Чтобы связаться с «Рута Неле», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Рута НелеРута Неле
Заходила 19 часов 27 минут назад

Сын Северных ветров. Глава 3. Вспомнить все.



«Тыникогдане сможешь забыть то, что хочешь забыть больше всего».

Чак Паланик. Мистер Элегант


Локи вернулся из Хельхейма поздним вечером, воспользовавшись тайным порталом, созданным им в самой безлюдной части дворца — в подземном этаже библиотеки, где хранились редкие экземпляры книг по магии, эзотерике и оккультным наукам, и куда практически не заглядывали даже самые любопытные придворные асы, для которых магия была чем-то сродни шарлатанству.

В огромных, наполненных эхом коридорах Гладсхейма* в этот час было пустынно. Локи шел быстрым шагом, хмуря широкие брови, совершенно забыв, что должен изображать тяжеловесную походку Всеотца. Невдалеке, облокотившись о стену, лениво болтали стражи-эйнхерии*. Завидев приближающуюся массивную, кряжистую фигуру властителя Асгарда, несущегося по коридору с несвойственной ему скоростью, они испуганно отпрянули, вытянулись в струнку и замерли на полуслове, широко раскрыв глаза и рты. Однако Локи даже не удостоил их взглядом, пройдя между ними так, словно они были каменными статуями.

Внутри него бурлила темнота и отчаяние. Он выбирал направление наугад. Ему было все равно, куда идти, лишь бы подальше от стоявшей перед глазами страшной картины задыхающегося в сгустках едкой гари, полыхающего Асгарда. Царевич не заметил, как ноги вынесли его к массивным двустворчатым дверям, в глубине длинного коридора. С удивлением Локи осознал, что стоит перед дверью в собственные покои, которые были закрыты и запечатаны Одином, сразу после того, как тот собственноручно сослал опального пасынка в подземную тюрьму Асгарда. Заняв место Всеотца на троне, Локи перебрался в отцовские чертоги в Валаскьяльве* и вот уж как несколько лет не бывал в этом крыле дворца.

Он стоял в нерешительности и странной задумчивости, глядя на отполированную временем и десятками тысяч прикосновений, бронзовую ручку двери, не в силах справиться с нахлынувшим волнением. Что-то удерживало его на пороге, какое-то смутное, исполненное сожалений воспоминание из прошлого, которое он сам заставил себя когда-то забыть.

Внезапно приняв решение, царевич резко взмахнул рукой, снимая охранное заклинание. Створки беззвучно распахнулись и принц осторожно ступил внутрь. Двери тут же затворились с глухим стукому него за спиной. В комнате, как и в прихожей, царил полумрак, шторы на окнах были плотно задернуты. Но дышалось на удивление легко. Не смотря на то, что здесь никто не жил уже несколько лет, нигде не видно было пыли. Юноша слабо улыбнулся — простая бытовая магия, наверняка Фригг позаботилась. От одного только воспоминания о матери сердце заныло тупой, ноющей болью, глухо отозвалось болезненным чувством своей вины в её смерти, которое постоянно преследовало его. Локи щелкнул пальцами, зажигая светильники на стенах, сделал несколько шагов вглубь комнаты и остановился, обводя потухшим взором знакомую до самых мелких деталей обстановку. Вроде бы все было на месте, все осталось нетронутым с тех пор, как он был здесь в последний раз. Развешенное по стенам оружие, четкие ряды стеллажей с книгами, огромная резная кровать, даже дурацкая книга о мидгардской магии с загнутой в спешке страницей, валялась на аккуратно застеленной постели. Столешница огромного полированного стола была, как и прежде, завалена книгами, чертежами и листами пергаментами, испещренными рунами и сложными формулами.

Локи грустно застыл посреди гостинной. Как много изменилось с тех пор, как он в последний раз переступал порог этой комнаты. И в первую очередь, изменился он сам. Ему казалось, что у него нет ничего общего с тем, кто жил здесь прежде. Локи не чувствовал себя хозяином в этих покоях. Скорее, незваным гостем.

С тяжелым вздохом принц медленно опустился в кресло. Личина Одина тут же словно стекла с него, являя истинный облик царевича, и развеялась, оставив в воздухе лишь тусклое зеленоватое свечение. Постылая иллюзия, которую он старательно удерживал на себе все последние годы, изматывала и тянула силы из тела, словно карая за его проступки. Локи чувствовал себя старцем, заключенным в неизменно молодом теле. В его венах больше не было огня, только разливающийся холодом лёд. Ему хотелось быть самим собой, но он не мог позволить себе такой роскоши, потому что каждый день приходилось носить маску Одина и поступать так, как поступил бы отец. В душе Локи оставался все тем же гордецом — младшим принцем, жаждущим свободы. Хуже всего было сознавать, что он сам приковал себя к трону и теперь вынужден сидеть взаперти собственной власти, втайне мечтая сбежать куда-нибудь из опостылевших дворцовых стен.

Царевич встал и открыл балконную дверь, впустив немного холодного ночного воздуха. Вдохнув полной грудью, он вышел наружу, не забыв набросить на себя иллюзию. Асгард спал, убаюканный мерным кружением снежинок. Локи любил мягкую и снежную зиму в городе асов. Особенно — тишину зимних ночей, когда пушистые хлопья снега бесшумно падали на землю, укрывая её мягким белым покрывалом. Небо очистилось от закрывавших его угрюмых туч, и словно величественный океан разверзлось над городом. В черной вышине его сияли яркие звезды. Облокотившись о перила, царевич стоял на балконе, вдыхая свежесть ночи и с тоской вглядываясь в звездно-ясное зимнее небо. Его мало волновал тот факт, что обходящая дозором стража может увидеть своего царя в непривычном месте в столь позднее время. До их мнения ему не было никакого дела. Никто, разумеется, не посмеет беспокоить владыку в часы его дум. Быть может, он думает, как уладить междоусобный конфликт между темными альвами и двергами в Свартальвхейме или беспокоится об отношениях с ванами, а может просто печалится о тех счастливых временах, когда в этих стенах звенели звонкие детские голоса его сыновей и тихий, мелодичный смех пресветлой царицы Фригг. Плечи Локи поникли, словно под осязаемым, неподъемным гнетом. Он весь был словно сосуд, до краев наполненный полынными воспоминаниями, непомерной, непроглядной усталостью и тоскливой виной. Царивший вокруг вселенский покой навевал на него неимоверную тоску.

Древний, уставший от страстей Асгард нашел свою точку равновесия. Время в нем словно остановилось. Не то, что в Мидгарде. Локи вспомнил свою неудачную попытку подчинить этот юный мир своей воле, и слабо усмехнулся. Ох, не стоило ему недооценивать этих короткоживущих, склочных и жадных, но так быстро меняющихся существ. Да, им отмерено слишком мало дней, но... как там сказала Хель: «...в каждый свой день они вкладывают всю жизнь»... Он почувствовал легкий укол зависти. Какой прок в бессмертии и исключительной власти, если сам ты навсегда застыл?

Ежедневные рутинные обязанности вгоняли его в уныние и депрессию. Неужели это и есть то, к чему он так стремился? Скрепя сердцем, царевич вынужден был признать, что основной силой, всегда двигавшей его вперед, была жажда уесть старшего брата, растоптать Тора и угодить отцу. Став полновластным хозяином девятимирья, Локи потерял стимул. Даже роль приемыша теперь казалась не такой обидной. Власть наскучила ему. В глазах мага многие привычные вещи утратили какое бы то ни было значение, а все окружающее поражало своей бессмысленностью и бесцельностью. Дни тянулись за днями в бесконечно однообразной череде. Но мучительнее всего было ночами, когда он особенно остро ощущал свое одиночество. Не смотря на наложенное на самого себя заклятие забвения, в памяти до сих пор теплились силуэты былого — смутный образ женщины с пламенеющими волосами и серебристым смехом, что порой являлась ему в его беспокойных, болезненных сновидениях, исчезая прежде, чем он мог вспомнить её имя. То ли организм мага усиленно сопротивлялся собственному заклятию, то ли это нечто из прошлой жизни было ему слишком дорого, но эти видения не отпускали, тянули назад, в прошлое, затягивая его в омут нескончаемого отчаяния. Локи боролся с собой, с ноющей, тянущей, щемящей болью, разрывающей душу на ошмётки. И проигрывал. Оказалось, что не желать вспоминать — не значит не помнить вовсе.

Принц бездумно вглядывался в бескрайние просторы, открывающегося перед ним ночного пейзажа, продолжая копаться в собственном подсознании. И чем дальше, тем меньше понимал, что же теперь надо сделать, чтобы некогда столь желанная, а теперь опостылевшая ему жизнь снова обрела смысл. Рука его, лежащая на перилах, покрытым тонким слоем пушистого снега, совершала на первый взгляд бессмысленные движения, вычерчивая какие-то фигуры.

Внезапно царевич почувствовал, как что-то изменилось в окружающем пространстве. Воздух вокруг уплотнился и задрожал, подчиняясь не высказанному и пока еще плохо осознанному желанию Локи. Откуда-то дохнуло непривычно теплым для этого времени года ветерком, растрепавшим волосы и принесшим с собой странно знакомую, дурманящую смесь запахов: летней травы после дождя, ландышей, напоенного солнцем мёда, соленых морских брызг и еще чего-то, что он не мог облечь в слова. Мышцы на загривке свело так сильно, что Локи непроизвольно откинулся назад и ощутил, будто кто-то толкнул его в спину кулаком, призывая поскорее вспомнить.

Опустив глаза, он с удивлением увидел замкнутую линию, что машинально вычерчивал на широких перилах. Нечто, напоминающее символ бесконечности. Да нет же! Это же руна Дагаз! Бесконечное превращение и исцеление. Страдающий позабудет о боли. Забывший вспомнит. Лицо принца выражало крайнюю степень удивления. Происходило нечто странное. Окружающий мир вдруг стал зыбким, словно утренний туман, за которым проступили очертания чего-то иного, давно позабытого, но очень важного. Что-то беззвучно взорвалось в голове, рассыпавшись миллиардами искр, сдвинулось в сознании, сняв защитный покров с шокирующего воспоминания.

...Укромная, утопающая в зелени поляна на берегу озера в предгорьях Ванахейма*, тайную тропу к которой Локи обнаружил, когда был совсем юным, и где время от времени скрывался от назойливых друзей старшего брата. Он особенно любил посещать это место ночью, когда три луны, одна красивее другой, всходили на звездном небосводе, заливая поляну своим волшебным светом. Тысячи светлячков носились среди травы и цветов, создавая причудливые узоры. Ветви деревьев были усыпаны цветами, благоухающими так, будто бы они вобрали в себя аромат цветов всей Вселенной. Именно в этом волшебном месте он встретил свою истинную любовь, которая носила нежное имя Сигюн. Локи словно увидел её наяву — тоненькая девичья фигурка, казавшаяся совсем легкой, воздушной, почти прозрачной, волнами рассыпавшиеся по плечам волосы, цвета яркой меди, смущенно-счастливый взгляд синих глаз и яркий румянец на щеках.

Локи почувствовал подступающий приступ паники. Голова слегка кружилась, словно он находился на огромной высоте и парил над землей, глядя на неё сверху вниз. Ему вдруг очень сильно захотелось бросить всё и бежать отсюда подальше, но внутренний голос настойчиво твердил, почти кричал, что все правильно, так и должно быть. В голове появилась легкость и некое пространство, которое, словно пустой сосуд, вдруг стало наполняться воспоминаниями.

Его попытка подчинить себе Мидгард с помощью армии читаури оказалась провальной. Почти обезумевший в плену у воинственной расы читаури, Локи заключил сделку с их предводителем — титаном Таносом, согласившись помочь ему добыть Камень Пространства, заключенный в Тессеракт*, позволяющий своему владельцу легко перемещаться в любую точку пространства, даже вопреки законам физики. В обмен Танос пообещал отдать принцу Мидгард. Однако он ошибся, сделав ставку на опального асгардского принца. Локи был слишком слаб, слишком связан чувствами для того чтобы, стать бесстрастным орудием безумного гиганта. Операция с треском провалилась. Опасаясь гнева титана, и своих бывших союзников, царевич скрылся под личиной Одина, чрезвычайно талантливо инсценировав свою смерть. Однако, Локи ни на секунду не забывал о том, что не знающий жалости и милосердия, Танос, идущий по следу своего артефакта, надежно спрятанного в подземельях Асгарда, разыскивает его по всем Девяти мирам, чтобы отомстить за понесенные потери и даже объявил награду за его голову. Безумный титан никогда не забывал нанесенных ему обид. И хоть Локи бесследно исчез, он подозревал, что опальный принц может скрываться в одном из Девяти миров. Прячущийся в самом сердце Асгарда, защищенного от любых посягательств извне, нарушитель договора был недосягаем для титана. Тем не менее, используя Камень Разума*, Танос мог легко забраться в голову принца, где бы он не находился, и вытащить на поверхность знание об истинной слабости Лафейсона — о Сигюн. И уж тогда бы он медлить не стал, участь девушки была бы решена в два счета.

Именно по этой причине царевич приложил поистине титанические усилия, чтобы стереть кусок своей памяти, замкнуть доступ ко всему, что было связано с Сигюн Фрейддотир, для того, чтобы обеспечить её безопасность.

Локи, не без оснований считавший себя сильнейшим магом Девяти миров, теперь с ужасом думал о том, какие высшие силы могли вмешаться в тщательно выстроенную и продуманную им стратегию и в один миг разрушить наложенное им на собственную память сильнейшее заклятие.

Мгновенно все мысли о грядущем Рагнарёке и своей незавидной роли в нем выветрились из головы царевича. Им овладело страшное беспокойство. Нужно было немедленно найти Сигюн и предупредить о грозящей ей опасности, сделать все для того, чтобы уберечь её от гнева Таноса.

Пояснения автора:

* Гладсхейм — Чертог Радости, царский дворец в Асгарде, его святая святых, священная территория, церемониальный зал асов. Кровля дворца покрыта чистым золотом. Частью Гладсхейма является серебряная башня — Валаскьяльв, чертог Одина, где он проживает вместе с супругой, царицей Фригг. Формально Валаскьяльв считается отдельным чертогом. Гладсхейм открыт для всех асов, в то время как Валаскьяльв принадлежит только Одину и его семье.

*Эйнхерии — лучшие воины, павшие в бою, удостоенные чести жить в Вальхалле. Часто использовались Одином в качестве личной охраны.

*Валаскьяльв — высокая серебряная башня, часть Гладсхейма, принадлежащая исключительно Одину. Вход в Валаскьяльв охраняют волки Одина Гери и Фреки, не допуская туда посторонних.



Мне нравится:
1
Поделиться
Количество просмотров: 18
Количество комментариев: 2
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фэнтези
Опубликовано: 25.08.2019




00
Пудельман

Леночка, очень здорово.
25 августа в 15:50
Рута Неле

Спасибо, Танюша!
25 августа в 16:50
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1