Чтобы связаться с «Вадим Домбрович», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Вадим Домбрович
Заходил 11 дней назад

Возмутители спокойствия или Рандеву на нижнем этаже (г.2)

2



Высыпав из черной дыры, корабли собрались едва ли не в самую настоящую кучу.

Вся картина сильно напоминала зонт, сводом и осью которого была сама дыра, а ручку изображала флотилия генерала-президента Герроита.

Придя в себя, генерал сел в свое кресло, из которого неизвестно каким образом выпал, и приказал:

- Опросить все корабли на предмет количества выживших после перехода.

- Есть, - отрапортовал старпом.

Отвернувшись к пульту, он совершил какие-то манипуляции. В ответ корабль ответил свирельным пересвистом.

Пересвист был настолько приятным, что генерал аж заслушался. А как иначе – он тоже был человеком. И только на работе – генералом-президентом.

Когда стихийная симфония закончилась, старпом повернулся к Герроиту:

- Все корабли целы. Все переселенцы живы.

- Очень хорошо, - произнес с облегчением президент. На душе у него отлегло от одной мысли, что все, в том числе и его семья живы.

- Генерал, какие будут указания? - осведомился старпом.

- Передайте всем кораблям, чтобы были готовы к использованию всего бортового оружия.

- Я не ослышался, генерал? Вы имели в виду всё тактическое оружие? - переспросил старпом.

- Именно. Всё… - Герроит огляделся. - А где наши ученые?

- В своей каюте.

- Тогда вызвать их сюда.

- Есть.

- И передайте по эскадре мой приказ.

- Слушаюсь, - отрапортовал старпом.

«Как могли такого дуболома поставить управлять кораблем?», - искренне удивился Герроит.

Старпом же, в свою очередь, выполнил его распоряжения. Президент снова насладился свирельным пересвистом – в этот раз короче предыдущего – и увидел, наконец, в полном составе всю группу ученых.

- Вызывали? - осведомился один из них.

- Да. Садитесь за оборудование и найдите планету для колонизации.

- А где мы находимся?

- В соседнем измерении.

Ученые переглянулись. Их предводитель жестами отдал приказы. И, заняв свои места за командным пультом, начали работать.

И тут экраны начали чудить.

То на одном, то на другом экране, заменяя собой оперативные данные, появлялись и исчезали непонятные математические формулы, некие выкладки, портреты неизвестных планет и звезд различных цветов с различными рисунками неизменно черного цвета на своей поверхности, звездных и планетарных систем.

«Как же причудлив и разнообразен этот черный мир космоса», - подивился Герроит.

Тут он сообразил, что на мостике слишком тихо. Оглянувшись, генерал увидел, что все, без исключения, смотрят на экраны. В это время был даже слышен звук работы бортового компьютера. Но вмешиваться не стал.

«Пусть работают… Хорошо, что они хоть иногда это делают», - решил он.

И вот на одном из экранов начали появляться одновременно строящиеся в две колонки данные.

- Ну, и что это за данные? - осведомился Герроит у ученых, когда мельтешение на экранах закончилось.

- Это список звезд, в системах которых обнаружены обитаемые планеты, - сказал профессор.

- Если мне не изменяет зрение, то здесь около полусотни звезд. А нам нужна одна, наиболее подходящая под наши требования. Вы наполовину выполнили поставленную вам задачу, продолжайте, - приказал генерал.

- Есть.

Ученые снова повернулись к пульту, выбрали себе по одному экрану и приступили к обработке данных.

Герроит тоже включился в дело, но на другом уровне: он решил проверить свою интуицию, выбрав из целого списка координаты одной звезды.

«Интересно, угадаю я, или нет?», - хитро прищурился он.

А список, в свою очередь, начал сокращаться: одна за другой звезды исчезали из него.

Генерал внимательно следил за выбранной им звездой, не пропуская мимо внимания того, что происходит на других экранах.

А там мелькали звезды и планеты, единицы из которых из общего списка перемещались в список избранных.

«Моя звезда тоже перешла во второй список», - мысленно порадовался генерал, когда выбранные им данные перекочевали на другой экран.

Предавшись мечтам о новой прекрасной жизни, президент отвлекся от созерцания экранов, и, вернувшись в реальность, обнаружил, что в списке осталась одна звезда.

И это была именно та звезда, которую он выбрал.

«Бывают нынче совпадения», - поскромничал он.

- Генерал, - произнес ученый, - ваше задание выполнено.

- Хорошо, - сказал Герроит, и обратился к старпому: - Определить направление и дальность до цели.

- Есть, - отрапортовал тот. И вскоре сказал: - Направление определено. Дальность – три часа по бортовому времени.

- Отлично. Построить эскадру в походную колонну и выдать координаты цели.

- Слушаюсь, генерал-президент, - ответил старпом.

В считанные минуты эскадра снялась с орбиты черной дыры и исчезла во тьме космоса.

Объявившись на орбите мирной планеты, эскадра, тормозя, облетела несколько планету и ковром распласталась на ее высокой орбите.

- Цель достигнута, - доложил старпом.

- Вижу, - отмахнулся Герроит. - Распорядитесь о радиомолчании.

- Есть.

- Генерал, - подал голос профессор, - какие будут указания?

- Исследуйте планету. Полностью. Я хочу знать об этой планете всё.

- Будет сделано.

И ученые взялись за работу.

Красовавшаяся на центральном экране планета тотчас отобразилась на двух соседних экранах, будто бы в разрезе, и обросла всякого рода пояснениями.

- Генерал, - сказал профессор. - Анализ планеты окончен.

- Вы сделали полный анализ?

- Да, генерал.

- Излагайте, - потребовал Герроит.

- Уровень гравитации нам подходит, - начал ученый. - Местная флора и фауна в большей степени сходна с нашей родной, химический состав воздуха схож с нашим, вот только есть одно «но».

- Какое же?

- На этой планете присутствует то, благодаря чему мы можем быть невидимыми.

- Что же это?

- Особая энергетика. Эргополе, или, если хотите, психосфера планеты.

- Что вы этим хотите сказать, профессор?

- На этой планете есть цивилизация. Развитая настолько, чтобы не быть уничтоженной нами, как более развитой цивилизацией.

- Тогда пишите приказ.

- Слушаю вас, генерал, - приготовился старпом.

- Для сохранения тайны присутствия приказываю мирно сосуществовать с местным населением и не попадаться им на глаза. Допускать помощь местному населению на уровне так называемой счастливой случайности.

- Это всё? - осведомился старпом.

- Да. Передайте приказ по эскадре и распорядитесь о высылке разведчиков для подготовки места базирования.

- Есть.

Разослав сообщения нужного содержания, старпом спустился в зал с телепортационной установкой, оператор-женщина которой уже начала принимать делегатов разведгруппы.

«Если каждый корабль дает по одному человеку, то внушительным получится отряд», - подумал старпом.

Вскоре оператор кивнула старпому: «Прибыли все», и тот обратился к собравшимся, среди которых были и женщины:

- Ваша задача – разведать места базирования. Сейчас от вас потребуется следующее: рассеяться по планете, определить глобальные координаты подходящего, с вашей точки зрения, места для базирования, и, вернувшись уже на свои корабли, передать полученные данные на мой корабль. Вопросы есть?

Ответом было молчание.

- Тогда – в путь.

Кивнув оператору телепортационной установки, старпом поднялся на мостик.

- Разведчики высланы, - доложил он Герроиту.

- Вы установили срок исполнения задания? - осведомился генерал.

- Нет – спешка нужна…

- Я знаю, офицер, когда нужна спешка, - оборвал его генерал. - Когда прибудут данные, их надо будет обработать.

- Думаю, что это можно будет доверить компьютеру, - высказался старпом.

- Генерал, - вставил ученый, - разрешите нам заняться этим вопросом?

- Хотите закончить с этим вопросом? - хитро улыбнулся Герроит.

- Да, генерал, - профессор без тени страха смотрел в глаза генерала.

- Да будет так, - повелел Герроит.

Ждать пришлось недолго.

Когда корабль завершил третий виток – Герроит выбрал самую маленькую орбитальную скорость, только бы не упасть на планету – центральный экран ожил и начал заполняться данными. Причем данных было так много, что им не хватило места на центральном, и они начали заполнять боковые экраны.

Когда списки перестали пополняться, ученые, получив немой приказ от генерала, взялись за работу.

Решив проверить выкладки ученых, генерал быстро набрал такую же команду бортовому компьютеру. И тот, одновременно ведя разведку планеты, начал отсеивать данные, которые ему не нравились.

Герроит ждал. И его ожидание было вознаграждено, за одно обрадовав генерала: когда закончился еще один виток, ученые оставили на экране одни данные. Он проверил данные по компьютеру. И машина подтвердила правильность исчислений ученых.

«Значит, не даром получают зарплату», - улыбнулся Герроит, и снова повернулся к экранам.

На центральном экране под данными всплыла карта планеты, на которой показалось выбранное место. Это был заброшенный район большого города.

- Что ж, заселяться будем ночью, - изрек Герроит и обратился к старпому: - Когда наступит ночь по местному времени?

- Через двенадцать часов.

- Тогда объявляю двенадцатичасовую готовность.

Уловив краем глаза какое-то непонятное движение, генерал-президент увидел светловолосого – он был с непокрытой головой – молодого человека в черном плаще. Тот возник словно из воздуха, и стоял в центре мостика с таким видом, будто имел притязания не только на корабль Герроита, но и на всю его эскадру, и, похоже, на систему, где генерал-президент решил обосноваться.



***



Выйдя на улицу, Максим невольно залюбовался природой.

Все цвело и пахло.

Дома были окружены зелеными лужайками, на которых росли большие и не очень деревья.

«Не то, что у нас голые газоны с вытоптанной травой, заляпанными неизвестно чем стенами домов и кучами мусора на обочинах дороги».

- Максим!

Повернувшись на звук, мальчик увидел папу около машины.

- Сколько можно любоваться природой? Поехали в школу.

- Да, папа.

Сев в машину рядом с сестрой, Максим постоянно озирался по сторонам. А когда машина оторвалась от земли, у мальчика вообще захватило дыханье.

«Неужели люди этого мира так вольно обращаются с полетом, что даже не замечают, какие виды открываются с высоты птичьего полета?», - думал он, удивленно переводя взгляд с папы на сестру, которые смотрели только вперед.

Аэрокар, в свою очередь, сделал пару виражей над районом, и, начав снижение, взял курс на школу.

Подлетая к зданию школы, Максим заметил, что другие школьники сюда тоже прилетают.

«Интересно, а простые машины тут ездят?», - завертелся в голове мальчика едкий вопрос.

Как оказалось, простые машины тут ездили.

Услышав едва различимый в мерном гуле двигателей летающих машин скрип тормозов, мальчик повернул голову и увидел подъехавшую к воротам школы машину. Из машины вышел мальчик, такой же, как и Максим, и направился к зданию самой школы.

«Интересно, кто это такой, если у него нет возможности приезжать на летающей машине? - задумался Максим. - Надо бы с ним познакомиться».

- Максим, хватит ворон считать, - сказал мальчику папа, - до урока осталось пять минут.

- Да, иду.

- Быстро на урок, и не смей получить сегодня двоек, - напутствовал папа своего сына.

«Очень мило, - подумал мальчик, поднимаясь с другими школьниками по ступеням школьного корпуса, - в каком же классе я учусь?».

- Макс!

Обернувшись, он увидел парнишку, который показался ему знакомым.

- Что, папаша снова отчитал тебя?

- Что есть, то есть, - нехотя отозвался тот.

- Пошли скорее – я видел старуху, она очень злая с утра.

Поспешив за одноклассником, Максим оказался в просторном классе, не в пример больше его класса в том, покинутом измерении. Усевшись за одну парту со знакомым и одновременно незнакомым одноклассником, парень огляделся.

В классе было тридцать учеников.

«Тридцать – это перегрузка, - вспомнилось мальчику наставление покойной мамы, - обычно класс не превышает пятнадцати. Видать, в школе либо много учеников, либо мало учителей».

Выложив учебники на парту, Максим приготовился к уроку.

В следующий момент в класс вошла женщина средних лет в очках с толстыми линзами. Одета она была в длинное черное платье.

Положив принесенные журналы на стол, она сказала вставшим ученикам:

- Доброе утро, дети. Садитесь.

Школьники заняли свои места.

- Итак, вам задавали параграф номер шестьдесят: особенности нашей солнечной системы.

«Так это астрономия, - догадался Максим. - Но почему ее преподают в… - его взгляд скользнул по учебнику, - в четвертом классе?».

Учительница открыла журнал.

- Так, у нас на прошлом уроке получил двойку… Павлов, - она вскинула на мальчика колючий взгляд, - к доске.

Сосед по парте толкнул Максима так, что тот подпрыгнул.

Учительница развернула карту системы и вручила ученику деревянную указку.

Взглянув на карту системы, мальчик поразился:

«Двенадцать планет! Это же великолепная лаборатория для всевозможных экспериментов. А в нашей системе всего-то какие-то четыре планеты».

- Ну, - требовательно сказала учительница, - мы слушаем.

Приглядевшись, Максим увидел, что пятая и седьмая планеты весьма велики.

- Пятая и седьмая планета за счет своих размеров имеют очень большую гравитацию, которая не позволяет шестой планете нормально жить, - выдавил он.

- Правильно, - похвалила его «старуха». - Что еще?

Оглядев карту, Максим едва не потерял дар речи.

- Двенадцатая планета очень большая и может в скором времени отобрать у солнца одну или несколько планет.

- Очень хорошо, - похвалила мальчика учительница. - Садись.

Максим сел за парту, и одноклассник весело толкнул его в плечо:

- Здорово ты ее.

- А что?

- Это же программа следующего года.

«Вот это номер! - подумал мальчик. - Я, оказывается, залез в программу следующего года… Но ведь все очевидно».

- Кто еще хочет рассказать про особенности нашей солнечной системы? - осведомилась учительница.

Но ответом было молчание.

- Макс, ты им всем утер нос, - прошептал сосед по парте. - В первый раз. Ты – герой дня.

- Спасибо, - процедил мальчик, - только мне от этого не легче.

- Ну, раз никто не хочет высказаться по этому вопросу, то скажу я, - нахмурилась учительница. - Вы забыли, что первая, вторая и четвертая планеты имеют искаженные орбиты, благодаря которым они под постоянным метеоритным дождем, и, спасибо им, оберегают нашу родную третью планету от космического мусора.

«Очень интересно, - пронеслось в голове Максима, - опять третья планета. Как в нашей системе».

Урок быстро закончился – учительница не успела толком рассказать новую тему и задала уроки на дом.

Вырвавшись из душной аудитории, школьники веселой толпой понеслись на другой урок.

Разложив портфели по партам, мальчишки подняли Максима на руки и с одобрительным воем вынесли в коридор.

- Что? – не понял тот.

- Ты герой дня! - сказал кто-то. - Ты не побоялся старухи и сделал ее!

- Да, - подтвердил другой, - еще никто не выдержал прессинг старушенции.

- Ребята, - сказал кто-то, - атас. Вера Семеновна идет.

Мальчишки дружно едва ли не внесли Максима обратно в класс.

Рассевшись за парты, они дружным вставанием встретили одетую в приталенный нежно-зеленый костюм учительницу.

- Садитесь, - велела учительница.

Максим уже собрался сесть, когда Вера Семеновна сказала:

- Павлов, к директору. Сейчас же.

Пожав плечами, мальчик вышел из класса.

Спрашивать, где находится кабинет директора, было стыдно. Поэтому Макс, пробежавшись по коридорам, нашел его, и, постучав, вошел:

- Вызывали, директор?

За столом сидел мужчина средних лет.

- А Павлов, садись-ка за стол.

Сев за стол, мальчик почувствовал подвох.

«Надо быть осторожным».

- Итак, - начал директор. - Ты учишься в моей школе четвертый год. Достаточно посредственно, чтобы выделяться из толпы своего класса. И вот сегодня ты удивил не только Клару Осиповну, но и меня. Кларе Осиповне было приятно ставить тебе сегодня за ответ пятерку, хоть и с минусом. Но все же. Меня же волнует совсем другое.

- Что, директор?

- Не принимаешь ли ты каких-либо наркотиков?

- Нет, директор, - судорожно сглотнул мальчик. - С чего вы взяли?

- Ты сильно изменился. За слишком короткое время. И это меня сильно волнует.

- Просто, - судорожно вспоминал ученик вескую причину перемены своего поведения, - просто у нас с папой вчера был серьезный разговор на тему школы, и я решил изменить к ней свое отношение.

- Вот, значит, как, - задумчиво сказал директор, - решил взяться за ум?

- Да, директор.

- Что ж, рад слышать это от тебя. А теперь иди на урок, и помни, что я буду приглядывать за тобой.

Когда Максим вернулся за свою парту, учительница закончила объяснять урок и дала задание на дом.

Со звонком школьники толпой вылетели из класса.

На следующих двух уроках Максим не проявил себя с экстравагантной стороны.

Зато на обеде Максим снова стал центром внимания всего класса.

- Ну, что сказал директор? - выловил Максим из мешанины голосов вопрос.

- Он попытался обвинить меня в употреблении наркотиков.

Вмиг в их компании воцарилась тишина – наркотики были строго-настрого запрещены в школе.

- Я не наркоман, - сердито заявил Максим и услышал в поддержку одобрительный гул.

Одноклассники верили ему.

«Что ж, теперь я заслуживаю доверия, - подумал Макс, улыбаясь в душе. - Как бы не упасть на этом скользком пути».

Начавшиеся после обеда уроки ничем были совершенно обычными – Максима на них не спрашивали.

«Есть время оглядеться», - подумал Макс после последнего урока.

Они уже направлялись к выходу, когда Максим увидел того самого мальчика, который утром приехал, а не прилетел. Он спокойно шел к выходу с таким видом, будто никого в школе больше нет. По крайней мере, так казалось со стороны.

«На индюка он не похож. Неужели его кто-то обидел?».

Решив пока не знакомиться с мальчиком, Максим пошел следом за ним и видел, как сел тот ученик в нелетающую машину.

Его самого тоже уже ждала машина.

Перед тем, как сесть в машину, Максим огляделся и увидел недалеко от здания школы подозрительного человека.

Их взгляды встретились. На секунду. Но и этого времени хватило, чтобы ученик понял, что это нехороший человек.

Сев в машину, Максим еще раз оглянулся и вдруг его внимание привлек еще один человек. И почувствовал, что этот человек был не от мира сего, в прямом смысле этого слова.



***



Едва солнечные лучи коснулись верхнего этажа здания института, как от его гаражных ворот отчалил и сразу поднялся в воздух катер.

Сидя на заднем сидении, профессор внимательно смотрел вперед, словно пытался запомнить дорогу назад на тот случай, если сидящие на переднем сидении парни погибнут там, куда они направляются сейчас.

- Профессор, - вдруг сказал Вася. - Вы уверены в вашем оборудовании?

- Обижаете, молодой человек, - обиделся Никифор Петрович. - Мое оборудование работает там, где отказывает другое.

Оторвавшись на минуту от штурвала, Ваня внимательно посмотрел на профессора:

- Если это так, как вы говорите, то, надеюсь, все будет хорошо.

Профессор, смерив молодого человека немилосердным взглядом, все-таки промолчал.

За городом путь катера пролегал над зеленым ковром леса.

- А где же находится то самое место? - осведомился Никифор Петрович.

- Там, - хитро ответил Ваня. - А что, профессор?

- Нет, ничего, - спохватился тот.

Заложив вираж, катер резко снизился и утонул в зеленом море.

Ловко маневрируя между деревьями, катер затормозился перед неглубоким оврагом.

- Это что, здесь? - удивился старик.

- А вы что, хотели арку победы с названием «колодец времени»? - усмехнулся Ваня.

- Ну…

- Колодец в этой кротовой норе, - подтвердил Вася.

- Для этого потребовались строительные материалы?

- Да, Никифор Петрович. Подопрем своды, чтобы не обвалились. Остальное – в норме. За дело – путь не близкий, а времени… Пошли, в общем.

Спустившись в овраг, Вася принял весь инструмент и все оборудование. Разложив все так, чтобы потом было удобно использовать, и, дождавшись самих компаньонов – те маскировали катер – сказал:

- Своды набухли. Похоже, здесь недавно прошли дожди. Работать надо быстро, иначе не сможем вернуться… назад.

- Хорошо, - произнес Ваня. - Поскакали, профессор.

Полдня ушло у них на укрепление потолка перед входом.

Справившись с задачей, они, открыв дверь из прочного, но легкого материала, попали в башню.

- Это великолепно, - произнес профессор, оглядывая башню времени изнутри. - Кто-то выстроил этот шедевр для других.

- Кто вам это сказал, Никифор Петрович? - вставил Вася. - Может, они строили вот это для самих себя… Скажем, для захвата нашей планеты.

- Если не ошибаюсь, - задумчиво сказал Ваня, - подобная ситуация произошла в одном из смежных измерениях.

- Да, - Никифор Петрович влез в разговор. - Подобная ситуация действительно была в одном из смежных измерении. Вот только чем она закончилась, нам не известно.

- Учишься на чужих ошибках только тогда, когда понимаешь и помнишь их, - заметил Вася. - Давайте, нам надо внести оборудование.

Когда оборудование было свалено в кучу у перил, профессор впервые посмотрел вниз:

- Как будем спускаться? Может, пойдем по ступенькам?

- Профессор, вы с ума сошли? - слегка повысил голос Ваня. - У нас мало времени по нашим собственным биологическим часам.

- Это вы правы, молодые люди, - согласился профессор, снова посмотрев в провал в середине башни. - А у нас хватит длины веревок, чтобы мы смогли добраться до дна этой башни?

- У нас другая идея на эту тему, - с довольной миной сказал Ваня, берясь за свой рюкзак.

- Что же у вас за альтернатива? - удивился старик.

- Сейчас увидите.

Вывалив из рюкзака на каменный пол все его содержимое, парень начал ловко мостить одни запчасти к другим. К нему присоединился Вася.

Профессор с удивлением смотрел, как в молодых крепких руках набор деталей превращался в какую-то совершенно определенную машину. И этот аппарат должен будет работать.

- И что же это? - наконец, спросил Кленов.

- А вот что.

Подняв на руках аппарат, молодые люди швырнули его в провал.

Старик не успел ничего крикнуть. Звуки застряли у него в горле, когда он увидел, что аппарат, не падая вниз, завис на высоте их этажа.

- Это же антигравитационная установка, - прошептал шокированный профессор. - Но этого не может быть.

- Вот только мы-то об этом не знали, - улыбнулись в ответ молодые люди. - Поехали в историю.

Разместившись на аппарате, трое отправились навстречу с неизвестностью.

Держась за ручки управления, Ваня уверенно вел машину вниз. Вася с профессором только и делали, что озирались по сторонам, удивляясь увиденному.

- А мы не промахнемся мимо нужного нам времени? - вдруг задал вопрос Никифор Петрович.

Молодые люди переглянулись, и Вася полез в свой рюкзак. Вытащив из него какой-то прибор, он просиял:

- Вот датчик поля.

- Какого еще поля? - не понял Кленов.

- Нужного, - туманно объяснил Вася.

Разобрав центр площадки, он вставил туда прибор и включил. Прибор пискнул и замигал зелеными лампочками.

- О, работает, - довольный, сказал парень.

- А когда он покажет нужное место? - не унимался старик.

Вопрос был резонным.

Вася поколдовал над прибором и тот замигал красным.

- Ну вот, - с явным облегчением сказал парень, - теперь он укажет точное место остановки.

- Будем надеяться, - уже без энтузиазма произнес профессор.

И в этот момент башню огласил нечеловеческий, душераздирающий крик.

Выглянув вниз, Вася ничего особенного не увидел. И вдруг на площадку что-то упало.

От неожиданности старик едва не выпал в пропасть – вовремя вывернувшись, Вася схватил его за пояс и втащил обратно. Хорошо, что старичок был небольшого веса.

- Профессор, вы куда? - спросил он бледного как полотно Никифора Петровича.

Но тот не ничего слышал, и не внимал шутке. Он немигающим взглядом смотрел за его спину. Вася обернулся.

Стараясь выровнять аппарат в падении, Ваня ногой пытался отодвинуть тело.

- Вася, - осознав тщетность своих попыток, наконец, сказал он, - отодвинь тело со стабилизатора. Не удержу платформу – перевернемся.

Навалившись на тело, тот оттащил его на край, уравновесив размещение грузов.

- Ну-ка, что это у нас? - старик развернул одеяние, в которое было задрапировано тело, и ахнул. - Да это же женщина.

Действительно, в ткань было завернуто тело молодой женщины без резко выраженных возрастных признаков. На вид она была обычной, но что-то неуловимое в ее облике насторожило профессора.

«Посмотрим, - решил Кленов, - если оклемается, расспросим. Если умрет, попытаемся вернуть на родину».

- Что скажете, молодые люди? - поинтересовался он.

- Вася, - сказал Ваня, - зафиксируй ее время, пока тело не остыло.

- Ага, - тот достал из рюкзака приборчик в виде авторучки и приложил к шее девушки. Дождавшись писка, он сказал: - Ее эпоха немногим выше нашей. Анализатор не может точно определить ее век.

- Вот они, генноизмененные продукты, - вставил профессор.

- Анализатор говорит, что она еще жива, - продолжал Вася.

- Выживет ли, - усомнился Никифор Петрович. - У нее какое-то несвежее лицо. - И посмотрел на Ваню.

- Да, - подтвердил тот. - Серо-синее какое-то. Успокаивает только одно.

- Что?

- То, что никто не повесит на нас ее гибель.

- Вот в этом вы, Иван Иванович, сильно ошибаетесь, - нахмурился старик. - Вероятно лишь будущее, а прошлое, всё прошлое, известно и записано в летописях. Их только надо отыскать.

Застонав, девушка пошевелилась и открыла глаза.

Они были черные, как смоль. Черно-белые глаза, каких Кленов уже давно не встречал.

«Похоже, природа снова завернула, перекрасив людей», - подумал он.

Оглянувшись по сторонам, девушка что-то сказала, но никто ее не понял.

- Язык не наш, - догадался Кленов.

Он что-то показал на пальцах. Девушка сначала помотала головой, потом кивнула.

- Профессор, ну что?

- Ее время на четыре века выше нашего.

- А почему тогда язык так не похож на наш?

Профессор задал девушке на пальцах еще пару вопросов, и сказал:

- Она прибыла с далекой звезды. Может быть даже из другого измерения.

- Похоже, наша планета становится перевалочной базой для переселенцев.

В этот момент прибор в центре площадки пронзительно запищал и замигал зеленым.

Не сводя глаз с прибора, Ваня прекратил падение и подвел аппарат к этажу, на котором прибор не просто мигал, а пылал зеленым цветом.

- Прибыли, - изрек он.

Посмотрев вниз, профессор увидел только смахивающую на кисель красную муть.

Освободив девушку от оков мешка, Кленов помог ей сойти с платформы аппарата на каменную лестницу и подвел к ведущей наружу двери. Ваня с Васей сгрузили с аппарата оборудование, и его самого на лестницу.

- А его-то зачем? - удивился Никифор Петрович.

- А как вы собираетесь тащить неизвестно по какой местности оборудование?

- М-да, - озадаченно проговорил профессор. - Вы правы. Ну что, пошли?

- Вась, разведай обстановку.

- Хорошо.

Приоткрыв дверь наружу, тот сначала сунул туда анализатор, чтобы через несколько секунд забрать.

- Воздух относительно в норме… - посмотрев на экран прибора, сказал Вася.

- То есть? - не понял профессор.

- Многовато углекислого газа – будет тяжело дышать, - объяснил Вася. - Да и жарко там.

- Выходит, там очень мало леса. Берем аппарат?

- Обязательно. Там есть камуфляж. Ведь так, профессор?

- Я сделал все по списку, - состроил обиженное лицо Кленов.

- Тогда все в порядке.

Вася выглянул наружу и снова закрыл дверь:

- Снаружи никого.

- Тогда выходим, - распорядился Ваня. - По одному. И быстро.

По лицам остальных Ваня понял, что они полностью разделяют его точку зрения.



***



Второй приступ тревоги раздался на рассвете.

Проснувшись, профессор услышал телефонный звонок.

- Слушаю, - сказал он в трубку.

- Профессор, пришли странные данные со спутника, - с тревогой сказали на том конце провода.

- С какого? - спросонья произнес Раскопов.

- С разведывательного.

- Как интересно, - пробормотал профессор.

И тут до него дошло, что значит «с разведывательного».

Подскочив, как ошпаренный, Игнат Васильевич мгновенно проснулся.

- Как давно пришли данные?

- Полчаса назад.

- Так чего же вы молчали?! Еду!

Собравшись, профессор спустился в гараж.

Машина не заводилась.

«Стандартный закон подлости, - пронеслось в голове профессора. - Когда спешишь, всегда какие-нибудь неувязки».

Наконец, машина завелась, рванула с места, и, набрав скорость, понеслась по нужному Игнату адресу.

Ворвавшись в здание института, он сгреб в охапку первого попавшегося охранника:

- Где данные?

- В-в-вот, - заикаясь, охранник указал на свой стол. - Здесь распечатки, а в локальной сети – файлы.

Взяв в руки листы, Раскопов просмотрел их, и, скомкав, сказал:

- Собрать весь четвертый отдел.

- Где, профессор? - охранник пришел в себя.

- Здесь. Когда все соберутся, доложите.

- Есть.

Поднявшись в свой кабинет, Раскопов сел за компьютер.

Выведя на экран данные, профессор сравнил их с распечаткой и изумился:

«Изменение состояния происходит каждые пять минут. Что же такое приближается к нам? Чужестранцы? Или потоки метеоритов?».

Неопределенность тревожила его все больше и больше.

«Надо посмотреть на обстановку на орбите и в окрестностях черной дыры», - решил Раскопов.

Зазвонил телефон.

- Слушаю, - сказал он в трубку.

- Отдел собран, профессор, - доложил охранник.

- Иду. - Положив трубку, он спустился вниз, и, обозрев собравшихся подчиненных, сказал: - Тайная тревога подобралась к нашим воротам. Нужно осмотреться.

Словно услышав тайный пароль, подчиненные одновременно кивнули.

- Дмитрий Вениаминович, слетайте на станцию разведки, в гости к лейтенанту Шустрову, и посмотрите, что творится в окрестностях черной дыры.

Тот кивнул и удалился.

- Остальные, - профессор собрался с мыслями, - поделите между собой орбитальное пространство и прочешите его. Обо всех найденных аномалиях сообщать мне по сети немедленно. Сообщения должны быть закодированы нашим внутренним кодом – никто не должен узнать что-либо лишнее.

Люди кивнули и ушли.

«Теперь осталось только ждать».

Вскоре компьютер профессора начал истошно пищать от поступающих сообщений.

Но все они сообщали о нормальной обстановке на орбите. Пересчитав их, профессор убедился в том, что осталось ждать только одного – со станции разведки.

И, наконец, нужное сообщение пришло.

Прочитав его, Раскопов всерьез встревожился: разведка доложила о появлении множества чужих кораблей. Которые сразу после появления исчезли.

«Только бы они не имели вражды к нам», - с надеждой подумал профессор.



Изольда проснулась от трели звонка будильника. Потянувшись, она механически положила руку на соседнюю подушку и тотчас пожалела, что проснулась – ей опять приснился сон, где она тонула в нежных объятьях красивого мужчины-атлета.

Выбравшись из большой двуспальной – делая несколько лет назад покупку, девушка рассчитывала на то, что ей вскоре встретится ее половинка – кровати, Изольда наскоро заправила ее, и пошла на кухню, где приготовила себе завтрак.

Романтическая музыка снова навеяла сон, и девушка прослезилась.

«Я так и останусь одна», - вдруг подумалось ей.

Швырнув недопитую чашку с кофе в музыкальный центр, девушка закоротила его. Задымив, тот замолчал.

«Надеюсь, теперь его не починят», - ей уже давно не нравился этот купленный пару лет назад аппарат.

Махнув рукой на никому ненужный порядок в квартире, собралась и отправилась на работу.

Лето в этом году было очень жарким.

Даже она, недавно вернувшаяся из проведенного в тропиках отпуска и любящая тепло, уже утром изнывала от жары.

«Что-то не нравится мне все это. Тут жарче, чем на курорте. Это непорядок».

Зноем веяло с утра, и Изольде пришлось искать укрытие от дарующих жизнь и приносящих смерть лучей солнца.

Автобус подъехал как раз в тот момент, когда солнце Изольде уже начало надоедать.

Зато в самом автобусе атмосфера была не из приятных. Духота душила не только Изольду, но и других пассажиров.

Выйдя на нужной остановке, Изольда вошла в институт.

- Изольда Викторовна, - улыбнулся охранник. - Здравствуйте.

- Здравствуй, Гена, - отозвалась она. - В моей лаборатории все тихо?

- Да, Изольда Викторовна. А что?

- Да нет, - улыбнулась девушка, - ничего.

Расписавшись в нужной книге, она в лифте поднялась на нужный этаж. Воровато оглядевшись по сторонам, Изольда быстро открыла и закрыла дверь за собой.

Облегченно вздохнув, она, закрыв глаза, прислонилась спиной к дверям, и тотчас почувствовала на щеке чей-то шершавый язык. Открыв глаза, она увидела перед собой огромную уродливую голову животного. Дракон подлизывался к хозяйке.

- Артур, - отмахнулась она от него, - не сейчас.

Обделенное лаской животное заскулило и вернулось в свой угол. Свернувшись кучей, дракон, сложив свои кожистые крылья, положил голову на пол и уставился в окно с тонированным стеклом.

Переодевшись, Изольда подошла к животине и нежно погладила по чешуе. Дракон заскулил и отвернул морду.

- Ну, не могу я тебя выпустить полетать, - сказала она.

Дракон вдруг встал и вышел на середину огромной лаборатории. Повернувшись к окну мордой, Артур упер хвост в противоположную стену и расправил крылья. Окно во всю внешнюю стену как раз покрывало размах крыльев дракона.

Осознав намерения животины, Изольда, подпрыгнув, повисла на его длинной шее, заставив реликт распластаться на полу. Посмотрев в большие зеленые глаза, она сказала:

- Потерпи, милый. Уже скоро.

В этот момент в дверь требовательно постучали.

Затолкав не желавшего прятаться воспитанника за ширму, Изольда открыла дверь лаборатории.

На пороге стояли директор и его заместитель.

- Здравствуйте, Изольда Игоревна.

- Здравствуйте, - нехотя отозвалась девушка, отлично понимая, что гости явно не на чай пришли.

- Может, впустите нас? - поинтересовался директор.

- Входите, - без энтузиазма произнесла Изольда.

Заперев дверь, девушка, бросая косые взгляды на ширму, предложила гостям по стулу.

- Мы, собственно, по поводу вашей работы, - неуверенно начал директор. - Нам доложили, что…

- Что ваш проект вышел за все дозволенные рамки научных изысканий, - закончил за него заместитель.

- В чем это выражается? - нахмурилась девушка, скрестив руки на груди.

- Ну, во-первых, ваш воспитанник давно достиг размеров взрослого дракона, а вы до сих пор не избавились от него, - начал директор. - А, во-вторых, на вас тратится очень много бюджетных денег. Что вы скажете на это?

- Что скажу? - собралась Изольда с мыслями. - Во-первых, мои исследования не закончены. Это же не какая-нибудь там собака. Это дракон. Кстати, когда я изложила вам свой проект, вы были довольны тем, что в вашем институте будет настоящий живой реликт. А не какое-нибудь синтезированное чучело.

- Изольда Игоревна, вы забываетесь.

- Это вы забываетесь, директор. Вы уже забыли, что говорили год назад и теперь пытаетесь выставить меня в дурном свете. Ведь колодцем времени, чтобы забрать яйцо из обреченной кладки, я воспользовалась по вашему личному разрешению.

Директор бросил взгляд на своего заместителя, и тот кивнул.

- Сколько вам надо времени, чтобы закончить исследования? - не сдавался директор.

- Трудно сказать, - призналась девушка. - Мне нужно будет где-то выгулять его.

- Выгулять?! - в один голос воскликнули гости.

- Да. За год он истомился здесь. И, если бы не я, он сейчас бы летал над городом, распугивая население.

На лицах гостей проступил ужас.

- Когда вы планируете закончить исследования? - совладал с собой директор.

- Когда закончу диссертацию.

Гости снова переглянулись.

- Хорошо, - согласился директор. - Тогда и решим, что делать с драконом.

Встав, директор и заместитель вышли, а Изольда тотчас закрыла дверь на замок.

- Как же, получите вы моего Артура, - зло проговорила она.

Сидевший все это время тихо за ширмой дракон вылез, и, открыв пасть, попер на девушку.

- Артур, все нормально, - размер все-таки имел значение, - я не отдам тебя этим злодеям.

Приперев девушку к стенке, дракон сгреб ее в лапу и внимательно посмотрел в ее глаза. Затем лизнул своим шершавым языком и поставил на пол.

- А теперь, - отдышавшись, сказала Изольда, - давай поиграем.

Расположившись на полу, Артур позволил воспитательнице нацепить на себя датчики, которые она едва ли не каждый день надевала на него. И работа пошла.

Незаметно наступил вечер.

Попрощавшись с драконом, Изольда вышла из здания института и направилась к автобусной остановке.

Как обычно, остановка была переполнена, и, чтобы обогнуть толпу, Изольде пришлось ступить на дорогу. Она почти добралась до свободного места, когда неизвестно кто толкнул ее в толпу. Краем глаза девушка успела заметить что-то пролетевшее около ее головы и почувствовала чьи-то крепкие руки.

Обернувшись, Изольда увидела высокого красивого мужчину.

«Точно как во сне», - пронеслось у нее в голове.

Ноги перестали ее слушаться. Мужчина подхватил ее на руки.

- Спокойно, красавица, все хорошо, - нежно сказал он. - Поехали домой.

- Да.

Воля и разум оставили девушку. Она утонула в неге. И в объятьях незнакомца.



***



Подъем был, как всегда, на рассвете.

Встав, принц сделал зарядку, совершил утренний моцион, и вышел к завтраку.

За столом уже сидели родители.

- Доброе утро, - поздоровался он.

- Доброе, - отозвалась Оля.

Дмитрий здороваться не стал. Справившись с содержимым своей тарелки, он, отпив из своего стакана, обронил:

- Теперь ты каждый день будешь отчитываться за происшедшее с тобой в школе.

Принц невольно встал, и, проглотив ком, сказал:

- Слушаюсь, Ваше Величество.

- А раз так, - продолжал король, не глядя на сына, - то садись завтракать, и в школу. И поторапливайся – туда долго лететь.

- Есть, - по-военному ответил Арсен.

Быстро покончив с завтраком, принц захватил свой портфель и спустился в гараж. Вслед за ним туда пришли родители.

- Ты готов к новому рубежу в своей жизни? - туманно осведомилась королева.

- Будь что будет, - по-философски ответил Арсен.

Погрузившись в машину, все трое отправились в город.

Разумеется, первым из семьи на свою работу был доставлен принц – делая круг по городу, родители хотели быть уверенными, что с их сыном ничего не случится.

Выйдя из машины, мальчик увидел нескольких учителей и учеников, спешащих на уроки.

«Интересно, меня будет кто-нибудь встречать или нет?».

Поднявшись на крыльцо, Арсен замер в ожидании.

Вдруг к нему подошла женщина:

- Ты – Арсен Иванов?

- Да.

- Тогда – пошли.

Проследовав за женщиной внутрь школы, мальчик оказался в кабинете директора.

- Это – Арсен Иванов, - сказала женщина.

Директор, статный мужчина средних лет, внимательно посмотрел на мальчика и сказал:

- Мне звонили по вашему поводу. И уверяли, что ваш случай не только уникален, но и требует пристального внимания. Поэтому хочу сразу предупредить вас, что всякое нарушение надлежащего поведения в школе отразится на свободе ваших действий.

- Я понял вас, директор, - понимая свое положение, сказал принц.

- Тогда Валентина Викторовна отведет вас в ваш класс.

Поднявшись на третий этаж, завуч без стука завела Арсена в класс «4А», прервав тем самым объяснявшего урок учителя.

- Класс, - обратилась она к ученикам, - вот ваш новый ученик. Арсен Иванов.

По классу тотчас пошел шепоток.

- К нам Иванов переведен к нам из восемнадцатой школы.

Класс зашептал пуще прежнего.

- Арсен, садись на свободное место, - сказал учитель.

Заняв место, мальчик успел заметить, как выходит из класса завуч.

Учитель продолжил объяснять урок, а Арсен решил оглядеться – объясняемый урок он уже проходил, и, приглядываясь к ученикам, демонстрировал явное нежелание слушать учителя.

- Иванов, вы что, не хотите заниматься? Может, ответите хотя бы на простой вопрос: с какой скоростью нужно двигаться вблизи черной дыры?

Встав, Арсен сказал:

- Вблизи черной дыры необходимо двигаться со скоростью света.

- Может, тогда еще что-нибудь расскажете про черные дыры?

- Через ось вращающейся черной дыры возможен проход в параллельный мир. А внутри черной дыры из-за огромной гравитации время и пространство меняются местами.

По лицу учителя было видно, что он шокирован.

- Садись, Иванов.

Прозвенел звонок.

Первый урок в новой для Арсена школе прошел благополучно. По крайней мере, так думал Арсен.

«Если так пойдет и дальше, то я здесь неплохо приживусь», - решил принц.

Следующие два урока прошли спокойно – решив пока не высовываться, мальчик сидел тихо, присматриваясь к учителям. Он внимал голосу преподавателя, прикидывая в уме, когда он сможет общаться с учителями на равных и заявить о себе, как о человеке королевской кровей.

Придя со своим классом на обед, Арсен, получив свой поднос, сел за стол. Но еда не лезла в горло. Его что-то беспокоило, но что именно, он не мог понять.

И вдруг увидел толпу вокруг другого обеденного стола.

«Может, новичок, - подумалось принцу, - думаю, не меня одного перевели сюда в середине учебного года».

Заметив краем глаза массовое движение, Арсен понял, что стал центром внимания. Обернувшись, он понял, что сейчас будет допрос – к нему шли его одноклассники.

Окружив новичка, ребята загалдели, наперебой начали задавать вопросы.

- Подождите-подождите, - он попытался перекричать толпу, и это частично ему удалось. - Не все сразу.

- Ты действительно из восемнадцатой школы? - спросил кто-то из толпы.

- Да, а что?

- А там действительно изучают квантовую механику в седьмом классе? - спросил еще кто-то.

- Да. Но я учусь только в четвертом.

- Еще бы, - донеслось из толпы, - не хватало, чтобы ты еще рассказал что-нибудь из высшей математики.

- Да, - согласился мальчик, - было бы весело.

- Ладно, - решительно высказался кто-то, - дайте ему поесть. Да и сами поешьте.

Рассевшись за столом, ребята быстро справились с содержимым своих тарелок, и, построившись свиньей, пошли сдавать подносы на мойку.

«Интересно, а какая тут программа, если все школьные темы здесь проходят позже, чем в других школах?».

После обеда Арсену пришлось высидеть еще четыре урока, каждый из которых продолжался не сорок пять минут, а час. Теребя ненавидимый браслет, Арсен с нетерпением ждал исхода дня, чтобы выйти из школы и вернуться домой.

Уроки были легкими, но принц слушал учителей внимательно. Поставив себе целью изучить всех учителей за первую неделю, он твердо шел по избранному пути.

Сильно озадачил мальчика учитель, ведший седьмой урок.

Приглядевшись к нему, принц понял, что раньше уже видел этого человека и мучительно пытался вспомнить, где именно мог его видеть.

«Ладно, - сдался он после того, как сильно заболела голова, - еще не вечер. Вспомню».

Однако этот вопрос, пусть и не явно, но все же вертелся в мозгу, не давая принцу покоя.

С этим он и вышел после уроков на крыльцо школы.

Чувствуя, что за ним наблюдают, Арсен, тем не менее, ни на кого не обращая внимания, вышел из здания школы. Подойдя к ожидавшей его машине, мальчик сел в нее, и только после этого огляделся: за ним наблюдали трое – двое взрослых и один школьник.

«Этот с моего курса. Надо будет навести о нем справки», - подумал Арсен, когда школа скрылась за поворотом.



Вернувшись во дворец, венценосные родители пришли в его рабочую часть и принялись за работу.

- Какие-нибудь есть новости? - осведомился король по селектору у секретарши.

- Есть, - отозвалась та. - Есть новости из института всеобщей психологии.

Дима с Олей переглянулись.

- Посмотрим? - спросила она.

- Да, - согласился он.

Вошедшая в зал девушка принесла папку. И вышла.

Оля внимательно проследила за взглядом мужа. Но тот не обратил внимания на служащую.

«Интересно, что он здесь делает, когда меня нет?», - пронеслось в голове Ольги.

Король, в свою очередь, разложил вытащенные из папки бумаги на столе.

Две пары глаз какое-то время пристально изучали содержание бумаг, но из этого ничего не вышло.

- Ты что-нибудь понимаешь? - спросил он.

- Нет.

- Что предложишь? Ты у меня умная. Ты командовала атомной станцией. Придумай что-нибудь.

- Ты забыл, что я командовала станцией в прошлой жизни.

- Которая закончилась двенадцать лет назад, - подытожил король. - Есть соображения?

- Только вызвать директора института всеобщей психологии.

- Умница, - похвалил король жену. И сказал по селектору: - Вызовите директора института всеобщей психологии.

- Слушаюсь, Ваше Величество, - отозвался динамик голосом секретарши.

В ожидании директора супруги коротали время у окна с видом на океан.

- Хороший вид.

- Да.

Вскоре с пульта раздался звонок.

- Слушаю, - отозвался Дима.

- Прибыл директор института всеобщей психологии, - доложил динамик голосом секретарши.

- Впустите.

В зал вошел молодой человек.

- Вызывали? - осведомился он, подойдя к королю с королевой.

- Да, директор. Что вы нам прислали? Что все это значит? - ткнул пальцем король в бумаги.

- А, это данные о резком изменении положения в психосфере.

- А теперь на понятном языке, - потребовал король.

- Психосфера – это так называемый резервуар с психической энергией, в котором купается наша планета.

- И она стоит в одном ряду с атмосферой, литосферой и биосферой?..

- Да, в том числе, - согласился директор. - Но психосфера немногим больше других сфер. Из нее черпают силы все жители планеты.

- Теперь понятно, - согласился Дима. - Так что произошло с этой психосферой?

- Психосфера нашего города, именно нашего города, стала более негативной, нежели даже пару дней назад.

- Что вы думаете по этому поводу?

- Ваши Величества, к нам прилетел кто-то очень плохой. Может, даже не один.

- И чем это нам грозит? - нахмурилась Оля.

- Гибелью невинных людей.

- Тогда организуйте охоту на этих людей. Вы ведь можете это сделать?

- Да, Ваши Величества, - отрапортовал директор института всеобщей психологии.

- Тогда идите.

И директор вышел, оставив королевскую чету наедине со своими мыслями.



***



После обеда медсестра, как и обещала, пришла.

- Добрый день, - сказала она так, словно видела пациента первый раз за день.

- Добрый, - отозвался Леня.

Внимательно смотря ей в глаза, он пытался понять, шутит ли она, или нет. А, может, издевается.

- Ну что, идем в архив? - осведомилась медсестра, не сводя с него глаз.

- Идем, - решил Леонид.

Встав, он подошел к двери и любезно предложил медсестре выйти первой.

Хмыкнув в ответ, женщина с довольным лицом вышла в коридор, и они пошли вместе.

В конце коридора находился лифт. И он ждал их.

Тремя этажами выше они зашли в помещение, ключи от которого были у медсестры. Оно было сплошь уставлено стеллажами с папками неизвестно чьих личных дел.

- И чьи эти дела?

- Всех тех, кто когда-либо лечился в нашей клинике, - женщина прошлась вдоль стеллажей в поисках нужной ей папки.

- И много их было?

- Очень много.

- Но если вышел из комы я, то сколько еще у вас таких как я клиентов?

- Вы имеете в виду – «в коме»?

- Да.

- Наша клиника специализируется на коматозниках, - медсестра вернулась с толстой папкой.

- На коматозниках? - переспросил Леня.

- Да, именно. Живых к нам редко привозят. Очень редко.

- Почему? - Леня ловко поймал женщину, заставил ее оторваться от бумаг и посмотреть ему в глаза.

- Потому что наша клиника – последний приют для живых, - негромко, но уверенно произнесла медсестра.

- Последний приют?

Каждая следующая фраза потрясала Леню все больше и больше.

Высвободившись из рук пациента, женщина снова углубилась в изучение разложенных на столе документов.

- Итак, - важно произнесла медсестра, - ваше имя «Леонид».

«Отлично! - порадовался пациент. - Наши имена совпадают!».

- А фамилия ваша… - медсестра замялась, листая содержимое папки.

- У меня нет фамилии? - для Лени это был неприятный сюрприз.

- У каждого есть фамилия, - медсестра смерила пациента недобрым взглядом, и снова вернулась к документам. - И ваша должна быть здесь написана.

- А долго я пробыл в коме?

- Год, - без раздумья ответила женщина.

«Целый год они занимались мною. Вернее, моим телом, - пронеслось в голове парня. - Сколько же я им должен в итоге? И, если все-таки должен, то когда нужно с ними рассчитываться?».

- Да, вот, нашла, - радостно сказала медсестра, вытащив из папки клочок бумаги. - Ваша фамилия «Серв».

- Итак, Леонид Серв, - подытожил Леня. - А адрес у меня есть?

- Был.

- Как это «был»? - глаза пациента расширились от удивления и гнева.

- Вы целый год были в коме, и, честно говоря, мы уже не надеялись, что вы вернетесь к жизни.

- И многие у вас тут возвращались?..

- Из комы? - уточнила медсестра.

- Да. Из комы.

- Честно говоря, за последние пять лет моей работы здесь вы первый, кто вернулся из комы.

- Очень мило, - изрек парень. - Что будем делать?

- Решим, - уверенно заявила женщина. - У вас должен был остаться счет в банке. Идемте.

- Опять «должен», - он был недоволен. - И куда мы опять идем?

- К главврачу, - ответила медсестра. Она взяла в охапку папку с делом Лени и вытолкала его из архива.

Закрыв архив на ключ, она завела его в лифт, который снова поехал вверх.

Кабинет главврача был просторным.

Вдоль стен стояли заполненные книгами шкафы.

«Каким же образованным должен быть этот доктор, если у него в кабинете столько книг?», - пронеслось у Лени в голове.

За большим столом сидел человек, которому, похоже, к окружающему миру не было никаких претензий.

- Профессор, - позвала медсестра, но тот не ответил. Видимо, выпав из реальности, он был увлечен тем, что было написано в книге, которую он читал.

- Профессор, - позвала медсестра погромче.

Сидевший за столом человек, наконец, оторвался от книги и внимательно посмотрел на вошедших.

- Слушаю вас, Виолетта Федоровна, - сказал он.

- Я привела к вам нашего пациента, - ответила та.

- Ах да, - спохватился профессор. - Присаживайтесь.

Леня с Виолеттой сели за стол.

- Пациент хочет знать, есть ли на его счету сбережения?

- Сейчас посмотрим, - профессор повернулся к компьютеру, и, поколдовав над ним, сказал: - Да, средства есть.

- Я хотел бы закрыть свой счет, - сказал Леня.

- Как пожелаете, - профессор взял со стола какой-то конверт, и, подойдя к вошедшим, протянул его Лене.

- Что это?

- Это ваши документы и данные по вашему банковскому счету.

- А что по поводу моего жилья?

- В конверте вы все найдете.

- Что ж, благодарю за заботу, - Леня встал. - Виолетта Федоровна, пожалуйста, проводите меня наружу. - И, взглянув на профессора, добавил: - С вашего позволения, профессор.

- Да, пожалуйста, - улыбнулся тот.

Лифт быстро отвез их на первый этаж, где они без труда нашли выход из здания.

- Благодарю вас еще раз за заботу, Виолетта Федоровна. Прощайте.

- Надеюсь, - ответила женщина так, чтобы уходивший Леня не услышал ее.

Вернувшись в кабинет главврача, она встретила острый взгляд профессора.

- Что думаешь про этого? - спросил он.

- Оттуда просто так не возвращаются, - произнесла она.

- Точно, - подтвердил он. - Смотрители уже оповещены. Будем надеяться, что он тот, за кого себя выдает.

- Время покажет, - неопределенно выразилась Виолетта.

Оказавшись за территорией клиники, Леня вскрыл конверт. Там действительно были документы, данные о банковском счете и домашний адрес, где должен был быть дом Леонида Серва.

«В моем распоряжении целый дом. Это хорошо, - улыбнулся Леонид. - Но сначала нужно добраться до банка и снять немного наличности».

Хорошо, что прохожих на улицах было предостаточно. Они-то и направили его в нужный банк, которых в городе оказалось целых пять.

- Добрый день, - окликнул Леня кассиршу.

- Здравствуйте, - отозвалась та. - Чего изволите?

- Для начала – узнать, сколько на моем счету?

- Номер вашего счета?

Леня назвал.

Кассирша поколдовала над компьютером.

- На вашем счету одна тысяча.

Скользнув взглядом по табличке обмена валют, парень хмыкнул: местная валюта называлась активом.

«Что это за мир, где деньги называют активами?».

- Будете снимать деньги? - осведомилась кассирша, вырвав Леонида из раздумий.

- Да, - спохватился тот. - Снимайте сто активов.

Безразлично взглянув на клиента, кассирша отсчитала сто активов, и вместе с квитанцией положила на конторку.

- Благодарю, - он быстро спрятал деньги и вышел из банка.

«Эти банки взять невозможно, - думал парень, идя по улице города, - для разработки операции нужно много времени и помощники. Таковых у меня просто нет. А деньги нужны срочно. И чем больше, тем лучше. На всякий случай».

Вскоре он добрался до своего дома. Вернее, это был дом того человека, тело которого он занял.

«Не говоря о том, что само перемещение было странным, этот мир никак не похож на наш».

Однако дом его впечатлил. Двухэтажный, просторный, с большим земельным участком.

«Посмотрим, что внутри».

На первом этаже располагались шесть комнат, не считая раздельного санузла и большой кухни.

«Значит, я богат, - решил Леня, - если у меня такой большой дом».

Две комнаты были объединены в одну большую гостиную. Две другие были тоже объединены, но уже в лабораторию.

«Интересно, что здесь делал бывший владелец моего тела?».

На стоящих вдоль стен стеллажах были расставлены разнообразные реактивы. Из школьного курса химии Леня кое-что знал. И его не удивило наличие тех реактивов, которые ему были известны как самые опасные, если использовать их в обычной жизни.

«Ладно, этим займемся позже».

В третьей паре комнат находилась какая-то установка. Причем, как понял Леня, одна комната выполняла роль реакционного зала – в ее центре на полу и потолке, точно друг над другом, были установлены толстые металлические диски – а другая комната выполняла роль органа управления: в ней было установлено оборудование, металлические шланги от которого тянулись к комнате с дисками.

«Знать, он был каким-то ученым. И, похоже, экспериментатором».

Поднявшись на второй этаж, Леня обнаружил там полное запустение.

«Похоже, он был холостяком и всего лишь научным работником. Однако я совсем из другой области прикладных наук».

Став в боксерскую стойку перед книжным шкафом, Леня ловко схватил с полки объемную книгу, и едва не уронил ее на пол.

«Тяжелая, - пожаловался он сам себе. - Да и руки не те. Придется найти другой способ заработать денег».

В холодильнике он естественно ничего не нашел. И решил сходить в магазин.

«В любом случае, пригодится», - решил он.

Выйдя на улицу, Серв быстро узнал у прохожих, где находится ближайший магазин. Сделав покупки, он отметил, что деньги быстро заканчиваются.

Возвращаясь домой, Леонид решил обогнуть квартал. И его путь пролегал мимо школы. Выйдя к ограждению фасадной части школы, он увидел выбегающих из нее детей.

«Отличная мысль, - подумалось ему. - Очень интересная мысль».

Замедлив шаг, Леня заметил, что один из учеников садится не в летающую машину, а в обычную, которая ездит по земле.

«Великолепно!».

Почувствовав, что на него смотрят, Серв повернул голову и увидел другого школьника. Перед тем, как сесть в летающую – Леня быстро определил, какие из них летают – машину, мальчик внимательно посмотрел на него.

Проводив машину взглядом, Леня подумал:

«Этого надо будет запомнить».

И пошел домой.



***



Гребень горного кряжа казался близко, но все же до него надо было еще дойти. И чем дольше Джованни шел, тем больше убеждался в том, что сатана постоянно рядом с ним.

На самом гребне его ждал сюрприз. Перед ним возвышалась кирпичная стена, тянущаяся слева направо и далеко вверх.

«Вот так сюрприз, - подумал бывший король. - Надо было все-таки идти в обратную сторону».

Сев на склоне, он посмотрел на поле битвы, где был заколот мечом. И, прислонившись спиной к стене, провалился.

Тьма мгновенно окутала его, и опора ушла из-под ног.

«И тут обманул», - подумал Джованни, пытаясь хоть что-то во мраке разглядеть.

Удар, страшный удар, пришелся на спину. Распластавшись на чем-то твердом, холодном и шершавом, бывший король посмотрел в небо перед собой. Затем повернул голову и увидел, что лежит перед домом на асфальте.

И тяжкий мрак накрыл его…

Открыв глаза, Джованни увидел перед собой лицо медсестры.

- Где я? - прохрипел он.

- В больнице.

- Что случилось?

- Вы упали с десятого этажа. Это чудо, что вы остались живы. - Медсестра внимательно следила за выражением лица Джованни.

«С десятого этажа? Значит, сатана держит свое слово. Пока держит».

Джованни порывался еще что-то спросить, но медсестра остановила его:

- Вам нельзя волноваться. Вам лучше поспать.

И медсестра оставила его одного.

«Как интересно, - подумал бывший король. - Заколов меня, - он тотчас почувствовал, как отозвался шрам на животе, - дьявол теперь честно дает мне шанс откупиться».

И тут он замер, словно увидел нечто. Даже мысли, остановившись, затряслись, словно в судорогах.

«Ничего. Думаю, все пройдет гладко», - решил он, проглотив комок.

В этот момент перед глазами Джованни появилась медсестра:

- Вам плохо?

Боль позволила тому лишь помотать головой – руки-ноги были привязаны к койке, и пошевелить ими бывший король не мог. И не хотел.

- Вам надо успокоиться, - повторила медсестра.

Увидев в ее руках шприц, Джованни забеспокоился:

«Так! Сам не смог, так прислал убийцу!».

Пронзившая ногу острая боль сразу начала стихать. Перед глазами поплыло. Мысли начали путаться и сталкиваться лбами.

«Приехали», - выловил бывший король мысль из тумана, перед тем как заснуть.

Когда он проснулся, боли в теле почти не было.

«Уже лучше», - подумалось Джованни.

Осторожно поворочав шеей, он определил, что та довольно-таки сносно работает. Однако руки-ноги по-прежнему были привязаны к койке.

«Значит, я еще не вышел из болезни», - определил он.

Оглядевшись, бывший король увидел окно и ясный день за ним. Рама в нем была с двойными стеклами. Через открытую форточку струился свежий воздух. И озорной вкусный запах вился в нем.

«Интересные палаты, - наконец, осознал бывший король. - Чистые и светлые. Не то, что в моем каменном дворце».

Поворачивая голову в очередной раз, Джованни увидел мужское лицо. Доктор сел на край койки.

- Здравствуйте, больной, - улыбнулся он.

- Здравствуйте, - прокашлялся бывший король, - доктор.

- Очень хорошо. Как вы себя чувствуете?

- Болит.

- Где?

- Везде.

- Сильно?

- Нет. Но хотелось бы, чтобы совсем не болело.

- Вам сильно повезло, - изобразив озадаченный вид, сказал доктор. - Вы ведь упали с десятого этажа. И ничего не сломали. К тому же анализ показал, что в вашей крови нет ни капли алкоголя. А ведь говорят, что так везет только пьяным.

- Бывают исключения, - нашелся пациент. А сам подумал:

«Нужно быть осторожным, пока я не понял, куда попал. Видать, сатана посмеялся, заталкивая меня сюда».

- Больной, - продолжал доктор, - у вас повреждены некоторые мышцы. Мы вколем вам кое-какие лекарства. Поначалу будет немного больно, но, думаю, что вы справитесь.

- Это необходимо? - Джованни решил идти напролом.

- Да, больной. Кстати, как вас зовут?

- Джованни.

- Какое интересное имя. Откуда вы?

- Издалека, - туманно ответил Джованни.

- Давно в наших краях?

- Только что приехал...

- И с вами произошел несчастный случай, - закончил за него доктор.

- Да, - согласился пациент.

- Ничего, сейчас вколем вам лекарства, и все будет хорошо.

Доктор вышел из палаты. А вошедшая вскоре медсестра быстро обколола его какими-то лекарствами.

- Вам нужно отвлечься от всего и поспать, - сказала она и ушла.

А с Джованни начало твориться что-то ненормальное.

Мышцы сами собой судорожно сокращались и резко расслаблялись, и это приносило Джованни подчас дикую боль. Это повторялось до тех пор, пока он не вымотался вконец.

Вымотанный до последней степени бывший король, накричавшись, что было сил, уснул и без дозы снотворного.

Следующим утром Джованни проснувшись, почувствовал себя лучше, нежели накануне. Сделав попытку встать, он обнаружил, что привязан какими-то тоненькими нитками к стоящему на тумбочке около койки ящику. Оторвав все нитки, бывший король повторил попытку встать, и с удивлением обнаружил, что у него получилось – теперь-то его руки-ноги не были привязаны к койке.

Встав, Джованни неровной походкой подошел к окну.

Снаружи перед газоном у дома пролегала дорога, по которой ездили машины, а по тротуарным дорожкам шли люди.

«Такого я еще не видел, - определил Джованни. - Похоже, я попал в будущее».

Его догадку подтвердил пролетевший перед домом аэрокар. Не на шутку испугавшись, бывший король снова забрался в койку.

«Если сатана решил меня напугать, - подумал он, - то это ему удалось».

Вошла медсестра:

- Доброе утро, больной.

- Если оно доброе, - с недоверием отозвался пациент.

- Что случилось, Джованни?

- Давно там так много… этих… - пациент подобрал слово, которое должно было подходить к тем машинам, которые он только что видел за окном, - машин?

- М-да, - с задумчивым видом произнесла медсестра, - а мы хотели, было, уже выписывать вас. - Она внимательно посмотрела в его глаза. - Придется вас еще подержать.

«Тоже верно, - пронеслось в голове Джованни. - Надо осмотреться перед тем как выходить отсюда».

- Вы совсем ничего не помните? - продолжала медсестра.

- Многое, - нашелся пациент.

- Тогда я вам сейчас принесу справочник.

- Хорошо, - пожал плечами король. Для него слово «справочник» не несло смысловой нагрузки.

Выйдя из палаты, медсестра вскоре вернулась с каким-то ящиком. Поставив его на тумбочку, она воткнула какие-то нитки в уши пациенту, и, поколдовав над ящиком, ушла.

То, что увидел Джованни, его не только испугало, но и удивило. Телевизор многое поведал бывшему королю из современной жизни.

Просидев около ящика почти весь день, он даже не заметил, как проголодался. Только когда телевизор выключился, Джованни почувствовал острую боль в животе. Повернув голову, он увидел на столе накрытую полотенцем еду.

Расправившись с обедом, пациент подумал:

«Вот теперь я готов к своему делу в этом мире».

От объема полученной информации у Джованни заболела голова, и он решил лечь спать пораньше.

Когда он проснулся, то ни телевизора, ни посуды на столе не было.

«Как они аккуратны и учтивы», - подумал пациент, вставая.

После завтрака, который ему принесли прямо в палату, к Джованни пришла медсестра:

- Доброе утро.

- Доброе.

- Очень хорошо. Идемте к главврачу.

- Идемте, - пожав плечами, сказал Джованни.

Остановившись перед дверью без таблички, медсестра, постучав, мягко втолкнула пациента в открывшиеся двери хорошо обставленного кабинета.

- Садитесь, Джованни, - сказал одетый в темный костюм доктор.

- Вы хотели меня видеть?

- Да, Джованни, - доктор смерил пациента взглядом. - Ведь так вас зовут?

- Да, доктор.

- А живете вы, - доктор скользнул взглядом по разложенным на столе бумагам, - на улице Писателей, дом восемь, квартира шестнадцать.

- Да, доктор, - ответил бывший король и подумал:

«Спасибо сатане за пристанище».

- Раз вы больше не нуждаетесь в наших услугах, - доктор встал, и, взяв со стола лист, и подошел к собеседнику, - мы закрываем ваш счет. Вот расписка в том, что мы возвращаем вам все права на него.

- Хорошо. - Джованни никак не мог взять в толк, когда это он успел передать права на свой банковский счет больнице. Он хотел, было, спросить об этом, но передумал, и решил не думать об этом вообще.

- Теперь, поскольку вы считаете себя здоровым, и наши протоколы вашего состояния пока это подтверждают, можете быть свободны.

- Спасибо, доктор.

- Удачи. И больше не выпадайте из окон.

Выйдя из здания больницы, Джованни первым делом нашел банк, адрес которого был напечатан на поручительстве.

Сняв со своего счета немного денег, бывший король решил, не теряя времени, найти себе жертву.

И тут его внимание привлекла шумная толпа школьников впереди по улице.

Подойдя поближе, он увидел здание школы.

«Отлично, - подумал он, - тут я найду себе жертву на выкуп».

Хоть и издалека, но ему было хорошо видно, что один из школьников сел не в летающую машину, а в обычную, едущую по дороге. И увидел неподалеку еще одного мужчину, которому, похоже, тоже приглянулся мальчик на обычной машине.

«Надо бы присмотреть за этим человеком, - решил Джованни. - Но позже».

Повернув прочь от школы, он направился домой.

«Надо продумать детали захвата».



***



Выйдя из лабиринта, Владимир поднялся на орбиту планеты.

«Будем полагать, что я подготовлен. Теперь надо найти этот самый Узел Неопределенности».

Выудив из памяти направление на портал, Владимир, сориентировавшись по звездам и памятуя о том, что к Узлу нельзя приближаться без защиты, начал полет.

«Вот так дали задание, - подумал Странник, когда увидел прямо по курсу Зыбкую Межу. - Значит, первые данные – лишь первый этап полета».

Издали это место напоминало большую воронку, в которой как в черной дыре, исчезало пространство.

«Так, - подытожил Странник. - Первый переход я сделал. После второго перехода я должен оказаться перед Узлом Неопределенности».

Близко к Зыбкой Меже Странник подлетать побоялся – он хорошо помнил слова Вилены.

«Вилена, Вилена, - мечтательно улыбнулся Владимир. - Красивая женщина».

Но нужно было продолжать полет.

Выудив из памяти прочитанные в фолианте добавочные поправки курса на Узел Неопределенности, Владимир подумал:

«Хорошо, что не надо проходить эту Зыбкую Межу, - он огляделся в поисках какого-нибудь метеорита или астероида, и, не найдя, успокоил себя: - Все равно ничего поблизости нет».

Настроившись на второй переход, парень собрался, было, совершить его, как вдруг из Зыбкой Межи вывалился огромных размеров корабль.

«Странно, - подумалось Страннику, - очень странно. Впервые из Зыбкой Межи… Впервые ли?».

Настроив канал связи, Странник связался с архивом.

«Вилена, это Владимир», - отправил мысль Странник.

«Слушаю тебя, Володенька», - почти тотчас пришел ответ.

«Посмотри, пожалуйста, не выпадало ли чего-нибудь из Зыбкой Межи?».

«А что?».

«Кажется, у нас гости».

«Сейчас, милый, - вдруг с нежностью отозвалась девушка.

Владимир, в свою очередь, подлетел к кораблю таким образом, чтобы тот оказался между ним и Зыбкой Межой.

Прислушался.

Звездолет молчал.

«Володенька, ты еще там?», - вдруг ворвалась в его голову чужая мысль.

«Тут я. Что там, Вилена?».

«Я просмотрела архив. Если кто-нибудь и выпадал из Межи, то, по крайней мере, такие факты в архивах не отражены».

«Спасибо, Виленочка», - ответил Странник и поймал себя на том, что проявил нежность к почти незнакомой женщине.

Проникнув внутрь корабля, Странник быстро оказался на мостике. Среди трупов.

«Мертвый корабль. - Странник коснулся одного из них. - Кто-то перебил экипаж и решил избавиться от корабля таким экстравагантным способом. Гениально».

Избавившись от тел, Владимир привел корабль в порядок.

«Теперь у меня есть борт. На нем я пройду Узел Неопределенности».

Развернув корабль по нужному курсу, Владимир включил двигатели и понесся к цели.

Он так торопился, что едва не проскочил Узел Неопределенности – звездолет оказался тяжелее, чем Странник предполагал, и тормозной путь получился больше ожидаемого.

Облетев вокруг Узла, Владимир остановил корабль недалеко от него.

Узел Неопределенности представлял собой нечто вроде черной дыры.

Огромный диск с бьющими из своего центра вверх и вниз лучами, периодически меняющими свой цвет от ярко-белого до густо-черного.

«Вот, наверное, его и назвали Узлом Неопределенности».

Точно рассчитав момент прохода, Владимир включил двигатели, и, выйдя на траекторию бьющего из Узла луча, исчез.

Вылетев из черной дыры, корабль тормознулся.

Выключив все, Владимир выбрался наружу.

«Он еще понадобится на обратной дороге», - решил Странник.

Обнаружив свежий след, он помчался по нему в сторону одного из солнц.

Вскоре пред ним предстала планета, на орбите которой ковром расположилась эскадра Герроита.

«Так, - рассудил Странник, - если это свои корабли, то почему они ни улетают, ни приземляются? Что-то не сходится. А если это корабли чужаков, то тогда все становится на свои места. Что ж, тогда предположим, что они – чужаки».

Проникнув на мостик одного из кораблей, Владимир, не проявляя себя, огляделся и прислушался.

Человек средних лет в золотом комбинезоне отдавал приказы своим подчиненным.

«Они чужаки и хотят спрятаться!», - понял парень.

Своим проявлением Владимир заставил чужаков замолчать.

- Кто такие? - спросил Странник не терпящим возражений тоном, дабы произвести впечатление хозяина положения.

- Иммигранты, - ответил капитан корабля обиженным тоном.

- Это вы недавно проходили через ближайшую отсюда черную дыру? - тон Странника был обвинительным.

- Да. Мы.

- Все те корабли, которые сейчас находятся на орбите?

По выражению лица капитана корабля Владимир понял, что тот шокирован этой информацией.

- Кто вы? - осведомился, наконец, капитан корабля. - Как, и по какому праву вы вторглись на борт моего флагмана?

«Значит, это командующий всей этой флотилией», - определил Странник и сказал:

- Я контролирую события в этой части Вселенной.

Собеседник Владимира побледнел.

- Своим переходом вы всколыхнули черную дыру, которая теперь стала нестабильной, - продолжал Владимир, начав повышать голос. - Может, мне убить всех вас, чтобы нормально отчитаться перед свом начальством?

- А ты посмеешь? - усомнился человек в золотом комбинезоне.

- Да, генерал-президент, - лицо Герроита при этих словах побелело. - Вы нарушили общевселенский закон о невмешательстве, и формально подлежите уничтожению.

- И ты убьешь и стариков, и детей, и женщин?

- Вы – пришлые. И должны уйти. Иначе… - выбрав глазами одного из находящихся на мостике, Владимир щелкнул пальцами, и тот к ужасу присутствующих растворился в воздухе. - Еще вопросы будут?

- Да, - тише и спокойнее сказал генерал-президент. - Мы можем остаться здесь?

- Только при неукоснительном соблюдении общевселенского закона о невмешательстве.

- Я могу взглянуть на этот самый пресловутый закон?

Выудив из одежды свернутый в трубочку лист бумаги, и, вручив его Герроиту, Странник пояснил:

- Это копия закона. Дарю.

- Спасибо, - машинально отозвался человек в золотом комбинезоне.

Проглядев содержимое листа, он мгновенно вспотел.

- Что будет с нарушителями этого закона? - неровным голосом спросил генерал-президент.

- Смерть. Причем, если этого не сделаете вы, то это сделаю я. - Сделав паузу, Владимир добавил: - И сделаю я это со всеми вами.

- Слушаюсь, - Герроит нехотя выпрямился перед Странником по стойке «смирно». - Разрешите еще вопрос?

- Что еще? - недовольно отозвался Странник.

- Вы можете воскресить того человека, которого только что убили?

- Могу.

Щелкнув пальцами, Странник вернул исчезнувшего члена экипажа на место.

Народ возликовал.

Воспользовавшись радостной суматохой по поводу счастливого возвращения соплеменника, Владимир приблизился к генералу-президенту:

- Свято соблюдайте этот закон. Помните то, что я сказал. И учтите то, что я слежу за вами. И в моих силах выслать вас обратно.

Зрачки Герроита расширились – он осознал суть сказанного Странником.

И Владимир исчез.

Выбравшись из корабля, он внимательно проследил за тем, как корабли эскадры Герроита вошли в плотные слои атмосферы.

Когда сия процедура закончилась, Странник вернулся к своему, теперь, кораблю.

Черная дыра продолжала менять свой цвет от белого к черному и обратно. Но уже не так быстро.

«Ваше Величество, это Владимир», - послал мысль Странник.

«Слушаю тебя», - отозвался тот.

«Узел Неопределенности потревожили живые».

«Ты обследовал весь Узел?».

«Да, Ваше Величество».

«Как сейчас ведет себя Узел?».

«Начал успокаиваться».

«Следи за живыми. Закон ты знаешь».

«Слушаюсь, Ваше Величество».

Оставив корабль вблизи черной дыры таким образом, чтобы его случайно не засосало внутрь, Странник снова вернулся к обитаемому солнцу.



3


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 12
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Фантастика
Опубликовано: 28.11.2019




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1