Чтобы связаться с «ди-джей терминатор», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Я думаю, что Келлеру удастся обмануть ГПУ, глава 11



11

Никто не хотел умирать, или Не ходите, девки, замуж

На мне и грязь хороша, потому что

это – я.

Василий Розанов, Уединённое

- Микас! Отца убили!

- Ему кто-нибудь угрожал?

- Он получал записки: «если будешь председательствовать – прихлопнем».

Маша Ангел с Лерой Кобас сели у стога сена.

- Наливай, - сказала Оксана Кобас.

- Бронюс, - сказала Аурика Софрони со слезами на глазах. – Ты его видел? Мёртвого отца.

Аурика была матерью четырёх братьев и одной дочери – Кристине Лунгу, их фамилия – Локисы.

- Отмерят отцу, - сказала плачущая Аурика, - три метра земли и закопают…

- Я не хочу работать в деревне председателем. Шутка сказать: за год шестерых председателей в нашей деревне ухлопали.

- Пошёл к чёрту, - сказал Бронюс. – Ты – дурак.

- Пусть мужики, - сказал Домовой (главарь Лесных братьев), - пусть потолкуют.

- Микас! – сказала Лера. – Ты опять шнапс хлебаешь.

- За своего отца переживает! – сказала Аурика.

- Ну, и дурак! – выплюнула Оксана. – Руки, ноги есть, голова – чего ж ещё человеку надо, чтобы поставить на стол корку хлеба!

- Чёрствого хлеба? – улыбнулась Маша Ангел.

- Я оставлю тебе, - сказал Бронюс матери, - трёх милиционеров…

- Зачем? – сказала Аурика. – Я что? Я их кормить должна?

- Они тебя, мама, будут охранять от банды Домового.

- Да все эти милийионеры – настоящие кобели. Они залезут ко мне в постель.

- Мы, мама, - сказал Бронюс, - оставим вам и немецкую овчарку покойного Александра Гука. Если кобели захотят кобелица, пёс им глотки порвёт.

- Ну, - сказала Кристина Бачу. – И кто потом будет охранять Аурику николаевну от банды Домового?

Домовой, стоявший рядом с Бронюсом инкогнито, улыбнулся, пуская слюни, глядя на ноги Аурики.

- Опять письмо?

- И ты хочешь, - сказала Маша Ангел, - попробовать комиссарского тела?

«Тела не продаются», - было написано у чимишлийского танцпола.

- А может быть, - засомневалась Маша, - продаются?

- Утром деньги, - пошутила Лера Кобас, - вечером – стулья.

- И строготяновский стул? – поинтересовалась Маша.

- Не надо бы, - сказал Жослен Бомон.

- Ладно, - сказала Лера, - иди, выпей яду (т. е. шнапса).

- А ты кто такой!

- А ты кто?

- И ты хочешь?

- Мне не надо.

- Уже выпил?

- Налили. Шнапса.

- И ты его выпил?

- Пришлось.

- Иди домой.

И под песню Михаила Боярского «Дорога к дому» Жослен Бомон пошёл к своему дому.

- Пешком?

- Верхом на кобыле

комментарии:
на фото: любимая девушка агента Эс А 6 (кф "Лев готовится к прыжку").


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 9
Количество комментариев: 0
Метки: о смысле жизни, про предательство
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Психологический роман
Опубликовано: 03.01.2020




00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1