Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вадим Домбрович
Заходил 1 месяц назад

Идущие в толпе (глава шестая)

6



«Что там произошло? - подумал Код’Ер-Кво, собираясь под звуки тревожной сирены на мостик. - И почему это они до сих пор не выключили эту гадость?». - Звук сирены резал слух.

Показавшись на мостике, Код’Ер-Кво уселся в капитанское кресло:

- Ну, что стряслось?

- Прямо по курсу неуправляемый звездолет, - доложил капитан.

- Очень интересно. - Настроение у Код’Ера-Кво испортилось. - Включите радар.

- Весь?

- Да, все системы радара.

Центральный экран осветился, и на нем подозрительным цветным пятном нарисовался корабль. Расстояние постоянно уменьшалось, а звездолет не менял своего курса.

- Он что, падает прямо на нас? - наконец догадался Код’Ер-Кво и разозлился на себя за не прозорливость.

- Да, - спокойно ответил капитан. - Какие будут указания?

- Развернуть ходовые излучатели вверх и подготовить к работе.

- А почему бы просто не включить силовой барьер?

- Тогда подсчитайте ударную массу тяжелого крейсера. Это ведь корабль из основной группы?

Капитан кивнул.

- Так вот, прикиньте в уме еще и необходимую противовесную мощь реактора, и сможет ли он вообще хоть чуть-чуть удержать защищаемую территорию.

В ответ было молчание – капитан думал.

- Вы посмотрите на экран, - потребовал Код’Ер-Кво, - красный цвет говорит об аварийном состоянии реактора корабля, синий цвет говорит о неуправляемой работе ходовых излучателей. А они работают, и звездолет метит носом в землю. И зеленый цвет. На корабле полно народу.

Не придумав ничего толкового, капитан сказал:

- Вы правы.

- Тогда займитесь делом.

- Слушаюсь.

Между тем цветная точка падающего звездолета увеличилась.

На одном из боковых экранов отразилась работа механизмов корабля Код’Ера-Кво, а красная надпись указала о готовности систем.

- Ходовые системы к бою! - приказал Код’Ер-Кво. - И быть готовым включить силовое поле!

- Есть.

Когда звездолеты приблизились до критической отметки, ходовые системы корабля Код’Ера-Кво включились на полную мощность, а включенное вдобавок силовое поле не дало им столкнуться.

Звездолет завис в нескольких метрах от стоящего на земле собрата.

- Реактор перегружен, - доложил капитан.

- Вижу, - отмахнулся от него Код’Ер-Кво. - Смещайте центр силового поля и меняйте силу некоторых излучателей, да так, чтобы звездолет упал как можно мягче, с меньшим ущербом.

- Есть, - отрапортовали за общим пультом.

На центральном экране, который был переключен в обычный режим, было хорошо видно, как обреченный корабль сдвигается к краю силового поля и, словно в замедленном кино, аккуратно падает на бок, ломая собственным весом посадочные опоры и сминая внешнюю часть обшивки.

- Выключить все ходовые и силовые системы.

И центральный экран ответил на это мертвенной синевой только что пылавшего красным огнем рисунка реактора.

- Свободные члены экипажа на выход, - распорядился Код’Ер-Кво.

И, лично возглавив группу спасения, оказался перед умирающим звездолетом.

Лежа на боку, тот выдыхал слабые потоки газа из дюз излучателей и не подавал больше никаких признаков жизни.

Люк, служивший единственным входом и выходом из корабля, был в недосягаемости.

- Подсадите меня, - потребовал Код’Ер-Кво.

Собравшись в кучу, подчиненные помогли ему дотянуться до люка. Воспользовавшись своим личным кодом, Код’Ер-Кво вскрыл люк и провалился в образовавшуюся темноту. Высунувшись, он сказал:

- Ждите меня тут.

По узким коридорам было невозможно идти. Пришлось ползти, но Код’Еру-Кво все-таки удалось добраться до мостика.

- Есть кто-нибудь живой? - осведомился он.

В ответ послышалось движение. Оглядевшись, Код’Ер-Кво увидел выползающего из-под мертвых тел одного из пилотов.

- Жив?

- Почти, - неопределенно отозвался тот.

- Посмотри, нет ли еще живых.

Однако вскоре стало ясно, что на мостике больше нет живых.

- Радар указал, что на борту полно живых, - заметил Код’Ер-Кво.

- Да, - отмахнулся пилот. - Так было до падения на землю. - Он показал на сломанные кресла.

- Кто-нибудь еще был на борту, кроме присутствующих здесь?

Посмотрев на бывших сотрудников, пилот сказал:

- Мне жаль, но здесь все, кто поднимался на борт.

- Хорошо. Ползем наружу.

Сдав раненного с рук на руки подчиненным, Код’Ер-Кво сам спрыгнул с ребра люка на траву.

- Что с ним?

- Несколько сильных ушибов, ни одного перелома, - один из подчиненных Код’Ера-Кво ощупал стоявшего пилота, и, заглянув в глаза, добавил: - И легкое сотрясение мозга.

- Ты – доктор?

- Да, - пилот слегка поклонился. - Медицинский институт при летной школе.

- Хорошо. - Код’Ер-Кво всмотрелся в лицо раненного пилота: - Что случилось?

- Мы просто хотели выйти на околоземную орбиту, - развел руками пилот. - Потом раздался оглушительный взрыв, и мы начали падать.

- Хорошо, - раздумывая на ходу, произнес Код’Ер-Кво.

- А вот и гости, - сказал один из подчиненных Код’Ера-Кво.

Обернувшись, тот увидел приземляющийся звездолет. А через минуту по его трапу спустились трое. Подойдя к лежавшему звездолету, они хором сказали:

- Добрый день.

- Здравствуйте, советники, - ответил Код’Ер-Кво.

- Потрудитесь объяснить, Код’Ер-Кво, что здесь произошло, и почему выведен из строя этот тяжелый крейсер? - осведомился один из них.

- Они пытались без разрешения покинуть пределы планеты, - сказал Код’Ер-Кво.

- Потрудитесь вместе с капитаном прибыть на борт Его Светлости через час. - И советники удалились в стартующем корабле…

В кают-компании звездолета его светлости собрались советники и капитаны звездолетов, заняв практически все ее пространство.

Когда на ее пороге показался его светлость, все встали.

- Все прибыли? - он посмотрел на советников.

Те хором кивнули.

- Тогда начнем, - его светлость с усилием уселся на единственный свободный стул. - Так вот, солдатики, планета закрыта по моему приказу, дабы не допустить разброд и шатание. Надеюсь, все меня поняли?

Подчиненные одновременно кивнули.

- Тогда – по рабочим местам.



* * *



Выскочив в пространство, звездолет начал тормозить, но все-таки пролетел половину системы до того, как лег в дрейф.

- В чем дело? - командор был рассержен.

- Не успели вовремя включить режим торможения, - старпом развел руками.

- Хорошо еще, что нас выбросило на краю системы, а не перед самой целью. Кстати, почему?

- Видимо, ошибка в расчетах, - старпом в этот момент выглядел школьником. - Или компьютером были использованы старые данные из доклада первого разведчика.

- Ладно, - командор махнул рукой. - Где мы?

- Сейчас, - старпом отдал нужный приказ, и на центральном экране нарисовалась карта системы с красной точкой самого звездолета.

- Мы между шестой и пятой планетами.

- Вижу, - командор смотрел на экран. - Вдобавок мы еще и далеко от цели.

- Какие будут указания?

- Включите специальные детекторы и обшарьте ими орбиту четвертой планеты.

- Есть.

Карта на экране сместилась, четвертая планета, и без того, будучи больше других, надвинулась на корабль, а на ее орбите замигали зеленые маячки.

- Это еще что?

- Это сеть спутников связи, готовых к работе.

- Это наши спутники?

- Да.

- А корабля, как я понимаю, нет?

- Первый разведчик не обнаружен.

- Что ж, спутники… - командор задумался.

Он отлично понимал, зачем распылялись по высокой орбите планеты спутники связи. Но где был первый разведчик? То ли на самой планете, то ли спрятался – командор не знал, а потому молчал.

- Вот что, включайте все системы защиты корабля, и на маневровых двигателях подходите к четвертой планете. - Говоря, командор продолжал размышлять. - Когда достигните орбиты, сообщите мне.

- Будет сделано.

И командор покинул мостик.

Войдя в свою каюту, он скинул китель своего мундира, и, усевшись за стол, включил компьютер.

«Все не так! С самого начала! - мысли бурлили в его голове. - Сначала на старте, потом на финише. Если то не диверсия, неважно – чья, то, очень может быть, что препоны свыше. Кто-то очень не хочет, чтобы добрались до цели в срок. А после того, как доберемся, чтобы, видимо, погибли».

Из раздумий его вырвал писк.

Вернувшись к реальности, командор увидел, что компьютер готов к работе. Включив нужную программу, он начал набирать отчет о проделанной работе. То и дело останавливаясь, он на ходу делал исправления, добавлял и удалял, порой, целые предложения.

Вскоре, откинувшись в кресле, он, отняв руки от клавиатуры, еще раз прочитал получившуюся донос на самого себя, и остался доволен. И приказал компьютеру отправить его.

В дверь каюты постучали.

- Войдите.

На пороге показался старпом:

- Вам лучше посмотреть на это.

- Вы что-то нашли?

- Да, идемте.

- Ну, пошли.

Выключив компьютер, командор вслед за старпомом пришел на мостик.

- Показывайте, что у вас, - командор уселся в кресло.

- Далеко еще? - осведомился старпом.

- Сейчас будем на месте, - пообещал пилот.

Командор сидел в кресле и смотрел, как на экране проплывают живописные пейзажи планеты. Горы и долины, реки, моря и океаны. Тут было все, что нужно для счастливой жизни.

- Все готово, - вдруг сказал пилот.

- Показывайте.

На экране крупным планом показалась возвышающаяся над городом гора. Но это было самое главное. Командор увидел на склоне горы корабль.

Это был первый разведчик.

Из чрева корабля к опоре линии электропередач тянулись толстые провода. Вокруг него прыгали какие-то серые человечки, постоянно перепрыгивая через трупы десяти гуманоидов. Командор узнал их.

Это был экипаж первого разведчика.

И все они, вдесятером, были мертвы.

Командор был явно поражен увиденным.

Он так и остался сидеть, уставившись неподвижным взглядом на уже потухший экран.

- Командор? - старпом коснулся его руки.

- А?.. Да… - командор встал, и, пройдясь по мостику, спросил: - Давно вы их нашли?

- На первом же витке, - доложил старпом. - Сканер доложил об ответе на запрос, и мы увидели то, что увидели и вы.

- Мы сначала не поверили своим глазам, - вставил пилот. - Но на втором витке увидели то же самое.

- Да, - старпом снова завладел инициативой. - А, когда корабль пошел на третий круг, я позвал вас.

- Хорошо. Приказываю найти в системе метеорит. Привезти его сюда, и доложить мне о готовности.

- Есть.

Вернувшись в свою каюту, командор сел за компьютер, и, дождавшись его готовности к работе, снова прочитал отчет, и, решив, что пока докладывать о результатах поиска не надо, отправил повелителю стандартный отчет.

Когда компьютер потух, перед взором командора снова всплыли жуткие картины со склона горы.

«Они перепрыгивали через тела моих товарищей, словно это были какие-нибудь дрова, или что-то вроде этого!». - Образы в его мозгу были четкими, отчего на душе становилось противно.

В дверь каюты постучали. Но командор не ответил.

Второй раз стук в дверь был громче и настойчивей. Он-то и вырвал командора из раздумий. Вернувшись в реальность, командор сказал:

- Войдите.

На пороге снова показался старпом:

- Метеорит найден и транспортируется сюда.

- Так быстро? - командор был явно удивлен.

- Нет, командор. Прошло десять витков с момента отдачи вами приказа о метеорите.

- Когда метеорит будет здесь?

- Транспорт уже должен был передать метеорит кораблю и войти в трюм.

Словно в подтверждение слов старпома корабль заметно тряхнуло.

- Хорошо, идемте.

Поднявшись на мостик, командор занял свое место. Старпом стал рядом.

И вот, словно по заказу, на экране снова всплыло изображение той самой горы.

- Гора прямо по курсу, - доложил пилот.

- Немедленно ударить метеоритом по горе! - приказал командор.

- Есть.

Изображение на центральном экране снова мигнуло, и все увидели летящий к планете на большой скорости метеорит.



Утром, когда начальники цехов собрались на совещание у директора, тот сказал:

- Вчера, когда у нас пропала станция, история преподнесла нам подарок.

Начальники цехов переглянулись, и один из них, самый смелый, спросил:

- Какой?

- Реактор, - ответом Геннадий Борисович поверг всех в шок. - Вчера под вечер у меня был Алексей Анатольевич. Он и рассказал про реактор.

- Но ведь реактор сам по себе не бывает, - опять сказал кто-то из присутствующих.

- Правильно, - согласился директор. - Это звездолет с ядерным реактором. И мэр поручил нам использовать его в качестве замены нашей плазменной станции.

- Значит, нам надо подключить реактор к несущим проводам?

- Правильно, Петр Васильевич. - Геннадий Борисович вычислил этого самого смелого. - Ваш цех занимается монтажом высоковольтных проводов. Вот вы и подключите реактор к проводам.

- Хорошо, Геннадий Борисович.

- Начинайте прямо сейчас. Когда все будет сделано, или же будет ясно, что реактор невозможно будет использовать для нужд народа, доложите.

- Понял вас, Геннадий Борисович.

Выйдя из кабинета, Петр Васильевич направился в свой цех, где после недолгих поисков нашел нужного мастера:

- Вот что, Никодим, собирай своих орлов, весь необходимый инструмент, и выдвигайтесь на Южную.

- Зачем?

- Там стоит бесхозный звездолет. Подключите его реактор к проводам от плазменной станции.

- Что, все шесть линий?

- Попробуешь, а там будет видно.

- Хорошо.

- И давай-ка побыстрей.

- Иду.

Вскоре снаряженная машина покинула городскую черту и подъехала к той опоре, с которой провода падали на землю. Высыпав из машины, люди посмотрели на звездолет – диковинная машина стояла там, где сказал директор.

- Саша, - распорядился Никодим, - посмотри, что там внутри, и как добраться до реактора.

- Понял.

Нырнув в люк, Саша вскоре вылетел оттуда, как пробка из бутылки:

- Никодим, там десять трупов.

- Вытаскивайте, - скривился Никодим. - Надо проверить эту посудину, и работать.

Когда трупы с мостика оказались на земле, Александр снова облазил весь корабль, и, высунувшись из люка, сказал:

- Сверху до энергоблоков не доберешься. Нужно открывать трюм.

- Тогда разберись в управлении – я не хочу тратить газ, чтобы еще раз резать его обшивку.

- Иду.

И Саша снова исчез внутри корабля.

Тем временем лежащие на земле провода были тщательным образом изолированы и удлинены специальными кабелями, дабы не замкнуть внутри звездолета. И к тому времени, когда люк трюма все-таки открылся, команде оставалось подключить к энергоблокам реактора корабля и включить главный рубильник. Что они и сделали.

Высунувшаяся из люка корабля голова Саши спросила:

- Вы готовы?

- Да, - Никодим посмотрел на подключенные провода, проследил их путь до опоры и сказал: - Включай.

- Иду.

В первую минуту корабль мелко задрожал, из мест подключений кое-где посыпались искры, а один из кабелей даже начал пахнуть паленой резиной.

- Никодим, - сказал кто-то из команды.

- Вижу, - отмахнулся тот. - Если перегорит – заменим. Запас есть.

По счастью искры и запах горелой резины вскоре прекратились, а звездолет, перестав трястись, громко, но мерно загудел.

Из люка вышел Саша:

- Если я правильно понимаю, реактор перегружен.

- Ничего, - Никодим еще раз присмотрелся к местам подключений кабелей. - Все это временно, так что пойдет. Возвращаемся на завод.

К тому времени, когда машина Никодима въезжала в город, метеорит уже свистел высоко в небе.



* * *



Усевшись в свое кресло, Ольга подождала, пока усядутся другие, и, собралась, было, что-то сказать, когда почувствовала прикосновение – сидевший в соседнем кресле кронпринц кивал взглядом куда-то вправо. Проследив за ним, девушка увидела, что Странник застыл, а его неподвижный взгляд был устремлен мимо нее в окно.

- Владимир, вам плохо?

- Срочная эвакуация, - пробормотал в ответ тот.

- Не поняла, - отозвалась Оля, - что?

- Срочно покинуть станцию, - повторил Владимир и встал, показывая тем самым свою правоту и настойчивость.

Направившись к выходу, он дал пример остальным. И вот все, впятером, они стояли на середине склона горы Южной.

Ольга посмотрела на Володю. Тот по-прежнему находился в трансе – по крайней мере, так это выглядело со стороны – а Марина с Рудольфом и кронпринцем просто ждали.

Первым, кто нарушил молчание, был кронпринц.

- Ну, похоже, нет нужды больше скрываться.

И взмахом руки Дима снял режим маскировки со своего шарообразного катера. Сидевший в нем пилот тотчас вылез из него.

- Так вы действительно прилетели из космоса?

Дмитрий взглянул на Марину:

- А вы что подумали?

То, что подумала Марина, Ольга не услышала – решив, что настал именно тот самый момент, Рудольф подошел к ней и начал что-то шептать на ухо. И чем дольше он говорил, тем больше становились глаза у девушки. Когда они снова присоединились к остальным, вид у девушки был шокированным.

В этот момент Владимир вернулся в реальность и сказал:

- Ложись!

Когда остальные последовали его примеру, все пятеро оказались распластанными на земле, и прочувствовали сильное землетрясение.



Мартирию с высоты своего пьедестала было хорошо видно стремительное падение с полотна дороги еще едва ли не десятка людей. Но он даже не шевельнулся – он помнил разговор с тремя «монахами» в белом.

«Они уже давно шли по краю дороги, - вспомнил он, - значит, пришел их срок».



7


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 9
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 11.10.2019




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1