Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Город (глава четвёртая)

4



«Утро» было совершенно обычным. Заехав в гараж научного корпуса, машины Алексеева и Штифтова стали на свои парковочные места, а сами биологи подошли к дежурному офицеру:

- Блондины вернулись?

- Нет.

Профессор с помощником переглянулись.

- Пошли, - коротко приказал Алексеев.

- Интересно, что их могло задержать? - осведомился Штифтов, когда они вошли в лабораторию.

- Странно, что ты им сочувствуешь, - заметил профессор.

- Они ведь тоже люди.

- Тоже верно.

- Мне кажется, что задержать их мог только тот, за кем они бегают до сих пор.

- Безуспешно, судя по тому, что блондинов нет, - добавил Алексеев. - Ничего, информация из секторов доходит быстро. Скоро все узнаем.

Словно в подтверждение этого в наступившей тишине раздался телефонный звонок.

Подняв трубку, профессор услышал:

- Профессор Алексеев?

- Да, директор.

- Жду вас у себя.

- Сейчас?

- Да, сейчас.

- Понял.

Положив трубку на место, профессор сказал:

- Я – к директору, а ты жди здесь.

- Хорошо.

Миновав секретаршу, Алексеев вошел в кабинет директора:

- Вызывали, директор?

- Да, - директор встал. - Только что пришло сообщение, что в одном из секторов погибли работники отдела контроля.

- И что теперь будет?

- Теперь из административного корпуса должно прийти приказное извещение о новом назначении в отдел контроля за межпространственными перемещениями.

- Как вы думаете, кого назначат туда?

- Я жду развития событий. Кстати, советую вам то же подумать по поводу сложившегося положения.

- Хорошо.

- Вы свободны. Если что, вам сообщат.

Вернувшись в лабораторию, профессор застал своего помощника за компьютером.

- Что-нибудь нашёл?

- Для начала вам придется объяснить мне.

- Что именно?

- Всё. Всё, что происходит. И не только здесь.

- Подожди, - Алексеев сел за свой стол: - Ты что же, ковыряясь в подключенном к сети компьютере, ничего не знаешь?

- Именно. Именно я ничего не знаю.

- Так вот, - вздохнул профессор, - когда ты, наконец, защитишь свою докторскую, тебя посвятят во все нюансы этой истории. А пока скажу, что когда наше солнце потухло, наши ученые, рассчитали, что выжить до переселения мы сможем только в том случае, если станем переходом между двенадцатью мирами.

- Портал?

- Да, портал.

- Поэтому миры вокруг нас называются секторами?

- Да. И это пока все, что ты должен знать.

На столе зазвонил телефон.

- Алексеев? - услышал профессор в трубке.

- Да, директор.

- Зайдите ко мне.

- Сейчас?

- Да.

- Понял.

И профессор положил трубку на место.

- Зачем звал?

- Пока не знаю… Ты вот что, посиди здесь и разведай обстановку в секторах. А я схожу к директору.

- Хорошо.

Поднявшись на лифте на нужный этаж, Алексеев вскоре вошел в приемную директора.

- Профессор, - сказала секретарша, - директор ждет вас.

Войдя в кабинет директора, профессор сел за стол.

- Хорошо, что вы сидите. Вот, - директор протянул профессору какой-то по виду официальный лист.

- Что это? - Алексеев почувствовал что-то неладное и не хотел смотреть на протянутый лист.

- Это официальный приказ. И мне не надо говорить вам о том, откуда его прислали.

Взяв в руки ламинированный стандартный лист, Алексеев прочитал:

«…Ввиду чрезвычайности сложившейся ситуации и в связи с безвременной гибелью работников особого отдела

Приказываю:

Назначить временно исполняющими обязанности работников особого отдела Алексеева Марка Петровича и Штифтова Олега Григорьевича.

Прямые обязанности с означенных работников лаборатории андрологии биологического отдела научного корпуса не снимать.

Верховный судья…».

- И что теперь нам делать? - профессор вернул бумагу директору.

- Принимайте дела. И заканчивайте начатые блондинами дела.

- Это что, бегать по секторам и ловить того самого преступника, который, возможно, убил блондинов?

- Правильно понимаете, - улыбнулся директор. - А так же чтобы навести в секторах элементарный порядок. Иначе… Вы сами знаете, что начнется, если порядок в секторах не будет наведен.

- Понял.

- Можете идти… Копию приказа вам дать? - осведомился директор у собравшегося, было, выйти из кабинета профессора.

- Нет. Если потребуется, сомневающихся я направлю к вам.

- Удачи. Она вам потребуется.

- Благодарю.

Выйдя из кабинета директора, профессор направился к лифту. Конечно, он помнил, что произойдет, если порядок в секторах не будет наведен.

«…Если в секторах нарушится установленный порядок, - сказал академик перед смертью, - прервется нормальный обмен энергии между мирами. И нашему миру, в лучшем случае, придется несладко. В худшем – планету разорвет на части…».

Вскоре профессор вернулся в лабораторию:

- Ну, как дела?

- Ничего, профессор. В секторах относительно тихо.

- То есть? Относительно чего?

- В одном из секторов наблюдается след биофизического возмущения.

- Как давно было возмущение?

- Часов двенадцать назад.

- Очень интересно. А отследить сектор ты можешь?

- Нет, - помощник колдовал над клавиатурой, - даже если след останется еще немного, то нам все равно придется найти его вручную. К тому времени след уже испарится.

- Обходить дозором все двенадцать секторов?

- Другого выхода просто нет… Что сказал директор?

- Нас с тобой назначили новыми блондинами.

- На какой срок?

- До тех пор, пока мы не наведем порядок в секторах. Задача минимум: поймать пресловутого преступника, и вернуть нашего подопечного.

- А задача максимум?

- Задача максимум все та же: завершить проект и переселиться в один из секторов. Тот, который выберет для постоянного места жительства наш подопечный.

Отдел контроля за межпространственными перемещениями напоминал оружейный склад. В каждом его кабинете было столько оружия, что хватило бы для не одной сотни человек.

- Очень интересно, - говорил Алексеев, рассматривая содержимое кабинетов.

- А мы что, всё возьмем с собой?

- Нет, не всё. Нам, прежде всего, нужен живой преступник. А для этого надо взять всё, чтобы преступника обездвижить и отконвоировать к Верховному судье в административный корпус.

- Значит, нас переподчиняют административному корпусу?

- Считай, что мы здесь в командировке. Так что ничего не ломай.

- Понял, - помощник положил обратно какое-то страшное на вид орудие – то ли убийства, то ли захвата.

- Пошли, у блондинов должно было остаться хоть что-то из описания их вооружения.

Войдя в тот самый кабинет, оба биолога сели за единственный на всём этаже компьютер.

Короткий экскурс по базе данных компьютера покойных блондинов показал, что блюстителей в секторах убивали не так уж и редко.

- Надо же, - подивился Штифтов, - за историю портала в секторах полегло почти сто человек.

- Если брать с нынешними блондинами, - заметил профессор, - то сто набирается.

Дальнейшие раскопки базы данных показали, что в отделе смертоносного оружия было гораздо больше, нежели щадящего.

- Что ж, тогда берем все виды из щадящего арсенала, и один вид – самый перспективный – из смертоносного.

- Понял, - отозвался Штифтов. - Одеваемся?

- Да.

В одном из шкафов Алексеев нашел одежду разных цветов.

- Смотри-ка: балахоны разных цветов. Тебе какой: красный или желтый?

- А в крапинку есть? - отозвался тот.

- Не завезли.

Подойдя к шкафу, помощник выбрал белый балахон с черной подкладкой.

- Объясни, - потребовал Алексеев.

Штифтов сначала надел балахон белым наверх. И тот засветился ровным, едва переносимым глазом светом.

- Ну, это ясно, - поддержал его профессор.

Затем помощник надел балахон черной стороной наверх.

- Не понял, - признался Алексеев.

- Это если нужно будет прятаться ночью.

- Но мы же блюстители.

- Вот только жители секторов об этом не знают. А если знают, то не сильно жалуют.

- Резонно. Хорошо, одеваемся так, как ты хочешь.

Надев балахон белым наверх, Олег подошел к зеркалу:

- Профессор, я похож на блондина.

- Вот только волосы и глаза не те.

- Не, волосы я красить не буду.

- Я тоже не буду менять цвет волос, - поддержал его Алексеев. - Пойдем так.

Нацепив на себя все необходимое оружие, новые блондины начали искать выход в сектора.

Но портала нигде не было.

Замерев в центре кабинета, Алексеев оглядел кабинет.

- В чем дело?

- А ты осмотрись.

Штифтов огляделся.

- Ничего не замечаешь?

- Нет.

- Здесь должно быть что-то фальшивое. Не настоящее.

Внимательно приглядевшись, помощник подошел к фальшивой двери и ткнул в нее пальцем. Тот вошел в стену, как в туман.

- Точно, - одобрил Алексеев, - молодец.

- Каждый ас в своем деле, профессор, - заметил помощник.

- Пошли.

И новые блюстители скрылись в портале.



* * *



Проснулась Марго оттого, что в глаза ей бил солнечный свет.

Решив, что родители устроили ей световую атаку, девушка собралась, было, разразиться ругательствами. Но, открыв глаза, замерла, словно парализованная.

В окно с далеких гор бил самый настоящий солнечный свет выползающего из-за горизонта на ясное голубое небо солнечного диска.

Вид рассвета гипнотизировал, и Рита не могла оторвать от сего зрелища своих прекрасных глаз. Она смогла сделать это только тогда, когда услышала голос мамы:

- Отойди от окна, будет плохо глазам.

- Мама, он восхитителен.

- Кто это там восхитителен?

- Рассвет, мама, - Марго повернулась к маме, но в первую секунду ничего, кроме солнечного зайчика не увидела.

- Хорошо. Вот только не надо так долго на него смотреть. Наши глаза хоть и приспособлены к свету, но к искусственному, а не натуральному, солнечному. Пошли кушать.

- Сейчас, мама.

Подождав, пока мама уйдет, а глаза снова придут в норму, Маргарита переоделась в купальник и искупнулась в бассейне. Это подняло итак уже приподнятое настроение. Но поднять его на максимальную планку мог только тот, к кому она в последнее время была неравнодушна.

«Где он сейчас? Как он там?».

Но она не знала, как там Тим. О нем она практически ничего не знала. Как, впрочем, и о себе не очень-то рассказывала.

Придя на кухню, Марго остолбенела – стол ломился от яств, словно был какой-то очень большой праздник.

- Доброе утро.

- Доброе утро, доченька, - хором отозвались родители.

- Что празднуем? - лаконично осведомилась девушка.

- Возвращение солнца, - ответил отец. - Присаживайся. Поешь, как следует.

- Но…

- Сегодня праздник у всей планеты, - важно сказал папа. - Сегодня выходной.

«Посмотрим».

Сев за стол, Марго хорошо поела. Да так, что еле вышла из-за него.

- Наелась? - заботливо спросила мама.

- Да, спасибо.

- Вот, возьми, - папа достал откуда-то очки с толстыми черными стелами. - Наденешь перед тем, как выйти на улицу.

- Но они же страшные.

- Все сейчас носят именно такие, - парировал тот. - Солнце ударило внезапно. А потому каждый надел то, что было в моде перед тем, как солнце «погасло».

- Они, - Марго взяла очки в руки, - были в моде несколько столетий назад?

- Именно.

- Хорошо, - Рита нехотя сложила подарок в сумочку, добавив про себя: - Посмотрим.

Выйдя на улицу, она мгновенно окунулась в атмосферу радости и счастья.

Народ ликовал, радовался, и не собирался на работу – не каждый день солнце возвращало свой свет многим миллионам жителей полпланеты.

Приглядевшись, Марго увидела, что каждый из гуляющих, а она увидела почти всех своих соседей сразу, был в таких же, как в ее сумочке, очках.

«Что ж, наденем. Надеюсь, солнце не скоро погаснет».

Надев очки, девушка пошла на работу.

А праздник не ограничивался одной улицей. Каждая следующая пересекаемая ею улица была заполнена ликующими людьми, радовавшимися едва ли не с большим шумом, нежели те, кого Марго уже миновала.

Не обошел праздник стороной и промышленную зону. Хоть этого сразу и нельзя было разглядеть, но по запаху Маргарита поняла еще на лестнице, что в отделе обстановка как раз нерабочая. Войдя в отдел, она увидела в общем зале длинный ломившийся от яств стол и стоящих по обеим его сторонам своих подчиненных.

- С праздником! - приветствовали они её.

А спиртное уже было заботливо разлито по бокалам. Подняв свой бокал, Рита сказала тост:

- За солнце!

- За солнце! - подчиненные, звякнув бокалами друг о друга, осушили их.

- К столу.

Набросившись на закуску, подчиненные уплетали ее за обе щеки. На фоне этого казалось, что сама Марго ничего не ест.

Разлив спиртное по бокалам, мужчины огласили второй тост:

- За нас.

Снова чокнулись, выпили, закусили. И тут началось.

- Танцы, - объявил Владов, включая неизвестно откуда взявшийся магнитофон.

Заиграла хорошая музыка. Подчиненные разбились на пары. А Марго загрустила – она хотела, чтобы с ней был Тим, но не знала, где его искать. У нее не было его фотографии, она даже не знала его фамилии, чтобы облегчить поиск.

Став у окна, Маргарита смотрела на разгоревшееся утро за окном.

- Маргарита, разрешите пригласить вас на танец? - услышала она голос своего заместителя.

- Спасибо, но нет.

- Как пожелаете.

Отвернувшись к окну, девушка вдруг увидела его. Тим стоял под ее окнами, и смотрел прямо на нее.

«Неужели он?», - сердце Марго зашлось, ей стало трудно дышать, из головы напрочь повылетали все мысли.

Снова выглянув на улицу, Марго снова увидела Тимофея. Поняв, что это был не мираж, она позвонила дежурному офицеру.

- Слушаю вас, - отозвался тот.

- Сейчас подойдет молодой человек. Спросит меня. Пропустите его и помогите найти мой кабинет.

- Хорошо. Как скажете.

Вернувшись к окну, Марго снова посмотрела на Тима и пошевелила жалюзи.

Увидев ее, парень скрылся из виду и вскоре появился в дверях офиса в сопровождении дежурного офицера.



Проснулся Тим оттого, что в лицо ему светил яркий свет.

Первой его мыслью была тревожная:

«Это что же, меня нашли? Но как? Я ведь не оставлял следов!».

Выбравшись из неприметной кучи строительного мусора, парень сбросил с себя старую шкуру какого-то зверя, и, прикрывая глаза рукой, пошел на свет.

Выбравшись из своего укрытия, Тимофей увидел над головой ясное небо.

Утреннее ясное голубое небо.

«Что-то я не понял. - Недоуменно почесал он в затылке. - Если я обитаю на ночной стороне города, то откуда здесь взяться солнцу?».

Подняв голову, он увидел, что солнечный свет отражался от осколка оконного стекла, попадал прямо в дыру в асфальте в центре нежилого двора центральной части города, откуда только что и вылез парень.

«Еще недавно город был разделен барьером, - думал Тим, слушая доносившийся до него уличный шум. - А что теперь творится в городе?».

До центральной площади было два квартала, но теперь парню предстояло преодолеть их при свете солнца. Днем.

Выглянув на улицу, парень сначала увидел толпы ликующего народа. Затем он увидел солдат. Похоже, армия сообразила раньше милиции, что к чему, и что делать. Они охраняли процессию, совершенно не интересуясь им самим – разглядывая ликующих жителей, Тимофей открыто вышел на тротуар.

И хоть у каждого из вышедших на улицу жителей были надеты на глаза очки с толстыми черными стеклами – процессия напоминала бал кротов – никого это не интересовало.

Ликовали все. Причем ликовала и другая часть города.

Забравшись на крышу одной из высоток, парень увидел, что всё местное население, высыпав, на улицы города, ликует так, словно случилось чудо.

«А и в самом деле, - задумался преступник, - это и есть чудо. Почему бы не радоваться?».

Спустившись во двор, Тим выглянул на улицу. Процессия миновала его двор, но ушла недалеко, а значит, он мог к ней присоединиться. Что он и сделал.

Идя с другими, одетыми в красочные одежды жителями по улице, парень постоянно косил глаза на охранников. Те не уделяли ему никакого внимания.

«Неужели меня больше не ищут?».

Внутри у Тимофея потеплело. И ему на минуту захотелось остаться в городе.

«Нет, нужно возвращаться, - одернул он себя, - хватит гулять».

Свернув на одном из перекрестков, парень быстро миновал центральную часть города – несмотря на то, что вернулся нормальный режим смены дня и ночи, жители все еще обходили эту часть города стороной, исключением была именно та процессия, благодаря которой преступник покинул свое укрытие. Добравшись до края города, он увидел загородное кладбище.

«Сейчас слишком опасно – в городе много людей. Придется ждать ночи, - решил Тим. - А пока осмотрюсь в самом городе».

Снова повернув к центру, преступник вскоре оказался на базаре, где увидел мясные ряды. И милиционеров.

Те с показным безразличием прохаживались между рядами, совершенно не обращая внимания на кражи.

«Они что, сошли с ума? - у Тима лаза на лоб полезли, когда он увидел явную и неприкрытую кражу товара с прилавка. Продавец при этом ничуть не встревожился, а милиционер даже отвернулся. - Халява?».

Но тут же одернул себя:

«Если им известны кражи сырого мяса, и если они ухитрились связать их со мной, то это не что иное, как провокация. Нужно быть на стороже. Но без мяса мне сегодняшнего дня не прожить!».

Прохаживаясь между прилавками, словно что-то ища, Тимофей метким взглядом выловил в толпе очередного воришку, и, проводив его до мясных рядов, ловко выдернул из его рук только что украденный внушительный кусок хорошего мяса. Жестом парнишку, преступник направился к выходу с базара, ненавязчиво оглядываясь, ожидая погони. Но таковой не было.

«Если нет погони, значит, они знают, где я прячусь, или же просто ведут меня».

Выйдя с базара, Тимофей, поплутав по улицам города, решил, что слежки больше нет, и свернул к укрытию. Там он и расправился с едой.

«Так, а что у нас в бывшей темной части города?».

Покинув свое укрытие, парень интуитивно нашел контору Риты.

Став под окнами ее офиса, преступник всмотрелся в происходящее там, и вдруг увидел Марго. Она стояла и через жалюзи смотрела прямо на него.

Мысль пришла сама собой.

Найдя вход в учреждение, парень столкнулся с дежурным.

- Вам кого?

- Мне нужна Маргарита.

- Ага. Идемте.

- Куда?

- Ну, вам же нужна Маргарита. Идемте, я проведу вас к ней.

Поднявшись на нужный этаж, они вдвоем прошли по коридору, и, открыв еще одни двери, оказались в юридическом отделе.

Маргарита и Тимофей увидели друг друга, и всё остальное тотчас же осталось за гранью их восприятия. Только восхитительная музыка заставила их кружиться в летящем танце. Не чувствуя под собой ног, они все быстрее и быстрее кружили по залу, ничего не замечая вокруг. Даже когда музыка закончилась, они продолжали танцевать.

Понимая всю серьезность ситуации, Сирофима жестами заставила всех выйти, снова включила музыку, вышла сама, и, закрыв за собою дверь, сказала не терпящим возражения тоном:

- Что вы себе понимаете. Ну, любовь у них. Идемте в мой кабинет.

Видимо, неправильно нажав кнопки на магнитофоне, Сима запустила запись по кругу, и только когда запись пошла по третьему кругу, парочка поняла, что пора остановиться.

От резкой остановки ноги девушки подкосились, и она повисла на руках парня.

- Ну-ну, нельзя же так, - Тим почувствовал, как сильно забилось девичье сердечко.

Усадив Марго на стул, он дал ей выпить из бокала.

- Ну как?

- Волшебно, - ее бросило в краску.

Поцеловав девушку в губы, он нежно обнял ее.

Почувствовав что-то неладное, Марго спросила:

- Идешь?

- Да, надо идти, - он взглянул на нее полными тоски глазами.

- Вернешься?

Посмотрев на небо за окном, парень прошептал:

- Время покажет.

Перевалив за полдень, солнце заторопилось к горизонту – своему первому закату после возвращения.

Крепко поцеловав девушку, парень посмотрел ей в глаза.

- Не поминай лихом, - обняв Риту, сказал Тим, и, не оборачиваясь, ушел.

Выйдя из отдела, преступник оглянулся. Маргарита стояла у окна, в ее глазах были слезы.

Посмотрев еще с минуту, Тимофей пересёк город из конца в конец, и пошел прочь.

До кладбища, с которого он и пришел, парень добрался только тогда, когда солнце уже давно скрылось за горизонтом.

Вот только увидел Тим там совсем не то, на что рассчитывал.

Все кладбище было заполнено воинами, одетыми во все белое и стоявшими аккурат на могилах.

Тимофей намеревался, было, войти на кладбище, но не смог – нечто не пускало его. И это нечто было настолько мощным, что поначалу испугало преступника.

- Кто вы?

«Войско, отвоевавшее у костлявой мир». - Прозвучали в его голове чужие мысли.

- Могу я войти?

«Пока души наши не упокоятся с миром, сюда никто не войдет».

- А…

«НЕТ!».

«Значит, придется возвращаться», - горько усмехнулся про себя парень и повернул к городу.



* * *



Из воронки портала над северным полярным океаном выплыл огромный, едва ли не больше самой планеты, похожий скорее на орбитальную станцию, чем на простой звездолет, плоский как блин корабль.

Выйдя на высокую орбиту, он лег в дрейф. И к нему тотчас же начали пристыковываться появляющиеся словно из ниоткуда корабли разных типов.

Со стороны это было похоже на вбирание огромной «плациндой» в себя крохотных пирожков – настолько была велика между ними разница в размерах.

Когда прибытие кораблей закончилось, в главном конференц-зале «плацинды» собрались их командиры. Без обезличивающих скафандров инопланетяне выглядели настолько разными, что с виду ни о каком даже маломальском сотрудничестве не могло быть и речи. Уже не говоря о деловых связях.

Встав, председательствующий похожий на кусок ветки с большими глазами инопланетянин, обвел всех собравшихся взглядом, спросив:

- Все собрались?

За столом пополз шепоток, и другой, видимо, самый смелый из подчиненных сказал:

- Все, председатель.

- Тогда начнем, - отозвался тот. - Кто хочет высказаться?

Но повисшее над столом молчание никто не нарушил.

- Тогда начну я.

Встав, председатель принялся мерить зал большими шагами – высотой едва ли не в три метра, он переставлял ноги в половину своего роста.

- Во-первых, я приказывал как можно меньше показываться на глаза местным жителям. Этот мой приказ что, никто из вас не слышал? Почему до сих пор наши корабли в открытую бороздят атмосферу планеты?

Ответа не последовало.

- Во-вторых, я приказывал грамотно обслуживать силовые узлы портала. А что получается?! - председатель повысил голос: - Наземные узлы работают с перебоями, а про подводные я уже не говорю!

Подчиненные, поникнув, молчали.

- В третьих, кто посмел открыто выступить от нашего имени? Кто осмелился открыть карты?

За столом снова царило молчание.

- И, в-четвертых, - продолжал председатель, - кто похитил двух местных жителей с целью дерзких опытов? Вам что, опыта предыдущих экспериментов не хватило? - Председатель сел в свое кресло за столом. - Я жду ответов на поставленные мною вопросы. Решайте, кто будет говорить.

Переглянувшись, подчиненные снова посмотрели на председателя, и один из них, похожий на осьминога, встал:

- Разрешите молвить, председатель.

- Молви.

- Вот вы приказывали нам не показываться на глаза местным жителям. А как же нам тогда быть, если на планете идут нескончаемые войны? Гибнут люди, чью силу мы используем для работы портала, чтобы курсировать между измерениями. Своими войнами население отбирает у нас космическую энергию, которую планета аккумулирует на благое дело. Портал работает все хуже и хуже. Это первое. Во-вторых, насколько мне известно, силовые узлы обслуживаются грамотно, должным образом. Вот только из-за этих самых войн они получают силу в недостаточном количестве, чтобы правильно работать. В-третьих, мои подчиненные в человеческом обличии были внизу. Да, это я посмел открыть карты – если молчать и дальше, наши корабли либо просто не смогут сюда пройти, либо отсюда выйти. И, в-четвертых, это мои подчиненные похитили тех двух людей. Чтобы человечество вразумить. Негоже народу, какому-либо, себя уничтожать. Председатель, я ответил на ваши вопросы и жду вашего вердикта.

Председатель встал, прошелся по залу, и снова сел в свое кресло:

- Вы вините во всем местных жителей?

- Да, председатель.

- Что же вы предлагаете?

- Поменять население планеты. Дабы покончить с перебоями поступления энергии.

- А вы знаете, что в этом случае портал гарантированно не будет работать еще несколько сотен лет?

- Да. Но, учитывая то, что нам он служит уже не одно тысячелетие, оглашенные мною методы считаю верными.

- А вы знаете, что войны – не только естественная стадия становления цивилизации, но и коррекция хода жизни самой планеты?

- Но сами войны считаются пороком любой цивилизации.

- А вы знаете, что сама планета является живым организмом?

- Знаю, председатель, - осьминог шевельнул лежащим на столе щупальцем.

- А нам нужно пользоваться этим порталом постоянно.

- Но, председатель, другого способа восстановить работу портала я просто не вижу.

- Хорошо. Я выслушал вас. Присаживайтесь.

Осьминог занял свой стул.

- Высказанные здесь суждения неверны, - сказал председатель. - Кто еще хочет высказаться?

- Разрешите мне, председатель? - спросил другой подчиненный, похожий на гигантскую жабу.

- Пожалуйста.

Зеленый великан встал:

- Председатель, а если переместить ось планеты?

- Дальше.

- Изменится климат, и местному населению какое-то время будет чем заняться, нежели войнами.

- Изменится климат, погибнут многие из многих, - словно бы размышляя, сказал председатель. - Те немногие, кто останется в живых, позавидуют мертвым… Нет, этот метод – не выход из сложившегося положения.

- Но, председатель…

- Я вас выслушал. Присаживайтесь.

Жаба села.

- Больше никто не желает высказаться? - председатель окинул собравшихся зорким взглядом.

На этот раз за столом царило молчание.

- Так вот, - председатель снова встал и зашагал по залу. - Я выслушал тех из вас, кто хотел высказаться. Теперь послушайте меня. Я приказываю привести все силовые узлы портала в рабочее положение. Кроме того, вывести на всех узлах максимальный коэффициент полезного действия.

В знак согласия с председателем все подчиненные за столом встали.

- На это вам дается час. Через час снова сбор. Здесь.

При полном молчании подчиненные встали и покинули конференц-зал.

Подойдя к иллюминатору, председатель посмотрел на вылетающие из станции корабли.

«Менять климат, менять местное население, - думал он. - Дилетантская точка зрения. Надо тихо и красиво выйти из положения. И не наломать дров!.. Есть. Есть способ! - председатель улыбнулся. - Есть способ закончить эти войны. Хотя бы на какое-то время. И очень даже неплохой».

Довольный от распирающей его идеи, председатель плюхнулся в свое кресло и связался со своими помощниками:

- Принесите мне чего-нибудь крепкого.

- Слушаюсь, хозяин, - ответили из динамика.

Через минуту председатель пил что-то зеленое и вязкое из объемной коричневой чашки. И, ухмыляясь, посматривал на часы. Те тикали, а отпущенное подчиненным время стремительно истекало. И его осталось совсем немного.

Отпивая очередной глоток, председатель поперхнулся – станцию ощутимо тряхнуло.

- В чем дело? - осведомился он по внутренней связи.

- Начали прибывать корабли, - ответил динамик.

- Очень хорошо. Когда соберутся все, запускайте в конференц-зал.

- Есть, - ответил динамик и отключился.

Допив свой малопривлекательный на вид напиток, председатель успел избавиться от чашки, прежде чем двери зала открылись, впустив подчиненных.

Рассевшись за столом, подчиненные, как по команде, посмотрели на председателя.

- Ну, - сказал тот. - Чем обрадуете?

Подчиненные переглянулись, покивали друг другу, и осьминог поднял щупальце:

- Председатель, разрешите?

- Пожалуйста.

- Все силовые узлы, - осьминог оглядел сидящих собратьев, - приведены в норму.

- Это правда? - председатель заглянул в глаза каждому подчиненному.

И каждый из них кивком подтвердил сказанное осьминогом.

- Очень хорошо. Теперь нужно сделать, как я скажу…

- Председатель, разрешите добавить? - перебил его осьминог.

- У вас есть еще что-нибудь?

- Да, надеюсь, ваше предложение важное, потому что если окажется иначе, то вы навлечете на себя мой гнев.

- Я понимаю, председатель, - осьминог снова встал. - И, тем не менее, скажу: на планете возвращен нормальный режим смены дня и ночи.

- То есть как «нормальный»? - председателю понадобилось несколько секунд, чтобы осознать услышанное. - Планета уже который век не имеет смены дня и ночи.

- Теперь имеет.

Заявление осьминога произвело эффект разорвавшейся бомбы.

В зале повисла гнетущая тишина.

Чувствуя, что идея теряет актуальность, председатель спросил у осьминога:

- Это точные сведения? Вас не могли ввести в заблуждение?

- Нет, председатель.

- Как давно возвращен естественный режим смены дня и ночи?

- В течение последних суток, двух – максимум.

- То есть, у вас нет точной информации?

Осьминог промолчал.

- Хорошо. Сколько вам нужно времени, чтобы выяснить данный факт и привезти доказательства?

- Нужно сделать один виток вокруг планеты.

- Хорошо. Мы подождем.

Осьминог вышел.

- Смирно! Капитан на мостике! - прокричал кто-то за спиной осьминога, когда тот появился на своем корабле.

- Вольно. Отстыковываемся. Делаем один виток вокруг планеты по экватору, снимаем то, что я скажу, и возвращаемся, - сказал капитан.

Выпрыгнув из «плацинды», звездолет, став невидимым, вошел в плотные слои атмосферы.

- Включить видеокамеры, - приказал капитан.

Сбросив скорость, корабль, не меняя курса и высоты, начал облет главной планеты солнечной системы.

Внизу, в основном, проплывали города на суше – те немногие реки, которые пересекали сушу с севера на юг, из одного океана в другой, казались настолько тонкими, что неверное движение руки могло прекратить их течение.

- Капитан, приближаемся к границе дня и ночи, - доложил штурман.

- Уменьшить скорость, включить дополнительные камеры, - приказал осьминог. - Этот район нужно сфотографировать особенно тщательно.

- Есть.

Влетев на ночную сторону планеты, корабль выключил дополнительные камеры, чтобы вскоре снова включить их – именно с них осьминог собирался предоставить председателю информацию. Камеры включились еще раз, чтобы снять пересечение звездолетом границы дня и ночи на другой стороне планеты.

- Заканчиваем работу и возвращаемся на станцию.

- Облет завершен, - вскоре доложил штурман.

Набрав высоту, корабль с ходу стал на причальные стапеля «плацинды».

Войдя в конференц-зал, осьминог вручил диски председателю.

Тот, вставив диски один за другим в считыватель, внимательно просмотрел их содержимое. Вернув диски осьминогу, председатель, подумав, сказал:

- Это несколько меняет дело, но не отменяет всей миссии. Присаживайтесь.

Осьминог занял свое место за столом.

- Итак, - председатель сел прямо, - нужно лишить местных жителей идеи воевать. А чтобы лишить их идеи воевать, их нужно лишить оружия. Вот этим вы и займетесь.

- Разрешите, председатель, - вставил осьминог.

- Что еще?

- Как нам тогда лишить людей оружия, не причинив им урон? - не унимался головоногий. - Вы ведь сами приказали не трогать местных жителей.

- Приборы получите на складе, - председатель был непреклонен.

- А как они работают?

- Они… Они не должны попасть на борт звездолета во включенном состоянии. - Председатель встал, и, подойдя к стене, включил табло, на котором отразилась карта планеты. - У каждого прибора свои планетарные координаты. Вам нужно только аккуратно перенести их на свои корабли и потом сбросить там, где приборы подадут сигнал. Это такой противный писк. И сразу уходите из атмосферы.

Подчиненные в знак согласия кивнули.

- Остальное будет видно, - закончил председатель. - Можете идти.

Когда все ушли, председатель развалился в кресле.

«Это будет не только видно, но и слышно», - добавил он мысленно, закрыв свои серые глаза.



* * *



В тронный зал вошел очередной – предыдущий погиб вместе со своим войском у Перевала – воевода. Подойдя к пьедесталу, он преклонил колено и покорно ждал, пока объявится черный господин.

Появившись, тот сел на трон:

- Есть новости?

- Войско собрано, господин.

- Войско большое?

- Да, господин. - Воевода не смел поднять лицо.

- Ну, пойдем, посмотрим на войско. - Черный господин нехотя встал и направился к выходу из зала.

Выйдя на дворцовое крыльцо, черный господин увидел воинов. Всюду, куда хватало глаз, стояли воины.

- Это все?

- Да, господин.

- Тогда – вперед.

Воевода выхватил из-под плаща свой ржавый меч, и, взмахнув им над головой, указал на Перевал.

Войско повернулось в указанную сторону и двинулось в поход.

- Воевода, - остановил черный господин собравшегося, было, скрыться вслед за войском вояку.

- Я, господин, - обернулся тот.

- Постарайся потерять как можно меньше воинов.

- Слушаюсь, господин.

- Иди.

Спрятав меч, Воевода повернулся к черному господину спиной, и скрылся в ночи вслед за войском.

Смотря, как войско бодро направляется в сторону Перевала, черный господин подумал:

«Надо подстраховать мое войско – в мире нынче стало мало народу умирать».

Преодолев расстояние до горного хребта, воины с ходу начали карабкаться на скалы, за которыми и был Перевал, открывающий путь наверх.



5



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 21
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 30.09.2017




00



1 1