Чтобы связаться с «Вадим Песегов», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Искушение страстью - "Превратности любви". Глава 2

Назвние: Искушение страстью - "Превратности любви"
Автор: Песегов Вадим Сергеевич
Категория/Рейтинг: NC +18
Жанр: Любовный роман/Эротическая проза
Статус: В процессе написания
Аннотация:
Роман повествует продолжение первой части «Искушение страсти», все будет точно так же, старая команда врачей главного героя которого выделили в деревни целый отдел кардиохирургии. Одна глава, одно дело которое будет разгадывать главный герой, поддавшись как всегда искушения головоломки. Все это будет происходить на фоне всех тех же персонажей, что и были в первом томе рассказа. Старые герои, старая команда врачей, старые сексуальные связи, только лишь случайные новые знакомства и развратные эротические сцены в которых будет попадать главный герой. Начну сначала с пролога описание которого, будет достаточно долгим и в конце раскроет истинную сущность главного героя, почему он будет вести развратную жизнь как вел в первом томе этого рассказа.
От автора:
Ввиду сложности из-за слишком большого объёма размещение романа на сайте будет выкладываться отдельными главами. Советую перед прочтением этой части прочесть первую, сюжет начнется сразу же как заканчивается первый том "Искушения страстью", так и тут сюжет перейдет с новым делом, все персонажи, что были раньше полностью сохраняться. Рассказ будет идти со слов Оксаны, как автор т.е. я представляю её внутренний мир, переживая, наслаждения, запахи и вкусы. Хочу предупредить невозможно все передать словами, поэтому оставляю в тексте только самое важное.
В романе могут быть использованы сцены сексуального грязного характера, а так же в некотором роде жестокая "грязная" лексика в редких случаях чтоб подчеркнуть истинную сущность характера главного героя.
Это пока еще сырой черновик, который будет в последствии обрабатываться!

Глава 2

Время неумолимо стремилось к наступлению нового года, больница готовилась к новогодним праздникам. Ощущение густо падающего снега за большим пластиковым окном в клинике уже начинало вдохновлять людей. Огромные массы снежных осадков, не переставая выпадали почти круглыми сутками. Мороз наряду с метелью рисовал снежные узоры на оконных стеклах, раздувая снег в момент падения, силой ветра, делая их падение просто волшебным.
Оксана находилась в клинике, сидела за небольшим деревянным столом заваленным бумагами, как в дверь её кабинета постучались. Приятный стук в дверь немного отвлек внимание Оксаны, заставив её снять очки с глаз, когда в дверь вошла, очень довольна милая семейка кавказской национальности. Молодая женщина примерно возрастом чуть больше тридцати лет, одетая в большое пышное платье, что закрывало даже её ноги вплоть до самой обуви, где были зимние сапоги с небольшим каблуком. За ней вошла девушка намного моложе с такими же темными длинными волосами, как и у матери, на что Оксана сразу же обратила внимание. Платье девушки, что по мнению Оксаны казалась значительно моложе, тоже было закрытое и имело строгие белые оттенки с каким-то выраженным сочетанием черного цвета, у женщин волосы были завязаны в платок на голове. Мужчина что вошел за ними затуманил их прекрасный запах сладостного нектара жасмина, запахами табачного одеколона наряду с которым он особо выделялся своим черным деловым костюмом. Однако отличительной чертой этого мужчины вызвало оттенок глаз прекрасный на удивление лазурный голубой цвет, Оксана на какое-то мгновение увидела в его глазах свой образ. С ним за руку вошел парнишка лет не больше на вид двенадцати, одетый строго по кавказским традициям молодого парня, с ярко выраженными чертами затемнением кожи, что были заметны у матери. Отец обладал более светлой кожей и если бы не его черная густая массивная борода, он бы вполне мог сойти за нормального русского человека, даже его светлые русые волосы, густо растущие на голове, были сплетены в хвостик за его спиной, придавали строгий образ кавказских традиций.
Дочь этой загадочной семейки сразу же покорно отошла к окну и любовалась падающим чудесным снегом. В то время как отец глава их семейства, значительно большей своей частью облика и загадочного парфюма, которого Оксана сразу же разгадала по его изысканному запаху, это была весьма дорогая коллекция «Drakkar Noir». Аромат столь сильного одеколона является загадочным и таинственным, порой его загадку так и не удается разгадать до конца, но все же Оксане этот вкусовой оттенок пряного кориандра был сильно знаком.
— Здравствуйте — начал говорить мужчина, тяжелым голосом, в его нотках чувствовался особый боевой опыт пережитых глубокий тяжелых страданий — Мы так долго пытались к вам попасть, наверно вы наша последняя надежда
— Ну, раз мечтали — ответила Оксана, ухмыльнувшись — Тогда в чем ваша проблема я готова вас выслушать
— Понимаете ли доктор — направился мужчина к свободному стулу, напротив которого за столом сидела Оксана — У нашего сына непонятное заболевание….
«Артериальная гипертензия, как мне это знакомо, так же приступы отдышки, как будто ему тяжело дышать, но ведь блядь скоро мое день рождение и в конце концов новый год ведь, я ведь могу не успеть с диагнозом», думала в тот момент Оксана рассматривая за спиной этого мужчина молодого мальчика
— Это вы что ли доктор? — поинтересовалась мать мальчика, строгим и внушительным взором смотрела на Оксану — Дорогой мы наверно спутали её с молодой неопытной медсестрой, скажи ей чтоб немедленно позвала сюда нормального специалиста мужчину
— Захира прошу тебя будь вежливее — упрекнул её мужчина — Простите вы бы не могли привести сюда более опытного специалиста, видите ли моя жена не доверяет медсестрам, что тут могут замещать врачей
— Ах-аха… ну да конечно — засмеялась Оксана, вставая со стула
«Хм… вижу у мальчишки ощущение пульсации в сосудах головы и шеи, особенно потому как он сейчас держится за голову», подумала Оксана щелкнув спокойно ручкой что держала в руке, прикусив краешек губы.
Вставая со стула, Оксана привлекла строгое критичное внимание этой семьи по поводу своего развратного распущенного вида выбора одежды. Белый изящный халат придавал сексуальный рельеф телу Оксаны, под которым были сразу же видны белые чулки, ввиду хорошего отопления в больнице на ней было только под ним красное кружевное белье. Отсутствие долго секса с мужчиной стало уже сильно утомлять, делая поведение Оксаны еще более раскрепощенной и распущенной даже в работе клинике. Черные зимние сапоги, что так сексуально обволакивали её ноги, отлично сочетались с белыми чулками на её ногах, а строгий высокий каблук на них придавал сокрушительную силу похоти.
— Папа у меня опять начались проблемы со зрением — обратился мальчишка к своему отцу, нагнувшись, он опирался на свои колени согнутых ног, в его голосе чувствовалось тяжелое учащенное дыхание в груди
— Я же говорила тебе не бегай в коридоре — настойчиво мать дернула его за рукав черного свитера из шерсти
— Мне все еще позвать более опытного специалиста? — решив испытать их характер на прочность, спросила Оксана, положив очки таким сексуальным жестом на край стола, чем вызвало ненависть матери этого мальчишки
— Проклятая русская распущенная девка — с ненавистью в голосе выразилась эта женщина, явно придерживаясь строгих мусульманских традиций — Любимый скажи ей, чтоб позвала нам сюда этого высококлассного специалиста, которым так гордиться эта больница
— Простите мою жену — вежливо говорил мужчина — Моя жена не доверяет молодым людям, особенно девушкам распущенного поведения
— Ах значит вот как — удивилась Оксана нахмурив алые губки — Хорошо, я ведь и правда какая-то жалкая медсестра распущенного поведения, пойду, попрошу позвать вам настоящего опытного специалиста — слезая с края стола, она звонко стукнула каблуками зимних сапог по линолеума пола кабинета
— Ты посмотри дорогой мой муж она нам еще и дерзит — возмутительно взглянула на Оксану эта ненавистная ей особа — В нашей бы стране мужчина бы быстро бы выпорол тебя за столь недостойное поведение
— Вот и катитесь, милочка в вашу страну — стервозный шепот Оксаны прям в лицо этой женщины выражал все её недовольство и злобу в сочетании блеска лазурных глаз, которыми она так красиво свернула, попав ими под луч освещения люминесцентных ламп
— Чокнутый русский народ — с жестокость в голосе сказала эта женщина, когда Оксана покидала кабинета, громко хлопнув за собой дверью
«Дура мусульманская», подумала Оксана, пытаясь сдерживать порыв накопленной ярости гнева, направляясь по коридору клиники, звонко стукала каблуками по каменной плите покрытия пола.
— Оксана Владимировна — крикнул кто-то из пациентов явно знающий её — У вас что рабочий день уже закончился?
— Благодаря одной чокнутой семейки, считайте, что уже закончился — ответила Оксана, прикусив краешек губы, от переполнения приступом ярости — Завтра приходите, может, я буду еще в бодром здравии духа
Толпы пациентов, что так простаивали к ней в очереди, возмущались, подняв дикий гул в коридоре. Не обращая внимания на их протесты, Оксана направилась дальше по коридору, мило улыбаясь проходившим мимо врачам и медсестрам. В самом вестибюле больнице было полно народу, как возле стойки регистратуры, где простаивала целая очередь пациентов за своими картами, так и несколько пациентов стояли возле доски с расписанием работы узкопрофильных специалистов. Девушка, копаясь пальцами по сенсорному телефону, явно кому-то строчила влюбленное СМС, парень в черном зимнем большом пуховике, что фотографировал расписание работы врачей, явно обладал слабой памятью. Вокруг шла какая-то суета, все куда-то спешили о чем-то общались, когда если все голоса говорящих в фойе людей сложить воедино то получиться неразборчивый гул.
— Оксана Владимировна я не понял — послышался со спины возмущенный голос Тихонова — У вас что рабочий день в клинике уже закончился, насколько я знаю, там была толпа пациентов, когда я в последний раз там недавно проходил
— А насколько я знаю — улыбнувшись коварной роскошной улыбкой Оксана — Что оскорблять прилюдно врачей пытающихся помочь это вообще ни в какие ворота не лезет уж извините
— Куда вы направляетесь — напряженный голос Тихонова начал все больше возрастать — Больница и так позволяет вам слишком большую роскошь, вы хоть посмотрите на свой внешний вид, да какой нормальный уважающий себя врач допустит, чтоб так одевались
— Вы сами меня наняли — ухмыльнулась Оксана, направляясь по фойе вестибюля в коридор, где была комната бытовых помещений
— И куда же вы собрались посреди рабочего вашего дня — возмущению Тихонова не было уже придела — Больница и так щедро вам оплачивает все ваши капризы, клинику, личные дела которых у вас уже довольно давно не было, хорошо хотите дело, будет вам дело
— Валерий Валерьевич — возмутилась Оксана, повернувшись к нему в половину оборота — У меня ведь скора день рождение и новогодние праздники уже на носу, какое дело вы издеваетесь, я ведь засяду за книги и меня не оторвать тогда
— Так может, быть вы оправдаете деньги, которые вам платят
— Я могу и без них обойтись — злорадно улыбнулась Оксана
— Валерий Валерьевич — послышался голос того самого мужчины со спины Оксаны — Где же ваш специалист которым вы так хвастались, опыт которого затмил даже московский кардиологический институт
— Оксана Владимировна — заметила Оксана, как Тихонову было тяжело сдерживать свой гнев, лицо покрылось потом, а глаза сверкали приступами ярости — Разве вы из-за этой семьи так себя ведете?
— А что в ней что-то особенного? — обернулась Оксана к мужчине, что являлся главой этого семейства
«Блядь какой удивительный цвет глаз, я думала, что только я одна такая на весь мир имею такой поразительный цвет глаз», заметила Оксана его окрас зрачков глаза, когда обернувшись так пристально с любопытным взглядом, посмотрела на его лицо.
— Валерий Валерьевич мы приехали сюда издалека, нам нужен врач, которым все тут хвастаются, а не какая-то там медсестра вы же меня понимаете — сдержанно и довольно уверенно мужчина контролировал свои эмоции, говорил таким приятным голосом
— Ах… да я же какая-то медсестра — злорадно улыбнулась Оксана — Наверно пойду я Валерий Валерьевич домой, а то вы ведь знаете, если моя мать сюда заявится, ой какой она вам тут разнос устроит
— Оксана Владимировна — дернул он её за руку — Прекратите валять дурака, вы врач, специалист почти с мировым именем, золотой самородок для нашей больницы, мы и так вам позволяем слишком многое, я уже не говорю про ваш внешний облик
— А что с ним не так? — ухмыльнулась Оксана, раскрыв всю красоту своих голубых лазурных глаз, с удивлением посмотрела на Тихонова
— Так это и есть ваш настоящий специалист да господин Тихонов
— Прошу Владимир — успокаивал этого человека Тихонов — Оксана Владимировна это просто ценный самородок для нашей больницы, нам еще не попадались в жизни столь гениальные люди, да согласен с ней сложно, но её методы, черт бы их побрал, она вытаскивает людей из могилы благодаря своим безумным идеям
— Так это поэтому этот придурок Романов уговорил меня приехать сюда со своей семьей в тот самый момент когда мой сын болен, нет, я конечно собирался сюда, чтоб встретиться со своей дочерью от первой жены, что у меня тут осталась — начал рассказывать этот мужчина тщательно подбирая слова и контролируя свои эмоции, смотрел убедительно и исключительно на Тихонова
— Прошу вас господин Рамазанов — уверял его Тихонов, пока Оксана так внимательно встав между ними, смотрела в глаза подозрительному мужчине — Оксана Владимировна просто гений я обещаю, просто дайте её команде врачей провести пару тестов и я думаю, у неё будут достаточное объяснение причины болезни вашего сына
— До тех пор пока я не поговорю с Романовым лично теперь уже — строго заявил этот мужчина — Никаких тестов и обследований я вам разрешения не дам, мой сын вам не подопытная мышь
— Ах… да точно — ухмыльнулась злорадно Оксана — Господин Романов мне обещал подарок к моему дню рождению, стоит мне наведаться и поинтересоваться своим подарком
— Оксана Владимировна — возмутился гордо Тихонов — Ваш рабочий день еще только начался, сначала примите всех пациентов в клинике
— Пришлите туда Ларионова, Веронику или Валентину — начала отлынивать от работы Оксана, склонив голову, нежно теребила коготками кончик халатика — Я не хочу сегодня работать, у меня ведь день рождение господин Тихонов на носу, надо подумать о личной жизни
— Вы месяц почти без дела дурака валяли в больнице — раздраженно говорил Тихонов — То вам не так, там не тот пациент, лекарство ему якобы не по карману, там пациент пьяный, там мужчина вам понравился, так вы за ним пол больницы отбегали, пока он от вас сам не сбежал
— Ну что тут такого — ухмыльнулась Оксана без всякого стеснения — Пришла пьяная на работу, и мне тут сексом захотелось заняться
— У мужчины был простатит
— Я-то откуда знала, что у такого медведя могут быть проблемы с этим
— Вы хоть карточки больных читаете
— Да когда трезвая
— Оксана Владимировна!
— Я что ли виновата, что моя мама решила меня накачать вином
— Марина Николаевна ваша свалилась мне еще на голову
— Что! — удивился мужчина, услышав видимо знакомое ему имя
— Да мать Оксаны Владимировны — пояснил Тихонов — Свалилась нам тут всем как снег на голову, мало того что помыкает моим самым главным специалистом, так еще и больницы разнос какой устраивает
— Опасная наверно женщина — якобы заметив с какими эмоциями, рассказывал это Валерий Валерьевич, он уже и забыл зачем спрашивал, скривив губы в знакомой до боли улыбке Оксаны, он мило улыбнулся — Простите просто все это время я думал о дочери с того самого ужасного момента в Чечне, ну ладно
— Ну да — улыбнулась Оксана — Господин Тихонов ну пожалуйста, вы ведь не будите возражать, если моя команда займется пациентами в клинике
— Оксана Владимировна….
— Я знала, что вы лучший Валерий Валерьевич — не став его слушать, состроив милую улыбку на губах, Оксана направилась вдоль по коридору в сторону бытовых помещений
— Вот с такими людьми я работаю, господин Рамазанов — слышался отчаянный голос Тихонов, за спиной Оксаны — Может, сначала проведем госпитализацию вашего сына?
«Чертов придурок, там ведь явно что-то не так, хочет мне дело подкинуть в мой день рождения, ну ни стыда, ни совести», думала Оксана, двигаясь при мерцании люминесцентных ламп, довольствовалась теплотой хорошо отапливаемой больницы в этот зимний период.
Теплый завораживающей прохлады воздух в бытовых помещениях, с легким оттенком сырости, что веял с душевых, сразу же хлынул в лицо Оксане, как только она вошла в комнату, где переодевался медицинский персонал больницы. Ароматы запахов дешевых туалетных принадлежностей, чем так пропиталась атмосфера воздуха в помещении. Приятное благовоние крепкого черного кофе, чья притягательная сила запаха доносилась из белой керамической кружки, следы алой темной помады, которые остались на ней были достаточно свежими. Медленно тлела сигарета в стеклянной пепельнице, тонкий фильтр которой тоже был покрыт темно-алой помадой, восхищенной цвет которого вызвал дикое желание у Оксаны.
Прекрасная белая норковая шуба висела на дверце открытого шкафа с большим количеством строенных в него ячеек, еще сохраняла первозданную силу ароматного запаха диких роз своей излюбленной хозяйки. Прикрытое на половину жалюзи на большом пластиковом окне, пропускали через себя яркий ослепительный свет утреннего зимнего рассвета, прекрасного падающего в медленно падении крупных хлопьев снега. Оксана, любуясь зимней красотой за окном, прошла по комнате, звонко стукая каблуком черных зимних сапог по поверхности теплого линолеума. Приятная нежность самой шубы, когда она её накинула на себя, сама внутренняя ткань шубы, заставила погрузиться в мир эротических мечтаний, накрывающих постоянно все новой и новой волной соблазнов, вызывающих похоть сексуальных желаний. Застегивая не спеша блестящие пуговицы шубы, Оксана ощущала на себе всю волшебную силу притягательной нежности, что так приятно дарила её телу теплоту. Направляясь к выходу из комнаты, на губах была восхищенная улыбка, проверив наличие сотового нового телефона в кармане, убедившись в звоне ключей от автомобиля в другом кармане, Оксана медленно открыла дверь, нажав плавно на металлическую блестящую ручку двери.
Накрашенные алые губы, еще все сохраняли цвет темно-алой помады, что так притягательно блестела на губах Оксаны. Блеск лазурных голубых глаз приобрел сказочный поразительный оттенок, когда Оксана вышла в вестибюль больницы, где медицинский персонал медсестер больницы, украшали мишурой искусственную елку в центре фойе. Некоторые пациенты, словно дети любовались столь приятно святящиеся мишурой и надписью над входном на лестницу что вела на второй «С новым 2018 годом». Несколько медсестер уже надели красные шубки и новогодние красные шапки с помпончиком, предвкушая заранее сказочную сладость новогодних праздников, к которому готовилась деревенская больница. Все такой же гул стоял в вестибюле больницы, пациенты громко спорили возле стойки регистратуры по поводу очереди, другие обсуждали недовольство работы узких специалистов в праздничные дни, что особенно работы кардиолога, так там вообще одна женщина закатила истерику. Оксана медленно с восхищенной улыбкой прошла за спиной этой женщины, мило злорадно улыбаясь над тем, как она пыталась возмущаться. Доставая из кармана белой норковой шубы, белые перчатки, Оксана одевала их на свои руки, ощущая непревзойденную нежность приятно согревающей ткани, встала за спиной бурно возмущающейся женщины.
— Это где же это видано то так— возмущалась недовольно женщина в черном пальто — Все выходят на работу уже 5 января, а кардиолог принимать начнет только после 12 января, за какие это заслуги так?
— Наверно потому — заявила этой темноволосой стройной женщине на ухо со спины Оксана — Что начальство больницы этой, переживает за то, чтоб я хорошо провела эти новогодние праздники
— Но-но… — словно потеряв от неожиданности язык, она обернулась и посмотрела на Оксану весьма удивленным не ожидавшим взглядом — Это же не справедливо
— Не справедливо — ухмыльнулась Оксана — Это когда вас так много, а я одна, приходите ко мне завтра утром я вас осмотрю и выпишу вам лечение
— А сейчас что?
— А сейчас прошу меня извинить, мне нужно решить дела личного характера — мило улыбаясь заявила ей Оксана
— Я буду жаловаться на вас Тихонову
— Вам показать его кабинет? — злорадно улыбнулась Оксана, направляясь к выходу из больницы, не придавая, никакого внимания, бурным репликам этой женщины
«Самодовольная сука, единственный специалист такой важной профессии как я, так она еще мне тут будет пальцы веером гнуть», размышляла Оксана, с довольной улыбкой приближаясь к большой деревянной двустворчатой двери, с легкостью накинула на свою голову большой огромный капюшон, что полностью скрыл всю сказочную силу красоты русых волос.
Колкий мороз покалывал нежные щечки Оксаны, в лазурных голубых глазах отражалось прекрасное падение пышных хлопьев снега. Холодный воздух раздувал падающий снег в пыль при его соприкосновении с покрытой снегом поверхности лавочек, каменного крыльца больницы, ограды проезжей части от пешеходного тротуара. Большой старый массивный тополь сохранял прелесть зимнего вдохновения, обеспечив своим огромные ветки, что так пленительно шатались над головой, покрыты тонким слоем снега. Собравшаяся на крыше больниц свора голубей, пыталась найти теплый приют в эту студеную предновогоднюю пору зимы, устраивая там птичий базар, их гул невыносимым щебетанием разносился по округе.
Направляясь по узкому тротуару дорожке, Оксана стукала звонко каблуками черных зимних кожаных сапог. В нескольких метрах от входа больницы послышался бурный спор дикой кавказской семейки, молодая жена устраивала разнос мужу. Особенно удивило то, что лимузин Романова, а именно этот лимузин Оксана не могла спутать не с каким-либо другим уже поджидал их у главного каменного массивного крыльца больницы. Женщина была явно недовольно обслугой больницы, кричала на всю больницу своим диалектом, высказывала бурные недовольство, крепко держа мальчишку за руку, словно одержимая мать.
— Твой проклятый друг Романов — возмущалась она, когда мужчина открыл дверь перед ней — Где ты его нашел, надо будет тебе прекратить все общения, заманил нас в какую-то дыру, ну сейчас я ему все выскажу
«Удивительно, ведь эта женщина уроженка Чечни, а так хорошо разговаривает на русском языке даже без акцента, наверно все благодаря её мужу, который и вовсе не похож на жителей того региона», пытаясь не обращать дальше никакого внимания на семейную драму, Оксана направилась к автостоянке, где располагался покрытый снегом её автомобиль.
Телефонное жужжание несколько напугало Оксану, от чего она легонько вздрогнула, остановившись на одном месте, тихо взвизгнула от испуга, не ожидая явно такого подвоха, прикрыла быстро губы белыми перчатками.
— Да мама — ответила Оксана, достав телефон из кармана шубы, подошла к машине, держа в руке пульт управления сигнализацией, нажала на кнопку разблокировки
— Оксанка я тут такую штуку готовлю — восхищенный голос матери начал раздражать Оксану, она не привыкла её видеть в таком веселом здравии духа — Ты когда будешь дома?
— Ой, мама — вздохнула глубоко Оксана, ощущая как холодая прохлада зимней стужи проникает в неё через рот — Сегодня наверно меня не жди у меня дела, дела и еще раз дела
— Это, какие еще у тебя дела? — недовольно поинтересовалась Марина Николаевна
— Личного характера — открывая дверь автомобиля, Оксана злорадно улыбнулась, присаживаясь на холодное кожаное водительское кресло красного мерседеса — Сегодня меня не будет
— Ты что мать оставишь одну дома? — возмущенно спросила Марина Николаевна
— Извини мама — ухмылка Оксана как звезда в далеком космосе сияла в отражении зеркала заднего вида — Попроси кого-нибудь, чтоб тебя повеселили
— Веселить меня можешь только ты — в голосе Марины Николаевны явно чувствовалась обида на свою непутевую дочь
— Ну, мне ведь тоже надо как-то ведь мама развлекаться
— По заднице твоей ремень будет мой развлекаться, если не приедешь сегодня домой — крикнула Марина Николаевна
— Мама! — возразила Оксана, нервно выронив связку ключей из рук, что упали на холодный коврик между ног — Я тебе не маленькая
— Еще как маленькая — опровергла Марина Николаевна, от её крика у Оксаны разболелась, голова, когда она нагнувшись шарила пальцами ладони внизу на коврике связку ключей — Так быстро говори куда ты поехала там?
— Да к Романову я поехала — скорчив губы в недовольной ухмылке, ответила Оксана, обрадовавшись тому, как быстро холодная связка ключей, оказалась у неё в руке
— Нет тебе, что там медом, что ли намазано — вскрикнула Марина Николаевна — Стоило мне только раз сегодня остаться дома и не поехать с тобой на работу, как ты уже срываешься к своему Романову, тебя не смущает, то что у него жена есть и ребенок
— А тебя не смущает вечно за мной возиться — возмутилась Оксана, вставляя ключ в замок зажигания — Это мое дело, куда хочу туда и еду
— Так все я еду за тобой
— На такси? — засмеялась Оксана, поворотом ключа завела свой автомобиль
— Ты забыла про Катерину
— А она сейчас на работе — возразила Оксана — У неё важное совещание
— Она мне сказала звонить в любое время, если что-то с тобой случится
— Вот сучка неблагодарная! — злорадно недовольно улыбнулась Оксана себе в зеркало заднего вида
— Так что никуда ты от меня не денешься Оксанка
— Ты что будешь меня до конца жизни преследовать
— Пока не выйдешь замуж и не родишь мне
— Мда… — возмущенно Оксана надула алые губки — Похоже, обречена я на вечные страдания
Приятное журчание мотора под капотом автомобиля, было единственным моментом, что радовало Оксану в этот момент. Нажимая медленно каблуком зимних сапог на педаль, Оксана прогревала мотор автомобиля, увеличивая тем самым подачу топлива в цилиндры двигателя, где под волшебной силой искры свечей происходило сгорание, заставляя поршни трепетать в бешеном такте. Не желая дальше разговаривать со своей матерью, Оксана возмущенно нажала на кнопку сброса звонка и кинула телефон на свободное пассажирское кресло, надавив силой на педаль. Красный мерседес со свистом шин и прогретой резиной плавно тронулся со стоянки, красиво виляя задницей на стоянке между машинами, плавно увеличивая скорость. Эмоции были натянуты как страну на гитаре, поток волнообразной энергии звука двигателя, что создавал такой огромный крутящий момент, завораживал кровь, подталкивая на новые волнующие идеи.
«Вечно эта дура сует свой нос не в свои дела, выдра долбаная, Катерина еще ей во всем стала помыкать», раздраженно подумала Оксана, выводя свой автомобиль на ровную дорогу в центре деревни.
Приятный хруст снега, что был на проезжей части, пленил своим хрустом, заставляя сердце биться в совсем ином ритме. Протектор черных шин красного мерседеса беспощадно вминал снег на проезжей части по мере увеличения скорости. Ароматы свежести и зимней стужи летали в воздухе, а колкий мороз вместе с метелью, красиво раздувал снег по поверхности израненной деревенской дороги в самом центре.

***
Прекрасное звучание мотора двигателя, и то, как прекрасно хрустел снег под черным протектором автомобиля, оставляя за собой клуб падающего снега, что вылетал из-под шин. Красный Mercedes SLS AMG вышел в богатый район деревни, где находились огромные двухэтажные дома, выстроены заборы из красного кирпича. Покрытый ковер снега накрывал своей могучей неизведанной силой дома, заборы деревья, дорогу и все вокруг, падая пышными снежинками на землю, на черепицу домов, ограждение стен, крышу машин. Набирая плавно скорость, водитель красного мерседеса, ускорял свой автомобиль по ровной дороге в скорое время, достиг черный движущийся лимузин Романова. Моргнув ему задорно фарами, красный разбойник начал теснить черный лимузин к обочине, играя с элегантной роскошной машиной в жуткую игру. Поняв, что черный лимузин не поддается таким играм, мерседес плавным нажатием на педаль газа, ускорил свое рвение, двигаясь вровень с черным лимузином по встречной полосе. Мерседес заметно начал набирать скорость. Жестокий жест красного разбойника, это как он красиво подрезал черный лимузин красиво моргнув ему, в скольжении перед его носом, стоповыми огнями, после чего послышалось дикое раздирающее рычание этого автомобиля, заваливая стекло черного лимузина снегом, мерседес устремился мухой вперед.
Выравнивая свой автомобиль на ровную дорогу, что поднималась ввысь к дому Романовых, Оксана поднажала легонько на педаль газа, пуская машину в плавное ускорение. Снег вылетал, словно капли мельчайшей воды из-под черного протектора шин этого зверя с диким рычанием его двигателя. Машина на высокой скорости устремилась на ровную теперь уже дорогу, завершив крутой подъем с поворотом красивым скольжением, который заставило снег, из-под его колес, волной нахлынуть на забор соседнего дома. Добавляя агрессивного момента двигателю, Оксана играла с его педалью, пока не завершила красивую гонку феерическим прыжком, в котором автомобиль ненамного оторвался от земли. Пролетев чуть больше метра в свободном падении, снова спокойно коснулся колес, завершив маневр красивым скольжением вокруг фонтана. После чего полностью остановив свой автомобиль на парковочном месте, возле большого массивного каменного крыльца особняка Романовых.
Открыв дверь легким поднятие вверх, Оксана поставила черный строгий каблук на свежий столько, что выпавший снег цветной каменной плитки. Ощутив колкость морозной прохлады завораживающей свежести, Оксана тут же надела на голову массивный пышный капюшон норковой шубы. Вытащив ключ из замка зажигания, взяла белую кожаную сумочку, что стояла между сидениями, возле рукоятки переключения коробки передач, повесив её за лямку на плечо, не спеша покинула свой автомобиль. Наслаждаясь теплотой свежестью снега, что посыпал в своем падении все вокруг, массивную крышу дома, огромные деревья в саду Романовых. Заметив в окне комнаты хозяйку Изабеллу, что стояла, любуясь снежным пейзажем, Оксана захлопнула дверь своего автомобиля, направилась к каменному большому крыльцу особняка. Приятная нежность металлической ручки, большой изящной белой двустворчатой двери уже доставляло неповторимое удовольствие, даже ощущая его гладкость через перчатку.
Приятная прохлада быстро сменилась душным горячим воздухом, наполненным разных сортов женских ароматов самых разных цветочных растений. Прекрасный аромат Ландыша, быстро сменился на середине гостиной в чудесный запах Жасмина, а ближе к лестнице, что вела на второй этаж, пахло изящной прелестью лавандового масла, аромат которого носил сокрушительную силу обольщения самой Изабеллы Романовой. Виктория стояла возле большой лестнице в красном изящном бархатном пышном платье, что так красиво подчеркивало верхний рельеф её тела, особо выражало маленькую прелесть её груди. Даже от такой маленькой стервы, пахло жадной прелестью лавандового масла.
— Оксана — ухмыльнулась стервозной улыбкой молодая Романовская сучка — Какими судьбами тебя к нам привело — облокотившись локтем на перила лестницы, она с удивлением рассматривала состояние розовых коготков на своих маленьких тонких пальчиках
— Виктория маленькая лживая сука — рассмеялась Оксана, проходя по гостиной звонко стукая каблуками по паркетному теплому полу — Вот тебя то как раз забыла спросить
— Да забыла — недовольно возмутилась она — Сергей Викторович просил его не беспокоить, он ждет семью очень важных гостей, твое присутствие здесь будет казаться лишним
— Нет, дорогая моя
Словно змея надулась Оксана, пытаясь из-за всех сил контролировать свой молниеносный порыв ярости, медленно расстегивая пуговицы белой норковой шубы, начала подниматься не спеша по ступенькам этого дома.
— Оксана стой, погоди
Как будто её что-то укусило и Виктория побежала за Оксаной, звонко стукая каблуками белых туфель по красной ковровой дорожке, которая покрывала ступеньки каменной массивной лестницы. Восхищенная улыбка не сходила с губ Оксаны, когда она поднималась по ступенькам на второй этаж, Виктория умоляла её остановиться бежала, едва успевая за нею.
— Может будешь столь любезна с дамой — коварная сияющая улыбка и сверкающие искорками глаза, вдохновляли Оксану — И найдешь достойное место моей норковой шубки
Взяв за лямку белую кожаную сумочку, Оксана с легкостью освободилась от пышной норковой шубы, вручив весь её груз в нежные хрупкие руки Виктории. Белый изящный халат врача прекрасно облегал тело Оксаны, подчеркивал каждый изъян её сексуальности. Сексуальная сила белых чулок, что так приятно облегали ноги Оксаны, вызывали сокрушительно сногсшибательное желание похоти. Кончик красного кружевного бюстгальтера выглядывал из-под белого халата врача, отлично подчеркивал пышный рельеф сочной груди Оксаны.
— Оксана стой — возмутилась Виктория, опережая Оксану, встав возле большой двустворчатой красной двери кабинета Романова — Сергей Викторович просил, чтоб его не беспокоили во время столь важного приема почетных гостей
— Запомни милочка моя — посмотрев в глаза этой бедной несчастной девушки сверкая искорками света освещения лазурными голубыми глазами — Я его белокурая королева я всегда должна находиться рядом с ним в любой момент, даже когда она тебя трахает по ночам тебе ясно
— Что?! — словно потеряв свой язык, держа шубу Оксаны в руках, она ничего не могла сказать против
Открыв двери кабинета Романова, Оксана ощутила огромное изобилие вкусовых ароматов накрытых на большом огромном столе, что стоял посреди кабинета. Красивая белоснежная скатерть, черные элегантные стулья с красивой кожаной спинкой. Романов решил использовать поистине фантастические ноты одеколона с прекрасным вкусом мускуса из коллекции легендарного одеколона «Dior Cologne». Табачный дым его сигарет просто завораживал вкусовым оттенком атмосферу прекрасного воздуха в кабинете, волшебный вкусом кубинский табак высокого качества давал о себе знать.
Рядом с Романовым стояла Власова в темно-синем платье, держала в руке бокал вина, нежилась как развращенная кошка в его руках, смотрела холодным взглядом на падающий снег через блестящее стекло окна в кабинете. Прекрасный оттенок вкусового аромата жасмина наполнял кабинет изысканным вкусом огненной страсти, вызывающим сразу бурную волну эмоций эротических фантазий, при одном тока вздохе. Изабелла любовалась прекрасного вкуса мускатного вина, облокотившись на спинку дивана, дорогая его красная ткань обшивки, сама по себе вызывала глубокое восхищение. Ядовито-зеленое платье Изабеллы, всегда вызывало тошнотворное отвращение у Оксаны, а столь приятный запах лавандового масло, который столь щедрой силой аромата пропитывал все её тело, скорее наоборот глубокое восхищение. Даже Катерина была в темно-фиолетовом вечернем платье с шикарным декольте на спине, что сразу отчеркивало в сторону наличие бюстгальтере при одетом таком платье. Прекрасный волнующий чувства аромат ночной фиалки, что так богато насыщал её тело вкусовыми оттенками запаха, доносился до обоняния Оксаны, как только она вступила за порог этого шикарного кабинета.
— Оксанка!
Возмущенно сразу вскрикнула Катерина, вставая с черного кресла Романова, откидывая толстую книгу в сторону, сняла со своих глаз очки. Легким сексуальным движением она поправила свое платье, после чего Оксана смогла заметить, как строгий высокий каблук фиолетовые красивые туфель, что так пленительно украшали её ноги, звонко застучал по паркетному полу.
— До каких пор я буду решать твои проблемы с твоей матерью, вот ты даже не представляешь, мне пришлось отправить за ней машину, чтоб она приехала сюда и выпорола тебя при всех нас
— Ах-ха…. — истерически засмеялась Изабелла, чуть не подавилась вином — Наша Оксана все никак не повзрослеет
— Сергей Викторович простите — вбегая в кабинет следом за Оксаной, глупо извинялась Виктория, оказавшись в неудобном положении стоя с большой норковой белой шубой в руках — Я пыталась ей объяснить, что к вам нельзя
— Кому ей Виктория?
Ластился как кот Романов к телу Власовой, руками бороздил по её животу, словно два шлюпа в темном синем платье, взбудоражив на нем подобие бурно играющего волн морской стихии страсти.
— Оксана Владимировна почетный гость нашей семьи, для неё двери нашего дома открыты в любой момент
— Теперь тебе ясно сука — грубо выразилась Оксана, злорадно улыбнувшись в ответ молодой девушки, направилась к свободному стулу возле большого стола, красиво виляя бедрами
— Подъехал наконец-то ваш лимузин Серг5й Викторович
С похотливым возбужденным желанием сказала Власова, не открывая глаз от окна, чем Оксане на этот момент показалось, что эта женщина, от одного только прикосновения рук этого мужчины была заведена до придельной крайности, вдыхая его аромат парфюма непревзойденной сокрушительной сексуальной силы.
— А вот и наш почетный господин Рамазанов со своей прекрасной семьей
Повернулся Романов в сторону стола, когда Оксана, отодвигая стул, поправила кончик внизу своего белоснежного халата. Прекрасное богатое изобилие продуктов мясного типа, баранина, свинина все в таких огромных немыслимых количествах, будто Романов, заранее готовился к этой встречи. Даже огромные белые восковые свечи стояли на столе в серебряных подсвечниках, чье прекрасное огненное пламя создавало чарующий заманчивый свет в этом темно кабинете. Темно-красные дорогие обои с золотой росписью на них и темными, почти алыми, материл которого, был бархат необычайно нежности, это Оксана смогла понять, по улыбке Власовой, когда она как кошка в объятиях Романова играла своими коготками с краешком грани шторы. Все это атмосферу мрака и густоты, независимо от того, что окна помещения выходила на солнечную сторону.
— Виктория встреть наших гостей, как полагается — распорядился Романов — И положи, пожалуйста, шубу моей белокурой королевы на диван рядом с моей любимой женой
— Хорошо Сергей Викторович
Покорно согласилась Виктория подошла медленно к дивану, на котором сидела Изабелла с хищной подлой улыбкой змеи так улыбалась ей
— Да и поторопи наконец-то там Павлика — добавил Романов, когда Виктория хотела покинуть темную обитель этого мрачного кабинета — Я хочу лично представить его человеку который прошел столь жестокие события в Чечне и выжил, заслужив доверие одного из высоких чеченских офицеров
— Интересно как это ему удалось прогнуться перед ним — коварство и подлость улыбки Оксаны, вынуждало её блефовать на фоне этих омерзительных неприятных ей обстановки событий — Мой отец сложил голову, чтобы завершить эту войну
— Оксана Владимировна — возмутился Романов, мило улыбнувшись — Речь сейчас пойдет не о вашем отце, хотя мне очень жаль его и ничего не могу сделать, чтобы утешить вашу горечь и разочарование утраты
— Ой да перестань
Вмешалась в разговор Изабелла с подлой пьяной улыбкой, вставая с дивана, была очень рада тому, как на пороге кабинета Романова появились желанные гости. Сама её подлая змеиная ухмылка вызывала уже отвращение
— А вот и наши дорогие гости — щекотливо виляя своими изящными сексуальными бедрами, она направилась к ним на встречу
— Дорогой мой муж — послышался за спиной Оксаны голос разъяренной мамаши — Я так устала после столь долгой дороги, да еще этот водитель красного мерседеса, нашла бы его, горло бы ему перерезала
«Лучше ты себе мозги отрежь дура конченая, у твоего сына серьезное заболевание, которое этот придурок Романов через Тихонова хочет мне подсунуть на фоне моего дня рождения», подумала Оксана, жадно взявшись за горлышко бутылки с вином, отвинтила открытую деревянную пробку.
Вместе под руку вошла с ним его дочь, однако Оксану сильно удивило, то что сына рядом с ними не было, а значит, он вполне мог попасть под влияние Павлика. Белоснежное платье закрывало ноги девушки, однако высокий каблук белых зимних сапог этой девушки, отлично был виден из-под низа её платья. Сочетание аромата мандарина в запахе её парфюма натолкнул Оксану на мысль, что этот отец не жалел денег для своей дочери купив ей дорогую коллекцию духов «Leiber Judith Leiber». Черные длинные волнистые волосы этой девушки, были аккуратно уложены и сплетены блестящей заколкой сзади. Гордая походка, ровная осанка и блеск черных темных глаз выражал всю силу и строгость кавказской национальности, однако и в её лице прорисовывались и русские черты изъянов лица. Столь приятный глазу румянец на её щечках выражал некую долю смущения и чувство как показалось Оксане, что эту девушку, явно смутит столь развратное поведением женское общество семьи Романовых.
— Хм… красный мерседес — восхищенно злорадно улыбнулась Изабелла
— Наверно это был какой-нибудь наш сосед, что любит покрасоваться — быстро вмешался Романов, спасая честь Оксаны
— Знаете господин Рамазанов — начала говорить Власова направляясь к гостям, что только что вошли в гостиную — Я давно мечтала с вами лично познакомиться
— А что здесь делает эта молодая медсестра — возмутилась жена этого мужчины, хотела подойти к столу, строго посмотрела на Оксану что жадно пила вино
— Оксана не медсестра — заявила недовольно Катерина, встав возле спинки стула, на котором сидела Оксана — Она врач кардиохирург и заведующий кардиологическим отделением
— О как! — возмущенно недовольно посмотрела эта женщина кавказской национальности на Оксану, своими черными глазами, она выражала всю ненависть к ней — Я не доверю этой молодой сопливой девчонки лечить нашего сына
— А я и не возьмусь — улыбнулась злорадной ухмылкой Оксана повернувшись к этой женщине, поставив пустой бокал на стол — С какой это стати мне заниматься лечением вашего сына, я займусь главной его частью, головоломкой
— О боже Оксанка прошу не сейчас — возразила Катерина, чуть коснувшись кончиками пальцев локтя Оксаны
— Роксана прошу тебя — обратился мужчина к своей дочери — Займи себя удовольствиями этого вкусного стола
— Хм... а это вашу дочь так зовут да Владимир? — вставая со стула поразившись столь красивому имени, Оксана с любопытством рассматривала эту девушку
— Прошу прощения дорогая вы наша Оксана — столь вежливо говорил этот мужчина направляясь к столу отпустил медленно руку своей дочери — Просто меня гложет печаль разочарования по дочери что я тут оставил в России, до того как отправиться на войну
— Ой, знали бы вы Владимир, что меня гложет — ухмылка пьяной похоти не сходила с алых изнывающих влажных от вина губ Оксаны — Господин Романов, ну так какой подарок будет ждать вашу белокурую королеву на её день рождения? — облокотившись, локтем на стол, она продолжала улыбаться, показывая всем на показ свое распутное поведение
— Развратная русская девка — грязно некрасиво выругалась жена этого мужчины, чье имя было Захира, присаживаясь на стул противоположно стулу Оксаны с другой стороны стола
— Вы бы дамочка — наклонившись к ней, опираясь руками на стол, змей прошипела Оксана — Свой бы язык припрятали бы за своими красивыми белоснежными зубками — ясно дала понять она, что не намерена больше терпеть её выходки
— Оксана — удивилась, будто Изабелла наглости Оксаны
— Сергей Викторович — вошла в комнату Виктория с весьма расстроенным видом — Там какая-то женщина говорит, что скора порвет охрану на тряпки если она не заберет свою дочь
— Мама! — недовольно надула губки Оксана, присаживаясь на стул, сжала от ненависти свои кулаки — Вечно сует нос не в свои дела
— Возможно, она о вас переживает — улыбнулся взаимно Рамазанов, присаживаясь на стул рядом со своей женой
— Марина Николаевна — ухмыльнулся Романов подлой змеей — Страж и обитель над нашей Оксаной Владимировной
— Нет, вы только посмотрите — слышалось возмущение Марины Николаевны, как она звонко стукая каблуками, поднималась по ступенькам на второй этаж — Нельзя Оксанку не на минуту оставить, как она тут же ломанулась в этот проклятый дом, Оксанка!!!
— Мама хватит! — возразила Оксана, испуганно вскочив со стула, с ужасом посмотрела на вошедшую в ярости в кабинет Романова мать
Черное пальто было явно надето в спешке, черные зимние сапоги тоже были все в снегу, как будто она ими сугробы бороздила. Белый шарф, что когда-то украшал шею Оксаны, небрежно висел на её шее, словно какая-то веревка весь перекрутился. Запах дорого туалетного мыла ручной работы от Марины Николаевны, сразу выдавал её изысканное изобилие пользоваться по максимуму прелестью женской манерой обольщения в любой ситуации. Русые волнистые волосы этой женщины были растрепаны, что показывало, как она в спешке, после ванны быстро собралась ехать за своей непутевой дочерью.
— Володя! — словно как ступор она впала, увидев и узнав этого мужчину
— Марина! — удивился Рамазанов, вскочив, как пружина со стула — Оксана это ваша мать?
— Нет это мое наказание — возразила Оксана, даже не вдаваясь во внимание, откуда её мать знает этого мужчину — Налью я наверно себе еще вина, нет пожалуй нажрусь с горла
— Марина ну как? — вставая медленно из-за стола под удивленные ошарашенные взгляды всей находившейся публике в кабинете — Как такое может быть, значит это наша дочь да?
— Какой ты проницательный — гордой походкой, испытывая безразличие к этому человеку, прошла Марина Николаевна к столу, где Оксана жадно пила вино с горла
— Володя любимый, что это все значит? — сильно удивившись реакции своего мужа, спросила Захира
— Ай наверно очередной хахаль моей матери, которого видно я не помню — заявила Оксана с тяжелым дыханием поставив бутылку на стол
— Оксанка! — вскрикнула Марина Николаевна на свою дочь — Быстро встала и пошли домой
— Ага как же — возразила Оксана — Я всегда говорила что ты выдра, вот и будь ей
— Вот-вот посмотрите, пожалуйста, родную мать выдрой называет и так всегда
— Простите Оксана Владимировна — удивился еще больше Романов — Господин Рамазанов вовсе не Рамазанов так ведь?
— Это ему мой отец дал фамилию, когда вытащил его из плена, обязав ему жениться на мне — пояснила Захира, опустив голову
— Наверно было очень иронично — улыбалась Оксана, сильный дурман красного вина сильно подействовал
— Так значит — Рамазанов был в полной растерянности — Оксана получается моя дочь
— Что?! — рассмеялась Оксана — Я врач вашего сына господин Рамазанов не путайте границы
Интригу развивающихся событий прервали двое вбегающих в кабинет мальчика, Павлика и сына Рамазанова, оба почти сильно запыхались от сильной усталости.
— Оксана — удивился Павлик, увидев желанного гостя — Как я рад тебя видеть дорогая ты моя
Мальчишка кинулся к ней, обнимая руками в её талию, он плотно прижался своей головой к животу Оксаны, ластился к ней, словно лет сто не видел. Такой героический и неожиданный поступок заставил глупо улыбаться саму Оксану, почувствовав легкое чувство застенчивости на фоне всеобщей публики, что не знала, куда смотреть на Оксану или на её родителей.
— Я же тебе говорила, чтоб ты не бегал — возмутилась Захира, вставая быстро со своего стула, направилась к сыну, что встал в проходе открытых дверей кабинета, задыхаясь сильным приступом отдышки
— А вот это уже интересно
Удивилась Оксана, сразу же преобразившись в серьезный рабочий вид, оттолкнула от себя руку Катерины, освободившись от объятий Павлика направилась к мальчишке, что стоял, задыхаясь в проходе отрытых дверей кабинета Романова.
— Да тут я вижу прям напрямую «синусовую тахикардию», поправьте меня, если я ошибаюсь, сильно «повышенное потоотделение», вполне возможно и «аритмия»
Начала перечислять Оксана ярко видимые для неё симптомы, когда подошла к мальчишке, которого мать придерживала помогая ему дойти до свободного стула возле стола.
— Скажи мне мальчишка — интересовалась Оксана, прислонив кончик указательного пальца к своим влажным губам, на которых остался еще сладкий вкус красного вина — Ты ведь чувствуешь что типа «головокружение» ну или какие-нибудь «головные боли» тебя беспокоят?
— Шум в ушах и в глазах словно все потемнело — задыхаясь от нехватки воздуха ответил он, опираясь всем своим весом на плечо матери
— Да хватит вам уже — возразила Захира, в голосе которой явно чувствовалась острая материнская забота с каким жалким видом, она посмотрела на Оксану — Не видите что ли что ему плохо
— Оксанка прекрати — вмешалась Катерина, пока все колом стояли, замерли в ожидании
— Я… не могу — мальчишка явно что-то хотел сказать, после чего тут же упал на пол, потеряв сознание
— О боже Ахмед! — вскрикнула бедная мать, прижав ладони рук к своим губам, горько зарыдала склонившись на колени перед упавшим сыном
— Что с ним Оксана? — подошел к Оксане объявившейся внезапно отец, в его глазах отражалась скрытая глубоко внутри боль переживания
— А вот это ведь папа — повернувшись к нему в половину оборота, заявила Оксана — Мне предстоит узнать, спасибо испортил ты мне день рождение не только своим появлением, но и новым дело
— Да помогите же ему!!! — в истерике трясла своего сына упавшего на пол мать
— Катерина вызывай скорую — распорядилась Оксана хладнокровно — У кого-нибудь тут есть шариковая ручка?
— Вот у меня — предложил Романов, доставая из кармана шариковую ручку — Но зачем она вам Оксана Владимировна? — протягивая блестящую черную шариковую ручку в открытую ладонь руки Оксаны
— Мальчишка ведь не дышит так ведь — взяв столовый чистый серебряный нож со стола
— Что вы намерены с ним сделать? — возмутилась мать, прижимая почти синие тело сына к себе закрывая его от Оксаны
— Жизнь твоему сыну спасаю дура ты ненормальная — строго заявила Оксана, толкнув за плечо женщину с такой силой, что она упала на пол
— Володя! — вскрикнула эта женщина в ужасе, заметив как Оксана села на колени держа нож в руке
— «Трахеотомия»
Заявила Оксана, блеснув лезвием ножа перед публикой, что в оживлении стояли, не зная, что делать, когда тело мальчика начало покрываться цианозом. Быстро развернула в руках черную блестящую шариковую ручку, освободив от лишних мелочей, оставила в руке только нужную чуть трубке маленького цилиндра, что ей была нужна.
— Вскрытие трахеи для обеспечения больному параларингеального дыхания — пояснила Оксана, рассекая поперечным разрезом гортань мальчишки — Место вскрытия трахеи должно быть всегда ниже места ее сужения, в противном случае операция не достигает цели — медленно ввела трубку в разрезанную полость мальчика, после чего плавным потоком хлынула кровь
— Что с ним — заливаясь слезами мать, смотрела на Оксану уже как на бога
— А вот это Захира Рамазанова — доставая из кармана своего врачебного халата белоснежный платок, заявила Оксана — Мне предстоит узнать — плотно обернула поверхность горла возле вставленной в гортань трубки
— Он будет жить Оксана? — подошел отец Оксаны со спины, нежно коснувшись её плеч
— Господин Рамазанов — отдергиваясь от него как от черта — Я вас всего первый день вижу в своей жизни, а вы мне тут какого-то отца исполняете
— Боже скажите Оксана — рыдая, взвыла Захира сидя на коленях над сыном, что был без сознания, но дыхание, которого быстро пришло в норму — Он будет жить
— Жить может, будет какое-то время — хладнокровно ответила Оксана, встав над телом мальчишки, что лежал перед ней на полу — Только вот сколько
— Пожалуйста — столь вежливый голос был Рамазанова, что Оксана чуть ли не расклеилась перед ним — Помоги нам Оксана говорят ты лучший врач, даже лучше чем в Московском центре
— Хм… у меня ведь рождение через два дня — обиженно заявила Оксана, нахмурив недовольно губки, склонила голову, скрывая обиду за пучком пышных роскошных длинных русых волос
— Оксанка скорая уже выехала — пояснила Катерина подошла к ней со спины, обняла Оксану за плечи, прижала медленно к себе
— Будем надеяться — мило улыбаясь своему вновь объявившемуся отцу — Он будет жить
На какое-то время воцарилась полная тишина, никто не ожидал, что с мальчиком может такое произойти. Некоторые садились медленно за стол, Власова и Изабелла, пережив картину неожиданных событий, налили себе по полному бокалу вина. Марина Николаевна поддержала их компанию, с горла решила насладиться прелестной прелестью сладостного вкуса красного вина. Оксана стояла посреди кабинета над телом мальчишки, возле плачущей над его пока еще живым телом матери, пока Романов своими обаятельными чарами пытался успокоить собравшуюся в его доме толпу важных гостей. Виктория, обняв Павлика за плечи, покидала с ним кабинет, стараясь не давать ему смотреть на тело умирающего друга. В кабинете Романова воцарилась тишина, все гости, кроме самой Оксаны для которой подобные события стали обыденной прелестью жизни, были крайне поражены её героизмом и в тоже время никто не решался даже заговорить первым об этом несчастном случае.

***
Насыщенная завораживающая сладость кофе с карамельной начинкой, приятно пахала из белой керамической кружки в рабочем кабинете диагностики Оксаны, на столе, заваленном доверху бумагами. Огромные энциклопедии были открыты перед Оксаной, что она внимательно пыталась, перелистывая тщетно страницы, пыталась найти похожую симптоматику. Умное выражение лица, украшала постоянная улыбка смоченная сладостью карамели горячего кофе, блеск на стеклах очков Оксаны, уныло отражал ярко горящие люминесцентные лампы и светильник на краю стола, луч которого падал на страницы мелкого шрифта энциклопедии.
Ларионов внимательно вчитывался в карту мальчика при поступлении, собранного анамнеза явно не хватало, чтоб делать даже предположительные выводы. Как всегда помятый халат, белая рубашка, что была скрыта под ним, ужасно была прокурена сигаретным дымом проевшимся ароматом черного восхитительного кофе. Серые потертые джинсы, были с аккуратно выглаженной стрелкой и имели на первый взгляд весьма чистый вид, хотя в некоторых местах даже казались уже подмятыми. Стекла на его очках, что отражали глубину пустого серого оттенка его глаз, внимательно изучали карту анамнеза мальчишки.
Валентина как всегда была само обольщение прекрасного в этот день, при лучезарном зимнем солнце, лучи которого, так старательно пытались пробить защиту окна, жалюзи которого полностью закрывали его от лишнего света. Белый аккуратно выглаженный халат, был так соблазнительно пропитан оттенком кашемирового дерева, коллекции легендарных духов «Azzaro Club Women», один только запах, которого сводил уже с ума при каждом глубоком насыщенном вдохе. Подражая своему начальнику, скрывая под белым своим халатиком в хорошо отапливаемой больнице красное кружевное белье, короткий белый халат при такой позе которой сидела эта девушка, открывал всю пленительную прелесть её упругих манящих к себе бедер. Каблук красных блестящих при падающем свете освещения в кабинете блестел как звезда далекого космоса, выражая сокрушительную силу сексуальности ног Валентины. Пристальное внимание этой похотливой белокурой блондинки, с пленительной улыбкой сексуального желания, что пыталась изучать карту мальчишки, что лежала открытая перед ней на столе, интерес её скорее всего был направлен в совсем другую сторону, как это смогла с легкостью по блеску голубых глаз этой девушки разобрать Оксана.
Вероника достаточно хорошо решила отличиться перед начальником, но все же показывая особую скромность, решила использовать под силой белоснежного халата, что так сексуально облегал каждый манящий изъян её тела. Пользуясь завораживающей силой столь чарующей силы аромата «Tom Ford — BlackOrchid», прелесть черной орхидеи, которая просто сковывала рассудок, погружая в море эротических соблазнов сознание Оксаны, при вдохе столь сильного чарующего запаха. Белоснежный халат показывал под ним черную шерстяную кофточку, что так рьяно подчеркивало вполне пристойную форму её груди, что сковывал в оковах грудь черноволосой кудряшки. Обтягивающие темно-синие джинсы очень сексуально подчеркивали эротический соблазн рельефа упругости бедер этой девушки, что так кокетливо положив ногу на ногу, стреляла глазками в сторону Оксаны, пытаясь вчитываться в карту анамнеза, что лежала открытая перед ней на столе.
— Оксана Владимировна — начал говорить Ларионов, поправив очки указательным пальцем — Тут одних симптомов столько, что, нам все новогодние праздники тут придется торчать
— Предположим
Положив ногу на ногу, согласилась Оксана, откинувшись на мягкую спинку кожаного кресла, оголяя перед девушками изящную сексуальную красоту упругих бедер, что скрывалась под её коротким белым халатом врача.
— У пациента, что вызывает синусовую тахикардию — рассуждала Оксана, всматриваясь в карту собранного анамнеза о пациенте — Потемнения в глазах, удушье с потерей сознания, сильное потоотделение
— Предлагаю — вынесла свою версию Вероника, блеснув стеклами очков, что прикрывали манящую прелесть карих глаз — Для начала сделать пациенту ЭКГ — щелкая напряженно ручкой, что держала в руке, пыталась делать какие-то записи на листке, что лежал перед ней на столе
— Внесу свое предложение Оксана Владимировна — похотливая развратная улыбка Валентины сладких губ, покрытых темно-алой помадой, так и совращала начальника на похвалу — Стоит сделать еще фонокардиографию, стоит обратить возможное внимание на шумы в сердце мальчика
— Я думаю мне понадобиться помощь хорошего офтальмолога — предположила Оксана, поднося кончик коготка указательного пальца к губам — Следует хорошо изучить глазное дно мальчишки, хочу знать, из-за чего возникают потери зрения
— Может стоит сосредоточить большое внимание на сердце — предложил Ларионов — Причем здесь зрение, когда причина кроется явно где-то в сердце ест куча вариантов
— Хорошо — согласилась Оксана, соблазнительно облизывая кончик указательного пальца, находясь под сильным возбуждением — Какие например, кроме возможной стенокардии, аритмии или «экстрасистолии», хотя возьмем этот вариант в оборот, он больше подходит к сильной аритмии мальчишки
— Вариант нарушения сердечного ритма, характеризующийся внеочередными сокращениями всего сердца или его отдельных частей экстрасистолами — решила угодить Валентина своему начальнику, пояснив данное заболевание — Повышает риск развития мерцательной аритмии и внезапной смерти
— Спасибо Валентина — поблагодарила Оксана, чуть приспустив очки со своих глаз, подняв со стола белую керамическую кружку с кофе — Вот поэтому я и прошу вас действовать предельно аккуратно, неизвестно какой следующий феномен преподнесёт наша данная загадка
— Предлагаю учесть и тот факт, что мы можем учитывать «расслаивающейся аневризмой аорты», схожесть симптомов в карте анамнеза просто поразительная — предложил Ларионов, записывая ручкой что-то на листок бумаги
— И что вы в самом деле думаете что — начала рассуждать Оксана — Дефект внутренней оболочки аневризматически расширенной аорты, сопровождающийся образованием гематомы хм… не думаю, ну лучше делать рентгенографию органов грудной клетки
— Возможно, «КТ грудной/брюшной аорты» подойдет лучше все — предложила Валентина — Тем более опыта нашей команды хватит, чтоб провести данную процедуру без вашего участия
— В самом деле — ухмыльнулась Оксана, отпивая с кружки насыщенную сладость кофе — Возможно, но лучше сделать сначала рентгенографию органов грудной клетки
— А что вы так? — удивилась Валентина еще больше реакции своего начальника — Не доверяете своей команде или для вас жизнь этого мальчишки, стала иметь хоть какой-то вес
— Ну да конечно — рассмеялась Вероника, скрывая ладошкой на губах от Оксаны прелесть своей роскошной сияющей улыбки — Чтобы наша Оксана за кого-то переживала, если только за то, чтобы успеть поставить диагноз, ведь для неё все они как просто объект головоломок
— Спасибо что пояснила Вероника — продолжая злорадно улыбаться, похвалила Оксана, делая большой глоток теплого пропитанного сладостью карамели кофе — Если у вас есть такая уверенность и вы сможете сделать КТ, я бы хотела сначала поговорить с родителями мальчика
— То есть с вашим отцом — пояснила Ларионов
— Валерий Николаевич — возмутилась Оксана — Вот кто вас просил рот открывать
— Что-что?! — Валентина чуть кружкой с кофе не подавилась, пролив на себя капли кофе, что оставили несколько темных точек на её белоснежном халате — Это мы что вашу семью лечим?
— Теоритически нет! — возразила Оксана недовольно, попав в неловкое положение, несколько смутилась перед своей командой, показывая красивый румянец на нежных щечках — Он мне не отец Валерий Николаевич, не знаю что вы там надумали, этого человека я вижу в первые в своей жизни
— Да только вот отделение скорой помощи все видело, как он вас обнимал и целовал в щеку, называл при всех дочерью — рассказывал Ларионов, продолжая смущать своего начальника, что так нервно ерзала своей попкой сидя в кожаном черном кресле
— Для нас это обычное дело вам ясно — пояснила Оксана, опираясь локтями на стол — Относимся к семье мальчика как к обычному пациенту, что тут у нас проходили
— Да только Оксана — возмутилась Вероника — Они не были частью твоей семьи до настоящего случая — чтобы не смутить своего начальника прикрыла ладонью руки розовые нежные губы от злорадных насмешек
— Пока мы не исключили все факторы — не обращая внимания на издевательство Вероники начала дальше проводить дифференциальный диагноз Оксана — «Стенокардия», что объясняет то, что во время приступа мальчишка испытывал нехватку воздуха, это объясняет то, что он остановился и замер, прижимал руку к груди, становился бледным
— Стой, подожди ты что его видела? — удивилась Вероника
— Конечно же видела — злорадно подбодрила свою коллегу Валентина — Наша Оксана Владимировна его сестра
— Оксана Владимировна в домашних сделала мальчику «Трахеостомию», используя для этого обычный столовый нож и цилиндр от шариковой ручки — пояснил Ларионов, заступаясь за репутацию своего начальника — Попрошу не смеяться девочки, но это верх героизма, рискуя конечно заразить мальчишку какой-нибудь инфекцией, она спасла ему жизнь в этот момент
— Браво Оксана ты теперь у нас герой — продолжая скрывать за прикрытой ладошкой назойливую хитрую усмешку, выразила свое почтение Вероника
— Сделайте рентгенографию органов грудной клетки — нервно щелкая ручкой, Оксана проигнорировала насмешки Вероники — Мне нужно пообщаться с семьей этого мальчика
— Ну да конечно — усмехнулась Вероника — Иди, скажи папочке привет, может он тебя на глазах у всей больницы обнимет и поцелует
— Замолчи Вероника — вставая медленно с кресла, Оксана строго посмотрела на свою обидчицу
— В самом деле, Вероника хватит — упрекнул свою дочь отец, поддержав позицию своего начальника — Никто не виноват, что у нашей Оксаны Владимировны такая семья и с ней тоже приключилась беда
— Зато может быть, нам Марина Николаевна не будет надоедать своими байками о детстве Оксаны Владимировны, которое мы почти уже наизусть знаем — начала жаловаться Валентина, протирая белым платком кончик халата, на который попали несколько капель пролитого кофе
— Валерий Николаевич проследите, чтоб сделали рентгенографию органов грудной клетке, пока я пойду, пообщаюсь с нашим с мальчиком общим папой — ухмыльнулась Оксана, встав возле стола расправила кончики своего белоснежного халата
— Чего же вы надеетесь у них узнать? — спросил Ларионов
— Ну ты что папа — вмешалась Вероника — Она же его дочь
— Да нет Вероника — хлопнув от сильного раздражения ладонью по краю стола, повысила голос Оксана — Болезнь ведь не пришла сама по себе, она явно дала о себе знать, раз они сюда приехали
— «Недостаточность митрального клапана» — предложил в надежде Ларионов свою версию — Клапанный порок сердца, характеризующийся неполным смыканием или пролабированием створок левого атриовентрикулярного клапана во время систолы, что сопровождается обратным патологическим током крови из левого желудочка в левое предсердие
— Возможно, вы Оксана Владимировна могли что-то напутать с синусовой тахикардией, приняв её симптоматику за «мерцательную аритмию» — предположила Валентина, искоса посмотрев на своего начальника, протирая так сексуально со своих ног капельки свежи пролитого кофе
— Я, что по-твоему не отличу — хотела возмутиться Оксана, но как будто что-то остановило — Сделайте мальчишке ЭКГ после всего этого звоните мне на сотовый, пойду все-таки пообщаюсь с хорошим офтальмологом
— Что нам это даст? — поинтересовалась Вероника
— Потеря зрения возможно не случайно, нужна помощь специалиста в области зрения, к сожалению, я таким не явлюсь — направляясь к выходу из кабинета, говорила Оксана
— Позвольте мне пообщаться с отцом мальчика — предложил Ларионов
— Хм… это освободит у меня немного времени — ухмыльнулась Оксана — Что же действуйте Валерий Николаевич, остальным сделать ЭКГ и рентгенографию области грудной клетки — взявшись за блестящую металлическую ручку двери, распорядилась она
Открыв дверь своего кабинета, Оксана медленно покинула его, закрыв плавно за собой дверь, направилась вдоль по коридору. Пациенты и врачи, что проходили мимо обращали свой оценивающие взгляды на Оксану, вызывающие глубокое восхищение. Ведь большая часть тех молодых парней санитаров и простых пациентов, что проходили по этому коридору вполне имели естественное желание переспать Оксаной. Заметив восхищенные взгляды со стороны людей, Оксана поправила очки, чувствуя внутри самой себя, что она действительно еще вызывает в мужчинах чувство сексуального голода.
«Блядь я ведь свою шубу оставила в отделении приемного покоя», подошла Оксана к лестнице, что вела на первый этаж и нервно ударила ладонью руки по массивным перилам, выполненным из крепкого дуба, покрытого лаком.
— Что-то не так Оксана Владимировна? — словно её это волнует, спросила медсестра, что подошла к ней со спины
Молодая симпатичная шатенка с небольшими прямыми волосами, была одета в красную новогоднюю шубку, чему свидетельствовал весь этот больничный цирк, что устроил заведующий больницы, на пороге нового года. Заманчивая большая шапка на её голове с белой пушистой пампушкой на конце, смотрела даже забавной, по мнению Оксаны, вполне чувствовалось хоть какая-то радость праздника на фоне этих несчастных событий. Приятный аромат туалетного мыла на основе экстракта ромашки, вполне мог вызвать ураган сексуальных эмоций, который Оксана ощутила при глубоком вздохе, обернувшись к ней в половину оборота. Голубые глаза этой девушки вызвали уже глубокое восхищение, а её красивый маленький острый носик, был великолепным сочетанием к её милому ангельски прекрасному лицу, сочетание розовых прекрасных губ уже манило к себе голодной страсти поцелуя. Стройное сексуальное тело этой девушки вызвало бурю сексуальных эмоций в голове у Оксаны. Представляя мысленно, как она под властью своих похотливых развратных рук, срывает скрывающую маску этого прекрасного тела каждый эротический изъян которого вызывал разрушительную стихию в бесконечном океане соблазнов Оксаны, который она себе мысленно на мгновение представила оценивая её внешний облик.
— Хм… да я тут подумала — заманчиво улыбнулась Оксана — Ты мне не окажешь услугу, моя шуба оставлена в приемном покое, если для тебя не составит особого труда её забрать, я буду этому очень признательно
— И что же я получу взамен этому? — поинтересовалась она
— Замолвлю за тебя словечко перед Тихоновым
— По поводу чего?
— Пойдешь ко мне ассистировать на какое-то время — предложила Оксана
— Боюсь Оксана Владимировна у меня для этого опыта маловато
— Хм… не думала, чтобы удовлетворить мою потребность чашечкой заманчивого сладостного кофе с приятной сладостью карамели у тебя будет опыта маловато
Повернувшись спиной к спуску лестничного марша, облизывая сексуально кончик указательного пальца, манящим сексуальным голосом говорила Оксана.
— Оксана Владимировна — голос Эдуарда Иннокентиевич, руководителя отделения сокрой помощи был весьма неожиданным — Ваш якобы отец, как он себя показал в отделении приемного покоя, просил вам передать, что ваша шуба будет в палате, в которой вы определили его сына
— М… Эдуард Иннокентиевич
Медленно повернувшись в пол оборота к нему, Оксана опиралась своими упругими ягодицами на перила лестничного марша.
— Как я рада столь приятной новости, что вы меня оповестили, а то я как удар назойливая потащилась бы к вам в отделение приемного покоя — играя с пожилым человеком в любезности, сохраняя спокойствие, ответила Оксана
— Он просил вас как освободись зайти проведать его сына и вашего как я понимаю брата — пояснил Эдуард Иннокентиевич поднимаясь медленно по ступенькам — И когда вы уже начнете одеваться как подобает заведующему отделения кардиологической диагностики?
— Хм… Эдуард Иннокентиевич этого вы от меня уж точно не дождетесь
Любезно улыбнулась Оксана молодой медсестре, направилась по коридору звонко стукая каблуками черных зимних сапог.
— Вы для неё тоже делаете исключение Эдуард Иннокентиевич — спросила медсестра, как только Оксана, повернулась к ним спиной
— Вот когда у вас юная леди — говорил строго Эдуард Иннокентиевич, что его хриплый голос заставил изрядно улыбнуться Оксану, едва сдерживая эмоции направляясь по коридору — Хотя бы на десять процентов будет столько же мозгов как у Оксаны Владимировны, то и для вас будут тоже большие исключения
«Старый пердун дело говорит, а то совсем уже эти молодые медсестры тут расслабились», коварная сияющая улыбка не сходила с темно-алых губ Оксаны.
Сохранившаяся прелесть помады все еще так прекрасно сияла на её губах, лучезарным светом, а блеск лазурных глаз просто чудесными оттенками переливался, наполнялись ощущение сексуального голода. Внутри неё вновь вспыхнули бурные эротические эмоции, захотелось заняться с кем-нибудь уже сексом, стараясь максимально контролировать свой распущенный характер, Оксана улыбалась милейшей улыбкой проходящим мимо врачам и пациентам, что так вежливо старались с ней здороваться.
За дверью больничной палаты слышался тихий тон голоса Марины Николаевны настолько тихий и такой силы эмоциональный, что Оксана сразу же догадалась, что она так яростно пытаясь из-за всех сил придавать шепотную речь, высказывала накопленное годами недовольство, объявившемуся внезапно отцу. Повернув плавно пластиковую ручку деревянной двери, Оксана плавно открыла дверь, после чего не спеша вошла в палату. Марина Николаевна и её отец Владимир, чья фамилия была на данный момент уже Рамазанов, стояли возле большого пластикового окна, за которым, не переставая хлопьями, падал снег и начинались сумерки зимнего лазурного заката.
Дочь Рамазанова сидела в мягком, обшитым плотной белой красивой тканью кресле, что находилось в правом углу палаты. Стараясь не обращать никакого внимания на творившуюся рядом семейную драму, пыталась сосредоточить свое внимание на какой-то книге романов. Мать этого чудного семейства, сидела на коленях возле кровати умирающего сына, рана на горле которого была стерильно обработана и труба вытащена, ввиду того что мальчик мог дышать уже самостоятельно. Видимо, как Оксана смогла догадаться, когда вошла в палату, плавно закрывая дверь за спиной, эта темноволосая женщина все еще с черным платком на голове, тут же строго недовольно посмотрела на неё и быстро встала с колен направилась к ней.
— Скажите доктор
Сразу же начала она, не переходя на формальности семейной жизни, соблюдая строгие манеры приличия и вежливости за героический поступок со стороны Оксаны, который стоил спасению жизни её сына в доме Романовых.
— Вам удалось что-нибудь узнать, чем болен наш мальчик?
Сказала она таким допытывающим голосом, как будто Оксана поняла, что она теперь от неё не отстанет, словно назойливая муха напала на банку с вареньем.
— Понимаете, предположительно пока начинаем обрабатывать версию со стенокардией
Начала пояснять Оксана, на угомонившуюся мать и отца, что разбирали свои скандальные проблемы, стоя у окна.
— Простите доктор — будто не поняла ничего это женщина, красивое женское имя которой было Захира — Что значит предположительно?
«То блядь и значит, что я не знаю причины болезни твоего пацана», глубоко вздохнула Оксана, сохраняя терпение, посмотрела на мальчика, который сохраняя приступ тяжелой отдышки, пока еще мог дышать самостоятельно.
— Понимаете — начала разъяснять Оксана — Мы думаем, что у вашего сына форма «ишемической болезни», характеризующаяся приступообразными болями в области сердца, вследствие острой недостаточности кровоснабжения миокарда
— Вашего сына? — возмутился отец семейства, услышав слова Оксаны — Оксана, по-моему, он твой брат, который сейчас находится при смерти
«Сдвинутый на всю башку блядь папаша, сто лет тебя не видела, вот надо было тебе объявиться перед моим днем рождения и пытаться закатывать мне тут семейные драмы, мне и этой выдры хватает», раздраженно подумала Оксана в этот момент, переводя дух, старалась смотреть сквозь стекла очков на мать ребенка.
— Володя прошу тебя, дай этой девушке высказаться — остановила его Захира, строго посмотрев на него своими черными чарующими глазами
— Да и с какой это стати ты стал внезапно тут же указывать, что делать моей дочери — возмутилась Марина Николаевна, надувшись от злости словно кобра
— Ишемическая болезнь сердца или сокращенно ИБС — начала пояснять Оксана, проигнорировав недовольство отца — Патологическое состояние, характеризующееся абсолютным или относительным нарушением кровоснабжения «миокарда», вследствие поражения «коронарных артерий»
— Хорошо — согласилась Захира, видимо она была единственная в этой палате, кроме своей собственной черноволосой дочери, что спокойно сидела, читала книгу в углу, кто способен спокойно и рационально мыслить — Я думаю, что вы уверены в том, что сейчас говорите
— В том-то и проблема — вздохнула уныло Оксана, скрывая свой взгляд в сторону линолеума палаты — Простите госпожа Рамазанова, но я не знаю чем точно ваш сын без проведения диагностических обследований
— Вот я так и знала — возмутилась, будто она внезапно — Вот зачем ты меня сейчас сюда потащил, я так и думала, что она не знает ничего вообще, да ей даже сказать то нечего
— А вы на, что собственно говоря рассчитывали? — возмутилась Оксана, придав недовольный вид на своем лице, медленно сняла очки с глаз — Вы что думали вы приедете и вам тут сразу диагноз поставят, да ни в каком кардиологическом институте этого сделать не смогут
— Посмотри мой дорогой муж — обратилась она к своему мужу — Так она еще и смеет со мной огрызаться, ты бы её приучил
— А что ты так на меня смотришь? — обратился он к Марине Николаевне, что на него смотрела голодным диким взглядом
— Только попробуй на Оксанку на мою голос поднять — пригрозила она ему прошипев змеей
— Да и не собираюсь я ничего делать — возразил Рамазанов — Захира дорогая моя, подошел он к своей нынешней жене приобнял со спины за плечи
— И ты позволишь этой сопливой девке руководить лечением нашего сына?
— Хм… довольно интересно я думала, что люди принадлежности такой национальности будут говорить об Аллахе и обо всем таком, но тут я вижу совсем другой образ жизни, хотя замашки одичавшей дикарки сохранились», облизнула Оксана губы кончиком языка, глядя на не нормальную по её мнению семейку.
— Придержали бы свой язык госпожа Рамазанова — Оксана ясно дала понять, что не стоит распускать свой язык в больнице, в которой она работает — Думайте что хотите, в вашем случае я бы оставила мальчика, как минимум на неделю, пока моя команда врачей сделает все возможное
— Ты куда Оксана — словно как одержимый метнулся к ней Рамазанов, когда Оксана хотела направиться к входной двери палаты
— Ах… да и собственно говоря — обернулась Оксана, сохраняя подлость восхитительной прекрасной улыбки — Как ты там говоришь твою дочь, вторую зовут?
— Роксана
— Хм… у тебя, что была такая сильная тоска по мне, что ты даже вторую дочь назвал в честь меня?
— Так все хватит мне тут драмы — возразила Марина Николаевна направляясь следом за дочерью — Оксанка поехали домой, хватит с меня уже сегодня неожиданных поворотов событий
— Марна стой! — возразил Владимир, схватив бывшую жену за руку
— Да как ты смеешь? — прошипела она, тем самым заставив Оксану улыбнуться еще ярче и лучше
— Вау — ухмыльнулась Оксана — Я еще не видела не одного мужчину, чтобы мог кто-то я её утихомирить — заметила она, как под действием принудительного взгляда Марина Николаевна быстро преобразилась в послушного и очаровательного человека
— Вот посмотри она так всю жизнь надо мной насмехается — начала жаловаться Марина Николаевна указывая недовольным взглядом на свою дочь — Вот как после этого её не бить, знаешь скока раз я её лупила за это
— Марина! — строго заявил Рамазанов
Дорогуша — проходя мимо выясняющих отношений родителями Оксана подошла к креслу на котором сидела с книгой в руках темноволосая девушка — Ты мне не подашь мою шубку, надо мне кое-куда прокатиться
— Что Марина! — раздавался разъяренный голос матери за спиной Оксаны — Вот ты посмотри, она уже опять куда-то собралась
— Ну а тебе-то что мама?! — вежливо улыбнулась Оксана, взяв из рук девушки белую норковую шубку — Я же сказала, по-моему, нужно пообщаться с хорошим офтальмологом, проблемы со зрением вызваны не случайно, я хочу знать почему
— Да тебе дура за руль опасно вообще садиться — возразила Марина Николаевна — Нет Володя ты вообще видел, как она водит машину, вообще без тормозов
— А какая у неё машина? — поинтересовался Рамазанов, сделав хитрое выражение лица, посмотрел на Оксану
— Мама не вздумай! — не дав даже рот открыть Марине Николаевне, тут же вмешалась Оксана
— Да какая разница — заметив, по всей видимости, взгляд который, выражал панику в совей дочери, Марина Николаевна решила поступить грамотно — Я говорю про вообще машину не важно какую
— Оксана — возмутился Рамазанов, когда она прошла мимо него и мимо его жены, что была в полном недомогании и непонимании от того, что за семейная драма тут происходит — Возьми с собой Роксану, я давно её хотел познакомить с тобой, а тут случай сам свел нас воедино
— Случай! — возразила Захира — Дорогой мой муж, да как у тебя язык повернулся такое сказать, у нас здесь лежит наш умирающий сын, никто не в состоянии ему помочь
— Да господин Рамазанов я бы на вашем месте была бы осторожней со словами, глядя на вашу жену — предупредила его Оксана, застегивая пуговицы белой норковой шубы
— Оксана я ведь твой отец — словно его будто это задело, сказал он, обратив особое внимание, на то как Оксана к нему обратилась
— Да я тебя впервые в жизни сегодня увидела — ухмыльнулась Оксана, поправив роскошные пряди русых волос — Какой ты мне отец — огрызнулась она, направляясь к выходу, накинула на голову большой массивный капюшон
— А чего ты ожидал? — засмеялась Марина Николаевна — Я с ней так всю жизнь, так у неё еще и наглости хватает меня обзывать
— Роксана — обратилась Оксана, ерзая нервно губами — Не хочешь со мной прокатиться по деревне?
«Блядь что я делаю, а в другом ведь случае мне жалко эту девочку», подумала Оксана, медленно надавив на блестящую металлическую ручку деревянной входной двери палаты.
Скопившаяся публика, была просто удивлена поступком Оксаны, только Захира хотела что-то возразить, но заметив строгий взгляд своего мужа, тут же решила помалкивать. Девушка медленно отложила книгу на подлокотник кресла, на котором сидела, после чего оглядев внимательно своих родителей, посмотрела на Оксану весьма любопытным взглядом с оживленной чарующей улыбкой. Темные волосы прекрасно сияли при падающем на них свете люминесцентных ламп в палате, блеск радостных сияющих глаз выражали столь глубокое желание услышать такие слова, что смогли разжечь в столь скованной девушке чувство радости.
— Да-да конечно — милый прекрасный звонкий голос, был просто настолько пафосным, как будто как комар пищит — Если только родители не будут против
— Ну, вот опять эти сопливые телячье нежности
Уныло вздохнула Оксана, повернувшись к стенке возле открытой двери, облокотившись на неё согнула одну ногу в колено, выражая всю прелесть сексуальной фигуры на показ.
— Оксана Владимировна — обратился к ней доктор Ларионов, когда вошел в палату вместе с Валентиной и Вероникой — Я думал, вы уже собрались поехать к Марине Викторовне
— Так это и есть твой загадочный хороший офтальмолог — возмутилась Марина Николаевна — Да ты хоть знаешь, кто это, это подруга её Романова, которого она как кошка в последние время стала обихаживать — пояснила она Владимиру, что так строго на неё посмотрел в ответ на упрек любимой дочери
— Мама хватит! — возразила Оксана, скрывая обиженный взгляд под массивным пушистым мехом капюшона — Что не видишь, я пытаюсь помочь?
— Боже что тут происходит — критично заметила Валентина, пик семейных драм
— Что не видишь, папа с мамой ругаются — пояснила Оксана, сексуально прикусив краешек губы
— Оксана Владимировна — возмутился Ларионов — Здесь вам не псих больница, пожалуйста, решите проблему со своими родителями, а то их вопли, крики и скандалы уже всю больницу на уши поставили
— Правда?! — удивилась Оксана, обернувшись, посмотрела на открытую дверь
Несколько пациентов собрались возле открытой двери палаты, пристальным вниманием и весьма удивленными взглядами были крайне поражены тем, что тут устроили родственники Оксаны. Шепот пациентов, стал действительно напрягать, саму Оксану, как их пристальные взгляды, несколько врачей проходящих мимо, тоже заострили свое внимание на открытой двери, выставив заведующего кардиологическим отделением в весьма не в лучшем свете.
— Валерий Николаевич — засмущалась Оксана, выпрямив обратно ногу, что была согнутую в колено, звонко стукнула каблуком от раздражения по покрытию линолеума — Я думаю вы уладите этот вопрос, пока он не дошел до самого Тихонова
— О… поверьте, Оксана Владимировна — засмеялся он — Проблем с Валерий Валерьевичем у вас и так предостаточно, думаю, что смогу в этом плане вам помочь
— Я даже не знаю, как к тебе правильно-то обращаться — выдала смешную шутку темноволосая девушка, подходя к Оксане
Черное пальто, что так привлекательно полностью облегало тело девушки, длинной которого едва не доставало до пола палаты, казалось весьма скрытым и скованным, чем вызвало сразу же насмешку, со сторону Оксаны. Однако запах дорого парфюма с экстрактом аромата свежего мандарина весьма сильно вдохновлял, расслабляя эмоциональное раздраженное состояние Оксаны при каждом глубоком вдохе воздуха, когда эта девушка стояла рядом с ней. По ней было видно, как она себя скованно себя чувствовала в присутствии родителей, будто боялась как-то, выразить свои эмоции, но и в тот же момент очень хотела провести время наедине с Оксаной. Узнать её побольше проявляя глубокий скрытый интерес, который сама Оксана смогла распознать по её пристальному взгляду, выражение голубых глаз, что так предательски выдавала её намерения.
— Хм… если ты не будешь моим пациентов — ухмыльнулась Оксана, наблюдая, как Ларионов общался с матерью этого чудного семейства, обсуждая дальнейшую методику лечения — Тогда проще называй меня по имени
— Ну что пойдем Оксана
Банальность скованной, но вполне довольно милой улыбки этой девушки раздражало Оксану, а её нерасторопное учащенное дыхание, что она почувствовала, когда находилась с ней рядом.
— Никогда бы не подумала честно — покидая палату пациента, говорила Оксана, не обращая внимания на сторонние взгляды пациентов и врачей, с которыми уже общалась Валентина, пытаясь им все конкретно объяснить — Даже в мыслях об этом когда-либо не думала, всегда думала, что у мамы я одна
— Но вот видишь у мамы ты одна, а вот у папы — взаимно улыбнулась девушка, направляясь с Оксаной по коридору больницу, надела большую черную меховую шапку, скрыв прекрасную прелесть роскошных черных густых волнистых волос
— Ой да перестань — упрекнула её с улыбкой Оксана — Пошли давай уже поведаю тебе все прелести свободной жизни, которой я тут живу
— Не думала, что с мамой у тебя может быть свободная жизнь — критично, но грамотно подметила девушка, искоса с глубоким чувством любопытства посмотрела на Оксану
— Какая ты проницательная — улыбнулась Оксана, заметив куда клонит эта юная девушка
Спускаясь по лестнице на первый этаж больниц, Оксана достала из кармана норковой шубы телефон, ерзая по сенсорному дисплею коготком пальца, она быстро нашла нужный номер. Лазурный зимний закат красным сиянием проникал сквозь стекла окон пластиковых больших окон в фойе больницы. Приготовление к новогодним праздникам заведующий больнице задумал, словно сказку превратить местную сельскую больницу. Повсюду была наклеена блестящая мишура, даже в центре вестибюля находилась закрепленная на мощной армированной подставке небольшая елка, украшенная мягкими бумажными игрушками. Больничный образ жизни был настолько обыденным в этой больнице, люди то и делали, то сидели в кафетерии, то на подоконниках или лавочках в холле, тыкая пальцами сенсор планшета или телефона.
— Оксаночка — послышался приятный словно сказка голос Марины Викторовны, как закончились банальные гудки вызова абонента — Рада тебя слышать, чем обязана столь позднему твоему звонку?
— Марина Викторовна — говорила Оксана, направляясь по вестибюлю к выходу из больницы — Нужно с вами посовещаться у меня к вам есть вопрос чисто профессиональной этики
— Хм… и какой же? — будто сделав вид, что удивилась этому, поинтересовалась Марина Викторовна — Твои глазки тебя, что ли стали беспокоить или очки надо маленько подкорректировать?
— Да нет с моими глазами все как раз нормально
Ответила Оксана, открывая большую створку массивной входной двери, ощущая, как лицо и ноги полностью обдало жутким обмораживающим холодом.
— Понимаете у меня тут пациент, у которого пропадает внезапно зрение, нужна ваша консультация как врача специалиста офтальмолога
— Пациент?! — недовольно посмотрела темноволосая девушка, покидая больницу вслед за Оксаной
— Кто это там с тобой? — удивилась Марина Викторовна — Голос девушки звучит почти как твой Оксаночка, только уж больно писклявый
— Что?! — возмущению девушки с чудесным именем Роксана не было придела
Колкий мороз обмораживал своим холодом лицо и ноги Оксаны, прелесть которых была скрыта за большой длинной норковой шубой, но даже она не справлялась в такой ужасный предновогодний мороз начинающий постепенно сковывать тело. Даже такая студеная пора не остановила назойливых пациентов, что даже при лазурном удивительно красном закате. Машина скорой помощи выкатывала каталку с пациентом из открытых дверей газели. Несколько молодых девчонок и парней седели на лавочке в зоне отдыха, под горящим столбом, светильник которого ярким белым светом озарял своей энергией пространство в радиусе нескольких метрах. Распивая крепкие, по всей видимости, напитки, они спокойно развлекались между собой, потешая кидая снег в друг друга для разогрева. Покрытый тонким слоем снега приветливо махал посетителям больницы громадными ветками, метель в этом ему содействовала, постепенно помогая падающему снегу покрывать его вновь новым снегом падающих крупных снежинок. Голуби активно обсуждали свой разговор на крыши больничного здания, своим трепетным гулом развезли, словно деревенский базар, гул которого эхом птичьего голоса разносился по округе. Десятки машин, что стояли на стоянке, прилегающей к больничной территории, были покрыты снегом, а те, что уже давно не ездили, сильно завалило снегом в несколько сантиметров.
— Ну так Оксаночка чем же я могу тебе помочь? — любопытным голосом добавив к нему озорной смех, что Оксана отчетливо слышала через динамик своего телефона, поинтересовалась Марина Викторовна — Хотя попробовать можно, если ты мне конкретно опишешь симптомы, возможно мне придется посмотреть глазное дно твоего мальчика
— Мне бы вот только с вами Марина Викторовна увидеться
Попросилась Оксана, скрывая красоту развращенной сексуальной улыбки, прикрыла рукой большой капюшон, только лишь бы не выдать своего возбужденного состояния молодой темноволосой спутнице.
— Ну что же сейчас я нахожусь в автосервисе твоего Кости, кстати, очень замечательный милый человек — начала хвалить его Марина Викторовна, на заднем фоне её голоса, слышалось хорошее звучание самого Кости
— Ах… Кости значит — ухмыльнулась Оксана — Ну сейчас я ему устрою заодно за то что он так стал себя вести со мной
— Только не говори — возразила темноволосая, заметив, куда её ведет Оксана — Что этот красный мерседес именно твоя машина?
— Оксаночка да кто там с тобой? — поинтересовалась Марина Викторовна
— Марина Викторовна вы ведь все равно не поверите — злорадно ерзая губками, ответила Оксана, доставая из кармана норковой шубы ключи от автомобиля
— Так вот кто значит тогда обогнал нас когда мы ехали к дому Сергея Викторовича Романова
— Какая проницательная с тобой спутница Оксаночка
— Не поверите, Марина Викторовна — нежно нажимая на кнопку брелка управления сигнализацией машиной, после чего легким щелчком электронный замок разблокировал двери — Но эта милейшее создание называет себя моей сестрой, хм… поверить только
— Весьма интересно — было слышно, как Марина Викторовна ухмыльнулась — Ну что же я дождусь вашего прибытия в автосервисе
— Я тоже так думаю — согласилась Оксана, открывая дверь красного мерседеса — До скорого Марина Викторовна
— Всего доброго Оксаночка — ответила ей эта женщина, после чего сама прервала вызов
— Ну и что это было? — возмутилась спутница Оксаны, присаживаясь на передние пассажирское кресло — Ты так себя распущенно вообще ведешь Оксана
— Ой, девочка ты моя — хитрой улыбкой ответила Оксана, сев на кресло водителя, закрыла за собой плавно дверь — Ты еще очень юная чтоб понять меня — вставила медленно ключ в замок зажигания
— Да по твоим глазам я вижу чего ты уже хочешь — улыбнувшись взаимной улыбкой, ответила Роксана — Может по пути домой заедим в какое-нибудь кафе, посидим, пообщаемся, ты ведь все-таки сестра мне
— Ах… вот как мы заговорили — засмеялась Оксана озорным смехом — Если только ночной клуб не ниже, там меня тоже будут ждать с распростертыми объятиями
— Тебя везде ждут? — удивилась девушка, посмотрев на Оксану весьма интересным допытывающим взглядом, сохраняя прелесть милой улыбке
— Нет! — возразила Оксана, наслаждаясь приятным звучанием мотора железного красного коня, плавно выжала педаль газа — Только там где мне рады — плавно выжав педаль сцепления, переставила рукоятку переключения передач на первую скорость, пояснила она
— Ну и где же тебе еще рады кроме ночного клуба? — поинтересовалась Роксана, испытывая при этом глубокий интерес к своей сестре
— Хм… дайка подумать — прислонив указательный палец к своим губам, она приятно прикусила губками коготок — Хотя нет, пожалуй, тебе лучше сама все покажу — возразила она, направляя плавным ходом, красный мерседес по автомобильной стоянке возле больницы
Роксана взаимно улыбнулась на этот ответ, после чего стала спокойно наблюдать за пейзажем зимней деревенской красоты. Массивные деревья возле которых красный железный хищник двигался приятно хрустел снегом, производили на девушку весьма глубокое впечатление, покрытые крыши деревянных домов, а с другой стороны огромная крыша крытого деревенского рынка. Лай деревенских собак и мяуканье кошек, Оксана заметила, что именно для этой девушки все было как в диковинку, решив её больше не утруждать прелестью деревенской зимней романтики, включила мультимедийный проигрыватель в встроенной автомагнитолы. Лай собак, что в ярости загоняют кошку на деревянный забор, на что кошка ответила им сбрасывая посыпанный на заборе снег на их морды. Вскоре прелесть такой чудесной жизни была нарушена свистом шин, красного разбойника, водитель которого возле этой душевной драмы плавно ввел свой автомобиль в скольжение. С раздирающим звуком трущихся покрышек о дорожное покрытие шипов протектора, псы разбежались в ужасе, оставив бедную кошку в гордом одиночестве на деревянном покосившемся и заваленном снегом заборе. Довольство улыбки на лице Оксаны было неописуемым после такого случая, явно заметив краем глаза, как двое проходивших на соседней улице старушек обсуждали так рьяно её стиль вождения. Сестра Оксаны явно не ожидала такого поворота событий, была крайне удивлена тем насколько свободно можно радоваться жизни эта белокурая блондинка, раскатывая на красном мерседесе погоняя деревенских псов свистом шипованной зимней резины. Оксана заметила её улыбку, как сильно эта девушка испытывает к ней любознательный интерес, стала проворачивать в голове идеи как еще можно удивить столь юную прекрасную девушку, что считает себя её кровной сестрой.

***
Падающий плавно снег тут же начинал таять на проезжей части деревенской дороги в центре, медленно тащились машины в густом плотном потоке снегопада, что даже за несколько метров не было видно никаких объектов, только ровно укатанную дорогу. Красный мерседес пробираясь сквозь густую пелену снежной стихии, которая вскоре прекратилась и почти в считанные минуты местность в деревни в которую он выехал, была почти ясная погруженная в сумрак темной ночи. Включенный яркий свет фар, ярко освещал ксеноном прилегающую местность между деревянных покосившихся домов, крыша которых и забор были плотно завалены снегом, однако из печной кирпичной трубы некоторых домов, валил густой насыщенный гарью дым. Лай собак усиливал свое внимание, проезжая по деревенским улицам, красный разбойник маневрировал между редким поток идущих встречных и попутных машин. В салоне автомобиля работала теплая согревающая душу и тело печка, что даже в такой лютый мороз не могла позволить хозяину этого чудесного спортивного автомобиля застыть, покрывшись слоем инея от жуткого холода за рулем. Прекрасная блаженная музыка Dubstep была нарушена звонком телефона, учащенное моргание с дальнего на ближний свет черного автомобиля, что под покровом сумеречной ночи быстро настиг мерседес Оксаны.
— Хм… Катерина — ответила Оксана на звонок телефона, приглушив одной рукой на руле громкость музыки — Чего тебе не спиться в такой поздний час?
— Да вот увидела, как твой красный вороной конь пронесся по деревенским улицам, оставляя за собой ковровую дорожку снега за собой
— М… — простонала соблазнительным изнемогающим стоном Оксана — Что предлагаешь?
— Куда путь держишь?
Поинтересовалась Катерина, общаясь по громкой связи, после чего Оксана заметила как её черный автомобиль марки «Porsche Panamera», быстро поравнялся с носом красного мерседеса.
— Предлагаешь погоняться? — ухмыльнулась Оксана злорадной улыбкой — Я вообще-то тут не одна
— Оксана ты же не думаешь… — попыталась возразить темноволосая девушка, что сидела рядом с ней на пассажирском кресле
— Цыц… — возразила тут же Оксана, не дав ей договорить — Извини у меня тут сестричка младшая со мной
— Хм… дочка Рамазанова ты меня Оксанка удивляешь все больше и больше — слышался радостный голос Катерины на громкой связи телефона
— Ну, так что?
Поинтересовалась Оксана, играя с педалью, добавляла и тут же ослабевала мощность своего вороного красного коня.
— Ты куда путь держишь — повторила свой вопрос Катерина, на этот раз голос был весьма настойчивый и вполне серьезный
— Оксана не вздумай ты сегодня у Романовых вино с горла пила — попыталась возразить Роксана
— Ха-аха… — было слышно, как засмеялась Катерина истерическим смехом — Оксанке хоть спирт заливай, она знает свое дело — попыталась успокоить говорила она, не давая сказать Оксане даже слова
— Ну, тогда мастерскую Кости ведь знаешь? — поинтересовалась Оксана
— А тебе, зачем туда? — удивилась как будто Катерина указанному маршруту намечаемой гонки
— Смотри, проиграешь твоя красивая попа на кону будет — засмеялась Оксана вдавив педаль в пол, повысила передачу переключив рукоятку скорости на четвертую передачу
Стремительной силой вырабатываемой энергией крутящего момента на валу двигателя, такт поршней которого под красным капотом которого танцевал бешеный танец страсти, двигаясь в поступательном движении вдоль цилиндра двигателя, он вырабатывал поразительную мощь. Сжигая искрой от свечи пламя впрыскиваемое топливо в молекулярном бесконечном количестве капель топлива вырабатывая в конечном страшную силу при этом.
Свист покрышек раздавался по деревенским улицам, стремительная скорость, на которой даже мерседес скакал как вороной конь по израненному дорожному полотну, засыпанному снегом. Приятный гул работы мотора, был сравнимым с голодным львом, что словно орал как бешенный свирепый зверь. Резкие повороты на которых, красный Mercedes Benz SLS AMG эффект входил в скольжение, когда за ним не отставая не на секунду двигался черный Porsche стремительно пытался обогнать своего противника. Влетая на большой скорости на центральную городскую площадь, Оксана решила выбрать довольно интересный маршрут по парковой зоне, рассекая как волнорез снег, проносился он по алее. Разгоняя собравшиеся стаи голубей, пролетая мимо деревянных лавочек, водитель плавным нажатием на педаль решил усилить мощность своего вороного коня.
Дворник что спокойно подметал парковую аллею, испугавшись гула раздирающего уши мотора, просто околел от страха. На пригорке, возле которого он стоял на большой скорости, рассекая снег в мелкие молекулярные частички пыли влетел красный мерседес в полете не большой скорости машину красиво покрывало снегом, красный мерседес пролет над головой бедного старичка, что в ужасе как будто для него время остановилось. Подняв голову, вверх смотрел на дно автомобиля, что пролетело над его головой, после такого оживленного эффекта, когда он испытал дикий ужас, упав тут же на землю в снег, его сверху присыпало снегом. Накрывая тело бедного старика с ног до головы кучей снега, что красный разбойник рассек своим тараном возле пригорка. Красивое падение на кучу собранного разбрасывая все старания дворника по алее, в снежную пыль, с ужасающим свистом шин покрышек по голому холодному асфальту мерседес устремился вперед постепенно набирая скорость.
— Оксана ты, точно на всю голову оторванная — ухмыльнулась темноволосая девушка — Тебе точно мама твоя говорила за руль пускать нельзя, ты ведь на всю голову отмороженная
— Я знаю — засмеялась Оксана
Понизив быстро передачу, вывернула круто руль, пуская свой автомобиль в скольжение, красиво покинула парковую центральную сельскую зону. Красиво поюлив задницей своего мерседеса, Оксана увидела в зеркале заднего вида отстающий блеск фар черного Porsche. Постепенно набирая скорость, заставляя поршни в цилиндрах метаться в ужасе от мгновенной подачи топлива. Нагнетая момент на валу двигателя страшной энергией, ускоряя тем самым всего железного монстра со стремительной скоростью.
— Боже мой, если я знала что моя сестрица, на всю башку оторванная я бы не за что в жизни бы не села с тобой в одну машину — высказывала свои бурные впечатления Роксана, вцепившись, как кошка в ручку двери
— А сейчас? — ухмыльнулась Оксана
— А сейчас я хочу еще больше таких крутых впечатлений — обрадовалась она тому, как автомобиль стремительно набирал скорость по слегка присыпанной снегом дороге
«Банальная дурная девка, она даже не представляет, как сильно я люблю развлекаться и в других объектах жизни», ухмыльнулась Оксана, постепенно повысив передачу, направила свой автомобиль в сторону к выходу из деревни
Страшная скорость, в которой даже в мерседесе все тряслось, когда машина выехала на отрезок трассы, что вел в сторону мастерской, что находилась на окраине деревни. Два спортивных автомобиля почти поравнялись между собой на трассе, трепещущий гул мотора с которым они проносились по трассе, раздирая барабанные перепонки свистом шин. Сбрасывая с дорожного полотна своей сокрушительной силой протектора на огромной скорости присыпанную крошку снега на обочину. Крутой поворот приближался, после чего стремительный резкий подъем вверх, с удивительной и это тока на первый взгляд Оксаны, как дорога идеальная ровная блестела в дали по мере приближения её красного мерседеса к крутому повороту перед неожиданным подъемом на гору.
— Ну, так что — послышался голос Катерины по громкой связи — Что у нас на кону Оксанка?
Восторженная интонация ё голоса отчетливо слышалась, так как Оксана упустила инициативу на крутом повороте, пустив машину в скольжение, ужасающий звук отлетающих металлических шипов от протектора, на какое-время потеряла контроль над автомобилем. Крутой поворот мог бы закончиться неудачной аварией, в которой красный мерседес мог вылететь с дороги. Повышая в момент поворота скорость, выжимая сцепления, добавляя усилие на педаль газа, резкий свист шин, гул раздирающий рычанием мотора, после чего машина красиво завершила крутой поворот бед большим склоном вверх. Черный Porsche уже достаточно уходил вперед, где даже на большом участке подъема находилось несколько поворотов. Выжимая на всей скорости педаль, Оксана стремительно гнала своего вороного красного коня вверх на склон по дороге присыпанной снегом, что так ярко отражалась как зеркало при свете ксенона.
— Ну что Оксанка твоя попа под моей властью
— Ага хрен тебе кошка ты ошалевшая, ты думаешь ты завершишь гонку вперед меня, нет я тебе этого не позволю — возразила Оксана
В считаные мгновение красный мерседес, почти поравнялся с черным Porsche, осталось всего несколько решающих поворотов на самом склоне горы, по котором двигались на ужасной скорости два спортивных автомобиля. Снег вылетал из-под черных покрышек мерседеса, погода набирала обороты, стихия падающего снега начала нарастать оборотами, ничем не уступающими оборотами двигателя красного мерседеса и черного Porsche, окутывая пространство над горой плотной пеленой зимней пелены.
— Боже мой, как тебе удается? — удивилась Катерина, как только Оксана поравнялась с её машиной на крутых виражах ужасного подъема
— Так что твоя попа сегодня будет делать то, что я ей прикажу — заявила Оксана, понизив передачу на повороте, затем быстро повысив её, выжала всей мощью педаль газа в пол
Резким рывком в момент скольжения, искры отлетающих шипов от протектора носили красивую перспективу, падающий снег на лобовое стекло, крышу, крылья, пытался усложнить задачу гонщикам, что на такой огромной скорости проходили опасный участок крутой дороги. После чего красный мерседес мгновенно вырвался, вперед завершая поворот красивым скольжением.
— Мои поздравления тебе Оксанка — унылым расстроенным голосом сказала Катерина, как только машина Оксаны влетала на стоянку возле автомастерской — Не понимаю, как ты это делаешь
— Думай лучше, что ты будешь делать, сегодня ты моя Катерина, моя!
— Оксанка даже не вздумай — прокричала, испугавшись, Роксана, вцепившись с ужасающим взглядом в ручку двери красного мерседеса, заметив, что собирается сделать её сестра
Заявила с хитрой зловещей улыбкой Оксана, пересекая вымышленную финишную черту, въехала на стоянку возле мастерской. Выворачивая резко руль, переключив рукоятку переключения скоростей в нейтральное положение, красный мерседес красивым дрифтом завершил напряженный финал гонки. Несколько оборотов крутящейся машины по часовой стрелки по местности, почти едва даже не задевая рядом стоящие машины, мерседес разгоняя толпу скопившихся мужчин по разным сторонам, завершил напряженный финал, встав почти параллельно красному «BMWX6».
Завеса, окутывавшая красный мерседес снегом и пылью, словно большим щитом собралась в радиусе несколько метров от остановившегося красного разбойника. Покрытый мокрой грязью капот автомобиля, пороги и крылья все было в липком снегу смешанной грязью и пылью дорог. На лобовом стекле творилась картина ужасающего мастера стихий природы, даже работающие дворники не смогли сразу убрать застывший примерзший снег к стеклу, без включенного его подогрева.
— Боже мой Оксана ты точно ненормальная — поняв что еще живая с диким ужасом в глазах и радостью на лице сказала Роксана, отпуская ручку двери в салоне за которую она держалась, пока машина крутилась по стоянке возле автомастерской — Но с тобой оказывается так интересно, я в жизни никогда не видела, чтобы кто-то мог так развлекаться
— Господи! — удивилась Катерина — Оксанка ты, что её из монастыря вытащила? — рассмеялась потом истерическим смехом, медленно останавливая машину напротив красного мерседеса
Собравшаяся толпа недовольных парней, которых разогнал по разные стороны красный мерседес, водитель которого запустил свой автомобиль в красивое скольжение, были сильно недовольны, ругаясь бранью на разбойника, что потревожил их покой, подвергая опасности и риска их собственные жизни. В пелене скопившегося дыма и вони прожженных покрышек на лысой резине, дверь красного мерседеса плавно поднялась вверх, после чего крики быстро стихли на шепот. Парни что окружили затейника беспорядка деревенской окраины, явно не ожидали того, кто вышел из салона красного мерседеса, когда его дверь плавно поднялась вверх, некоторые просто встали в полный ступор, не зная, что даже и ответить.
Черный высокий каблук зимних сапог коснулся земли уже посыпанной тонким слоем снега земли возле автосервиса. Стройная сексуальной прелестью нога, облаченная в шелковый белый чулок, была слегка прикрыта завесой норковой длинной белой шубы. Массивный пышный капюшон на голове Оксаны, слегка приоткрывал прелесть русых золотистых волос. Сияние голубых лазурных глаз, в которых отражалось миллионы далеких космических звезд, падающего снега и блеска красивой красавицы луны, было просто неописуемо сказочно прекрасно. Завораживающая прелесть диких садовых роз, сокрушительная сила обольщения, которая хранила пропитанное тело Оксаны, защищая его неприкасаемым присутствием от сторонних запахов.
— Оксана — послышался возмущенный голос Кости — Конечно, кто бы еще мог в нашей-то деревне устроить гонки, как ты меня уже достала с этим, нет, у тебя точно машину забрать, что ли до каких пор твои такие разъезды будут продолжаться?
Темно-синий надутый пуховик, с высоким белым меховым воротником и белая меховая шапка, делали его весьма мужественным на фоне его широких плеч. Покрасневшие от мороза руки, держали в руке монтировку, для размонтирования автомобильной резины, на его черной грубой щетине, по мнению Оксаны, красиво рисовались снежинки белого инея. Горнолыжные черные штаны и темно-коричневые массивные ботинки, были отличной заменой его привычным и обыденным белым кроссовкам, в которых его привыкла видеть Оксана, до наступления холодов. Запахи резины от его рук и смесь бензина или солярки, Оксана тогда не придала этому особого значения наоборот только придавали его образу сногсшибательный образ настоящего дикаря, которого поистине ей не хватало.
— М… Костя дорогой — взяв сумочку между сидениями, возле рукоятки переключения скоростей, вылезла из машины Оксана, промурлыкав, как озабоченная кошка — Я так по тебе по тебе соскучилась и из-за всех сил хочу тебе….
— Оксаночка дорогая ох… — вмешалась, охая Марина Викторовна, встав позади Кости — Когда же ты научишься нормально ездить
Черное изящное пальто, что так сексуально облегало, сидело на ней просто великолепно, тщательно вырисовывая всю эротическую силу изъяна на каждом сантиметре тела этой женщины. Из-под низа выглядывало красное платье, материала, по всей видимости, больше напоминающего красный или даже темно-алый бархат, точно такого же, как и её губы. Пряди роскошных русых волос отчетливо выглядывали под её черным капюшоном пальто, преображая её образ, словно в Клеопатру, царицу на фоне этой деревенской бестолочи, что тут собралась. Блеск голубых глаз Марины Викторовны был настолько чарующим, возбуждающий только при одном взгляде соблазн эротической похоти в сочетании с её удивительно длинных черных ресниц. Сияние на стеклах очков, что так красиво сидели на её глазах, делали внешний вид этой стервозной и эротически прекрасной кошки еще развратнее, вызывая огромное желание развращенной похоти.
— Нет, это что такое Костя твориться в самом то деле
Не обращая внимания на собравшуюся толпу и сестру, что как паинька выходила из машины, тихо закрывая плавно за собой дверь.
— Костя ты что зазнался — удивилась холодной его реакции Оксана, когда хотела впасть в его объятия — Или я тебе уже стала не так нужна? — возмущенно заявила она, встав перед ним, разминая от холода ладонь
— А чего ты хочешь от меня услышать? — почувствовав, что Оксана своей истерикой затуманивает его авторитет перед ребятами, он всеми силами пытался держаться молодцом
— Не это что такое трахнул и забыл да? — возразила Оксана, поняв его стеснительность перед парнями начала громко кричать
— Оксана прекрати — упрекнул он её, взяв за руку, попытался завести в автомастерскую
Большое вполне по квадратной площади здание автомастерской, в которую, Костя затаскивал силой Оксану, представляла собой огромный ангар, сделанный из прочной арматуры, обшитый металла черепицей, закрытый с внутренней стороны плотным утеплителем. В автомастерской находились на двух подъемниках, поднятых к верху серебристая Honda и светло-коричневая, почти бежевая Audi, оба вполне великолепных спортивных автомобиля. Повсюду вокруг подъемников были раскиданы гайки и болты, разлито машинное масло на полу. Под серебристой Хондой ковырялся какой-то молодой парнишка лет двадцати пяти на первый взгляд в какой-то темно-зеленой камуфляжной спецовке. Запах солярки или бензина был просто тошнотворным или даже отвратительным, единственная свежесть приятных мужских одеколонов, вдохновляло атмосферу этого места на вполне возможную среду обитания. С пластиковых открытых маленьких окон на верху сооружения шло проветривания отвратительных запахов, лютый мороз, впуская до кости промерзающий холод. Оставлял после себя свежесть чистого зимнего деревенского воздуха, при глубоком вдохе которого, на выдохе пар выходил из алых блестящих от помады губок Оксаны, словно пламя дракона.
— А ты не подумал, что я еще и еще захочу, да тут наверно полно молодцев, с которыми я могу переспать ты ведь не будешь ревновать так ведь, ты ведь у меня на диване и так свою сестру трахал — кричала Оксана, повинуясь его внушению, пошла за ним
— Да что ты такое говоришь — почувствовав неудобство ситуации, в которую его загнала Оксана, он хотел врезать ей пощечину
— Да отпусти ты меня — вырываясь из-под его хватки, Оксана сама в этот момент влепила ему ядреную пощечину, проводя своими когтями в ярости по его щетине
— А вот за это тебе придется ответить — потирая щеку, по которой пришелся удар и остался след от коготков Оксаны, посмотрел он на неё со злостью
— Костя прости — сама не ожидая от себя такой реакции, испугалась Оксана, сделав шаг назад, смотрела на него испуганным взглядом — Я не хотела, ты сам меня потащил, мне больно было
— Константин я бы не даже на вашем месте и не думала поднимать руку на нашу Оксану — возразила Марина Викторовна, встав между Оксаной и Костей — Может, мы все вместе поедим ко мне, выпьем чего-нибудь покрепче, заодно вы с Оксаной решите свои проблемы, исключительно только через постель
— Не поеду я с ней! — возразил Костя обиженно, скрывая свое оскорбление, прикрыл ладонью обиженный взгляд
— Нет, он, что совсем зазнался
Недовольно ответила ему Оксана, сохраняя испуганный взгляд, пряталась за спиной Марины Викторовны, чтобы ей не досталось.
— Я ему тут предлагаю себя, да любой бы другой бы тут уже давно бы меня в постель поволок, если я ему бы предложила, этот тут что-то ломается
— Оксанка не задирайся
Послышался нравоучительный воспитательный голос Катерины, за спиной Оксаны, который она сразу же распознала по стуку её каблуков черных зимних сапог
— Костя давай хватит тут ломаться поехали уже все к Марине Викторовне, там и повеселимся все вместе — предложила Катерина, встав возле Оксаны
— И мне можно с вами? — неуверенный голос сестры Оксаны, выставил её не в лучшем свете
— А это кто еще? — удивился Костя новой девушки, что так пристально стал рассматривать, стреляя её глазками за спиной Катерины
— Так Костя! — выразила свое недовольство Оксана — Ты, по-моему, мой парень, хватит тут чужим девкам подмигивать и глазки строить
— Так друзья! — возразила Марина Викторовна — Сейчас все садимся ко мне в машину и поехали, а по пути Костя наш познакомиться с сестрой нашей Оксаны
— Не поеду я с ней — запротестовал Костя
— Это еще почему — удивилась его наглости Оксана, вышла вперед, встав возле Марины Викторовны, посмотрела на него угрожающим взглядом — Ты мне еще все должен, разве ты забыл да, мерседесом который ты мне починил, ты тут не отделаешься, быстро я сказала в машину
— Ага, сейчас разбежалась ты тут? — недовольно потирая щеку, буркнул Костя, посмотрев с ненавистью на Оксану
— Константин! — удивленно заявила Марина Викторовна, глаза в её очках настолько сильно округлились от удивления — Я уговаривать вас не буду, просто попрошу ваших же парней, чтобы вас насильно скрутили и закинули ко мне в багажник, давайте, а то теплая красная постель, в которой будет обнаженная Оксана, без дела просто простаивает
— Оксана это что твой парень что ли? — поинтересовалась Роксана, посмотрев насколько жалко себя, показывает Костя
— Ну, в постели он просто зверь — восторженно с хищной развратной улыбкой пояснила Оксана, почувствовала неловкость перед своей сестрой за свой неловкий выбор мужчины
— Костян ну ты чего как девка-то — послышался сзади голос кого-то из парней — Тебя такие девушки уговаривают, а ты тут нюню разводишь перед ними ты чего братуха!
— Ага, вот теперь уже и братуха! — удивилась Оксана — Может нам еще сюда и сеструху позвать?
— Оксанка успокойся, это они так между собой друзей называют — пояснила Катерина, дернув её в пол силы за рукав белой норковой шубы
— Да я в курсе, думаешь, я такая дура — милой развратной улыбкой похоти улыбнулась Оксана
— Ну так что Константин?! — спросила его Марина Викторовна, посмотрев в его глаза — Вы с нами добровольно пойдете или придется применить силу?
— Марина Викторовна!
— А что — удивилась она на вполне естественную его реакцию — Я женщина, пользующаяся огромным авторитетом, даже среди твоих парней, и могу смело их попросить запаковать тебя ко мне в багажник, если ты с нами не поедешь
— Не хочу я с ней ехать! — кивнул он недовольно в сторону Оксаны
— Это еще почему?! — возразила Оксана, встав перед ним, сама решила посмотреть в его глаза
— Да потому что ты шляешься со своим Романовым, еще с кем-то под руку в своей больницы, думаешь, мне это приятно слышать?
— Это он наверно про Коновалова, вы с ним ведь за ручку до кафетерия шли
— Вот блядь, нашел что вспомнить
Глубоко вздохнула Оксана, выпуская густой пар горячего воздуха из губ, обледеневших от ужасного душераздирающего мороза. Почувствовала, как колкий мороз окутывает сквозь шубу ноги Оксаны, от чего она начала нервно постукивать каблуками черных зимних сапог по холодному оледеневшему полу
— То, что ты трахал свою сестру у меня на диване я же про это молчу, мог ведь на меня залезть тогда, но ведь нет, сестра то дороже
— Оксанка тише! — возразила Катерина, кивнув назад, в сторону собравшихся парней Кости, работающих в автосервисе и его постоянных клиентов
— Костя ты, что свою сестру и вправду пер?!
Рассмеялся истерическим смехом один из его парней, за что получил, от своего товарища крепкого подзатыльника с такой силой, что шапка, слетела с его головы, упала на холодный кафельный пол приямка, над которым стояла, поднятая на подъемнике серебристая Хонда.
— Да дурак ты — оскорбила его Оксана глядя ему в глаза, положила руки на его плечи нежно обвила руками его шею, прижимаясь к нему — У меня с этим Коноваловым там ничего не было?
— А когда было?
— Это тебя не касается — возразила Оксана, находясь в его объятиях, продолжала смотреть напряженно в его глаза — Давай поехали уже, я замерзла, что не видишь ерзала она каблуками, звонко стуча ими об пол
— А что ты тогда с ним так любезничаешь, за ручку ходишь в кафетерий?
— Так все хватит! — упрекнула назойливую парочку Марина Викторовна
— Костян давай уже езжай отсюда опусташи свои яйца — крикнул все тот же шутник, спустившись в приямок над которым на вилах подъемника висела серебристая Honda
— Да давай Костя — поддержали его парни будоражащим голосом эхом толпы — Она сама сейчас здесь на тебя залезет уже, езжай уже
— Поехали?! — с милой улыбкой наполненной желания дикой развратной извращенной похоти тихо прошептала Оксана возле его губ
— Ты мне не говорила, что у тебя есть сестра — согласился он, нежно поцеловав Оксану в её оледеневшие губы, растопил своим прикосновением пламя страсти на её чувствительных губах
— Ты не поверишь, но о ней я узнала только сегодня с утра — ухмыльнулась Оксана, направляясь с ним под руку, сохраняя прелесть развратной улыбки, к выходу из автосервиса
— Опять врешь! — попытался он упрекнуть Оксану, открывая перед ней массивную железную дверь
— Да правда Роксана скажи же — обратилась Оксана за помощью к своей сестре
— Это правда Костя — вмешалась Катерина, беспокоясь за счастье Оксаны — Оксана раньше не знала ничего о существование своего отца и тем более сестры с братом, дело которое она взяла
— Ты взяла дело? — удивился он, недовольно посмотрев на Оксану, когда они стояли на улице в окружении полумесяца из выстроенных машин
— Ну… Костя! — застенчиво пряча свой взор ответила Оксана, показывая румянец на своих замерзших покрытых инеем щечках
— Но ведь у тебя скора день рождение и новый год скора, а ты дело взяла
— Я решу его до наступления нового года
Уверяла его Оксана, направляясь к машине Марине Викторовны с Костей за руку, чувствовала посреди такой мрачной ночи окутанной зимней пеленой осадков, падающего снега и ужасающего колющего ветра. Парин что стояли на улице уже перестали шептаться, а наоборот, увидев его с такой белокурой королевой в белой норковой шубе, присвистнули ему, кто-то из них что-то там прокричал, на что Оксана не придала никакого значения. Марина Викторовна что-то объясняла сестре Оксаны, держа её за руку, чтоб она не поскользнулась из-за неумения пользоваться высоким каблуком на своих белых зимних сапогах, каблук которых был достаточно высок для неё.
— Я так рада, что мы с тобой вместе
Прижимаясь к нему, промурлыкала изнывающим стоном Оксана, после чего залезая в заднюю открытую перед ней дверь красного «кроссовера». На четвереньках по кожаному заднему сидению красиво виляла бедрами, чтоб с достаточной силой вызвать у него желание, с которой он смог погрузить Оксану с ног до головы в объятия искушения страстью.
— Костя тебе как большому парню лучше сесть спереди — заверила его Марина Викторовна — Девочки там сзади поместятся и без тебя
— Ну, Марина Викторовна! — попыталась возразить Оксана, обиженно надула губки
— Так Оксаночка ты только мне мозги не выноси, как это делает твой парень — успокоила её Марина Викторовна, открывая дверь с водительской стороны — Не хватало мне, чтоб мы до дома доехать не успели, как ты тут уже мне сексуальный разврат устроила
— Ну а что если я так хочу! — положив ногу на ногу, продолжила дуться Оксана, повернувшись в сторону окна, посмотрела на ночное небо, усеянное миллионами звезд
— Даже и не подумала бы, что у меня такая сестра развращенная — удивилась Роксана, залезая в машину после Катерины, плавно закрыла за собой дверь
— Ты её еще плохо знаешь — рассмеялась Катерина
— Так Катерина! — прикрикнула на неё Оксана — Ты, пожалуйста, не встревай
— Все девочки мои хватит там разборки наводить
Вмешалась в женский спор Марина Викторовна, заводя поворотом ключа в замочной скважины рулевой колодки, двигатель своего джипа, как только все заняли свои места.
— Обещаю, сегодня каждый этой ночью получит своё
— Даже я?! — удивилась Роксан, указывая на себя указательным пальцем
— Так ты помолчи! — упрекнула её Оксана, посмотрела на неё недовольным взглядом
— Уж кто-кто — засмеялась Катерина, когда красный джип плавно тронулся с места — А вот наша Оксанка сегодня получит все, о чем только пожелает
— А почему только Оксана? — недовольно ворчала Роксана
— Потому что ты не доросла еще — усмирила Оксана свою младшую сестру — Скажи спасибо, что хоть со мной поехала, могла бы там слушать дальше продолжать семейные драмы
— Ты меня сама за собой потащила — возразила она — Потом устроила эту гонку, в которой чуть нас всех не убила, парней напугала возле автомастерской
— Так все хватит! — крикнула Оксана, на свою сестру подняв голос почти до истерического крика
— Вот и правильно — ухмылку Марины Викторовны, заметила Оксана сразу же в отражении зеркала заднего вида — Хватит попусту ругаться, нам всем нужно просто расслабиться
— В этот раз я с вами соглашусь Марина Викторовна — согласился Костя с этой женщиной
— Еще бы ты не согласился — не скрывая похоть развращенной улыбки, продолжала улыбаться Марина Викторовна
Плавно спускаясь по крутому склону, красный кроссовер двигался вниз к обыденной покрытой мраком густой зимней пеленой ночи к деревни. Вдали было видно, как плотным слоем дым из дымоходов печных труб валил клубами в атмосферу, пытаясь пробить густую пелену, что плотно осела над деревенской привычной всем жизнью. Снег крупными хлопьями не переставал падать на дорожное покрытие, после чего тут же таял, как только массивный черный протектор шин кроссовера по нему проезжал. Приятной песнью завывала за окном вьюга, раздувая мелкую снежную пыль по дороге, кружа вдобавок в красивом падении снежинки в медленно танце зажигательной страсти. Облокотившись на кожаное сидение, Оксана настойчиво положила ладонь своей руки на коленку Катерине, сделав настойчивый вид, чтоб она даже не пыталась возразить залезла кончиками пальцев под покрытия черного пальто. Любезность и нравственность улыбки Катерины была просто восхитительна, тем с какой настойчивостью Оксана прикусила краешек губы. После чего Оксана погрузила свое сознание в искушение страстью, представляя, как она находиться в оковах рук Кости извиваясь в диких сладостных стонах, от оргазма стонала с неописуемой громкой силой сексуального порыва своего голоса.



***
Столь приятная романтическая атмосфера в доме Марины Викторовны была настолько подобрана под особый романтический вкус пламенной страсти. Роскошного качества красные обои, на которых были нарисованы золотистым лепестками распущенной фиалки. Аромат непревзойденного вкуса гардении щедро наполнял атмосферу воздуха в гостиной Марины Викторовны чудесной головокружительно силой. Жар от электрокамина пропитывал воздух, согревающей теплотой окутывая, будто своими могучими руками стихии, проникая сразу же под шубу Оксаны, когда она прошла в гостиную. Шикарные запахи темно-алых роз в больших керамических вазах, придавали изысканную сладость страсти при каждом глубоком вдохе. Темно-красные шторы, почти как в рабочем кабинете Романова придавали этой гостиной особый интерьер пылающей гармонии эротической похоти. В сочетании с большим, просто огромным деревянным окном с чудесной резьбой на нем, отличалось особой гармоничностью хозяйского интерьера по украшению собственного дома.
— Катерина — голос этой женщины был словно подобие восходящей на трон царицы
Обратилась к ней Марина Викторовна, расстегивая пуговицы черного пальто, прошла по гостиной, звонко стукая каблуками зимних сапог по паркету гостиной. Шикарно извиваясь своим телом, показывая своим гостям прелести своего эротического изъяна на всеобщее обозрение.
— Ты ведь уже была здесь и наверно помнишь, что где у меня находиться, прошу, развлеки наших гостей, а я пока пообщаюсь с Оксаной
— Марина Викторовна может, мне сначала хоть дадите смочить горло несколькими бокалами красного вина
Изнывая сильным сексуальным желанием, простонала Оксана, присаживаясь на темно-красный мягкий обшитый дорогой бархатной тканью диван, положила ногу на ногу, стала расстегивать блестящие пуговицы белой норковой шубы.
— Насколько я помню, когда ты мне звонила тогда по телефону — возмутилась Марина Викторовна, встав с дивана, недовольно посмотрела на Оксану — То тебе была нужна помощь хорошо офтальмолога, ну что же у меня есть опыт работать с глазками, только скажи чем я могу тебе помочь
— Хм… — недовольно простонала Оксана, прикусив губу, скинула тяжелую норковую шубу с плеч на диван — Советую прийти ко мне завтра с утра в кабинет в больницу
— У меня нет столько времени, чтобы бегать у тебя на побегушках Оксаночка, если только
Пояснила Марина Викторовна, представ перед своими гостями в темно-красном зимнем длинном платье, что так красиво прорисовало прелести её сексуальной фигуры. Черные зимние сапоги на ногах этой женщины придавали особую выразительную сексуальность, а строгий высокий каблук говорил больше о серьезности внушительного характера Марины Викторовны. Оксана словно была околдована взглядом пленительных глаз этой женщины, что даже не решалась проронить ни слова, позволяя ей полностью договорить свою мысль. Поддаваясь внушению пленительного взгляда, Оксана подалась назад, облокотившись всем телом, на спинку дивана, ткань темно-алого бархата, которого так приятно согревала её роскошные бедра. В этот самый момент под влиянием чарующих нежных рук женщины, что пленила её взор, медленно уложила её на диван держась столь приятным прикосновением за талию Оксаны.
— Если только — начала говорить Марина Викторовна, тем временем Костя с Катериной и сестрой Оксаны, что-то соображали на кухне хозяйки этого дома — Ты мне позволишь поработать в твоей команде врачей, может, мои знания вам пригодятся
— Марина Викторовна вы уверены? — спросила Оксана, опираясь руками, облокотилась на спинку дивана
— Прошу Оксаночка — столь внушительный голос этой женщины уже пленил одним только своим звучанием — Дай мне шанс попробовать проявить себя
Кончик коготка указательного пальца Марины Викторовны коснулся слегка груди Оксаны, проникая под скрытые оковы красного кружевного бюстгальтера. Марина Викторовна сняла медленно очки со своих глаз, соблазнительно похлопала прелестью длинных черных ресниц, положив аккуратно очки на столик, красиво перед Оксаной выгибая свою сексуальную спину.
— Марина Викторовна, что же вы делаете?
Тяжело начала дышать Оксана, задыхаясь от сильного возбуждения, почувствовала как с легкостью, под влиянием щекотливых пальцев этой женщины, расстегнулась её верхняя пуговица халата. Сладость освежающего дыхания от губ этой женщины, уже начала обжигать чувствительные алые губы Оксаны, от чего она начала так старательно их облизывать слюной языка. Позволяя этой белокурой Клеопатре делать весьма изощренные вещи с её телом, Оксана почувствовала, как с легкостью завораживающей теплой нежность коснулась её коленок рука Марины Викторовны. После чего она с легкостью раздвинула в разные стороны сомкнутые вместе ноги Оксаны, когда в гостиную вошла с двумя открытыми бутылками красного вина Катерина, была очень сильно удивлена представленной ей картине.
— Боже мой, Марина дай ей хотя бы пару бокалов вина выпить — возразила Катерина, поставив на маленький деревянный столик, что стоял возле дивана открытые бутылки с вином — В конце концов, тут еще её сестра здесь, может и ей что-нибудь перепадет
Катерина выглядела очень сексуально, без своего черного пальто, что оставила на кухне, особенно платье фиолетового цвета, имело весьма эротичный фасон, красиво облегая сексуальные прелести всего тела. Особенно сильно удивило Оксану, это то, что на ногах Катерины совершенно не было чулок, а единственное сексуальное украшение её ног были черные зимние сапоги, что так заманчиво облегали сексуальный рельеф её ног. Декольте на спине этой брюнетки не позволяло носить бюстгальтера, показывая очень даже эффектно всю прелесть пышной сочной груди этой девушки. Аромат ночной фиалки, который Оксана поистине смогла почувствовать, лишь находясь в закрытом пространстве дома, коллекция серии духов, что имела чудесное название «Summer by Kenzo Kenzo», содержала в себе много таинственных и экзотических запахов.
— Нет, Катерина! — возразила Оксана, но все же не решалась противостоять ласки рук женщины, чье прикосновение уже коснулась под халатом её лобка через красные кружевные трусики — М… зачем вы так со мной? — запрокинув голову на плечо к этой женщине, простонала Оксана
— Роксана закуски не забудь какой-нибудь хорошей принести сообрази на свой вкус — слышались приближающие шаги Кости со стороны коридора
— Марина Викторовна! — удивилась наглости этой женщины Оксана, почувствовав как её теплые нежные пальцы завораживающих прикосновением рук, пленительно коснулись резинки красных кружевных трусиков — Но ведь Костя он еще не так поймет…
— Тише… — прошептала Катерина, стоя над Оксаной, коснулась указательным пальцем её губ
— Все он так поймет — чарующей прелестью прикосновения она начала стягивать трусики с Оксаны, в тот момент, когда она так соблазнительно виляла своим телом на диване
— Марина Викторовна — удивился Костя восхитительной улыбкой, заметив с какой легкостью, эта женщина оставила Оксану без трусиков, скинув их с такой соблазнительной легкостью на пол
— Что Костя — встав на четвереньках над телом Оксаны, спросила она повернув к нему голову — Разве ты не этого хотел от своей девушки, я её специально для тебя подготовлю
— Да но…
— Что Костя?!
Недовольно возмутительно возразила Оксана, взявшись за соблазнительные сексуальные плечи Марины Викторовны, посмотрела обиженным взглядом на этого нерешительного мужчину
— Я тебя уже не привлекаю?!
Ухмыльнулась Оксана, эротическим жестом языка облизнула свои губы, скрестив ноги за спиной у этой женщины, столь соблазнительно прижала её тело к себе. Чарующей завораживающей силы аромат гардении просто манил к себе с такой сокрушительной романтической силой, заставляя Оксану слегка постанывать при каждом вдохе пленительной силы нектара.
— Так стоп-стоп девушки вы мои — возразила Катерина
Медленно оголив столь соблазнительные плечи Марины Викторовны бархатной кожи от чарующего темно-красного платья, Оксана придала ласки все тело этой женщины пленительной ласки, плавно проводя по её изогнутой спине ладонями теплых приятных рук. Катерина решила помочь принять позицию своей преданной подруги, чьей верностью и своим полностью телом она обязана Оксане, с поразительной легкостью продолжила оголять тело Марины Викторовны от назойливого красного платья, после чего скинув его на пол. Оксана была крайне поражена тем, что тело Марины Викторовны было столь прекрасно ничем почти не уступает её прелестью тела, но только то, что распутный образ жизни Марины Викторовны, отличался весьма удивительным случаем. Женщина красотой своего тела притягивала к себе десятки оценивающих взглядов, очень грамотно скрывала то, что не носила трусиков под скрытой прелестью своего платья. Через несколько считанных секунд, Роксана принесла с кухни стеклянные бокалы, встав перед изощренной картиной, была сильно поражена распутному поведению Оксаны.
— Оксана ну ведь нельзя же так — ухмыльнулась девушка, хотя на её лице Оксана краем глаза не смогла заметить чуточку хотя бы стеснения
— Ой, поверь, моя дорогая — успокоила её Катерина…
Не став дальше слушать, то что там говорила Катерина, Оксана поддалась столь пленительной сладости искушения страсти от одного только дыхания от губ этой женщины, уже завораживала. тем, что обжигала чувствительные алые губы Оксаны. Момент стремительной близости начал пленить своей силой, нежное слияние губ воедино с Мариной Викторовной в сладостном возбуждающем поцелуе, в котором Оксана не переставала ласкать почти обнаженное тело этой женщины, пышная сочная грудь которой была скованная в оковах алого бюстгальтера. Марина Викторовна была как хищная кошка, так ловко работала языком во рту Оксаны, обволакивая её язык своей непревзойденной нежностью, покрывая его изобилием сочной сладкой слюны. Нежность рук этой женщины, Оксана ощутила под своими бедрами, когда её руки так ловко проникли под ткань её белого халата и начали медленно разминать пальцами бархатную нежную кожу, когда она держала ноги, скрестив их воедино за спиной Марины Викторовны.
— Ну-ну Мариша — отвлекла её Катерина — Дай хоть нашей Оксане насладиться прелестью чудесных ароматов твоих вин
— М… — простонала сладко Марина Викторовна, вытаскивая плавно язык из-за открытого рта Оксаны, так пленительно лаская влажные смоченные губы сочной слюной — Катерина вот даже не даешь насладиться нам с Оксаной сладостью нашего с ней поцелуя
Оксана почувствовала, как тонкая струйка потекла из её влажных покрытых смазкой половых губ, обжигая своим нежным прикосновением, плавно протекая по анусу, стала не спеша стекать на диван. Почувствовав под собой теплую чарующую известную её влагу, Оксана несколько смутилась, показывая нежный румянец на своих щечках. Марина Викторовна столь коварно хищно улыбнулась, коснувшись пальцами покрытия дивана, на который стекала струйка эликсира изнывающего влагалища Оксаны. Возбудившись до придела, Оксана не могла контролировать порыв бурной накопившейся страсти, с тяжелым дыханием в груди, слегка приподнялась, опираясь на локти об мягкое нежное покрытие ткани дивана, находясь в объятиях рук Марины Викторовны, что обвили её грудь со спины.
— Костя дорогой, что ты стоишь как статуя? — обратилась к нему Марина Викторовна, медленно расстегивая пуговицы белого врачебного халата — Давай может тебе твоя Оксана сделает кое-что приятное — проводя кончиком указательного пальца по губам Оксаны
— Но… — Оксана хотела возразить присутствием своей сестры в их компании, но в этот момент Катерина поднесла наполненный бокал с вином к её губам
— Пей Оксанка — прошептала тихим сладостным шепотом на ухо Катерина, держа бокал в руках, плавно позволяя стекать красному сладостному вину в открытые губы Оксаны
Завораживающая сладость вина, которое стекало по языку Оксаны, сливаясь с её сочным изобилием слюны, пленила полностью её разум. В эти сладкие чарующие минуты Марина Викторовна раздвинула скрывающую прелесть тела Оксаны от назойливой ткани белого халата. Оставив халат небрежно лежать под телом Оксаны, эта женщина принялась за её красный кружевной бюстгальтер, ловко вцепившись в его застежку за считанные секунды, освободила от стягивающих тисков бюстгальтера пышную сочную грудь.
— Подожди Костя — возразила Катерина, отрывая бокал от губ Оксаны, в тот момент она уже с тяжелым дыханием в груди чувствовала сильное возбуждение — Давай Оксанка еще бокальчик
Поднося тут же другой наполненный полный бокал с вином к изнывающим смоченным каплями вина губам Оксаны, с которых тонкой струйкой стекали капли вина. Нежно обволакивая горло, лаская прикосновением грудь, они столь пленительно несколько капелек скатывались по коже её упруго подтянутого животика, постепенно устремлялись ниже. Жадно стараясь испить вино, со своего бокала Оксана допустила то, что несколько капель вина в бешеном потоке пролились с её алых влажных насыщенных сладостью вина губ. Щедро намочили белые шелковые чулки, оставив на них изрядное изобилие красных пятен вина. Придавая сокрушительную эротическую силу ногам Оксаны, она чувствовала, что такой жест, возбудил еще сильнее Марину Викторовну, ощутив своей спиной насколько тяжелым и безудержным, стало дыхание женщины, прикосновение приятной нежности рук которых столь пленительно придавало ласки тело Оксаны, сжимая силой своими кончиками пальцем сочную упругую грудь. Коснувшись слегка напряженного горячего лобка Оксаны, она слегка заерзала от наполненной, страшной силой возбуждения, сладко начала постанывать захлебываясь диким богатством, переполняющим полость рта потока вина. Катерина продолжила настойчиво держать возле её открытых губ бокал с вином, пока грудь Оксаны находилась в сокровенных нежных руках Марины Викторовны, что придавала их ласки теплых нежных рук. Стенки влагалища, которого были возбуждены столь сильно, что тонкой струйкой продолжала стекать влага, нежно обволакивая анус, она пропитывала бархатную ткань дивана, на которой сидела Оксана.
— Давай попробуй не стесняйся — обратилась Катерина, судя по всему к сестре Оксаны — Порадуй, чем сможешь свою сестрицу
Ласковым жестом Катерина провела ладонью своей руки по волнистым золотистым волосам Оксаны, отрывая от её губ пустой бокал из-под вина. Капли вина так чарующе падали на обнаженное тело Оксаны, обжигая своим прикосновением, стремительно начали стекать вниз, оставляя после себя сладостную дорожку прохладной нежности на бархатной коже.
— Но ведь я даже не знаю, что нужно делать в таких ситуациях и не знаю нормально ли это — засомневалась Роксана
— Что нет! — возразила Оксана
— Оксаночка тише — прошептала Марина Викторовна, схватившись за волосы Оксаны
Ничего не успев возразить, Оксана взвизгнула от резкой боли, запрокинула голову на плечо столь коварной женщины, что так сильно держала её волосы в своей руке. Оксана увидела только, как раскаленная напряженная до придела красная пульсирующая головка крепкого члена Кости приближалась к её приоткрытым губам. Кончики пальцев Марины Викторовны приятно раздвинули половые губы Оксаны. Коготок среднего пальца медленно начал щекотать возбужденный мокрый клитор, от чего она стала извиваться как дикая кошка в объятиях оков нежных рук этой страстной жгучей женщины.
— Я так не могу честно
Возразила сначала Роксана, эмоций на лице её, Оксана видеть не могла, но слышала интонацию голоса этой девушки. Под бурной чудесной властью алкоголя, Оксана находилась в плену нежных рук, что как плотные тиски оков держали её за волосы, а другой рукой приятно щекотали пальцем кончиком коготка возбужденный мокрый клитор.
— Налей ей выпить — распорядилась Марина Викторовна, приятным сладостным голосом возле уха Оксаны — Костя подожди минутку
Остановила Марина Викторовна его член, отпустив волосы Оксаны, красиво обернула ладонью руки его напряженную пульсирующую головку члена, когда она уже почти коснулся изнывающих пропитанных вином влажных алых губ. Соблазнительно облизывая влажные губы, Оксана смотрела на мужчину, что стоял обнаженный перед ней словно как на бога, опираясь руками на поверхность дивана, ткань которого такое приятное удовольствие доставляла ей при соприкосновение с кожей.
— Вот дорогая моя — сказала таким ласковым тоном голоса Катерина, отдавая в руки Роксане наполненный бокал с вином — Выпей это немного тебя раскрепостит в нашем обольщенном похотью искушение страстью обществе
— Пусть пока выпьет — согласилась Марина Викторовна, отпуская из своих ладони головку напряженного члена — А мы пока продолжим так ведь — кончиками коготков пальцев ладони руки в которой был напряженной член, она провела по губам Оксаны
— М… телефон! — возмутилась недовольно Марина Викторовна, держа рот Оксаны кончиками пальцев открытым — Чей это? — тут же спросила она, когда головка напряженного члена почти вошла в открытый рот
— Это в шубе у Оксаны — пояснила Катерина, переворачивая норковую шубу, достала из её кармана играющий ритмичную мелодию Dubstep телефон Оксаны — Оу… да тут несколько пропущенных вызовов даже, а сейчас звонит доктор Ларионов
— Наверно что-то в больнице — предположила Роксана, смочив губы сладостью волшебной силы красного вина
— Тогда возможно нашей Оксане стоит взять трубку — предложила Марина Викторовна остановила вновь, схватившись рукой за член Кости, когда он хотел ввести его в открытый рот Оксане
— Мне нужно будет поговорить в более уединенной комнате Марина Викторовна? — спросила разрешения Оксана, освобождаясь от объятий этой женщины
— Не волнуйся Костя я не оставлю тебя без внимания — заверила его Марина Викторовна, когда Оксана встала с дивана — Пусть она ответит, наверно что-то срочное в больнице
— Ты ведь не против, если мы с Мариной Викторовной посидим, выпьем? — спросил он, остановив Оксану за руку, когда она хотела взять свой телефон из рук Катерины
— Да делайте что хотите — ответила Оксана раздраженно — Костя милый, мне нужно ответить это с больницы — простонала она, положив ладонь на его грубую черную щетину на подбородке
— Оксанка! — возразила Катерина, держа вибрирующий телефон в руке, в тот неподходящий момент, когда Оксана хотела его поцеловать, позволив этому мужчине обхватить её ногу, согнутую в колено за бедро — Возьми телефон
— М… вечно ты со своими придирками — изнывающим недовольным стоном простонала Оксана
— Хорошо любимая ответь на звонок и сразу же возвращайся — настолько ласково прошептал Костя, что Оксана уже начала сомневаться, отвечать ли её на звонок
— Давай бери — будто нажала на принять вызов Катерина, вставляя в в руку Оксане звонящий телефон
— Оксана Владимировна — возмутился доктор Ларионов, повысив тон своего голоса, вынудив Оксану схватить халат быстро с дивана, держа телефон в другой руке — Помимо ваших тут семейных драм, что устраивает ваша родня, короче пришлось вызвать службу безопасности, чтоб утихомирить вашу мать и отправить домой
— Хм… мама! — возразила Оксана, прикусывая губу, ощущая на своей спине, подозрительные взгляды — Ладно, что вам удалось выяснить?
— Выслушивание мальчика позволило нам вывить некоторую особенность
Быстро вмешалась Валентина, как Оксана смогла догадаться, разговор проводился на громкой связи, надевая халат на свое обнаженное тело, держа телефон возле уха, она вошла в дверь открытой комнаты хозяйки дома.
— Первый тон длинный ослабленный льющимся диастолическим шумом, который начинается сразу после второго тона — пояснила Валентина, как только Оксана вошла в комнату, плотно закрывая за собой красивую деревянную дверь лакированную красным лаком
— Так же нам удалось выявить у мальчика внешние признаки усиленной пульсации артерий «пляска каротид» — доложила Вероника приятным милым голосом
— Хм… признаки аортальной недостаточности
Предположила сразу же Оксана, подошла медленно, звонко стукая каблуками по паркету пола кофейного цвета, отодвинула красную бархатную штору, взглянула сквозь большое пластиковое окно на восходящую полную луну. Большой массивный тополь, что рос перед окном дома Марины Викторовны, своими огромными ветками щекотал крышу металла черепицы, стряхивая плавно с неё комки накопленного снега. Даже в комнате пахло завораживающим запахом красных роз, что стояли в большой белой керамической вазе, на тумбочки справа от огромной по величине кровати. Свет от натяжных потолков в комнате этой экстравагантной женщины тусклым розовым оттенком освещал поверхность пола и кровати в комнате, а темно-красное мягкое кресло, что стояло справа от окна находилось в самом темном углу комнаты.
— В любом случае что-то мешает оттоку крови из левого желудочка в аорту — начала размышлять Оксана — Что показала нам ЭКГ?
— На ЭКГ — начала говорить тут же Валентина — Наблюдаются отклонения оси сердца влево и появлению признаков диастолической перегрузки объемом, что выражается в изменении формы начальных компонентов желудочкового комплекса
— Выраженные зубцы Q в I отведении, АVL, V3-V6? — вынесла свою версию Оксана по результатам электрокардиограммы, присаживая в кресло, что находилось справа от окна, поправила низ халата
— Да как ты узнала Оксана? — удивилась Вероника столь неожиданной догадки со стороны начальника
— Снижении зубца К в отведении VI — продолжила рассуждать Оксана, положив ногу на ногу откинулась на спинку кресла, положила телефон на подлокотник кресла, включила легким касанием коготка указательного пальца сенсора экрана телефона громкую связь — Течением времени эти признаки уменьшаются и общая амплитуда комплекса QRS возрастает
— Да она как будто кардиограмму этого мальчика нам тут читает — удивилась Валентина логике своего руководителя
— Часто обнаруживаются инвертированные зубцы Т и депрессию сегмента ST, что отражает выраженность «гипертрофии левого желудочка» и его «дилатации» — не придавая никакого значения эмоциям Валентины, Оксана продолжила рассуждать чувствуя как сила выпитого алкоголя уже дала о себе знать
— Может сначала нам стоит убедиться в гипертрофии левого желудочка? — предложил Ларионов
— Но что может вызывать столь сильное увеличение объемов внутренних органов или кровеносных сосудов? — пыталась рассуждать Валентина — Причиной такой дилатации левого предсердия, вполне может служить сужение митрального клапана
— Оксана Владимировна — вмешался Ларионов — По результатам рентгенографии грудной клетки нам удалось выявить, что в типичных случаях наблюдается картинка расширения тени сердца вниз и влево, что приводит к его заметному увеличению вдоль продольной оси и незначительному в поперечнике
— Хм… возможно это не совсем аортальная недостаточность, стоит уже отбросить эту проклятую идею, хотя она все объясняет, но только не выраженное увеличение левого желудочка, вполне возможно нам стоит обрабатывать версию с митральной недостаточностью — распорядилась Оксана, пытаясь говорить, внятно и осознано
— Оксана Владимировна вы что пьяны? — удивился Ларионов, возможно заподозрив невнятную разговорную речь Оксаны
— Я…?! — была весьма поражена логике этого врача — Да вы что Валерий Николаевич и как вам только это в голову пришло, такое подумать обо мне, я ведь ваш начальник
— Может сделать лучше катетеризацию сердца? — предложила Валентина свою версию, сбивая с толку Ларионова — Это даст нам определить возможные пороки сердца
— Нет! — возразила тут же резко Оксана — Ангиографию будем делать завтра, а пока я хочу получить хорошую Эхокардиограмму и подробно расписанный отчет, да и …
— Что вы задумали Оксана Владимировна? — возразил доктор Ларионов, начиная сомневаться, будто в правильности решения своего непосредственного руководителя
— Проведите ряд тестов физических нагрузок с мальчиком — предложила Оксана, улыбнувшись кривой пьяной улыбкой в отражение большого зеркала, что располагалось напротив кресла на котором она сидела
— Вы что хотите чтоб нас еще и его мать убила? — возмутился Ларионов — Вы и так куда-то увели их дочь, что они тут уже рвут все подряд, ваша и ваш якобы отец делят право на то, у кого вы будите жить
— Я буду жить у себя — заявила Оксана — А на счет своей сестры, скажите, что завтра с утра они её увидят
Заверила Оксана, нервно заерзала в кресле, когда дверь комнаты плавно открылась и потом тут же быстро закрылась, не дав ей услышать толком, что происходит в гостиной комнате.
— В таком случае вас будем очень ждать завтра на работе — придав такой вид своему голосу, будто такой ответ его успокоил, ответил Ларионов
— Тогда думаю — тянула Оксана интонацию своего голоса, восхищаясь, нежданному гостю таинственной страсти облегающего фиолетового платья — Завтра мы с вами Валерий Николаевич и увидимся и ….
Не успев договорить, как брюнетка похотливая искушенная страстью легким прикосновением коготка среднего пальца, нажала на сенсоре мобильного телефона сброс вызова. Фиолетовое платье, что так сексуально облегало каждый неровный эротический бугорок на её теле, словно пленило к себе взор Оксаны. Насыщенная сладость аромата фиалки, которым было пропитано все её тело, воодушевляло не мысленный на тот момент в голове Оксаны круговорот возбудительных эмоций. В двух её руках было по бутылке вина, что она так соблазнительно держала, заголяя донышком одной бутылки краешек нижней части пышного низа платья.
— Вот у тебя наверно был очень весомый повод это сделать
— Да брось ты у тебя все равно там уже твой разговор подходил к концу
— И что же тебя привело ко мне так скоропостижно?
Облизывая изнывающие пылающие огнем похотливой развращенной фантазии губы, выразила свое ласковое недовольство Оксаны, после этого улыбнулась кривой пьяной улыбкой, прикусив краешек губы.
— Твой Костя
Ухмыльнулась Катерина, повернувшись перед лицом Оксаны так красиво вильнув своими упругими ягодицами, направилась, виляя эротически прекрасными бедрами к кровати.
— Видимо не смог дождаться тебя
— И что же он сделал? — медленно вставая с кровати, поинтересовалась Оксана, улыбнувшись развращенной улыбкой, восхищаясь, каждому сексуальному изъяну на теле Катерины, закрытого оковами стягивающего облегающего фиолетового платья
— Я бы задала правильный вопрос в этом случае — поправила её Катерина, поставив, нагнувшись на тумбочку возле кровати открытые бутылки вина — Что сделала Марина Викторовна с ним, после нескольких залпом выпитых полных бокалов вина
— М… думаю, я догадываюсь по стонам, что разносятся за закрытой дверью гостиной — прислушавшись, Оксана услышала глухие женские изнемогающие стоны — А что делает у нас там Роксана?
— Хм… Роксана — ухмыльнулась Катерина — Она сейчас придет к тебе, напилась со мной до такого состояния, что уже горит желанием с тобой переспать
— Во всяком случае, не она сейчас волнует меня
Оксана подошла со спины, к Катерине нежно обвивая своими ладонями прекрасную талию брюнетки, прижалась к её телу, вдыхая приятную силу волос. Шампунь, которым пользовалась Катерина, придавал невообразимый блеск черным волосам и обеспечивал пышный объем, сохраняя волнистую укладку волос.
— А именно ты, согласись по твоему нерешительному лицу, я заметила, что тебя что-то тревожит и ты не случайно нагнала меня в центре деревни, ты ведь хотела со мной о чем-то поговорить — начала рассуждать Оксана, приятным шепотом высказывала свое предположение на ухо Катерине
— По правде говоря, Оксана — поставив бутылки с вином на тумбочку, обернулась Катерина, посмотрев в возбужденные до придела, сияющие блеском лазурного света при тусклом свете розового блеклого освещения глаза Оксаны — У меня к тебе есть одна маленькая, ну очень огромная просьба, не знаю, сможешь ли ты мне в этом помочь
— Давай выкладывай — глубоко изнуренно вздохнула Оксана, присаживаясь на край кровати, поправила низ халата, оголив роскошную сексуальную прелесть упруго бедра
— Романов хочет купить пакет акций одной очень крупной российской компании, которая занимается добычей нефти
Начала рассказывать Катерина, присаживаясь на кровать рядом с Оксаной, опустила голову, по её внешнему виду, было видно, что её терзает чувство вины.
— И…? — протянула Оксана в ожидании, напряженно посмотрела на неё — Я никак не могу понять, причем тут я — положив ногу на ногу, она чуть заголила бархатную кожу упруго эластичного бедра, стала легонько покачивать ногой
— Дело в том м… — тянула Катерина, положив теплую ладонь руки на коленку Оксаны — Оксанка ты меня никогда не простишь или можешь тут же отказаться, ну просто это не так легко сказать
— Катерина! — нервно отдернула руку Катерины со своего колена, возмутилась Оксана, скрыла прелесть роскошной развратной улыбки, посмотрела на брюнетку недовольным взглядом, выражая свое недовольство — Что ты скрываешь от меня?
— Этот пакет акций Романов хочет купить за половину настоящей его рыночной цены у Коновалова — пояснила Катерина, боясь посмотреть в глаза Оксане
— А мне то, что до их дела
Улыбнулась Оксана, красиво выгнула спину, потянулась за бутылкой вина, что стояла на тумбочки возле кровати, шелковые белые простыни на кровати доставляли сказочное удовольствия соприкосновения бархатной кожи с ними.
— Романов попросил меня лечь под Коновалова, лишь бы тот уступил ему в цене
— Но ты ведь можешь отказать — ухмыльнулась Оксана
— Ты не понимаешь Оксанка, если Романов просит, это все равно, что приказывает
— А почему именно лечь — удивилась Оксана — подняв с тумбочки медленно бутылку вина — Как будто не существует других методов, выторговать у него этот пакет акций?
— Ну, он не так конечно сказал, это я утрирую — ответила Катерина, скрывая свой постыдный взгляд прядью роскошных черных волос — Он сказал, любыми способами уговорить Коновалова мне, чтобы он продал ему эти проклятые акции
— Ну, так возьми и уговори его, в чем проблема — поднесла Оксана холодное горлышки открытой бутылки вина к своим губам, стала жадно пить вино
— Ну как бы тебе сказать, у тебя ведь с ним что-то было и я думаю у тебя лучше получиться это сделать — намеками говорила Катерина, прижимаясь к телу Оксаны
— Хм… Катерина ну ты и сука — возмущенно заявила Оксана — Ты хочешь, чтоб я с ним закрутила интрижку, только ради того, чтоб помочь тебе выкрутиться из положения
— Оксанка Романов ведь не отстанет от меня — начала жаловаться Катерина, слезно положив голову на плечо Оксаны — Он трахает меня, когда захочет, говорит, чтоб я уже ложилась под кого он хочет, я даже возразить ему не могу уже
— А в чем собственно то проблема? — ухмыльнулась Оксана, сделав большой жадный глоток вина облизнула свои мокрые сладкие алые губы, стала расстегивать одной рукой верхнюю пуговицу белого халата — Возьми и ляг под этого Коновалова, мне он знаешь как то неинтересен, хотя может есть ну так чуточку
— Я ему как-то тоже не интересна и он ко мне никаких чувств не питает, как и я к нему — объяснила Катерина — Но ты, тебя то он послушает, поюли им ты ведь можешь в постель не обязательно даже ложиться, он ведь как пес за тобой хоть в ад теперь побежит
— Как ты низко меня ценишь — рассмеялась Оксана — Сними с меня уже эти залитые вином чулки — ощутила она, как пальцы Катерины вцепились в замок молнии черных зимних сапог
— Оксанка я все для тебя сделаю, все что хочешь, хочешь, не буду твоей маме позволять мешать тебе строить свои грязные развратные делишки, отвлеку Рамазанова, чтобы он тоже не был для тебя помехой
— И как ты это интересно это сделаешь? — ухмыльнулась Оксана, наблюдая, как Катерина сидела перед ней на коленях, расстегивала молнию на её черных сапогах
— Да отвлеку их как-нибудь, хочешь, сделаю, чтоб Тихонов с тобой во всем соглашался, даже освободит тебя от работы в клинике
— М... клиника блин! — обиженно надула губки Оксана — Ты хоть представляешь, что ты просишь от меня?
— Да понимаю, ну Оксанка, пойми, у меня нет другого выхода, кроме как попросить тебя об этом, ну ты ведь мне не откажешь — освобождая ноги Оксаны, от сапогов, ответила Катерина, не поднимая обиженного взгляда, смотрела на пол, лаская её ноги обворожительной нежностью
— Ну и что мы будем делать? — ухмыльнулась Оксана, играя кончиком пальцев на ноги с её роскошными прядями черных густых волос — Ты хоть представляешь, что ты мне будешь должна, за эту услугу, даже если там будет хотя бы капелька моего интереса
— Я вся твоя Оксанка, только твоя, хочу, чтоб всегда так было, можешь попросить все, что захочешь от меня за это — стараясь не поднимать своего стеснительно взгляда, бурчала что-то себе под нос Катерина
— Хм… что мне с тобой Катерина за это сделать а? — коварной улыбкой улыбнулась Оксана — Снимай уже с меня эти проклятые чулки — выпрямила ноги она, продолжала улыбаться, чувствуя, как теплые нежные коготки Катерины приятно стягивали резинку чулок вниз
— У тебя такие красивые ноги Оксанка, я уверена, что без проблем уговоришь ты этого Коновалова, тем более мне так кажется, что он на тебя явно глаз положил — хвалила Катерина, нежно проводя теплыми ладонями по ногам Оксаны, когда скинула с её ног чулки на пол
— Ты даже не представляешь, что я попрошу, если даже хотя бы попытаюсь тебе помочь в этом деле, тем более я ведь с Коноваловым когда-то два года была вместе и знаю его, он вполне может привязаться теперь ко мне
Нагнулась к Катерине, Оксана вцепилась в лямки фиолетового платья, слегка оголи её плечи, сохраняя прелесть грязной эротической улыбки, продолжила настойчиво стягивать платья, оголив её грудь, когда она сидела на коленях перед ней на полу. Наблюдая, как красиво платье, под действием пальчиков рук Оксаны, оголяет пышную сочную грудь Катерины, она улыбнулась восхитительной улыбкой, выражающей огромною похоть и неизмеренное сексуальное желание.
— И в этот раз Катерина тебе отвертеться, не получится — заявила Оксана, настойчиво с треском рвущейся ткани и визгом Катерины дернула платье вниз, разрывая своей силой его нежный материал, что так сексуально облегал силуэт её талии
— Что же ты делаешь Оксанка? — боясь даже возразить, спросила Катерина, медленно вставая перед Оксаной, позволяя ей снять с себя платье
— Я получаю свое по праву — настойчиво ответила Оксана, стискивая с её ног плавно платье, которое в медленно падении упало на пол — Ты так не считаешь, что теперь твоя попа до конца твои дней будет одной мне тока принадлежать, а я буду куда требовательней, чем твой Романов
— А с чего это ты решила, что он мой? — возразила Катерина, состроив милую улыбку очаровательным алым губам — Ты ведь его белокурая королева, разве не так
— Но ведь попросил он тебя разобраться с этой проблемой, разве не так? — удивилась Оксана, посчитав ответ брюнетки за легкую наглость
— Ну… Оксанка — заскулила она надув губы села на кровать рядом с Оксаной, прижалась к её телу, всхлипывая иронией страсти — Ты ведь поможешь мне в этом деле
— А что же, что же мне то попросить то взамен — коварно блеснула Оксана прелестью голубых лазурных глаз — А… придумала, хочу вот, как Марина Викторовна от моего Кости сучка такая стонет, так и я хочу, ощущать прелесть твоего языка на своем теле
— Думаю, что я справлюсь с этой задачей — с ухмылкой заверила её Катерина
— Неа… — возразила Оксана, отказывая ей вправе залезть к ней на кровать, остановив её наглость прикоснувшись ладонью руки к её сочной упругой прелести груди — Сначала сапоги сними со своих ног радость ты моя
— Ну, Оксанка — уныло возмущалась Катерина, нагнувшись, начала расстегивать молнию черных зимних сапог
— Да-да иначе так не честно я-то полностью раздета перед тобой, а ты нет
С улыбкой на губах говорила Оксана, наблюдая восхищенным взглядом сияющих лазурных голубых глаз, с каким трудом эта брюнетка скидывает со своих сексуальных ног. Один только взгляд, на обнаженные ноги Катерины, вызывал соблазнительное неутолимое желание грязной развратной эротической похоти.
— М…. Катюша, а трусики то тоже надо снимать — возразила Оксана, надула недовольно алые губки, стала возмущаться, преграждая руками ей путь на кровать с ней
— Какая ты требовательная Оксанка
Улыбнулась Катерина, такой прелестью улыбки, придав губам форму эротически развращенного желания, от чего Оксана почувствовала на стенках своего влагалища как стала скапливаться влага с такой силой. Часть завораживающей прикосновением влаги, обжигающим эффектом вытекала на шелковые белые простыни постели, на которой находилась Оксана. Раздвинула ноги согнутые в колени, опираясь руками на пышные белые бамбуковые подушки, с нетерпением и голодными сексуальным взглядом ждала раскрепощенную развратную девицу.
Восхитительная улыбка не сходила алых губ Оксаны, нежность пальцев развращенной похотью брюнетки с легкостью оголили тело, освободив его от стягивающих оков белого халата. Ощущение сладости и жгучего прикосновением оттенка соблазнительного дыхания Катерины, заводило Оксану с каждым её новым вдохом, как только это темноволосая королева взошла вместе с ней на кровать. Нависая всей прелестью своего тела над телом, Оксаны, что с тяжелым дыханием в груди, вцепившись в металлическую красиво изогнутую спинку кровати, чувствовала пылающий жар сладостного дыхания от алых изнемогающих голодных сексуальной страстью губ Катерины, что как хищная кошка терлась об неё своим обнаженным телом. Сокрушительной чарующий силой аромат ночной фиалки, которым щедро пахло тело брюнетки, сводило Оксану с ума, при каждом вдохе этого чудесного запаха находясь в максимальной близости с ней.
— Какая ты у меня ненасытная Катюша
Сладостным стоном простонала Оксана, чувствуя, как обжигающая холодом слюна брюнетки стекала самотеком по её сочной прелести груди, где эта кошка так эротически приятно щекотала языком розовый нежный соскок груди. Сжимая лаской пальчиков грудь Оксаны, Катерина одаряла её соски такой жадностью слюны, покрывая их прелесть изобилием сочной сладостью слюны на которой осталась незабываемый вкус вина. Заставляя Оксану извиваться в сладостных изнемогающих стонах, Катерина скользила своим языком по её упругому животу вниз.
— М… что же ты со мной делаешь? — изнемогая вся от нежности прикосновения, простонала Оксана
— Погоди Оксанка то еще только начало — прошептала она сладостным возбуждающим слух шепотом, испуская горячий теплый воздух в районе лобка Оксаны
Сказочное влияние языка Катерины и его щедрого богатства слюны, которое самотеком плавно скользило с лобка Оксаны по её влажным, покрытых, изобилием богатой смазки влагалища. Заставило её изогнуть спину максимально, насколько это было возможно, завораживающей эффект обжигающего дыхания Катерины на влажном изнемогающем влагалище, только после чего она как голодный вампир впилась в её половые губы. Вцепившись своими когтями в белую шелковую простынь под собой, Оксана ощущала легкое прикосновение кончика языка на своих половых губах, такое сказочное воздействие Катерины заставляло её трепетать в громких стонах по всей кровати.
Медленно аккуратно Катерина раздвинула двумя пальчиками половые губы Оксаны, проникая языком вглубь покрытых щедрым изобилием смазки стенок влагалища. Оксана почувствовала, как будто у неё захватило дух, не могла не дышать ничего, даже простонать не могла толком, стараясь сжимать простынь в своих руках, пытаясь из-за всех сил контролировать своё состояние. После чего тут же сразу же по мере продвижения языка Катерины по стенкам своего влагалища испытала молниеносной силы оргазм. Выплеснув тот остаток энергии, что поддерживал её состояние прямо на язык Катерины, густым потеком смазки. Только после этого рухнула на кровать, не контролируя свое состояние, изнывая в сладостных изнемогающих стонах с закрытыми глазами, отдавая свое тело в нежность рук развратной раскрепощенной пьяной кошки, что одаряла её фантастической нежностью и ласки. Волшебная ласка рук Катерины успокоило быстро страстный пыл Оксаны, что с столь страдающих стонах находясь в сексуальном искушении страсти, стонала находясь головой на подушки, пыталась вцепляться в железные прутья спинки кровати. Отдавая свое обнаженное тело в чарующие теплые руки Катерины, нежность прикосновения которых быстро позволило Оксане заснуть, сладко посапывая во сне, находясь в столь приятной нежности ласки объятий развращенной похотью страсти брюнетки.

***
Приятная завораживающая прикосновением нежность рук, ладони теплой руки ласкали тело Оксаны, когда она пыталась проснуться после долго сна. Пробивающий лучами солнца рассвет зимнего солнца озарял комнату своим сказочным блеском, отражая в сонных глазах Оксаны любой предмет, что находился в комнате. Пытаясь медленно открыть глаза, Оксана начала щуриться, все казалось таким ослепительно белым, даже белые простыни и шелковое одеяло под которым лежала она, ярким светом отражалась у неё в глазах. Катерина прижала её голову к своей груди, не позволяя её глазам, чувствовать столь неприятное раздражение ослепительного белого цвета. На простыни, на которой она лежала, оставались следы женского пота и смазки, прелесть вытекшего оргазма из влагалища Оксаны, тоже оставила на постели свой яркий выраженный отпечаток. Прижимаясь к телу Катерины, пытаясь проснуться, когда дикая головная боль притупляло сознание, а сухость во рту доставляло явное недовольство её нежной полости рта и чувствительного язычка, на котором не осталось даже капельки слюны, после столь бурной страстной ночи.
Аромат ночной фиалки, что веял от тела Катерины, еще все продолжал сохранять свою первозданную силу. Сладостный перегар, которым пахли её губы, больше говорил о её злоупотреблении вином, которым по всей видимости она залила свою печаль после того как Оксана уснула на кровати. В комнате все еще прекрасно пахло прекрасным запахом алых роз, красота больших лепестков которых все еще сохраняла свой вид, находясь в белой керамической вазе. Жуткая обворожительная прохлада царила в комнате, одаряя своей скользкой колющей морозной нежностью упругое эластичное бедро Оксаны, которое было раскрыто из-под толстого белого бамбукового одеяла, а за окном ясно слышалось, как задувала метель. Так же среди прочих изобилий ароматов в этой комнате Оксана смогла распознать чарующую сладость кофе с карамельной начинкой, кружка которого стояла на тумбочки возле кровати
— Проснулась соня — ласковым приятным голосом тихо прошептала Катерина — Скора тебе снова, перезвонит Ларионов, похоже, у них с твоим пациентом возникли какие-то проблемы, говорит, что твоему брату пришлось сделать срочную трахеотомию
— А где Роксана? — проигнорировав слова Катерины, Оксана предпочла поволноваться судьбой своей сестры — Она ведь к нам вчера даже и не присоединилась и я безусловна тому рада, не стоит её впутывать в наши грязные эротические игры
— Роксана напилась вчера с Мариной, вырубилась и проспала убитым сном на кресле, даже не проснувшись от столь громких и сладостных стонов этой развращенной женщины — пояснила Катерина шепотом
— Хм… а почему ты говоришь шепотом? — простонала сладостным стоном Оксана, прижимаясь к телу Катерины на кровати
— Да сейчас Марина Викторовна зайдет — предупредила её Катерина, накрывая толстым бамбуковым одеялом, оголенное бедро Оксаны — Просила передать, что ей ужасно стыдно, за то что она так поступила по отношению к твоему Кости, ты ведь не ревнуешь?
— Хм… я ведь не ревную когда он трахал у меня на диване пьяную свою сестру, вместо того, чтоб пожелать возлечь со мной — ответила Оксана, словно ей это безразлично, протирая кончиками пальцев ладони свои сонные глаза
— Тогда думаю, ваш конфликт интересов исчерпан — предположила Катерина, проводя ласково по волосам Оксаны рукой
— Его и не было — возмущенно заявила Оксана, скидывая со своего тела толстое бамбуковое одеяло, села на кровати — Что там говоришь с моим братом, опять стряслось? — поставив свои ноги на прохладный пол паркета, поинтересовалась она, повернувшись к брюнетки в пол оборота
— Советую тебе тогда одеваться — предложила Катерина, встав с кровати с поразительной нежностью и лаской, обняла обеими руками за плечи Оксаны, прижалась головой к ней — В доме Маришки нашей очень жутко прям холодно
— А почему это ты её так ласково называешь, а я вот по имени отчеству? — возмутилась Оксана, чувствуя, как кожу на её ногах внезапно окутал знойный холод
— Ну ты ведь еще не догадалась — начала будто застенчиво говорить Катерина, играя в любезности, будто как что-то недоговаривая поначалу — Наша Мариша одна из фавориток нашего всеми любимого Романова, её телом он поистине всегда восторгался
— Да… ты что говоришь?! — вскочила Оксана, чувствуя внутри себя явное недовольство и злобу, неконтролируемый порыв ярости — С какой это стати такой женщине как Марине Викторовне водить какие-то дела с Романовым
— Я видела Оксанка как он помыкал ей — говорила шепотом Катерина — Я тогда готовила для него финансовый месячный отчет по затратам, когда она пришла к нему, так они чуть ли у меня на столе, среди бумаг такое устроили
— И что она даже не была против? — возмутилась Оксана, приревновав внезапно сама для себя Романова
— Эта женщина иногда в редких конечно случаях, удовлетворяет похоть его самых важных людей, министров, финансовых директоров и прочих чиновников — рассказывала Катерина, как будто это обычное дело
— Мда… конечно на деньги салона оптики сильно круто не поживешь — согласилась Оксана, прикусив кончик коготка пальца изнеможенными алыми губами
Дверь комнаты тихо скрипнула и стук оживленных красных зимних сапог на высоком каблуке, оживил столь мрачную и тихую атмосферу в комнате головокружительным раздирающим уши Оксаны шумом, что эхом отражался у неё в голове. Восхитительная прелесть гардении, и её чарующий аромат сразу же наполнила комнату своим богатым великим множеством оттенком изысканного вкуса её духов. Сногсшибательное красное платье, что так сексуально облегало рельеф тела этой женщины восхитительно сидело на ней. Блестящая сила её белых волос, что как бушующий ураган волн в океане покрывали её плечи, окутывали шею, так красиво завивались на её пышной сочной упругой прелести груди, оковы которой так плотно стягивало красное платье.
— Оксаночка да ты само великолепие — восхитительным прекрасным голосом сказала Марина Викторовна, сохраняя как всегда возбуждающие нотки своего голоса — Твое тело настолько прекрасно у меня просто слов нет
— Мда… с вашим то не сравнится — красиво выгибая спину, Оксана нагнулась, чтобы поднять с пола свой белый халат — Роксана чем там занимается?
— А я думала, что ты больше будешь беспокоиться за Костю — застенчиво говорила эта девушка, проходя по комнате звонко стукая каблуками красных сапог по паркету — Мне очень неудобно, что вчера так получилось
— Да ладно тебе Мариша, что впервые что ли — решила подколоть Катерина, сидя на кровати, поджала под себя ноги
— Катерина! — критично посмотрела Марина Викторовна, её явное выражение в голубых глазах, выражала недовольство — Да выбрось ты этот халат, тем более твоя мама, я с ней, кстати, подружилась, просила тебя как то одеть немного скромнее, чем ты одеваешься
— О боже! — уныло вздохнула Оксана, присаживаясь на кровать прикрыла грудь белым халатом — И вы туда же может хватит вам всем указывать как мне одеваться, это мое дело
— Пока у меня хорошие отношения с твоей мамой — заявила Марина Викторовна, подходя к платиновому большому встроенному в стене шкафу — Я буду следить за тем, как ты одеваешься
— Да что вы говорите! — возмутилась Оксана, швырнув халат в угол комнаты, накрылась одеялом и легла на подушку
— А вот свои капризы юная ты девушка — недовольно подметила Марина Викторовна — Не волнуйся ты так, подберу я тебе наряд по достоинству, как подобает белокурой королеве, да Катерина твое платье уже явно никуда не годиться, что же вы так девушки по сдержаннее надо быть хоть чуть-чуть
— Ага, кто бы вот говорил — недовольно возмущалась Оксана, накрывшись одеялом
— Вот не надо так Оксаночка с кем не бывает и тем более, я ведь знаю, что ты у нас не ревнуешь, только своего Коновалова ревнуешь наверно да
— Марина Викторовна! — вскочила как пружина на колени Оксана на кровати, опрокидывая плавно со своего тела большое бамбуковое одеяло, что так плавно облегая сочную соблазнительную прелесть груди — Вот не надо пожалуйста Сережу сюда приплетать
— Конечно не надо — согласилась Марина Викторовна — Ты только посмотри, какое очаровательное красное платье я для тебя приготовила, да и еще подобрала к нему чарующее взглядом нижнее белье
— И как мне стоит вас за это отблагодарить по достоинству? — ухмыльнулась Оксана, красиво выгибая спину, нагнулась как кошка, пробороздила грудью по приятной нежности одеяла
— Катерина у тебя наверно сегодня должна быть встреча с Романовым по поводу годовых каких-то отчетов, думаю, мы не будем с Оксаной тебя отвлекать — заявила с хитрой ухмылкой Марина Викторовна, доставая черное изящное зимнее платье
— Ты Мариша как я вижу, все предусмотрела — начала возмущаться Катерина, скрывая обиженный взгляд, ерзала коготками по спине Оксаны
— Просто Оксана обещала взять меня сегодня к себе в команду, вот и я решила попробовать себя проявить — ответила Марина Викторовна, улыбнувшись развратной улыбкой — Одевайтесь девочки, а я пойду Роксану разбужу, отпою её своей изысканной крепостью кофе
Красиво виляя своими бедрами Марина Викторовна направилась к выходу из комнаты, показывая при каждом шаге, красивый эротический изъян на своем теле, красное платье которого так сексуально обтягивало его силуэт. Щедрый запах коллекции Марины Викторовны гардении оставался витать в воздухе, даже после того, как она покинула комнату, закрывая плавно за собой створку двери. Некоторое время Оксана наблюдала за закрытой дверью, после чего поползла соблазнительной для себя самой походкой, красиво виляя своими ягодицами перед развращенной брюнеткой. Приятная завораживающая ткань бархата, обладала достаточно теплым эффектом, на кончиках пальцев, которых Оксана держала это красное платье, так удивленно его рассматривая.
— Что думаешь? — обратилась Оксана, повернувшись назад, стоя на коленях на кровати, прикинула поверхностно на себя платье
— Я всегда знала, что Мариша обладает непревзойденным вкусом к моде, ты только посмотри, какое нижнее алое белье она тебе подобрала с сексуальным сочетанием в нем черного цвета
— Ну ладно хорош трепаться — возмутилась Оксана, нахмурив губки — Пора направиться нам в больницу
— Да только меня заберет, скорее всего служебная машина
Уныло говорила Катерина, скрывая обиду, которую сразу же заметила Оксана, и с ухмылкой подбодрила брюнетку, взъерошивая своими коготками её черные густые волосы.
— Ну как знаешь — улыбнулась Оксана, раздвинула ноги, сидя на кровати, принялась натягивать на себя темно-алые трусики, нежность резинки которых так пленительно ласкала её бедра

***
Красный кроссовер медленно двигался по деревенским улицам, снег под его мощными шинами протектора зимней шипованной резины приятным хрустом радовал слух. Покосившиеся от снега заборы были завалены тонким слоем снега, из труб полуразваленных домов валил плотным слоем густой дым. Колкий мороз, сковывающий своей завораживающей силой холода, заставил собак этих разваленных домов, состояние которых казалось весьма унылым, прятаться в будке, злорадно лаять проезжающим рядом автомобилям. В окне одного из домов с печальным видом на лице сидела бабушка, с грустью и печали горечи несчастной жизни, наблюдая за текущей унылой деревенской жизнью в поселке.
Оксана сидела на переднем пассажирском кресле, в то время как её сестра пыталась прийти в бодрое состояние, с тоскливым взглядом смотрела через замершее задней двери стекло автомобиля. Некоторое время, Оксана нервно прикусывала нижний краешек губы ощущая в душе встречу со своей матерью, что судя по всему готова её уже убить за содеянное прошлым вечером. Пропущенных звонков Марины Николаевны уже с достатком хватит, чтобы вздернуть Оксану прямо на входе в больницу из-за сильной встряски переживаний, что устроила её родная, любимая дочурка. Напряженно постукивая каблуком черных сапог, Оксана еще нервно брякала коготками своих пальцев по ручки автомобиля, в которую так крепко вцепилась.
— Оксаночка да успокойся ты так
Улыбнувшись, сказала Марина Викторовна, не отрывая взгляда от дороги, что как фрегат по волнам качала автомобиль на покрытой снегом деревенской дороге.
— Вам легко Марина Викторовна говорить, вы её не знаете
Прикусывая сильнее губу покрытой помады алого цвета, кончиками зубов смазывая помаду на них от сильного переживания, теребила на ногах резинку черного изящно чулка, плотно облегающего её стройную сексуальную ногу.
— Ты ведь уже взрослая девочка и я думаю, что при всех она не будет на тебя злиться, и тем более я не дам тебя лично в обиду
Заявила Марина Викторовна, выворачивая руль автомобиля в сторону центральной площади, что вела вниз по улице к больнице.
— Ой Оксанка что же я так вчера напилась то — подала все еще пьяный голос Роксана, упав полностью на задние сидение автомобиля
— Блядь! — грязно выругалась громко Оксана, прихлопнув по своей коленке ладонью руки — Мне еще и перед своим папашей нести отчет, почему я позволила тебе так налакаться как кошка
— Да ладно тебе какой отчет, он ведь все понимает
— Ну да понимает, особенно после того, что высказала моя мамаша ему, конечно, он все поймет
— Так все хватит вам! — повысила свой голос Марина Викторовна
— Марина Викторовна — возмутилась Оксана — Соблюдайте, пожалуйста, субординацию, когда разговариваете со своим начальником — неудачно ткнула она носом эту женщину, куда не следовало
— Ха-аха… — громко рассмеялась Марина Викторовна — Тоже мне тут начальница нашлась, рот мне вздумала затыкать, ты посмотри на себя малолетка еще, не знаю, как только Тихонов позволил сделать тебя заведующей такого сложного отделения
— Я этого по крайней мере добилась сама — обиженно надула алые блестящие от помады губки Оксана
— Да знаю — согласилась Марина Викторовна — Только не надо так больше со мной девочка ты моя так разговаривать, ты конечно там и начальник, но за забором ты обычная молодая девчушка, у которой носик задран выше головы
— Да как вы смеете?! — возмутились Оксана, грозно посмотрев на свою обидчицу
— Может, уже прекратите у меня дико болит голова — начала высказывать, свое недовольство Роксана ластясь по кожаному заднему сиденью автомобиля
— Тебя вообще никто не спрашивает, нажралась, как кошка, вот и сиди молчи — приткнула её Оксана, чувствуя как внутри неё накипает неконтролируемый порыв ярости
— Не обязательно же так грубо со мной разговаривать, я ведь еще тебя сестрица моя не знаю
— Зато я знаю, какая ты у меня алкаша — огрызнулась Оксана
— Так все хватит! — крикнула Марина Викторовна
— Слышала, это тебя касается
С коварной прелестью на своих темно-алых губах улыбнулась Оксана, обратившись к своей сестре обернувшись, восхищенным взглядом злорадства, посмотрела, как она страдает от жуткого синдрома похмелья на заднем сиденье автомобиля.
— Нет Оксаночка! — возразила Марина Викторовна — Вот в первую очередь это касается только тебя
— Ах… вот значит как — надулась как кобра Оксана
Красный кроссовер как хищник двигался по больничной стоянке, что была заставлена автомобиля в этот день, на некоторых из них все еще сохранился тонкий слой снега. Медленно в этот момент подъезжала газель скорой помощи к приемному покою, остановившись у крыльца скорой помощи, двое санитаров помогли из открытой двери выйти пожилому мужчин, у которого, по всей видимости, случился сердечный приступ. Стая голубей ворковала громко на крыше больницы, устроили там свой птичий базар, что громким эхом гула разносился по округе. Старый массивный тополь возле большого каменного крыльца самой больницы, приветливо махал своими могучими ветками в такт дуновения морозного ветра. Бабулька с тростью медленно ковыляла по алее парковой зоны отдыха к массивному крыльцу, ступеньки которого были покрыты тонким слоем снега, едва ковыляя, Оксана удивилась, наблюдая за ней в окно пассажирской передней двери, как ей еще хватает сил, чтоб не рассыпаться.
— Ну вот и приехали — заявила Марина Викторовна, остановив свой автомобиль на свободном парковочном месте больничной стоянки — Ну что как вы девицы себя чувствуете, хотя извиняюсь как ты Роксана себя чувствуешь, про Оксану можно и не спрашивать
— Хм… ну спасибо — недовольно Оксана дернула за блестящую металлическую ручку двери
— Оксана ты хоть капюшон то надень — забеспокоилась Марина Викторовна, покинула следом за ней автомобиль
Колкий сковывающий движения мороз, быстро окутал лицо Оксаны, тревожил, обволакивая своей неистовой силы стихии проникая под покров норковой шубы, пытался объять могучими руками черные зимние чулки, что так сексуально обтягивали её ноги. Обида в душе за поведение это женщины уже начинала её задевать, когда она направлялась по автомобильной стоянке, звонко клацая по обледеневшему покрытию асфальта. Метель подбрасывала порывами ветра снег в ноги Оксаны, розовые нежные щеки бархатной кожи на её лице уже начинали покрываться инеем, на ресницах красиво уже начали скапливаться снежинки. Засунув руки в карманы, от обиды, Оксана пыталась доказать себе, что она больше права чем эта своенравная женщина, что пытается ею помыкать. Стукая каблуками уже по дорожке, которая выходила из автомобильной стоянки, прямо к главному крыльцу, по которому стремительно поднимались несколько молодых ребят, бабулька почувствовавшая холод на своих костях, по мнению Оксаны сразу же ускорила свой шаг, стала более активно подниматься по ступенькам.
— Оксана ну прекрати — возмущалась Марина Викторовна, явно ускорив шаг, пыталась догнать Оксану — Надень капюшон, простудишься ведь
— А вот это уж извините — заявила Оксана, обернувшись с замерзшими слезами на глазах — Это мое личное дело
— Боже и это говорит заведующий отделением диагностики в больнице и кому тока Тихонов доверил это должность — не обращая внимания на эмоциональный порыв ярости Оксаны, она подошла к ней и спокойно надела на её голову капюшон норковой шубы
— Не забывайтесь Марина Викторовна, вы сами решили поработать в моем отделе — заметила Оксана, прошипев это с такой злорадной ухмылкой, словно королевская кобра на загнанную в угол мышку
— Конечно-конечно Оксаночка как же мне такое то забыть — рассмеялась Марина Викторовна, обняв Оксану за талию, направляясь вместе с ней и с её сестрой по ступенькам больничного крыльца
Большая двустворчатая дверь, туго из-за мороза поддалась ловким движением рывка Оксаны, после чего она как послушная служанка сама перед ней открылась. Больница была переполнена как всегда пациентами со своими болячками, вытекающими в разного рода проблемы. Возле поста регистратуры скопилась очередь за карточками, кто-то из женщин бурно высказывал свои претензии по поводу очереди, наглые люди хотели быстро получить свои больничные карты. Такое разнообразие разных запахов витало в воздухе больницы, от женского аромата цветочного мыла, до резкой свежести мужского одеколона. Самый приятный и несравненное изобилие приятных душистых запахов пахло из кафетерия, ароматы кондитерских и кофейных изделий уже манили к себе, как только Оксана вошла в фойе больницы.
— Оксана, а здесь всегда такая суматоха? — заикаясь, спросила удивленно Роксана, встав в стопор посреди холла
— Боже мой я с этой девочкой чуть меньше суток, а она уже мне выносит мозг своими банальностями — вздохнула изнуренно Оксана, взяв её за руку, повела в сторону большой лестницы, что вела на второй этаж
— Не знаю как тебе Оксаночка, ну мне эта девушка очень даже нравится — заявила Марина Викторовна, направляясь за ними следом
— М… пойдемте уже, а то я могу и передумать лечить твоего брата, сразу пойду в кафетерий за чашечкой горячего кофе с карамелью
— Не волнуйся, она так не сделает — успокоила бедную девушку Марина Викторовна, дотронувшись легонько кончиками пальцев до её плеча — Ты ведь даже у меня, когда я тебе сделала его, не стала пить
— Оксана Владимировна — возмущенно слышался голос Ларионова, что стоял на лестнице, когда они поднялись уже на второй этаж — Ну до какой степени это может продолжаться?
— Валерий Николаевич — улыбнулась застенчиво Оксана, пожав плечами — Ну загуляла я, с кем не бывает
— Вот только с вами это бывает — заметив строгий взгляд своего начальника, решил быстро переменить тему разговора — У мальчика наблюдается усиленная пульсация артерий сетчатки глаза, пульсация языка, у него даже печень явно пульсирует
— Что с глазами у нас? — поинтересовалась Оксана, взяв у него из рук карту пациента
— Произвели легкий физиологический тест, как вы и просили, у мальчика началось потеря зрения, вызванное потемнение в глазах, состояние асфиксии, пришлось делать трахеотомию
— Значит мы опять с вами ровным счетом в тупике
— Хм… — приложив указательный палец к губам, направлялась Оксана с задумчивым видом по коридору, достав из карты снимок рентгенографии
— Что-то не так Оксана Владимировна? — спросил Ларионов
— Отчетливое увеличение левого предсердия при отсутствии признаков сердечной недостаточности указывает на наличие сопутствующего поражения митрального клапана
— Вполне возможны признаки Митральной недостаточности — предположила Марина Викторовна
— Нет! — возразила быстро Оксана — Что-то задерживает кровь в левом желудочке, может быть «миксома», хм… опять что-то не то — начала нервничать Оксана, положив снимок рентгенографии обратно в карту пациента
— А что такое Миксома? — поинтересовалась удивленным голосом Роксана
— Блядь открой книгу да почитай — раздраженно ответила Оксана, нажимая на блестящую ручку своего кабинета, открыла дверь
— Первичная, гистологически доброкачественная, внутриполостная опухоль сердца — пояснила Марина Викторовна тихим шепотом
— Но ведь — возразил Ларионов проходя в кабинет за своим начальником — Миксома сердца может вызывать повышение температу­ры тела, одышку, «ортопноэ», кашель, кровохарканье, сердцебиение, слабость, анемию, похудение, головокружение, преходя­щую потерю сознания, отек легких, тромбоэмболии
— Отдышка?! — удивилась Марина Викторовна, входя в рабочий кабинет Оксаны — Нарушение «частоты» и глубины «дыхания», сопровождающееся чувством нехватки воздуха
— При заболеваниях «сердца» одышка появляется при физической нагрузке, а затем и в покое, особенно в горизонтальном положении, вынуждая больных сидеть — продолжил дорабатывать мысль Ларионов
В кабинете было все как обычно, стол был завален книгами и различными листами с записями, на которых остальная часть команды девушек составляла разные варианты развития болезней, на основе сделанных процедур и тестов. Запах бумаги уже становился тошнотворным, спертый воздух и душная атмосфера в кабинете уже казалось невыносимой, но открывать окно в зимнюю стужу, это все равно, что гулять по улице голышом. Свет светильника на столе, был единственным освещением в кабинете, даже не смотря на плотно закрытые жалюзи, света в помещение было более чем достаточно. Книги были разложены и на подоконнике окна, на краю стола, на мягком кресле в правом углу кабинета, несколько смятых листков бумаги лежали на полу возле урны.
— Оксана Владимировна — удивилась резко Валентина — Мы вас явно не ждали так рано, вы простите нас за столь неловкий беспорядок
— Мда… начальника на вас явно не хватало — удивилась Оксана белым трем керамическим кружкам и открытому полиэтиленовому пакету с вафлями — Ну да ладно с кем не бывает
Посчитав на этом не заострять свое внимание, хотя аромат черного насыщенного кофе арабики уже начинал манить к себе своим загадочным и терпким вкусом. Соблазнительный отпечаток на краю кружки алой помады уже вызывал внутреннюю страсть похоти внутри Оксаны, с которой она пока еще могла совладать.
— Что дальше вам удалось еще узнать из эхокардиографии? — требовала ответа Оксана у своей команды врачей, проходя по кабинету к кожаному излюбленному креслу, расстегивала блестящие пуговицы норковой шубы
— На Эхо видны наличие дилатации левого желудочка — отрывая свой взгляд от книги, говорила Вероника, снимая со своих глаз очки — Так же наблюдается обратный ток крови
— Хм… интересно — снимая шубу со своего тела, Оксана аккуратно повесила её на спину черного кожаного кресла — Митральный клапан похоже барахлит, хотя нет, отток крови, увеличение из-за этого объема левого желудочка — сунув руку, в карман норковой шубы достала оттуда черный футляр с очками
— Что на счет катетеризации сердца? — поинтересовалась Валентина, подняв кружку с края стола, любопытным допытывающим взглядом посмотрела на начальника
— Я против Оксана Владимировна — возразил Ларионов присаживаясь на стул напротив кресла Оксаны — Предлагаю сначала назначить мальчику «ИнгибиторыАПФ» или «Бета-адреноблокаторы»
— Я думаю ваше возражение доктор Ларионов здесь совсем неуместно — возразила Оксана, поправив свое платье, уселась в кожаное кресло
— Что там с отцом мальчишки? — спросила Оксана, будто делая безразличный вид — Выбейте из него разрешения на проведения этого теста
— Что? — удивилась Роксана, присаживаясь на мягкое кресло в углу — Это что не совсем безопасно?
— Милочка моя! — строго посмотрела на неё Оксана, сверкнув стеклами своих очков, при свете настольного светильника — Я не бог и уже тем более не волшебник я не могу гарантировать твоему брату стопроцентный результат
— Но ведь он и твой брат тоже — обиженно напомнила девушка, положив ногу на ногу облокотилась, с настырным видом на мягкую спинку кресла
— Вот поэтому я и проявляю к этому делу наибольший интерес — пояснила Оксана, продолжая смотреть на девушку весьма возмущенным взглядом
— Это она ко всем так делам проявляет интерес — вмешалась Вероника, недовольно посмотрев на своего начальника — Для неё пациенты как головоломка разгадав и решив которую, они становятся, ей не интересны, мы с этим уже смерились
— М… Оксаночка у тебя очень жестокий подход к лечению своих пациентов
Удивилась Марина Викторовна, расстегивая пуговицы черного пальто, встала возле кресла, на котором сидела Роксана.
— Можно мне почитать карту пациента?
Спросила Марина Викторовна, скидывая со своих плеч тяжелое черное пальто, после чего, красиво выгибая спину. Показывая всю прелесть роскошного зимнего платья, что так сексуально подчеркивало каждый изъян и изгиб её тела, аккуратно положила его на подлокотник кресла. Направляясь к свободному стулу, что располагались возле стола, за которым проводился дифференциальный диагноз, Марина Викторовна очень соблазнительно и эротично вышагивала. Казалось на первый взгляд Оксане, что эта женщина хвасталась своим телом, в столь неудобной для неё самой обстановке.
— Да-да конечно — согласился Ларионов — Как вам удалось убедить столь опытного человека помочь нам в этом деле?
— Просто нужно иметь очень хороших знакомых
Ответила Оксана, перелистывая страницы толстой книги энциклопедии кардиологии, все никак не могла найти подходящее, что-то явно не сходилось для неё в этой головоломке.
— Роксана прекрати ныть, это медицина, мы врачи, а не волшебники и гарантировать заранее результат в такой ситуации мы не способны, твоего брата, что-то беспокоит, и я попытаюсь разобраться с этим — заверила её Оксана, пытаясь успокоить плач девушки, что уже начал надоедать, когда она собиралась только сосредоточиться на чтение
— Меня беспокоит, с каким ты безразличием, говоришь, что он только мой брат
— Я врач, который занимается диагностикой болезни пациента, вы для меня все равны — строго заявила Оксана в ответ на её банальное нытье — Валентина и Вероника, раз уже Валерий Николаевич не решается участвовать лично в катетеризации тогда нам Марина Викторовна, может поможет?
— Я?! — удивилась эта женщина, то что Оксана сразу же выбрала её для проведения столь сложной и ювелирной процедуры — Но ведь…
— Пап ты уверен, что не будешь в этом принимать участие? — обратилась Вероника к своему отцу
— Оксана Владимировна — возмутился Ларионов — Я поставлю в известность Тихонова
— Только попробуйте! — заявила Оксана, вскочив с кресла
— Для вас головоломка важнее, чем жизнь пациента, вы ставите жизнь мальчика и своего брата на кон с вашим интересом разгадать причину его болезни, ну уж нет, тут явно уже чувствуется риск данной процедуры
— Тихонова сюда не вмешивать — предупредила его Оксана, сияя стеклами своих очков — Риск полностью ляжет на мои плечи
— Но Оксана — дрожащим голосом обратилась к ней девушка, что плакала сидя в кресле — Мама не за что не позволит поставить под удар жизнь нашего с тобой брата, а уж отец тем более
— Кто пустил сюда эту смазливую девчонку на дифференциальный диагноз? — возмутилась Оксана, теперь у неё есть два человека, что явно и рьяно оспаривают её мнение
— Оксана как у тебя язык тока поворачивается говорить мне такие гадости — быстро встала она с кресла, стукая звонко каблуками черных зимних элегантных сапог, направилась к выходу из кабинета
— Девочки добудьте разрешения отца мальчишки, чтобы сделать эту процедуру, мне не важно как, но чтобы его подпись стояла на бумажке — распорядилась Оксана, снова медленно присаживаясь к кресло
— А тебя не смущает, что ты такой процедурой подвергаешь жизнь своего собственного родного брата угрозе? — хладнокровно интересовалась Марина Викторовна, положив ногу на ногу сидя на стуле, откинулась на его мягкую спинку
— Я врач — возразила Оксана — А он мой пациент, моя задача поставить диагноз и исключить данную проблему, после чего с ним может происходить все что душе угодно
— Ха-аха…. — рассмеялась громко Марина Викторовна — В твоей чувствительной душе Оксаночка живет коварная стерва
— Живет человек, которого здоровье своего пациента превыше всего
— Не здоровье, а жажда вашей головоломки Оксана Владимировна — упрекнул её Ларионов — В последнее время мы только и делали, что подвергали жизни наших пациентов благодаря вашего принципа стремления разгадать неизведанное и исключить проблему, после этого вы даже не приходили в палату к вашим больным не навещали их
— Зачем, я же их вылечила — ухмыльнулась коварной ухмылкой Оксана
— Вы вылечили тело — продолжил нотации Валерий Николаевич — Но ведь человеку хочется и душой как то сблизиться со своим спасителем
— Хм… за бутылочкой красного какого-нибудь коллекционного вина — предложила свою мысль Оксана — Тогда и душевно поговорить ведь сможем
— Да Оксанка ты редкая сука — заявила Вероника — Но пока твои методы работают ты являешься лучшим врачом этой больницы
— Я знаю Вероника — коварная улыбка Оксана сияла при свете настольного светильника, отражая явные сексуальные оттенки алой помады на её губах
— Пожалуй даже лучшим врачом в мире — поддержала Валентина, неожиданно приняв сторону своего начальника
— Мне уже нравится эта девушка — заметила с ухмылкой Марина Викторовна
— Да ладно — засмущалась Оксана — Девчонка еще лучших не видела
— Видела! — возразила Валентина вставая со стула поправила белый халат — И она прямо передо мной — говорила она так возбуждающее, выражая своим бюстом в момент разговора всю изящную его прелесть
— А я вижу вот настырную девчонку, которая ослушивается распоряжения своего начальника, добудьте мне разрешения на проведения этой процедуры
— Вы с ума сошли Оксана Владимировна — запротестовал рьяно Ларионов, покачав головой — Для вас что так велика жажда разгадки этой головоломки, вы ведь мальчишку можете на тот свет отправить
— Таблетками вашими я могу его на тот свет отправить Валерий Николаевич прошу не перечьте вашему начальнику — строго заявила Оксана, вскочив с кресла, опираясь руками на стол, посмотрела на него критичным взглядом, выражающим высшую степень недовольства
— Я поставлю в известность Тихонова — упорствовал он
— Я вас уволю тогда — пошла в наступление Оксана, понимая что он не оставляет ей выбора
— Да как вы смеете? — возмутился он — Я заслуженный врач этой больницы, а вы молодая самодовольная девчонка еще совсем зеленая, да как вы вообще можете мне угрожать, да у вас в голове пустые идеи, жажда проявить себя, только вот для чего
— Успокойтесь Валерий Николаевич! — подняла Оксана на него свой голос — Либо вы с нами, либо я вас уволю, Тихонова пока в известность не ставить
— Но ведь это же уголовное дело — будто испугался он, повинуясь крику своего начальника
— Я сама во всем разберусь — глубоко вздохнула Оксана, присаживаясь опять в кожаное мягкое кресло, медленно сняла с глаз очки, положив их на край стола
— Боже мой Оксаночка да ты еще та сука — ухмыльнулась злорадной ухмылкой Марина Викторовна — Я ведь не ожидала от тебя такого прям лидерства
— Девочки я не поняла! — возмутилась Оксана — Идите добудьте разрешения мне от отца пациента, любыми путями
— Оксана Владимировна — уныло начала говорить Валентина не решаясь направиться к двери — Но ведь там опять начнется ваша семейная драма, вы бы знали, как нам досталось этой ночью
— Вот когда Валюша у тебя будет в голове хотя бы половина опыта того, что есть у меня, тогда и будешь мне перечить, а теперь быстро развернулась и пошла за разрешением — недовольно возмутилась Оксана, сверкая блеском лазурных глаз при свете настольного светильника
— Я пока почитаю карточку твоего пациента Оксана — решила не испытывать судьбу, спокойно сказала Марина Викторовна, открывая папку анамнеза пациента
— Валерий Николаевич — говорила Оксана, наблюдая как девушки открывая дверь, покидали её кабинет — Либо вы с нами, либо займитесь приемом пациентов в клинике, иначе, уволю!
Приятные белые чулки Валентины на её ногах красовались весьма шикарно, придавая весьма, невообразимый шик сексуальности. Белый халат, что так красиво подчеркивал красоту её тела, выражая все прелести скрытой пеленой этой короткой тряпки. Красный строгий выраженный высокий каблук её туфель дополнял сногсшибательный эротический соблазн ногам этой девушки. Оксана даже слегка разочаровалась, нахмурив недовольно губки, что такая соблазнительная красота тела этой белокурой девушки, столь быстро покинула кабинет, плавно закрыв за своей спиной дверь.
— Хм… как интересно — листая карту анамнеза видимо что-то заметила Марина Викторовна — Тут сказано, что у мальчика нарушение «регургитации» связанный при прослушивании первого хлопающего тона, тебе это Оксаночка это о чем-то говорит
«Протодиастолический шум, на верхушке сердца, это дает мне возможно уже исключить, митральную недостаточность», взяв футляр со стола, Оксана с задумчивым видом встала с кресла, не говоря не слова, направилась в сторону двери, взяв стетоскоп, что лежал на краю стола.
— Оксану Владимировну опять осенило — поделился своим впечатлением Ларионов, когда Оксана открывала входную дверь кабинета и как муха вылетела в спешке в неё
Направляясь по коридору, Оксана обдумывала, проворачивая в голове все кусочки головоломки, но что-то не давало ей собрать картину всего воедино. Не замечая здоровающихся с ней медсестер, проходящих мимо неё знакомых врачей и пожилых пациентов, что требовали наглым довольно образом её присутствия при их осмотре в клинике. Совсем не придавая, им никакого внимания, Оксана решила проигнорировать их просьбу, направляясь по коридору больницы в сторону стационара. Через минуту она дошла до нужной ей палаты своего пациента, за дверью которой слышался знакомый женский смех, но это был смех не схожим с семьей Рамазанова никаким образом. Медленно нажав на пластиковую ручку двери, прозвучал легкий щелчок в замке, после чего дверь плавно поддалась и открылась вовнутрь.
— Ой вы знаете госпожа Рамазанова
Удивилась Оксана сильно увидеть Ангелину Андреевну Коновалову в этой палате, такого поворота она точно не ожидала. Молодая девушка сидела в мягком кресле в углу, на руках у неё был спящий младенец, плотно завернутый в какое-то махровое шерстяное одеяло. Само её одеяние строго черное зимнее платье, по внешнему виду напоминало какой-то материал схожий на вид ближе к вельветовому пошиву такого пафасного фасона, по мнению Оксаны. Длинные рукава, даже грудь была закрыта вплоть до большого воротника, что заканчивался в нескольких сантиметрах от её подбородка. Первоклассный аромат испанской коллекции духов, чем пахло тело этой женщины, чувствовался резким отвратительным сладостным запахом уже на входе в палату. Все в этой девушке вызвало отвращение в душе у Оксаны, даже её черное пальто, что так аккуратно сложено и лежало на подлокотнике кресло ничем не отличалось от дешевой тряпки, купленное за несколько тысяч долларов.
— В этой больнице скажу я вам
Продолжила она так говорить, медленно качая своего младенца, совершенно не замечая присутствия Оксаны в палате.
— Есть одна тут вертихвостка, думаю, вы не неё лечитесь, не советую вам у неё лечиться, она своих пациентов вообще за людей не считает, мы понимаете вроде как для неё как частичка головоломки
— О как! — восхитилась Оксана, её строгой критике — Надеюсь, моя головоломка помогла вам Ангелина Андреевна почувствовать себя намного лучше после последней операции, которую я сама лично провела, когда вы лежали у меня на операционном столе
«Чокнутая сука, мне это сумасшедшей мамаши тут хватает, еще ты тут со своими высказываниями, так и хотелось что-то нарушить во время операции, чтоб ты сдохла тварь», грубо подумала Оксана, направляясь в сторону кровати пациента.
— Да если бы не мой Сережа — начала она хвастаться перед семьей Рамазанова, совсем не догадываясь кем Оксана им приходится — Как хорошо что он тебе десять лет назад лицо разбил в подъезде, ты из-за него вцепилась в мое дело, думала мне отомстить, да я бы с радостью бы нашла другое дело
— Что?! — по лицу Рамазанова было видно, как ему тяжело было контролировать свои эмоции, когда в этот момент он спокойно стоял у окна палаты, смотрел на густо падающий снег за окном — Так это ваш муж десять лет назад значит, так поступил с моей дочерью?!
— Простите! — удивилась как загнанная кошка в угол Коновалова, вскочив с испуганным взглядом с ребенком на руках с кресла, с ужасом в глазах посмотрела на Рамазанова — Оксана, что ваша дочь?
— Простите Захира, вы мне не поможете поднять вашего сына, хочу послушать его — не обращаясь внимания на вновь семейную драму, Оксана обратилась к матери мальчишки
— Да как у тебя наглости то хватило прийти самой сюда в палату — ужасно жуткий вид этой женщины и его угрожающее выражение лица, ничуть не смутило Оксану — Ты, куда мою дочь увела, почему её до сих пор нету, где она?!
— А что она разве не к вам пошла — удивилась Оксана, повесила стетоскоп себе на шею — Хм… наверно пошла, выпить кофейку в кафетерии, знаете, там такой замечательный кофе делают м… сама в восторге — мило улыбнулась она, рассчитывая, что её такой бред пройдет за удочку мамаши мальчика
— Оксана — заметив реакцию своей нынешней жены, быстро вмешался Рамазанов — Что происходит, вы пропали с Роксаной на всю ночь, а на утро ты заявляешься, к нам в палату в таком платье, с запахом алкоголя и без неё
— Чем это вам господин Рамазанов — возразила Оксана, строго посмотрев на этого мужчину, что считался для неё отцом — Мое платье то не нравится?
— Я твой отец! — заявил он, посмотрев на неё недовольным нравоучительным видом
— Да что вы говорите господин Рамазанов — ухмыльнулась Оксана, сохраняя прелесть и хладнокровие своей коварной улыбке — А где же вы были господин Рамазанов все эти годы, когда я именно я в вас так нуждалась
— Оксана пойми — подошел он к Оксане попытался, как отец обнять свою дочь — Тут не все так просто, просто прими это как есть и все
— Просто вам придется принять как есть, что у вашего сына серьезный порок сердца, который я пытаюсь выяснить — сменила быстро тему Оксана — Дайте мне лично послушать мальчика, тогда я возможно попытаюсь разобраться в чем дело
— Да-да конечно — любезно согласился отец семейства — Захира сделай все как велит, моя дочь, тебе ясно — заявил строго Рамазанов, посмотрев недовольно на свою жену
— Но дорогой мой муж — попыталась возразить своему мужу эта женщина
— Так хватит — возразил он, громко прикрикнув на неё — А с вами госпожа Коновалова я хочу поговорить лично на тему вашего мужа, что вы там говорили, он сделал с моей дочерью
— Господин Рамазанов — с испуганным видом смотрела она на него — Произошла нелепая ошибка, прошу меня извинить, я же не знала, что столь гениальный врач в этой больнице, оказывается ваша родная дочь
— Прошу пройдемте, поговорим за дверью — кивнул раздраженным взглядом в сторону двери, вежливо сохраняя терпение, предложил Рамазанов — Не будем мешать врачу специалисту, мешать делать свое дело
— Прошу Захира помогите вашему сыну сесть — решила Оксана при разъяренном отце не показывать свой пылкий характер
— Знай, ты мне ответишь за то, что увела вчера мою дочь в неизвестном направлении, что её ночью не было с нами — прошипела она, угрожая своим разъяренным взглядом черных темных глаз
— Не волнуйся, все будет хорошо — улыбнулась Оксана мальчишке, не обращая внимания на угрозы матери — Сейчас я только тебя послушаю, не бойся
— Очень интересно — начала рассуждать Оксана прислонив ушко стетоскопа к спине мальчика — Диастолический шум Остина Флинта, рокочущий шум на верхушке сердца в мезодиастоле
«Очень странно я думала, я полностью исключила версию митральной недостаточностью», убрав ушко стетоскопа с задумчивым видом лица, размышляла Оксана, проворачивая в голове все возможные варианты.
— Да что такое-то — тихо прошептала Оксана — Систолический шум на верхушке сердца может проводиться с аорты или быть шумом, что вполне может относиться к митральной недостаточности
— Говори яснее, что это значит? — быстро сменилась угрожающий вид лица матери мальчика на испуганный
— А может — снимая стетоскоп, Оксана оставила его висеть на шее — Это объясняет сужение левого атриовентрикулярного отверстия створкой митрального клапана, вызванное завихрением токов крови — игнорируя мольбы матери, продолжила она рассуждать вслух шепотом
— Оксана умоляю тебя, поясни мне, что это значит — с испуганным, до ужаса видом на лице, за жизнь сына молила эта женщина
— К вам придут, скора мои лакеи Захира, придется подписать одну маленькую формальность именно вам, вы же мать, на вас ляжет ответственность — с коварной ухмылкой на лице говорила Оксана, когда они остались одни в палате с ней и её сыном
— Что это значит, я не подпишу — запротестовала она, схватив Оксану за руку — Ты вдруг заявляешься тут, да от тебя к тому же еще разит перегаром — ловко заметила Захира запах сладкого вина из Оксаны
— Пойду поищу вашу дочурку в кафетерии — улыбнулась взаимной злой улыбкой Оксана — А вы пока думаю помиритесь тут сами с Коноваловой, она ведь так переживает за своего Сережу, как будто я у неё возможно уведу, хотя да, а почему бы и нет
— Слушай ты! — хотела она еще сильнее вцепиться второй рукой в руку Оксаны, но она тут же её отдернула, вырываясь из-под её звериной неконтролируемой порывами ярости хватки
— Успокойтесь Захира — крикнула на неё Оксана — Я пытаюсь помочь, разве это не видно
С испуганным видом на лице, начала медленно отходить к двери, держа стетоскоп в руках перед собой, в надежде замахнуться на эту разъяренную буйную женщину.
— Убирайся прочь из нашей палаты, я не хочу тебя больше здесь видеть — грозно прокричала на Оксану эта женщина, что уже хотела на неё кинуться — Развратная распутная девка, я скажу мужу, чтобы он тебя научил манерам, как нужно обращаться со старшими
— Это вы кого тут госпожа Рамазанова старшей то считаете
Достойно ответила Оксана, пытаясь сохранить чувство гордости, не показывала страха на своем лице, но все же отошла к двери и не заметила, как уже ощутила её своей спиной.
Дверь палаты тихо открылась, немного толкнув Оксану к этой женщине, что уже хотела вцепиться когтями ей в горло, как в палату вошли две девушки Валентина и Вероника. Оказавшись в неудобной ситуации, Оксана не знала, что и делать. Захира уже не придавая значения, что тут лежит её больной сын, подняла истерику, начала крыть разной кавказской бранью Оксану, которой она не придала никакого значения, так как не знала их языка, и ей до этого не было никакого дела.
— Оксана Владимировна, что тут происходит? — возмутилась Валентина, проходя следом за Вероникой в палату
— Объясните этой нормальной, опасность риска катетеризации сердца и что будет, если я его не проведу — испугавшись оскала бешеной женщины, Оксана запряталась за спиной Валентины
— Опасность риска значит — рьяно заявила Захира, хотела уже кинуться на Оксану — Да как ты смеешь вообще такое говорить, чтобы духа твоего не было в этой палате, я скажу моему мужу, что мы забираем нашего сына с этой больницы
— Но ведь перевозить настолько сильно больного уже мальчика, это опасный риск — возразила Вероника, пытаясь вразумить мать мальчика
— Да найду я твою Роксану — крикнула ей в ответ Оксана, пытаясь быстро спрятаться за дверью палаты — Достала уже дура какая-то — покидая в спешке палату пациента, огрызнулась, повысив голос Оксана
— Оксана что случилось? — обратился к ней отец, когда она чуть не наскочила на него в коридоре, быстро испуганно перешагивая через высокий порог, упала в его объятия
— Да ничего — застенчиво почувствовав неловкость команды своих врачей начала смущаться Оксана, прикрывая обиду прядью роскошных русых волос — Произошло маленькое недоразумение
Ощущая взгляды Валентины и Вероники, на своей спине, Оксана сильно смутилась, уже в который раз за последнее пару дней её новая семья позорит её перед коллегами. Проходящие мимо пациенты были сильно удивлены, неожиданному бурному стечению обстоятельств, на что уставились своими любопытными взглядами. Понимающие медсестры начали быстро разгонять толпу любопытных зевак, направляя их на сдачу анализов, приемку лекарств.
— Прошу тебя папа — словно выдавила Оксана из себя последние слова, чувствовала, как её от стыда раздирает на части — Пусть твоя жена подпишет разрешения на проведение еще одного теста с твоим сыном, я ведь помочь вам хочу
— А, что собственно говоря, случилось?! — наблюдая за спиной Оксаны, как на кавказском диалекте ругается его жена, покрывая бранью коллег своей дочери, поинтересовался Рамазанов
— Пойду, приведу Роксану с кафетерия — освобождаясь от объятий отца, Оксана опустив взгляд в пол, направилась вдоль по коридору
— Погоди Оксана — обратился к ней Рамазанов — После разговора с Коноваловой у меня к тебе есть одна просьба
— Хм… и правда же — ухмыльнулась Оксана, повернувшись к нему в пол оборота — И какая же?
— Я разорвал с ними все отношения, так же как и с Романовыми, а все из-за тебя, ве что я попрошу это время пожить в твоем доме
— А жена твоя к маме ревновать не будет?
— Я с этим как-нибудь сам разберусь — заверил он её
— Ну как знаешь, скажешь этой выдре, что я разрешила
Мило улыбнулась Оксана, повернулась, продолжила дальше свой путь, проходя мимо поста сестры, забавно рассмеялась при виде, как молодая медсестра в ужасе на неё смотрит.
— Оксана ну ведь нельзя же так о своей матери — послышалось за спиной Оксаны воспитание её отца — Да Марина очень сложный человек, но как не крути она твоя мать
Не придавая его словам больше никакого значения, так как для Оксаны они не имели никакого смысла. Продолжила направляться по коридору вдаль, к лестнице, что вела в фойе на первый этаж. Проходящие мимо неё врачи любезно приветствовали и восхищались столь молодым талантливым специалистом, высказывая своим коллегам довольство, что еще молодое поколение, на что-то способно. В дальнем конце коридора было видно, как не переставал плавно падать снег за окном, раскачивая морозным ветром, деревья он медленно ссыпался с их громадных веток. В коридоре, по которому направлялась Оксана, тоже творилась банальная больничная жизнь, кто-то из пациентов тыкал сенсорный кран на своем планшете, другая девушка громко разговаривала по телефону, двое мужчин врачей проходящих мимо Оксаны, тыкали указательным пальцем, что-то так синхронно по сенсорному дисплею своего телефона, набирая на нём какое-то сообщение. Красиво отремонтированные стены и хорошее теплое отопление больницы позволяли пациентам и сотрудникам медперсонала легко одеваться в эту студеную зимнюю пору. Так же особо некоторым молодым медсестрам показывать на показ прелести юного своего тела. Скрывая лишь под белым халатом, чудесный набор нижнего белья, при виде которого в жилах, проходящих мимо людей противоположного пола, начинала загораться будоражащая страсть.

***
Насыщенная сладость кондитерских изделий манила к себе с коридора, вдали которого находился больничный кафетерий. Запахи свежего приготовленного кофе оттуда просто завлекали при каждом глубоком изобилии вздоха. Разговорная речь людей сменилась быстро приятной музыкой, что играла в кафетерии как расслабляющее удовольствие для своих посетителей. В этот день собралось действительно много гостей, пациенты, врачи, администрация больницы, даже сам Тихонов сидел с представителем какой-то медицинской корпорации обсуждал контракт на поставку дорогостоящих лекарств. Самая ожидаемой новостью для Оксаны увидеть в кафетерии Коновалова, что стоял в очереди у кассы, где приятная темноволосая шатенка обслуживала своих посетителей, при этом стараясь банально мило им улыбаться.
Пробираясь через очередь, не обращая внимания на возмущения медсестер, Оксана, проскользнула вперед. Кто-то из медсестер попытался возмутиться, но Оксана одарила её стервозной злой улыбкой и коварным взглядом.
«Ну что же Катерина, за мою помощь тебе, в этом деле ты мне дорого заплатишь свой задницей, ой как дорого, я с тебя попрошу за это», встав за спиной Коновалова, очередь которого уже подошла, но он колебался с выбором.
— Угадай чии ладошки, ласкают твои глазки?! — прикрывая нежно ладошками его глаза, встав за его спиной, Оксана ласковым шепотом прошептала ему на ухо
— Это ведь когда-то была моя фраза
Почувствовала Оксана кончиками пальцев ладоней его ухмылку на лице, словно этому мужчине нравилось прикосновение её рук.
— Помнишь на твой выпускной мы тогда не пошли в кафе, а направились на речку, почти всю ночь там провели, тогда я решил первый раз это тебе сказать, когда подкрался к тебе за спиной, ты в тот момент у нашего с тобой костра сидела, вся чумазая замарашка
— М… Сережа — недовольно Оксана нахмурила губки, обошла его встав перед ним — Ты тогда можно сказать первый раз в жизни вытащил на природы
— Да — согласился улыбнулся он чертовски красиво по мнению Оксаны — Помню как на утро тебя Марина Николаевна ремнем прям на улице выпорола, ты ведь тогда еще пришла с запахом вина из-за рта
— Ну да бывало и такое — согласилась Оксана, заметив настойчивый и напряженный взгляд продавщицы и возмущение толпы народу сзади — Мне, пожалуйста, стаканчик кофе со вкусом карамели и можно еще ваших сказочных конфет Пчелка?
— Ты все такая же сладкоежка — удивился он — А мне, пожалуйста, фруктового сока в двухлитровой упаковке, ну и наверно килограмм апельсинов
— М… апельсины — облизывая сладко губы, обрадовалась Оксана — Ты ведь знаешь мою слабость
— Оксана у тебя разве что-то случилось? — поинтересовался он, будто удивившись её внезапному появлению
— Да нет ничего — ухмыльнулась Оксана — Мы ведь можем с тобой сидя за столиком поговорить?
— А что разве есть у нас с тобой повод?
— Ну, вообще-то — сладостно облизывая кончик указательного пальца, начала соблазнять его Оксана — У меня завтра день рождение и я дико хочу провести с тобой именно его
Взяв стаканчик своего свежеприготовленного манящего запахом кофе, Оксана не обращая внимания на продавщицу, направилась я зал кафетерия, красиво виляя своими бедрами.
— Да-да и за Оксану посчитайте, пожалуйста, я сейчас все заплачу
Оксану со злорадной ухмылкой на губах, слышала, как она поставила его в неловкое положение перед продавщицей и перед посетителями кафетерия.
— А это что тут у нас?
Удивилась Оксана, увидев свою сестру, что сидела в дальнем углу кафетерия за столиком у большого пластикового окна. Держа горячий стаканчик с кофе, проливала слезы, тут же нежно стирая их белым платком. Внешний вид этой девушки казался таким убогим и жалким Оксаны, что она решила проявить к ней жалость и утешить.
— Роксана я тебя везде ищу — начала возмущенно говорить Оксана, не придавая никакого значения её смазливым слезам — Ты, что здесь делаешь?
— Не твое дело — огрызнулась девушка, не отворачивая взгляда с окна, за которым все так же продолжал падать снег
— А что это мы так разговариваем со своей старшей сестрой — возразила Оксана, поставив на край столика стаканчик с кофе
— Тебе ведь на нас все равно наплевать
— Это не правда — не согласилась Оксана, красиво покачивая прелестью эластичными ягодицами Оксана обошла столик, за котором сидела Роксана и встала у неё за спиной — Я ведь пытаюсь найти причину болезни нашего с тобой брата, подумать только — ухмыльнулась она повела невзрачно глазами, будто сама не верит, во что говорит
— Вот именно Оксана — согласилась она, так громко выразившись, что привлекла внимание всего кафетерия — Ты тут вечно ищешь причину, устраняешь её и все, на самих пациентов тебе наплевать — вставая со стула на котором сидела, она сердито посмотрела на Оксану
«Мда… взгляд тебе точно от матери достался, ну есть что-то схожее с моим папашей и мне так жаль это признавать и со мной тоже очень большое сходство, только ты не блондинка, какая банальная жалость», с коварной ухмылкой проанализировала внешние черты лица сестры Оксана.
— Успокойся — спокойно сказала Оксана — Не надо паники на нас уже и так вся больница боком смотрит
— Оксана ты что, так близко знакома с дочкой Рамазанова?
Удивился Коновалов, столь неожиданному стечению обстоятельств, встав за спиной Оксаны, проявил любознательный интерес к этой женской драме.
— Сережа, пожалуйста, не вмешивайся — обернувшись к нему ласковым голосом, сохраняя терпение, вежливо попросила Оксана
— Ну, надо же ты и с ним, поди, еще романы свои крутишь да дрянь — темноволосая девчонка явно нарывалась своим упрямым кавказским характером на оскорбление со стороны Оксаны
— Роксана послушай….
Пыталась вразумить свою взбесившуюся сестру Оксана, подходя к ней легонько притронулась она к ней кончиками пальцев, едва касаясь рукава черного пальто в котором была Роксана.
— Отстань от меня — отдернула она руку Оксаны с такой ненавистью и злостью в глазах посмотрела на свою сестру, что пыталась ей помочь — Правильно мать мне говорила ты распутная русская девка
Последние оскорбления Роксаны и легкий толчок ладонью руки в грудь сильно задели Оксану, от чего она уже не могла сдерживать свое терпение и дальше позволять себя так вести этой смазливой по её мнению девчонке.
— Ой ты как будто у нас во всем такая белая овечка
Рассмеялась стервозным коварным смехом Оксана, блеснув искорками лазурных глаз на эскизе фонового освещения люминесцентных ламп кафетерия
— Жалкая овца, которая не то, что против отца боится что-то сказать, она даже мамаши чокнутой на всю башку даже стесняется чем-то ответить на её упреки
— Да как ты смеешь — взбесилась Роксана
Сильный удар пощечины, которым Роксана одарила по лицу Оксаны, свалил её с ног. Падая после такого сильного удара, Оксана пыталась устоять на ногах. Неудачная попытка после сильного удара устоять на ногах вылилась у Оксаны, что в момент падения затронула столик рукой, после чего плюхнулась на твердый пол, что был выложен из кафельной кофейно-молочного цвета плитки. Свалившейся с края столика стаканчик горячего кофе вывил свое теплое содержимое прямо на грудь Оксаны. Проникая под платье своей слегка горячей сладостью, оно слегка обжигало её кожу своим прикосновением, оставляя неприятный липкий осадок. При падении Оксана сильно ударила бедром о кафельную плитку кафетерия, растекающиеся потеки кофе по её телу уже начали пропитываться в платье. Проникая в материю нижнего белья пропитав приторной завораживающей сладостью кофе, пропитывал лобок Оксаны через трусики.
— Еще раз перейдешь мне дорогу дрянь и ты пожалеешь
Нагнувшись над лежащим телом Оксаны на полу, угрожала темноволосая девушка, после чего видимо. Испугавшись любознательных ошарашенных взглядов посетителей кафетерия, в спешке направилась к выходу из кафетерия, перешагивая через тело Оксаны.
— Оксана что это было? — потому, как спросил это Коновалов, Оксана поняла, что произвела на него вообще просто сказочное впечатление глубокого шока
— Оксана Владимировна!!! — разъяренный голос Тихонова, Оксана сразу же узнала — Как это черт возьми понимать, ваша чокнутая семейка даст нам всем тут когда-нибудь нормально работать, вы что тут устроили?
— Господи Валерий Валерьевич — возмущенно начала говорить Оксана, но пытаясь подняться, взвизгнула от боли в бедре, боль ушиба была просто невыносима — Блядь! Чокнутая малолетняя сука она мне еще за это ответит
— Оксана стой я тебе помогу — поставив все, что держал в руках Коновалов, на соседний столик, быстро ринулся к Оксане
— Оксана Владимировна
Разъяренно говорил Тихонов, медленно обходя заваленный на Оксану пластиковый столик, как раз в этот момент Коновалов, пытался убрать с неё столик, который она свалила в момент падения на себя.
— Вы конечно очень хороший специалист, в своем деле и наверно даже в мире нет никого лучше вас, нам повезло, что именно такой человек работает с нами и одновременно ваши выходки уже как кость в поперек горла у всей больницы
— Валерий Валерьевич я все понимаю — начала оправдываться Оксана, пытаясь подняться на ноги, хотя бедро очень сильно ныло — Ну блядь она мне такое чудесное платье убила, вот блин, придется опять переодеваться, Сережа ты не отвезешь меня? — ангельски прекрасным взглядом засмущалась Оксана, посмотрев на Коновалова
— Мне кажется Оксана Владимировна — возмутился Тихонов — Что у вас еще не закончился ваш рабочий день, который больница вам полностью его оплачивает
— Ой да оставьте вы свои деньги себе
Надула алые губки Оксана, по её лицу в этот момент все еще продолжали стекать капли разлитого кофе, ощущая своими губами и чувствуя обонянием его непревзойденный вкус, ей захотелось кофе в этот момент.
— Да-да — согласился Тихонов — За все время что вы у нас работаете я не разу не заметил, что бы использовали деньги больницы, скажите на какие тогда деньги вы так прекрасно живете?
— А вот это уже господин Тихонов — надулась Оксана, словно змея в момент инстинкта защиты — Это мое личное дело, и как сказала моя сестрица, меня волнуют лишь головоломки
— Которые, у вас так хорошо, получается, разгадывать — дополнил мысль Тихонов
— Ну, так что Оксана, куда скажешь тебя отвезти — спросил Коновалов, продолжая стоять у Оксаны за спиной
— М… поскольку добро на мою процедуру я наверно не получу — приняла Оксана тактику манипуляции строив заигрывающие ангельские глазки Тихонову — То наверно скорее всего я пойду наверно переоденусь, ну а потом, ой куда же мы с тобой то поедим
— Оксана Владимировна, вы не посмеете! — возразил Тихонов — Какая на этот раз ваша бредовая идея пришла в вашу то голову?
— Чтобы точно убедиться в диагнозе, мне нужно провести катетеризацию сердца мальчику, но вот моя так называемая семейка, которую вы мне на фоне моего дня рождения навязали, мне это сделать не дают
Играя в любезности с заведующим больнице с коварной и подлой улыбкой на алых влажных от кофе губах, Оксана начала жаловаться, прикидываясь белой и пушистой.
— Что вы надеетесь там найти?
— У мальчика наблюдается регургиртация крови из аорты в левый желудочек, это нам удалось выяснить по последней сводке Эхокардиограммы
Пояснила Оксана отодвигая свободный стул, слегка прихрамывая из-за сильного ушиба бедра, попыталась сесть на стул. Помощь Коновалова, что подхватил её за руки в этот момент, не позволив Оксане снова оступиться и упасть, была очень кстати. Не обращая внимания на любознательные удивительные взгляды посетителей кафетерия, которые были еще все поражены увиденной картины с сестрой Оксаны.
— Поясните мне, пожалуйста, я не очень разбираюсь в сердечнососудистых заболеваниях, что такое регургитация крови? — попросил объяснить Тихонов, присаживаясь на соседний стул, напротив столика, за которым сидела Оксана
— Валерий Валерьевич — послышался голос охранника службы безопасности больницы, с которым когда-то столкнулась мать Оксаны в вестибюле — Что здесь произошло, все нормально?
«Ты бы дорогой еще бы завтра пришел и это спросил, ну конечно блядь все нормально, по-другому и быть уже не может», разочаровавшись в работе службы безопасности больницы, подумала Оксана, слегка нахмурив алые губы.
— Да произошел тут с моим самым главным ведущим специалистом в больнице один несчастный случай, который уже удалось тихо и мирно разрешить, приступайте к своим обязанностям дальше, сейчас ситуация у меня полностью под контролем — распорядился заведующий больнице
— Понял — словно как солдат ответил он грубым и недовольным голосом — Очень рад что все встало на свои места, может мне стоит приставить человека к вашему специалисту что-то из-за него в последнее время такие неурядицы происходят у нас
— Было бы очень кстати, когда я снова зайду в палату Рамазанова — улыбнулась Оксана, идея этого мужчины была явно ей по нраву — Хотя нет мне там скорее учитывая возможности моей сестры понадобиться целый взвод
— В этом нет нужды — развеял мечты Оксаны в пыль одним ответом Тихонов — Ситуация у меня под контролем как и наша Оксана Владимировна, вы можете возвращаться к своим обязанностям, спасибо за заботу
— М… Валерий Валерьевич, хотя ладно как вам будет угодно — возразила Оксана, состроив обиженный взгляд — Существует риск проводить данную процедуру, но то что я там обнаружу, даст мне точное предположение что мой диагноз верен
— И вы это только сейчас говорите мне да
— Нет, а когда, вот недавно пообщалась с родителями мальчика, мне не дают разрешения, потому как существует опасность риска проведения такой процедуры
— И что вы прикажите мне делать?
— Добыть разрешения юридически признать их не компетентно способными родителями не вправе принимать решения, промедление и нерешительность которого вызовет не сегодня, так завтра летальный исход — предложила безумную Оксана, с холодным чувством равнодушия
— Оксана! — к великому удивлению, уж от кого Оксана не ожидала столь большой чувственности и героизма возразил Коновалов — Но ведь так нельзя же, мы лишаем ребенка у Рамазановых таким образом
— А как можно Сережа? — пытаясь с ним сохранять любезность и нежности, пользуясь личными мотивами начала говорить Оксана, повернувшись на стуле в пол оборота к нему — Позволить их нерешительности и тупости убить собственного сына
— Но Оксана — говорил он с такой интонацией голоса, взяв свободный стул у соседнего столика сел рядом с Оксаной — Так же нельзя, они ведь как я теперь уже понял твоя семья, а ты так с ними поступаешь
— Ой Сережа! — хотела возразить Оксана, но посмотрев в его чудесные по её мнению глаза, сразу же передумала — Пойми я действую ради того чтобы сохранить жизнь мальчику
— Оксана Владимировна, а что других вариантов нету, кроме как производить катетеризацию сердца с использованием ангиографии, наверняка существует другой путь узнать точный диагноз, что убивает мальчика — предложил Тихонов
— Хм… дайте-ка подумать — Оксана решила применить в своем ответе верх своего безумия и коварства — Возможно вскрытие умершего уже мальчика мне подойдет чтобы точно установить причину его смерти
— Оксана Владимировна боже упаси, да что вы говорите то, вы же врач — ужаснулся Тихонов
— Да Оксана — был настолько сильно поражен злорадством Оксаны, сам Коновалов, что чуть не поперхнулся воздухом, слегка закашлялся
— Хорошо — согласился Тихонов, ощущая видимо на себе как это поняла Оксана её напряженный допытывающий взгляд требующий немедленной решимости — Ваши безумные идеи ведь так не раз вытаскивали людей из могилы, попробую я пообщаться с семьей мальчика, но вы пойдете со мной?
— Это еще для чего? — возразила Оксана, потирая ладонью, болевшее бедро на которое пришелся удар при падении — Я не пойду больше в палату к этой придурковатой мамаше и её чокнутой дочери
— Оксана Владимировна хватит! — крикнул на неё Тихонов
— Да как вы смеете вообще поднимать на меня свой голос — вскрикнула Оксана, пытаясь подняться со стула, взвизгнула, чувствую изнурительную резкую сильную боль от ушиба в ноге, снова тут же села на стул
— Сильно болит? — поинтересовался Тихонов
— Оксана может у тебя перелом, сиди, не вставай
— Сережа — сохраняя загадочную коварную прелесть улыбки, обняла она ладонями его лицо, когда он сел на колени рядом с нею — У меня все нормально, скора пройдет
— Давайте сделаем рентген вашему бедру и смените уже ваше это платье, медсестры вам что-нибудь подберут — советовал Тихонов, на этот раз из-за всех сил пытался подбирать слова при разговоре с Оксаной
— Сделайте мне разрешения на проведения катетеризации сердца — не выдержав его банальностей, ударила сильно ладонью руки по столу Оксана, с такой силой, что Коновалов сидевшей перед ней на коленях от испуга сел на пол кафетерия — Хватит уже Валерий Валерьевич говорить о том, что я и так знаю
— Оксана ты чего — ужаснулся Коновалов от сильного хлопка, стал оглядывать посетителей кафетерия которые все еще не переставали смотреть косыми взглядами в их сторону
— Хорошо ладно — выдыхая воздух, согласилась Оксана с Тихоновым — Я пойду с вами, попробуем вместе надавить на моего папочку
— Оксана твой отец, что действительно Рамазанов — Коновалов был настолько шокирован, когда задал такой вопрос
— Какая глубокая проницательность Сережа — улыбнулась Оксана — Благодаря твоей жене, он теперь знает, что произошло между нами десяток лет назад
— М… Ангелина… — выражая на лице все свое недовольство, произнес он имя своей жены с такой лютой ненавистью, чем вызвал глубокое восхищение у Оксаны, именно такой шаг приближает её еще ближе к заветной цели — Вечно открывает свой рот не тогда когда это нужно
— Тебе стоит теперь обходить моего отца стороной Сережа — предупредила его Оксана, сидя на стуле, нагнулась к нему, коснулась его колена кончиками пальцев — Он явно не захочет теперь больше никогда видеть
— Да я понимаю — согласился он, поднимаясь с пола
— Оксана Владимировна идите в бытовые помещения переоденьтесь уже, ваше платье придется сдать в прачку — говорил Тихонов, вставая со стула — Маргарита, прошу меня извинить у нас тут произошла маленькая нелепая ситуация я надеюсь мы с вами сможем встретиться через час, а пока я разберусь со своими подчиненными
Обратился Тихонов этой девушке так интересно, как будто он её достаточно хорошо знает. Внимательно восхищаясь улыбкой злорадного коварства, наблюдал за стервозным, поведением Оксаны в кафетерии. Девушка с черными волнистыми волосами и строгим темно-синим фасоном платья, воротник которого был так высоко поднят, что был на уровне её начала подбородка и в тоже время, Оксана обратила внимание, когда она встала со стула, что у неё очень шикарное декольте на спине. Платье в сочетании с таким большим шикарным декольте не позволяет носить бюстгальтер, что сковывал бы в стягивающих оковах её прекрасную сочную грудь. Волшебного чарующего цвета зеленые глаза наблюдали с большим любопытством за тем, как Оксана ведет себя по отношению к начальству. Хорошо выраженный отчетливый каблук такого же темно-синих зимних сапог очень изящно прорисовывал силуэт сексуальной привлекательной ноги этой женщины, особенно в том месте, где был вырез еще спереди платья. Темно-алые губки распластались в шикарной улыбке, глаза этой девушки сверкали изнуренным взглядом глубокого любопытства, рассматривая именно почему Оксану, взгляд который она себе сразу же почувствовала, как только обратила внимание на эту таинственную подозрительную особу Тихонова. Однако, не смотря на столь юное и хрупкое тело этой брюнетки, так же молодое выражение её лица и тот известный запаха её туалетной воды коллекция которой имела весьма известное для Оксаны название «Guess Girl». Известность вкуса такого аромата туалетной воды Оксана знала как свои пять пальцев, благодаря ранним любовным похождениям. Вкусовые оттенки орхидеи, акации и лилии были когда-то её излюбленными запахами давних прошлых женских связей.
— Какая необычная у вас сегодня компаньонка — заметила Оксана, рассматривая с взаимным любопытством эту девушку
— Ах… это моя дочь — уныло ответил он, будто чего-то застеснялся — Она точно так же как и вы непутевая, но в отличие от вас, у нет такого искушения к головоломкам
— Да-да — выражая на своем лице глубокое сочувствие, насмехаясь над ним в душе, покачала головой Оксана — У вас прекрасная дочь господин Тихонов, больнице есть на кого надеяться
— Она не работает в больнице, она приехала ко мне с Москвы — ответил Тихонов, продолжая стесняться Тихонов — Давайте уже Оксана Владимировна пойдем выйдем из этого кафетерия, с вашими выходками мне уже стали до боли противны взгляды людей, чье внимание вы так с легкостью скажем привлекали
— Я?! — удивилась Оксана, подавая руку Коновалову — Да вы что Валерий Валерьевич, я бы не за что так не сделала
— Но вы уже это сделали — подтвердил Тихонов, кивнув головой в сторону входа в кафетерий, где собралась уже огромная толпа зевак, что наблюдала за происходящей служебной драмой
— Спасибо Сережа — любезно улыбнулась Оксана, специально сделав так чтоб чуть не упада, проявив слабостью ноге, позволяя ему обхватить и поддержать её за талию — М… нога, чтобы я без тебя делала Сережа
— Оксана Владимировна да вы ходить не можете — забеспокоился Тихонов, вот черт вас дернул так угораздить
— Ничего все нормально — возразила Оксана — Мне нужно побыть наедине с моим Сережей, я знаю, он умеет делать восхитительный массаж ног
— Оксана Владимировна — не согласился Тихонов — Это ведь больница а не бордель, где вам будут доступны все ваши желания иного характера
— Да знаю я — согласилась Оксана — Мы так по скромному
— Надеюсь, вы знаете, что будите делать
— Я тоже на это надеюсь — улыбнулась Оксана своему надежному кавалеру, в объятиях крепкой поддержки которого она находилась
Направляясь к выходу из кафетерия, когда Коновалов, придерживал Оксану за талию, в этот момент она, своим мокрым платьем чувствуя изнуряющий холод, прижимаясь к нему вплотную. Не замечая даже, как Оксана обводит его вокруг пальца своими коварными замыслами, преследуя коварные личные мотивы, импровизируя специально, хромая в надежде, что он её будет наконец-то лелеять. Толпа собравшихся людей тут же расступились, освобождая путь им, продолжая любознательно наблюдать за тем, что случилось. Продавщица, продолжая обслуживать посетителей кафетерия, тоже косо смотрела в сторону хромающей Оксаны, что не переставала улыбаться, чувствуя, что находится в крепких надежных объятиях.



***
Дверь бытовых помещений тихо захлопнулась, как только Оксана с Коноваловым, что придерживал её за талию, вошла медленно в помещение. Обворожительная страсть запаха насыщенного изобилия заварного крупного листового чая, Оксана сразу же ощутила в воздухе, как только обратила внимание на стеклянный заварник, что стоял на маленьком столике, возле дивана. На кресле что стояло справа возле большого пластикового окна, длинные вертикальные жалюзи которого были наполовину закрыты. Пропуская часть ослепительного волшебного света солнца, что отсвечивал от снега в помещение, лежал в смятом состоянии белоснежный халатик какой-то из медсестер, даже находясь в начале комнаты раздевалки медперсонала. Оксана смогла почувствовать, как от него, приятно пахло запахом ромашки. Тлеющая сигарета в стеклянной пепельнице на столике, удивительным образом насыщала своим ароматом атмосферу вкусом табака с экстрактом волшебной красной розы, тонкий фильтр которой, все еще сохранял прелесть ярко розового оттенка губной помады.
На длинном большом низком подоконнике, что находился почти возле пола, жужжал чей-то телефон, режим которого был введен в виброзвонок. С двери, что вела в парилку, слышались веселящие женские молодые смехи, как будто молодые медсестры решили принять сауну в обеденный перерыв своего рабочего времени. Разбросанные вещи нижнего белья, красного кружевного именного такого, как носила Валентина, врач из команды Оксаны, а так же темно-синего шелкового, которое больше всего обожала Вероника. Халаты своих коллег Оксана смогла обнаружить лежащими на диване, так же смогла распознать их веселый озорной смех, что доносился с закрытой двери женской больничной сауны для медицинского персонала.
— Помнишь, как мы с тобой познакомились?
Спросил Коновалов, помогая Оксане придерживая её тело за талию дойти до дивана, хромату и беспомощность которую она так ярко выражала, используя свои личные мотивы для этого.
— О… да — вздохнула тяжело Оксана, улыбаясь, думая, куда же он клонит — Это было, как только я закончила девятый класс, мы сидели с Валькой у фонтана, она тогда первый раз уговорила меня попробовать пиво
— А ты помнишь, как я тебя поцеловал тогда?
— К чему ты клонишь Сережа? — сохраняя для себя самой загадочную прелесть стервозной улыбки спросила Оксана — Хм… ну да это было так забавно, в фонтане с тобой после этого искупаться, ты был тогда настойчив и точно знал чего хотел
Ощутив его настойчивый допытывающий взгляд на себе, ответила тут же Оксана, присаживаясь с его помощью на диван, соблазнительно вытянула ноги, показывая всю изящную красоту своих бедер перед ним.
— Да согласись, это было забавно — улыбнувшись специально для Оксаны чертовски привлекательной улыбкой — Ты была такой стеснительной и в тоже время в тебе бурлила страсть, гармония, сексуальность и привлекательность, даже на твой смешной имидж
— А что ты во мне тогда нашел?
Заметив на его черном пиджаке пятно, что оставила Оксана своим мокрым разлитым платьем, немного засмущалась, показывая ему ярко выраженный румянец на щечках, на одной из которой остался след когтей Роксаны, после удара.
— Ничего страшного — продолжал он столь загадочно для неё улыбаться, любуясь, с каким напряжением Оксана начала снимать с себя мокрое въевшиеся запахом разлитого кофе платье — Ну не знаю, просто ты мне тогда очень понравилась именно такая, какая ты есть
— Так хорошо — сама неожиданно для себя вскочила с дивана, забыв, что у неё болит уже бедро, которым она ушиблась в момент падения
— Оксана! — возмутился он, заметив как Оксана с легкой походкой направилась к окну, любуясь падающим снегом, сексуально покачивая своими бедрами, звонко постукивала каблуком черных зимних сапог по линолеуму — Но ведь ты едва дошла до сюда?
— Ох… Сережа — глубоко вздохнула она, подходя к окну, с легкостью развязав пояс на талии своего красного платья, с легкостью его скинула с себя — Я просто хотела побыть с тобой наедине вместе, как это было у нас раньше, ты же помнишь как ты меня девственности лишил?
— Не сказать, что это было слишком уж красиво — будто чего-то сомневался, ответил он
Оксана ощущала, как легкая прелесть теплого хлопкового платья с поразительной нежностью скатывается по её сексуальному рельефу тела. Приклоняясь перед каждой прелестью эротического изъяна, оно плавно скользило по её бедрам, падая в свободном падении на пол. Перешагивая через него, соблазнительным жестом сгибая ногу в колено, завлекая своим телом этого мужчину, завораживающим притяжением тела в котором Оксана предстала перед ним в одном нижнем белье.
— М…. как я хочу снова ощутить нежность твоих рук на своих бедрах — простонала изнывающим тоном Оксана, согнув одну ногу в колено, она сексуальным движением поставила её на подоконник окна
— А мне казалось что ты меня после всего этого на дух не переносишь
Замечая, как он любуется её прекрасным телом, Оксана завела руки за спину, с легкой ловкостью расстегнула застежку бюстгальтера, что сковывал её сочную грудь в стягивающих оковав.
— Ну моментами
Прикусив соблазнительно краешек губы, Оксана оторвала медленно мягкие нежные чашечки бюстгальтера от розовых чувствительных сосков груди. Озорным жестоком с обаятельной прелести улыбки, Оксана спокойно скинула бюстгальтер на подоконник, возле черного каблука зимних сапог, освободив при этом сочную пышную грудь от оков стягивающих кружевного стража. Играя своим телом, извиваясь в эротических изъянах, выставляя на показ эластичные упругие бедра. Вскоре улыбка Оксана на её алых губах, которые она так старательно облизывала своим языком стала заметнее, заметив краем своего обозрения, как он встал с дивана и не спеша волнующим сердце движением направился к ней. При каждом его шаге в её сторону, сердце Оксаны начинало трепетать в бешеном возбуждающем такте, дыхание становилось учащенным. Улыбка приобрела еще более развратную похоть, как только почувствовала возбуждающее горячие дыхание теплого воздуха, от его губ, возле своего уха. Резкая свежесть одеколона того мужчины начинало заводить Оксану. Не обращая внимания, на женские смех и разговорную речь за зарытой дверью сауны, Оксана позволила себе погрузить в реку сексуального соблазна.
— Как я ждал этого момента
Тихим возбуждающим шепотом шептал он, приятно притрагиваясь ладонями обеих рук к талии Оксаны, что так сексуально выгнулась перед ним, держа одну ногу в согнутом положении на подоконнике.
— Такое чувство, что пронеслась вечность да? — улыбаясь приятным завораживающим прикосновением его рук ответила Оксана продолжая улыбаться развратной улыбкой
— Ты не представляешь как сильно мне хотелось все изменить, повернуть время вспять, если бы я только знал, что я потерял…
— Да заткнись уже — прервала его Оксана нахмурила недовольно губки, устав слышать его банальное нытье — У меня трусы мокрые сними их уже с меня — красиво вильнув своей попкой перед ними, ощущая его пристальный сверлящий взгляд на своих ягодицах
— М…. твое тело пропиталось сладким ароматом карамели — глубоко вздохнул он, высказывая свои эмоции прикоснувшись кончиком носу к изогнутой спине Оксаны
— Вот поэтому я хочу быстрее делай свое дело и я пойду в душ — намекая соблазнительным намеком на неутолимое желание похоти, возбуждающим тоном голосом сказала Оксана, ощущая завораживающую прелесть его рук на своей талии.
— Ты правда этого хочешь? — спросил он едва касаясь резинки трусиков Оксаны кончиками своих пальцев — Или может быть хочешь присоединиться к своим коллегам, что так весело общаются в вашей сауне?
— Сережа — обернулась Оксана — Давай уже у меня не так много времени, сделай то что ты хотел так много лет
— Я ведь даже без презерватива
— Я не заразная, не бойся — ухмыльнулась Оксана улыбкой развратной похоти
— А что твой парень?
— А что твоя жена? — вопросом на вопрос ответила Оксана — Так и будем играть в любезности или может уже сделаешь, то чего ты сам так хотел
Завораживающим прикосновением под действием его пленительных ласкающих пальцев, резинка трусиков Оксаны, начала медленно сползать вниз, доставляя неописуемое сказочное удовольствие упругой бархатной кожи бедер.
— М… Вероника ты такая хитрушка — послышался голос Валентины, когда дверь сауны скрипнула издавая деревянный звук — Ух-ты посмотри
— Господи! — удивилась Вероника увиденной картины, выглядывая из-за двери сауны
— Блядь! — тихо прошептала недовольно Оксана — Хотела твою мать развлечься и тут вы — высказывала свое возмущение представ перед своими подчиненными в обнаженном виде
— Ничего страшного — шепотом ответил Коновалов, дотрагиваясь обворожительной прекрасной силой ладонями рук до ягодиц Оксаны
— Оксана Владимировна!
Возразила Валентина тут же, заметив, как мужчина, что стоял перед Оксаной на коленях, подняв голову вверх, приближался лицом в половы губам, раздвигая ягодицы руками.
— Это же больница — хотела Валентина образумить своего начальника — Ваш стон услышат ведь люди, что они то подумают, может к нам сауну
— Я просто хочу развлечься
Недовольно заявила Оксана, чувствуя жар его пылающих губ на возбужденной влагалище, смазка которого выступала уже за приделы её половых губ, начала сладостно постанывать, но так и не ощутила долгожданного прикосновения его языка на своем теле.
— Господин Коновалов образумьтесь пожалуйста — заявила Вероника, пусть идет в сауну и там делает что хочет
— Да как ты смеешь мне указывать, что делать — возмутилась разозлившись Оксана, повернувшись посмотрела на неё разъяренным взглядом
— Да правда — согласился он — Девочки может вам стоит немного расслабить нашу девочку, после перенесенного стресса в кафетерии
— Ну Сережа — попыталась возразить Оксана — Ты что отдаешь меня им на истязание — нахмурила обиженно она губки
— Успокойся Оксана
Шлепнула её Вероника по ягодицам, с такой силой, что Оксана взвизгнула от сильного обжигающего прикосновения, но быстро прикусила губу. Продолжая держать руки на ягодицах Оксаны, продолжила говорить соблазнительной интонацией голоса Вероника. Ноты сладостного голоса Вероники вызвали шепотом на ухо Оксане, столь сильное возбуждение, перед которым было невозможно самой устоять.
— Мы тебя немного с Валентиной там расслабим
— Ну Сережа ты хоть возрази — не в состоянии принять нужное решение, жалобно говорила Оксана обращаясь к мужчине, что в данный момент в ответе за неё
— Вы только по аккуратнее с ней — ответил он неожиданно для Оксаны
— А вот сапожки то надо снять Оксана
Заявила Вероника, соблазнительным жестом провела кончиками пальцев по возбужденному до придела влагалищу Оксаны, от чего она прикусила губу. Испытывая молниеносную волну сексуальных внутренних эмоций, заставляя сердце биться еще сильнее, а дыхание становилось уже невозможным. Чувствуя нежность пальцев Вероники на своем влагалище, Оксана начала сладостно постанывать, погружая своё сознание в неконтролируемый порыв бурных сексуальных фантазий.
— Вероника позволь мне — вмешалась Валентина — Я хочу сама побыть наедине с нашей Оксаной Владимировной, если ты не против
— Валентина — удивилась Оксана, заметив в действительности цвет волос этой девушки — Ты что рыжая что ли?
— Это мой естественный цвет волос Оксана Владимировна
Нежность рук этой девушки просто сковало Оксану от сильного возбуждения. Оксана даже не могла противостоять соблазну от которого чувствовала пленительные руки Валентины, что сжимали так приятно её сочную грудь. Руки Валентины начали освобождать оковы молнии, что так элегантно обволакивали ногу Оксаны в зимних сапогах.
— Валентина ты уверена что справишься — обратилась к ней Вероника — Это все-таки наш начальник
— А это от кого это так приятно пахнет карамелью? — тихим соблазнительным голосом промурлыкала Валентина, вдыхая насыщенную сладость карамели с тела Оксаны
— Да так облилась случайно кофе на себя в кафетерии — ответил за неё Коновалов
— Хм… Оксана наша так может — освобождая последнюю ногу от сапога Оксаны, говорила Вероника — Оксана чулочки тоже будут там лишними
— М… без ножа режешь
Простонала Оксана изнывая от сильного голодного сексуального желания, чувствуя как соблазнительно обе ладони Валентины медленно поползли вниз по её талии, зачаровывая пленительным нежным прикосновением.
— Я сама — возразила Валентина, когда Вероника хотела оголить полностью ноги Оксаны, касаясь кончиками пальцев к резинки черных чулок
— Ну Сережа… — изнуренно простонала Оксана, заметив как Коновалов направился к выходу — Ты что оставишь меня им на растерзание
Приятная пленяющая нежность рук Валентины, что стягивала с неё чулок, доставляло сковывающее разум удовольствие не способное самой принимать решения сексуального характера. Нежные руки Вероники продолжали ласкать тело Оксаны, оставаясь на уровни талии, придавая упругие бедра околдовывающему влиянию, которому она была не в силах сопротивляться.
— Господин Коновалов куда же вы? — спросила Вероника, начиная злорадно тереть коготками кончиков пальцев по лобку Оксаны — Я бы хотела поговорить с вами по одному поводу, раз уж Валентина сама решила побыть с Оксаной, то у меня к вам созрел очень интересный разговор
— Пойдемте Оксана Владимировна — нежно прошептала Валентина на ухо Оксане — Будет очень весело, уверена там вы испытаете все то, чего вы так долго ждете — взяв её за руку, она медленно вместе с ней направилась к прикрытой деревянной двери больничной сауны
— Хм… вас что-то тревожит Вероника Валерьевна? — спросил он, остановившись едва коснувшись ручки входной двери — У меня вообще-то пакеты в кафетерии я оставил, как заберу их, а вы пока оденьтесь, так мы сразу же с вами поговорим
— Хорошо я быстро — радушно кивнула головой Вероника — Вот только приведу себя в порядок
Жар из открытой двери сауны, быстро окутал Оксаны, но настойчивое подталкивание рук Валентины за талию заставляло её войти внутрь. Насыщенная вкусовая гармония прелести дерева, атмосфера которого насыщала воздух пропитанных древесным приятным ароматом. Разнообразие разного женского парфюма дополняло чудесное единство насыщая горячий воздух столь волнующим богатым изобилием сладостных вкусовых оттенков ароматов. Деревянные полки были слегка пропитаны влагой воды, на них еще остались мочалки на которых медленно стекала самотеком густая пышная пена на деревянную полку. Бурление воды в котле было настолько сильно мелодичным в эти страстные нежные минуты возбуждения, когда Оксана поднималась на верхнюю полку, что полностью лишали всякого рассудка.
— Волнуетесь — спросила Валентина, присаживаясь рядом с Оксаной — У нас ведь с вами было уже что-то и насколько я знаю вы были от этого в полном восторге — проводя кончиком указательного пальца по губам так сладостно говорила она
— М…. использовать талант гинеколога это было конечно супер я потрясена — наблюдая за её красивым движением пальца у себя во рту пальцем ответила Оксана, сомкнув ноги вместе
— Вот настал наш момент с вами повторить, то что у нас было ранее — вытаскивая облизанный и пропитанный слюной палец из-за рта настолько сильно завораживающей силой голоса говорила эта девушка
— Если только…
Не дав договорить Оксане, девушка медленно ввела свой пропитанный слюной палец медленно ей в рот. Поддавшись искушения столь сильного соблазна, Оксана обсасывая с пальца этой девушки сказочную сладость слюны сама раздвинула перед ней ноги. Пленительная нежность другой её руки едва только коснулась сочной упругой груди Оксаны, заставив её в момент такого тщательного обрабатывания пальца девушки тихо застонать. Оксана сама не поняла как сильно стала сама возбуждать с губ текли сгустки сочной слюны, падая прямо на грудь, обжигая легкой прохладой нежного прикосновения, капли начали плавно скатываться вниз. Валентина так чарующими движениями водила коготком по языку Оксаны. Другая рука этой девушки в такт движениям слюны Оксаны по её собственному телу стекали вниз. Размазывая ладонью руки густое сочное изобилие слюны по телу Оксаны. Валентина продолжила так медленно опускаться вниз, каждый миллиметр кожи Оксаны, чувствовал столь загадочное пленительное сковывающее разум прикосновение.
— Вы так послушно и хорошо стараетесь Оксана Владимировна я в восторге от того как вы себя ведете когда так сильно возбуждены — зачаровывающей силой голоса прошептала на ухо Оксане эта девушка
— М…. — простонала нежным голосом Оксана с пальцем этой девушки во рту, как только почувствовала как пальцы Валентины коснулись её лобка
— Тише тш…. — так соблазнительно прошептала Валентина, возле её губ, вытаскивая палец из-за рта Оксаны
— Что же ты со мной делаешь Валюша? — изнемогающим стоном говорила Оксана, ощущая, как пальчики рыжеволосой девушки ласкали её клитор, едва дотрагиваясь до него кончиками коготков
Ласка пленительных теплотой рук в эту невыносимую духоты сауны, в которой Оксана находилась с рыжеволосой развращенной поведением девушки, начинало кружить голову. Завораживающая прохлада теплой полки, на которой уже лежала Оксана, раздвинув ноги перед сексуальной кошкой, что стояла над её телом на четвереньках. Испускала свое пленительное чарующее дыхание губ прямо в открытые губы Оксаны, после чего рыжеволосая развратница медленно прикоснулась к изнуренным её губам. Заколдованная голодным прикосновением сексуальной страсти обжигающих губ Валентины, Оксана не смогла устоять перед соблазном сладости слюны. Почти медовые сгустки слюны падали прямо в открытый рот Оксаны, стекая медленно по её языку, она чувствовала, как отдает себя всю в шаловливые руки этой рыжеволосой развратной львицы. Голодная головокружительная страсть поцелуя быстро накрыло сознание Оксаны волной сокрушительной невозможной желания похоти. Ласка рук Валентины просто завораживала, а с каким рвением Валентина сжимала бедра Оксаны, как будто она её полная собственность.
— М… Валюша я уже не могу — застонала Оксана, оторвавшись, задыхаясь от голодных обжигающих губ, извиваясь под телом развратной львицы
— Подождите Оксана Владимировна, я еще не начинала — успокоила она, с голодной страстью целовала шею Оксаны
— Я правда сейчас испытаю уже оргазм, что же ты так делаешь — стоны Оксаны начинали набирать обороты громкости
Оксана чувствовала как на влажном изнемогающем влагалище стенки, которого как вулкан извергали возбужденную сексуальную страсть лавы. Пальцы развращенной девицы так нежно соприкасались с половыми губами влагалища Оксаны, но старались туда не проникать. Впиваясь в грудь Оксаны, словно голодный вампир в свою жертву, Валентина так сладко с сексуальным голодом обсасывала её сочную грудь, сжимая одной рукой, пока другая доставляла столь чарующее удовольствие мокрому влагалищу Оксаны.
Жар в сауне становился уже невыносимым, извиваясь на верхней полке под телом Валентины, Оксана уже не могла контролировать всю ситуацию. В бреду сексуального соблазна, Оксана так мечтала, чтоб пальцы рыжеволосой девицы, проникли еще глубже, но они даже не старались проникать вглубь её влагалища. В пылу эротических соблазнов, Валентина заставляла Оксану стонать, от нежности медовых губ, сгустки слюны которой текли по её телу.
Медленно кончиком своего языка она стала опускаться ниже по животу Оксаны, завораживая прохладой своей слюны, рыжеволосая девушка издевалась как будто над ней. Задыхаясь от сильного возбуждения и невыносимой уже духоты сауны, Оксана, пропитанная вся влагой собственного пота. По телу Оксаны стекали сгустки слюны Валентины, а её язык как похотливый развратник, опускался все ниже.
— М… Валюша я уже правда не могу — изнемогая от предвкушения сексуальной страсти, простонала сладостным голосом Оксана
— Сейчас уже все будет — заверила Валентина своим пленительным шепотом
Не спеша она раздвинула ноги Оксаны и вот он момент долгожданной слабости, перед которой нельзя было устоять никак. Обжигающее дыхание губ Валентины на изнеможенным влагалище Оксаны, влага которого уже стекала тонкой струйкой между нежных стенок половых губ прямо на полку. Щекотливое действие языка рыжеволосой львицы по клитору заставляли стонать Оксану, извиваясь в её объятиях, когда она так обвила руками бедра Оксаны, не давая ей даже пошевелиться. Пиком наслаждения стал момент, как только Валентина, аккуратно раздвинули стенки влагалища Оксаны, после чего пропитанный богатым изобилием слюны прохладный язык так ловко и стремительно проник внутрь. Оксана изогнулась тут же, чарующая прохлада скользкого языка, которая окончательно выбило и сковало её не, давало ей даже дышать. Вцепившись когтями в полку, на которой лежала, Оксана изогнула спину от невозможности дышать, старалась, как то хватать горячий воздух сауны. С тела Оксаны уже самотеками стекал собственный пот, а обвораживающая прохлада языка Валентины промеж стенок влагалища, настолько сильно сковало сознание, что даже простонать не было возможности.
Испытав настолько сильный оргазм, Оксана громко закричала сладостным стоном, извергнув свой насыщенный сладостью изобилия эликсир страсти прямо на язычок Валентины. Рыжеволосая девушка, догадалась, что удовлетворила своего начальника, как полагается, тщательно язычком вылизала всю оставшеюся прелесть с влагалища Оксаны. Изнемогая почти от бессилия, Оксана лежала на верхней полке, жар высокой температуры сауны окутывал её тело, густым самотеком стекали с тела реки пота, дыхание постепенно стало возвращаться в нормальный ритм. Глотая жадно горячий воздух сауны, Оксана поистине была настолько счастлива, выплеснув весь накопившейся у неё в душе за последнее время ужас прямо на язычок развратной львице.
— Боже мой Валентина — сладким голосом изнемогая уже простонала Оксана — Я такого оргазма уже не помню когда и испытывала, ты как так делаешь пальчиками?
— Вам понравилась Оксана Владимировна — ласковым голосом поинтересовалась Валентина, нежно проводя теплыми ладонями по бедрам Оксаны — Просто подумала, что вам нужно было снять стресс накопившегося напряжения
— И у тебя это получилось — улыбнулась Оксана, наблюдая, как рыжеволосая развратница садиться рядом с ней на полку
— Давайте я приготовлю воду — сказала она — Вам нужно смыть с себя весь накопленный негатив, пока не закончился наш законный обеденный перерыв
— Хм… возможно нам стоит еще это попробовать — соблазнительной интонацией голоса намекнула Оксана, забавно похлопав длинными ресницами лазурных голубых глаз
— Обязательно Оксана Владимировна, как вылечим вашего брата — слезая с полок на пол, согласилась Валентина, кокетливо подмигнув глазом ей в ответ
— Я даже не знала, что ты рыжая стала снова — высказывала Оксана свое впечатление по поводу цвета волос своей коллеги
— Ай да просто решила к зиме вернуть свой истинный цвет — ответила она, так как будто это мелочи
— Что за шум там за дверью начался? — удивилась Оксана, услышав мужскую ругань за закрытой дверью сауны
— Хм… похоже там еще и Вероника кричит — предположила свое мнение Валентина
— Пойдем, посмотрим — слезая с полки на прохладный чуть менее прогретый пол, предложила Оксана, направляясь к выходу
— Может, хотя бы ковш воды на себя выльете? — посоветовала Валентина, предлагая наполненный пластиковый синий ковш Оксане
— Хм… да действительно — согласилась Оксана, аккуратно взявшись за пластиковую прогретую ручку ковша с водой — Да что мелочиться вылей весь приготовленный таз на меня — выплеснула Оксана содержимого ковша обратно в ведро
— Как хотите Оксана Владимировна — согласилась Валентина, поднимая обеими руками наполненный пластиковый белый тазик с водой
Завораживающая прелесть теплой воды, покрыло все тело Оксаны, как только она слегка нагнулась перед этой девушкой. Смывая весь накопленный на теле пот и прочие жидкости страсти, что выступали из влагалища, начинали приятно катиться по бедрам Оксаны в паховой зоне. Приятная обворожительная прохлада воды значительно снизило весь накопленный дискомфорт высокой температуры сауны, что Оксана ощущала на своем теле, чувствуя сильное головокружение из-за высокой температуры.
— Да что там происходит? — недовольно возмущалась Оксана, по поводу громкого шума за плотно закрытой деревянной дверью сауны
Красиво выгнув свою спину, наслаждаясь приятным моментом, как вода плавно остатками капель стекала с её обнаженного тела, повинуясь покорному каждому эротическому изъяну. Направляясь к выходу из сауны, Оксана взяла с вешалки белое махровое полотенце, что весело возле входа. Красиво обернув в плотные стягивающие оковы полотенцем, Оксана пыталась внимательно вслушаться в шум за закрытой дверью, который уже набирал обороты.
— Боже мой, что там может твориться? — удивилась Валентина
— Пойдем, посмотрим — предложила Оксана, толкая ладонью руки дверь от себя, перешагнула высокий порог и оказалась в бытовых помещениях медицинского персонала
Поразительная ситуация произошла на удивление, Оксана явно не ожидала такого поворота событий. Отец собирался свести счеты с Коноваловым, из-за всех сил его сдерживали Ларионов и Тихонов, преградив ему путь. Вероника пыталась вразумить Рамазанова, но было безуспешно, он даже не слушал умоляющие речи какой-то жалкой молодой девчушки. Роксана стояла в сторонке справа от входа в комнату отдыха и боялась даже перечить разъяренному отцу.
— Вероника что вы встали как вкопанная — держа за плечи Рамазанова, прокричал Тихонов, стараясь удерживать нарушителя беспорядка от необдуманного поступка
— Ты ответишь мне за то что сделал с моей дочерью — кричал в ярости Рамазанов пытаясь прорваться к Коновалову
— Что здесь происходит?!
Громко крикнула Оксана, оказавшись посреди бытовых помещений, посмотрев оценивающим взглядом то на своего отца, которого едва справлялись удерживать Тихонов и Ларионов, то на забитого лежачего в углу, возле окна Коновалова, что явно не ожидал такой бешеной разъяренной реакции. По полу были разбросаны осколки белой керамической вазы, которую разбили в результате столкновения интересов в порыве нечестного, по мнению Оксаны, поединка. С губы Коновалова сочилась тонкая струйка крови, под глазом красовался явно выраженный синяк, а нос был похоже, как будто по нему бульдозер проехал. Белая рубашка его делового костюма была разорвана в районе верхних пуговиц, оторванный клочок белой ткани от неё валялся на полу. На полу линолеума явно выражались капли свежей крови.
— Отец успокойся! — крикнула Оксана на нарушителя беспорядка — Как я вижу ты добрался до моего Сережи
— До этого ублюдка, что сделал с тобой десять лет назад — усмехнулся Рамазанов — Да ты посмотри он даже сдачи дать не может, щенок забился в угол, выходи сюда я тебе сейчас знаешь что сделаю за свою дочь
— Папа хватит! — рявкнула на него в истерики Оксана, понимая, что не может контролировать уже ситуации направилась к Коновалову — Сережа прости, как ты, присев на колени, она обвила своими ладонями окровавленной его лицо
— Бывало и лучше, откуда же я мог знать, что у меня жена такая болтушка все расскажет
— Ну там сначала ему моя мама мозги промыла про тебя, ты же знаешь это больная для не тема — жалея этого мужчину нужностью своих ладоней говорила Оксана, прижимаясь к его телу
— Оксана как ты можешь — возразил Рамазанов — Он так поступил с тобой, а ты все равно к нему лезешь, брось это убожество
— Сережа! — вскрикнул голос Ангелины на входе в бытовые помещения — С тобой все нормально, меня предупредили, что господин Рамазанов ищет тебя
— Да с ним все нормально — возмущенно ответил Рамзанов — Жаль тока, что мордашку не полностью подправил я ему
— Не обращай на них внимания
Всей нежностью своего ласкового голоса успокаивала его Оксана, легонько не придав особого значения, что тут находится его жена, коснулась окровавленных губ Коновалова, подарив ему просто сказочной силы страсти поцелуй. Долгожданный момент слияния губ, которых Оксана ждала столько лет наконец-то, только в этот раз она использовала даже в этом случае, защищая такое убогое ничтожество свои личные коварные мотивы.
— Что?! — вскрикнула Ангелина от увиденной картины — Сережа! Как это понимать?
— Как хочешь, так и понимай — ответила, прошипев с ненавистью как змея Оксана, повернувшись посмотрела на эту девушку как на жалкую мышь
— Я люблю Оксану — признался он при всех — И всегда любил, ты не представляешь, как я жалел, как я бился головой о том, что натворил, ты думаешь я этого желал?
— Сейчас я желаю разбить тебе морду!!! — пытаясь прорваться к Коновалову, в ярости кричал Рамазанов
— Оксана Владимировна — прокричал Тихонов — Заканчивайте ваш маскарад и начинайте, наконец уже работать, это непростительное непристойное поведение даже для вас
— Оксана да хватит уже — вмешалась тут же Вероника — Успокой своего отца и пошли работать, у нас зеленый свет на катетеризацию сердца
— Браво! — ухмыльнулась Оксана, вставая с колен — Мой отец наконец то дал добро, слышишь ты Роксана, у меня зеленый свет — из неё словно так и выливалось все скопившее злорадство
— Да и случай в кафетерии Оксана Владимировна — заявил Тихонов — Будет на вашей совести и мне не важно, что она вас там ударила и вы упали, повредили себе там неизвестно что
— Мозги она себе повредила — обиженно шепотом прошептала Роксана — Да ты хоть знаешь папа, где мы были с ней этой ночью, что твоя такая излюбленная дочь вытворяла
— Так все хватит! — крикнула Оксана, сильно испугавшись взгляда строгих глаз Рамазанова
— Оксана я не понимаю — удивился Рамазанов — Что вообще происходит?
— Не волнуйтесь господин Рамазанов — вмешался тут же Тихонов — У Оксаны Владимировны, как и у любого гения медицины, есть свои тараканы в голове, но идеи, которые её осеняют, причем внезапно, как мне доложил люди, работающие со мной, помогают людям, лежащим на операционном столе при смерти, выкарабкаться из могилы
— Согласен — подтвердил Ларионов — За все время, что я знаю вашу дочь и её безумие, вы даже не представляете какой абсурд она тут проворачивала в этой больнице являясь пьяной сюда по среди ночи, запираясь в палате с больной пациенткой, да даже похищая ребенка от собственной матери, под прикрытием других врачей
— Что вы хотите все этим сказать? — удивился непонятной логике вещей Рамазанов
— Что я им нужна папа — спокойно ответила Оксана = А мне нужен всего лишь то Сережа
— Нет! — возразил Рамазанов — Моя дочь ни за что не будет с этим ничтожеством
— Но папа — возмутилась Оксана, встав перед ним набралась смелости в порыве своей собственной ярости взглянуть в его пылающие ненавистью к мужчине которого она защищает, глаза своего отца — Я люблю его и всегда любила даже не смотря на то что он сделал
— Я сказал нет! — крикнул он, замахнувшись, ударом пощечину ударил собственную дочь — Не смей мне больше перечить тебе ясно!
Сильный удар свалил Оксану с ног, полотенце в момент падения тут же развернулось, она упала обнаженной на колени к ногам Рамазанова. Настолько сильная рука в которой Оксана ощутила всю ненависть и боль пережитых страдания заставила её повиноваться воли отца и перестать ему перечить. Сидя перед ним на коленях, с раздраженными красными обиженными глазами она плакала, слезы скатывались по её щеке, по которой пришелся удар, обжигая своей прохладой, нанося ей колкую боль своими нежными дорожками, падая тихо на пол.
— Я спрашиваю тебя Оксана!!! — прокричал, наклонившись перед дочерью Рамазанов
Взялся он силой за пучок волос Оксаны, поднял её заплаканный взгляд на себя, когда их взгляды сошлись воедино. Оксана даже боялась, на него посмотрелась, слегка прикрыла глаза боясь получить снова второй заслуженный удар, когда его ладонь руки едва дрожала возле раненной розовой нежной щеки.
— Да ясно — шепотом ответила Оксана, повинуясь его воли
— Господин Рамазанов — возмутился Тихонов — Вы не вправе поднимать руку на мой самый лучший персонал этой больницы, будьте уверены я приму это за свою обиду, найдите себе хорошего юриста
— Хорошо — отпуская волосы Оксана, согласился он — Прости меня Оксана, я просто не знаю, я так дорожу тобой, все это время все, что я провел на чужой земле, все время думал как там моя малышка — говорил он так жалко, как будто сейчас заплачет
— Оксана Владимировна — коснулся Ларионов обнаженного нежного плеча Оксаны, положив на него свою руку — Оденьтесь, мы пока подготовим пациента
— А как же я папа? — словно поперек батьки впекло, влезла Роксана со своими доводами — Ты что меня не любишь так
«Какая жалость», ухмыльнувшись сквозь слезы и горечь обиды, подумала Оксана, услышав снова этот жалкий для неё голос.
— А ты сама не задумывалась, почему у вас имена так схожи — равнодушно ответил Рамазанов — Все это время я думал о ней, пока был там с вами, я пытался заменить её тобой, но как видишь, не получилось
— Да как у тебя язык поворачивается такое сказать — горькими слезами заплакала девушка, закрыв обиженное душеной раной лицо обеими ладонями, выбежала из бытовых помещений
— Роксана стой! — попытался остановить её Рамазанов, но как прикованный, не мог отойти от Оксаны, оставив свою юную дочь переживать неожиданные подробности душевной драмы
— Оксана Владимировна — после недолгой паузы семейных драм, вмешалась Валентина — Давайте я помогу вам одеться
— Прошу всех одетых нормально выйти наружу — скомандовал Тихонов — Пусть наши врачи соберутся, будьте уверены господин Рамазанов я заставлю вас и вашу дочь Роксану заплатить за все ваши драмы что вы нанесли нашей больнице
— А причем здесь Роксана? — возмутился Рамазанов, направляясь к выходу
— Она ударила там Оксану Владимировну, свалив её на пол, перевернув стол на неё, вы хоть представляете, что ей пришлось пережить, а тут еще вы со своим воспитанием
— О боже Роксана! — схватился за голову с какой-то скрытой интонацией, сказал он, будто его мучало угрызение совести — Я всегда знал, что у этой девчонки проблемы с характером, но чтоб руки распускать это я честно не мог даже предположить
— Да теперь и я узнала в кого она такая — шепотом выразила свое мнение, вставая с колен, подняла полотенце с пола
— Валентина подберите нашей Оксане Владимировне, что-нибудь из одежды и идите уже наконец все работать — распорядился Тихонов, направляясь к выходу — Надеюсь господин Рамазанов что подобное для вашего же блага больше не повторится, еще раз поднимете руку на моего врача и я вас выставлю из больницы как и вашу первую жену, больше ей нельзя тут находится
— Оксана прости пожалуйста — по его словам Оксана поняла, что он явно чувствовал себя неловко за то что он сделал — Я даже теперь и не знаю, могу ли я просить заниматься делом моего сына, блин ну прости ну все что хочешь я для тебя сделаю
— Ты уже сделал — тихо прошептала Оксана, боясь даже посмотреть на этого мужчину — Дай мне, наконец спокойно работать
— Оксана прости — кинулся он в ноги к ней упав на колени перед ногами Оксаны — Оксана ну прости ну я правда не знаю, что на меня нашло
— Иди к своей жене и успокаивай свою дочь и её — едва слышным голосом говорила Оксана, ощущая, как его крепкие руки как оковы обвили её ноги, не давая ей возможности даже отойти
— Сережа вставай — говорила Ангелина, поднимая своего окровавленного мужа с пола — Пошли нечего нам тут больше делать — игнорируя семейные сцены с Оксаной, говорила эта девушка, направляясь к выходу со своим мужем
«Блядь и надо было тебе взять и все испортить, опять придется ублажать Коновалова, разыгрывая с ним в любезностях чувствительную иронию страсти, ради того чтоб просто вытащить попку Катерины из обязанностей, что повесил на неё Романов», с жалким видом посмотрела Оксана на эту парочку.
— О боже! — удивилась встав в дверном Марина Викторовна — Похоже я что-то пропустила
— Марина Викторовна! — недовольно сказала Оксана, прикрываясь белым махровым полотенцем, почувствовала себя неловко — Вот и вам выпала возможность увидеть мою семью
— Мда… Оксаночка — с хитрой ухмылкой говорила эта женщина как хищная львица вошла в комнату отдыха медицинского персонала — Тебе всегда удавалось влетать в подобного рода ситуации, с твоим парнем я тебе помогла, а то бы он тебя точно воспитал за, то, как ты водишь машину
— Марина Викторовна! — прошипела испугавшись взгляда своего отца что до сих пор обнимал её ноги стоя на коленях — Давайте уже готовиться работать, попрошу вас поприсутствовать на ангиографии, что мы будем проводить мальчишке
— Ладно дочка— вставая медленно с колен говорила Рамазанов — Не буду отвлекать тебя от работы
— Пойдемте господин Рамазанов, пусть девушки подготовятся — предложил Ларионов, положив ему руку на плечо
— Разумно Валерий Николаевич — согласилась Оксана, подмигнув своему коллеге — У вас представилась возможность познакомиться поближе с моим отцом
— Оксана Владимировна готовьтесь к процедуре, которую только вы сами будите проводить, мы ведь будем только ассистировать вам — проигнорировав впечатлительную радость со стороны своего начальника, говорил Ларионов, направляясь к выходу вместе с её отцом
— Пойдемте Оксана Владимировна подберем вам что-нибудь из одежды — обивая рукой талию Оксаны, нежным голосом сказала Валентина
Некоторое время Оксана смотрела вслед уходящему Ларионову и отцу, что впервые в жизни её толком видит, поднял на неё руку. Только достаточно приложенная сила смогла по достоинству убедить Оксану повиноваться его влиянию. Направляясь с Валентиной к ячейкам для одежды, Оксана чувствовала в душе, как она сломлена, слезы горечи, что текли с её глаз, не могли усмирить то рвение и любовь к отцу, рану которую он теперь нанес для неё.
— Оксана Владимировна! — возмутилась Валентина, заметив, как с глаз начальника текли слезы бесконечными потеками, обжигая своей прохладой нежности щеку по которой пришелся удар
— Оставьте её в покое Валентина — возразила Марина Викторовна — Пусть выльет свои эмоции
Встав возле ячеек с одеждой, в которых хранилась одежда медицинского персонала, Оксана, прикрыв глаза руками горько заплакала. Упав на колени, перед женским коллективом Оксана, прикрыла глаза белым махровым полотенцем. Оксана могла усмирить нескончаемый поток слез, что выливался из её глаз из-за нанесенной раны человеком, возвращение которого она ждала больше всего на свете.
— Тише Оксаночка все пройдет — склонившись над ней ласковым шепотом, говорила Марина Викторовна — Оставьте её пока пусть поплачет
— Да знаю — согласилась Вероника — Оксана у нас слишком чувствительная натура
— Ну вам ведь тоже надо её понять девушки, она человек, а не робот и у неё есть эмоции и чувства которые хотят тоже иногда вырваться наружу
Заступилась Марина Викторовна за Оксану, что сидела на полу, поджав под себя ноги, прикрывая обиду на заплаканном лице, нанесенной душевной раной, белым махровым полотенцем.

***
Застегивая пуговицы белого халата, Оксана не переставала любоваться красотой своего тела, перед зеркалом. Плотный белый медицинский колпак хирурга, скрывал всю прелесть роскошных русых золотистых волос под ним. Блески в стеклянных очках, что отражали яркий свет на стеклах линз Оксаны, сияли как звезды далекого космоса, подавая свои излучаемые сигналы. Под белым халатом красоту изящных сокрушительной сексуальности ног скрывали зеленые свободные штаны, специально подобранные для операционной. Замену высоким каблукам, что были для Оксаны привычнее всего не важно, будь это операционная или приемный кабинет в клинике. Оксана никогда не могла с ними расстаться, были заменены на белоснежные удобные кеды, основная обувь медицинского персонала.
— О боже мой — расстроилась Оксана, высказывая недовольство своим внешним видом — Я так давно наверно года два не подлежала строгому стандарту одежды, даже в операционной
— Хм… Оксаночка — прикусила она соблазнительно указательный пальчик, что поднесла к своим алым губам — А по-моему очень даже ничего — согласившись с утверждением Оксаны, встала у неё за спиной Марина Викторовна
— Поверить не могу я в команде великого специалиста этой больницы иду в операционную
— Ой, да Марина Викторовна престаньте, вы уж слишком преувеличиваете — возразила Оксана
— Если бы этот великий специалист еще бы одевался, как от неё требует больница, она была бы для нас незаменима — возмутилась Вероника, косо посмотрев на Оксану держа красную папку анамнеза пациента в обеих руках
— Так я не поняла, почему ты еще здесь — упрекнула её Оксана — Вы должны уже как пять минут назад готовить нашего пациента к ангиографии
— Решила проконтролировать твое эмоциональное состояние Оксана — ответила она, сверкнув заурядными карими глазами в ответ на нотации своего начальника
— Иди, помоги лучше Валентине подготовить мальчишку к процедуре — заявила Оксана, посмотрев на неё недовольно — Справятся и без меня
— Марина Викторовна в операционной надо надевать стерильную марлевую повязку на губы — предупредила её Оксана — Вы будите мне ассистировать и ни в коем случае, чтобы не произошло, не пытались мне даже мешать закончить, пока я не удостоверюсь в том, что ищу
— Что же ты собираешься Оксаночка там найти?
— А вот это Марина Викторовна — ухмыльнулась забавной улыбкой, прикусив краешек губы ответила Оксана — Я и собираюсь узнать, скорее всего, то что вызывает все выше перечисленные симптомы собранные в анамнезе нашего пациента
— И все же мне интересно
Продолжала проявлять интерес, спрашивала Марина Викторовна, направляясь следом за Оксаной к выходу из бытовых помещений. Вероника сразу же последовала за своим начальником, как послушный лакей даже открыла перед Оксаной дверь, пропуская её войти в коридор первой. Настолько удобные и приятные кеды, все же не доставляли радости Оксаны, черный каблук для которой был вполне обыденной вещью, дополнял пик её сексуальности и страшной силы эротического соблазна. Однако поднимаясь по ступенькам на второй этаж, они весьма смогли оказать достойный эффект при прохождении каменных ступенек лестничного марша.
Молодая рыжеволосая девушка пристально смотрела в жидкокристаллический монитор на посту медсестры, тщательно заполняя медицинские карты больных. Не уставая писать шариковой ручкой, она словно автоматическая машинка, по мнению Оксаны, строчила как будто в неё только и заливай свежий горячий чай с ароматом ароматной зеленой мяты. Свет светодиодных светильников над её головой приятно глазу освещали белым излучением пространство в несколько квадратных метрах.
— Вероника можно мне карту анамнеза — обратилась Оксана, посмотрев на медсестру, что строчила как пишущая машинка
— Да-да конечно — послушно согласилась Вероника — Я там, на листочке набросала возможные варианты под которые подходят часть наших симптомов
— Хм… будет наверно интересно узнать, что ты там набросала — скрывая прелесть загадочной подлой улыбки под стерильной повязкой, улыбнулась Оксана, направляясь по коридору в операционную
«Отек легких, тахикардия, регургитация крови из аорты обратно в левый желудочек, что особенно странно, симптомы сильно подходят как для митральной недостаточности, так и для аортального стеноза», предположила мысленно Оксана.
— Странно — ухмыльнулась Оксана, подходя к дверям операционной — Мне стоит внимательно осмотреть аорты, есть возможность, что симптомы могут быть схожи и с аневризмой аорты, хотя нет, что-то тут явно не так
— Может быть, стеноз аорты лучше подходит — предложила свою версию Марина Викторовна, встав у дверей в операционную
— Больше склоняюсь к митральной недостаточностью — внесла свое мнение Вероника , открывая створку двери операционной перед Оксаной
Яркий свет операционных ламп сразу же бросился мощным раздражающим потоком в чувствительные глаза Оксаны, даже стекла её очков не смогли защитить глаза от нестерпимого неожиданного раздражения. Двое молодых парней санитаров подвозили каталку с мальчиком к операционному столу. Над операционным столом, в несколько светящихся ламп горел яркий свет. Валентина подготавливала ампулы контрастного вещества, Ларионов копошился с изучением катетера, которым будет проводиться данная процедура.
— Добро пожаловать в королевство нашей Оксаны — с восторженной интонацией голоса произнесла это Вероника, явно хвастаясь перед Мариной Викторовной
— Вероника перестань — возмущенно упрекнула её Оксана, направляясь медленно к операционному столу, к которому уже подвезли каталку с пациентом
— Оксана Владимировна — обратился сразу же Ларионов — Не поясните нам суть данного метода, насколько я знаю, такая процедура будет у нас выполняться впервые
— М… ну если вы так просите Валерий Николаевич — любезно согласилась Оксана, медленно подошла к каталке, на которой лежал мальчик — Для данной процедуры мне необходимо чтобы наш пациент оставался в сознание, ну ничего не чувствовал
— Простите, что перебью — обратился мальчишка хриплым голосом к Оксане, взяв её за руку — Отец рассказал, что ты моя старшая сестра, что ты не позволишь, чтобы со мной что-то случилось
— Я твой лечащий врач мальчишка — строго посмотрела на него Оксана — Прошу обращайся ко мне как подобает и конечно же как и в лечение любого своего пациента, я не допущу чтобы с тобой что-то случилось
— Оксана хватит любезностей — прервала её Вероника, коснувшись её плеча — Начинай рассказывать, что нам всем нужно делать
— Но ведь ты правда моя старшая сестра — схватился мальчишка за руку Оксаны — Прошу скажи мне это, меня это хоть на немного утешит
— Ох… мальчишка — вздохнула глубоко изнуренно Оксана — Если бы ты знал какая я по жизни сука, тебя бы наверняка бы это не утешило
— Оксана Владимировна — возмутился Ларионов строго посмотрел на распутство любезностей своего начальника — Прошу давайте продолжим
— Это исследование, в котором используется катетер, трубка, аппарат ангиографии для оценки состояния сердца и его кровоснабжения — послушно согласилась Оксана, начала рассказывать
— Так хорошо — согласился Ларионов, помогая санитарам перекладывать тело мальчишки на подготовленный для процедуры операционный стол — Прошу дальше
— Вероника ты обработай место прокола бедренной артерии — указала Оксана пальцем в резиной перчатке место будущего пункции — Марина Викторовна подключите нашего пациента к аппарату за контролем сердечного ритма
— Я займусь местной анестезией — согласился Ларионов, доставая шприц и ампулу с прозрачной жидкостью
— Ахмед — коснулась Оксана его ладони своей рукой, чувствуя внутреннее угрызенье совести за свое недопустимое для себя самой поведение, обратилась к мальчику — Все будет хорошо, просто знай, что рядом с тобой я, я сама проведу эту процедуру, не о чем не волнуйся
— Не время сейчас любезничать с пациентами Оксана — возразила Марина Викторовна — Тебе это как никому другому из нас это должно быть известно
— Ладно — недовольно согласилась Оксана, коварно свернув стеклами своих очков отражая всю эмоциональную боль и беспомощность из-за того, что приходится лишний раз мучать мальчишку
— Место пунктирной пункции начинаю обрабатывать бактерицидным раствором — доложила Вероника, взяв стерильный тампон, смочила его в емкости раствора
— Ввожу местную анестезию — доложил Ларионов, проткнув вену на руке мальчишки тонкой иглой шприца
— Так хорошо — согласилась Оксана — Место пункции тщательно Вероника обработай стерильным раствором йода
— Не поясните нам устройство этого катетера Оксана Владимировна, пока мы будем заниматься каждым своим делом — поинтересовался Ларионов
— Сельдингеровская игла состоит из наружной канюли с тупым концом, внутренней иглы, острый конец которой с косым срезом выступает из наружной канюли на 2-3 мм, и обтуратора мандрена
Начала рассказывать Оксана устройство катетера взяв в руки его, показывая своим ассистентам все досконально. Марина Викторовна такое чувство будто наблюдала за каждым её словом и так внимательно хотела узнать суть данной процедуры, слушая и устанавливая датчики контроля сердцебиения на теле пациента.
— Применяются иглы различных размеров, наружная канюля может быть сделана из тефлона — продолжила рассказывать Оксана — В качестве проводника используется стальная пружинка, внутри которой находится стальная проволока
— Боже мой, да ты Оксаночка копилка мозгов с бездонной пропастью, откуда тебе все это известно? — поинтересовалась Марина Викторовна
— Конец проводника на протяжении 3 см без проволоки, проводники отличаются диаметром и длиной — игнорируя восхищения Марины Викторовны, дальше соизволила продолжить свой рассказ
— Так хорошо давайте продолжим — убедившись в достаточности знаний своего начальника, предложил Ларионов — Хотя нет лучше скажите, какой вид катетера будет применяться у нас в нашей катетеризации сердца — проявляя новое любопытство, интересовался он
— В качестве катетеров применяются рентгеноконтрастные полиэтиленовые трубки диаметром от 1,5 до 3,5 мм отечественного производства или зарубежные катетеры Курнана, Лемана, Одмана
— Оксана! — настойчиво посмотрела Вероника на неё, когда Оксана обернулась к ней — Давай начинать — настойчиво повторила она просьбу своего отца
— Ввожу контрастное вещество — отчиталась Валентина, вводя шприц с содержанием контраста в вену мальчишке на руке
— Катетеризацию «нижнейполойвены» по методике Сельдингера осуществляют через бедренную вену, для этого мы используем катетер типа Эдмана — прокалывая иглой катетера, отверстие для ввода катетера поясняла Оксана — Тише-тише, не волнуйся я рядом — успокоила она мальчишку легким прикосновением своей руки, в резиновой перчатке едва коснувшись его бедра
После того как проводник оказался в нижней полой вене, Оксана произвела удаление иглы на Оксана надела на проводник сердечный катетер. Медленно и очень аккуратно наблюдая в один из жидкокристаллических мониторов, что были расположены по периметру операционного стола, Оксана начала проводить тонкую металлическую струнку в полую вену, что является проводником для катетера. Катетер плавно двигался не спеша по венозной системе пациента, Оксана пристально наблюдала в монитор за его продвижением, стараясь не повредить стенки венозной системы. Таким образом, внимательно продвижение до стенок правого предсердия катетер двигался очень сильно медленно, руки Оксаны были настолько точными, глядя в монитор она провела проводник до правого предсердия.
— Произвожу извлечение проводника — ответила Оксана — Дальше пойдет сердечный катетер
— Согласитесь нам пояснить, как это будет выглядеть? — спросил Ларионов, посмотрев, то на монитор, то на своего начальника
— Советую всем внимательно наблюдать за мониторами — проигнорировав просьбу Ларионова, распорядилась Оксана — Марина Викторовна следите за сердечными показаниями мальчишки
Из правого предсердия, Оксана начала продвигать катетер медленно через отверстие «трикуспидальногоклапана».
— Прошла через отверстие трехстворчатого клапана или как его называют трикуспидальный клапан
— Клапан между «правым предсердием» и «правым желудочком» сердца, представлен в виде трех «соединительнотканными» пластинками — пояснил Ларионов, хвастаясь своими приобретенными знаниями
— Да-да Валерий Николаевич, именно он во время «систолы», правого желудочка предотвращает регургитацию, обратный ток, крови в правое предсердие — согласилась с его утверждением Оксана, продолжая дальше проводить процедуру
Оксана начала дальше продвижение катетера по правому предсердию, медленно приблизилась к левому предсердию. Продвижение катетера по левому предсердию тоже шло гораздо удачно, наблюдая и контролируя показания по монитору, Оксана медленно стала приближаться к митральному клапану. Наблюдая то в один монитор за продвижением, то в другой на который выводилась картинка встроенной камеры, что просвечивала путь движения катетера, внутри кровеносной системы находясь в левом предсердие.
— Марина Викторовна — обратилась Оксана — Готовлюсь пройти через створки митрального клапана, что там с сердечным ритмом — пояснила она, не сводя напряженных уставших глаз с мониторов
— Давление и сердечный ритм в норме, признаков аритмии или тахикардии пока не наблюдается — ответила Марина Викторовна, не сводя глаз с жидкокристаллического монитора, на который выводились сердечные показания пациента
— Как себя сам чувствуешь? — поинтересовалась Оксана у младшего брата, проявляя чрезмерную для неё самой заботу о своем пациенте
— Все хорошо ты ведь рядом сестра
Коснулся он своими пальцами свободной руки Оксаны, даже через тонкие резиновые перчатки она ощутила нежность его кожи. В тоже время генетическую силу своего отца, когда он по братски, легонько сжал руку Оксаны.
— Судьба свела нас с тобой, ты мой спаситель, не все вы русские оказывается такие
— Не надо так делать Ахмед — предупредила его Оксана — Расскажи о своем самочувствие
Через створки митрального клапана Оксана медленно стала проводить катетера, пытаясь отвлечь мальчишку разговором, чтобы он не заморачивался на счет страшной процедуры.
— Чувствую себя довольно прекрасно, а что? — спросил он, так как будто это что-то должно было означать для лечащего врача
— Вот это и плохо, что прекрасно — задумалась Оксана, сверкнув коварно стеклами стеклянных очков, за которыми скрывались уже покрасневшие от раздражения перенапряжения лазурные голубые сияющие глаза
— Что-то не так Оксана Владимировна? — забеспокоилась Валентина
— Надо будет высосать пробу крови, когда окажусь в левом желудочке, мне очень интересно какая она будет венозная или артериальная, надо только пройти через створки митрального клапана
Оксана чувствовала, как её одолевает напряжение, в такой волнующий момент внимательно наблюдая за продвижением катетера.
— Марина Викторовна — обратилась Оксана к женщине, что стояла у неё за спиной — Вхожу в левый желудочек, что там с ритмом сердце, явных признаков аритмии не видно?
— Оксана на показания монитора все стабильно без изменений — заверила её Марина Викторовна
Створки митрального клапана катетер преодолел без особых трудностей, Оксана дальше продолжила продвижение по левому желудочку, казалось вот тут и должна скрываться разгадка. Не став производить отсасывание крови, поддавшись искушению, Оксана решила посмотреть, что находиться за створками аортального клапана, к которому так плавно и очень медленно двигался катетер. Едва только приблизившись к створкам аортального клапана, Оксана решила произвести отсасывание проб крови, только после этого пройти через створки аортального клапана. Не успев ничего предпринять, как на мониторах резко подскочили показания тахикардия, мальчишка стал задыхаться, жадно хватая воздух. Кожа его сразу же стала бледной, градом почти выступил с него пот, заерзал от резкой нехватки воздуха по столу, его тут же схватили санитары с доктором Ларионовым, не давая ему даже пошевелиться.
— Тахикардия, фибрилляции желудочков!!! — быстро сказала Вероника — Оксана все хватит процедура окончена, вытаскивая катетер
— Блядь! — вскрикнула Оксана — Но почему именно сейчас, я только хотела определить какой будет кровь — возмущению кардиохирурга не было придела
— Оксаночка быстро вынимай катетер — распорядилась Марина Викторовна — Мальчику ведь плохо
— Интубирую — взяв трубку в руки Валентина начала вталкивать её в горло мальчишке, пытаясь вернуть ему нормальный дыхательный ритм
— Вытаскиваю катетер — раздраженно заявила Оксана, начала медленно вынимать катетер
— Вероника готовь дефибриллятор быстро!!! — крикнул Ларионов, обратившись к своей дочери, стараясь не поддаваться панике — Оксана Владимировна да вытаскивайте вы уже этот катетер оттуда — прокричал он на своего начальника
— Да вытаскиваю-вытаскиваю! — раздраженно сказала Оксана, наблюдая в монитор, как плавно и стремительно катетер приближался к нижней полой вене, направляясь к выходу
— Три миллиграмма эпинефрина быстро — распорядился Ларионов
— А не слишком ли велика доза для мальчишки?
Возразила Оксана, переживая за жизнь мальчишки, извлекла катетер из бедренной артерии плотно прижав проколотое отверстие большим пальцем.
— Оксана Владимировна — возмутился, крикнула Ларионов — Идите лучше займитесь тем что у вас лучше всего, получается, придумать идеи которые вас осеняют
— Сейчас только перевяжу быстро рану
— Уберите руки от тела мальчишки — упрекнул, повысив голос на своего руководителя Ларионов — Разряд! — крикнул он своей дочери
Коснувшись дефибриллятором тела мальчишки, пропуская через него огромный импульс напряжения, заставив подняться немного ввысь от удара сильного тока.
— Разряд! — повторил он, касаясь вновь тела мальчишки электродами дефибриллятора — Еще разряд!
— Да что такое-то! — заволновалась Валентина, стараясь производить искусственную вентиляцию легких накачивая воздух, сжимать руками присоединенный баллон к трубки для интубации, что ввела в трахею мальчишки
— Валентина продолжай — крикнул Ларионов — Разряд! — скомандовал он словно для своей дочери
— Есть! — обрадовалась Марина Викторовна — Нормальный синусовый ритм восстановлен, поздравляю — глубоко она вздохнула, Оксана заметила через прозрачные стекла очков, в которых отражалось равнодушие, как эта женщина сильно переживала за жизнь мальчика
— Браво! — ухмыльнулась Оксана, скрывая прелесть своей улыбки под маской стерильной повязке на лице — Можно мне теперь перевязать отверстие, через которое я ввела катетер в бедренную артерию своему брату
— Продолжайте
Согласился Ларионов, придал глубокое значение, с каким взглядом на него посмотрели Вероника, Валентина, даже сомнительный взгляд Марины Викторовны привлек его внимание.
— Вероника помоги лучше Оксане Владимировне заштопать мальчика — распорядился Валерий Николаевич — Пусть она отдохнет, наверняка сильно устала, что так хотела убить своего брата в поиске разгадке для своей головоломки
— С чего вы взяли этот бред?! — возмутилась его наглости Оксана, тщательно обработав снова бедренную артерию бактерицидным раствором, по краям раны
— Только не надо притворяться, что я не заметил вашего взгляда — говорил Ларионов — Вы так хотели увидеть, какая же кровь потечет через катетер, когда вы приблизились к аортальному клапану, едва коснувшись его створок
— Прекратите нести чушь — вскрикнула Оксана, строго посмотрев на обидчика — Еще раз услышу подобное заявление, и я лично попрошу Тихонова, чтобы вас заменили Валерий Николаевич
— Оксана Владимировна! — не согласился он с утверждением своего начальника — Я наверно единственный кто посмел в этой операционной помешать вашему искушению, податься безумия ваших головоломок, хватит уже, мы тут жизни должны спасать, а не в загадки с вами играть
— Да как вы посмели — воспротивилась Оксана — Да без меня этого бы отдела вообще бы тут и не было, это благодаря мне больница получила самое современное оборудование, это я сделала из вашей никчемной деревенской клиники серьезный центр для лечения и диагностики сердечнососудистых заболеваний
— Оксаночка — коснулась Марина Викторовна плеча разъяренной Оксаны — Пойдем тебе нужно отдохнуть, пускай девушки сами заштопают твоего брата, а тебе нужно отдохнуть ты и так достаточно на сегодня поработала
— Еще раз предупреждаю вас Валерий Николаевич — прошипела Оксана, заметив, как своим заявлением она явно его задела — Я услышу что-то подобное и я лично вас вышвырну из своего отдела — после чего направилась к выходу из операционной
— Как можно так Оксана Владимировна — сломленным тоном голоса говорила Ларионов — Вы ставите жажду ваших загадок превыше жизни вашего же пациента, что для вас самой братом родным является
— Оксаночка не надо — остановила Оксану, коснулась со спины её плеч — Он прав да, но ты прояви терпение и сдержанность
— Я пыталась выяснить причину, которой болен мой брат
Тихо ответила Оксана, встав у входа закрытых дверей в операционную боясь повернуться увидеть критичные взгляды врачей своей команды.
— Оксаночка пойдем, я тебя отвезу домой — предложила Марина Викторовна — Сегодня мы уже ничем тут не сможем помочь, и я очень благодарна тому, что ты мне предоставила такую возможность поприсутствовать на проведение такой сложной процедуры
— Домой так домой — согласилась Оксана, открывая створку, покинула операционную, больше не желая там оставаться
— Пойдем в бытовых помещениях поговорим с тобой — предложила Марина Викторовна, направляясь с Оксаной, по длинному коридору из операционной
— Как они смеют такое говорить обо мне — продолжала возмущаться Оксана, снимая очки с раздраженных до боли уставших глаз, убрала их в карман белого халата — Я ведь столько для них сделала, а они так обо мне стали отзываться
— Оксана — коснулась Марина Викторовна плеча Оксаны, тем самым остановив её, заставив, посмотреть на себя — Ты там сейчас поставила превыше всего разгадку для своей головоломки превыше жизни этого мальчишки, так нельзя ты же врач
— Мне нужно подумать — заявила Оксана, скрывая коварные намерения, прикрываясь маской задумчивого взгляда
— Нам всем нужно подумать — согласилась Марина Викторовна, направившись за Оксаной, что стремительно ускоренным шагом направилась в сторону отделения стационара
Впервые Оксана поставила под сомнение своей профессиональной этики жажду, поддавшись искушению, она едва чуть не убила своего брата, и в душе чувствуя за это, как её грызут кошки. Свет светильников над головой ярко освещал белый мраморный пол в отделения. где находились больничные палаты. Даже дежурной медсестры не было на своем посту, оставив компьютер включенными и стопки разбросанных по столу медицинских карт, одна из которых была открыта между листками которой, лежала синяя шариковая ручка. Специфический неприятный запах медицинских препаратов заполнил воздух атмосферы в этом помещении, даже дешевые ароматы туалетного мыла или воды, возможно даже геля с разными вкусовыми добавками не смогли сбить этот тошнотворный запах. Тишина была просто невыносимая, однако с дальних палат в конце коридора доносился чей-то кашель, а с другого конца, со спины Оксаны послышался звон каблуков по мраморной плитке пола.
Добравшись, в конце концов, до нужной лестницы, Оксана не желала видеть как своего отца, что наверняка желал бы узнать, как прошла процедура или его чокнутую жену, что готова была уже разорвать её при одном только виде. Спускаясь по лестнице, Оксана почувствовала изнуренную слабость в ногах, после нескольких часов проведенных на ногах, глядя в почти непрерывно в монитор, ноги перестали её слушаться. Перед первым этажом, Оксана ощутила, как нога сама её подвела, ослабив мышцы ног, она чуть не упала не пол каменной большой плиты на первом этаже, схватившись быстро за перила.
— О боже Оксаночка! — вскрикнула Марина Викторовна — Ты цела, не ушиблась?
— Все нормально Мариша — Оксана сама не ожидала для себя, как просто произнесла имя этой женщины с такой нежностью
— Тебе срочно нужен отдых, ты изнемогаешь от недостатка сил
— Я это и так знаю — с вредностью и легким раздражением в голосе ответила Оксана, покидая лестничный марш, вошла в коридор первого этажа больницы
— А ты знаешь, мне очень понравилась, как ты меня так назвала — высказала свое впечатление Марина Викторовна, направляясь следом за Оксаной в сторону бытовых перемещений медицинского персонала — Можешь дальше так ко мне обращаться, мне очень даже нравится
— Хм… Мариша как скажешь — с ухмылкой на алых губах ласково произнесла Оксана — Как скажешь — открывая дверь, вошла внутрь
— Именно так и скажу
Согласилась Марина Викторовна, зарывая за своей спиной дверь бытовых помещений, развратную улыбку этой женщины Оксана смогла разглядеть в отражении зеркала, когда она сняла стерильную повязку со своего лица. За время их отсутствия уборщица прибрала весь тот хаос, что устроил отец Оксаны. Все было настолько чисто прибрано, даже пол на котором раньше были рассыпаны тысячи мелких осколком от белой керамической вазы, был не просто убран, но и еще сиял зеркальной чистотой отражаемого света светильников над головой. Приятный запах чистящих мыльных средств витал в воздухе, оставлял при каждом вдыхаемом вдохе столько эмоциональных положительных качеств в душе у Оксаны. Вещи, что когда то были разбросаны по полу, а именно красное обворожительное платье, в котором тело Оксаны приобретало сокрушительную сексуальную силу своей пленительной красоты, черные чулки, все было аккуратно уложено в черный пакет, что лежал в углу дивана. Черные зимние сапоги Оксаны, стояли справой стороны от дивана возле ячеек или шкафчиков для служебной одежды медицинского персонала больницы.
«Что же вызывает регургитацию оттока крови из аорты в левый желудочек, но почему, как только я подошла к нему так близко, начался приступ эту этого мальчишки», присаживаясь на диван с задумчивым выражением лица, Оксана пыталась разгадать загадку.

***
Мучительные хождения по кабинету с книгой в руках, Оксана пыталась найти все те симптомы, воедино, но вычитывая что-то похожее, постоянно чего-то не хватало или что-то было лишнее. Единственным освещением в рабочем кабинете больницы был настольный светильник, неяркий свет которого освещал угол возле окна, в котором стояла Оксана, занимаясь перелистыванием один за другим листков толстой энциклопедии. Марина Николаевна вооружилась справочником кардиологии, пыталась помочь отделу диагностики из-за всех сил. Громко стукая напряженно черным высоким каблуком зимних сапог, которые Оксана сменила в бытовых помещениях, пыталась навести себя на хоть одну подходящую разумную идею. Аромат из белой керамической кружки распространялся по кабинету, насыщая атмосферу воздуха незабываемым вкусом карамели. Прекрасный тела Марины Викторовны все еще сохранял романтический оттенок гардении, даже препараты и отвратительный смог в операционной не смог сбить всю истинную силу этого чудесного запаха, что при каждом вдохе завораживал чувства Оксаны.
— Идеи — щелкнув пальцами на руке, произнесла Оксана, сверкнув стеклами своих очков отражая свет светильника в них — Мне нужны идеи Марина Викторовна, любые идеи, что может так вызывать потерю зрения, теперь уже сильную отдышку, что переходит в удушье, тахикардию, отек легких, головокружение
— Митральная недостаточность — предположила Марина Викторовна, спустив немного очки с глаз, внимательно посмотрела на Оксану — Оксаночка ты хоть присядь, ну ладно ты домой не захотела ехать, ну тут-то хоть ноги свои пожалей и глазки, тебе выспаться нужно
— М… возможно стеноз устья аорты, ведь я даже дойти до аортального клапана не успела, как у мальчишки случился приступ, вызванный отеком легких, жидкость которого удалось извлечь потом уже, после интубации трахеи — проигнорировав совета со стороны Марины Викторовны, продолжила рассуждать Оксана вслух
— Так же объясняется, и стенокардия входит в список твоих симптомов — предположила Марина Викторовна, её выражение лица стало намного серьезнее — Послушай девочка ты моя, не стоит игнорировать, то что я тебе говорю — явно эта женщина завысила свою самооценку по отношению к Оксане
— Стенокардия не объясняет ничего кроме аритмии — возразила Оксана, снова пропустила слова Марины Викторовны мимо ушей — А вот «недостаточность трикуспидального» клапана это объясняет уже многое
— Не думаю Оксаночка — рассуждала Марина Викторовна, положив справочник кардиологии на стол — Что трикуспидальная недостаточность, хм… ты и правда выбрала самое сложное дело
А я вот думаю — высказывала свое мнение ОксанаНеплотное смыкание створок трехстворчатого клапана во время систолы, что приводит к обратному току крови из желудочка в предсердие — щелкая нервно шариковой ручкой, рассуждала она
Дверь кабинета тихо открылась, легким поворотом блестящей металлической ручки двери, после чего легко поддалась вовнутрь кабинета. Внешний вид доктора Ларионова, что прошел через высокий порог двери, оставлял желать лучшего, уставшие глаза были отчетливо видны через грязные стекла его очков, растрепанные волосы. Даже расстегнутая верхняя пуговица на его белой потемневшей рубашке, что выглядывала из-под белого халата, казалось уже мятой запачканной каплями черного молотого кофе. Словно призрак он едва перемещался по кабинету в поиске свободного стула, по его походке, Оксана смогла предположить, что старые кости этого мужчины едва переносили его и без того трухлявый вес. Потертые острые носки его черных туфель, которыми он едва шуршал по полу кабинета, были настолько сильно покрыты пылью, что даже через одетые на них плотно стерильные бахилы был виден тонкий слой пыли на них.
Валентина конечно больше всех поразила своего начальника, её белоснежный гладко выглаженный халат врача, сидел на ней, украшая каждый эротический изъян на этой рыжеволосой девушке. Красный высокий каблук её туфель придавал ногам этой львицы сокрушительную сексуальную силу, завораживая дыхание Оксаны при каждом шаге, что делала Валентина, направляясь по кабинету. Прекрасное нижнее красное кружевное белье, которое было, по всей видимости, единственным из её одежды, что просвечивалось под белым халатом, выражая истинный сексуальный голод.
Вероника, едва передвигая свои ноги, все еще была одета, как в операционной, не одевая даже черных зимних сапог или излюбленных черных дутых штанов, что сразу навело Оксану на мысль, что именно она со своим отцом Ларионовым, общались с родителями пациента по поводу случая в операционной. Проходя по кабинету словно призрак, на которого Оксана почти сразу же обратила внимание, как только её отец вошел в кабинет, а следом за ним, едва передвигая ноги, вошла темноволосая кудряшка. Противный специфический запах медикаментов, не смогу сбить волшебную силу изысканного аромата черной орхидеи, завораживающего коронного оружия этой девушки. Держа в руке красную папку с анамнезом пациента, Вероника направилась к свободному стулу, что находился возле стола, заваленным бумагами и толстыми справочниками и энциклопедиями.
— Ну и вид у вас скажу я вам всем — ухмыльнулась Оксана — Вы, что там войну прошли?
— Знали бы вы, что нам устроила жена вашего отца — начал жаловаться Ларионов — В двух словах, если в течение суток у нас не будет точного диагноза, они заберут своего мальчика из нашей больницы
— Значит, у нас есть еще сутки — проигнорировав страдания Ларионов, присаживаясь в кресло, с задумчивым видом стала требовать от своих людей новых идей — Ну же у нас ведь сутки, давайте хочу послушать что-то уж более разумное этот счет
— Оксана — возразила Вероника, кинув папку на стол — Мы правда не знаем, что убивает твоего брата, вот даже вариантов-то как то нету, стоит передать это дело другим врачам
— И следующее да — не согласилась Оксана — Потом еще следующее, да, потом еще несколько подряд дел мы передадим в другие диагностические клиники да — ярость от слов темноволосой кудряшки заставило её вскочить с кресла и угрожающе строгим взглядом посмотреть на свою команду
— Митральный стеноз — предложил Ларионов — Объясняет тахикардию во время процедуры, отек легких, что наблюдался раньше у мальчика, а так же нарушение ритма сердца
— Да, но не объясняет головокружение, аритмию, что постоянно наблюдалась у мальчика, а так же потоотделение, так смежные симптомы другой болезни, а это именно шум в ушах и пульсация зрачка — перечисляя симптомы, не согласилась с утверждением коллеги Оксана
— Может быть «аневризма синуса Вальсальвы» — предположила Валентина, присаживаясь на стул подогнув краешек разреза спереди на своем халате, показывая своему начальнику естественную красоту ног
— Аортальный порок, выражающийся в аневризматическом выпячивании стенки аорты в области корня, в месте расположения полулунных клапанов — пояснила Вероника, в ожидании посмотрев на Оксану, потом посмотрела на своего отца
— Достойно Валентина — согласилась Оксана — Нужно выбить у родителей мальчишки на обследование «вентрикулографии»
— М… Оксана — возразила Вероника, уставшим голосом — Эта чокнутая дура, нас и так там чуть на тряпки не порвала за своего сына, мы теперь просто обязаны ей дать четкое обоснование, прежде чем что-то делать с её мальчиком
— Ладно — кивнула головой Оксана, понимая, что самой ей туда появляться, смысла нету — Может Валерий Валерьевич нам сможет помочь
— Ваш отец Оксана Владимировна — возразила Валентина, посмотрев на Оксану любопытным взглядом — Вообще сказал, что пока с вами не поговорит, больше не на какую процедуру добро не даст, говорит, что якобы хватит уже его старшей дочери играться со здоровьем его сына
— Вот как — нахмурила недовольно алые губки Оксана — Ну что же папа, мне придется тут самой разобраться, ладно до завтра все свободны, к утру я вас всех жду на дифференциальный диагноз
— Оксана Владимировна, а вы? — спросила тут же Валентина
— А что я — ухмыльнулась Оксана, нервно прикусывая краешек губы — Скора новый год, вам всем нужно готовиться к нему, вы и так уже достаточно поработали, за меня не волнуйтесь
— Оксаночка! — упрекнула её Марина Викторовна — Я без тебя никуда не поеду
— Марина Викторовна — возразила Оксана, снимая очки со своих уставших глаз, убрала их в карман белого халата — Вы ведь даже на меня пока еще не работаете, а сегодня была лишь тренировочная практика, где вы показали себя с очень даже хорошей стороны
— Я не оставлю тебя одну здесь — не согласилась с утверждением Оксаны эта женщина вставая со стула, посмотрела на неё возмущенным взглядом
— Марина Викторовна — Оксана настаивала на своем сидя в кресле, откинула на его спинку — Завтра мы с вами увидимся здесь — продолжила она говорить, наблюдая, как остальная её команда встала со стульев, направилась к выходу из кабинета
Валентина лишь одна, встав на входе, пока все остальные вышли, с печальным взглядом взглянула на Оксану. Догадавшись, что ей не переубедить Оксану, покинула помещение, шикарно покачивая своими эластичными бедрами стукая звонко каблуками красных туфель по мраморной белой плитке коридора. Оставив после своего ухода пленяющую страсть кашемирового дерева, что еще некоторое время витала в воздухе.
— Ты, правда, решила здесь остаться? — переспросила её Марина Викторовна, вставая со стула
— Марина Викторовна — настойчиво твердила Оксана — Езжайте домой уже
— Ну как знаешь — улыбнувшись, ответила это женщина, направляясь к выходу соблазнительно походкой — Только знай Оксаночка, здоровье, твое здоровье никакими деньгами не вылечить и вот эта твоя потом слава кому будет нужна — остановившись возле двери, сказала Марина Викторовна обернувшись в пол оборота
— Идите домой уже Марина Викторовна — проигнорировав её слова, спокойно сказала Оксана
— Как знаешь — пытаясь чем-то зацепить Оксану, высказала она свое мнение, после чего покинула кабинет через открытую дверь
Дверь за этой роскошной женщиной плотно закрылась, после чего Оксана осталась в кабинете, некоторое время, вдыхая глубоко спертое, разнообразие вкусовых ароматов женского парфюма, что так окутывал её разум пеленой похоти и сексуального желания. Надев вновь очки на глаза, Оксана открыла толстую книгу, что лежала перед ней на столе, внимательно её читать, кружка остывающего кофе, что стояла перед ней на столе, стала пленять желанием её испить. Мрачная тишина, в самом кабинете, погрузила Оксану в несколько подходящих единиц диагнозов болезней, которые ей пришлось тщательно распределить, чтобы сопоставить точную картинку разгадки этой сложной, по всей видимости, для неё самой головоломки. Миллионы бук, тысячи слов, сотни симптомов которые могли иметь какое-то отношение, но во всех были какие-то разные отличие по-своему признаку. Чувствуя, как сильная усталость берет уже верх над её телом и сознанием, Оксана старалась найти для себя самой причину хотя бы ниточку в этой головоломки, но физические силы постепенно начинали приходить в убыток.
Сладость карамели, что Оксана испила из кружки, едва прикоснувшись к каемке кружки нежными алыми губами, что уже изнывали от усталости, не смогли вдохновить её на новые идеи. Закрыв книгу одной рукой, другой поставила отпитую наполовину кружку кофе на стол, сняла очки, с глаз убрав их в карман. Откинувшись при тусклом свете настольного светильника на столе на спинку кресла, положив ногу на ногу, стала размышлять, мысленно переворачивая в голове все возможные варианты этого подозрительного диагноза. Устроившись удобно в мягком кожаном кресле, Оксана закрыла глаза, перебирая десятки разных вариантов, сама не заметила, как сладко задремала сидя в кресле, изнемогая от катастрофической нехватки сил. Приятное сопение, которое сопровождалось ровным дыханием, Оксана достаточно удобно чувствовала себя в удобном волшебном мягкости кресле, погрузив свое сознание в небольшой полночный отдых.

***
Механический железный щелчок от нажатия входной ручки, разбудил Оксану, что так приятно уснула в удобном кожаном кресле. Наполовину прикрытые жалюзи огромного пластикового окна, сдерживали потоки зимнего рассвета солнца, что проникало своим легким согревающим теплом через стекло. Открыв медленно лазурные голубые глаза, Оксана заметила, что уже наступило утро и солнце, проникая лучами, озаряло пол, слегка отражаясь бликами от линолеума в сонные глаза. Дверь плавно начала открываться, Оксана слегка наклонилась к столу, что остался с прошлой ночи заваленным бумаги и разными записями, на краю, которого осталась все так же недопитая наполовину кружка, в которой находилась остывшей кофе. Ароматный запах карамели продолжал витать в воздухе, придавая чувство легкого голода.
За открытой дверью Оксана сразу же смогла распознать Валентину, черное зимнее пальто, что так сексуально облегало каждый эротический изъян на её теле сидело просто великолепно. Перешагивая через высокий порог кабинета, рыжеволосая девушка, красота лица которой была скрыта под большим пышным капюшоном, слегка покрытым пушистым мехом по краям. Легкая прелесть аромата парфюма этой девушки, сразу же бросила в обоняние Оксаны, поражая сознание своим завораживающими вкусовыми оттенками кашемирового дерева. Стоило только эта львица, сексуальными движениями показывая изысканную прелесть своих обнаженных ног. Придавая сокрушительную сногсшибательную силу сексуальным ножкам, что были облачены в белые чулки, которые смотрелись на рыжеволосой львице весьма эротично, когда она вошла в кабинет. Высокий красный каблук её туфель звонко стукал по линолеуму кабинета, отдаваясь звонким эхом в голове у Оксаны.
— Боже мой, Оксана Владимировна — удивилась она, проходя по кабинету расстегивая пуговицы черного пальто — Вы, что здесь ночевали?
— Да нет ты что — возразила Оксана — Я просто рано пришла, хотела немного подумать
— Ну да, ну да — не согласилась Валентина с утверждением начальника, снимая со своих плеч весьма пленительным жестом черное пальто — Только вот черную вашу шубу как я повесила встроенный в наш шкаф, так её никто и не трогал
— А я её точно так же повесила, представь себе — ухмыльнулась Оксана протирая рукой глаза, красиво потянулась выгибая спину соблазняя эту девушку своим прекрасным телом — М… может, спустимся и поговорим в кафетерии, уж очень хочется взбодрится горячим и свежим кофе
Унылым сонным взглядом Оксана взглянула на кружку остывшего кофе, прелесть аромата которого все еще продолжала приятно пахнуть.
— Оксана Владимировна нельзя же так — возмутилась Валентина, пригрозив своему начальнику кокетливо пальчиком — Вы хоть о своем здоровье бы хоть иногда бы беспокоились
— Я и так заботилась — надула возмущенно губки Оксана — Хм… вот только взбодрится надо, да и спинка моя с ногами уже начинают болеть
— Да кстати Оксана Владимировна — удивилась Валентина, повесив свое пальто во встроенный шкаф — С днем рождения я вас хотела поздравить
Доставая из черного пакета, доставая из кармана пальто коробочку в фиолетовой блестящей упаковке перевязанную красиво бантиком. Оксана придала больше значение темно-красного бархатному мини платью Валентины, что так выражало красоту всей собранной в этой сказочной гармонии похоти сексуального желания, отчетливо прорисовывая каждый эротический бугорок на её теле. Даже цвет красных туфель на её ногах, был так идеально подобран к цвету платья Валентины, выражая своим строгим фасон скрытую эротическую силу или даже потенциал который эта львица может излить на Оксану, окажись она снова в её объятиях.
— М… Валентина — засмущалась Оксана кокетливо её похлопав длинными ресницами сонных лазурных голубых глаз — Зачем же так скора, могли бы и потом поздравить меня
— Прошу скажите, пожалуйста, Оксана Владимировна — умоляющим жалким тоном говорила похотливая развратница, что уже таким ранним утром, успела произвести на Оксану глубокое впечатление — Скажите, мне это важно я ведь первая кто успела вас поздравить
— Хм… ну если учитывая, что я даже не смотрела в экран своего телефона где наверно по всей видимости, не исключаю такую возможность — начала воображать Оксана, вставая медленно с кресла потянулась вновь — Ну хотя так да моя дорогая Валюша, ты первая кто поздравил меня так в живую
— М… Оксана Владимировна — направилась она к Оксане хищной пленяющей страстью походкой, изящно покачивая бедрами — Я вас так люблю, даже не представляете как сильно, как хорошо, что именно сегодня ваше день рождение
— Ха… — ухмыльнулась Оксана, позволяя Валентине себя обнять приятными руками, прохлада которых принесла обворожительную бодрость даже через ткань белого халата — Пойдем уже кофе попьем, нужно подумать — предложила она, чувствуя, как по спине начинают щекотать коготки этой львицы
— Хм… Оксана Владимировна — нахмурила, выражая возмущение розовые губки — От вас все так же пахнет операционной, вы ведь не были дома так ведь
— Признаю, ты меня раскусила — освобождаясь от объятий этой девушки, застенчиво улыбнулась Оксана, скрывая свое смущение прядью золотистых русых волос, прелесть которых так ярко отражалась при свете рассвете зимнего солнца — А теперь мы можем попить кофе?
— Что вам удалось узнать? — поинтересовалась тут же Валентина, когда Оксана направлялась к входной двери рабочего кабинета — Или может быть вы вчера сразу же уснули как мы ушли домой?
Предположила Валентина, посмотрев на Оксану, что как кошка потягивалась возле входной двери, извиваясь соблазнительно спиной, согнув ногу в колено, опираясь на стену черным каблуком зимних сапог. Спина ужасно болела, а ноги, просто требовали должного отдыха и все же даже в такие уставшие моменты, Оксана решила поистине удивить рыжеволосую девушку. Красивым жестом, играя своими бедрами, скинула с себя зеленые штаны, развязав предварительно бантик узелка, что так приятно стягивал их на талии. Спокойно перешагнув через них, когда они лежали на прохладном линолеуме, Оксана открыла полностью изящных сексуальных ног. Скрывая всю оставшуюся эротическую роскошь под тканью белого короткого халата врача, длинна которого едва доставала до колен. Сразу же ощутила кожей, как завораживающая прохлада приятно окутывает её ноги, придавая легкий заряд бодрости телу и сознанию Оксаны. Вырез спереди халата, едва позволял увидеть красоту белых кружевных трусиков, что скрывались под ним, защищая от лишних глаз самое сокровенное интимное место. Дотронувшись до которого, даже в такие уставшие моменты, когда тело ныло от изнеможения, можно было заставить Оксану извиваться в собственных сладких эротических стонах. В верхней части халата выглядывал красиво краешек белоснежного бюстгальтера, сковывающий уже болевыми оковами пышную грудь Оксаны. Оксана так мечтала освободиться отдать кому-нибудь уже на растерзание мучительных пальцев всё свое тело.
— Боже мой Оксана Владимировна, что же вы делаете — весьма сильно удивилась Валентина, заметив еще улыбку вызывающую похоть на губах Оксаны
— Пойдем уже кофе попьем похотливая развратница — ухмыльнулась Оксана, нагибаясь, чтоб поднять штаны которые она скинула с себя, выгнула соблазнительным движением спину
— А почему вы не хотите попить кофе здесь — спросила Валентина, направляясь к Оксане — Ведь у нас есть и кофеварка, чайник, даже баночка изысканного кофе
— Мне нужна атмосфера полная людей — возразила Оксана, улыбнувшись развратной улыбкой, кинула небрежно снятые штаны в сторону дивана, что находился в кабинете слева у стены
— Сегодня будут выписывать мальчика, которого мы лечим — пояснила Валентина, легким касанием дотронулась до руки Оксаны — Помните, его мать дала нам ровно сутки до выяснения причины, что убивает её сына
— Да помню я — возмущенно нахмурив алые сухие губки, ответила Оксана — Но пока что ведь у нас есть еще время
— Что вы задумали? — спросила Валентина, в тот момент, когда Оксана открыла дверь
— Ой… Валентина — продолжая улыбаться, Оксана, красиво сгибая ногу, перешагнула через высокий порог на входе своего рабочего кабинета — Если бы мне только самой знать что я задумала, я ведь блондинка, мои мысли не однотипны и неповторимы — воображала она направляясь по коридору больницы, продолжала застенчиво улыбаться
Больница даже еще не начала оживать в столь раннее утро, хотя сила мощного зимнего солнца, даже не смотря на суровый мороз за окном. В дальнем конце коридора Оксана заметила медсестру, что направлялась в отделение стационара, держа в обеих руках стопку медицинских карт, девушка в белом халате медленно двигалась по коридору, едва перемещая ноги сонной походкой. Завораживающий запах апельсинов становился все насыщеннее, однако доносился он, как Оксана смогла понять с фойе первого этажа, словно кто-то тоннами поставлял эту изысканную кислую сладость в эту богом забытую и снегом заметенную больницу.
Яркий блеск мишуры, что была развешан по всему периметру вестибюля больницы, сияющим бликом слегка ослепил глаза Оксаны, чувствительность которых еще толком не успела даже проснуться, после неудобного сна на кожаном кресле. Светящаяся елка, что была установлена в центре фойе настолько приятно и сказочно сияли бликами отражаемого света солнца в них, пытаясь погрузить сознание Оксаны в сказочную реальность. Обворожительный пленяющий запах этого дерева, был схож с запахом детской утренней елки в школе. Настолько сильна была энергетика вкусового аромата, что Оксана никак не могла насытиться приятным благоухающим вкусом этого новогоднего дерева.
— Оксана Владимировна вы чего? — удивилась Валентина тому, как Оксана стала глубоко вдыхать воздух, спускаясь по большой массивной лестнице на первый этаж
— М… запах такой приятный, чувствую приближение нового года — ухмыльнулась Оксана, приятно постукивая коготками пальцев по поручням лестницы — А что это у нас в больнице так пусто?
— Так ведь раннее утро — ответила с ухмылкой Валентина — Больница только через час начнет прием пациентов
— Мда… действительно
Оценивая пустоту помещения вестибюля, едва прикусила нежно алую изнывающую по жаждущим голодной страсти поцелуям губам, продолжала спускаться, словно играла соблазнительной красотой своих эластичных бедер. Две медсестры стояли возле большого окна, справа от входа, о чем-то так весело разговаривали при этом, не переставая смотреть в сенсорный дисплей своих мобильных телефонов. Присев на подоконник одна из них, рассказывала про банальные романтические похождения её парня, а другая, делая вид, что ей это будто интересно, наивно её слушала и кивала в такт головой, словам этой впечатлительной шатенки. Вдали коридора, что вел в кафетерий больницы, Оксана слышала, как обсуждают какой-то несчастный случай двое мужчин врачей, которым удалось выполнить какой-то считающий для них фарс спасти пациента, прооперировав его в скором порядке посреди ночи.
— М… как же я хочу чего-нибудь сейчас сладенького — облизывая свои губки изнывая почувствовала Оксана запах кондитерских изделий свежей выпечки
— Позволите, Оксана Владимировна — коснулась Валентина легонько талии Оксаны со спины — В честь вашего дня рождения я вас угощу чашечкой горячего кофе и куплю вам что-нибудь из выпечки
— Хм… Валентина — ухмыльнулась Оксана, направляясь по холлу больницы в сторону коридора, что вел в кафетерий — Это так благородно с твоей стороны и к тому же я забыла свой кошелёк, просто не знала, как тебе это сказать, а ты взяла и сама предложила
— В честь вашего дня рождения Оксана Владимировна это простительная для вас роскошь
— А какая непростительная? — остановившись на месте, повернулась к ней в пол оборота, спросила Оксана
— Сегодня для вас Оксана Владимировна все простительно — заявила Валентина, подходя к Оксане почти вплотную
— М… смотри, я могу попросить и большего — ухмыльнулась Оксана, красиво вильнув своими бедрами, направилась вдоль по коридору к кафетерию
— И я для вас это исполню
Поравнявшись с Оксаной, тихо соблазнительно прошептала Валентина ей на ухо, заставляя нежные стенки влагалища насытиться молниеносным потоком влаги от одного только пленительного шепота.
Кафетерий ранним утром был почти пустым, всего несколько посетителей, трое из которых были молодые девушки медсестры, что стояли возле кассы и бурно обсуждали свои проблемы. Банальные деревенские сплетни никак не могли заинтересовать Оксану, что гордой походкой вошла в кафетерий в сопровождении Валентины, которая смотрела на неё взглядом полного восхищения. Однако девушка, которая обслуживала посетителей, производила расчет некоторых по пластиковой карте, была не в восторге от появления Оксаны в кафетерии в её смену. Ароматный запах свежей выпечки разных кондитерских изделий, что были расположены на полках за спиной девушки продавщицы, произвели на Оксану огромное впечатление, заставив её не обращать внимания на слишком критичные взгляды.
— Ой девочки — говорила одна из молодых девушек медсестер, что стояла спиной к Оксане — Этот Комаров меня сегодня всю ночь довел, вот честно слово ей богу думала прибью его, такой вредный старика
Бурно высказывала она свои эмоции, пока другие, заметив появление важного доктора этой больницы с забавной улыбкой полной смущения просто кивали как дуры поддакивая своей подруге. Запахи парфюма, которым так приятно пахли их тела, хоть и сравнивались со вкусовым ассортиментом дешевых туалетной воды, однако изобилие насыщенного медового аромата начинал уже пленить разум при каждом глубоком вздохе. Короткие белые халаты девушек отработавших ночную смену, были достаточно чистыми и настолько идеально выглаженные, что у Оксаны сложилось впечатление, что у двух остальных медсестер эта ночь прошла в полном расслаблении от производственных обязанностей.
— А что, что-то случилось?
Будто заметив их кривые милые улыбки, поинтересовалась эмоциональная девушка, волосы которого были сравнимы с цветущей в весенний период березы, помесь белокурых волос с черным, смотрелось на этой девушке возбуждающе прекрасно.
— Да нет — возразила одна из её подруг, волосы которой были темного цвета, почти как уголь, но пышность их была настолько распущена, что сразу было видно, что эту ночь она провела, головой прижавшись к подушке — Все нормально Виктория — её имя она протянула почти по слогам
— Тогда почему ты так корчишь губы, произнося мое имя? — спросила белокурая эмоциональная неуравновешенная девушка, обернувшись назад, где стояла Оксана — Ой Оксана Владимировна — как будто черта увидела испугавшись отступила она назад
— Хм… ничего страшного — ухмыльнулась Оксана — Я сама иногда бываю уж очень эмоциональна, что порой сама забываю контролировать свой пыл, назревая в разных гармониях нахлынувшей страсти
говорила Оксана, приблизившись на один шаг, строго посмотрела на неё, начала издеваться над девушкой, медленным тоном голоса, притворяясь, что будто задыхается от нехватки воздуха, вызванным сексуальным возбуждением.
— Оксана Владимировна — вмешалась Валентина — Хоть вы и именинница наша, у вас сегодня ведь день рождение, но давайте я сама произведу покупку, а вы пока займете место за столиком
— М… Валентина — нахмурила Оксана алые блестящие губки, блеск слюны которых ярко отражался бликами пробивающим окно светом утреннего зимнего солнца — Вечно ты мне портишь картину
— У Оксаны Владимировны сегодня день рождение
Зашептались тут же девушки, шепот которых Оксана сама не смогла разобрать кто из них так начал сплетничать за её спиной. В этот момент Оксана с довольной улыбкой на губах направилась к свободному столику, что был расположен возле окна, внизу которого была теплая конвекторная батарея. Медсестры за её спиной были просто поражены тем, что узнали у кого именины в преддверья нового года, когда деревня и вся больница готовилась к грандиозному празднику, кто-то мог еще отмечать свое день рождение. Достав из кармана листок бумаги, Оксана стала перебирать разного рода варианты, совершенно не обращая на парней, по всей видимости пациенты, что в такую рань зашли в кафетерий, так весело стали кокетничать с медсестрами. Шариковая ручка, что была прикреплена к карману на груди легким движением подушечек пальцев, приятно скользила по пушной сочной груди Оксаны, от чего она так сладко облизнула голодные жаждой поцелуя губы.
— Хм… интересно трикуспидальная недостаточность — шепотом вслух начала рассуждать Оксана прислонив кончик стержня ручки к белому смятому листку бумаги — Что-то тут точно дает регургитацию крови, хотя нет больше склоняюсь к трикуспидальному клапану — рассуждала она делая записи на листке бумаги с симптомами
— Да блин давай быстрей, а то у меня уже на клапан давит
Прокричал один из парней другому, так что весь коридор и точно весь кафетерий это слышал дрыгаясь с ноги на ногу, явно показывая, что ему невтерпеж, в туалет, по его другой друг забавно кокетничал с медсестрами.
— Да сомкни ты уже свой клапан — резво ответил ему его товарищ
— Блин Колян не могу — выбегая из кафетерия ответил он ему
— Ха… явно у него клапан пропускает, сейчас назад потечет — еще сильнее рассмеялся товарищ бедняги, который выбежал в панике из кафетерия
— А что если — предположила Оксана — Шум Остина Флинта не во время систолы, а во время диастолы, тогда хм… — с задумчивым видом приложила она указательный палец к губам
Рассуждала она, когда Валентина с милой улыбкой подходила к столу, за которым сидела Оксана, записывая на листок свою догадку.
— Что-то случилось Оксана Владимировна? — забеспокоилась Валентина, поставив поднос на средину столика
Ничего не ответив рыжеволосой девушке в ответ, Оксана с задумчивым видом встала со стула, щелкнула шариковой ручкой, повесила её в карман на груди. Поспешно направилась к выходу из кафетерия, в надежде удостовериться в ясной причине своей догадки. Стукая каблуками черных зимних сапог по кафельному покрытию полка кафетерия, Оксана, словно ошпаренная выбежала в коридор. Уверенным гордым шагом ни за что не переживая и не беспокоясь совсем с улыбкой отчаянного психа направилась в фойе больницы.
— Боже мой сейчас то что Оксана Владимировна — выбежала за ней в спешке Валентина
— Сейчас наш с тобой грандиозный финал диагностики — заявила Оксана с коварной ухмылкой на губах, направляясь громко стукая каблуками к лестнице, что вела на второй этаж
— Да забудьте вы уже про вашего брата — возмутилась обиженно Валентина, поднимаясь по ступенькам вместе с Оксаной — Сейчас Тихонов наверно помогает им упаковать вещи и они скора покинут приделы, нашей больницы, мы круто провалились
— Оксана Владимировна — послышался недовольный голос Ларионова, что стоял, уже переодевшись в белый халат возле лестницы на второй этаж — Где вы ходите, Тихонов уже начал составлять бумаги выписки нашего пациента
— Да как он посмел — возразила Оксана, быстро стукая каблуками поднявшись задыхаясь на второй этаж — Это мой пациент и только мне решать когда его выписывать
— Только вы как заведующий нашим отделением можете помешать этому — вдохновлял её Ларионов, направляясь вместе с девушками по коридору в отделение стационара
За дверью палаты пациента было слышно, как разговаривал Тихонов, когда Оксана подошла и нажала на металлическую блестящую ручку, легким толчком открыла дверь от себя. Тихонов стоял в проходе пытался убедить родителей мальчика, чтобы не спешили забирать ребенка в столь тяжелом состоянии, которому была необходима просто срочная госпитализация. Резкий освежающий запах одеколона заведующего больницы, Оксана сразу же почувствовала, как только открыла дверь. Верхние ноты такого эталонного запаха могли с легкостью вскружить голову любой женщине, которую он хотел бы обворожить своим обаянием, на смену им приходит тут же почти сердечный оттенок, прелесть которого просто завораживала при каждом вдохе. На удивление Оксаны этот мужчина впервые за все время, что его знает, одел белый врачебный длинный халат, поверх излюбленного черного пиджака. Даже его черные брюки выглядели весьма, как всегда изумительно соответствующему его строго деловому представительскому стилю одежды.
— Господин Рамазанов — говорил он обратившись к отцу Оксаны, что просто стоял смотрел пустым взглядом в окно — Прошу вас, у нас самый лучший диагност в мире, поверьте моему опыту, а ведь я умею разбираться в людях, я еще не видел столь гениального и молодого врача, как оказывается ваша старшая дочь
— Уже поверил Валерий Валерьевич — возразил Рамазанов — Оксана чуть не убила нашего сына, поддавшись искушению своих головоломок, к которым её как магнитом тянет
— Боже мой, какая ирония — восхитительная прелесть улыбки не сходила с губ Оксаны — Валерий Валерьевич, они никуда не поедут, я нашла решение, что убивает их мальчика
— Хм… не прошло и полвека, как эта вертихвостка вернулась опять — возмутилась Захира, помогая своему сыну одеть на себя черный шерстяной свитер, что сидел перед ней на кровати — У неё опять какие-то есть идеи, как угробить, нам нашего мальчика, мой муж ты ведь не позволишь ей это сделать
— Оксана Владимировна — не дав даже возразить Рамазанову, сразу же вмешался Тихонов — Надеюсь, у вас есть веская причина именно сейчас остановить их
— Аортальная недостаточность
Заявила Оксана, проходя по палате, в сторону белого мягкого кресла, которое располагалось в правом углу палаты. Тихонов словно обомлел, как только Оксана назвала хоть какую-то причину, чтоб остановить родителей мальчика от безумия. Мальчишка едва сам справлялся с дыханием, приступы сильной отдышки почти давали уже о себе знать. По ногам мальчишки, на которые мать не успела надеть зимнее штаны, Оксаны смогла определить сильную отечность ног, что уже являлась огромным симптомам этой болезни.
— Понимаете в нормальных условиях
Начала объяснять Оксана, присаживаясь на кресло, поправила кончик своего халата под себя, заметила, как находящиеся в палате любознательно на неё смотрят.
— Аортальный клапан работает так четко, не позволяя оттоку крови из аорты попасть в левый желудочек, но в нашем же случае его створки не могут полностью сомкнуться и поэтому происходит регургитация крови в левый желудочек
— Это дает шум в ушах, пульсацию зрачка, так же отечность ног нашему пациенту, приступы сильной отдышки — предположила Валентина направляясь в сторону кресла на котором сидела Оксана — А так же головокружение, на что жаловался ваш сын и головную боль
— Да и синусовая тахикардия — начала говорить Вероника, оказавшись в проходе открытой двери палаты — Мы подумали, что наша Оксана ошиблась, когда предположила такой симптом, мы думали, что это мерцательная аритмия
— Именно в тот момент во время катетеризации — согласилась Оксана, наблюдая, как на подлокотник кресла так сексуально присела Валентина — Я хотела сделать забор крови, чтобы убедиться какая окажется кровь венозная или артериальная
— Я что-то пропустила? — удивленно заявила Марина Викторовна, оказавшись за спиной Вероники, медленно, словно царица вошла в палату, держа в руке изумительный по красоте и его изысканным волшебным вкусом аромата, что излучал цветок черной орхидеи
Черное пальто этой женщины, едва касалось линолеума платы, взгляд царицы голубых ярко выраженных глаз. Изысканная сила волшебного вкусового оттенка ароматного запаха гардении, как волной при шторме быстро распространилась по всей атмосфере воздуха в палате пациента. Вырез спереди пальто отлично выражал краешек ярко-красного платья и восхитительной силы черные чулки, что так приятно обволакивали её ноги, нося за собой сокрушительное желание страсти, оказаться в объятиях этой женщины. Белый шарф из хлопка так приятно обволакивал её шею, придавая дополнительный сексуальный оттенок её образу. Высокий черный каблук зимних сапог Марины Викторовны так изумительно стукал по гладкой поверхности линолеуму, когда она направлялась креслу, на котором сидела Оксана.
— Оксаночка дорогая моя с днем рождения тебя золотце — говорила она таким нежным и приятным голосом, вложив столь восхитительный цветок в руки Оксаны
— Мой муж — возразила Захира, вставая с колен — Так у твоей старшей дочери сегодня день рождение? — посмотрела на него возмущенно его жена
— Оксана прости — почувствовал себя он неловко — Я правда забыл, когда у тебя день рождение то, что он именно сегодня, дает мне огромный шанс исправить свою ошибку
— «Эндоваскулярное протезирование аортального клапана» — вынесла Оксана вердикт лечению данного порока сердце, не обращая внимания на жалобные речи отца
— Хм… да у Оксаны Владимировны сегодня очень даже хорошее настроение — заметил Ларионов шикарной улыбкой, поддержал идею своего начальника — Такая процедура, не нанося никаких травматических хирургических увечий вашему мальчику
— Я же говорил вам — начал поддакивать Тихонов — У нас работает самый лучший кардиохирург в мире, который всегда найдет решение столь сложной проблеме
— Будем готовить пациента к операции? — спросила Вероника, посмотрев на Оксану взглядом полного ожидания и решительных действий
— Да если их родители нам дадут на это добро — вставая с кресла с цветком, что держала обеими руками Оксана
— У нашей больницы есть все материалы и возможности, чтобы провести данную процедуру с минимальным риском для жизни, учитывая, что данный самый минимальный риск возможен только после достижения нашему пациенту 25 лет, если ему не провести данную процедуру — предположил Ларионов
— Оксана постой — Рамазанов вцепился в руку Оксаны, когда она хотела покинуть палату, догнав её возле входной двери — Прости меня, что я в тебе так сомневался, прости за то что тебя ударил и забыл про твое день рождение…
— Ну, у тебя есть возможность искупить свою вину — засмущалась Оксана, скрывая свой стеснительный взгляд за прядью роскошных русых волос
— Правда?! — удивился он еще больше представленной возможности, взяв за руку свою дочь — Скажи только, я все для тебя сделаю
«О боже папочка как ты низко пал в моих глазах», коварной ухмылкой улыбнулась Оксана, посмотрев недовольно на его жену.
— Сначала просьба разрешить мне спасти жизнь твоему сыну — начала говорить Оксана, вдыхая изумительный вкусовой аромат цветка черной орхидеи — Ну и потом поехать со мной домой, так как полагается отпраздновать мое день рождение
— Считай, что разрешения у тебя уже есть — заверил свою дочь Рамазанов — Ну а к тебе домой, хм… вчера ночью с твоей матерью переругались, хорошо хоть Роксана с ней решила остаться, чтобы её успокоить
— Что опять случилось? — удивилась Оксана, посмотрев на своего отца весьма изумительным и любопытным взглядом
— Да змея она — опустив взгляд в пол, ответил Рамазанов, когда они вышли в коридор и закрыли дверь палаты за собой — Говорит, что я вообще не имею права у тебя что-либо просить, я понимаю что у тебя день рождение и скора новый год, но ты ведь сама видишь состояние моего сына
— Вижу — согласилась Оксана — Именно поэтому ему нужна скорейшая операция, которую я проведу сама
— Тихонов говорил, что более талантливого врача не встречал за всю свою жизнь
— И ты ему веришь? — спросила Оксана, почувствовав эмоциональное нахлынувшее раздражение
— Теперь верю — кивнул головой Рамазанов
— Да перестань ты пап — засмущалась Оксана, посмотрев на отца сияющими лазурными глазами, нервно начала теребить стебель цветка коготками пальцев
— Ты посмотри на себя, да ты уже почти женщина, такая красивая, почему ты себе нормального мужика не найдешь, чтоб жить счастливой — завел старую шарманку Рамазанов, обняв дочь за талию
— Зачем? — удивилась Оксана — У меня уже есть все, то чтобы быть счастливой — заявила ему она
— Кто?! — удивился Рамазанов — Твой Коновалов, да он вообще ничего не стоит
— Папа перестань! — возразила Оксана — Все я пойду готовиться к операции
— Оксана погоди — взявшись за руку, оставил Оксану он — Спасибо тебе
— За что?! — удивилась Оксана — Я ведь еще ничего не сделала — произнесла это с такой загадочной стеснительной улыбкой она, плавно освобождаясь, играя пальчиками из-под его хватки
— За то что пытаешься помочь — тихо прошептал Рамазанов
Оксана направлялась по коридору, не переставая на своего отца, что чуть не привело к тому, когда она почти не столкнулась с одним из мужчин в белом халате врача.
— Я просто выполняю свой долг — заявила Оксана — Прошу прощения — поправив стопку медицинских карт, извинилась она перед мужчиной, которого чуть не снесла в коридоре
Мужчина был в длинном белом халате, стильный образ выражался его белой выглаженной рубашкой, что выглядывала в верхней чести его халата. Черные волосы которого были достаточной длинны, аккуратно сплетены в небольшой хвостик за его спиной. Однако несмотря ан его возраст, Оксана смогла оценить его по его морщинам на лице, что ему не более пятидесяти лет. Очертание любознательных глубоко посаженных серых глаз внимательно изучали Оксану. Острый нос, словно клюв ястреба, пытался чувствовать вкусовой оттенок цветка, которым так насытилось все тело Океаны. Сочетание его черных брюк со идеально прорисованными стрелками с остроносыми черными лакированными до зеркального блеска туфлями выглядело достаточно скрупулезно и скучно по мнению Оксаны.
— Ничего страшного Оксана Владимировна — улыбнулся мужчина в ответ — С днем рождения вас, сегодня вечером больница будет гулять в вашу честь
— Да вы что?! — ухмыльнулась Оксана — Ну надо же, тогда я именно останусь тут еще на одну ночь
— Конечно — ответил доктор — Какой ведь день рождение без именинника
— В чем то вы правы — застенчиво прикусила Оксана краешек губы — Прошу меня извинить, но мне надо работать — направилась вдоль коридора она, не пытаясь даже обернуться посмотреть на этого мужчину, загадочный вкус одеколона которого весьма привлек её внимание

***
— Аортальная недостаточность, кто бы мог только подумать — ухмыльнулась Марина Викторовна, встав за спиной Оксаны, перед дверью в операционную, надевала стерильную повязку на лицо — Состояние, при котором аортальный клапан закрывается не полностью
— Осталось только выполнить процедуру полностью и пойти домой — открывая дверь операционной, яркий свет ламп операционного светильника отблеском отразился в стеклах очков Оксаны — Черт возьми сегодня у меня ведь день рождение, а я тут буду ковыряться, м…
— Ты ведь жизни спасаешь Оксаночка — входя в операционную, пояснила Марина Викторовна
— А то я будто не знаю — возразила Оксана — И так все у нас готово Валерий Николаевич? — поинтересовалась она, подходя к столу на котором уже лежал мальчишка
— Да-да конечно Оксана Владимировна — любезно согласился Ларионов, прошу, не поясните ли нам суть данного метода, а то члены нашей команды, не все о нем четко и дословно информированы
— Эдоваскулярное протезирование аортального клапана…. — хотела продолжить Оксана, но Марина Викторовна перебила её своим высказыванием
— Хирургическая коррекция порока клапана аорты, заключающаяся в замене нативного клапана, искусственным, биологическим или механическим протезом — пояснила Марина Викторовна, посмотрев при этом на Оксану, чье возмущение уже зашкаливало приделов нормы
— Будем использовать аппарат ангиографии, как мы это обычно делаем — начала объяснять Оксана, посмотрев на мальчишку, что еще был в сознание — Операцию будем проводить местным наркозом, мы проведем катетер с проводником через правое предсердие в левое, обеспечив пункцию «транссептальной» перегородки, что разделяет оба предсердия
Взяв в руки катетер, которым будет производиться данная операция, Оксана в резиновых перчатках, нежно провела подушечками пальцев по его стволу, продолжив дальше рассказывать.
— Но знаете что Валерий Николаевич — улыбнулась Оксана подлой улыбкой, скрывая всё её коварство и прелесть за стерильной маской — Я думаю, мы начнем и по ходу операции все увидите сами, начните делать то что вы лучше всего умеете
— Я пока обработанную левую бедренную артерию, через которую будем делать пункцию, стерильным раствором и смажу йодом — по всей видимости, Валентина сама заметила возмущение в глазах Оксаны, раз решила сама заняться своим делом
— Я займусь подключением приборов по контролю, за работой сердечнососудистой системы — выбрала на себя роль Марина Викторовна
— Вероника ты будешь помогать мне, готовить катетер к операции и во всем мне ассистировать по ходу движения, как проводника, так и самого катетера в сердце и в артерии по которой он будет проходить — распорядилась Оксана
— Объяснишь мне принцип как соорудить кассету с баллоном и механическим клапаном?
— Хм… нет-нет — возразила Оксана — Пока только будем использовать на нашем катетере лишь баллон для дилатации, а уж потом когда мы разрушим аортальный клапан, увеличим его диаметр с помощью баллона, тогда и будем снова проводить катетер с встроенным в него механическим клапаном и баллоном
— Ввожу местную анестезию мальчику — доложил Ларионов
— Сердечные приборы подцеплены — отчиталась Марина Викторовна — На мониторе не видно пока что никакой аритмии и признаком тахикардии, систолическое и диастолическое давление в норме
— Валентина мы модем начинать? — спросила Оксана, любуясь блеском иглы проводника с помощью которого будет проводиться пункция левой бедренной артерии
— Все будет хорошо — коснулась легонько ноги мальчишки Оксана — Просто знай я не дам тебя в обиду никому
— Кроме своих собственных гениальных идей — возразила Вероника
— Я знаю — ответил спокойно мальчик, не дав Оксане сорвать злость на свою коллегу — Со мной ведь моя старшая сестра
— Р… — прорычала недовольно тихим шепотом Оксана, пытаясь не поддаваться эмоциям — Он для меня лишь простой пациент, ничего особенного в этом нет, что он по крови мой младший брат
— Да ладно — хихикнула Вероника
— Осуществляю пункцию левой бедренной артерии — не обращая внимания на дотошную девку, начала рассказывать Оксана
Сделав прокол в бедренной артерии, Оксана начала медленно проводить тонкую струнку проводника, внимательно наблюдая через стекла своих очков на монитор за картинкой. Пальцы аккуратно проталкивали металлическую струнку вглубь кровеносных сосудов. Катетер медленно и очень напряженно двигался по артерии мальчика, что лежал на столе под действием волшебной силы анестезии, однако его жизненные показания ЧСС (частота сердечных сокращений) отслеживались на показаниях жидкокристаллического монитора, один из четырех которых располагались по всему периметру операционного стола.
— Подхожу к створкам «пульмонального клапана», сейчас вы видите, как проводник идет по легочной артерии — после изнуренного продолжительного времени, пояснила Оксана
— Расположен в месте выхода «лёгочного ствола» из правого желудочка — начал рассказывать Ларионов — Имеет три створки: переднюю, правую и левую, которые обеспечивают ток крови только в одном направлении, в легочный ствол
Тонкая струнка проводника, почти без проблем преодолела легочный клапан, входя в правый желудочек, медленно приближаясь по правому желудочку к створкам клапана трехстворчатого трикуспидального клапана, который препятствует оттоку крови из правого желудочка в правое предсердие. Проникая через его створки, тонкая струнка проводника прошла в правое предсердие, все это время Оксана не переставала следить за продвижением проводника по монитору. Используя иглу на проводнике, Оксана аккуратно сделала прокол транссептальной перегородки, стенки разделяющее правое и левое предсердие. Используя специальную ловушку на проводнике, Оксана закрепила проводник в левом предсердие, как только он осторожно прошел через слабо работающие створки аортального клапана.
— Начинаю проводить катетер с баллоном — доложила Оксана, как только закрепила проводник специальной ловушкой в левом предсердии
— Хорошо — согласился Ларионов — Видим его продвижение по монитору
Спустя несколько изнуренных и продолжительных минут, катетер, двигаясь по проложенной тонкой струнке проводника, приблизился к заветной цели. Оказавшись между слабо работающими створками аортального клапана, Оксана начала раздувать баллон, тем самым заметно увеличив на трехмерной картинке монитора диаметр работающего клапана, окончательно его разрушив. Створки разрушенного клапана едва двигались на мониторе, не обращая внимание на то как стало падать давление, из-за нарушения кровообращения, Оксана начала медленно извлекать катетер обратно. После чего вновь через определенное время, когда вытащила катетера из бедренной артерии механический протез аортального клана, форма которого была трехстворчатой, вновь начала его продвижение по кровеносной системе. Через некоторое время, оказавшись в нужном месте, Оксана снова применила баллонную дилатацию, расширив снова просвет створок слабо работающего аортального клапана. В этот момент механический протез, словно армированный стенд, принял свою естественную форму, что на 10-20% была больше естественной слабо работающего клапана. Почти тут же начал свою естественную работу, как только Оксана начала извлекать катетер по проводнику, через уже работающие его створки. Катетер оказался извлеченный из тела мальчика, потом тока Оксана начала извлекать медленно проводник из тела мальчика, завершив тем самым операцию.
— Ну вот, похоже все, гемодинамика сердца восстановлена, теперь все нормально — прижав место проделанной пункции плотно пальцем, отчиталась о проделанной работе Оксана
— Оксана иди отдохни — заявила Вероника, заметив уставший взгляд своего начальника
— Конечно у меня ведь день рождение ведь
Согласилась Оксана, обрабатывая рану стерильным тампоном, смоченным в бактерицидном растворе, только после чего перевязала рану плотным стерильным бинтом.
— Пойду развлекаться — заявила Оксана уставшим голосом, направляясь к дверям операционной
— Оксана Владимировна — послышался голос Ларионов
— Что Валерий Николаевич? — изнуренно спросила Оксана, обернувшись к нему в пол оборота
— С днем рождения — вполне душевным и жизнерадостным голосом сказал он
— Спасибо Валерий Николаевич — ухмыльнулась Оксана через стерильную повязку, что скрывала красоту её губ — И сделайте мне, пожалуйста, лучший подарок в честь моего дня рождения, до двенадцатого числа пожалуйста мне как минимум не звоните, хоть тут у вас сам президент будет умирать, вам понятно все равно не звоните, вам ясно?
— Уж постараемся Оксана Владимировна — согласился он
— Как получится Оксаночка, ты же ведь знаешь свой отдел лучше всех — нежностью своего возбуждающего голоса говорила Марина Викторовна
— Я вам устрою сейчас, как получится — открывая дверь операционной, возмущенно заявила Оксана — Я тогда уволюсь, хватит с меня уже, мне явно нужен отдых
— Валерий Николаевич — остановила его Марина Викторовна — Пусть идет, она ведь как я поняла, провела сегодня тут всю ночь, дайте ей отдохнуть и отпраздновать свое день рождение
Дверь операционной плотно закрылась за спиной Оксаны, после чего она направилась по длинному тихому коридору, по которому даже никто не передвигался в это время. Снег за окном в дальнем конце коридора падал густыми хлопьями. Покрывая своим могучим многомиллионным потоком снежинок старый рассыпающийся тополь, что своими ветками едва касался стекла пластикового оконного блока в коридоре. Оксана смогла понять, по свету солнца, что доносился из окна, что сейчас уже полдень, однако из-за густых облаков в этот морозный день, его лучи едва проникали в помещения больницы.
Спустившись на первый этаж, по большой массивной лестнице, что находилась в другом конце коридора от операционной, Оксана, сняв маску со своего лица, скинула её в урну, возле лестницы. Плотно прилегающие перчатки к её рукам, были сильно окровавлены после операции, посчитав нужным от них как можно скорее избавиться, так как они были почти насквозь пропитаны бактерицидным раствором, Оксана тут же скинула их в урну. Только после этого направилась по коридору, удобные медицинские кеды, доставляли непревзойденное мягкое удовольствие при каждом шаге, однако, по сравнению с излюбленным большим каблуком, они не могли его заменить. В дальнем конце коридора слышались разговоры нескольких врачей, а так же Оксана заметила, как только подошла к двери раздевалки медицинского персонала, как из неё вышли две медсестры. На шее девушек, красовалась изумительная блестящая мишура, придавая их белоснежным халатам непревзойденный предновогодний праздничный вид.
— Оксана Владимировна — заметила шатенка Оксану, улыбнулась ей приветливо — С днем рождения вас
— А что у Оксаны Владимировны сегодня день рождение? — удивилась белокурая девушка
— Представь себе да — быстро ответила её подруга, не дав Оксане даже сказать и слова
— Спасибо девочки — дружелюбно ответила Оксана, не придавая большого значения тому, как белокурая девушка попала в неудобную ситуацию своим вопросом — Вас с наступающим, все у меня теперь начались выходные до двенадцатого числа, так всем и передайте
— Хорошо Оксана Владимировна — согласилась быстро шатенка — Вас тоже с наступающим новым годом и еще раз с вашим днем рождения
Ничего им, не ответив Оксана открыла дверь ведущую в бытовые помещения, немного помедлив на входе, вошла внутрь, дверь за её спиной плотно закрылась.



***
Приятная согревающими маленькими каплями вода в душевой кабинке, падала нескончаемым потоком на тело Оксаны. Пенистая мыльная губка, которой она так водила по своему телу, а сила водяного потока, что падал сверху, заставляла стекать эти сгустки геля с экстрактом диких роз с тела Оксаны, повинуясь всем принципам сексуального рельефа. Запрокинув голову назад, позволяя потоку воды стекать по её волосам, нежно касаться спины, изогнутой в сексуальном изъяне, когда она так соблазнительно играла своим телом. Словно королевская кобра в момент своего страстного танца страсти, Оксана подарила свой разум в плен соблазном эротической похоти, плавно играла бедрами, покачивая их в такими пленительными движениями. Вождение мягкой пенистой губкой по сочной груди, заставило влагалище Оксаны от таких движений насытиться и пропитать его стенки богатым изобилием возбуждающей жидкости.
Закрыв блестящие мокрые металлические вентили смесителя, прервав тем самым нескончаемый поток теплых завораживающих теплом капель воды, Оксаны стянула с двери белое махровое полотенце. Мягкая приятная прикосновение ткань полотенца столь плотно и заманчиво обернуло обнаженную плоть по которой каплями воды стекала влага, покорно приклоняясь перед каждым бугорком на теле Оксаны. Открыв дверь пластиковой душевой кабины, Оксана соблазнительным жестом перешагнула через невысокий порог, сгибая ногу в эротическом движении, она коснулась своими нежными пяточками прохладного белого кафельного пола в самой душевой. Соблазнительно покачивая бедрами, Оксана направилась к выходу, оставляя за собой дорожку в сочетании мелких частиц влаги за собой, что так пленительно приятно пленяющим движением скатывалась вниз, оставляя на коже после этого околдовывающую страсть нежного остатка соприкосновения. Забавно щелкнув коготком указательного пальца по выключателю, Оксана открыла дверь и вышла, оставив за собой пустоту мрака насытившей воздух атмосферы в ней влажным околдовывающим эффектом будоражащей страсти.
Оксана сильно была удивлена тем, что увидела Катерину, одну в бытовых помещениях, она спокойно стояла у окна в черном вечернем платье с шикарным декольте на спине, что выражала сразу же красоту её изящной спины. Тонкая ткань черного платья, прорисовывала каждый эротический бугорок на её теле, выражая исключительную сексуальность, по мнению Оксаны, оно вполне могло бы сгодиться, чтобы носящая его девушка с легкостью могла вскружить голову любому мужику. Пышная упругая грудь, что скрывалось за его тонкой черной материей, такое чувство возникало в голове у Оксаны, как будто она, так и жаждет, что её освободили от этих стягивающих оков. Изумительный прекрасный запах ночной фиалки, словно был её эксклюзивным патентом, которым пахло тело Катерины, носили в себе очень, особенный характер. Верхние ноты этого изысканного аромата, наводили при вздохе, возбуждая самые сокровенные желания, готы сердца заставляли будоражить кровь в жилах в танце огненной чарующей страсти. Правда на этот раз эта пышногрудая брюнетка смогла поистине удивить Оксану, тем что была одета в черные блестящие при свете люминесцентных ламп на головой туфли, высокий каблук который уже выражал очень высокую эротическую силу её сексуальности.
— Оксанка! — с недовольным возбужденным видом посмотрела она на вошедшую Оксану — Вот скажи мне, что лупить тебя уже начинать что ли? — говорила Катерина, столь эмоционально жестикулируя пальцами, выражая всю истинную жалость которой страдала её жалкая душа
— Ну лупить это слишком уж громко сказано Катерина — возразила Оксана с пошлой ухмылкой на влажных пропитанных влагой воды алых губах, направляясь возбуждающей сексуальной походкой к дивану — Вообще-то у меня сегодня день рождение и могла хотя бы поздравить
— Нет, дорогая моя — ринулась она к Оксане, звонко стукая каблуками туфель по покрытию линолеума — Я тебя наверно сначала отлуплю, а потом так поздравлю
— Да что случилось то? — отскочила от неё, падая своей мягкой попкой прямо на диван, испуганными глазами посмотрела на неё Оксана — Что я опять то наделала?
— Нет, посмотрите, она еще спрашивает, что она наделала — вскрикнула возмущенно Катерина — Давай вставай я тебе хоть раз по заднице твоей, которая не может жить без приключений, от души как тресну сейчас
— За что? — посмотрела Оксана, на свою обидчицу прикрываясь белым полотенцем, что слетело с неё в момент когда она упала от страху на диван
— Да за твою мать долбанную — вскрикнула в истерике Катерина — И да она сейчас здесь в больнице в твоем чертовом кабинете, ждет тебя с ремнем в руках, так что лучше позволь мне сначала тебя отлупить, что у неё от блядь жалости к тебе потом не поднялась на тебя рука
— М… полагаю, она тебе весь мозг вынесла да своими нотациями — изумилась Оксана в восхищенной улыбке, с радостью наблюдая, как Катерина изводит себя криками на неё
— Да ты еще смеешь издеваться надо мной засранка — треснула Катерина крепкой ядреной пощечиной по лицу Оксаны, свалив её на диван от сильного удара — Я тебя ненавижу Оксанка, почему из-за тебя мне все мозг выносят — ударила она вновь её по оголенному бедру
— Хватит Катерина! — вскрикнула Оксана, стерпев невыносимую боль, удар которой пришелся по щеке, стиснув зубы, терпела удары шлепков Катерины по своим бедрам
— Я тебе сейчас как покажу хватит! — вскрикнула истерическим визгом Катерина, влепив сильный удар ладони по ягодицам Оксаны, когда она упала с дивана на четвереньки
— Ай, что же ты мать твою делаешь! — взвизгнула громко Оксана, в этот самый момент их жестокой страсти, Катерина схватила её за волосы и подняла её голову вверх
— Быстро одела чертовы зимние джинсы и кофту, марш к матери своей извиняться — прошипела Катерина на ухо Оксане, крепко держа её за пучок роскошных русых волос
— И не подумаю — назло этой истерички ответила Оксана, прищурив глаза и стиснула зубы, была готова стерпеть массу ударов о этой ненормальной
— Вот и правильно — неожиданно сказала нежным ласковым шепотом Катерина, приятно уже проводя по оголенной спине Оксаны теплой ладонью руки — Моя девочка, узнаю тебя, ну вот убила бы тебя Оксанка за твой идиотский характер, вот так и рука хочет еще раз тебя ударить
— Давай ударь
Решила разозлить свою обидчицу Оксана, красиво выгнула спину, выставив всю изящную красоту бедер, которые уже были покрытыми розовыми большими пятнами, выражая хороший отпечаток женской ладони. Горькие слезы обиды ручьями лились с глаз Оксаны, она не могла сдержать накопленный в себе порыв эмоционального срыва. Крепкая хватка Катерины в волосы Оксаны, доставляла нестерпимую ужасную боль, заставляя рыдать стоя на четвереньках у неё возле ног.
— Играть со мной вздумала — прошипела, выражая всю страсть своего голоса Катерина — Я тебе сейчас поиграю Оксанка — одарила она Оксану крепкими несколькими ударами по выставленным бедрам Оксаны, пока она стала перед ней на полу в ногах на четвереньках
— Ай… — взвизгнула Оксана — Да хватит уже
Прокричала Оксана, стиснув зубы, не могла уже терпеть обжигающую дикую боль на своих упругих покрасневших розовыми пятнами от удара ягодицах.
— Зайка зато я тебе на день рождение купила такие обалденные туфельки — сменила эта террористка так неожиданно тему разгоревшегося скандала таким нежным шепотом начала шептать — Хочу чтоб именно в них ты сегодня наряжала новогоднюю елку дома
— Ты так быстро меняешь тему разговора — удивилась Оксана, поднимаясь с пола начала тереть щеку, на которой остался явный видный отпечаток руки Катерины — Ты, что сегодня у меня дома будешь день рождение отмечать?
— И не только день рождение — ухмыльнулась Катерина, поднимая с пола возле дивана черный пакет — Нас с тобой Романовы пригласили на новогоднюю эротическую ночь, где будет вся их элита, представляешь, даже твой Коновалов будет
— Он не мой — сразу же ответила Оксана, пропуская все остальное мимо ушей — Между прочим я только из-за тебя всю эту авантюру затеяла
— Да ладно тебе не заморачивайся, оказывается Романов, нашел верный компромисс с твоим Сережей представляешь — хитрым коварным голосом говорила Катерина, протягивая пакет вашей Оксане
— Катерина! — возразила, недовольно поджав губу от обиды непонимания Оксана — Выкинь нахер свои там тряпки, я оденусь сама, как мне вздумается
— Нет, ты мне скажи тебе что боль нравится? — кокетливой улыбкой улыбнулась Катерина, так забавно подмигнув — Твоя мама тебя точно при всей больнице отлупит, она на тебя так злая, хорошо что я едва её уговорила подождать тебя в твоем кабинете
— Да пусть хер лупит — грубо ответила она Катерине, подняв с краю дивана белые кружевные трусики — Отлупить меня вздумала, да у неё кишка тонка — ухмыльнулась Оксана, сев на диван, стала ради этой террористки брюнетки так соблазнительно надевать белые кружевные трусики
— Оксанка! — возразила Катерина — Я тебя сейчас так любя приласкала, она то тебя со своей любовью при всех своим приготовленным ремнем как приласкает и не подумает что у тебя день рождение
— Ничего себе любя — обиженно заявила Оксана, вытирая кончиком белого платка льющиеся потёки слез с лазурных голубых обиженных глаз
— Я тебе лишь передала тебе так цензурно слова твоей матери
Предупредила она Оксану, что спокойно заняв выгодную для себя позицию, предпочла её вовсе не слушать. Взяв в руки кружевной белый бюстгальтер, Оксана направилась к окну, соблазнительно покачивая своими эластичными бедрами, на которых ярко красовался розовый отпечаток от ладони Катерины. Любуясь завораживающим падением снега через толстое стекло пластикового окна, Оксана медленно прислонила мягкие нежные подушечки бюстгальтера к розовым чувствительным изнывающим соскам. Прикусив губу от столь сильной страсти наслаждения, она скова оковами сочную чувствительную грудь застегнув застежку бюстгальтера с легкостью заведя руки за спину. Прошло около десяти минут, как Оксана, завершив свое преобразование, застегнув молнию замка черных зимних сапог на высоком каблуке. В добавление ко всему этому зимняя обувь отлично сочеталась с шелковыми белыми чулками, выражавшим и придававшим особую чувствительную сексуальность ногам Оксаны. Белый короткий халат врача, что едва доставал до колен, был единственной преградой, которая скрывала всю сексуальную силу нижнего белья на теле Оксаны. Роскошные золотистые русые волосы украшала большая заколка в форме бабочки с огромными бардовыми крыльями.
— Боже мой Оксанка — удивилась Катерина, когда Оксана сидела на мягком пуфике возле большого зеркало в помещении комнаты отдыха медицинского персонала — Да ты прям лапочка моя
— Конечно твоя — ухмыльнулась Оксана, показывая в отражении зеркала свою изысканную прелесть улыбки алых блестящих губ, блеск которым и сокрушительную эротическую силу придавала алая помада
— Ну что пойдем к твоей матери, а то она уже заждалась там наверно нас наверху — предложила Катерина, едва коснувшись плеча Оксаны обворожительной нежностью теплой руки
— Ну уж нет Катерина — возразила Оксана быстро вскочив с мягкого пуфика — Второй раз я от тебя такой порки не вынесу
— Еще как вынесешь — направляясь с Оксаной к входной двери, приятно обняв её за талию, улыбалась Катерина восхитительной прелестью улыбки развращенной похоти
— Аха… размечталась — прикусив соблазнительно губу возразила Оксана, открывая дверь перед своей ненаглядной любовницей — Так, кстати, где моя машина?
— Да на месте твоя машина — успокоила её Катерина, покидая помещения комнаты отдыха — Я на ней кстати приехала
— Ключи!
— Оксанка ты уверена?
— Я сказала ключи — протянула руку, направляясь с ней по коридору Оксана
— М… Оксанка — обиделась Катерина, доставая с сумочки, что висела у неё на плече, связку ключей для Оксаны — Ну почему ты такая требовательная
— Это я еще требовательная — удивилась Оксана, войдя в фойе больницы — Ты себя бы видела минут так двадцать назад — без всякого стеснения жаловалась она, проходя мимо подозрительно смотрящих в их сторону медсестер
Вестибюль больнице был прекрасно украшен мишурой, даже на пластиковых больших окнах первого этажа были расклеены бумажные снежинки. Огромная блестящая мишурой и стеклянными игрушками стояла в центре фойе в укрепленной деревянной подставке, красиво моргала заложенная в ней программа сияющей гирлянды. Несколько медсестер и даже врачей женского пола были одеты в новогодние красные шубки, с красной большой шапкой на голове на которой была белая пампушка. Повсюду веял запах мандаринов и апельсинов, ну если конечно не считать чьего-то женского возмутительного парфюма со времен советской перестройки, что своим едким противным для Оксаны запахом пропитал всю атмосферу холла здания. Некоторые из пациентов клиники и самой больницы, собравшись возле большого окна, маленькими группа решали, кто у кого уже будет отмечать новый год, и по какому этапу развития он пойдет. Мужчины специалисты узкого круга медицины, собрались возле стойки регистратуры, бурно обсуждая, кто, сколько возьмет шампанского и самое главное, что поразило Оксану, они собрались взять столько много водки, что хватило бы, чтобы заправить ракету в дальний космический полет.
— Оксанка! — дернула её Катерина за рукав халата — Мы ведь сейчас в общественном месте говори, пожалуйста, тише
— А что такое совесть грызет — улыбнулась Оксана стервозной улыбкой, подходя к большой массивной лестнице, что вела на второй этаж — А ведь тогда не грызла, когда ты на меня руку подняла
— Оксанка! — прошипела как змея Катерина, оглядываясь на проходящих рядом улыбающихся врачей — Хватит меня позорить, я ведь глава нашего сельского совета
— Да знаю, я знаю — злорадно улыбаясь, говорила Оксана, поднимаясь по лестнице стукая звонко каблуками — Только вот моей попе то от этого легче не стало — надула она свои алые обиженные губки
— М… Оксанка — расклеилась Катерина перед соблазном Оксаны — Обещаю, сегодня ночью ты свое получишь в полном объеме
— Так долго ждать ночи — продолжала импровизировать Оксана, заняв выгодную для неё самой тактику ведения беседы, кокетливо обижаясь якобы, строила ей глазки — А меня уже раздирает агония нахлынувшей страсти, после того что ты со мной сделал в раздевалки, я хочу отомстить
— Хм… Оксанка — рассмеялась Катерина, когда они направлялись по коридору больницы к рабочему кабинету Оксаны — Не волнуйся я тебе дам такой шанс
— Правда?! — остановилась Оксана, не скрывая прелесть злорадной улыбки
— Пошли уже — возмутилась Катерина, подходя к двери рабочего кабинета Оксаны, за которым слышались бурные реплики Марины Николаевны, а так же смех собравшихся там женского коллектива
— Уверена, что мне стоит туда войти?! — почувствовав легкое чувством смущения, спросила Оксана, не решаясь дальше идти, остановилась в несколько метрах от двери
— Ну если только ты не собираешься идти домой без шубы — улыбнулась Катерина поворачивая медленно блестящую металлическую ручку входной двери
— М… черт возьми может я так пойду а — заерзала она нервно стала постукивать каблуками по мраморной плитке коридора, нервно прикусывая губу Оксаны
— Чего ты так боишься? — поинтересовалась Катерина, отпустив ручку двери — Все нормально будет, тем более там, в раздевалки ты себя героем чувствовала, а тут боишься встретиться с матерью ты чего Оксанка
— Ничего — ответила сразу же Оксана, прислонившись спиной к стене, стала нервно теребить кончик своего халата врача — Просто не хочу, я лучше так пойду домой без шубы
— Оксанка ты дура что ли — подошла к ней Катерина, схватив крепко за руку, силой повела Оксану к двери кабинета
— Нет, я не хочу! — вскрикнула Оксана
— Давай пошли, кому сказала — с порывом хищной развращенной страсти, прошипела Катерина прямо в ухо Оксаны, посмотрев на неё весьма развращенным голодным сексуальным взглядом
— Катерина нет! — возразила, вскрикнув Оксана, когда она открыла перед ней дверь кабинета и подтолкнула легким ударом шлепка по её бедрам войти
Праздничная атмосфера была и в рабочем кабинете Оксаны, врачи её команды, сидели за столом, в котором на этот счет было все убрано и посреди стола, стоял большой праздничный торт с многочисленным изобилием горящих свечей в нем. Ларионов сидел обернувшись в пол оборота ко входу, с радостной улыбкой встречал своего начальника. Валентина сидела с правой стороны стола напротив него, радостно хлопала в ладоши, держа в руке крепкое ароматное черное кофе. Вероника расположилась на мягком диване слева от входа, очень мило смеялась, когда Марина Николаевна вновь показывала им семейный альбом Оксаны. Марина Викторовна сидела по левую сторону от матери Оксаны и внимательно держа в руке чашку насыщенного кофе. С улыбкой завораживающей воображения смотрела на фотографии маленькой Оксаны в детстве из семейного альбома. Рамазанов стоял напротив у стены справа, держа в руке крепкий насыщенный чай с сияющим взглядом глаз смотрел любознательно на вошедшую дочь в кабинет. К удивлению Оксаны, даже Захира присутствовала в кабинет, заняв место, стоя возле своего мужа, она как верная султанская жена стояла чуть опустив голову скрывая радость улыбки праздника, встречая героя, спасшего жизнь её сыну, была искренне рада видеть именинницу.
— И все вместе как договаривались — радостным голосом произнесла Марина Николаевна, вставая с дивана медленно — С днем рождения!!!
Такое чувство, что вся больница произнесла такие слова, такое огромное множество звуков звучало в голове у Оксаны. Все находившиеся здесь в кабинете искренне поздравляли Оксану с днем её рождения, когда она, засмущавшись такой громадной для неё публики, встала посреди кабинета, впав в объятие матери, которую терпеть не могла. Прикусив от эмоционального раздражения краешек губы, Оксана застенчиво улыбнулась.
— Доченька моя — так душевно говорила Марина Николаевна
«Фу… блядь, какой дикий пафос меня от этой выдры уже так и воротит», скрывая коварство своей улыбки, подумала Оксана, медленно освобождаясь от объятий матери.
— Мама ты могла что-нибудь надеть кроме своего старомодного черного платья — возмутилась Оксана — Ты что на поминки блядь пришла — не выдержала она стала срываться на матери
— Оксана девочка моя ты что — удивилась она строгому тону Оксаны, посмотрела в надежде на Рамазанова, наверно посчитав, что он заступиться за неё — Это же мое любимое платье, помнишь ты сама его в детстве, очень обожала, когда оно было на мне
— Я притворялась — забавно ухмыльнулась Оксана показывая всем свою шикарную обворожительную роскошь улыбки — Ну так что можно к столу, а то я уже две суток ничего не ела
— Боже мой, я всегда знала, что у этой девушки не все в порядке с мозгами
Тихо прошептала Захира, думая, что Оксана, это не услышала, однако она просто просчитала нужным промолчать, чтобы не испортить и не накалить атмосферу праздника.
— Конечно не все — послышался голос Тихонова со спины Оксаны — Ибо нет лучше гения, что в последний момент смог спасти репутацию нашей больницы, как ваш мальчик Захира, операция ведь прошла успешно?
— Все хорошо Валерий Валерьевич — согласилась эта стерва — Сейчас с ним медсестра, контролирует его жизненные показания, ну как она мне объяснила
— Правильно — ухмыльнулся злорадно Тихонов — А все благодаря кому?
— Хм… интересно, какой это торт? — не обращая внимания на ерунду, что нес Тихонов, Оксана с хищной улыбкой направилась к столу, на котором лежал торт — Очень хочу его попробовать, Валерий Николаевич не отрежете мне кусочек?
— А это у кого тут у нас день рождение?!
Вот кого Оксана точно не ожидала увидеть тут так это Романова с его свитой в полном комплекте, где была даже его жена Изабелла в черной норковой шубе, Елизавета Валентиновна и даже шестерка Виктория, что как маленькая собачонка под ногами у них вечно крутиться. Однако на этот раз семейство Романовых очень сильно её преобразило, на удивление красное её пальто с белым пушистым мехом и даже краешек красного платья выглядывал снизу из-под него, даже сочетание черных изумительных чулок на её ногах выглядело сексуально привлекательно. Даже аромат лавандового масла в сочетании с духами с ароматной прелестью жасмина, поистине был великолепным. Что особенно удивило больше всего Оксану, это то, что коробка в руках Романова была довольно приличных размеров, волшебный белый цвет перевязанной красной летной страсти, вызывала только сотни разных догадок, что же так могло быть. В другой его руке, был цветок восхитительной красоты черной орхидеи, редкость которого просто поразила Оксану за весь только этот день.
— Господин Романов — недовольно посмотрел на него Рамазанов — Ну как же без вас тут не обойтись — по всей видимости, отец Оксаны, испытывал теперь уже личную ненависть к этому человеку
— Вот представляете, господин Рамазанов не обойтись, особенно когда дело касается вашей старшей дочери — ухмыльнулся он, словно улыбкой дьявола, торжественно подошел к столу — Дорогая наша Оксана Владимировна вы наша гордость и золотой резерв, от имени….
— Романов — прервала его Оксана, присаживаясь в свое кожаное кресло заведующего отделением, посмотрела на него с изумительной улыбкой на губах — Давайте перейдем уже к сути, мне этот фарс ваш как-то не нужен тут
— М… я всегда знала, что Оксаночка у нас девочка с характером — заявила Изабелла, заступившись за своего мужа, который и не знал, что ответить на этот счет
— С днем рождения Оксана Владимировна — спокойно сказал Романов, это поставив большую коробку на край стола, торжественно при всех вручил имениннице цветок — И да у нас завтра намечается новогодняя вечеринка, нам просто никак не обойтись без вашего присутствия
— Это исключено — сражу же, заявил Рамазанов — Оксана отпразднует новый год дома
— Но папа! — возразила Оксана, нахмурив сразу же обиженно губки, надувшись, откинулась на спинку кожаного кресла — Я ведь спасла жизнь вашему пацану неужели я не заслужила нормально расслабиться
— Господин Рамазанов вы меня уже ведь знаете еще до встречи с вашей дочерью — вставая с дивана заявила Марина Викторовна — Я там буду тоже, я прослежу чтобы с нашей Оксаной обошлись как с королевой этого бала
— И вы туда же Марина Викторовна — вот тут Рамазанов уже не мог устоять — У вас ведь такая высокая репутация, что вам-то такой женщине там делать?
— Володя! — сразу же возмутилась его жена, надулась словно кобра — Ты, что любезничать у меня вздумал с чужими девками?
— Я защищаю репутацию и интересы своей дочери — возразил Рамазанов — Оксана никуда не поедет
— Но папа! — обиженно вскрикнула Оксана — Ты не можешь и не имеешь права за меня решать
— Единственное условие Оксана — заявил отец Оксаны — Единственное условие, что мне поставила твоя мать, что тебя вырастила, чтобы не запрещать мне видеться с тобой, это оградить тебя от Романова и твоего дружка Коновалова
— Кстати Оксана Владимировна, Коновалов, тоже будет этой ночью у нас — проявляя осторожный или глупый ход безумца с ухмылкой на лице просто сказал Романов, как будто это нормально
— Володя скажи что-нибудь — жалким тоном голоса заскулила Марина Николаевна, по всей видимости, заметив как Власова строгим взглядом Клеопатры на неё смотрит
— Папа ты вообще не в состоянии за меня решать, куда мне идти, а куда нет — заявила Оксана, с криком поднявшись с кресла — Сегодня мой день рождение и мое желание быть там закон для меня ты понял
— А что ты так на меня смотришь? — удивилась Марина Николаевна взгляду Рамазанова — Вся в своего отца вот как уперлась своим козлиным рогом и ведь не переубедишь
— Нет Оксана! — возразил тут же Рамазанов, подмигивая глазом — Ты никуда не пойдешь
— Да-да конечно буду дома тухнуть в новогоднюю ночь — заметив этот жест, улыбнулась Оксана — Катерина за мной заедет да?! — не смогла сдержать волну эмоций, произнесла она
— Володя! — вскрикнула Марина Николаевна — Ты не имеешь права вообще что-то тут решать?
— Успокойся! — заявила Оксана радостной ухмылкой не дожидаясь никого больше задула разом вздохом объемом полных легких весь пылающий жар свече й на праздничном торте — И так Валерий Николаевич, а где ваш нож я не поняла, кто торт мой будет резать? — обратилась она как начальница к Ларионову
— Ты не имеешь права — прошипела Марина Николаевна на Рамазанова — Я запрещаю тебе больше видеться с Оксаной
— Мама да успокойся ты — возразила Оксана — Сегодня у меня день рождение, я ведь постарела на год, а вы тут между собой как собаки грызетесь, узнаю, старую семью
— Так ты вообще молчи — возразила Марина Николаевна — Ты вообще под стол ходила, когда он покинул нашу семью, уехал в свою Чечню воевать якобы
— Мама заткнись! — громко крикнула Оксана
— Марина Николаевна — возразил Тихонов — У моего самого главного специалиста отдела диагностики сердечнососудистых заболеваний сегодня день рождение, как заведующий этой больницы прошу вас не испортите этой девочке праздник
— В кое-то веки я сошлась во мнение с вами Валерий Валерьевич — поддержала радостно его Оксана, облизывая губки на лакомый отрезаемый кусочек торта с большой розочкой
— Марина Николаевна — быстро влезла в разговор Катерина — А давайте пока вы тут будите праздновать, мы с Оксаной нарядим елку, которую мы вместе с вами сегодня установили в гостиной?
— М… Катюша я всегда знала, что на тебя стоит положиться — согласилась Марина Николаевна, так душевно разомлев перед Катериной — Только уж очень осторожно, ну ты понимаешь, что я имею в виду, да?!
— Так-так! — возразила Оксана — Это что там еще осторожно?
— Елку наряжайте осторожно — вскрикнула Катерина — А ты дура, что поняла?
— Да то и поняла — недовольно тихим шепотом ответила Оксана — Можно было и культурнее объяснить — обиженно высказала она свое мнение
— Куда уже культурнее — с нежностью в голосе подходя медленно к столу, пояснила Катерина
— Так все хватит мне тут выяснять отношения — возразила Марина Викторовна — Я понимаю мы тут все устали и кто-то сильно напряжен, Оксаночка не смотри так на меня я тебя понимаю, быстро, быстро все кто тут есть к столу, Валерий Николаевич, Вероника и Валентина давайте кофе или чай на всех сообразим
— Марина Викторовна — изумилась Оксана в прекрасной улыбке — Вы прям рождены для решения спорных проблем
— А еще более спорных Оксаночка — пояснила Марина Викторовна — Работать под твоим началом, если гражданин Тихонов не будет против
— Ну, учитывая то, что Марина Викторовна себя очень хорошо показала во время катетеризации и на самой операции — согласился Ларионов — Даже во время дифференциального диагноза у нее были достойные мысли…
— Правда конечно — быстро вмешалась Марина Викторовна, не давая договорить Ларионову — Конечный этап, как и сама операция и эта процедура, что обошлась нам боком, принадлежит вся заслуга нашей Оксане — выражая божественную прелесть улыбки, искренне говорила эта женщина
— Катерина! — отламывая ложкой отрезанный для неё торт на блюдце, вдруг что-то удивило Оксану, когда она посмотрела на ключи от своей машины, что лежали на краю стола — А как ты могла достать мою машину, не встретившись с Костей?
— Хм… Оксанка — ухмыльнулась Катерина, подходя медленно к столу, такой соблазнительной походкой обошла вокруг — Ну тебя никак не обманешь — тихо прошептала она Оксане на ухо
— С днем рождения — послышался голос Кости на входе в кабинет — Прости что так неловко получилось — словно чего-то смущаясь вошел он в кабинет, где собралось такое большое количество народу
Все та же зимняя черная дутая куртка, зимние темно-синие джинсы, даже белоснежная меховая шапка на его голове, словно этого человека никак не изменишь. Не громко стукая подошвой светло-коричневого, почти кофейного цвета зимними ботинками. Костя вошел в кабинет под оживленные взгляды находившихся в нем людей, некоторые из них с великим любопытством рассматривали его внешность, другие просто отчасти были рады его видеть.
— А это еще кто? — возмущенно спросил Рамазанов, столь критично посмотрел на вошедшего незваного гостя в кабинет
— А это господин Рамазанов — вмешался тут же Романов, не давая никому сказать и слова — Настоящий парень нашей Оксаны Владимировны, вот познакомьтесь, пожалуйста, Константин, местный деревенский парень
— Господин Романов — возмутилась Оксана, вскочив со своего кресла — Я не позволю так отзываться о своем дорогом любимом человеке — съязвила она, замечая, что Костя держит руки за спиной, не решаясь показать, что там действительно
— Оксана прости — говорил Костя весьма нежно и вполне неожиданно для Оксаны — В последние время я вел себя как дурак, ну просто голова была забита другим — медленно вытаскивая руки из-за спины, он показал, что там у него в них
— Боже мой — удивилась Оксана великолепной по красоту черной орхидеи — Я наверно скора, этот цветок возненавижу, что же вы так все сговорились что ли?
Оксана заметила, в другой руке Кости блестящую перемотанную золотистой оберткой маленькую коробочку, связанной ярко-красной летной.
«Хм… интересная квадратная коробочка, да еще и от кости, что же там может быть», облизывая от нетерпения алые, покрытые тонким слоем белого крема губки, подумала Оксана.
— М… Костя ты меня балуешь — ухмыльнулась Оксана, столь соблазнительным жестом слизывая кусочек торта с чайной серебряной ложки
— Это еще что — прошептала Катерина — Ты не поверишь, но он тоже согласился с нами елку твою нарядить — улыбнулась она роскошной улыбкой
— Константин — вежливо обратилась к нему Марина Николаевна — Вы уж там проследите, чтоб у девочек все нормально было, я наверно тут останусь допоздна ввиду таких вот неожиданных и приятных обстоятельств
— Так-так мама я чего-то не знаю? — возмутилась Оксана, наблюдая, как Валентина поставила возле неё белую керамическую кружку с кофе — Ты, что тут меня уже замуж отдаешь?
— А что если так? — возразила Марина Николаевна, хитро улыбнувшись — Мы с Костей поговорили, он хочет от тебя детей, я хочу от тебя внуков, нас с ним все устраивает
— А меня кто-нибудь хоть спросил, чего я хочу? — обиделась Оксана, кинув с психу серебряную ложку на стол, после чего ложка звонко упала на пол
— Все и так известна жажда головоломок нашей Оксаны Владимировны
Голос Эдуарда Иннокентиевича, что появился неожиданно за спиной Кости, был очень кстати, даже он держал в руке меленькую коробочку, обернутую в серебристую шуршащую блестящую бумагу перевязанной розовой лентой.
— Работа, конечно, это хорошо, вы спасли здесь столько жизней, поставив такие сложные диагнозы и провели, такие вообще невообразимые операции, что пора бы задуматься об личной жизни
— Не дождетесь вам ясно — вскрикнула, вскочив кожаного кресла Оксана — И вы как никто другой гражданин Тихонов это понимаете, да вы Захира тоже, если бы не мое искушение головоломками, кто бы вытащил вашего сыночка из могилы?
— Оксана успокойся! — возразил Рамазанов, заметив строгий взгляд своей жены
— Нет это ты успокойся папочка — упрекнула его Оксана выходя из-за стола — И еще вот что там на катетеризации, если бы вы доктор Ларионов дали бы мне взять пробу крови, это бы позволило бы нам в разы сэкономить время
— Оксана Владимировна мы были тогда в критической ситуации, пришлось в скором времени производить реанимацию, так бы уже неважно какая там была кровь, да что сейчас разбираться, загадка ведь разгадана — говорил Ларионов, едва коснувшись плеча своего разъяренного начальника
— Ну и что! — не согласилась Оксана, поджав от обиды губу
— Оксана Владимировна успокойтесь, никто тут на вас не давит — попытался успокоить разъяренного специалиста Тихонов, посмотрев на Оксану весьма серьезным подавляющим психологически взглядом
— Меня только интересуют головоломки, а вас результат моего отдела да господин Тихонов, вы как никто другой понимаете, что любая личная привязанность в моей работе угрожает жизни пациента и мешает мне поставить верный диагноз, а уж тем более произвести какую-нибудь сложную операцию на сердце
— Я все понимаю — согласился Тихонов
— Впредь чтоб никто больше не задевал эту тему разговора — принял сторону заведующего больнице Ларионов — У Оксаны Владимировны неплохо, получается, разгадывать свои загадки и я как член её команды не хочу, чтобы это заканчивалось
— Но ведь… — хотела возразить Марина Николаевна
— Успокойтесь Марина Николаевна — вмешалась Марина Викторовна — Я видела вашу дочь в деле, а особенно на диф диагнозах, она от рождения лидер, только благодаря ей в этой богом забытой какой-то клинике, оказался серьезный диагностический отдел сердечнососудистых заболеваний
— Да, но я то ведь хочу внуков — с жалостью в голосе ответила Марина Николаевна, было видно как на её глазах стали наворачиваться слезы
«А я хочу, чтоб ты отстала уже от меня выдра», обиженно провернула Оксана в голове, плохо подумав о своей матери.
— Марина ты чего? — как будто у Рамазанова сердце екнуло, и он подошел к ней успокаивать её
— Костя пойдем — обвила нежно руку Кости, предложила Оксана, посмотрев в его глаза, совершенно не обращая внимания, как чужие люди начали успокаивать её мать — Валюша достань, пожалуйста, из шкафа мою шубу, мне здесь сегодня делать больше нечего
— Нельзя же быть такой прогнившей хладнокровием Оксана — удивился насколько Оксана безразлично, относится к чувствам своей матери, заявил Костя
— Будешь себя хорошо вести — пропустив мимо ушей его нотации, прошептала на ухо Оксана — То, возможно тебе сегодня что-то перепадет от нас с Катериной, да Катюша!
— Оксана Владимировна вот ваша шуба — держа в руках шубу, подошла к начальнику Валентина
— А мне нравится Оксанка такой, какой она есть — обрадовалась Катерина, надевая на себя черное пальто, подняв его с подлокотника дивана
— И ты туда же Катюша — обиженно заявила Марина Николаевна — Я думала ты на моей стороне
— М… Катерина опасную игру ведешь — подметил Романов, после чего обратился к Власовой — Елизавета Валентиновна, может, уже достанете из своего пакета бутылки с шампанским, ну а ты Изабелла для любителей коньячных выпивок мой коллекционный коньяк
— Это с вами у меня опасная игра господин Романов — хитро ухмыльнулась Катерина — А с Оксанкой у меня все серьезно
— Я ничего черт возьми не понимаю что тут творится — был сильно шокирован Рамазанов
— И не поймешь — быстро ответила Оксана, накидывая на себя белую норковую шубу — Дорогой мой папаша, сейчас подожди
Обернулась Оксана, направилась к столу, звонко стукала каблуками по линолеуму в кабинете, подняла с праздничного стола, свою недопитую кружку с кофе, аккуратно чтоб не расплескать взяла её в руки.
— Не надо никуда вмешиваться — заверила его Оксана — Пускай все идет своим чередом, ты ведь понимаешь здесь большинство довольно тому, как все тут устроено
— Да только я не доволен — возразил отец, строго посмотрев на свою дочь
— Успокойся отец — послышался голос Роксаны за его спиной — Как ты понимаешь, нашу с тобой Оксану не переубедить, я ведь правильно говорю да сестрица — встав перед лицом Оксаны, спокойно говорила она
Столь неожиданное появление темноволосой юной девушки перед лицом Оксаны, вызвал у неё панический шок, от чего кружка, которую она держала обеими руками, выпала и стремительно понеслась на пол. Резкий звон фарфора и мелкие частички его быстро разнеслись по комнате вместе с каплями черного насыщенного кофе, что огромной своей волной горячего потока жидкости плеснуло на сапоги Оксаны. Марина Николаевна вскрикнула за свою дочь, а Оксана словно испугавшись, отскочила к столу присев на его край, жадно хватая воздух, схватившись за грудь от сильного испуга, ощутила резкий ритм сердцебиения.
— Боже мой, Оксаночка! — восхитилась Изабелла, блеснув прелестью ядовито-зеленых глаз — Ты и правда умеешь удивлять людей — разливая открытую бутылку шампанского в стеклянные бокалы, говорила она
— Да что тут черт возьми, происходит? — рассердился Рамазанов, когда все так рассмеялись
— Не беспокойтесь господин Рамазанов — успокоила его Власова, держа наполненный бокал шампанского в руках — С нашей Оксаной такое иногда случается — сдерживая рукой прижатой к губам свой истерический смех
— Так все с меня хватит! — возмутилась Оксана, строго посмотрев на свою обидчицу — Ну если ты меня впредь бить не думаешь, то я наверно пошла
— Оксана стой — остановил Рамазанов свою дочь, когда она проходила мимо него, он схватился за её руку — Возьми сестру с собой
— Извини папа — возразила Оксана — Закрытая вечеринка в честь моего день рождения, да Костя?
— Мне бы очень хотелось с вами познакомиться Владимир — смущался Костя, когда Оксана схватила его за рукав его куртки и поволокла за собой к выходу
— Я единственная кому ты что-то должен объяснять сегодня — заявила Оксана, покидая с ним кабинет, держа его за руку
— Оксанка подожди — окликнула её Катерина, покидая следом за ними кабинет — Меня то забыли
— М… Катерина — обернулась Оксана, направляясь с парнем за руку по коридору — Куда же мы без тебя — подмигнула кокетливо она своему мужчине
— Ты ведь даже не взяла мой подарок с собой — удивился Костя
— Ошибаешься — возразила Оксана — Ты мой подарок на сегодня — хищно сексуально прорычала она прижимаясь к его куртки от которой так приятно зимней свежестью мужского одеколона
— Оксанка дома приготовлен ящик красного вина от Романова — взявшись за руку Оксаны, шепотом на ухо говорила Катерина, когда они направлялись по коридору к лестнице, что вела в вестибюль
— Ты меня балуешь Катерина — ухмыльнулась Оксана — Костя, да еще ты, а тут еще вдобавок ящик красного вина, все сегодня я королева этого вечера
— Можно подумать когда-то у нас было иначе — заявила Катерина
— Когда-то может, и было — засмеялась Оксана, прикрыв губы ладонью руки

***
Обворожительная стихия холода царила на улице, заявляя полное право на королевство и трон над этой деревней. На улице было почти ясное небо, лишь едва пробрасывал местами мелкий снег, окутывая прозрачной пеленой зимней стихии чудесное ясное голубое небо над головой. Солнце, пробивая луча через густые белые перистые облака, ясно светило над поселком, озаряя своим светом всю округу. Лай собак по деревенским улицам разносился приятным уже гулом. Даже запах дыма и копоти с дымоходов домов, где валил, густой дым. Было слышно недовольство псов на проезжающие рядом автомобили и бродячих кошек в такую зимнюю стужу по х заборам, что в спешке стремились укрыться в каком-нибудь теплом углу. Покрытые толстым слоем снега деревья красиво украшали зимний пейзаж покосившихся заборов и полуразрушенных домов, крыши которых были покрыты толстым слоем снега, а доски на заборах повело от сильной массы на них присыпанного снега.
— Оксанка куда ты так гонишь? — удивилась Катерина, с заднего сидения — Мы ведь успеем и елку нарядить ну и еще отпраздновать во всех смыслах этого слова твое день рождение
— Вот поэтому и гоню — заявила Оксана, усилив нажатие на педаль, увеличивая мощность железному рычащему зверю — Что уже не терпится
Разгоняя Mercedes-Benz SLS AMG красного цвета по центральной площади, говорила Оксана, прикусывая краешек губы. События в больницы в её день рождение сильно на неё повлияли, чувство сильной эмоциональной раздраженности уже начинало давить на психику.
— Хорошо — согласилась Оксана — Хотите значит детей и внуков да? — вскрикнула она ударив ладонями по рулю
— Оксанка ты вообще о чем? — не согласилась Катерина — Что на тебя опять нашло, может, скорость сбавишь?
— Ничего! — ответила резко Оксана
— Оксана может, сбавишь скорость — забеспокоился Костя, видимо обратив внимание, насколько сильно их автомобиль разогнался
— Хорошо — к удивлению для себя Оксана решила согласиться, ослабив давление на педаль
— Так-то лучше — глубоко вздохнул Костя, Оксана видела, с каким ужасом он наблюдал за дорогой, которую раздувало снежной метелью по дороге
— Что на тебя нашло Оксанка? — возмутилась, спросила Катерина
— Да ничего!!! — вскрикнула Оксана
— Оксана не надо! — спокойно предупредил Костя, заметив, что она хочет усилить нажатие на педаль газа
— Да не буду я успокойся — улыбнулась Оксана — Просто ты ведь сам понимаешь нам ведь лучше и без детей, тем более у тебя ведь есть дочь, вот и будем её между собой делить ты ведь не против?
— Меня это устроит — согласился Костя, взаимно улыбнулся — Только так не гони
Красный мерседес с диким раздирающим ревом мотора пронесся по центральной деревенской площади мимо здания администрации сельского совета. Поршни в его цилиндрах трепетали песнь великой стихии термодинамики под действием сгорания большого количества топлива в них, на выходе из мотора вырабатывалась страшная мощность. Оставляя за собой клубы поднятого вверх снега, мерседес сбросил заметно скорость, когда подъезжал к узким деревенским улицам, там Оксана заметно понизила его скорость, переключившись сразу на первую передачу.
— Фух… — вздохнула глубоко Катерина, стирая капли выступившего пота со лба — Я уж думала, ты решила нас всех на тот свет отправить
— Прикинь — злорадно ухмыльнулась Оксана — У меня была такая мысль
— О боже Оксанка перестань — взвыла Катерина
— Да ладно успокойся, я ведь шучу — успокоила её Оксана
Медленно подкрадываясь, красный мерседес двигался по узким деревенским улицам, повсюду мела метель, снег падал спокойно мелкими хлопьями. Разгоняя стаю собравшихся голубей, которых кто-то прикармливал зерном радом расположенных к дороге домов, водитель красного автомобиля, лишь слегка ухмыльнулся роскошной улыбкой красивых алых губ. Продолжая медленно вести машину под ярое недовольство птиц не спеша, продвигаясь по деревенской улочке. С соседних домов слышался до сих пор собачий лай. Все было в округе завалено снегом, крыши домов, деревянные заборы, даже заборы из дорого красного кирпича, некоторых весьма богатых на вид домой, словно все состояли из снега на первый взгляд. Большие массивные деревья, что росли рядом с прилегающей проезжей частью, гравийной дороги, покрытой и укатанной тонким слоем снега, тоже были словно окутаны шубой толстого снежного покрова. С качающихся от ветра веток слетал мелкими крупинками снег, в плавном падении красиво падал на землю, где слой снега имел уже достаточное значение. Приятный хруст снега от протектора автомобиля завораживал слух, машина как красный хищник прокрадывалась в эту снежную вьюгу, но что для самой Оксаны было действительно странно небо над деревней, было поразительной красоты ясным и голубым, лишь несколько густых белых перистых облаков украшали этот чудесный пейзаж.
— О боже приехали наконец-то — вздыхая от ожидания, высказала свое мнение Катерина
— Костя ты ведь знаешь, как открыть мои ворота?
Поинтересовалась Оксана, кокетливо ерзая в удобном кожаном водительском кресле, не желая совсем лишний раз покидать свой автомобиль.
— Вот возьми — предложила Оксана, пододвигая рукой по приборной панели автомобиля, ключ от ограды дверей дома
— М… что я вижу — ухмыльнулась Катерина — Наша Оксаночка не хочет морозить свою попку
— Ой, а ты прям хочешь?! — съязвила Оксана, посмотрев недовольно на Катерину через зеркало заднего вида
— Ладно, хватит вам ругаться — заявил Костя, открывая дверь — Я все сделаю сам — вылезая из машины продолжить говорить он
Сковывающий своим холодом, колкий мороз сразу же проник своей могучей силой стихии в теплую прогретую атмосферу автомобиля. Начиная потихоньку окутывать ноги Оксаны, что были в чулках, он беспощадно старался проникнуть под белую норковую шубу, лаская своей завораживающей прохладой её ноги. Обрадовалась Оксана тому, как быстро за Костей закрылась дверь машины, после чего, волшебство печки автомобиля быстро взяло верх и растопило гуляющую в пространстве автомобиля стужу. Спустя несколько секунд, как Костя вошел в ограду дома Оксаны, пользуясь ключом, что она ему дала в машине
— Оксанка я там тебе такое платье приготовила еще, кроме, туфлей, ты обалдеешь
Наклонилась к водительскому креслу Оксаны, соблазнительно говорила Катерина, надевая капюшон пальто на свою голову рукой.
— Хм…. — ухмыльнулась Оксана, облизывая губки кокетливо язычком — Ты уже меня заинтриговала, с удовольствием на него посмотрю — заезжая через открытые ворота дома, согласилась она
— О, боже мой — обрадовалась Катерина весьма эмоционально — Наконец-то мы дома — отодвигая переднее пассажирское кресло, говорила она, когда машина остановилась посреди ограды дома
— Представь себе как я рада — заглушив двигатель автомобиля, подтвердила радость брюнетки Оксаны — Ну что пойдем, посмотрим, что там у вас за елка и что вы там мне приготовили
Вытаскивая ключ из замка зажигания, а другой рукой накинула на голову пышный массивный капюшон из меха.
— Конечно, пойдем!
Согласилась Катерина, открывая легким поднятием вверх дверь со стороны пассажирского кресла, которого она отодвинула, наклонив спинку вперед, после чего не спеша покинула промерзающий постепенно холод от открытой двери автомобиль.
Околдовывающая холодом стужа, сразу же окутало тело Оксаны, как только она покинула теплый салон автомобиля, ступив каблуками на покрытую снегом цветную каменную плитку в ограде. Старый могучий кедр был видимо рад приезду домой своей хозяйки, приветливо помахав ей могучими ветками с помощью прохладного ветра, стряхивая с них снег прямо на голову Катерины, что хотела подняться по деревянным ступенькам веранды дома Оксаны.
— Ай… — вскрикнула Катерина неожиданно, от чего Оксана забавно рассмеялась, прикрыв теплой еще не успевшей остыть на морозе ладонью губы
— Не смешно Оксанка — возмутилась обиженным тоном голоса поднимаясь, стукая каблуками по деревянным ступенькам Катерина — Мне снег представляешь, прям за шиворот попал он холодный ай… — заерзала она, вскрикнув громко
— Ха… получила да — смеялась Оксана, подходя к деревянным ступенькам крыльца дома, на ступеньках которых скопилась небольшая утоптанная каблуками куча снега — Будешь знать, как меня обижать стерва
— Я тебя не обижала — возразила Катерина, не согласившись с мнением Оксаны — Давай иди дверь лучше открывай, я ведь тебе все ключи отдала
— Обижала! — поджав губу импровизируя на её жалости, заявила Оксана, поднявшись по ступенькам, достала из кармана шубы связку ключей
— Значит, мы с Костей отработаем эту обиду вместе — предложила Катерина, кокетливо подмигнув мужчине, что был с ними
— Конечно Катерина — обнял он за талию распутную брюнетку, что перед ним оголила прелесть своей сексуальной ноги, черный чулок которой выражал особую сексуальную силу
— Костя! — вскрикнула Оксана, вставив ключ в замочную скважину — Сначала меня, а потом если сил хватит её, у кого сегодня день рождение а? — медленно поворачивая ключом в замочной скважине, возмущалась она
Атмосфера назревающего праздника царила в доме, как только Оксана открыла его входную дверь, уже с веранды дома, доносилось такое огромное изобилие разных запахов предшествующих новогоднему празднику. Прекрасная завораживающая сила хвои веяла с гостиной, как только Оксана вошла в коридор своего дома, так же долгожданный запах апельсинов, так и манил к себе притягательной сила вкусовых оттенков. В коридоре на стенах была красиво расклеена мишура и снежинки были так поразительно вырезаны из бумаги, так только делала Марина Николаевна, когда Оксана еще была совсем маленькая. Везде и всюду в доме царила атмосфера оживленного праздника. К удивлению Оксаны, когда она расстегивала пуговицы норковой шубы, возле встроенного шкафа в коридоре заметила, как в её спальне была уже расправлена кровать с темно-красными простынями. Наволочка на бамбуковых пышных подушках, была такого темно-красного цвета, что при одном тока взгляде на всю постель целиком в жилах начинала бурлить стихия страсти, что уговаривала уже поддаться столь сильному манящему искушению. На постели с краю, в самом её начале, лежало подготовленное бело мини платье и новогодняя красная шапка снегурочки с белой до изумления красоты пампушкой. Искушая своей красотой, возле кровати стояли алые туфли на высоком каблуке, словно пленяя своим видом скорее бы их примерить.
— Ого! — удивилась Оксана, обернувшись, посмотрела в сторону гостиной, где в правом углу располагалась установленная на подставке елка — Этот весь накрытый стол для нас троих?
— Конечно Оксанка! — прошептала Катерина на ухо Оксане, расстегивая пуговицы черного пальто
— Оксана
Голос Кости был настолько ласковым, заставляя Оксану при каждом звучание лишь каждой буквы, что он так сладко выговаривал, мокнуть в стихии водоворота эротических соблазнов.
— Ты иди пока переоденься, а мы пока с Катериной подготовим стол к нашему празднику
— Костя — возразила Оксана, прикрывая дверь шкафа в коридоре — День рождение у меня, значит и залезть ты должен на меня, Катерина обломиться, наверно и так Романов поимел, как следует да, дырка то не болит?
— Оксанка! — обиженно возмутилась Катерина, уже хотела замахнуться на Оксану
— Катерина — строго предупредил Костя — Не надо, она ведь наша именинница сегодня, ей с рук любые капризы
— Ладно — сжимая руку в кулак, согласилась Катерина
— Ага, всосала да — начала задираться Оксана, положив руки на свою талию
— Оксана не задирайся — предупредил Костя
— Оксанка! — вскрикнула Катерина — Марш, в свою комнату, нам с Костей нужно поговорить кое о чем?
— Он так-то мой парень — заявила Оксана, подошла к ней посмотрела ей в глаза
— Оксана иди, переодевайся — спокойно сказал Костя — Все будет нормально, обещаю, сегодня ты получишь, чего ты так ждешь
— Ну ладно — согласилась Оксана, улыбнувшись сказочно милой улыбкой этому мужчине — Смотрите мне, без меня не шалите
Сладким чарующим голосом Оксана прошептала на ухо Косте, после чего повернувшись перед ним спиной, кокетливо вильнула своими бедрами, звонко стукая каблуками, направилась в комнату. Шикарно покачивая бедрами при каждом шаге, Оксана выражала всю сексуальность эротичность и притягательную к ним силу. Пленительным жестом, сгибая ногу при каждом шаге в колено, Оксана показывала всю изысканность эротического изъяна на своем теле.
Раскиданные вещи по всему полу, свидетельствовало дикому сексуальному голоду, которому поддалась Оксана, попав в плен сексуальных соблазнов. Белый халат врача, в котором Оксана была, лежал почти возле входной двери в комнату. Возле кровати по отдельности лежали черные зимние сапоги, небрежно раскиданы было так же белое кружевное белье, в котором была Оксана, скинув все это на пол возле кровати. Черные чулки Оксаны, так же были небрежно в порыве страсти, дикого сексуального голода раскиданы по полу комнаты. Пленительная завораживающая сила чудесного аромата диких садовых роз пропитывала тело Оксаны своим загадочным вкусом, искушая при вздохе бурю сексуальных эмоций. Завораживающая при каждом вдохе прелесть красных роз в вазе, что стояла у окна, покрывшегося от мороза инеем, чарующей силой вкуса распространяла свой аромат по комнате.
Белое платье, что Катерина специально приготовила для Оксаны, было настолько откровенным и шикарным декольте сзади, что уже обязывает его носить без стягивающих грудь оков бюстгальтера. Туфли на высоком каблуке алого цвета, которым Оксана завершила свое феерическое превращение, придавали сокрушительную эротическую силу её ногам, когда она так любовалась ими сидя на белом пуфике возле зеркала парфюмерного столика. Чудесная новогодняя красная шапочка с белой до изумления глазам пампушкой, заставила Оксану лишиться любимой заколки бабочки, заставив её сложить на столик с косметикой. Обворожительный цвет алых губ, красота которых восполнилась благодаря алой помаде. Пленительная сила, которой выражала, отражая в зеркале маленькие блески на губах самое сильное искушение страсти, заставляя даже любуясь своей красотой в отражении зеркала подчиниться воли сексуальных фантазий.
Поднявшись с теплого мягкого пуфика, теплота которого дарила телу Оксаны пленительный согревающий эффект, соприкосновение этого нежного материала с её кожей уже вызвала бурю разных эмоций, что заставляло бурлить её кровь как закипающий лавой вулкан. Оксане даже не пришлось поправлять платье, оно было настолько мини, показывая как будто специально красоту изящных эластичных бедер. Отображая на них каждый изъян, каждый бугорок при виде в отражение зеркала, Оксана представляла, как их крепко сжимает чья-то мужская рука, а в поддержке которой. Красный чарующий своей красотой бант на спине, надежно стягивал и придавал форму телу Оксаны, сковывая сочную прелесть груди своими оковами. Оксана так же допустила бы и ласку теплых нежных женских рук в придачу к мужским рукам, чтобы окончательно добиться своей финальной цели, в этой голодной страсти эротических соблазнов.
— Катерина! — вскрикнула Оксана, входя в гостиную увидев, какой наряд был надет на этой распутнице — Так я не поняла ты, что специально тут моего парня решила совратить
Фиолетовое мини платье сидело на этой брюнетки просто шикарно, отображая на показ все притягательные прелести её тела. Само платье было настолько мини, что Оксане показалось, будто это ночная сорочка, а сочетание к ним такого же цвета фиолетовых туфлей на высоком каблуке только лишь дополняло весь этот эротический оттенок до полного изумительного блеска в её образе. Изгибая так соблазнительно спину, Катерина нагнулась, показывая свое красивое сексуально привлекательно тело. Даже платье не могло скрыть невообразимую красоту её бедер, которыми, она так соблазнительно играла перед Костей. Шикарное декольте на спине, что Оксана смогла заметить, когда эта распутная девушка нагнулась за бутылками вина под стол, было изумительно, специально, будто выражало всю красоту бархатной кожи Катерины. Столь громкое и завораживающее глубокое дыхание Катерины, Оксана слышала, даже находясь на входе в гостиную, как она уже не могла терпеть, по всей видимости, нахлынувшую на эту брюнетку волну эротических фантазий.
— Оксанка, да ты что — прикрываясь прядью роскошных черных волос ответила Катерина — Костя твой на сегодня, мне просто платье это сильно мешало, но ты ведь не против если и мы с ним немного развлечемся, после того, как он тебя удовлетворит как следует?
— Если только как следует — заявила Оксана, стукая каблуками по паркету гостиной, говорила Оксана, губы так соблазнительно языком, удивляясь изысканному изобилию блюд на праздничном столе
— Я же говорила тебе, она не будет ревновать, если ты все сделаешь, как полагается
Ухмыльнулась развращенной улыбкой Катерина, поставив на столик возле дивана, накрытый белой скатертью две полных открытых бутылки красного вина, прям возле стеклянной вазы с апельсинами.
— М… какой вкус апельсина — глубоко вдыхая сладость понравившегося ей фрукта сладким нежным тоном почти стоном говорила Оксана, нагнувшись как столику возле дивана
— Оксанка! — возразила Катерина, легонько ударила Оксану ладонью своей руки по руке, когда она хотела взять ломтик апельсина со стеклянной вазы — Сначала надо елку нарядить, а уж потом будем праздновать
— Да но — обиженно заявила Оксана — Вы, что сами не могли это сделать?
— Не могли — ответила Катерина, строго посмотрев на неё — Марина Николаевна строго настрого запретила нам это делать, говорила, что в детстве ты обожала каждый новый год наряжать елку
— М… Катюша — жалостным тоном начала импровизировать Оксана строя из себя неженку — Это было давно и тем более, она все выдумала
— Ничего не знаю, игрушки, мишура вон там под елкой стоят — хладнокровно возразила Катерина, соблазнительным жестом взяла ломтик апельсина с вазы и так эротично отделила от него шкурку, играя с ним, как кошка с мышкой своими коготками
— Ну, можно хотя бы ломтик апельсина — играя на жалость спросила Оксана, застенчиво прикусив краешек губы, скрывая румянец на щечках под прядью золотистых волос
— Нет! — возразила быстро Катерина — Сначала елка, а потом уже праздничный ужин
— Ну… Катюша — жалостно простонала Оксана
— Никаких ну… быстро! — словно Клеопатра скомандовала Катерина, таким сладостным тоном голоса повиливала она Оксаной
— Катюша — вежливо обратился Костя к темноволосой террористке — Горячие блюда уже наверно стоит потихоньку подавать, я их уже подогрел на кухне
— Нет, это что такое — возмутилась Оксана, держа в руке стеклянный шар — Я тут значит, елку драную наряжаю, а он тут любезничать у меня вздумал с этой девкой
— Ой да перестань — возразил Костя — Мы ведь просто так общаемся
— С каких это пор?! — удивилась Оксана, прикусив краешек губы, надевая аккуратно красный стеклянный шар на ветку елки
— Оксанка! — упрекнула её Катерина наряжай давай
— Что и гирлянду вашу тоже? — удивилась Оксана
— Как хочешь — ухмыльнулась Катерина, выкладывая столовые приборы на стол
Несколько изнуренных минут непосильного труда, как Оксана старалась перед единственным своим мужчиной, выгибая спину, чтобы повесить игрушку на нижней ветке, то дотягиваясь на каблуках, оголяла красоту изящных бедер. Всеми своими чарами обольщения пыталась соблазнить этого непокорного самца, по его оживленному взгляду в её сторону, Оксана смогла догадаться, что желанная для неё цель почти достигнута, осталось только ей правильно воспользоваться. Запах, свежей запеченной курочки с картофелем, был просто великолепен, а прелесть вкусового аромата зелени посыпанной на ней сверху уже сводила с ума вкусовое обоняние Оксаны. Новогодняя елка уже была наряжена, яркий свет гирлянд ярко осветило комнату своим светом, как только солнце зашло за горизонт, вдохновляя обстановку в доме при выключенном свете на столь великий соблазн эротического искушения. Воспользовавшись добротой единственного мужчины на этом вечере, Оксана, пользуясь обворожительной ухмылкой обольщения села к нему на коленки, была просто счастлива, как только почувствовала, как его крепкая рука с неповторимой нежностью обвила её талию.
— Оксана может еще бокальчик? — предложил Костя, заметив с какой жадностью, Оксана опустошила свой первый бокал на голодный желудок
— Да-да конечно — любезно согласилась Оксана, изображая из себя невинную натуру — М… апельсин, как я его обожаю — сладко простонала Оксана, облокотившись своим телом, на грудь мужчины, стала соблазнительно по нему ерзать
— Оксанка ты хоть поешь нормально, прежде чем так напиваться на голодный желудок — предупредила её Катерина, накладывая в тарелку картофель с поджаристой коркой и запеченной курочкой
— Так я не поняла — возразила Оксана, волшебная сила быстро выпитого вина уже ударила в голову дурманом — У кого сегодня день рождение и кто должен командовать парадом — теплая приятная прикосновением рука мужчины на своем бедре, начала искушать её с неистовой силой
— Катюша — возразил Костя — У нашей именинницы сегодня день рождение, пусть гульнет — схватившись кончиками пальцев за красный бантик платья на спине Оксаны, от чего она специально позволяя ему это, выгнула спину
— Вот и не возникай — упрекнула её Оксана, ощущая на спине, как теплые согревающие пальцы Кости так приятно ласкали её спину, пытаясь развязать этот ужасный уже надоевший бантик
— Вот засранка! — обиженно заявила Катерина, недовольно посмотрев на распутное поведение Оксаны
— Костя! — заявила Оксана нежным голосом простонав его имя — Да развяжи ты наконец уже этот бант — соблазнительно наклонившись вперед, она позволила его рукам с легкостью сделать свое дело, от чего сочная грудь сразу же вздохнула запахом своды
— Оксанка ну правда ты хоть поешь — заявила Катерина, наблюдая с какой жадностью, Оксана допивает второй полный бокал вина
Сладкая прелесть красного вина, чарующим вкусом сливалась со слюной во рту Оксаны, пока она чувствовала, как крепкие мужские руки оголяли её платье, освобождая грудь. Тяжелое возбужденное дыхание этого самца, Оксана с ухмылкой слышала у себя под ухом. Допивая с хитрой ухмылкой последние капли сладостного вина, что как сладкий сироп смешивались в водовороте эротических чувств с её слюной во рту. Видимо Катерина поняла, что Оксана уже заведена была до придела, как только оторвала стеклянный пустой бокал от своих губ, то его тут же схватились нежные пальцы брюнетки, плавно передавая ей бокал.
— О боже Костя — обрадовалась Катерина — Наша Оксана тебе сейчас все сделает
— Пожмешь мне? — спросил Костя, сжимая в ладонях грудь Оксаны, заставляя её сладко постанывать от удовольствия
— Конечно! — обрадовалась, словно такому моменту Катерина, взявшись кончиками пальцев за подбородок Оксаны, заставила её посмотреть на себя
Покорившись околдовывающему взгляду Катерины, Оксана не могла даже возразить или что-то сказать, ей уже хотелось испытать наяву все то, что она представляла в голове, погружая свой разум в оковы необузданной страсти. Позволяя с пленяющей чувства ухмылкой, она единственному самцу на эротическом вечере сорвать с незабываемой нежностью с неё белое платье, бросив его в порыве страсти поцелуя, с которым, он как голодный зверь впился в грудь Оксаны. Ощущая его нежность губ на груди, и как его тяжелые руки медленно подняли её тело, отрывая от дивана на котором они сидели в гостиной, с головокружением погрузив себя в стихию сексуального искушения. Оксана чувствовала себя царицей в его крепких мужественных руках, когда он нес её в соседнюю комнату, погрузившуюся во мрак комнаты.
Приятно ласкающая прохладой постель, дарила незабываемую нежность от столь прекрасных простыней, с которыми соприкасалась все оголенное тело Оксаны. Время, с которым наблюдала Оксана, пока её мужчина снимет себя все эти банальные тряпки, что скрывали истинную мощь всего его тела, тянулось так долго, что казалось вечностью. Оксана извивалась на кровати, впитывая в себя всю нежность, что дарила ей постель, восхищаясь в тот момент с какой поразительной пылкой страстью Катерина скинула с себя фиолетовое мини платье, находясь на входе в комнату. Катерина забралась на постель, как хищная кошка, перемещаясь осторожно по постели, она двигалась к Оксане, что раздвинув, будто специально ноги, согнула их слегка в колени, сидела на кровати, опираясь обеими руками на подушку. Пылающий жар огнем красного вина, Оксана сразу же ощутила на своих алых изнеможенных губах, сладость вина так приятно веяла с полуоткрытых губ Катерины.
— М… сладость твоего дыхания Оксанка — придавала завораживающую прелесть своей улыбки Катерина, так пленительно простонав, медленно оказавшись сидя за спиной Оксаны, наклонив её тело спиной к себе — Только я ведь не Марина Викторовна — прошептала она ей на ухо
— Это ты к чему? — удивилась такому неожиданному заявлению Оксана
— Сейчас узнаешь — околдовывающий шепот Катерины сводил с ума, Оксана даже не могла отвести от неё глаз, будто эта брюнетка так и приказывала сама заставляла на неё смотреть
— Что?! — удивилась Оксана возбужденному члену Кости у себя перед лицом — Нет! — хотела, будто запротестовать она
Голодная страсть поцелуев Катерины так околдовывало тело, оставляя после себя пленительные потеки слюны, что таким чарующими прикосновением стекали вниз по телу Оксаны. Как бы Катерина не старалась пленить Оксану поцелуем, однако она твердо решила, что такого уважения она к себе не допустит. Отвернув гордый взгляд в сторону окна, Оксана от обиды поджала губу, сидя на кровати опираясь руками на подушку, даже прелесть поцелуев брюнетки не могла заставить её передумать поддаться столь пленительному искушению. Однако поцелуи Катерины, стремительно опускаясь лаской её языка по животу Оксаны, медленно приближаясь к её лобку.
— Оксана ну ты чего как маленькая — удивился Костя, поднося свой возбужденный член к её губам
— Нет! — возразила Оксана, стараясь отвернуться — Даже не думай, что у тебя это получится ты ….
Холодное прикосновение слюны Катерины к возбужденному влагалищу, смазка которого уже успела насытиться там своим изобилием, заставило Оксану открыть рот в громком изнемогающем стоне. Крепкая мужская хватка пальцев в пучок золотистых волос Оксаны, изогнув её голову и после этого возбужденный до придела член начал медленно входить в открытые губы. На влажных губах, Оксана сразу же ощутила возбужденную смазку на головке члена. Оставляя щедрый её слой на поверхности открытого рта Оксаны, мужчина продолжил медленно вводить член ей в рот, когда она уже задыхалась в собственных стонах, чувствовала его медленное проникновение. Каждый его изъян, каждый бугорок, доставляла сладкую нежность языку Оксаны, даже пульсирующие от мощного притока в нем крови жилки, так пленительно отражали всю свою мощь ласки на её языке. Оксана с членом во рту стонала от того, как язык Катерины, так пленительно щекочет её клитор, обрабатывая богатым ассортиментом своей слюны, что потеками обжигающей влаги столь пленительно касалась, скатываясь по анусу. Старательно обсасывая член этого зверя, Оксана хотела для себя насладиться в порыве собственных стонах его незабываемой, как ей показалось сладостью вырабатываемого эликсира.
— Хорошая девочка
Похвалил Костя, проводя по волосам Оксаны медленно вытаскивая член из её рта, когда она как игривая кошка, так соблазнительно играла языком с его головкой, слизывая всю вырабатываемую на нем влагу.
— Надеюсь, я теперь заслужила? — облизывая алые покрытым слоем возбуждающей смазки от члена этого мужчины губы, задыхаясь от сильного возбуждения, спросила Оксана
— Еще спрашиваешь — с хищной страстью оторвалась Катерина от мокрого текущего слюной влагалища Оксаны
Крепкие мужские руки этого могучего, по мнению Оксаны льва, уложили её на кровать, приятно взявшись ими за её бедра. Повинуясь воли его рук, Оксана покорно легла на кровать, Катерина тут же села возле её голы, раздвинув перед ней ноги. Взгляд Катерины, был в тоже время как повиливающим, так и ласкающей нежностью, околдовывая Оксану, сбивая с толку, заставляя забыть, что крепкие мужские руки так приятно держали её за бедра.
— Все будет хорошо Оксанка — коснулась Катерина ладонями рук нежных щек Оксаны
— По-другому просто быть не может — хищной голодной улыбкой сексуального голода улыбнулась Оксана
Находясь в крепких мужских оковах, что так надежно держали Оксану за бедра, она почувствовала, как член этого самца своим прикосновением коснулся пропитанного слюной и влагой влагалища Оксаны. Жар раскаленной пульсирующей головки члена заставил немного вздрогнуть Оксану, от чего она сразу же приготовилась к его проникновению, максимально изогнула спину. Вцепившись своими когтями в простынь на которой она лежала, Оксана чувствовала влажными стенками своего влагалища, как этот могучий член проникал в неё. Миллиметр за миллиметром могучий пульсирующий пенис, плавно раздвигая в стороны чувствительные нежные стенки пропитанного влагой смазки влагалища.
— Тише-тише — чарующим шепотом говорила Катерина, положила нежно ладони теплых рук на грудь Оксаны
Запрокинув голову, Оксана хотела застонать, но все внутри неё как будто её сковало, позволяя лишь насладиться прелестью воздуха в момент его голодания, что испытывала она, пока член проникал в неё. Открыв рот, чуть высунула язык, Оксана закрыла глаза, почувствовала, как её губы соединились с нежной прелестью пропитанного влагой влагалища Катерины. Поддавшись сильному искушению проникновения в неё члена, Оксана собственным языком почти ловко проскочить промеж стенок влагалища Катерины заставив её сладостно взвизгнуть при этом. Отдав свое тело на сексуальное растерзание этому льву, Оксана, вцепившись когтями в простынь под спиной, старалась хищно отыграться своим языком на пропитанном влагой, дающим слабую течь эликсира влагалища Катерины. Изнывая в собственных стонах, Оксана чувствовала, как член этого льва словно голодным зверем проникал, растягивая стенки её влагалища, заставляя извиваться. Вцепившись как кошка когтями в простынь Оксана, пытаясь громко сладостно стонать, когда Катерина сжимала руками её сочную грудь, в этот момент член уже полностью проник в неё, начал медленно и аккуратно, доставлять ей сказочное удовольствие пока она. Тщательно слизывала сок с вагины Катерины, что так приятно тек, подыгрывая каждому изъяну на языке Оксаны, которым она так чудесно владела, проникая во влагалище Катерины, под изнемогающие сладостные женские стоны. Постепенно комната, в которой происходил весь этот разврат во мраке сумрачного вечера, плавно погружалась в пучину искушения сексуальной страсти.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 287
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Роман
Опубликовано: 19.06.2016




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1