Чтобы связаться с «Ирина Жалейко», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Лучшие стихи и проза современных писателей
Произведения современной поэзии и прозы
Бизона - cтихи, проза, плейкасты, конкурсы
Ирина ЖалейкоИрина Жалейко
Заходила 12 дней назад

Сказ "Медвежий поцелуй"


­­­­­­­Часть первая - Вступительная



- А ну-ка спать, непоседы, - пригрозил кулаком дед. – Всё вам шум да гам. Солнце спать легло и вам велело.

Внучки притаились. Кто на печи зашушукался. Кто на кровати под одеялом затихарился.

- Деда, а сказ на ночь расскажи, - раздался голос внучки. – Да чтобы со счастливым концом.

- И чтоб страсть как страшно было! У-у-у-у! – попытался её напугать братик.

- Да ну тебя, - отмахнулась девчушка.

- А ну цыц! – прикрикнул дед на внуков. – Ну, слушайте. Было то не так давно. Я в то время ещё совсем мал был. Как вы сейчас. И слышал ту историю так, - завёл сказ дед. - Жил да был князь Беловолод со своей женой Любимой. Жили они душа в душу. За таким князем и народ жил-поживал да лиха не знал. В том княжестве та история и произошла...



Часть вторая



Весна-красна на порог стремилась. Да всё никак с зимой разминуться не могла. То снег да мороз. То солнце да ручьи. Птицы перелётные ещё не вернулись. Подснежники первые не появились. А в лесу там сям прогалинка покажется. А всё снег ещё кругом да холод. И скакали по лесной дороге два юноши. Щёки их разрумянились. Кудри золотые из-под шапок на солнце блестят. Одёжа на них обычная, что в дорогу одевается. Кафтаны[1] зимние ещё одеты, мехом отороченные да кушаком[2] подпоясанные. У одного синий, у другого красный. У каждого кинжал к нему прикреплён. У одного из них колчан со стрелами да лук к седлу приторочены были. На ногах у обоих сапоги хро́мовые[3]. Видно было, что семьи их не бедствуют. Тот, что помладше казался, старшего всё догнать пытался, да никак ему это не удавалось.

- Есислав, осади коня, - звонко закричал паренёк в синем кафтане.

- А ты, Людимир, догони меня да за узду и осади, – засмеялся тот ему в ответ, да коня не осадил.

- Всё. Остановись, брат. А-то коней загоним. Ты победил, - сказал младший да коня остановил.

- Хорошо, хорошо. Давай рядом ехать. Считай, ничья будет, Людимир. Далеко от наших поди ускакали, - засмеялся старший, коня останавливая да брата поджидая.

Когда младший поравнялся с Есиславом, то рядом и поехали. Разговор завели.

- Вот погоди. Достанется нам на орехи. От обоза ускакали. По лесу вдвоём едем. Что отец скажет на то? Осерчает. Может, назад повернём? - испуганно спросил младший.

- Я на себя всю вину возьму, Людимир. Пусть меня отец за то ругает. Да и сразу за лесом деревушка есть. Там на ночь и собирались всем обозом расположиться. Почто коней зря туда-сюда гонять? – успокоил брата Есислав. – Скорей взрослее становись, братишка.

- Это тебе в конце весны девятнадцать будет. А мне ещё только тринадцать по осени стукнет, - не успокаивался младший.

- Ничего. Вырастешь и не заметишь, как меня догонишь, - не унимался Есислав.

- Догоню, ежели отец розгой мягко место не отобьёт, - насупился Людимир.

- Все розги твои я на себя возьму. Раз отец решит, что нашкодили, значит, мне ответ, как старшему, и держать, братишка.

Младший только рукой в его сторону махнул да нахмурился. Так они молча дальше ехали сквозь лес. Людимир временами по сторонам оглядывался. Знамо, лес же. Вдруг зверь какой дикий выскочит? Волк ли, али медведь-шатун[4]. Да мало ли зверя в лесу какого. Может и рысь сейчас на ветке сидит да на них глядит. Всё в его воображении придумывалось да не очень радостно рисовалось. Есислав, напротив, лесу радовался, воздух весенний вдыхая. Весь день сегодня солнце светило да всё ещё на эту пору в зените стояло. Ели да сосны старые потрескивали да меж собой о чём-то перешёптывались. Тихо было вокруг да спокойно.

И вот уже просвет в лесу появился. Людимир всё веселее вокруг смотреть начал. Старший брат его страху посмеивался да вида тому не показывал. И вдруг тишину леса нарушил девичий крик. Аж уши у обоих заложило. Есислав в ту сторону посмотрел нахмурившись. Лук с колчаном с седла взял да с коня спрыгнул, узду младшему брату кидая.

- Притормози коней, Людимир. Жди меня тут, - а сам в лес бросился, сквозь кусты продираясь в сторону крика.

Он торопился со всех ног на девичий крик. Лук в руку взял да стрелу приготовил. Он знатным стрелком был. Никто его в их граде победить не мог. Шапка его за ветку зацепилась да так красным пятном на снег и упала. Но Есислав то и не заметил вовсе, на помощь торопясь. Услыхал он рык медвежий неподалёку, да как припустится, что сил в его теле было. На поляну выбежал, а там девчушка на снегу лежала, кровью окрашенном, а над ней медведь стоял, лицо ей облизывая.

- А ну пошёл от неё прочь, - закричал Есислав да стрелу ему в бок пустил.

Зверь как зарычит, в сторону юноши поворачиваясь да на лапы вставая. Есислав прицелился второй стрелой да прямёхонько в глаз ему и попал. Медведь шаг только в его сторону сделать и смог, а после упал, как подкошенный. Юноша не растерялся. Быстрее к девушке побежал, жива ли, проверил. А у той лицо с левого боку разодрано, рука правая вся в крови. Но дышала ещё. Есислав кушак размотал да руку ей перевязал. К лицу платок чистый приложил. А как тут кровь остановить, не знал. Колчан с луком за спину повесил, кинжал с ножнами в карман засунул да на руки девчушку подхватил. И отправился он назад к брату, что коней держал. Спустя время перед ним так и показался.

- Что это с ней, Есислав? – с коня спрыгивая на землю, спросил Людимир.

- Медведь-шатун на неё набрёл. Али она на него. Поди сейчас пойми. К знахарю Марибору нужно её отвезти. Он недалече в скиту[5] живёт. Помоги девчушку вперёд меня на коня подсадить, Людимир, - сказал Есислав, на своего коня девчушку посадив.

Тот помог её придержать, пока старший брат на коня усаживался да лук с колчаном к седлу прикреплял. А после и сам на скакуна вскочил, и поскакали они из лесу. Да уж не в игры играя, а человека спасая.

Выскочив из лесу, поселение и увидали. Оно недалече совсем было. Село не село, а так, деревушка небольшая. На росстани[6] Есислав велел младшему брату к людям ехать да обоз дожидаться, а сам в скит к травнику поскакал. Он там уже не раз с отцом бывал. Марибора хорошо знал. Девчушку к себе её левой щекой прижимал, чтобы кровь шла меньше. Так до скита и доскакал.

- Марибор! - закричал Есислав во всё горло, к избушке подъезжая. – Марибор, помоги!

Травник в ту пору как раз дома был. Поутру собирался было на силки взглянуть сходить, да так и не собрался. Это девчушке жизнь и спасло. Выбежал Марибор из избы да увидал, как юноша с коня девчушку снимает да на руках её бесчувственную к нему несёт.

- Ох, ты ж, деванька. То никак медведь? – не то спросил, не то просто сказал Марибор.

- Он проклятый. Шатун. Видать рано поднялся да к селу шёл, - проговорил Есислав, девчушку в дом занося.

Травник велел Есиславу её на скамью широкую деревянную положить, одежду верхнюю да обувку сняв. А сам к мазям да травам пошёл. Есислав поодаль стоял, пока старец её раны смазывал да кровь останавливал. Он себя считал уже юношей взрослым. Да и много ран довелось уже повидать. В семнадцать лет уж и в бою довелось сражаться. Рядом с отцом был, когда от лихих людей набег отразили. Молод был, да удал. У самого ни царапинки, а у других много чего видал. Так с Марибором познакомиться и довелось. Но сейчас он на девчушку совсем юную смотрел, а сам слёз сдержать не мог. Стоял бледнее полотна. Что она в том лесу делала, сам себя спрашивал. Юна ещё была, а красивое лицо девичье теперича медведь попортил.

Марибор все раны её смазал, повязку наложил. Попросил Есислава помочь ему девчушку на кровать уложить. Затем старец пошёл настой из трав делать, а юноша так возле неё сидеть и остался, за руку её держа. Словно помочь ей хотел, да время для неё назад повернуть. А что тут уже повернёшь? Правая часть лица её была от крови отмыта. Лицом белая, ликом красивая. А вторая половина была тряпицей с мазью накрыта. Травник настоем девчушку с ложечки напоил. Та в чувства так и не пришла. Марибор им двоим чаю на травах заварил да Есислава за стол усадил. Юноша ему всё и рассказал. Что да как случилось, поведал.

- Ты - молодец, Есислав. Ты ей жизнь спас. Глаза она не лишилась. На руке рана не страшная. Сухожилья не перебиты. Только шрамы останутся. Да под кофтой не видать будут, - сказал Марибор.

- А на лице? На лице чем прикроешь? – в сердцах сказал Есислав. – Её жизнь только начинается. Как ей теперича?

- Её Зоряной звать, Есислав. Что она в лесу делала, я опосля у неё узнаю. Но думаю, что догадываюсь, зачем там оказалась.

- И об чём ты догадываешься? – спросил Есислав.

- Да об чём бы я сейчас не догадывался, всё неправдой может оказаться. Что пустое молоть? А лицо не спрячешь. Тут правда твоя. Но то беда не великая, - попытался успокоить его старец. – Она девушка светлая. Такая радость от улыбки её на душе появляется.

- Сколько ей лет, Марибор? – уточнил Есислав.

- Так поди уже пятнадцать, - вздохнул почему-то старец.

- А сваты к ней приезжали уже? – спросил юноша.

- Нет, не привечали её сваты. Видать от того в лес и убежала, - тихо вздохнул Марибор, вспоминая что-то. - Она девушка славная. Добрая да ладная. И всё у неё спорится. И мастерица платки пуховые да шали вязать. А не сватались за то, что она немая была.

- От рождения? – уточнил Есислав.

- Нет. В детстве ребятишки играли. Кто-то её знатно маляву напугал. Лет семь ей тогда было. А голос звонкой её и пропал. А как пела. Как пела. Ничем ей помочь тогда не смог, - вздохнул травник. – Ты сам-то тут каким чудом? – сменил тему Марибор.

- Да мы с обозом в соседней с тобой деревне остановиться решили. Видать Зоряна оттуда будет? – спросил Есислав.

- Оттуда, - подтвердил старец.

- Ты прав, Марибор. Меня отец поди уже обыскался, - сказал Есислав, из-за стола вставая.

- Вот и езжай к нему. А то получишь ты нагоняй знатный, - засмеялся травник в бороду. – Я за Зоряной присмотрю. И скажи её родным, что неделю, а то и другую у меня ещё будет.

- Хорошо, Марибор, передам, - сказал Есислав, ещё раз в сторону девчушки посмотрел, вздохнул да из дому и вышел.

Сел на коня. Без кушака. Без шапки. Кафтан кровью заляпанный. Да Есислав этого словно и не заметил, в думы свои погрузившись. С травником попрощался да к селу поскакал. А там уже и отец его мрачнее тучи ходит. И селение всё на ушах стоит. Видано ли дело. Зоряна пропала. С утра её по селу ищут. А тут ещё и Людимир ничего толком рассказать не смог. Есислав всё поведал, что с ними в лесу приключилось. Родичи Зоряны поблагодарили юношу, сани запрягли да к скиту отправились. Отец Есислава пошумел для порядку, но сына потом похвалил. А тот всё задумчивый сидел да слова родителя мимо ушей пропускал. Вечером всё никак заснуть не мог. То так повернётся, то эдак. До утра толком и не отдохнул. А с утренним солнцем обоз дальше и отправился.



Часть третья



Прошла неделя с того дня. За ней и вторая заканчивалась, как на порог Марибора гость ступил. Травник удивился, но вида не подал. В избу гостя повёл да на стол начал накрывать. То Есислав на огонёк заглянул. Кафтан новый красный на ём был, кушаком подпоясанный. Голова шапкой не покрыта. Так и почто весной да под ярким солнцем голову покрывать? Поздоровался он с травником да от угощения с дороги не отказался. А сам всё по сторонам смотрит, словно выглядеть кого пытается.

- Зоряна, выйди-ка ты к нам. То твой спаситель приехал. Есислав, - Марибор крикнул в сторону комнаты, куда девчушку в прошлый раз отнесли.

Есислав туда глянул. А на пороге стояла Зоряна, левую часть лица в косынке пряча. Больная рука всё ещё в тряпице была замотана. Она была одета в голубой сарафан поверх белой рубахи. На ногах валенки домашние, короткие. Коса русая заплетена была. Рассмотрел Есислав тело её девичье стройное, хрупкое. Как только медведь ей спину не переломил?

- Ну, вы тут чайку попейте, а мне в сарай сходить надобно. По хозяйству похлопотать, - сказал травник да из дому вышел.

Юноша с девушкой за стол вместе сели, чаю налили и молча начали пить. Зоряна к Есиславу боком правым присела, чтобы шрамов на лице и вовсе видать не было. Паренёк на её профиль красивый залюбовался.

- Меня Есиславом звать, - заговорил он первым. – Позволь на твоё лицо взглянуть?

- Не нужно на него глядеть, - тихо проговорила Зоряна.

- Вот те на?! – удивлённо воскликнул Есислав, девчушка на него вопросительно глянула. – Марибор сказывал, что ты немая, - улыбнулся он.

- Была немая, теперь кривая, - и заплакала.

Чего Есислав терпеть не мог, так это слёз девичьих. Он от сестёр своих убегал, когда те реветь начинали. А тут растерялся. Что делать-то не знал.

- Ты почто плачешь? Радость-то. Ты теперь опять говорить можешь, - попытался её успокоить Есислав.

- А это. Это мне как теперь с лица стереть? – она скинула платок и к нему лицо повернула. – Дура я. Понимаешь? Дура.

- Ты что в лесу-то делала? Чай грибов да ягод там ещё нет, - спросил Есислав.

- На медведя-шатуна ходила, - не отвела она взгляда.

- И почто он тебе сдался? – не понял Есислав.

- Мне уже пятнадцать, а сваты от меня, словно от больной шарахались. А я ведь разговаривать могла раньше. Могла. И сказала мне тётка одна в сердцах. Ещё раз испужайся, опять заговоришь. А тут про медведя народ сказывать стал. Что шатуна в нашем лесу увидали. Куда уже страшнее пугаться. Да и подружки меня ну подзуживать, да и хлопцы насмехаться. Не могла я их смех больше слышать. И в лес спозаранку пошла.

- И испужалась значит, - задумчиво сказал Есислав. – Да ты чуть жизнь свою там не сгубила, - укоризненно ей головой покачал.

- А на что она мне та жизнь? – тихо сказала Зоряна. – Ни угла у нас с батюшкой сваво. Ни матушки в живых. Ни счастья мне человеческого и раньше не видать было. А сейчас и подавно не увижу. Кому я с таким лицом нужна буду, Есислав? Кому? – а сама всё плачет.

Косынка с волос упала. Лицо она от своего спасителя и не прятала больше. Шрам ей медведь знатный оставил. На пол лица. Веко левое цело, глаз не окривел. Да только всю красу девичью своей лапой косолапой тот медведь и стёр.

- Неправда твоя, Зоряна. Твои глаза целы. Так и сияют синими искрами. Да и статью ты удалась. А подрастёшь, так ещё милее станешь. Голос твой назад к тебе вернулся. Да звонкий какой. Марибор сказывал, что петь ты любила. Не споёшь ли мне? – улыбнулся Есислав.

- Что-то нет сегодня настроения петь. Ты уж не серчай, спаситель мой, - улыбнулась она ему в ответ.

- Ну, как-нибудь в другой раз твоё пение послушаю. А лицо. Так ведь не с лицом человек живёт. А с женой. А душа у тебя светлая. Я ведь это вижу, - сказал Есислав. – И сватов однажды дождёшься.

- Не дождусь я их, Есислав. Кому такая кривая нужна? Разве что песни петь, - опустила голову девчушка.

- Да хоть и песни. Всё мужу в радость будет. Вот, возьми на счастье эту подвеску, - Есислав косоворотку[7] расстегнул да подвеску с шеи снял. - Она простая. Из дерева её мастер вырезал. Она моей матушке принадлежала. Веденеей её звали, - вздохнул Есислав. – Наудачу со мной была. Матери моей больше нет в живых уж как двенадцать лет. А удачу эта подвеска мне всегда приносила. Пусть теперича тебе принесёт. И жениха к порогу твоего дома приведёт, - сказал он, Зоряне ту подвеску протягивая.

А там медведь был из дерева вырезан да на верёвку простую нацеплен. Зоряна ошарашено на подвеску ту взглянула.

- Так отдариваться-то нечем, Есислав. Разве что бусина у меня есть. Простая. Стеклянная. Пусть тогда и тебе она невесту хорошую сыскать поможет. Красивую да любящую, - сказала Зоряна, с груди своей ту бусину снимая.

Так и обменялись они подвесками. Есислав на свою грудь бусину повязал, а Зоряна на шею свою медведя деревянного на простой верёвочке надела.

- Что ж. Медведь меня поцеловал. Пусть теперь меня от бед охраняет, - да засмеялась задорно.

А голос её и впрямь звонкай. Всю горницу словно светом залило от её смеха. Есислав ей в ответ заулыбался.

- Тебе моя подвеска обязательно счастье принесёт. Вот увидишь. А бусина твоя на моей груди пусть висит. Я её с этого дня снимать не стану. Я буду каждый день тебе счастья желать. Да на бусину твою нашёптывать, - улыбнулся Есислав.

Зоряна глазами своими синими на него посмотрела да и улыбнулась в ответ. Есислав свои серые глаза от неё не отвёл. Вослед ей улыбнулся. Так они и стали чай вместе пить да разговоры простые разговаривать, словно всю жизнь друг друга знали. О пустяках разных болтали. О семьях своих ни слова не проронили. Всё так по-пустому. Что да как было в том лесу. Что да как опосля случилось. Тут и Марибор вернулся. И весёлыми их за столом застал.

А через пару часов Есислав собрался в дорогу. Потому как отцу обещался скоро домой воротиться. Вышли его на крыльцо провожать травник да Зоряна. Да дороги хорошей пожелали. Тот на коня вскочил и домой в хорошем настроении отправился. Девчушка и впрямь славная была. А то, что сыщет она себе судьбу по сердцу, в том он даже не сомневался теперь.



Часть четвёртая



Есиславу девятнадцать лет в конце весны отпраздновали. Лето тёплое в края пришло, людей радовало. А там и осень прошла, не заметили. Зима опять в права вступила. Вьюгу наметала. Снегом землю посыпала.

В начале зимы довелось Есиславу опять мимо скита Марибора ехать. Он от обоза отстал да коня в другую сторону направил. Отец в этот раз с ними не ехал. Его дела в граде княжеском задержали. Вот юноша и решил заскочить да узнать, как там Зоряна поживает. А сам себе всё признаться не хотел, что ещё раз смех её услыхать хотел да в глаза её посмотреть. Всё её улыбка ему покоя не давала. Вот ведь как бывает. Взглянешь на человека раз, а сердце петь начинает. А бывает, смотришь-смотришь, а сердце молчит, не отзывается. Кто же его разберёт, отчего так? Что тому сердцу в этой жизни надобно? Какую красу в человеке выискивает? На чей взор отзывается? Никогда не узнаешь, пока не запоёт сердце в твоей груди песню, как соловей. Видать и Есислава Зоряна чем-то задела да сердце его мужское тронула. А сама о том не ведала. Да и юноша о том думать не думал, но бусинку её постоянно в руке рассматривал. Словно пытался Зоряну там увидать. Да что от стекляшки взять? Разве она человека покажет. Вот и решил Есислав по такому случаю в скит к Марибору заскочить. Вроде и по надобности, а вроде на чай погреться. Так к нему на порог и вступил.

- Добрый день этому дому, Марибор, - входя в избу, сказал Есислав.

- Да никак Есислав опять ко мне пожаловал. Что на этот раз приключилось? – улыбнулся старец.

- Мимо ехал. Дай, думаю, проведаю. Как живёшь, узнаю, - улыбнулся Есислав улыбкой светлой да руку старцу пожал.

- Так проходи к столу. У меня и блины поспели. Да и чай уже готов. Как знал, на гостя старался, - сказал Марибор, на стол снедь[8] расставляя.

Есислав себя долго просить не стал. С дороги проголодавшись был. Стали они трапезничать[9] да разговоры разговаривать. Марибор расспросил, как дела в граде княжеском. Есислав новостями с ним поделился. Всё рассказал, всё поведал. А сам свой вопрос словно стеснялся задать. Заметил старец, как тот задумается над чем-то, да щёки его румянцем покроются. И сжалился над юношей, себе в бороду усмехнувшись.

- А Зоряна на ноги встала. Рука цела, так что двигает ею, как и прежде. Дела домашние делать да шали свои пуховые вязать сможет. Да только съехали они с отцом из села, а куда подались, никому не сказали, - грустно сказал старец да чаю из кружки отпил. – А мне так любилось её пение на праздники. Уж как пела. Как пела. А после того случая так и вовсе её голос, как ручей чистый, зазвучал.

- А почто съехали да ещё никому не сказали? – нахмурился Есислав.

- Знамо дело. У дальних родичей мытарились[10]. Всё никак ужиться на новом месте не могли. Старый их дом в другом княжестве был. Да после набега лихих людей вся деревня сгорела. Так мать Зоряны и погибла. Они сюда и переехали. Думали раз дальняя, но всё ж родня. Да не сложилось. Зорянушку всяк пытались и раньше словом обидеть, а после медведя и вовсе проходу перестали давать. У неё подвеску кто-то приметил. Простую такую, деревянную. С медведем. Так народ нет-нет, а то про медвежий поцелуй ей припомнит. То невестой медведя назовут. Тут сердце отцовское и не выдержало. Собрали свой скарб[11] небогатый да в дорогу отправились. Сказывали, что назад в своё княжество и уехали. Даже весточку никому не прислали.

- Вот ведь знал бы… - в сердцах крикнул Есислав. – Я же как лучше хотел, - сказал да себе на руки взглянул.

- Что хотел-то, Есислав? – усмехнулся старец.

- То я ей подвеску дал. Матери моей. На удачу. А оно видишь, как получилось, - а у самого глаза на мокром месте. – И куда они теперича отправились? Почто ты их не остановил? – дрожащим голосом спросил Есислав, пытаясь с собой совладать.

- Да где ты их удержишь? Может и лучше ей в другом месте будет, Есислав? Мы же за то не знаем, - сказал старец.

- Кому лучше-то? Тем, кто тут остался, язык свой поганый распуская, - в сердцах махнул он рукой.

Есислав вскочил со стола да к окну подошёл. Марибор себе в бороду улыбнулся да понимающе на него глянул. Видать девушка Есиславу к сердцу легла.

- И где её теперича искать? – не то у себя, не то у старца спросил Есислав.

- А почто тебе её искать-то, Есислав? – спросил Марибор.

Но юноша ничего ему не ответил, всё в окно глядя. Словно увидать там хотел дорогу, по которой ему скакать. Но так ничего и не высмотрел. Остался ночевать в ските, а спозаранку в путь и отправился.

И стал с той поры отец Есислава примечать, что нет-нет да задумается его сын об чём-то. Грустным взглядом посмотрит вперёд себя, будто кого там увидал. Да руку к груди прижмёт. Выпытать как-то об том у сына попытался. Да тот лишь отшутится да от разговора того убежит.

А время всё шло. Уж двадцатое лето Есиславу отпраздновали. Время о женитьбе сына было подумать. И стал его отец сватов засылать. И невест ему хороших нашёл. Глаза бы любовались, да сердце бы им радовалось. А с первыми сватами чуть промашка не вышла. В дорогу уже собрались. К порогу дома подошли.

- Возьми, сынок, каравай[12] от меня в дорогу, - молвила Любима, подавая пирог на рушнике[13].

Есислав нахмурился, руки за спину завёл да гневно на неё глянул.

- Почто у матери пирог из рук не берёшь, Есислав? – услыхал он за спиной голос отца.

- Она мне не мать, а я ей не сын, - зло проговорил Есислав.

- Она тебя на ноги заместо матери поставила, - гневно промолвил Беловолод.

- Я сам уже на ногах стоял, когда ты вторую жену в дом привёл, - посмотрел он на отца.

Отец глянул в глаза своего сына да лишь укоризненно головой покачал. Столько лет прошло, а Есислав всё ему вторую женитьбу простить не мог. И вроде ладили отец с сыном. И тот ему во всём послушный был. Но как только Любиму матерью в речах своих Беловолод назовёт, так Есислав яриться и начинал. Всё её мачехой звал. Ему было семь лет, когда матушки его не стало. Людимир тогда ещё мал был. Любиму к себе и принял. Матерью её завсегда называл. А вот Есислав ни в какую. Всё отца упрекал, что так быстро мать его позабыл. Та после рождения Людимира и померла. Горевал по ней Беловолод не долго. Через два Лета Любиму своей женой и назвал.

Увидала княжна, что сейчас готовы поругаться сын с отцом. А им в сваты ведь ехать нужно. Негоже так дело было начинать.

- Возьми каравай, Есислав. Чай в сваты собрался. Не хочешь с моих рук, так возьми с сестринских, - умоляюще посмотрела Любима на пасынка[14].

Он ничего не сказал, а только каравай из рук княжны взял да, не дождавшись её благословения, из дому вышел. А сваты те так и не задались. Не мила Есиславу девушка была, не по душе пришлась. Отец в покое его не оставлял. Новых сватов затевая. А Есиславу всяка девушка не люба. То та не эта, то эта не та. Однажды увидал Беловолод в глазах сына блеск при виде одной невесты. Обрадовался, да напрасно. И девушка сыну его отворот поворот дала. Да и Есислав облегчённо вздохнул.

Что делать с сыном князь Беловолод уж и не знал. Какую ему ещё девушку присмотреть, чтобы сердце его мужское запело, не знал. Но не сдавался и новых ему невест присматривал. Так ещё одно Лето незаметно и пролетело.


Часть пятая



Еще одна весна-красна пришла. Народ Комоедицу[15] вышел праздновать. Есислав на помост[16] вместе с отцом своим, князем Беловолодом, ступил. По праву его руку стал. Рядом с ним и брат меньшой Людимир завсегда шёл. По леву руку от князя и княжна красавица была. Любима его. Да три их с Беловолодом дочери подле неё стояли. Всему честному люду слова благодарности князь сказал да праздника хорошего пожелал. Разошлись они по гульбищу. Сыновья князя с сёстрами в одну сторону направились, где потехи для молодёжи. А Беловолод с Любимой мимо рядов торговых хаживать стали. С людьми разговоры вели.

Сестрёнки брата старшего уговорили таки в боях потешных поучаствовать. Тот поулыбался им. Шутя поотнекивался. Есислав не любил шутовские поединки. Но в этот раз согласился. Вышел супротив своего соперника. Тут его давай со всех сторон люд честной подбадривать. Хорош у них княжич подрастал. Женихом завидным стал. Много он на себе девичьих взглядов ловил да улыбок видал. Все были наслышаны, что не нашлась ему пока зазноба по душе. Так все девушки на этот праздник, знай, принарядились. Красивую одёжу да обувку из пыльных сундуков достали. Очельями[17] лицо своё украсили. Да теперь перед княжичем туда-сюда хаживали.

А возле гульбищ сестрёнки наперебой брата подбадривают. Людимир, как взрослый, степенно на поединки смотрит да улыбается. Есислав кафтан с себя скинул, на него кушак с ножнами положил. Шапку поверху бросил, кудри золотые на солнце так и засверкали. Косоворотку снял. И увидал люд честной у него на груди бусинку на верёвочке простой. А она словно камень драгоценный сверкала. Сёстры меж собой удивлённо переглянулись. У Людимира вызнать пытались, откуда она на груди их старшего брата взялась. А тот лишь плечами пожимает. Девушки вокруг зашушукались. Вот тебе и нет у княжича зазнобы. А бусинка чья-то у него на груди висит. И он её не снимает.

А потом началась потеха. Одного соперника княжич завалил. Второго. Уж и на десяток счёт пошёл. И тут супротив него вышел парень, косая сажень в плечах. Выше Есислава на полголовы. Мускулами играет, девиц-красавиц подзадоривает. Все вокруг застыли. Нашёлся видать их княжичу соперник не по зубам. И сошлись два добра молодца да в поединке. Один раз княжич соперника на землю повалил. Второй. И тут Есислав в толпе словно высмотрел кого-то. Сорвался с игрищ да в ту сторону побежал. Его соперник так и застыл. Вроде битым был и сражение не выиграл. А вроде один стоять остался. Все в ту сторону повернулись, куда княжич их убежал. А Есислав никого видать не нашёл да хмурым назад воротился. Тут его кто-то словом задел, мол, сбежал княжич со страха. Все вокруг со смеху покатились. Есислав надруганий над собой не терпел. Слова пустого не любил. И вышел супротив своего соперника да мигом его носом в землю уложил, да так, что тому проигрыш признать пришлось. Есислав быстро наделся, мимо своих прошёл, словно не заметил. Взгляд гневный, сам раскрасневшийся. Домой тут же с праздника и отправился. У себя в комнате ото всех схоронился.

Сел на скамью возле окна, во двор глядя. Да взгляд тот хмурной. А сам мыслями словно не тут был. Сколько времени так сидел, не считал. Его в себя звук открываемой двери привёл. В комнату к нему отец вошёл да напротив сына хмурый присел. Есислав давненько таким отца не видел. А в чём перед ним провинился, не понял.

- Ну, говори, - сказал Беловолод.

- Об чём говорить-то? – удивился Есислав.

- О бусине, что всему люду сегодня на празднике показал. Уже пересуды такие пошли, что и до меня быстрым шагом долетели. Чья бусина будет? – нахмурив брови, спросил Беловолод.

Ирина Жалейко ©, Республика Беларусь, г. Новополоцк.



Все ознакомительные фрагменты фантастической саги «Воины Света» можно почитать тут:

https://author.today/work/series/816

Мой цикл «Сказы и сказания о славных Русичах» целиком можно почитать на портале Автор Тудей:

https://author.today/work/series/5490



Все мои книги можно приобрести как в электронном варианте, так и печатном (под заказ) на сайтах издательств:

Ридеро: https://ridero.ru/author/zhaleiko_irina_petrovna_clstp/

ЛитРес: https://www.litres.ru/irina-zhaleyko/

OZON: https://www.ozon.ru/person/zhaleyko-irina-147279950/

Amazon:

https://www.amazon.com/s?i=digital-text&rh=p_27%3AЖалейко+Ирина&s=relevancerank&text=Жалейко+Ирина&ref=dp_byline_sr_ebooks_1

Google Play: https://play.google.com/store/books/author?id=Ирина+Жалейко&hl=ru&gl=US

А так же на EBook. В печатном варианте 1-я книга Саги есть в магазине «Читай-город»:

https://www.chitai-gorod.ru/catalog/book/1260965/




Мне нравится:
1
Поделиться
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 71
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Любовная литература
Свидетельство о публикации: №1200318105964
© Copyright: Ирина Жалейко, 18.03.2020г.


00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1
1