Чтобы связаться с «Ирина Жалейко», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Ирина ЖалейкоИрина Жалейко
Заходила 37 минут назад

Сказание о Любви.


Сказы княжества Свентояра

Сказ первый "Сказание о любви"

Для моей подруги Наташи.

Сказка - ложь, да в ней намёк,
добру молодцу урок!

Часть первая - Вступительная

- Скажи, какой она была для тебя? Как ты понял, что она - вся твоя жизнь? – тихо спросил Лютобор

- Когда мы повстречались, то я не сразу её углядел. Не сразу распознал счастье своё. Но потом глаз своих от неё отвести не мог. Она была прекраснее солнца ясного. Не было её краше на всём белом свете. Её улыбка освещала мою жизнь. Её глаза были голубыми как летнее небо солнечным днём. Её смех был звонким словно горный ручей. Её волосы искрились золотом на солнце, - вздохнул князь Свентояр, подбрасывая полено в огонь. - Она всегда была моей жизнью. И никто с ней не может сравниться на этой земле и по сей день.

- Так почему всё у вас так вышло, отец? – в сердцах крикнул Лютобор.

- Жизнь - штука странная, сын. Во все времена есть люди «добрые». Доброта которых – ложь, - Свентояр обхватил свою голову, к горлу подкатил ком, а на его глазах выступили слёзы.

Они сидели молча, глядя в костёр. Сын был похож на отца как две капли воды. Русые волосы густыми кудрями рассыпались вокруг головы. Синие как озёра глаза с тревогой смотрели на отца. Чувствовалась в них обоих сила огромная, их предками даденая.

Над озером взошла луна. В отдалении слышалось пение. Люди праздновали день Бога Купалы. Кто-то искал цветок папоротника. Кто-то венки пускал на соседней речке. Парни и девушки водили хороводы и прыгали через костёр. Лишь отец с сыном в эту ночь сидели одни на берегу озера и смотрели на переливы огня. Князь долго молчал, потом собрался с духом и заговорил.

– Ты вырос. Скоро лю́бую свою в дом введёшь, живи с ней счастливо. Не слушай завистников злых, кои помощь свою тебе предложат. Их язык страшнее самого сильного яда. Меня этому отец не учил, самому пришлось через людскую «доброту» пройти. То наука не из лёгких оказалась.

- Много я слышал рассказов от людей про вас с матерью. Да только мне веры тем речам нет. Ты мне слово дал, что поведаешь мне всё сам, когда моё двадцать первое лето минет. Без утайки. Пришло время слово держать.

Над лесом слышался хор счастливых голосов. Люди праздновали день Купалы, день очищения от зла. А князь рассказывал сыну о днях минулых, при воспоминании о которых его сердце и по сей день болью сжималось.

***

Лес шумел листвой. Был солнечный летний день. Прошёл грибной дождь. Запах стоял такой, что выдыхать не хотелось. Казалось, что этим запахом можно было даже насытиться. Свентояр шёл по лесной тропинке, забыв про всё на свете. Отец отправил его в дальний скит на обучение к жрецу Ведагору на всё лето. Он был рад вырваться из княжеских покоев. Отец всё чаще и чаще говорил ему о женитьбе. И невесту ему уже нашли. И сватов уже засылали. Только сердце его молчало. Не мила ему была та девушка. Да отец и слышать ни о чём не желал. Он говорил, что долг превыше всего. И готовился к свадьбе. А пока прогнал с глаз непокорного сына воинскому искусству обучаться к некогда лучшему воину в княжестве.

Свентояр при мысли о предстоящей свадьбе разозлился и пнул ногой большой червивый гриб что было сил.

- Ты что это грибами в людей бросаешься? Да ещё червивыми. Этак тебя поколотить могут. Не боязно-то одному по лесу ходить? – услышал он звонкий смех, и на тропинку вышла молодая девушка.

Она пыталась вычистить остатки гриба из русой косы, которая была заплетена вокруг головы. Одета она была в штаны и рубашку. За плечами висел лук с колчаном. К поясу были прикреплены кожаные ножны с мечом. Её голубые глаза искрились на солнце от смеха.

- Я за грибами пошёл, а не на войну, - Свентояр в упор смотрел на девушку. – Да как видно странные в этом лесу нынче грибники ходят. Кто такая? Откуда будешь?

- Ишь, командир нашёлся. Так с девушками не знакомятся. Так только с врагами разговаривают. Попробуй ещё разок спросить, авось отвечу, - продолжала улыбаться девушка.

Свентояр поставил корзинку на землю да перехватил палку поудобнее, которую вместо посоха использовал. Девчушка засмеялась.

- Вижу, передо мной храбрый воин стоит. У меня даже коленки затряслись в страхе от твоего грозного вида, - положив руку на рукоять меча, не переставала поддразнивать она Свентояра. – Куда тебе со своим прутиком супротив меня.

- Я не знаю, как принято с такими языкастыми девками знакомиться, но сейчас тебе точно достанется от меня.

Взмахнув палкой, Свентояр бросился в атаку. Девушка, выхватывая меч, рубанула по палке, левой рукой хватая Свентояра за запястье. Поднырнув под его руку, она оказалась за его спиной, заломав правую руку. При этом, сделав подсечку под его правую ногу, она довершила движение его тела по направлению к земле. Свентояр упал, ударившись левым боком со всего маху о рядом стоящий пень. Не успев опомниться, он получил удар по шее сзади и отключился.

Когда он очнулся, то понял, что лежит в знакомой избе. Голова была словно чугунная. Видно хорошо его девчонка приложила. Он сел на кровати, морщась от боли в боку и голове.

- Почто встаёшь? Али ещё не навоевался? – услышал он всё тот же насмешливый голос.

Девчушка сидела за столом и ела яблоко.

- Ты кто такая? – удивлённо спросил он её.

- Эх, видно учить тебя ещё вежливым разговорам и учить. Горе воин. Научишься нормально с людьми разговаривать, приходи за ответом. А пока мне не досуг попусту с тобой беседы вести.

- Ну что, познакомились? – спросил Ведагор, входя в избу.

- Много чести этому простофиле моё имя знать, - засмеялась девчушка. – Ну, мне пора, а то верховная жрица и так на меня злая ходит. Всё никак простить меня не может за выходку со сватами.

- Ладно, пошли, провожу тебя. А ты, Свентояр, лучше бы полежал ещё. Рука у Златояры крепкая, не смотри, что на вид она хрупкая. Любому обидчику зубы пересчитает. Даже мне от неё не раз доставалось.

Жрец с девчонкой вышли из избы. А Свентояр сидел на кровати и понимал, что хочет ещё раз увидеть её улыбку. Свет из избы словно вместе с ней исчез. Словно радость следом за ней ушла.

- Златояра, - он медленно произнёс её имя, словно пробуя на вкус. – Значит Златояра, – и улыбнулся своим мыслям.

***

Древний храм был вырублен в скале тысячи лет назад. Там жрицы растили детей-сирот. Время нынче было неспокойное. Частые набеги с запада и юга не давали спокойно жить княжеству. Поставив на ноги младенцев, жрицы отдавали их в родные семьи. Забирать их приходили отцы или старшие в роду мужчины. Но некоторым детям уже не было куда возвращаться. Много селений в последней битве пало. Много мужчин погибло, дом свой защищая. Таких детишек жрицы сами растили. Девочек оставляли при храме, а мальчишек отдавали на обучение в скит Ведагора. Там они получали все нужные знания и обучались воинскому искусству.

Были при храме и женщины-воительницы, которые его от набегов защищали. Славные девушки в этом храме росли. Многие рода засылали сватов к ним. Многие мужчины с гордостью брали их в жёны. Верные спутницы из них выходили. Любящие матери. Хорошие жёны. Надёжные. И в жизни, и в войне от них предательства никто и никогда не видел. Слово ими даденное ни разу ещё не порушалось.

Свентояр смотрел на величественный храм с соседнего холма. Сегодня Златояра должна была идти на обучение в скит. Он решил её по дороге перехватить. Он долго ждал, пока из храма не показалась знакомая фигура.

- Златояра!

Девушка повернулась на голос, одновременно выхватывая лук и стрелу. Свентояр поднял руки, показывая, что не вооружён.

- И тебе дня доброго, незнакомец, - сказала Златояра, не опуская лук.

- Так уж и незнакомец. Имя моё ты уже знаешь. Ты прости меня за тот день. Хотел злость свою на трухлявом грибе выместить, да тут ты под руку попалась. То не со зла.

- Видать с глупости большой, - ответила ему девушка, выпуская стрелу в дерево за спиной Свентояра.

Свентояр поймал стрелу на лету.

- Я мириться пришёл, - улыбнулся он, протягивая ей стрелу назад.

Златояра коснулась его ладони, и пожала. Он стиснул её руку, глядя в её глаза.

- Меня Свентояром зовут. А как тебя зовут девица-красавица?

- Все меня Ярой кличут, лишь близким людям дозволено меня Златоярой звать. Но тебе такое позволение ещё не дадено.

- Так позволь тебя так называть. Глаза твои как небо чистое в летний день. Да такие, что взор не отвести, - не разжимая руки, ответил Свентояр.

Они стояли друг против друга, даже не замечая, что между их ладонями была зажата стрела. Златояра придвинулась к нему на ещё один шаг, не отпуская его руки и заглядывая в его глаза.

- Ты откуда, ясный сокол, на меня свалился?

- Да тут недалече, из града княжеского. На обучение к Ведагору приехал.

- Что-то поздно начинаешь обучение своё. Видно поэтому я тебя легко на землю уложила.

- Мне меч в руки отец ещё в колыбели вложил. Чтобы княжество было кому защищать. И воинское обучение постигал я у лучших его воинов. Хотел я к Ведагору попасть давно, да отец не пускал. Жрец в опале был долгое время. А теперь они опять с князем примирились.

- Так ты выходит наш княжич?

- С чего так решила?

- Кто ж не слыхал в наших местах про славного княжича Свентояра? Сказывают, что ты сам со своим малым войском наше княжество от набега защитил недавно. Гусляры в храм приходили, пели балладу о той битве.

- Было и такое. Да вот девчушка меня одна намедни в землю лицом уложила, словно ребёнка малого, - засмеялся Свентояр, пододвигаясь ещё на один шаг к Златояре.

Они стояли рядом друг с другом так близко, что их дыхания соединились.

- Так нечего на добрых людей палками замахиваться.

- А этот добрый человек не мог бы меня искусству воинскому поучить?

- Чтобы в следующий раз ты меня поколотить смог? – звонко засмеялась Златояра.

- Нет. Разве я могу тебе боль причинить? Нет для меня на свете теперь человека роднее, чем ты, - он провёл левой рукой по её волосам. – Позволь для начала называть тебя Златоярой? Твоё имя звучит для меня лучше, чем утренняя песнь соловья.

Они стояли молча, глядя друг другу в глаза. Златояра словно пыталась разглядеть его получше. Прочесть на его лице что-то. В её глазах появились слёзы.

- Почто плачешь? – Свентояр резко отпустил её руку, стрела упала на землю, но они этого даже не заметили. – Почто не веришь мне? – он взял её лицо в руки и поцеловал, а затем крепко прижал к себе.

- Ты ничего обо мне не знаешь! - резко отстранившись от него, произнесла Златояра, выронив лук на землю. – Поди, у людей «добрых» обо мне расспроси, они тебе порасскажут, – толкнув его в грудь двумя руками, она побежала от него, не разбирая дороги, через бурелом.

Свентояр бросился следом за ней. Он догнал её на поляне, залитой солнцем. Обхватив, что есть силы, он прижал её к себе.

- Не буду я чужие сказки слушать. Сама скажи, что мне знать про тебя надобно.

Златояра без сил опустилась на траву и, заливаясь слезами, стала рассказывать о себе. Как её из полона девчушкой десятилетней вызволили. Что над ней в полоне надругались. Что жрицы её долго лечили. Потом обряд очищения проводили. Да только тело её к жизни вернулось, а душа словно там, в полоне, и умерла. Что сваты приезжали к ней недавно. Да жених сказал, что из жалости только её и берёт. Потому что жена его умерла, а у самого детишки семеро по лавкам, и все они в женской заботе нуждаются. Что такая, как она, должна быть благодарна судьбе за такую честь. Как она жениха того избила до полусмерти. Да так, что чуть выходили потом в храме. Как главная жрица на неё осерчала с тех пор сильно. Она обняла свои колени и плакала всё повествование навзрыд.

Свентояр поднял её с земли, усадив к себе на колени, как ребёнка малого. Прижал к груди своей и гладил по голове. Он растерялся, не зная, что сказать ей, как успокоить. Он понимал, что отец не благословит такой союз. Никогда им не получить на него отеческое благословение. Но жизнь без Златояры он больше не представлял.

- Моей будешь. В жёны тебя возьму и в дом свой введу. И не из жалости, а потому что люблю тебя. Люблю тебя такой, какая ты есть. Своенравную. Языкастую. Воинственную. Не твоя вина, что в полон попала. И нет твоей вины в том, что там случилось. Знай, что для меня ты чище горного родника. И родишь ты мне детей, на тебя похожих. Вовек с тобой не расстанусь. Слово тебе даю.

Златояра посмотрела на него глазами испуганными, залитыми слезами, не веря своим ушам.

- Что так смотришь на меня? Али снова поколотить хочешь? – засмеялся Свентояр. – Не молчи. Скажи лучше мне. Люб ли я тебе али нет?

- Так сразу и не рассмотришь. Нужно на солнце вывести, а то в тени и не видать. Хорош жених али нет, - улыбнулась Златояра.

Её улыбка была ярче солнца. Свентояр встал с земли, всё ещё держа её на руках. Словно пушинку. Словно веса в ней и вовсе не было. Вышел на середину поляны, где ни одной тени не было.

- А так мил? – смеясь, спросил он Златояру.

- На безрыбье, как говорится, и рак – рыба, - пошутила она ему в ответ, гладя по лицу.

- А ежели серьёзно? – не успокаивался Свентояр.

- Люб. Ты мне ещё тогда в лесу приглянулся, когда грибы по кустам расшвыривал.

- Так ты от любви большой меня тогда вырубила. Чтобы не сопротивлялся? – пошутил Свентояр.

- Нет, просто не люблю, когда на меня мужик всякий руку поднимает, - на её лице промелькнула боль.

- Никому тебя в обиду не дам. Никому тронуть тебя не позволю. Пошли к Ведагору. Пусть он свадебный обряд проведёт, чтобы я тебя своей назвал честь по чести. Согласна на то? – уже серьёзно сказал Свентояр.

- Согласна, - тихо ответила Златояра.

В тот же день Ведагор свадебный обряд для них и провёл. Князю решили ни о чём не сообщать, а в конце лета самим к нему приехать, когда тот ждал возвращение своего сына. Златояра верховной жрице сказала, что будет жить в ските у Ведагора, чтобы та сватов новых не привечала для неё. Что готова стать валькирией и посвятить свою жизнь защите родов земли своей.

Так началось самое счастливое лето в их жизни.

***

Однажды в конце лета прискакал гонец из княжеского града с донесением, что врагов видели на южной границе. Свентояр спешно засобирался в дорогу. Медлить было нельзя.

- После битвы я за тобой вернусь, и мы поедем к моему отцу. Хочет он того али нет, но ты - жена моя. И ты войдёшь в мой дом как хозяйка.

- Позволь с тобой поехать. Спину твою защищать буду, - у Златояры на глазах навернулись слёзы.

- Ты теперь должна себя беречь. И ребёнка нашего. А мне теперь есть ради чего жить. И никакой ворог мне не страшен. Слово тебе даю, что не убьют меня, - он крепко поцеловал её на прощание и уехал.

Вести приходили с границ разные. Битва там шла нешуточная. О Свентояре ничего не было известно. Златояра пришла в храм к верховной жрице правду рассказать. Скоро уже нельзя будет скрывать то, что она носит под сердцем ребёнка. Столько гнева и грязи, сколько вылилось на её голову в тот день от жрицы, и не рассказать. Ей даже такого унижения в полоне испытать не пришлось. Та ей не поверила, что княжич мог её женой своей сделать. Что такой блудливой женщине не место в их храме. И выгнала её за порог. Златояра ушла, высоко подняв голову. Она уходила нисколько не жалея о прошлой жизни. Она была счастлива. А разговоры. Она к ним привыкла с детства. Золото сколько грязью не поливай, всё равно золотом и останется.

Придя в скит, Златояра узнала от Ведагора весть о том, что Свентояр тяжело ранен и сейчас у лекарей находится в дальнем скиту. Битву дружина его выиграла. Ни одно селение не было разрушено. Ни одного человека в полон не увели. Но много воинов в том сражении полегло.

С тех пор прошёл месяц. А Свентояр всё не появлялся.

- Не могу я, Ведагор, тут сидеть. Пойми же. Он там один с болью своей, а я тут без него сна не нахожу. Отпусти меня к нему. Прошу, - в какой раз Златояра уговаривала его отпустить к мужу.

- Да куда же ты в таком положении поскачешь? Да на коне. Ну, куда? Ответь? Мне Свентояр потом голову открутит, что не уберёг тебя. И поделом мне будет. Тут сиди, жди его. Он слову своему верен. Я его сызмальства знаю. Твоё бабское дело ждать. И из скита тебя никто не гонит. Ты мне как дочь родная. Какой же отец дитё своё из дому-то прогонит?

Время шло, а вестей больше не было никаких. Однажды ночью Златояра оседлала коня, запаслась провизией на три дня пути, взяла оружие и ускакала по направлению к княжескому граду. Когда поутру схватились её, то Ведагор сам в погоню за ней кинулся.

Настиг он её уже под самим градом.

- Дура ты, девка. Вот же дома тебе не сиделось. Всегда упряма была. Что мне с тобой сейчас делать-то? Ответь мне?

- Ведагор, мы же возле града. Вон и стены белокаменные видны. Назад уже не поверну. К мужу хочу. А там будь что будет.

- Ну, поехали, упрямица ты моя. Сладу с этой девкой никакого нет, - проворчал жрец, но назад коня не повернул.

К полудню четвёртого дня они въехали в княжеский град. А там народ праздник праздновал какой-то.

- Что празднуете, люди добрые? Чему радуетесь в этот осенний день? – спросил Ведагор.

- К молодому княжичу невеста приехала. Свадьбу играть будут, - ответил один из горожан. – Так князь пир закатил на весь мир, ради её приезда. Весь град нынче гуляет.

Златояра переменилась в лице. Стала белее снега. Ведагор ухватил её за руку, не давая ей упасть с коня.

- Едем к хоромам княжеским. Что люди говорят, то пустое. Сказки и я могу сочинять.

На площади перед княжеским домом собрался почти весь град. Все пришли чествовать невесту молодого княжича. Всем было интересно на неё взглянуть. На крыльцо высокое вышел сам князь и вывел девушку. Была она стройнее лани. Шея лебединая. Толстая русая коса почти земли касалась. Ликом была красива. Рядом с ней её отец с матушкой стояли. Да вот только княжича Свентояра нигде не было видно.

- А где княжич сам? – спросил Ведагор у людей. – Почто его не видно?

- Он от болезни ещё не оправился. Слаб ещё княжич. Но сказали, что он слово дал на ней жениться. Свадьбу сыграют через пару месяцев, как он на ноги крепко встанет. А пока будущая княжна за женихом своим досматривать приехала. Любовь у них большая. Мне мой родич про то сказывал. Он у князя в хоромах на охране стоит. И сам видел, как эти голубки воркуют. Да разве можно на такую красу равнодушно смотреть? Ответь, мил человек? – спросил горожанин у Ведагора.

- Для каждого краса по-разному воспринимается. Златояра, поехали к княжичу. Пусть он мне лично ответ даст, в глаза глядя. Что тут происходит, поведает, - Ведагор посмотрел на неё.

Но рядом не было ни Златояры, ни её лошади. Ведагор поскакал к выходу из града, но нигде её не нашёл. Она словно растворилась в воздухе. Он долго ещё бродил по граду в её поисках, да не сыскал. Решил, что она в скит поскакала, и припустил коня вскачь. Однако в ските её тоже не оказалось.

Златояра исчезла, будто и не было её никогда.

***

Метель разыгралась не на шутку. Холодный ветер пронизывал насквозь. Везде был только лес и горы. Да снег кругом, который заметал её следы. Она шла как в бреду, не видя перед собой ни дороги, ни цели. Сердце билось, словно в клетке, глухо и не равномерно. Боль рвала её на части. Слёзы все закончились. Конь давно пал. Она даже не помнила, сколько дней шла пешком, лишь снегом одним питаясь. Сил идти больше не было. Она завалилась в сугроб, зацепившись ногой за упавшую ветку, да так и осталась лежать неподвижно.

- Что тебя в такую погоду в лес потянуло? Если бы не моя собака, так и замёрзла бы там поди. За ягодами что ль ходила? Ишь ты, что удумала. Да ещё с дитём под сердцем?! Время в горах сейчас лютое. Это на низине солнце светит, а тут уже Морена властвует. Снегом всё заметает. Ты что ж, дитятко, делаешь та?

Златояра открыла глаза. Вокруг неё суетился старичок. Она лежала укутанная в тёплое пуховое одеяло. Рядом потрескивал огонь в печке. Пахло свежим хлебом, травами и ещё чем-то из детства, таким же родным и почти забытым.

- Дедушка, я где?

- Где, где. У меня в избе. Тебя-то как сюда занесло, спрашиваю? Я - травник-отшельник, живу тут один. До ближайшего поселения верст триста поди. Зимой меня никто не навещает, потому что дорогу даже опытному охотнику не сыскать. А тебя как угораздило сюда добраться?

- Лучше, дедушка, не спрашивай меня о том.

- Меня Ставером звать, а тебя как, доченька, кличут?

- Кличут меня… Меня уже никак не кличут, дедушка, - Златояра залилась слезами.

Дед Ставер присел на краешек кровати и стал гладить её по голове. Успокаивать.

- Ты, доченька, успокойся. Тебе силы нужны. На двоих.

Он накормил её горячей похлёбкой. Напоил травяным чаем и уложил спать.

Златояра провалялась в горячке несколько недель. Она, то приходила в себя, то впадала в забытьё. Долго за её жизнь сражался травник. Но он не хотел отдавать её смерти. Он был сильным знахарем. И его лечение постепенно делало своё дело.

- Вот и ладненько, доченька. Вот уже сама и встать можешь. Дитятко твоё здоровое. Всё с ним хорошо будет. Ты не волнуйся.

Златояра прижалась к деду и заплакала.

- Деда, деда. Как мне теперь жить? Деда, скажи? Как людям верить? Нет мне им веры.

И рассказала ему о себе всё без утайки. Всю правду.

- У меня жить будешь. Дитё родишь да на ноги поставишь. Дочка ты мне отныне, и внучка своим назову. Ты под сердцем богатыря носишь. В ём сил не меньше, чем в тебе самой. А что до мужа твоего…

- Не муж он мне, коли от меня с дитём отказался. Не муж отныне.

- То Богам решать, дочка. Вы перед ними друг другу клятву давали, а не перед людьми.

- Он другой клятву дал, нашу в пыль превратив.

***

Свентояра бросало то в жар, то в холод. Боль крутила его руки и ноги. Он не мог набрать полную грудь воздуха. Он редко выходил из забытья. Бормотания его были бессвязными и непонятными. Он постоянно порывался вскочить. Волхвам пришлось спеленать его как дитё малое, чтобы себе же не навредил.

Долгий месяц они боролись за его жизнь. Когда его привезли, они не поверили, что он ещё дышит. На нём почти не было живого места. На всём теле только лицо нетронутым осталось. Однако он упорно цеплялся за свою жизнь

Сказывали, что он бился как демон войны. Много ворогов от его мечей полегло. Но и ему самому от них досталось. Чуть ли не все кости пришлось заново сращивать. Спустя полтора месяца, когда его разум прояснился, и он пошёл на поправку, его перевезли домой в княжеский град. Дома, говорят, даже стены помогают. Там ему предстояла долгая дорога к выздоровлению. Не скоро ему придётся на ноги свои встать. С ним отправился один из волхвов-лекарей. Он неустанно дежурил у его постели.

Свентояр почувствовал на своём плече прикосновение женской руки. Его словно раскалённым железом обожгло. Это была не та рука. Не та.

- Уберите от меня руки прочь, - крикнул он, не раскрывая глаз, и опять отключился.

Время шло для кого быстро, для кого медленно. Свентояр его вообще не замечал, пока сам на кровати сесть не смог. Волхв засуетился вокруг него. Воды ему поднёс с травами.

- Как долго я в кровати валяюсь, - чуть слышным голосом спросил он.

- Со времени битвы поди три месяца прошло. Ты пока не вставай сам. Ещё с ног твоих лубки не сняли. Да и рукой левой пока сильно не пользуйся. Пальцы разминай, кровь гоняй. Но силы береги. Месяц тебе ещё с постели не вставать. Сейчас твоих к тебе позову.

Волхв выбежал за дверь. Свентояр пытался собраться с мыслями. Три месяца. Эта мысль не давала ему покоя. В дверь влетел князь, за ним шла девушка. Это была та самая невеста, которую ему отец выбрал. Свентояр тяжёлым взглядом посмотрел на неё, она отшатнулась назад, словно на стену натолкнулась.

- Что она тут делает, отец?

- Так ваша свадьба должна была ещё по осени состояться. Да вишь, как всё обернулось. Она у постели твоей дежурила. Ночами не спала.

- Врёшь, - не отводя взгляда от девушки, сказал Свентояр.

- Я тебе не сказитель, чтобы байки сочинять. И как только на ноги встанешь, сразу свадьбу отгуляем. Я слово дал её родителям. А значит, так тому и быть.

- Ты дал, ты и женись. Матери моей давно в живых уж нет, - резко бросил слова в лицо отцу Свентояр. – А я ей слово не давал. И держать его не намерен.

- Я бы показал тебе, как отцу перечить, да здоровье твоё ещё не позволяет. Она будет твоей женой.

- Нет, не будет. Не может женатый человек второй раз жениться. Не разрешено то Богами нашими. И ты мне в этом, отец, не указ будешь.

- Причудится тебе в бреду болезненном жена какая-то. Ежели девку где попортил, то тебе перед совестью своей ответ держать. А я на свадьбе твоей не гулял и благословение своё не давал. А значит все клятвы твои – пустые. Стеречь княжича и из покоев не выпускать, - повернувшись к охранникам на дверях, сказал князь. – Головой своей за то отвечаете. А ты, сын, давай выздоравливай да голову свою в порядок приводи.

Князь вышел из покоев, за ним следом вылетела девушка, словно ураган её наружу гнал. В покоях остался только волхв.

- Ты поможешь мне весточку одну передать в скит к жрецу Ведагору? Али ты тоже моим тюремщиком стал?

Свентояр смотрел в упор на волхва, не отводя тяжёлого взгляда.

- Мне князь не хозяин. И указы мне давать не волен. Я доглядаю за твоим здоровьем, так мне Боги Вышние повелевают. Что за весть передать нужно?

Свентояр продиктовал записку. Волхв бересту скрутил, спрятал за пазуху и вышел из покоев. Свентояр без сил упал на подушку и опять впал в забытьё.

- Златояра, дождись меня. Слышишь? Дождись.

Вновь и вновь повторял он эти слова в бреду как заклинание. Через неделю он получил ответ от Ведагора:

«Когда на ноги встанешь, сам ко мне явись на разговор. А через посыльных мне с тобой не о чем толковать».

Свентояр после этого известия сильно разволновался. Раны, ещё не зажившие, в бреду растеребил. И отвалялся ещё месяц в горячке, не приходя в сознание.

Он не знал, сколько времени прошло, пока с него все лубки не сняли. Когда к окну сам подошёл, то увидел двор весь в снегу. Из его глаз брызнули слёзы. Сердце защемило так, словно он уже опоздал. Из покоев его выпускали только по нужде, да в баньку попариться. В собственном доме он был пленником, а не героем.

Он упросил волхва помочь ему сбежать ночью, через окно.

- Ты слаб ещё по стенам лазить. Ты почти пять месяцев лежал. Тебе сил набираться нужно.

- Ты пойми, там моя жизнь. И выздоровление там. В ските у Ведагора живёт, меня дожидаючись. Я ей слово дал, что не умру, что ни один ворог меня не убьёт. Не поможешь мне, сам сбегу. Не удержат меня ни палаты белокаменные, ни охранники на дверях. Не дай грех на душу взять. Им головы скручу, если выйти мне через дверь помешают. Потому и прошу, помоги, - с мольбой в голосе говорил Свентояр.

- Хорошо. Сегодня ночью. Готовься.

Вечером пошла метель. Вьюга завывала за окном такая, что собаку из дому не выгнать. Но Свентояр её не чувствовал. Он вылез из окна по верёвке, что ему волхв принёс. Вскочил на запряжённого коня. К седлу был походный мешок приторочен со всем необходимым. И пустил он коня вскачь, пытаясь, ветер обогнать. Время вспять повернуть.

***

Метель не утихала два дня. Свентояр скакал на коне до изнеможения. Под ёлками пушистыми коня прятал от ветра. Из последних сил он напротив ели ставил шалаш из веток. Посередине костёр разводил из хвороста, что валялся рядом. И как в бреду спал. Он не считал время. Он не помнил, как добрался до скита. Но на подъезде к нему почуяло его сердце не ладно. С холма просматривался каждый дом скита. И только в одном из них не шёл дым.

Он пустил коня вскачь с холма. Его заметили стражи на воротах, распахнули двери, коня за уздцы приняли. Они что-то пытались сказать ему, но он их не слышал. Он вскочил в избу. Там было холоднее, чем на улице. Внутри никого не было. Пыль лежала на лавках и столе. Скрипнула дверь и в дом вошёл Ведагор.

- Где моя жена? – тяжело дыша, произнёс Свентояр.

- Пошли ко мне в дом, там обо всё поговорим.

- Где моя Златояра? Отвечай! – ещё больше разозлился княжич.

- Не уберёг я её. Схоронил уж два месяца как тому. Пошли ко мне в дом, говорю, там потолкуем.

Свентояр стоял как истукан, не шевелясь. Обводил хатку не верящим взором. Словно те слова не ему сказаны были. Словно он всё ещё в болезни и бреду лежит. Из глаз его потекли слёзы. Ведагор взял его за руку как ребёнка малого и повёл к себе в дом. Налил горячего чая и в руку впихнул.

- А теперь слушай.

Он рассказал, как потерял Златояру в граде княжеском. Как потом искал её везде. Как клич кинул по всем селениям соседним. Как охотников всех просил с собаками рыскать по лесу, следы её отыскивая. Как через месяц после этого один из них на тело её напоролся. От одежды её ошмётки только и остались, да только куртка её кожаная с затейливым узором частично сохранилась. Ни с чьей другой он эту куртку спутать не мог. От тела хищники голову оторвали да знатно им попировали, что одни кости только и остались. Тризну по ней отслужили, тело костру предали. И не стало Златояры в мире этом. Ни её, ни ребёнка.

Свентояр сидел ни живой, ни мёртвый. Бледнее его не была даже смерть.

- Ты мне её сохранить обещался! – закричал на жреца Свентояр. – Ты слово мне в этом же доме дал! Как ты мог не сберечь её? Как ты мог?!

- Я сам слышал слова князя на градской площади о свадьбе твоей. На весь мир те слова сказаны были.

- Ты должен был их от меня услыха́ть! От меня самого! А не от людей. Не от моего отца! Не от них! Почему ко мне не пришёл?

- Я пришёл. Меня плетьми отходили по спине и за стены града вышвырнули. И наказ дали, без зова князя не бывать там, - вздохнул Ведагор. – А когда я Златоярушку нашу схоронил, то и ходить к тебе я больше причин не видел. Когда ты весть мне передал, то я не мог тебе о том написать. Не мог. Тебе силы нужны были, чтобы на ноги встать. Чтобы жить.

- Силы? Чтобы жить? А зачем мне вся эта жизнь? Зачем она мне без неё? Ты меня спросить не хотел? В глаза мне глянуть не хотел? – Свентояр плакал, не скрывая слёз. – Зачем мне теперь эта жизнь?

- Ты - княжич. Тебе скоро княжество на плечах нести. За тобой дружина готова идти, куда скажешь. Не было у нашего княжества такого князя давно. За твоего отца мало кто голову сложить захочет. А за тебя весь люд княжества горой встанет. И ты должен жить. И не тебе свою жизнь у себя отнимать. Не тебе решать за то.

- Думаешь, что руки на себя наложу? Нет. Она меня на небесах ждёт. И я к ней пойти должо́н! А самоубийцам там нет места, - тяжело вздохнул Свентояр. – Она меня там ждать будет. Я знаю.

- К свадьбе твоей всё княжество готовится. Всем приглашения разослали, акромя меня, - грустно усмехнулся Ведагор. – Как со свадьбой своей поступишь?

- Я теперь вдовец. Греха за то на мне не будет. Но я слово своё на свадьбу не давал. Знать хочешь, что тогда на площади произошло, так слушай.

Когда Свентояр закончил рассказ, то в избе воцарилась мёртвая тишина. Только поленья потрескивали в печке. Они сидели молча, понимая, что судьба сыграла с ними очень злую шутку. А жить дальше надобно. Только вот как теперь с ношей такой плечи расправить?

***

Спустя неделю Свентояр вернулся домой к отцу. Ни живой ни мёртвый. Он опустился на скамью и велел к себе в хоромы позвать невесту ему выбранную.

Девушка вошла тихо, словно боялась спугнуть счастье своё. Она села за стол напротив Свентояра. Он долго молчал, глядя на неё.

- Откажись от свадьбы, - произнёс он, как отрубил. – Откажись, перед Богами прошу.

- Я не откажусь от слова своего. Женщине виднее, кто ей в мужья годится. Я тебя с первого раза углядела. Мил ты моему сердцу. А холод твой я растопить смогу.

- Тебе не ведомо, сколько холода у меня внутри. Ещё раз прошу, откажись. Счастье своё в другом месте поищи. Тут его тебе не найти и за сто лет, - он в упор посмотрел ей в глаза.

- Нет. Я решений своих не меняю. Не только твоё слово крепко, но и моё не рушимо, - резко ответила девушка.

Свентояр усмехнулся горькой улыбкой. Помахал головой, с мыслями собираясь.

- Третий раз прошу, откажись!

- Третий раз тебе отвечаю – нет!

- Тогда пеняй на себя. Слово тебе даю здесь и сейчас. Пусть свидетелями Боги Вышние у меня будут. Не видать тебе со мной счастья человеческого. Не видать любви мужниной. Не прикоснусь я к тебе как к женщине. Своей не сделаю. Не приласкаю. Не видать тебе любви от меня никакой. Нет в моём сердце для тебя места, и не будет никогда. Я пройду свадебный обряд. Женой своей нареку. В дом свой введу. Но не бывать тебе там хозяйкой ни надо мной, ни над домом, ни над хозяйством. Слов ласковых от меня не услышишь никогда. Улыбки моей не увидишь.

- Почто ты меня так люто ненавидишь? – в сердцах крикнула девушка.

- Потому что упрямством своим ты меня самого жизни лишила. И всё, что мне дорого было на этой земле, забрала. Я видеть тебя не могу. Я тебе ещё на смотринах сказал нет. Но ты не захотела то понять. Я тебе сейчас по-доброму просил меня услыха́ть. Но ты и этого не смогла. А теперь ступай из моих покоев, и чтобы до свадьбы я тебя даже в коридорах этого дома не вида́л. И не слыхал голоса твоего нигде.

Девушка вскочила как ужаленная. Но перед тем как выйти из покоев напоследок бросила.

- Однажды, ты передумаешь и придёшь ко мне в опочивальню.

Свентояр остался один. Он сжал кулаки, чтобы не закричать на весь терем, чтобы слезу не пустить. Тяжело встал, ополоснул лицо и к отцу отправился.

- Из дому больше не сбегу. Можешь холопов своих ко мне не приставлять. Готовь свадьбу.

Через неделю сыграли свадьбу. Пир был как в сказке, на весь мир. Столы ломились от яств, гости с соседних княжеств даже приехали. Гуляли три дня. Слово княжич сдержал, невесту женой своей нарёк. Потом велел столярам двери между своими покоями и комнатами жены наглухо заколотить. Так и началась его жизнь вдовца при жене живой.

***

- Тужься, тужься, дочка. Уже головка видна. Дитятко на свет стремится.

Первый крик ребёнка. Что может быть его лучше на свете? Ставер пуповину перевязал ниткой красной, шёлковой, с волосами матери и деда переплетённой. К свету поднёс малыша, под лучи солнца ясного. И пуповину перерезал.

- Сын у тебя, Златояра. Богатырь. Нареку его Лютобором. Много ему уже в этой жизни пережить довелось, а он крепыш-крепышом. Сильный у тебя сын будет. Славный у меня внук вырастет.

***

С тех пор минуло девять лет. Старый князь приказал долго жить. И Свентояра всем миром в князья выбрали. Всё княжество месяц это событие праздновало. Справедливым был князь. Ни на кого пустого слова не произнёс. Напраслины не возвёл. Порядок в княжестве навёл. Каждая деревня, каждое село, каждый скит в достатке жили. Дружина у князя была сильная. С юга ворогов разбили наголову, так они с тех пор тише воды, ниже травы были. Даже на леса набеги за дичью не делали. Воцарился мир в княжестве.

Только об одном люди судачили, что княжна никак не подарит Свентояру наследника. Люди знающие помалкивали и тайну любимого князя как зеницу ока берегли. Никто в княжестве не ведал о том, что нет у князя ни жены, ни полюбовницы.

Редко когда на лице князя люди видели улыбку радостную. Только детский смех его радовал. Детишек князь любил безмерно. Любой ребёнок такому отцу был бы рад. Ни одного сироты не было во всём княжестве. Все в родах росли, кто у дальних родичей, кто у приёмных родителей. Любил он детям праздники в стольном граде устраивать. Неделями на тех праздниках народ веселился. Гомон да визг детей отовсюду слышны были. Гусляры народ сказаниями да преданиями занимали. Потешники да скоморохи представления устраивали. А детишкам сладости раздавались для радости.

Прав был Ведагор, когда говорил ему, что жить он должен ради народа своего.

Однажды в княжий град посыльный прискакал с соседнего княжества, что на севере было. На них с запада ворог шёл. Большая армия разбойников собралась. Силами одной дружины было не выстоять. Помощь просили. Созвал Свентояр своих дружинников. Часть войска оставил рубежи с запада оберегать. А с основным войском на север тронулся. Спешили они на воссоединение с северной дружиной, что есть силы. Гонца вперёд выслали, чтобы встречать их готовились.

- А ты знаешь, князь, кто северной дружиной командует? – спросил его воевода, верный дру́жка и сотоварищ Бурислав.

- И кто же?

- Не уж-то ни разу не слыхал?

- Мне ли головой болеть за чужую дружину. На то у них свой князь имеется. Раз воеводой назначен, значит, достоин, - ответил Свентояр.

- Да-а-а, видать шибко народ боится тебе о том сказать.

- Так ты скажи, почто тянешь с ответом? – начинал злиться Свентояр.

- Дружиной той командует валькирия. И кличут её Безстрашная. Но в народе молва ходит, что дружинники меж собой её Яростной кличут. Потому что в бою от её ярости даже земля содрогается.

Свентояр от неожиданности коня остановил.

- Как говоришь, её дружинники меж собой кличут? – переспросил князь.

- Яростной.

Свентояр в лице переменился. Дыхание в груди спёрло.

- Что с тобой, дру́же? – не на шутку испугался Бурислав. – Ты сейчас страшнее смерти выглядишь.

- Тебе показалось, Бурислав. Показалось, - взяв себя в руки, ответил Свентояр.

- А знаешь, что о ней народ баит?

Свентояр молча смотрел другу в глаза.

- Что она своих дружинников ночью в шатре ласками одаривает. Говорят, что воины её за неё саму готовы умереть. Все до единого. Но больше остальных она двух братьев-близнецов привечает. Ни одну ночь без них не проводит. То с одним, то со вторым.

- Врёшь. Не может такая девка дружиной командовать. А народ мало ли что по злобе да от зависти придумает.

- Так вот заодно мы всю правду и узнаем.

Всю оставшуюся дорогу Свентояр молчал. И ни одного слова от него воевода больше не добился.

***

Князь северного княжества, Велимир, приветствовал дружину Свентояра лично. Шатры им уже на постой подготовил. Расквартировав всех, два князя с Буриславом отправились в штаб, обсудить все вопросы.

- А что это вашего воеводы нигде не видно, Велимир? – спросил Бурислав.

- Она скоро будет. Смотрю, что тебе не терпится её увида́ть. Я вам так скажу. Она с виду хрупка, но силища в ней огромная. Я до сих пор её в шутовском бою одолеть не могу. И задевать её я вам не советую. И от неё получите, и от меня потом ещё достанется.

- Ты не горячись, Велимир. Ссоры нам с тобой ни к чему. Раз она достойна войско твоё возглавлять, значит так и есть. И никто из моих дружинников её обидеть словом не посмеет. И тебе бы, Бурислав, поостыть надобно. Скажешь воинам нашим, ежели кто насмешничать над ней начнёт, со мной лично дело иметь будет. И тебя это тоже касается.

- Да я же дурного ничего сказать не хотел. А вот силушкой я бы с ней померился.

- Ну-ну, - усмехнулся Велимир своим мыслям. – Ты её сам о том спроси. Коли согласится на то, то померяешься, а нет – значит, нет. А вот и штаб наш.

Они вошли в огромный шатёр. Напротив входа возле стола стояла женщина. Кожаная жилетка с красивой вышивкой по бокам, подчёркивала её точёную фигуру. Штаны мужские были простого кроя, чтобы не стеснять её движения. Русая коса была заплетена вокруг головы. А на лице её играла странная улыбка.

Свентояр когда её увида́л, остановился, словно на скалу наскочил.

- Здрав будь, князь Свентояр. И ты, воевода, - раздался её звонкий голос.

- И тебе здравствовать, валькирия. Как нам тебя величать? – подал голос Бурислав.

- Как и все в народе – Безстрашной. А ежели не по нраву имя то, так я и на валькирию не обижусь. А тебя как звать, ясный сокол? - спросила она у Бурислава.

От этого вопроса глаза Свентояра запылали огнём. Он стиснул руки в кулаки, но с места не сдвинулся.

- Звать меня Бурислав. Может слыхала что обо мне?

- Отчего же не слыхать. Про славных воинов юга сказители весть по всей земле разнесли. И про тебя, Бурислав. И про тебя, княже Свентояр, - Безстрашная перевела взгляд на князя.

Их глаза встретились. Между ними только что искры не пробегали, настолько они друг на друга напряжённо смотрели. Бурислав с Велимиром застыли, ничего не понимая. Но нарушить эту тишину никто из них не решался.

- И что тебе про меня ведомо? – смог выдавить из себя вопрос Свентояр.

- То же, что и всему честному люду. Что жена твоя краше солнца. Что живёшь ты в достатке и радости. Что княжество твоё процветает. А народ твой души в тебе не чает.

Валькирия всё ещё улыбалась загадочной улыбкой, но голос её был как стальной меч, острый и холодный.

- Выходит, что мне и добавить к этой молве нечего. Но и мне о тебе люди «добрые» рассказывали всякое.

- Что людской молве верить. Люди пустое скажут, не покраснеют. Словам их веры нет.

- Но ты же веришь всему, что люди про меня говорят. Так отчего же и мне их россказни не послушать?

- Ты - князь. Тебе и правду от кривды отличать. А сейчас нам не досуг пустое перемалывать. Утром дозорный с той стороны прискакал. Не обсудить ли нам план действий?

Велимир даже вздохнул свободно.

- И, правда, раззнакомитесь ещё. А сейчас по делу поговорит надобно.

Они долго совещались, чьё войско куда пойдёт, как нападение отражать, кто и где командовать будет. Потом все отправились ужинать да спать укладываться.

Безстрашная пошла к себе в шатёр, который стоял на отшибе, почти у самой кромки леса. За ней как тень последовали два воина. Свентояр внимательно к ним пригляделся. То знатные бойцы были. В сумерках их даже друг от друга отличить нельзя было. Свентояр стоял и не знал, что делать. Бурислава он к дружине отправил, чтобы за всем досмотреть. А сам, постояв, пошёл к лесочку, возле которого шатёр находился. Притаившись в кустах, он услышал обрывок разговора.

- Я никому ничего не должна, - с яростью крикнула Безстрашная.

- Ты себе должна. Не нам ли о том знать? – прозвучал голос одного из братьев.

- Я свои долги перед собой уже все с лихвой раздала.

- Ты поостынь сперва и обдумай всё.

- И думать тут нечего. И ты не имеешь право мне в том советы давать.

- Имею. И я имею. И Будимир имеет. И тебе то ведомо. Вот только ты же их не слушаешь.

- Вы мне слово в том дали. И вы должны его сдержать. Не забыл о том?

- Не забыл, - тяжело вздохнув, он продолжил. – Я же тебе только добра желаю.

- А в этом и есть моё добро.

- Знаешь, Яра, кто твой самый страшный враг?

Свентояра передёрнуло при упоминании имени Яры, словно по лицу ударили.

- И кто же? – ещё больше злясь, ответила Яра.

- Ты сама. Ты сама и никто другой. Не буду я сегодня с тобой ночь ночевать. Иначе в постели придушу.

- Иди, иди. Поостынь чутка. Ушат холодной воды на себя вылей.

Из шатра вышел один из братьев и быстро пошёл к тренировочному столбу. Он начал вымещать на нём свою злость ударами деревянных мечей.

- Будимир, ну хоть ты меня понимаешь? – с надеждой в голосе спросила Яра.

- Я многое в этой жизни понимаю. Я хочу твоего счастья не меньше, чем Будислав. Пойми, что ты для нас самый дорогой человек на свете. И мы тебе только добра желаем. И слово мы своё не нарушим. В том не сомневайся.

- Я люблю вас. Всем сердцем своим люблю. И верю, что вы мне счастье дать хотите. Да только вы не способны это сделать.

- О том Будислав тебе и говорил. Всё в твоих руках. А наши руки тобою связаны.

- Оставим этот пустой спор. Я пойду на озеро. Хочу смыть с себя грязь сегодняшнего дня. За мной не ходи. Сама приду. Раз брат твой не хочет, значит твоя сегодня очередь со мною быть.

- Я приду, - сказал Будимир и вышел из шатра.

Свентояра колотило. У него было несколько желаний. Убить этих братьев, а потом и её сверху к ним присоединить. Он услыхал, как Яра к озеру пошла, и тишком отправился следом.

***

Яра легко рассекала водную гладь. Её тело плавно скользило по воде, освещаясь полной луной. Свентояр стоял на берегу не в силах пошевелиться. Первая злость прошла, но боль в груди не унималась. Он то порывался крикнуть ей, то опять замирал, боясь даже воздух вокруг себя пошевелить. Спустя время Яра наплавалась вдоволь и повернула к берегу. Она вышла из воды, нисколько не смущаясь своей наготы. Свентояр прожигал её взглядом. Яра подошла к рушнику и стала волосы свои сушить. Он видел её насмешливый взгляд, но она молчала. Будто слов его дожидаясь.

- Ну здравствуй, Златояра, - он первым нарушил тишину.

- Смотрите-ка. Сам князь мне здравия желает. Да видно позабыл он о том, что имя это ни одному чужаку произносить не позволено. То имя не для всех, - она пыталась говорить колко, да дрожащий голос выдавал её волнение.

- Так мы вроде и не чужие друг другу. Али память свою где-то потеряла? Что женой моей стала, позабыла? Так я и напомнить могу, - Свентояр пытался ярость свою сдержать.

- Ты о чём князь баешь? Али то тебе во сне приснилось? Жена твоя, красавица писаная, в княжеском тереме сидит, мужа сваво дожидается.

Златояра стала заплетать волосы в две косы.

- Ежели нет у тебя мужа, то почто волосы в две косы плетёшь?[1] – Свентояр подошёл к Златояре и посмотрел ей в глаза.

- А то, князь, не твоя печаль.

- Я - муж твой, и всё, что тебя касается, моя забота. Ещё раз спрошу. Почто волосы в две косы плетёшь, коли мужа не имеешь?

- Ты своё право мужем моим называться утратил, когда на всё княжество огласил о свадьбе своей. Да то весть была не про меня. Видать и ты где-то память свою потерял. Ты сам от меня как от сора отмахнулся. Слова своего не сдержал.

- Та́к ты про меня думаешь?

- Так, не так, то не твоя печаль. Я сама в тот день на площади стояла. Сама князя слышала. Да людскую молву про вас, двух влюблённых голубков, понаслушалась. То не про меня сказ был. Не про меня, князь.

- Ты не то слушала да не тем местом слышала. Я тебя схоронил девять лет назад. Слёзы над тобой все выплакал. Все. До последней капли.

- А коли схоронил, то и не воскрешай. Прошлое быльём поросло да в небытие кануло. У тебя жена-красавица есть. Её жизнью волнуйся, а в мою не лезь!

Они стояли друг перед другом не в силах разойтись в разные стороны, и не в силах разговор дальше продолжить. Свентояр подошёл к ней вплотную.

- Не лезть, говоришь. Наслышан я от людей, как ты себя на весь мир позоришь да мужиков к себе по ночам водишь.

- Так вот ты как обо мне думаешь? Но ты не печалься. Не твоя то беда. Не твоя забота о моей чести думать. Ты её извозгал хуже, чем в моём полоне. Там мне никто слов никаких не давал. В полоне я была игрушкой для утех их предводителя. Я там была вещью. А ты имя моё честное замарал. Человеческое. Да так, что не отмыться мне было. Меня из храма за двери выставили, словно я была хуже всех блудниц всего твоего княжества вместе взятых, - из её глаз потекли слёзы. – Не тебе меня попрекать в чём. Нет у тебя такого права, - сказала она глухим голосом.

- Что с ребёнком нашим сотворила? Отвечай, - Свентояр схватил её за руку.

Он даже не понял, как на земле оказался лицом вниз. Златояра его руку за спину заломила и коленом в спину упёрлась.

- Шевельнёшься, руку вырву, - сказала она таким голосом, что он ей поверил. – Потеряла я ребёнка в метель лютую. В том сугробе вся моя жизнь из меня до капли вытекла. В том твоя вина. И живи теперь с этим, как сам знаешь. А дотронешься до меня ещё раз, так я все пальцы тебе попереломаю.

Она резко отпустила его, подхватила одежду и побежала к лесу.

- И звать меня Безстрашная. Запомнить то нетрудно. Не зови меня никак иначе. Не смей! – сказала она напоследок и скрылась в лесу.

Свентояр встал на колени, голову руками обхватил, лбом к земле прижался да завыл как дикий волк. Он не помнил, сколько времени так простоял. Собравшись с силами, он встал, обмыл лицо и пошёл к лагерю. Выходя из лесу, услышал шум из шатра Златояры.

- Не отпускай меня, не отпускай! – говорила она тихим голосом.

- Не отпущу, иди ко мне. До утра не отпущу.

- И свечу не гаси, не гаси, - с мольбой в голосе произнесла она. – Пусть всё видно будет.

- Не погашу, Ярочка, всю ночь она будет гореть. Иди ко мне. Успокойся.

В ушах Свентояра зашумело. Из глаз слёзы полились. Он думал, что всю боль он пережил скоро уж как десять лет назад. Но как он ошибался тогда. Как ошибался.

***

Огромное войско поделили на четыре части. Ими командовали два князя и два воеводы. Одна часть должна была отвлекать на себя всё внимание. Этими воинами командовала Безстрашная. Две других части должны были подобраться к врагу с двух сторон. Четвёртый в самый разгар битвы должен был зайти с тыла. Пленных договорились не брать. Эти разбойники на западе часто селения сжигали вместе с жителями, в полон уводя только детей малых да девиц. Остальных не щадили. Эти люди были хуже бешеных зверей. Не было им оправдания ни перед людьми, ни перед Богами.

Отряд Безстрашной вышел на свою позицию к полудню. Солнце припекало по-летнему, птицы вели свой разноголосый хор. Шмели с пчёлами перелетали с цветка на цветок. Жизнь в лесу била ключом.

Разбойники показались с другой стороны поляны. Во главе их отряда ехал предводитель. Бравый мужчина со шрамом через всё лицо. Разбойники остановились, рассматривая открывшуюся им картину.

На лугу стояло небольшое войско. Кто-то из воинов ножи от скуки метал в землю на интерес. Кто-то на свиристеле играл. Рядом мирно паслись их кони. Никто в их сторону даже головы не повернул. Словно они их на пикник дружеский поджидали. И только в центре поляны на коне восседала валькирия, зорко разглядывая выехавших из лесу разбойников.

- Далеко ли путь держите, люди недобрые? Али дорогу потеряли в глухом лесу, да заблудились? – с усмешкой на лице сказала валькирия, подбрасывая ножик одной рукой, а второй на рукоять меча опираясь.

- Ходили слухи, что в этом княжестве баба-воевода. Да веры мне в том не было. А как я посмотрю, не врёт людская молва.

- Так вы проверить слухи сюда приехали? И стоило тащиться за тридевять земель по пустяку.

- А ты, как я посмотрю, девка языкастая. Говорят люди, что ты и в постели бойкая. Может я и в этом убедиться приехал.

- Те, кто пытался то проверить, в падаль превратились. И вороньё своими телами накормили. Гляжу и ты захотел к ним присоединиться?

- Что ты со своим войском супротив моего сделать сможешь?

- Так давай проверим. Молва ещё говорит, что ночь страстной любви я дарю славным воинам, что в битве мне приглянулись. Таких я жить оставляю, для потехи своей. Псами ручными делаю. Да только ты, шавка поганая, до нормального кобеля не дотягиваешь, - звонко засмеялась Безстрашная.

Её смех вся дружина поддержала, на ноги поднимаясь.

- Ну, держись, девка языкастая. Сегодня ночью я тебя своею подстилкою сделаю.

Над лесом пронёсся звонкий оглушительный смех. Птицы от него замолкли, словно услыхали звук гремучей змеи.

- В атаку, - крикнул предводитель бандитов.

Валькирия поскакала навстречу атаману. На расстоянии броска, она бросила нож. Атаман, думая, что она целится в него, пригнулся к шеи коня, отводя голову влево. Однако этот бросок предназначался лошади. Нож чётко вошёл в её шею. Лошадь под атаманом споткнулась и перекувырнулась через голову, подминая под себя наездника. Подскакав к ним, валькирия мечом перерубила шею атаману. Увидев смерть вожака, разбойники ещё больше разозлились.

В это время со стороны леса замелькали стрелы. Лучники сидели на макушках деревьев и методично пускали стрелу за стрелой в бандитов. Дружинники вступили в бой с разбойниками. Валькирия скакала как демон войны. Никто не мог противостоять её мечам. Её вороной конь раздувал ноздри как адский зверь. Наездница не просто сидела в седле как влитая. Конь двигался под ней, словно читал её мысли. Из лесу показалась вторая часть разбойничьего войска. Их общая численность была раз в двадцать больше, чем дружинников валькирии. Однако каждый её воин стоил сотни таких, как они.

Когда на поляну выехал последний разбойник, то с двух сторон в бой вступили княжеские войска. Разбойники разделились. Ими продолжал командовать опытный воин. Похоже, что именно он был их настоящим атаманом, а первый так - пустобрёхом.

- Будимир, Будислав, ко мне, - крикнула валькирия.

Два брата развернули своих коней, прорываясь к Безстрашной. Ещё два воина поскакали к ней. Они сделали вокруг неё сплошную стену из коней и мечей. Свентояр чуть не застыл, увидев то, что произошло далее. Валькирия присвистнула призывно. Все пять коней рядком устремились вперёд. Ведомым был её вороной. Они стали прорываться по направлению к командиру бандитов. Разбойник это заметил и смело развернул коня к ним навстречу. В этот момент Безстрашная встала на спину коня, балансируя на седле. Одновременно с этим она выхватила из-за спины лук со стрелой и выпустила её прямо в шею командира бандитов. Тот от удара стрелы вылетел из седла, упав на землю. И больше уже не зашевелился.

- Живых не брать, - зазвучал её звонкий голос над лугом.

Клич прокатился эхом во все стороны. Видя её ярость и своих поверженных предводителей, разбойники дрогнули. Часть из них попыталась развернуть коней назад и укрыться в лесу. Но тут им на встречу выскочил четвёртый отряд дружинников. Разбойники были взяты в кольцо. Валькирия села на коня и, выхватив мечи, разила врага без передышки. Где она находится, можно было услышать по её насмешливым словам.

- Ну, кто ещё хочет попытать со мной счастья? Ты, красавчик?

Разбойники в страхе шарахались от неё. Но мало кому удавалась избежать её удара. Казалось, что она не человек, а ураган на чёрном коне. Можно было подумать, что она не видит всю картину боя. Но это было не так. Она периодически выкрикивала приказы своим дружинникам. Они чётко и слажено выполняли её команды.

- Свентояр, сзади! – крикнула она князю.

На князя накинулось сразу пятеро разбойников. Валькирия, не раздумывая ни секунды, бросилась ему на помощь. Одного разбойника она убила стрелой. Второму досталось от её меча. В этот момент Свентояру в спину метнули два кинжала с разных направлений.

- Не-е-ет! – закричала Безстрашная.

Оттолкнувшись от коня, она прыгнула, чтобы прикрыть его собой. Один кинжал она на лету отбила своим мечом, а второй вошёл в её левый бок, сбив на землю.

- Прикрыть воеводу, - разнёсся крик одного из братьев.

Часть дружинников окружили её кольцом, вторая часть ещё яростнее повела бой. Вскоре звук мечей затих.

- Ярочка, дыши. Смотри на меня и дыши, - водил рукой по её голове Будимир.

- Носилки, нам нужны носилки, быстро, - крикнул дружинникам Будислав. – Ярочка. Посмотри на меня. Я кинжал сейчас достану из раны и стяну её крепко, чтобы кровь не шла. Тут недалече знахарь в ските живёт. Ты продержись, Ярочка. Продержись, родная.

Свентояр подбежал к Златояре.

- Я помогу, - сказал он братьям. – Меня жрец Ведагор раны залечивать учил.

- Не смей ко мне прикасаться, - морщась от боли как можно громче сказала Златояра. – Для меня твоё прикосновение страшнее яда, - и что было сил, оттолкнула его руки от себя.

- Ты, князь, и вправду лучше отойди. Нам не впервой сотоварищей своих с того света вытаскивать, - сказал ему Будимир. – Ей нельзя сейчас шевелиться. А она того и гляди в истерику впадёт.

Свентояр бессильно опустил руки и отошёл в сторону. Валькирию положили на носилки. Братья и два дружинника вскочили на коней, взяв носилки с четырёх сторон. И пустились вскачь. Их лошади, как и в бою, шли плавно бок о бок. И носилки плыли над землёй ровно, словно лодка по гладкому озеру. Вороной конь скакал позади этой процессии как верный пёс за своей хозяйкой. Они быстро скрылись в лесу.

- Всем отчитаться о раненых. Проверить весь луг. Кто из разбойников выжил, добить. Кто из своих выжил, перевязать, - крикнул князь Велимир.

Дружинники пошли исполнять приказ князя. Всех больных на повозках в скит к волхвам отправили. Мёртвых уложили на телеги, чтобы потом на погребальный костёр их занести. Тела разбойников оставили на поляне. Негоже славных воинов по одному пути на небеса вместе с бандитами отправлять. Им потом тоже костёр погребальный соорудили прямо на этом лугу. Но никто над ними молитву не прочитал. Никто не пожелал им светлого пути после смерти. Просто очистили землю свою, словно от падали.

Так закончилась та славная битва.

***

- Что ты, княже, тише воды едешь? Славная победа была. Славная, - подбадривал его Бурислав.

- Ты прав, дру́же, то славная битва была, - тихо вторил ему Свентояр.

- Что ты такое валькирии сделал, что она тебя так люто возненавидела?

- О том я тебе сказывать не буду. Не пытай меня о ней никогда, прошу, - тяжело вздохнул Свентояр.

Через несколько дней дружина вступила в княжеский град. Встречали их как победителей славных. Весь народ радовался. Гонец уже весть о победе доставил.

Свентояр поклонился всему честному народу, поблагодарил за радость и пошёл к себе в хоромы.

- Радость-то у нас, князь. Радость-то у нас какая, - к нему подбежала одна из девчушек, что по дому хозяйничала.

Она была блаженная. Князь её под охрану свою взял. Бывало, что она и разбивала что-то в княжеском доме, да в том беды он не видел. Добрая она была да тихая. Вреда ни одному живому существу не причиняла. Так её и звали - Блаженой.

- Что, Блажена, приключилось без меня в доме моём? - Свентояр ей улыбнулся приветливо.

- Княжна понесла. Я разговор её няньки с кухаркой услыхала. Я тебе хорошую весть донесла, княже? – улыбалась Блажена.

- Ты молодец, Блажена. Только пусть то меж нами секретом будет. Никому пока о том не говори. Договорились?

- Блажена умеет секреты хранить, - она поднесла палец к губам. – Я молчать о том стану, княже.

И улыбаясь, убежала по коридору, напевая песню. Свентояр застыл посреди прохода, новость «радостную» переваривая. Он резко развернулся к выходу из терема.

- Бурислав! – крикнул Свентояр другу через весь двор.

Тот взволновано побежал к князю.

- Что приключилось? На тебе опять лица нет, - встревожено спросил его воевода.

- Приведи нескольких надёжных дружинников. Со мной пойдёте.

Бурислав быстро сбегал к дружинникам, что ещё во дворе княжеском стояли, своего воеводу дожидаясь. Подойдя к князю, они последовали за ним.

Свентояр быстрой походкой шёл к покоям княжны. По этому коридору он уже много лет не хаживал. Все люди от него в сторону шарахались, словно привидение перед собой увидали. Возле дверей стояли два стражника караула.

- За мной идите, - посмотрев на них, сказал князь.

Свентояр распахнул двери в комнату и, войдя в покои, быстро осмотрелся вокруг.

- Где она? – рявкнул он на няньку.

- Не кричи, князь. Тут она. Куда же ещё княжне из дома мужа деваться. Тебя дожидается.

- Меня значит дожидается. Ах ты, старая сводница. Меня радостной вестью обрадовать не хочешь ли? Али то княжна твоя сама сделает, мне в глаза глядя? Повторю вопрос. Где она?

- Не кричи на нянюшку, - сказала княжна, входя в залу. – Что от меня ты услыхать хочешь такое, что сам ко мне в первый раз пожаловал за всю нашу жизнь совместную? Не уж-то в опочивальню ко мне войти захотел?

- И как только твой поганый язык повернулся мне о том сказать? Ах, ты ж, гадюка подколодная. Говори, от кого дитя понесла?

Княжна испуганно посмотрела на няньку. Но та только удивлённо замотала головой.

- Ещё раз спрошу. По-хорошему. Потому что потом только по-плохому будет. Говори! От кого дитя понесла?

- От тебя, - гордо подняв голову, произнесла княжна. – И докажи всему честному люду, что это не так. Посмотрю я, как они восхвалять своего разлюбезного князя будут, когда тот от родной кровинушки откажется.

Она откровенно издевалась над ним. Свентояр стал расстёгивать свой плетёный пояс, которым рубаху подпоясывал.

- Значит, будет по-плохому, - и замахнулся на княжну.

- Князь, не делай этого, - к нему подлетел один из охранников, перехватывая руку.

Свентояр перевёл тяжёлый взгляд на него.

- На дыбу его, - сказал он своим дружинникам.

Те схватили охранника за руки.

- Нет, Свентояр, прошу тебя, - крикнула княжна, встав между мужем и охранником. – Не нужно его на дыбу.

- Говорите оба, что удумали? Иначе и ему дыбы не избежать, и тебе темницы. Говорите, пока по-хорошему прошу.

- Это мой ребёнок, князь, - ответил ему охранник.

Свентояр застыл. К нему подошёл Бурислав, положив руку на плечо. Словно защищая от поспешных действий. Князь тяжело вздохнул.

- Не моя в том вина, что ты жила при живом муже без мужа. То твой выбор был. Не мой. И есть у нас троих только один мирный выход. Перед всем честным народом сознаетесь в прелюбодеянии. И ты, - он посмотрел на охранника. - Перед всеми людьми клятву дашь, что в жёны её возьмёшь. И дитё перед всеми людьми своим признаешь. Наш с тобой союз, княжна, жрец Ведагор объявит разорванным. А вас соединит клятвами свадебными. И уедете вы из княжества, куда сами решите. Никто не посмеет вас в моём княжестве грязью закидать, словом бранным обозвать. Но назад дороги вам не будет. И вам, и детям вашим отныне путь сюда заказан. Согласны на то?

- Я согласен, княже. Созывай народ, - ответил охранник.

Свентояр посмотрел на княжну.

- Я согласна, княже.

- Так тому и быть. Под замок обоих, - сказал он Буриславу. – И за Ведагором в скит гонца отправьте с письмом от меня.

Через неделю на всё княжество было оглашено о расторжении семейного союза князя Свентояра с женой. О содеянном княжной в каждом доме узнали. Свадебный обряд над княжной и охранником провели. Дружинники сопроводили их до границ княжества, со всеми няньками и мамками, кои княжне прислуживали. И дальше вся процессия поехала в своё новое пристанище.

***

Князь вёл разговор с Ведагором. Он ему всё поведал, что с ним за последние месяцы приключилось. Как Златояру свою встретил. Как её опять потерял. Долго та беседа длилась.

- Ты не можешь у себя в тереме схорониться. Ты не затворник, а князь, - сказал Ведагор Свентояру.

- Вся жизнь моя по кусочкам разваливается. Чем же я перед Богами таким провинился? Ответь мне, Ведагор. Чем я им не угоден?

- Не наводи на себя напраслину. Слово сказанное ударить человека может больнее, чем кулак.

- Да куда уж больнее, - грустно усмехнулся князь.

В покои вбежал охранник.

- Князь, там тебя какой-то Будислав во дворе кличет. Сказал, что не уйдёт, пока ты к нему не выйдешь. Мы его попытались взашей выставить, так он десять человек по двору распластал. Гонец за дружиной побежал уже.

Свентояр удивлённо поднял глаза на охранника и переглянулся с Ведагором. Затем медленно встал и, расправив плечи, уверенной походкой вышел во двор.

- Говори, почто звал? - крикнул он с крыльца Будиславу.

- Мне есть, что тебе сказать, князь! Да только речь моя посторонних ушей не терпит. И тебе то ведомо, и мне.

- Хорошо, следуй за мной. Ведагор, не ходи за нами. Что нужно тебе знать, я потом расскажу.

Они вдвоём прошли через палаты и вошли в небольшую комнату. Видно было, что тут Свентояр много времени проводил за книгами разными да за науками.

- Говори, что такого чужим ушам услыхать нельзя? - устало присаживаясь на лавку, сказал князь.

- Яра умирает.

- Мне в чём с того печаль? – в упор посмотрев на Будислава, жёстко произнёс князь.

- Ты видать меня не расслышал, княже. Яра умирает, - присаживаясь напротив князя за стол, повторил Будислав.

- И я повторюсь. Мне в чём с того печаль? – резко бросил последний вопрос Свентояр, пытаясь унять дрожь в руках.

- И во всём ты хорош, княже. И народ тебе не нарадуется. И дружина твоя сильна верой в тебя. А умом видать так и не окреп. Её рана не смертельная, да только она умирает. Даже Ставер её на ноги поднять не может. Слыхал о таком кудеснике?

- Кто ж о нём в наших селениях не слыхал. Сильнее волхва во всех княжествах не сыскать.

- Яра наша, дочь его на́званая. А он её на ноги поставить не может. Она жить не хочет. Угасает в ней жизнь с каждой минутой. Яра умирает, князь.

- Так она ваша! С братом твоим, а не моя! – закричал Свентояр в сердцах. – Не моя! – в его глазах стояли слёзы. – От меня что хотите? – глухим голосом сказал князь.

- Ох, и дурак же ты, княже. Неужто и ты на эту сказку повёлся? Не полюбовница она наша. И никогда не была ею. И никто к ней в шатёр не хаживал. Я слово ей дал, держать то в тайне. И слово своё, никогда до селе мною нерушимое, сейчас перед тобой нарушил. Она сестра наша на́званная. Сестра, понимаешь? И любит она нас всем сердцем своим чистым, так сильно, как братьев любить можно. И мы её поклялись защищать от всех злых людей, от бед, от напастей. Да только её самый страшный враг – это она сама!

Свентояр вспомнил обрывки разговора в шатре. И медленно начинал все слова в цепочку складывать. Правильную и понятную.

- Слово дай, что не врёшь.

- Да надоели вы мне оба со словами своими. Знать хочешь, почто мы каждую ночь с ней в шатре были? Она не может спать. Вообще. И свечу почти каждую ночь палим, чтобы темнота на неё не накатывала. Чтобы она в свой кошмар не проваливалась. Она словно каждую ночь в ту пургу возвращается. Кричать начинает так, что даже звери во всей округе замолкают от страха. А потом звать начинает одного человека по имени. Мне ненавистно это имя. Сказать, кого она каждую ночь вот уж скоро как десять лет зовёт? Сказать?! Али сам догадаешься, княже? – глаза Будислава пылали гневом. – Ты не стоишь даже её мизинца. И сестру мою не смей словами погаными облаивать да домыслами гадкими поливать. Не смей! Но её сейчас спасти только ты сможешь. Она только тебя в этой жизни послушает. Только ради тебя жить захочет.

- Ты видел, как она руки мои прочь от себя отшвырнула? Видел? – губы Свентояра дрожали. – Я её даже обнять не смогу.

- Ты ей муж али кто? А ежели муж, то и веди себя как мужу до́лжно. Услышь меня, твоя жена умирает. Её спасать нужно. Время против нас работает, - Будислав вскочил на ноги. – Так ты едешь со мной, княже? Али нюни тут свои размазывать останешься?

- Едем.

- Вот это уже разговор, - в первый раз за всю беседу улыбнулся Будислав.

Они выскочили во двор. Ведагор и Бурислав шагами его из стороны в сторону мерили. Во дворе стояли дружинники в полном вооружении.

- Седлайте коней, самых быстрых и сильных. И провизии на четыре дня на троих человек приготовьте. Со мной только Ведагор поедет и Будислав. Бурислав за главного тут останется.

Дружинники кинулись выполнять приказ князя.

- Присмотри тут за всем, а обо всём я тебе апосля расскажу, - положив руку на плечо Буриславу, сказал Свентояр.

- Куда путь держите, дру́же? – только и спросил тот у князя.

- В скит к волхву Ставеру наша дорога лежит.

***

На поляне горел костёр. Свентояру не спалось.

- Иди отдохни, Свентояр. Я покараулю, - присаживаясь рядом с князем, сказал Будислав.

- Как вы с ней познакомились?

- И всё тебе любопытно. И всё тебе знать надобно, - засмеялся Будислав. – Ну, слушай, уж коли охота замучила. В то лето Будимира сильно ранили. Я повёз брата к Ставеру в скит. На него последняя надежда была. В его доме с Ярой мы и познакомились.

- Её Златоярой звать.

- Кому звать, а кому и в зубы битому бывать. Я однажды решил проверить, так ли это. Ну, и назвал её Златоярой. Она мне в тот день и все рёбра пересчитала, и чуть руку не сломала. И слово мне дала, что ежели я ещё раз её так назову, то зубы мне выбьет и язык вырвет, чтобы неповадно другим было. Я бы и рассмеялся ей в ответ. Да ты бы её глаза в тот миг видел. И понял я, что это имя для неё неприкосновенно. Видно оно её переносило в ту жизнь, когда она ещё смеяться не разучилась, когда с тобой счастлива была. Мы с братом ни разу её так не называли больше. Тем летом мы её с собой в дружину и забрали. Я не знаю, какие тайны ей Ставер передал. Но сильнее её никого в нашей дружине не было. Да и не будет никогда уже. Я как-то Ставера попросил со мной размяться, он рассмеялся мне в ответ, но отказываться не стал. В тот день я себя почувствовал малым сосунком. Вот и Ярка такая же. Вся в отца нашего.

- Ставер ваш отец?

- Мы все его дети на́званные. Мы с братом - сироты. Родителей своих и не знали никогда. А в то лето мы и Будимира на ноги поставили, и отца обрели, и сестру нашли. Так что ежели её обидишь, я тебе сам лично голову откручу.

- Разве я могу её обидеть? Она - вся моя жизнь. Я с тех пор как девять лет назад схоронил её и не жил вовсе.

- А жена твоя вторая? Куда её дел?

И поведал в ту ночь Свентояр Будиславу всё, что с ним произошло, с того момента как от Златояры из скита Ведагора на войну уехал. Всю свою жизнь открыл без утайки. Всё, что они оба знали, воедино потом сложили.

- Ну и дураки вы оба. Гордые да упрямые. Столько лет жизни друг от друга вдали провели. Вот и не было вам за то счастья, - подытожил Будислав. – А теперь иди спать, Свентояр. Завтра в скит приедем. Тебе придётся слова для неё найти, чтобы к жизни вновь её сердце возродить.

***

Скит стоял на огромной поляне в глухом лесу. Не каждый к нему дорогу мог найти. Словно леший по кругу водил да из лесу выводил назад. Не каждому дано было помощь тут сыскать. Только тот человек путь находил, кто в ней действительно нуждался. А пустым людям дорога сюда заказана была.

В поле паслись кони. Поодаль корова траву жевала. Рядом с ней пара коз бегала. По двору важно ходил петух и недружелюбно посматривал на незваных гостей. Огромный пёс внимательно наблюдал за приближающимися людьми.

- Смотри, отец, кого я к нам в гости привёз, - показывая на Свентояра, сказал Будислав.

- Никак сам князь Свентояр ко мне в гости пожаловал, - усмехнулся старец, опираясь на клюку. – Да и моего дру́жку Ведагора с собой привёз. Без няньки смотрю не обойтись тебе, княже? - глаза Ставера искрились неподдельным смехом.

- И тебе здравия, Ставер, - сказал Ведагор. – Почто на князя понапраслину возводишь. Златояра и мне как дочь родная. Не князь меня с собой взял, а я рядом с ним ехал.

- А ты всё такой же задиристый. Прям как мой петух. Что яришься? Рад я тебя видеть, – потом Ставер перевёл взгляд на князя. – А тебе, князь, я пока не знаю радоваться али нет. Ты готов в её хоромы войти? Нашёл ли слова ей нужные? Обидишь дочь мою ещё раз, не сносить тебе головы. Никто тебе тогда защиты дать не сможет. Никто и нигде.

- Почто Свентояра стращаешь, отец? – подошёл к ним Будимир.

- А я его не стращаю, сынок. Я ему слово своё сейчас даю, отеческое, - Ставер серьёзно посмотрел в глаза князю. – Так ты готов к ней войти в хоромы, Свентояр?

- Я жизнь за неё готов отдать. Всего себя на растерзание отдать, только бы слёз в её глазах не видеть. Я не боюсь тебя, Ставер. Она тебе дочь, а мне она - жена.

- Она меня с мужем своим пока не знакомила. Моего родительского благословения не получала на союз семейный. Так ты готов войти к ней в хоромы?

- Да, отец. Я готов к ней войти в хоромы. И у тебя благословение для нас попросить готов. Нет мне без неё жизни, и не было никогда, - уверенным голосом ответил Ставеру Свентояр.

- Я тебе верю, сынок. Она зовёт тебя каждую ночь. Долго же вы друг к другу шли. Долго. Проводи его к сестре, Будимир.

В доме пахло травами, мёдом и чем-то ещё домашним. Видно так пахнет спокойствие. Златояра лежала на кровати. Лоб был покрыт испариной. Лицо её было бледнее белоснежной подушки. Она металась в горячке.

- Нет. Нет. Не-е-ет!!! – закричала она страшным голосом, выгнув спину, а затем без сил опустилась на кровать. – Свентояр!!! Где ты? Я тебя не вижу. Не-е-ет!!!

Свентояр подлетел к кровати и встал на колени перед ней, схватив Златояру за руку.

- Я тут, родная. Я тут, с тобой. Открой глаза, посмотри на меня. Помнишь, как у алатыря слово мне дала женой моей стать? Открой глаза, счастье моё. Вернись ко мне. Нет мне без тебя жизни. Не бросай меня. Не бросай. Али возьми с собой. Я не расстанусь больше с тобой ни на миг, - он прижался щекой к её ладошке. – Я также лежал после той битвы в бреду и звал тебя. А ты всё не шла ко мне. Но я слово тебе дал, что не убьёт меня ворог. И слово своё сдержал. Но я тебя ещё в свой дом не ввёл. Хозяйкой над домом моим не сделал. Видишь, сколько ещё не исполненных у меня обещаний? Но и ты обещалась мне детей народить. И у тебя ещё дела на этой земле есть незавершённые. Златояра, услышь меня. Твоё имя звучит для меня лучше, чем утренняя песнь соловья.

- Не каждому так позволено меня называть, только родным людям, - открывая глаза, слабым голосом заговорила Златояра. – И я тебе предупреждала, чтобы ты не касался меня, иначе пальцы переломаю. Видно придётся слово своё сдержать, - робко улыбаясь, сказала она Свентояру.

- Почто тебе муж без пальцев? - улыбнулся он ей в ответ. – Как я тогда буду твои волосы перебирать?

Он провёл рукой по её голове, поднёс одну прядь к лицу и вдохнул запах её волос.

- Как же мне плохо было без тебя. Что же мы с тобой натворили? Мы возвели вокруг себя две стены из сплошного вранья. А люди «добрые» это враньё приумножили. И прятались мы за этим враньём, словно в крепости. Я думал, что ты умерла, и схоронил тебя. А затем на весь мир жену в дом ввёл, которая мне женой никогда не была. А ты на весь мир себя выставляла блудницей, чтобы и не воскресил тебя никто. Что же мы вдвоём с нашей жизнью-то сотворили, Душа моя? – по его щекам катились слезы.

Златояра удивлённо уставилась на него, но промолчала.

- Ты знать должна, что не было у меня никого акромя тебя никогда. Ни жены другой, ни полюбовницы. Всю жизнь свою тебе верен был. И ты всё это время была мне женой верной, - он провёл рукой по её щеке. – Никого краше тебя на всём белом свете нет, и не будет никогда. Если хочешь мне пальцы ломать, ломай. Если захочешь меня в третий раз носом в землю уложить, уложи. Но я буду подниматься снова и снова и стучаться в твою дверь, пока не поймёшь, что ты и есть моя жизнь. Жена моя любимая. Ты всё ещё хочешь мне пальцы поломать? – проведя пальцами по её губам, спросил Свентояр, а затем крепко её поцеловал.

Златояра ответила ему на поцелуй, проведя рукой по его волосам.

- Позволь тебя, муж мой, кое с кем познакомить. Лютобор, подойди к нам.

Свентояр посмотрел на приближающегося подростка. Он словно своё детское отражение в зеркале увида́л. Он перевёл удивлённый взгляд на жену.

- Ты сберегла его.

- Я сберегла его, - эхом отозвалась Златояра.

Свентояр вскочил на ноги, подхватил сына на руки и прижал к своей груди.

- Ну здравствуй, сын, - ставя Лютобора на пол, сказал князь.

- Отец, - мальчишка крепко прижался к Свентояру.

Златояра попыталась сесть на кровати.

- Не вставай! – одновременно крикнули Лютобор и Свентояр, подбегая к Златояре.

- Вынеси меня на солнце, Свентояр.

Он подхватил жену на руки, прижал к себе, Лютобор его ухватил за локоть. Так втроём во двор и вышли.

- Отец, вот и мой муж за мной вернулся, как когда-то обещался. Дашь ли своё благословение нам на союз? – радостно улыбаясь, спросила Златояра у Ставера.

- Дети мои, я благословляю ваш союз. Пусть он будет не рушим ни тут на земле, ни там на небесах. Вы заслужили своё счастье. Через все страдания любовь свою пронесли и не утратили её. Живите отныне счастливо.

***

На поляне потрескивал костёр.

- Ну, а остальное ты и сам знаешь. Я привёз вас в княжеский град и перед всем честным народом слово своё, матери твоей даденное, сдержал. Тебя перед всем княжеством сыном признал, а Златояру женой своей. Ввёл в свой дом её и сделал над ним хозяйкой. И нет меня человека счастливее с тех пор во всём белом свете.

- Вы ещё не наговорились? – за спиной раздался звонкий голос княжны.

- Тятя, тятя, мы венки с сёстрами в озеро запускали, - забираясь на коленки к отцу, затараторила младшая дочь.

- А я, отец, следом за близнецами сам через костёр прыгнул. И мне не страшно было, - перебил её один из младших сыновей.

К брату и отцу подбежали десятеро младших братишек и сестёр. Все наперебой стали рассказывать, как они Бога Купалу славили. Как хороводы водили. Рядом со Свентояром княжна присела, голову на его плечо склонив. Князь обнял её.

- И запомни крепко-накрепко, сын. Никогда не прикрывайся ложью, словно щитом, потому что ещё большую ложь породишь. И не нужно людской молве верить. Правду узнавай у самого человека, в глаза ему глядя. Так ты всегда знать будешь, что тебе не солгали. И друзей своих береги. Если бы не дру́ги верные наши, то мы бы так всю свою жизнь вдали друг от друга и прожили. Как лебединая пара, которую жизнь по разным озёрам разлучила да крылья им поломала, чтобы друг до друга долететь не смогли.

8.05.2018г.

Автор Ирина Жалейко

Сказ второй "Нити Судьбы": https://www.beesona.ru/id47118/literature/100656/
Сказ третий "Сказ о чародее Лютоборе": https://www.beesona.ru/id47118/literature/100746/

Значение славянских имён:
Лютобор - яростный, страстный борец.
Свентояр - яростносветлый, просветлённый.
Златояра - ярая, сильная, как солнце.
Ведагор - ведающий, ведающий о высшем, многознающий.
Ставер - стойкий, твёрдый в Вере.
Бурислав – несокрушимый, подобный буре.
Велимир – вели - (великий, большой) и мира - (мир, мирный)
Будимир – буди - (будить) и мир - (мир)
Будислав – буди - (будить) и слав – (слава)
Блажена – блаженная


[1] На Руси девушка незамужняя одну косу плела. Это был источник её женской силы. А после замужества – две заплетала. Одну для себя, вторую для детей своих. Чтобы дети рождались сильными и крепкими.


Мне нравится:
1
Поделиться
Количество просмотров: 73
Количество комментариев: 4
Метки: автор Ирина Жалейко, Старославянское фэнтази, Любовный роман
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Любовная литература
Опубликовано: 25.06.2019




00
Аккаунт удалён.

Улетели мои комментарии...)

Ирина, Благодарю!
За чудесную сказку...или быль...
Желаю Вам дальнейших озарений и их воплощений!
Всего самого доброго и светлого!
Очень рада, что встретила здесь чудесного Автора!

С уважением, Лена

30 сентября в 00:06
Ирина Жалейко

Благодарю за пожелание... Я буду продолжать писать именно Сказы, саги всё наше и родное, забытое и не очень...
30 сентября в 12:31
Аккаунт удалён.

Ирина, Здравствуйте!
Потрясающе!!!
Читала на одном дыхании...переживала...
Плакала в самом конце- в сцене примирения...и даже очень..
просто градом слёзы и ...
Как же главные герои  долго ждали Встречи...
А какие славные у них имена Свентояр и Златояра!
Просто погружаешься в эту атмосферу...и такое ощущение...
что это не рассказ- а сказ былинный...
Да, это так и было!
29 сентября в 22:40
Ирина Жалейко

это и вправду Сказ... )) я признательна за ваш комментарий, я стараюсь передать много эмоций и смысла через героев... Они всё преодолели... Это сказание одно из моих любимых...
30 сентября в 12:31

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1