Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Рубрики:

Идущие в толпе (глава четвертая)

4



Из размышлений Код’Ера-Кво вырвала оглушительная сирена, чей противный вопль ворвался в его каюту.

«И по какому поводу переполох?», - подумал Код’Ер-Кво, в спешном порядке выключая компьютер.

Когда он пришел на мостик, сирена все еще заглушала все остальные звуки на борту корабля.

Увидев его, капитан выключил ее.

- Что у вас тут происходит, капитан?

- Возмущение пространства, - доложил тот. - В том месте, где должна быть планета.

- Покажите, - потребовал Код’Ер-Кво.

На темном центральном экране всплыло изображение системы. Красной точкой на ней обозначился очаг возмущения пространства.

- Гравитационное возмущение в этом районе есть?

- Незначительное, - ответил капитан.

- Отправьте туда катер с корабля на орбите, - распорядился Код’Ер-Кво. - Будут новости, доложите. Только не таким, как вы сейчас применили способом.

- Но сирена сама включилась.

- Это не значит, что ее не надо сразу же выключать. Капитан, если вы хотите, чтобы ваши подчиненные оглохли, то просто проткните им барабанные перепонки.

На это капитан не нашел что ответить.

Уходя, Код’Ер-Кво видел, как сверкнули его глаза. Но это его ничуть не заботило – все они выполняли приказ сверху.

Вернувшись в свою каюту, Код’Ер-Кво снова включил компьютер, и, прочесав базу данных, нашел только что отправленный на орбиту его приказ о высылке дозорного катера.



Сирена боевой тревоги едва ли сотрясала звездолет. Летая по орбите в одиночестве, он отвечал за безопасность всех подходов к ней. Это его сенсоры первыми обнаружили подозрительное возмущение пространства в том месте, где должна была находиться некогда обстрелянная ими планета. Повторно отсканировав пространство, персонал мостика отослал данные на корабль Код’Ера-Кво. И тотчас получили ответ. Приказы капитана координировали действия экипажа, и вскоре один катер, покинув трюм, взял курс на цель.

Его бортовые сканеры подтверждали возмущение космоса. Однако то, что увидел пилот катера, стало едва ли не новостью для целой эпохи.

- Первый второму, - сказал динамик. - Что у вас там?

- Не «что», а «кто», - ответил пилот.

- Ну, и кто у вас там? - не унимался динамик.

- Там гуманоид, - выдавил пилот.

- Какой гуманоид?

- Гуманоид с двумя руками и ногами, и с одной головой. И он светлокожий.

- Он что, без скафандра?

- Да.

- Он живой?

- Д-да, - ответ застрял у пилота в горле, когда он понял, что сказал.

- Этого не может быть! Вы что там, выпили?

- Нет. Смотрите сами. - Пилот включил бортовую инфракрасную камеру и начал передавать на корабль изображение гуманоида.

- Попробуйте захватить его,- приказал динамик.

- Есть.

Прицелившись, пилот выстрелил из пушки абордажным крюком на длинном тросе. Но гуманоид увернулся от него, видимо, не собираясь бежать от летящего к нему катера. Снова прицелившись, пилот сделал еще один залп. Но и теперь крюк пролетел мимо цели. Казалось, гуманоид играл с пилотом. А между тем расстояние между ними сокращалось. Стреляя третий раз, пилот был уверен, что попадет и зацепит гуманоида. Но не тут-то было. Увернувшись от крюка, гуманоид направил его в обратную сторону. А в следующую секунду просто растворился в космосе, оставив после себя еще одно возмущение космической материи.

Лебедка пушки не успела намотать трос на барабан. Вернувшись, крюк пробил корпус катера и застрял в двигателе, и, по сути, обрек пилота на верную гибель.

Но так просто умереть пилоту не дали. Включив магнитный излучатель, звездолет все же долго не мог вернуть катер в свой трюм. И это не замедлило откликнуться. Вытащив пилота из катера, врачи констатировали его коматозное состояние и заверили капитана, что он будет жить.



В дверь каюты постучали.

- Войдите.

В каюту вошел капитан:

- Пришло сообщение.

- Что там?

- Вам лучше посмотреть на это самому.

- Ну, раз вы настаиваете…

Придя на мостик, Код’Ер-Кво занял свое место:

- Показывайте, капитан.

Экран осветился, и пошла запись. Код’Ер-Кво смотрел и слушал. Слушал записанные переговоры пилота с капитаном и смотрел на поединок в космосе. Когда запись закончилась, Код’Ер-Кво все еще смотрел на потемневший экран.

«Если так пойдет и дальше, то мне нечего будет сказать Его Светлости», - думал Код’Ер-Кво.

Чувствуя, что он не может встать, Код’Ер-Кво повернулся к компьютеру. Найдя в базе данных свой незаконченный отчет о проделанной работе, принялся переделывать его.

«Если это и не поправит положения, то я хотя бы вовремя об этом доложу».



* * *



Зная точное направление на ближайший город – а это было легко вычислить по протекающей между холмами реке – академик, тем не менее, не знал, что сможет заменить его детище. Что воскресит его родной Иоффер.

Солнце хорошо освещало безлюдную, но живописную местность, по которой Алексей Анатольевичу предстояло проехать не один километр, совершенно не страшась того, что из-за какого-нибудь дерева или куста на него нападут разбойники.

Выбирая более ровную местность или более покатый горный склон, академик не заметил, что в небе нам ним показался летательный аппарат. Не производя шума, он летел на достаточно большой высоте. Двигаясь параллельным машине курсом, звездолет висел точно над ним. И упади он, то точно бы попал по академику.

Въехав в очередную долину, Алексей Анатольевич увидел, что бездорожье стало более ровным, и прибавил ходу. Привыкнув не смотреть вверх, он был сильно озадачен тем, что точно в середине долины мотор машины неожиданно заглох.

«Что за напасть? - подумал академик. - Машина ведь на атомной батарее!».

Бросив взгляд на приборы, он убедился в том, что они молчат. Выбравшись из машины, он полез, было, в багажник, чтобы проверить соединяющие мотор и батарею провода, когда на него спустилась ночь…



Мартирий увидел, как на дороге появились еще несколько силуэтов. Стоя едва ли не на самой ее кромке, они тоже светились, но каким-то странным – сильно отличающимся от двоих предыдущих, видимо, гостей – светом.

«Что там, у живых, происходит, если на дороге появляются все новые и новые лица? Может, какой-нибудь симпозиум? Или готовят опасный эксперимент, что потребовалось такое количество приезжих?», - думал профессор, стоя на своей скале.



Сознание возвращалось медленно. А вместе с ним и дикая боль в голове. Пошевелившись, академик определил, что он лежит на металлическом полу.

«Как я тут оказался?», - всплыла единственная мысль в его мозгу.

Открыв глаза, академик увидел перед собой похитителей. На вид они были похожи на людей, но на этом-то все сходство и заканчивалось.

Напрягшись, академик попытался сесть, но что-то тяжелое легло на его грудь, помешав это сделать. Ощупав грудь, Алексей Анатольевич понял, что на него наступила нога похитителя. В глаза ударил свет. Он был настолько ярким, что было больно даже через закрытые веки.

- Что вы хотите? Что вам нужно?

В ответ он сначала услышал неразборчивое бормотание, затем – более похожий на родной язык. И уже совершенно явственный голос спросил:

- Кто у вас главный?



Отмотав указанное Мариной время вспять, Странник оказался в пространстве. В космическом пространстве, а не на планете. Остановившись, он огляделся. Но поблизости никакой планеты не было.

«Ладно, - решил он, - сейчас поищем».

Замерев, Владимир принялся всматриваться в космос, пытаясь найти хоть какие-нибудь следы планеты…

«Вот оно! - мысленно восторжествовал он, обнаружив еще не остывший очаг на месте, как он теперь точно знал, исчезнувшей планеты. - Теперь попробуем пройти через него».

Но в этот момент в его ощущения вмешалось что-то постороннее. Открыв глаза, Владимир увидел приближающийся к нему катер.

«Ну вот, на самом интересном месте, - подумал Странник. - Надо быстрее копать».

Следя за действиями катера, Владимир продолжал перебирать смежные измерения, в которые могла выпасть планета.

Катер выстрелил. Увернувшись от крюка, Владимир еще раз просмотрел измерения. Но ничего. Сетуя на назойливый катер, он увернулся от второго его выстрела, и, еще раз просмотрев измерения, нашел-таки следы «беглянки».

Катер выстрелил третий раз. Вернувшись от крюка, Владимир направил его в обратную сторону, и совершил переход в искомое измерение.

«А вот и планета!».

Он узнал планету, хоть она и была моложе своей сестры-близняшки более чем на сто лет. Нужную гору Странник нашел только после того, как облетел всю планету. И уже хотел, было, спускаться в Иоффер, когда его накрыла огромная тень. Подняв голову, Владимир увидел спускающийся в соседнюю долину звездолет.

«Что же тут творится?».

Оторвавшись от обожженной вершины горы, Странник снова взмыл в воздух и последовал за кораблем. Он видел, как звездолет приземлился рядом с рекой. Из-за тела звездолета выступал капот желтой машины.

«Очень хочется посмотреть на это».

Но вход в корабль был наглухо закрыт.

Не найдя никакой другой возможности войти вовнутрь, Владимир прошел сквозь его корпус. Поднявшись на мостик, он увидел лежащего на полу человека. К полу его прижимала нога стоявшего над ним гуманоида, видимо, капитана этого корабля. Другие гуманоиды стояли вокруг них.

«Десять против одного. Да еще и старика».

Стоявший над человеком гуманоид включил потолочный прожектор и направил его свет на закрытые глаза старика.

- Что вы хотите? Что вам нужно?

- Кто у вас главный? - спросил гуманоид.

Странник узнал их. Разметав агрессоров по мостику одной силой мысли, Странник помог старику подняться на ноги.

- Как вы себя чувствуете? - осведомился он.

Алексей Анатольевич пригляделся к лицу спасителя.

- Кто вы?

- В данный момент – ваш помощник.

Владимир помог академику сесть в первое попавшееся кресло, а сам огляделся.

Стандартный круглый зал мостика, кроме вмонтированной в стены аппаратуры, был почти лишен мебели – капитанский пульт в центре зала и серповидный пилотский пульт с девятью креслами. И все это, хоть и содержалось в чистоте, было изрядно запущено.

Странник прошелся по мостику.

- Эй, капитан, - повернувшись к гуманоиду, Владимир позволил ему отклеиться от стены и подойти. - Каковы ваши намерения?

Но гуманоид молчал.

- Что ж, достойный ответ капитана космофлота кочующей нации. - Отодвинув капитана обратно к стене мостика, Владимир обратился к академику: - Ну что, вам уже лучше?

- Да. Спасибо вам. - Академик поднялся на ноги.

- Я провожу вас.

- Да, спасибо.

Оказавшись возле своей машины, академик вдруг сказал:

- У меня отказала батарея.

Владимир бросил взгляд на машину:

- Все в порядке. Можете ехать дальше.

- Да? Вы уверены?

- Абсолютно, - уверенно заявил Странник, и нахмурился: - А что вы здесь делаете?

Собравшийся сесть в машину академик снова выпрямился:

- В Иоффере энергетический кризис, - негромко произнес он. - Нам срочно нужен реактор, который покрыл бы потребности города в электроэнергии. Или, по крайней мере, до того момента, когда все снова не станет на свои места. До того момента, когда станция вернется на свое место.

Пронзив взглядом заслоняющие Иоффер горы, Владимир посмотрел на него самого и окружающие его горы. Потом поглядел на возвышающийся над ними звездолет. И обратился к старику:

- Поворачивайте домой, академик.

Тот вскинул брови:

- То есть? Вы серьезно?

- Вот ваш спасательный круг. - Указав на звездолет, Владимир мысленно проверил, всё ли на мостике в порядке.

Посмотрев на космический корабль с недоверием, академик залез в свою машину, и повернул обратно.

Вернувшись на мостик корабля, Владимир сел в капитанское кресло, и закрыл глаза.

Вздрогнув, корабль содрогнулся еще несколько раз, оторвался от земли и взял курс на гору Южную – туда, где еще недавно стояла атомная станция.

Не обращая внимание на истошные крики гуманоидов – находясь на мостике, они на себе ощущали нагрузку всех механизмов корабля, будто своими силами двигали корабль – Владимир продолжал рулить, и вскоре звездолет замер, при этом немного накренившись. Отпустив гуманоидов, которые в измождении распластались на полу, Странник вышел из звездолета и смотрел, как академик на своей машине въезжает в город Иоффер.

«Ну, когда эта проблема отодвинута на неопределенный срок, то, думаю, что можно отправляться обратно», - подумал Владимир и совершил переход через портал.



Мартирий увидел, как десять светящихся силуэтов, подпрыгнув над дорогой, начали падать за ее пределы.

«Что это они удумали?», - пронеслось у него в мозгу.

Кинувшись, было, к ним, Марти попытался поймать хоть одного из них, но это у него не только не вышло, но он еще, видимо, навлек на себя неприятности. Ибо, когда все десять силуэтов исчезли в серебристых потоках, все померкло. Даже дорога пропала.

«Что же будет дальше?».

Вместо ответа он увидел перед собой трех в белых монашеских балахонах. Они словно выплыли из ниоткуда.

«Кто вы?».

«Мы – твои судьи», - прозвучало в ответ.

«Какое же мне вменяется преступление?». - У профессора не было никакого страха – он просто уже устал бояться.

«Вы дважды попытались вмешаться в ход истории, - сказал один из монахов, - причем на самом тонком уровне».

«Каков будет приговор?», - спросил Мартирий.

«Пока – предупреждение, - сказал другой монах. - Впредь следите за своими действиями».

«Идите», - сказал третий.

И Мартирий снова оказался над дорогой.

«Мир тоньше, законы жестче», - подумал профессор.



* * *



Справившись с содержимым тарелок, Оля вместе с гостями вернулась в свой кабинет.

- Очень вкусно, - в один голос говорили они, смущая красавицу-хозяйку.

- Ну, - Марина с Рудольфом встали, - нам надо ехать.

- Хорошо, - отозвалась Ольга. - Заходите к нам еще.

- Всенепременно, - заверила ее Марина.

Покинув станцию, Марина с Рудиком погрузились в машину и поехали в отдел.

- Ну, что скажешь? - осведомилась она, перекрывая гул мотора.

- По крайней мере, их данные можно проверить, - пожал он плечами.

- Точно! Рудик, ты – гений.

Въехав в город, машина вскоре свернула с главной дороги и быстро оказалась перед городским архивом.

- Ты серьезно решила погрузиться в эти бумажные залежи? Ведь там, - Рудольф уставился на напарницу.

- Доверяй, но проверяй, - отозвалась девушка.

Войдя в здание, они тотчас нашли дежурную. Грузная дама с короткими распущенными волосами и очками на носу сидела за большим столом.

- Что вам, молодые люди? - осведомилась она.

- Нам нужны сведения.

- Это понятно. Год какой?

Марина назвала.

- Вы бы еще год образования планеты назвали, - съязвила женщина. - Ладно, последний коридор, пятый стеллаж, третья полка сверху.

- Спасибо.

С таким точным адресом нужные данные можно было найти и с закрытыми глазами.

Найдя нужное место, молодые люди взяли с полки увесистый том.

- Открой на разделе «Катастрофы десятилетия», - распорядилась Марина.

- Можно подумать, что я самый тупой сотрудник отдела, - обиделся Рудольф.

- Не возмущайся, открывай.

Открыв нужный раздел, Рудольф увидел и сообщение о пропаже станции, и фамилии пропавших вместе с ней людей, первой из которых была фамилия Ольги Михайловны, и многое другое, чего, как показалось Рудику, они не должны были видеть, пока.

Захлопнув том, Рудольф взял под руку Марину, и потащил к выходу.

- Куда это ты меня тащишь?

- Пошли, - только и сказал он, продолжая едва ли не толкать ее впереди себя.

Когда они поравнялись с дежурной, Рудик сказал:

- Спасибо.

- Пожалуйста, - без интереса ответила она.

- До свиданья.

- Надеюсь, не скорого, - отозвалась она.

Выйдя из архива, Рудик едва не уронил Марину с его высоких ступенек. Вырвавшись из его объятий, девушка поправила свой наряд и проткнула парня взглядом:

- А теперь объясни, что ты там такого увидел?

- Я видел сообщение о пропажи станции и фамилии пропавших вместе с ней людей. Все точно. И Ольга Михайловна то же там была в тот момент. И… - он вдруг замолк, словно поняв, что переступил грань дозволенного.

- Ты увидел там еще что-то, - сказала Марина, сверля его глазами.

- Тайна есть тайна, пока ее знает только один, - ушел от ответа Рудик.

- Ты думаешь, мне трудно будет найти этот том и раздел?

- Да, - парень показал сложенный вчетверо лист.

- Говори.

- Нет.

- Ну, ничего, - Марина отвела взгляд, - за рюмкой скажешь. Пошли.

- Я не пью, - сказал Рудик, сев за руль рядом с Мариной.

- С каких это пор?

- С этого момента, - заставив девушку поежиться от своего взгляда, Рудольф включил двигатель и направил машину в сторону их отдела.

Войдя в отдел, визитеры, поприветствовав товарищей, под аплодисменты прошли в кабинет начальника.

- А, это вам рукоплескали в общем отделе?

- Да, Арсений Гариевич, - отозвался Рудик.

- Говорите, что у вас? - его глаза из-за стекол очков сверкнули, и севшая в кресло Марина хорошо это видела.

- На горе Южной возникла атомная станция, - негромко произнесла Марина, но эта новость бомбой разорвалась в воздухе кабинета.

Отложив ручку, Арсений Гариевич внимательно посмотрел сначала на Рудольфа, потом на Марину.

- Это проверенная информация?

- Да.

- Очень интересно. А доказательства есть?

Девушка посмотрела на парня. Тот, достав лист, порвал его пополам, и часть дал шефу, пояснив:

- Это данные из архива. Люди со станции говорят то же самое.

- А эта, Ольга Михайловна, то же с ними?

- Да. Она и возглавляет список пропавших.

- Дайте мне вторую половину листа, - потребовал шеф.

- Нет. - В руках парня возник огонь, и пепел осыпался на стол. Отряхнув руки, он сложил их за спиной.

- Запомните, Рудольф, это будет на вашей совести.

- Какие будут дальнейшие указания?

- Подождите с указаниями. Сначала расскажите все.

- Ну, что касается самой станции, то она сейчас подключена к линиям электропередач.

Жестом Арсений Гариевич приказал подчиненным замолчать. Вздохнув, он спросил:

- Станция отключена?

- К тому времени, когда мы оказались в ее общем зале, она уже была отключена. Но поначалу она работала.

По лицу шефа было видно, что воздуха ему явно не хватает.

- Откуда вам это известно?

- Провода почернели. - И, встретив удивленный взгляд, Марина привела доказательства своей правоты.

- Хорошо, - согласился шеф. - Что еще?

- Запас продовольствия на станции есть, но, возможно, его надо будет пополнить.

- Это не по моей части.

- Появление станции есть аномальное происшествие, а потому все мы имеем к нему отношение. И вы можете ходатайствовать перед мэром о ее продовольственном снабжении. Это первое.

- Что же второе?

- Двое на станции в списках не значатся, - заявила девушка, и, встретив взгляд начальника, продолжала: - Они прибыли незадолго до нас. Это все.

- Значит так, - говоря, шеф, видимо, размышлял, - возвращаетесь на станцию и без необходимости не появляйтесь в городе. Об остальном я распоряжусь.

«Интересно о чем, если мы ни о чем не просили?», - пронеслось у Марины в голове, когда она встала со стула.

Словно в трансе, она вместе с Рудиком вышла из отдела и села в машину. Очнулась она оттого, что ее взяли за руку.

- А? Что?

- Ты о чем-то задумалась?

- Да. Да-да, поехали. - И вдруг добавила: - Ты знаешь, куда идут провода от станции?

- Примерно.

- Тогда – поехали и выясним. Все равно за нами нет контроля.

- Поехали, - пожал плечами парень, направляя машину к границе города.

Выехав за город, машина остановилась. Выйдя из нее, Марина посмотрела туда, где линия высоковольтных проводов пересекала городскую черту. Вернувшись к Рудольфу, она сказала:

- Едем в старый промышленный район.

- Хорошо, - парень повернул машину на новый курс и дал газу.

Вскоре машина въехала на территорию заброшенного завода.

- Тормози. - И, когда та выключилась, продолжала: - Пошли.

Поиски были долгими, но удачными. Оказавшись в примыкающем к заводскому забору цехе, Марина с Рудольфом увидели то, чего в другое время им бы ни за что не показали. Перед ними стояла огромная квадратная башня черного цвета, в которую входили все шесть высоковольтных проводов. Возвышаясь не на один десяток метров, она была сравнима с жилым домом. Однако у нее не было ни окон, ни дверей. И выходящих из нее проводов то же, по крайней мере, не было видно. Зато в метре от нее стояла вторая такая же башня, плотно примыкающая к различным устройствам.

- М-да, - протянул Рудольф. - Интересно, кто бы мог открыть тайну этих агрегатов?

- Увы, - отозвалась Марина. - Мертвецы не разговаривают. - И, встретив удивленный взгляд парня, продолжала: - Когда станция приказала долго жить, тут тоже произошла авария. Те, кто выжил во время аварии, скончались вскоре после нее.

- А ты откуда знаешь?

- Я то же архив читала. - Марина огляделась. - Ладно, пошли отсюда. Жутко здесь.

Покинув заброшенный завод, машина вскоре оказалась за городом и взяла курс на станцию.

Войдя в общий зал, Марина с Рудольфом увидели Олю с Димой. Те стояли у окна и о чем-то разговаривали.

- Мы вернулись, - сказал Рудольф, став на какое-то время сосредоточением всеобщего внимания.



Когда ушли Марина с Рудольфом и Оля с Дмитрием остались в кабинете одни, девушка, отвлекшись от реальности, окунулась в терзавшие ее вопросы.

Поняв, что девушка явно в трансе – ее взгляд был устремлен в никуда – Дмитрий увидел, как бледнеют ее лицо и руки, а зрачки ее изумительных глаз расширяются. Теперь, он, не отрываясь, смотрел на Олю, и она все больше и больше нравилась. А вот ее состояние все больше тревожило его.

«Ну, дела, - подумал он. - Так ведь она может так окончательно выпасть из реальности. Надо спасать».

Встав, кронпринц снял свой плащ и буквально закутал в него девушку.

Вздрогнув, она перевела все тот же немигающий взгляд на него. И закрыла глаза, из которых тотчас потекли слезы. Опустившись перед ней на колени, Дима спросил:

- Тебе плохо?

Повернувшись на звук голоса, девушка, не открывая глаз, прильнула к нему, и, оказавшись в его объятьях, тихо сказала:

- Как же долго я тебя ждала.

Подняв мокрое от слез лицо, она увидела такое же мокрое лицо кронпринца.

- Все будет хорошо, - только и ответил кронпринц.

Вытерев друг другу слезы, они слились в еще более крепких объятьях. Ее личико снова порозовело, и она, улыбнувшись кронпринцу, мягко отстранилась от него:

- Спасибо. - И вернула плащ.

- Тебе уже лучше? - Взяв плащ, кронпринц нацепил его.

- Да.

Усадив Олю за ее стол, Дима занял кресло напротив, и спросил:

- Ты бы согласилась выйти за меня?

И увидел, как ее зрачки снова расширились до предела.

- Я не могу так сразу тебе ответить.

- Почему? Я не нравлюсь тебе?

- Нравишься. Но у нас так резко это не делается. Я же совсем не знаю тебя.

- Что ты хочешь знать?

- Кто ты?

- Хорошо, - ответил он. - Я – кронпринц. Я молод и не женат. Мое королевство далеко отсюда. Поэтому, чтобы прилететь сюда, мне пришлось взять звездолет.

- А почему «кронпринц»? - спросила Оля.

- Потому что я управляю государством и коронован при живом монархе. А вот когда он умрет, тогда монархом по праву наследства стану я. - Его глаза заблестели: - Теперь – ты.

- Ну, со мной все просто, - пожала плечами Оля. - Родилась и выросла здесь, в Иоффере, окончила институт элементарной физики, с отличием. И вот уже год я здесь.

- А теперь оказывается, что каждому из вас около двухсот лет, - подхватил кронпринц.

Девушку передернуло.

- Не надо.

- Хорошо, не буду.

- Я могу подумать над твоим предложением?

- Да. До моего отлета.

Она кивнула в ответ.

- Тебе плохо? - увидев, как покраснело ее лицо, спросил Дима. На его лице снова проступила обеспокоенность.

- Душно тут. Пошли в общий зал.

Из кабинета они вышли под руку. Подведя девушку к окну, кронпринц показал на склон горы и сказал:

- Там внизу стоит мой катер.

И встретил ее удивленный взгляд:

- Но там ничего нет.

- Тебе кажется, потому что ты его не видишь.

- А ты видишь?

- Нет, я тоже не вижу, но я знаю, что он там есть.

В этот момент за их спинами раздался мужской голос:

- Мы вернулись.

Обернувшись, Оля с Димой увидели Марину с Рудольфом.

- У нас есть новости, - продолжал Рудик.

- Что ж, - бросив взгляд на Диму, ответила Оля, - идемте в кабинет.

Рассевшись по свободным местам, четверо обменялись, и Рудольф сказал:

- Провода от вашей станции, Ольга Михайловна, ведут в старый промышленный район, на самый большой его завод, который давно уже не работает.

- Я знаю, что это за завод, - отозвалась она.

- Просветите нас, Ольга Михайловна.

- В мое время это был машиностроительный завод. И стоящий возле станции звездолет был сделан там. А, кстати, почему он не работает?

Марина с Рудольфом переглянулись.

- После вашего исчезновения – когда ваша станция пропала средь бела дня – на заводе случилась авария. Выжившие после аварии, вскоре умерли.

- Очень интересно, - проговорила Оля.

- Да, и мы сделали запрос по поводу пополнения запаса продовольствия на вашем складе.

- Спасибо за заботу, - ответила девушка.

Марина с Рудольфом встали:

- Вечер на носу, - пожаловалась Марина. - Мы, с вашего позволения, пойдем.

- Да-да, идите.

Когда они снова остались одни, Дима подошел к Ольге и обнял ее за плечи. Ее руки легли на его руки.

- Все будет хорошо, - тихо произнес он.

В дверь кабинета постучали.

- Войдите, - ответила Ольга. Дмитрий отстранился от нее.

В кабинет вошел Олег:

- Ольга Михайловна, какие будут указания?

- Готовьтесь ко сну, - распорядилась Ольга.

- Мы не покинем станцию? - он изогнул бровь.

- Нет. Укладывайтесь там, где найдете подходящие для себя и других места.

- Хорошо.

И Олег вышел.

- Все будет хорошо, - почти шепотом произнесла Оля.



5


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 45
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 02.10.2019




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1