Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вадим Домбрович
Заходил 2 месяца назад

Лестница на эшафот (глава пятая)

5



Корабли возвращались.

Они возвращались отовсюду, куда были посланы императором.

У каждой экспедиции была своя информация для императора, но, в отличии от Глазвеста, они не желали докладывать императору о своих результатах полетов по радиосвязи.

Они желали лично доложить императору о своих достижениях.

Словно птицы перелетные, корабли разведки стекались обратно, на родину. На планету императора.

Сам император с нетерпением ждал возвращения разведфлота так, будто от него многое зависело в этой пока необъявленной войне.

«Неужели то, что брат говорил, действительно надо сделать?», - с тревогой думал Спелёнкин.

Он не знал, как применить слова брата на деле. Он помнил его слова, как свои, но не мог сопоставить их с реальностью.

Он не знал, как быть.

«Будущее покажет, - решил он. - Послушаем разведчиков».

Не дожидаясь вызова с пульта связи, император взял свой транспорт и приехал на космодром.

Его встречал начальник космопорта:

- Ваше Императорское Величество, за время вашего…

- Не надо, - оборвал его Спелёнкин. - Корабли разведфлота вернулись?

- Корабли разведфлота на подходе.

- Очень хорошо. - Император внимательно посмотрел в небо.

Вскоре в небе начали появляться звездолеты.

Проносясь над головой императора, они один за другим с протяжным воем приземлялись на площадки, которые им указывали операторы космопорта.

«Интересно, почему это они используют маршевые двигатели, а не гравитационные? - думал Спелёнкин. - Неужели у них проблемы с ходовой?».

Поднявшись в командный зал, император вышел в эфир:

- Всем капитанам собраться в конференц-зале космопорта. - И не дожидаясь ответа, выключил рацию.

«Пусть потрудятся лично доложить о своих достижениях», - уже зло подумал Спелёнкин.

Но люди на поле начали появляться только после того, как приземлились все корабли – адское пламя корабельных дюз могло в мгновенье ока испепелить человека, даже случайно попавшего в струю раскаленного газа, от которого на бетонном поле осталось немало черных пятен, служивших своеобразной отметиной стоянки для корабля.

По мере приближения к зданию космопорта компания капитанов росла.

Заполнив конференц-зал до отказа, капитаны, замолчав, приготовились слушать императора.

Оглядев собравшихся, Спелёнкин нашел начальника патрульной службы.

- Глазвест, идите сюда, - сказал он. - Доложите результаты своего полёта.

Протолкавшись к императору, тот повернулся к другим капитанам:

- Группой кораблей, с которыми мне пришлось летать к мирам Эсперострова и Гриброста, планеты были уничтожены. Потому что Эсперостров и Гриброст предали своих соратников. И дело не в том, что те являются нашими оппонентами, а в самом принципе: предавший однажды, уже не свернет с этого пути.

- А среди нас нет святых, - снова донеслось из толпы.

- Это не значит, что наша мораль должна строиться на предательстве …

- Ладно, хватит, - оборвал его Спелёнкин. - Выяснять отношения будете в другом месте. А сейчас пусть ко мне подойдут остальные командиры групп и доложат о своих полетах. И еще посмотрим, кто заслуживает порицания, а кто – нет.

К императору с Глазвестом протолкались еще люди, одетые в комбинезоны капитанов.

Начав, было, говорить, командиры групп кораблей – а выстроилось их перед остальными пятнадцать – скоро запутались в своих показаниях. Что привело императора в некоторое изумление.

Ситуацию решил распутать командир эскадры:

- Сдать результаты проверок.

Каждый из капитанов групп кораблей достал отчет и отдал командиру эскадры. Тот, прочитав бумаги, передел их императору.

Получив документы, Спелёнкин быстро просмотрел их.

Каждая из них содержала стандартную процедуру проверки планеты. И только две последних бумаги рассказывали о происшедших трагедиях на двух планетах Новой империи.

- Кто высаживался на проверяемые планеты? - нахмурился Спелёнкин.

- Только командиры групп, - донеслось из толпы.

- Вы что, не могли сказать, что на проверенных вами планетах все в порядке? - обратился император к командирам групп.

Но командиры смогли проговорить только что-то невнятное, словно были загипнотизированы.

- Они невменяемые, - донеслось из толпы.

- В карантин их, - шумела толпа.

- Не надо карантина, - из толпы выбрался один капитан, и, заглянув в глаза каждого из командиров, добавил: - Они одурманены нейротоксинами. Это один из способов гипноза, после которого их память может быть утрачена навсегда.

- Это что, в клинику до конца дней? - император был шокирован происходящим.

- Как вариант, - отозвался капитан. - Я много видел отравленных нейротоксинами. И, похоже, наши командиры в серьезной опасности.

- Получается, что эти отчеты – фикция? - император, потрясая документами в воздухе, гневался.

- Вероятно, - отозвался командир эскадры.

- Значит так, - начал Спеленкин, постепенно повышая голос, - травмированных в клинику. Они нужны мне живыми и здоровыми. Это, во-первых. Во-вторых, Глазвест и командир эскадры – через час в моем кабинете. В-третьих, в кратчайшие сроки созвать Старую империю. Только Старую империю!

Впервые подчиненные видели, как старый император Спелёнкин кричал, ослепленный яростью от бессилия что-либо самостоятельно предпринять.

«Империя стала слишком большой».

Дойдя до дверей зала, он бросил через плечо:

- Указания вы слышали. Исполняйте.

И вышел…

Спелёнкин не знал, сколько времени прошло с того момента, как он приехал в свою резиденцию – мысли о ставшей ему родной империи тяготили и не давали нормально воспринимать реальность.

Вернул его к реальности стук в дверь.

- Войдите.

В дверях показались командир эскадры и Глазвест.

- А, заходите.

Подчиненные послушно расселись за столом.

- Я недоволен вашим рейдом, - начал император. - Вместо того чтобы привезти предателей сюда, вы убили их. Да, я согласен, что они заслуживают суровой кары. Но судить их должен был совет, а не вы. Теперь о капитанах. Исходя из их состояния здоровья, я теперь уверен в том, что в мирах Новой империи далеко не тот порядок, который бы устроил и меня, и Старую империю. Сведения такой ценой меня тоже не устраивают. И я требую повышенного внимания к собственной безопасности каждого жителя Старой империи.

- Слушаюсь, - отрапортовали хором оба гостя.

- Кстати, почему для приземления были использованы маршевые двигатели?

- Мы торопились вернуться.

- Почему?

- Командиры групп просили.

- Значит, я правильно сделал, что отправил их в клинику. - Спелёнкин поднял трубку местной связи: - Передайте в клинику, что космонавты могут быть заразны. - И положил трубку на место.

- Надеюсь, впредь вы будете осторожны. Вопросы есть? - гости отрицательно покачали головой. - Тогда идите.

И император снова остался наедине со своими мыслями.



***



Доктор ждал.

Раздав всем желающим вакцину, Доктор приказал делегатам принять ее и пройти испытание. Причем каждому делегату Доктор указал на персональное испытание, которое для делегата должно было стать основным.

И вот теперь Доктор ждал вестей на своей мертвой планете.

Бросая скучающий взгляд на часы, Доктор не забывал и про радар, который захватывал обозримую территорию в радиусе тысячи километров, чтобы никто не подобрался незамеченным.

К нему в командный зал космопорта поднялась Глория:

- Что, не едут?

- Нет, - вздохнул Доктор. - Не едут.

- А когда должны приехать?

- Прилететь они должны были еще утром. Сегодня утром. А их до сих пор нет.

- А ты сам готов к войне?

- Да, готов.

В этот момент радар своим мерзким писком пообещал показать покусившегося на территорию Доктора.

На круглом экране показалась быстро перемещающаяся точка. Данные указывали на то, что она – кто бы это ни был на самом деле – быстро входила в плотные слои атмосферы и приближалась к дому Доктора.

- Кто бы это мог быть?

- Не знаю, дорогая. Но мы это скоро увидим.

Встав, Доктор подошел к окну. К нему присоединилась Глория, обняв его за талию.

Вскоре они увидели быстро приближающийся корабль.

Тот, явно не собираясь приземляться, пролетел мимо башни так, чтобы и Доктор и Глория увидели и узнали гостя, и стал быстро удаляться.

Вернувшись к радару, Доктор увидел, что гость на большой скорости покинул планету.

- Что бы это значило? - Доктор морщил лоб.

- На твоем месте я бы вылетела на орбиту и проверила, что творится в системе.

- Что ж, так и сделаем. Пошли.

- Куда?

- Туда, - улыбнулся Доктор, и, поцеловав Глорию в губы, вышел из зала.

Сообразив, что надо идти за Доктором, Глория, включив защиту космопорта, оказалась на поле космодрома. Увидев Доктора на трапе корабля, Глория поспешила за ним. И вскоре оказалась возле него на мостике.

- Ну?

- Взлетим и осмотримся. - Доктор шарил руками по пульту управления, готовя звездолет к старту.

Наконец корабль взлетел.

Подняв борт на орбиту, Доктор включил все радары.

- Смотри, на дальнем рубеже корабли, - вдруг сказала Глория.

- Отлично. - Доктор увеличил нужный участок ближнего космоса – тот, где со слов Глории находились какие-то корабли – и присвистнул.

Компания делегатов была взята в кольцо несколькими неизвестными звездолетами, значительно меньшими габаритами, но превосходящих в бортовом вооружении. Где-то поблизости с ними летали остатки одного из кораблей.

«Похоже, одного делегата пустили в расход», - подумал Доктор и спросил:

- Какова дальность, Глория?

- Смотря для какого оружия.

- Что у нас достанет до неизвестных?

- Почти все.

- Тогда включай лазер. Зажжем.

- Хорошо.

Глория поколдовала над пультом:

- Готово. Осталось только направить. Прицелься точнее – рядом наши корабли.

Когда на центральном экране появился прицел, Доктор навел его на самый дальний неизвестный корабль, и, выстрелив, приказал:

- Защиту! Срочно!

- Готово.

На экране было видно, как огонь взрыва глотает корабль. А другие корабли тотчас начали поворачиваться в их сторону.

- Глория, маневр, - распорядился он, наводя прицел на новую мишень.

Все еще скрытый защитным полем, корабль Доктор быстро оказался вблизи места трагедии, и, выбрав нужный ракурс, снова выстрелил.

Доктор рассчитал все точно – обломки взорванного звездолета не достали докораблей делегатов.

- Нас все еще не видно? - осведомился Доктор, ища новую цель.

- Пока не видно, - отозвалась Глория, снимая показания с приборов.

- У нас еще две-три цели. Энергии лазеру хватит?

- На два точно хватит.

- Тогда – поехали.

Выбрав труднодоступную цель – вражеский звездолет прятался за двумя делегатскими – Доктор выстрелил, внимательно следя за космическими течениями, постепенно относившими некоторые звездолеты к границе атмосферы.

- Энергии батарей осталось на один выстрел.

- Спасибо, Глория. Попробуй подключиться напрямую к реактору.

- Сгорим.

- Знаю, через резервный стабилизатор. - Мысленно Доктор выругал себя за то, что забыл про него. - У нас три цели.

В этот момент оба почувствовали волну неосознанного страха, вмиг заполнившего все их существо.

- Инфразвук, - с трудом сказала Глория.

- Откуда?

- С ближайшего корабля.

- Подготовь нейтронное орудие к бою.

Развернув корабль к ближайшему неизвестному, Доктор разрядил в него лазерную установку.

- Нейтронное орудие готово – я подключилась к реактору. Лазер будет готов через минуту.

- Спасибо, дорогая.

«Вот и опробуем самое страшное оружие», - подумал Доктор, нажимая находящуюся под стеклянным колпачком кнопку.

Выбранный мишенью корабль потух.

- Дорогая, проверь: корабль умер?

- Да, - сказала та через минуту. - У них начал сбоить реактор. Скоро рванет.

- Надо наших уводить.

- Мы обнаружены, - взволновалась Глория. - Орудие наведено.

В этот момент корабль сотряс мощный толчок.

- Повреждений нет. Атаковавший корабль уходит вглубь эскадры делегатов, - продолжала она.

- Спасибо, дорогая, вижу. Лазер готов?

- Да.

- Сейчас мы его… - Доктор, включив маневровые двигатели, аккуратно – почти ювелирно – вывел звездолет на новый ракурс. И прицелился.

Выстрелили корабли одновременно.

Мощный толчок потряс корабль.

- Защита устояла. Но реактор дал сбой, - доложила Глория. - У нас осталось не больше часа для того, чтобы приземлиться.

А вражеский корабль, в свою очередь, скрылся в коме сжирающего его огня.

- Хорошо. Пошли на посадку. Разошли закодированное указание на все корабли. Пусть выжившие идут на посадку там, где будут гореть маяки.

- Хорошо.



***



Планета Сторейса находилась в оживленном районе галактики, из-за чего, собственно, и была принята в состав Новой империи в числе первых – на равном, сравнительно небольшом, удалении от нее находились сразу четыре мира Старой империи.

Именно из-за этого визиты, по сути, с другого конца обитаемой галактики в глазах патрульных выглядели бы более чем странно.

Но, тем не менее, корабль Громова держал курс именно туда.

На радаре появилась планета Сторейса. Но компьютер, вместо того, чтобы доложить об этом, доложил о другом: «корабль облучается радарным лучом».

- Тревога! Мы обнаружены, - доложил Вася.

- Кем?

- Судя по мощности радиолуча, патрульным кораблем.

- Вот еще не хватало, - нахмурился Саша. - Мы бомбу везем, и, на тебе, попались.

- Саша, нас встречают.

Тот взглянул на радар.

Действительно, Сторейс выслал делегацию из десяти звездолетов ближнего действия.

- Слишком поздно, - Саша прикинул в уме расстояние до источника луча и делегации. - Придется сначала встретиться с патрулем. А потом уже, если отпустят, с делегацией и самим Сторейсом.

В этот момент динамик на пульте связи ожил:

- Внимание! Немедленно лечь в дрейф и открыть корабль для досмотра!

- Добро пожаловать, - отозвался Саша.

Нажав на пульте несколько кнопок, он откинулся в кресле и закрыл глаза.

Звездолет затормозился так, чтобы, плавая в дрейфе, не столкнуться с чем-нибудь.

Двигатели выключились. И только после этого включились габариты, говорившие о готовности экипажа принять гостей на борт через открытую внешнюю дверь шлюза.

До планеты Сторейса оставалось каких-то сто миллионов километров, и это больше всего было обидно.

Получив условный сигнал, делегация повернула обратно к планете.

- Что будем делать? - осведомился Вася.

- Ничего, - со смешком отозвался Саша.

- Но у нас на борту груз неизвестного происхождения.

- У нас на борту груз переплавленного вулканического стекла, которое, согласно контракту, мы должны доставить на планету Сторейса.

- А у тебя этот самый контракт есть?

С демонстративной ленью Саша выудил из кармана запачканный буквами лист бумаги и протянул старпому.

- «Контракт номер… - вслух прочитал Вася, - с кораблем, бортовой номер… так… на добычу… так… вулканического стекла, переплавить в гранулы, и доставить на планету номер… так. Сторейс».

- Вполне официальный документ, - Саша взял из рук Васи контракт.

- Да, - согласился старпом. - Там даже гербовая печать стоит.

- Печать Старой империи.

- Старой?

- У Новой империи пока нет своих атрибутов власти. А потому деловые бумаги Новой империи ходят под печатью Старой. Но это только пока.

- Не будем загадывать, - осторожно заметил Вася. - Время покажет.

- Время, - задумчиво произнес капитан. - Оно-то действительно покажет.

Корабль сотряс мощный толчок.

- Есть стыковка, - доложил Гена.

- Патруль?

- Они самые. Один остался в катере, двое идут сюда.

- Очень хорошо. Сейчас встретим.

Когда в дверях мостика появились двое в форме имперского патруля, Саша даже не пошевелился, чего нельзя было сказать об экипаже – никто зазря не желал с ними встречаться.

- Патрульная служба Старой империи, - сказал один из двоих. - Кто капитан?

- Я – капитан, - отозвался Саша Громов.

Развернувшись в кресле, он немигающим взглядом уперся в говорившего патрульного.

- К какой планете приписаны и что здесь делаете? - заученно спросил патрульный.

- Мы с планеты Тристарса. Новая империя. Учетная запись номер восемьдесят три. Бортовой номер можете проверить, он совпадает.

- И что же вы здесь делаете, так далеко от родной планеты? - с интересом спросил патрульный.

- Выполняем коммерческий контракт.

- Коммерческий контракт? Боевой корабль?

- Совершенно верно, - улыбнулся Саша. - Знаете ли, в мирное время звездолеты дальнего действия используются для черной работы.

- И какую же работу выполняете вы?

- Добычу, первичную обработку и доставку неорганических материалов.

- Могу я посмотреть контракт? - посерьезнел патрульный.

- Можете. Но сначала я хотел бы услышать о цели вашего визита.

- Обычная проверка звездолетов дальнего действия.

- Тогда моих слов вам должно быть достаточно. А если вам хочется пострелять, то так и скажите.

- Мы на работе.

- Мы – тоже.

- Так что, будем разговаривать?

- Вы – первые.

- Хорошо, - согласился патрульный. И, собравшись с мыслями, сказал: - Недалеко отсюда неизвестные напали и расстреляли транспорт с ценным грузом.

- Интересно, зачем?

- Мы не знаем. Известно только, что это был звездолет дальнего действия. А потому досматриваем все таковые.

- Вот теперь вы мне нравитесь, - улыбнулся Саша. Наконец-то встав с кресла, он сказал: - Теперь можно и поговорить.

- Теперь ваша очередь, - изрек патрульный.

- Хорошо. Мой экипаж выполняет контракт по добыче и первичной обработке с последующей доставкой заказчику полезных ископаемых.

- Хорошо. Контракт при вас?

- Да. Пожалуйста.

Громов выудил из кармана контракт и вручил его патрульному.

- Так-так-так… корабль… место добычи… товар… доставка… - бубнил патрульный, читая контракт. - И даже гербовая печать.

- Все правильно?

- А где груз? - осведомился патрульный, возвращая контракт Саше.

- В трюме, разумеется.

- Что ж, посмотрим.

- Тогда следуйте за мной.

Путь в трюм был недолог. Вот только дверей на этом пути было многовато. Все они были бронированными и требовали времени для открывания.

И вот он трюм.

Огромное помещение имело несколько как вертикальных, так и горизонтальных распорок. И в этом помещении недалеко от внешнего люка стоял большой свинцовый контейнер.

- Здесь? - патрульный был удивлен тарой для перевозки стекла.

- Да.

- Откройте.

- Пожалуйста. Только для этого надо подняться на сам контейнер.

- Хорошо.

Подлетевшие бортовые роботы с легкостью подняли обоих гуманоидов на крышу контейнера.

Вскрыв пломбу, Саша показал патрульному содержание контейнера.

- М-да, - протянул тот. - Куча гранулированного стекла.

- Да. Куча.

- Ладно. Закрывайте.

Вернувшись на мостик, патрульный подхватил второго, и собрался, было, уходить, как вдруг обернулся к Громову:

- Можете следовать дальше.

- Благодарю.

Когда патрульный катер отстыковался от звездолета, все вздохнули свободней.

- Вперед, - распорядился Саша. - Сторейс ждет.

И корабль, сориентировавшись в пространстве, продолжил полет.



***



Отключив канал связи, Квазаранас задумался:

«Похоже, придется действовать на свой страх и риск».

Открыв сейф, он достал оттуда запечатанный пожелтевший от времени конверт.

Конверт Квазаранасу был оставлен его предшественником, погибшим в боях за свою родную планету.

Надпись на конверте гласила: «вскрыть в трудный момент».

«А момент что ни на есть трудный, - подумалось Квазаранасу. - Очень трудный».

Внутри оказалась короткая записка и лазерный диск, подписанный какими-то иероглифами.

«Мертвый язык… Ну да, прошло лет сто, если не больше».

Записка велела вставить диск в считыватель звездолета дальнего действия.

«Что ж, полетаем, - решил Квазаранас. - Посмотрим, что из этого выйдет».

Сложив содержимое обратно в конверт, он спустился в гараж.

- Я улетаю, - сказал Квазаранас дежурному.

- Понял, господин Представитель.

- Буду скоро. Если что, я на связи.

- Понял, господин Представитель.

Сев в свой автомобиль, Квазаранас быстро выехал за город и понесся по грунтовой дороге к отсвечивающим на дневном солнце строениям космопорта.

«Из этого полета я могу и не вернуться».

Но Квазаранас уже решил лететь.

Путь к зданию космопорта лежал через летное поле, на краю которого Представителя уже ждал начальник космопорта.

«Уже доложили, - подумал Квазаранас. - Как быстро разносятся у нас вести».

- Добро пожаловать, господин Представитель.

- Мне нужен исправный звездолет дальнего действия.

- Пожалуйста. На том краю поля стоит заправленный борт. Можете взять его.

- Он с экипажем?

В глазах начальника космопорта промелькнула тень не то страха, не то сомнения.

- Вам нужен экипаж?

- А что в этом такого?

- Но на своем корабле вы летаете без экипажа.

- Сравнили корабли среднего и дальнего действия.

- Ну да, конечно, - потупился начальник космопорта.

- Так что? - выжидательно спросил Квазаранас.

- Сколько вам нужно пилотов?

- Трех, думаю, будет достаточно.

- Хорошо. Я пришлю вам трех опытных пилотов.

- Они должны меня ждать у корабля.

- Слушаюсь, господин Представитель.

Направившись указанным курсом, Квазаранас видел, как начальник космопорта опрометью бросился к зданию, выкрикивая что-то вышедшим встречать его подчиненным.

«Еж – птица гордая, пока не пнешь, не полетит».

Но начальник космопорта успел.

Когда Квазаранас подошел к звездолету на краю летного поля, его уже ждали трое пилотов:

- Добро пожаловать, господин Представитель.

- Сколько на борту орудий? - вместо приветствия спросил тот.

- Три, - ответил один из пилотов.

- Тогда занимайте места у орудий и готовьтесь к старту.

- Есть, - отрапортовали пилоты и скрылись в чреве корабля.

- Полетаем, - изрек Представитель, поднимаясь на мостик звездолета.

Вставив диск в считыватель, Квазаранас сел в капитанское кресло и расслабился.

На ожившем центральном экране всплыла надпись о минутной готовности, и полет начался.

Выйдя за пределы планеты, корабль, сориентировавшись в пространстве, рванул с места с максимальной скоростью.

«Интересно, куда это мы летим?».

Включив радар, Квазаранас едва язык не проглотил – борт направлялся к Барьеру.

«Запретное место во всей галактике. Никто по своей воле сюда не сунется. Что же мне здесь надо?».

А корабль, в свою очередь, быстро приближался к страшной черте – ходили слухи о том, что Барьер никого и ничего не щадит. Весьма удобным было и то, что звездолет все время был невидим для других радаров.

Когда до Барьера оставалось не больше минуты лету, Квазаранас зажмурился, ожидая столкновения. И открыл глаза только тогда, когда услышал писк со штурманского пульта – корабль без проблем преодолел Барьер и летел дальше.

Теперь на радаре маячила небольшая планета, к которой стремился звездолет.

«Теперь понятно, почему именно звездолет дальнего действия».

А корабль, сделав два витка вокруг планеты, вошел в плотные слои атмосферы и пошел на посадку на одном из космодромов.

«Интересно, кто же меня встретит?».

Как только звездолет оказался на твердой почве, двигатели затихли, и на бетонное полотно спустился трап.

«Ну, пошли».

- Ребята, внимание! Я выхожу. Буду на связи. При первой же опасности сообщите мне и ждите указаний.

- Понял, - отозвался один из пилотов. Квазаранас знал, что остальные тоже слышали его.

У подножья трапа его ждал всего-навсего один гуманоид.

- Добро пожаловать на Аванбарраси. Меня зовут Арванаири

- А почему вы один?

- Так задумано. И… мы ждали вас.

- Я не очень-то в курсе событий. Не просветите?

- Мне известно, что в определенный момент нужно убрать лидера несогласных миров. Но для этого из-за Барьера должен прилететь корабль и приземлиться именно на этой площадке. И вот еще что: пилот не должен быть из Старой империи, и он должен ничего не знать.

- Значит, все совпадает. Я из союза ждущих.

- Очень хорошо.

- Вы должны в ближайшее время убрать своего лидера и остановить войну.

- Что ж, раз время пришло, дело будет сделано. Я убью Доктора и остановлю надвигающуюся войну.

- А против кого готовится Доктор?

- Против всех. Он хочет безраздельно властвовать всей галактикой.

- Значит, я вовремя. Действуйте.

- Слушаюсь.

Проводив Представителя, Квазаранас поднялся на мостик.

- Ребята, отбой тревоги.

- Понял.

- Возвращаемся домой. Дело сделано.

- Есть.

Проглотив диск, считыватель несколько минут обшаривал космодром радаром. Затем высветил на центральном экране маршрут движения к планете Квазаранаса.

- Хороший мальчик, - похвалил лидер ждущих звездолет. - Поехали домой.

Прогрев двигатели, машина оторвалась от бетона, и, набирая высоту, ускорялась, чтобы уже на орбите выйти на максимальную скорость, и без задержек прибыть домой.



***



Думал Посланник долго.

Глеб ждал. Ждал, не выключая установку.

Коротая время, он внимательно осматривал архив в прицел объектива сканера. И потихоньку крутил одно из колес настройки установки.

- Очень интересно, - вдруг сказал он после довольно длительного наблюдения. - Здесь полно пыли.

- А где пыль лежит более толстым слоем? - ожил Посланник.

- А что? - внимательно посмотрев на собеседника, Глеб сузил глаза.

- А то, что нам нужен момент истории примерно вековой давности.

- Хорошо. Сейчас.

Настроив установку, Глеб заглянул в объектив.

- Дальний стеллаж со свежими следами. Перекладывали книги там.

- Отлично.

Вместе они прошли к нужному стеллажу и увидели толстые книги в твердой обложке.

Стеллаж был лишь пронумерован, ничем не выдавая ценность лежащих на нем фолиантов.

Открыв одну из книг, гости прочли: «ткань времени».

- Оригинально, - проговорил Глеб, перелистывая страницу за страницей. - А вот то, что нам нужно.

- История?

- Не просто история. Это история империи, некогда бывшей просто неким союзом.

Вместе они аккуратно перенесли книгу на стол.

- Так, - землянин перелистывал страницы книги. - Вот момент создания империи… вот первая волна опоздавших… а вот и первая стычка между не… Стоп! Несогласные. Но ведь такого союза не существует.

Впервые за долгое время Глеб чувствовал себя обманутым до глубины души.

- Союз несогласных существует?

- Императору об этом неизвестно.

- А вам?

- Нам известно, что сто лет назад часть миров отказалась вступать в империю. Тогда – во время первой стычки – они были высланы за Барьер с тем, чтобы те больше никогда не смогли вернуться.

- Очень интересно. - И Глеб снова обратился к книге: - Вот смотрите: примерно в тот же период империя начала быстро расширяться. Вы можете пояснить?

- Образовавшись, империя объявила крестовый поход против неверных. Силы были неравны, и остальным мирам пришлось пойти на их условия.

- Спелёнкин – первый император?

- Он – пока единственный император. - Посланник сделал паузу. - С тех пор, как длина жизни рядового жителя галактики приблизилась к двухсотлетнему сроку, сильные мира сего смогли продлить свой срок жизни примерно до трех сотен.

- Откуда вы знаете?

- Я насквозь вижу живых, - сказал Посланник и осекся.

- Живых? А вы тогда кто?

- Мы – бессмертные.

- Всё интересней и интересней, - проговорил Глеб. - Значит, говорите, империя припугнула остальных?

- Да. Но это только на первых порах. После изгнания несогласных не присоединенные миры начали договариваться как с самой империей, так и между собой.

- Вот откуда Старая и Новая империи.

- Да.

- А сколько миров в составе Новой империи?

- Уже больше, чем в Старой. Пока ненамного. Но перевес уже на их стороне. Желающих присоединиться – еще больше. Это так называемые ждущие. И все они настроены против Старой империи.

- Все ли?

- А это можно проверить. Можно слетать за Барьер. Можно слетать на один из ждущих миров.

- Не верится, что все против Старой империи.

- Поверите. Они хотят получить таможенные льготы, чтобы обмануть Старую империю и торговать не с империей, а со своими соседями.

- Деньги и власть правят миром… империей.

- Это было и будет.

- Нет, все-таки не верится. - Глеб помотал головой.

- Тогда летим. За Барьер? К ждущим?

- Летим, - решился следователь. - Потом разберемся.

- А здесь? Здесь все закончили?

- Да. Нам повезло, что мы быстро нашли нужную книгу. И еще ваши знания.

Вскоре он закрыл фолиант, и какое-то время постоял с закрытыми глазами.

- Следователь, с вами все в порядке?

- Да. - Глеб открыл глаза. - Мозаика сложилась. Теперь можно лететь.

Вернув книгу на место, они собрали оборудование обратно в ящик и вызвали роботов.

Молча и быстро доставив гостей обратно на космодром, роботы проводили их на борт звездолета Посланника.

- Ну что, куда летим? - осведомился Посланник. - Выбирать вам.

- Узнав мнение одной группы миров, я все сразу пойму, - размышлял вслух Глеб. - Кто ближе?

- Планета Синокко. Это мир из категории ждущих. Кандидат в состав Новой империи.

- Он расколется?

- Нет. Никто в глаза не скажет, что ненавидит Старую империю. Это надо почувствовать.

- Поехали.

- Да, - спохватился Посланник, - к таким кадрам надобно подходить со своей легендой.

- Будет легенда. Показывайте дорогу.

Затормозившийся, было, на орбите планеты-архива звездолет, сориентировавшись в пространстве, взял курс на планету Синокко.

- Можно применить телепортационный переход, - сказал Посланник.

- Это их перепугает, и они попрячутся по норам. А выкуривать их нам не с руки, - трезво рассудил следователь. - Надо бы перекрасить корабль.

- Не нужно, - отозвался Посланник. - Корабль раскрашен в цвета моей планеты. А по официальной версии моя планета держит нейтралитет.

- Это потому, что вы – бессмертные?

- Точно.

Звездолет, развив максимальную скорость, быстро добрался до интересующей их планеты, и без предупреждения пошел на посадку.

На летном поле Глеба встречал едва успевший добраться до летного поля Синокко:

- Представитель Синокко. С кем имею честь?..

Тут Синокко увидел Посланника и у него слова застряли в горле. Обернувшись, Глеб жестом попросил Посланника не выходить из корабля.

- Это кто? Это Посланник? - шепотом спросил Синокко, когда землянин спустился на поле.

- А вы что, думаете, будто Посланник всего один? - улыбнулся следователь.

- Не думаю… Недавно нам привезли телепортационные установки. Намекнули, что от них, - Синокко кивнул в сторону Посланника.

- Их планета, как и моя, держит нейтралитет, - бросил Глеб нужный камень.

- Вам хорошо. А нам придется драться со Старой империей. И не только с ней, хотя все другие тоже ненавидят Старую империю.

- Тогда могу пожелать вам удачи в ваших начинаниях, - землянин пожал руку Синокко и поднялся на борт звездолета.

В шлюзе Посланника не оказалось. Поэтому Глеб поднялся на мостик, где и нашел напарника.

- Вы всё узнали?

- Узнал все, что хотел. Расскажу по дороге. Возвращаемся к императору.

- Отлично. Поехали, - отозвался Посланник.

Взлетев, звездолет, выйдя на орбиту, лег на новый курс и начал разгон.



6


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 22
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 05.04.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1