Чтобы связаться с «Ирина Жалейко», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Ирина ЖалейкоИрина Жалейко
Заходила 16 часов 9 минут назад

И боги тоже плачут


Я даже не знаю с чего начать. Может со старого фильма, который я видела когда-то в детстве? Я даже не уверена до конца, было ли это на самом деле. Или это был плод моего детского воображения. Я потом пыталась найти этот фильм в интернете, но не могла вспомнить ни его названия, ни даже имён героев. Я даже не могла вспомнить лица актёров. Лишь смазанные тени. Для себя я дала ему название: «И боги тоже плачут». Я понимаю, что звучит оно глупо и нелепо. Но назвав его так однажды, уже не смогла избавиться от него. Ведь в этом фильме боги действительно плакали. В мою память врезался один эпизод.

***

Величественное здание на заднем фоне. Это был даже не замок. Это было грандиозное сооружение неимоверной конструкции. В реальной жизни его даже невозможно построить. Но ведь боги не могут жить в простых домах. Площадь перед зданием с красивым фонтаном. Напротив крыльца стоял мужчина. Его бороду тронула седина, которая придавала его лицу ещё большую красоту и мужественность. На нём была странная одежда. Не то тога, не то плащ, кожаные штаны и сапоги с интересным теснением. На правой руке был кожаный толстый браслет, в который были вплетены красивые кристаллы. Они переливались радужным сиянием и светились изнутри. Мужчина был в гневе. Его глаза сверкали на бледном лице. Было понятно, что он чуть сдерживает свои эмоции. На его голове была перевязь со странными символами, которая не позволяла волосам падать на лицо.

Напротив него стояло две группы людей. Слева были воины, которые держали молодого юношу за руки. Он стоял на коленях, гордо глядя в глаза этого мужчины. Справа держали хрупкую девушку, которая стояла на странном круглом постаменте. Он был испещрён такими же загадочными символами, что и плетёная перевязь на голове у мужчины.

– Ты ждёшь от меня справедливости? — гневно крикнул мужчина юноше. — Ты нарушил все заветы нашего мира. Это твоя вина. Посмотри на неё в последний раз.

Юноша с болью в глазах перевёл взгляд на девушку. По его щекам текли слёзы.

– Нас соединили боги. А значит, мы ничего не нарушили, — произнёс юноша, пытаясь ещё раз убедить мужчину.

– Лжёшь! Она будет возвращена в свой мир. Мир людей. Ей тут не место. Отойдите от неё, — произнёс он воинам.

Мужчина направил на девушку правую руку. Из браслета вырвался яркий луч света. И девушка исчезла.

– Не-е-ет!!! — закричал юноша, вырываясь из рук воинов.

Он посмотрел глазами, полными слёз, на пустой постамент. В это время к мужчине подбежал не то маг, не то звездочёт. Он был так же одет в странную одежду с непонятными символами. Он быстро произнёс что-то тому на ухо. Глаза мужчины округлились. Он посмотрел на юношу, их взгляды встретились.

– Ты никогда не слушал меня, отец! Я же тебе сказал, что мы не нарушали наши заповеди. Она одна из нас. Она рождена была богами. Ты говорил мне, что я — последняя надежда этого мира. Ты только что лишил этот мир надежды.

Юноша встал с колен и быстрыми шагами пошёл прочь от этого места.

– Сын, вернись! — крикнул мужчина ему вслед.

Но его слова уже не могли долететь до ушей юноши. Он просто исчез с площади, словно его там никогда и не было.

***

Когда я думала о любви, то почему-то всегда вспоминала этот эпизод из фильма, название которого даже не могла вспомнить. Я даже не помнила, чем там всё закончилось. Или войной богов, или этот мир был разрушен надвигающейся катастрофой, или юноша ушёл искать свою любимую в мир людей, нашёл её, а потом всё же спас тот мир. Это было уже неважно для меня. Но сегодня вечером в памяти опять всплыли глаза того юноши, когда он уходил с площади. Полные боли и тоски.

Я ещё раз посмотрела на улицу из окна. Была ночь, дождь уже лил как из ведра, молнии сверкали, рассекая тёмное небо, а фонарь освещал пустую скамейку возле подъезда. Всего лишь час назад, на ней сидел юноша с глазами из почти забытого мною фильма.

Утром этого дня мне пришлось ехать в районный центр. Меня пригласили на собеседование в одну крупную компанию из столицы. Я ехала на эту встречу с большой надеждой. Может мне повезёт, и я вырвусь из этого провинциального города, забытого и богом, и людьми. С работой здесь было сложно. Недавно я похоронила тётю, которая была единственным родным мне человеком. Я так и не смогла назвать её матерью. Она удочерила меня, когда мне было уже десять лет. Она любила меня всем сердцем, и я старалась быть ей хорошей дочерью. Я радовала её хорошими оценками в школе. Потом я поступила в ВУЗ на заочное обучение и устроилась на работу. Я старалась помогать ей во всём. Она заботилась обо мне, как о дочери. Но я похоронила её, так и не назвав матерью.

Жизнь странная штука. Ты хочешь исправить какие-то ошибки уже потом, когда время ушло. Я даже не смогла ответить себе, почему этого не сделала при её жизни. Но вернуться в прошлое и что-то там поменять, я уже не могла. Мы же не боги. Вот и сейчас я смотрела на пустую скамейку, жалея, что даже не спросила его имени.

Из районного центра я вернулась поздно. Я опоздала на электричку. Поэтому пришлось дожидаться поезда, который ехал через наш город проездом. На родную станцию я сошла уже около часа ночи. Я так вымоталась и устала, а с утра опять на работу. Может, именно поэтому я пошла короткой дорогой через парк? Даже не знаю, о чём я в тот момент думала. Может, о тёте, которой больше нет. Или о собеседовании, которое вроде прошло удачно, а мне оставалось только ждать их решения.

Я шла по парку, который освещался всего лишь двумя фонарями. На остальных лампочки или были разбиты, или из экономии просто не заменили сгоревшие. Дорогу я знала хорошо, и меня темнота не смущала. Стояла прекрасная летняя ночь. На небе светила яркая луна. Деревья тихо шумели листвой. Мне ужасно хотелось принять душ и залезть в тёплую постель. И я слишком поздно поняла, что в парке не одна.

– Какая красивая ночная пташка, — услышала я пьяный голос за спиной и вздрогнула.

Я прибавила шаг, но мне перегородили дорогу двое мужчин. Я попыталась рвануть к ближайшим кустам, но меня схватили за руку. Я стала вырываться.

– Смотрите, а пташка имеет зубки. Это даже хорошо, — сказал другой мужчина, остальные засмеялись.

Их было пятеро. Пьяные мужчины, которые развлекались моим страхом. Я попыталась закричать, но мне зажали рот, схватив за вторую руку. Кто-то завязал мне кляп на рот, я попыталась достать одного из них ногой в пах, но только лишь раззадорила всех. Я с содроганием вспомнила их жаркие руки и горящие глаза на их лицах. Меня повалили на траву. Двое держали меня за руки, двое за ноги. Пятый стал рвать на мне одежду. Я всё ещё пыталась вырваться из их цепких рук. Но мои потуги не приносили успеха и только смешили моих мучителей.

– Отпустите её, — этот спокойный голос в парке прозвучал очень громко.

Мужчины разом повернулись в его сторону. Я смогла лишь рассмотреть тень человека. Он был высоким, но при этом не выглядел устрашающим.

– И что ты нам сделаешь? — спросил мужчина, который рвал на мне одежду, поднимаясь с земли.

Я понимала, что юноша не был накаченным спортсменом, но мне так хотелось, чтобы он их всех победил. Я опять попыталась вырваться, но получила мощную затрещину по лицу.

– А вот это вы зря, — всё так же спокойно произнёс юноша.

Что было потом, я даже толком не смогу описать. Вначале упал мужчина, который встал навстречу юноше. Я услышала лишь хруст костей и крик боли. Спустя несколько минут я почувствовала, как исчезли руки, которые меня прижимали к земле. Мужчин словно раскидал ураган. Опять хруст костей, крики боли, а потом полная тишина. Меня подняли с земли и поставили на ноги. Я огляделась вокруг удивлённым взглядом. Все пятеро мужчин лежали без движения на земле, а мне на плечи накидывал свою джинсовую куртку юноша, развязывая кляп.

– Нам нужно уходить, — сказал он, взяв меня под руку, и повёл к выходу из парка.

Я ухватилась за него, словно за спасательный круг. Я даже не пыталась посмотреть ещё раз назад. Меня колотило от страха, и подкашивались ноги.

– Ты их убил? — смогла я выдавить через некоторое время из себя слова.

– Тебя так заботит жизнь пяти насильников? — вопросом на вопрос ответил он мне.

– Может, они и заслужили наказания, но не так же.

– А как? — всё тем же спокойным голосом ответил он мне очередным вопросом.

– Нужно было вызвать полицию.

– А смысл?

– Чтобы их осудили по закону, — упорствовала я.

Юноша резко остановился, схватив меня за плечи и развернув к себе лицом. Вот тогда-то я и увидела его фиолетовые глаза. Мне совсем не было страшно. Рядом с ним я почему-то чувствовала себя уверенно. Но его взгляд. У меня было такое чувство, что его страдания превысили все возможные пределы человека. Они оставили свой след не только в его душе, но и в глазах.

– Хочешь вернуться назад в прошлое и попытать счастья с ними, докричавшись до полиции? — он жёстко смотрел мне в глаза.

Я только помахала отрицательно головой.

– Двое из них сидели за убийство. Двое других уже не в первый раз развлекаются подобным образом. А пятый вообще давно потерял счёт своим злодеяниям. Так кого мне нужно было позвать, чтобы они ответили за свои дела? Бога? — он смотрел на меня пылающими глазами.

– Ты бывший полицейский? — только и спросила я.

– Тебе не всё равно?

Я поняла, что не смогу получить от него ни одного ответа на свои вопросы.

– Отведи меня домой, — только и смогла произнести я ему в ответ.

Он опять взял меня за руку и повёл по направлению к моему дому. И лишь у своего подъезда я поняла, что не называла ему свой адрес. Он снял с меня свою куртку, отдал мою сумку, о которой я вообще забыла, и пихнул по направлению к подъезду.

Наверное, я всё ещё была в состоянии шока, потому что, не задумываясь, вошла в подъезд. Я совсем не помнила, как поднялась к себе на этаж. Войдя в квартиру, первым делом я скинула с себя всю одежду. Запихав её в мусорку, я пошла в душ. Я стала натирать себя мочалкой, пытаясь смыть с себя все воспоминания о сегодняшнем вечере. Потные руки, запах перегара. Я плакала под струёй тёплой воды, всё ещё не понимая, что же произошло в парке на самом деле. После душа я сделала себе чашку кофе и подошла к окну.

Юноша сидел на скамейке, скрестив руки на коленях и глядя перед собой. Перед ним сидел чёрный кот и смотрел на него. Это была странная картина. Словно они вели мысленный диалог друг с другом. На небе появились тучи, и стал накрапывать дождь. Парочка даже не поменяла положения. Кот словно не замечал каплей дождя. Юноша вообще не шевелился. Он застыл словно изваяние. Его смешная причёска чем-то напоминала мне героев японских аниме. Прямые светлые волосы, которые топорщились в разные стороны, свисая до плеч. Я вспомнила его белое лицо и полные боли глаза.

Не иначе вампир, подумала я и истерически засмеялась. Вот только глаза его были странного фиолетового цвета. Скорее всего, линзы, предположила я. Дождь стал накрапывать ещё сильнее. Юноша встал и пошёл не спеша по дороге. Кот, словно очнувшись, бросился к дому, спасаясь от воды. Спустя время двор опустел, а на улице началась гроза.

Я думала, что не усну в тот день. Однако провалилась в сон, едва коснувшись подушки.

Спустя несколько дней, я прочитала на новостном портале, что в парке были найдены тела пяти человек. А по городу уже ходили слухи, что наконец-то эти пятеро получили по заслугам. Они действительно были не самыми законопослушными гражданами нашего города. Бабки ещё неделю обсуждали эту новость. Убийца так и не был найден. А я понимала, что даже не смогу толком описать его внешность. Разве что глаза. Но в любом случае я не собиралась идти в полицию. Хорошо это было или плохо, я так и не смогла дать себе ответ на этот вопрос.

***

Спустя месяц я получила сообщение от компании, что меня принимают на работу. Я переезжала жить в столицу. Я собрала свои жалкие пожитки, продала квартиру и без сожаления покинула этот населённый пункт. Сидя в поезде, я смотрела из окна, как провинциальный город скрывается за поворотом дороги, словно перечеркивая мою старую жизнь навсегда. И я жалела лишь об одном, что не спросила его имени. Хотя он и не стал героем моего романа, но его боль, его одиночество всё ещё преследовали меня по вечерам. Он даже не пытался со мной познакомиться или поговорить. Он отвёл меня домой и растворился в ночи, как сейчас растворялся город в дымке утреннего тумана.

Мои вещи доставила компания грузоперевозок в целости и сохранности к порогу съёмной квартиры. Я вышла на работу с надеждой на лучшую жизнь. Вскоре я закончила обучение и получила долгожданный диплом. Всего лишь за год на новой работе я смогла достичь определённых успехов, получила повышение и хорошую зарплату. Я подумывала уже о приобретении жилья. Деньги от продажи квартиры я положила в банк на проценты. Стараясь жить экономно, я добавляла небольшие вложения. От всех вечеринок и тусовок я старалась отказываться, чтобы не тратить лишнее. На корпоративах я знакомилась с новыми людьми. Меня стали приглашать на свидания интересные мужчины, но никто из них меня так и не смог заинтересовать. Словно что-то останавливало меня. Глупо было думать, что я боялась их. Но, наверное, что-то во мне не давало до конца с ними расслабиться.

Вот и сегодня я возвращалась не с самого удачного свидания одна домой. Это же нужно было так разругаться. Вот кто меня дёрнул за язык так колко пошутить на счёт его храбрости. Он рассказывал о себе истории, где он словно герой голливудских фильмов готов вступить за честь девушки. В какой-то момент он перебрал вина и стал нести откровенную чушь. Что он верит в настоящую любовь с первого взгляда. Что я покорила его сердце одним лишь взмахом своих ресниц. Что моя фигура само совершенство. Я не стала дожидаться подробных описаний своих прелестей, которые его покорили. Я не выдержала и спросила, готов ли он убить ради спасения жизни любимого человека? Он рассмеялся мне в ответ и стал опять нести какую-то чушь про свою храбрость. Тут я и наговорила ему кучу ненужных слов. Что такой герой не заслужил такую как я. И что я не была готова слушать его откровенное пьяное враньё дальше. Он вскочил и ушёл из ресторана, не расплатившись. Все деньги я потратила на оплату ресторана. Глупая привычка не брать с собой наличных больше, чем мой ежедневный минимум. Карточку я вообще при этом оставляла дома. Так что на такси можно было не рассчитывать. В результате мне пришлось ехать на свою окраину общественным транспортом.

Я шла по дворам. Был поздний вечер. Я смотрела по сторонам, ускоряя шаг. Я грустно усмехнулась своим воспоминаниям. С фонарями здесь была та же беда, что и в моём городке. Навстречу шла компания молодых людей. Я остановилась, оглядевшись вокруг. И зашагала в другую сторону, стараясь разминуться с ними. Но компашка явно этого не хотела.

– Девушка, позвольте довести вас домой, — услышала я мужской голос.

Я прибавила шаг. Что за напасть, подумала я. Везёт же мне на различные приключения.

– Оставь её, — попытался образумить его один из друзей.

– Нет, я хочу довести эту прекрасную незнакомку до дома. Посмотри, как изящна её фигура в этом вечернем платье, — заговорил всё тот же голос.

Я, не оборачиваясь, шла по направлению к дому, когда почувствовала, как меня схватили за руку.

– Отпусти, — я развернулась к схватившему меня и замахнулась со всех сил сумкой.

– Девушка, ну что же вы? — перехватив вторую руку, произнёс незнакомец. — Давайте знакомиться, — на меня смотрел мужчина красивой внешности, но он явно был немного пьян.

Его осоловелые глаза с жадностью смотрели на меня. А передо мной опять всплыли лица насильников. И мне совсем не захотелось с ним знакомиться.

– Тебе же сказали, отпустить, — я вздрогнула от знакомого спокойного голоса за своей спиной.

– Ты давай, проходи мимо, — к нам подошла вся компания.

– Ты пристаёшь к моей девушке, а я должен пройти мимо? — всё так же спокойно прозвучали его слова.

Я увидела, как рука, сжимавшая мой локоть, расслабилась, и мужчина упал на землю. Я развернулась и бросилась к своему спасителю, глядя ему в глаза.

– Не нужно их трогать, прошу, — я с мольбой смотрела на него.

– Хорошо, пусть живут, — сказал он мне, прижав к себе. — Мы просто сейчас уйдём, — бросил он фразу в сторону компании.

Я не знаю, что они увидели в его глазах, но тут же ретировались. Подвыпивший мужчина даже сказал мне что-то извинительное, а я прижималась к своему спасителю и слышала лишь стук его сердца. Он явно не был вампиром. По его жилам текла нормальная кровь, я с облегчением вздохнула.

– Пойдём домой, — сказал он всё так же спокойно и, обхватив меня за талию, повёл по направлению к моему дому.

Я даже не удивилась, что он знает, где я живу. Мы шли молча. Он довёл меня до подъезда и опять подпихнул к входу. Я посмотрела на него. Он не отвёл взгляд.

– Я их не убил, — он даже смог мне улыбнуться, произнося эти слова.

– Спасибо, — выдавила я в ответ.

– Я не убиваю невинных людей только потому, что они немного перебрали спиртного.

Он развернулся и вскоре скрылся за углом дома. Я постояла некоторое время, а потом бросилась за ним вдогонку. Но за углом никого не оказалось. Я поискала его глазами, но нигде не увидела. Вздохнув, я пошла домой.

Какая девушка не начнёт придумывать себе героя из сказки? Я не была исключением. Я не пыталась понять, как он очутился за тысячу километров от моего провинциального города в столице. Что он тут вообще делал? Как он оказался в нужное время в нужный час рядом со мной? Почему опять ни о чём не поговорил со мной? Тысячи вопросов, и ни одного ответа.

Он не был вампиром, но при этом был очень сильным. Он не был героем и убил пять человек. Но он уже во второй раз спасал меня. В этот вечер я не смогла уснуть быстро. Я несколько раз подходила к окну с надеждой, что он сидит на скамейке у моего подъезда. Но там никого не было. Радовало то, что назавтра был выходной, и я смогла выспаться, как следует. Встала я уже ближе к обеду.

На следующий день всё произошедшее вечером показалось мне сном. Парни на улице, мой спаситель с глазами, полными боли. Его попытка мне улыбнуться. Позавтракав, а точнее пообедав, я села за ноутбук и стала искать информацию о человеке. Но как можно что-то найти, если не знаешь его имени? Кто он и откуда? Только цвет его глаз. Они были фиолетового цвета. Нереальные глаза моего спасителя. Может у меня появился ангел-хранитель? Правда, у него не было крыльев, и его сердце билось в нормальном ритме. Я лишь покачала головой своей бурной фантазии. Я стала искать сведения о странных смертях и ужаснулась потоку информации. Лучше бы я этого не делала. Ужасные фотографии, страшные описания.

Постепенно я отсеивала криминальную хронику, пока не нашла интересную информацию о защитнике девушек и женщин. Молодой юноша, которого никто толком не мог описать. Он спасал женщин от насильников, воров и даже убийц. Не многим преступникам посчастливилось выжить после встречи с ним. Но те, кто спасся, были изувечены. Женщины в попытках описать своего спасителя, разнились в своих показаниях. Кто-то даже говорил, что он исчезал потом у них на глазах. Но самое странное во всём этом было то, что все спасения происходили в разных странах и на разных континентах. Отличались и описания юношей. Лишь одинаковый почерк происходящего. Этакие мстители и борцы за справедливость. У них был даже свой сайт фанклуба на разных языках мира. Я почитала ещё некоторое время информацию на сайте, посмеялась над некоторыми рассказами очевидцев, а потом и вовсе закрыла эту страничку. Мой спаситель растворился в ночи, а мне нужно было жить дальше. Работа захватила меня целиком. Я стала ездить в командировки в разные города нашей страны. События сменяли друг друга. С мужчинами я перестала ходить на свидания, решив сделать небольшой перерыв. И с тех пор я больше ни разу не пыталась что-то найти о своём спасители. Со временем события того вечера притупились, растворяясь в повседневности.

***

Выдались большие майские праздники. Я решила побаловать себя шопингом и хождением по выставкам. Мне как раз посоветовали одну интересную галерею, где выставлялся нашумевший молодой художник. Он рисовал нереальные картины завораживающих фантазийных пейзажей. О нём вовсю шумела столица. Времени у меня было хоть отбавляй. Я решила насладиться отдыхом по полной программе. Я зашла в один бутик, подобрав себе коктейльное платье. Оно идеально сидело по моей фигуре. Лёгкий оттенок сиреневого цвета хорошо оттенял мою белую кожу. Каштановые волосы выигрышно смотрелись на его фоне, выделяя василькового цвета глаза на моём лице. Небольшой разрез сбоку открывал мою ногу чуть выше колена. Я зашла в парфюмерный магазин, выбрав потрясающий аромат. Он был настолько необычайным, что я не смогла бы его описать. Он словно всколыхнул в моей памяти что-то волшебное, но я не смогла бы сказать что именно. Вдыхая этот аромат моё сердце словно пело. Теперь я была готова идти на выставку современного художника.

Подойдя к галерее, я увидела огромный плакат, на котором была одна единственная картина. Неожиданные линии, штрихи и мазки сливались в один потрясающий сюжет не то леса, не то холмистой местности, заросшим кустарником с цветами нереальной красоты. Я направилась внутрь.

Рассматривая полотна этого художника, было ощущение присутствия в какой-то сказочной стране. Словно он сам только что вернулся из этих мест и спешил поделиться воспоминаниями с остальными. Его техника письма была необычной. Акварельные мазки пересекали линии пастели. Смешение материалов делала эти полотна ещё более загадочными.

В галерее было очень много народа. Никто не оставался равнодушным к этим работам. Я подошла к одному полотну, на котором был изображён один единственный цветок. После феерий красок и сюжетов, этот цветок казался сиротливым на их фоне. Но он чем-то притягивал мой взгляд. Я застыла возле этого полотна надолго. Мимо шли люди, восхищённо переговариваясь между собой, а я стояла, не в состоянии оторваться от этой работы.

– Сколько стоит это полотно? — спросил мужчина, который стоял рядом со мной, рассматривая эту картину.

– Эта единственная работа, которая не продаётся, — работник галереи ответил на вопрос посетителя.

– Может я смогу предложить художнику достойную цену? — упорствовал он.

– Не сможете, — произнёс спокойный голос у меня за спиной.

Я вздрогнула и почти перестала дышать. Я боялась повернуться и проверить, не показалось ли мне, не ошиблась ли?

– Знаешь, как пахнет этот цветок? — услышала я спокойный голос рядом с собой.

– Как? — смогла я выдавить из себя вопрос.

– Так же, как пахнут твои духи, — меня обняли за плечи крепкие руки.

– Почему ты не продаёшь эту картину? — я положила свои ладошки на его руки, прижавшись к нему всем телом.

– Может потому что я рисовал этот цветок для конкретного человека?

Он развернул меня к себе лицом, я даже не сопротивлялась. Его глаза были действительно фиолетового цвета.

– Это линзы? — спросила я.

– Тебе так важно это знать? — он усмехнулся мне в ответ.

– Наверное, нет.

– Тогда и вопрос не нуждается в ответе, — он прижал меня к себе.

Молодой юноша с взглядом человека, часть которого умерла очень давно от невыносимой боли. Я прижалась к его груди, закрыв глаза.

– Этот цветок действительно так пахнет?

– Ты мне не веришь?

Что за привычка отвечать вопросом на вопрос, подумала я и вздохнула.

– Мне нужно идти, — он отстранился от меня, посмотрел в глаза, улыбнулся и вышел из галереи.

Обычный человек из тысячи других, одетый в джинсы, в белую рубашку-поло и простые кожаные ботинки. Он мне опять напомнил героя японских мультиков, вот только его внешность была скандинавского типа. Однако его светлые волосы всё так же странно топорщились в разные стороны. Тонкие черты лица и этот неестественный цвет глаз, поддерживал образ героя аниме из мультфильмов Хаяо Миядзаки. Художник-освободитель женщин. В нём сочеталось столько странного и невозможного, что я уже даже не пыталась его причислить к какой-либо категории людей. Он ушёл, а я осталась рассматривать его полотна. Чтобы не забыть его имя, я записала его себе в блокнот — Оnbekend.

Вечером, сидя за ноутбуком и чашечкой кофе, я читала про него всё, что смогла найти. Но он не был охотлив к даче интервью. О его жизни ничего не было известно. Имя было ненастоящим, это был всего лишь псевдоним, который переводился с норвежского языка, как неизвестный. Кто он и откуда родом, никто так и не смог сказать. Даже в дате его рождения люди не сходились во мнениях. И тогда я опять отправилась на сайт фангруппы защитников женщин. Я сопоставляла даты разбойных нападений с выставками художника, понимая, что он не мог находиться одновременно в разных частях света. Я опять посмеялась над своей фантазией и попыталась позабыть эту группу.

Спустя месяц после этой истории я разговаривала с риелтором о покупке своей квартиры. Моих сбережений должно было хватить на однокомнатную квартиру, правда, не в самой элитной части столицы. Но всему своё время. Накоплю и на лучший район. Наконец мне подобрали квартиру, и я поехала смотреть на предложенный вариант. Риелтор, очаровательная женщина, всю дорогу расхваливала мне жильё. Но когда я поняла, что она сворачивает к фешенебельному району, то попыталась уточнить у неё, туда ли мы направляемся.

– Конечно же, туда куда нужно, — успокоила меня риелтор, припарковав машину на стоянку.

Я удивилась, но вида не подала. Мы вышли из машины и отправились смотреть квартиру. На первом этаже сидел охранник, он кивнул риелтору, та представила меня ему. Он дал нам ключи от квартиры, и мы поднялись на пятый этаж элитного дома. Я всё ещё ничего не понимала, но делала вид, что всё идёт как нужно. Открыв квартиру, риелтор пропустила меня вперёд.

– Здесь произведён ремонт, но вы сможете в случае необходимости что-то переделать. Но я думаю, что тут всё устроит ваш вкус, — она провела меня внутрь.

Квартира оказалась двухкомнатной с огромной кухней-столовой. Мы прошли в гостиную, и я застыла. На полу рядом со стеной стояла та самая картина, которая не продавалась. Я только и смогла вопросительно посмотреть на риелтора, показав рукой на полотно.

– Ваш молодой человек сказал, что вы поймёте, что это за картина. Или он меня обманул? — риелтор посмотрела на меня удивлённо.

– Нет, не обманул. Эту картину он нарисовал для меня, — только и смогла я произнести ей в ответ, опять посмотрев на полотно.

– Вот и замечательно. Если вас всё устраивает, то мы можем начать оформление. Предоплату мы уже получили. Но если что-то вам не нравится, то мы подобрали ещё пару вариантов. Ваш молодой человек сказал, что решать только вам, и попросил начать именно с этой квартиры, — риелтор посмотрела на меня, ожидая ответа.

Я пыталась лихорадочно собрать набежавшие мысли в разумное объяснение, но не смогла. Я подошла к картине, заметив лист бумажки, который был зацеплен за раму. Я взяла его, раскрыла и прочла, что там написано:

«Не пытайся найти ответы на все вопросы мира. Порой их просто не существует, как и этого цветка нет в этом мире. А его аромат не смогут передать даже самые изысканные духи, потому что он растворился в дымке другой жизни. Просто я не хочу, чтобы тебя не стало. Ведь я не смогу быть всегда рядом в выбранном тобою месте для жизни. И не считай себя должницей передо мной. Это будет, по меньшей мере, глупо».

Слёзы текли по моим щекам. Я свернула записку, спрятав её в свою сумку, и подтвердив риелтору, что согласна на эту квартиру. Спустя несколько дней я уже въехала в своё новое жильё. Перед переездом я выкинула старый хлам, взяв с собой только любимые вещи. Раз у меня оставались деньги, то я могла потратить их на обустройство своей квартиры.

Жизнь продолжила свой бег. Своего героя-художника я больше так и не увидела. Периодически я следила за передвижением его выставок. Однажды на сайте фанклуба защитников женщины выложили фото одного из героев. Точнее его тень на стене в свете фонаря. Никто так ни разу и не смог описать спасителя. Но я увидела на этой фотографии его. Героя из аниме, тень человека на стене, исчезающего в ночи. Его волосы всё так же были взъерошены в разные стороны, ниспадая на плечи. Однако выставка в это время происходила в другом конце света. Я перестала что-либо понимать вообще.

Герой или сумасшедший? Спаситель или убийца? Все его жертвы были с плохим криминальным прошлым, а число спасённым им женщин и девушек перевалило за тысячу.

***

– Ты уверен в своих действиях? — спросила ведьма, держа в руке связку из цветов.

– Я уверен как никогда, — сказал юноша тоном, не терпящим возражений.

– Ты там будешь в другом мире. Ты там станешь изгоем. Потому что ты иной. И ты можешь застрять в том мире навечно, блуждающим в своей боли. Ты это осознаёшь? — удивлённо переспросила она.

– Я стал изгоем в своём мире. Разве я могу ещё что-то потерять? Он отправил её в мир людей. Я найду её, — юноша пытался быть спокойным, но его глаза выдавали эмоции, бушевавшие в его сердце. — Она была одной из нас. Он не имел права так поступать. Так кто из нас двоих нарушил запреты этого мира? Ответь мне? — он посмотрел в глаза ведьме.

– Он — твой отец и верховный хранитель этого мира. Он хотел сделать как лучше для всех нас, — она попыталась его образумить.

– Для всех нас? Для всех? Скажи это ей. Скажи той, которую я назвал своей женщиной. Той, которой я дал клятву быть верным до конца своего существования перед Богами. Скажи это мне, посмотрев в глаза, — юноша сжал руки в кулаки.

– Видимо он видел, что этот союз не принесёт пользы? — она попыталась как-то оправдать его отца.

– Он и не принёс пользы этому миру. Тут он не ошибся. Делай своё дело, — сказал юноша, пытаясь унять дрожь в руках.

– Вы сможете вернуться домой только вместе. Но сделать это будет практически невозможно.

– Я знаю, ты мне повторяешь это в тысячный раз, — упорствовал юноша.

– Хорошо, я сделаю это с надеждой на то, что вы всё же вернётесь назад, — вздохнула ведьма.

Юноша встал на постамент со странными символами. Ведьма что-то начала говорить тихим шёпотом обходя постамент и обкуривая его подожженными травами. Символы вспыхнули один за другим.

– Помни, только если она сама вспомнит тебя, — услышал он слова ведьмы и исчез с постамента.

***

В памяти всплыл ещё один фрагмент из почти забытого мною фильма. Под впечатлением о человеке, глаза которого напоминали мне героя из старой киноленты. Нужно попытаться вспомнить этот фильм, чтобы пересмотреть его ещё раз. Но пока поисковики не выдавали ничего путного на мои запросы.

Я ушла в работу с головой. После истории с покупкой квартиры я даже не пыталась завести знакомства с мужчинами. Я отказывалась от притязаний на их ухаживание. Надо мной уже стали подшучивать коллеги по работе. Не со злостью, а с добрым юмором. Я смеялась вместе с ними, говоря, что жду своего принца. Но на самом деле я просто не могла забыть его прикосновения ко мне в галерее. Мне хотелось опять услышать стук его сердца, прижаться к нему всем телом. Но мой принц так больше и не появлялся. Я всё чаще и чаще задумывалась над тем, чтобы побродить в злачных местах тёмной ночью, но тут же вспоминала его слова в записке: «Просто я не хочу, чтобы тебя не стало». И поэтому я просто продолжала быть в своей повседневной жизни, не делая никаких глупостей.

Так незаметно пролетел ещё один год. Мне исполнилось двадцать пять лет, и я решила сделать себе подарок. Я выбрала тур по старым городам Европы, с проживанием в Париже целую неделю. Когда уже была определена дата поездки, то я стала искать даты выставок художника по имени Оnbekend. К сожалению, в этот период он находился в Америке. Правда, фанаты защитников женщин писали о разных случаях в других частях света. География этих подвигов ширилась. Кто-то предположил, что на свет появился настоящий супергерой, который всегда приходит на помощь в самый нужный момент. Я опять отогнала от себя мысли пройтись по злачным местам ночью и стала собираться в поездку.

Это было замечательное путешествие. Мой фотоаппарат был забит под завязку потрясающими кадрами. Я словно заправский фотограф бегала в джинсах и неприметной майке в поисках интересного кадра. Я окунулась в жизнь старой Европы, замков, рыцарей и их побед. Дни летели незаметно. И, наконец, я увидела Париж. Экскурсовод водила нас по достопримечательностям города несколько дней. Потом ожидалась поездка в Диснейленд, но желающие могли остаться в Париже, чтобы самим побродить по старым улочкам, посидеть в кафе и выпить чашку кофе с ароматными круассанами. Я осталась в городе любви. Почувствовав свободу, я пошла бродить по старинным улочкам. Туристические тропы остались где-то в другой стороне. Перекусив в семейном ресторанчике, я отправилась на набережную Сены.

Присматриваясь к очередному кадру, я даже не сообразила, как всё произошло. Но такое точно могло случиться только со мной. Мне на голову накинули мешок и запихнули в притормозившую рядом машину. Я услышала звук колёс по асфальту и почувствовала, как меня связывают по рукам и ногам. Я слышала мужские голоса, которые говорили точно не на французском языке. Машина быстро неслась по городу. Я лежала на полу, меня кидало из стороны в сторону, словно мешок с картошкой. Те, кто меня связывал, перебрались на передние сиденья, бросив меня валяться на полу. Я даже не знала, что это была за машина. Периодически мы останавливались, видимо на перекрёстках. А затем продолжали движение. Спустя некоторое время машина остановилась. Я услышала стук дверей и звуки выходящих людей. В это время зазвучал спокойный голос, который что-то произнёс на незнакомом мне языке, но видимо его слова поняли люди из машины. И тут я засмеялась во всё горло. Наверное, это была истерия. Я услышала звуки ломающихся костей, крики боли, а затем кто-то разрезал верёвки на моих руках и ногах, сняв мешок с моей головы. Знакомые фиолетовые глаза смотрели на меня с укоризной.

– Я не специально, — только и выдала я.

– Выходи из машины, — сказал он, поднимая на руки девушку, которая лежала без сознания на полу рядом со мной, скинув мешок с её головы и разрезав её путы. — Нужно уходить.

Мы вышли из машины. Он бросил что-то внутрь. Машина очень быстро загорелась. Я поспешила следом за моим героем. Он бережно нёс девушку на руках, будто не чувствуя её веса. Он шёл так уверенно, словно всю жизнь прожил в вечном городе любви. Вскоре мы вышли к какому-то зданию.

– Стой тут, — сказал он мне.

Вскоре он скрылся за дверью. Я обратила внимание на красный крест на здании. Не успела я толком собраться с мыслями, как он уже вышел один из двери и направился ко мне. Затем он взял меня на руки.

– Закрой глаза, — попросил он меня.

– Не уходи, — тихо сказала я.

– Как я смогу уйти, если ты на моих руках? — он опять ответил мне вопросом.

– Не уноси меня в гостиницу, пожалуйста, — я посмотрела в его глаза.

– Закрой глаза, — попросил он меня ещё раз.

Я закрыла глаза, обняв его за шею и прижавшись к нему всей силой, на что была способна после этой поездки на машине. Меня окатил лёгкий ветер, а потом я почувствовала, как он ставит меня на пол. Я вцепилась в него ещё сильнее.

– Я не уйду, — он поцеловал меня со всей страстью, на которую был способен.

Я ответила на поцелуй, всё ещё не открывая глаза. Он погладил меня по лицу.

– Хочешь осмотреть жилище художника-одиночки?

Я открыла глаза и посмотрела вокруг себя. Мы находились в огромной, хорошо обставленной гостиной. Я посмотрела в окно, увидела Биг-Бен и опять с силой вцепилась в его рубашку. Я перевела взгляд на молодого человека по имени Оnbekend.

– Как тебя зовут?

– Тебе это правда нужно знать? — он смотрел на меня ласковым взглядом.

– Наверное, не сегодня, — я погладила его по лицу.

Он прижал меня к себе и крепко поцеловал, я ответила на его поцелуй. Он поднял меня на руки и понёс в спальню. Я не знаю, как это бывает у других в первый раз. Но я не хотела, чтобы этот день заканчивался для меня. Герой, спасающий женщин, знаменитый художник, человек, который однажды ночью ворвался в мою жизнь. Я даже не знала его настоящего имени. Всё это стало для меня таким неважным в этот момент. Для него это было также неважно. Я видела это в его глазах. Впервые я увидела там проблеск счастья. Мы даже не заметили, как пришёл вечер. Я лежала на его груди, слушая стук его сердца. Он обнимал меня руками и молчал.

– Ты телепорт? — нарушила я нашу тишину.

– Кто? — услышала я удивлённый вопрос.

Я приподнялась на руках и заглянула в его глаза.

– А ты умеешь отвечать на вопрос не вопросом? — я засмеялась.

– Я смотрю, ты у меня этому прекрасно научилась. Так кто такой телепорт? — он опять задал вопрос, глядя со смехом мне в глаза.

– Ты не смотришь кино?

– У меня вообще нет телевизора, — он посмотрел на меня внимательно, а затем крепко поцеловал.

Когда мы оторвались друг от друга, уже была ночь. В спальне стало темно, и лишь свет от неоновых вывесок переливался разноцветными огнями на белоснежном потолке.

– Телепорт — это такой герой, который может перемещаться сам из одной точки земли в другую. Это вымышленный герой из кино. А ты нет. Ты настоящий. Но сегодня утром я была в Париже, а сейчас я в здании из которого виден лондонский Биг-Бен.

– А днём ты попала к людям, которые хотели тебя продать в сексуальное рабство, — он проговорил это со злостью, крепко прижав меня к себе.

– Я, правда, не хотела, чтобы так получилось, — попыталась я оправдаться.

– Я это заметил, — он засмеялся.

– А девушка?

– С ней всё в порядке. Я отдал её врачам.

– Я читала про тебя на сайте твоих фанатов, — я засмеялась. — Все считают, что вас группа людей.

– У меня нет и компьютера.

Я удивилась. Человек, который спасает людей этого мира, и ничего не хочет знать про него.

– Так кто ты на самом деле?

– Разве ты хочешь знать ответ на этот вопрос? — он вздохнул.

– Я не знаю, — ответила я.

– Спросишь, когда узнаешь. Кушать хочешь?

– А ты ещё и кушаешь? — я засмеялась.

– У меня ещё и ванна есть, — он встал и повёл меня в ванную комнату.

Посреди неё стояло огромное джакузи. Он открыл воду. Ванна стала с шумом заполняться. Он подошел ко мне и опять поцеловал.

– Я не телепорт. Я не знаю, что там за герои в твоём компьютере. Я знаю только то, что ты единственный светлый луч в моей жизни. Пообещай мне, что ты не будешь попадать в переделки целенаправленно. Я очень тебя об этом прошу, — он серьёзно посмотрел мне в глаза.

– Я обещаю тебе это, — я потянулась к его лицу, он опять сильно сжал меня в своих объятьях.

После джакузи мы отправились в столовую. У меня урчал живот, после лёгкого перекуса в кафе у меня не было ни крошки во рту. Он достал из холодильника мясную нарезку, сыр и салат. Затем он пожарил яичницу, и мы стали кушать. Мы сидели за столом друг напротив друга, одевшись в банные халаты. Он задумчиво смотрел на меня, поглощая еду как нормальный человек. Его фиолетовые глаза притягивали меня к себе. Я не могла отвести от него взгляда и глупо улыбалась.

– Можно задать тебе всего лишь один вопрос? — спросила я у него, первая нарушив тишину.

– Ответ на него важен для тебя? — он внимательно смотрел в мои глаза.

– Да, — сказала я уверенно.

– Тогда задавай, — согласился он.

– У тебя было много женщин? — спросила я, понимая, что вопрос наивен, как и я сама.

Разве может человек дожить до его возраста и ни с кем не быть? Пусть я была наивной. Пусть я придумала себе героя. И если для меня он был первым мужчиной в моей жизни, то это не значит, что он был одиноким до меня. Но я всё же задала этот вопрос.

– У меня нет на него однозначного ответа, — вздохнул он, и я опять увидела в его глазах бездну боли.

Я бросила столовые приборы на тарелку и подбежала к нему.

– Мне не важен ответ на этот вопрос. Мне важен ты, — сказала я и поцеловала его.

Утром я проснулась одна в постели. Понежившись немножко. Я отправилась в ванну и приняла душ. Потом я пошла на кухню, приготовить себе кофе. Проходя мимо гостиной, я увидела, как он стоит и смотрит в окно. Я подошла сзади и прижалась к нему. Маленькая наивная девочка, которая верит в сказки и героев. Он обнял мои руки и прижал к своей груди.

– Мне нужно идти, — только и произнёс он мне. — Кофе тебе придётся пить в Париже.

– Хорошо, — тихо ответила я.

Он повернулся ко мне, взял меня на руки и попросил закрыть глаза. Я выполнила его просьбу. Подул лёгкий ветер. Он опустил меня на пол, а потом исчез. Я стояла посреди своего гостиничного номера. На столе лежал мой фотоаппарат. Я грустно улыбнулась своим мыслям, оставшись наедине с ними. А мой герой-одиночка ушёл спасать других.

Поездка в Старую Европу оказалась для меня незабываемой. У меня была масса впечатлений, фотографий и знакомств. Но я вспоминала один единственный день, пытаясь не забыть ни одной секунды, проведённые с ним наедине.

Я вышла на работу. И постепенно обычная жизнь опять поглотила меня с головой.

***

Однажды собираясь на прогулку, я уронила флакон духов на маленький пушистый ковёр, который лежал возле туалетного столика. Запах тут же наполнил ароматом всё помещение. Я попыталась поднять флакон, но он откатился к картине, которая всё так же стояла на том самом месте, где я и увидела её в первый раз. Я присела на корточки напротив, вглядываясь в переливы красок. Цветок не из этого мира, запах из другой жизни, вспомнила я слова моего героя. Закрыв глаза, я представила себе поляну таких цветов. Вокруг меня исчезло всё. Я забыла, куда хотела сходить. Я захотела очутиться на этой поляне из несуществующих цветов в несуществующем мире, но не одна, а с ним. Сердце сжалось от боли. Я даже не могла ему позвонить. У него не было и телефона. Человек, который был и который одновременно не существовал в этом мире. Он всё чаще и чаще казался мне фантомом, выдумкой моего воображения. Иногда я просматривала сайт его фанатов, порой искала, где проходят его выставки. Порой со злостью забрасывала эти пустые занятия на долгое время.

А сегодня мне ужасно захотелось попасть на эту несуществующую поляну из сиреневых цветов, чтобы стать такой же нереальной, как и он сам. Я заплакала. С момента моей поездки в Европу прошло больше девяти месяцев. Я пыталась наладить даже какие-то личные отношения с мужчинами. Но потерпела крах на этом поприще. Я пыталась найти мужчину, который бы мне напомнил его самого. Но разве это было реально сделать?

Я включила компьютер, зарегистрировалась на сайте его фанатов и стала писать. Начала я со слов — для моего спасителя. Слова сами лились из-под моих рук. Я описывала поляну несуществующих цветов. Я описала странный столб посреди неё, словно охваченный огнём. Я передала все оттенки запаха, который всё ещё витал в моей комнате. Я почему-то написала, как светились непонятные символы на столбе, которые помнила из почти забытого фильма моего детства. А рядом с этим столбом стояли двое. Я и он. Он держал меня за руку и произносил какие-то слова. Я не пыталась их написать. Я описала свои эмоции. Я постаралась описать боль одиночества, которую чувствовала. А в конце подписалась: ушедшая в мир людей. Я понимала, что у него нет компьютера, чтобы это прочитать. Но я не знала, что могу сделать ещё, чтобы он меня услышал. Я задумалась на некоторое мгновение, а затем нажала «энтер».

Глупая маленькая девочка, наивно верящая в сказку. Я опустилась возле картины на колени. Флакон всё ещё валялся возле неё. В квартире стояла звенящая тишина. Я закрыла лицо руками и завыла. Рыдания сотрясали моё тело.

– У меня нет компьютера, — сказал спокойный голос у меня за спиной.

– Я знаю, — ответила я, пытаясь остановить всхлипы.

Он присел сзади меня и крепко обнял.

– У меня есть только ты, ушедшая в мир людей, — он развернул меня к себе.

– И мы сможем вернуться назад в мир Богов только вместе? — спросила я, глядя в его глаза.

– Только если ты вспомнишь меня, — сказал он мне и крепко поцеловал, я закрыла глаза и ответила на его поцелуй.

Мы стояли на поляне, держась за руки. Его фиолетовые глаза были наполнены счастьем, а я всё никак не могла в них наглядеться. Вокруг нас цвели благоухающие цветы. Их аромат действительно нельзя было описать, как и передать все краски этого мира. Я не знаю, нужны ли мы были ему, ведь он так легко расстался с нами в первый раз. Но мой герой был последней надеждой этого мира, а я его единственным лучом света.
P.S. Навеяло под впечатлением от творчества японского режиссёра-аниматора — Хаяо Миядзаки.
23.06.2019 г.
автор Ирина Жалейко



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 12
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Любовная литература
Опубликовано: 08.08.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1