Чтобы связаться с «Ирина Жалейко», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Лучшие стихи и проза современных писателей
Произведения современной поэзии и прозы
Бизона - cтихи, проза, плейкасты, конкурсы
Ирина ЖалейкоИрина Жалейко
Заходила 5 дней назад

Сказ «Одинокий воин»


­­­­­­­­­­­
Сказы от деда на ночь



Часть первая — Вступительная



Расшумелись детишки да салки[1] по комнате на ночь затеяли. Да как дед вошёл, тут же и притихли под взглядом его гневным.

– И дня вам пошуметь мало, — укоризненно головой покачал дед да на свою кровать присел. — Спать пора, ставнями[2] чай окна не просто так взрослые закрыли. Месяц уж по небу гуляет, вам спать повелевает.

Внучки быстро угомонились. Кто на печь укладываться стал, кто на кровать. Зашушукались про меж собой, с боку на бок заворочались. А всё им неймётся. Никак не угомонятся. Дед сидит на кровати да на них ворчит.

– Деда. А, деда, ты бы нам сказ какой рассказал, — попросил внучок, что постарше.

– Всё бы вам не спать, — проворчал дед. — Ну, слушайте. Было то в далёкие времена в княжестве нашем. Так ли, не так ли. То уже никто вам не скажет. Времена те лихие были. Неспокойные. А правил в ту пору князь Благояр с княжной Вера́ной. И было у них два сына. Старшего звали Драгови́т, а младшего Златого́р. Подрастала у них и дочь Вида́на. Красоты говаривали неписанной. При том князе та история и приключилась.



Часть вторая



Жило то княжество за своим князем Благояром, не тужило. Земля хлеб родила. Люди в достатке были, беды не знали да нарадоваться на князя свого не могли. Все рубежи он зорко охранял от набегов чужих, от людей лихих. В том ему брат родной помогал, воевода Воймир. Никому на родной земле обиду чинить не давали. Обходил люд разбойничий те края стороной. С соседними княжествами мир завсегда водили. Ежели помощь кому нужна была, то последним делились. Всё ж кровь одна да народ один. Подрастали у князя сыновья. Да по характеру разными были.

Старшему на ту пору двадцать первое Лето[3] минуло. Ростом высок, ликом бел. Глаза, как у матери, зелёные. Волосы, как у отца, тёмно-русые. Бороду уже небольшую отрастил. Да телом рыхл был. Всем его живот небольшой видать было. Драговит всё больше отцу по хозяйству помогал. С людьми торговыми беседы вёл. В хоромах княжеских за закромами глядел. Чтобы всего в тереме хватало. А вот за всё княжество ему думать али не моглось, али не хотелось. Мечи в руки брать пробовал, но считал то пустым баловством. Махать ими научиться - научился. Да его подросток любой из того княжества в шутовском поединке одолеть бы смог. Драговит считал, что ему всё одно дружиной не командовать. Не понимал, зачем на пустое занятие время своё тратить. Любил вкусно покушать да отдохнуть днём в покоях своих. Вздохнёт бывало Благояр, головой своим мыслям покачает, а что делать со старшим сыном и не ведал. Скажет Драговиту порой отец в сердцах, что князь не тот, кто первым рождён, а тот, кто о всех людях заботу имеет. И народ на ве́че[4] завсегда плохого князя в шею прогнать сможет. Но сын его послушает да отшутится. Скажет отцу, что по хозяйству он всё понимает. А пора придёт, он и о народе всего княжества заботу на себя возьмёт. А что до лихих людей, то бремя младшего брата Златогора будет. Ему войском при нём командовать. Князь Благояр нахмурится да словом гневным Драговита осадит. И ещё раз про волю людскую напомнит. Да его слова сыну старшему в одно ухо влетали, а в другое вылетали.

Второму сыну осьмнадцатое[5] Лето на ту пору справили. Златогор и высок был, и статен. Науку воинскую стороной не обходил. И одним мечом сражаться умел, и двумя. Из лука стрелять мог и пешим, и на коне. Ту науку он у отца да дядьки свого перенял. Врукопашную его никто победить не мог. Той науке его волхв Белозёр научил. Такую премудрость не кажны и осилит. И был он отцу правой рукой в делах княжеских. Сам с обозами по краю родному ездил. Где в чём нужда какая у народа была, ведал. А уж красив был, что девушки мимо себя его не пропускали. Всё глазёнками на него своими постреливали да за спиной его вздыхали. Кудри его золотые были, что солнце. Этим он в мать пошёл. А глаза отцовские серыми были. Борода у него первая пробиваться стала. Брови да ресницы чёрные, что смоль, на лице его белом выделялись. Взгляд его пронзительный был. В гляделки с ним и его отец родной бы играть не стал. Златогор помощником князю Благояру во всём был.

И со сватами у братьев по-разному получилось. Старшему всё никак невесту князь отыскать не мог. Многие девушки Драговиту отворот поворот давали. А кто и ему из невест люба не была. Пока не сыскалась ему девушка ласковая да спокойная. Нежана её звали. А младший отцу не перечил никогда. Слово его слушался. Вот и девушка ему по сердцу быстро сыскалась. Она дочкой боярина одного была. Златогор её сызамльства знал. А как подросла, да семнадцать Лет ей справили, так и вовсе красавицей стала. А звали её Ненагляда. Вот уж вправду, наглядеться, говорят, на такую красу нельзя было. Её только сестрица княжичей затмить могла. А уж как Видану Златогор любил. Всё её сладостями баловал да дарами заморскими из дальних поездок радовал. Ему по нужде во всех городах княжеских бывать приходилось. Он и в южном граде бывал, что на торговом пути стоял. И там за порядком досмотреть нужно было. Люди торговые разные туда заезжали. Но никому там бесчинствовать не позволялось. Вот оттуда бывает вернётся Златогор и привезёт сестрице своей то бусики из камней невиданных, то ткани расписной шёлковой на платья. Так Видана первая брата из поездок и встречала. Да на руки к нему бежала. На то время ей аккурат уже пятнадцать Лет исполнилось. Вскоре уж и сватов к ней ждали с соседнего княжества. Но не судьба была их дождаться.

На дворе осень ранняя стояла. Люди урожай последний собирали. И пришла беда на их землю нежданной да негаданной. Напало на княжество войско с южных земель бусурманское, а с запада лихие люди в то же время набег учинили. И пришлось разделить войско на три части. Князь Благояр с воеводой Воймиром на бусурманское войско основные силы повёл. Княжич Златогор дружиной малой на запад отправился. А старшего сына Драговита князь с войском небольшим стольный[6] град защищать оставил. И хотелось бы рассказать, как победили они всех врагов земли нашей да без потерь назад воротились. Да всё не так обернулось, как бы нам о том услышать хотелось. Потому как то быль, а не сказка.



Часть третья



Златогор лихих людей быстро с земли родной прогнал. Куда им супротив войска-то было выстоять? И сражались наши воины так, что страх на разбойников навели. И попытались те в лес сбежать, да уйти им не дали. Никого в живых не оставили. Чтобы неповадно другим на эту землю ступать было да с умыслом злым. Златогор в том бою, что ураган скакал на коне. Всяк враг от его мечей замертво падал. За таким военачальником и остальные дружинники в удали своей не отставали. Многие в том бою раны получили, но ни одного из своих не потеряли. Правда и Златогору в том бою досталось. Но рана не сурьёзная оказалась. Меч по рёбрам лишь прошёлся, считай, что боевой царапиной отделался. После битвы перемотали ему рану, кровушку его остановили.

Но лечением некогда Златогору заниматься было. Прискакал гонец да весть дурную принёс. Прорвалось часть войска бусурманского в обход дружины князя да на стольный град двинулось. Приказал Златогор всем на коней быстрых садиться. И припустились они к княжичу Драговиту на подмогу. Но до стольного града не они первые доскакали. Бусурмане сквозь ворота к тому времени прорвались и учинили там разбой. Мужчин всех, что на защиту вышли, убивали, и женщин жалеть не стали. В полон никого не брали. Надругаются над какой да горло ей перережут. Что с бусурман взять? Ни стыда у них, ни совести над человеком живым изгаляться. Детишек малых и тех не жалели.

Когда Златогор в град со своим войском прискакал да бесчинства те увидал, то в душе его гнев такой родился, что стал он тех бусурман изничтожать без счёта. Да и в сердцах его дружинников ярость не меньшей была. Разъехались они по всему городу, врага круша на своём пути. А княжич к терему княжескому прорываться стал. Когда в дом свой вступил, бусурмане там уже бесчинствовали. Всё казну княжескую найти пытались. Златогор со своими стрельцами[7] давай вражин убивать. Княжич себе дорогу на женскую половину дома быстро расчистил да опоздал. Матушка его видно сестрёнку защищала да удар в сердце получила. А сестрица его, красавица Видана, опозоренная на полу мёртвой лежала. Как закричит на все хоромы княжич Златогор, возле сестры своей на колени опускаясь да к груди своей тело её бездыханное прижимая. Слёзы из глаз его так и полились. И поднялся он на ноги, да брови вместе сдвинувши. И отправился дальше с ворогом сражаться да остальной народ града спасать.

Полдня войско княжича град от бусурман вычищало, дома́ да людей боле в обиду не давая. Многим людям схорониться удалось. Многим спастись. Ежели бы не дружина Златогора, то беда ещё большей была. Всяк человек его добрым словом потом поминал, всяк благодарен ему был. Затих тот бой. Златогор в хоромы княжеские воротился да опять в комнату к своей сестре пришёл. Сам в крови, раны не считанные на его теле. Стрельцы попытались княжича образумить, чтобы он ранения свои перемотал. Но он на них лишь гневно глянул да рукой своей от себя отпихнул. Те подступиться к нему побоялись. Златогор сестру свою с пола поднял, на кровать уложил и сам ей глаза закрыл. Рядом матушку свою положил, накрыв обеих покрывалом белым.

– Сыскать мне брата Драговита живым али мёртвым, — гневно приказал стрельцам княжич, а сам подле матушки с сестрой сел, вестей дожидаясь.

Стрельцы кинулись хоромы прочёсывать. Вышел и люд из домов, город свой от тел бусурман очищая да живым помогая. Тела вражин за ворота града выкидывали, а своих на градской площади укладывали. Кто родных там находил, домой уносил. Тела воинов погибших во двор княжеского терема относили. Раненых в дом к волхву Белозёру уносили. Плач да рёв стоял повсюду.

Отыскали таки стрельцы княжича Драговита. Тот в подвале с припасами заперся да медовухи[8] напился. Оказалось, что он туда сразу схоронился, как бусурмане прорвались сквозь врата. А войско волхв Белозёр возглавил. Выслушал ту весть Златогор, брови гневно нахмурил да сам в подвал спустился на брата сваво глянуть. У Драговита глаза осоловелые были, пустые. Ничего, что вокруг происходит, не осознавал. Лишь глупо хихикал, по сторонам глядючи. Увидал брата младшего, заулыбался да медовухи тому предложил. Велел Златогор стрельцам Драговита в покои его отвести да не выпускать оттуда до приезда князя. Те дважды себя просить не стали. Драговита под руки подхватили да и увели. А молодой княжич как всё это время только стоял? Кровь его из ран всё текла. Да видать на этом силы ему и отказали. Он как подкошенный и упал бы, ежели бы не руки стрельцов, что его бережно подхватили да в дом к волхву Белозёру понесли.

А тот всех раненых лечил да многих на тот свет не пускал. Стояли защитники насмерть, не жалея живота своего. Не многим из них тот бой пережить удалось. И не знал Белозёр, что в тереме княжеском приключилось, пока княжича Златогора к нему не внесли. Словам стрельцов волхв нахмурился, но от дела своего при этом не отрывался. Промыл все раны у княжича, мазями намазал да тряпицами обмотал. А после велел отнести Златогора в его покои, что в хоромах княжеских. И сам, как справился со своими помощниками раненых лечить, у постели юного княжича уселся дежурить и денно, и нощно. И очнулся Златогор на пятый день после той битвы да знакомое лицо увидал.

– Что это творится на белом свете, Белозёр? Брат мой, как трусливая собака, в подполе[9] хоронился, пока над сестрой нашей бесчинство творилось. Матушка и та её спасти пыталась, да не смогла. Как же так? — спросил Златогор, а сам как заплачет, слёз своих не скрывая.

– Ты, Златогор, ещё не все вести знаешь, — тяжело вздохнул старец.

– Что ещё приключилось? Говори, — сел на кровати княжич.

– Отец твой, князь Благояр, на поле битвы голову свою сложил. Не спасли его, — волхв сказал да в глаза княжича глянул.

Княжич как завоет волком, лицо в руки спрятав. Старец к себе его прижал да успокаивать начал. Да как тут успокоишь? Как тут слова нужные подберёшь? Поведал он ему о том, что тела бусурманские спалили да прах их по ветру пустили. Войско княжеское врага к себе на землю боле не пустило. Да многие в той битве головы сложили. И отец его погиб, свою землю защищая. Драговит на следующее утро после битвы в себя пришёл и испужался, как прознал, что с сестрой его да матушкой произошло. Да боялся он гнева отцовского, а как весть о его смерти принесли, повеселел. Гордо по дому вышагивать начал да на всех свысока посматривать. Златогор лишь Белозёру на тот сказ головой покачал, слёзы свои вытирая. И ничего ему не сказал. И провалялся он ещё в постели два дня, пока сам на ноги не встал.

Во многие дома стольного града горе пришло. Не минуло оно стороной и княжеский терем. Дядька Воймир к тому времени с войском назад воротился. Про всё прознал, что творилось тут. Со Златогором словом перемолвиться успел, а Драговиту даже руки при встрече не пожал. Тот сделал вид, что не заметил холода дядьки родного. На девятый день служили тризну[10] в княжестве по погибшим. Сложили кроду[11] на холме возле града стольного в один день. Огонь к телам погибшего князя Благояра да убиенных княжны Вераны и их дочери Виданы Златогор подносил. И встал он по одну сторону от костра. Рядом с ним плечом к плечу стояли волхв Белозёр да дядька его Воймир. А Драговит от них по другую сторону огня встал, словно от всех огораживаясь. Да ухмылка с его лица всё не сходила. А на следующий день после похорон велел старший сын князя Благояра людей на градской площади созвать. Да огласили его бояре новым князем. Народ роптать там сям в толпе стал да на Златогора с надеждой поглядывать. Туда и Драговит глянул. Вышел младший княжич перед честным людом и слово своё сказал.

– Негоже, люди честные, младшему брату вперёд старшего становиться. Негоже так жизнь свою начинать. Мне всего лишь осьмнадцать Лет минуло. Пусть мой старший брат во главе княжества встанет. Вы за то не знаете, как он править будет. Мудро аль нет, — молвил Златогор. — Почто сейчас шум подымаете?

– Он уже нас от вражины бюсурманской спас. Да так, что и сестру свою с матерью сгубил, — стали крики гневные повсюду слышаться. — На что нам такой князь? Гнать его в шею нужно с земли нашей, — слышал княжич Златогор отовсюду, но слова больше не проронил.

Лишь с помоста[12] сошёл и сквозь толпу в терем пошёл, не дожидаясь остальных речей.

– Вы слышали, что мой брат вам сказал? — гневно молвил Драговит. — Я — старший. Я по праву рождения княжествовать буду, — а сам ухмыляется себе в бороду.

– Княжич Златогор своё слово сказал. Неволить его вы не могите, — заговорил Воймир. — А вот когда ему двадцать первое Лето стукнет, вот тогда и посмотрим, что к тому времени будет. Я, как родной брат князя Благояра, назначаю народное вече на этом месте на третье Лето от сего времени. И посмотрим мы, как князь Драговит со своим делом справится. Тогда по новой решать будем, кому княжеством править. Я так решил. Я вам своё слово сказал.

Люди пороптали, покричали. Потылицы[13] свои почесали. Младший супротив старшего брата не пошёл. Воевода его решение поддержал, назначив новое вече. А значит, так тому и быть. Так и разошлись в тот день. И огласили новое имя князя на всё княжество.

Не стало жизни в тереме княжеском Златогору с того дня. Старший брат ему ещё одну беду учинил да руками собственными. В день битвы была убита и невеста Драговита: Нежана. Но тот печалиться о ней не стал, скоро выискав себе другую зазнобу. Ею оказалась невеста Златогора: Ненагляда. Девушка сама отказ свой младшему княжичу сказала. Что не люб он ей, поведала. Что не мил, объяснила. Златогор ей слово своё назад вернул и счастья с братом пожелал. А вот волхв Белозёр то бесчинство терпеть не стал. Поругался с князем Драговитом, отказавшись проводить свадебный обряд. Его взашей с града княжеского и выставили. Но он кручиниться не стал, отправившись в свою родную деревню жить.

Сказывают, что юный княжич свадьбы дождался, которую через месяц после той битвы сыграли. На пир пришёл. Целый кубок медовухи за здоровье молодых выпил, развернулся и ушёл молча с гулянья. Переоделся в одёжи простые. Ничего с собой не взял, лишь мечи свои прихватил да лук со стрелами забрал. На коня своего верного вскочил и ускакал из града, а куда, никому не сказал. Говаривали, что с ним несколько его верных стрельцов отправилось. Но правда то аль нет, точно никто не знал.

Дядька князя Драговита Воймир на свадьбу ту не пришёл. Благословение, как старший, не дал. За что милости княжеской лишился и воеводой быть перестал. Назначил его Драговит командовать отрядом, что обозы охраняет торговые. Тот от такой службы отказался. Собрал свою семью да скарб и уехал в град, что на границе южной стоял. Где люди торговые жили. Там и стал командовать стражниками. Князь на то своё позволение дал. Сам подумал, что чем дальше дядька от него будет, тем ему лучше.

Да то не сказ был, а так, присказка. Сказ только с этого и начинается.



Часть четвёртая



Говорят, что беда одна не ходит. Она с подружками своими гуляет. Лихо да невзгоды зовутся. Вот и пришли они в те края. После отъезда воеводы Воймира стрельцы да дружинники многие по своим домам разъехались. Али служить новому князю не захотели. Али новый воевода им не по нутру пришёлся. Кто знает? Пришлось Драговиту призвать на службу войско наёмное. Да знамо дело, что люди те за чужую землю рвать сердце почём зря не станут, а лишь за монету звонкую. Но то князю молодому не интересно было. Он за ними от народа словно схоронился. Сам пиры да гульбища закатывает, а народ его страдает. В приграничных районах лихие люди бесчинствовать пошли. Войско новое их погоняет-погоняет, а где и воровать подсобит. Пытался люд честной на поклон к князю ходить да о том сказывать. Да никого в княжеский терем не пущали. Мол, занят князь, не до их жалоб ему. Драговит даже с соседними княжествами рассориться сумел. Князья его образумить хотели, а тот их словами всякими обозвал да прочь прогнал. С юга опять бусурмане набеги стали делать. Но небольшие. Видать всё ещё помнили битву последнюю. Раны не все зализали. Но деревню другую, бывает, попалят. Добро вывезут. Девушек да детишек в полон уведут.

И тут слух по всему княжеству пошёл, что на те обозы стал нападать одинокий воин. Людей из полона выручать да награбленное им возвращать. И понеслись слухи по княжеству. Да приукрасил их народ. Да подробностями своими добавил. И дошли они до града княжеского, что юный княжич Златогор один супротив бусурман да налётчиков воюет. Стали люди роптать. Вот бы у них он князем был. Никто за ним бы беды не знал. Испужался Драговит. Как бы народ его самого на кол не посадил. И велел брата сыскать, да к нему привести. И поскакали по княжеству гонцы. Наёмники знамо дело старались. Да так никто Златогора нигде сыскать и не смог. Словно он сквозь землю провалился.

В ту пору и началась эта история. Зима уж землю заметать стала, но Щедрец[14] ещё к людям не пришёл. Однажды к волхву Белозёру привезли на телеге паренька. Весь в ранах. Люди сердобольные его перевязали, как смогли. Так к старцу и доставили. А жил Белозёр в ските, что в лесу был. Недалече от деревни своей родной. Поохал Белозёр, поахал. Всё диву давался, каким только чудом паренёк жив только.

– Откуда вы его такого ко мне в дом привезли? — спросил старец, когда все раны пареньку перевязал, мазями намазал да настой травяной ложечкой в рот влил.

– Да мы с торжища возвращались. Думали заночевать в деревне одной. А приехали на руины да пепелища. Живых искали да лишь его нашли. Видать дом свой защищал. В его руках и меч был. Один с той деревни и выжил, — рассказали люди добрые. — Мы скорее к тебе его и привезли. Но нам и самим домой возвращаться пора. А то волноваться родные начнут. Ты уж присмотри за ним.

– Присмотрю. Вы езжайте своей дорогой, за паренька не волнуйтесь. Жить он будет. На ноги я его поставлю. Сам и расспрошу, что да как в его селе приключилось.

– Эх, жаль, что одинокий воин по близости не оказался. Может спас бы ту деревню от разорения, — повздыхали те люди да в путь домой отправились.

Волхв Белозёр парня долго выхаживал. К себе в дом перевёз, к людям поближе. Ему одна старушка помогала за пареньком доглядывать. У постели его дежурила, настои давала. А у волхва, знамо, дел хватало. Кому корову подлечить. Кто спину сорвал. А порой ему раненых людей с разных разорённых деревень привозили. Но пока тихо стало, на землю зима пришла. Вьюга всё замела, сугробы насыпав.

– Где это я? — тихо спросил парень, впервые в себя придя.

– Ты в избе моей. А звать меня волхв Белозёр. Может, слыхал о таком? — спросил у парня старец. — А это бабка Русана, — кивнул он на старушку, что подле него сидела. — Она мне помогала тебя доглядать. А тебя как звать?

– Я слыхал о тебе, волхв Белозёр. Много в нашей деревне о тебе сказок рассказывали. А звать меня Заруба. Это имя мне отец дал, — сказал слабым голосом парень.

– Видать, правильное имя дал. Говорят, что с мечом тебя нашли. Что дом свой защищал до последних своих сил, — сказал волхв.

– До последних, да не со всех, — сказал он в отчаянье, а у самого на глаза слёзы навернулись. — Один я теперь на целом свете. Нет у меня в живых ни отца, ни матери. Сестрицу мою не пожалели лихие люди… а потом зарубили. Не поспел я к ним, - проговорил паренёк глухим голосом, а сам лицо рукой закрыл. - Деревню спалили. Всех родных изничтожили. Видать плохо я у кузнеца нашего учился мечом махать, коли родных своих не спас.

– Может, ещё не всех родных ты на этой земле потерял? Может, дальняя где родня имеется?

– Нет у меня никого, — вздохнул Заруба, глаза закрыв. — Лучше бы вместе со своими помер.

– Значит судьба твоя такая. По земле ещё ходить. Видать, не все дела ты тут переделал, — успокоил его старец.

– Какие дела? Что я делать-то могу? За сохой[15] стоять не приучен. Из мастеровых буду. Столяр я. Табуретку да стол сколотить. Да разве то невидаль? — вздохнул Заруба. — Не все ещё столы сколотил я в своей жизни? Вот разве что игрушки умею чудные детишкам вырезать. Для этого я выходит живым остался? Ответь мне, Белозёр? — в сердцах спросил паренёк у старца.

– Может, и не все столы сколотил да не все игрушки повырезал. А может, и не в том твоя судьба вовсе, — усмехнулся Белозёр. — А ещё что делать умеешь?

– Умею. Я охотником знатным был. Стрелой белке в глаз попадал, — сказал юноша, глаз от старца не отводя.

– Ну, вот видишь. Видать, ещё не всех зверей перестрелял в своей жизни, — усмехнулся сарец ему в ответ. — Ты вот что. В моём доме жить останешься, раз уж своего угла у тебя больше нет да родню всю потерял. Я всё больше теперича в ските бываю. А это дом моих родителей. Да в живых их уже давно нет. Лук и стрелы я тебе справлю. С людьми местными познакомлю. Зимы ныне лютые. Меха нарасхват в торжище[16] пойдут. Как окрепнешь, так и иди себе на охоту. Лес у нас зверем богатый.

– Благодарствую, Белозёр, за кров да приют. Постараюсь твоей деревне пользу приносить. Без дела сидеть не стану, — облегчённо вздохнул юноша, но улыбку в его глазах али радость при этом старец не углядел.

Да то и понятно. Заруба всех родных потерял. Сердце от боли еле в груди его билось. То горе не сразу забудется, ежели вообще запамятается. Так и остался в доме родителей волхва Белозёра тот Заруба жить. С Головой[17] деревни его старец познакомил. Люди его приняли. А уж девушки как рады были пареньку. И молод, и силён. И статен, и красив. Всё на праздниках да посиделках пытались с ним раззнакомиться. Но он от гульбищ держался стороной. На посиделки молодёжные не хаживал. Только от них отшучивался. Но помочь кому в доме не отказывался. Столяр он и взаправду был знатный. В деревне многим подсобил по этому делу. И игрушки детишкам вырезал потешные, всем на удивленье да малявам на забаву. Так и пошла его жизнь. На недели две уйдёт в лес на зверя. А опосля сидит в доме да игрушки разные из дерева мастерит, ежели помощи никому не надобно.

А как время на торжище было ехать, так он сам с обозом упросился отправиться. Коня ему волхв Белозёр привёл. Знатного скакуна. Где только такого взял? А старец лишь себе в бороду посмеивается да всем отшучивается. Знамо же. Волхв ведь. Он кого хочешь призвать к себе может. Видно этот конь на его зов и отозвался. Заруба сам дар речи потерял, на того скакуна глядя. Всё поверить не мог, что простому столяру такого рысака привели. Но от дара отказываться не стал. На нём с обозом в путь и отправился.

Торжище проходило в граде, что на юге княжества было. Где пересечение торговых путей находилось, да Воймир за порядком присматривал. Заруба первый раз в граде бывал. Да в таком большом. Всё ему любопытно было. Всё интересно. Своим с обоза вопросы разные задавал. Те с него посмеивались. Сами-то уж чай не в первый раз град видят. На постой всегда в одном постоялом дворе останавливались дня на три-четыре, пока торг шёл. Рядом харчевня[18] хорошая была. Там и столовались.

На торжище Зарубе понравилось. Народу разного там было. Люду всякого. Кто-то даже на чудном языке болботал[19]. Всё пареньку диво дивное. А на базаре народ меж рядов ходит, товар рассматривает. И их обоз разложился на прилавок. Двое мужиков с их деревни торг остались вести. Остальные пошли смотреть, что им приобрести для хозяйства надобно. Всё доход общий, да и список один на всех. А Заруба пошёл один меж рядами гулять да по сторонам глядеть. И увидал он, что девчушка одна носит лоток с пирогами духмяными да звонким голосом всех зазывает. Сама в шубейке короткой, юбке длинной. Коса русая из-под платка ниже пояса свисает. Глаза, что небо, голубые. Ресницы чёрные длиннющие. А на щеках ямочки задорные появляются, как она кому улыбнётся. Заруба, на неё глядючи, и сам невольно заулыбался. С тех пор, как его на ноги поставили, он всё время хмурый ходил. А тут видать душа его на красу эту и растаяла. Да на смех задорный отозвалась.

– Угостишь пирожками, красна девица? — спросил Заруба бойкую девчушку.

– Коли есть монета звонкая, так и угощенье будет, — задорно улыбнулась она ему в ответ.

– А с чем пирожки будут? — улыбнулся ей Заруба да глазами своими серыми на неё пристально глянул.

– Есть с мясом. Есть с яблоками. С ежевикой да голубикой вот эти будут. Тебе какие попробовать хочется? — спросила девчушка, ему улыбаясь да взгляд свой не отводя.

– Давай с яблоками, — сказал Заруба, монетку на лоток опуская, а рядом с ней коня из дерева вырезанного укладывая. — Это тебе за улыбку твою светлую, — беря пирожки в кульке у неё из рук, сказал Заруба. — Я сам эту игрушку делал.

– И как тебя звать, добрый молодец, чтобы имя твоё с благодарностью вспоминать, — не растерялась девчушка.

– Меня Зарубой отец назвал. То имя и ношу, — сказал паренёк, засмущавшись чего-то.

– А меня Мирава звать, — звонким голосом сказала ему девчушка.

– Хорошее тебе имя дадено. Благодарствую за пирожки, Мирава. Пока на торжище будем с обозом, ещё не раз полакомлюсь с твоего лотка. Потому надолго не прощаюсь, — сказал Заруба да к своим отправился.

Три дня быстро пролетели. Заруба слово своё на ветер не бросал. Каждый день у Миравы лакомился. Да разговор с ней затевал. Та его от себя не гнала, на вопросы его отвечала. Она понимала, что парень зла ей не желает. Так они и раззнакомились. Что живут с матерью в этом граде всего семь месяцев, ему поведала. Село сгорело. Отец их сюда и перевёз, да сам прожил недолго. Заболел да помер. Вдвоём с матушкой угол снимают. Пироги пекут, людям продают, тем и живут.

Как весь товар продали да нужное для деревни закупили, так обоз и отправился в обратный путь. Заруба то рядом с телегами едет. А порой в сугробе конём путь им прокладывает. Хоть время и было теперича неспокойно, но кто попытается на обоз напасть, когда впереди него едет воин на коне с мечом на поясе, луком да стрелами к седлу притороченными? Ежели и следили за ними люди лихие, то напасть не решились. А меч Зарубе кузнец из их деревни справил. Паренёк им учился махать, у волхва науку перенимая. Да хорошим учеником оказался. И с тех пор его всякий раз с обозом брать стали. Так что потиху его жизнь на новом месте и наладилась. Так целое Лето и пролетело, на календаре круг очертив.



Часть пятая



За зимой весна, а за ней лето. Дни бежали, месяцы шли. Лета́ пролетали, календари листали. Вот и второе Лето к концу подходило после смерти князя Благояра. В княжестве только хуже становилось. Разбойный люд по лесам шастал, простым людям спокойно жить не давал. В сёлах да деревнях люди бедствовать стали. Где урожай не уродился, самим приходилось с этой бедой жить, по соседям с протянутой рукой ходить. За князем Благояром люд честной такой беды не знавал. Всё им в порядке держалось. Никто не голодал. А теперь в стольном граде закрома ломились, а у простого народа животы порой от голода крутились. До вече, воеводой Воймиром назначенном, всего лишь одно Лето оставалось. Осень на порог опять пришла. Закрома не всюду заполнила. Голод ко многим постучался. Так с новым князем люди и маялись.

Но в деревне волхва Белозёра урожай на славу собрали да в конце осени на торжище отправились. Заруба, как всегда, с обозом ехал. Уже с двумя мечами к седлу притороченными. Рукояти сам из дерева вырезал да узором обережным украсил. Те мечи ему волхв сам откуда-то принёс да и вручил. Негоже было от дара отказываться, что от чистого сердца делался. Клинки те знатные были. Даже кузнец местный на них ходил дивиться. Несколько раз поначалу Зарубе обоз защищать приходилось, лихих людей отгоняя. Те в страхе только по кустам разбежались. И все на той дороге их теперича знали. Никто к их обозу близко боле не подходил да не нападал.

Вот и в этот раз дорога у них спокойной была. Въехали в град торговый, расположились на постой да на торжища отправились. Погода осенняя стояла. Мокрая да сырая. Не то дождь моросил. Не то туман висел. Но торги велись бойко. Заруба пытался Мираву сыскать да голос её звонкой услыхать. Да не видать было её нигде. А он девушке аккурат цветок из дерева вырезал. Думал подарить ей, а не сыскал. День прошёл. Второй к концу подходил. Вечером второго дня в харчевню разом все пришли да за ужин принялись. И тут один из посетителей давай очередную байку про одинокого воина рассказывать. Все затихли. Всем то интересно.

– И как налетит на вражеский обоз с нашими пленными один бусурманин. Мечи свои кривые как достал. И давай лихих людей рубить налево и направо. А самого ни мечи не берут, ни стрелы в него не попадают. И конь у него аки зверь. Глазами огненными на всех смотрит да разбойников ногами топчет. Кому хребет сломает, кому голову проломит, — баял[20] мужичок.

– С чего ты решил, что бусурманин то был? — засмеялся Заруба. — Почто ему наших людей от полона спасать? Брешишь ты всё.

– Я не собака, чтобы брехать, — возмутился мужичок. — Так мне сват сказывал. Что воин тот весь в ткани бусурманские замотан был. Только глазюки из-под них и видать. Кто в них из вражин глянет, так от страха силы сразу и теряет, — не растерялся мужичок.

– Ну-ну. И один, значит, всех положил? — усмехнулся Заруба.

– Знамо дело, один. Он же одинокий воин, — упорствовал рассказчик.

– Сват твой сам тот бой видал? — улыбался Заруба.

– Нет. То ему родич сказывал, что пленным в том обозе был. Не хотите дале слушать, так и сказывать ничего не стану, — насупился мужичок.

Закричали со всех сторон на Зарубу. Мол, у самого только молоко на губах едва обсохло, а всё себя умнее взрослых мнит. Честному люду не верит. Заруба улыбнулся всем, встал из-за стола, рукой махнул. Мол, не досуг мне сказки детские слушать, да на улицу и вышёл. А там уже темень стояла, хоть глаз выколи. Но он дорогу до постоялого дома хорошо знал. Один и пошёл спать укладываться. Уже почти до нужного угла дошёл, как услыхал девичий крик, что на помощь звал. Заруба второго приглашения ждать не стал, побежал в ту сторону. А у самого только кинжал на поясе висит. Но он у волхва и на руках драться учился. Да и не из пугливых паренёк был. Увидал за поворотом, как люди девушке мешок на голову накинули и к телеге понесли. Припустил он туда со всех ног.

 Ирина Жалейко ©, Республика Беларусь, г. Новополоцк.



Все ознакомительные фрагменты фантастической саги «Воины Света» можно почитать тут:

https://author.today/work/series/816

Мой цикл «Сказы и сказания о славных Русичах» целиком можно почитать на портале Автор Тудей:

https://author.today/work/series/5490



Все мои книги можно приобрести как в электронном варианте, так и печатном (под заказ) на сайтах издательств:

Ридеро: https://ridero.ru/author/zhaleiko_irina_petrovna_clstp/

ЛитРес: https://www.litres.ru/irina-zhaleyko/

OZON: https://www.ozon.ru/person/zhaleyko-irina-147279950/

Amazon:

https://www.amazon.com/s?i=digital-text&rh=p_27%3AЖалейко+Ирина&s=relevancerank&text=Жалейко+Ирина&ref=dp_byline_sr_ebooks_1

Google Play: https://play.google.com/store/books/author?id=Ирина+Жалейко&hl=ru&gl=US

А так же на EBook. В печатном варианте 1-я книга Саги есть в магазине «Читай-город»:

https://www.chitai-gorod.ru/catalog/book/1260965/



Мне нравится:
1
Поделиться
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 52
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Рассказ
Свидетельство о публикации: №1200327106305
© Copyright: Ирина Жалейко, 27.03.2020г.


00

1
1