Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вадим Домбрович
Заходил 7 дней назад

Лестница на эшафот (глава третья)

3



Когда император остался один, на него нахлынули воспоминания.

Воспоминания о Старой империи вовремя ее молодости.

Вспомнилось ему и то самое собрание, с которого, по сути, все и началось.

Хор делегатов по поводу характера собрания еще бы долго продолжался, но тут вперед вышел Спелёнкин. Потребовав тишины, он сказал:

- Предлагаю провозгласить новый титул галактики. И предлагаю провозгласить империю.

В зале воцарилась мертвая тишина.

- Мы сможем помогать друг другу на случай, скажем, войны, - продолжал Спелёнкин. - И устанавливать единые для всей галактики торговые правила.

- Но для того, чтобы провозгласить империю, надо провозгласить императора, - парировал другой делегат. - Одно без другого невозможно.

- Предлагаю избрать императором одного из делегатов, - предложил кто-то из делегатов. - Но при этом не снимать с него ответственности за свой мир.

- А из кого формировать совет?

- Из нас самих. Чем не совет?

Вопрос был резонный.

- Итак, кто «за»?

Руки подняли все.

- Единогласно. Хорошо. А кто будет императором?

- Это будет труднее, - сказал Спелёнкин. - Но это все же разрешимо. И сделаем следующим образом: каждый напишет на листке бумаги имя кандидата. Но только не свое. И посмотрим, на кого укажет перст судьбы.

Так и сделали.

Больше всего голосов собрал Спелёнкин.

- Что ж, да не посрамит наш император свой титул и не даст в обиду галактику.

- Итак, - сказал Спелёнкин, - на правах императора прошу проголосовать за провозглашение империи. Кто «за»?

Руки подняли все.

- Кто «против»?

Возражавших не было.

- Что ж, благодарю за доверие. Империи быть!

Император улыбнулся.

Тогда все было ново. Трудности преодолевались героически, галактика начала обретать цивилизованный облик. До тех пор, пока Спелёнкину не пришла в голову мысль убедиться в том, что в галактике больше нет населенных, а тем более цивилизованных миров.

Поначалу делегаты были против.

- Хорошо-хорошо, - сказал император. - А теперь представьте себе ситуацию, когда наши миры, ни с того, ни с сего, начали подвергаться варварским нападениям. Агрессоры появляются из ниоткуда, и исчезают невредимыми. И где их искать, чтобы воздать по заслугам, если мы у себя дома ничего не знаем о соседних созвездиях? Боимся высунуть нос за пределы своей родной планеты, а на собрание прибываем по телепортационным каналам. Это ли империя?.. Нет, это сборище жалких трусов, а не империя. - Замолчав, Спелёнкин внимательно оглядел делегатов.

С минуту те молчали, а затем начали скандировать:

- На разведку!

Из раздумий императора вырвал стук в дверь.

- Да-да, войдите, - спохватился Спелёнкин.

В дверях показался Посланник:

- Вы звали меня, хозяин?

- Да, - император задумался, выковыривая из переплетения мыслей нужную. - Вот что, для начала пригласи ко мне всех офицеров нашего разведфлота.

- Разведфлота нашей планеты или империи?

- Нашей.

- Слушаюсь, хозяин.

- Постой, - Посланник обернулся в дверях. - Когда сделаешь это, установишь телепатическую связь со следователем с Земли, и, если ему понадобится помощь, обеспечишь.

- Слушаюсь, хозяин, - Посланник выжидательно смотрел на императора.

Спелёнкин чувствовал на себе тяжелый взгляд существа, способного не только на телепатический контакт с простым обывателем, но и на телепортационный бросок, возможно, через всю галактику.

- Теперь иди. Если будет что-то срочное, можешь выходить на меня по телепатической связи.

- Слушаюсь, хозяин.

Оставшись один, император облегченно вздохнул, подумав:

«Надо же было мне несколько лет назад наткнуться на их планету в глухом районе галактики, самом близком к Ядру. - И тотчас одернул себя: - Преданней, пожалуй, не только во всей галактике, но и во всей вселенной не найдешь».

Усталость брала свое, и император начал дремать прямо в кресле.

Но вскоре его разбудил голос секретарши:

- Офицеры собрались. Запускать?

- Да-да, - ответил Спелёнкин заспанным голосом, и едва успел привести себя в порядок перед тем, как в кабинет вошли разведчики.

Молча рассевшись за столом, они приготовились слушать.

«Многовато их для десяти-то планет. Ничего, толпой быстрее справятся», - подумал император и сказал:

- Благодарю за оперативность. А теперь к делу. На прошедшем собрании империи мы приняли в ряды Новой империи пять миров. Кто из вас знает, кто проверял их перед принятием?

- Разрешите мне? - спросил один из офицеров.

- Да, пожалуйста.

- Если я точно помню, то проверку принятых сегодня миров проводили передовые отряды имперского космофлота.

- Понятно. - Спелёнкин знал эти отряды и помнил, что те всегда проверяли планеты на скорую руку. А потому сказал: - Нужно проверить эти миры еще раз.

- Что искать?

- Всё, что запрещено. Только таким образом, чтобы никто не узнал о цели вашего визита.

- А если найдем?

- Результаты проверок мне на стол. Я сам решу, что с ними делать. Это, во-первых. А во-вторых, у нас на подходе в состав Новой империи еще пять планет. Проверить надо и их, дабы принимать их в состав Новой империи со спокойной душой. Вас тут пятнадцать. Так вот, десятеро из вас отправятся на планеты-кандидаты. А пятеро – на те планеты, которые приняты в Новую империю на последнем собрании. Вопросы есть?

- Разрешите?

- Да.

Встал один из офицеров:

- Что нам делать, если встретим вооруженное сопротивление?

- Сопротивление жестоко подавлять. Те, кто оказывает сопротивление, что-то скрывают. А значит, они наши враги. Если понадобится, уничтожить планету полностью.

- Ясно.

- Еще вопросы?

Ответом было молчание.

- Тогда идите.

Кабинет императора снова опустел.

Император расслабился в кресле и задремал.

Просыпаясь на какой-то звук, Спелёнкин успел подумать:

«Не дадут старику спокойно помереть. Во сне».

Открыв глаза, император не сразу определил, что именно его потревожило.

Наконец, наклонившись к пульту связи, император сказал:

- Слушаю.

- К вам начальник патрульной службы, - доложил динамик голосом секретарши.

- Ну, пусть зайдет, - нехотя ответил император.

Войдя в кабинет, начальник патрульной службы не стал садиться, а остановился перед столом.

- Слушаю вас, Глазвест.

- Ваше Императорское Величество, поскольку я подчиняюсь напрямую вам, то и пришел именно к вам.

- Жалуйтесь.

- Несколько часов назад я получил сигнал бедствия от своего патруля из зоны срединных миров.

- Но там у нас либо только-только вступившие в Новую империю миры, либо ждущие принятия в империю.

- Совершенно верно, Ваше Императорское Величество. Так вот, как нам удалось выяснить, сигнал пришел с планеты Гриброста.

- А Гриброста как раз на прошедшем собрании приняли в состав Новой империи, - словно размышляя вслух, проговорил император. И добавил: - Хорошо. Переправьте полученные с планеты Гриброста данные нашему разведфлоту. Только вам желательно поторопиться – флот убывает совсем скоро.

- Слушаюсь, - отрапортовал начальник патрульной службы.

- Идите.

Оставшись в одиночестве, император пожелал непременно досмотреть сон, от которого его так жестоко оторвали.



* * *



Войдя в лабораторию, Доктор увидел, что пациент снова лежит на каталке, скрытый под простыней до шеи. Сквозь белую ткань просвечивали атлетические формы мужского тела.

- Глория, - позвал Доктор.

- Я здесь.

Девушка вошла в лабораторию с черного хода, ведущего через оружейный склад далеко за пределы здания лаборатории.

- Ты что, вооружалась?

- Нет, - улыбнулась та, - проверяла пути к отступлению.

- Хочешь сказать, что на нас могут неожиданно напасть?

- Очень может быть, - согласилась медсестра. - Во-первых, могут заподозрить, что мы не хотим делиться вакциной. Во-вторых, если у них не получится собрать телепортационные установки, то, вероятно, они захотят организовать охоту на нас, дабы захватить и нашу установку, и нашу вакцину.

- Не получится, - Доктор указал на пациента. - Он защитит нас.

- Но существует одна сложность, - вставила Глория.

- Не понял, - нахмурился Доктор. - Какая такая сложность?

- Формулу… то есть воедино вакцину мы собирали достаточно долго. В теле пациента. А теперь все собрано в одном шприце.

- И при этом, заметь, ни один ингредиент не утратил своих свойств.

- Это еще надо проверить.

- Ты хочешь устроить еще одну проверку?

- Да. Полученный состав нужно опробовать.

- Давай.

Доктор начал закатывать рукав, но Глория остановила его:

- Вакцину коли мне.

- С чего это вдруг?

- Если ты умрешь, то некому будет исправлять ситуацию. Думаю, что в твоих силах оживить меня, если я умру.

- Хорошо. Давай.

Приготовив вакцину, Глория подошла ко второй каталке и начала раздеваться.

Доктор застыл как вкопанный. Такого он явно не ожидал.

Не раз видав и ощущав ее, Доктор сейчас чувствовал себя студентом, впервые попавшим на стриптиз-шоу.

Все больше и больше соблазнительного загорелого тела Глория показывала Доктору, совершенно не обращая внимания на то, что тот, видимо, не отдавая себе отчета в своих действиях, начал подходить к ней сзади, чтобы заключить в своих нежных и страстных объятиях.

На узкие плечи падали черные как смоль пышные волосы. Загоревшая ровным слоем – без следов купальника – спина имела вид песочных часов с аккуратными нежными формами ниже поясницы, плавно переходящими в идеально ровные ножки. Глория была самой соблазнительной из тех, кого Доктору доводилось встречать до сих пор.

Наконец, она нагнулась, чтобы снять самую интимную деталь своего туалета, и, показав Доктору предмет его мечтаний, резко выпрямилась.

Повернувшись к нему лицом, Глория, быстро оценив ситуацию, подарила мужчине звонкую пощечину, дабы привести того в чувства.

- Не время, - заявила она.

- А если ты умрешь, и я не смогу тебя вернуть?

Вместо ответа она мгновенно оказалась на нем…

Отдышавшись, Доктор трезво посмотрел на любовницу-помощницу. Но всего-то каких-то пару минут – медсестра быстро добралась до каталки и спряталась под простыней.

- Теперь-то можно колоть?

- Да, - облегченно вздохнул Доктор, вводя вакцину в вену Глории. Вид у него был такой, словно он убивает ее.

Введя препарат, Доктор отступил на несколько шагов, включил дополнительный генератор, и каталку с девушкой окружило мощное силовое поле. Мерцая в искусственно свете, оно четкой линией на полу показывало зону своего действия.

Вскоре вакцина начала действовать.

Глория выгнулась дугой. Ее тело трясло, словно в лихорадке, но, тем не менее, не падала с каталки.

Лазерные сканеры показывали, что ее пульс подпрыгнул до запредельной величины.

«Она может умереть от разрыва сердца», - с тревогой думал Доктор, но сделать уже ничего не мог – процесс перестройки организма был необратим.

Включив на генераторе дополнительные режимы, Доктор подстелил под каталку антигравитационную подушку. Но Глория, словно обессилев, вдруг рухнула на каталку, и теперь уже изредка подавала признаки жизни, подергивая то рукой, то ногой.

Приборы показывали, что она жива, вот только ее состояние они определяли как бессознательное, указав, что это «с большой долей вероятности».

«Что же с ней сейчас творится, если даже приборы затрудняются точно определить ее состояние?», - думал Доктор, смотря на показание приборов.

Судя по пульсу, она должна была спать, но время от времени конвульсирующее тело само красноречиво говорило совершенно о другом.

«Ну, будем надеяться, что все обойдется», - решил он, отправляясь спать.

Часа через два его разбудил сильный металлический лязг.

Проснувшись, Доктор определил, что шум доносится из лаборатории.

Осторожно заглянув внутрь, он увидел, что Глория уже проснулась. Стоя посреди сдерживающей ее зоны, она, обнаженная и обворожительная, обращалась с остатками каталки как с пластилином, периодически швыряя уже бесформенный кусок металла в стенку силового поля. Металл, как водится, отбрасывало от силового ограждения с металлическим грохотом.

- А, ты уже проснулась, - улыбнулся Доктор, и, смело войдя в лабораторию, едва не пожалел об этом.

Увидев мужчину, женщина издала нечленораздельный звук и швырнула в его сторону остатки каталки. Но силовое поле не дало ей убить его, отбросив кусок металла.

- Глория! Ты что, не узнаешь меня? Это же я, Доктор!

Замерев на месте, она немигающим взглядом уставилась на Доктора, и выражение ее лица начало меняться.

Наконец, улыбнувшись, Глория сказала:

- Ой, Доктор. Это и в самом деле ты. А где каталка?

- Ты сломала.

- Неужели, - медсестра, посмотрев себе под ноги, увидела остатки каталки. - Это что, я сделала?

- А ты попробуй восстановить каталку.

И большими глазами Доктор наблюдал за тем, как Глория, быстро выпрямив металлические конструкции, восстановила медицинское оборудование. Сев на каталку, она сказала:

- Теперь мужчины узнают, что такое «женщина в ярости».

- Ужас, - проговорил Доктор.

- Ну, ты выпустишь меня? - Глория, уперев руки в боки, смотрела на Доктора немигающим взглядом.

- Да-да, - спохватился тот, едва справившись с влиянием ее красоты на его волю.

Выключив генератор, Доктор позволил медсестре одеться. Правда, ненадолго. Им овладело желание, и он стремился осуществить его именно сейчас.

Отвлекая внимание Глории поцелуями, быстро избавил ее от одежды и овладел ею. Она не возражала. Доктору показалось, что она и сама разгорелась страстью. И они снова утонули в океане блаженства.

Лежа на полу лаборатории между каталками, они, измученные и счастливые, улыбались и ласкали друг друга.

- Хочешь, чтобы я стал таким же сильным, как и ты? - спросил он вдруг.

- Да. - Она приподнялась на локте и заглянула в его глаза. - Хочу. И время как нельзя кстати, - она оглядела обнаженный стан Доктора.

Растянувшись на восстановленной медсестрой каталке, Доктор позволил ей ввести себе вакцину.

- Включи генератор, - сразу потребовал Доктор, - и не выключай, не убедившись, что это именно я.

- Хорошо, - она поцеловала его в губы, и, подойдя к генератору, заперла Доктора в надежной тюрьме.

Поначалу Доктор ничего не почувствовал. И даже удивился разливающейся по телу теплоте:

«Очень странно ведет себя вакцина».

И вдруг вакцина дала о себе знать. В следующую секунду страшная боль пронзила тело, заставив его выгнуться на каталке дугой. Боль не давала расслабиться, и, казалось, пульсировала во всем теле, не давая ни на чем сосредоточиться. Ему казалось, что даже мыслям больно.

Через какое-то время боль начала спадать. Но спадать как-то странно. Скачки были такой силы, что Доктору казалось, будто мышцы вот-вот лопнут от натуги, а сердце проломит грудную клетку и выскочит наружу. Затем Доктора объяла темнота.

Очнувшись, он обнаружил себя запертым непонятно в чем. Встав с чего-то твердого и холодного, он попробовал прорваться через непонятный заслон, но тот не позволил ему этого сделать. Тогда он попробовал сломать заграждение тем, на чем спал. Не вышло. Не задумываясь, он скомкал в бесформенный кусок металла свою кровать и с криком ярости швырнул в сторону появившегося в помещении незнакомца. Безуспешно.

- Доктор! Это же я, Глория!

Знакомая речь заставила его остановиться.

Доктор почувствовал, как красный туман неизвестно откуда взявшейся ярости рассеялся, и вспомнил не только Глорию, но и лабораторию.

- С возвращением, - улыбнулась она, выключая генератор, и, не скрывая желания, обнаженная повисла у него на шее.



* * *



Корабль Тристарса, совершив пару витков вокруг планеты, начал входить в плотные слои атмосферы.

И Тристарс и Тронстоун думали о своем, как вдруг Тристарс спросил:

- Тронстоун?

- А?.. Да, слушаю, вас.

- Тронстоун, я вот о чем вас хотел спросить, - Тристарс на ходу строил фразу. - Вы можете сделать ещё «черных сердец»?

Вопрос Тристарса застал Тронстоуна врасплох.

«Если я скажу, что нет, то подпишу себе смертный приговор, - пронеслось в голове директора института. - А если скажу, что да, то еще неизвестно, чем все это закончится», - и на свой страх и риск сказал:

- Да.

- Сколько?

- Не обещаю большого количества, но, думаю, что много.

Глянув на поле космодрома за бортом, Тристарс покинул мостик звездолета, оставив Тронстоуна наедине со своими мыслями.

Тот, в свою очередь, не долго думая, забрав оба своих чемодана, пересел в собственный аэрокар и быстро добрался до института.

- Доброй ночи, директор, - приветствовал его охранник.

- Соберите мне персонал взрывотехнической лаборатории, - потребовал тот.

- Понял, - с готовностью отозвался тот.

Поднявшись к себе, Тронстоун не обнаружил на месте секретаршу.

«Ну да, ночь же на дворе», - спохватился он.

Настенные часы показывали два часа ночи.

Оставив дверь в кабинет открытой, Тронстоун сел за свой стол, и, включив компьютер, поискал почтовые сообщения, которые ему должны были прислать с привезшего «черное сердце» звездолета. Но сообщений не было.

«Ладно. Разберемся», - решил Тронстоун, и выключил компьютер, когда в дверь постучали.

- Могли бы уже и войти, - не поворачивая головы, проворчал он. - Открыто.

Но вошедший не отзывался.

Повернув голову, Тронстоун обомлел. Перед ним в черном плаще стоял таинственный гость.

- Посланник? - заикаясь, произнес он. - С чем пожаловали?

- Советую вам оставить вашу затею.

- Кто вы? И что вам известно про «черное сердце»? - насторожился директор.

Но гость лишь повернулся к нему спиной и вышел.

«Очень странно все это».

Через несколько минут в кабинет ввалилась команда взрывотехнической лаборатории:

- Вызывали?

- Да. - И когда гости расселись за столом, продолжал: - Найдите тот звездолет, который привез «черное сердце». И привезите еще.

- Как много нужно «черных сердец»?

- Как можно больше. Это все-таки оружие. К тому же к ним нужны еще и блоки управления.

Встав, ребята собрались, было, выйти из кабинета, как Тронстоун спросил:

- Вы, когда поднимались ко мне, никого не видели?

- Нет. А что?

- Ничего, - отмахнулся директор. - Ладно, идите.

Оставшись один, Тронстоун подумал:

«Интересно, почему гость отговаривал меня заниматься «черным сердцем»?».



Довольный происшедшими событиями, Гриброст возвращался на свою планету.

Он гордился собой. Тем, что он и его мир с первого раза попали в состав империи.

Новой, но все-таки империи. И именно это открывало перед ним заманчивую перспективу.

«Если я сейчас сдам блоки имперским силам, то ждущие останутся с носом. Вот будет потеха!», - улыбался он.

Но, влетев в систему, Гриброст насторожился: ожили датчики недавнего изменения структуры пространства. И они показывали сильное отклонение от нормы.

«Это может быть только в том случае, если у меня были гости. Очень много гостей».

Включив форсаж, Гриброст быстро домчал до родной планеты.

То, что он увидел, ввергло его в шок.

По орбите носило остатки какого-то звездолета.

С трудом, но Гриброст узнал их.

Они когда-то были патрульным кораблем.

«Что же здесь могло случиться, если на орбите болтаются остатки патрульного звездолета?».

Тут он вспомнил, что патруль всегда состоял из трех кораблей.

«А где же еще два корабля?».

Страшная догадка промелькнула в его мозгу. Невольно поведя рычагами управления вперед, Гриброст направил корабль на космодром.

Намеренно выключив экран внешнего обзора, он решил взглянуть на все лично.

Спустившись на бетонное поле, Гриброст увидел встречавшего его министра обороны. Больше никого на космодроме не было.

- Что случилось, министр? - Краем глаза Гриброст осматривал поле. И, конечно, обнаружил остатки еще двух звездолетов из состава патруля. И исчезновение приготовленного для Старой империи груза.

- Господин Представитель, - откашлялся министр. - За время вашего отсутствия на космодром было совершено нападение неизвестных. Нападавшими было применено нейтронное оружие.

- Жертвы?

- Около сотни человек из персонала космодрома. Нападавшие забрали приготовленный вами груз, и, расстреляв патрульные корабли, исчезли.

- Много было нападавших?

- Больше сотни звездолетов.

- Потери восстановлены?

- Имущества или персонала?

- Персонала, конечно.

- Разумеется, господин Представитель.

- Да, и уберите отсюда этот… мусор, - Гриброст указал на остатки постройки и искореженный металл, некогда бывший патрульным имуществом. - Тут у нас не кладбище… Но не уничтожайте – они понадобятся как вещественные доказательства.

- Слушаюсь.

- И почистите орбиту – там еще один мертвый патрульный корабль.

- Слушаюсь.

Поднявшись на борт своего корабля, Гриброст, подняв его на орбиту, направился к Тристарсу, где его встретил дозорный звездолет.

- Доложите Тристарсу, что прибыл Гриброст.

- Хорошо, - отозвались по рации, и через несколько минут сказали: - Приземляйтесь.

Космодром Тристарса был гораздо больше его космодрома, и если бы не встречающая его делегация, то Гриброст заблудился бы…

Выслушав рассказ Гриброста в присутствии Эсперострова, который прилетел немногим раньше, Тристарс задумчиво спросил:

- Вы оба точно уверены в том, что это сделали именно ждущие?

- Да, - хором ответили те.

- Хорошо. Я сообщу кому надо. Идите.

И оба новеньких вышли из кабинета Тристарса.



* * *



Добравшись до родной планеты, Синокко вздохнул с облегчением: патрульных кораблей не было.

«Или они действительно ушли к самому страшному миру во всей галактике – проклятую страшной чумой планету Унисот, чтобы погибнуть там. Либо испугались гнева императора».

- Лечь в дрейф, - тем не менее, распорядился он. - Обыщите радарами орбиту и ближний космос. Если что-нибудь подозрительное найдете, поднимайте боевую тревогу.

- Слушаюсь, - отрапортовал старпом. - Разрешите вопрос?

- Да. - Синокко вместе с креслом повернулся к старпому.

- Почему при встрече с патрулем во время вылета за оборудованием вы боевую тревогу не объявили?

- Ну, во-первых, для этого корабли пришлось бы перестраивать в боевые порядки; во-вторых, на патрульных кораблях нейтронное оружие всегда готово к бою.

- Вы спасли всем нам жизнь, не объявив боевую тревогу.

Тем временем радары сектор за сектором обследовали орбиту вместе с ближним космосом. И доложили: «посторонних нет».

- Посторонних на орбите нет, - доложил штурман.

- Тогда приземляемся.

- Есть.

- И передайте команду на остальные корабли.

- Слушаюсь, капитан.

Со стороны это выглядело потрясающе: плавающий на орбите планеты ковер, начиная с одного угла, стал заваливаться, словно под ним начала проваливаться почва.

Уходя с орбиты, корабли один за другим входили в плотные слои атмосферы, и, зависая над сборочными цехами, разгружались, после чего приземлялись на дальнем краю космодрома.

Приземлившись, Синокко спустился на бетонное поле и прямиком направился к цехам.

Но цеха были безлюдны.

У ворот Синокко встретил начальника космопорта.

- Господин Представитель, за время вашего отсутствия прилетал Квазаранас. Посмотреть корабли.

«Это что же, Квазаранас проверяет меня?», - подумал Синокко и спросил:

- Почему цеха пусты?

- Я уже отослал вызов рабочим. Через час они начнут работать.

- Хорошо. Но учтите, что через пару часов прибудут еще две-три сотни груженых звездолетов.

- Нам не привыкать.

- Дай-то Бог. Кстати, вот еще что: часов через семь-восемь у нас могут появиться имперские силы.

- Мы готовы к любым неожиданностям.

- Так вот, к появлению имперских войск наши звездолеты из цехов должны исчезнуть.

- Сделаем.

- Тогда за работу. Если что-то срочное, то вы знаете, как меня найти.

- Понял, господин Представитель.

Оставив начальника космопорта у цехов, Синокко, взяв свою машину, направился в город. Доехав до своей резиденции, Синокко поднялся к своему кабинету и обнаружил странную картину: неизвестные ему рабочие монтировали какой-то аппарат в виде дверной коробки с кодом доступа в кабинете секретарши – недалеко от ее стола.

- Это еще что такое? - возмутился Синокко.

- Это же ваш заказ. Телепортационная установка.

- Так, - Синокко начал кое-что понимать. - А инструкция к ней есть?

- Вот. - Инженер вручил ему коробку с лазерными дисками. - Тут есть и списки абонентов.

- Хорошо. Посмотрим.

- Тогда мы пошли. Установка готова к работе.

- Постойте-ка.

- Что еще? - нахмурился инженер.

- А кто дал вам указание собрать установку здесь?

Инженеры переглянулись, и собеседник Синокко сказал:

- Гость в черном плаще.

- Хорошо, - Синокко сник. - Идите.

Когда инженеры ушли, Синокко, даже не взглянув на секретаршу, закрылся в своем кабинете.

«Ладно. Посмотрим, что за абоненты у нас тут».

Перенеся содержимое дисков в компьютер, Синокко вывел на монитор получившийся список данных.

В середине списка фигурировал список абонентов телепортационной установки. А следующим пунктом в списке значилась инструкция по использованию установки в экстренных случаях.

Открыв список абонентов, Синокко невольно пересчитал их поименно. Как он и подозревал, их оказалось столько, сколько нужно.

«Кто же так великодушно преподнес нам на тарелочке с голубой каемочкой грозу галактики?».

Не зная, что можно и нужно делать в этом случае, Синокко включил пульт экстренной связи, и, набрав нужный номер, дождался ответа:

- Слушаю.

Синокко узнал голос. Это был Квазаранас. Его планета тоже была в списках счастливых обладателей телепортационных установок.

- Это Синокко.

- Да. Слушаю вас.

И Синокко подробно рассказал Квазаранасу историю с неожиданным подарком.

- А что за список? - осведомился тот.

- Список всех ждущих миров, - отозвался Синокко.

- А в нем есть миры Эсперострова и Гриброста?

- По-моему, нет.

- Вот что, берите всё, кроме самой установки, и прилетайте ко мне.

- Слушаюсь.

Положив трубку, Синокко, собрав в карман все диски, и, выходя из кабинета, сказал секретарше:

- Я уехал. Буду нескоро.

- Поняла.

На космодроме, куда его домчал самый быстрый из находившегося в резиденции транспорта автомобиль, Синокко спросил:

- Корабль готов?

- Да. Курс?

- К Квазаранасу. На совет.

- Понял.

Пренебрегая всеми мерами безопасности – как собственной, так и всем союзом ждущих – звездолет Синокко напрямую прилетел к планете Квазаранаса.

На космодроме Синокко встречал сам Квазаранас:

- Привезли?

- Да.

- Тогда здесь сразу и посмотрим. У начальника космопорта.

Стоящий рядом начальник космопорта не возражал.

Ознакомившись со списком, Квазаранас задумчиво произнес:

- Кто-то посторонний в курсе всех событий. И хочет столкнуть нас с Новой империей. Похоже, они хотят, чтобы мы перебили друг друга.

- Но кто бы это мог быть?

- Тот, о ком мы ничего не знаем.



* * *



Стоя у трапа звездолета, Глеб наблюдал за тем, как один за другим к ним прилетали грузовики, и, разгрузившись, улетали.

«Как хорошо, что звездолет Посланника больше обычного рейсового корабля. Там точно поместится все то, что мне нужно», - улыбался землянин.

Выгруженные перед звездолетом ящики бортовые роботы утаскивали в трюм.

Отмечая каждый ящик в своем списке, Глеб сверял коды, дабы потом быть точно уверенным, что они ничего не забыли.

И вот, записывая код очередного ящика из последней партии привезенного груза, парень не нашел его в своем списке.

А бортовой робот уже зацепил ящик, чтобы утащить его в трюм.

- Стоять! - рявкнул следователь так, что все десять роботов замерли в том положении, в каком их застал его приказ, тараща на него свои фасеточные глаза.

- Положить груз!

Роботы выпрямились в ожидании следующего приказа.

Подойдя к нужному ящику, Глеб, положив на него руку, сказал:

- Этот ящик останется здесь. Остальные ящики – на борт.

Роботы похватали оставшиеся ящики и быстро скрылись в трюме звездолета Посланника.

- Принеси сканер, - сказал Глеб стоящему возле неизвестного ящика роботу.

Железный слуга, скрывшись в сумраке трюма, вскоре вернулся с довольно-таки внушительным прибором.

Закрепив сканер на стенке ящика, Глеб включил его. Всплывшая на мониторе картинка возмутила его.

Поднявшись на мостик, землянин, ни слова не говоря Посланнику, вышел в эфир:

- Говорит следователь. Капитанам кораблей, доставивших грузы на площадку номер сорок четыре, прибыть на нее в срочном порядке.

- Что случилось? - осведомился Посланник. Совершенно спокойный, он даже не повернул голову в сторону Глеба.

- Меня пытались обмануть.

- Будете разбираться?

- Обязательно. Без этого груза можно и не лететь.

- Я могу поприсутствовать?

- Как вам заблагорассудится, Посланник.

Посланник спустился на летное поле вслед за Глебом и наблюдал за его разговором с десятком капитанов.

- Покажите мне грузовые накладные, - потребовал следователь.

Те показали требуемые листы. Но ни в одной из накладной злополучный ящик не значился. Не значился в накладных и так ожидаемый Глебом груз.

- Вот что, загружаете этот ящик в свой трюм и летите вместе с нами на тот склад, где вам выдавали груз в последний раз.

- Понял, - отозвался оставленный из всей компании Глебом капитан.

- Прокатитесь с нами? - снова услышал Посланник от землянина.

- Я так понимаю, что это в наших общих интересах.

- Правильно понимаете.

Уже через полчаса все втроем оказались на складе, где должен был находиться ожидаемый Глебом ящик.

Встречал их робот-кладовщик.

Глеб вручил ему заявку на груз.

- Минуту, - проскрежетал он и скрылся в глубине вместительного помещения.

Вскоре Глеб заметил, что ожил складской кран. Номер ящика, который привез кран, точно соответствовал указанному следователем.

- Вот.

- Возьмите выданный вами по ошибке груз, - процедил землянин, переписывая бортовой номер робота.

- Конечно-конечно.

Когда обмен грузами состоялся, Глеб с Посланником вернулись на корабль.

- Теперь мы можем лететь?

- Теперь можем.

Взлетев с Земли, корабль Посланника быстро вышел на границу солнечной системы.

- И часто у вас случается такое? - вдруг спросил Посланник, когда корабль, затормозившись, брал новый курс.

- Вы о чем?

- О ящике.

- А, это у нас на некоторых складах космодрома сохранились роботы старой серии. Еще не всех заменили. Но теперь заменят – я успел отправить рапорт начальнику космопорта.

- Вы не жалеете, что потребовали вернуться за приборами на Землю?

- Нет.

В этот момент бортовой компьютер пискнул в знак готовности следовать по новому курсу, написав на центральном экране: «искомая система найдена».

И Посланник разрешил старт.

Звездолет сначала пробила ощутимая дрожь, затем она ушла, и Глеб почувствовал, что не может пошевелить ни рукой, ни ногой.

С трудом повернув голову, он посмотрел на Посланника.

Тот, как ни в чем ни бывало, сидел в кресле. Словно ускорения и не было.

Вскоре перегрузки снизились – инерция корабля выровнялась по отношению к скорости – и на центральном экране показалась звездная карта с отмеченной звездой. И цифра, которой была подписана звезда, стремительно уменьшалась.

- Вот нужная нам звезда, - холодно сказал Посланник. - На ее второй планете находится нужный нам архив.

Ускорение нарастало, но корабль уже вошел в нужный режим и перегрузки почти не ощущались.

В какой-то момент скорость перевалила за световую. И Глеб не удивился исчезновению с центрального экрана карты звездного неба. Улучив момент, он закрыл глаза, дабы те отдохнули.

Он бы так и заснул, но вдруг начал вываливаться из кресла. Открыв глаза, Глеб увидел перед звездолетом систему «Сумерки».

- Прибыли.

- Корабль, назовитесь! - потребовал динамик металлическим голосом.

- Посланник.

- Подтвердите свою личность! - потребовал динамик. И через минуту добавил: - Назовите цель вашего визита!

- Посещение архива на планете «Песочные часы».

Еще минуту подумав, динамик сказал:

- Продолжайте движение.

- Благодарю.

- Как вы подтвердили свою личность? - спросил до сих пор молчавший Глеб.

- Телепатия, - неохотно отозвался Посланник. - Я вызвал императора. И он подтвердил мою личность.

Корабль, в свою очередь, быстро домчал до нужной планеты.

Под маской облачного покрова планета скрывала свою металлическую кожу. Видневшиеся постройки имели металлический вид.

- Ту что, всё из металла?

- Да.

- А кто здесь живет?

- Здесь не живут. Здесь существуют роботы. Периодически сюда залетают корабли технического обслуживания. А так здесь нет ничего живого.

- Тут жарко?

- Нет, холодно. Так что предлагаю одеться. И потеплей.

А корабль уже шел на посадку.



4



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 18
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 01.03.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1