к делу отношения не имеет — возразила Вероника — Тем более Ангелина уже тогда была достаточно взрослой, признаки бы проявились при любом раскладе
— Утром двадцать пятого сентября две тысячи тринадцатого года мы с мамой собрались в Москву, врачи ставили у неё подозрение на атеросклероз — читала вслух Варвара, взяв дневник в руки
— Так и… — ухмыльнулась злорадной улыбкой Оксана — Что случилось летом того же года
— Десятого августа я в полудреме повезла Ангелину к врачу, упала с горы в походе, сломала ногу…
— Так все хватит — продолжая восхищаться своей гениальностью, выносила предположения Оксана
— Ну и что это нам все дает? — возмутилась Валентина
— Варвара — вновь Оксана обратилась к этой женщине, что и не знала что сказать пока на её глазах таким образом происходил дифференциальный диагноз — Прочти что было прошлой зимой
— Прошлой зимой я узнала, что отец повез Ангелину в больницу, с тяжелым признаком обморожения ног — читала, внимательно вычитывая каждое слово эта женщина — Ангелина всегда любила вызывающе одеваться этого у неё не отнять, даже катаясь на снегоходе с парнем….
— Так все хватит — остановила её Оксана — Отрабатывайте версию с облитерирующим эндартериитом, произведите «паравертебральную блокаду» поясничных ганглиев с использованием новокаина
— Нужен невролог для проведения такой сложной процедуры — возмутился Ларионов
— Валентина, не у тебя ли высшая степень по неврологии в колледже была закончена? — поинтересовалась Оксана, ощущая, как женщина с нежность и лаской покрывала слоями пены горячей воды её грудь
— Но ведь Валентина….
— Спокойно Валерий Николаевич — успокоила Оксана — Мне же вы доверяете в проведении сложнейших операциях на открытом сердце или скажите еще, что таких не было?
— Оксана Владимировна вы особый случай в нашей больнице — возразил Ларионов — Ваша кладовая знаний и опыта позволяет вам доверять буквально все
— И нести за это ответственность — заявила Оксана, придав строгую суровую интонацию своему нежному голосу — Валентина произведешь данное исследование, если боли вернуться, то значит, мы ошиблись в диагнозе
— А что будешь делать ты Оксаночка? — возмутилась Марина Викторовна
— Попытаюсь объединить, как связать атеросклероз матери, лечение которого было медикаментозное, перелом ноги, потом её обморожение, ну и еще некоторые факторы из дневника сестры пациентки — ответила Оксана, поддаваясь чарующей ласки нежности рук женщины, что с заботой, гладили её тело
— Поступай, как знаешь — ответила Марина Викторовна, в голосе которой Оксана смогла разобрать явное огорчение — За ночь я собрала по сохранившемуся рецепту тебе очки, постарайся и в этот раз их не разбить, когда будешь выяснять отношения со своей матерью
— Ой, прекрати — высказала быстро свое возмущение Оксана — Хотя за очки спасибо
— Валентина ты уверена, что сможешь выполнить данную процедуру? — интонация голоса с которой поинтересовался Ларионов, явно выражала признаки волнения
— Делайте то, что я говорю! — заявила настойчиво Оксана, ударив с психу ладошкой по поверхности воды в ванной
Мельчайшие капли воды от удара ладонью руки Оксаны, о её поверхность, выплеснулись вновь в её лицо вместе с гармонией великолепного сочетания сгустков пены. Обжигающая жгучая боль на ладони доставляла раздражение, принуждая настойчиво растирать коготками другой руки, позволяя потекам воды и пены в этот момент стекать с лица Оксаны, падая в свободном падении на её пышную грудь.
— Оксана прекрати!
Громко крикнула женщина под ухо Оксане от чего она, испугавшись, взвизгнула и отдернулась в другой угол в ванной, с глазами полного страха от пережитого шока смотрела на белокурую женщину как рассадник беспокойства. Потеки воды и густой пены стекали с лица Варвары, падая на грудь, облепляя нежностью прикосновения губы этой искусительницы, от чего при падающих лучах солнечного света они приобрели ярко-алый оттенок.
— Боже мой — ужаснулась Варвара, прижав ладони рук к губам, посмотрела на Оксану глазами пережитого внезапного страха — Ты что творишь? — словно переводя дух, женщина истерически рассмеялась громким звонким смехом
— А нечего меня так пугать — заявила Оксана, от обиды поджала губу
— Даже как-то не хочу знать, что там у вас случилось — возмущенный голос Марины Викторовны несколько смутил Оксану своей интонацией
— Оксана Владимировна — заявил Ларионов строгим голосом — Когда-нибудь ваше ребячество может к гибели пациента не приведет, но к особо отягчающим обстоятельствам последствиям болезни девушки вы точно допрыгаетесь
— Валерий Николаевич — выразилась такой же недовольной интонацией голос Оксана — Делайте своё дело и не лезьте в мою личную жизнь — не став дальше слушать возражения этого мужчины, нажала на сенсорном дисплее сотового телефона кнопку сброса вызова
— Как ты критично относишься к своим коллегам — удивилась Варвара — Давай топай в больницу, ты ведь там нужна больше
— Вот как! — ухмыльнулась Оксана забавной эротичной улыбкой — А что здесь я тебе больше не нужна? — спросила она, ощущая, как сила теплой воды и сгустки нежной пены с чарующей лаской дотрагивались до её сосков
— Ты мне не говорила что у Ангелины все так серьезно! — возмутилась Варвара, поднимая интонацию голоса
— Еще бы — пожала плечами Оксана, вставая в ванной — Дело ведь находиться у меня на столе, а я простых дел не беру
— Тогда в этом случае — предположила женщина с восхищением н7аблюдая как по телу Оксаны скатывались мельчайшие капли воды и потеки пены оставляли стекая плавно свой след — Бери что тебе нужно и иди
— То, что мне нужно это знать результат проведенной паравертебральной блокады — пояснила Оксана, сгибая ногу в красивом сексуальном изгибе перешагивая через борт ванной, так что капли стекающие с её тела воды в свободном падении падали на кафель пола — Ну и вот этот дневник
Касаясь влажными ногами холодной кафельной плитке Оксана, ощутила легкую дрожь, что приятной волной пробежала по всему её обнаженному телу. Растекающиеся капли воды по телу Оксаны будоражили легким чувством прохлады, оставляя влажный след на коже, что знойной прохладой испарялся на её теле.
Черные туфли Оксаны, чудесно гармонировали с белыми туфлями светловолосой искусительницы и были раскиданы по полу ванной, уже успели насытиться частичками влаги и стекающих влажных дорожек воды по ним, что чудесным отблеском при свете солнца отражались в глазах. Белый нейлоновый мини халат белокурой женщины пропитался богатым изобилием воды, оставив на ткани мокрое темное пятно. Черное кружевное белье Оксаны уже успело пропитаться богатой стихии воды, впитывая в себя влагу на полу, где больше всего было выплеснуто из ванны воды в сочетании со сгустками пены.
— Мда… — оценивая обстановку в ванной прикусила от волнения губу Оксана — В чем я пойду моя вся одежда мокрая — подходя к вешалке с белыми махровыми полотенцами говорила она
— Пойдем — согласилась Варвара помочь, вставая в ванной на ноги — Я тебе сама что-нибудь подберу
— Что-нибудь экстравагантное и сексуальное — касаясь края белого махрового полотенца, резким рывком дернула его на себя — И так чтоб я осталась довольна — обматывая свое тело плотным слоем ласкающей ткани, заявила Оксана
— Ты же врач! — удивилась женщина, перелезая через борт ванной — Заведующий отделением и так одеваться?
— А что в этом такого? — ухмыльнулась Оксана, ощущая, как плотная ткань полотенца стянула оковами её грудь, издавая при этом легкий и нежный стон — Ах… если бы это были чьи-то руки
— Тебе что мало было? — Варвара была крайне удивлена желаниями Оксаны
— Ну… — облизывая сладостные кислые губки, Оксана начала импровизировать — Скажем, так недостаточно
— Что? — возмутившись, вскрикнула Варвара
— Ничего — коснувшись дверной бронзовой ручки входной двери в ванной, ответила спокойно Оксана — Пойду я наверно
Поворачивая шар ручки входной двери по часовой стрелке, говорила Оксана, словно испугавшись разъяренной интонации голоса этой женщины, открыла быстро дверь.
— Нет, Оксана! — возмутилась женщина подобным оскорблением — Я значит ублажала тебя ночью, сегодня утром, а ты такое мне заявляешь
— Я же сказала не достаточно — встав в дверном проеме, Оксана с широко раскрытыми глазами от испуга решила проявить наглость
— Так ну-ка ид сюда — взбесившись её поведением, женщина, ускорив шаг, кинулась входной двери, но Оксана, покидая ванную комнату, громко хлопнула дверью у неё почти перед лицом
«Дура ненормальная так тебе и надо», злорадно рассмеялась Оксана, направляясь по коридору дома оставшегося во мраке глухой тишины, как после грохота входной дверью женщина, оставшись по ту сторону, громко закричала от боли.
Двигаясь в комнату по темному коридору дома, куда не проникал почти свет солнца, Оксана обратила внимание на гостиную где на диване тихо продолжая сопеть и постанывать во сне русая блондинка. Две пустые бутылки вина на маленьком столике и две под ним символизировали о последствиях веселой бурной ночи, продолжения которой Оксане не удалось увидеть. Разбросанные обертки черного шоколада по полу гостиной, тлеющая сигарета в стеклянной пепельнице, а так же нижнее женское белье так и продолжало лежать на полу гостиной. Накрытое легким черным пледом обнаженное тело женщины, что так насыщало воздух в гостиной ароматной прелестью фиалки, легким сладким стоном постанывала во сне, изнывая в обители подсознания сексуальных фантазий. Стараясь не зацикливать больше на ней свой взгляд, Оксана, ускорив шаг, направилась в открытую дверь комнаты распущенной блондинки, что являлась хозяйкой этого дома.



***
Нежно ласкающая материя шелкового черного чулка плавно ползла по ноге Оксаны, когда она расположилась на расправленной кровати в комнате. Белые простыни все еще сохраняли вкус оттенка бурной ночной страсти, а аромат фиалки лишь отлично гармонировал в этом прекрасно сочетании постели, где белая простынь была сильно смята. В воздухе сохранялся запах красного вина в великолепном сочетании женской помады, приятного запаха тела женщины, что сохранял свою первозданную силу, приятно распространяя свою прелесть по всей комнате.
— Вот специально для тебя — говорила Варвара, доставая из белого шкафа в комнате черное мини платье — В нем ты будешь выглядеть бесподобно
— М… — простонала, сладко промурлыкав, как кошка Оксана наслаждаясь нежностью скользящего шелкового чулка — Я тебе кажется многим, чем обязана
— Вылечи Ангелину — жалобно попросила белокурая женщина, подходя к кровати держа в руке вешалку на которой было красивое черное откровенное мини платье
Плотное красное махровое полотенце очень эротично обтягивало обнаженное тело этой женщины, по которому стекали еще сохранившейся после ванны капли воды. Стекающие капли воды с мокрых волос Варвары, так приятно касались обнаженных плеч, в тот момент, когда карие глаза при проникающих лучах солнца в комнате так отчетливо светились, переливаясь разными оттенками этого загадочного и чудесного света. Белые туфли на высоком каблуке, которыми она так звонко стукала по паркету комнате, придавали невообразимую сексуальность ногам этой женщины. Багрово алый оттенок отпечаток двери на носу этой женщины был свидетельством неловкой ссоры, что произошла в ванной, при которой Оксана, покидая ванную комнату, хлопнула дверью в тот момент, когда Варвара хотела проследовать за ней.
— Как будто это так просто сделать — ухмыльнулась Оксана, наблюдая на небрежно брошенное белое махровое полотенце посреди комнаты
— Возьми дневник Алины — положив платье на край кровати, сказала нежностью своего голоса светловолосая искусительница, что уже по внешнему виду казалась жалкой — Тем более ты мне должна за нос, когда ты так резко закрывала дверь
— Прости, никак не могу справиться со своей привилегией, когда кому-то затыкать в нужный мне момент рот — улыбнулась Оксана, как будто ничего и не было, вцепившись коготками в вешалку, потянула на себя черное платье, взъерошивая поверхность толстого одеяла
— Ты разбила мне нос дверью — жалобно говорила женщина, присаживаясь на кровать
— Иногда такое бывает — хладнокровно ответила Оксана, взяв вешалку с платьем руки — Да ведь оно же с декольте — всовывая плавно ногу в черные туфли, что стояли на полу возле кровати, удивилась она шикарному вырезу на платье
— Ну да — согласилась Варвара — А ты что ожидала?
— Хотела надеть бюстгальтер — заявила Оксана, поднимая ноги, обутые в туфлях на кровать, аккуратно подогнула их под себя
— Зачем он тебе?
— Вот и я о том же — спуская ноги с кровати, Оксана звонко стукнула каблуками черных туфель о паркет пола
— А что ты так удивляешь, сама же хотела шикарное платье, чтобы выглядеть экстравагантно
— Да, но не настолько — разглядывая шикарный шелк, критиковала Оксана — Что подумают люди
— Одень тогда штаны и кофту
— Нет! — возразила Оксана — Я тебе обязательно его верну — снимая с вешалки платье, выразила она свое несогласие, примитивным жестом кинув вешалку в свободном падении на кровать
— Ай, ладно пользуйся — спокойно ответила женщина, соблазнительным движением кончиком коготка проводила по поверхности скомканного в углу кровати одеяла — А я твое буду носить
— Оно ведь тоже не мое — ухмыльнулась Оксана
— А чье?
— А мне почем знать — пожала плечами Оксана принялась шикарно качая бедрами надевать на свое тело легкую шелковую материю мини платья — Наверно женщины того мужчины с кем я провела романтическое свидание у него дома
— Оксана! — поразилась женщина распутству, со стороны Оксаны, прижав ладони обеих рук к губам — Нельзя же так
— Если никто не знает — ласкаясь нежности материала платье, о её кожу промурлыкав, словно кошка говорила Оксана — То почему бы и нет
— Ты хоть нижнее белье то одень — словно любуясь телом Оксаны, предложила Варвара
— А я, что по-твоему дура что ли так на людях показываться? — рассмеялась Оксана, запрокинув голову наслаждалась как приятная прядь золотистых волос водопадом посыпала её бархатные плечи — Конечно одену — расправляя платье на своем теле добавила она
— Ты всегда, что ли ведешь такой образ жизни?
— Какой? — удивилась Оксана, завораживающим движением изогнув спину, поднимала с края кровати черные кружевные трусики
Легким завораживающим прикосновением резинка черных трусиков начала скользить по бедрам Оксаны, постепенно поднимаясь медленно верх, когда она, встав возле кровати, надевала их на себя, при этом красиво виляя своими бедрами выражая в каждом движении сексуальные черты своего тела. Повинуясь эротическому изъяну на бедрах Оксаны, мягкая ткань нижнего белья доставляла обалденное прикосновение. Слияние в чудесной гармонии с кожей Оксаны нижнее белье принесло ощутимое влияние похоти, особенно когда нежная материя легонько коснулась половых губ влагалища, она испытала легкое возбуждение, намочив едва заметно трусики легким эликсиром возбуждения.
— Спишь со всеми подряд
— Сплю с теми, кто мне нравиться и подходит, судя по моему либидо — пояснила Оксана, наслаждаясь, как легкая шелковая ткань с приятной нежностью коснулась розовых сосков груди
— И у тебя как я понимаю, нет постоянного партнера
— У меня есть парень — ясно дала понять Оксана, подходя к большому зеркалу, что висело в комнате справа от открытой входной двери — Так же есть и постоянная партнерша для моих утех
— Но тебе и этого мало
— Но надо же чем-то разнообразить свою жизнь — ухмыльнулась Оксана, любуясь прелестью отраженной улыбки в зеркале
Оксана решила воспользоваться одной из алых помад женщин, что выстроились вряд на полке рядом с зеркалом. Гармония великого сочетания косметики, женского парфюма, насыщало полку так плотно, что Оксане понадобилось особая сноровка достать помаду стоящую там так, чтобы ничего не свалить на пол.
— Что?! — удивилась, будто женщина такому взгляду со стороны Оксаны — Мы ведь женщины, и мы должны всегда выглядеть хорошо — рухнула она на кровать, издавая легкий жалостный стон
— Да, но вам-то для кого? — рассмеялась Оксана, прикрывая легонько кончиками пальцев губы — Вы наверно из дома то не выходите — снимая с похотливой улыбкой на губах колпачок с губной помады
— Ой, многое ли ты про нас знаешь — засмеялась женщина, развалившись на кровати, обняла так сладко бамбуковую подушку — Между прочим, Алина хороший адвокат и уже много проблем порешать успела на счет Романова, ты ведь наверно тут слышала в этой деревне про такого? — вдыхая запах с наволочки подушки откровенничала белокурая расхитительница
— Проблем Романова хм… — скривив губы, задумалась Оксана, прислоняя кончик алой помады к своим губам — Что Алина действительно такой хороший адвокат?
— Ну, ты ведь наверно слышала про Романова?
— Романова? — ухмыльнулась Оксана, проводя кончиком помады по своим губам
— Ну да
— Нет, не слышала — ответила с ухмылкой Оксана, ерзая медленно губами, как только провела по ним кончиком помады, завершив очерк оттенка алого феноменальным жестом
— Странно я думала, ты имеешь знакомые связи и высоких кругах элиты этой местности
— Я?! — рассмеялась Оксана — Да не смеши меня, я обычный медицинский работник
— Как я поняла заведующий отделением да — прижимая к своему лицу подушку, спросила Варвара
— Ай да так — надевая обратно колпачок на помаду, Оксана аккуратно поставила её на полку с косметикой — Мелкий медицинский работник
— Ну-да, ну-да — рассмеялась женщина, скинув подушку с кровати на пол
— Думай, как знаешь — безразлично ответила Оксана, подходя к кровати, нагнулась чтобы поднять дневник, кончик которого свисая чуть не упал на пол — А вот это мне пригодиться и вот это
Оксана указала взглядом голубых лазурных глаз на свой сотовый телефон, дисплей которого все еще продолжал сочетать в себе несколько капель воды на экране.
— Никогда больше не буду брать телефон в ванную — заявила Оксана, замечая потеки стекающей воды с экрана сотового телефона — Вот дура наверно потому что
— О… еще какая дура — рассмеялась Варвара
— Да пошла ты — поджав нижнюю губу от обиды, Оксана направилась с телефон в одной руке и держа дневник в другой к выходу из комнаты
Женщина что спала на диване под действием выпитого изрядного количества алкоголя, тихо сопела, уткнувшись в подушку лицом. Звон черных каблуков Оксаны не потревожил покой пьяной женщины, рука которой свисала с дивана прямо на лужу разлитого с опрокинутого бокала вина. Бурная страсть женского перегара и запах фиалки, чем пропах весь этот дом, нуждался уже в конкретной свежести воздуха с улицы.
— Пиздец какой-то — ухмыльнулась Оксана глядя на обнаженную пьяную женщину прикрытую пледом — Это как надо же так наклюкаться
— Ой... сама то как — с развращенной улыбкой похоти Варвара покинула комнату, выходя в коридор
Белокурая искусительница сексуальной страсти, покачивая бедрами, вышла в коридор, придерживая кончик полотенца, что еще продолжало обволакивать её обнаженное тело. Посчитав себя искушенной голодом секса кошкой, она терлась своими ягодицами о дверной проем двери комнаты с горящими глазами похоти, облизывая своим языком губы, смотрела на Оксану.
— Между прочим, я её специально так напоила чтоб тебе дневник её дать — играя кончиками своих коготков с мокрой прядью своих волос, призналась женщина, облокотившись на дверной проем
— Чтобы я спасла жизнь её сестре — открывая дверь шкафа, внесла некую поправку Оксана, положив телефон сразу же в карман черного пальто
— Для тебя же это так важно — ухмыльнулась Варвара, наблюдая с восхищением, как Оксана не решалась положить дневник на мягкий пуфик возле шкафа — Иначе бы ты не притащилась сюда в полночь к пьяным женщинам, позволяющим сделать с тобой такое, что произошло ночью и сегодня в ванной
— А если я сама этого хотела — ухмыльнулась Оксана, положив дневник на поверхность мягкого пуфика — Что если мне понравилось ваша ласка, ты такое не учла? — снимая черное пальто с вешалки, продолжала откровенничать она, посмотрев на искушенную женщину соблазном дикой развращенной похоти
— Тобой двигало что-то другое — будто задумалась белокурая развратница, нервно щелкая пальцами, придавая глазам очертание глубокого замысла — Что-то типа искушения головоломок, ты видишь в своих пациентах головоломку да?
— Тебе-то какое дело — огрызнулась Оксана, одевая на себя, черное пальто, после чего нагнулась, чтобы поднять белый шарфик, что так и остался лежать на полу возле входа в гостиную
— Мне вот тут есть дело — возразила Варвара, придав лицу серьезное очертание, что даже скулы отображали стали особый раскрепощенный оттенок искушенного соблазна — Ты занимаешься делом моей подруги, для которой сестра…..
— Ничего не значит — поднимая с пола шарфик, спокойно дополнила предложение Оксана
— Хм… да
— И возможно ты даже знаешь почему
— Знаю — ответила Варвара, скрывая свой взгляд под прядью мокрых белокурых волос — Но…
— Завтра скажешь Алине, что это я её дневник взяла — Оксана решила дальше не давить на совесть этой женщины, проблемы которой её абсолютно не волнуют — Причина по которой ты переживаешь за Ангелину, мне до сих пор не понятна
Обматывая шею белым нежностью материи шелкового шарфика, выразила Оксана своё мнение, посмотрев на женщину с чувством сожаления.
— И ты не поймешь, когда живешь с женщиной и искренне её любишь, так долго как я начинаешь даже переживать за все то, что творится в её семье
— Какое лицемерие — поразилась Оксана глубиной чувство этой женщины, поднимая с пуфика дневник женщины — Ладно мне пора, может быть, увидимся, возможно, совсем скора — направилась она к входной двери этого распущенного сексуальным женским развратом дома
Свежесть прохладного весеннего воздуха сразу же хлынуло в лицо Оксаны, как только она открыла дверь дома. Лучезарное солнце озарило её лицо, переливаясь разными бликами в глазах Оксаны, оно озаряло весь этот чудесный сад вокруг дома. Сохранившейся снег после зимы на голых ветках деревьев постепенно каплями стекал вниз, над головой в небе было слышно пение птиц. Голубое небо вмешало в себе прелесть густых белых пестрых облаков, придавая невообразимую красоту над деревенским небом. За забором, когда Оксана шла, звонко стукая каблуками по цветной красиво выложенной каменной плитке, как вой собак диким перелаем, разносился по деревенской улице. Соседский кот в этот момент, как только Оксана подошла к воротам дома, обихаживал обитель ворот, словно страж крепости, зелеными глазами черный разбойник изучал появление чужого человека.
— Ну чего уставился? — спросила Оксана, обратившись к черному коту
Кот ничего не ответил, даже не мяукнув направился вдоль забора с гордо поднятым хвостом, а свет падающих лучей солнца красиво гармонировал прелестью разных оттенков на его шерсти
Перешагивая через высокий порог, когда Оксана открыла ворота, она наступила каблуком прямо в грязь возле ворот. Не ощутив даже как капли лужи, в которую наступила Оксана, она направилась к машине, что переливалась разными бликами падающего на неё солнечного света. Приятный свежестью ветер колыхал волос Оксаны, пытаясь ласкать лицо, шею, словно нежно целуя в губы, он своей рукой пытался проникнуть в вырез спереди пальто.
Открывая дверь красного мерседеса, Оксана мечтала уже утонуть в его кресле, ощутить всю нежность кожаного кресла, теплоту его материла, как горячий воздух в салоне будет постепенно окутывать своим влиянием её тело. Утопая в глубине водительского кресла, Оксана, положив дневник на соседнее кресло, ощущала всю нежность этой материи через ткань своего черного пальто, купалась в ласки пленяющих теплотой лучах солнца, что проникали через лобовое стекло. Медленно вставляя ключ в замок зажигания, Оксана представляла бурную страсть эротической фантазии, особенно, как только мотор под капотом этого автомобиля зарычал звериным рыком, придавая такому звучанию легкую вибрацию по всему корпусу машины. Играя с педалью газа, Оксана довольствовалась звучанием дикой раздирающего уши мелодией механического зверя.
«Все-таки это не в автобусе с толпами людей ездить», вспоминая былые студенческие времена, размышляла Оксана, положив руки на руль автомобиля.
Выжимая сцепление, Оксана переключила рукоять положения на первую передачу, добавляя маленько газу, стронула с места красного сияющего при бликах солнца зверя с места. Вышвыривая грязь из-под колес, красный мерседес набирая постепенно скорость по деревенской гравийной дороге, пронесся как бешеный конь. Переливаясь в лучах солнца разными оттенками с диким рычание мотора, водитель такого элегантного автомобиля как Mercedes-Benz SLS AMG красного цвета выражал всю мощь двигателя этого зверя, двигаясь на первой передачи. Настроим на руле нужную температуру в салоне автомобиля, Оксана откинулась на водительское кресло, стала плавно набирать скорость, проносясь по деревенской улице, рассекая как волнорез колесами машины гравий в разные стороны. Дикий раздирающий уши рев мотора двигателя красного мерседеса напугал проходящих по дороге молодых подростковых девушек, что от испуга прыгнули в кювет прямо в крапиву. Злорадствуя над ужасными криками девчонок, Оксана рассмеялась над ними, выжимая плавно педаль газа, добавляя мощь своему вороному коню, включила музыку в стиле dubstep на полную катушку.



***
Разыгравшаяся на улице солнечная погода чудесно в себе сочетала ароматы начинающих цвести трав после долгой холодной зимы. Ручьи таившего снега на дороге в деревенском центре производили на улице чудесное звучание бурлящей воды, что переливалась разными бликами. Громадные тополи, словно титаны, заполонили весь центральный деревенский парк, своими могучими голыми ветками украшали интерьер на фоне здания администрации. Лай собак, был словно банальным вдохновением для обыденной деревенской жизни, который тут никогда не стихал. Лучи весеннего солнца покрывали все пространство над деревней, заставляя постепенно цвести зелень на фоне таившего снега и грязи на асфальтном деревенском покрытии проезжей части и прилегающих к ним пешеходных тротуаров.
Деревенская молодежь собралась в парке, кто-то прогуливал собак, несколько молодых людей усевшись на лавочке, что-то так назойливо царапали пальцами на сенсорных экранах своих планшетов и телефонах. На другой лавочке в деревенском парке, расположившись возле большого старого тополя, мужчина, встав на колено мокрого асфальта в серых джинсах, делал даме предложение руки и сердца, раскрыв перед ней маленький футляр с блестящей прелестью обшитый красной тканью. Девушка, держа в руке букет красных роз, чуть не выронила его в рядом протекающий ручей от счастья, хотела уже прыгнуть к нему на руки. Своим бурным всплеском эмоций, молодая парочка привлекла внимание парней подростком, что так мило общались с девушками их возраста, распивая пиво прямо на лавочке. Громко разговаривали горячими будоражащими страсть словами парни, пытаясь сразить женское чувственное сердце банальной мужской сказкой, про любовь с первого взгляда.
— Оксана Владимировна — говорил голос Ларионова по громкой связи, когда сотовый телефон Оксаны находился прикрепленный к автомобильной подставке возле приборной панели — Но почему мы не можем обсудить дифференциальный диагноз в больнице?
— Потому что я так хочу — настойчиво ответила Оксана, плавно понижая передачу, слушая разговоры молодых людей, что распивали пиво на лавочке в деревенском центре — Я так понимаю ваша паравертебральная блокада, не дала никаких результатов да?
— Как ты догадалась? — послышался к трубке удивленный голос Марины Викторовны
— Назначили пациентки гепарин в надежде, что это подозрения острой окклюзии тромба или эмболии — докладывала Вероника, изумительный стук женских каблуков Оксана сразу же распознала по громкой связи телефона
— Достойно — похвалила Оксана, улыбнувшись в зеркало заднего вида роскошной алой прелестью улыбки — Значит, теперь предполагаем «облитерирующий тромбангиит», что же замечательно
— А почему ты считаешь что — начала возмущаться Вероника — Болезнь Винивартера-Бюргера не может быть системным хроническим процессом с преимущественным окклюзирующим поражением периферических мелких и средних артерий и вен
— Да нет — возразила Оксана, сбавляя скорость, поворачивая к небольшому кафе на деревенском рынке — Быть то оно может, только что будем делать, если и гепарин теперь не поможет?
Деревянное одноэтажное здание возле деревенского крытого рынка, имело весьма пикантный вид. Массивный голый тополь своими громадными ветками закрывал небольшую зону возле кафе, где располагались две параллельно стоящие лавочки распложенные друг напротив друга. Прекрасный сочетанием пейзаж дополняли пустые пивные бутылки, осколки битого стекла на асфальте и куча окурков, что лежали на бетоне в тени возле урны. Три деревенские дворняжки погоняли черную потрепанную грязную кошку, что с диким кошечьим визгом взлетела почти на голое дерево, стряхивая при затяжном прыжке с веток дерева на головы собак мокрый снег. Четверо пьяных мужчин, один из которых был в черной кожаной куртке, другой в весенней ветровке, третий в болоньевом пуховике, распивали в стеклянных стаканах пиво на пороге бара. Изобилие пряностей так и веяло с рынка, перемешиваясь с табачным дымом на улице и угарными выхлопными газами, вся это прелесть доходила до носа Оксаны, через открытое в машине боковое окно со стороны водителя, не в лучшем свете. Гармония прекрасных запахов с деревенской кафешки так и манила к себе аппетитными, специфическими вкусовыми оттенками разных мясных блюд.
— О боже Оксана как ты это слушаешь? — взвыла Вероника, когда красный мерседес остановился на стоянке возле деревенского кафетерия
— А что по мне нормальная музыка
Убавляя громкость на руле, ухмыльнулась Оксана прелестью лучезарной улыбки, алый оттенок которой так светился отблесками падающих лучей солнца.
— Многое ли ты понимаешь в музыки Вероника
— Да — заявила тут же Валентина — У Оксаны Владимировны прекрасный вкус на dubstep
— На что? — удивился Ларионов
— Валерий Николаевич не обращайте внимания это такое направление в музыке — успокоила его Марина Викторовна, коснувшись кончиками пальцев его серого весеннего плаща — Наша Оксана его очень уважает
— О чем это вы там говорите? — сделав вид как будто ничего не услышала, прикрикнув, поинтересовалась Оксана, заглушив мотор мерседеса — Хм… Валентина отличный красный плащ
Оценила Оксана верхнюю одежду рыжеволосой девушки, что сидела, на лавочке положив ногу на ногу, открыла прелесть изящных бедер. Красота женских обворожительных ног, которых пленила великолепным сочетанием в себе гармонии лоснящихся черных чулок, что прекрасно подходили к черным туфлям Валентины, выраженный высокий каблук добавлял особую сексуальность к её образу. Белый легкий шарфик, судя по всему, был выполнен из шелка, что так легко колебался при влиянии на него легких порывов ветра, сочетал в себе узор алых завораживающих взгляду красных роз. Пленяющий взгляду воротник белой блузки чудесно выглядывал из-под красного плаща рыжеволосой девушки, чуть приоткрывал красоту нежной кожи шеи.
— Спасибо Оксана Владимировна — засмущалась Валентина, коснувшись забавным движением белых перчаток своих очков в серебристой оправе
— Как прошла процедура? — обратилась Оксана, открывая дверь автомобиля
— А что вы даже не хотите сделать замечание по поводу моего нового плаща
— Хм… который опять пропах табачным дымом
Сделала Оксана замечание Ларионову по поводу его верхней одежды, опуская каблуки туфель на мокрый покрытой влагой таившегося снега асфальт. Взяв между сидений белую кожаную сумочку, Оксана повесила её на плечо.
— Ну, хотя бы так — посчитав это за комплимент со стороны начальника, улыбнулся Валерий Николаевич
— Вижу, тебе удалось добыть дневник сестры пациентки
Заметила Марина Викторовна, когда Оксана встала на мокрый асфальт, держа в одной руке покрытый коричневой кожей женский дневник. Покидая салон автомобиля, Оксана взяла с крепежа сотовый телефон положила его в карман черного пальто.
— Да всего-то пару мелких пустяков — ухмыльнулась Оксана, закрывая за собой дверь автомобиля
— Ой, Оксана помолчи, тут все прекрасно понимают, какой ценой ты его сюда принесла — подметила с сарказмом и красивой улыбкой алых губ Марина Викторовна
— Хорошо хоть пару — обиженно посмотрела Вероника на своего начальника
— Вероника! — поправляя сумочку на плече, вскрикнула Оксана, повысив тон собственного голоса на своего подчиненного — Такие подробности мы во внимание не берем
— Может все-таки «синдромРейно» больше подходит? — спасая распутную репутацию своего начальника, быстро сменила тему Валентина, вставая со скамейки
— Интересно — задумалась Марина Викторовна, направляясь к дверям кафе, приложив кончик указательного пальца к губам
— Что интересного — возмутилась недовольно Вероника
— Вазоспастическое заболевание, характеризующееся пароксизмальным расстройством артериального кровообращения в сосудах конечностей, стоп и кистей, под воздействием холода или эмоционального волнения — пояснила Марина Викторовна, когда Ларионов открыл перед ней входную дверь
— Синдром Рейно развивается на фоне коллагенозов, ревматоидного артрита, васкулитов, эндокринной, неврологической патологии, болезней крови, профессиональных заболеваний — выразила свое мнение Вероника, проходя следов за женщиной в кафе
— Интересно, а что никто не хочет почитать дневник сестры пациентки, прежде чем делать такие скоропостижные выводы? — обиделась Оксана, заходя последней из девушек в кафе
— При лечении синдрома Рейно следует принять во внимание, такие препараты как — заходя последним в кафе, говорил Ларионов — «Антагонистыкальция», блокаторы входа кальция типа как «Верапамил», больше подходят
— Средства, блокирующие «кальциевые каналы» L-типа, блокаторы медленных кальциевых каналов (БМКК) — говорила Вероника, направляясь мимо пластиковых столиков кафе
— Гетерогенная группа «лекарственных средств», имеющих одинаковый механизм действия, но различающихся по ряду свойств, в том числе по фармакокинетике, тканевой селективности, влиянию на частоту сердечных сокращений — продолжила разъяснять Марина Викторовна, подходя к стойке, где бутылок в бокалы наливал пиво молодым девушкам бармен
Мощный лиственный брус излучал запах сосны, который Оксана сразу же почувствовала, как вошла в кафе, натяжной потолок был идеально подобран под цвет бруса. Насыщенная прелесть сосны в удачной гармонии ароматов мясных блюд так прекрасно сочетала в себе разные желания, принуждая в себе чарующими запахами специй вызывать у посетителей дикую жажду голода. Света в помещение в это дневное время почти не было, лишь над стойкой бармена, что была сделана из прочного дуба и покрыта щедрой блестящей прелестью при свете падающего освещения красного лака. Душистый аромат корицы, который Оксана сразу же почувствовала когда подходила к столику в дальнем правом углу кафе, был фирменным чаем, что считался и пользовался особым уважением у посетителей данного заведения. Жалюзи плотно закрывали большие окна, пластиковый подоконник которых был почти возле пола. Приятная романтическая музыка тихо играла с колонок над барной стойкой, придавали этому заведению тихую романтическую притемненную от внешнего света обстановку.
«Хм… какие дорогие и красивые картины, а какие рамки под них», проходя по залу кафе, размечталась Оксана, обратила внимание на высокое качество картин с деревенским пейзажем, что весели на стенах этого заведения.
— Значит надо назначить нашей пациентке Верапамил — распорядилась Оксана, медленно отодвигая деревянный стул, обшитый зеленой бархатной тканью от круглого столика — Будем значит использовать блокатор кальциевых каналов, как сосудорасширяющее средство, если это нам конечно поможет
Не спеша расстегивая блестящие металлические пуговицы черного пальто, Оксана ощущала на себе изучающий взгляд со стороны Вероники. Темноволосая кудряшка настойчиво пронзала взглядами тело Оксаны, будто мечтая увидеть, скрытое под черным пальто на её теле что-то интересное, весьма эротического характера. Оксана начала медленно снимать черное пальто, повернувшись спиной к своим коллегам, услышала, как душевно резко вздохнула Марина Викторовна глядя на декольте шикарного черного мини платья.
— Боже мой Оксаночка — поразилась Марина Викторовна — с тяжелым дыханием пыталась перевести дух от удивление, прижала ладонью алые блестящие губы — Какое шикарное у тебя платье — в голосе этой женщины был слышен явный сарказм
— Спасибо Марина Викторовна — похвалила Оксана, стараясь не замечать насмешку со стороны Вероники — Вероника что смешного?! — вскрикнула она, повесив черное пальто позади столика на вешалку для верхней одежды у стены
— Оксана, тебе не кажется, что это уже слишком вызывающие платье? — выразила свое мнение Вероника, однако улыбка темноволосой кудряшки, что Оксана смогла увидеть в отражении большого зеркала на стене говорила об обратном
— Не нравиться, не смотри — упрекнула её Оксана, повернувшись, посмотрела на обидчицу обиженным взглядом — Марина Викторовна вам есть, что сказать? — обратилась она к женщине, что пронизывала её тело восхищенным взглядом
Подходя снова к стулу, Оксана красиво играла бедрами, выражая своими бедрами каждый эротический изъян, что подчеркивало платье. Лоснящиеся при падающем свете черные чулки, что так сексуально обволакивали ноги, привлекли всеобщее внимание со стороны посетителей кафе, даже самого бармена. Аромат фили, что пропитывал тело Оксаны прелестью изысканного запаха, вызвал восхищение среди коллег и у мужчин, которые сидели за соседним столиком, распивая шампанское, празднуя что-то со своими дамами. Присаживаясь на стул, Оксана поправила её платье, открывая сокрушительную красоту бедер, на которые сразу же обратила внимание Марина Викторовна, сверкнув в ответ отблеском падающего света с барной стойки на стеклах своих очков. Прекрасный белый шелковый шарфик Оксаны, вызвал огромное желание похоти в глазах, что пронизывали её тело изучающими взглядами, так приятно и нежно облегал нежной материей её шею.
— Я все же считаю, что похожу симптоматику, может вызывать «АртериосклерозМенкеберга» — подходя к столику, высказала свое предположение Марина Викторовна
— Хм… — задумалась Оксана, снимая сумочку с плеча, повесила её на спинку стула — Форма поражения «артерий», является второй по распространенности среди всех склеротических поражений артериальных сосудов после «атеросклероза»
— Не объясняет «судороги» в икроножных мышцах — не согласилась Валентина, присаживаясь на свободный стул, слева от Оксаны — И к тому же макроангиопатия, развивающаяся преимущественно на фоне «сахарного диабета»
— Но объясняет боль в икроножных мышцах, перемежающуюся хромоту, появление трофических язв, а так же начальная форма атрофия мускулатуры голеней — продолжала отстаивать свою точку зрения Марина Викторовна, заняв место, справа от Оксаны
— Но не объясняет сахарный диабет — не согласилась Оксана
— Ах… Оксаночка — расстроилась Марина Викторовна, расположив свою сумочку на спинку стула на котором сидела — Да, конечно же — посмотрев снова в глаза Оксане она открыла кожаную темно-зеленую сумочку
— Синдром Рейно — постукивая коготками по столу, что был застелен темно-зеленой бархатной скатертью, Оксана с нежностью эротичным движением прикусила губу — Всегда соблюдается симметричность «изменения цвета кожи» на обеих конечностях
— Да и к тому же — согласилась Валентина, развязывая шарфик на шее — Наиболее часто данный синдром проявляется на пальцах ног и рук
— Отрабатывайте версию с облитерирующим эндартериитом — положила кожаный коричневый дневник на столик перед собой — Нужно провести нашей девушке «периферическую артериографию» — отдала указания своим коллегам Оксана
— Что тебя так тянет не это заболевание? — возмутилась Вероника, одной рукой расстегивая пуговицы черного пальто, другой отодвинула стул от стола напротив своего начальника
— Оксаночка — обратилась ласковой интонацией голоса Марина Викторовна, доставая черный футляр очков из сумочки — Осторожней с ними, не могу же я вечно тебе их делать
— Я так понимаю это почти те самые почки что вы мне когда-то делали?
Улыбнулась Оксана роскошной лучезарной улыбкой, блики ламп от барной стойки отлично отражали свой блеск на алых губах. Оксана кончиками пальцев начала пододвигать к себе черного футляра, отложив книгу с меню в сторону.
— Вот и отлично я себе что-нибудь выберу — Вероника быстро вцепилась в меню своими когтями
Ларионов встав у барной стойки, о чем-то так весело общался с барменом, так критично размахивал руками, выражая свои веселые эмоции.
— Склерозом Менкеберга не всегда объясняется сахарным диабетом — возразила Марина Викторовна, придав выраженный взгляд глаз, критично посмотрела на Оксану
— Да что вы говорите — возразила Оксана, состроив для этой женщину невинную улыбку — Что вы прицепились с эти склерозом Менкеберга? — вскрикнула она, вскочив быстро со стула
— Для этого заболевания в большей мере имеют значение процессы дегенерации и склерозирования сосудистой стенки, вместо «холестерина» в сосудистой стенке накапливаются соли кальция
— Хорошо — согласилась Оксана пойти на уступки, прикусывая краешек губы, посмотрела обиженно на эту женщину — Сделайте тогда рентгенографию
— Особенностью Менкеберга склероза является также слабое развитие или полное отсутствие «коллатералей», которые интенсивно развиваются при облитерации сосуда у лиц, не страдающих сахарным диабетом
Выразила свое мнение Валентина, встав медленно со стула, начала снимать с себя красный короткий плащ, что так соблазнительно расстегивала перед Оксаной, пока происходили споры по поводу дифференциального диагноза. Коллекционная серия духов «Azzaro Club Women», экстракт кашемирового дерева на фоне винили и мускуса, который Оксана сразу же почувствовала, притягивал своей скрытностью и насыщенностью гармонии запаха. Черная мини юбка, сексуально обтягивала бедра рыжеволосой искусительницы, выражая всю их красоту и изящный эротический изъян, пытаясь якобы зацепить своим обликом впечатление со стороны начальника.
— Вероника передай, пожалуйста, меню — ласковым голосом потребовала Оксана, положив обе руки на черный футляр с очками
— Что проголодалась? — недовольно буркнула Вероника, передавая черную книгу в руки Оксаны
— Не поверишь, съела бы слона — ухмыльнулась Оксана
— Интересно, а какой ценой вам Оксана Владимировна достался дневник сестры нашей пациентки, ведь даже наша пациентка говорит, что её сестра никому в руки не дает даже взглянуть на него
— Ой Валюша… — глубоко вздохнула Оксана, прикрываясь книгой меню скрывая застенчивый развращенный взгляд
— С пьяными женщинами блудила вчера что непонятного — недовольно высказала вслух эмоции Вероника
— Вероника! — громко возмущенно вскрикнула Марина Викторовна, коснувшись теплотой и нежностью кончиков пальцев руки Оксаны — Нельзя же так про своего начальника
— А до каких пор мы будем вкалывать, пока она развлекается по пьяным бабам? — закричала Вероника, вскочив возмущенно со стула
Крик темноволосой кудряшки, привлек посетителей кафе, заставив тем самым Оксану сгорая от стыда, спрятаться за книгой меню. За противоположным столиком, где сидела молодая парочка, сразу же начался оживленный шепот, парень что-то стал шептать на ухо своей девушке. Бармен мужчина, лет около тридцати с темноволосыми короткими волосами и такой же черной щетиной на лице, спрятал свой тихий смех, за горлышком бутылки с минеральной водой.
— О чем идет такой оживленный спор? — подходя к столу с большим подносом, на котором был разложено по нескольким тарелками запеченный картофель с курицей, поинтересовался Ларионов
— М… Валерий Николаевич как аппетитно — быстро сменила тему Оксана, стараясь не показывать взгляд за книгой меню
— Так все хватит Ника! — строго посмотрела на неё Валентина
— Вероника наверно хочет просто за меня поработать в клинике — ответила Оксана, отложив книгу с меню, взяла с подноса серебряную вилку и тарелку с порцией запечного картофеля с куриной сочной ножкой — Я поражаюсь, как напрашивается
— Хм… нет Оксана — возразила Вероника, облизываясь с хитрой ухмылкой, взяла вилку с подноса и порцию запечного картофеля — Тихонов поручил тебе в свободное от работы время, вести прием пациентов клинике
— Блядь! — тихо грязно выругалась Оксана — Это же скучно
— Не волнуйтесь Оксана Владимировна — Валентина с нежностью коснулась руки Оксаны — Я могу за вас некоторое время вести прием пациентов сама, кроме того мне же нужно практиковаться
— Интересное предложение — положив в рот запеченный картофель
— Взамен я кое-что попрошу — тихо прошептала рыжеволосая распутница, оставив держать руку на руке Оксаны
— Да проси, конечно — смакуя сочную прелесть филе курицы, спокойно согласилась Оксана, закрыв глаза получая наслаждения от вкуса
— Хочу практиковать массаж на вас — созналась Валентина, застенчиво похлопав длинными прекрасными ресницами голубых глаз — Вам ведь в прошлый раз понравилось?
— Признаюсь, была в восторге — улыбнулась Оксана так, что смачный сгусток соуса с курицы начал медленно стекать с губ, падая им лучезарный блеск от жира, падая обратно в тарелку
— Оксаночка — обратилась Марина Викторовна, протягивая Оксане стакан холодного апельсинового сока — Всухомятку не ешь такую жирную пищу
— Марина Викторовна! — возмутилась Оксана, посмотрев на эту женщину весьма обиженным взглядом, взяла из её рук стеклянный стакан
— Что я о твоем здоровье беспокоюсь
Пытаясь успокоить Оксану, говорила Марина Викторовна, используя нежную интонацию голоса, коснулась её золотистой пряди волос кончиками пальцев и с невероятной нежностью потеребила их нежностью. Ощущая нежность женско руки в своих волосах, Оксана чуть не подавилась изобилием кисло-сладкой прелести апельсинового сока, выпустив случайно из губ несколько капель этого завораживающего напитка, когда задыхаясь от нехватки воздуха, оторвалась от завораживающего прохладой губы стакана.
— Я займусь изучением дневника, пока вы делаете рентген нижней конечности — ощущая во рту прекрасный оттенок вкуса апельсинового сока, распорядилась Оксана, увиливая от темы
— Тихонов хочет чтоб ты сегодня после обеда начала прием пациентов — пережевывая кусок филе курицы, говорила Вероника
— Валюша ты же говорила, что можешь за место меня там работать
Обратилась Оксана, посмотрев на рыжеволосую девушку с жалостливым взглядом лазурной голубой прелестью глаз, что пила с жадностью апельсиновый сок со стакана
— Ой Оксана Владимировна прям не знаю что и сказать — застенчиво девушка начала моргать чудесными голубыми глазками — Вам это наверно будет дорого стоить
— Нет! — возразил Ларионов, отпивая с чашечки черное молотое кофе — Оксана Владимировна вы и так занимаетесь неизвестно чем, еще и Валентину просите вам отдать
— А что тут такого? — удивилась Оксана, поднося с хитрой ухмылкой большой кусок филе курицы
— Оксана не пойми меня превратно — скорчила кривую улыбку Вероника, держа в руке стакан апельсинового сока — Но ты и так просишь слишком многого, Валентина будет работать с нами, пока мы будем делать артериографию нашей пациентке
Да как ты смеешь перечить своему начальнику — громко вскрикнув, возмутилась Оксана подобной наглости
— Оксаночка тише — держа Оксана за руку, Марина Викторовна тихо успокоила её своим пением пленяющего шепота — Возможно если ты проведешь процедуру, то Валентина подменит тебя в клинике на какое-то время
— Вот как сговорились да? — улыбнулась Оксана кривой улыбкой, лишь бы не выдавать затаившуюся обиду
— Оксана Владимировна, вас ведь маня головоломки — начал говорить Ларионов, смакуя черный терпкий кофе во рту — Вот тут я думаю самый лучший случай разгадать её
— Ладно — согласилась Оксана, ощущая на себе подавляющий психологический взгляд Марины Викторовны — Некоторое время почитаю дневник, а потом сама проведу процедуру
— Все же лучше чем слушать пустое нытье и знать пустые известные и так симптомы болезней, о которых тебе будут плакаться в клинике — поддержала Вероника своего отца, красивым жестом залпом до дна осушила стакан апельсинового сока
Капли оранжевой прелести начали потеками стекать с губ темноволосой кудряшки, падая в свободном падении на черную кофточку, материал, который по своему прекрасному составу напоминал хлопок. Возбуждающие потеки апельсинового сока так прекрасно блестели на розовых губах Вероники, возбуждая пленительной прелестью глубокую эротическую похоть в сознание у Оксаны. Чарующая сила аромата коллекции духов «Tom Ford — BlackOrchid», обворожительный запаха черной орхидеи, с которой манила к себе своей изысканностью, вдыхая который можно было поддаться эротических оков соблазна этой кудряшки.
— Ну, если кто перекусил — взяв в руки белую салфетку, Оксана тщательно начала вытирать алые губы, с которых сочился соус — Я наверно пойду, проверю, как там мой рабочий кабинет
— Что даже не подождешь нас? — удивилась Вероника, поставив пустой стакан на стол
— Извини, но нет — возразила Оксана, вставая из-за стола, любуясь застывшими потеками сока по губам Вероники — Хотя хотелось бы
— Нет — выразила несогласие Марина Викторовна, схватившись за руку Оксаны, посмотрела на неё убедительным взглядом — Тебе действительно нужно подумать, так что бери дневник и иди
— К чему такое неожиданное мнение Марина Викторовна? — удивилась Оксана, отвела взгляд на пол, не могла больше смотреть на столь пронизывающий изучающий взгляд этой блондинки
— Ни к чему — отпуская руку Оксаны, с нежностью голоса ответила Марина Викторовна — Просто иди мы пока подготовим пациента к процедуре
Говорила Марина Викторовна и в отражении зеркала, когда Оксана направлялась к вешалке за своим пальто, видела, как она любуется шикарными её бедрами. Тихая романтическая музыка в кафе, была по нраву своим звучанием, чудесно выраженные басы хорошо слышались с колоном и волной легкой вибрации звука разносились по помещению. Некоторые из мужчин, что сидели с дамами за соседним столиком по достоинству оценили тело Оксаны, когда она заметила их взгляды в отражении зеркала, когда снимала с вешалки черное пальто.
— Я все же не согласна с теорией Оксаны об облитерирующем эндартериите — Марина Викторовна продолжала отстаивать свою точку зрения — Облитерирующим эндартериитом болеют практически исключительно лица мужского пола
— Поддерживаю — согласилась Вероника — Соотношение мужчин и женщин составляет 99:1
— Ну что же — улыбнулась Оксана застенчивой улыбкой, застегивая пуговицы черного пальто, как только оно очень элегантно с нежностью начала обволакивать её тело — Может это как раз наш случай
Облитерирующий эндартериит обычно встречается среди лиц молодого возраста — Валентина приняла позицию своего начальника, поднося стакан с апельсиновым соком к розовым нежным губам — Причем возраст сравнительно от 20 до 40 лет
— Значит все-таки это может быть нашем шансом на удачу — застегивая последнюю пуговицу, Оксана любовалась как черная теплая нежная ткань материала пальто облегает её тело, прорисовывая самые эротические изъяны на бедрах — И нам нельзя его упускать
— Как?! — словно удивилась Вероника, округлив изумительные карие глаза — Ты ведь даже пациента ни разу не видела
— Это мне пока не обязательно — подходя к стулу, на спинке которого висела её сумочка, ответила Оксана — Контакт с пациентами, усиливает мое проявление эмоций и мешает диагностике
— Оксана Владимировна права — согласилась Валентина, принимая позицию Оксаны
— А что ты постоянно с ней соглашаешься? — обиделась Вероника, поджав от обиды губу, кинула вилку в почти пустую тарелку с картофелем
— А тебя что это задевает? — спросила Оксана, придавая губам кривой улыбкой, держась за лямку белой кожаной сумочки, сняла её со спинки стула
— Уже да — заявила Вероника, посмотрев на Валентину обидчивым взглядом — Ты всегда, во что бы то ни стало, принимаешь мнения Оксаны
— Вероника — возмутился Ларионов мнение своей дочери — Пока тактика Оксаны Владимировны работает и достаточно эффективно, и ни разу нас нет других лучших идей, то лучше соглашаться и с Валентиной и с Оксаной Владимировной
— Вероника твой папа прав — согласилась Марина Викторовна
— Ай — занервничала Оксана, поднимая со стола черный футляр с очками, положила его в карман пальто, а другой рукой взяла дневник — Ладно беседуйте, я пока буду в больнице
Оксана направилась к выходу из кафе, предварительно достав из кармана пару тысячных купюр, кинула их на стол, за которым они сидели. Не обращая внимания на возражения об оплате со стороны своих коллег, Оксана сделала вид, что их не услышала, спокойно с ухмылкой на лице направилась к выходу.
— И я даже ничего не хочу слышать Марина Викторовна — прокричала Оксана, подходя к входной красивой лакированной расписной деревянной двери
«Хм… все равно странно облитерирующий эндартериит, пожалуй мне кажется, что мы идем не в том направлении», размышляя по поводу дифференциального диагноза, Оксана открыла входную дверь кафе.
Яркие проникающие лучи солнца сразу же осветили лицо Оксаны, заставив её прищуриться, а прохлада весеннего теплого воздуха, легкой нежностью соприкосновения ударила ей в лицо. Перешагивая через высокий порог деревенской кафешки, Оксана вышла на улицу, взглянув на красный блестящий при свете солнечных лучей мерседес, сочла нужным прогулять до больницы пешком. Благоуханная прохлада воздуха слега колебала волосы Оксана, а шелест голых веток тополя, что возвышался над крышей кафе заводил своей неповторимостью звука о красный шифер крыши этого заведения. Игристыми порывами ветра ветер старался проникнуть под обитель черного пальто, завораживая прикосновения нежного холода начал обволакивать ноги Оксаны.
Романтика деревенской жизни проходила по парку, в который вошла Оксана, голые ветки берез, тормошились под властью легко ветра. Парень, довольно молодого возраста держал на своих коленях своих темно-синих джинсов, девушку в розовом пальто, ублажая её ласками, теребил пальцами роскошные русые пряди волос, напевая какую-то банальную бредятину про любовь. Свежей деревенский воздух в парке был насыщен прелестью начинающей цвести листвы, под мокрым таившим снегом, гармония чудесных ароматов гари сгорающего топлива из дымоходов домов, заполонила своим вкусом всю атмосферу деревенской центральной зоны отдыха. На соседней улицы было слышно как стадо проходящих коров разговаривали мычанием на своем языке, очень рьяно и объективно пытаясь доказать свое мнение общественности. Пробегающий мимо облезлый бродячий пес немецкой овчарки облагородил своим поливом старый рассыпающийся тополь, громадные ветки которого закрывали большую часть парка от проникающих начинающих только что припекать лучей солнечного света. Ребятня, проходящая мимо Оксаны копаясь в своих планшетах и сотовых телефонах, что так обсуждали громкими детскими криками.
«Блядь и тут романтика сплошная на фоне окурков и битого стекла», подумала Оксана проходя мимо другой лавочке в другом конце зоны отдыха.
Рядом с лавочкой, возле которой проходила Оксана, заметила, как парень лет чуть старше тридцати сидел на лавочке в гуще таившего на земле мокрого снега, окурков и битого стекла над молодой начинающей только что цвети березой, ласкал девушку нежностью своих слов. Блестящий цвет волос поддавался ласки и нежности руки этого парня, а его другая рука, прижимая её тело, обхватила чудесные бедра, что ярко выражала черная мини юбка. Белый пуховик из синтепона этой девушки было наполовину расстегнуто, создавалось такое ощущение у Оксаны, когда она проходила мимо них, что девушке впадая в сильное возбуждение, становилось трудно и дышать и жарко на теле от момента прибывающей страсти. Мило улыбнувшись застенчивой романтичной парочке, Оксана, играя бедрами своего тела, направилась вдоль по дорожке к больнице, замечая на себе пронзительный взгляд парня, что засмотрелся на неё сзади. Легкая благоуханная улыбка не сходила с губ Оксаны, чувствуя на себе оценивающий изучающий мужской взгляд, который жаждал представить, что же все-таки скрыто под черной материей пальто.

***
Падающий солнечный свет проникал через окно рабочего кабинета, озаряя отблеском лучей выложенный паркет цвета кофе с молоком. Жалюзи на больших пластиковых окнах были наполовину прикрыты, но и их не хватало, чтобы сдержать свет весеннего солнца, озаряющего белые стены кабинета. Запах свежеприготовленного кофе в турке, что приготовила секретарша, манил к себе своей изысканной магией вкусового оттенка. Раскиданные кучи макулатуры на столе, раскрытые книги и энциклопедии, исписанные листы бумаги, все это производило впечатление трудовой бурной ночи. На диване обшитой бежевой прекрасной тканью был, смят в углу черный плед с двумя пышными бамбуковыми подушками белого цвета. Белые халат лежал небрежно посреди дивана и излучал прекрасный запах кашемирового дерева, а на спинке дивана аккуратно был сложен другой халат с изысканной прелестью запаха черной орхидеи.
Расположившись на неудобном офисном чреном простом стуле, Оксана ерзала мышкой по столу стационарного компьютера. Положив ногу на ногу, Оксана всматривалась в жидкокристаллический монитор, перебирая разные ссылки, раскрытый дневник сестры пациентки, что она подчеркнула в нем карандашом указанные события в жизни семье девушки по своей схожести, выявляли десятки разных вариантов. Откинувшись на спинку стула и положив ногу на ногу, Оксана психанула, ударила мышкой по столу.
— Блядь! — вскрикнула Оксана, разъяренным тоном голоса, вскочив со стула — Долбаная мышь, какого хера ты не хочешь работать
— Оксана Владимировна — ужаснулась Валерия бурной реакции со стороны Оксаны, отшагнув назад в растерянности сама того не ожидая — Что с вами? — спросила белокурая девушка, чуть не выронила из рук белую керамическую кружку с только что приготовленным кофе
Прекрасный белый фасон платья з шифона украшал эротический силуэт тела этой женщины, отображая в особенности красивую форму груди и роскошные эластичные бедра, вырез которого спереди открывал всю их прелесть. Вызывающее похоть декольте платья этой женщины, выражало всю красоту бархатной кожи, открывал частичность прелесть её тела, позволяя носить это мини платье без оков бюстгальтера. Сокрушительная сила запаха на теле белокурой распутницы, таких как апельсин, мандарин и бергамот соединялись в одной коллекции духов «Pure Poison от Christian Dior», говорили о распутном характере этой женщины. Выраженный белый высокий каблук туфель секретарши привлек внимание Оксаны своим звучанием по паркету, в чудесной гармонии с белыми шелковыми чулками, придавал особую сексуальность обворожительным ногам женщины,
— Да мышь тупая! — недовольно выразила свои эмоции Оксана, поджав от обиды губу, спокойно села обратно на стул, поправив при этом черное мини платье
— Боже мой Оксана Владимировна — говорила Валерия с тяжелым дыханием, словно переводя дух, поставив кружку со горячего кофе за маленький стол Оксаны — Нельзя же так
— Ну, а почему она….? — остановила Оксана поток бурных эмоций, вдыхая чудесный запах черного кофе, была сильно поражена его редким оттенком вкуса — Какой прекрасный запах кофе Валерия, кто вас научил так готовить
— Вам понравилось? — улыбнулась женщина красивой эротичной улыбкой, опираясь руками на стол, состроила губы в такой красивой форме, что Оксана едва удержалась, когда она нагнулась к ней чтоб не впиться в них жарким голодным поцелуем — Давайте посмотрим вашу мышку
— Ну если вы в этом хоть что-нибудь понимаете — аромат тела этой женщины пленил Оксану, от чего она так пристально смотрела в её карие сверкающие лучами отражающего в них света солнца под стеклами очков глаза — Я буду вам очень признательна Валерия
— Наверно что на периферии — предположила Валерия, нагнувшись красиво изгибая спину, выставляя бедра — Ах… смотрите Оксана Владимировна да тут провод похоже перебит, из-за этого не проходит сигнал
— Так это значит, на периферии с проводом из-за чего он не пропускает сигнал
— Ну да вот видите главный провод мышки по котором идет сигнал — объясняла Валерия
— Главный провод периферия хм…
— Что в этом удивительного Оксана Владимировна
— А что если мы искали не там где нужно — предположила Оксана, вставая со стула не обращая внимания, на женщину, что нагнувшись к ней спиной, рассматривала провод компьютерной мышки
— А где еще провод то один — красиво выгибая спину, говорила Валерия, застенчиво улыбаясь Оксане, поправила роскошную прядь своих белокурых волос
— Вам никто не говорил Валерия — ухмыльнулась лучезарным блеском улыбки — Что у вас очень красивые бедра — взяв стетоскоп с края стола, она направилась, не снимая с глаз очки к выходу
— Что с вами Оксана Владимировна вы куда? — удивилась женщина подобной реакции
— Валерия, пожалуйста, подайте мне вон тот дневник — обратилась Оксана, повесив стетоскоп на шею, подошла к вешалке, где весел белый халат, что излучал прекрасный запах гардении
— Вы куда-то собрались?
— Просто подайте мне дневник на столе вон там — Оксана указала взглядом лазурных голубых глаз на раскрытый лежащий на столе женский дневник
— Хорошо — посмотрев на Оксану, словно ошарашенным взглядом, женщина закрыла дневник, в средине которого лежал карандаш, взяла его в руку
— Спасибо — поблагодарила Оксана, словно выхватила у неё из рук дневник, одевая на свое тело приятно облегающий белый халат
— Вы куда собрались?
— Спасать человеческие жизни и судьбы — вновь улыбнулась Оксана, подходя к входной двери, открыла её и выскочила, перешагивая через высокий порог словно ошпаренная
Покидая приемную через открытую входную дверь, Оксана чуть не столкнулась с Вероникой, что заходила туда. Едва чуть не столкнувшись лбами, Оксана проскочила мимо темноволосой кудряшки, звонко стукая каблуками, направилась вдоль по коридору в сторону палат с пациентами.
— Оксана ты куда? — удивилась Вероника такой реакции Оксаны — А понятно, на тебя нашло озарен6ие да, не советую туда идти сейчас
— Вероника! — крикнула Оксана на весь коридор — Когда я так делаю, нужно просто идти за мной
— Что ты задумала? — догоняя своего начальника, спросила темноволосая кудряшка
— Увидишь — улыбнулась Оксана коварной улыбкой
Подходя к двери больничной палаты пациентки, Оксана смогла услышать громкую ругань, голос Тихонова, она сразу же узнала за закрытой дверью. Нажав на пластиковую ручку входной двери палаты, Оксана, открыв её, вошла внутрь, с гордой походкой словно королева.
— Уверяю вас Наталья Викторовна — умоляющим тоном голоса говорил Тихонов, встав спиной к входной двери — Наши врачи обязательно разберутся с вашей дочерью
Женщина что стояла спиной к входной дверью, была в черной длинной юбке до колен с легким вырезом сзади, черные колготки, что обволакивали её ноги и черные туфли на невысоком каблуке, довольно сильно молодили образ этой женщины. Черный пиджак очень красиво облегал тело этой женщины, что опираясь руками на пластиковый подоконник окна, смотрела на старый тополь перед ним, красивы выгнув спину, она выражала в своем теле скрытую необузданность. Длинные русые волосы этой женщины, было уложены в аккуратный клубок и сплетены блестящей заколкой.
— Сколько вы предлагаете мучать мою дочь Валерий Валерьевич? — повысив свой железный голос, говорила суровая женщина, даже не повернувшись в сторону открытой входной двери
— Ваша бездарная команда врачей ни на что не способна — подавая жалкий писклявый голос, крикнула девушка, что лежала на больничной кровати слева у стены
— Валерий Николаевич — обратился Тихонов к Ларионову, что сидел в кресле, а с появление в палате Оксаны быстро с него поднялся — Где носит вашу Орлову, что у неё нет даже хоть какой-то идеи, чтоб спасти положение
— Пожалуй, вам лучше самим у неё об это спросить — опуская взгляд в пол, ответил Ларионов
— Наталья Викторовна — говорила Марина Викторовна, подходя к женщине, матери пациентки со спины — Я уверена, что стоит провести еще одну процедуру, чтобы знать наверняка, в чем причина болезни ног вашей дочери
— Что кто вы? — возмутилась девушка, когда Оксана села рядом с ней на кровать, привлекая своим криком внимание всех присутствующих в палате
— У вас Ангелина Валерьевна «облитерирующийатеросклероз» — вынесла свой вердикт Оксана, надевая стетоскоп, скинула одеяло с ног девушки на пол
— Оксана Владимировна вы уверены — была удивлена очень сильно Валентина — Это ведь…
— Хроническое заболевание периферических артерий, характеризующееся их окклюзионным поражением и вызывающее ишемию нижних конечностей — пояснила Вероника, встав возле кровати за спиной Оксаны
— Но ведь — продолжила говорить Валентина, присаживаясь на соседнюю кровать — Преимущественно у мужчин старше 40 лет
— Да — согласилась Оксана, прислоняя стетоскоп к ноге пациентке, что покрылась почти багрово-алым цветом
Прислонив ушко к ноге пациентки, когда все присутствующие в палате замерли в ожидании, Оксана вела им от голени, до подколенных и бедренных артерий, в этот момент никаких пульсаций услышать через стетоскоп услышать не удалось. Трофические язвы, что заметила Оксана, которые образовались на ноге девушки, только подтвердили один из симптомов данного заболевания. Удивительный русый цвет волос, был схож с тем, что Оксана видела, у её сестры этой ночью, когда была у неё дома.
— Трофические язвы нужно будет обработать смесью из гентамициновой, гиоксизоновой, метилурациловой и синафлановой мази, добавив к ним четыре пакетика стрептоцида и 100 г вазелина
Распорядилась Оксана, отложив дневник сестры пациентки на кровать, так что мать и сама девушка заметили и поняли, чей этот дневник. Повесив снова стетоскоп на шею, Оксана положив ногу на ногу, посмотрела на девушку, что лежала перед ней на кровати, прикрывая почти обнаженное тело белой простынкой.
— Данную смесь необходимо каждый день наносить тонким слоем на стерильную трехслойную салфетку и прикладывать к поврежденному участку кожи — продолжила рассуждать Оксана, не обращая вниманию на удивленный взгляд девушки и её матери при виде знакомого дневника
— Да но как вы догадались Оксана Владимировна?! — удивился Ларионов, вмешавшись в нужный момент, когда мать пациентки хотела уже открыть рот
— У вас ведь Наталья Викторовна был атеросклероз, но вы об этом умолчали — обратилась Оксана к женщине, что открыв рот, не знала, что и сказать — Почему вы не указали этот факт, когда вас опрашивала моя команда
— Я… — словно заикаясь, женщина была крайне поражена происходящим — Я не знала правда, что это важно
— Плюс к тому, Ангелина сломала именно эту ногу, пару лет назад
Оксана указала взглядом лучезарных глаз, сверкнув при проникающем через окно свете стеклами своих очков на покрывшуюся трофическими язвами ногу девушки.
— Да и обморожение год назад, которое вы тоже сочли нужным умолчать, сыграло важную роль в развитии заболевания — пояснила Оксана, вставая с кровати
— Да, но как? — поразилась женщина — Как вам удалось достать дневник Алины?
— Обувь, что носит ваша дочь, высокий каблук, да и неудобный для неё размер, нервные срывы и эмоциональные перегрузки, к тому же еще и пища, что ест Ангелина, могла только усилить данную форму заболевания, плюс курение, плюс алкоголь в сумме….
— Облитерирующий атеросклероз — тихо прошептала Валентина, присаживаясь, поправив красный короткий плащ на подлокотник кресла
— Я же говорил вам, что Орлова обязательно решит, эту загадку — улыбнулся Тихонов, обращаясь к матери пациентки
— Сейчас сделаем артериографию, а потом решим, как будем удалять атероматозные бляшки, образовавшиеся в кровеносном сосуде вашей дочери — Как мне не прискорбно это говорить но лучшим случаем для вас будет провести «эндартерэктомию»
— Что?! — удивилась девушка, опираясь на локти, приподнялась с кровати — Что это за процедура?
— Хирургическое иссечение атероматозной бляшки с частью внутренней стенки сосуда, интимы, из просвета закупоренной периферической артерии
— Спасибо Валюша — поблагодарила Оксана, повернувшись к матери пациентки — Ногу мы вашей дочери восстановим, а вот проблемы со старшей своей дочерью решайте сами — указала она кивком головы на лежащий на кровати дневник
— Оксана Владимировна — окликнула её мать пациентки, когда Оксана подошла к входной двери палаты — Спасибо — искренне и от души сказала это женщина
— Подготовьте девушку к процедуре — распорядилась Оксана, дотрагиваясь кончиками пальцев до ручки входной двери
— Вам стоит пересмотреть позицию в отношении вашей старшей дочери — продолжила говорить Валентина
— Валентина! — вскрикнула Оксана, открывая дверь — Оставь их, это их дело, наше лечить пациентов
— Но…
— Никаких но! — завила Оксана, перешагивая через высокий порог входной двери палаты — Наше дело лечить пациентов, разбираться в их личных проблемах предоставь им самим
— Пойдем Валюша — предложила Вероника, дотронувшись пальцами до плеча Валентины
Не став дальше слушать семейные драмы между дочерью и матерью Оксана направилась вдоль по коридору к своему новому кабинету.
— Оксана Владимировна — выскочил из палаты Тихонов — Как вы догадались, в чем проблема этой девушки, если вы даже ни разу не заходили к ней в палату
— Понимаете Валерий Валерьевич — повернула Оксана свой оценивающий взгляд на этого мужчину, что стоял перед ней в черном смокинге, белая рубашка которого не имела к удивлению никакого галстука — Контакт с пациентами сбивает с мысли, зачем мне лишние эмоции
— Вы снова спасли репутацию нашей больницы
— Я пока еще ничего не спасла — заявила Оксана, оценивая снова его строгим допытывающим взглядом — А мне требуется мое черное кожаное кресло — заявила она, повернувшись к нему спиной
Оставив стоять заведующего больницей посреди коридора, мимо проходящих врачей и медсестер, Оксана направилась дальше, изящно виляя бедрами, выражала красоту своей фигуры, при каждом шаге стукала звонко каблуком черных туфель о мраморную белую плитку на полу. Проникающие лучи яркого солнца озаряли коридор своим неистовым светом, делая так, что свет мерцающих люминесцентных ламп в коридоре становился лишним. Ароматное изобилие разных запахов заполнило коридор, основа которого служило женское нежное мыло с экстрактом ромашки, которым так щедро насытился коридор вперемешку с запахом тела какой-то медсестры, что Оксана не смогла разобрать. Проходя по коридору мимо двух медсестер, Оксана приветливо кивнула им головой, одарив знакомых девушек чудесной прелестью лучезарной улыбки, обгоняя специально их, красиво вильнула перед ними своими бедрами, намекая на продолжения плотских утех, что между ними произошло в бытовых помещениях.
— Оксана Владимировна может вам стоит чем-нибудь помочь? — попыталась испытать счастье одна из девушек, прокричав вслед уходящей Оксане
— Кто знает, номер моего мобильного телефона у вас есть звоните и помогите — ответила Оксана, скрывая за прядью золотистых волос улыбку развращенной похоти
— Тогда может после пяти…
Пропуская мимо ушей предложение молодых девушек, Оксана, забыв совершенно куда шла, искушая себя соблазном, представляя свою плоть в их нежных руках, сладко облизывая губы, стала спускаться по лестнице на первый этаж. Не контролируемый порыв бурной страсти окутал разум Оксаны, а разыгравшаяся похоть не давала спокойно мыслить. Проходя мимо толп врачей, медсестер и пациентов, Оксана, спускаясь по лестнице, скрывала, как могла от взгляда посторонних глаз распущенность своей улыбки.

***
Обрабатывая тщательно резиновые перчатки на руках, Оксана использовала «ЭТИЛОВЫЙ СПИРТ 70%», его чувствительный резкий запах, даже через марлевую повязку вызывал отвращение. В этот момент двое парней санитаров подвозили каталку с девушкой к столу рентген аппарата. Валентина приготавливала раствор «ОКТЕНИСЕПт», для обработки операционного поля на теле пациентки. Вероника подготавливала и проверяла укомплектованность катетер с большой иглой, для проведения периферической артериографии. Тщательно промывая весь комплект катетера раствором «натрияхлорида», изотонический раствор после введения в сосудистое русло быстро выводится, лишь временно увеличивая объем циркулирующей жидкости, поэтому его эффективность при кровопотерях и шоке недостаточна. Марина Викторовна занималась приготовлением местной анестезии, чтобы обезболить места пункции бедренной артерии девушки.
Санитары перекладывая тело пациентки на стол рентгенографии, тут же накрывали её операционным темно-синим бельем. Ангелина оставалась в сознании, Оксана предпочла лишь обезболить место пункции бедренной артерии, куда будет проводиться катетер. Плотно укутанный колпак на голове девушки и словно покров плотно одеяло накрывало её тело, лишь освобождая место с вырезом для проведения процедуры на бедренной части кожи.
Жидкокристаллические мониторы были расположены над столом рентген аппарата, они позволяли отслеживать хирургу во время проведения процедуру продвижение игры при проколе бедренной артерии, дальнейшее продвижение проводника, а так же до какой части нужно вводить катетер. Доктор Ларионов, пользуясь пультом управления в руке, настраивал параметры экрана для проведения артериографии.
— Помогите Веронике с катетером, обработкой операционного поля займется Валентина, вы будите проводить процедуру под моим руководством — распорядилась Оксана
— Я?! — удивилась женщина, посмотрев на Оксану сквозь тонкие сияющие отблеском света люминесцентных ламп в кабинете стекла очков — Но ведь….
— Я знаю — скрывая улыбку под стерильной марлевой повязкой, согласилась Оксана — Мы все здесь учимся
— Простите, что вы сказали? — возразила девушка, когда санитары перекладывали её на стол для рентгенографии — Ваш коллега не умеет, а саму процедуру будете делать не вы?
— Ну да — подтвердила Оксана, подходя медленно стукая каблуками черных туфель к столу, на котором лежала пациентка — А что в этом такого я же буду присутствовать при этом и не позволю сделать ошибку
— Марина Викторовна — обратился Ларионов, заметив как начала возмущаться пациентка — Прошу передайте мне маску с распыляющим раствором анестезии
— Я тогда…
Не давая договорить девушке, Ларионов прислонил маску с анестезией к её лицу, она что-то пыталась возмущаться, но вскоре её возражения стихли.
— Не нравиться мне ваша методика Оксана Владимировна — снимая маску с распыляющим раствором анестезии с лица пациентки, высказал, свое недовольство Ларионов — Надеюсь вы отдаете себе отчет в своих действиях
— Валюша обработай, пожалуйста, бедренное место, где мы будем делать с Мариной Викторовной прокол бедерной артерии — распорядилась Оксана, игнорируя слова коллеги
Обрабатывая тампоном в смоченном растворе Октенисепта, Валентина начала производить место, где будет происходить пункция бедренной артерии. Оксана насадила крупную большую иглу диаметром, 1,2 мм на большой шприц, после чего передала его Марине Викторовне.
— Ну же не бойтесь, он не кусается — хладнокровно говорила Оксана с улыбкой, скрывая восхищение под стерильной марлевой повязкой
— Но я даже не знаю, что делать
— Я все расскажу — успокоила её Оксана — Иглу вводят между пальцами срезом вниз во избежание прокола противоположной стенки и направляют под небольшим углом к коже, как только игла проникает в просвет артерии, кровь под давлением должна немного попасть в шприц
— Надеюсь у меня получиться — неуверенно сказала как-то это Марина Викторовна, взяв шприц с большой иглой из рук Оксаны
Аккуратно положив руку на бедро девушки, Марина Викторовна начала медленно толстой иглой строго срезом вниз, производить прокол, в указанном обработанном месте, чуть выше «бифуркацииаорты». Вскоре после небольшого продвижения, на телеэкране Оксана заметила, как кончик иглы проткнул бедренную артерию, в шприц стала поступать кровь с бедренной артерии. После чего Марина Викторовна извлекла шприц с частичками крови девушки из иглы.
— Так сейчас возьмем тонкий тефлоновый проводник — Оксана указала на маленький столик с приготовленным приспособлением для катетеризации — Начнем проводить его через иглу в просвет бедренной артерии, только делаем это аккуратно и очень нежно
Тонкая струнка проводника начала медленно входить через иглу, проникая внутрь в нужный просвет бедренной артерии, перемещение который Оксана отслеживала по жидкокристаллическому экрану. После чего Марина Викторовна, оставив проводник в бедренном месте, стала извлекать по нему иглу, которой происходил прокол бедренной артерии.
— Марина Викторовна — обратила внимание Оксана — Дальнейшее продвижение проводника с катетером осуществляется совместно, причем проводник выступает от катетера на два или три сантиметра
— Катетер должен продвигаться до необходимого уровня — пояснила Вероника — После чего происходит закрепление катетера в сосуде
— Начинаю продвигать катетер по проводнику — доложила Марина Викторовна, всовывая тонкую струнку проводника в катетер
— Так хорошо — заметив, как катетер оказался в нужном месте, остановила Оксана — Дальше производим закреплением катетера в нужном нам просвете артерии

Марина Викторовна стала производить натяжение тяги 9 катетера, при этом прижимные кольца 6 и 7 расположенные внутри катетере возле самого его основания. Натяжением с помощью упругих нить 8 связывающих колец, стали стягиваться, образуя сферу между кольцами, в результате чего сам катетер 5 Марина Викторовна зафиксировала в сосуде по его центральной оси.
— Нет нам нужно чуть дальше — распорядилась Оксана, всматриваясь через стекла очков в экран над столом
— Вы уверены? — удивился Ларионов — Но нам и этого будет достаточно
— Я говорю чуть дальше — настойчиво повторила Оксана, посчитав нужным, что катетер с проводником находиться не в нужном для неё месте

Марина Викторовна начала аккуратно выдвигать на два сантиметра рукоятку 3, за ней следом начала двигаться струна 2, в результате чего дистальный отдел пружины 4 приобретает заданный изгиб и упирается в стенку магистрального сосуда. Следующим действием Марины Викторовны было то, что она начала вращать проксимальный конец пружины 4 с малой скоростью. Используя специальную методику Seldinger, Марина Викторовна начала производить вращение стрелкой (стрелкой а), что позволило передать плавность вращения на дистальный конец пружины (стрелка б), который вращается по стенке магистрального сосуда, «проваливаясь» в нужный просвет отходящего сосуда, кроме того, дистальный конец пружины перестает вращаться на телеэкране. В это время Марина Викторовна начала плавно заводить глубже в нужный кровеносный сосуд поступательными движениями проводника с катетером 1 и дистальные концы пружины 4 и катетера 1. Для придания большей упругости введенной в сосуд пружине 4 рукоятка, Марина Викторовна начала задвигать рукоятку 3 и струну 2, натяжение 9 после этого ослабилось, дальше аккуратно с помощью рук Оксаны, эта женщина стала продвигать катетер 5 по проводнику к нужному месту для катетеризации периферических артерий.
— Оксана Владимировна контраст готов — отчиталась Валентина
— Так Марина Викторовна дальше я сама — проявила инициативу Оксана, взяв из рук Валентины шприц с контрастом
Используя специальную присоединенную канюлю на катетере, Оксана начала вводить контрастное вещество. Всматриваясь в экран монитора, Оксана наблюдала вместе с командой коллег как распространяется контраст по артериям.
— Валерий Николаевич — обратилась Оксана, всматриваясь за распространением контраста по артериям в монитор — Выведите на монитор трехмерную картинку, и увеличьте, хочу лучше увидеть место закупорки кровеносного сосуда атеросклеротическими бляшками
— Хорошо сейчас — любезно согласился Ларионов нажав несколько клавиш на пульту, вывел трехмерную проекцию кровеносного сосуда на монитор
— Никогда не думала, что у столь молодой девушки может быть такое заболевание, котором в основном преимущественно встречается только у мужчин
Высказывала эмоции Валентина, увидев трехмерной проекции кровеносного сосуда в мониторе, как происходила его закупорка нарастанием на его стенках атеросклеротических бляшек.
— Преимущественно да — согласилась с утверждением молодой коллеги Оксана — Окклюзия в виде атеросклеротической бляшки на третьей дистальной артерии чуть ниже подколенного сустава — указала она на место закупорки кровотока кровеносной артерии
— Вижу — согласился Ларионов — Да тут я бы даже сказал, что стеноз около 70% дистальной артерии
— Это надо же так — Вероника была под впечатлением — Да тут почти девять сантиметров поврежденного участка артерии
— Я такое заболевание вижу в первые Оксаночка у девушек да и в таком малом возрасте, обычно после сорока — поделилась Марина Викторовна рассматривая в мониторе трехмерную проекцию кровеносного сосуда пациентки
— Да обычно как я уже сказала, заболевание проявляется у мужчин, после сорока — повторила Оксана — Но нам выпал особый случай на практике увидеть эту проблему, поэтому мы все с вами пропускали эту проблему
— Я попробую сделать несколько снимков в крупном формате пораженного участка артерии — предложил Ларионов, держа пульт от телеэкрана в руке
— Хорошо — согласилась Оксана, направляясь к входной двери — Марина Викторовна извлечете катетер, все действия, что вы провели только в обратной последовательности, Валентина обработаешь рану и наложишь стерильную тугую повязку
— А ты сама куда? — удивилась Марина Викторовна
— А мне нужно подумать
— Над чем? — возмутилась Вероника, одарив Оксану неприветливым взглядом
— По-моему Оксана Владимировна тут и так все предельно ясно — поддержала Валентина темноволосую кудряшку
— А про-моему — возразила Оксана, коснувшись ручки входной двери — Кто-то из нас слишком умный стал
— Ладно, Оксана иди, отдыхай — обиженным тоном голоса ответила Вероника
— И почему я оправдываюсь перед своими подчиненными? — возмутилась Оксана открывая входную дверь кабинета, перешагивая аккуратно через его высокий порог
— Марина Викторовна не спишите, все действия, что координировала вас Оксана Владимировна, только в обратном порядке….
Закрывая дверь за собой, Оксана направилась вдоль коридора, оставив дальнейшее завершение процедуры на своих коллег. Отходя несколько метров от закрытой двери, Оксана услышала разъяренные крики женщин, которые что-то так рьяно обсуждали друг другу. Крики были насыщенны нотами отчаяния, однако другая женщина так агрессивно кричала на другую женщину, что её голос наверно слышала чуть ли не вся больница.
— Да какое ты имеешь право называться моей дочерью — прокричала мать пациентки, когда Оксана зашла за угол и увидела происходящую картину
Две женщины чуть ли не вцепились в друг друга, разговаривали на повышенных тонах, привлекая к себе внимания службы охраны больницы. Алина сестра пациентки, убиваясь от отчаянья, что ей наплевать на её прежнюю семью, она здесь исключительно из-за своего дневника и требовала его у своей матери. Черная юбка до колен с вырезом с задней части и черный пиджак на этой светловолосой женщине смотрелись идеально, сама того не замечая, по мнению Оксаны она вырядилась в точности как мать, одев такой строгий деловой наряд. Воротник белой блузки, что выглядывал из-под черного пиджака, придавал этой женщине весьма соблазнительную красоту, выражая в белой женской рубашке красивое декольте.
— Ой мама кто бы говорил — вскрикнула она свою мать надувшись змеей — Ах… ты вот ты где — увидела она Оксану, что подошла к ним
«Блядь я наверно все испортила, эх… как жаль», глубоко и изнуренно вздохнула, подумала про себя Оксана, снимая марлевую повязку с лица, скрывая взгляд сгораемый от стыда прошлой ночи с этими женщинами.
— Алина не надо прошу тебя — заступилась сразу же, вставая со скамейки Варвара — Оксана прошу, скажи, дневник Алины помог тебе разгадать твою загадку
— Я даже скажу больше — с восхищенной улыбкой, ответила Оксана, стараясь не смотреть на женщин, с которыми она провела эту ночь — Ты спасла своими записями сестре жизнь
— О чем она говорит? — удивилась мать пациентки
— А как по-другому она еще могла добыть этот дневник — намекнула Алина своей матери на Оксану
— Оу… прошу — начала Оксана успокаивать женщин, придавая губам весьма эротичное очертание восхищенной застенчивой улыбки — Вы наверно все не так поняли — говорила она, обращаясь к матери пациентки
— А как я еще должна понять?
— Оксана скажи — повторила свой вопрос вновь Варвара, вставая между этими женщинами и Оксаной в центр — Дневник Алины как-то помог тебе разгадать загадку
— Я даже скажу больше, он почти решил её — блефуя, Оксана скрывала довольство фальшью восхищенной улыбкой — Исключительно благодаря этим записям Наталья Викторовна я смогла сложить головоломку воедино, осталось только провести операцию
— Операцию?! — удивилась Алина, посмотрев на Оксану испуганным внезапным взглядом — Что у Ангелины настолько все плохо?
— Да твоей сестре будут резать ногу — грубо выразилась мать, посмотрев недовольно на свою старшую дочь, явно скрывая какую-то душевную обиду
— Ногу резать не будем — успокоила Оксана, снимая с рук окровавленные кровью пациентки резиновые перчатки — Но операция нужна, только немного другого характера
— Боже мой, все не слава богу — вздохнула от отчаяния глубоко Наталья Викторовна
— Какое ты имела право брать мой дневник
— По-другому просто вопрос было не решить — кидая перчатки в рядом стоящую урну, Оксана, застенчиво улыбнувшись, ответила этой женщине
— Да ладно хватит Алина, она ведь спасла тем самым твоей сестре жизнь
— Я бы даже сказала ногу — пояснила Оксана, стараясь не смотреть на мать и её старшую дочь
— Ангелине хотели ампутировать ногу — сказала другими словами Наталья Викторовна
— Ар…. — недовольно прорычала как тигрица Алина — Ладно рада, что смогла вам помочь, а теперь прошу назад мой дневник мамочка
— Я понимаю, конечно, это не мое дело, но Наталья Викторовна вы прочитали тот отрывок в дневнике, что я для вас пометила специально карандашом — решила внести ясность в картинку назревающей семейной драмы, обратилась Оксана к матери пациентки
— Ах… да-да — тут словно женщину ударило в слезу
— О чем она говорит? — возмутилась, рассердившись, словно кобра Алина — Что она там прочитала?
— Вы бы лучше Алина Валерьевна мать успокоили — холодно ответила Оксана, проходя мимо женщина — А вы Наталья Викторовна, если все поняли из прочитанного, самое время сделать выводы — обратилась она к матери этой женщины
— Оксана стой! — Варвара вцепилась в руку Оксаны — Спасибо — поблагодарила искренне женщина, когда Оксана повернулась к ней
— Я ведь еще ничего не сделала — застенчиво улыбнулась Оксана, скрывая яркий румянец на щечках под прядью золотистых волос
— Ты многое уже что сделала….
— Спасибо конечно за твои теплые слова Варвара — вытаскивая медленно руку из хватки этой женщины, Оксана продолжала застенчиво улыбаться — Но у меня много дел
— Оксана Владимировна, что тут происходит?! — возмутился рассерженным голосом Тихонов, направляясь к женской компании с двумя охранниками
«Блядь вот тока тебя тут не хватало», глубоко вздохнула, проворачивая мысль в голове, Оксана, почувствовав себя в неудобном положении.
— Мелкая семейная драма, которая сама собой разрешилась — придавая серьезное выражение губам, ответила Оксана, проходя мимо заведующего больницей
— Меня только один вопрос Оксана Владимировна беспокоит, почему как что-то назревает в этой больнице, вы всегда находитесь в центре событий? — словно требуя ответа, спросила Тихонов, наблюдая за походкой Оксаны
— Такова моя карма — одарила Оксана заведующего и двух охранников очаровательной улыбкой, направилась дальше по коридору
Снимая медицинский плотный колпак, Оксана придала пышным волнистым золотистым волосам неимоверный свободный объем. Красиво повертела головой, чтобы волосы приобрели более свободную форму, Оксана ощущала на себе оценивающее взгляды со стороны охранников, что как окаменевшие стояли, смотрели ей в спину. Короткий белый халат, не позволяющий даже черному платью, что скрывалось под ним выглянуть, открывал красивую изящность ног облаченные в черные чулки. Звонко стукая каблуками, Оксана вышла в фойе больницы, которое даже в такой назревающий вечер все еще насыщало в себе небольшое количество пациентов, в последней надежде ожидания, пройти нужного им специалиста. Не обращая внимания на некоторые неурядицы буйных пациентов, что разбирались на счет порядка очереди в нужный им кабинет, стоя у стойки регистратуры, Оксана прошла мимо ругающихся двух пожилых женщин, мило им улыбнувшись стала подниматься по лестнице на второй этаж.
— Меня вот интересует, почему ваш кардиолог отказался сегодня и вчера принимать? — прокричала одна из женщин на медсестру, что стояла возле регистратуры, рассматривая нужные фамилии на карточках пациентов, что лежали перед ней в аккуратной стопке
— Значит надо так! — так же бурно и возмущенно ответила девушка
— Это как еще надо так— слышались возмущенные крики пожилой женщины
— Бабуль успокойтесь, пожалуйста — повысив голос на бабушку, крикнула девушка
«Хм… значит, кто-то тут еще может ответить этим наглым бабулькам», размышляла Оксана, поднимаясь по ступенькам массивной лестницы на второй этаж, восхищаясь дерзостью девушки, что так ловко отфутболила бабульку.

***
Красивый лазурный закат, озарял небо за стеклом большого пластикового окна, жалюзи которого так и оставались, наполовину прикрыты. Ароматный только что вновь приготовленного кофе пленил своей богатой терпкой насыщенностью вкусового оттенка, запаха которого распространился по всему кабинету. Белокурая женщина в чудесном белом коротком платье так аппетитно готовила кофе в турке на плите в рабочем кабинете Оксаны. Пышные чарующие волосы этой женщины словно ураган во время цунами имели стильную и прочную укладку, вызывающие эротическую похоть.
Марина Викторовна сидела на бежевом диване, направив снимок прошедшей периферической артериографии на падающий свет с натяжного потолка, любовалась поврежденной атеросклеротическими бляшками артерией пациентки. Вероника расположилась на стуле возле маленького стола, открыв интернет страницу википедии, изучала подробную информацию атеросклеротических бляшек. Валентина сидела рядом на стуле возле Оксаны, всматриваясь через тонкие стекла своих очков, изучала открытую перед собой на столе карту анамнеза пациентки.
Оксана расположилась на стуле возле большого стола, откинувшись на спинку стула, она тыркала пальчиками по клавиатуре раскрытого ноутбука, перебирая десятки разных сайтов. Вдыхая чарующий аромат женских духов завораживающего экстракта апельсина, пленяющая сила мандарина, и окутывающая соблазном страсть аромат бергамота в единой гармони все эти запахи могли, свети любого с ума. Посмевший прервать столь тихую гармонию сладостного вкусового букета, был тихий скрип водной двери, когда на пороге оказался Ларионов, держа в руке прозрачный полиэтиленовый пакет с заварными кольцами и бисквитами.
— Что же ты предлагаешь Оксаночка, если не «эндартерэктомию», что ты предложила в самом начале до проведения периферической артериографии — обратилась Марина Викторовна, сексуально положив ногу на ногу, обнажила прелесть роскошных бедер
— Возможно, я бы предположила в данной ситуации «тромбоэмболэктомию» — вмешалась Валентина, поправив очки на глазах — Хирургическое удаление организованного тромбоэмбола из просвета закупоренной артерии нижних/верхних конечностей
— Близко ну нет — возразила Оксана, наблюдая за пакетом, что был в руке у Ларионова, смачно обогатила губы богатым изобилием слюны
— Но почему? — возмутилась обиженно Валентина, посмотрев на своего начальника пожала легонько губу
— Потому что «эндоваскулярнаяхирургия» самый лучший вариант удаления атеросклеротических бляшек из поврежденного сосуда — пояснила Оксана, наблюдая за Ларионовым, как он раскладывает на блюдце, что принесла Валерия заварные кольца и бисквиты
— Ты считаешь что — начала говорить Вероника, закрывая браузер на компьютере — Хирургическое вмешательство, проводимое на «кровеносных сосудах» чрезкожным доступом под контролем методов лучевой визуализации с использованием специальных инструментов лучшим методом для решения этой проблемы?
— Я бы назвала проще «атерэктомия», согласись, так проще звучит — облизывая жадно губы, Оксана быстро залезла в пакет наглым образом и стянула оттуда бисквит, щедро пропитанный изобилием вареной сгущенки
— Согласен с Оксаной Владимировной — подтвердил Ларионов, присаживаясь на свободный стул слева от Валентины — Первой после ангиопластики в практику вошла прямая атерэктомия, на сегодня это метод выбора при необызвествленных«бляшках» в устье передней нисходящей артерии и бифуркационных стенозах
— Тем более этот метод признан менее травмированным и пациентку можно будет выписать максимум этот через три дня после операции — согласилась с общим мнением Валентина
— Только я не смогу провести такую сложную процедуру — возразила Марина Викторовна вставая с дивана распрямила материал белого халата врача
— Операцию проведу я — успокоила её Оксана — Вы все мне будите ассистировать — поднося сочный кусок бисквита, к своим губам облизывая языком его поверхность, говорила она
— Главной особенностью этого метода — вставая со стула, объясняла Вероника — Что не придется делать стентирование кровеносного сосуда, после того как мы удалим атеросклеротическую бляшку — подходя к большому столу рассказывала темноволосая кудряшка, с голодным взглядом карих глаз смотрела на богатство сладостей на нем
— Оксана Владимировна как всегда придумала гениальное решение проблемы — восхитилась Валентина, доставая из пакета большое заварное кольцо, посыпанное белой сахарной пудрой
— М… какой сладкий бисквит — похвалила Оксана, ощущая его мягкость и нежность вкуса во рту — Для атерэктомии будем использовать катетер Turbohawk LS C, суть данного метода я расскажу в операционной
— Оксана Владимировна — обратилась Валентина к своему начальнику, вдыхая глубоко аромат только что приготовленного кофе в турке на столе — Разрешите мне быть главным ассистентом на операции
— А… я так понимаю — говорила Оксана, наблюдая как шикарная своим телом женщина наливала кофе из турке, в белую керамическую кружку — Ты хочешь заняться подготовкой катетера к операции, хм… пожалуйста Валентина
— Но… — открыв в сексуальной форме губ рот, Валентина хотела возразить
— Что но? — ухмыльнулась Оксана застенчивой улыбкой
— Оксаночка если позволишь мне заняться координировать продвижение катетера по монитору
— Это я и сама могу — возразила Оксана — Доктор Ларионов займется монитором ангиограммы, а все остальные получат указания в операционной, а сейчас если не возражаете, я бы плотно бы перекусила
— Атеросклеротические бляшки в подколенном суставе третьей дистальной артерии — пояснила Марина Викторовна, положив снимки рентгенографии на край большого стола
— Придется немного постараться чтоб попасть в этот участок — взглянула Оксана на снимок, где Марина Викторовна маркером обвела участок пораженной кровеносной артерии
— Как я уже пояснил Оксана Владимировна в кабинете ангиографии, что стеноз данной дистальной подколенной артерии достигает около 70% — пояснил Ларионов, приветливо кивнув женщине, что наливала в его кружку черный только что приготовленный кофе
— Валерий Николаевич — возразила Оксана, наслаждаясь терпкостью вкусового аромата черного кофе — Я наверно сама вижу область стеноза на дистальной артерии
— Прошу прощения — обратилась Валерия, присаживаясь на свободный стул, справа от Оксаны — Вы не поясните мне как человеку не опытному в медицине, что такое дистальная артерия?
«Блядь мир точно полон идиотов, ну если не знаешь, то хоть не лезь с дурацкими вопросами», застенчиво улыбнулась Оксана девушке, скрывая коварство своей улыбки.
— Артерия, питающая бедренную кость — быстро ответил Ларионов, заметив, как надулась от злости Оксана
— Оксаночка ну хватит а… — упрекнула начальника Марина Викторовна — Эта девушка просто не так богата познаниями кардиохирургии как ты
— А что такое 70% стеноза дистальной артерии…. ?
— О… пиздец! — вскрикнула Оксана, разливая от бурных эмоций с кружки черное кофе на белый халат — Блядь ты, что тупая то такая
Закричала Оксана, вскакивая со стула с кружкой в руках разливая на себя частички ароматного кофе на белый халат, случайно в порыве бурных эмоций стряхнула очки, что упали на стол, чудом оставаясь целыми.
— Оксаночка! — глубоко чувствительно вздохнула Марина Викторовна, от неожиданности хватаясь за сердце с такой чуткой иронией — Я тебе больше очки делать не буду, для тебя стараешься, а ты мои старанья не ценишь
— А я и не просила — прошипела Оксана змей, одарив женщину обидчивым недружелюбным взглядом, поджала от обиды губу — И вообще хватит мне помыкать я ваш начальник — строго расставила она рамки между своими коллегами
— Оксана Владимировна — словно как мышь пропищала Валерия, испугавшись столь бурной реакции со стороны Оксаны — Что с вами, я ведь просто спрашиваю
— Это сужение кровеносного сосуда на 70% от нормального его уровня — пояснила тихим шепотом Вероника, не переставая при этом смотреть на своего разъяренного начальника испуганным взглядом
— Вот только халат зря замарала — изливая глубокую эмоциональную встряску, говорила Оксана, стараясь успокоиться — Эх... ладно Валерия, я искренне перед вами прошу прощения за свой характер — глубоко вздохнула она, покусывая при этом краешек губы
— Просто Оксаночка, тут не все специалисты твоего уровня
— А я именно с такими и хочу работать — ясно дала понять Оксана, расстегивая пуговицы халата
— Девчонки — обратился Ларионов — Как попьете кофе с пряностями идите, готовьте пациентку к операции, а я пока поговорю с её матерью, выбью согласие на столь сложную операцию
— Валерий Николаевич — возмутилась Оксана — Пациентка ведь не маленькая, пусть сама решает, надо ли ей это или нет
— Оксана Владимировна — обратилась Валерия, вставая со стула, когда Оксана отошла к окну — Вы простите, что так неловко получилось, я же не знала, что вы так можете бурно реагировать
— Ладно, забудь — прошипев змеей, успокоила её Оксана, снимая с себя белый медицинский халат, на котором осталось несколько пятен въевшегося кофе
— Ваш прошлый начальник — начала говорить девушка, подойдя к Оксане со спины, положила руку на её талию — Грозился завалить ваш отдел на комиссии по здравоохранению, которая должна состояться на днях
— Кто это тебе такое сказал Валерия? — повернулась Оксана, посмотрев на эту женщину весьма удивленным взглядом
— Оу… — красиво выдавая такой ласковый звук, строя губы в эротической улыбке открыла рот Марина Викторовна — Я кое-что хотела взять в кафетерии домой, Валерий Николаевич вы не составите мне компанию, пока девушки будут заниматься подготовкой пациентки
— Марина Викторовна да конечно — любезно согласился Ларионов, поставив кружку с недопитым кофе на стол — Конечно, я вам составлю компанию — говорил он вставая со стула
— Вот и отлично — обрадовалась Марина Викторовна, чем поразила своей улыбкой Оксану
— Позвольте вам помочь Марина Викторовна — предложил Ларионов, встав возле стула этой женщины, предложил руку помощи
— Вы такой джентльмен — держась за его руку, Марина Викторовна, словно лаская своими чарами, встала со стула, изгибая на показ эротический изъян на своем теле
— Я наверно считаю, Марина Викторовна — взял он так торжественно даму под руку — Что ваше темно-синее платье вам очень идет к лицу
— Наверно?! — возмутилась Марина Викторовна, состроив этому пожилому мужчине кокетливый взгляд голубых глаз — То есть может еще и не идет
— Да нет что вы, что вы Марина Викторовна — почувствовав себя в неловком положении сразу же начал поправляться Ларионов, открывая дверь перед Мариной Викторовной — Вам очень идет, к лицу ваше платье
— Пойдем Ника — отчаянно вздохнула Валентина, поставив кружку на стол — Надеюсь, Оксана Владимировна отдает отчет в своих действиях
— Пусть маленько, успокоится, заодно и с нашей новой секретаршей подружиться — отодвигая стул от стола, вставая со стула, говорила Вероника
— Правда?! — удивилась Валентина — Ты так считаешь? — взявшись за руку девушки, направилась к входной открытой двери кабинета
— Ну да почему бы и нет, Оксана последнее время что-то заведенная — поделилась впечатлением Вероника, подходя к открытой входной двери
— Ника я все слышу — обиженно крикнула Оксана, наблюдая за уходящими девчонками
— Оксана ты чего — возмутилась Вероника, встав в открытом дверном проеме — Я ничего не имею против
— Зато я имею — возразила Оксана, стоя возле окна, нервно теребила жалюзи кончиками пальцев
— Оксана Владимировна — успокаивающим тоном голоса говорила Валерия, дотрагиваясь кончиками пальцев до плеча Оксаны — Все ведь нормально
— Вы так считаете Валерия? — спросила тихо Оксана, повернувшись к этой женщине, наблюдая, как за её спиной закрылась входная дверь кабинета
Пленительный запах апельсина с чудесным сочетанием в нем мандарина и бергамота пленил разум Оксаны, а тяжелое возбужденное дыхание возле её губ, обжигало соприкосновением влажные изнывающие алые губы. Согревающая ласка нежных рук этой женщине, оставаясь наедине с ней в кабинете, будоражила кровь в жилах.
— И вам совершенно не о чем волноваться — тихо шептала почти на ухо Валерия, прижимая к себе Оксану
— У вас такой красивый голос — говорила, закрыв глаза Оксана, возле лица этой женщины
Не успев больше ничего сказать, Оксана поддалась ласке рук этой женщине, что с такой поразительной нежностью сняла с неё заляпанный кофе халат. Теплота нежных рук Валерии, спокойно освободила тело Оксаны от белого халата, спокойно скинув его на пол. Жар пылающего сладкого дыхания от губ этой женщины завораживал и сковывал сознание Оксаны, от чего она даже не могла сопротивляться или даже возразить.
— Я не знаю, зачем ты это делаешь Валерия — задыхаясь от недостатка воздуха, возбужденным взглядом лазурных голубых глаз простонала Оксана, испытывая жажду голода по поцелую
— А что нам просто не может быть хорошо вместе? — говорила Валерия пленительным шепотом, на ухо Оксане, расстегивая её молнию черного платья
Пленительная внезапная страсть поцелуя, которая соединила губы Оксаны с этой женщины, нахлынула внезапно. Ощущая сладость и нежность её слюны на своем языке Оксана чувствовала как впадает в океан эротических соблазнов, поддаваясь слепо ласки рук этой женщины, что словно кожу сдирали с неё черное платье. Головокружительная сокрушительная сила поцелуя, в которой Валерия доминировала, повиливая языком Оксаны во время столь бурной голодной сексуальной игре. Богатое изобилие слюны стекали с губ, падая плавно в свободном падении на грудь Оксаны, растекались пленительным соприкосновением по бархатной коже.
— Неужели ты думаешь … — ощущая резкую нехватку воздуха из-за сильного возбуждения, Оксана оторвалась от губ белокурой сексуальной расхитительницы — Что я дам тебе фору в этом
— Я и не просила — ответила с таким же сильным возбуждением Валерия, учащенное тяжелое дыхание и голод в глазах этой женщины говорили о распущенности её характера
Оксана нежно обвивая руками тело этой женщины, завела руки к ней за спину и глядя принужденно ей в глаза начала постепенно расстегивать её молнию. Валерия, словно королевская кобра, так сексуально виляла телом, лаская себя, пока Оксана искушенная соблазном её плоти с диким голодом похоти в глазах расстегивала молнию её платья. Белокурая развратница словно хотела, чтобы Оксана освободила её тело от этой назойливой материи белого короткого платья, извиваясь в таких движениях, что платье само скатывалось быстро вниз.
— М… какая красивая грудь — промурлыкав как кошка, Оксана вцепилась в грудь этой женщины
— У тебя тоже — ответила радостным шепотом Валерия, обжигая губы Оксаны жарким, огненным, возбужденным, похотью дыханием
Головокружительная страсть поцелуя, что жгла губы своим неистовым огнем соблазна искушения сексуальной похоти. Играя повелительным жестом, женщина командовала языком Оксаны у неё во рту, лаская с жадностью горячими ладонями её тело. Валерия словно руководила в этой игре телом Оксаны, когда они медленно приближались к большому столу, не переставая при этом целоваться с диким голодом. Оксана почувствовала с закрытыми глазами, как её ягодицы находясь под влиянием рук этой женщины, коснулись края большого стола, что стоял посреди кабинета. Валерия прислоняясь к телу Оксаны, ласкала её руками, чарую прелестью возбужденного голодного взгляда безупречных карих глаз, сводила с ума.
— Ах… — глубоко чувственно вздохнула Оксана, когда женщина жаркими пылающими губами впилась в сосок её пышной сочной груди — Ты меня скушаешь — изнывая сильным возбуждением нежным стоном, простонала она
— Так я этого добиваюсь — с жадностью глотая воздух, целую грудь Оксаны, едва выговорила Валерия, вцепившись коготками пальцев обеих рук в резинку черных трусиков
— Я заметила — улыбнулась Оксана
Завораживающая сила потеков прохлады богатого изобилия слюны, что скатывались, падая с груди Оксаны в момент, когда Валерия с жадностью покусывала губами её розовый сосок. Падая в свободном падении холодая, вязкая пенистая жидкость пленила холодом, в этот момент женщина начинала ласково с нежностью снимать трусики с Оксаны. Играя сексуальными движениями бедер, Оксана позволяла этой женщине снять с неё трусики, с восхищенной улыбкой.
— М… не хочу на стол — надула алые блестящие потеками слюны губки, возразила Оксана — Давай лучше на диване — схватив Валерию за руку, она повела её к угловому бежевому дивану
— Как хочешь Оксана — любезно согласилась Валерия
Оксана, роскошно виляя бедрами завораживая пленительным жестом сгибания ноги, заманивала эту белокурую красотку, к расправленному бежевому угловому дивану. Звонко стукая каблуками черных туфель, Оксана обратила внимание, как привлекла внимание этой женщины эротической формы своих бедер.
— Ты такая нежная — заметила Оксана, ощущая теплоту ласки рук женщины на своей талии, что подошла к ней со спины
— Исключительно только ради тебя — разворачивая за талию Оксану к себе, тихо прошептала обжигающим дыханием в её нежные палящие огнем страсти губы Валерия
— А как ты узнала, что я тебя не отвергну? — поинтересовалась Оксана, испытывая сильное влияние слиться с губами белокурой развратницы
— Еще с самой первой встречи я когда помнишь, сказала Юлии, секретарши Тихонова, что сама ввиду тебя в курс дела — говорила женщина ласковым голосом, принудительно наклоняя тело Оксаны на спинку дивана — Я поняла, что остальное ты не расслышала или не хотела слышать, но ты повторила слово ввиду
— И что?! — улыбнулась Оксана, опираясь руками на спинку дивана, красиво выгнула спину, выставляя бедра, перед этой женщиной чувствуя, как ладонь руки Валерии сползала вниз по её животу, пока другая рука охватила своим горячим влиянием её пышную грудь — Для тебя, что это что-то значит?
— Не то что ты сказала это слово, а то, как ты это сказала — пояснила Валерия, со страстью сжимая кончиками пальцев грудь Оксаны
— И как я это сказала ах…?
Простонала сладостным стоном Оксана, чувствуя, как пальцы этой искусительницы начали круговым жарким движением разминать её лобок. Кончики пальцев светловолосой женщины сдавливали нежно подушечками сочную грудь Оксаны, когда коготки, словно сворачивая в тюльпан, обхватывали розовый её сосок.
— Как ты произнесла слово ввиду? — словно играя в игру страсти, спросила Валерия, медленно начиная массировать половые возбужденные губы влагалища Оксаны
— М… — сладко прикусывая губу, запрокинула голову Оксана назад — Да… как я это произнесла — словно прокричав, повысила она тон до изнывающего возбуждающего крика
— Ты не говорила ввиду — шепотом пояснила женщина, облизывая кончик уха Оксаны, как раз в тот момент, когда она, искушая себя возбужденными нежными стонами закрыла глаза, стараясь погрузиться в море соблазнов
— А что я тогда сказала?
Спросила Оксана с закрытыми глазами, облизывая губы, оставляя на них щедрое изобилие слюны. Оксана чувствовала, как эта женщина подушечками пальцев массировала её возбужденные влажные губу влагалища, нежно сжимая другой рукой её грудь.
— Ты спросила меня — говорила так возбуждающе Валерия, когда кончики коготков её пальцев, словно готовы были войти внутрь влагалища, как-будто прицеливались специально, чтоб найти нужную дырочку, стенки которой уже успели насытиться влагой — Ты спросила меня, что я тебе там собираюсь ввести
— Что?! — находясь в оковах ласки рук белокурой искусительницы, открыла неожиданно глаза Оксана, словно испугавшись
Валерия прижимала тело Оксана к себе, начала медленно принудительно всовывать в её влагалище пальцы руки. Оксана по мере резкой боли растяжения влагалища хотела издать стон, но другая рука Валерии, что была на её груди, быстро закрыла ладонью её рот. Извиваясь словно бешеный зверь, в руках этой женщины, Оксана хотела соскочить с её пальцев, стонала глухим разъяренным стоном через закрытый ладонью рот.
— Тебе что больно? — спросила Валерия, заметив как начала извиваться, вырываясь с её объятий Оксана
— Не так много — изнывающим от боли голосом простонала Оксана, сквозь пальцы закрытой ладонью губы женской рукой
— Хорошо как скажешь — согласилась Валерия
Оксана почувствовала, как два пальца этой женщины покинули влагалище, медленно влажными подушечками раздвинули её половые губы. Средний палец руки Валерии по среднюю фалангу находился во влагалище Оксаны. Приятно двигаясь силой завораживающего трения о стенки влагалища Оксаны, палец Валерии творил чудеса. Оксана совсем скора после таких рьяных движений пальца внутри своего влагалища, испытала сильный оргазм, выплеснув на палец этой женщины богатые изобилием сладкой вязкости эликсир.
— М… Валерия ты творишь чудеса — изнывая сладким стоном Оксана
— Я знаю — согласилась Валерия, вытаскивая палец из влагалища Оксаны, обтерла его о половые губы, с которых тонкой струйкой сочился сок оргазма прямо на пол
— Нет-нет не так скора — возразила Оксана, вцепившись в резинку её белых шелковых трусиков, когда женщина освободила её тело от оков ласки, хотела видимо уйти
— Я никуда не собираюсь — заверила её Валерия, присаживаясь на диван, позволяя Оксане снять с себя белые шелковые трусики
— А я тебя так скора никуда и не отпущу — снимая трусики с Валерии, заявила Оксана, кидая их свободно на пол
— Прям так и не пустишь? — ухмыльнулась Валерия, разводя в воздухе согнутые в колени ноги перед Оксаной
— Прям так и не пущу — повторила ласковым шепотом Оксана
Проводя ладонью свое руки по бедру этой женщины, а другой рукой с нежностью горячего дыхания Оксана, аккуратно пальцами раздвинула половые губы влагалища Валерии. Стоило только Оксане легонько прислониться кончиком богатого изобилия слюны к клитору влагалища Валерии, как она сладостно застонала, впутывая пальцы руки в её роскошные золотистые волосы. Оксана щедро покрывала слюной клитор этой женщины, позволяя ей стекать по раздвинутым стенкам влагалища. Валерия плотно прислонила лицо Оксаны к своему влагалищу, вынуждая специально всунуть язык промеж нежных стенок вагины. Оксана обвила руками бедра этой женщины, сидя на коленях на полу, чувствовала закрытыми глазами ка щедрость возбуждающей жидкость покрывала своей вязкостью поверхность её покрытого прохладной чарующей холодом слюной. Вскоре Оксана ощутила на языке океан возбуждающего эликсира испытанного женского оргазма, а Валерия в этот момент тихо простонала. Отпуская волосы Оксаны, она вцепилась в поверхность дивана, пытаясь как будто что-то стерпеть.
— М… так быстро — вытаскивая язык, из влагалища этой женщины задыхаясь от нехватки воздуха, удивилась Оксана

Сладкие потеки жидкости стекали по губам Оксаны, падая на грудь, оставляя за собой на коже сахарный осадок вязкости. Оксана, словно львица с тяжелым дыханием в груди забралась на диван, оказавшись над телом изнывающей белокурой развратницы, что изнывала сладостными стонами лежа на диване. Опираясь одной рукой на диван, Оксана почувствовала, как руки этой женщины с нежностью обхватили её грудь и начали медленно её разминать. Задыхаясь от сильного возбуждения, Оксана чувствовала, как с влагалища сочился эликсир пережитого оргазма, тонкой струйкой обжигая стенки падая на поверхность дивана. Пользуясь властью над телом этой женщины, Оксана водила свободной рукой по её груди, нежно переходя на шею, потом опять на грудь, пока нежность рук Валерии разминала обе её груди, изнывая сладостными стонами.
— Мне так хорошо с тобой — прижимаясь к телу Валерии, призналась Оксана, позволяя рукам этой женщины обвить её ягодицы
— Мне тоже — ответила взаимной симпатией карих глаз Валерия
— Что ты делаешь? — ухмыльнулась Оксана, ощущая, как кончик пропитанного слюной и чарующей прохладой нежностью стал скользить по её губам, слизывая с них сок женского оргазма
— Скрываю следы — улыбнулась Валерия, продолжая настойчиво слизывать свою жидкость с губ Оксаны
— Это было нечто — поразилась Оксана, переводя дух — Надо будет как-нибудь еще повторить
Намекнула Оксана на продолжение, словно отрываясь от объятий это женщины, присаживаясь на диван, согнула ноги, в колени, опираясь каблуками на его поверхность.
— Может сейчас, пока еще есть время? — предложила Валерия, подсаживаясь к Оксане
Валерия положив раскрытую обжигающую жаром ладонь руки на мокрое влагалище Оксаны, от чего она сладко застонала.
— Нет — возразила Оксана, отдергивая её руку — Как-нибудь в другой раз
— А что сейчас? — возмутилась обиженно Валерия, поджав губу от обиды
— Сейчас мне нужно подготовиться к операции — опуская ноги с дивана, звонко стукнула каблуками по поверхности паркета
— Как знаешь — тихо прошептала белокурая расхитительница, восхищенным взглядом любуясь телом Оксаны, когда она встала с дивана
— И нечего тут обижаться — упрекнула её Оксана, красиво изгибая спину, подняла с пола возле стола черные кружевные трусики
— Я просто хотела, чтоб тебе стало легче
— Мне и так легче — ухмыльнулась Оксана, облокачиваясь бедрами, на поверхность стола принялась надевать трусики на себя
— Тебе хоть немного понравилось?
Скрывая распущенность своего взгляда, спросила Валерия, стараясь не смотреть, как Оксана пленительно в изгиб сгибала ногу, пытаясь одеть черное кружевное нижнее белье.
— Я испытала оргазм Валерия, как ты думаешь? — ответила, рассердившись, Оксана, наблюдая как белокурая женщина, встала с дивана, звонко ударив каблуками белых туфель о паркет пола
— Что ты так сразу — возмутилась обиженно Валерия, поднимая для Оксаны с пола черное короткое платье — Я ведь для тебя старалась
— Я оценила — застенчиво улыбнулась вредной улыбкой Оксана, подходя не спеша к ней, вцепившись в свое платье, когда оно было в руках Валерии
— Позволь мне — предложила Валерия свою помощь
— Если ты только сама этого желаешь — с любезной улыбкой согласилась Оксана, отпуская платье повернулась к ней спиной
Пленяющая ласка прохладной черной материи платья с нежностью прикоснулась к телу Оксаны, от чего она под воздействием теплых нежных рук Валерии застонала, искушая себя сладостью стонов. Валерия словно издевалась над Оксаной, с такой медленной нежностью расправляла черное платье по телу, словно доводила до идеала каждую складку. Оксана, поддавшись чарующей нежности прикосновения ладони белокурой искусительницы, специально позволяла ей водить ладонями рук по бедрам, тщательно разглаживая ткань платья на них. Поразительная ласка прикосновения теплых рук творила блондинки, что застегивала молнию сзади на спине Оксаны, словно принуждая её передумать и раздеться перед ней вновь.
«Блядь я уже думала это никогда не кончиться», глубоко изнуренно вздохнула Оксана, высвобождаясь из рук этой женщины.
— Тебе не понравилось? — тихо спросила Валерия, когда Оксана повернулась к ней лицом, вновь возбудившись, отошла от неё на пару шагов спиной назад
— Да нет все нормально — блефуя перед белокурой искусительницей страсти, скрывая возбудившейся взгляд за прядью золотистых волос, Оксана схватила со спинки стула белый медицинский халат — Мне просто нужно идти
Тут же Оксана взяла со стола очки, что отложила их, когда вскочила резко со стула в порыве эмоционального раздраженного гнева, небрежно скинув их на поверхность стола.
— Но это же не твой халат — возразила Валерия
— Я знаю — согласилась Оксана, нервно сминая белую ткань халата в обеих руках — Мой то ведь заляпан кофе — вновь сгорая от стыда, она накинула на себя белый халат, после чего направилась к входной двери
— У меня хотя бы есть еще шанс? — крикнула повышенным голосом в надежде Валерия, когда Оксана открывала входную дверь
— Есть — тихо прошептала Оксана, открывая входную дверь — И возможно даже очень скора — перешагивая через высокий порог, обнадежила она эту женщину еще одной надеждой
«Фу… блядь я уже думала, что никогда не выберусь», глубоко вдыхая свежесть воздуха, оказавшись в приемной, подумала про себя Оксана, когда дверь за её спиной быстро закрылась.
Переводя дух с тяжелым дыханием в груди, Оксана направилась к входной двери, застегивая пуговицы белого халата одной рукой, пока другой рукой приводила на ходу волосы в порядок. Пытаясь из-за всех сил не подавать вида пережитого оргазма, Оксана коснулась ручки входной двери приемной, с легкостью надавила на неё своей рукой, открыла дверь. Недолго думая, перешагивая через высокий порог, Оксана оказалась в большом длинном больничном коридоре, состоящем по обе стороны из кабинетов. Яркий румянец озарял прелесть щечек Оксаны, когда она пыталась скрыть его за прядью золотистых волос, проходила по коридору мимо нескольких врачей и медсестер, что приветливо здоровались с ней. Пытаясь вдыхать свежесть воздуха, что поступала с открытого одного из окон в коридоре, Оксана старалась сосредоточиться на поставленной задачей, двигаясь все еще с тяжелым дыханием в груди, дальше по коридору в сторону операционной.

***
Направляясь по больничному коридору, по одной из сторон располагались больничные палаты, где лежали пациенты, по другой процедурные кабинеты, кабинеты перевязки, а чуть дальше по этой же стороне находился пост дежурной медсестры. Молодая девушка, волосы которой были цвета соломы, как показались Оксане, имели весьма грандиозную притягивающую к себе внимание людей укладку и форму, что-то так активно набирая на компьютере одной рукой, она перебирая аккуратно в стопку дугой рукой карты пациентов. Другая женщина медсестра чуть старше тридцати лет, вызвала фамилии пациентов, кому пройти в процедурный кабинет, так громок, по мнению Оксаны, ей бы на трибуне лозунги бы двигать.
— Оксана Владимировна — внезапно вскрикнула девушка, отводя взгляд от монитора жидкокристаллического компьютера — Какая восхитительная у вас прическа
— Да правда?! — придавая губам эротический изъян, виляя роскошными бедрами, Оксана подошла к большому угловому столу, за которым сидела девушка — Согласись намного лучше чем твоя смазливая мордашка — огрызнулась она выдергивая аккуратно питающий кабель от монитора компьютера
— Что вы делаете Оксана Владимировна вы в своем уме там отчет за сутки, Тихонов меня убьет
Вскрикнула девушка, вскакивая со стула, она случайно дернула рукавом белого халата за плафон рядом стоящего светильника, направив его свет прям себе в лицо. Испугавшись сильно яркого света в глазах, девушка выронила шариковую ручку на пол мраморной белой плитки. В её безупречных карих глазах отражались забавные искорки отраженного в них лучах света от настольной лампы, что светил ей прямо в глаза. Чудесной прелестью геля для душа пахло тело девушки, гармония сочетания вкусового оттенка лаванды и жасмина, выражали в ней душевные чистые порой чувства. Белый халат, что так прекрасно облегал тело этой молодой особы, прекрасно сочетался с нижним бельем, сила цвета бардового оттенка, наверно нельзя было скрыть не под какой одеждой.
— А мне знаете ли — заявила Оксана опираясь ладонями рук на поверхность стола, красиво выгнула спину — Как-то все равно что он с вами сделает — медленно держа за штекер, она передала провод от монитора в руки девушки
— Только не думайте Оксана Владимировна, что вам тут все позволено — угрожающе прошипела девушка на Оксану, когда она повернулась к ней спиной
— Мне что нажать на эту маленькую горящую кнопочку — Оксана быстро развернулась вновь подошла к столу
Оксана легонько прикоснулась светящейся кнопки сетевого фильтра, что питала компьютер, заставив молодую особу легонько резко вздохнуть, заставил испытать дикий панический ужас, что так красиво отразился отблеском света в карих глазах гордой самовлюбленной девушки.
— Да ладно успокойся — коварной улыбкой улыбнулась Оксана — Я не буду этого делать, если ты себя будешь хорошо вести — аккуратно коготком указательного пальца, она стряхнула стопку анализов с полки, на поверхность стола, спутав весь список анализов полностью
— Дура ненормальная — тихим шепотом глядя в глаза Оксане ответила девушка на столь дерзкую выходу
— Я тебя предупреждала — Оксана легонько нажала на светящуюся кнопку сетевого фильтра, выключив компьютер девушки
— Я буду жаловаться на вас Тихонову — прокричала в спину Оксане эта девушка
— Да хоть мэру этой деревни
Громко рассмеялась Оксана, запрокинув голову к верху, позволяя золотистой прелестью волос водопадом посыпать плечи и касаясь кончиками нежно спины. Направилась вдоль коридора, Оксана сохраняла прелесть шикарной развратной улыбки на алых блестящих губах, что так чудесно сверкали искорками, при падении лучей света освещения от люминесцентных ламп.
— Оксана ты не могла бы зайти на минутку в палату?
Послышался голос Алина со спины, сестра пациентки, когда Оксана проходила мимо открытой двери этой палаты. Обернувшись в пол оборота и опираясь рукой на бедро, Оксана заметила женщину, что стояла, облокотившись спиной, на дверной косяк. Черная короткая юбка этой женщины отлично выражала красоту её бедер, а сочетание и гармония блеска черных чулок вызывало в этой женщине голод сексуально развращенной похоти. Белая отчетливо видная блузка из-под черного пиджака белокурой развратницы придавала её образу строго деловой вид из-за формы высокого воротника, что был поднят вверх.
— Алина! — удивилась Оксана, прикусывая нервно краешек губы, услышав с какой серьезности голоса, она попросила её зайти в палату — Я вот только собиралась в операционную, приготовиться к операции
— Я только на минутку тебя прошу зайти — убедительной силой голубых глаз попросила она в принудительном порядке повиноваться её воле
— М…. ладно — ерзая губами испытывая нервное раздражение, Оксана подошла к отрытой двери палаты пациентки — О чем ты хотела со мной поговорить? — заглядывая в пустую палату, спросила она, удивившись, что саму пациентку уже повезли в операционную
— Ангелину только что с минуту наверно назад увезли на каталке в операционную — пояснила Алина, отходя назад на шаг в палату, словно заманивая Оксану за собой
— Я как раз туда и направлялась — покусывая снова губу сказала Оксана, боясь посмотреть, сгорая от стыда в глаза этой женщине
— Да все нормально — улыбнулась радушной улыбкой Алина, проводя кончиками пальцев по золотистой пряди волос Оксаны — Благодаря тебе я помирилась с матерь, как это у тебя ловко получилось, конечно, я все еще на тебя обижена за то, что ты без спроса взяла мой дневник, не спросив меня
— По-другому просто вопрос было не решить — опуская взгляд на черные туфли этой женщины, тихо ответила Оксана
— Я знаю — коснувшись кончиками пальцев подбородка Оксаны, эта женщина подняла взгляд лазурных голубых глаз на себя — Но я здесь по другому поводу
— По какому? — спросила Оксана, глядя в голубые распущенные глаза этой женщины
— Давай закроем дверь — предложила она, взяв Оксану за руку принуждая повиливающим взглядом, завела её в палату
— Что-то случилось?
Поинтересовалась Оксана, опасаясь войти в палату, от страха пожала губу, снова опустив взгляд в пол, легонько вздрогнула, издавая резкий порывом испуга стон, когда дверь за её спиной тихо захлопнулась, издав глухой механический щелчок.
— Ты мне не говорила, что собирается медицинская комиссия, решать вопрос твоего отдела в этой больнице — держа руку на талии Оксаны, белокурая расхитительница прижала её спиной к закрытой двери
— Ну, я не обязана всем все докладывать — проявила смелость Оксана, глядя в глаза этой женщине высказала, ей это в лицо
— Справедливо — согласила Алина, держа руку на бедре Оксаны, другой рукой опираясь на закрытую дверь, приблизилась к её губам — Но я ведь могу помочь, я юрист
— Я бы сейчас этого не делала — Оксана отвернула голову, пряча губы от жаркого пламени дыхания губ белокурой искусительницы — Мне ведь сейчас идти нужно на операцию
— Я могу помочь Оксана — повторила женщина, когда Оксана вывернулась из её объятий, открыла быстро входную дверь палаты
— Поступай, как знаешь — ответила хладнокровно Оксана, перешагивая через высокий порог дверного проема
— Хорошо — согласилась Алина
Оксана заметила в зеркале расположенного напротив входа в палату, коварную ухмылку на губах этой женщины. Не придавая эротическому изъяну на губах этой женщины никакого значения, Оксана направилась вдоль по коридору в сторону операционной. Звонко стукая каблуками по мраморной плитке пола, Оксана отчетливо выражала изящную красоту бедер при каждом шаге.
***
Оксана повесив снимки на белую доску, при свете операционных ламп, было хорошо видно место дистальной артерии, где стеноз достигал 70%, продумывала для себя путь доставки проводника по артериям к нужному месту. Выраженно чувствовался неприятный запах «ПОВИДОН-ЙОД», для обработки кожи пациента до и после проведения операций, исследований (биопсия, пункция, взятие крови, инъекции и т.д.) который Валентина приготовила для обработки кожи пациентки. Марина Викторовна на маленьком столике, возле операционного стола, приготавливала укомплектованность катетера для атерэктомии Turbohawk LS C. Вероника обрабатывала раствором хлоридом натрия с гепарином систему противоэмболической защиты, которая в последующем одевается на тефлоновый проводник.
— Оксана Владимировна — обратился Ларионов, настраивая жидкокристаллические экраны над операционным столом — Вы, не поясните ли нам суть данного метода атерэктомии
— Валентина, как только мальчики уложат нашу девушку на операционный стол, обеспечишь ей местный наркоз для пункции, а место дистальной артерии укол 5% раствора новокаина
— Оксаночка я пока займусь катетером Turbohawk, обработаю его раствором хлоридом натрия, так чтобы на кончике его жидкость его начала вытекать — говорила Марина Викторовна, открывая пластиковую плотно запечатанную упаковку катетера для атерэктомии
— Марина Викторовна осторожнее с контейнером, что на кончике катетера, он будет играть главную роль при извлечении атеросклеротических бляшек из кровеносного сосуда дистальной третьей артерии — предупредила Оксана, обрабатывая иглу для пункции антисептическим раствором
Валентина снимая плотную антисептическую повязку, после проведенной периферической артериографии, начала производить обработала место пункции девушки раствором с содержанием «ПОВИДОН-ЙОД», девушка в этот момент находилась в сознании, накрытая плотным слоем операционного белья с разрезом для проведения операции. Убрав использованный тампон с пинцетом в миску на маленьком столике, Валентина взяла шприц с приготовленной местной анестезией 5% новокаина.
— У вас такие нежные руки — похвалила девушка, что лежала боком на операционном столе
— Спасибо — поблагодарила Валентина, дотрагиваясь ладонью в резиновой перчатке, до кожи девушки, произвела укол раствора новокаина
— Подождем немного — предложила Оксана, тщательно обрабатывая большую иглу для пункции
— Ангиографические мониторы готовы Оксана Владимировна — доложил Ларионов, когда на мониторе появилась картинка рентген изображения бедренной кости пациентки
— Так хорошо можно начинать — распорядилась Оксана, обжимая ладонью руки в перчатке бедренную часть кожи девушки, а другой подносила медленно толстую длинную иглу для пункции
Направляя иглу под углом 45 градусов, Оксана произвела пункцию бедра, наблюдая в монитор, как игла приближается к бедренной артерии, производя её прокол. Вероника подготовила, надев на тонкий проводник систему противоэмболической защиты, обработанную в специальном растворе хлорида натрия с гепарином.
— Начинаю медленно вводить проводник — пояснила Оксана — На кончике противоэмболической защиты мы видим красную метку, она будет служить для дальнейшего видимого на экране продвижения проводника по артерии
Фильтрующий элемент противоэмболической защиты Оксана затянула его до прозрачного сегмента в системе доставке проводника на тонкой тефлоновой струнке. Медленно проводник с противоэмболической системой защиты начал продвигаться, входя в кровеносное русло девушки. Извлекая иглу для пункции, плавно ведя её по поверхности проводника, передавая окровавленную иглу Валентине, как только проводник попал в кровяную бедренную артерию. Оксана, аккуратно передвигая проводник, отслеживала его перемещение на мониторе до нужного места на рентгеновском снимке. Попасть в нужную дистальную третью подколенную артерию оказалось непросто, Оксана немало приложила усилий, чтобы проводник достиг нужного места.
— И так мы видим — говорила Оксана, обращая внимание коллег на жидкокристаллический монитор — Что данный наш проводник находиться в нужном нам месте, теперь начинаю извлекать противоэмболическую защиту, она была нужна лишь для продвижения проводника по кровеносной артерии
Плавно на экране монитора, было видно, как противоэмболическая защита покидает артерию, оставляя проведенный проводник там. Марина Викторовна завершив промывку катетера через специальную в нем канюлю хлоридом натрия, подсоединила моторчик с собственным питанием и произвела проверку рабочего элемента, ножа катетера на холостом ходу.
— Теперь в подготовленный катетер закрепляем контейнер — рассказывала Оксана, закрепляя на кончике катетера маленький контейнер — Дальше надеваем на проводник катетер и следим за его герметизацией, чтобы потом после нашего с вами вмешательство не появилось вновь образования тромбоэмболии
Поясняла Оксана, одевая на кончик проводник, катетер с герметичным плотно закрытым контейнером, чтобы создать ловушку в момент извлечения атеросклеротических бляшек и попадания их в контейнер. Следующим действием Оксана начала медленно надевать катетер на тонкую струнку проводника, постепенно продвигая его в кровеносное русло пациентки.
— Как вы все видели — рассказывала Оксана, проводя рабочий элемент катетера, не включая его, по всей поверхности артерии до нужного места проводника — На нашем катетере используется баллончик для баллонной дилатации
— Насколько я понимаю — возразила Валентина — Что мы будем срезать атеросклеротические бляшки острием лезвия ножа на кончике катетера
— Баллон для дилатации будет служить чтобы атеросклеротические бляшки, в момент раздувания втягивались в стенки артерии под давлением 0,7-1,5 атмосфер
Пояснила Оксана, наблюдая в монитор, как кончик катетера приближался к зоне стеноза артерии атеросклеротическим бляшкам, тем самым стараясь выполнить его «механическуюреканализацию» и пытаясь таким образом подготовить артерию к работе. Оказавшийся кончик катетера в нужно месте, Оксана начала производить баллонную дилатацию, тем самым расширяя его, наблюдая в монитор, как артерия расширяется под давлением. Дальше включила кнопкой управления на моторчике рабочий ход ножа, после того как атеросклеротические бляшки начали растягиваться по всей полости артерии. Нож в форме чаши с частотой оборотов около 2500 в минуту начал срезать атеросклеротические бляшки, заставляя их попадать в конус накопителя контейнера на конце катетера. Оксана плавно не спеша направляла работающий нож на кончике катетера по артерии, дикое жужжание моторчика разносилась по всей операционной.
— Стеноз артерии минимальный — обрадовался Ларионов, поделившись впечатлением всматриваясь сквозь стекла очков в ангиографический монитор
— Атеросклеротические бляшки удалены — пояснила Оксана — Стеноз артерии устранен, начинаю извлечение катетера — говорила она, выключая работающий нож на катетере
— Даже не требуется установка армированного каркаса стента для поддержания артерии в таком вот состоянии? — поинтересовалась Вероника
— А зачем — улыбнулась Оксана, скрывая восхитительную улыбку проделанной работы за стерильной маской — Девушка молодая, надеюсь, теперь будет себя беречь, не пить, ну скорее сократить до минимума и уж точно не курить, не есть, что попала и обувь носить правильную
— Ой, Оксаночка — упрекнула начальника радостным голосом Марина Викторовна — Вот кто бы говорил на счет обуви одежды и выпивки
— И это нам говорит гениальный кардиохирург — рассмеялась Валентина
— Так разговорчики мне тут — возразила Оксана, извлекая катетер с накопителем — Марина Викторовна промойте камеру накопителя контейнера физиологическим раствором
— Я пока подготовлю новую антисептическую повязку, чтобы закрыть рану, как только Оксана Владимировна вытащит проводин — сказала Валентина, приготавливая плотный антисептический бинт на маленьком столике возле операционного стола аппарата ангиорафии
— Не забудь обработать место пункции раствором Повидоном-йода — предупредила Оксана, передавая в руки Марине Викторовне извлеченный катетер из бедренной артерии пациентки
— Разумеется — согласилась радушно Валентина, зажав пинцетом тампон, обрабатывала в специальном антисептическом растворе
— Начинаю медленно извлечение проводника из артерии — рассказывала Оксана, медленно извлекая тонкую струнку проводника из бедренной артерии девушки — Место пункции, тщательно обработать антисептическим раствором, наложить плотный стягивающий бинт — прижимая большим пальцем, место прокола говорила она, когда извлекла тонкую струнку проводника
— Ангелина как себя чувствуете? — спросила нежным радостным голосом Марина Викторовна, обращаясь к оперируемой девушке
— Да пока что хорошо — тихо ответила девушка, стараясь не поднимать голову — А что когда уже закончиться?
— Да вообще-то все уже закончилось — успокоил пациентку Ларионов
— Оксана Владимировна — обратилась Валентина, когда Оксана подходила к входным дверям операционной — Вас завтра ждать на работу?
— Разумеется — ответила Оксана, сверкнув стеклами своих очков при падающем свете операционных ламп в операционной — Мне ведь придется, как лошадь в клинике еще пахать
— Какое-то время я за вас могу поработать — предложила Валентина, обрабатывая место пункции тампоном — Цену вы знаете
— Может, лучше деньгами сочтемся — предложила Оксана, открывая дверь операционной
— Оксана это тебе надо тоже — упрекнула её Вероника — Заодно снимешь так стресс
— Эх… ладно — глубоко вздохнула Оксана, расстроившись, покидая двери операционной, плотно закрыла их за собой
Оказавшись в длинном больничном коридоре, при свете мерцающих люминесцентных ламп, Оксана сорвала с лица стерильную повязку, заляпав её кровью с перчаток. Кинув марлевую повязку в урну, проходя рядом, Оксана тут же начала снимать с рук заляпанные кровью перчатки, что потом так же небрежно скинула их в рядом стоящую урну. За окном в конце коридоре наступила темень, только лишь восходящая луна в мрачном небе излучала легкий отблеск своего золотистого света. Больничный коридор словно опустел в этот поздний час, только лишь в конце коридора был слышен звон каблуков медсестры.
— Оксана Владимировна вы еще работаете в такой поздний час? — удивилась поднимающаяся по лестнице с первого этажа медсестра
Белый элегантный халатик этой девушки скрывал белое короткое платье под ним, шикарная прелесть бедер, что была видна до халата, была просто притягательной взглядом бархатной кожи. Роскошный цвет волос цвета изысканного шатена, словно бурлящий водопад в диких землях посыпал своей прелестью стройные хрупкие плечи белого халата. Изумительный цвет голубых глаз под влиянием падающего света освещения в коридоре больнице сиял яркими лучезарными отблесками. Восхитительная прелесть ромашки, чем так прекрасно пахло её тело, поражало при каждом вздохе, словно принуждая сознание Оксаны наслаждаться этим запахом. Аромат розовой помады, что почувствовала Оксана, спуская вниз по лестнице мимо этой девушки, притягивал к себе жаждой неконтролируемого голода поцелуя.
— Да занималась до позднего вечера
— В операционном белье — не поверив ответу Оксаны, подметила верно, допытывающая взглядом голубых глаз рыжеволосая девушка
— Представляете, забыла его снять сегодня
— Тогда думаю, вам стоит уже отдохнуть — предложила девушка
— Что я и собираюсь сделать — придавая шикарную форму улыбки алым губам, согласилась с этой девушкой Оксана, продолжая спускаться дальше на первый этаж
Снимая с головы плотный медицинский колпак, Оксана, красиво запрокинув голову, шикарно помотала, расправляя золотистые пряди волос, что в бурном падении посыпали плечи, спину. Сексуально сгибая ногу в колено при спуске, Оксана выражала в этом движению сексуальную прелесть своих роскошных бедер. Ощущая взгляд на себе проходящих поднимающихся по лестнице двух парней санитаров, Оксана представила в эротической фантазии, как позволяла этим двум львам искушать её тело ласки мужских чудотворных рук, в которых она стонала громким изнемогающим криком.

***
Пленительная прохлада воды покрывала обнаженное тело Оксаны, мельчайшими капельками завораживая нежностью прикосновения. Омывая грудь мочалкой с высоким изобилием пены, что потеками густой сахарной страсти стекая, падая в свободном падении на живот. Запрокинув голову, Оксана наслаждалась падающими каплями прямо на лицо, волосы, грудь, живот, колено что она, согнув ногу, выставила вперед, получая от этого легкое наслаждение. Прекрасная сила аромата геля для душа с экстрактом чарующей силы дикой розы, создавала атмосферу распущенной развратом похоти в душевой кабине. Наслаждаясь прелестью такого чудесного запаха, Оксана, облизывая мокрые губы, на которых падали мельчайшие частички воды поддавалась соблазну эротической фантазии, ощущая, как нежностью прикосновения стекали бурные густые потеки изобилия густой пены по телу.
— О… боже Ника как я устала — послышался измученный голос Валентины, сквозь шум падающей воды в душевой комнате
— Да Валюша — изнуренный голос Вероники, который Оксана услышала, тоже был такой же уставший, дальше послышалась, как дверь душевого помещения закрылась — Сейчас бы расслабиться
— Да ты что! — вскрикнула возмущенно Валентина — Тут же кто-то есть с нами — капли падающей воды мешали слушать речь распущенных коллег Оксаны
— Девушки! — крикнула Оксана, улыбаясь развращенной улыбкой, омывая пенистой мочалкой пышную грудь — Не стесняйтесь показывать своих чувств, о которых я и так знала
— Оксана! — громко сказала Вероника, открывая дверь душевой кабинки в которой мылась Оксана
— Ну да, а ты кого тут ожидала увидеть? — спросила Оксана, выжимая смачно пену на грудь
— Оксана Владимировна — говорила Валентина, облокотившись на дверной проем кабины своим обнаженным телом — Не желаете ли, к нам присоединится сегодня вечером?
— Прошу меня извинить
Возразила Оксана, запрокидывая голову выставляя грудь под бурный поток капель воды, стала смывать густые плавно скатывающие потеки пены геля для душа с тела.
— Но у меня сегодня дела
— Но почему? — обиженно возмутилась Валентина
— Что почему? — слизывая капельки воды с губ, удивилась простой банальной обиды рыжеволосой девушки Оксана — Я же сказала у меня дела
— Пошли Валюша — предложила Вероника, посчитав оставить Оксану в покое — В другую душевую кабинку
— Ну и зря Оксана Владимировна — закрывая дверь душевой кабинки Оксаны, обиженным тоном голоса заявила Валентина
Смыв запах операционных антисептических препаратов со своего тела, Оксана, закрывая блестящие хромированные вентили смесителя, прикрыла поток воды. Чувствуя ласкающую нежность оставшихся стекающих капель воды по телу, Оксана стянула с двери душевой кабинки белое махровое полотенце. Обворожительная ласка махрового полотенца, словно оковы, сковало плотным слоем обнаженное тело Оксаны, обнаженная прелесть роскошных бедер с которых стекали чарующей силой прикосновения капли воды. Направляясь по мокрому кафельному покрытию душевую комнату, Оксана отчетливо слышала женские сладостные стоны из дальней душевой кабины, за закрытой дверью, творилась обворожительная страсть. Не обращая особого внимания, на женские плотские утехи, Оксана, прикусив краешек губы от возбуждения, покинула душевое помещение, перешагивая через высокий порог, сексуально согнула одну, а потом другую ногу в колено, закрывая плавно за собой дверь.
Расположившись на диване в комнате отдыха медицинского персонала, Оксана заметила недопитую чашку кофе, на которой сохранился след алой помады от губ, которые так страстно пили это кофе, оставив размытый отпечаток, что стояла на маленьком столике возле дивана, излучая приятный запах черного молотого кофе, притягивая своей завораживающей сладостью. Раздражающая люминесцентная лампа светильника на потолке слега напрягала своим жужжанием и мерцанием излучаемого света повышенной частотой. Тлеющая сладость запаха от окурка в стеклянно пепельнице, излучала легкий приятный запаха табачного дыма, тонкий фильтр на котором сохранился отпечаток такой же алой помады, говорил о распущенности обладательницы таких чудесных губ. В самой комнате сохранился вкусовой оттенок лаванды и жасмина, по схожести напоминало женский гель для душа, гармония столь тонкого запаха, погружало Оксану в соблазн эротических фантазий, вдыхая его насыщенную прелесть с каждым глубоким вздохом.
Скидывая мокрое, пропитанное чудесной силой воды полотенце на пол, Оксана, оставаясь одна в комнате, обнажила полностью свое тело. Черный ласкающий ногу чулок, медленно полз по ноге, когда Оксана держала его коготками своих пальцев, получала ласку от соприкосновения этой нежной материи с её кожей, что красиво облегал её ногу, придавая дополнительную сексуальную страсть. Черная нежная ткань кружевных трусиков с нежностью ползла вверх по мокрым бедрам Оксаны, оставляя прекрасный осадок на коже от соприкосновения с резинкой. Доставая телефон из сумочки, Оксана тут же стала набирать на его сенсорном экране номер Катерины.
«Блядь ну почему эта дура не берет трубку», подумала, рассердилась Оксана, когда вызов сам завершился из-за долгих затяжных гудков.
Решив больше не докучать звонками, Оксана продолжила одеваться, вставая с дивана любуясь прелестью, как лоснились черные чулки на её ногах, переливая оттенками разных тоном черного, взяла с его краю черное мини платье, направилась к большому пластиковому окну. Нежная пленяющая лаской прикосновения ткань медленно облегала тело Оксаны, повинуясь её рельефу, отчетливо выражало каждый сексуальный изъян на её теле. Черные туфли на высоком каблуке служили идеальным дополнение к обнаженным ногам Оксаны. Взяв с вешалки черное весеннее пальто, держа его в руке, направилась к сумочке, что раскрытая лежала на диване. Положив черное пальто на спинку дивана, Оксана начала укладывать сотовый телефон обратно в белую кожаную сумочку.
— Вот блин как тяжело же быть на сутках
Возмущенный звонкий голос молодой медсестры, не отвлек Оксану, как только входная дверь помещения комнаты отдыха открылась.
— Да ладно тебе Машка хватит уже ныть — возразил другой женский голос, после чего входная дверь закрылась
— Оксана Владимировна — удивленный голос шатенки, слегка поразил Оксану своей нежностью звучания, когда она подошла к дивану, на котором Оксана, встав на колени, укладывала телефон в сумочку — А что вы делаете в больнице в такой поздний час?
— М… девочки — ощущая приятную свежесть запаха лаванды и жасмина, Оксана сладостно облизала губы, оставляя на них щедрый слой слюны — Я уже собиралась уходить, вы не поможете мне одеть пальто — попросила она, вставая с дивана на пол оценивая взглядом молодых медсестер
— Конечно Оксана Владимировна с удовольствием — любезно схватила пальто Оксаны шатенка и красиво в руках расправила его
— Это так любезно с вашей стороны — Оксана повернулась к девушке спиной, просовывая руки в рукава пальто, позволила этой девушки надеть на себя верхнюю одежду — Спасибо девочки
Поблагодарила, одарив девушек чудесной прелестью изъяна улыбки алых губ Оксана, повесив белую кожаную сумочку на плечо, застегивая пуговицы черного пальто, направилась к входной двери комнаты отдыха.



***
Прохлада деревенского воздуха Оксану, белый шелковый шарфик на её шее красиво сочетался, гармонируя такту завораживающего потока свежести воздуха, что своей проницательной нежностью весеннего холода ласкал золотистые волосы. Направляясь по ночному деревенскому парку в полночной тьме, Оксана чувствовала легкий озноб на коже, который начал охватывать своим влиянием холода её тело. Сила нежного порывистого ветра слегка колебала золотистые волосы Оксаны, разнося по ветру вкусовой оттенок пива и запах сигарет, что исходил от молодых подросток развлекающихся в компании девушек на лавочке деревенского парка. Молодые девушки сидели на коленях у парней, позволяя себя так приятно нежно обнять, слушая какую-то молодежную электронную музыку, что играла в их телефоне, распивая и пиво и покуривая сигареты они, развлекаясь под ночным покровом звездного неба, весело проводили время. Воздух был насыщен сгорающего дровяного топлива с домов находящихся за несколько метров от парковой зоны. В нескольких десятках метрах, был слышен лай собак, где на другом конце парке было слышно, как-то то развлекался на мотоцикле, выражая всю его мощь грохота, проносился по деревенской улице.
Вскоре через несколько минут изнуренной прогулки по ночному парку, Оксана вышла на центральную деревенскую площадь, где возле кафе оставила свой красный мерседес. Оксана почти подошла к своей машине, что при блеске света фонарного столба, светилась отблеска отражаемого света, переливаясь разными оттенками изысканного идеально подобранного красного цвета, как заметила черный седан представительского класса, что подъехал к местному продуктовому магазинчику. Черная машина, словно ночной хищник плавно двигалась по деревенской улице, плавно останавливая на стоянке возле магазина. Задняя дверь черного седана открылась, Оксана заметила, как под светом яркой вывески магазина на асфальт опустился черный каблук женских туфель. Прекрасные сексуальные ноги неизвестной женщины были окутаны нежными черными чулками, что так чудесно лоснились при свете падающего света внешнего уличного освещения магазина. Вскоре Оксана смогла разглядеть в незнакомой женщине Катерину в черном пальто, что покинула автомобиль, пользуясь помощью протянутой руки её ночного кавалера. Вместе с неизвестным мужчиной, темноволосая развратница, повесив черную сумочку на плечо, направилась в открытый ночной супермаркет, словно специально виляя при своем мужчине бедрами, завораживая взглядом своего изысканного сексуального тела.
«Вот сука, для меня значит времени не нашла, а как с мужиками по ночам шляться где попала, так пожалуйста, ну я ей сейчас устрою», рассердилась Оксана покусывая губу, выражая бурно свое недовольство, направилась в магазин, звонко стукая каблуками туфель по асфальтному покрытию.
Небольшой продуктовый деревенский супермаркет, вмещал в себя несколько торговых рядов и всего лишь одну кассу на выходе. Яркий свет ламп в натяжных белых потолках, четко освещал содержимое продуктовых и хозяйственных прилавков. В такой поздний час, в нем было не так уж много посетителей, бабулька в поздний час, выбирая подходящий хлеб с прилавка выпечки, запах которого сразу же почувствовался на входе в помещение. Молодая парочка парня и девушки, весело споря, какой спиртной напиток лучше взять, чтобы до конца удовлетворить свое душераздирающее рутиной тяжелых будней либидо. Крупногабаритный мужчина, что проезжал с тележкой в местном отделе, явно не мог выбрать достойный кусок подходящей колбасы. Кассирша, что слушала музыку на телефоне в наушниках сидя за кассой, задорно в такт мелодии покачивала головой.
«Блядь где эта сучка тут запряталась», рассердилась Оксана, звонко стукая каблуками по белой кафельной плитке, сразу же вошла в спиртной отдел супермаркета.
— М… зай может быть, возьмем вот эту бутылочку мартини?
Предложила девушка, прислоняя указательный палец к губам, с озорным взглядом изумительной красоты серых глаз. Белое короткое пальто и короткая юбка черная юбка, что лишь слегка выглядывала из-под него, да и стройные ноги что были, по всей видимости в чулках, говорили о том, что зря парню литровая бутылка водки, что он тут же схватил с прилавка, чуть не повалив все бутылки на пол. Чудом, спасая товар магазина, он придержал большую бутылку абсента, после чего вытащил литровую водки, пока его спутница уже обстукивала коготками в руках литровую бутылку мартини.
— Хм… Валентин Эдуардович — послышался голос Катерины, в отделе фруктов — Я думаю, вам стоит пересмотреть ваше решение, по поводу проверки в нашей местной больнице
— Правда?! — удивился мужчина, одарив темноволосую распутную девицу таким же взаимной симпатии взглядом
«Да эта блядь решила сегодня с ним переспать» мысленно возмутилась Оксана, ускорив шаг, проходя по вино-водочному отделу вошла в отдел фруктов.
Мужчина что стоял перед Катериной был весьма солидной внешности, пожилой и крупного сбитого телосложения. Черные виски помимо его лысины, что светилась как звезда под падающим светом светильников натяжного потолка магазина, были прилизаны, как будто он пользовался специальным гелем для укладки волос. Завораживающая притягивающая коллекция одеколона, которую Оксана сразу же узнала, имела название «Allure Homme Sport Cologne Sport Chanel», что очень не подходил и никак не гармонировал с образом этого мужчины. Чудесный вкусовой базовый оттенок этого парфюма имела запахи апельсина, мандарина, грейпфрута, что Оксана сочла за запах, фруктовой прелести с прилавков супермаркета, оказался ошибочным, как только она приблизилась к этой парочке.
— Что вам-то Катерина Владимировна переживать за благосостояние больницы, что является лишь камнем преткновения и бьет по бюджету вашей области — рассматривал с удивлением мужчина полку с грейпфрутом
— Понимаете, может мы лучше пересмотрим бюджет по….
— Может, мы лучше пересмотрим наш с тобой бюджет — предложила Оксана, отдергивая за руку брюнетку, силой притянула её на себя, заключив в свои объятия
— Что ты тут делаешь? — возмутилась Катерина, пытаясь вырваться из объятий Оксаны
— Катерина Владимировна кто это девушка? — возмутился строгим недоброжелательным взглядом мужчина, посмотрев на Оксану искоса, чуть не выронил полиэтиленовый пакет, в который собирался положить грейпфрут — Вы, что её знаете?
— Нет! — вскрикнула, испугавшись в панике Катерина, по её глазам Оксана заметила, как её начинают охватывать стрессовая ситуация — Я вас первый раз девушка вижу, отстаньте от меня
— Катерина ты что! — возмутилась Оксана, ослабляя хватку рук, что охватила талию девушки, позволяя ей вырваться из объятий — Это же я
— Катерина Владимировна кто это? — настойчиво повторил мужчина
— Да так давняя знакомая
— Как это давняя знакомая — вскрикнула Оксана, схватила Катерину за рукав черного пальто — А как же мы с тобой, вместе с тобой навсегда
— Оксанка! — крикнула повышенным тоном голоса Катерина, закатив истерику — Пойми мир не крутиться только возле тебя одной
— Я и не прошу целого мира — ухмыльнулась Оксана, застенчиво покусывая губу — Мне он и не нужен, если ты Катерина будешь рядом
— Катерина Владимировна что происходит? — эмоционально на психику брюнетки давил этот мужчина — Кто эта девушка?
— Успокойтесь Валентин Эдуардович, наверно произошло какое-то недоразумение, я все улажу — спокойно ответила Катерина, стала нервно кусать губу — Я все улажу….
— Ничего ты не уладишь — возразила настойчиво Оксана, вцепилась в рукав пальто Катерины и хотела потянуть её на себя
— Оставь меня в покое Оксанка! — закричала в истерики на весь магазин Катерина, одарив тут же Оксану свободной рукой крепкой ядреной пощечиной
Сильный женский удар, свалил Оксану на колени к ногам Катерины, производя своим падением на посетителей магазина, дикий ужас и на пожилого мужчина, что был охранником этого супермаркета. Пожимая ноги под себя Оксана, стараясь сдержать наворачивающиеся на глазах слезы предательства, с жадностью начала растирать щеку. С рассеченной вновь губы, сочилась тонкая струйка крови, падая сгустками на шарфик, оставляя на нем алую тонкую дорожку, плавно стекали по нему на пол кафельной плитки. Прислоняясь черными шелковыми чулками к мокрому изобилию крови и падающих слез, Оксана чувствовала, как ткань этой чудесной нежности материи пропиталась легкой прохладой влаги, оставляя на них едва заметные пятна. Обжигающая нежность слез стекающих с лазурных голубых глаз Оксаны, жгли жаром прикосновения, протекая по раненой щеке, падали вместе с кровью рассеченной когтями Катерины губы на пол. Скрывая взгляд наворачивающихся слез прядью золотистых волос, Оксана боялась даже взглянуть на свою обидчицу, уходя от проблем, словно закрывая глаза на весь окружающий мир.
— Больше никаких, мы Оксанка!!! — кричала Катерина, разъяренным порыва эмоционального стресса голосом
Резко схватила Оксану за волосы, от чего она громко взвизгнула, стиснув зубы, взглядом наполненной ненависти, смотрела на свою обидчицу, словно насмехаясь над ней через обжигающую боль стекающих по щекам слез.
— Сука ебанутая! — грязно выругалась Оксана — Пошла ты, знаешь куда!!! — прошипела она, когда Катерина замахивалась на неё своей рукой, чтобы вновь одарить пощечиной по лицу
— Я тебе сейчас пойду — прокричала Катерина, пугая посетителей своим криком, делая большой замах рукой
— О… боже Катерина Владимировна — возмутился мужчина, когда Катерина, замахиваясь, хотела ударить ладонью руки по лицу Оксане, мужчина, что был с ней, вступился вовремя, схватил руку темноволосой бунтарки — Что вы делаете?!
— Эдуард Валентинович пойдемте, я вам все по дороге объясню
Мужчина крепко держал Катерину за руку, начал вести её к выходу, где была касса, едва удерживая в другой руке рвущийся полиэтиленовый пакет с грейпфрутом.
— Вы в своем уме — упрекнул он Катерину, настойчиво вел свою темноволосую спутницу к кассе, где девушка кассирша с ужасом наблюдала за такой ироничной картиной — Что вы мне объясните Катерина Владимировна, вы только что у меня на глазах избили не в чем, не повинную девушку
— О… поверьте — не согласилась с утверждением своего ночного спутника Катерина, заявляя стервозной отвратительной интонацией голоса — Тут есть за что, она это явно заслужила
— Давай иди трахайся тупая сука — прошипела змей рыдая сидя на коленях на полу Оксана
— Что ты сказала? — криком возмутилась Катерина, но мужчина крепко держал её за руку, не давая прорваться к Оксане
— Катерина Владимировна угомонитесь — возразил мужчина, держа крепко Катерину за руку, продвигался к кассе
— Господин Рамазанов — вскрикнула, словно чего-то испугалась Катерина — Э… доброго вам вечера
— Катерина! — послышался удивленный неожиданностью встречи голос Рамазанова — Что вы тут делаете в такое позднее время
— Мы уже уходим господин Рамазанов — ответила все еще испуганным шоком неожиданной встречи голосом Катерина, после чего входная дверь магазина быстро закрылась, издавая глухой щелчок
— Странная она какая-то отец — к удивлению Оксаны в начале супермаркета послышался голос Роксаны
— Простите, вам нужна помощь? — обратился пожилой седовласый мужчина охранник, подходя к Оксане, дотронулся пальцами до её плеча
— Да помогите же ей!!! — вскрикнула, испугавшись кассирша, вскочив со стула
— Что случилось? — строгим голосом поинтересовался Рамазанов — Вон там эта брюнетка избила девушку
— Все нормально — поправляя скомканный пучок волос, ответила Оксана, медленно поднимаясь с колен — Ничего она мне еще ответит — продолжая шипеть, словно змея грозно сжала кулаки
— Оксана! — голос отца, был полной неожиданностью в такой ситуации для Оксаны — Что здесь произошло, что случилось девочка моя? — кинулся Рамазанов к ней
— Ничего — холодно ответила Оксана, позволяя отцу обнять её прижать к себе — Что здесь произошло?
— Ничего не произошло — Оксана продолжила настаивать на своем, смотрела холодным взглядом на лужицу крови в сочетании слез на полу
— О… боже отец — приложив руки к губам, испугалась Роксана, увидев Оксану, рыдающую на плече отца с рассеченной губой по которой продолжала стекать тонкая струйка крови — Что с сестрой?
— Оксана скажи это Катерина тебя так? — серьезно спросил Рамазанов, прислонил грубые мощные ладони рук к влажным от слез щекам Оксаны, направив её взгляд на себя
— Да какая разница — скрывая взгляд, ответила Оксана, ощущая обжигающий жар от ладоней рук отца, что так настойчиво пытался взглянуть в её глаза
— Оксана я сейчас же её догоню и придушу, скажи это она так с тобой? — повысив тон серьезного грубого голоса, поинтересовался отец Оксаны
— Нет! — вскрикнула Оксана, пытаясь вырваться из рук отца, но безуспешно, только извивалась, пытаясь вырваться из тисков его могучей хватки
— Оксана — настойчиво допытывал отец — Скажи мне это Катерина тебя так, я её сегодня же убью, никто не смеет бить мою дочь, мою дочь!!! — прокричал он голосом словно медведь
— Да успокойся ты — начиная смущаться перед посетителями магазина, охранником и кассиршей, возразила Оксана, оставаясь в объятиях отца — Эта подлая сука еще на коленях ко мне приползет
Слезы потоком тонких ручейков текли с глаз Оксаны, падая на черное драповое пальто Рамазанова, оставляя на нем мокрое влажное пятно. Тонкая струйка крови, что продолжала сочиться с губы Оксаны, падая сгустками на белый шелковый шарфик, который был красиво увязан на её шее.
— Оксана! — возмутилась разговорной речи Роксана — Отец, почему ты позволяешь ей так разговаривать? — начала жаловаться она
— Оксана с твоей разговорной речью надо что-то — отпуская Оксану из своих объятий, сделал замечание Рамазанов — Кажется, ты хотела здесь что-то купить
— Да ничего я уже не хотела тут купить — тихим шепотом скрывая заплаканный взгляд за прядью золотистых волос, ответила Оксана — Я просто заметила Катерину, когда шла к своей машине и решила пройти последовать за ней
— Я убью эту Катерину — грозно выразил свое мнение Рамазанов — Скажу этому Романову, чтобы снял её с поста мэра этой деревни
— Да не надо ничего делать — возразила Оксана, проходя мимо отца, повесив голову, поправляя сумочку, что весела на её плече — Она сама еще прибежит поджав хвост, а я её отфутболю
— Я поговорю с Романовым — настоятельно заявил Рамазанов — Роксана возьми все что нужно и мы подождем тебя в машине
— Почему ты с ней так сюсюкаешься?
Выразила недовольные эмоции темноволосая молодая девушка, чье лицо отчетливо отразилось на стекле прилавка с фруктами, когда Оксана проходила мимо него.
— Роксана! — строго упрекнул свою дочь Рамазанов — Оксана тоже моя дочь, как отец я просто обязан поддержать её в трудную минуту
«Всосала сука», с радостью подумала Оксана, улыбаясь коварной улыбкой, проходя мимо испуганной кассирши продуктового супермаркета, направлялась в сопровождение взглядов посетителей магазина к выходу.
Свежесть деревенского воздуха, перемешанная с запахами пива, окурков сигарет и машинного сгоревшего топлива чувствовалась на улице. Справа от входной двери в супермаркет, Оксана обратила внимание на красивую вывеску из натюрморта разных экзотических фруктов, что блеском отразилась в её заплаканных, залитых остатками слез глазами. Легкий порывистый ветер, ласкал обжигающей лаской нежности влажную кожу лица Оксаны, на которых сохранились мокрые дорожки от слез. Белый шелковый шарфик на шее Оксаны, колебался в такт, порывам этого ветра, ярко выражая в это танце красивые потеки окровавленных дорожек, что сохраняли отпечаток боли страдания, от предательства со стороны близкого ей человека.
— Я завтра же поговорю с Романовым — говорил заведенным голосом отомстить за дочь Рамазанов, покидая двери магазина следом за Оксаной — Чтобы выкинул нахрен эту Катерину с мэрии, вышвырнул её из деревни, но сначала она у меня еще получит свое
— Не смей! — возразила Оксана, посмотрев сердитыми заплаканными глазами на своего отца — Если и что-то между нами произошло с Катериной, мы разберемся в этом сами
— Нет! — возмутился Рамазанов, схватив Оксану за руку, развернул её к себе — Я никому не позволю и руки поднимать на мою дочь, тем более, когда ты спасла моего младшего сына от неминуемой смерти, проявив мастерства героизма
— Пап перестань! — возразила Оксана от внутреннего буйного тайфуна эмоциональных чувств громко топнула каблуком черных туфель по красивой разноцветной каменной плитке, красиво выложенной возле входных дверей магазина — Я просто выполняла свой долг не надо пожалуйста это сравнивать
— Нет погоди — вспылил Рамазанов, но не успел удержать Оксану пошел следом за ней — Ты куда направляешься? — спросил он, поравнявшись с ней, проходя мимо местного пивного бара
— Не знаю куда-нибудь, где заходя в магазин, не бьют по лицу и там, где отец не будет читать мне нотации и учить меня жизни — начала проявлять Оксана чудеса ярко выраженного психом характера — Там где я могу просто отдохнуть в спокойной тишине
— Так поехали, я отвезу тебя домой к матери
— Блядь заебись вот этом, я всегда мечта — вскрикнула Оксана, обернувшись, посмотрела заплаканным возмущенным взглядом на Рамазанова в пол оборота — Не хочу я к этой выдре даже возвращаться
— Так Оксана! — схватив Оксану за руку её отец — Хватит так себя уже вести, я не понимаю ничего, что в твоей голове то происходит
— Хорошо что ты предлагаешь — спросила Оксана, посмотрев на оцта — Да и откуда мне знать, вообще что ты это ты, я последний раз не помню когда тебя видела, а ты не успел уже как явиться в мою жизнь уже указываешь, как и что мне делать — возмутилась она, пытаясь вырваться из прочной хватки его руки
— Оксана! — вспылил в гневе Рамазанов — Достаточно то, что твоя мать сразу же меня узнала, ты знаешь, как мне было плохо, оставаясь там на Кавказе, как я скучал по родной дочери
— Да и как же ты скучал — играя на чувствах отца, сама не заметила, как вспылила Оксана — Ты хоть знаешь, как мне жилось, когда тебя не было рядом, когда ты был нужен в трудную минуту, где ты был отец
— Оксана успокойся — громко крикнул на неё Рамазанов — Как мне еще доказать, что я скучал и с нетерпением ждал встречи именно с тобой, больше даже чем с твоей матерью
— Да ладно — не поверила ему Оксана — Куда ты меня ведешь? — воспротивилась она, повинуясь его влиянию, направилась с отцом за руку к черному блестящему седану
— Ты поедешь домой к матери
— А почему тогда не к тебе домой? — возмутилась Оксана, едва успевая за ним на каблуках
— Оксана что ты от меня хочешь? — вспылил Рамазанов, остановился, посмотрел на дочь таким пустым взглядом, словно нечего ответить
— Что ты жил вместе со мной понимаешь — слеза дикой ревности начали вновь наворачиваться, словно закипая вновь бурным вулканом — Я не хочу жить с этой выдрой
— Оксана она твоя мать — пояснил Рамазанов, подходя к черному седану, что сиял, переливая отблеска лучезарного света падающего на него света фонарного столба уличного освещения центральной площади деревни — Ты должна хотя бы уважать её
— За что уважать? — вскипела Оксана, когда Рамазанов открывал перед ней заднюю дверь своего автомобиля
— Отец что ты ей слушаешь, врезал хорошенько разок и впихнул в машину — послышался противный нежный голос Роксаны за спиной
— Я тебе сейчас ай…
Разозлилась Оксана, но под действием мощной сильной руки Рамазанова, что схватила её за волосы, силой воли принуждения впихивая в салон черного седана на красное кожаное кресло. Расположившись заднем сиденье автомобиля с полностью раскрытыми глазами наполненные, внезапным шоком, словно ошарашенная от страха ужаса кошка посмотрела на этого сурового мужчину. Покусывая нервно губу от обиды, Оксана поджала под себя ноги, испуганным взглядом глаз смотрела, как отец садиться рядом к ней на сиденье.
— Роксана садись за руль — распорядился Рамазанов, закрывая за собой дверь
— Ты несправедлив в отношении меня — возмутилась Оксана, опираясь руками на сиденье, смотрела глазами полного глубокого испуга на отца — Почему я не могу жить, так как я хочу
— Потому что ты моя дочь — пояснил он, когда Роксана, открывая дверь со стороны водителя, поставила белый полиэтиленовый пакет на пассажирское переднее кресло
— И что — возразила Оксана, громко вскрикнув — Я тоже хочу быть счастлива
— И я пытаюсь это для тебя сделать
— Как? — повысив голос, Оксана позволила себе крикнуть на отца — Постоянно во всем меня, ограничивая, не давая мне жить, так как я хочу
— Отец да тресни ты ей уже — обратилась Роксана, посмотрев недовольным взглядом на Оксану, а потом на Рамазанова, вставляя ключ в замок зажигания
— Роксана! — упрекнул её Рамазанов — Не вмешивайся, пожалуйста, когда я разговариваю с дочерью
«А что возможно он не такой уж и плохой, хотя бы может заткнуть эту надоедливую противную мне суку», подумала Оксана, улыбаясь улыбкой глубины коварства
— Пап — обратилась Оксана к отцу, присаживаясь к нему на колени — Прости меня
Импровизируя на его чувствах, она приложила голову к его плечу, чтобы придать реальность искренности своим чувствам к отцу.
Застенчиво похлопала длинными ресницами Оксана завораживающей прелестью лазурных мокрых от слез глаз. Улыбаясь роскошной красотой улыбкой алых губ, что светились искорками падающего на них через стекло проникающих лучей освещения от фонарного столба освещения, Оксана, как его дочь, произвела глубокое впечатление на Рамазанова.
— Роксана прекрати! — вскрикнул Рамазанов, как темноволосая молодая девушка, что завела автомобиль, что-то выругалась непонятное на кавказском диалекте — Оксане сейчас плохо, я просто обязан её поддержать в трудную минуту
— Да хватит отец — вскрикнула раздраженно уже Роксана, посмотрев недовольным раздраженным взглядом на Оксану, что ластилась как кошка, сидя на коленях у Рамазанова — Все время только и слышу, Оксана, Оксана, даже когда напьешься ты с мужиками, вечно твердишь имя этой девки
— Ой заткнула бы ты свой красивый ротик — разозлилась Оксана, замечая взгляд этой недовольной молодой девушки в зеркале заднего вида — Или тебя не учили не встревать, когда взрослые говорят
— Оксана помолчи — упрекнул её Рамазанов — Да и что я люблю свою дочь и тебя я люблю тоже и Ахмеда, которого опять же спасла Оксана — сам не замечая этого как начал повторяться
— Да ты даже для сравнения назвал меня её именем — возмутилась девушка, плавно выводя автомобиль на ровную дорогу, возле крытого большого деревенского рынка
— Завидовала бы молча — возмутилась Оксана сильно поведением своей сестры — Не будешь ли ты так любезен, снять с меня эти проклятые мокрые чулки
Находясь в объятиях своего оцта, Оксана задорно поерзала бедрами, ощущая, как влага пролитых слез и засыхающих пятен крови стали приносить неудобства её ногам.
— Только не говори, что мы останемся в её доме на ночь — возмутилась Роксана, выворачивая руль автомобиля в сторону узких деревенских улочек
— Если я захочу, то почему бы и нет — скидывая туфли на пол в машине, Оксана задорно поиграла ногами, ощущая, как крепкая рука Рамазанова снимает с её ног черные чулки — Ты ведь не откажешь мне папочка
— Сегодня нет Оксана — возразил Рамазанов, положив аккуратно снятый чулок на сиденье автомобиля — Но с самого утра завтра я приду проведать как у тебя дела
— Но я не хочу больше оставаться одна дома с этой выдрой — обиженно Оксана надула алые губки
— Оксана — упрекнул её Рамазанов, поднимая с пола черные туфли дочери — Она твоя мать, она терпела и воспитывала тебя все это время
— Ты хоть знаешь, как это было? — не согласилась его мнением Оксана, ощущая, как отец с нежностью сидя у него на коленях надевал туфли ей на ноги — Она била меня почти ежедневно
— Ой, сейчас начнет придумывать — возразила Роксана, скорчив мордашку, что так отчетливо отобразилась Оксане в отражение зеркала заднего вида
— Роксана перестань
— Заткнись лучше малолетняя ты дрянь — прошипела с ненавистью в голосе, иронизируя драму, Оксана от чего сама не ожидая расплакалась, прижав голову к плечу отца
— Оксана! — возразил критично Рамазанов — Успокойся, хватит доченька — успокаивал Оксану отец, прижимая к себе
— Ну, все опять началось — возмутилась Роксана
Оксана представила себе, что больше не сможет так удовлетворяться плотскими утехами с Катериной, ощущая внутреннею горечь пережитого предательства, тихо заплакала на плече Рамазанова. Не обращая внимания на слова назойливой сестрицы, Оксана представляла, как было хорошо ей вместе с Кариной, сколько всего пережили вместе, как прекрасно проводили ночи, ублажая себя в постели. Только ласка крепких мощных рук отца, служило для неё надежным эмоциональным щитом, словно загораживая её от проблемы назревающей истерики пережитого глубоко стресса.

***
Пропитанный холодом природной свежести воздух притягательной нежностью покачивал ветки могучего кеда, что рос возле дома Оксаны, распространяя, будто специально его чудотворный запах хвои по округе. Черный седан медленно приблизился к дому, неровное гравийное покрытие дороги, которая проходила по всей улице, мимо этого дома, качала автомобиль, словно фрегат по волнам в бушующем море. С трубы дымохода, расположенного на красной крыше покрытой красиво блестящей металл черепицей валил клубами густой дым, насыщая и пропитывая воздух гарью, сгоревшей древесины и тлеющих углей. В конце улицы слышался разъяренный лай собак, что разносился по всей округе диким ушераздирающим воплем, будто стая дворняг загоняет на дерево кошку. Ночное небо над деревней было окутано словно какой-то блеклой пеленой, что не было даже звезд, а только сплошная черная пелена погружающее во мрак тихо нависшей над деревней.
— Оксана ну перестань
Успокаивал Рамазанов собственную дочь, когда черный седан остановился возле дома красных больших железных ворот.
— Я не могу себя представить без Катерины — всхлипывая сквозь слезы, говорила Оксана
— Я это так не оставлю — возразил отец — Я поговорю с Романовым, мы решим с ним эту проблему
— Нет! — испуганными глазами Оксана посмотрела глаза этому мужчине — Прошу не трогайте её, если она будет счастлива без меня, то пусть тому и быть
— Я не за это хочу её убить — возразил Рамазанов, открывая дверь автомобиля — А за то что она на тебя руку посмела поднять
— У нас и раньше такое бывало — опустив голову, призналась Оксана, опуская каблуки черных туфель на холодную пропитанную влагой таившего снега гравий, покрывшейся тонкой хрустящей ледяной коркой — Просто нас это устраивало, но сейчас я её понимаю
— Что?! — вскипел Рамазанов
— Ай… — с визгом испугавшись гнева Рамазанова, Оксана выскочила из машины, больно ударилась коленом об дверь
— Я же говорила тебе отец — с коварной ухмылкой покидая автомобиль, делилась впечатлением Роксана — Сестрица то дура
— Заткни свой поганый рот дрянь — прокричала на неё Оксана, замахиваясь сумкой
— Оксана прекрати! — вмешался Рамазанов, схватившись за белую кожаную сумочку, не позволив двум девушкам вцепиться вместе — Хватит уже доказала свою правоту, а ты Роксана хватит задираться, просто у твоей сестры сейчас сложный период в жизни
— А когда он у неё был легкий?!
— Нет, я ей сейчас точно врежу — вырываясь из-под хватки отца, Оксана кинулась на девушка, замахиваясь рукой
— Не надо! — строго упрекнул Рамазанов, больно схватил за руку Оксану
— Ах… вот оно как — поджав от обиды губу, Оксана почувствовала, как на глазах стали наворачиваться слезы дикой душевной обиды — Значит ей можно издеваться, а мне нет, это так ты меня любишь папочка
— Оксана стой! — повысив голос, попытался остановить её Рамазанов
— Я не хочу тебя видеть и знать — прокричала Оксана, ускоряя шаг, двигаясь к воротам
Внезапно каблук черных туфель подворачивается, Оксана с громким визгом падает на землю, прямо в лужу растаявшего днем снега. Капли влаги брызнули на её обнаженные ноги, замочив пальто, руки опираясь на землю, Оксана испуганными глазами с тяжелым дыханием в груди боялась даже посмотреть, как Рамазанов подошел к ней со спины. Волосы в момент как Оксана плюхнулась в лужу, вместе с лицом были покрытыми каплями воды, что стекали по её лицу, падая на плечи черного пальто.
— И это гениальный врач местной больницы — протягивая руку
— Сама встану — поджав от обиды губу, Оксана стала сама подниматься с мокрой земли
— Я бы за такое ей вреза бы уже — тихо прошептала Роксана, встав за спиной у Рамазанова наблюдая за такой иронией семейной драмы
— Себе врежь дура — рявкнула на неё Оксана, поднявшись на ноги, заметила, что каблук черных туфель отвалился, так и остался лежать на земле — Блядь опять дешевку купила на рынке
Маленькая дверь массивных железных ворот дома, тихо скрипнула и на открытом пороге показалась Марина Николаевна, сонная окутанная в белый нейлоновый халат, высокий каблук белых туфель Оксаны украшал её ноги, придавая невообразимый оттенок сексуальности. Улыбкой любопытства, восхищения рассматривала такую картинку, как Рамазанов пытается помочь Оксане, облитой с головы до ног грязными каплями воды с лужи на земле в которую она упала, снять черные туфли, придерживая дочь за талию, а другой рукой снимал с неё обувь.
— Что тут происходит? — удивленным голосом спросила Марина Николаевна, увидев Оксану, в объятиях бывшего мужа, по которой стекали грязные капли воды
— Что, не видишь, что ли дочь наша упала в лужу — упрекнул Рамазанов бывшую жену
— Да я как-то думала, она из этого возраста выросла — ухмыльнулась Марина Николаевна, с другом сдерживая насмешку
— Да так-то мы тоже с отцом об этом думали — рассмеялась Роксана озорным звонким смехом
— Да пошли вы — чувствуя душевную обиду, вспылила Оксана, обиженно опустив голову, босиком прошла мимо Марины Николаевны
— Будешь заходить? — спросила Марина Николаевна, когда Оксана поднималась по ступенькам крыльца дома, оставляла на них грязные следы отпечатка ступней
— Да ладно Оксана все равно сейчас в душе будет
Не став дальше слушать пустой разговор родителей, Оксана открыла входную дверь, дома быстро заскочила в него, ощущая жуткую морозную прохладу влаги на коже. Громко захлопывая за собой дверь, Оксана выразила перед ними бурную накопленную энергию, которая переросла уже в истерику. Ощущая теплоту домашнего быта и приятный запах свежеиспеченной выпечки, Оксана глубоко вдохнула, почувствовала, как воздух насыщен приятным ароматом пряностей, что приготовила Марина Николаевна. Атмосфера дома была пропитана изысканным великолепием запаха из экстракта диких роз. Гармония этого чудесного нектара сочеталась не только с духами, но и гелем для душа, который Марина Николаевна щедро использовала, лаская себя утехами богатого сочетания вкуса этого завораживающего аромата. Проходя мимо гостиной, расстегивая пуговицы черного мокрого пальто, скинула его на пол, заметила, как был накрыт маленький стеклянный кофейный столик возле дивана. Притушенная обстановка горящих восковых свеч, что доносилась из гостиной, озаряя пламенем свечи часть коридора погрузившегося во мрак темноты дома.
«Вот сука ненормальная, что-то еще там празднует», грязно Оксана подумала про свою мать, возмутившей праздничной атмосферой в гостиной.
Скидывая мокрое черное пальто на пол, Оксана прошла в комнату, оставляя на полу грязные мокрые следы. Скидывая с себя черное короткое платье, Оксана небрежно бросила его возле входа открытой двери своей комнаты. Направляясь к двери ванной, Оксана заметила, как проникающей через стекла окна свет луны озарял капли стекающей воды по груди и животу, которые светились на её коже яркими мелкими искорками на фоне лучезарной дорожки света луны на полу комнаты. Обратив внимание, как двуспальная большая кровать была аккуратно застелена красными простынями. Оксана была сильно рассержена тем, что белые простыни, что были когда-то на этой кровати, оставались единственным положительным отпечатком ушедшей женской страсти, так как они сохраняли приятный для Оксаны аромат ночной фиалки, которым щедро было пропитано тело Катерины. Поджав от обиды губу, Оксана в сопровождения золотой дорожки луны, вошла во мрак открытой двери ванной комнаты.



***
Гармония изысканного сочетания вкусовой прелести диких роз насыщала ванную комнату своим богатым великолепием неповторимости вкуса. Яркие краски этого аромата витали в воздухе, обогащая его изобилием содержания нектара, при вздохе которого Оксана сходила с ума, лаская себя в полной ванне воды пенистой мочалкой. Стекающее изобилие густых потеков по нежной коже сочной груди Оксаны, доставляло ей незабываемое удовольствие, заставляя забыть о событиях с Катериной, до тех пор пока дверь в в ванной комнате не открылась издавая глухой металлический щелчок.
— Зачем пришла? — не открывая глаз, спросила Оксана, почувствовав резкий аромат дикой розы
— Твой отец мне все рассказал, про вас с Катериной
— Ой, мама тебя это не касается — строго заявила Оксана, посмотрев на вошедшую Марину Николаевну обиженным взглядом
— Никогда бы не подумала, что Катерина так могла бы с тобой поступить она была хороше девушкой
— Мама не лезь — медленно проводя по розовому соску груди, Оксана со злости сжала в руке мочалку выживая из неё бурный поток пены, что посыпал сразу же как снегопад во время бури её большую грудь — Я сама с этим разберусь
— Но ведь Катерина, она не могла такое сделать
— Забудь эту суку
— Оксана! — сделала замечание Марина Николаевна — Она ведь твоя лучшая подруга, всегда тебя прикрывала
— Хватит уже о ней! — повысив голос, упрекнула Оксана свою мать
Доказывая свою правоту и характер, Оксана психанула, кинула мочалку в ванную, бурный поток воды и пены сразу же разлетелся в разные стороны, забрызгивая своим изобилием её лицо.
— Оксана! — забившись в угол возле входной двери, испытывая ужас, как кошка с раскрытыми от испуга глазами, была удивлена поведением дочери Марина Николаевна — Что ты творишь?
— Оставь меня в покое!!! — прокричала Оксана, посмотрев на Марину Николаевну разъяренным взглядом, когда с лица все еще продолжали стекать густые потеки пены в великолепном сочетании теплой воды — Хватит уже совать свой нос в мою жизнь
— Я просто хочу помочь — жалким голосом призналась Марина Николаевна
— Сама как-нибудь справлюсь — надула обиженно губы Оксана
«Заебись помылась», поняв, что Марина Николаевна никуда не уйдет, Оксана изогнула спину, вцепилась когтями в пробку в ванной, ерзая нервно губами и скрипнув зубами, выдернула её, прилагая к этому изрядное усилие.
Мокрый пол в ванной и насыщенное изобилие аромата дикой розы витало в воздухе, возбуждая такую же дикую страсть в жилах Оксаны, словно вынуждая её сознание закатить дикую взбучку своей матери. Мокрый пол, пропитанный сгустками пены, в великолепном сочетании капель воды, что светились искорками проникающего света из открытой двери комнаты Оксаны. Испытывая дикое сексуально возбуждения от спертости сладкого воздуха в ванной комнате, пропитанного розой, Оксана чувствовала, как было тяжело совладать с извращенным сознанием.
— Почему ты так со мной? — спросила Марина Николаевна, приготовив для дочери белое махровое полотенце, когда Оксана вылезала из ванны
— Ты лишила меня детства — касаясь ступнями ног прохладного и мокрого каплями воды и сгустками пены кафеля пола ванной — Все детство, что себя помню, я провела за книгами
— Зато хоть не в подворотне распивая пиво непонятно с кем
— Да пошла ты — направляясь к Марине Николаевна, огрызнулась Оксана
— Твоя губа — тихо прошептала Марина Николаевна, когда Оксана вырвала у неё из рук белое махровое полотенце
— Это не твое дело — ясно дала понять Оксана, обворачивая себя теплой сухой тканью полотенце, стягивая свою грудь прочными оковами
— Болит? — спросила Марина Николаевна, хотела дотронуться теплой нежной ладонью руки до губы Оксаны
— Не лезь ко мне — отшагнула Оксана, обернувшись полотенцем, сама прислонила пальцы к губе
— Может пойдем выпьем по бокальчику вина и ты мне все расскажешь
— Решила зайти с другого хода, раз в лоб ударить не получилось да? — догадываясь к чему, она клонит, раскусила её замысел Оксана
— Не понимаю к чему ты — сделав вид, что удивилась Марина Николаевна, снимая с вешалки красное махровое полотенце — Просто предлагаю тебе выпить, я такой вкусный пирог приготовила, как раз тот что ты любишь, как кстати твоя пациентка
«Как ловко она меняет темы, будто пытается меня запутать», подумала Оксана, обворачивая красным полотенцем мокрые золотистые волосы.
— Не твое дело — огрызнулась Оксана, проходя спокойной с хладнокровной ухмылкой мимо Марины Николаевны
— Оксана! — схватила дочь за руку, посмотрела серьезно в глаза Оксане — Ты сильно пользуешься тем что твой отец запретил тебя трогать, но сейчас то его здесь нет
— И что? — посмотрела на мать как на дуру Оксана — Можно подумать тебя это когда-то останавливало — вырываясь из её хватки, вышла из ванной через открытую дверь, с которой несло легкой завораживающей прохладой
— М… Оксана! — Марина Николаевна направилась следом за ней — Может, ты голодна?
— А ты сама как думаешь? — спросила Оксана, обернувшись в пол оборота посмотрела на мать придурковатым взглядом одарив её великолепием своей улыбки — Зачем ты сменила постельное белье? — спросила она, еще раз взглянув на кровать с чистыми постиранными простынями
— Ты видела в каком они были состояние?
— Ну и что? — заявила Оксана, поняв, что больше никогда не сможет ощутить запах ночной фиалки так близко, едва с большим усилием сдержала наворачивающие на глазах слезы — Тебя кто-нибудь просил это делать?
— Оксана! — удивилась поведением дочери Марина Николаевна — Это всего лишь набор постельного белья
— Это мой набор постельного белья — крикнула Оксана — Не лезь, куда тебя не просят
— Оксана — требовательно упрекнула Марина Николаевна — Твоего отца здесь сейчас нету и ты, как раз просишь, чтоб я тебе еще раз отлупила
— Что ты там говорила на счет выпить, по бокальчику вина? — заметив ту грань в разъяренном взгляде Марины Николаевны, Оксана быстро предпочла сменить тему
— Я всегда знала, что ты трусиха — улыбнулась Марина Николаевна, восхищаясь прелестью тела дочери, когда Оксана, встав возле белого шкафа в комнате, скинула с себя белое махровое полотенце
— Я просто знаю, где нужно остановиться — призналась Оксана, ощущая нежность прикосновения падающего по телу полотенца — И именно тот самый момент, когда стоит сменить тему — обнажив свое тело перед матерью, изогнула спину, окунулась с головой в шкаф
Медленно красное полотенце стало свисать с головы Оксаны, пока она копошилась в ящике шкафа с нижним бельем, выбирая подходящий наряд для себя.
Извиваясь телом в сексуальном изгибе, Оксана одевала на себя черные кружевные трусики, встав перед зеркалом. Высокий каблук черных туфель, что были на ноге Оксане, придавали изысканный оттенок сексуальности. Белая шелковая, прозрачная накидка в форме халата, ласкаясь о тело Оксаны, возбуждало её своей нежностью прикосновения, принуждая своей ласкай, насытить стенки влагалища частичками изнуренной влаги.
— Оксана тебя долго ждать? — послышался веселый голос Марины Николаевны с гостиной
— Ты что там уже напилась? — рассмеялась Оксана, ощущая нежность и кривизну голоса своей матери, направилась к выходу из комнаты
— Еще пока не совсем — улыбнулась Марина Николаевна пьяной кривой улыбкой, когда Оксана вошла, звонко стукая каблуками в гостиную — Присаживайся, твой бокал вина жаждет вкусить прелесть твоих губ
— Мама! — возразила Оксана, придавая весьма развращенную эротичную форму алым губам, выражая в такой улыбку голод сексуальной похоти — Я ведь твоя дочь
— И что мы не можем душевно поговорить — протянула Марина Николаевна бокал наполненный вином Оксане, когда она стояла в проходе открытых дверей гостиной
— Да мы как-то с тобой душевно то и никогда не разговаривали — засмущалась Оксана, скрывая прядью волнистых золотистых волос, ярко выраженный румянец на щечках
— Это наедине мы с тобой не разговаривали по душам — подметила Марина Николаевна, восхищая распущенной пьяной улыбкой телом дочери, когда Оксана поправила накидку на своем теле, села на диван, так возбуждающе откинулась на его прохладой пропитанную спинку — Но с Катериной помнишь тогда когда я напоила тебя вином
— Это когда я пьяная потом на работу пришла — положив ногу на ногу, Оксана взяла из рук Марины Николаевны бокал с вином
— Можно будто сказать мы плохо посидели? — удивилась Марина Николаевна реакции своей дочери — Вы потом с Катериной….
«Блядь знает куда надавить», размышляла Оксана, поджав губу, подносила плавно стеклянный завораживающий прохладой бокал с вином.
— Оксана — заметила Марина Николаевна как на глазах дочери стали появляться проблески обжигающей влаги слез — Что случилось? — спросила она, касаясь нежности материнской теплой руки колена Оксаны
Чарующая сахарная сладость вина в слияние со слюной Оксаны, приносила сказочное удовольствие, тщательно смакуя эту жидкость во рту. Пленяющая обжигающая сила алкоголя прогревала горло Оксаны, погружая разум в пучину соблазна, стараясь из-за всех сил вычеркнуть Катерину из своей жизни. Жадно глотая вино, Оксана не замечая того, как слезы ручьем стекали с глаз по щекам, оставляя завораживающей прохладой влажную дорожку. Нежно касаясь губы слезы с глаз Оксаны, обжигая своим прикосновением, вынуждая чуть в момент, когда она глотала с жадностью вино чуть сделать край раненой губы шире. Чем вызвала разлив несколько капель вина на белую материю накидки, проникающие капли тут же впитались в ткань. Обворожительная прохлада влаги и сахарная прелесть оставила сладкий отпечаток с размытыми потеками на груди Оксаны.
— Да ладно тебе перестань — успокаивала Марина Николаевна, приятная нежность ладони матери была в этот момент как надежная поддержка, чтобы не поддаться насильственной выносящей мозг истерики — У тебя будет зато время хоть жить нормально с Костей сможешь, это она тебя выдернула из его дома
— Ты что так не поняла? — отрываясь от бокала с вином, задыхаясь от нехватки воздуха, потеки жаркой сладости вина стекали с губ Оксаны, падали в свободном падении на раскрытую грудь обнаженную большую сочную грудь — Я не хочу детей
— Да ладно тебе? — возразила, не соглашаясь с мнением дочери, Марина Николаевна, взяв в руки белую салфетку, протерла её стекающие потеки вина на груди Оксаны — Как будто та девочка
Нежность салфетки и ласка материнской руки заставила немного Оксану вздрогнуть, как только бумажная материя коснулась её розовых чувствительных сосков, с которых сочилась изобилием сладости алой прелести вино. Марина Николаевна проявляя материнскую заботу, нежность и понимая к своей дочери в сложившейся ситуации, напившись почти до того состояния, когда она смогла бы поговорить с Оксаной, пыталась как-то поддержать свою дочь в таком положении. Поддавшись соблазну слабости под действием алкоголя, Марина Николаевна положила теплую ладонь руки на грудь Оксаны, пока другой рукой стирала салфеткой стекающие потеки вина с сосков груди дочери.
— Мама перестань! — прервала её Оксана, стараясь не вспоминать события прошлого — Это ты во все виновата, ясно тебе, ты всегда во всем встреваешь!!! — прокричала в ненависти она, вскакивая, как пружина с дивана, кинула бокал со всей силы об пол
Резкий звон разбитого стекла о паркет гостиной, бокал которого раскололся на тысячи молекулярных осколков, разнося свои частицы стекла по всей гостиной. Капли оставшегося вина в бокале в момент удара о пол с колоссальной резкостью и инерцией ударили по обнаженным нога Оксаны и Марины Николаевны, оставляя на них чарующая оттенками страсти сахарной прохладой нежностью, медленно стекающей по ногам. Оксана и Марина Николаевна взвизгнули в раз о такой реакции, посмотрев друг на друга испуганным взглядом.
— Оксана девочка моя — испуганными глазами смотрела Марина Николаевна на свою дочь, медленно вставая с дивана — Что с тобой, я лишь только хочу с тобой душевно поговорить
— Со мной не надо говорить — покусывая губу, Оксана почувствовала, как алкоголь окутывает её сознание — Я ценю людей не за красивые слова, а за их поступки
Красивым феерическим жестом Оксана скинула мокрую пропитанную сладостью вина накидку со своего тела на пол. Не понимая уже что происходит, Оксана полностью предстала перед Мариной Николаевной в обнаженном виде, застенчиво хлопая красивыми ресницами, требовала еще налить бокал вина. Играющие оттенки пламени восковой свечи в гостиной ярко и четко отображали обнаженную красоту тела Оксаны, по которому все еще стекали, плавно обворожительным прикосновением капли красного вина.
— Ну уж нет Оксанка — возразила Марина Николаевна нисколько не смутившись обнаженной красотой тела собственной дочери — Ты и второй бокал вина еще разобьешь со психу
— Если ты вовремя его у меня из рук возьмешь, то не буду — улыбнулась распущенной пьяной улыбкой Оксана, присаживаясь рядом с матерью на диван
— Ну, смотри Оксана — одарила Марина Николаевна душевной теплотой улыбки дочь — Лишь бы тебе потом плохо на утро не стало
— Это уже как постараешься — застенчиво Оксана играла глазками, в которых красиво отразилось пламя горящей свечи
— Меня твой отец убьет, если узнает, что я тебя так напоила — наполняя единственно оставшейся на столике бокал вином с распущенной улыбкой на губах, говорила Марина Николаевна, придерживая слегка бокал рукой
— Ну, если только ты будешь спать вместе со мной на кровати — выхватывая наполняющейся бокал вином из рук Марины Николаевны проливая капли его пленяющей прелести на халат матери, медленно поднесла его к своим губам — То думаю ничего не случиться
— Ты предлагаешь мне переспать с тобой? — поразилась наглости своей дочери Марина Николаевна, посмотрев на Оксану с таким возмущенным взглядом
— Успокойся мы же просто поспим — сладким прикосновением кончика языка Оксана ласкалась им о чарующей прохладой стекло бокала с вином — Поспим как мать и дочь вместе в ко-то веки
— Оксана ты понимаешь, что ты говоришь? — переспросила Марина Николаевна, явно абсолютно не понимая намерений своей дочери
— Не понимаю что тут такого, если мать просто поспит со своей дочерью вместе — ухмыльнулась Оксана, сама не понимая, чего просит от Марины Николаевны
Сладкая пленяющая нежностью сахарной игристой прелести вина постепенно начала вливаться в открытый рот Оксаны, играя игристой гармонией с её слюной, вскружила голову волной новой ударно силой. Жадно глотая вкусовую изысканную сладость вина, Оксана пролив на губы несколько капель, что завораживающим прикосновением стали плавно падать на грудь, стекая, повинуясь рельефу груди на живот, потом изгибаясь в изъяне тела, мочили сахарной влагой черные кружевные трусики. Марина Николаевна настойчиво и аккуратно салфеткой старалась стирать текучие капли вина по телу дочери, дотрагиваясь до него нежностью теплого прикосновения бумаги.
— Оксана ты так опьянеешь — сделала замечание Марина Николаевна, настойчиво пытаясь забрать бокал из рук пьяной дочери
— Да хоть на какое-то время забуду эту суку — с тяжелым дыханием в груди отрываясь от опустевшего бокала, произнесла с трудом, задыхаясь от нехватки воздуха Оксана
— Никогда бы не подумала, что Катерина….
— Мама хватит, пожалуйста — возразила Оксана, передавая пустой бокал вина, чуть наклонив его в руки Марины Николаевны
Несколько капель чарующе прохладой упали с края бокала прямо на трусики Оксаны, намочив их нежную матерью изысканной сахарной прелестью вина. Свежесть намокающей влаги на трусиках, приятно впитываясь, оставляя мокрое пятно на коже Оксаны, от чего возбудило в ней сексуальную страсть. Пленительная ласка теплых и нежных рук пьяной матери сводила с ума Оксану, напрочь поддавшись соблазну эротического искушения, с нехотя вырываясь из объятий Марины Николаевны, встала с дивана, сексуальным жестом изогнула при этом спину, выставив бедра назад.
— Ты куда собралась?
Поинтересовалась Марина Николаевна, заметив, как Оксана с трудом покидает гостиную, так приятно хрустела осколками стекла, наступая на них каблуками своих туфель.
— Спать — ответила Оксана, задорным голосом одарив в отражении зеркала висевшего в коридоре мать прекрасной красотой улыбки пьяных изумительно прекрасных алых губ — Завтра у меня новое дело
— А ты с этим-то хоть разобралась?
— Ну, это же я мама — шикарно сгибая ногу в колено, Оксана махнула рукой так, что кончики коготков пальцев зацепились за волнистые пряди волос, волной бури тайфуна поднимая их вверх
— И ты уже так быстро нашла себе новое дело? — спросила Марина Николаевна, когда Оксана покинула гостиную — Так Оксанка я не поняла — возмутилась она, входя за дочерью в комнату
— Что ты не поняла? — улыбаясь извращенной прелестью, поинтересовалась Оксана, встав у большого зеркала в комнате, любуясь в отражении своим обнаженным телом
— Ты с матерью вообще время собираешься проводить? — искушая напряжением взгляда, спросила Марина Николаевна
— Мама ну ты что не понимаешь — улыбаясь распущенной красотой улыбки в отражении зеркала, Оксана начала снимать с себя мокрые, пропитанные сладостью вина трусики



Нежно повинуясь сексуальному рельефу кожи, Оксана, ласкаясь бедрами о черную ткань трусиков, была поразительно тем, как резинка нижнего белья сползает плавно вниз. Ощущая во рту со слюной сахарную сладость вина, Оксана с легкостью освободилась от нижнего белья, перешагивая через них сексуально изгибая ногу в колено, звонко стукая каблуком по паркету комнаты. Медленно направляясь к застеленной кровати, Оксана сексуально виляла бедрами, искушая свое тело ласки рук, что сжимали нежно подушечками пальцев сочную прелесть груди.
— Оксанка ты почему так распущенно себя ведешь? — поразилась наглости поведения своей дочери Марина Николаевна, с восхищением наблюдая за красотой сексуального тела Оксаны
— А тебе что-то не нравиться?
Одарив мать красивой распущенной пьяной улыбкой, спросила Оксана, сдирая с постели, красное покрывало вместе с толстым бамбуковым одеялом в угол кровати, наступая коленом на красную простынь, изгибая спину в эротическом изгибе, залезла на неё
— Не хочешь спать со своей дочерью, можешь спать в другой комнате, в кабинете наверху ну или на крайней случай в гостиной
Ощущая спиной, нежность пропитанной прохладой ткани красной простыни, чем была застелена большая кровать, на которой Оксана расположилась. Искушая лаской рук свое тело, извиваясь, как дикий зверь при падении света луны проникающего через стекло окна в комнате, падая прямо на обнаженное тело Оксаной, покрывая его золотистой дорожкой. Завораживающий экстракт вкусового оттенка дикой розы волной насытил эту комнату, спертость сахарного воздуха, вынуждала Оксану в момент столь дикого возбуждения дышать во много раз чаще от нормального ритма. Стенки влагалища начали сами насыщаться влагой, которая уже почти начинала сочиться из половых губ Оксаны.
— Может все-таки поговорим о случимся между вами с Катериной? — спросила Марина Николаевна, легла спокойно рядом на кровать с Оксаной
— М… мама не хочу об этом даже разговаривать — повернулась Оксана спиной к Марине Николаевне, подогнув под себя ноги
— А я хочу — настоятельно прошептала Марина Николаевна на ухо Оксане нежностью пленяющего шепота — И я хочу знать, что вынудило Катерину так с тобой поступить?
— Ничего! — нервно покусывая губу, Оксана повернулась к матери, ощутила пленяющий жар перегара вина от губ Марины Николаевны, что обвила руками её талию
— Но ведь что-то вынудило её так поступить, я хочу знать, что, чтобы начать с ней лично разбираться
— Не надо разбираться мама — спокойно возразила Оксана, скрывая взгляд, чувствуя, как теплые материнские руки обвили её бедра — Если ей так хочется, пусть так и живет
— Нет! — возразила Марина Николаевна, опираясь на локоть постели, схватила пальцами кончик бамбукового одеяла и потянула его на себя вместе с покрывалом — Я хочу лично во всем разобраться — накрывая Оксану одеялом, тихим шепотом на ухо дочери заявила она
— Не надо тут разбираться — возразил Оксана, поворачиваясь на спину, почувствовала, как её голова окунается почти полностью в бамбуковую подушку
— Я не хочу мама — Оксана внезапно ощутила как теплая рука ладони Марины Николаевны, ползла медленно по животу, принуждая её раздвинуть ноги, сгибая их в колени — Чтобы ты лезла в наши отношения между мной и Катериной
— Я ведь по твоим глазам вижу, когда Катерина рядом как ты светишься — говорила Марина Николаевна, касаясь нежностью ладони лобка Оксаны
Ну и что? — искушая себя желанием, простонала сладким стоном Оксана почти в полуоткрытые губы Марины Николаевны — Мы там как-нибудь сами разберемся
Пытаясь стоять на своем, заверила Оксана, ощущая, как пальцы Марины Николаевны перешли черту, как-то неуверенно касаются подушечками пальцев мокрых губ влагалища.
— Не разберетесь — прошептала жарким пламенным дыханием Марина Николаевна в открытый рот Оксаны, что изнемогала уже от сильного возбуждения, извиваясь на кровати подобно дикому зверю — И поэтому я обязана вмешаться хочешь ты этого или нет
Марина Николаевна хотела слиться с губами с Оксаной, когда она, оказавшись в плену страсти сексуальных материнских оков, не имела даже желания возразить этой женщине. Жаркий пламенный момент перегара, словно потоком бурной страсти вырывался из губ Марины Николаевны, попадая в рот Оксаны, от чего она сладко стонала, чувствуя как пальцы этой матери трогали просто её мокрые возбужденной похотью соблазна сексуального желания, были пропитаны влагой. Оксана сама не смогла перешагнуть эту черту, так и осталась лежать на кровати, с закрытыми глазами, наслаждаясь прелестью горячего материнского дыхания, которое внезапно куда-то пропало.
— В этом нет ничего такого Оксана — успокоила её Марина Николаевна, оказавшись лицом между раздвинутых ног Оксаны, разглаживала ладонью теплой руки пропитанное влагой сильного возбуждения влагалище дочери — Я тоже кое-что умею
— Надеюсь, ты знаешь что делаешь — изнемогая сильным сексуальным желанием, простонала Оксана, изогнув спину, ощущая пламенный жар дыхания на мокрых губах влагалища
Поддавшись соблазну искушения страстью, Оксана не услышала, как входная дверь дома открылась, по коридору послышались стуки подошвы мужской обуви.
— Не волнуйся доченька, я ласково это сделаю — искушая Оксану пламени дыхания со своих губ, Марина Николаевна хотела поддержать дочь таким образом
Внезапно включившейся свет ярких ламп в комнате спугнул Марину Николаевну, что сидела на кровати возле раздвинутых ног обнаженной Оксаны.
— Что здесь черт возьми твориться Марина? — грубо спросил Рамазанов встав с удивленными глазами на входе в комнату — Какого черта ты хотела сделать с нашей дочерью?
— Володя ты все не так понял? — испуганными глазами, как кошка, загнанная в угол большой собака, так же смотрела на него Марина Николаевна
— А как твою мать я это должен понять?
— Как пиздец! — тихо прошептала, сильно испугавшись и смутившись внезапного появления отца, Оксана, прикрывая обнаженное тело толстым бамбуковым одеялом
— Вот именно… — согласилась Роксана, выходя из-за спины Рамазанова
— Так ты вообще даже не вздумай мне материться — упрекнул дочь Рамазанов — Оксана у тебя с головой тог все в порядке, вроде такой гениальный врач, а такое позволяет, она же твоя мать
— Она единственная кто поддержал меня в трудную минуту — импровизируя в этой ситуации, Оксана с жалостью собственного голоса, сложила голову на плечо к матери
— Да отец у тебя семейка точно чокнутая, оказывается не только сестрица у меня на все голову сдвинутая
— Что ты там сказала? — взъерошилась как кошка Оксана, уже была готова вскочить с кровати, чтобы разбить смазливую мордашку младшей сестре
— Так сидеть! — рявкнула Марина Николаевна удерживая Оксану на кровати за руку
— Роксана выйди из комнаты — поднял голос Рамазанов на свою дочь — Марина так-то тебя это тоже касается
— Что ты собираешься с ней делать? — испугалась Марина Николаевна, тихо опуская каблуки белых туфель на пол
— Воспитывать, если конечно тебе это слово известно — громко почти криком, выражал возмущение Рамазанов — Ведь кроме меня больше некому вдолбить мозги дочери
— Папа прости — тихо прошептала Оксана, умоляющим взглядом полного ужаса в глаза уговаривала Марину Николаевну не оставлять её наедине с этим человеком
— Марина выйди из комнаты — громко крикнул Рамазанов, когда Марина Николаевна встав возле кровати, не решаясь оставить дочь наедине с этим человеком, не знала что делать
— Мама иди — провинившимся голосом вызывающим отчаяние одобрила Оксана, укрывшись одеялом, упала головой на подушку бамбуковую подушку
— Займи Роксану чем-нибудь до утра — почти приказным тоном попросил Рамазанов, направляясь медленно к кровати — Да и дверь закрой — обратился он к Марине Николаевне, когда она проходила мимо него
— Что ты будешь делать с ней до утра? — испуганным голосом поинтересовалась Марина Николаевна — Ладно все ухожу — заметив озверевший взгляд Рамазанова, она быстро выбежала из комнаты, закрыв за собой дверь
— Оксана да ты пьяна в стельку — заметил Рамазанов по выражению глаз и пьяной улыбки Оксаны, а так же по перегару вина с её губ, насыщая воздух в комнате излюбленной сахарной прелестью вина — Вот скажи, чего тебе не хватает для счастья? — присаживаясь на край кровати возле Оксаны, спросил он
— Почему она так со мной поступила пап? — присаживаясь на кровать, Оксана не имея даже сил прикрыть обнаженную грудь, обратилась к отцу, стараясь обнять его
— Боже мой зачем ты так напилась? — удивился Рамазанов по перегару с губ Оксаны
— Ну пап — говорила Оксана тянущим голосом стараясь застенчиво улыбаться пьяной кривой улыбкой, когда глаза смотрели совсем в другую сторону — Ну почему, все же было так прекрасно
— Я разберусь завтра с твоей Катериной — тихо прошептал отец на ухо Оксане, обнимая дочь за плечи прижал её к себе
— Не трогай её пап — умоляющим голосом попросила Оксана, ощущая колкость материала пальто Рамазанова — Пускай себе теперь живет, как хочет
— Нет, Оксана! — возмутился отец, отодвинул Оксану от себя, держа её за плечи, посмотрел в её пьяные сияющие искорками отраженного света ламп люстры в комнате — Катерина ответит мне за это лично
— Но папа... — жалобным голосом попыталась возразить Оксана
— Так поговорим завтра — возразил Рамазанов, аккуратно укладывая, держа за плечи дочь на кровать — А сейчас ты Оксана ложишься спать — вставая с кровати, накрыл обнаженное тело Оксаны толстым бамбуковым одеялом
— Но…
— Никаких но — заявил Рамазанов, направляясь к выключателю возле входной двери
— Господин Рамазанов — пьяным голосом возмутилась Оксана, пытаясь подняться с кровати опираясь на локти — Что вы тут командуете в моем доме
— Оксана ты меня не поняла — серьезным угрожающим голосом заявил Рамазанов, выключая клавишей выключателя свет в комнате
Испугавшись серьезного угрожающего тона голоса, Оксана как по команде, быстро вмялась головой в подушку, накрывая лицо от страха одеялом. Вскоре услышала, как входная дверь комнаты открылась, пропуская в неё свет с гостиной, после чего тут же закрылась. За закрытой дверью комнаты послышались удаляющие шаги тяжелой подошвы мужских ботинок.
— О чем ты только думала Марина — уже более тихим тоном голоса спросил Рамазанов за закрытой дверью комнаты, что тут же погрузилась во мрак, пропуская лишь частичку тонкой полоски света снизу входной двери — Вот скажи у тебя с головой все в порядке, она ведь твоя дочь, а ты такое вытворяешь
— Ну Володя — возмутилась Марина Николаевна жалким от обиды голосом — Оксане было плохо, она плакала, я решила её поддержать, ну выпили мы немного
— Да вижу я, как вы немного выпили, совсем рассудка уже лишись
«Чертов проклятый придурок можно было подумать тебя кто-то сюда звал», надула от обиды губы Оксана, размышляя в пустой темной комнате.
Тяжелые веки глаз начали сами закрываться, тяжесть изнуренного дыхания почти постепенно нормализовалась. Ощущая сознанием, как голова вминается в бамбуковую подушку, Оксана не могла совладать с собой и тут же поддалась слабости. Стараясь не слушать ругань Рамазанова с Мариной Николаевной за закрытой дверью, Оксана сладко засопела уснув уткнувшись почти лицом в бамбуковую подушку на животе. Чувствуя сквозь сон, запах прелести дикой розы, аромат женских тел, что успел пропитаться в постельное белье в сочетание с частичками пота, а так же сахарная сладость вина, что подчинила атмосферу в комнате под свой контроль. Искушая себя сладостью нежных стонов, Оксана во сне тихо заплакала, обжигающие слезы предательства Катерины, плавно скатывались с глаз на наволочку бамбуковой подушки, насыщая её свой прелестью влаги. Чувствуя нехватки воздуха, из-за его плотной спертости уткнувшись в подушку носом, Оксана учащенно начала дышать, с жадностью пыталась хватать воздух ртом, представляя глубокие во сне эротические фантазии. Испытав во сне оргазм, издала громкий сладостный стон, насытив наволочку подушки своей слюной. Простынь под собой, Оксана обогатила прелестью женского оргазма, что нежной жгучей струйкой вытекала из половых губ пропитанного богатого изобилия влагой влагалища. Стекая тонкой струйкой, испытанный оргазм Оксаны оставлял на красной простыне пропитанное темное пятно женского скромного мокрого счастья. После этого Оксана глубоко и изнуренно вздохнула, улыбаясь распущенной прелестью улыбки в подушку, нежно засопела, ласкаясь лицом о влагу сахарной сладостью слюну с её рта, что успела насытиться наволочка.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 192
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Роман
Опубликовано: 19.06.2016




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1