Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Город (глава пятая)

5



Солнце уже скрылось за горизонтом, когда на стене одного из выходящих на главную улицу города домов появилось белое пятно, из которого вышли люди в белом.

Не теряя времени, Алексеев сразу включил регистратор, который, впрочем, ничего интересного не показал.

- Что там, профессор?

- Ничего. Это уже второй сектор, в котором мы ведем поиск, - возмутился тот. - Тут явно что-то не так.

- Вы думаете, что регистратор здесь перестает работать?

- Да, но тогда я не придал этому значения. Даже директор посоветовал прикрепить к нашему подопечному еще один маяк.

- Может, сначала обойдем все секторы с регистратором, а потом уже займемся розыском подопечного?

- Молодец. Пошли, - просиял Алексеев.

Но они не вошли в ожидавший их портал – краем глаза профессор увидел отбрасываемые в свете уличного фонаря тени от чего-то невидимого.

«Ну-ка, посмотрим, - с ходу решил он, - что это такое».

Выудив из-под одежды какой-то из парализующих пистолетов, он выстрелил по хозяину тени. Слабый ореол очертил контур первой черной фигуры, и идущих за ней таких же незваных гостей.

«Значит, он не один!».

А черные фигуры, перестав маскироваться, выстроились в шеренгу перед новыми блюстителями.

Их было четверо против двоих.

- Кто вы? - спросил помощник.

Но ответа не последовало.

- Зачем вы здесь? - снова спросил Штифтов.

И тут черные фигуры вытащили из-под плащей свои ржавые мечи. Стукнув ими о землю, незваные гости приготовились к битве.

- Вот, значит, как, - помощник почувствовал, как закипает. - Сейчас вы попробуете наш десерт.

- Что ты хочешь сделать? - удивился профессор.

- Сверкнуть. Разок.

Выхватив из-под одежды смертоносное оружие, Штифтов пальнул из него в одну из фигур. Яркая вспышка на секунду ослепила всех, а взрывная волна отбросила профессора с помощником к стене дома. Но когда их зрение восстановилось, блюстители увидели, что на улице их только двое. Они сами.

Там, где только что стояли четверо незваных гостей, черные плащи лежали под одной из стен, прижатые к земле ржавыми мечами.

Не веря своим глазам, помощник подошел к плащам и носком своего белого сапога потрогал их – тел в них не было.

- Вот так стрельнул, - похвалил его профессор.

Не прошло и нескольких минут, как из-за перекрестка послышался дружный топот. А затем люди увидели новых незваных гостей.

- Интересно, кто их сюда пустил? - недовольным тоном спросил профессор.

- Меня интересует другой вопрос, - помощник осматривал свое оружие.

- Какой же?

- Что мы будем делать, когда заряды закончатся?

- Тоже правильно, - профессор оглянулся и увидел еще одну толпу незваных гостей. Став спиной к помощнику, Алексеев выхватил свое смертоносное оружие и перезарядил его.

- Стреляем одновременно, - вдруг подал команду Штифтов.

- Будь так, - согласился с ним профессор. - Будь так.

- На счет «три»… Один, два, три!

Выстрелив одновременно, люди усеяли улицу плащами и мечами. А их самих прижало друг к другу так, словно им хотели переломать все кости.

- Очень интересно, - отдышался помощник. - Где другие, из этих?

- Ты как ребенок, у которого кончились игрушки.

- Потому что все это выглядит как игра. Какое-то это всё ненастоящее.

- Точно, - почесав в затылке, призадумался профессор. - Люди, которые гибнут от света. Все это очень странно.

- Зато их оружие, хоть и ржавое, очень даже настоящее. - Штифтов снова подошел к плащам и взял один из мечей в руки. - Ну, профессор, как будем искать нашего подопечного?

- Как ты сказал, - отозвался профессор. - Обойдем с регистратором город. Он должен опознать хотя бы одного из них. Если не тут, то в одном из других секторов.

- Откуда такая уверенность, профессор?

- Помнишь, блондины говорили, что нашли какого-то преступника и просили у нас код пластины нашего подопечного?

- Да. - Штифтов кивнул.

- Так вот, сдается мне, что оба ходока – наш и тот, преступник – находятся в одном и том же секторе.

- Это было бы хорошо, если бы подтвердилось, - с сомнением сказал помощник.

- Пошли искать – время идет.

Включив регистратор, профессор с помощником сначала определили свое местоположение, потом нашли центр города, и уже от него, идя по его ночным кварталам, искали хоть одного из двух неопознанных человек.

Свернув на очередном перекрестке, они увидели страшную картину: на асфальте лежало три растерзанных тела – два мужских и одно женское.

Присев, Штифтов пощупал пульс женщины и осмотрел края ее ран:

- Это незваные гости.

- Ты уверен?

- Да: на одежде много ржавчины.

- Похоже, черные гости здесь явно не на прогулке, - словно размышляя вслух, сказал профессор.

И тут они услышали крик.

Бросившись на голос, Алексеев и Штифтов пробежали несколько кварталов и увидели страшную сцену: четыре черные фигуры, выхватив свои ржавые – а в свете фонарей все выглядело именно так – мечи, грозили смертью парочке молодых людей. Парень собой заслонил девушку, а в его глазах читался страх.

- Смертоносное оружие при тебе?

- В кармане.

- Тогда – прикрывай с тылу. И будь готов к тому, что я упаду на тебя.

- Хорошо.

Помощник отодвинулся назад, и, став за спиной своего шефа, уперся ногами в землю, подперев собою профессора. А тот, почувствовав опору, прицелился и выстрелил.

Ослепительная вспышка накрыла квартал, взрывная волна раскидала парочку в разные стороны. Получив воздушный удар в лицо, Алексеев почувствовал, что опора за спиной начинает оседать. Согнувшись от неимоверного напора пополам, Штифтов дал профессору съехать по своей спине на асфальт.

Когда зрение к блюстителям восстановилось, они увидели лежащих у стены дома молодых людей, а еще дальше, у стены на перекрестке, лежали придавленные ржавыми мечами черные плащи.

Поднявшись на ноги, профессор быстро подошел к девушке и пощупал пульс на ее руке, а помощник занялся парнем.

- Девушка жива.

- Парень – тоже.

Тотчас девушка застонала, пошевелилась и открыла глаза:

- Кто вы?

В ее глазах читалась паника.

- Спаситель… мы спасли вас.

- А где?.. - она повернула голову и увидела приходящего в себя парня. - Авдей!

Тот открыл глаза:

- Вероника!

Подняв обоих, блюстители подвели их друг к другу.

- Ну что, живы?

Девушка, вздохнув, всхлипнула. А парень, переведя взгляд на спасителей, спросил:

- Кто вы?

- В данном случае мы – ваши спасители, - повторил Алексеев.

- Вы сами-то идти можете? - вставил помощник.

- Можем, - выдавил парень.

- Вот и славно – нам самим пора идти дальше.

- А что вы ищете?

- Ну…

- Может, вам поможет та дыра в стене?

- Где? - сразу встревожился профессор.

- Вон там, дальше по улице, - держа девушку одной рукой, парень указал, где видел дыру. - Оттуда они и вылезли.

- Спасибо.

Подойдя к зияющей в стене дыре, профессор с помощником заглянули в ее непроницаемую темноту.

Порывшись под одеждой, Штифтов достал шарик:

- Бахнем?

Алексеев посмотрел на предмет. Тот излучал голубой свет и легко умещался на ладони.

- Граната?

- Да.

- И много их у тебя?

- Горсть.

- Ну что, кидать? - улыбнулся Штифтов.

- Кидай, - Алексеев оглянулся в поисках укрытия, которое придется искать сразу после того, как граната будет брошена.

Бросив гранату в дыру, помощник поспешил спрятаться, и жестом посоветовал профессору сделать то же самое.

Не успел профессор спрятаться, как из стены ударил сноп света. Мимо блюстителей пронеслась ударная волна.

- Интересно, - Штифтов вышел из укрытия, пытаясь вернуть своему уху слух.

- Очень, - Алексеев находился в таком же положении.

И тут они увидели то, что их повергло в шок: закрывающаяся дыра, словно живая, светилась нереальными красками. Когда она затянулась, показалось, что ночное небо посветлело.

- Вот это представление, - поразился профессор. - Однако время не ждёт. Пошли.

Вскоре обход города закончился.

- Ну, что скажешь?

- Нужно либо перейти в другой сектор, либо домой.

- А домой зачем?

- Я бы вооружился получше, нежели сейчас.

- Хорошо, - посмотрев на регистратор, согласился профессор. - Возвращаемся.

По ту сторону портала их ждал главный офис отдела контроля за межпространственными перемещениями.

- Так, вооружаемся по полной, - распорядился Алексеев. - Берем столько, сколько сможем унести.

- Что верно, то верно. - Помощник посмотрел, что все его карманы полны: - Я готов.

- Тогда – пошли.

- В какой сектор сейчас?

Профессор взглянул на индикатор. На нем светились два из двенадцати секторов – места, где они с помощником уже побывали.

«Где же ты скрываешься? Где обитаешь?», - подумал профессор. И сказал:

- Идём в четвертый сектор.

- Наобум?

- Пусть будет так, - таинственно улыбнулся он…

Город спал.

Оглянувшись, Алексеев убедился, что до рассвета недалеко:

- У нас есть пара часов до рассвета, надо торопиться.

Включив регистратор, они вдвоем, не отходя друг от друга ни на шаг, сначала проверили центральную часть города, затем окраины. Но нигде не было ни преступника, ни их подопечного.

Направившись, было, обратно к порталу, помощник вдруг замер, и профессор, шедший сзади, налетел на него:

- В чем дело?

- Тихо, шеф. Здесь незваные гости. Со своими ржавыми мечами.

- Где?

- Там, - Штифтов на слух указал направление.

Вглядевшись в ночь, профессор увидел выходящих из дыры в стене незваных гостей.

- Похоже, они не ходят больше чем вчетвером.

- Похоже на разведгруппу, - изрек помощник.

- Значит, основные силы на подходе.

- Они могут быть уже здесь.

- Значит, они что-то ищут.

- Или кого-то.

- Кого же?

- Думаю, скоро мы это узнаем.

Выхватив смертоносное оружие, профессор, прислонившись к стене, прицелился, и, закрыв глаза, выстрелил.

Свет больно ударил по глазам даже через веки. По лицу ударила взрывная волна. Зато, когда он открыл глаза, зрение было в порядке. А вот Штифтов еще боролся с ослепляющим эффектом их оружия.

Подойдя к провалу, Алексеев заглянул туда. Но ничего не увидел.

Достав гранату, он посмотрел на помощника. Тот уже справился со слепотой и тоже подходил:

- Прячься.

- Понял, - и тот тотчас же скрылся из виду.

Кинув гранату, профессор тоже спрятался, и почуял только запах – света взрыва он так и не увидел. Снова подойдя к месту взрыва, он увидел, что провал уже затянулся.

«Получается, что чем дольше портал открыт, тем труднее его закрыть?», - пронеслось у профессора в голове.

Прислушавшись, он ничего не услышал. И, посмотрев на регистратор, сказал:

- Здесь больше делать нечего. Переходим в другой сектор.

- Какой на этот раз?

- Седьмой.

- С чего бы это вдруг?

- Многие люди придерживаются психологии счастливых чисел. Похоже, наш подопечный тоже в это верит.

- Сколько у нас шансов застать его там? Почему вы думаете, что мы не поймаем нашего подопечного в девятом секторе?

- «Семь» – счастливое число. А «девять» - сулит мучения. И каждый хоть сколько-нибудь образованный человек интуитивно выбирает счастливое число.

- А почему тогда мы прошли по этим трем мирам?

- Потому что они – на пути к «семерке».

И они друг за другом смело шагнули в открывшийся портал…

Стена, из которой они вышли, выходила на центральную городскую площадь.

Посмотрев на сверкающие в ночном небе звезды, Алексеев включил регистратор и замер: на экране прибора четко мигала красная точка – неизвестный был в этом секторе.

- Олег, наш клиент тут. Пошли.

- Что там у нас на приборе?

- По крайней мере, один тут.

- А что-нибудь конкретное прибор показывает?

- Увы, нет.

И тут они увидели его. И он увидел их.

Так и стояли на противоположных сторонах площади.

- Профессор, - прошептал помощник, - как будем брать?

- Достань что-нибудь парализующее, ударим из двух стволов, - ответил тот.

Штифтов как можно незаметнее полез под одежду, но в темноте шевеление белого балахона было слишком заметно.

Подопечный скрылся в ближайшем повороте, куда и ударили лучи пистолетов.

Подойдя к тому месту, где только что был их подопечный, блюстители увидели лишь обмороженный угол дома.

- Получается, что это замораживатели, - изрек профессор. - Это нельзя использовать к нашему подопечному. - И, увидев вопросительный взгляд Штифтова, добавил: - Быстро замороженные ткани восстановлению не подлежат.

- Да, правильно.

- Светает.

- Пора уходить – днем нам здесь в этих одеждах делать нечего, - решил Алексеев, и они скрылись в открывшемся портале.



* * *



Когда Тим дошел до города, заря на горизонте была уже в самом разгаре.

«Опять прятаться от всех, чтобы не поймали. Или попробовать вернуться днем?».

Эта мысль понравилась парню. Он улыбнулся и вернулся в свое укрытие. До утра.

Как и в прошлый раз, его разбудило солнце.

Выбравшись на улицу, Тим никого не увидел – праздник солнца закончился и город окунулся в работу.

Услышав звук двигателя, он насторожился.

Во двор въехала нагруженная мебелью грузовая машина.

«Что же, люди начали возвращаться в некогда брошенные дома. Интересно».

Из кабины вышел хорошо одетый человек. Обойдя свой транспорт кругом, он, видимо, довольный тем, что довез всё в целости и сохранности, сказал сам себе:

- Вот дом, который построил… построю я.

Не замедлила показаться еще одна машина, из которой вылезали человек десять.

- Ну, Веня, в какой дом хочешь заселиться? - осведомился один из них.

- Пожалуй, в этот, - водитель грузовика показал на тот дом, в подвале которого и прятался Тимофей.

«Так, - с горечью подумал он. - Теперь, похоже, придется искать другое убежище. Но где? - и, помолчав с минуту, добавил: - Потом придумаю».

Встав, парень вышел на открытое место и собрался, было, покинуть двор, когда поселенцы увидели его.

- Эй, смотрите, бомж, - сказал один, - Хватайте его.

Тим даже опомниться не успел, как оказался в их крепких руках.

- Ты кто? - надменно спросил тот, кого звали Веня.

- Прохожий.

- Значит – бомж, - ухмыльнулся Веня. - Валик, вызови-ка сюда милицию. Пусть разберутся с этим… - Веня смерил Тима презрительным взглядом, - с этим фруктом.

Тот, кого звали Валентин, вытащил из кармана телефон, и набрал нужный номер:

- Милиция? Приезжайте в переулок Градского. Тут мы поймали какого-то бомжа. Не иначе как вор. - И, положив трубку, добавил: - Может, тебя, красавчик, объявили в розыск, а ты тут прячешься? Непорядок.

Вскоре невдалеке послышалась сирена.

- А вот и блюстители порядка. Сейчас нам все станет ясно.

Во двор вошли двое милиционеров.

- Вы вызывали милицию? - обратился один из них к новоселам.

- Да, мы. - Строители показали блюстителям порядка Тима: - Вы не знаете этого… человека?

- О, - обрадовались оба милиционера, - а мы его уже объявили в розыск. Спасибо вам, ребята.

Надев наручники на арестанта, милиционеры поволокли его к машине, в которой для него было отведено очень мало места. Чтобы закрыть дверцу, блюстителям порядка пришлось обоим нажать на нее всем телом. А через несколько минут уже в участке они усадили Тима на стул перед столом, за который сел один из двоих милиционеров. Второй, посматривая на парня, ходил взад-вперед по кабинету.

- Ну-с, начнем, - сказал сидящий за столом милиционер. - Ты знаешь, что тебя объявили в розыск?

- Теперь знаю.

- Так, хорошо, - милиционер начинает нервничать. - Ты этих знаешь?

Тим взглянул на предъявленные ему фотографии блондинов.

- Может и знаю. Не помню, - пожал плечами преступник.

- Так, значит, разговаривать ты не хочешь.

- Я не пойму, чего вы от меня хотите.

- За последние две ночи в городе были убиты десять человек. И мы знаем, что это дело рук каких-то бомжей, вроде тебя.

«Бомжами они считают незваных гостей. Неужели незваные гости за две ночи убили так много народу?», - промелькнуло в голове Тима, и он спросил:

- Вы хотите обвинить меня в смерти десяти человек?

- У тебя есть алиби на эти две ночи?

- Нет. Я же обитаю в нежилых кварталах, где никто по собственной воле не ходит.

- Вот и славно, - улыбнулся все тот же милиционер.

Мерящий шагами кабинет милиционер вдруг спросил:

- Какое вы при себе носите оружие?

- То есть как «какое»? Никакого.

- Денис, - обратился тот к напарнику, - я схожу, отправлю наряд в тот двор, чтобы поискали оружие.

- Хорошо, Максим, - сказал сидящий за столом милиционер.

Максим вышел, а Тим, только сейчас бросив взгляд на погоны Дениса, спросил:

- Товарищ капитан, а чем их убили?

- Тебе лучше знать. Ведь убил их ты.

- И все же?

- Где твой ржавый меч? - накинулся на задержанного пришедший Максим.

- У меня и хорошего нет. Уже не говоря о ржавом, - изумился преступник.

- Тогда чем таким ржавым ты их убивал?

- Кого?

Капитан вышел из себя. Вытащив из ящика стола кипу фотографий, он бросил их на стол перед Тимофеем:

- Смотри. Смотри! Все они на твоей совести. Разве не ты их всех убил?!

Картинки с мест преступлений были ужасными.

Но не это волновало Тима.

Он присматривался к окружающим сцену насилия пейзажу: стенам домов, пешеходному переходу, дорожному полотну и старался запомнить все мелкие детали, прикидывая в уме, где это могло происходить.

- Нет, - вскоре сказал он таким тоном, словно ему показали не фотографии с едва ли не расчлененными телами, а какие-нибудь веселые картинки.

В ярости милиционер вырвал фотографии из рук Тима и бросил в ящик стола.

- Ты сидел? - неожиданно спросил он.

- То есть?

- Судим?

- Нет.

- А ну-ка давай сюда свои руки. - Капитан достал из другого ящика какой-то прибор, и, сняв отпечатки пальцев преступника, вышел из кабинета, и вскоре вернулся. - Сейчас твои пальчики проверят, и будет ясно, сколько ты отсидел на зоне.

- Что-то вы путаете, товарищ капитан…

- Демон тебе товарищ, упырь…

В открывшихся дверях кто-то передал поверх головы Тима какой-то лист бумаги, содержание которого, похоже, сильно озадачило капитана Дениса.

- Ты давно здесь? - осведомился тот.

«Если скажу, что давно, то решит, что я скрываюсь, - подумал Тим. - Если скажу, что нет, решит, что я беглый. А если скажу, что не знаю, отправит в психушку. Будь что будет». - И сказал:

- Сразу после войны.

Лицо капитана побледнело. Было такое впечатление, что его глаза сильно увеличились:

- Ты Тимофей? Единственный уцелевший в том бою человек?

- Да.

- Но это ничего не меняет, - пришел в себя Денис. - Герои – тоже люди. Преступление может совершить каждый. Ты по-прежнему подозреваемый в убийстве десяти человек.

- У вас есть улики?

- Был бы человек, а улики найдутся.

Тим услышал, как дверь отворилась снова, и из-за его спины вышел Максим:

- Ничего.

- Нет?

- Абсолютно.

- Так, хорошо, хорошо. Конвой!

- Вызывали? - почти тотчас услышал Тим за спиной чей-то голос.

- Уведите арестованного. В камеру.

- Встать! - потребовал голос за спиной.

Тим послушно встал, повернулся, и увидел перед собой человека в военной форме. Тот взял его под руку, едва ли не вытолкнул из кабинета, и указал:

- Вперед.

Вскоре они оказались в другом крыле здания, когда военный приказал:

- Лицом к стене! - а сам в это время открыл камеру. И добавил: - Вперед.

Едва Тим оказался в камере, дверь за его спиной закрылась, лязгнул засов.

«Вот, - подумал арестант, - теперь я в тюрьме. Интересно, что от меня хотели те двое блондинов?».

Сев на деревянную кровать, он еще раз огляделся. Через узкое окно с решеткой в камеру бил свет. Солнечный свет. По его направлению Тим определил, что уже середина дня.

«Посидели, и будет, пора отсюда выходить», - подумал он, и решил действовать.

С глухим взрывом решетчатое окно вылетело наружу. Примерившись, парень вылетел наружу следом за ним. Повиснув на оставшемся вместо окна провале, Тим, сориентировавшись в обстановке, спрыгнул со второго этажа и со всех ног бросился в окружавшие здание участка с тыла проулки нежилой части города.

«Скорей бы уйти из города», - крутилось у него в голове.

Но для этого нужно было забрать кое-какие вещи из укрытия.

Добравшись до своего двора, Тимофей прислушался. Во дворе кто-то был, но это были не те, кто, не моргнув глазом, сдали его в руки милиции.

Заглянув во двор, он увидел одетую в черные одежды толпу в его центре. Но это не были незваные гости. Это были обыкновенные люди. Потому парень и решился открыто пройти к своему укрытию и забрать свои вещи.

На Тимофея никто не смотрел. Но, когда он сделал несколько шагов, его услышали, и Тимофей тотчас стал объектом всеобщего внимания. Ближайшие двое из компании молодых людей взяли его под руки и привели в центр, где, как понял Тим, находился их предводитель.

- Ты кто? - коротко осведомился тот.

- Живу я тут.

- Бомж? - предводитель молодых людей оглядел нежилой двор. - Ты знаешь, кто мы?

- Нет.

- А этих знаешь?

Проследив взглядом за рукой предводителя, Тим увидел лежащих на асфальте тех самых переселенцев, которые сдали его в руки милиции. Они были мертвы.

- Видел. Однажды.

- Когда?

- Сегодня утром.

- Ну, это не важно. Ты знаешь, что мы убиваем любого, кто нам не нравится? А нам ты не нравишься.

Мгновенно оценив ситуацию, Тим высоко подпрыгнул, бросив себе под ноги голубой шарик, и закрыл глаза.

Ослепительная вспышка наполнила собой двор, взрывная волна раскидала молодежь в разные стороны и помогла парню запрыгнуть на крышу одного из домов.

С крыши открывался чудесный вид на окрестности и загородный пейзаж. Увидев кладбище, Тим вспомнил, куда собирался, и решил больше не медлить.

Спустившись вниз, он, перерыв все свое укрытие, ничего не нашел.

«Украли», - с горечью подумал он.

Выбравшись наружу, парень взял курс в сторону кладбища. Пробираясь проулками, он вскоре оказался на окраине города. И цель уже была видна невооруженным глазом.

Оглядевшись, Тимофей вышел на открытое место, и собрался, было, покинуть черту города, когда его окликнули:

- Эй, парень?!

Тим оглянулся: метрах в ста перед ним стояла машина, возле которой стояли три милиционера с автоматами.

- Иди-ка сюда, молодой интересный, - сказал один из них. И все трое повернули автоматы в его сторону.

«Ну, вот и ушел», - подумал Тимофей, подходя к милиционерам.

- Как звать? - надменно спросили его.

- Тимофей.

- Тот самый Тимофей?

- Тот самый.

По лицам милиционеров было видно, что они собрались отпустить парня. Но тут в машине зазвонил телефон.

- Слушаю, - поднял трубку один из них.

Слушая, он все пристальней смотрел на Тимофея и сдвигал брови к переносице.

«Больше ждать нельзя», - решил он, подпрыгнул и швырнул в машину шарик.

За спиной грохнул взрыв, а догнавшая парня взрывная волна перекинула его через близстоящее пятиэтажное здание.

«Нужно что-то делать», - приземлившись, подумал преступник.

И тут он вспомнил о Марго.

«Беспокоится, наверное». – Тим почувствовал, как сердце защемило. И он отправился к заводу напрямую. Проулками.

Как ни странно, завод не был обложен вооруженной охраной.

«Они что, не знают, что на свободе особо опасный преступник?».

Постояв перед окнами Маргариты, Тимофей смело направился к посту охраны.

- Вам кого? - осведомился дежурный офицер.

- Маргарита есть?

- Сейчас. - Поговорив с кем-то по телефону, дежурный сказал: - Куда идти, знаете?

- Да, спасибо.

Поднявшись на нужный этаж, Тимофей открыл дверь офиса, повергнув весь его персонал в шок.

Первой из шока вышла Сирофима:

- Сейчас, милок. Сейчас.

Взяв Тимофея за руку, она отвела его к кабинету Марго:

- Стучи и входи. - И по-матерински похлопала его по спине.

Постучав, парень вошел в кабинет. Увидев его, Рита встала, и они замерли в объятьях друг друга.

- Ну, привет, - ослабив объятья, Тим взглянул в глаза Марго.

- Я так тебя ждала. - Приглядевшись, она спросила: - Что-то случилось?

- За мной погоня.

- Кто?

- Милиция. Ты не знаешь, есть ли в городе биохимическая лаборатория?

- Есть, - нахмурилась девушка. - А тебе зачем?

- Нужно. Не спрашивай пока ни о чем. Потом. Хорошо, милая?

- Хорошо, - и она снова обняла его.

Когда ее объятья снова ослабли, посмотрел в ее глаза и спросил:

- Как туда попасть?

- Я сама отвезу тебя туда.

- Не боишься подставиться?

- Я как-то об этом не думала. Значит, едем?

- Да. Хорошо, - преступник заметно повеселел.

Выйдя из своего кабинета, молодые люди направились к выходу. На ходу Марго подмигнула Симе. Та подмигнула в ответ.

Покинув здание, они сели в машину и поехали туда, где находилась лаборатория.

- Вот только лаборатория заброшена, - вставила Марго на середине пути, не сводя глаз с дороги. Там сейчас работает Аорша. Он возглавляет группу инженеров, которые восстанавливают лабораторию.

- И давно он там работает?

- Порядочно.

Вскоре машина снова свернула на перекрестке, и, проехав еще немного, остановилась перед заброшенным на вид зданием.

Не успели ребята вылезти из машины, как к ним подошел Аорша:

- Марго, рад видеть. И тебя, Тим. Что случилось?

- Мне нужна биохимическая лаборатория, - сказал преступник.

- А мы только-только запустили все системы. Даже проверить, толком, не успели.

- Ничего, справимся, - махнул рукой Тим. Подойдя к Марго, он обнял ее: - Езжай на работу. Я потом зайду.

- Точно?

- Думаю, да.

- Ты думаешь, а я беспокоюсь, - укорила она его.

- Ладно, поезжай.

Поцеловав девушку, Тим посадил ее в машину, и, дождавшись ее отъезда, посмотрел на Аоршу:

- Ну, идем, посмотрим, что там, в лаборатории…

Лишь глубокой ночью Тим вышел из здания лаборатории.

Направившись к центральной площади, он вскоре остановился – дорогу ему перегородили черные убийцы.

«Ну, что ж, подеремся. И я посмотрю в ваши глаза перед вашей смертью».

Подскочив к одному из незваных гостей, Тим, выхватив его меч, сначала снес голову хозяину меча, затем вступил в неравную схватку с остальными тремя.

«А дерётесь вы скверно».

Последний из незваных гостей был на редкость прытким, но не опытным. Обезоружив незваного гостя, Тим прижал его к стене, и, приложив сталь к горлу, обнажил его лицо.

На Тимофея смотрело разлагающееся лицо мертвеца.

- Что вам нужно?

- Мир, - прохрипел мертвец.

- «Мир» – то есть место?

- Да.

- Что еще?

- Ключ… Ты все равно не поймешь, - хрипло засмеялся мертвец.

- Ты давно закончил свой путь, - тихо, но отчетливо сказал Тим, готовясь перерезать трупу горло. - Упокойся с миром.

- Теперь мы знаем, как ты выглядишь, - прохрипел мертвец напоследок.

Меч сделал свое дело, и труп тотчас истлел. Посмотрев на других противников, преступник увидел, что и те истлели.

«Интересное кино».

Направившись к центральной площади, Тим вдруг увидел блюстителей. Они стояли на противоположной стороне центральной площади города.

«Откуда они появились? Я же отправил их к праотцам!».

Один из блюстителей полез за пазуху, и Тим, сообразив, что надо уходить, для начала спрятался за ближайшим углом. Услышав легкий шелест, бросился прочь со всех ног.

Искать другое укрытие.



* * *



Выбравшись из «плацинды», космические корабли, построившись боевым порядком, начали облет планеты.

Со стороны это было похоже на выброшенные в космосе кем-то тарелки.

- Внимание всем кораблям, - раздался из динамика голос командира эскадры. - Включить антирадарную защиту – выходим на низкую орбиту.

Корабли ощетинились силовыми полями и продолжили полет.

- Внимание всем кораблям, - снова сказал динамик голосом командира эскадры. - Перейти на невидимый режим полета – приближаемся к зоне военных действий.

- Выполнять, - подтвердил команду осьминог. Его корабль шел вторым по счету, и он должен был немедленно выполнить команду.

Он не верил, что председатель решился на крайние меры.

«Если их техника способна нас заметить, то они расстреляют нас прежде, чем мы хоть раз облетим планету».

Настроив один из экранов на максимальное увеличение, он увидел происходящие внизу бои местного значения.

Это была битва двух пустынных государств, судя по всему, за территорию, на которой могли оказаться какие-нибудь полезные ископаемые. И дрались пехотинцы не на жизнь, а насмерть. В ход шло все, что могло принести противнику хоть какой-то урон.

«Неужели люди настолько ненавидят друг друга, что убивают без зазрения совести?», - подумал осьминог, смотря на поле битвы.

И тут он увидел, как вниз с большой скоростью уходит прибор. Он, без какого-либо видимого тормозящего устройства на борту, уносил к планете свою тайну.

«У нас есть время, чтобы посмотреть результат десантирования этих самых приборов», - подумал осьминог.

Но то, что он увидел собственными глазами, повергло его в шок.

«Неужели обязательно надо было так жестоко… - тут он вспомнил, как сам совсем недавно призывал к смене населения на планете. - Вот тебе и нравы в высоко развитой цивилизации».

Снова взглянув на экран, осьминог увидел уже другую картину, но такую же ужасную.

- Сколько сброшено приборов? - вдруг спохватился он.

- Этот – четвертый, - доложил штурман. - А разбили его профессионально.

Посмотрев на карту планеты, осьминог увидел, что эскадра прошла уже треть орбиты.

«А ведь еще несколько витков…».

Действительно, никто из капитанов кораблей эскадры не знал, сколько им придется намотать кругов вокруг планеты, пока будут сброшены все приборы.

- Капитан, еще один прибор, - снова сказал штурман.

Кинув взгляд на центральный экран, осьминог увидел еще один уходящий вниз аппарат.

«Значит, такая картина должна быть по всему миру, - подумал он. - Но куда же всё девается?».

Оценив скорость и ширину эскадры, осьминог задал задачу бортовому компьютеру. И тот определил, что им придется сделать три витка вокруг планеты, прежде чем высеются все выданные по приказу председателя приборы.

«Будет хорошо, если к третьему витку у нас не появятся проблемы».

На экране мелькнул мирный пейзаж, почти тотчас же сменившийся картиной боевых действий.

«Как земля носит настолько ненавидящих жизнь и друг друга людей?», - продолжал сокрушаться осьминог.

И тут он вспомнил ситуацию в недавнем прошлом своей собственной планеты.

То была все уничтожающая война воды и суши. Война тогда точно шла не на жизнь.

Но, в конце концов, стремление жить победило. На планете сам собой установился мир, изжив у обитателей стремление убивать.

«Может, для этой планеты мы и есть тот стимул к жизни, какой остановил нас на нашей планете?».

А эскадра становилась все меньше и меньше – отстрелявшись, корабли выходили на высокую орбиту и поворачивали обратно. Но, тем не менее, пока их по-прежнему было очень много.

И вот первый виток подходил к концу, когда прямо по курсу замаячили какие-то корабли.

- Внимание, - снова голос командира эскадры вывел экипаж из задумчивости. - Снизить скорость движения, в бой с местным населением не вступать.

- Командиру эскадры от второго, - осьминог вышел в эфир.

- Слушаю тебя, второй, - отозвался тот.

- Кто приказал не вступать с местным населением в конфликт?

- Председатель.

- Понял. Конец связи.

- До связи, - отозвался динамик все тем же голосом.

Снизив скорость, дисколеты, несколько рассеявшись, прошли сквозь скопление кораблей местных жителей.

- Внимание всем кораблям. Увеличить скорость до расчетной.

Указание командира пришлось к месту – сообразив, что инопланетян они упустили, местные корабли рванули вслед за эскадрой.

- Капитан, - сказал штурман, - нас преследуют.

Осьминог переключил один из экранов на тыловые радары и увидел, что их преследовали те корабли, которые отважились стать на защиту своей планеты.

- Командир об этом знает? - в голосе осьминога послышалась тревога.

- Похоже, что нет, - высказался штурман.

- Почему?

- Потому что из-за вашего любопытства пришлось снизить высоту полета, - пояснил штурман. - Мы летим ниже остальных. А те, кто летит в хвосте эскадры, похоже, назад вообще не смотрят.

- Значит, надо известить командира, - проговорил осьминог и вышел в эфир: - Второй командиру.

- Слушаю тебя, второй, - отозвался динамик голосом командира эскадры.

- Нас преследуют корабли местных жителей, которые вышли на орбиту.

- Ждите. Сейчас решим, что с ними делать.

«Командир что, с председателем советуется по каждому вопросу?».

Но тут динамик снова ожил, и экипаж услышал новый приказ:

- Не открывать огня. Разрешены обводные маневры в створе направления основного курса.

- Второй командиру, - тотчас вступил в разговор осьминог.

- Слушаю тебя, второй.

- Защиту включать?

- Транзитную.

- Команда принята.

- Что всё это значит? - осведомился старпом.

- Хорошо… Обводные маневры – это уходить с линии атаки, не давая противнику выстрелить. А транзитная защита – в случае, если противник все-таки успел выстрелить, система телепортирует снаряд сквозь корабль, не изменяя его траекторию. Но в этом случае могут пострадать корабли местных жителей. Поэтому эти два способа защиты и применяются крайне редко… Ладно, за работу.

Члены экипажа занялись своим делом.

- Как далеко преследователи?

- Они почти настигли нас, - доложил штурман.

- Хорошо. - Воткнув свой ключ в гнездо, осьминог набрал на своем пульте необходимые коды, и сказал: - Все включено. Поехали.

К тому моменту, когда эскадра местных кораблей догнала инопланетную эскадру, с каждой стороны оказалось примерно одинаковое количество кораблей. Притом, что первоначальная численность эскадры пришельцев была вдвое больше местной эскадры.

Со стороны это было похоже на объединение двух роев насекомых. Собравшись воедино, рой вдруг рассыпался на пары – за каждым пришельцем летел местный корабль.

Нашлась пара и кораблю осьминога.

- Включить маневровые двигатели на полную мощность, - успел приказать капитан перед тем, как корабль самостоятельно начал побег от взявшего их на прицел корабля противника.

Уступая инопланетянам в скорости, местные корабли все же не упускали их из виду, и на экранах периодически всплывала красная надпись: «атака».

- Второй командиру, - вышел в эфир осьминог.

- Что у вас?

- Советую всем надеть скафандры.

- Команда принята.

Когда связь с командиром оборвалась, осьминог повернулся к своим подчиненным:

- А вы чего сидите? Одевайтесь – не хватало еще оказаться за бортом.

- А причем тут это? - не понял старпом.

- Вы еще не забыли, что у нас на борту прибор?

- Да, - согласился старпом. - Мы его еще не сбросили.

- А вы видели, что он делает?

- Да, капитан.

- Тогда вы должны понимать, что будет, если прибор сработает здесь.

Лица подчиненных вытянулись.

- То-то, идите, одевайтесь. Немедленно.

Одевшись, осьминог снова занял свое место на мостике.

А между тем ситуация изменилась. И не в лучшую сторону – гоняясь за дисколетами, ракетопланы открыли огонь. Но, судя по всему, пока ни один корабль из эскадры инопланетян не пострадал. Зато сами ракетопланы только и успевали уворачиваться от собственных ракет и снарядов.

«Теперь малейший удар может натворить непоправимое», - подумал осьминог.

Но, как ни странно, эскадра продолжала выполнять задание председателя. Взглянув на экран, осьминог увидел, что эскадра завершала второй виток.

- Капитан, сброшен еще один прибор, - доложил штурман.

- В этой суматохе мы, заметив один, могли пропустить три или пять приборов.

И тут осьминог заметил на экране, что один из кораблей их эскадры уходит, уводя за собой ракетоплан. Это был не кто иной, как только что сбросивший прибор дисколет.

«Будет хорошо, если ракета не вернется», - подумал капитан.

Но оказалось хуже. Упустив добычу – уходя от преследования, дисколет включил двигатели на полную мощность – ракетоплан вернулся назад. Но не успел увернуться от собственного снаряда. Огненный бутон расцвел там, где только что находился ракетоплан.

Взрывная волна раскидала близнаходящиеся корабли в разные стороны.

А в следующую секунду на месте битвы не было ни ракетопланов местных жителей, ни дисколетов инопланетян.

Там остались тела местных жителей. Мертвые. Приборы, которым еще предстояло найти свои координаты на поверхности планеты. И инопланетяне: живые – которые послушались осьминога, и мертвые – которые не прислушались к его совету.

Осмотревшись, осьминог понял, что немногие выжили в этой экспедиции.

«Нет, пока еще не выжили, - спохватился осьминог. - Надо еще добраться либо до станции, либо до планеты».

Второе его пугало больше, нежели первое. Вот только первому не суждено было сбыться. Включив нарукавный пульт управления скафандром, осьминог понял, что топлива хватит либо для торможения в плотных слоях атмосферы, либо для объединения с другими выжившими. Судя по данным радара, станция была на высокой орбите. И для того, чтобы до нее добраться, требовалось гораздо больше топлива, нежели имелось в баках скафандра.

«Только бы не сгореть при входе в плотные слои атмосферы».

Тут его внимание привлекло какое-то зарево. Повернувшись, осьминог увидел, что приборы начали самостоятельно входить в плотные слои атмосферы. На каждом включились двигатели, позволившие им продолжать путь по орбите.

«Вот мой шанс!».

Догнав один из приборов, осьминог уместился между его дюзами.

«Надеюсь, скафандр выдержит вход в атмосферу».

Нарукавный пульт показывал, что топлива в баках больше нет.

«Утешает то, что при ударе нечему будет детонировать».

А между тем прибор начал входить в плотные слои атмосферы.

Сначала прибор начало сильно трясти. Потом вместе с дрожью начала расти температура. Осьминог почувствовал жар даже через скафандр. Вскоре жар и тряска стали нестерпимыми…

Очнулся осьминог от сильного толчка.

Открыв глаза, теперь уже бывший капитан увидел двух выходящих в двери людей. Не было сомнений в том, что именно они приволокли его сюда.

Подняв голову, он увидел другие лежавшие на нем скафандры, в которых, без сомнения, были, в лучшем случае, выжившие соратники по эскадре.

«Живой!», - была первая промелькнувшая в его голове мысль.

Выбравшись из-под тел собратьев, осьминог встал.

Помещение, в котором они находились, было сделано из металла. Пощупав стену, осьминог сквозь перчатку ощутил такой холод, каким обладали только очень прочные металлы. Окон не было, а потому в помещении было очень темно. Лишь щель по контуру дверного проема давала свет, чтобы внутри было хоть что-то видно.

«Заключение. Плен, - подумал осьминог. - А что потом? Смерть?..».

Ощупав себя, он понял, что дело безнадежное – не было ни оружия, ни инструмента.

«Что ж, подождём», - решил осьминог, усаживаясь на свободное от тел его товарищей место на полу.



* * *



Черный господин стоял на крыльце своего дворца.

Создав в вечных облаках экран, он наблюдал за действиями своих воинов в верхних мирах.

Его сильно порадовали их выходки на улицах городов. Он даже мысленно пожелал своим воинам удачи.

«Верхних миров много, а наш один, - криво ухмыляясь своим серым лицом, думал он. - Вот бы добраться до Верховного мира. Я бы там похозяйничал. Жаль, что я туда не могу попасть. Но это только пока».

Но нашлось в верхнем мире и то, что сильно разозлило черного господина.

Его воинов убивали.

Дав команду своим солдатам найти виновника, он, не скоро, но все-таки увидел его.

Глазами одного из своих солдат черный господин увидел двоих в белом.

«Помнится, двое таких же ребят недавно сильно попортили мое войско, - пронеслось у него в голове. - Значит, придется самому поохотиться на них».

Сменив в облаках картинку, черный господин увидел лицо того, кого так долго искали его воины.

Как ни странно, им оказался молодой человек.

Вглядевшись в его лицо, черный господин подумал:

«Вот еще один достойный противник! Что ж, мой выход!».



6



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 18
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 13.10.2017




00



1 1