Чтобы связаться с «Алексей Ловянников», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Алексей Ловянников

Возраст:66 лет

Просмотр анкеты доступен только зарегистрированным пользователям.
00
Алексей Ловянников

 ​ Легенде конного спорта Громовой Нине Георгиевне посвящается… 

 Этот  рассказ о том, как   генерал авиации  Красной  Армии  Громов М.М. уже в конце  Великой отечественной войны , находясь в самом логове фашистской Германии , смог организовать доставку  трофейного жеребца английской чистокровной верховой породы  в Советский Союз, записан  мною  со слов  дочери  Архипа 1 Бабенко -  Нины Архиповны.   Этот жеребец , выступая под седлом   жены генерала авиации , Громовой  Нины Георгиевны , прекрасно проявил  себя в олимпийских видах конного спорта  - троеборье, конкуре  , а так же в стипль-чезе.  Дуэт  был неоднократным Чемпионом СССР , а позднее , после блестящих побед в  большом спорте работал  производителем в конном заводе им С.М.Кирова и оставил одаренное потомство.  В этом  конном заводе и по сей день проживает славная династия конников по фамилии  Бабенко.                  

                                  Счастливый случай  

Еще гремят бои на территории Восточной Пруссии , прорываются защитные рубежи , рушатся 2 укрепительные сооружения , здания , идеи , убеждения в горячих головах. Разваливается империя мирового господства. Смерть продолжает собирать свою чудовищную дань. Скорбно смотрят женские глаза из-под низко повязанного платка . В эшелонах , идущих на Восток только раненые. Погибших хоронят в чужом краю. К смерти привыкли ? Нет. Смирились. Как с неизбежностью . В какой – то мере - необходимостью , как с естественной составляющей частью войны . А весна 1945 года вступает в свои права. Не смотря ни на что . Ближе к полудню , звонкая капель ломает отраженные в лужах облака , гонимые мартовским ветром в небесной лазури. 3 Аисты , посидев некоторое время в недоумении у сваленной взрывом сосны с прошлогодним гнездом , засуетились , присмотрев для жилья телеграфный столб. Грачи малочисленными стаями , сияя на солнце вибрирующим иссиня –черным оперением , носятся в небесных просторах - Дожили ! Выжили! Парит земля , напоенная звонкими ручьями талых вод. Чирикают нахохлившиеся воробьи на припеке у покосившейся островерхой постройки с выбитыми окнами и висящей на одной петле кованой дверью. В воздухе пахнет гарью , весенней прелью. Слышна канонада . Обычные будни на исходе войны. 4 Задрав голову смотрит Архип в небо. На худой шее кадык двигается непрестанно. Небритый подбородок засален от союзнического сухпайка. Архип жует и улыбается , провожая глазами едва заметные серебристые точки – наши полетели бомбить. Может Берлин… Его четверо товарищей , расположившись поудобнее , безучастны. Осточертела война. Разморило после сухпайка. Старшина задремал сидя , прислонившись спиной к прогретой солнышком деревянной кадушке. Воротник шинели поднят и только седые усы шевелятся и брови «домиком». Весельчак и насмешник Федор Сырцов, родом откуда – то с Кубани , 5 смотрит искоса , с издевкой : «Держи , Архипка , шапку , а то свалится – застынешь. А мамки рядом нет и печки русской тоже. А я тебя лечить не буду». Но Архип безразличен к его уколам. Его думки далеко-далеко.. Там , на родине в Сальских степях. «Уже , наверное жеребята рождаются , на Элеверах трава растет. Косяки пора формировать. Скоро войне конец. Дома Лешка подрастает. Уже цепляется в седло , пасти в степи лошадей . Шустрый , наверное , малец…, Нинка - уже матери помощница». Письма с осени не получал – отстают полевые почты от фронтов. Архип роется в вещмешке , перекладывает свое имущество. Прикладывает к уху алюминиевую  флягу – слушает как булькает , улыбается. Достает байковый отрез на портянки , в который завернута опасная немецкая бритва , и подарок сыну- трензель. Дочери Нинке - треугольный стеклянный пузырек с наклейкой , где дама с копной белых волос и голубыми глазами - одеколон. Выменял у интенданта на австрийский штык. Косится на старшину - спит. Не видит , что используется казенная портянка не по назначению. Похрапывает , постанывает - и во сне болит изувеченное тело. Диковинная вещь – трензель, с какими – то усиками , с восьмеркой. В конном заводе с амуницией туго. Любой ремешок в цене. А настоящий трензель – состояние. Бесценный подарок. 7 Чудится Архипу , вроде всхрапывание лошадиное. Ржание мнится. Встает с опаской , украдкой за угол , к каменной водокачке. - Бабенко , стоять ! - сон старшины чуток , службу знает. - Я до ветру.. - руками за брючный ремень. И уже в спину , насмешливое со стороны Федора : американской говядинки лишку перехватил. У него.. - но Архип уже не слышит. По затравевшему двору , хромая , обходит водокачку. Стены толстенные , окна-бойницы камнем заложены. Крыша просела , восточная часть сорвана. Ветром – ли , снарядом - ли. Заходит в темную пристройку , заваленную сеном , соломенной трухой , бурьяном. От 8 неожиданности вздрагивает - в проломленную крышу , с шумом влетает испуганная пара голубей. За стеной слышится отчетливое призывное ржание. Зажигалка , сделанная ротным умельцем из гильзы , долго не загорается. Дрожащими пальцами ощупывает двери , заваленные хламом , забитые досками , куском ржавого железа. Царапая руки пытается оторвать жесть. Конский запах , сено , солома.. Волнение.. Архип , припадая на ногу , бежит к своим , на ходу судорожно выкрикивая : - Товарищ старшина ! товарищ старшина ! Иван Евграфович ! – там лошади ! -там. Старшина сурово хмуря брови : - ты где был ? Бабенко - ты знаешь , что 9 за нарушение приказа ? .. А сам своей трехпалой правой кобуру трофейного браунинга лапает. - Лошади там , ржут..! - Ладно , где твои кони ? Все шумно бросились к водокачке. Светили , суетились , отбрасывали колеса , бревна. Открыли толстенную дверь. В проломленную крышу падал дневной свет. Гнедой жеребчик забился в угол и дрожал всем телом . Бока тощие , впалые. Шерсть свалянная. Глаза испуганы. В полумраке не сразу увидели вторую лошадь, тщетно пытающуюся встать. - Гнедой – чур мой. А ты . Архипка , вон на том одре в Берлин въедешь ! - Федор стоит подбоченясь , выставив вперед ногу и выпятив грудь с медалью « За отвагу». 10 Архип терпеть не мог этого Федьку. Щеголя и пересмешника , переведенного в пехоту из полковой разведки за какие – то грехи. Но сейчас не до этого. У запасливого ефрейтора с петлицами артиллерии нашлось два обрезка шелковых парашютных строп. Приложили много усилий , чтобы поднять второго жеребчика. Вороного , с маленькой звездочкой , ослабшего настолько , что не может передвигаться. Из озерка , поросшего осокой и окруженного запущенным , забурьяневшим садом , принес Архип четыре котелка воды. Лошади пили с жадностью , т.к. оставленный прежними хозяевами запас воды протух , превратился в слизь. 11 Старшина по рации связался с ротным и , оставив на попечении мл. сержанта Бабенко двух лошадей , с тремя солдатами двинулся дальше зачищать поселок. Не смотря на уход , вороной жеребчик не выжил . В эшелон грузили гнедого вместе с остальными трофейными лошадями. Архипа - сопровождающим. В помощь ему дали легкораненого , демобилизованного. Восемнадцатилетний , неунывающий , белобрысый. Ехал на родину , в Воронеж , к матери. Долго стояли на станции отправления , долго формировали партию лошадей. С лошадьми стояли в пристанционных пакгаузах. Уж и лето прошло. Перед отправкой произвели опознание , опись лошадей , оформляли 12 сопроводительные документы. Офицер Красной Армии , усталый и раздраженный , с нервным тиком под правым глазом и рукой на перевязи , спрашивал по немецки старого немца , рыжего и носатого. Тот , непрестанно поправляя дрожащей рукой вдруг ставший ему тесным ворот клетчатой рубашки , как по – писанному называл большинство из 118 голов лошадей. Кличку , год рождения , происхождение. Писарь , сутулый и бледный , в очках с толстыми линзами торопливо писал , роняя капли чернил на бумагу. Многих лошадей приходилось опознавать по приметам , по таврам. И когда немецкий специалист листал страницы толстых книг - пожелтевшие листы дрожали как на ветру. Он поминутно вытирал носовым платком 13 капельку с кончика носа , зябко кутаясь в пальто. Офицер сердился и заикался еще больше. Велико было удивление Архипа когда очередь дошла до «его» жеребенка. Голос немца сел до хрипоты. Дрожащими пальцами он пытался расстегнуть верхнюю пуговицу. На щеках выступили багровые пятна. Немецкий специалист назвал жеребенка «достоянием Германии». Немец стал строг и величествен , как на параде. Рука писаря повисла в воздухе. Офицер замер , созерцая в общем –то ничем не примечательное животное. Так хотелось Архипу в этот момент взглянуть в глаза Федьки Сырцова. – Насмехался.. одры. Понимал бы ! 14 Ехали долго. Часто стояли на перегонах. Пропускали идущие на Восток эшелоны с ранеными , а на Запад - зачехленные , с вооружением и пополнением. Непоправимая беда случилась на станции Чоп. Страдающую коликами кобылу , поднялись в вагон лечить два санитара , по видимому поляки. Пожилой , красноносый с седыми бакенбардами и молодой , вертлявый в тужурке , руки которого постоянно в карманах. Чемерица , какое то снадобье и признаки колик стали исчезать. Вместе с санитарами исчез вещмешок Архипа и ящик с сухпайком . Сухпаек - восполнимая утрата - комендант станции сжалился. Черной кручиной покрылось сердце Архипа : - как дома без подарков ? 15 Нинка –то там уже невестится, Лешка растет , конником будет. Эх. Да что там говорить.. Архип вместе с неунывающим помощником кормил лошадей сеном , соломой , по пригоршне давал отруби всем 12 головам в вагоне. Бегал на остановках за кипятком . Кусочек сахара всегда выделял «своему» гнедому. Проворный помощник обнаружил в хвосте жеребчика фанерку. Химическим карандашом выведены буквы. Не прочитать , не осилить и год рождения , наверное, 1942. В нагрудном кармане хранил Архип фанерку - опознавательный знак его подопечного. Нет , не покидали его мысли о родном заводе им. Кирова , о хуторе Бочковом , 16 о привольных степях. Вез Архип лошадей на новое место жительства. Мысленно сравнивая их со своими , донских кровей скакунами. На станцию Целина пришел состав с лошадьми , когда земля покрылась снегом. В ежедневной суете , встречи , оформления , расстались Архип и «его» гнедой. Только и осталась на память фанерка со сложно- читаемыми буквами. То - ли Фигель , то – ли Фидио. Только много лет спустя , на табун , где работал Архип Бабенко приехал начкон Ширяев Ю.Г. Он сообщил радостную весть , что его жеребец по кличке Фиделио , победитель многих стартов в Москве , возвращается в Кировский конзавод. Будет производителем. 17 Разволновался Архип , быстрее ветра скакал с Элевера на кончасть. Его взору предстал двадцатилетний жеребец. Некрупный , компактный , полный достоинства ! Победитель и призер стипль - чезов и конкуров. Его подопечный. Стоял Архип перед денником в забрызганных сапогах , с взъерошенным седеющим чубом , мял в руках мокрую шапку. По крыше барабанил дождь , с фуфайки стекали струйки воды , а по его щекам текли слезы. 

                                                                      Сергей Медведев
3 декабря 2019
Мне нравится:
0



Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1