Чтобы связаться с «Белогуров Анатолий», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Белогуров Анатолий
Заходил 1 месяц назад

Выстрел


Было за полночь. Я возвращался домой. И так как утром предстояло рано вставать, я шёл быстро, торо­пился. Холодный ветер дул мне в лицо, и я то и дело поднимал воротник, прятал голые руки в карма­ны кожаной куртки, но и там, в кар­манах, ветер доставал их, и мне приходилось согревать их своим ды­ханием. Улица была пустынна и оди­нокие столбы, размахивая кое-где фонарями, угрюмо возвышались на­до мной по обе стороны дороги. Вдруг чей-то голос окликнул меня. По фамилии. Я вздрогнул от неожиданности и повернулся на го­лос. Навстречу мне шёл тучный, чуть выше меня, в осеннем пальто и, не­смотря на пронизывающий ветер, без головного убора какой-то мужчина. Я пытался его узнать. Он окликнул меня по фамилии, значит, мы были знакомы. Но я терялся в догадках: кто бы это мог быть? По мере того, как он приближался ко мне развяз­ной походкой и попал в полосу фо­нарного света, я стал смутно узна­вать его черты лица. Ковалёв. Да. Это был он. Он уже подошёл ко мне, и я точно убедился, что это был Ковалёв. Он учился со мной на од­ном курсе в параллельной группе, и мы знали друг друга постольку-поскольку. И вот через двадцать лет судьба нас свела на тёмной молча­ливой улице. Я молча смотрел на не­го. Двадцать лет не изменили его, только полнеющий живот и проседь на смолистых волосах выдавали, что прошло значительное время. Губы его тронула саркастическая улыбка:

— Так и не узнаёшь? Я слегка повёл бровями и про­бормотал что-то невнятное. Я торо­пился домой и явно был не располо­жен вести с ним разговор. Меня да­же не удивило то, что он волею судьбы оказался в этом городе, в каком и я. Мелькнула даже мысль, что мне как-то всё равно, что он, Ковалёв, тут, в этом городе; и вот сейчас мы одни стоим посреди безлюдной улицы ночью, уставясь друг на друга. И только фонарь на столбу, качаясь от ветра, поскри­пывал, нарушая ночную тишину. И ветер зло и нахально залезал к нам под одежду.

Он был рад встрече со мной и даже как-то растерянно улыбался. Мне же было не до того.

— Вот хорошо,— говорил он, похлопывая меня по плечу, —что встретил тебя тут. Даже не ожидал. Давай отметим встречу, я сейчас бы­стро найду, где что взять.

Пить с ним, особенно ночью, не хотелось вовсе. Я порывался уйти, но он меня задержал.

Ну, не хочешь сам пить, давай я за тебя выпью!

"Ему просто хочется выпить, са­мому или неважно с кем", — мельк­нуло у меня в голове. Я усмехнулся: у меня в кармане не было даже од­ного рваного и на пиво. Он назойли­во приставал ко мне, а я битых полчаса всё намеревался уходить и почему-то никак не уходил. Или не знал, как от него отделаться.Я и раньше не испытывал к Ковалёву си­мпатии.При первой встрече с ним у меня возникла к нему какая-то неп­риязнь. И впоследствии, видя его действия и поступки, я каждый раз убеждался в этом.Даже иногда го­ворил себе: "Хорошо, что мы учимся не в одной группе".И сейчас эти воспоминания всплыли в моей памяти, чувство неприязни усилилось. Кова­лёв уже стал меня "доставать". Я засунул свою руку за пазуху и на­щупал тёплый предмет. Это был пис­толет. Игрушечный. Но выглядел, как настоящий. Я вынул его из-за пазу­хи и, наставив на Ковалёва, серь­ёзно сказал:

— Ты меня долго будешь задер­живать? Я тороплюсь домой.

Увидев нацеленный на него пис­толет, Ковалёв умолк, часто замор­гал глазами и инстинктивно попя­тился назад. Зная меня как скромного сту­дента, он попытался улыбнуться. Но вышла только кривая улыбка.

— Настоящий, между прочим, — сказал я ему, когда он остановился в десяти метрах от меня. Ковалёв не верил или не хотел верить, всё же стоял на том месте, где остановился, и выжидающе смотрел на меня.

— Да ты что? — наконец выговорил он и огляделся по сторонам.

— Ладно. Я замёрз. Прощай, — сказал я ему напоследок и, резко развернувшись, быстро стал удаляться от него; такого жалкого и растерянного Ковалёва я ещё не видел.

На другой день, придя с работы, я едва успел зайти в подъезд, как ко мне подошли трое, ткнули какую-то книжицу в лицо и, удостоверившись, что я именно тот, кто им нужен, повели меня в мою же квартиру. Чем объяснить их странное появление, я ещё не догадывался, однако, зная по жизненному опыту, то милиция зря не является, молча ждал, что мне скажут. В квартире мне приказано было сесть, один остался возле меня, а те двое, долговязых таких парня, лет по тридцати, на­чали у меня в квартире обыск. Сло­вно угадав мои мысли, рядом стоя­щий милиционер показал мне развёр­нутый лист, и я успел прочитать "Ордер на обыск... оружие..."

"Боже мой,— подумал я,— какое у меня оружие?" Но по внушительному их виду понял, что мне хотят вле­пить за это дело. Естественно, ме­ня это совсем не устраивало. И я, если сказать "потребовал" — слиш­ком громко сказано, — промямлил что-то такое о соблюдении закон­ности. В ответ последовало молча­ние.

И тут я понял. Ковалёв! Чёрт возьми. Тут уж теперь я растерялся: не знал, что и делать: плакать или смеяться. Мою шутку с игрушечным пистолетом Ковалёв воспринял слиш­ком серьёзно — и вот он печальный итог: меня посетили органы власти. Да ещё с обыском! А вот и сам пис­толет. Довольная улыбка мелькнула на губах стража порядка. Но тут же погасла — профессионал, он сразу определил, что пистолет не настоящий. Глядя на меня, в упор спросил:

Этим что ли оружием вы пу­гали Ковалёва?

Я принялся сбивчиво ему объяс­нять, что было и как. И чем больше доказывал ему, тем он больше смот­рел на меня с недоверием.

Там ещё упаковка от писто­лета, купил в магазине. — И доба­вил: — Детишкам...

Он ухмыльнулся.

Я замолчал. "Чего я так распи­наюсь? — подумал я. — Есть же пре­зумпция невиновности..." Но каким-то шестым чувством я чувствовал, что надо что-то говорить, надо их убеждать в обратном. Мне никак не хотелось, чтобы они прихватили ме­ня с собой, как какую-то вещь. Мне хотелось остаться одному. И я в душе просил, чтобы они поскорее покинули мою квартиру. Выслушав ряд наставлений и пожеланий в до­вольно-таки убедительной форме, сотрудники правоохранительных ор­ганов, наконец, покинули стены моей убогой квартирки.

Я глубоко и облегчённо вздох­нул: наконец-то я один и меня ос­тавили в покое. Надолго ли? Лёг, попытался уснуть. Но волнения, ко­торые мне пришлось испытать в те­чение вечера, мешали это сделать. Мысли путались, и я ворочался с боку на бок, стараясь отогнать от себя всё плохое и ненужное. Но да­валось это нелегко. Наверное, та­ково же было и Ковалёву, какие им обуревали мысли и чувства, можно догадаться. И я злорадно улыбнулся. Резко поднялся со смятой постели, оделся и вышел на улицу. Под курт­кой я прижимал к груди игрушечный пистолет. Было сыро и неуютно. Ку­да я шёл? Только сейчас увидел, что ноги несут меня на ту же улицу, и я хочу встретить там Ковалёва. Для чего и сам не знал.Вероятность того, что я отыщу его в этом ноч­ном городе, была практически равна нулю. Я это понимал и всё же шёл по тихой мокрой улице.

С Ковалёвым, как ни странно, я столкнулся лицом к лицу, выходя из какого-то переулка на довольно ши­рокую улицу. Он резко остановился. На лице его изобразилось сначала удивление, потом страх, который по­степенно сменился на жалкую улыб­ку, которую Ковалёв еле из себя выжал. Я продолжал держать правую руку за пазухой и с любопытством наблюдал за ним, читая на его лице все те чувства, которые он испыты­вал,стоя передо мной в мокром пальто. С минуту мы молча стояли друг против друга, я — рассматри­вал его глупую физиономию, он— не сводил глаз с моей правой руки. Наконец первым решился я. Быстро вытянув пистолет из-за пазухи, я наставил его на Ковалёва.
— Вчера в магазине купил. Иг­рушечный! Чего побежал в ментовку, дурачок?
Я увидел, как зажглись в гла­зах Ковалёва злые огоньки и тут же погасли.
— А так — как настоящий. Смотри.
Я взвёл курок. Ковалёв, по-ви­димому, хотел наброситься на меня, мой глаз уловил, как он дёрнулся на меня. И палец непроизвольно нажал на спусковой крючок. Неожидан­но для меня про­звучал выстрел, и Ковалёв стал мед­ленно оседать на землю, раскрыв рот, будто хотел что-то сказать, но слова застряли в горле
Я ужаснулся. Игрушечный писто­лет иногда тоже стреляет. Я в от­чаянии закрыл глаза и прошеп­тал: "О, Боже..." Моросивший мелкий дождик намочил мои волосы, а я всё не уходил, стоял посреди улицы, не понимая, что всё-таки случилось.










































































































Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 22
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Опубликовано: 15.05.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1 1