Чтобы связаться с «Ирина Жалейко», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Лучшие стихи и проза современных писателей
Произведения современной поэзии и прозы
Бизона - cтихи, проза, плейкасты, конкурсы
Ирина ЖалейкоИрина Жалейко
Заходила 12 дней назад

Сказ "Нити Судьбы"


­­­Сказы княжества Свентояра.
Сказ первый "Сказание о Любви"
Сказ второй "Нити судьбы"
Сказ третий "Сказание о чародее Лютоборе"

Сказ второй Нити судьбы:


Часть первая – Вступительная



Сильна земля людьми на ней живущими. Они о ней заботятся, как о своей родной матушке. И она их с лаской да любовью дарами своими одаривает. А княжество сильно князем своим. Он душой своей за всех людей болеет, о каждом думает. Всё ли хорошо в домах их? Все ли накормлены? Нет ли сирот беспризорных? Не обижают ли где кого? Не творится ли несправедливость на земле его? Не ходят ли по ней люди лихие, на добро чужое зарясь? Не творят ли поругания? Не грозит ли им ворог? Всё на плечах княжеских лежит. И живут люди в княжестве Свентояра счастливо в достатке да спокойствии. На князя любимого не нарадуются.

Долгое время никто в глазах его счастья углядеть не мог. Никто понять не мог, что за напасть душеньку его терзает. И радоваться бы ему жизни при красавице жене, да счастья в том союзе не видал никто. Пока кажны человек в княжестве не узнал, что и не было семьи никакой. Что жена эта и не жена ему была вовсе.

Долгие Лета[1] князь Свентояр по жене своей убиенной тосковал, по сыну нерождённому всё слёзы проливал. Но про то́ лишь одному человеку во всём княжестве ведомо было. Верным ему другом все эти Лета был жрец Ведагор. Не давал он князю сломаться от горя. Всё повторял, что тот для княжества всего живёт, что от него все жизни людские зависят.

Когда жена, отцом ему выбранная, опозорила себя на весь свет да из княжества навсегда уехала, остался князь один одинёшенек. Но Богине Макоше виднее, что за нить судьбы человеку сплести. Дочки её мастерицы – Богини Доля и Недоля матери помощницы в этом деле были. То одну нить в судьбу впрядут, яркую да счастливую. То чёрную, горестную да печальную.

И прожил бы Свентояр бобылём свой век, Богами ему отмерянный. Но видимо сжалились они над князем. Вернули ему и жену его Златояру, и сына Лютобора, коих он погибшими считал. То сделали братья-близнецы. Когда старший из них, Будислав, слово своё крепкое, сестре даденое, нарушить решился, а младший из них Будимир брата поддержал да в путь благословил.

А когда князь Свентояр со своей семьёй воссоединился, то увидал люд честной, как изменился он. Как глаза его счастьем да радостью наполнились, когда жену свою всему княжеству представил, когда сына своего, княжича молодого, перед всем народом своим признал. И гуляли свадебку не отгулянную на всё княжество. И радовался народ за князя своего родного, как за самого себя. Кажны человек понимал, что ежели и раньше в их стороне всё ладно да складно было, то со счастливым князем всё ещё лучше сложится.

Я на той свадьбе гулял, гуслями бренчал, песни пел да сказы сказывал. Отшумело веселье. Люди обычной жизнью зажили, делами своими насущными. Да всяко с ними потом случалося. Всяко бывало. Ведь, что с одним человеком происходит, то и остальных задеть может. Кто-то отмахнётся от помощи сам, а кто-то мимо чужой беды пройдёт, головы не повернёт. Так жизни людские друг с другом и переплетаются про меж собой. Да в клубок тугой, да в пряжу запутанную, что сразу и не разглядеть. И лишь Богам сверху всё видно да понятно.

О том сказ свой сегодня и поведу.



Часть вторая



Утро было хорошим. Первый мороз землю тронул. На деревьях снежок пушистый под лучами солнца поблёскивал да глаз радовал. Дышалось в ту пору легко, словно все дела да заботы вместе с землёй на покой ушли до следующей весны. Народ урожай в закрома заготовил да такой, что давно не видывал. Словно и природа на свадьбе князя по осени гуляла да дары ему принесла. Во всех домах достаток был да благоденствие. Люди ни в чём нужды всю зиму знать не будут.

В это утро встал князь Свентояр с улыбкой, потянулся. Кудри свои русые да непослушные рукой пригладил, оделся да пошёл умыться, чтобы ко столу вовремя выйти. Златояра по делам женским спозаранку убежала. Быстро же она общий язык с нянюшкой его, Добродеей Вениславовной, нашла. Та всё никак на княжну не могла нарадоваться и с первого же дня всё хозяйство ей в подчинение и отдала. А сама то́ советом поможет, то́ делом. В подворье княжеском много домов было. Там мастеровой люд жил, кто за конюшней доглядывал, кто за казармой, кто за арсеналом. Все с жёнами да детьми своими. Там где кухня была с самого утра шутки да смех женский слышны были. И ежели княжна раньше войском командовала, то теперь у ней в подчинении другие воины были, да числом не меньше. Но она нет-нет да за советом к нянюшке обратится. А та только радовалась, что нужна на старости лет кому, что не сидит одна в своей светёлке.

Когда князь в столовую вошёл, Златояра уже и завтрак мужу поставила да сама за стол присела, его дожидаючись. Волосы русые в две косы заплела, платье белое с вышивкой красной надела. Щёки румянцем горят, глаза голубое небо затмевают. Только вот на лице её тревога застыла, словно испужалась чего княжна.

– Утро тебе доброго, Златоярушка, — молвил Свентояр, заходя в покои. — Никогда на тебя наглядеться не смогу, Душа моя. Надышаться тобой жизни мне не хватит. Почто взор твой в такой день хороший печальный? — удивлённо застыл он, княжне в глаза глядя. — Отчего тревогу в глазах твоих вижу? Али нездоровится? — в тревоге спросил князь.

– Всё хорошо, лю́бый, всё хорошо, — подошла к нему Златояра, рукой по щеке погладила, в глаза его синие заглянула.

Свентояр крепко жену к груди своей прижал да поцеловал в уста сахарные. Потом отстранился да и застыл в немом вопросе.

– Да всё пустое, родимый. Может то тревоги женские глупые, — попыталась отмахнуться Златояра от вопроса.

– Я же вижу, что не пустое, — упорствовал Свентояр. — С дитём ли что-то?

– Нет. Наш сын подрастает, с ним всё хорошо, — улыбнулась Златояра, рукой живот погладив.

– Это дочка растёт, — завёл шутливый спор Свентояр, положив руку поверх кисти жены. — Вся в мать — красавица. Но ты не ответила. Как я за стол в тревоге сяду?

– Мне сегодня стан воинский вспомнился. Братья мои как там поживают? Лютобор к воеводе Буриславу с третьими петухами умчался, едва перекусив. Он никак общий язык со сверстниками своими найти не может. Ведь он долгие Лета в ските у деда Ставера рос. А ну, как ни с кем не сойдётся? С сыном воеводы Лютомиром подрались, что чуть разняли. Два воина юных так сошлись, как оба живы только остались. С тех пор так и не разговаривают друг с другом. Как не выпытывала у сына, с чего повздорили, молчит о том.

– Уж тебе ли за синяки да раны переживать, за ссоры меж воинами тревожиться? — искренне засмеялся Свентояр. — Али в твоём войске такого никогда не бывало? Почто за пустое расстраиваться. Двоих мальцов-Лютых вместе жизнь свела. Я за этой дракой вижу дружбу крепкую в скором. Помяни моё слово. Я и сам по малолетству Буриславу не один тумак подарил, да и он мне в ответ отвесил их, не пожалев. А сейчас он — дру́жа мой верный. А за братьев и вовсе переживать не стоит. Я их на разговор пригласил. Так что ты печали свои да тревоги в прошлом оставь, готовься лучше гостей встречать.

– Как приедут? Когда ждать-то их? Почто молчал, мне не говорил? — удивилась Златояра, а у самой лицо от радости так и засияло.

– А так. По моему зову приедут. Вот увидишь, ежели всё сложится, как я думаю, то тебя та весть обрадует. Но о том я опосля встречи с ними тебе расскажу. А ждать их совсем скоро надобно, на днях приедут, — засмеялся Свентояр и поцеловал жену в макушку. — Так мы снедать[2] сегодня будем, али я заутрок[3] голодным останусь?

Златояра радостная засуетилась возле стола, забыв про свои тревоги да печали. Обдумывая чем братьев потчевать[4] с дороги будет, чем их порадует. Так утро и пролетело. Князь Свентояр по своим делам отправился, а Златояра по своим.



Часть третья



Несколько дней пролетело за делами повседневными незаметно, как на порог хором княжеских два брата вступили, лишь повод коней стражникам в руки отдали.

Роста они оба высокого были. В теле сила чувствовалась богатырская, что не кажному их и одолеть моглось. Волосы густые да прямые цвета соломы в хвосты повязаны были. Однако у одного прядь непослушная залихвацки на лоб падала. С лица оба похожи были, что не каждый их друг от друга и отличит. Одёжа на них дорожная была, что пыли не боялась, цвета тёмно-синего, не маркого. На ногах кожаные сапоги обуты. На поясах меч да кинжал в ножны вложены были. Глаза голубые зеленцой отливали, словно лазоревым светом изнутри светились из-под ресниц чёрных. Брови цвета тёмного делали их взгляд пронзительным, что не каждая девушка и выдюжит, да и не всяк мужик сможет их в гляделки переглядеть. Бороды у обоих были, но лицо в них ещё не пряталось. На людей глядели так, словно всю жизнь их рассмотреть пытались. Оценить, что за человек перед ними стоит, что за противник ежели в бой с ним вступить. И хоть им всего по двадцать шесть лет стукнуло, видно было, что братья — воины бывалые, люди серьёзные. Жизнь их рано в войско княжеское привело. А пять лет назад и судьбу сестры на свои плечи возложили, когда она воеводой стала и от отца в стан воинский с ними переехала.

На встречу им княжна выбежала с распростёртыми объятьями, в платье нарядном, цвета молодой зелёной травы, по подолу да на рукавах васильками голубыми вышитое.

– Будислав, Будимир, братья мои родимые. Как же скучала я по вам. Как волновалась за вас, — радостно произнесла Златояра.

– Ты почто, сестрица, за нас сердце рвёшь? — рассмеялся ей в ответ брат, у которого прядка выбивалась. — Сама видишь, живы мы оба да здоровы, — подхватывая сестрицу на руки, от земли приподнимая да вокруг себя кружа. — Время ноне тихое да мирное.

Златояра братца в лоб поцеловала, засмеялась в ответ да прядку со лба убрала.

– Поздоровался с сестрицей, Будислав, дай и мне её к груди своей прижать, — заговорил второй брат.

– Меня на вас двоих хватит, братья мои лю́бые, родимые мои, — протягивая руку к Будимиру, сказала княжна, щеки его ладонью касаясь.

– Поаккуратнее с женой моей, Будислав. Она уже под сердцем своим дочку нашу носит, — услыхали они голос князя.

– Сына, — засмеялась ему в ответ Златояра.

– Ты, княже, не волнуйся по чём зря. Мы для тебя её сберегли, и дитю вашему не навредим, — аккуратно ставя на землю Златояру, проговорил Будислав, внимательно в глаза Свентояра вглядываясь.

– За то́, шурины, я вам благодарен, что не расплатиться мне и до конца дней своих, — протягивая руку братьям, сказал Свентояр.

Будислав крепко руку пожал да промолчал.

– А почто Лютобора с вами не видать? — спросил Будимир, руку князю пожимая да радостно по спине хлопая.

– Он к вечеру вернётся, а пока в стан к дружине поехал. Отстать от дядек своих не желает ни в чём, — ответила Златояра.

– Ты себя, сестрица, не затирай. На тебя до сих пор все наши ратники ровняются. Не забыли ещё своего воеводу Безстрашную, — подмигнул Будислав Златояре. — Да и перед отцом своим опозориться, видать, не желает. Ну, да мы ещё с ним наговоримся, а пока с тобой, княже, перемолвимся, — сказал Будислав и опять внимательно в глаза Свентояра посмотрел.

– Какое перемолвимся? Да с дороги-то? К столу пойдём, опосля наговоритесь, — нахмурила брови Златояра.

– Ты, лю́бая моя, поди пока на стол всё собери, а мы скоро и подойдём, — тоном, не терпящим возражений, сказал князь.

Златояра что-то хотела сказать, да поглядев на братьев с мужем, поняла, что разговор у них важный будет, и за стол не пойдут пока всё не обсудят, а ей пока было чем заняться. Она пошла обедню на стол накрывать, а братья вслед за князем проследовали. Войдя в комнату небольшую, братья сели за стол, что посерёд стоял. Свентояр напротив них присел.

– Рад, что отозвались на зов мой. Приехали немедля, — первым повёл разговор князь.

Будимир приготовился слушать князя, пальцы в замок скрепил, на стол положа. Будислав же в упор глядел на князя, руки на груди скрестив. Словно что-то не по нутру ему было. Тишина повисла вокруг такая, что дыхание сидящих слышно стало. Будимир на брата глянул. Он хоть и на десять минут, а всё ж младше был. И слово старшего почитал, как заведено было испокон веков во всех родах земли этой. И вперёд Будислава в разговор не лез.

– Мы слушаем тебя, князь Свентояр. Я думаю, что знаю, о чём разговор поведёшь, — ещё раз внимательно посмотрев тому в глаза, произнёс Будислав, ладони на стол опустив, словно дозволение давая на разговор.

– Я хочу, чтобы вы ко мне в княжество жить приехали, — не водя вокруг да около, начал князь речь свою.

– На постой? Случилось что? — удивился Будимир.

– Нет, брат. Тут другое, — эхом отозвался Будислав. — С чего нам к тебе ехать? Мы — люди военные, нам мирная жизнь непонятна. А в твоё войско переезжать не намерены. У тебя свои славные воины имеются. Тебе за них никогда краснеть не приходилось.

– Верны твои слова, Будислав, — сказал Свентояр. — И за что на меня до сих пор на сердце камень держишь, понятно.

– То время, Свентояр, быльём поросло. Много меж нами говорено было, много недосказано может. Но зла в моём сердце на тебя нет. Ни твоей вины, ни сестрицы нашей, что с вами обоими случилось — нет. И имя твоё мне уже в кошмарах не приходит, — Будислав протянул руку князю. — Вот тебе моя рука. Ежели понадобится и за тебя, и за княжество твоё голову сложить, не отступлюсь.

– Я рад, что у меня такие сородичи есть, — князь пожал ему руку в ответ. — Потому и не побоялся разговор этот затеять. Мне помощь нужна ваша. В дружину свою не зову. Да и на покой отправлять не хочу. Был у меня славный воин Девясил, что помогал мне за порядком досматривать в граде княжеском да и во всём княжестве. Но отправили мы его к предкам месяц тому честь по чести. А я словно своей руки лишился. И всех уже в голове своей перебрал, а человека подходящего так ему взамен и не отыскал. Стража день напролёт по двору шатается без дела, не ведает чем себя занять. А вы вдвоём с этим бременем управились бы. Воинской дисциплине вас учить не надобно. Объяснять что, не требуется. Я бы вас рядом с собой видеть хотел не на покое, а на службе. А что сестре вашей то́ по душе придётся, об том и говорить смысла нет. Лютобор от всех сверстников в округе огородился, словно забором высоким. Только мне да Златояре радуется. С вами он быстрее бы оттаял, к жизни новой привыкая. И выходит, что никак не обойтись мне без вас, братья. Не обойтись, — князь открыто обоим в глаза глянул, взгляд свой с одного на другого переводя, и замолчал, словно все слова, что хотел сказать, сказал.

– За порядком, значит, смотреть. А как же служба наша у князя Велимира? Ты о нём не позабыл ли? — усмехнулся Будислав.

– О том я не забыл. Гонцов к нему я наперёд вас заслал, — расслабился Свентояр, словно самое страшное позади уже сказано. — Не серчайте на меня ежели что. Без вашего ведома то́ сделал. Нам с князем Велимиром не с руки ругаться, да он и не осерчал. Только посмеялся, что сперва воеводу у него увёл, а теперь и двух знатных воинов к себе забираю. Но он понимает всё и зла на мне не видит. Да и до скита Ставера от града нашего поди ближе в два раза дорога будет, — сказал князь.

– И куда на постой определить хочешь? — спросил Будислав.

– Так покои для княжичей пустые пока стоят. Голоса детского не слышат. Один Лютобор по пустым комнатам ходит, словно не понимая, зачем ему столько места одному, — вздохнул Свентояр.

– Так недолго ему одному там бродить. Сестрица тебе ещё богатырей столько народит, что путать начнёшь, — подбодрил его Будимир.

– Не попутаю. Я рад буду и дочерям, и сыновьям. Но пока те покои пустуют. И не за одно Лето они детским гомоном наполнятся, — улыбнулся князь.

И опять тишина меж ними повисла. Князь ждал ответа. А братьям на раздумье время нужно было. Будислав молчал, руки на столе положив да пальцы меж собой скрестив, да застыл, словно их разглядывая. Будимир ждал решение старшего. Он уже сам давно бы согласился на то, но тот вопрос двоим задан был.

– Может, пока думать будете, пойдём к Златояре? Она, поди, уже всё на стол поставила. Обидется потом, хмурой ходить будет, — спросил князь.

– Твоя правда, Свентояр. С дороги живот урчит, еды требует. Но ответ мы тебе сейчас дадим. Что скажешь, брат? — Будислав посмотрел на Будимира.

– Не мы ли намедни о семьях своих разговоры заводили. Что домами пора осесть, а дело военное другим оставить. Так может, пришло и наше время на одном месте остаться? Дома свои поставить, женам да детишкам своим радоваться? Тут и думать нечего. Я на то согласен, Свентояр, — протягивая руку князю, молвил Будимир, тот её крепко пожал.

– За порядком, говоришь, доглядать? — усмехнулся Будислав. — Распоясались стражники, значит, от дела лытают[5]. Вот тебе и моя рука, — протягивая Свентояру руку в ответ Будислав, и крепко пожал. — За порядком строго смотреть будем, но тебе в эти дела только советом своим залазить отныне можно. Пусть за то у тебя голова не болит. У тебя теперь на то́ две наших будут, — улыбнулся Будислав князю.

– Промеж воеводой и воинами кто ж влезать собирается? Я в дела военной дружины своей нос не сую. У меня там Бурислав один всем верховодит. И в ваши дела встревать не намерен. У меня и без того дел не счесть. За всё княжество душа болит. То ноша не лёгкая. А теперь пойдём ко столу, сестру вашу обрадуем, — поставил точку в разговоре князь.

Так втроём в трапезную и вошли. Златояра пир братцам устроила, стол, словно на праздник, накрыла. А когда про разговор узнала, так и вовсе от счастья засияла. Вся семья её рядом была. Муж лю́бый, братья родные, сын. Женское счастье, оно ведь простое, незатейливое. Коли в семье всё хорошо, то и желать большего нечего.

А вечером из стана Лютобор прискакал. Дядькам обрадовался. Новость услыхал, так и вовсе повеселел. Всё ж не одному теперь в жизнь новую вливаться. В ту ночь, только подушки головой коснулся, так и уснул сном крепким. Он так сладко не спал с тех пор, как дом деда Ставера позади оставил.



Часть четвёртая



Вот и зима пришла, снегом землю занесла. Морозец щёки кусал да собак из конуры не выпускал. А там и время Колядок пришло. Скоро уж и Щедрец[6] народ праздновать будет. В граде к нему вовсю готовились. На праздник с соседних селений люди приезжали. Из дальних весей[7] народ свои дары привозил. Каждый в тот день показать свой товар лицом старался. Мастеровые люди творения свои на прилавках раскладывали да людей добрых зазывали. Скоморохи потешками народ радовал, гусляры песнями да сказаниями. На градской площади ряды крытые да помосты[8] ставили. Для детишек с краю стену потешную из снега построили да горки ледяные залили, чтобы было, где им в праздник повеселиться. Места для всего хватало.

Будислав с Будимиром на новом месте уже обжились. В граде только о них и говорили. Мол, новые воеводы над стражниками видные да ладные, молодые да неженатые. Девушки с маменьками меж собой о том перешёптывались. Мужчины в бороды только им в ответ посмеивались. Славные братья были. Во всём уж разобрались, что да как устроено поняли. Стражники про них только хорошее всем говорили. Служба их мало чем от воинской дружины отличалась. Тот же уклад, да только многие из стражников жизнью женатой жили, семьи свои имели. На их плечах лежал покой княжества. Ежели где лихих людей заметят, они туда скачут. Ежели ссора про меж сёлами выйдет, они с князем рядом едут, в деле том разобраться. Караваны торговые по княжеству сопровождают. Людей проезжих да перехожих не трогают, но в случае чего они на помощь люду княжества завсегда первые будут. В граде порядок был, да мало ли где не по злобе, но ссора какая выйдет, опять же стражники всё мирным путём решить помогают. В жизни оно ведь по-всякому бывает. Они же смотрят, чтобы сирот в княжестве не было. Коли такое случалось, чтобы у родни, пусть и дальней, но всё ж у своих под доглядом росли.

Братья хоть и из соседнего княжества сюда приехали, а за всё, как за родное, их душа болела. Стражникам послаблений не давали, воинское мастерство, оно ведь кажны день оттачивается. И в спокойное время об том забывать не след было. А случись что, так и стражники с воинской дружиной на защиту княжества вставали. Вот и не прекращали они своё обучение ни дня. А таких учителей, как братья, ещё и поискать нужно было. Вот стражники о том уже дома своим порассказали, как гордятся своими военачальниками, как рады советам их, как они справедливы, и попусту слова лишнего не скажут, обиду не чинят. А уж как сражаются, что никому их одолеть ещё не удалось. Только сам князь им ровня да княжич молодой. А женщины уж ту молву по округе и разнесли. И девицы меж собой о них судачили да к празднику наряды готовили. Чтобы юбки поярче, платки расписные, шубейки[9] выходные примеряли. К очелью[10] кольца разные цепляли, что покрасивее. А вдруг кто из братьев их заприметит, красоту такую мимо не пропустит. Уж больно девицам их углядеть на празднике хотелось да себя показать во всей красе.

В княжеском доме также приготовления шли полным ходом. Люд с разных весей понаехал. Всех разместить надобно было. Где кто столоваться будет, показать. Товару привезли без счёта, что на обмен, а что и для нужд града. Времени ни минуты у князя с братьями не было. Лютобор отцу да дядькам помогать повадился, даже дорогу в стан воинский позабыл. Те от него не отмахивались. Растёт княжич, скоро уж и десять лет ему минет. А ношу, что князь на себе несёт, понять сызмальства должо́н. Повеселел Лютобор, мать на него нарадоваться не могла. И к праздничному дню всем четверым нарядну одёжу приготовила. Чтобы и братья на празднике себя показать смогли, от трудов каждодневных отдохнув.

С утра в праздничный день откушал Свентояр с семьёй своей, да в город стали собраться. Князь с княжной первыми шли. Чуть позади отца Лютобор следовал, а за ними два брата с головами непокрытыми, мороза не боясь. На княжне был одет ярко-голубой опашень[11], подбитый мехом, вышивкой затейливой глаз радовал. На голове шапка с атласным околышем[12] красовалась, по́днизями[13] с речным жемчугом украшенная. На мужчинах яркие зимние кафтаны[14] парчовые были, мехом изнутри утеплённые, кушаками[15] ярким подпоясаны. Сапоги кожаные добротные начищены у всех до блеска были. Князь Свентояр в синий кафтанодет был с красным узором. Два брата в лиловых одёжах шли, огненно-красной вышивкой украшены. Лютобор в красный кафтан со светло-зелёными узорами одет был. На его щеках румянец играл, то ли от мороза, то ли от смущения. Глаза свои синие то поверх голов поднимет, то отцу в спину уставится. Шапку надеть отказался, шёл, как и отец с дядьками, непокрытой головой. Вихры русые, непослушные золотом на солнце отливали. Хоть и мал ещё был, а на отца как две капли воды похож. У всех мужчин к кушакам ножны с кинжалом были прикреплены. Процессия неспешно вышла в град. Было видно, как волновался Лютобор, как смущался от людских взглядов. Долгое время у деда в ските затворником жил. Он то руку на кинжал положит, то волосы пригладит.

А в граде народу было не протолкнуться, все на праздник спешили, но дорогу всяк князю с семьёй его уступали. Мужчины кланялись этой процессии, руку к сердцу прижимая. Любимого князя Свентояра всяк уважить хотел. Всяк ему долгих дней да родным его пожелать торопился. И князь в ответ всех с праздником поздравлял да светлых дней желал. Так впятером на площадь и вышли. А там люд гудел, что улей в солнечный день. Детишки носились от прилавка к прилавку, сладостями угощались. Скоморохи друг друга с разных сторон площади перекричать пытались. Лоточники с пирогами да пряниками промеж людей хаживали, свои творения на весь град расхваливая. Шум, гам. Веселье, одним словом. Когда князь с родными на главный помост ступил, все стихли, словно по команде.

– Славного вам праздника, люди добрые. Щедрого вам дня да доброго вечера не только сегодня, но и в другие дни. Здравия вам и семьям вашим. Веселись да гуляй честной народ. Угощайтесь всем, что земля наша народила, а вы руками своими собрали да сохранили. Изделия свои в закромах не держите, делитесь с другими, нужное что для хозяйства своего всяк здесь найти сможет. Мастера свои творения на показ для всех выставили. День сегодня какой хороший. Солнце в небе высоком светит нам всем, чтобы праздник удался на славу. Благодарю от всей души своей каждого за труд его повседневный. Желаю мир да лад во все дома ваши, — молвил князь Свентояр, руку правую к сердцу прижал и низко до земли поклонился, другой рукой помоста касаясь.

Княжна с княжичем вослед ему люду княжескому поклонились. Да и Будислав с Буримиром от них не отставали.

– Благодарствуем, княже Свентояр. Долгих лет тебе и семье твоей. Живи и процветай. За таким князем нам любой ворог не страшен, — закричали люди ему в ответ со всех сторон, низко кланяясь.

Хорошо праздник начался. Князь с княжной пошли ходить по рядам торговым, братьев одних гулять отправили. За ними Лютобор увязался.

– Ты почто за нами увязался, пострелёныш? — засмеялся Будислав. — Так дело не годится.

– И чем я вам помешал? — нахмурился княжич.

– Эх, племяш, да разве ты нам помешать можешь? — взъерошив волосы на его голове, сказал Будимир. — Да только ты бы на гульбища детские сходил. С горки прокатился. В потешные бои поиграл. Ступай-ступай. Пора от мамкиной юбки да от отцовских штанов отрываться. Никто тебя тут не обидит.

– Хотел бы я посмотреть на того, кто меня обидеть сможет, — с вызовом на дядек посмотрел Лютобор. — И ни за чьи штаны я не держусь, а уж за мамкину юбку и подавно.

– Вот и славно. Вот и хорошо. И за порядком там заодно присмотришь. Ты же наш помощник, не забывай о том, — улыбнулся Будислав. — А ежели что, так мы тут ходить будем. Сладостями угостимся, на скоморохов-потешников посмотрим. Отец с матерью скоро в хоромы вернутся. Златояре в её положении негоже долго ходить. А мы без тебя домой не воротимся.

– Хорошо. Я к детским потешкам схожу и к вам назад ворочусь, — согласился Лютобор.

– Вот и ладненько. А мы пока тебе угощения высмотрим, — молвил Будимир.

Лютобор, гордо расправив плечи, отправился к шутовской крепости. А братья друг другу подмигнули и по рукам хлопнули, ему вослед глядя.



Часть пятая



Лютобор нехотя пошёл к игрищам детским. Он так дружбу ни с кем и не завёл. Никого там окромя Лютомира не знал, да и с ним встречаться охоты было мало. Но сказано – сделано. Он сразу к стене пошёл, что на крепость похожа была. Там уже во всю детишки снежками швырялись. Девчушки да малые ребятишки с горки с писками да визгами катались. Кто с маменьками был, а кто по старше без догляду уже ходил. Он решил на самый край площади пойти, постоять чутка да сразу к дядькам назад воротиться. Подходя к концу стены, услыхал в подворотне возню какую. Брови удивлённо поднял да туда отправился. А там ему картина безрадостная открылась.

Лютомира пятеро мальчишек удерживали. Двое за ноги, двое за руки, а пятый на шею повис. Кафтан его поодаль валялся. А ещё трое мальчишек снежками в маленькую девчушку лет пяти-шести бросались. Та глаза руками закрыла да пошевелиться боялась. У одного обидчика нос расквашен был. Лютомир пытался вырваться, да ему всё никак не удавалась это сделать. И у него самого из разбитого носа кровь шла, да скула подбитая синяком большим пестрела. Он громко грозил обидчикам, что доберётся ещё до них. Те в ответ только зубоскалились да метко в девчушку снежками кидались. За этим шумом они княжича и не усмотрели.

Лютобор, недолго думая, молча напал на тех ребят, что Лютомира держали. Одного от руки отцепил приёмом каким-то да в сугроб запустил. Второго, что ногу держал, носом в снег уложил. Лютомир приглашения ждать не стал. Остальных обидчиков сам с себя скинул и пустился к троим, что снежками кидались, да те как заварушку увидали, да кто на них налетел, углядели, со всех ног оттуда кинулись бежать. Лютобор хотел было за ними вдогонку кинуться, да его Лютомир остановил.

– Пустое, княжич, за ними бегать. Я их всех запомнил. И этих не забуду, — пнув ногой по мягкому месту обидчика в сугробе, сказал Лютомир. — Пшли отсюда, сучьи дети, пока я вам руки не переломал али ещё что не изувечил.

Тех дважды уговаривать не надо было. Ушибы потирая на ходу, тут же убежали, только их видали. Лютобор в это время к девчушке подошёл, руки от лица её убрал.

– Не бойся. Обидчиков твоих мы разогнали, — напротив неё присаживаясь да снег с её одёжи отряхивая, сказал княжич. — Как звать тебя?

Девчушка глазёнки свои заплаканные на княжича подняла и улыбнулась. Шубейка её виды видывала. Платок пуховой местами протёрся. Валенки словно с чужой ноги обуты были. Окромя глаз её зелёных ничего яркого у ней и не было.

– Златаной меня кличут, — тихо ответила девчушка.

– Имя у тебя какое светлое. Праздник сегодня хороший. Негоже в такой день слёзы лить. Почто без родителей али братьев по празднику ходишь? — спросил Лютобор. — Почто не видать их нигде?

– Сирота я. Окромя бабки никого у меня нет. Да она уж старая, на праздник пойти не смогла. Ей бы возле печи погреться, а не по морозу ходить. Я тишком с дому и ушла. На игрища посмотреть хотела да с горки покататься, — ответила Златана, под ноги глядя.

– Меня Лютобором звать, а защитника твоего — Лютомиром. Мы тебя в обиду не дадим. Рядом с нами тебя никто обидеть не посмеет. А за что эти супостаты так на тебя взъелись? — спросил княжич.

– Они потешные бои вели, я в сторонке постоять хотела да посмотреть. Тут меня они и углядели, и давай снежками закидывать, я в подворотню, а они не отставали, свистели во след да улюлюкали. Я стала столбом, варежками лицо прикрыла и пошевелиться боялась, — сказала девчушка.

– Я сразу это углядел да за ними вдогонку кинулся. Получили они от меня тумаков, да набросились всем скопом, а остальное ты и сам видел, — сказал Лютомир, снегом лицо обмывая да свой кафтан отряхивая, затем подошёл к Лютобору, на ходу одеваясь. — Благодарствую за помощь, княжич, — протянул Лютомир тому руку. — Эк тебя вовремя сюда занесло. Не то мне и со вторым подбитым глазом ходить, да и ей немало бы досталось, — кивнул он в сторону девчушки.

Лютомир был с княжичем роста одного. Волосы тёмно-русые в хвост короткий повязал. Глаза его зелёные из-под бровей тёмно-серых открыто на мир смотрели. Ни от кого взгляд свой он отводить не привык. Сила в его теле не по Летам чувствовалась. Сын воеводы сызмальства воинскому искусству был обучен. Да вот только княжича победить не смог. Тот его носом в землю несколько раз уложил в боях потешных в стане воинском. А потом они страсть как в гневе сцепились, что их разнимать пришлось.

Лютобор поднялся на ноги, встав напротив сына воеводы и в глаза его пристально вглядываясь.

– Не зови меня так, — глухим голосом ответил ему Лютобор и руки не протянул. — Я — сын князя, но то обо мне мало что говорит. Я — внук волхва Ставера, но и это обо мне ничто не скажет. Я — Лютобор. Это имя мне дед дал. И его я сам деяниями своими прославлю. О том я тебе уже говорил.

Златана испугано в сторонке застыла. А ну как они друг с дружкой драться начнут. Их кто разнимет?

– Я не прав был, Лютобор. За то извиниться хочу перед тобой. Слова мои обидные ты забудь. Вот тебе моя рука. Дру́жей своим звать стану, ежели согласишься. Лютобором величать буду. По-другому никак не назову, — опять протянул ему руку Лютомир.

– Что ж. Не заладилось меж нами сразу. Но то в прошлом давай оставим. Вот и тебе моя рука верная. Будь и ты дру́жей моим, — пожимая протянутую руку, ответил Лютобор.

– А не пойти ли нам на праздник? — несмело спросила Златана у обоих.

Ребята одновременно посмотрели на неё, рук не разжимая, да засмеялись в один голос.

– Знамо пойти, — весело произнёс Лютомир, кафтан свой жёлтый, синим узором вышитый, кушаком подпоясывая да ножны с кинжалом на место пристраивая.

– А то всех скоморохов пропустим, да сладостей нам не достанется, — вторил ему Лютобор.

Они взяли за руки Златану да с двух сторон от неё и пошли, весело друг с дружкой разговаривая. Сперва на горки с ней покатались. Потом скоморохов послушали да от души насмеялись. Опосля к рядам торговым отправились сладостями да вкусностями угоститься.



Часть шестая



В это же время братья прошлись вдоль рядов, товары разглядывая да к скоморохам прислушиваясь. С другой стороны площади, что напротив потешной крепости была, располагались развлечения для удальцов-молодцов. Они силушкой здесь своей мерялись да удаль лихую показывали. Рядом скоморохи смешную сказку баили. Недалече две девчушки весело к пирогам зазывали, то на мо́лодцев поглядывая, что бои шутовские вели, то краем уха скоморохов слушая. Туда и подошли братья.

Будислав девчушек сразу заприметил. Они как две капли воды друг на дружку похожи были. Только одна в ярко-красном платке была, да шубейка на ней солнцем жёлтым отливала. Другая была в одёжу поспокойней одета, но нарядности в ней не меньше было. Будислав глянул в глаза той, что в ярком стояла. Зелень глаз её сердце мужское тронула. Коса русая наперёд была покладена да ниже пояса свисала. Девчушка взгляд его заметила, озорно улыбнулась да глаз не отвела. Будислав на другую сестру глянул. Да она для него другой показалась. Непохожей на сестру. От взгляда его, она скромно глаза потупила, да румянцем её щёки покрылись. Коса девичья вдоль спины свисала и взору чужому видна не была. Будислав мыслям своим усмехнулся. Ещё раз на первую сестру глянул. Та лукаво улыбнулась да к пирогам народ зазывать начала. Будислав головой покачал во след мыслям своим да к скоморохам повернулся. А Будимир уже во всю над сказом их смеялся и за братом не следил. Тот его в бок пихнул и предложил в боях поучаствовать. Да брат только отмахнулся от него. Мол, чего с юнцами силой меряться. Всё одно соперника для них тут не сыскать. Только веселье всем испортят. Но Будислав не отставал. Что-то шепнул ему на ухо да в сторону кивнул. Будимир от действа глаза свои отвёл, на сестёр глянул да так и застыл столбом, на красоту девичью глядя. Сестрицы уж в братьях родичей князя-то признали, что-то друг другу прошептали и засмеялись смехом звонким, девичьим. Да так радостно, что братья им во след заулыбались. Будислав проследил за взглядом брата, а тот на сестру тихую смотрел да глаз своих от неё не отводил. Она ему в ответ глянула да косу теребить начала, ещё большим румянцем её щёки покрылись. Тут Будимир на бои потешные и согласился.

Подошли они к месту, где бои шутовские велись и вышли силой меряться. Кафтаны нарядные на землю кинули, рубахи, сестрой расшитые, сверху побросали. И вышли на поединки. Всех соперников своих по очереди завалили, пока вокруг юноши не зароптали, мол, не честно воинам бывалым средь молодёжи силой меряться. Да братья за словом в карман не полезли, что и они ещё молоды, другим напомнили. А сами украдкой нет-нет да на сестриц глянут, улыбнутся, видя в ответ их восхищённые взгляды. За победу в поединках им на двоих один кулёк засахаренных орехов вручили. Будислав приз взял да на сестрицу в ярком платке глянул.

Но тут мимо того места мужик медведя на цепи вёл. И давай народ братьев подначивать с Потапычем сразиться. Вот кого завалить не каждому дано было. Нахмурился Будислав, словно туча грозовая на его лицо нашла. Брат его за плечо ухватил и за двоих всем ответил. Мол, то не забава, то зверь живой. И они с ним сражаться не станут. Братья спешно оделись да пошли к сёстрам, что пирогами да пряниками печатными всех угощали. А во след им неслись шутки едкие, что, мол, испугались, что не по зубам им такой противник. Будислав ещё сильней хмурился, пока опять озорной взгляд девичьих глаз не увида́л. Улыбнулся девушке в ответ и прямиком к навесу с пирогами отправился. Будимир рядом с братом шёл, на другую сестру глядя. Но по дороге к пирогам они нос к носу столкнулись с Лютобором. Тот с Лютомиром к тем же пирогам пробирались, а за ними девчушка маленькая шла, леденец на палочке облизывая.

– Да никак наш Лютобор друзьями пообзавёлся? — обрадовался Будислав.

– Смотрю, что уже и по душам опять поговорить успели? — на синяк Лютомира кивая, вторил брату Будимир.

– То не я, — ответил Лютобор.

– По делу ли награду эту получил али по глупости? — кивнул на синяк уже Будислав.

– По делу. Да я ещё этим делом до конца не дозанимался. Оно в разные стороны разбежалось. Но я всех запомнил. Попадутся они мне ещё на разговор, — смело глядя на Будислава, молвил Лютомир.

– А я ему подсоблю. И у меня к тому делу вопросы остались, — рядом с другом встал Лютобор.

– Раз за дело, значит, молодцы. А это что за радость такая рядом с вами стоит? — подмигнул Будимир девчушке.

– Это Златана, — ответил княжич.

– Куда путь держите? — спросил Будислав.

– Мы хотели Златану до дома проводить да пирогов с собой захватить для её бабушки, — ответил Лютомир.

– А где родители твои? Почто одна такая маханька по празднику ходишь? — спросил Будимир. — Негоже так. А ну как обидит кто?

– Не обидит, мы с ней рядом идём, — опять ответил Лютомир, смело в глаза Будимира глядя.

– То мы видим. И не сомневаемся, что защитите. Я один супротив вас двоих могу не выстоять, что уж о других речь вести. Но ты не потерялась ли, Златана? — упорствовал Будимир.

– Нет моих родителей в живых давно. Я с бабкой Добравой живу. Она — вся моя родня, — тихо ответила девчушка, на леденец глядя. — Да она дома осталось обед готовить.

– А что бабушка твоя гостей привечает ли? Ежели мы все вместе тебя до дома проводим? — сказал Будимир.

– Гостям в нашем доме завсегда рады были, да только давно они к нам не хаживали.

– Так мы это дело быстро поправим, — погладил по голове девчушку Будислав.

– Вот только пирогов с собой наберём. Не будем же мы бабушку твою орехами засахаренными угощать. Не досчитается зубов от сладости такой, — задорно подмигнул Будимир Златане, та в ответ звонко рассмеялась.

Так они к навесу с пирогам все вместе, веселясь, и подошли.



Часть седьмая



А под навесом сёстры весело людей к себе зазывали, улыбками одаривая, вкусными пирогами угощая. Народу толпилось, что и не подойти сразу было. Да братья не спешили сквозь толпу к прилавку пройти. На сестриц-красавиц всё поглядывали да веселью радовались. То одна, то другая нет-нет да на них глянет. Та, что поярче в одёже, смело в глаза Будислава смотрела, взор лукавый не отводила. Та, что потише была, робко на Будимира поглядывала да румянцем заливалась. Но вот и черёд братьев с детишками подошёл.

– Чем угостите, девицы-красавицы? Чем вкусным душу порадуете в праздник хороший, — заговорил Будислав.

– Так у нас ничего невкусного и нет вовсе. Что мило глазу, то и выбирайте, — задорно отозвалась та, что поярче, рукой на прилавок указывая.

А там чего только не лежало. И пирожки духмяные, и пряники печатные, и сладости невиданные да пироги праздничные, затейливо цветами да птицами украшенные.

– Подходи, Златана, посмелей. Набирай угощений. И вы поближе подходите, что душе понравилось берите, — сказал Будимир Лютобору с Лютомиром.

Ребятишки подошли к прилавку. И всё бы им хотелось попробовать, что в руках не унести. Златана пряников себе набрала да одним стала похрумкивать, мальчишки по кульку пирожков с мясом взяли. А братья всё на сестёр глядят да улыбаются.

– А сами почто не угощаетесь, добры молодцы? Аль товар не по купцам? Аль глазу наша стряпня не люба? — подначивала их бойкая сестра.

Будислав на неё смотрел и улыбался, а заговорить больше не пытался. Щёки у девушки от его взгляда румянцем покрылись, да она сама взгляд отвела, глаза потупив.

– Может, сами что посоветуете? Может, есть тут пирог такой, что и в гости с ним не стыдно пойти да друзей угостить? — спросил Будимир. — С ваших рук всё угощение слаще будет, — а сам на другую сестру всё посматривает да улыбается.

– Вот этот пирог возьми, мил человек. Я его сама месила да начинку готовила, вишню сладкую туда клала, — тихо ответила другая сестра, в глаза тому несмело глядя.

– Меня Будимиром кличут, — сказал он ей в ответ, а та молчит и только улыбается робко. — С вишней говоришь. А сама мне тот пирог подашь? С твоих рук он и вовсе слаще мёда будет.

– Прими этот пирог от всего моего чистого сердца, Будимир, — сказала девушка, пирог ему духмяный на руках своих протягивая. — А меня Лазо́рей отец назвал, — и улыбнулась.

– То славное имя, да и ты ему под стать. Глаза твои лазоревые весь мир светом озаряют, — Будимир пирог из рук девичьих принял да ладони её некрепко сжал, она ему в ответ ласково улыбнулась, глаза больше не пряча.

– Ну а ты, славный воин, будешь ли угощаться чем, али так с пустыми руками и уйдёшь? — другая сестра всё не унималась, на Будислава глядя.

– Если сама мне угощение подашь, то не откажусь от того. А звать меня Будиславом, — ответил он ей. — Подержи-ка, племяш, выигрыш наш, — сказал Будислав, отдавая Лютобору кулёк с орехами, а сам всё на девицу смотрит.

– А меня отец Лучезарой назвал. А этот пирог я сама месила да начинку для него готовила. Мясо с луком в сметане запекала. Отведай, не побрезгай. Авось понравится, так ещё вернёшься, — весело сказала Лучезара.

– А и попробую, а и отведаю. На что ты способна погляжу да подумаю, вернуться сюда ещё раз аль нет, — и Будислав в карман за словом в ответ не полез, а сам руки девичьи обхватил, пирог принимая, да не отпустил, в глаза девице пристально глядя.

– Не уж-то забоишься второй раз подойти ко мне, как к медведю не пошёл? Али и я тебе соперник не зубам? Никто так медведя того не завалил, людей славных не потешил, — ответила Лучезара. — Вот пирога моего отведаете, враз смелости оба наберётесь, — те слова она произнесла уже на Будимира глядя.

А тот аж в лице переменился. Лучезара на Будислава глянула да и обомлела. У того глаза гневом пылали, да таким, что она чуть дух перевела, пытаясь понять, что произошло.

– Не нашёлся ещё на меня тот соперник, чтобы запугать меня. Я с пелёнок никого не боюсь. И храбрости мне занимать не надобно, да и смелости своей хватает, — со злостью проговорил он ей в ответ, глазами своими холодными прожигая. — И пирога мне твоего не надобно, — Будислав руки её отпустил да прочь от прилавка пошёл.

Следом за ним мальчишки с Златаной побежали. Будимир на Лазорю глянул, с печальным взглядом головой из стороны в сторону махнул и вослед за братом отправился, но пирог назад не вернул. Сестрицы переглянулись. Лучезара вся с лица сошла, белея снега стала. А Лазоря недолго думая вдогонку за ними кинулась. Чуть догнала.

– Будимир, Будислав, постойте, — крикнула им в спины.

Будислав застыл, но к ней не повернулся, а Будимир к ней развернулся да на неё посмотрел, словно вопроса ожидая. Ребятня тихо в сторонке стоять осталась, замолчав.

– Что сказать хочешь? — спросил Будимир, только из его голоса радость словно всю убрали.

Ирина Жалейко copyright, Республика Беларусь, г. Новополоцк.

    Прочитать целиком сказ можно бесплатно на портале Автор Тудей:

  https://author.today/work/48805

   Ирина Жалейко©, Республика Беларусь, г. Новополоцк.

Все ознакомительные фрагменты фантастической саги «Воины Света» можно почитать тут:

https://author.today/work/series/816

Мой цикл «Сказы и сказания о славных Русичах» целиком можно почитать на портале Автор Тудей:

https://author.today/work/series/5490


Все мои книги можно приобрести как в электронном варианте, так и печатном (под заказ) на сайтах издательств:

Ридеро: https://ridero.ru/author/zhaleiko_irina_petrovna_clstp/

ЛитРес: https://www.litres.ru/irina-zhaleyko/

OZON: https://www.ozon.ru/person/zhaleyko-irina-147279950/

Amazon:

https://www.amazon.com/s?i=digital-text&rh=p_27%3AЖалейко+Ирина&s=relevancerank&text=Жалейко+Ирина&ref=dp_byline_sr_ebooks_1

Google Play: https://play.google.com/store/books/author?id=Ирина+Жалейко&hl=ru&gl=US

А так же EBook.

В печатном варианте 1-я книга Саги есть в магазине «Читай-город»:

https://www.chitai-gorod.ru/catalog/book/1260965/



Мне нравится:
1
Поделиться
Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 82
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Сказка
Свидетельство о публикации: №1191105100656
© Copyright: Ирина Жалейко, 05.11.2019г.


00

Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!

1
1