Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Город (глава вторая)

2



Вывалившись из надгробного камня на траву, тело молодого человека какое-то время не подавало признаков жизни. Затем, содрогнувшись, словно от приступа боли, оно задышало. Открыв глаза, парень сначала сел, потом встал.

«Прибыл», - пронеслось у него в голове, когда он оглядывал окрестности.

Метрах в ста за кладбищем в землю упирался свод купола. В сумерках его некогда прозрачная поверхность выглядела неестественно-синей с фиолетовым отливом.

Само кладбище, на котором он оказался, находилось километрах в трех от города. И парню предстояло преодолеть это расстояние, чтобы оказаться там, куда он должен был следовать в случае опасности.

«Город спит», - определил он, глядя на выключенные прожекторы на центральной опоре купола.

Он знал, что к тому времени, когда на колонне зажгутся прожекторы, он уже доберется до места назначения.



Разбудил профессора телефонный звонок.

- Слушаю, - сказал он сонным голосом в трубку.

- Профессор Алексеев? - осведомились оттуда.

- Да, я.

- Ваш подопечный пять минут назад пересек периметр научного корпуса.

- Хорошо, понял.

Когда абонент отключился, профессор набрал номер Штифтова:

- Прибыл наш подопечный.

- Понял, - отозвался тот. - Едем на моей?

- Ты что, уже в машине?

- Примерно.

- Хорошо. Иду.

По-военному быстро собравшись, профессор вышел на улицу и сел в уже ожидавшую его машину, которая, развернувшись, взяла курс на научный корпус.

- Ну, что будем проверять на этот раз? - осведомился помощник.

- Все то же самое. Только в этот раз с удвоенной тщательностью.

- То есть?

- На нас точит зуб отдел контроля. Они могут попытаться забрать у нас нашего подопечного. Для своих опытов.

- Это что же, война?

- Да… междоусобная и необъявленная.

- Очень интересно.

Вскоре машина пересекла периметр научного корпуса. Поставив машину на стоянку, профессор с помощником отметились на посту дежурной службы.

- Где наш подопечный? - осведомился Алексеев у дежурного.

- В вашей лаборатории, - тот глянул на экран сканера. - И там он до сих пор.

- Хорошо.

Войдя в лабораторию со стоящими у стен стеллажами с различными склянками, они нашли своего подопечного лежащим в одежде на лабораторном столе.

- Так! - в голове Марка Петровича мысли завертелись с огромной скоростью. - Диагностику.

- Пульс есть, - пощупал помощник пульс на шее подопечного, устанавливая на его теле датчики прибора для диагностики. - Он спит.

- Тогда начинай диагностику.

- Понял, - проверив надежность крепления датчиков к телу подопечного, Штифтов включил аппарат.

Сам профессор, вооружившись сканером, занялся считыванием личного кода подопечного. Код на пластине соответствовал маркировке.

«Итак, код не изменился, - подытожил Алексеев. - Тогда остаются только два варианта: либо сигнал от пластины настолько глушится естественным фоном, что наш глобальный сканер не способен найти подопечного, когда тот в одном из измерений, либо тем же естественным фоном код пластины сильно искажается…».

Додумать ему не дал помощник:

- Профессор, подопечный вполне здоров, - отозвался помощник, - и даже поправился.

- Тогда заглянем в его память.

Штифтов подкатил подопечного к компьютеру и нацепил ему на голову маску с электродами.

Включив компьютер, профессор увидел изображение лаборатории.

- Так, это, судя по всему, последнее, что увидел наш подопечный перед тем, как заснуть, - сказал помощник.

- По программе интерьер нашей лаборатории действует на нашего подопечного как сильное снотворное. Теперь посмотрим запись его прошедшего выхода, - профессор взялся за настройку, и вскоре на мониторе появилось изображение кладбища – подопечный шел к порталу в надгробном камне…

Когда запись закончилась, профессор выключил компьютер.

- Это что же, наш подопечный – сверхчеловек?

- У каждого в моменты опасности проявляются скрытые таланты, - сказал Алексеев. - И наш подопечный своими неожиданно появившимися способностями, похоже, сильно разозлил работников отдела контроля, притом, что им не удалось опознать его. И это наводит на определенные выводы, которые я пока не намерен оглашать.

- Значит, код пластины подопечного действительно меняется при переходе через портал – в один из секторов или между секторами? - высказался помощник.

- Говорить об этом пока рановато – мы не знаем, пытались ли они его опознать по коду пластины.

- Может, находясь в сознании, он глушит сигнал от пластины своим собственным фоном? - не унимался Штифтов.

- Может быть... И не распространяй информацию, в достоверности которой ты не уверен. Слишком много в этом деле неясного.

- Это на тот случай, если меня вызовут в отдел контроля?

- Именно.

В дверь требовательно постучали.

- Кто там? - осведомился помощник.

- Отдел контроля. Откройте немедленно! - донеслось из-за двери.

- Вот об этом я тебе только что и говорил, - шепотом сказал Марк Петрович.

Профессор с помощником вышли из лаборатории в кабинет, захлопнув внутреннюю дверь на кодовый замок.

- Откройте немедленно! - снова послышалось из коридора.

- Сейчас, сейчас, - Алексеев не торопился исполнить требование белых.

Включив систему защиты лаборатории, он открыл входную дверь кабинета.

На пороге стояли оба блондина – голубоглазый и черноглазый.



Блюстители вернулись, когда «утро» уже началось.

Из фальшивой двери в стене канцелярии отдела контроля ударил сноп слепящего света, и из нее вышли блондины. Пропустив блюстителей, портал тотчас закрылся.

- Переодеваемся, - распорядился Патрульный. Каратель кивнул.

Под белыми балахонами у каждого из них оказалось по комплекту оборудования и вооружения.

«И все это оказалось бесполезным против какого-то мальчишки», - подумал Патрульный.

Он вспомнил, как при первой попытке задержания неизвестного использовал почти весь боезапас в погоне за ним по улицам темной половины города. А неизвестному нарушителю все было нипочем – он бежал словно чемпион по бегу, и догнать парня двум крепким тяжеловооруженным блюстителям не было возможности. Мальчишка уносил ноги, а они с Карателем бежали следом, поочередно стреляя на бегу. Им так и не удалось подстрелить нарушителя – свернув на очередном перекрестке, тот просто исчез.

«Не верю я в то, что этот мальчишка неуязвим, - думал Патрульный. - Только бы добраться до него».

Застегнув на себе черный костюм, Патрульный отвернулся от заполненного походным имуществом стола, и увидел, что Каратель уже переоделся и ждал приказа.

- Пошли, Карат, к директору.

И два блондина в черных стандартных костюмах отправились в лифте на несколько этажей вверх.

- По какому вопросу? - осведомилась секретарша.

- По вопросу особой важности, - сказал Патрульный.

Поговорив с директором по телефону, секретарша сказала:

- Можете войти.

- Спасибо.

Войдя в директорский кабинет, блюстители сели за стол.

- Добрый день, директор, - начал Патрульный. - Вы рассмотрели нашу жалобу?

- Да.

- И каков же ваш вердикт? - говоря, Патрульный посматривал на Карателя – его слово тоже имело немалый вес.

- Я вынужден дать вам разрешение на изъятие подопечного Марка Петровича. Но с одним условием.

- Каким? - нахмурился Патрульный. Нахмурился и Каратель.

- Вы вернете его живым и невредимым. И как можно скорее.

Блюстители переглянулись. Каратель кивнул, Патрульный повернулся к директору:

- Хорошо.

- Тогда, - вздохнул директор, - идите и забирайте парня.

Выйдя из кабинета директора победителями, блондины, спустившись в лифте, вскоре оказались перед нужными дверьми.

- Кто там? - донеслось из-за дверей.

- Отдел контроля, - сказал Патрульный. И потребовал: - Откройте немедленно!

На этот раз никто не отозвался.

- Откройте немедленно! - снова потребовал Патрульный.

- Сейчас, сейчас, - донеслось из-за двери.

Щелкнул замок, дверь отворилась, и блондины увидели профессора с помощником.

- О, а в прошлый раз вы были в белых костюмах, - улыбнулся Алексеев. - Что, сдали в стирку?

Пропустив реплику профессора мимо ушей, Патрульный сказал:

- У нас распоряжение директора о передаче нам вашего подопечного.

- Сейчас, - профессор поднял трубку телефона, и, набрав нужный номер, сказал: - Это Алексеев, мне нужен директор… Директор, Алексеев беспокоит. Это правда?.. Хорошо… Хорошо, понял, - и, положив трубку на место, сказал: - Пожалуйста, он ваш.

Профессор отошел в сторону, и блондины увидели закрытую дверь в лабораторию, на которой красовался пульт кодового замка.

- Откройте дверь, - потребовал Патрульный.

- Не могу – наружная дверь открыта.

Патрульный и Каратель вошли в кабинет и закрыли дверь.

- Открывайте, - снова потребовал Патрульный.

- Не могу, - снова улыбнулся профессор, - в кабинете слишком много народа.

- Код, - потребовал Патрульный.

Профессор набрал шифр и кабинет огласила истошная сирена, едва не разрывая барабанные перепонки. Найдя нужные провода, профессор выключил сирену.

- В чем дело? - Патрульный был сильно недоволен.

- Нарушен транзитный режим через кабинет. В кабинете оказалось больше двух человек сразу. Сработала защита, которая сменила код.

- И что теперь?

- Ничего. В коде девять цифр. Это миллиард комбинаций. Сами понимаете, что разгадать код нереально. Вы как хотите, а я пошел домой.

- А если выбить?

- Лаборатория заминирована. Выломаете дверь, и все мы взлетим на воздух.

- И вы не боитесь?

- Смерти? Нет, не боюсь.

Алексеев вышел вслед за пятившимся Штифтовым. Взяв в коридоре помощника под руку, Алексеев повел его к лифту.

- А что теперь? - уже в машине, по дороге домой, осведомился Штифтов.

- Ничего, - пожал плечами профессор. - Подопечный сам выберется из лаборатории. По программе через двенадцать часов после входа в лабораторию он проснется и отправится в обратный путь – в сектор.

- А блондины?

- Если он с ними справился в секторе, значит, справится и здесь.

Немного подождав, блюстители двинулись вслед за ними.

Проследив за тем, как профессор с помощником покинули научный корпус, блондины тоже покинули научный корпус.



Когда в городе уже наступила «ночь», из научного корпуса вышел юноша и направился по дороге в сторону кладбища.



* * *



Из спортзала никто не успел выйти, когда с улицы донесся звук автомобильной сирены, а через минуту в дверях появились милиционеры. Они стояли друг за другом, и второй, выглядывая из-за спины первого, старался разглядеть происходящее в зале.

- Так, внимание, - сказал первый милиционер, - все задержаны.

Молодежь застыла, кто где стоял, а тренер подошел к офицеру:

- По какому праву вы задерживаете всех?

- Тут произошел инцидент, - пояснил лейтенант, - все присутствующие задержаны до выяснения всех обстоятельств. Все ясно?

- Да, офицер.

- А раз все ясно, организуйте погрузку ваших посетителей в грузовик на улице.

- Хорошо, - тренер вынужден был согласиться с требованиями милиционера.

Собрав ребят возле ринга, тренер сказал:

- Сейчас выйдите во двор и сядьте в грузовик, - и, словно извиняясь, добавил: - Так надо.

- А вы, тренер? - осведомился Аорша.

- Я еду с вами.

- Ну, - вздохнул Аорша, - тогда мы пошли.

И ребята во главе с Марго организованно направились к выходу.

Закрыв все внутренние помещения, тренер догнал их уже на улице. Контролирующий погрузку лейтенант захлопнул за ним дверцу фургона, который, проехав три квартала, остановился перед местным опорным пунктом милиции.

Открыв дверцу, офицер, найдя лучом фонарика самое красивое лицо, сказал:

- Эй, милашка, на выход.

Тренер хотел, было, закрыть дочь собой, но милиционер строго сказал:

- Спокойно, тренер, а то вам придется немного посидеть у нас и подумать о своем поведении.

- Папа, не надо, - сказала Рита, - я иду.

Отодвинувшись в сторону, тренер пропустил дочь, и остался запертым с другими ребятами в фургоне.

Заведя девушку в кабинет с белыми стенами и одним окном, офицер жестом велел ей сесть на жесткий деревянный стул за стоящий на черном полу стол. Сам же сел за стол с другой стороны, и, включив диктофон, спросил:

- Как вас зовут?

- Маргарита.

- Расскажите, Маргарита, что произошло в спортзале вашего отца такого, что ваши соседи вызвали наряд?

- Да, собственно, ничего такого и не было, - пожала плечами Рита. - Патрульный и Каратель пытались поймать юношу, который исчез в пламени взрыва, когда Патрульный вытащил свое оружие.

- То есть как «исчез»? - лицо лейтенанта изобразило заинтересованность.

- Ну, растворился в воздухе.

- Блюстители что, убили юношу?

- Это вы у них и спросите, - без выражения сказала девушка, - но впечатление было именно такое.

- А вы знаете этого, как вы сказали, юношу?

- Ну, знакомы. Он приходил в спортзал. Там и познакомились.

- И часто он появлялся в спортзале?

- Не часто. Но появлялся.

- И чем же он занимался?

- Тем же, чем и другие. А чем, по-вашему, можно заниматься в спортзале?

- Ясно, - протянул офицер, и, подумав, добавил: - Хорошо, если появятся вопросы, вас вызовут.

Он остановил диктофон. И, выведя девушку на улицу, пошел к машине.

Следующим, кого повели на допрос, был Аорша. Проходя мимо Риты, он подмигнул ей: «Все будет хорошо», и скрылся внутри участка.

«Получается, что дознаватель будет допрашивать всех и сравнивать показания, чтобы вывести нас на чистую воду?».

Вскоре вывели Аоршу:

- Замерзла?

- Да, есть немного… Всё рассказал?

- Да.

В этот момент мимо них на допрос провели следующего. Ни Марго, ни Аорша не успели разглядеть, кого именно повели.

- Что теперь будет?

- Ну, это открытый вопрос, - пожал плечами Аорша. - Это тренеру… твоему отцу решать. Хотя, есть варианты: либо зал закроют; либо посадят засаду, чтобы поймать Тима; либо заставят тренера сдать Тима, если тот появится снова.

- Он придет, - в пустоту сказала Рита.

- Откуда ты знаешь?

- Чувствую…

Из дверей опорного пункта вышла Вика. Подойдя к Марго с Аоршей, она сказала:

- Ну и хам этот милиционер.

- Что случилось, Вика? Он что, приставал?

- Нет. Он… - Вика обернулась, и, дождавшись, пока миновавший их лейтенант отойдет подальше, продолжала: - Он попытался сделать из меня боевика банды Черной Розы и Креста.

Закрыв рот руками, Аорша начал трястись от смеха. Рита попыталась сделать то же самое, но не смогла и залилась звонким, внешне напоминающим истерику, смехом. Справившись с собой, она сказала:

- Банда Черных Розы и Креста уже лет десять не появлялась в городе.

- Но ведь это не значит, что ее больше нет.

- Ты что, собралась в банду? - с серьезным видом спросил Аорша.

- Не смешно, - обиделась Вика, - меня чуть не посадили.

- Кого это чуть не посадили? - донеслось из-за спины Марго.

Обернувшись, она увидела Аллу, мимо которой провели отца Маргариты.

- Да вот Вику чуть не посадили за былые заслуги Черных Розы и Креста.

- Очень интересно, - сказала Алла.

- Ну, вот и все, - сказал подошедший тренер. - Теперь все по домам.

- Нас отпустили?

- Да, Рита. Домой.

Показавшийся в дверях участка милиционер махнул рукой водителю, и машина, рванув с места, скрылась за поворотом. На тренера и его воспитанников он даже не посмотрел.

- Всё. По домам. Пошли.

Выключив трезвонящий будильник, Маргарита посмотрела на часы, и, решив еще немного поспать, спряталась под одеялом. Но почти тотчас же услышала мамин голос. Расталкивая дочку, она приговаривала:

- Марго, вставай. Завтракать пора.

Дождавшись, пока мама выйдет, девушка вылезла из кровати.

Надев купальник, она прыгнула в выложенный красивым кафелем бассейн, находящийся в соседней комнате и сразу проплыла под водой пять из десяти метров. Вынырнув, она доплыла до бортика и вернулась. Хотя дистанция «утренней» тренировки составляла тридцать метров, Рита решила ограничиться двадцатью.

Приведя после этого себя в порядок, Марго появилась на кухне, где за столом уже сидели родители.

- Доброе утро, ваше величество, - сказал отец.

- Папа, перестань, - девушка прошла к газовой плите, и сделала себе завтрак.

- А почему нет? - папа строил удивленное лицо каждое утро, когда они встречались на кухне. - Дед хотел Маргариту, и вот теперь у нас в роду королева Марго.

- Ну, папа, - почти умоляюще произнесла Рита.

- Ладно, садись, поешь нормально, а то на своей работе угробишь здоровье.

Еще одним серьезным взглядом дочка встретила взгляд отца. Но он был милосердным – она понимала, что папа любит ее и хочет лишь слегка подзадорить.

Справившись с завтраком, Маргарита, поцеловав родителей, побежала на работу.

Поскольку путь до нефтекомбината – нефтедобывающего и перерабатывающего, одновременно, завода – был не близкий. Ей предстояло пройти половину темной части города, но за два года она привыкла к этому. И поэтому девушка, ни на минуту не расставаясь со своей сумкой, была готова к любым неприятностям.

Но, похоже, местные хулиганы не решались на абордаж мелкими группами, или же просто были заняты другими делами.

Хоть в старом железном гараже Риты стояла красивая и почти новая машина изумрудного цвета, дожидаясь приглашения на прогулку, но девушка не стремилась использовать ее в личных целях. Ей нравилось ходить на работу пешком. Она растягивала время, чтобы подольше подышать свежим воздухом.

Дойдя – транспортом в темной части города из-за ветхости домов горожане пользовались тоже крайне редко – до завода, Марго по свету в окнах определила, что все, или почти все, в сборе.

Войдя в свой кабинет, она застала всех за своим столом.

Те встали.

- Присаживайтесь, - велела Рита. - Докладывайте. По порядку.

- Разрешите?

- Пожалуйста, Климов.

Тот встал:

- Потребители снова не согласны на наши условия по договору поставки энергоносителей.

- Интересно, почему?

- Они считают цену на топливо сильно завышенной.

- Вот, значит, как. - Марго встала и подошла к окну, за которым черное полотно неба было утыкано бесчисленными гвоздиками звезд. - Вот что, Климов, отправляйтесь на место и выясните, что к чему.

- Понял, - отозвался тот.

- Что скажет второй юрисконсульт?

- У меня все в порядке, - отозвалась Цветкова. - Договор готов к согласованию.

- Очень хорошо, - начальница юридического отдела села за свой стол. - Что скажет ведущий юрисконсульт?

- Два из трех договоров готовы к подписанию. Пора идти подписывать.

- Что ж, тогда все за работу, - решительно встав, Марго подождала, пока вышли все, кроме Симы. Та, как всегда, осталась. - Сима?

- Что, Риточка?

- Присмотрите за Борисом.

- Хорошо, - Сирофима встала, чтобы выйти, но Марго остановила ее:

- Сима, - та обернулась, - и, пожалуйста, без фамильярностей.

- Хорошо, Риточка, - та снова улыбнулась. - Хорошо.

Когда дверь закрылась, Марго встала. Собрав разложенные на столе папки с документами, она сложила их в свой портфель, и, выйдя из своего кабинета, подошла к своей заместительнице:

- Настя, я – к директору.

- Хорошо.

Выйдя из здания, Рита села в машину, в которой ее уже ждал водитель, чтобы ехать – находясь в черте города, завод был сильно вытянут в длину в сторону его окраины, и передвижение в его пределах, в своей большей массе, осуществлялось на машинах или электрокарах – к административному корпусу, где находился кабинет директора.

«Жаль, что нет аэрокара», - подумала Марго.

Салон машины сильно напоминал салон аэрокара, и ее рука невольно потянулась к рычагу антигравитационной тяги, но, увидев чужую, мужскую руку водителя, тотчас отдернулась назад.

Она вспомнила недавнюю аварию, в которой по причине сбоя бортовой электроники, погиб ее аппарат. Тогда Марго отделалась лишь синяками. А вот сам аэрокар после столкновения с фонарным столбом ремонту не подлежал. Из памяти не выходила тогдашняя беседа с директором:

- …Вам, Маргарита Николаевна, нужно поменьше летать в облаках и больше ходить по земле. Вот так и никак иначе. Другой аэрокар вы не получите. У вас есть личная машина. А посему будете ездить на ней. По земле. Никакого служебного аэрокара.

«Ничего, прорвемся», - подумала девушка тогда.

- Доброе утро, Маргарита, - вырвал ее из воспоминаний голос водителя, который по утрам забирал машину своей начальницы из гаража и перегонял к заводу.

- Доброе утро, Максим, - машинально отозвалась она.

- Куда едем?

- К директору, - выдохнула девушка.

Машина ехала осторожно, объезжая попадающиеся на пути опорные стойки нефтеперегонного цеха – потеряв аэрокар, Марго берегла собственную машину.

Когда машина миновала нефтеперегонный цех, дорогу перегородил огромный груженый шлаком самосвал.

«Вот ведь нашел время, чтобы вывозить мусор», - подумала девушка.

Максим потянулся к нужному рычагу, и машина, словно мягко подпрыгнув, перелетела через самосвал.

Цех нефтедобычи был намного меньше нефтеперегонного цеха, а потому машина быстро добралась до административного здания.

Оставив водителя в машине и поднявшись наверх, Марго, не обнаружив на своем месте секретаря, без стука вошла в кабинет директора завода.

- Маргарита, - с наигранной радостью сказал директор, - наконец-то вы решили посетить нас.

Замерев на пороге, Марго, окинув взглядом кабинет, поняла, что ждали только её.

- Ждали только вас, - язвительно добавил директор.

Заняв свое место за директорским столом, девушка положила перед собой приготовленные документы.

- Итак, начнем, - объявил директор начало заседания. - Что у нас на подземном фронте?

- За последние четыре недели добыча газа и нефти увеличена на пять процентов, - сказал один из его заместителей.

- Почему так мало? - нахмурился директор.

- Вопрос не по адресу.

- Тогда отправим вопрос по адресу, - директор поискал глазами. - Кулаков, объясните нам, в чем дело?

- Месяц назад вышла из строя одна из линий переработки нефти, и нам пришлось ограничить забор сырья, - встав, доложил тот. - А это повлияло на темп добычи.

Лицо директора стало каменным:

- Линия восстановлена?

- Завтра планируем пуск.

- Сегодня, - с тем же каменным лицом сказал директор. - Если к концу текущей смены линия не будет пущена, пеняйте на себя.

- Будет исполнено, - садясь, отрапортовал начальник цеха нефтепереработки.

- Шемякин, готовьтесь увеличить темп добычи.

- Ясно.

- Что у нас на финансовом фронте?

- Акции растут, - финансовый директор встал. - Тут все в порядке.

- Очень хорошо, Владов. О, кстати, Кулаков, что у нас с запасами топлива и газа?

- Запасные резервуары практически заполнены, - не вставая, сказал тот.

- Хорошо, - директор жестом велел Владову сесть. - А что у нас в тылу? - его взгляд уперся в лицо Маргариты.

- Два из трех договоров готовы к подписанию, - она протянула директору папки.

- Что с третьим?

- Потребители считают цену за топливо сильно завышенной.

Не сводя с девушки глаз, Семенов встал. Пройдясь по кабинету, он сказал:

- Если не ошибаюсь, цены на наши энергоносители самые низкие. Так, Владов?

- Совершенно верно, - подтвердил финансовый директор.

- Тогда почему у нас периодически срываются договора?

- Разберемся, - заверил директора начальник отдела безопасности.

- Вот, Юрьев, возьмите и это дело на заметку.

- Этим уже занялись мои люди, - встала Рита.

- Будете выяснять параллельно, - директор смотрел на темный город за окном.

- А готовые договора? - осведомилась Марго.

- Готовые договора оставьте – будем подписывать, - директор сел за стол. - А теперь все свободны.

Воспользовавшись суматохой – директор не терпел, когда без его разрешения после совещания в кабинете оставался хоть кто-то – Маргарита положила на стол директора папки с готовыми договорами и быстро вышла.

«Хорошо, что не остановил», - облегченно вздохнула она, вспомнив о том, что наедине Семенов становился просто невыносимым.



* * *



Выйдя из кабинета президента, профессор подумал:

«Теперь, когда у меня есть карт-бланш, я смогу подмять под себя все спецслужбы города».

Улыбаясь про себя, он сел в машину, которая быстро вернула его в институт.

Поднявшись в свой офис, Иваненко распорядился собрать всех.

- Внеочередное совещание? - осведомилась секретарша.

- Да, Лиля, именно.

Вскоре появляющиеся в открытых дверях подчиненные начальники групп рассаживались за столом.

Оглядев собравшихся, профессор спросил:

- Мищенков и Пермяков уже ушли?

- Да, профессор, - стоя в дверях, Лиля ждала распоряжений.

- Итак, я собрал вас с тем, чтобы сообщить… - не найдя среди присутствующих своего заместителя, Иваненко запнулся, и, помолчав, спросил:

- А где Ильнов?

- Я здесь.

В дверях кабинета стоял Ильнов.

- Вы?..

- Я только что из службы безопасности, - тот занял свое место за столом. - Служба орбитального контроля, как и все другие спецслужбы, управляется оттуда. Так вот, меня отшили под тем предлогом, что у меня нет доступа к их материалам.

- Хорошо. Итак, я собрал вас с тем, чтобы сообщить приятное известие, - широко улыбнулся профессор. - Президент выдал карт-бланш на все необходимые нам действия.

- Нет, туда я больше не ходок.

- Судя по вашему виду, Ильнов, вам пришлось выслушать много «лестного» не только о вас самом, но и обо всем нашем институте.

- Вы как всегда правы, профессор.

- Там директором до сих пор Канноненский?

- Да, - отозвался Ильнов. - Он до сих пор вас вспоминает за ваши прошлые заслуги.

- Ну, если человек идиот, то это надолго, - развел руками профессор. - В общем, так, Вениамин Константинович, остаетесь за меня. Вернутся Мищенков с Пермяковым, приобщите их показания. И если они окажутся важными, свяжитесь со мной.

- Понял, - отозвался тот.

- Всё. По местам.

Выгнав подчиненных из кабинета, Иваненко собрал все необходимые материалы, и, покинув институт, отправился в объединенную спецслужбу города.

Задав компьютеру нужный курс, он откинулся в кресле и задумался.

«Если у спецслужб есть доступ на орбиту над полюсами, а он должен быть, то тогда надо будет только развернуть их в нужную сторону и прочесать там космос. А вот если нет…», - профессор застыл. Было такое впечатление, что все его мысли, натолкнувшись на непреодолимую преграду, остановились.

Когда машина снова повернула на очередном перекрестке и впереди замаячило искомое здание, успевшая сильно нагреться под беспощадным солнцем машина вильнула, и в голове профессора промелькнула интересная мысль. Но он не успел ее поймать.

«Что это было?», - успел подумать Иваненко перед тем, как машина резко остановилась.

Едва не клюнув носом в рулевое колесо, профессор негромко выругался, и, отстегнув ремень безопасности, выбрался из машины.

Он стоял перед высотным зданием, в стенах которого, бывало, люди пропадали.

Перед дверями его встретили охранники:

- Кто?

- К кому?

- Профессор Иваненко. К генералу Канноненскому.

Охранники переглянулись.

- Подождите, - сказал один из охранников, и, подойдя к дежурному посту, поднял трубку.

Иваненко видел, как, разговаривая по телефону, охранник поглядывал на него. Высунувшись из-за бронированного стекла, он спросил:

- По какому вопросу?

- По вопросу особой важности. - Иваненко понимал, что его умышленно не пускают внутрь.

«Хорошо, что я сначала побывал у президента, - подумал он, - а то бы не видать мне генерала как своих ушей».

- Чья мотивация?

- Чего? - не понял профессор.

- Чей приказ?

- Президента.

Сказав по телефону что-то, охранник положил трубку.

- Проходите, - процедил охранник, явно нехотя пропуская профессора.

Войдя в здание, Иваненко поднялся в лифте на нужный этаж, и вскоре уже стоял перед столом генеральской секретарши.

Та медленно подняла глаза на визитера и осведомилась:

- По какому вопросу?

- По вопросу особой важности, - сказал профессор, уже проклиная себя за проявленную инициативу.

Переговорив со своим шефом по телефону, секретарша сказала:

- Генерал в плохом настроении. Но вас, - она сделала паузу, посмотрев визитеру прямо в глаза, - он примет.

- Ясно.

Профессор уже взялся за дверную ручку, чтобы войти в генеральский кабинет, когда секретарша окликнула его:

- И я не советую вам его сегодня злить.

- Ну, - тот кинул взгляд на секретаршу, - тут уж как получится.

- Я вас предупредила.

Войдя в кабинет генерала, Иваненко неряшливо закрыл за собой дверь и сел за стол напротив его хозяина.

- Чем обязан, профессор? - генерал был не просто не в настроении. Он был мрачнее тучи.

- Дело есть, генерал.

- Я еще не забыл прошлого, - хмуро отозвался тот.

- Мотивация президента.

Канноненский внимательно посмотрел на Иваненко. В этот момент его сидящая за столом фигура на фоне книжных шкафов, в свете проникающих сквозь оконные шторы, солнечных лучей была похожа на восковую.

Повернувшись к пульту, генерал набрал известный ему номер, и, негромко переговорив с абонентом, положил трубку.

- Хорошо. Ты меня убедил, - негромко произнес он. - Что ж, излагай.

Иваненко поставил на стол диктофон и включил запись…

Когда та закончилась, лицо генерала имело совсем другое выражение, нежели до этого.

- Что ты хочешь? - осведомился генерал.

- Мне нужен доступ к пролетающим над полюсами спутникам, чтобы посмотреть космос над полюсами.

Выражение лица генерала не изменилось.

- Над полюсами не проходит ни одной трассы спутников, - сказал генерал. - Там нет суши. Только океаны.

- Тогда как мне попасть на орбиту?

Помолчав с минуту, Канноненский сказал:

- Есть одна идея, - он откинулся в кресле. - Но одного тебя я не отпущу.

Профессор изогнул бровь, но промолчал.

«Посмотрим», - подумал он.



* * *



В темный зал через открывшиеся тяжелые двери вошла закрытый в черный плащ воин с натянутым на голову капюшоном. Подойдя к пьедесталу со стоящим на нем троном, он преклонил колено, и стал терпеливо ждать.

Вдруг перед троном сгустилась тьма, родив такого же, закрытого в плащ с капюшоном воина. Воссев на троне, он осведомился:

- Ну что?

- Господин, - сказал преклонивший колено воин, - мы потеряли его.

Молча, сойдя по ступенькам с пьедестала, черный господин взмахом руки развеял подчиненного.

Тотчас в зал вошел еще один воин.

- Найдите этого живого, - приказал черный господин.

- Слушаюсь, господин.

Воин вышел, уступив дорогу другому.

- Ну что?

- Господин, армия собрана, - доложил вошедший.

- Где?

- Перед вашим дворцом, мой господин.

Черный господин с важным видом вышел за трусившим перед ним подчиненным на дворцовое крыльцо.

Всюду на равнине стояли страшного вида воины.

- Это все?

- Если надо…

- Надо. Надо еще столько же.

- Будет сделано, господин.

- Тогда и придешь.

Повернувшись, черный господин скрылся в стенах своего возвышающегося над мертвой выжженной смертью землей дворца, под вечными не дождевыми тучами.

Спустившись к войску, фигура сказала:

- Быть готовыми по первому требованию собраться здесь.

- В поход, воевода? - осведомился один из военачальников.

- Не знаю, - мрачно сказал тот. - Господин скажет.



3


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 18
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 08.09.2017




00



1 1