Чтобы связаться с «Виталий Ворон», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Виталий ВоронВиталий Ворон
Заходил 1 месяц назад

Приключения гасконца


Мистико-приключенская повесть

Отец сказал, вручая шпагу,
Письмо Тревилю написав:
"Про честь, сын помни, и отвагу,
Не спорь тогда, когда не прав.

Друзей своих люби до гроба,
Пощады не давай врагам.
И с девушками будь не робок,
Плати без срока по долгам.

Стремиться не к богатству надо,
За медный грош всю жизнь отдав.
А к славе доброй, как к награде,
Церковный чтя святой устав.

Не думай, милый сын, о власти,
Добра не принесёт тебе.
Беги от лжи и сладкой лести,
Напакостят твоей судьбе.

Тревилю покажи письмо ты,
Поможет мушкетёром стать.
Дыши лишь воздухом свободы
И помни про меня и мать"

Поклявшись следовать завету,
Вскочил на лошадь и в Париж.
Ждала удача по приметам -
Попалась в мышеловку мышь.

Стояла славная погода
И птицы пели в вышине.
Легко дышалось на свободе,
Совсем не думал я о сне.

В Париж приехал только утром
И тут же сходу в переплёт.
Повёл себя совсем не мудро,
Забыв про разума оплот.

Внезапно грубый парижанин
Толкнул, сбив с ног, несясь куда-то.
"С дороги, смерд!" - мне крикнул Каин,
Но не спустил аристократу.

Схватив его за плечи ловко,
Потряс, как яблоню, немного.
Сказал:"Не вижу что-то давки,
Свободна от людей дорога.

Несётесь Вы как угорелый,
Совсем не помня о манерах.
Сбиваете прохожих смело,
Не видя на пути барьеров"

Махнул рукою парижанин
И тут же прибежали люди.
Скрутили мигом в рог бараний,
Такой исход был очевиден.

"Ну что, голубчик, получил ты
Достойную за смелость плату?
Знать будешь как с аристократом
Вести теперь, дурак проклятый!"

Сказал и засмеялся громко,
А я лежал пред ним на травке
И вдруг увидел незнакомку,
Прекрасная была чертовка.

Окно раскрыв в своей карете,
Сказала:" Граф Рошвор, немедля
Меня к де Ришелье доставьте,
Ужасно сильно привередлив"

Поклон отвесил парижанин
И руку протянул учтиво.
Рассудка здравого на грани
Я был тогда, о, как красива.

К траве взгляд опустив, спросила:
"Кто этот юноша, ответьте?"
"Гасконец чёртов, вражья сила, -
Рошвор сказал, - достоин Смерти"

"А что торчит там из кармана?" -
Заметила вдруг часть конверта.
Поддел граф шпагой лист бумажный:
"Миледи, для Тревиля это"

"А ну-ка мне письмо подайте, -
Плутовка громко попросила , -
Итак, послания податель
Сын друга лейтенанта,мило.

Стать хочет мушкетёром славным,
Служа короне безупречно.
Богатство не считает главным,
Далёк от власти бесконечно.

Ну что же, граф, пора и в путь нам,
Не станет Ришелье ждать долго.
Оставим юношу гвардейцам,
Глядишь, и наберётся толку"

Рошфор на козлы сел кареты,
Взмахнул кнутом и к кардиналу.
Тогда я проклял всё на свете,
Поклявшись отомстить нахалу.

Узнав, где де Тревиль, поспешно
К нему ворвался и промолвил:
"Позвольте быть слугою вечным.
Отдав последние все силы"

"На друга давнего похожи, -
Ответил капитан с улыбкой, -
Припомнились до самой дрожи
Минуты давней славы хрупкой"

"Отец служил когда-то с Вами,-
Сказал я, улыбнувшись тоже, -
Смогу ли передать словами,
Как память всех наград дороже"

"Желаете стать мушкетёром?" -
Спросил и подмигнул забавно.
Ответил я ему с задором:
"Гасконцу слава не постыдна!"

"Послужите в полку у зятя,
Научитесь стрельбе и танцам.
Найдёте по душе занятья,
Там очень рады новобранцам"

Сказал граф с доброю улыбкой
И тут увидел я Рошфора.
Мерзавец совершил ошибку,
Сбежав тогда без разговора.

Спешил куда-то граф, наверно,
Опять сбивая с ног прохожих.
Нахалом быть по жизни скверно,
Отвергнув все законы божьи.

"Постойте, сударь! Вы, мерзавец! -
В окно я закричал Рошвору, -
Геенны Огненной посланец!
Среди людей не место вору!"

Спесивец не услышал будто,
Продолжив путь свой преспокойно.
А следом шёл служитель культа
И выглядел вполне пристойно.

"До встречи, капитан, удачи",-
Сказал Тревилю я с улыбкой.
И прыгнул из окна удачно,
Разбиться было бы ошибкой.

Рошвор стоял и ждал кого-то,
Совсем не думая скрываться.
"Попался, - я решил, - так быстро,
Возьму и накажу мерзавца"

"Продолжим разговор наш, сударь", -
Толкнув слегка рукой, сказал я.
И чуть не потерял рассудок,
Когда вдруг понял...обознался.

Прижав к груди больную руку,
Воскликнул громко незнакомец:
"Кидаетесь на всех от скуки
Иль просто, сударь, вы безумец?!"

"Прошу прощенья, обознался"-
Сказал ему, в глаза не глядя.
"Дуэлью скрасим разногласья,
Сразимся у Дешо мы в полдень"

Ответил незнакомец тихо
И вскоре отошёл куда-то.
Подумал я тогда:"О, Лихо!
С солдатом короля бой краток"

И дальше поспешил за графом,
Его увидев вскоре снова.
Столкнулся по дороге с франтом,
Который хвастался обновой.

"Купил я перевязь за деньги",-
Сказал он, улыбнувшись хитро.
"Портос, обмана то побеги,
Кокнар её вручила утром!"

Воскликнул друг,стоявший рядом
И франт сказал, меня увидев:
"Совсем вы помутились глазом!
Я что, по-Вашему, невидим?!"

"Прошу прощенья, я случайно", -
Ему в ответ промолвил тихо.
"Толкаете меня на крайность,
Дуэль вам будет не потеха"

Сказал франт, подбоченясь грозно,
"В полпервого жду у Дешо Вас, -
Ему ответил, - будет сложно
Убить нахала во второй раз"

Махнув рукой, исчез за домом,
А я продолжил поиск графа.
Событья набегали комом,
Ждала там впереди Голгофа.

Какой-то странный незнакомец
Ногой примять платок пытался.
Смотрел с укором на "младенца",
Порыв его был мне неясен.

Сказал ему я без улыбки:
"Возьмите, сударь, это Ваше"
"Месье, нелепая ошибка!" -
Воскликнул он, став свёклы краше.

"Никак подарок незнакомки,
Что утром ехала в карете?" -
Спросил стоявший рядом громко
В огромной шляпе неба цвета.

"Дуэль необратима, сударь", -
Сказал мне незнакомец тихо.
Взыграла молодая удаль:
"Добьюсь в сражении успеха!"

Пришёл за два часа на место,
Решив всё осмотреть получше.
Судьба была мне неизвестна,
Стучало сердце как-то глуше.

Дешо - обитель кармелитов,
О том узнал от старой девы.
Монахи людям всем открыты,
Добром полны молитв напевы.

Часы пробили ровно полдень,
Никто не появился даже.
Такой исход был неугоден,
Обидно было мне до дрожи.

"А вот и мы, - услышал вскоре, -
Давно столбом стоите, сударь?
Трактирщик глупым разговором
На час нас задержал, вот бездарь.

Хочу представить секундантов,
Партос и Арамис - друзья мы.
Из всех известных миру франтов
Они, поверьте, многоумны"

"Позвольте! - Арамис воскликнул, -
Мне этот сударь тоже должен!"
Монахи распахнули окна
И мы заспорили чуть слышно.

"И мне...- хотел Портос продолжить,
Ему сказал:"Позвольте, сударь,
Коль не порвётся жизни нить,
Дуэль поставит точку в споре"

Атос спросил меня:"Готовы?"
"Начнём", - ответил, взмахнув шпагой.
Была судьба ко мне сурова,
Кипел в груди котёл с отвагой.

Из-за угла отряд гвардейцев
Внезапно вышел, окружив нас.
И крикнул командир злодеев,
От солнца щуря оба глаза:

"Дуэли год как под запретом!
Запамятовали господа?!
Отдайте шпаги, под арестом!"
"Всего ценнее нам свобода

Друзья, придётся бой принять,
Уверен, победим гвардейцев.
Не сможет отрубить голов кат,
Лишив земного совершенства.

Нас трое, их же двадцать ровно, -
Сказал Атос друзьям с улыбкой, -
В мундирах шитых поголовно,
Допустят, боровы, ошибку"

"Нас четверо!" - сказал я графу,
Атос ответил:"Не встревайте!"
Партос промолвил:"Не забава!
Послушайтесь его совета!"

Затем и Арамис:"Вы юны,
Познайте счастье, бед не зная.
Играют Смерти громко горны,
Остаться рядом - бред, бравада"

"Скорей, - сказал опять гвардеец, -
Уйдите, юноша, в сторонку"
"Сразимся вскоре, я надеюсь!" -
Воскликнул наглецу вдогонку.

Звенели шпаги, раня злыдней,
Атос похожим был на тигра.
Партос - Геракла посильнее,
Мудрее Арамис сатира.

Бежали со всех ног гвардейцы,
Оставив раненых монахам.
Был радостен душой и сердцем,
А спор вмиг обратился прахом.

Сказали дружно мушкетёры:
"Стоим горой мы друг за друга!"
Являли доблести примеры,
А я стал центром дружбы круга.

Дошёл я до торговца дома,
Усталость с ног меня валила.
Явились мыслей разных сонмы,
Подумал вдруг:"Святая Сила!

С утра Рошвор ограбил, сволочь,
Красотка так смотрела сладко.
Никто ведь не пришёл на помощь,
Когда гвардейцы били метко.

Потом с Тревилем разговоры
О будущем моём в Париже.
Увидев утреннего вора,
Не смог остаться неподвижным.

За ним я побежал вдогонку,
Решив спокойно объясниться.
Хотя мечтал о поединке,
Приличий разъяснить границы.

И снова в переплёт, как в сети,
Толкнул Атоса, обознавшись.
Потом Портоса дивно встретил,
Ведя себя с ним бесшабашно.

Затем и с Арамисом спор был
О нравах человека долгий.
Гвардейцев шпагой остудив пыл,
Мы вспомнили о вечном долге.

И сразу поклялись друг другу
Быть вместе до последней зорьки.
Спасать из омута любого,
Делиться хлеба чёрствой коркой.

Совсем забыл, любовь я встретил,
Констанция красива очень.
Но, чур, держите всё в секрете,
О ней мечтаю тихой ночью.

Жена Буоносье чертовка,
Подруга королевы Анны.
Во всём видна её сноровка,
О, Боги, как она желанна.

Торговец вовсе не помеха,
Не пара он такой красотке.
Завистлив и спесив до смеха,
Готов всё выполнить за деньги.

C друзьями я договорился
В трактире встретиться под вечер.
Спать вовсе не имело смысла,
Важна была мне эта встреча.

Открыв окно, впустил внутрь ветер,
Немного пусть прохладней будет.
Поток людской был бесконечен,
Текли судьбы рекой секунды.

Вдруг голос сладкий я услышал,
Констанция назад вернулась.
Решил поговорить с малышкой,
Но муж пришёл, какая жалость.

Прошло, наверно, четверть часа,
Торговец вышел вновь из дома.
Состроив кислую гримасу,
Пошёл по городу дневному.

Собрался я уже спуститься,
Как вдруг увидел двух гвардейцев.
Пришлись мне не по нраву лица,
Похожи на убийц владельцы.

Констанция тихонько пела,
Опасности совсем не чуя.
Беда уже пустила стрелы,
Прервать желая жизнь младую.

Гвардейцы встали перед дверью,
Услышал сверху тихий говор:
"С какой здесь появились целью?!
Констанция, котёл дырявый"

"Сейчас спущусь к вам вниз,канальи,
Узнаете почём фунт лиха!
И вылезут глаза шакальи
От сильной боли и от страха!"

Подумал и хотел спуститься,
Желая научить манерам.
И тут в окно влетела птица,
Посланник не войны, а мира.

Была привязана тесьмою
Записка прямо к птичьей лапке.
Неужто это весть от Ноя
Со списком полным недостатков?

Бумажку отвязав, прочёл там:
"Должна, Констанция, на встречу
Отправиться ты с Бекингемом!"
Подумал тут же:"Незадача"

Гвардейцы в доме оказались,
Констанцию связав верёвкой.
Я взял немного карамели
И три доски снял с пола ловко.

"Письмо где, глупая корова?
Отдай сама, нето ударю!" -
Услышал снизу - Королева
Тебе вручила в будуаре"

Моя Констанция молчала,
Гвардейцы терпеливо ждали.
Налил немного для начала
Воды на ближнего громилу.

Он поднял голову, весь сжавшись,
Ему я улыбнулся сверху.
Гвардеец испугался страшно,
Меня увидев, вот потеха.

"Простите, сударь, я случайно, -
Сказал громиле, - уж простите".
Узнав про королевы тайну,
Вдруг понял, жизни тонки нити.

Гвардеец, угрожая шпагой,
На стул встал, чтобы дотянуться.
Зажал я голову ногами,
Ножом сбрив волосы безумцу.

Громила вдруг заплакал горько,
Спустившись поскорей обратно.
Его не жаль нисколько было,
Конец такого ждёт бесславный.

Сбежав по лестнице галопом,
Гвардейцев выпинал из дома.
Душа сияла ярким светом,
По телу разлилась истома.

Поцеловать хотел красотку,
Но молвила она:"Не время"
Отдал спокойно так записку,
С души своей сняв тайны бремя.

"Пора мне", - девушка сказала
И, плащ накинув, дверь открыла.
Судьбы моей была кормилом,
Любви земной златая жила.

Смотрю, уже повечерело,
"Пора идти в трактир", - подумал.
Взяв плащ и шляпу, вышел смело,
Немного вправо и за угол.

Трактир людьми был переполнен,
Велись хмельные разговоры.
Услышал вдруг совсем случайно:
"Конец всем скоро мушкетёрам!

Сбежала птичка золотая,
Оставив с носом кардинала.
Возьмёт и всех пересажает,
Но это сказки лишь начало.

Стремится Ришелье наш к трону
Людовика низложит вскоре.
Пропишет новые законы,
Во Франции наступит горе"

"Ах, так, - подумал я, - спесивец,
Скрываешь под сутаной беса.
Ты веры должен быть ревнивцем,
Весь день Создателю молясь"

Найдя друзей, к ним поспешил я,
Они сидели в центре зала.
Атос и Арамис смеялись,
Партосу дичи было мало.

"Мой друг, - толстяк сказал с улыбкой, -
Давно все вместе ждём прихода "
"Забыть всё было бы ошибкой, -
Ему в ответ, - заради Бога”

Пошли неспешно разговоры
О службе, о любви, о долге.
Вломилась тут гвардейцев свора,
Сбивая с ног всех у порога.

"Бургундского, да побыстрее!" -
Они потребовали громко.
Увидев служку:"Смерд, живее!"
С невежами одна морока.

Хмельных увидев мушкетёров,
Воскликнули:"Конец вам скоро!"
Партос смотрел на них с укором,
Терпеть не мог такого вздора.

"Сегодня в дом пришли гвардейцы,
Констанцию пытать хотели.
Умом похожи на младенцев,
Томящихся во взрослом теле.

Их быстро выпинал из дома,
Любимую свою спасая.
По телу разлилась истома,
Любовь в груди не знала края"

"Врагом быть Ришелье ошибка, -
Сказал, махнув рукой, Атос, -
Оскал Вурдалака улыбка,
Зловредностью наполнен голос"

"Быть рядом с ним опасно очень,-
Продолжил Арамис за другом, -
Любого он отправит в вечность,
Блаженства полишив земного"

"В Бастилию, зловред, запрячет, -
Партос промолвил, погрустнев вдруг, -
Проснётся зрячий там незрячим,
В безумия порочном круге"

"Друзья, спасибо за заботу,
Весьма я буду осторожен.
Попасть в тюрьму мне неохота,
Пусть храбрость остаётся в ножнах"

Сказал и посмотрел на лица,
Понять пытаясь настроенье.
Партос, гвардейцев видя, злится,
От всех бед битва панацея.

Атос поддерживает друга,
Готов внезапно вынуть шпагу.
Молитву не считая благом,
Проявит Арамис отвагу.

"Друзья, настала ночь в Париже, -
Сказал Атос, - пора прощаться.
Во сне пусть звёзды будут ближе,
А завтра встретимся в двенадцать"

Домой я поспешил тотчас же,
Усталость просто с ног валила.
"Люблю до самой крупной дрожи", -
Услышал вдруг, Святая Сила.

Констанции то голос нежный,
Встречалась ночью с незнакомцем.
Подкравшись сзади осторожно,
Решил сразиться с Тьмы питомцем.

"Постойте, сударь, Вы мерзавец! -
Ему я крикнул- И развратник!
Шакала подлого трусливей!
Обидчик девы беззащитной!"

"В чём дело? - молвил незнакомец, -
Зачем кричите, сударь, громко?"
"Святая Сила, иноземец! -
Подумал - Будут кривотолки!”

И шпагу выхватив, встал в стойку,
Рукой свободной зазывая.
Смотрел враждебно франт английский,
Как на добычу волчья стая.

"Одумайтесь, прошу, скорее!" -
Воскликнула любовь всей жизни -
Всю правду расскажу позднее,
Сейчас забудьте про капризы!".

"Милорд, - сказала иноземцу, -
Проводит юноша до места"
Забилось вновь любовью сердце,
За мной идти велел я жестом.

Пустынны улицы Парижа
Ночной порою абсолютно.
Но вдруг металла лязг услышал,
"Засада!" - крикнул, вышли люди.

Нас только трое, их же девять,
Глаза все красные от злобы.
Мерзавцев по земле рассеяв,
Молитву вознесли мы небу.

"Спасибо, сударь, вот Вам шпага,-
Сказал мне иноземец славный, -
Сражались Вы любви во благо,
Помощник вышел идеальный"

"Вот и дворец, - потом продолжил, -
Пора прощаться, сударь, с Вами.
Я герцог Бекингем, глас божий,
Всю власть не описать словами"

"Милорд, вот королева Анна, -
Констанция сказала тихо
И мне потом, - всё это тайна,
Молчите, сударь, будет Лихо"

"Дождусь Вас",- я сказал с улыбкой, -
"Идите, сударь, долго буду, -
Она ответила с тоскою, -
Нето подхватите простуду"

И скрылась с Бекингемом быстро,
Взяв ловко герцога под ручку.
"Останусь здесь, - решил я живо, -
А дома будет очень скучно"

Прошло лишь два часа, не больше,
Подул вдруг очень сильный ветер.
Замёрз до жути, ждать не брошу,
Так холодно, как будто север.

Ворона каркнула, на дуб сев,
Уставившись хитрющим взглядом:
"Свою, дурак, ждёшь королеву?
Поступок этот не оправдан.

Она давно уж позабыла
И про тебя, и про торговца.
Констанция из тех кобылок,
В груди которых нету сердца.

Любовь совсем затмила очи,
Лишила страсть рассудка вовсе.
Мечтает очень дни и ночи
О баловне Судьбы матросе.

Они целовались, не веришь?
Своими глазами видала.
И только давай без истерик,
Вовек не вернёшь ты слезами.

Откроет Бекингем все двери
И дева полетит к британцу.
Матрос ужасно суеверен,
Всех Адовых страшась посланцев.

Но тайно кардинала любит,
Готова на любые жертвы.
Ужасный герцог сластолюбец,
Несчастной он подпортит нервы.

Не жди, иди домой спокойно
И спать ложись без разговоров.
Поверь, с утра не будет больно,
Её ты встретишь без укоров"

"Всё это бред! - воскликнул громко -
Поступками чиста пред Богом!
Меня обманывать нет толку,
Нето всё выйдет крайним боком!"

"Ну-ну, - сказала мне Ворона, -
Посмотрим, что потом мне скажешь,
Появятся прозренья зёрна,
Но поздно будет, аж до дрожи.

А вот миледи просто Пава,
Умна как Архимед с Сократом.
Милейшего, красотка, нрава,
Счастливым будешь и богатым"

"Не верю, старая плутовка!
По жизни врёшь, не зная меры!" -
Сказал и жёлудь бросил ловко,
Забыв про светские манеры.

Ворона каркнула и в небо,
"Дурак ты!" -крикнув на прощанье.
А я гадал всё:быль иль небыль,
Явились блудные сомненья.

Прошло ещё часа четыре,
Усталость с ног уже валила.
Вдруг тихо стало в целом мире
И я шепнул:"Святая Сила"

Сначала призрак показался
Седого сильно господина.
Он был совсем мне неопасен,
Похожий на простолюдина.

Затем и Нетопырь возник вдруг,
С глазами красными от гнева.
Четыре страшные зверюги
Подкрались и напали слева.

Грифонам нравилось играться,
То клювом щёлкают орлиным.
То прыгают в дичайшем танце,
То на меня прут, как бараны.

Всё хочет Нетопырь мне впиться
Клыками в горло, кровь испив всю.
Погибнуть плохо в восемнадцать,
Любовной силы не изведав.

Сражался из последних сил я,
Но чудища не отступали.
Мне не везло по всем статьям,
Душа стремилась в вечны дали.

"Довольно!" - раздалось как выстрел,
Возникла предо мной миледи, -
Послать бы в Ваше сердце стрелы,
Навеки этим обезвредив.

Узнала я, Вы помогали
Констанции сбежать из дома.
И сей поступок аморален,
Бастилия грозит любому.

Но Вас спасти хочу я, сударь,
От гнева кардинала очень.
Безумных за грехи не судят,
У них и так век покороче.

Побудете в моём Вы доме
Пока де Ришелье забудет.
Он очень сильно вероломен,
Ломая каждую из судеб.

Констанцию скорей забудьте,
В измене королю виновна.
И не жалейте об утрате,
Блудливой девице подобна"

Хотел было сказать:»Увольте!»
И ноги унести поспешно.
Да не успел, вонзилось жало
И мир вокруг исчез бесследно.

Потом узнал, миледи — ведьма,
Владеет магией с пелёнок.
В неё вселился страшный демон,
С умом Геенной извращённым.

Грифон, Ворона — только слуги,
А мышь — заблудший Ада ангел.
Сошлись в единый путь дороги,
Грехи вернулись бумерангом.

Наслала на меня забвенье
И сонного к себе в берлогу.
Очнулся вечера позднее,
Сыграв тотчас же недотрогу.

«О,Боги, где я?! - закричал вдруг, -
В Аду?! В могиле?! На Голгофе?!»
Решив, что сильно перепуган,
Пустилась в море философий:

“Мой друг, Вы сами виноваты,
Не нужно было мне перечить.
По дерзости и вышла плата,
Ваш был поступок опрометчив.

Могли бы очень подружиться,
А может, даже стать семьёю.
Не пряча друг от друга лица,
Владеть Вселенской силы мощью.

Правителей всех уничтожив
Проклятьем злобным шести княжеств,
Людей до самой крупной дрожи
Вселенский взрыв обескуражит.

Оставим для себя лишь сотню,
Душою служат пусть до гроба.
Добившись власти абсолютной,
Иных миров взорвём утробу.

Узнав Архангелов беседы,
Ключи получим мы от Рая.
Посыпятся хлыстов удары,
Безгрешных грязью обливая.

Миры разрушив до истоков,
Создателями новых станем.
Там будут главными пороки,
А злоба лучшим талисманом.

Не поздно Вам ещё подумать,
Принять ли сторону чертовки.
Слывёте, право, скородумом
Среди ватаги мушкетёрской»

Пообещал решить к полудню
Безумные вопросы эти.
Увидев на кровати лютню,
Исполнил несколько куплетов.

Миледи слушала с восторгом,
Играла на лице улыбка.
Подумать я успел о многом,
Согласье было бы ошибкой.

Но и отказ вёл прямо в Бездну,
Откуда страшно пахло серой.
Бежать пытаться бесполезно,
Премного на пути барьеров.

Во-первых, магия миледи,
Спасенья от неё не знаю.
Избегнуть не смогу трагедий,
К любым мольбам она глухая.

А во-вторых, Грифон ужасный,
Пасётся прямо перед домом.
За дверью Нетопырь клыкастый,
Меня поймают по-любому.

«Что делать? - вопросил себя я,-
Остаться молодым навечно?
Твердить, «миледи», попугаем ,
Став другом для неё сердечным?»

Раздался громогласный голос,
Вернув назад, лишив раздумий:
«Колдуньи век совсем недолог,
Графиня, будь благоразумней!»

Миледи вздрогнула от страха,
Совсем забыв про разговор наш.
Почуяла всю близость краха,
Увидев на пороге Стража.

Архангел в белом одеяньи
Стоял с раскрытыми крылами.
И молвил ведьме в назиданье:
«За жизнь ответишь батогами

Ведьмачеством копаешь яму,
Подумай лучше о спасеньи.
Будь чуткой, доброй, неупрямой,
Услышишь ангельское пенье.

Покайся перед ликом божьим,
Часы греховности припомнив.
И тело сотрясётся дрожью,
Коль Света явится поборник»

Услышав голос Арамиса,
Я чуть не закричал от счастья.
Силён в военных экзерсисах,
Меня избавил от напасти.

Миледи не узнала друга,
Была она стены белее.
Подумала:»Ужель я в круге,
Давно собою не владея?»

«Про юношу совсем забудь ты, -
Продолжил «Страж», - не для тебя он.
А вспомнишь про святых поступки,
Не будет сон твой напряжённым»

Пока не двигалась графиня,
Стрелою я сбежал из дома.
Мой друг был очень многогранен,
Внушит почтение любому.

Партос нас поджидал в карете,
Атос сидел на козлах лихо.
Друзей был очень рад увидеть,
Лишь с ними стала жизнь как сахар.

В трактире я узнал подробно
Друзья как обо всём прознали.
«Характер у миледи злобный,
Спастись от чар ты смог едва ли.

Знаком я с нею лет так двадцать,
Узнал совсем ещё девицей.
И как не трудно догадаться,
Влюбился сразу, став “счастливцем”.

Сыграли свадьбу через месяц,
А утром вместе на охоту.
Собаки видели, как заяц
Бежал стрелою, след запутав.

«Ату его!» - им крикнул громко,
Коня слегка рукой ударив.
Устав от кривотолков замка,
Я был охоте благодарен.

Но вдруг графиня закричала
И наземь с лошади упала.
То было ужаса начало,
Унесшего потом все силы.

К жене я подскочил мгновенно,
Спросив:»С тобою всё в порядке?»
Она ответила мне нервно:
«Со Смертью не играю в прятки!

Твоя охота надоела,
Хочу обратно в замок тут же.
Болит от ссадин сильно тело,
А сердце гулко бьёт до дрожи»

Хотел помочь я ей подняться
И руку протянул тотчас же.
Коснулись платья мои пальцы,
Оно с плеча сползает девы.

Я вдруг воскликнул громко:»Боже!»
Гулящей оказалась девкой.
О, как же был неосторожен,
Женившись скоро на плутовке.

Клеймо палач поставил славно,
Там лилия благоухала.
«Обманщица!» - воскликнул гневно.
Она в ответ:»Какая жалость!»

Не смог я вынести позора,
Повёл на пруд и утопил в нём.
О том забыл совсем нескоро,
Стыда огнём пылал год разум.

Не думал снова повстречаться
С графиней де Ла Фер при жизни, -
Сказал Атос, - реинкарнаций
Случиться не должно у слизня»

«Мы только вышли из трактира,
Решив немного прогуляться.
Вдруг видим, к нам бежит детина,
«Беда с де Артаньяном, братцы!»

То был знакомец наш трактирный,
Не раз лилось вино рекою.
Не знали мы про план коварный,
Но сердце билось неспокойно.

«Увидел мушкетёра в полночь,
Когда домой я шёл неспешно.
Он был со мной немногословен,
Без шляпы выглядел потешно.

Хотел уйти, с ним попрощавшись,
Но вдруг красавицу приметил.
Духов шёл аромат сладчайший,
Застыл я тут же в комплименте.

Но мимо пролетела нимфа
И подошла к де Артаньяну.
Тот был печальнее халифа,
Отдавшего всё за румяна.

Не слышал вовсе разговора,
Чужие тайны уважаю.
Собак вдруг пробежала свора,
Вокруг всё оглашая лаем.

Затем рассудка я лишился,
Увидев пред собою чудищ.
Воскликнул вдруг:»Святая Сила!
Спасите! Помогите, люди!»

Красавица взглянула злобно,
«Замолкни, смерд! « - воскликнув грозно.
Жаль, двигаться был неспособен,
Плечами лишь от страха вздрогнул.

Туман возник вокруг внезапно
И скрыл де Артаньяна тут же.
«Грозит приятелю опасность!»
Подумал я, став потрезвее.

Хотел спасти де Артаньяна,
Но тот с туманом испарился.
Подумал, зрения обманы
И досчитал до пары тысяч.

Но друга вашего не стало,
Тогда я побежал за вами», -
Сказал детина, пьяный малость,
И мы кивнули головами.

«Мне почерк сей уже известен, -
Сказал Атос, - графиня это.
Был с вами я, друзья, нечестен.
Ведь думал, сжил её со света.

Плутовка оказалась ведьмой,
Смогла вернуться с того света.
Извергнула назад Геенна,
Послав изжить Христа Заветы».

«Должны спасти де Артаньяна!» -
Портос воскликнул, вынув шпагу.
«План нужен смелый, без изъяна»- -
Спокойно Арамис промолвил, -

Чертовку мы, друзья, обманем,
Боится, верно, божьей кары.
Не сдержит Аду обещаний,
Замучают во снах кошмары»

Карету нам привёз детина
И мы на помощь поспешили, --
Портос закончил позитивно, -
Спасли тебя, Святая Сила»

«Архангелом я притворился, -
Продолжил Арамис за друга, -
И вышел очень живописно,
До дрожи напугав чертовку»

“Спасибо!- я сказал от сердца, -
Друзья, навеки вам обязан!
Спасли гасконского птенца,
Избавив от дурного глаза!»

Мы до утра в трактире были,
Ведя о разном разговоры.
Домой вернулся я бессильный,
Во сне собачью видел свору:

«Как будто шёл ночной порою
Неспешно очень по Парижу.
Душа играла добротою,
Желудок грел прекрасный ужин.

Решил пройтись я до трактира,
Надеясь повстречать друзей там.
Не рады были визитёру,
Угрозою глаза сверкали.

«Зачем припёрся, мушкетёр к нам,
От праведных дел отвлекая?
Намазано здесь сладким мёдом
И ты летишь с пчелиным роем?

Не рады мы подобным франтам,
Которые нутром спесивы.
Кичитесь всюду вы талантом,
Быть при деньгах и жить красиво.

Мол, нет вояк храбрей на свете,
Готовы в бой пойти тотчас же.
Врагов удел же беспросветен,
Увидев вас, исходят дрожью.

Но на поверку интриганы,
Плетёте лести липкой сети.
Закрыты в мир обетованный
Вам двери, торг там неуместен»

Такие я слова услышав,
Поспешно выйдя из трактира.
Почувствовал себя мальчишкой,
Которого побил задира.

Внезапно дрожь прошла по телу,
Как будто ветерком обдуло.
Душа тотчас осиротела,
Лишившись храбрости и силы.

Раздался вой ужасный справа,
А слева клацанье зубное.
Собак за мной бежала свора,
Казалось ерундой всё полной.

Стрелою я от них помчался,
Не видя ничего глазами.
Домой бежать небезопасно,
Порвут вмиг острыми клыками.

Лишь у дворца остановился
И дух тотчас же перевёл свой.
Назад вернулись храбрость с силой,
А с ними мысленное братство.

«Бегут собаки, не кусая,
А значит им не так и нужен.
Конечно, их большая стая,
Но я могу быть попроворней.

Огня боятся звери страшно,
Но где возьму сейчас его я?
Прикрикнуть громко на них можно,
Должны, наверно, испугаться?»

Подумалось, столбом вдруг замер,
Глядел вожак всей своры злобно.
На ум не шли ко мне контрмеры,
Его боялся безусловно...»»

Проснулся весь от страха потный,
Но через час в себя вернулся.
В трактир пошёл я беззаботно,
Рассудок возвратился в русло.

Про сон поведал Арамису,
И он сказал:»О, друг мой юный,
Во снах всё так бескомпромиссно,
Они подарены душою.

Гналась ужасно долго свора,
Заметь, совсем не нападая.
Ведётся о грехах тут говор,
Во сне они явились лаем.

Припомни все свои поступки,
А так же подлых лицемеров.
Собрав все памяти скорлупки,
Ты сразу же предпримешь меры.

Хороший признак сна любого -
Большую увидать собаку.
Получишь чудный дар от Бога
Иль властьимущего поруку»

Пожав сердечно руку друга,
«Бургундского» с ним выпил кружку.
Всё тут же закрутилось кругом,
Возникли с выпитого мушки.

Пойду, наверно, я обратно», -
Сказал я Арамису тихо.
«Смотри, будь очень аккуратным, -
Ответил он, - хватил ты Лиха»

Домой вернулся лишь к полудню,
Констанция с порога:»Друг, мой,
Судьбы Вы баловень, наверно,
Раз ведьмы избежали злобы.

Есть просьба у меня большая,
Исполнить только Вы способны.
Откажете, я пропадаю,
Поможете, век благодарна»

«Душа моя, лишь поцелуем
Приму от Вас за дело плату.
Войду в Геенну я любую,
Доставив золотые клады»

Ответил ей с поклоном низким,
Констанция со всей душою:
«За месяц стали очень близким,
Мне посланы самой судьбою.

Вам надо в Англию поехать
И встретиться там с Бекингемом.
Сейчас, поверьте, не до смеха,
Живу под взглядом кардинала»

Свои подвески королева
В знак верности вручила другу.
Теперь в беду попала дева,
Идёт по замкнутому кругу.

Отдайте герцогу письмо вы,
Прочтёт и тут же в путь обратный.
Прошу Вас, не ищите славы,
Здоровым видеть Вас отрадней»

Миледи нас опередила,
Уехав очень рано утром.
Была то прихоть кардинала,
Удачу чувствовал нутром он:

«Езжайте в Англию тотчас же
И Бекингема оболваньте!
Мне честь Людовика дороже
Даров Творца всех вместе взятых!

Смотрите же, не опозорьтесь,
Как некогда с де Артаньяном!
Поймаю я за хвост прохвоста,
Найдя коварные изъяны!

На всех путях стоят гвардейцы,
Поймают наглых мушкетёров!
Хотел бы я увидеть лица
Всей трижды проклятой четвёрки!

Покинуть Францию по морю
Нельзя без моего согласья!
Я буду лучше страшным монстром,
Врагам зловредность исторгая!

В порту предъявите приказ Вы,
Подписанный моей рукою!
Сухою выйдет королева,
Проститесь с буйной головою!»

«Всё выполню, - в ответ миледи, -
Взамен прошу всего лишь титул.
Растёт мой в Англии наследник,
Пускай жизнь проживёт в почёте»

«Отвечу Вам, когда вернётесь,-
Промолвил Ришелье с улыбкой, -
Пойдёт задумка как по нотам,
Признаю злость свою ошибкой»

Миледи, низко поклонившись,
Покинула Париж тотчас же.
Блестели солнца медью крыши,
Но тело всё тряслось от дрожи.

«Вперёд, друзья! - Партос воскликнул -
Удача встретит нас с улыбкой!»
«Судьбы неведомы волокна,
Презреть их было бы ошибкой,

Сказал вдруг Арамис мудрёно, -
Но верю, сбудутся надежды.
Поднимем храбрости знамёна,
Погибнуть можем лишь однажды»

Мы встретили гвардейцев вскоре,
«Езжайте дальше, задержу их!» -
Портос воскликнул нам на горе,
Любитель боевой потехи.

А следом Арамис остался,
Взмахнув нам на прощанье шпагой.
Хорош был в этой ипостаси,
Гвардейцев сея у оврага.

В трактир зашли и вновь засада,
Атос мне крикнул:»Задержу их!»
Остался на душе осадок,
Добьюсь я кардинала краха.

Одно в порту стояло судно,
Хотел взойти, но не пустили:
«Не будьте, сударь, безрассудным,
Идёте против кардинала»

«О, тысячи чертей, канальи!«-
Воскликнул я, сойдя на берег.
Попавшись в сети канители,
Был Ришелье в своей манере.

И вдруг увидел де Жюссака,
Державшего в руках бумагу.
Почуял сразу — будет схватка
И быстро приготовил шпагу.

«Никак, приказ от кардинала?» -
Спросил его тотчас с улыбкой.
«Не Ваше дело, червь нахальный!» -
Он крикнул мне, обидев крепко.

«Отдайте мне письмо, немедля,
Избегнете укола шпагой!», -
Воскликнул я, «Вы надоеда!»
Ответил граф, - «En garde!”

Вся схватка длилась четверть часа,
В плечо я ранил де Жюссака.
«Побольше, сударь, ешьте мяса,
А то плохой из Вас рубака»

Сказал гвардейцу на прощанье,
Тотчас же поспешив на судно.
Испытывал тогда желанье,
Скорей вернуться к изумрудной.

Как прибыл в Англию, то сразу
Помчался к Бекингему в замок.
Кипел мой от раздумий разум,
Миледи виделась туманно.

«О, друг мой, очень встрече рад я!» -
Воскликнул герцог, обнимая.
«Письмо скорей прочтите, сударь!»-
Ему в ответ - Назад спешу я!»

«Духами пахнет королевы, -
Сказал мне герцог, улыбнувшись, -
Людовик на неё разгневан?!
На честь его я посягнувший?!

Назад подвески просит Анна,
Одеть должна она на бал их.
Опять угрозы кардинала!
Подлец, совсем не знает страха!

In a moment, я принесу их»
Но вскоре раздалось:»Oh my good!” -
Печаль явилась в глазах серых, -
Украли две подвески, Oh hang it!”

“Случайно к Вам не приходила
Красотка рыжая намедни? -
Спросил его, так, между делом, -
Она де Ришелье посредник»

«Конечно же, была такая!
Представилась подругой Анны!
My destiny ко мне жестока!
На ней не видел лжи я саван!

Сыграли в шахматы немного,
Потом вина испил...не помню..
For life terrestrial!
Казалась скромницей из скромниц!»

«Миледи опоила, герцог!-
Сказал я тихо Бекингему, -
Подвески выкрала тотчас же,
Спеша доставить кардиналу»

«But what todo, я не знаю?
Постойте! Выход есть! Уверен!
Проматерь помоги святая!
Сейчас восстановлю потерю!»

Воскликнул Бекингем потешно,
Тотчас же вызвав ювелира:
«Подвески сделайте мне спешно,
Готов отдать за них полмира!»

«К утру готовы будут, герцог!» -
Воскликнул тот и удалился.
Столбом я замер на пороге,
В окне увидев дьяволицу.

«Что с Вами, сударь? Нездоровы?»-
Спросил меня с опаской герцог, -
Вы напугали очень, правда!
А у меня больное сердце»

Я головой встряхнул поспешно,
Прогнав тотчас же наважденье.
«Наверно, вовсе небезгрешный», -
Явилось в голове сомненье.

«В порядке всё, поверьте, герцог, -
Ему ответил я с улыбкой, -
Увидел просто ведьмы призрак,
То зрения было ошибкой»

«Its good!” - воскликнул герцог
И взял тотчас же колокольчик:
«Пока мы ожидаем срока,
Забудем о проблемах прочих.

Сейчас вас угощу обедом,
А там и ужин подоспеет.
Ну где же эти дармоеды?
Ужель не могут побыстрее?»

Насытившись едой от пуза,
Я выспался за всю неделю.
И свежим стал наутро разум,
План герцога был идеален.

«Вот и подвески, - улыбнувшись,
Сказал мне Бекингем, - удачно.
Роландо очень добродушный
И мастер-ювелир отличный»

«Удачи, сударь!» - я воскликнул,
Помчавшись поскорей на судно.
Судьбы переплелись волокна,
Мой путь казался самым трудным.

В Париже оказался в полдень
И сразу ко дворцу поспешно.
Видать, судьбе своей угоден,
Хотя и не такой безгрешный.

Гвардейцы ждали кардинала,
Подходы были перекрыты.
Троих я ранил, для начала,
И за Партоса стали квиты.

И во дворце ещё десяток,
Атос был мною бы доволен.
Один гвардеец был так жалок,
Решил ему дать тут же волю.

А бал, тем временем, в разгаре,
Людовик рядом с бедной Анной.
Все взгляды собрались на паре,
Сказал бы им я тройку бранных.

«Подвесок я не вижу вовсе,
Не вняли королевской воле?! -
Застыл король тотчас в вопросе, -
Устали от жены Вы роли?!»

«Подарок Ваш, мой сир, одену,
Немного позже, непременно, -
Ответила печально Анна, -
Я знаю цену обещаний”

“Подвесок жду немедля, Анна,
В противном случае опала.
Про Ваши шашни с Бекингемом,
Поверьте, знаю я немало.

Шептал Людовик королеве,
Науськанный де Ришелье, -
Я зёрна отделив от плевел,
Тотчас же получу признанье»

Миледи рядом с кардиналом
На Анну всё бросала взгляды.
Улыбка на устах играла,
Совсем изжить была бы рада.

Констанция рукой махнула,
Сказала мне тотчас с укором:
«Удачно завершилось дело?
Вернулись, сударь, Вы нескоро»

Подвески показал с улыбкой,
Шепнув:»Люблю, моя мадонна.
Считаю проигрыш ошибкой,
В глазах Ваших тону бездонных»

«Спешу на встречу с королевой, -
В ответ Констанция сказала, -
Людовик на неё разгневан,
А скоро окончанье бала»

«Ну, где подвески, дорогая?” -
Спросила королева Анна.
На вид была она больная,
Совсем не выдержит обмана.

«Мой принц принёс Вам украшенье», -
В ответ Констанция с улыбкой.
«Всех бед моих они решенье,
Развод с Людовиком — ошибка

Сказала Анна, взяв подвески,
Поспешно прицепив на платье, -
Низки Людовика упрёки,
Кипят в нём кардинала страсти»

Вернулась радость к королеве,
Миледи титул не достался.
Снискала ведьмовскую славу,
Нарушив Таинства Причастья.

Разгневан кардинал был очень,
Гвардейцам обещал расправу.
Ушла миледи только ночью,
Мечтая совершить коварство.

«Констанция опять в фаворе!
Виновен в том гасконец чёртов!
Омыта полностью позором,
Удачи срок моей был краток!

Я жажду мести всей душою,
Врагов всех изживу со свету!
В теченье судеб их вмешаюсь,
Конец треклятых будет жуток!»

«Найдите в Англии, миледи,
Вершителя ужасной мести!
Мне мёртвый Бекингем безвреден,
Убить его есть дело чести!

Констанция сейчас в Бетюне
От гнева моего укрылась!
Горю ей отомстить желаньем,
Ступайте, потрудитесь малость!»

Кричал де Ришелье, весь красный,
Уинтер стоя размышляла.
Был герцог в гневе так ужасен,
Но вызвал у неё лишь жалость.

Дала мне королева Анна,
Письмо для матери Агнессы:
«Вы, сударь, потрудились славно,
Спасли от мести мракобеса.

Возьмите перстень мой в подарок,
Поверьте, благодарна очень.
Настигнет кардинала кара,
Покой забудет днём и ночью.

Констанцию спасла в Бетюне
От мести Ришелье ужасной.
Спокойней в стенах монастырских
Красотке Вашей добродушной.

Посланье это предоставьте,
Пропустят сразу кармелитки.
Из Англии какие вести?
Боюсь за Бекингема жутко».

«Вас герцог обожает очень,
Послал браслет в знак восхищенья.
Приходите богиней ночью
И утром выглядит свежее»

Ответил Анне я с улыбкой,
Она сказала вдруг печально:
«Любовь — нелепая ошибка,
Несёт лишь беды изначально».

Обжёг ей руку поцелуем
И выскочил из будуара.
Душой обрёл любовь земную,
Творца незыблемый подарок.

Мечтал увидеть поскорее
И слиться в долгом поцелуе.
С Констанцией душой согреюсь,
Явив привязанность большую.

Но вдруг услышал кардинала
И сразу помрачнел душою.
Повинен в бедах изначально,
Всю Францию опутал сетью.

«Бастилия пусть домом станет,
Я герцога в беде не брошу.
Хоть и спесивый иностранец,
Но очень дипломат хороший»

Идя по сонному Парижу,
Решил и поспешил к трактиру.
С друзьями добрыми увижусь
И выпью мудрости микстуру.

Стрелой промчалась вдруг карета,
Но я сумел заметить ведьму.
Была в дорожное одета,
А значит вдаль собралась шельма.

И к морю поспешил немедля,
Желая в Англию поехать.
Был судна капитан занудлив,
Стал очень сильною помехой.

Пришлось отдать ему подарок,
Тогда письмо взять согласился.
Свинцом давно налились веки,
О сне гурьбой явились мысли.

И тут увидел я миледи,
Спускалась к кораблю чертовка.
Укрылся с глаз её немедля,
В рыбачий дом запрыгнув ловко.

Лишь через час в Париж вернулся,
Нашёл друзей своих в трактире.
Казался ужин мне безвкусным,
Предчувствия витали вихри.

«Констанции грозит опасность,-
Сказал Атос, меня дослушав, -
Не трать же времени напрасно,
К мольбам миледи равнодушна»

«Езжай в Бетюнь, мой друг, поспешно, -
Промолвил Арамис, - с письмом ты.
Душой Констанция безгрешна,
Святой искрится добротою»

«Тебя в беде я не оставлю!-
Партос воскликнул — Вместе едем!»
«Обсудим мелкие детали
И сможем избежать трагедий,

Сказал Атос, приняв решенье, -
В Бетюнь отправимся мы утром»
«Поеду с вами, непременно,
Важна против миледи скорость,

Сказал тут Арамис с улыбкой, -
Спасём Констанцию от ведьмы.
Допустит, подлая, ошибку,
Избавимся тогда от шельмы»

Спешила в Англию миледи,
Убить желая Бекингема.
Виднелась ненависть во взгляде,
Проклятья страшные шептала.

Но душу волновал гасконец,
Дорогу перешедший трижды.
Причиной был её бессонниц,
Ужасную нанёс обиду.

«Сначала разберусь с красоткой, -
Графиня приняла решенье, -
Слыву отъявленной чертовкой,
Не гложут блудные сомненья»

«В Бетюнь, скорее!» - крикнув громко,
Запрыгнула в карету быстро.
Уже придумала чертовка,
Какую проявить ей хитрость.

Констанция одна сидела
В просторной келье монастырской.
Иглою пользуясь умело,
Гасконца вышивала облик.

И вдруг вошла к ней незнакомка,
Миледи сразу не признала.
Умела пыль пустить чертовка,
Скрывая под личиной жало:

«Вас рада видеть, дорогая,
Привет горячий от гасконца.
Спасти от Ришелье желая,
Меня избрал любви посланцем»

«Люблю де Артаньяна сильно! -
Констанция в ответ с улыбкой -
Быть может, очень я наивна,
Но жизнь без милого ошибка»

В ворота долго мы стучались,
Пытаясь в монастырь пробраться.
Туда так попадём едва ли,
Безмолвна радостей гробница.

И через стену перелезли,
Минуя стража кармелиток.
«Бегу к Констанции немедля!”-
Воскликнул громко я с улыбкой.

Увидев нас, сказала ведьма:
«Гвардейцы прибыли за Вами!»
Констанция, поверив шельме,
Упала на пол со словами:

«Пришёл конец безгрешной жизни,
В Бастилию отправит деспот.
Тотчас забудет друг сердечный
Любовный еле слышный шёпот»

Плеснула яд в бокал миледи,
Несчастной протянув с улыбкой:
«Избегнуть помогу трагедий,
Любви посланница я пылкой»

Констанция вина глотнула:
«Какой ужасно горький привкус!»
В ответ с улыбкой милой ведьма:
«Прогоркло в бочках кардинальских»

Несчастная признала шельму:
«Шпионка Ришелье, о, боже!»
«Решила главную проблему!
Прекрасно знала — яд поможет!»

Миледи крикнула с улыбкой,
Поспешно выбежав из кельи.
С гасконцем встретиться — ошибка,
Был Бекингем последней целью.

Нашёл Констанцию я первым:
«Любимая, спешил стрелою!»
«Миледи, -голосом ослабшим, -
Бокал...вино...яд... умираю»

«Бургундское, с меня, дружище!» -
Партос воскликнул и замолк вдруг,
Гасконца увидав скорбящим.
«Узнал миледи подлой почерк,-

Сказал Атос, - в бокале яд был,
Сбежать уже успела ведьма.
Дал Дьявол пару быстрых крыльев
И кары избежала шельма»

«Мы едем в Англию за нею!» -
Партос воскликнул громогласно.
«Ну что ж, друзья, тогда в погоню, -
Сказал Атос, - а здесь всё ясно»

«Устроят сёстры погребенье,
Молитвами очистят душу, -
Промолвил Арамис, «Мгновенье!» -
Воскликнул я, к ним равнодушный.

Друзья стояли чуть в сторонке,
Мне дав возможность попрощаться.
Пришли за милой кармелитки,
Жалея бедного страдальца.

«Пора, мой друг», - сказал Атос мне,
Я встал немедля и в дорогу.
Потухло жизненное пламя,
Терялась тихо вера в Бога.

В порту столкнулись с де Жюссаком,
Опять гвардеец был с бумагой.
«Вы живы, сударь, вот так жалость!», -
Воскликнул я с улыбкой грустной.

«Треклятый червь! Никак не сдохнешь! -
Он закричал — Убью, мерзавец!”
«Приказ отдайте добровольно!» -
В ответ ему, поднявши палец.

Напал тогда гвардеец первым,
Но снова раненым свалился.
«Подпортили мне, сударь, нервы,
Опять потратил на Вас силы»

Сказал ему, забрав бумагу,
Друзья были довольны мною.
Травой от крови вытер шпагу,
Вернул уверенность дуэлью.

Мы в Портсмут прибыли лишь в полдень
И сразу к Бекингему в замок.
Костлявой сватье неугоден,
Лишь лёгкий подхватил он насморк.

Меня увидев, рассмеялся,
В объятья заключив тотчас же.
«Мой друг! - воскликнул громогласно -
Самый благородный человек!

Письмо спасло меня от Смерти,
С утра чертовка под арестом!
Готов исполнить всё, поверьте,
Поборник Вы любви и чести!»

«Знакомьтесь, вот Атос мудрейший,
Партос, могучий сын Геракла.
А это Арамис дражайший
Душа в нём необычной силы»

Друзей представил Бекингему,
Обнял их герцог очерёдно:
«Я в Вас, друзья мои, уверен,
Друзья гасконца — благородны»

Враги короны содержались
В подвале замка Бекингема.
Давили криками на жалость,
Треклятая молчала ведьма.

Увидев нас, рукой махнула:
«Кого я вижу, боже правый!
Ужели слуги кардинала
Теряют кровопийцев славу?»

«Повинны Вы, миледи, в смерти!
Констанцию убили ядом!
Настигнет кара, мне поверьте,
Помочь не сможет даже Дьявол!»

Ответил я злосчастной ведьме,
Она лишь хитро улыбнулась.
Желал проткнуть немедля шельму,
Не дал Атос, какая жалость.

Хотели мы в Париж вернуться,
Но герцог попросил остаться:
«Вокруг меня лишь себялюбцы,
Устал смотреть на эти лица.

Побудьте у меня неделю,
Скучать не дам здесь, обещаю.
Вам буду вечно благодарен
И сердцем пылким, и душою»

«Мы примем, герцог, приглашенье, -
Ему Атос в ответ с улыбкой, -
Нашлось всех наших бед решенье,
Попалась в Ваши сети рыбка».

«Коль будет стол всегда изыскан,
Сказал Партос, - то Ваш неделю»
«Молитва успокоит грешных, -
Ответил Арамис, - уверен»

«Тогда и я на всё согласен!
Тотчас ответил Бекингему -
Ну, значит, всё, единогласно!»
В груди зажёгся Жизни пламень.

Шесть дней в веселье пролетело,
С утра до ночи стол изыскан.
Наполнилось едою тело,
А слух был герцогом обласкан:

«Вы самый лучший из гасконцев,
Готов отдать всё, что имею!
Хотите, вырву своё сердце,
Мне посланы самой судьбою!»

Седьмой день выдался тревожным:
Сначала Арамис пропал вдруг.
Всегда был очень осторожным,
Обдумывал свой каждый шаг друг.

Понадобился врач Партосу,
Геракл проснулся весь вспотевший.
Тоска напала на Атоса,
Совсем не в духе был мудрейший.

Весь день искали Арамиса,
Никак не мог покинуть замок.
Смотрела волком дьяволица,
Мечтала отомстить нам ведьма.

Нашли пропавшего лишь ночью,
Лежал в саду он бездыханный.
Укусы я увидел волчьи,
Но, к счастью, были неопасны.

«Миледи, видно, постаралась! -
Атос воскликнул — Вот же ведьма!»
«Управы нет? Святая Сила! -
Ему я вторил — Шпагой шельму!»

С земли подняли Арамиса
И в чувства привели тотчас же.
Задав немедленно вопросы
О тёмном ведьмовском кураже.

«Пришёл час наказать чертовку!-
Атос воскликнул — За все беды!»
«Сейчас же заколю мерзавку!» -
Партос кричал - Не жалко ведьму!»

Тем временем явился Фелтон,
Миледи долго охранявший.
Пронзив кинжалом сюзерена,
Упал на землю, весь дрожащий.

Так быстро это всё случилось,
Мы даже не смогли вмешаться.
Убийство не имело смысла,
Был Фелтон верным офицером.

Когда скрутили мы убийцу,
Расплакавшись, во всём признался:
«Сказала утром дьяволица
О страсти герцога опасной:

Желал её душою чёрной,
Миледи сразу отказала.
Грозил насильем непокорной,
Но этого казалось мало.

И запер в тёмном подземелье,
Надеясь, всё-таки, добиться.
Молила смерть об избавленьи
От страсти чёрной кровопийцы»

Безумец обещал миледи
Убрать с дороги мракобеса.
И выхватив кинжал немедля,
Стал Бекингема он убийцей.

Оставив с Фелтоном охрану,
Тотчас к графине поспешили.
Была к вопросам равнодушна,
Зря тратить перестали силы.

Связав, доставили на судно,
Скорей направившись обратно.
Сидела ведьма равнодушно
И на душе отвратно было.

В Париж решили не являться,
Поехав сразу до Бетюня.
Упёк бы Ришелье безумцев
В Бастилию своим указом.

«Пока чертовку охраняйте,
А я за палачом поеду, -
Сказал Атос, — жаль, нет гарантий
Спастись от ведьмовского бреда»

И это слышала чертовка,
Но вовсе не было испуга.
Умела спрятать она ловко
Свои все истинные чувства.

Атос вернулся только в полдень:
«Георг, палач бетюньский славный,
Тотчас казнить согласен ведьму»
Воскликнул тут детина рослый:

«Виновна в смерти брата шельма,
Из-за неё покончил с жизнью !
Злосчастной жизнь возьму бесплатно,
Избавив мир от мерзкой слизи!»

Ужасно испугалась ведьма
И стала изменять обличья.
Пыталась ускользнуть змеёю,
Но выдал шельму шорох листьев.

«Держи! - Атос мне крикнул громко -
Не дай чертовке извернуться!»
И ловко я схватил гадюку,
Как делал это в раннем детстве.

Вернула ведьма прежний облик
И стала вдруг давить на жалость:
«Лишил меня спесивец воли,
За сына бедного боялась»

«Констанцию Вы отравили!
Лишили жизни Бекингема!
О Боги, дайте свои силы,
Избавлю мир от злобной ведьмы!» -

В ответ воскликнул очень громко,
«Люблю Вас всей своей душою, -
Сменила тактику чертовка, -
Мне посланы самой судьбою»

«А разве есть душа у ведьмы?!» -
Воскликнул и сорвал вдруг голос.
«Ужель любви утихли струны?» -
Спросила ведьма у Атоса.

Но граф как будто не услышал:
«Пора, Георг, свершиться казни!»
«Я жить хочу», - чуть слышный шёпот,
Но меч лишил чертовку жизни.

Его палач травою вытер
От крови дьявольской тотчас же.
На землю опустился вечер,
Но не заметили мы даже.

Георг придал земле миледи,
Святой водой опрыскав сверху.
Читалось торжество во взгляде,
Сказав: «Пора» назад уехал.

В Париж вернулись только ночью
И сразу под арест попали.
Разгневан кардинал был очень,
Мы чудом избежали плахи:

«Убийцы! Нет для вас пощады!
Голов лишит палач немедля!»
«Вот здесь найдётся оправданье,
Свершилось всё по Вашей воле»

Тотчас ему Атос ответил,
Явив немалую отвагу.
От смерти был он избавитель,
С восторгом я смотрел на друга.

Поспешно прочитал спесивец
И в клочья разорвал бумагу.
Победу одержали в битве
И даже не звенели шпаги.

Недавно был у кардинала,
Играли в шахматы недолго:
«Ко мне идите под начало,
Гвардейцем наберётесь толка.

За верность будет и богатство,
И слава громкая с чинами.
Зачем Вам мушкетёров братство
С всегда безумными речами?»

«Мне ваше предложенье лестно,-
Ему в ответ сказал с улыбкой, -
Такой поступок, если честно,
Считаю глупой я ошибкой.

И власть с богатством не желаю,
Намного мне важнее дружба»
«Отказ закончится бедою,
Опасна мушкетёра служба.

Гвардейцем быть, поверьте, лучше,
Спокойно можно встретить старость,
До самой смерти бить баклуши…
Сражения совсем не шалость»

Завлечь пытался снова в сети,
Но я мечтал быть мушкетёром.
«Свобода многим лучше клетки», -
Ответил вновь ему отказом.

Ни слова больше не услышав,
Покинул «келью» кардинала.
Избегнув хитрых всех ловушек ,
Себе я сразу врага нажил...

«Одно меняю на другое, -
Сказал вдруг Ришелье с улыбкой,-
Подумайте немного трое,
Поспешность глупая ошибка»

«Для графа этого так мало,
А для Атоса — многовато», -
Ответил друг мой кардиналу,
Партос ему:»Мне поздновато,

Устал от службы королевской».
«Намерен посвятить молитвам
Остаток жизни своей бренной», -
Ответил Арамис красиво.

«Тогда вручаю Артаньяну
Патент на званье лейтенанта.
Мой выбор вовсе не случаен,
Наслышан о его талантах»

Сказал де Ришелье с улыбкой,
Отдав бумагу прямо в руки.
Отказ был глупою ошибкой,
Чины не детские игрушки.

Патент отметили в трактире,
Бургундское текло рекою.
Я занял место в этом мире,
Прославленный самой судьбою.

Конец....

1 - "К бою!"
2 - "Один момент.."
3-"О Бог мой!"
4-"О, чёрт!"
5-"Моя судьба"
6-"Во имя бытия земного!"
7-"Но что же делать..."
8-”Слава Богу”



Мне нравится:
1
Поделиться
Количество просмотров: 36
Количество комментариев: 1
Метки: философия
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Опубликовано: 01.04.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1