Чтобы связаться с «Капиталина Максммова», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Сирота

Глава шестая

Печора

Пока шла дикая звериная схватка человека с волком в Карабаянской лесопосадке, между тем в другом лесу, вернее, тайге происходила другая драма.
Печорский округ весь был сам - глухая тайга. Если посмотреть с высоты птичьего полёта, тайга выглядела кроваво-чёрной.
Никто не мог понять: "Почему, с точки зрения природы, так выглядела тайга?" Даже реки и озёра в этих местах отдавали кроваво-коричнево - чёрным бликом.
Может быть, было много торфа, а возможно, от чёрного каменного угля, а, вероятнее всего, от мистического представления того, что здесь кругом были остроги, казематы, короче, тюрьмы и лагеря.
Много здесь было и поселений. Куда ехать бывшему зэку, да и кто его ждал на большой земле - вот они и селились там, где большую жизнь пробыли. Ко всему человек привыкает... А потом и кажется ему, что он здесь родился и здесь его родина.
Многие колодники погибали в бегах, но к этому человек стремился только первое время, то есть первые года два-три после попадания сюда.
Ко всему человек привыкает, а привычка, что сама жизнь под солнцем и небом.
Бежать... Куда... Некуда бежать человеческим обличьям.
Кругом глухая тайга вокруг, а в сухих высотных местах её обрамляли шахты: для добычи угля, для добычи золота, для добычи урана, для добычи апатитов - и для добычи, а, это самое главное, алмазов, и смарагдов, и аметистов, и лазуритов и всякого другого , что представляло огромную ценность в глазах человека.
Никель и слюда - их добыча была обычным делом. Каменная стихия приносила человеку большое богатство. жадными глазами человек всё бы поимел. Но...
Солнечное свечение алмазов и зелёные, как сочная озимь на пашне, изумруды служат украшением для человека. И не только...
Особенно они к лицу женщинам.
Дамское личико вмиг преображается, если на пальцах, или шее, или ещё где-нибудь сверкают бриллианты и изумруды.
Сколько гордости, сколько достоинства, которые так и вырисовываются в глазах и губах милых мещанок.
Но эти драгметаллы нигде и никогда не показывают яхонтовую кровавую сущность, когда они обрамляют пальчики и шейку женщины, которые так любят целовать мужчины.
Ни одна жена, мать, дочь и представить не могут, какой ценой человеческой жизни всё "это" оказалось на миниатюрной шее и на длинных музыкальных пальцах.
Миллион раз, а, может, и более миловали в негические часы мужчины эти женские пальцы и нежную лебединую шею.
Те самые мужики ценой своей жизни из недр земли и камня, лежащие глубоко под землёй, всем, чем можно - киркой, молотом, совком, лопатой, потом и кровью добывали всю эту самую роскошь.
"Бирюльки!" Ах, "бирюльки!" Кому вы принесли счастье в жизни?
Почти любой мужик - "фармазон", и толк он в драгоценностях знает почти каждый, если и не каждый , то семьдесят процентов - это наверняка.
Заметим, он им знает цену тогда, когда находится на свободе и благополучен.

2008 год,
Крайний Север,
Больничный Городок.
Фото автора.


Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 16
Количество комментариев: 0
Рубрика: Литература ~ Проза ~ Роман
Опубликовано: 08.10.2018




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1