Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вадим Домбрович
Заходил 1 месяц назад
Рубрики:

На краю (глава первая)

1



По опушке леса планеты Йей-Нен скользнула тень. Замерев на кромке лесного покрова планеты, она посмотрела на проплывающий над ней бороздящий орбиту звездолет, и снова скрылась в зеленых сумерках планеты.

Обшарив лес, под которым находилась треть всей суши планеты, тень теперь возвращалась домой.

Проходя по одной из полян, она замерла – впереди справа началось шевеление.

«Неужели еще есть?», - пронеслось в ее мозгу.

Присмотревшись, тень увидела в шевелящихся кустах двух рептилий.

Продолжив свой путь, тень почувствовала за спиной движение, и, не останавливаясь, спросила:

- Давно за мной идешь, Оию?

- Не очень. - Вторая тень вылезла из кустов. - Ты опоздал из обхода, и Вождь послал за тобой.

Первая тень остановилась:

- Он сильно разозлен?

- Если знаешь, чего спрашиваешь? - отозвался Оию.

- Вот именно, - изрекла первая тень. - Спрашиваю, потому что знаю.

- Знаешь, Иеа, Вождь в последнее время недоволен тобой.

Движение снова прекратилось, и тени посмотрели друг на друга.

- Да, - заявил Оию. - Недоволен. Вождь недоволен последней кампанией. Которую, кстати, заварил именно ты.

- Знаю, - отмахнулся Иеа. - Пошли.

Тени продолжили путь домой под прицелом одной пары глаз. Обладатель этой пары глаз перепачканный грязью сидел на одном из деревьев, и, боясь теней, не смел пошевелиться. Он только тихо дышал, редко моргал глазами, и, стараясь не шевелить головой, оглядывался по сторонам.

«Ничего, - думал он, - будет и на нашей улице праздник»…

Добравшись до очередной лесной реки, за которой располагалась их деревня, тени прыгнули. И хоть лететь было недалеко – ширина реки была всего-то метров сто – но Иеа вдруг решил искупаться. Он чувствовал себя уставшим после длительного перехода по лесу.

Нырнув где-то на середине реки, Иеа быстро достиг ее неглубокого дна, и, немного проплыв, вынырнул уже на берегу.

- Ну что, остыл? - Оию стоял на берегу и ждал, когда Иеа отряхнется от напитавшейся в шерсть воды.

- Нет, - мокрая шерсть Иеа топорщилась, а на земле за ним оставались мокрые следы.

Дойдя до ближайшего примыкающего к речному берегу дерева, тени остановились. Через секунду из-за дерева вышла еще одна тень:

- Ну, чего стали? Идите – Вождь уже собрался посылать за вами, обоими.

- Аею, ты давно здесь? - осведомился Иеа.

- Вам это знать необязательно, - недовольно сказал Аею.

- Не суетись, брат, - сказал Иеа, когда они с Оию миновали его. - Суета до добра не доводит. Ты давно здесь?

- Недавно заступил. А что?

- Как там Вождь?

- Нервничает. Идите-идите, путешественники.

Войдя в покои вождя, Иеа вместе с Оию преклонили перед ним свои колени.

- Встаньте, дети мои, - сказал вождь, - и доложите о результатах ваших поисков.

- Никого из чужаков не нашли, - отрапортовали оба хором.

- Хорошо, если так, - отозвался вождь. - Хорошо. Вы свободны, пока свободны.

Выйдя из покоев вождя, путешественники направились к своим жилищам.

Их путь пролегал мимо камеры, где содержались пойманные недавно пленники.

Остановившись перед решеткой, тени снова посмотрели на существ с непонятной кожей. Среди них были обладатели длинной шерсти на голове, кожа которых была неестественно-яркой. Обладатели же коротких стрижек имели темную кожу. С десяток пар глаз, неподвижно смотрели на Иеа и Оию.

- Пошли, - потянул Иеа Оию за собой от камеры с пленниками.

Когда же они были от нее далеко, Иеа сказал:

- Эти пришельцы объяты страхом.

- С чего ты взял?

- Почувствовал.

- Да ну?

- Ну да, - отмахнулся Иеа, когда они дошли до его жилища. Вдруг повернувшись, он спросил: - А как ты меня нашел?

- Почувствовал, - развел руками Оию.

- Значит, это не только у меня, - проговорил Иеа так тихо, чтобы Оию этого не слышал.

Войдя в дом, Иеа обнял ожидавшую его жену.

- Как прошло? - спросила Ийо.

- Без происшествий, - ответил Иеа. - Как у тебя, дорогая?

- Все хорошо, - она повисла у него на шее.

Поклонившись стоящему в первой, служившей для приема гостей, комнате истукану божества их племени, которым вождь одарил Иеа как самого лучшего воина племени, они пошли в другую комнату, где располагалась спальня. Жена не могла видеть тех нескольких пасов, которые муж сделал во время молебна перед истуканом. Но они были сделаны.



Закрыв за собой дверь, Оию почувствовал на себе нежные прикосновения – жена, прислонившись довольно объемным бюстом к его спине, обняла мужа, сомкнув руки на его животе:

- Привет, дорогой.

- Здравствуй, дорогая. - Он повернулся, и, встретившись с любимой взглядом, обнял ее в ответ.

- Как все прошло?

- Как всегда – хорошо, - шепнул он ей на ушко, поцеловав.

- Голоден? - не расцепляя рук, она отклонилась, чтобы посмотреть ему в глаза.

- Немного.

Подобрав с тарелки на плетеном столе немного салата, Оию увлек жену за собой в спальню:

- Остальное – потом, - горячо шептал он.

Увлеченная этой игрой, жена не могла увидеть того, что ее муж – Оию – сделал по пути из гостиной в спальню. Он всегда это делал незаметно для жены.



* * *



Утро начиналось. Выползающее из-за горизонта красное солнце уже успело залить своим светом город, потревожив его мирный сон.

Выйдя на балкон дворца, Оанш глубоко вздохнул успевший нагреться утренний воздух, и собрался, было, отправиться в ванную, как услышал стук в дверь.

- Кто там? - Оанш был явно раздражен столь ранним визитом.

- Разрешите? - в дверь просунулась голова юноши.

- Ааст? Что-то срочное?

- Да. Ааск велел вам передать, что наш агент, отправленный на планету У-иеф, перестал отвечать.

- Давно? - Оанш знал, как далеко от их планеты А-иер находилась У-иеф, и прикинул, с какой задержкой должны поступать донесения.

- Почти сутки.

«Это три пропущенных сеанса связи!», - подумал Оанш и спросил:

- Почему так долго не докладывали?

- Надеялись на восстановление канала связи.

- И что, только после такого большого перерыва вы решились доложить мне о потере связи?

- Но…

- У вас и на это есть отговорки? Опять будете оправдываться?

- Но внешней связью заведует Ааск.

- Час от часу не легче, - процедил Оанш. - Вы ведь работаете тоже в отделе внешней связи?

- Командует отделом Ааск, а я – Ааст.

- Ты разделишь участь своего брата, Ааст, - гневно прошептал Оанш.

Словно по мановению волшебной палочки в дверях царских покоев появились двое стражников.

Посмотрев на них, Оанш, подумав, сказал:

- Остаетесь на охране моих покоев.

Стражники покосились на Ааста.

- Он пойдет со мной, - и, встретив их вопросительные взгляды, добавил: - Я сам разберусь.

Стражникам только и оставалось, что выйти в коридор, и, выпустив Оанша с Аастом, стать на страже царских покоев.

Стоявшие снаружи дворца стражники отсалютовали им обоим, отчего Аасту внутри сделалось приятно.

Погрузившись в транспорт, Оанш с Аастом заняли свободные места, и робот повел аппарат в нужном направлении.

- Кто сейчас главный на вахте? - осведомился Оанш.

- Ааск, - ответил Ааст, и на вопросительный взгляд царя добавил: - По тревоге был собран весь отдел.

- Хорошо, - Оанш снова сверкнул глазами.

Тем временем аппарат спикировал к большому строению и замер в ожидании дальнейших указаний.

- Смирно! - подал команду Ааск, когда Оанш с Аастом появились на центральном посту отдела внешней связи.

- Вольно, - распорядился царь. - Ааск – ко мне! - А когда тот подошел, потребовал: - Доложите обстановку.

- Агент пропустил три сеанса связи, - отрапортовал Ааск.

- Это я уже знаю, - парировал Оанш. - Канал связи восстановлен?

- Нет.

- Почему?

- Все дело в том, что поломка не здесь, - Ааск показал вверх, имея в виду орбиту их родной планеты А-иер. - Поломка там. На У-иеф.

- Хорошо. - Оанш оценивающе смерил Ааста взглядом. - Ну что, отправляйтесь на У-иеф и выясните, почему оборвалась связь с агентом.

Пораженный услышанным приказом, словно молнией, Ааст выпрямился и козырнул:

- Слушаюсь, Ваше Величество.

- Идите.

- Слушаюсь.

Ааст повернулся, и, чеканя шаг, вышел.

- Какие будут указания? - Ааск продолжал стоять перед Оаншем.

- Отправьте на корабль, на котором отправляется Ааст, спутник связи.

- Вы полагаете?.. - начал, было, Ааск, но Оанш резко оборвал его:

- А вы как думаете?

- Все может быть, - ушел от ответа начальник отдела внешней связи.

- Тогда выполняйте распоряжение, - нравоучительно сказал царь. - И будьте добры снабдить Ааста всем необходимым для ввода в строй этого спутника на орбите У-иеф, если окажется, что тот вышел из строя.

И Оанш вышел из командного зала отдела внешней связи.

Коротко вздохнув, Ааск повернулся к подчиненным:

- Отправьте еще один спутник с техническим описанием на космодром, чтобы его погрузили на борт звездолета Ааста.

- Будет исполнено, - отрапортовал один из операторов.

«Еще один аппарат, - пронеслось у Ааска в голове. - Еще одна куча денег потрачена, можно сказать, зря – ведь предыдущий корабль так и не вернулся».

Ааск сел за свой компьютер, и, включив его, потребовал от машины полный отчет о последних событиях.

Прочитав сообщения, Ааск запросил данные со спутника.

На экране радара был хорошо виден грузовик, который, отъехав от здания отдела внешней связи, взял курс на космодром.

Он вез спутник, и он ехал к кораблю Ааста.



* * *



Полдень недавно миновал, и слепящий свет белого карлика бил в каждое окно домов пустынного города планеты Тор-Гоп.

Клеенн в своих апартаментах изнывал от жары. Поэтому каждый час в большие комнаты его апартаментов доставлялась очередная порция льда из расположенной в подвале холодильной установки.

И вот, когда настал черед доставки очередной порции льда, ее не принесли.

И температура в комнатах незамедлительно начала расти, мгновенно переступив через установленную Клеенном черту.

Он уже изрядно разнервничался, когда в дверь постучали.

- Ну, наконец-то, - проговорил Клеенн. - Да! Войдите!

Но вошедший не нес лед. В дверях стоял офицер связи.

Клеенн застыл, так и не закончив шаг. Не шевелился и офицер связи.

И тишина наполнила комнату, окутав их обоих маревом.

Так бы оба и заснули стоя, если бы в дверь после негромкого стука не вошел-таки солдат с сумкой льда.

Не останавливаясь, он, обойдя живые памятники, пересек комнату, и, загрузив лед в систему, перезапустил охлаждающий комнаты аппарат.

Морозное дыхание оживило застывших. Их мозги заработали с новой силой.

Моргнув, Клеенн поставил вторую ногу на пол, и, повернувшись к офицеру связи, наконец-то спросил:

- Что случилось? - он благоговейно вдохнул подаваемый аппаратом холодный воздух.

- Связь с агентом на планете Хоп-Ера прервалась, - сухо доложил тот.

- Когда прервалась?.. Подожди, как прервалась?

- Так получилось, - стоя в дверях, офицер связи пропустил солдата, который закрыл за собою дверь.

- Давно?

- Он пропустил два сеанса связи. И связь с ним до сих пор не восстановлена.

Клеенн замер. Его мозговая деятельность возобладала над двигательной. Но ничего другого не придумав, он сказал:

- Созвать экстренное совещание.

- Сейчас, в середине дня? - переспросил офицер связи.

- А вы что, думаете, что там, за восемнадцать световых лет отсюда, на Хоп-Ера наш агент прохлаждается? Вы что, думаете, будто ему там в бокал наливают прохладительные напитки?

- Нет, - коротко ответил офицер.

- Тогда – кругом и шагом марш за членами экстренного совещания!

- Слушаюсь. - Но, сделав шаг в открытые двери, офицер замер и повернулся лицом к Клеенну.

- Что еще? - тот сдвинул брови.

- Где должно пройти экстренное совещание?

- Здесь.

- Понял.

- Идите.

- Есть.

Оставшись в одиночестве, Клеенн подошел к кондиционеру и отдался его холодному воздуху. Почувствовав вскоре, что ему стало хорошо, Клеенн лег на диван, который представлял собой единственное разнообразие к стоявшему у окна столу со стульями.

Все было сделано для того, чтобы горячий воздух, если и заходил в комнату, то, по возможности, как можно быстрее нейтрализовывался холодным воздухом из кондиционера.

Расслабившись, Клеенн предался сладкой дреме.

Разбудил его топот.

Сев на кровати, Клеенн огляделся: возле кондиционера крутился солдат, а в дверях стояли вызванные им подчиненные. Он пересчитал подчиненных.

«Пять», - подумал монарх. И, когда солдат ушел, сказал:

- Присаживайтесь, - он указал на стол со стульями, и все последовали его примеру. - Итак, вы знакомы с ситуацией?

Подчиненные дружно кивнули.

- Какие будут предложения?

- Разрешите? - подал голос один из подчиненных.

- Пожалуйста, говорите.

- Может, выслать группу захвата?

- Ага. Мы вышлем штурмовую группу и захватим целую планету?

- Ну… Да.

- А вы знакомы с первым докладом агента?

- Нет.

- Ясно… Кто знаком с докладом агента с планеты Хоп-Ера? - Клеенн обвел взглядом всех присутствующих.

- Я знаком, - проговорил один из присутствующих.

- У вас есть хоть какая-то идея?

- Да.

- Говорите.

- Нужно выслать корабль-разведчик, допустим, со спутником связи на борту. А там, на месте уж разберутся, что делать: либо забрать старый спутник и вернуться с телом агента, либо заменить спутник, дабы агент продолжал свою работу.

- Очень интересно, - отозвался Клеенн.

Откинувшись на спинку стула, он замер, задумавшись над поданной идеей.

- Хорошо, - сказал он, наконец, упершись локтями в крышку стола. - Хорошо. Краюхх, вот вы и займетесь этим вопросом.

- Вы одобряете мою идею?

- Полностью. Так, по крайней мере, мы все выясним.

- Понял вас.

- Идите. Все свободны.

Встав, подчиненные дружно – строем – вышли из апартаментов Клеенна.

«Вот уж не думал, что народом так тяжело управлять, - подумал он, вспоминая наставления давно погибшего на войне венценосного папы. - Эх, папа-папа, где ты, когда ты мне так нужен?».

Краюхх вошел в высокое здание, поднялся в лифте наверх, и, войдя в общий зал отдела дальней связи, столкнулся с его начальником:

- Готовьте корабль.

- Далеко?

- К Хоп-Ера.

- Это спасательная экспедиция? - осведомился начальник отдела.

- Там будет видно.

- А…

- А остальное – ваше дело. Главное, что на борту корабля должны быть спутник связи и группа реагирования.

- Слушаюсь.

- Вот-вот, слушайтесь, Флеитт, - глаза Краюхха зло сверкнули. - Если и этот корабль не вернется, то у вас будут большие неприятности. Уж мне как советнику вы можете поверить.

Флеитту только и оставалось, что посмотреть вслед Краюхху. Тот, не оборачиваясь, вышел из отдела.

Флеитт повернулся к подчиненным:

- Свяжитесь с космопортом. Пусть передадут Краевву, чтобы готовился к вылету.

- Есть, - отозвался один из операторов.

- И свяжитесь с нашим складом, - Флеитт вытер вспотевший лоб. - Пусть отправят на звездолет Краевва еще один спутник.

- А где возьмем группу реагирования?

- У Краевва должна быть своя собственная группа. - Флеитт остановился и повернулся к оператору связи: - Свяжите меня с его кораблем.

- Есть.

Вскоре из динамика громкой связи донесся голос:

- Капитан Краевв, слушаю.

- Флеитт на связи. Сколько на вашем борту штурмовиков?

- Достаточно.

- Тогда будьте готовы после доставки на ваш корабль спутника связи покинуть планету.

- Какой курс?

- Отправитесь к планете Хоп-Ера и выясните обстановку. Если нашему агенту ничего не угрожает, проверите спутник связи. И если надо – замените его.

- Есть.

- Тогда готовьтесь к вылету.

И кивком Флеитт дал оператору связи приказ отключить рацию.

«Если все пойдет хорошо, то скоро мы все узнаем. Все?».



* * *



Открыв глаза, штурман увидел перед собой зеленую стену.

Вытянув руку, он, не веря своим глазам, коснулся ее. Это действительно была стена из тонких стволов какого-то растения. На ощупь стволы показались штурману прочными.

«Что-то новенькое, - подумал он. - Что же все-таки произошло?».

Эта мысль заставила его подняться с чего-то мягкого, коим оказалась нога доктора их экипажа. Дальше в зеленом полумраке виднелись тела других членов экипажа их звездолета.

- Вика, - прошептал он, деликатно будя ее.

Доктор открыла глаза:

- Боря?

- Только тихо, - сказал он, - буди остальных.

С каждым следующим проснувшимся Боря все больше радовался тому, что живых в их стане, пусть и тюремном – выход из комнаты, в которой они находились, был забран из тех же растений, что и стены – все же прибавляется. Следя одним глазом за Викой, Боря вел счет, желая точно знать, сколько из их десантной группы осталось в живых.

- А где принц? - разглядев лица сокамерников, наконец, спросил штурман.

- Среди нас его нет, - отозвался кто-то из мужчин.

- Неужели он погиб?

Боря узнал голос Аллы. Она завербовалась на их звездолет пилотом, и хорошо показала себя, не забыв при этом воспылать симпатией к принцу – командиру их корабля. Ее красный комбинезон в отличие от его черного выделялся между синим, и зеленым комбинезонами Светы и Славы даже в этом полумраке.

- Надеюсь, что нет, - ответил Боря. - В противном случае Их Величества поставят всех нас к стенке.

- Мы не виноваты в том, что выжили, - вставил кто-то из мужчин.

Боря всмотрелся:

- Саша? Я так и думал, что это именно ты сказал. В другой ситуации за эти слова ты получил бы по лицу. Запомни это.

- Это он привел нас сюда, - не унимался тот. Было видно, что его фиолетовый комбинезон оператора ускорителей шевелится – он нервничал.

- Ты что, забыл, что если не будет оперативной разведки, то территория наших владений больше не расширится?

- Это почему же?

- У тебя что, тараканы в голове?

- Ты сейчас сам получишь по лицу, - зло прошипел Саша.

- Мальчики не ссорьтесь, - сказала Раиса. Работая на звездолете вторым пилотом, она поражала всех своим хладнокровием в критических ситуациях. - Саша, нельзя использовать колонистов, что называется, втемную. Без кораблей разведки за пределами исследованного космоса делать нечего.

- И это мне говорит женщина, - процедил Саша.

- Саша, - вдруг подал голос второй помощник капитана, - я могу воспользоваться своим правом и уволить тебя.

- Да? И как же?

- Жизнь непредсказуема, Саша, - только и ответил Сева.

Приближающийся шум шагов заставил пленников замолчать.

Перед решеткой появились несколько аборигенов. Нагими их нельзя было назвать из-за шерсти на их коже. На лицах она была короче. В их руках ничего не было, но это не означало, что они не опасны для пленников.

- Они похожи на первобытных людей, - высказалась Вика.

- Ты доктор, Вика, - сказал Сева, - хотя тут пояснений, думаю, не требуется. Так, Саша?

- Согласен, - выдавил тот, как Вика поняла, нехотя.

По ту сторону решетки наметилось движение. Среди туземцев появился, видимо, предводитель, потому что двое из них немедленно отняли решетку от дверного проема, и тот медленно вошел в камеру.

Рассевшиеся под ее стенами пленники молча взирали на местного вождя, ожидая развития событий.

Тот медленно всматривался в лица каждого из восьми пленников и молчал. Насчитав четырех мужчин и четырех женщин, вождь вышел из камеры и что-то сказал.

Тотчас в камеру вошло четверо аборигенов и жестами приказали пленникам встать. Поднявшись, те оказались примерно одного роста с аборигенами.

«А они не такие уж и маленькие», - пронеслось в голове Бори.

Он понял, почему туземцы были не вооружены. Незаметно ощупав себя – все свои скрытые для оружия карманы – он с горечью констатировал, что их грамотно разоружили. К тому же каждый из аборигенов на вид был гораздо сильнее любого из них, а с ними еще были и женщины.

«Значит, поведут на суд», - решил он.

В одном он точно оказался прав – их вывели из камеры.

Заставив пленников построиться в одну колонну, аборигены окружили их плотным кольцом – были это охранники или надзиратели, пленники не поняли – и повели в джунгли.

Конвоиры, ведя пленников почти по невидимой глазу тропе, хранили молчание, заполняемое безмятежным пением птиц. Но для пленников, которые кроме зарослей ничего вокруг не видели, они все же были враждебными.

Вскоре вся процессия оказалась на небольшой поляне. Рассредоточившись по ее краю, туземцы образовали плотное кольцо. Таким образом, чтобы между ними и устроившимся прямо на траве вождем было полностью просматриваемое расстояние.

Всмотревшись в лица пленников, вождь указал пальцем. Тотчас двое из оцепления подошли к стоявшим в центре поляны пленникам, взяли под руки Борю, и поставили а затем усадили его перед вождем, и вернулись в строй.

Вытянув руки вперед, вождь махнул ими сверху вниз.

- Все садитесь, - тихо сказал Боря. - Вот только я не понял, почему парламентером выбрали меня?

- Боря, - отозвался Сева, - не всегда парламентером назначается руководитель группы.

- Спасибо, утешил, - съязвил Борис, понимая, что теперь многое зависит от него самого.

Довольный тем, что его поняли, вождь улыбнулся, и, обведя пленников взглядом, снова уперся им в лицо Бори.

- Я вас слушаю, - произнес новоиспеченный парламентер.

«Нет, это я вас слушаю», - показал жестами вождь.

- Говори как есть, - прошептал рядом Сева.

- Мы прилетели на вашу планету, - говоря, Боря жестикулировал, рассчитывая на то, что вождь правильно его поймет, - чтобы выяснить, кто здесь живет.

«Здесь живем мы. Это наш мир», - ответил вождь.

Боря вздохнул.

«Так не пойдет, - подумал он, - мы понимаем друг друга с пятое на десятое».

Он напрягся. Выдохнув, чтобы немного спало мышечное напряжение, он подумал:

«А так вы слышите меня лучше?».

Лицо вождя посетила паника. Но это было лишь в первые секунды. Затем вождь собрал на лице все свое присутствие и ответил:

«Это ты сказал?», - он ткнул пальцем в Борю.

«Да, я».

«Что ж, тогда давай объяснимся».

«Согласен».

«Кто вы?»

«Мы – разведчики».

«Что вы здесь делаете?»

«Знакомимся с вашей планетой».

Вождь раскрыл ладонь, на которой лежал лазерный излучатель ближнего боя. Это был аргумент против всей их команды. Боря только вздохнул.

«Это наш мир. И вы видели, на что мы способны, - лицо вождя приобрело жесткость. - Вы должны оставить нас в покое».

«А где гарантия того, что если мы сейчас уйдем, другие не выжгут вас раньше, чем придут в ваш мир?»

Над этим вопросом вождь думал дольше, и его ответом мог бы гордиться каждый уважающий себя вождь.

«Это моя планета. Это мой мир. И я буду охранять его от любых посягательств до последнего вздоха», - сказал вождь.

«Что ж, вас не трудно понять. Я могу передать ваши слова моим друзьям?»

«Да».

- Сева?

- Почему ты так долго молчал?

- Мы разговаривали.

- Что, молча?

- Нет, мысленно.

- В то, что ты спятил, я поверю быстрее.

- Если не хочешь знать, что сказал вождь, то я могу и помолчать.

- И до чего же вы договорились?

- Мы покидаем планету.

- Но…

- А ты хочешь, чтобы нас быстро похоронили? Или того хуже – съели?

Сева промолчал. Остальные просто молчали.

- Вот-вот. И я не хочу умирать так рано. Я постараюсь как можно дольше тянуть время. Пока нам, надеюсь, доверяют.

- Тогда тяни.

- Держи за меня кулаки.

Повернувшись к вождю, Боря успокоился, насколько это было возможно в их положении, и приготовился к сеансу телепатии.

«Мы можем взглянуть на наш аппарат?»

«Можете».

Все встали – сначала вождь, потом пленники. Снова образовав строй, процессия углубилась в лес.

Пленники не могли видеть, что от процессии периодически отлучались несколько аборигенов. Но двое из них, исчезнув в зарослях в разное время пути, так и не вернулись в строй.

Когда же компания вышла на очередную поляну, то все увидели покоившийся на примятой траве катер.

Окружив поляну плотным кольцом, аборигены приготовились к сюрпризам.

«Смотрите», - показал жестом вождь.

- Входим, - распорядился Сева, - занять свои места.

Стоя перед аппаратом пришельцев, вождь вскоре увидел, что катер, так и не издав ни одного звука, попытался взлететь. Он даже оторвался от земли. Но этим все и закончилось – из всех проемов катера пыхнуло пламенем, и он рухнул обратно на землю. Те из пришельцев, кто смог, вышел. Остальных вынесли.

«Ну?», - осведомился вождь.

«Нам нужно время, чтобы починить катер, - ответил Боря. - Вы позволите?»

«Хорошо, - выждав минуту, ответил вождь. - У вас будет время, чтобы починить ваш аппарат и улететь домой. Потом. А сейчас идем обратно».

Дорога назад в деревню была короткой, но из-за того, что Свету и Аллу пришлось нести на руках, дорога не показалась легкой. Но все же десантникам показалось, что они сделали по лесу круг.

Войдя в камеру, они услышали, как за спиной закрылась решетка.

- Что случилось? - спросила Вика, склонившись над Светой, когда туземцы ушли.

- Не знаю, - хором ответили парни, наблюдая за тем, как нежные руки доктора порхают над девичьим телом, раздетым до пределов приличия.

- Тогда пусть говорит тот, кто хоть что-то знает, - нахмурилась Вика.

- Хорошо, - подал голос Саша. - Я скажу. - И, встретив колючий взгляд Вики, продолжал: - Видимо, при посадке был где-то поврежден двигатель катера. Приземлиться-то мы приземлились. Но, видимо, во время старта поломка стала несовместимой с работой двигателя, и он вспыхнул.

- Ты говоришь ну прямо как доктор, - Вика снова выстрелила в него взглядом своих карих глаз. - Починить-то катер сможете?

- На катере должен быть ремонтный комплект, - наморщив лоб, Саша что-то прикидывал в уме. - Но на ремонт у нас в любом случае уйдет много времени. И мы можем сильно разозлить местное население.

- Что будем делать?

- Договариваться, - вставил Сева, посмотрев на Борю.

- Хорошо, - согласился тот.

Света, наконец, судорожно вздохнула и открыла глаза.

- С возвращением, - проговорила Вика, вставая.

- Где я? - спросила Света.

- Все еще с нами, - Слава помог ей сесть, и поддержал, почувствовав, что у нее закружилась голова. - Все хорошо?

- Да. - Света встала, и, подойдя к стене камеры, аккуратно уселась.

Занявшись Аллой, Вика быстро привела ее в чувства, спросив:

- Ты как?

- Хорошо, - ответила та.

Усадив Аллу у стены камеры, Вика села рядом.

В этот момент по ту сторону решетки появились двое аборигенов. Разговор оборвался, и они какое-то время смотрели друг на друга. Затем аборигены ушли.

- Интересно, кто это был? - осведомилась Раиса.

- Трудно сказать, - Саша почесал лоб. - Все они на одно лицо. Но они не глупы. Далеко не глупы.

- Ладно, ребята, - подытожил Сева, - вечер на дворе. Давайте перекусим и поспим, пока это возможно.

Таблетки синтетического питания, которые туземцы по счастью не нашли, в сухомятку не лезли, но каждый старался проглотить требуемую дозу еды.

Затем в сгущающихся сумерках началось движение – пленники группировались, чтобы в более удобных позах встретить долгожданный сон.



* * *



Легкий толчок возвестил о том, что катер отстыковался от борта звездолета.

- Кирилл, - сказал Гена, - включи экран.

- Думаешь, ты там увидишь что-то интересное? - оставшись единственным из пилотского состава на борту, Кирилл не отходил от пилотского пульта управления звездолетом на мостике. - На этой стороне планеты ночь.

- Включи.

- Тебе не надоели звезды?

- Нет. Ты же сам знаешь, что от места старта до финиша корабль идет во внепространстве. Включай.

Позади них раздались шаги – в командный зал, спасаясь от тоски пустого лазарета, пришла второй доктор Надя.

- Мальчики, не ссорьтесь, - сказала она. - Вы ругались, пока мы были все вместе. Сейчас нас на корабле всего трое, а вы никак не можете успокоиться.

- Наденька, - молвил Гена, - где двое и больше, там разговор. А это спор, и половина ссоры.

- Знаю, Геночка, - голос Нади был тонок, и ей не раз приходилось вкладывать в свои слова всю свою храбрость. - И не строй мне глазки. Я тебе еще в прошлый раз сказала, что ты не в моем вкусе.

Сказав, она почувствовала, как екнуло ее сердце – ее возлюбленный был сейчас в десантной группе на планете.

- Ну, Наденька, время течет, все изменяется, - Гена улыбнулся, разведя руками, хотя из кресла старшего помощника капитана это выглядело неуклюже.

- Но ты ведь не изменился, - заметила Надя.

Поставленный на место старпом закрыл рот, и, повернувшись, переключился на Кирилла:

- Это что, такое небо за бортом? - он указал на черный центральный экран. - Ты точно включил экран?

- Можешь попробовать сам, - отозвался Кирилл. - На твоем пульте собрано больше систем управления, чем доступно мне.

- Вот сейчас и попробую, - Гена повернулся к своему пульту, и, нажав несколько кнопок, посмотрел на экран.

Но тот по-прежнему был черен.

- Ни одной звездочки, - произнес Гена, и посмотрел на сидевшую в одном из пилотских кресел Надю: - Как там наша медицина?

- Вместо того чтобы паясничать, провел бы инспекцию систем корабля.

- Что еще скажешь? - старпома разозлило указание младшего по должности.

- Ничего, - фыркнула обиженная на ровном месте девушка.

В этот момент звездолет содрогнулся от сильного толчка.

От удара девушка распласталась на полу. Кирилл, клюнув носом в пульт, оставил на нем кровавые пятна. Гена в своем кресле, стойка которого согнулась у самого пола, был зажат как в капкане.

Достав из-под пульта аварийную аптечку, Кирилл на ощупь закрыл рану на своем лице и оглянулся:

- Гена, ты как?

- Как-нибудь справлюсь, - отозвался тот. - Что у тебя с лицом?

- Подарок от пульта, - Кирилл потрогал закрытую пластырем щеку под левым глазом.

- Посмотри, что там с Надей?

- Хорошо.

Добравшись на дрожащих ногах до девичьего тела, Кирилл, став на колени, проверил пульс на ее запястье, потом – на шее.

- Гена, Надя жива, но без сознания, - он осторожно поднял ее голову, под которой оказалась небольшая кровавая лужа. - И разбила голову на затылке.

- Сильно?

- Нет, только кожу. Но и это тоже очень больно.

- Знаю, - Гена выбрался из кресла и тоже склонился над девушкой. - Давай-ка отнесем ее в лазарет.

- Подожди, ты провел проверку систем? - Кирилл едва не просверлил Гену взглядом. - Сделай проверку, а я пока забинтую ей голову.

- Хорошо.

Вернувшись к своему пульту, Гена устроился на сломанном кресле и запустил проверку систем корабля.

И почти тотчас раздалась сирена.

- Что там? - осведомился Кирилл. - И выключи сирену.

Но выключенная, было, сирена снова заявила о себе.

- Что, опять? - Кирилл закончил обработку раны на затылке девушки, и подошел к пульту, с которого Гена выключил сирену.

- Сейчас наше железо разродится ответом, - сказал старпом.

Он нажал несколько клавиш, желая, чтобы компьютер хоть что-то ответил. И тот, в конце концов, выдал ответ в несколько строк.

- Так, мы потеряли антенну внешней связи, - сказал Гена, глядя на монитор.

- Что еще? - спросил Кирилл. - Ведь сирена кричала дважды.

- Да. Пробита внешняя обшивка, - перевел Гена иероглифы, которыми, вместо букв, почему-то, машина написала ответ на тест. - И, учитывая то, что удар был один, то рискну предположить, что обшивка пробита в месте крепления к ней антенны.

- И все?

- Да. Машина мотивирует пробоину падением давления в защитном слое.

- Ты позволишь мне выйти наружу и отремонтировать обшивку?

- А твоя рана?

- Ничего, - пилот потрогал щеку, - уже не болит.

Гена внимательно посмотрел на Кирилла:

- Но сначала мы отнесем Надю в лазарет?

- Конечно.

Набрав еще одну команду для компьютера, Гена с Кириллом подошли к Наде, и, аккуратно подняв ее на руки, понесли в лазарет.

Коридор, лестница, снова коридор. И вот, открыв дверь, они внесли ее в лазарет, и, положив на одну из прикрепленных к его стене коек, пристегнули девушку так, чтобы она, когда очнется, смогла самостоятельно отвязаться.

- Теперь пошли работать.

- Пошли.

Вернувшись на мостик, Гена включил все контрольные системы:

- Кирилл, ты где?

- Уже одеваюсь, - отозвался тот по радио. - И кто придумал такие тесные скафандры?

- А ты свой одеваешь?

В ответ послышалась неясная возня.

- Спасибо, - наконец, ответил Кирилл. А через несколько минут добавил: - Я выхожу.

- Будь осторожен.

- Ага.

Включив магнитные ботинки еще в шлюзе, Кирилл едва не поплатился за это своей жизнью.

Второй удар был настолько сильным, что Кирилл, собравшись выходить из него, едва не сломал себе обе ноги – застряв во внешнем люке шлюза, он не позволил бы Гене открыть внутренний люк, чтобы спасти себя.

Но всего этого не произошло, и Кирилл благодарил Бога за то, что устоял на ногах.

- Гена, ты жив?

В ответ послышалось кряхтение, и слабый голос сказал:

- Жив пока.

- Может, мне вернуться?

- Нет, ты уже снаружи. Иди и все выясни.

- Ты там сам справишься?

- Да. Иди уже.

- Хорошо.

Выбравшись наружу, Кирилл направился к тому месту, где еще недавно была антенна внешней связи.

Ее не было. Склонившись, он коснулся остатков крепления антенны. Они были срезаны словно ножом, а на месте самой мачты зияла дыра, из которой по капле выходило что-то белое.

«Значит, что-то тяжелое снесло нашу антенну. А мачту вырвало с корнем, - подумал Кирилл, разглядывая капли белой жидкости на своей перчатке. Интересно, где место второго удара?».

- Гена, - позвал Кирилл.

Но ответом была тишина.

«Конечно, не будет связи, - подумал он, - антенну-то снесло».

Вернувшись к шлюзу, Кирилл снова позвал:

- Гена!

- Что у тебя? - отозвался тот.

- Мачту вырвало с корнем. Там дыра диаметром в руку. Утечка защитного раствора здесь.

- Ясно. Найди место второго удара. Вернешься, скажешь.

- Хорошо. Иду.

Продолжив наружный осмотр, Кирилл вскоре нашел место второго удара.

То, что он увидел, едва не свело его с ума.

Две из трех кормовых дюз были смяты. Третья, в общем-то, была в порядке, но из-за касательной царапины Кирилл не был уверен в том, что она выдержит полную тягу своего двигателя.

«Значит, теперь орбита этой планеты стала для нас тюрьмой», - пилот был готов бросить все и бежать отсюда, куда глаза глядят.

Однако никакой спасательной техники на борту их корабля предусмотрено не было.

Ситуация пахла безысходностью.

Но надо было возвращаться, чтобы доложить о происшедшем Гене.

- Ну, что там? - спросил старпом, когда пилот вернулся на мостик.

- В общем, так, - вздохнул Кирилл, - две из трех кормовых дюз сворочены на бок.

- То есть два из трех двигателя запускать смертельно опасно?

- Да, их запускать нельзя.

- Так, так, хорошо, - Гена сел на свое сломанное кресло, и, повернувшись к пульту, вызвал какой-то список.

Кирилл узнал его. Это был список запасных частей, которые могли понадобиться во время полета.

- М-да, значит, все-таки нет, - наконец, вздохнув, проговорил Гена, погасив монитор.

- Нет запасных дюз?

- Да. Запасных дюз нет. Ты можешь сказать, где рабочая дюза?

- Левая нижняя, - без колебаний ответил Кирилл.

- Это третий двигатель. - Гена сощурил глаза: - Как ты думаешь, ремонт дюз возможен?

- Нет. Только пустая трата времени. Все, что мы пока можем сделать, только залатать дыру во внешней обшивке.

- Вот тебе и карты в руки. - Гена легко шлепнул по перчатке скафандра, в который был одет Кирилл. - В трюме все есть.

- С вами все в порядке? - услышали они голос за собой.

Повернувшись, оба увидели в дверях мостика Надю. Поверх едва достающих до плеч волос был все тот же бинт. Она так и не переоделась. Стоя в дверях в своем комбинезоне, она подпирала их одной рукой.

- Пока да, - хором ответили мужчины. - А ты?

- Вроде бы как ничего, - отозвалась девушка.

- Ну, я пошел, - подытожил Кирилл. - Связь только до шлюза.

- Я уже понял, - отозвался Гена.

Подняв на руках девушку, Кирилл, внеся ее на мостик, поставил на пол, освободив выход, в котором скрылся через секунду.

- Куда это он? - Надя подошла к сидящему на сломанном кресле Гене.

- Как твоя голова? - вдруг спросил тот.

- Чуток шумит, - пожаловалась она. - А так, в общем-то, ничего.

- Хорошо.

- Так куда пошел Кирилл?

- Латать наш корабль.

- Латать? - не поняла Надя.

- У нас снесло антенну внешней связи и смяло две из трех кормовых дюзы.

- И что теперь будем делать?

- К сожалению, ничего. Кроме того, что Кирилл сейчас залатает внешнюю обшивку, мы не в праве предпринять никаких активных действий.

- Так что же, нам осталось только ждать? - возмутилась Надя.

- Увы, да, только это и осталось.

- Если уж мы потеряли антенну, то включи хотя бы системы внешнего наблюдения, чтобы не пропустить попытку наших связаться с нами.

Старпом повернулся и посмотрел на нее:

- Откуда ты такая умная взялась?

- Откуда взялась, там больше нет, - по лицу девушки было видно, что она не в восторге от его общества.

Осознавая то, что другого способа связи с внешним миром не осталось, старпом отвернулся к пульту, и, набрав на нем нужную команду, сказал:

- Наша последняя надежда.

Осветившись разными цветами, центральный и боковые экраны показали один и тот же пейзаж в разных частях спектра.

- Теперь хоть на одном из трех экранов мы увидим наших. А если не увидим мы, то уж компьютер увидит обязательно.

- Будем надеяться, - поддержал он ее…

К тому времени, когда Кирилл снова оказался на мостике, прошло достаточно много времени.

- Брешь закрыта, - улыбаясь, доложил он.

Но на его лице было крупными буквами написано, что он устал.

- Хорошо? - переспросил Гена.

- Да. - Кирилл сел в свое кресло за пилотским пультом. - Под лист стали пришлось подложить лист герметика – пробоина все-таки большая.

Старпом запросил данные по давлению в межобшивочном защитном растворе. Оказалось, что давление в растворе где-то между оптимальным и критическим. На размышления это наводило, но компьютер уверял, что это не опасно.

«Что ж, посмотрим», - подумал он.

Бортовые часы показали, что корабль начал вход в дневную сторону планеты. Получалось, что корабль в очередной раз догнал планету, двигаясь в одном с ней направлении, но с превышающей ее собственную скоростью вращения.

«Все правильно, - снова подумал Гена, - чтобы дозор был действенным, мы должны обгонять вращение планеты».

И вдруг закричала сирена.

На правом боковом экране появилась красная надпись, но из-за того, что экран был невелик, надпись было трудно прочитать.

Ткнув пальцем в пульт, Гена поменял между собой картинки центрального и правого бокового экранов.

- Итак, в джунглях тепловая вспышка, - прочитал Кирилл сообщение. - Интересно, где?

- Сейчас узнаем, - старпом совместил навигационную с тепловую карты, и без звука закрыл открывшийся, было, рот.

- Значит, это наш катер, - проговорила Надя. - Наши живы?

- Сейчас узнаем.

В ответ на приказ Гены внешние камеры дали увеличение, и присутствующие на мостике увидели продвигающиеся в джунглях три цепочки гуманоидов. Гуманоиды в средней цепочке были явно крупнее окружавших их.

- Похоже, наши люди в плену, - изрек Кирилл.

- Если и в плену, то не все, - парировал Гена. - Вот, посмотрите.

Увеличенные еще немного, фигуры в средней колонне стали отчетливо видны.

- Боря и Вика, Сева и Света, Слава и Алла, Саша и Раиса, - угадывала Надя их силуэты. - Но нет принца.

- Или его убили, или он сумел выскользнуть из лап аборигенов, - сказал Кирилл. - Еще есть надежда, что они спасутся. Еще есть.

- Согласен, - одобрил Гена, отделываясь от той мысли, что он предстанет перед судом после этого полета. - Подождем.



* * *



Двигаясь по узкой улице средневекового города, окружившая телегу со связанным на ней колдуном толпа скандировала:

- Сжечь! Сжечь!

Возглавляли процессию царь-вдовец, жена которого стала жертвой приговоренного мага, и осудивший на смерть колдуна кардинал в традиционном для своего поста одеянии.

Вскоре показалась городская площадь, ставшая в последнее время лобным местом.

Под дружное скандирование толпы солдаты стащили приговоренного с телеги, и привязали к столбу уже стоявшего на площади помоста. Проверив надежность веревок, они удалились, заняв свое место перед собравшимся на ней населением.

К приговоренному поднялся кардинал:

- Покайся, грешник.

- Слушайте, кардинал, - колдун поднял на собеседника спокойный взгляд. - Вы увидите то, что так хотели увидеть. Всё.

Взяв, было, висевшее на груди распятие, кардинал отпустил его, и, только тяжело вздохнув, вернулся к царю.

Пошептавшись с кардиналом, царь махнул солдатам:

- Поджигай.

И помост занялся огнем.

Однако чем ближе языки пламени подступали к колдуну, тем яснее становилось видно, что они его смущаются.

Они боялись его.

Языки жаркого, все уничтожающего пламени, забравшись на помост, танцевали на его краю, тем не менее, окружив привязанного к столбу колдуна. Но дальше дело не шло. Огонь, казавшийся всем священным, боялся подойти к колдуну, чтобы уничтожить его тело и отправить его душу в Ад.

Время, всегда летящее стремительно, словно застыло. Оно топталось на месте, ожидая чего-то, или кого-то.

- Колдует! Он опять колдует! - крикнул кто-то в толпе.

До сих пор стоявший спокойно заполонивший городскую площадь народ начал напирать на окружавших помост солдат.

Маг видел, как стоявший возле солдат кардинал перекрестился, а царь гневно сдвинул брови.

Пошевелившись, маг обнаружил, что связывавшая его руки веревка ослабла. Освободившись, колдун шагнул вперед, и, присев, коснулся рукой одного из языков пламени. Тот был холоден, как вода в летнем ручье на опушке леса, где еще недавно он был счастлив в своем одиночестве – наедине с Природой.

Холодный огонь. Даже его цвет был не таким желтым, как у настоящего огня, к которому привык человек.

Сунув в огонь вторую руку, маг оглянулся: огонь на других краях помоста танцевал на том же месте, где был минуту назад. Довольный происходящим, он выпрямился:

- Ну, Ваше Святейшество, что скажете?

- Свят-свят-свят, - продолжал креститься тот.

- Ну что, съели? - засмеялся колдун.

Над городской площадью разносился только смех приговоренного к смерти – собравшиеся на площади осознали всю трагичность ситуации и в страхе молчали.

Вдруг в безоблачном небе что-то ослепительно сверкнуло и под одобрительный гул толпы начало спускаться.

Маг завороженно смотрел, как на площадь спускается… ангел. Настоящий крылатый светловолосый ангел в белом одеянии.

Ступив на помост, он огляделся. Затем, смерив царя ничего не выражающим взглядом зеленых глаз, взял колдуна за руку. И оба вознеслись. Их провожали оглушительные аплодисменты ликующей толпы, полагающей, что маг отправился на страшный суд божий.



* * *



По улице шли двое.

Человек, угрюмо смотря вперед, молчал, зато робот, шатаясь из стороны в сторону, болтал:

- Хозяин, а, хозяин. Опохмелиться дай.

Но тот только морщился и продолжал путь.

Робот, пропустив, было, человека вперед, снова обогнал его, едва не сбив с ног, и теперь уже преградил ему путь:

- Хозяин, не мытарь шестеренки мои. Выпить дай. Надо мне. Очень надо.

Человек остановился, внимательно посмотрел на робота – железное, блестящее в лучах солнца, детище имело странное сходство с джинном из детских сказок – и потер рукой горло.

- Да и мне не мешало бы тоже, - произнес он, наконец.

- Отлично, - обрадовался робот.

Приглядевшись, он приметил впереди несколько небольших магазинов и направился к дальнему из них.

- А почему не к одному из ближних? - робот безошибочно определил направление человека.

- Во всех ближних магазинах тебя уже хорошо знают, - отозвался человек. - Угораздило же меня соорудить робота-алкаша.

- Выпить-то не с кем, - нашелся робот.

- Да уж, - человек смерил железного слугу немилосердным взглядом.

Войдя в двери магазина, робот замер, пропуская внутрь хозяина, и последовал за ним к барной стойке.

- Два по сто, - заказал он симпатичной девушке за стойкой.

- В одну посуду? - осведомилась та.

- В две, - человек смерил взглядом робота, и выложил деньги за выпивку.

Взяв наличные, девушка поставила перед клиентом два граненных стакана и наполнила их, как тот заказал.

Взяв свой стакан, тот проводил второй, который забрала железная рука.

Выпили.

Мужчина шумно выдохнул, робот замер. Но оба остались стоять на ногах.

Проигнорировав разложенную на блюдце закуску, оба – человек и робот – вышли из магазина.

К девушке за стойкой бара подошла напарница:

- Я вызываю «скорую».

- Себе? - отозвалась та.

- Нет. Им. Робот – деяние человека. Вот ему я и хочу вызвать «скорую».

- Как знаешь.



Дверь в серую комнату без окон отворилась. Двое санитаров силой ввели туда закованного в наручники пациента и усадили на предназначенный для него стул перед единственным столом. Перековав подопечного к ножке стола, санитары удалились, закрыв за вошедшим туда собеседником пациента дверь.

Запахнутый в белый халат человек средних лет сел по ту сторону стола:

- Итак, начнем.

- Что «начнем»? - осведомился пациент.

- Разговор, конечно.

- О чем?

- Не «о чем», а «о ком», - парировал доктор. - О вас.

- А что я?

- Вы, Георгий, не здоровы.

- С чего вы взяли?

- Исходя из вашего поведения. Итак, что вас побудило вас, Георгий, создать вашего робота?

- Я устал, доктор, от постоянного поиска спутницы жизни. К тому же я неплохой программист.

- Давно вы пристрастились к алкоголю?

- Я не алкоголик.

- Вы можете припомнить обстоятельства создания вашего робота?

- Наверное, тогда был очередной приступ… - Жора нахмурился. - Но робот точно мой. Я узнал, потом, его узлы. Один из узлов был раньше персональным компьютером.

- Хорошо. Георгий, как ваше самочувствие?

- Нормально, а что?

- Обследование выявило у вас больную печень.

- А что с моим роботом?

- С ним вообще ничего не ясно, - доктор увидел, что Жора снова нахмурился. - Ваш робот – это нечто. Нечто что-то удивительное.

- Что, пьет?

- Да. Он чуть не разгромил больницу, пока ему не дали выпить.

- Что вы ему дали? - Жора внутренне напрягся.

- Как «что»? Спирт, конечно. От другого спиртного он наотрез отказался. У него сейчас достаточны запас топлива, чтобы мы смогли нормально работать какое-то время. Но разговор не о нем, а о вас, Георгий.

- Я здоров. Доктор. По крайней мере, психически.

- Это покажет дополнительное обследование.

- Доктор, я здоров, - упрямо повторил Жора.

- Все так говорят, - отмахнулся доктор, вставая. - Ничего, и вас вылечим.

Двери снова отворились, и двое санитаров, освободив пациента от стола, повели обратно в палату. В одиночку…

Проснулся Жора оттого, что ему стало нечем дышать.

Открыв глаза, он увидел перед собой робота. А когда ему позволили дышать, в нос ударил сильный запах перегара.

- Хозяин, - робот едва шептал, но Жора хорошо слышал его. - Нам повезло. Вот этот, - робот указал на стоявшего в дверях комнаты ангела, - обещал нам много антигрустина.

- Качественного? - Жора мгновенно уловил суть предложения.

- Да, качественного, - вставил ангел.

Георгий замер.

«Ангел, - пронеслось в его голове. - Мы что, в Раю?.. Нет, в Рай роботов не пускают. Или пускают?.. Там разберемся».

- Ну что, вы идете? - снова подал голос ангел.

- Да-да, идем.

И все трое покинули палату Жоры.



* * *



На поле космодрома, некоторые площадки которого уже занимали космические корабли разных классов, приземлился еще один звездолет.

Из его открывшегося входного люка тотчас спустился трап, по которому вскоре спустились двое и сели в подъехавший транспорт, который немедленно покинул космодром.

- Николай Аверьянович, доложите обстановку, - потребовал король.

- За время отсутствия Ваших Величеств произошло только одно достойное вашего немедленного внимания происшествие, - отозвался тот, не оборачиваясь и не выпуская из рук руля аэрокара.

- Какое же? - осведомилась королева.

Выйдя замуж за Дмитрия, Ольга стала королевой. Но от этого их отношения нисколько не ухудшились. Даже наоборот – супруги друг в друге души не чаяли. Еще больше их сплотило рождение принца, который, впрочем, как и следовало ожидать, доставил немало проблем. И не только своим родителям, и не только на родной планете.

- Его Высочество изволил отбыть на своем корабле, - ответил Николай Аверьянович.

- И почему же вы решили, что это должно быть рассмотрено нами немедленно? - спросил Дмитрий.

- Потому что, Ваши Величества, Его Высочество сменил весь экипаж корабля.

- Кем же был заменен экипаж?

- Выпускниками летной академии, вместе с которыми он сам там учился.

- Их учетные карточки были проверены?

- Да, Ваши Величества. Весь экипаж сплошь отличники.

- То есть у всей команды, включая самого принца, красные дипломы?

- Да.

- Тогда тут нет ничего страшного.

- Но дело в том, что корабль Его Высочества в последний раз видели на границе наших владений, в малоизученных уголках галактики.

- Он что, не отвечает на запросы по радио?

- Нет.

- Этому есть хоть какое-то объяснение?

- Есть два объяснения: либо наши станции связи не могут достать до них, либо у них какие-то проблемы. И проблемы в первую очередь с кораблем.

- Знаю, - проговорил Дмитрий. - На запрос станции корабль должен выдать требуемую информацию.

- Согласен, Ваши Величества.

- Как давно прервалась связь?

- Почти сутки назад.

Ольга с Дмитрием переглянулись.

- Мальчик пошел на рекорд, - сказала королева.

- Тогда проведем независимую разведку, - король улыбнулся, и супруга заметила в ней типичный для мужа подвох с интригой.

Аэрокар приземлился перед дворцом.

Войдя в здание, супруги поднялись к своим апартаментам, где их уже ждали.

- Давно ждете? - спросил Дмитрий подчиненных.

- Как только ваш корабль вышел из сверхсветового перехода на орбите планеты, мы направились сюда, - сказал один из них. - Какие будут указания?

- Подготовьте быстрый и мощный корабль с хорошим вооружением, - приказал король.

- С экипажем?

Венценосные супруги переглянулись, и королева сказала:

- Нет. Мы сами справимся.

- Есть.

И гости послушно удалились.

Зайдя домой, супруги, раздеваясь на ходу и улыбаясь друг другу, направились в горячий и успокаивающий душ…

На стук в дверь отозвался нежный, но властный голос:

- Войдите.

В отворившиеся двери вошел офицер. Увидев трапезничающих за гостиным столом поистине по-царски обставленных апартаментов короля с королевой, он спросил:

- Разрешите, Ваши Величества?

- Входите, генерал.

- Корабль готов к вылету.

- Хорошо. Подождите за дверью, - Ольга с Дмитрием переглянулись. - Мы сейчас.

- Слушаюсь.

Когда дверь закрылась, Оля, встав, решила, было, заняться сбором посуды со стола. Но, вовремя сообразив, замерла.

Проследив за ней, король сказал:

- Дорогая, ты снова забыла, кто ты?

Оля сокрушенно опустила голову со своей неизменно трехцветной короткой – до плеч – прической.

- Тебе еще мой покойный папа говорил, что если сразу не получается, то надо учиться. Со временем, но все придет.

- Нашему с тобой мальчику уже за двадцать. Он выпускник летной академии. Куда уж постепеннее?

Дима встал, подошел к Оле, и, обняв ее, сказал:

- Не торопись. И все будет в порядке. Снова вспомнила свою Лару?

- Да. Родина всегда останется ею. Там, в сердце.

- Тебе лучше? - выждав минуту, спросил он.

- Да, спасибо.

- Ну что, идем?

- Да, идем.

Звездолет, к которому привел их генерал, был явно больше обычных. Причем как в длину, так и в ширину. Он значительно выделялся даже на фоне их собственного корабля, стоящего на соседней площадке.

- Это один из новых кораблей, - видимо, решив похвастать, сказал генерал.

- А он проверен? - спросил король.

- Так точно, Ваши Величества.

- Тогда держите с нами связь.

- Слушаюсь, Ваши Величества.

Пропустив вперед по трапу Ольгу, Дмитрий поднялся вслед за ней на мостик звездолета.

- М-да, - проговорила королева, - такое впечатление, что здесь должно работать как минимум человек пятьдесят. И это только здесь.

- Всего лишь из-за двойной страховки, - отозвался король. - Сейчас мы все поправим. Присаживайся.

Они сели за пульт в центре мостика. На пилотский пульт перед центральным экраном они даже не взглянули.

«Если генерал прав, - подумал Дима, - то все должно получиться».

Он набрал на пульте свой код доступа.

- Приветствую вас, Ваше Величество.

- Как тебя зовут?

- Вася.

- Очередная шуточка наших программистов, - сказал Дима Оле и приказал: - Автоматизировать все процессы на корабле.

- Принято, - ответил динамик металлическим голосом.

- Все процессы на корабле проводить с предварительным запросом.

- Принято.

- Ну вот, - повернулся Дима к Оле, - теперь, чтобы он ни собрался сделать, он должен спросить наше согласие.

- А мой код доступа тоже необходим?

- Да-да, конечно, набирай.

Оля набрала свой код и тотчас услышала в ответ:

- Приветствую вас, Ваше Величество.

- Запросить космопорт, - приказал Дима.

- Принято, - отозвался Вася, а через минуту динамик ответил:

- Космопорт, контрольный пост.

- Перешлите сюда все данные по полету корабля принца.

- Слушаюсь, Ваше Величество.

Фон из динамика тотчас пропал, зато осветившийся центральный экран заполнили данные.

- Вася, переводи.

- Принято, - отозвался тот. - Звездолет взял курс на отдаленный сектор галактики.

- Повторить полет.

- Принято.

Запросив разрешение, звездолет оторвался от бетонного полотна, и, выйдя на орбиту планеты, исчез.

Выпрыгнув на орбите искомой планеты из сверхсветового прыжка, звездолет лег в дрейф, включив все системы разведки. И почти тотчас закричала сирена.

- В чем дело? - перекричал Дима противный звук.

- На планете находятся чужеродные предметы, - потушив сирену, ответил Вася.

- Покажи.

На центральном экране, потеснив данные полета корабля принца, показался стоящий на одной из полян в джунглях катер.

И король, и королева узнали его. Даже обгоревший, он, слабо отражая лучи местного солнца, был именно из их галактики.

- Никого рядом нет, - сказала Оля. - В чем дело?

- Вася, что еще? - осведомился Дима, проигнорировав вопрос жены.

В ответ на центральном экране сменился цвет, отобразивший на какой-то другой поляне множество точек. Символ в углу экрана говорил о том, что съемка ведется в тепловом режиме.

- Более крупные точки чужеродного происхождения, - сказал Вася.

- Увеличить их, - потребовала Оля.

Дав крупный план, компьютер показал запертых в камере пленников.

- Это наши, - сказал Дима. - И, похоже, они в плену.

- Прямо по курсу корабль, - доложил Вася. - На запросы он не отвечает.

- Покажи.

Картинка на экране поменялась, и супруги увидели плывущий им навстречу звездолет.

- Корабль опознан как корабль принца, - доложил Вася.

- Произвести стыковку, - приказал Дмитрий.

- Принято.

А через несколько минут, поднявшись через состыкованные шлюзы на мостик сопредельного корабля, они увидели двух юношей и одну девушку.

Отсалютовав в ответ на их приветствие, король спросил:

- Сколько вас на борту?

- Трое, - ответил Гена.

- Потрудитесь объяснить, молодые люди, почему на борту вас только трое, где остальные, и почему здесь нет принца?

- Ваши Величества, - поприветствовав монарших супругов, Гена так и не посмел встать с колена, - Его Высочество сам настоял на вылазке в джунгли. Он забрал большую часть команды, а нам велел оставаться здесь. На планете они каким-то странным образом попали в плен, похоже, к каким-то колдунам.

- С чего вы взяли?

- Все население деревни едва ли втрое больше команды наших.

- Ты хочешь сказать, что чтобы противостоять нашим людям, аборигенов должно быть больше чем втрое больше?

- Да.

- Что с вашей рацией?

- Мы потеряли систему внешней связи. К тому же две из трех кормовых дюз повреждены.

К Диме подошла Оля:

- Помнишь, ты отправлял наблюдателей к одной из отдаленных планет? - прошептала она.

- Ну.

- Нам определенно понадобится команда для спасения нашего мальчика. Может, там мы найдем героев для подвига?

- Но ведь это очень далеко.

- Наш с тобой сын в опасности.

- Хорошо, - и Дмитрий снова повернулся к Гене: - Оставайтесь здесь, и советую вам закрыть корабль защитным полем.

- Слушаюсь, Ваши Величества.

Когда корабли расстыковались, корабль принца тотчас исчез.

- Ну что, полетели? - спросила королева.

- Полетели, - согласился король.



2


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 57
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 25.12.2019




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1