Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вадим Домбрович
Заходил 16 дней назад

Лестница на эшафот (глава первая)

1



В выполненный в виде амфитеатра большой зал с голыми, если не считать большого экрана на сцене, серыми стенами и ровным белым потолком втекала впечатляющая своею разношерстностью делегация представителей миров.

Здесь были как представители Старой галактики (миры, которые и провозгласили о создании империи), так и Новой (представители, чьи миры присоединились уже после создания достигшей размеров галактики империи).

Места в нижних рядах были предназначены для старой гвардии – они были наперечет и даже во избежание недоразумений подписаны. А вот места в верхних рядах, причем пока не полностью заполняемые, были предназначены для представителей новой гвардии.

Войдя в зал последним, император-гуманоид в строгом облегающем его престарелое тело костюме окинул взглядом собравшихся, и машинально посчитал количество пустых мест в верхних рядах зала.

«Если так пойдет и дальше, - пронеслось у него в голове, - то скоро свободных мест не останется вовсе. Тогда придется думать о новом зале».

Внешне сохраняя спокойствие, Его Императорское Величество спустился на сцену. Став спиной к экрану, и, дождавшись требуемой им тишины, он сказал:

- Собрание империи объявляю открытым.

Ему аплодировали все, кто мог это сделать в силу своих физических возможностей.

Снова жестом потребовав тишины, император сказал:

- На повестке два вопроса: принятие в империю новых миров и рассмотрение кандидатов на вступление в состав империи.

В первом ряду встал один из представителей Старой галактики:

- Разрешите?

- Пожалуйста.

- Сегодня в числе кандидатов пять миров. Все они организованы выше среднего, обладают большими запасами полезных ископаемых, и действующим на средне-галактической дальности космофлотом.

- Итак, - снова взял слово император, - кто за принятие кандидатов в состав империи?

То, что молодые проголосуют «за» единогласно, император не сомневался, но его это не интересовало.

Его больше интересовало другое – сколько представителей из старой гвардии проголосуют в пользу кандидатов.

Проголосовали все.

«Что ж, молодая компания пополнилась еще на пять миров. Еще пять представителей. А ведь баланс между старыми и молодыми уже почти равен, - с тревогой подумалось императору. - Перевес у нас незначителен».

С этими мыслями он после окончания заседания удалился из зала, и, уединившись в своих покоях, сразу же вызвал Посланника.

Вскоре вошел закутанный в черный плащ человек, с надвинутым на лицо капюшоном, который он никогда не снимал, чтобы никто не увидел его лица.

- Вызывали, господин?

- Да. Заходи.

Посланник сел за стол.

- Слушаю вас, господин.

- Мне нужен хороший следователь.

- Где искать, господин?

- Поищи среди миров Старой империи.

- Скольких, господин?

Задумавшись, император отстраненно взирал на Посланника какое-то время. Затем, словно очнувшись, сказал:

- Одного, но очень хорошего.

- В какой срок, господин?

- Как можно скорее.

- Будет сделано, господин.

- Тогда иди.

Когда Посланник ушел, император вернулся в зал.

Там все еще заседали представители Старой империи.

- О, Император, - сказал один из них.

- Ваше Императорское Величество, - подхватил другой, - что же это получается? Мы принимаем в империю миры, политические взгляды которых не лежат в плоскости Старой империи.

- Согласен, это плохо, - заметил тот. - Но процесс уже не отменить. Нужно было думать лет десять назад, когда количество новых миров в империи перевалило за треть.

В зале воцарилась тишина. Но всего лишь на минуту. Зал взорвался шумными возмущениями и обсуждениями сложившейся ситуации.

- Внимание! - повысил голос император и зал затих. - Какие будут предложения?

Представители переглянулись, и один из них сказал:

- Нужно приостановить принятие миров в состав империи.

- Не пойдет, - отмахнулся император, - нас обвинят в искажении Закона. Это может привести к войне. Только войны нам сейчас не хватает.

Говоривший сел на свое место.

- Кто еще хочет сказать?

- Разрешите мне? - вызвался другой Представитель.

- Пожалуйста.

- Можно сделать следующее: включить в список проверки миров еще пару пунктов. Мол, для пущей убедительности. И тем самым оттянуть прием миров в состав империи.

- Да, Ваше Императорское Величество, - поддержал говорившего еще один Представитель, - это решение может сильно увеличить время проверки миров. И у меня тоже есть предложение: уменьшить количество принимаемых миров в состав империи за один раз.

- То есть? - нахмурился император.

- Уменьшить количество рассматриваемых на каждом собрании миров с пяти до трех или двух. И позволю себе уточнить предложение другого представителя: увеличить не только время проверки миров, но и увеличить время между самими собраниями.

- Хорошо, - произнес император словно бы в раздумье. - Голосуем. Кто за принятие обоих предложений?

Голосовали единогласно.

- Что ж, обе поправки приняты. Они будут записаны в протокол собрания, и обнародованы на следующем собрании. А пока все свободны. О времени очередного или же внеочередного собрания будет объявлено дополнительно.

Представители старой гвардии удалились.

«Что ж, это необъявленная война, - подумалось императору, когда он остался один, - вот только сегодня ли она началась?».



* * *



В палату к пациенту вошел молодой человек в белом халате.

- Ну, как дела?

- Препараты усваиваются хорошо, Доктор, - отозвалась медсестра. Подойдя к койке, на которой лежал пациент, она провела ладонью по его лбу. - Он у нас умница.

- Пора бы провести испытание, - просмотрев историю болезни, произнес Доктор.

- А если он еще не достаточно подготовлен к основному испытанию? - с тревогой в голосе спросила медсестра. - Ведь тогда все усилия насмарку.

- Перед основным испытанием есть несколько подготовительных, - таинственно улыбнувшись, Доктор взял со столика скальпель и провел по груди обнаженного тела.

Из раны тотчас потекла кровь. Но уже через минуту она остановилась и начала быстро темнеть. Подождав еще пару минут, Доктор взял смоченную в спирте салфетку и стер кровь. Каково же было удивление медсестры, когда она обнаружила на месте пореза гладкую, чистую и невредимую кожу, словно кровью тело помазали.

- Ну, что скажешь? - улыбнулся Доктор.

- Великолепно, - та была поражена.

- Значит, завтра вывезем его для основного испытания. Сегодня провести все подготовительные испытания.

- Все?

- Да. Вечером расскажешь.

- А ты куда?

- На собрание. Сегодня наши собираются на очередное заседание.

- Тогда – до встречи.

Выйдя из лаборатории, Доктор направился на стоянку, где находился его аэрокар.

Подняв машину в воздух, он направил ее в сторону космодрома.

«Если завтра всё удастся, то тогда…», - он мечтательно улыбнулся и едва не пролетел летное поле космодрома. Поднявшись на борт звездолета, человек в белом халате – он никогда не снимал его, за что и был прозван «Доктором» – направил его туда, где все они должны были собраться в это неспокойное время.

Очень скоро звездолет вошел в атмосферу планеты солнечной системы на другом конце созвездия, чтобы Доктор, приземлившись на свободной площадке, смог принять братьев по союзу.

Войдя в зал, Доктор с тревогой увидел, что тот был пуст. Поднявшись в командный зал космопорта, Доктор обратился к его начальнику:

- Доложите обстановку.

- На подлете к планете три корабля, - отозвался тот, - следом за ними еще целая группа звездолетов.

- Благодарю.

К тому времени, когда Доктор вышел на летное поле, три корабля уже приземлялись на соседних с его звездолетом площадках.

«Будем надеяться, что прилетят все», - подумал он.

- Как продвигаются ваши дела? У тебя, Ироинд? - спросил Доктор уже в зале заседаний.

- Работа идет, - сказал тот. - Одного представителя из Новой империи мы сейчас обрабатываем.

- И что?

- Он уже всерьез думает стать нашим, не выходя из состава молодой империи. А если получится его завербовать, то тогда мы выгрызем всю империю изнутри.

- Всего лишь один из всего состава империи? - удивился Доктор. - Вам бы быстрее работать.

- Будем стараться.

В этот момент в зал начали входить другие делегаты:

- О, Доктор, а мы летели следом за вами. Куда вы так быстро испарились?

- Ну, братцы, - засмеялся тот, - мне не хотелось жечь топливо зазря. Вот я и использовал внепространственный переход.

- Но ведь здесь ненормальное пространство.

- А у меня особая установка. Она даже в нашем космосе хорошо работает. - Доктор окинул взглядом собравшихся и осведомился: - Все собрались?

- Да, все, - донеслось из толпы.

- Тогда начнем наше собрание, - начал Доктор. - На повестке дня один вопрос: основное испытание подопытного.

- Разрешите, Доктор? - донеслось из толпы.

Делегаты расступились, и Доктор увидел вопрошавшего:

- А, Русстав, говорите.

- Доктор, а вы уверены, что ваш подопытный готов к основному испытанию?

- Да, готов. Сейчас он проходит подготовительные испытания, конечная цель которых – подготовить его к основному испытанию. Завтра у меня на специальном полигоне. И посему проводим голосование. Кто за то, чтобы в случае удачного испытания использовать у себя мою технологию будущего?

Голосовали единогласно.

- Отлично. Благодарю, братья. Завтра же вы получите и схемы телепортационной установки.

- Значит, тогда – до завтра, - заулыбались делегаты.

Оставшись в одиночестве в абсолютно пустом зале, Доктор отправился к своему звездолету…

Его встретила медсестра:

- Подопытный успешно прошел все подготовительные испытания.

- Тогда завтра и испытаем. Ладно, пошли спать. Завтра будет трудный день.



* * *



Его разбудил звонок телефона.

Посмотрев на часы, он невнятно выругался, но трубку все-таки поднял:

- Слушаю.

- Корабль вернулся. - Голос в трубке был радостный и чрезмерно возбужденный.

- Какой корабль?

- Тот самый.

Сообразив, что, наконец, происходит, он почувствовал, что проснулся.

- Еду, - коротко сказал он и повесил трубку.

На находящийся далеко за городом космодром вела бетонная дорога, по которой нередко возили очень тяжелое оборудование и запчасти.

Вот только он не ехал, а летел над ней. Аэрокар летел в метре над полотном.

Собрав опытную модель, он вот уже месяц испытывал ее на прочность и послушность рулю.

Добравшись до космодрома вдвое быстрее, чем планировалось, он сделал над ним круг почета и приземлился у того звездолета, около которого уже собрался народ.

- Тронстоун, - встречал его начальник космопорта, - это что такое? Как вы посмели нарушить запрет на пересечение запретной для всего личного транспорта зоны?

- Я прилетел на опытном образце.

- И это дает вам право нарушать указания транспортной инспекции?

- Нет.

- Тогда в следующий раз ваш, с позволения сказать, транспорт будет конфискован. Вам понятно?

- Да, Каменрумб.

- А теперь к делу. Ваши подчиненные привезли нечто такое, что не поддается ни описанию, ни анализу. Будьте добры разобраться в этом самостоятельно.

- А я могу вынести, как вы сказали, артефакт наружу?

- Только в том случае, если вы сможете классифицировать его.

- Хорошо.

Посчитав находящихся на поле людей из экипажа корабля, Тронстоун определил, что внутри должны были оставаться еще трое, а главное – капитан звездолета.

Поднявшись на мостик, Тронстоун нашел только капитана в кресле у центрального пульта с весьма озадаченным видом. По мостику с большой скоростью носился величиной с теннисный мяч шарик, но как будто из стекла.

- Что это значит, Ясностар?

- А, Тронстоун, это вы. - В глазах Ясностара читалась безысходность. - Все дело в этом шарике.

Тот продолжал летать по мостику.

- Мы выполнили ваш приказ, Тронстоун, - сказал капитан. - Мы нашли в космосе нечто необычное и отхватили от него кусочек. Чтобы вам показать. Но, когда мы вошли в систему, он начал метаться по кораблю, убил одного рабочего, и, покрывшись непонятно откуда взявшимся стеклом, уже несколько часов не может успокоиться.

- Ясно. Свинцовый ящик есть? - подумав, осведомился Тронстоун.

- Да, должны еще быть. В лаборатории.

- Давайте сюда один.

Наклонившись к пульту внутренней связи, Ясностар сказал:

- Гринлист, принеси на мостик из лаборатории один свинцовый ящик.

- Слушаюсь, - ответил динамик голосом рабочего, и пульт отключился.

- А зачем ящик?

- Посмотрим, - ушел от ответа Тронстоун.

Вскоре на мостике появился Гринлист с небольшим ящиком.

- Поставь его на пол в центре и открой, - потребовал Тронстоун.

- И? - нахмурился Ясностар. - Что, Тронстоун?

- Подождем, - отмахнулся тот.

Вскоре стало заметно, что, пролетая вблизи ящика, шар всякий раз замедлял скорость. Наконец, попав в ящик, шар уже не смог выбраться из него и вскоре затих на его дне.

- Ну, вот и славно, - Тронстоун закрыл ящик и понес его к выходу. - Ясностар, пока отдыхайте и ждите моего приказа.

- А что делать с гибелью рабочего?

- Оформите его смерть как несчастный случай.

- Понял.

Спустившись на бетонное поле космодрома, Тронстоун показал содержимое ящика начальнику космопорта и сказал:

- Это всего лишь гравитационный ускоритель. И ничего страшного в нем нет.

- Смотрите, Тронстоун, вы сами это сказали.

Положив ящик в багажник аэрокара, Тронстоун сел за руль, и, покинув космодром, приехал в свой институт.

Поднявшись во взрыво-техническую лабораторию, Тронстоун оставил ящик в ее центре, и, надежно заперев помещение, прошел в свой кабинет, попутно дав секретарше задание созвать весь персонал лаборатории.

- Когда запускать людей?

- Как только соберутся все.

- Хорошо, Виктор Константинович.

Закрывшись в своем кабинете, Тронстоун только-только собрал мысли в кучу, как с пульта раздался голос секретарши:

- Виктор Константинович, персонал собрался.

- Тогда пусть заходят.

В открывшуюся дверь вошли десятка два молодых людей, которые расселись за столом.

- Итак, - начал Тронстоун, - в вашей лаборатории находится ящик с шаром, который реагирует, как мне думается, на все виды внешних воздействий. Поэтому он находится в свинцовом ящике. Вам необходимо выяснить его способности, чтобы при вероятном использовании обезопасить самих себя. И имейте в виду, что он уже убил одного человека как лист бумаги на борту звездолета, на котором его доставили сюда. Вопросы есть?

- Виктор Константинович, в каких направлениях вести исследования?

- Во всех. Мне надо знать, на что именно способен этот шар, если его подбрасывает в воздух от малейшего излучения. Еще вопросы?

- Когда нужен результат?

- Как можно скорее. И вы должны быть уверены в ответе на все сто. Вопросы?

В этот раз ответом было молчание.

- Тогда идите. Работайте.

Встав из-за стола, молодые люди покорно удалились.

Не сговариваясь, они толпой направились к лаборатории. В центре испытательного зала на полу стоял свинцовый ящик.

- Ну что, откроем? - осведомился Саша.

- Ты что, забыл слова Тронстоуна? - вставила Марина. - Эта штука способна убить человека.

- Тогда нам нужен специальный инструмент, - решительно сказал Миша. - Рома?

- Да?

- Ты хорошо управляешься с роботом. Запускай. Начнем.

Ретировавшись из лаборатории, молодые люди расселись в операторской.

В испытательный зал въехал робот. Подкатив к ящику, он осторожно открыл его и достал содержимое.

Шар блистал в свете потолочных прожекторов, храня в себе черное нечто, которое хорошо было видно в объективах видеокамер лаборатории, но неразличимо.

- Черное сердце, - сказали хором ребята.

- Что ж, - подытожил Рома. - Так его и назовем.



* * *



Делегаты все еще прибывали, а он уже понимал, что прилетят не все.

Так и вышло.

Пересчитав собравшихся на террасе космопорта представителей миров, он обнаружил отсутствие пятерых делегатов.

- Аваранакес, - позвал одного из делегатов, - почему отсутствуют пятеро наших?

- Они уже не наши, Квазаранас, - отозвался тот. - Перед самым началом заседания я получил сообщение, что сегодня их приняли в состав Новой империи. И…

- Договаривайте, Аваранакес, - нахмурился Квазаранас.

- Они уже присягнули в верности Новой империи.

«До каких пор мы будем терять самые перспективные миры?», - спросил себя Квазаранас и обратился к собравшимся:

- Друзья! Братья! Сегодня мы потеряли еще пятерых наших собратьев по оружию. Сегодня они были приняты в ряды Новой империи. И, присягнув на верность империи, они тем самым предали нас. Если так пойдет и дальше, то вскоре все мы потеряем свою свободу и сгинем под пятой ненавистной нам империи, и не сможем воздать Старой империи по заслугам.

По рядам делегатов пронесся одобрительный гул.

Квазаранаса поддерживал каждый из присутствующих на собрании, ибо каждый считал себя нужным их союзу.

- Раньше все мы думали, что, вступая в ряды Новой империи, они будут и впредь верными нашему делу. Но, как оказалось, это не так.

На сцену к Квазаранасу поднялся Аваранакес:

- Квазаранас прав. Только что мы получили информацию, что пятеро наших братьев больше таковыми не являются. Они присягнули в верности Новой империи. А, значит, стали нашими врагами. Теперь мы понимаем, что и Старая и Новая империи – наши враги!

Террасу наполнили крики негодования.

- Все они должны заплатить за предательство! - кричал Аваранакес.

И собрание поддерживало его своим негодованием.

Потребовав тишины, Квазаранас сказал:

- Пора действовать!

Над террасой снова пронесся одобрительный гул – делегаты жаждали мести.

Подождав, пока делегаты успокоятся, Квазаранас продолжал:

- На чьих планетах закончены технологические процессы?

Лишь один из делегатов сначала поднял руку, а затем встал:

- У нас закончены спасательные модули.

- Это те, которые идут к тяжелым крейсерам?

- Да.

- А кто должен был забрать их у вас?

- Ерсонпсто, - ответил тот. - А он сегодня вступил в Новую империю.

- Хорошо. Кто собирает корабли?

- Звездолеты собирают у нас. - Поднялся другой делегат.

- Тогда, Синокко, вы и заберете шлюпки.

- Понял.

- Кстати, Синокко, как у вас с корпусами?

- Они готовы. За исключением недостающего оборудования. Не хватает систем навигации и вооружения.

- А эти системы у нас делали… - Квазаранас запнулся, но Аваранакес пришел на помощь:

- Эсперостров и Гриброст. Сегодня они вошли в состав Новой империи.

- Они уже должны были закончить сборку оборудования, - вставил Синокко.

- Тогда заскочим и заберем системы, - решил Квазаранас. - По сотне кораблей для решения каждой задачи. Прошу добровольцев остаться. Остальные свободны.

Но ни один из делегатов не сдвинулся с места. Лететь хотели все.

- Поймите же, что, летая такой большой толпой по галактике, мы навлечем на себя подозрения. Посему делаю поправку: четыреста пятьдесят кораблей. Причем три команды по сотне кораблей будут перевозить оборудование, а три команды по пятьдесят кораблей будут охранять колонны. Теперь понятно?

По террасе прошел шепоток, и, наконец, делегаты начали покидать собрание.

Оставшиеся добровольцы самостоятельно разделились на четыре команды.

«Два по сто и два по пятьдесят», - отметил про себя Квазаранас. И сказал:

- Кто летит к Эсперострову?

- Мы, - донеслось из сотни, которая стояла слева от Квазаранаса.

- А вы, значит, летите к Грибросту, - сотня справа кивнула. - Тогда в путь.

Оставшись в одиночестве, Квазаранас подумал:

«Если мы не соберем эти корабли, то не выстоим против имперской армады».

Немного подумав, Квазаранас оставил космопорт на охрану дежурной смене, и, поднявшись на борт своего звездолета, дал команду компьютеру подготовить корабль к старту, когда ожил динамик пульта внешней связи:

- Господин Представитель, что доложить Президенту, если он справится о вас?

- Я на последней обитаемой планете нашего спирального рукава.

- Понял, - отозвался динамик и затих.

Оторвавшись от бетонного поля космодрома, звездолет вышел на орбиту планеты, как вдруг подала голос сирена.

Выключив устройство, Квазаранас включил систему внешнего обзора.

Встречным курсом шли три звездолета дальнего действия.

- Имперский патруль, - скривившись, проговорил делегат. - Только их здесь не хватало.

Патруль, не снижая скорости, прошел прямо над кораблем Квазаранаса и направился к солнцу.

- Ну вот, - усмехнулся Квазаранас и подумал:

«Надо быть осмотрительней. Придется сделать крюк».

Обманный маневр был прост. Делался большой круг вокруг созвездия, затем бросок на твердотопливных двигателях, а не на гравитационных, а там уже корабль ложился на нужный курс.

Подлетая к планете Синокко, Квазаранас постоянно проверял забортную обстановку, дабы не быть застигнутым врасплох.

Но все было тихо.

С разрешения наземного оператора космопорта звездолет Квазаранаса приземлился на свободной площадке.

Его встречал начальник космопорта:

- Добро пожаловать, Квазаранас.

- Вы знаете меня?

- Вы уже как-то прилетали к нам.

- Синокко тут?

- Был. Взял звено грузовиков и улетел.

- Хорошо.

Квазаранас огляделся. В свете вечернего солнца примыкающие к полю космодрома строения выглядели зловеще.

- Это доки? - указал он на строения.

- Да. Звездолеты собираются там.

- Я взгляну?

- Да, пожалуйста.

Вблизи доки казались большими, а внутри просто огромными.

Мощные прожекторы освещали металлические тела кораблей, гораздо больше тех, которые эксплуатировались сейчас по всей галактике.

Рядом не было видно рабочих.

- А почему нет рабочих?

- Звездолеты готовы. Как только привезут недостающие блоки, рабочих соберут снова. Незачем их тут держать без дела.

- Логично.

Улетая, Квазаранас очень надеялся на то, что ни его, ни других делегатов патруль не выследит, и империя не нанесет удар первой.



* * *



Ночь разорвал истошный крик сирены.

Дежурная смена не спала.

Быстро определив причину тревоги, операторы заметно побледнели.

К планете с большой скоростью приближался кусок камня.

Центральный экран покрылся синей навигационной сеткой, на которой четко обозначилась опасность. И данные по ней настораживали.

- Астероидная опасность! - объявил старший смены, прочитав заявление компьютера. - Вызвать начальника космопорта! Закрыть космопорт для кораблей! Подготовить к старту ракеты ближнего действия!

- Уже сделано, Виктор Иванович, - отозвался оператор.

- Хорошо. На какую дальность выставлены таймеры?

- На световую секунду.

- Сколько у нас времени до запуска ракет?

- Компьютер говорит, что до запуска ракет осталось чуть меньше часа. Какие будут указания?

- Ждать. Ждать начальника космопорта.



Телефон долго звонил, прежде чем рука все еще спящего человека средних лет нащупала трубку, и, нажав кнопку, поднесла к уху.

- Слушаю, - сказал сонный голос.

- Борис Гаврилович, у нас астероидная опасность.

- Куда придется удар?

- Центр атлантического океана, примерно на экваторе.

- Сколько до запуска ракет?

- Три четверти часа.

- Через четверть часа я буду у вас.

- Хорошо.

И на том конце провода повесили трубку.

Сквозь сон, мало что разбирая, Борис Гаврилович собрался, и, сев в присланную за ним машину, приехал в космопорт.

Ворвавшись в операторскую, начальник поначалу заставил дежурную смену выпрямиться по стойке «смирно». Затем рявкнул:

- Доложите-ка обстановку, Виктор Иванович!

- До запуска ракет менее получаса, Борис Гаврилович. Сейчас цель вдвое дальше Луны.

- Как далеко вы обнаружили астероид?

- Приборы системы ближнего прикрытия обнаружили его на марсианской орбите.

- Значит, его кинетическая сила будет невероятно огромна, - словно бы в раздумье, произнес начальник космопорта. - Пусть стартуют две… три ракеты.

- Всё понял, - согласился Виктор Иванович.

- Вот. Надо отодвинуть точку встречи как можно дальше от Земли. А у ракеты семь минут запасного хода. Поэтому пусть стартуют на пять минут раньше.

- Есть, - отрапортовал Виктор Иванович и лично занялся этим вопросом.

Пройдя к центральному пульту, Борис Гаврилович внимательно посмотрел на плавно двигающуюся на центральном экране смертоносную точку. Астероид двигался очень быстро. Этот кусок камня грозил гибелью не только цивилизации на Земле, но и самой планете.

Начальник космопорта вздрогнул, когда прочитал появившиеся на экране данные. Приборы вычислили примерный диаметр астероида – около двух тысяч километров.

«Тут что-то не чисто», - подумал начальник космопорта.

А между тем время тикало.

- Виктор Иванович, время до запуска ракет уменьшили на пять минут?

- Да.

- А стартуют три ракеты?

- Да.

- Хорошо…

В назначенный срок три точки появились на центральном экране и понеслись к цели.

Теперь все зависело оттого, насколько дальновидным считал себя начальник космопорта.

Все внимательно смотрели на экран и ждали итога битвы. А Борис Гаврилович подумал:

«М-да. Расформировали отдел дальней разведки. Вот и прозевали астероид».

А на передовой было жарко.

Встретив камень ровно в той точке, где и было задумано, ракеты разорвали нарушителя спокойствия на множество мелких осколков, которые разлетелись в разные стороны.

- Виктор Иванович, потрудитесь посчитать, сколько осколков упадет на Землю, и приготовьте орудия ближнего боя.

- Борис Гаврилович, на Землю упадет всего четыре осколка: три – в Тихий океан, чуть севернее северного тропика…

- А что четвертый?

- Четвертый упадет в мексиканском заливе.

- Продолжайте работу.

- Слушаюсь, Борис Гаврилович, - отрапортовал старший смены.

Собравшись, было, уйти обратно домой, шеф не успел выйти в двери, как на центральном пульте раздался пронзительный писк.

- В чем дело? - обернулся он.

- В поясе астероидов посторонний корабль, - доложил один из операторов.

- Кто посмел вторгнуться во внутренний круг?

- Корабль опознан. Это высокопоставленный гость. Он использовал телепортацию.

- Когда он будет у нас?

- Часов через десять, примерно.

- Тогда следите за ним. Если что, я дома.

- Хорошо, Борис Гаврилович, - отозвался Виктор Иванович.

Выйдя из здания космопорта, шеф подошел к ожидавшей его машине.

- Домой, - сказал он водителю.

Развернувшись, машина, рванув вперед, взяла нужный курс.

«Что-то начинается, - думал Борис Гаврилович, сидя в кресле, - знать бы, что именно».



2



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 28
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 13.02.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1