Чтобы связаться с «Виталий Ворон», пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.
Виталий ВоронВиталий Ворон
Заходил 12 часов 22 минуты назад

Пушкин и Витвор


Пришла осенняя пора
На смену дням погожим.
Лил дождик целый день вчера,
Сегодня будет тоже.

Решил немного погулять,
Пока погода дремлет.
Стихийна у плаксивой стать,
Не ясно, чёт иль нечет.

Взял зонтик, мокнуть не хочу,
Здоровье берегу я.
Походов не люблю к врачу,
Закончатся хандрою.

До озера дошёл пешком,
Спокойное Онего.
Шашлычным веяло душком,
Но не было, жаль, денег.

Прошли две бабушки вперёд,
На палки опираясь.
Занятья северной ходьбой
Давно снискали славу.

Гуляли дети в городке,
Был слышен смех весёлый.
С букетом красных роз в руке
Шёл парень, в мир влюблённый.

Туристов вёл экскурсовод,
О граде повествуя.
Кружили с ветром хоровод
Раскрашенные листья.

Спортсмен стрелою пробежал,
Тягал крепыш железо.
Играли мальчики в футбол,
Своё я вспомнил детство.

Всю набережную прошёл,
Снимая телефоном.
Летели мысли роём пчёл,
Наполнив уши звоном.

Решил вдруг к Пушкину пойти,
Давно с ним рядом не был.
Зашёл в ротонду по пути,
Внутри гуляла свадьба.

Поднялся по тропинке вверх
Я к Дому физкультуры.
Когда-то в спорте был успех,
Припомню в мемуарах.

Прошёл немножечко вперёд
К родной библиотеке.
Читателем не первый год,
Мудритель человека.

А в скверике стоит поэт
И смотрит строгим взглядом.
Исходит негасимый свет,
Побыть хочу я рядом.

Скамеек много, постою,
Уважить Мэтра надо.
В строю поклонников давно,
Стихи души услада.

Вокруг нас нету никого,
Шепнул заклятье тихо.
Но...не случилось ничего,
Опять вмешалось Лихо.

Хотел домой я повернуть
И вдруг услышал:"Сударь!
Про свой на миг забудьте путь,
Убавьте Вашу удаль.

Кто Вы, без слов понятно мне -
Потомок Черномора.
Сгорите в адовом огне,
Издержки договора.

Я с детства сказкой окружён
И знаю ход событий.
Придёт сначала страшный сон,
Предчувствием богатый.

В Ваш дом Архангел прилетит,
Сменив свою личину.
Он всё про Вашу знает суть
И магии картину.

А дальше будет Страшный Суд,
Чистилище душ грешных.
У Вас поступков злостных пуд,
Но есть всегда надежда"

Мне стало вдруг не по себе-
Ответить что поэту?
Поведать о своей судьбе
Иль сказку спеть о лете?

"Стою я здесь немало лет,-
Продолжил тихо Пушкин,-
Купил бы в прошлое билет,
Но время не потомкам.

Хотелось мне поговорить,
Но камень ведь безмолвный.
Навек стихов связала нить
И я неугомонный.

Спасибо Вам за колдовство,
Теперь скучать не буду.
Веселье ждёт на Рождество,
Открою двери в чудо.

Вот бы ещё и погулять,
Недолго, часик только.
Бурлит поэта бурно стать,
Я, как-никак, ваш Классик"

Ему в ответ: "Минуток пять
Спокойно Вы постойте.
Я время обращу всё вспять
И будете довольны"

Поэт кудрявой головой
Кивнул мне, согласившись.
Заклятья потекли рекой,
Взлетел поэт как птица.

"О-го-го-го, э-ге-ге-ге!-
Кричал из поднебесья -
Мне снилось это в дивном сне,
Как птиц прекрасна песня!"

"Как Вас зовут?"-меня спросил.
"Витвор", - ему ответил.
Так не хватало пары крыл
Для быстрого полёта.

Как хорошо, что нет людей,
А то пришлось бы плохо.
Боятся колдовских затей
И приняли б за Лихо.

Поэт, немного полетав,
На землю опустился.
Послышалось вдруг громко:"Гав"
И вскрикнула девица.

Она выгуливала пса
Породы неизвестной.
Торчит из сумки колбаса
И пахнет сдобным тестом.

И деве Пушкин говорит:
"Сударыня, не бойтесь!
Я не пришелец, а пиит,
Творю во славу Солнцу!

Читали ли мои стихи?
А сказки доброй няни?
Года прошедшие лихи,
Печёт дуэлей пламя.

Витвор, спасибо, удружил,
Теперь живой, как прежде.
Лет на пятьсот мне хватит сил,
Проснулась вновь надежда"

Девица, мэтру подмигнув,
Промолвила:"Приветик!
Мне некогда читать стихов...
Не Ваше о квартете?

Иль может славный Айболит
Стал Вашим вдруг героем?
Про Немо написали хит?
Гюго прочла запоем!"

Понурил голову поэт,
Не ожидал такого.
Известен был на целый свет,
Задела за живое.

"Не слушайте, - шепнул ему,-
Таких невежд немного.
Живут в компьютерном бреду,
К безумию дорога"

Девица, снова подмигнув,
Автограф попросила.
Смешно поэт насупил бровь,
Шепнув:"Святая сила"

Сказала псина громко:"Гав!"
Немного вздрогнул Пушкин.
Немало видел он собак,
Но этот сын был сукин.

Девица, подмигнув опять,
Шепнула вдруг поэту:
"Двуспальная Вас ждёт кровать,
Восьмое чудо света.

Там снизу водяной матрас,
А сверху пух лебяжий.
Зайдите ровно через час...
Получите усладу"

И псины дёрнув поводок,
Ушла, виляя тазом.
Шепнул мне Пушкин:"Не ходок
Я по таким заразам"

С улыбкою ему в ответ:
"Таких у нас навалом.
Вы видели её портрет?
Косит лиловым глазом"

Вернувшись вновь на постамент,
Сказал поэт печально:
"Как жаль, недолог был момент
Явления потомкам.

Не можете ли дать мне век?
Узнать хочу побольше.
Другим стал ныне человек
Или такой, как прежде?

Читают что сейчас у вас?
Стихи, как прежде, в моде?
Мазурка правит или вальс?
Прошли века, не годы..."

Ему с улыбкой отвечал:
"Живите, сколь хотите.
Наука ныне правит бал,
"Учёности" мы дети.

Компьютер книгу заменил,
Знакомства в Интернете.
На поиск тратим мало сил,
Всего там девы света.

Мазурка больше не в чести
И балом вальс не правит.
Полны политикой стихи
И жалят острым жалом.

Остался прежним человек,
Невежества побольше.
В наш псевдопросвещённый век
В карманах многих гроши.

Как прежде, завистью полны
К Руси другие страны.
Прошло великих две войны,
Но земли вновь желанны.

Без денег не прожить никак,
Огромны ныне цены.
Как прежде, виноват дурак
Во всех земных проблемах.

Историю не любят все-
Пытаются подчистить.
Не ждёт тебя большой успех,
Коль ты не из чекистов.

Вот я прозаик и поэт,
Пишу стихи и сказки.
Есть в прошлом негасимый свет,
Он служит мне подсказкой.

Политикой не увлечён,
Запачкаешься только.
Приснится сразу сон дурной,
Присыплет раны солью.

Живу один и не богат,
И не имею власти.
Мне каждый человек, как брат,
Кипят иные страсти"

"Вы пишете? - сказал поэт,
Немного удивившись -
Поэзия есть горний свет,
Она предтеча жизни.

Стихи и проза - пал и лёд,
Творить не каждый может.
Писать не стоит натюрморт,
Коль ты плохой художник.

Рифмовка не готовый стих,
А только заготовка.
Знавал рифмовщиков лихих:
"Трава-дрова"...неловко.

Поэт не друг, невольник Муз,
Такая вот картина.
Коль творчество тяжёлый груз-
Несчастная детина.

Творишь как в кузне ты кузнец,
Покой и сон не зная.
Мучениям придёт конец-
Пополнишь стаю чаек.

И будешь с неба восклицать,
Судьбу кляня злодейку.
Поэта творческая стать
Не пастуха жалейка.

Ударный, безударный слог,
Единство строк и рифма.
Творите без душевных мук-
Печальная картинка.

Стихи-души земной полёт,
Рождение и Тризна.
Искусника награда ждёт-
Прославится при жизни.

Поэту слава как пинок-
Приходит вдохновенье.
Поэт как карточный игрок,
Он верует в везенье.

Ударит Муза кулаком
Иль мило поцелует.
Накатит, словно снежный ком
Иль бесом станет всуе.

Чёт, нечет, пан или пропал-
Гадание на гуще.
Не будет скромный мадригал
Без знаний правил лучше.

Писать стихи не лес валить-
Топор пером не станет.
Поэзии сверхтонка нить-
Творить не сможет Каин.

Творца весьма недолог век,
Богами путь отмечен.
Поэт обычный человек,
Но творчеством он вечен"

Послушав мэтра, покраснел,
Ведь я простой рифмограф.
Стихи мои ужасный перл,
Судьбы камедиограф.

"Писать не буду, верьте мне,-
Сказал поэту тихо, -
Гори всё "творчество" огнём!"
Воскликнул Пушкин:"Лихо!

Стихов я Ваших не читал,
Судить о них не буду.
Талант не знаний капитал,
Возник из ниоткуда.

Себя не стоит проклинать,
Творите коль Душою.
Поэзия отец и мать,
В Чистилище судьёю.

Поверьте, сам я не творец,
Звёзд с неба не хватаю.
За равноправие борец-
Ответственность большая"

Поэт, немного помолчав,
Себя ударил по лбу:
"О, Боги! Триста раз не прав!
Писал себе в угоду!

Мечтал Эзопом в детстве стать
И люд потешить басней.
Над миром посмеяться всласть,
Презрев саму опасность.

Но сказки няни посильней
На душу повлияли.
Герой-бывалый добродей,
Защитник храбрый слабых"

И снова Пушкин замолчал,
Из глаз катились слёзы.
Ко мне перенеслась печаль,
Былые вспомнил годы...

Внезапно вечер наступил,
Пора и восвояси.
Я сам себе вдруг стал не мил,
Душа рвалась на части:

"Зачем поэта оживил?
Доказывал всесилье?!!!
Даровано немало сил,
Всё вылилось в бессилье.

Да, Пушкин с детства мой кумир,
В почёте у бабули.
Поэзии мне дал эфир,
А я как мелкий жулик..."

"О, сударь, - молвил вдруг поэт, -
С собою буду строже.
Мне дорог Солнца горний свет,
Но честь куда дороже.

Ниспосланы самой Судьбой,
Грехи ждут искупленья.
Займусь с невежеством борьбой,
Отбросив все сомненья"

И мэтру я решил помочь
Бороться с неизбежным.
На город опустилась ночь
Безбрежным океаном.

Сказал поэту: "Сударь мой,
Пойду за Вами следом.
Невежеству объявим бой,
Завистливым наветам.

Стеною встанем на пути
Обмана с липкой лестью.
Покуда сердце бьёт в груди,
Исполним дело чести.

Поднимем виршами людей
И свергнем власть богатых.
Убьём обжорство, жадность, лень,
Избавимся от чванства.

Всю злобу победив добром,
Откроем двери правде.
Накажем эгоизм кнутом
И трусость вмиг отвадим"

С улыбкой Пушкин молвил мне:
"Спасибо за поддержку.
Подвластен человек Судьбе,
Но мы найдём лазейку.

Былое не исправишь, жаль,
А будущность закрыта.
Прогоним прочь тоску-печаль,
Займёмся делом утром"

Он снова встал на пъедистал
И замер, словно камень.
Признаюсь, очень я устал,
Пошёл вдруг сильный ливень.

Пешком до дома полчаса,
Промокла вся одежда.
Пылали краснотой глаза,
На сон была надежда.

В подъезд я быстро заскочил,
Открыл квартиры двери.
И на кровать упал без сил...
Пришли в движенье Тени.

"Ведьмак,нарушил клятву ты, -
Услышал грозный шёпот, -
Познаешь муки слепоты,
Души и сердца холод"

Вдруг дрожью тело сотряслось,
Любви упало знамя.
Добру пришла на смену злость,
В глазах потухло знамя.

"Отныне ты не добродей,
А сеятель коварства.
Кошмароносец для детей,
Отец обжор и чванства.

Обманом заполучишь власть, -
Продолжил голос тихо, -
Оставишь от людей лишь часть
Для адовой потехи"

Про Пушкина вмиг позабыл,
Всё претило людское.
Опричником стал тёмных сил,
Ужасным лиходеем.

На утро в парке городском
Душа коварств желала.
Катило зло как снежный ком,
Точила зависть жало.

Вот тихо парочка идёт,
Любовью чистой веет.
На встречу им пречёрный кот
И нет его милее.

"Кис-кис", - с улыбкою Она
Он:"Плохо наше дело..."
"Ты что?!" - воскликнула Она
В ответ:"Придут к нам беды..."

Она:"Ты мелешь чепуху,
Мне чёрный кот на счастье"
Он ей:"Проклятья на слуху,
Ужасное злосчатье..."

Она:"Ты вовсе не мужик!
Трусливая бабёнка!"
В ответ:"К обзывкам не привык...
Ко мне ты так жестока..."

"В тебе ошиблась! - в крик она-
Должны тотчас расстаться!
И мама, как всегда, права-
Безумный тунеядец!"

"Достала! Вздорная Яга!-
В ответ - Прощай навеки!"
"Пригрела на груди врага!
Свинью, не человека!

Она ему - Прощай, козёл!
Довольно! Натерпелась!"
Взглянул он зло и прочь ушёл...
Свершилось злое дело.

Я снова человеком став,
Злорадно усмехнулся.
Добра победа - глупый миф!
Оно трусливей зайца!

И вдруг услышал: "Добрый друг,
Что с Вами приключилось?
Я чую ненависть вокруг...
Вселились злые силы?"

Поэта голос без помех
Проник мне прямо в душу.
Проснулся добрый человек,
Прогнав вмиг равнодушье.

Я Пушкину в ответ сказал:
"То было наважденье.
Души произошёл раскол,
Сердечное затменье.

Ведьмак век Клятвою скреплён,
Со Злобою повенчан.
Нарушив, пожалеет он-
Теряет Человечность.

Людское всё-кошмарный сон,
Звериное-на радость.
Не слышит душ и сердца стон,
Добро сменял на гадость.

Коварства лютые творит,
Управы нет в помине.
Слюной гадюки ядовит,
Гордыней одурманен.

Убить ему, что "ох" сказать,
Пощада неизвестна.
На лбу завистника печать,
Стихии все подвластны.

Вам жизнь вернув, презрел Обет,
Тотчас сгустились Тени.
Но голос Ваш прогнал прочь бред,
Вернулась Человечность".

Поэт немного помолчал,
Сел на скамейку рядом:
"Добро-начало всех начал,
Сильнее Злобы яда.

Ужасна участь колдуна,
Но Вы другое дело.
Души Вам чистота дана,
Не властно Ада пекло"

К полудню порешили мы,
Составить план на месяц.
Спасти людей из жерла Тьмы,
Сплести нить Равновесья.

"Начнём, пожалуй, с детворы, -
Сказал поэт с улыбкой, -
К сердцам невинных путь открыт,
Забыть про них-ошибка"

Кивнув в ответ, пошёл вперёд,
Петрозаводск родной мне.
Грядущих дел моих оплот
И прошлого знаменье.

Вот мама с сыном на руках,
Друг другу улыбнулись.
Прогоним из сердец мы страх,
Из душ дилемм бессилье.

"Моё почтенье", - я сказал,
Она остановилась.
Общенья опыт мой немал,
Гурьбой стекались мысли.

"В чём дело?"-бросив строгий взгляд,
Чуть-чуть насупив брови.
"Я Вам, сударыня, так рад,
Спасибо божьей воле

Ответил ей, - всё хорошо,
Счастливой Вам Юдоли"
Улыбкой осветила путь,
Заплакал мальчик громко.

"Болеет, сердца злой порок,-
Сказала со слезами,-
То за грехи мои урок,
Молюсь под образами"

Коснулся я его груди,
Шепнул:"Уйди хвороба"
Погромче:"Беды позади,
Ушла болезни злоба"

Был очень недоверчив взгляд,
Я к этому привычный.
То мне анафемой грозят,
То казнью всепубличной.

Поэт, улыбку подарив,
Сказал:"Поверить сложно,
Но этот сударь прозорлив,
Сама благонадёжность"

К груди прижала сына мать
И вдаль ушла поспешно.
Неверия ужасна стать,
Грешны все перед нею.

Поэт с улыбкой посмотрел,
Сказав:"Такие нравы,
Добро и ныне не у дел"
И я в ответ:"Вы правы..."

Немного дальше мы прошли,
До славного Онега.
Вода-забвенье суеты,
Волною тешит бреги.

Присесть решили на скамью,
В ногах ведь правды нету.
Стоим у Бездны на краю,
Не слушая Заветы.

"Скажите, сударь, - мне поэт,-
Как нынче с алкоголем?"
"Пьют много, - я ему в ответ,-
И плачутся на долю"

Пьянчужки две к нам подошли:
"На хлебушек не будет?"
"Не для обманщиц кошели",
В ответ нам:"Злые люди!"

"Пропьют иные всё, что есть,
От "горя" и "печали"!
Им неизвестно слово "честь"!
Чтут Адовы законы!"

Сказал в сердцах, поэт в ответ:
"Все пьющие едины,
Сивухой горькою согрет,
Трудом не горбит спину.

В глазах затмение ума,
Во рту гнилые зубы.
Ждут впереди тюрьма, сума
И злые пересуды.

Надежды нету, Вера спит,
Страшнее нет Юдоли.
Язык змеиный ядовит,
Дурное мечет слово"

Поднялся ветер, дождь пошёл,
Промокли мы до нитки.
Судьбы болезненный укол,
Печальны с нею шутки.

К себе я Пушкина привёл,
Поэт был в изумленьи.
"И это Ваш, позвольте, дом,
А не монаха келья?

Ужели нищ и гол поэт?
А где же Муз награда?
Коль знает Вас весь белый свет,
Достойны Вы услады"

С улыбкою держал ответ:
"Такие ныне годы.
Суров художника портрет,
Бьют по Душе невзгоды.

На славу нет надежды тем,
Кто заплатить не может.
Решенья бренности дилемм
Иголками под кожу.

Законы жанра таковы:
"Ты хуже пишешь-Брат мне.
А если лучше, то держись,
Забвение наградой""

Поэту чаю предложил
Я с пряником вприкуску.
Включил ему советский фильм,
Отвёл он чтобы душу.

Там Шерлок Холмс, мой идеал,
Боролся с беззаконьем.
Лицо являло чувств накал,
Великий, без сомнений.

"Живёте вы один, мой друг?"-
Спросил поэт с улыбкой.
"Знакомых невелик мой круг,
Количество-ошибка"

Ему ответил, не схитрив,
О Лжи не знаю с детства.
Кто правду режет, не труслив,
Свободен от ехидства.

Один и сердцем, и душой,
Судьбою очарован.
Когда-то был я сам не свой,
Покой за то дарован.

Поэт улыбкой озарил,
Отпил немного чая.
Сказал:"Тот Афродите мил,
Кто любит изначально.

А как же Муза во плоти?
Хозяйка и Мадонна?
Нельзя по Млечному Пути
Идти без дивной донны.

Поэт душою видит всё,
А сердцем понимает.
Без Чувства чистого трясёт,
Печаль не знает края.

Что есть строка? Подарок Муз,
Знамение Природы.
Коль на душе поэта Грусть,
То пишет ей в угоду.

Веселье если, он бурлит
Подобно водопаду.
От Счастья всем ветрам открыт,
Коль пьяный, маскарадит.

Не может одинокий быть
Пиитом, мне поверьте.
Фантазии неволит нить,
Фантомом Круговерти"

Слова Поэта словно нож
В мою вонзились душу.
Бирюк по Сути, ну и что ж?
Тем Рифму не нарушу!

Любил...быть может, полюблю...
Какие наши годы!
Благодарю свою Судьбу
За все мои Невзгоды.

Писал, пишу и буду впредь,
Фантазия искрится.
Могу и спеть, ведь не Медведь,
А вольная Синица.

Поэт улыбку подарив,
Сказал:"Не обижайтесь,
Вы, сударь мой, красноречив,
Сто тысяч Вам симпатий.

Вот я познал всю Суть Любви,
Она есть Правда Жизни.
Не стоит клясться на крови,
Коль полон Укоризны.

Дуэлям был потерян счёт,
Обид сносить не стану.
Снискал я у друзей почёт,
Враги лизали раны.

Острил, когда другие в плач,
Сражался стойко с Кривдой.
Не раз точил топор палач,
Мой героизм оправдан...

А Вы, простите, для чего
Пером неволите бумагу?
Стихи водою ключевой
Иль табелем о рангах?"

И вновь порезали слова
Мою больную душу.
Помчалась кругом голова,
Рассудок вмиг нарушив.

Проснулась Мюмла, злость пришла,
А Пушкин улыбался.
Права зловещая молва,
Остряк он первоклассный.

Хотелось грубое сказать,
Да разум не позволил.
Благоразумия печать
Не пустит срам на волю.

Он потерял дуэлям счёт,
Я вовсе не безумец.
Пускай язык мой отдохнёт,
Пред Пушкиным младенец.

Поэт-то прав...Зачем пишу?
Чего сказать хочу я?
Подобен горе-торгашу?
На всё готов за Имя?

Мечтает генералом стать
Любой солдат из строя.
Лишь мудрый встретит благодать,
Хлебнув немало горя.

Улыбку Пушкин подарил
И молвил:"Нет сомненья,
Потратили немало сил
На все свои творенья.

Стихи писать, не кур кормить,
Обман не терпят Музы.
Терять не стоит мысли нить,
Расторгнутся Союзы...

Позвольте мне прочесть сейчас
Хоть что-то из творений.
Намётан на шедевры глаз,
Зерно в них Вдохновенья"

Признаться, я не ожидал
Такого поворота.
Пиитики он аксакал,
Птенец я желторотый.

Включил компьютер перед ним,
Нашёл свою страницу.
И замер, как безмолвный мим,
Боясь вдруг осрамиться.

Минут пятнадцать протекло
И Пушкин улыбнулся:
"Читать Творения легко,
Коль автор в них искусен.

Я басни Ваши прочитал...
Наследник Лафонтена.
Велик морали капитал,
В восторге Пимплеиды"

Был лестен мне Поэта глас,
Но я не возгордился.
Не наступил мой звёздный час,
Один из сотни тысяч.

Настала ночь, заснули мы,
Умаявшись за сутки.
Волшебные явились сны,
Вселенной прибаутки.

Увидел я Волшебный Сад,
Аксакова Творенье.
Там круглый год и стар, и млад
У Сказки в попеченьи.

Мечты сбываются на раз,
Источник есть Бессмертья.
Кошмары не тревожат глаз,
Мирской нет Круговерти.

Русалка песней гладит слух,
Кот Мудрый сказ выводит.
Пегасов не пасёт пастух
И Рифмы хороводом.

Там нет Нужды, там все равны,
Окутаны Любовью...
Чудесней нету стороны,
Где Счастия Гнездовье.

"Витвор, проснитесь, добрый друг,-
Услышал я поэта,-
Какая красота вокруг,
Достойно пиетета"

Открыл глаза и посмотрел
На Пушкина с улыбкой.
Не смог испортить Пьедестал
Души его широкой.

Поэта чаем напоил
С малиновым вареньем.
Достоин всяческих похвал,
Он Гений, без сомненья.

Всего лишь восемь на часах,
А мы из дома вышли.
Терялось солнце в облаках,
Зашёлся ветер в кашле.

Через мгновенье дождь пошёл
И мы зонты открыли.
Навстречу милый старичок,
На всё лицо морщины.

Увидев Пушкина, спросил:
"Вы родственник Поэта?
Для сердца русского он мил,
Восьмое Чудо Света"

Пииту подмигнув, в ответ:
"Сам Классик перед Вами"
"Не может быть! Дуэль...Дантес...
Столетия меж нами!

Старик воскликнул, изумясь,
Ни слову не поверив -
Смеётесь надо мной, друзья?!
Не люди вы, а звери!"

И прочь пошёл, махнув рукой,
Мне стало так обидно.
Я не породы шутовской,
Душа не инвалидна.

"Ну, ничего, - сказал поэт,-
Я б тоже не поверил.
И соблюсти нейтралитет
Нам нужно в полной мере.

Оставил несгладимый след
Поэзией своею.
Ох, мне бы в прошлое билет,
Стал многим помудрее.

В дуэлях вовсе смысла нет,
Ребячество и только.
Встречая каждый день рассвет,
Танцует сердце польку"

Я на поэта посмотрел...
Совсем простой он парень.
Не звезданутый самострел,
А труженик реальный.

За Женщину готов на Смерть,
На сердце нет завесы.
Таланта горнего пример,
Образчик политеса.

Не то, что нынешний "пает",
Наполненный бравадой.
Оставит несгладимый след
Среди клевретов Ада.

Совсем не знает языка,
Глаголами стреляет.
Неволит "рифмой" облака,
Кричит:"Ох, Участь злая!"

Гремит со всех он утюгов,
Сложенью обучая.
Твердит Поэту:"Много слов!"
Мол, горний критик Рая.

За ним такие же "творцы"
Талантов усмиряют.
Глумливой Лести образцы,
Убогие до края.

Как будто мысли прочитав,
Сказал с улыбкой Пушкин:
"Алмаз достоин тех оправ,
В которых многим лучше.

Не тот Поэт, кто исписал
Претолстые тетради.
А тот, кто верит в Идеал,
Даря сердцам Усладу"

"Ах, Пушкин, право, сукин сын!-
С восторгом я подумал -
Такой на миллиард один,
Неровня скудоумам!

Подвласты Лирика и Фарс,
Судьбы философемы.
Ведёт и в прозе свой рассказ,
Волшебного лексемы.

На всё имея свой ответ,
Он власти не боится.
Несёт неугосимый Свет,
Паря священной Птицей"

Прошлись немного вдоль реки,
Свернули на Октябрьский.
Навстречу шли ученики
В армейских безрукавках.

Дул сильный ветер, зябко нам,
А дети улыбались.
Их вёл заправский капитан,
Вояка с колыбели.

Увидев Пушкина, "Виват!"
Восторженно сказали.
Поэту рад и стар, и млад,
Невежество едва ли.

"Поедемте на Чёртов Стул,-
Сказал ему с улыбкой,-
Там ведьмы держат караул,
Играет Чёрт на скрипке"(спящий вулкан)

Пришли на остановку мы,
До места путь не близкий.
К Природе, прочь от Кутерьмы,
Вперёд к чудесной сказке.

Прождали ровно полчаса,
До косточек продрогнув.
Слезами полнились глаза
От пыли придорожной.

Никто Поэта не узнал-
Все к двойникам привыкли.
Стал редок интеллектуал
С Прозрения моноклем.

Автобус полный, как всегда,
Стояли всю дорогу.
Смиренье тела не беда,
Устали, правда, ноги.

Пройдя по хлипкому мосту,
Вздохнули полной грудью.
Поэт, попав на Чёртов Стул,
Сказал:"Люблю безлюдье.

Когда Природы красота
Не тронута рукою,
Душе и сердцу лепота,
Всё полнится покоем"

Мы вскоре миновали сад
С экзотикой древесной.
Воды испив из родника,
Прошли вглубь чащи леса.

Дойдя до сосен вековых,
Чуть ниже опустились.
И у подножия скалы
Познали Места Силу:

Тоскливо стало на душе,
Былое пред глазами.
Тела покрыла волчья шерсть,
А рот кишел клыками.

Вдвоём подняли страшный вой,
Перепугав округу.
Вселился в душу Дух лесной,
Забегали по кругу.

Затихли птицы, ветер смолк,
Волна остановилась.
Ответил воем старый Волк,
Вонзила Злоба иглы.

Явили миру злой оскал,
Завидуя живому.
В глазах зелёных гнев играл,
Где души, мести омут.

Прошло, наверно, три часа
И всё назад вернулось.
Вновь стали добрыми глаза,
Стал человечьим голос.

"До дрожи испугался я,-
Шепнул Поэт на ухо,-
Вещала няня мне моя
Про оборотня Лихо:

Душа томится среди Тьмы,
Тоска неволит сердце.
Боятся люди как Чумы,
Грозятся ратоборцы"

С улыбкой Пушкину в ответ:
"Я сам из Волкодлаков.
Спасает амулет от Бед:
Глаза и хвост собаки"

Запели птицы, ветр задул,
Волна пришла в движенье.
Возник из неоткуда гул,
Явив души смятенье.

"Так-так, явились? Очень рад!-
Услышали мы голос -
Поэты лучше всех наград!"
Прошёл по телу холод.

Пред нами Леший сам стоял
И мило улыбался.
Он ростом был совсем не мал,
А встреча с ним опасна:

"Не бойтесь, зла не причиню,
Вы оба мне по духу.
Ну, ладно, бросим болтовню"
И табаку понюхал.

"Весьма польщён, -Поэт сказал,
Галантно поклонившись, -
Вы леса древний аксакал..."
"Поверьте, лесть излишня

Хочу поведать Тайну вам,
Но, чур, в себе держите", -
И долго на ухо шептал,
Сплетались Судеб Нити.

Чем дальше в лес, тем больше дров-
На век старее стали.
Богат был мысленный улов,
Полна душа печали.

Умом познали Суть Вещей,
Как сердцу больно, боже!
Стал многим ближе Мир Теней
И дрожь пошла по коже.

Улыбку Леший подарил,
Сказав:"Пора и честь знать"
С Поэтом вмиг лишишись сил,
Седыми стали пряди.

Не всякий выдержит волшбу,
Об этом с детства знаю.
На раз изменит всю Судьбу,
На два отвержен Раем.

Очнулись к раннему утру,
В ушах загробный голос:
"Зачем пришли ко мне в нору?!"
И дрогнул каждый волос.

Светились жутко в темноте
Глаза Большого Волка.
Язык зашёлся в немоте,
От рук же мало толка.

Зверь рассмеялся:"Вот так-так!
Ведьмак меня боится!
Быть может, просто ты дурак?"
Вонзилось слово спицей.

"Святая Сила! Что со мной?!
Ужели стал обычным?!?!
Наказан я за что Судьбой?!?!"-
Подумалось трагично.

Оскалил зубы злобно Волк:
"Пришёл миг отомщенья!
Припомню я давнишний долг,
Не жди, дурак, прощенья!"

Я мигом оторопь убрал,
Явив всю Силу зверю.
Исчез преяростный оскал,
Раскрылись Ада двери:

"Давно уплачен старый долг!
Уйди с моей дороги!"
Но Волк с испуга не умолк:
"Какой, смотрите, строгий!

Забыл, как в камень обратил
Волчицу и детишек?!
Ты кем себя вообразил?!"
"Я был тогда мальчишкой!

По лесу травы собирал
И никого не трогал.
Не страшен был девятый вал,
Душой не недотрога.

Зашёл ты трусом, со спины,
Убить намереваясь..."
"Не вижу тут своей вины!
Ты жив! Какая жалость!"

"Хотел я волкодлаком стать,
Да не дала Волчица.
Явила мне коварства стать,
Чтоб ей провалиться..."

"Мы Волки, это наша Жизнь!
Ни часа без добычи!"
"Тебе бы, ирод, кости грызть!
Ублюдок истеричный!

В норе сидел бы, лиходей,
Ан нет, решил тягаться!
И получил сполна, злодей!
Сколь уж прошло? Лет тридцать?"

Волк зарычал, застыв в прыжке,
Искусство пригодилось.
Поэт продрог на ветерке,
Мне как в парилке было:

"Ну и дела!!! Как Вы его!!!
Такое только в книжках!!!"
Раздался громкий волчий вой,
Не дав нам передышки.

Волчица вышла из кустов,
Оскалив в гневе зубы:
"Смотрю я, вы из храбрецов!
Но закатите губы!

За мужа страшно отомщу!
Костей не соберёте!
Подобны мерзкому прыщу!"
Я, подавив зевоту:

"Стань тем, чем ты не хочешь быть,
Прими вид огалтелый!
Пускай твоя уймётся прыть
И ослабеет тело!"

Тотчас свершилось колдовство,
Волчица изменилась.
Явилось Зайца естество,
Он был ужасно милым.

Поэт воскликнул:"Вот так-так!
Жаль, нянечка не видит!
Да Вы, смотрю, на всё мастак!
Досталось злой ехидне!"

"О, сударь, - Пушкину в ответ, -
Всё это только игры.
Есть на великое запрет,
Висит пудовой гирей.

Ведьмак не может пожелать
Неведомого Счастья.
Умерить колдовскую стать
И не желать Несчастья"

Поэт заметно приуныл,
Я перевёл дыханье.
Потратилось немало сил
На это заклинанье.

"Ужели участь Ведьмака
Вам претит, милый сударь?
Душе коль тема не легка,
Вас донимать не буду"

Сказал мне Пушкин, тупя взгляд,
И я махнул рукою.
Себе в тот миг совсем не рад,
Судьба моей судьёю.

Устало на пенёк присев,
Я разговор продолжил:
"Быть хочет даже храбрый Лев
На слабого похожим.

Судьбу свою не выбирал,
Таким был при рожденьи.
Познав начало всех начал,
Познал души сомненье.

Ведьмак не хитрый лиходей,
Искусный в чародействе.
Он видит тайнопись людей,
Предчувствуя злодейство.

Беду рукою отведя,
Достоин лучшей славы.
Но отовсюду:"Негодяй!"
Вселенские облавы.

Детей пугая Ведьмаком,
Плодят зверей почище.
Себя считая смельчаком
Со мною встречи ищет.

И что в итоге?! Сверхмолва
Об Оборотне хитром.
И кругом ходит голова,
Как будто фант проигран.

Кричать хочу:"Постойте миг
Невежества дитяти!
Скажите сразу напрямик
За что мне ждать расплаты?"

Поэт мне руку протянул:
"Я понимаю, сударь.
Повсюду Зла идё разгул,
Невежества и Блуда.

Ведьмак ведь в сущности юнец,
Как почка старой ивы.
Тьма для него как леденец,
Источник лживой силы.

Кто сдался, ныне лиходей,
От злобы спасу нету.
Ужасно подлый любодей,
Противник хитрый Света.

А кто не сдался, тот как Вы
Влачит существованье.
Источник белой проволшбы,
Ревнивец чарованья.

Таких немного на земле,
Стеною пред разгулом.
Тоскуют сильно при Луне,
Воспрянут с Солнцем духом"

Его я слушал и молчал,
Себя в себе ругая.
Начало главное начал
В собачьем слыша лае.

Приехав в город, тут же мы
На страждущих нарвались.
Среди осенней хмурой тьмы
Их "чакры" раскрывались:

"Подайте, люди, на житьё,
Копеечку к копейке.
У нас ужасное бытьё,
Калека на калеке"

Поэт в свой кошелёк полез,
Да вспомнил, нету денег.
Но соблюдён был политес
В неловкое мгновенье:

"Найди работу, милый друг,
Не стоит унижаться.
Затянет сей порочный круг..."
"Чёрт! Хватит агитаций!

Скажи, что просто нищеброд
И прочь иди, убогий!"-
Воскликнул "немощный" урод,
Дитё идеологий.

Застыл поэт с открытым ртом,
Забыв слова в утробе.
Прошлись как будто бы катком,
Вонзили нож меж рёбер.

А бомж давно про всё забыл
И снова за "здорово":
"Копейку дай, будь очень мил..."
"Не дойная корова!

Сказал, ударив по рукам
Пропоицу пребольно-
Всяк получает по делам,
Судьбу кроя привольно!"

Взвыл волком этот лиходей
И прочь, чтоб не добавил.
Поэт воскликнул:"Вот злодей!
Гниение Державы!"

"Не стоит к сердцу принимать,-
Шепнул ему с улыбкой,-
Таким вот мразям потакать
Ужасная ошибка.

Они, всё что не дашь, пропьют,
Такая их порода.
Давно по спинам плачет кнут,
Пьют соки у народа"

Поэт никак понять не мог,
Случилось что с Россией:
"Ужели отвернулся Бог?!
Опять распят Мессия?!

Юродивых всегда полно,
Они Зерно Эпохи!
Но чтоб вот так, как пёс цепной,
Грызут как будто блохи?!"

Махнув рукою, он замолк,
Слова застряли в горле.
Не будет с разговоров толк,
Когда Мораль отвергли.

До кладбиша рукой подать,
А там и церковь рядом.
Умерив праведника стать,
Сказал с весёлым взглядом:

"И всё ж Вы здорово его
На место опустили.
Накажем страшно одного,
Подумают другие"

Могилы первые прошли,
Навстречу нам священник.
Ушли давно младые дни,
Былого современник.

Увидев нас, застыл как столб,
На Пушкина воззрившись.
Как будто Дух с Небес сошёл,
В Поэте воплотившись:

"Не верю собственным глазам,
Свершилось божье Чудо.
В ответ всем горестным слезам,
Во устраненье блуда.

Коль Время повернуло ход,
Конец долготерпенью.
Пришёл Поэт спасти народ,
Без страха и сомненья"

Улыбку Пушкин подарил:
"Ну что Вы, полно-полно"
Душе священник дюже мил,
Не Гусь самодовольный:

"Быть может, сголодались вы?
Прошу, прошу за мною.
Едою полнятся столы,
Ниспосланы Судьбою"

Поэт за ним, я замер вдруг-
Нет-нет, мне показалось.
Царит спокойствие вокруг,
Обычная реальность.

Во двор Обители вошли,
Ворота запахнулись:
"Постойте чуточку одни"
Повсюду божья милость:

Стена к стене, ров крепостной,
Через него мост крепкий.
Обходят Беды стороной,
Уныние гость редкий.

Блестели солнцем купола,
Звон слышен колокольный.
Возникли Радости слова,
Я был весьма довольный.

Благоухал священный сад
Цветами неземными.
Остаться здесь всяк был бы рад,
Обители родными"

"Прошу за мною,-вновь возник
Священник прямодушный,-
К еде пойдёмте напрямик,
Эклер вас ждёт воздушный"

Поэт за ним, я замер вновь,
Мурашки пробежали.
Волшбой взыграла рьяно кровь,
Ошибся? Нет, едва ли.

Я в городе сто лет живу,
Здесь не было подворья!
Опасность сжала тетеву,
Глаза раскрыли створы.

Повсюду голые кресты
И древние могилы.
Шипами колются кусты,
Я понял, место гибло.

Хотелось Пушкина позвать,
Да нет, его не видно.
Шипела вздёрнутая стать,
Ей за себя обидно.

Как мог тотчас же не понять,
Дела тут бесовские?!
Поверил в тишь да благодать,
Глаза мои слепые!

Что ж, надо Пушкина спасать,
Для Ада он как Компас.
Сберётся бесовская рать
И на Землю с помпой.

"Любезный!-крикнул в пустоту-
Вы про меня забыли!"
Сыграю горе-простоту,
Сберечь мне нужно силы.

В ответ немая тишина,
Меня, видать, узнали.
За всё я расплачусь сполна,
Уйдут в Тартар едва ли.

Перуна Молот сотворив,
Открыл портал заветный.
Почуял Силы вновь прилив
И стал как Тень приметный.

На призрак смотрят свысока,
Повсюду ведь могилы.
И не признает ведьмака
Волшебник прозорливый.

Прошло мгновение одно
И я почуял затхлость.
Повсюду как в ночи темно,
Вся сущность взбунтовалась.

На помощь Велеса призвав,
Стал видеть словно Сокол.
Умерив свой гнетущий нрав,
Почуял жар с востока.

То знаком добрым для меня-
Теплом живые блещут.
И вмиг пустился догонять,
Предвидя Мрак грядущий.

Мгновения неслись стрелой,
Летел быстрее ветра.
Кипел возмездьем разум мой,
Забыл рассудок меру.

Прощенья нету ведьмакам,
Воззрились на святое.
Волшбой ударив по рукам,
Поссорю меж собою.

Нельзя Пиитом рисковать,
А то бы разошёлся.
Утешу колдовскую стать,
Послав Знаменья грозы.

Увидев Пушкина, завыл,
Подобно урагану.
Во мне роились сонмы сил,
Шёл вперекор дурману.

Ведьмак, что встретил, замер вдруг,
Похожим став на камень.
Настала тишина вокруг,
Возник Геенны пламень.

Но что мне этот огонёк,
Как мёртвому припарка.
Я сделал пальцами щёлчок,
Вороною закаркав.

Тотчас слетелось воронье,
Собой окутав Нежить.
Кипело естество моё,
Явила Сила свежесть.

Ведьмак залаял, словно пёс,
Оскалив в гневе зубы.
Пред ним я кулаком потряс:
"А ну-ка брось причуды!

Твои потуги, как горох,
Сильней тебя намного!"
Вервольф в мгновение заглох,
Почувствовав тревогу.

"Немедля Пушкина отдай,-
Тем временем продолжил,-
Владеть Вселенной не мечтай,
Ничтожный из ничтожеств"

Ведьмак внезапно выше стал,
Зависнув надо мною.
Явив ужаснейший искал:
"Щас будешь отбивною!"

Явился Морок предо мной,
Обдав загробной гнилью.
Почуял бедствие спиной,
Раскрыла Злоба крылья.

Прошло мгновение, удар,
Но не простой, ментальный.
Из-под земли струился пар,
Попал я капитально.

Мне Морок в сердце вперил взгляд
И стало неуютно.
Своей Судьбе совсем не рад,
Глава набилась мутью.

Увидел прошлые года,
Тоска закралась в душу.
Чего ещё от Жизни ждать,
Почувствовал удушье.

Ещё б мгновенье и пропал,
Став Мороком таким же.
Да опыт в Магии не мал,
К Имписсимусу ближе.

Улыбку бесу подарив,
Знак Молнии состроил.
Тотчас почуял сил прилив,
Чем Ведьмака расстроил.

Расстаял Морок как туман,
Забрав моё безумье.
Недолог колдуна дурман,
Оскалил злыдень зубы.

Он руки поднял над собой,
Решив меня угробить.
Почуял снова зло спиной,
Под тяжестью надгробий.

Но я не дал ему творить,
Поймав в силки Астарты.
Порвав в одно мгновенье Нить,
Побил кошмара карту.

И тут же Пушкин предо мной
Как чёртик появился:
"Вы мне ниспосланы Судьбой,
Во всех вестимых смыслах"

Пот вытер и ему в ответ:
"Доверчивы Вы, сударь.
И я хорош, как пустоцвет,
Нашла на Разум придурь!

Мне б надо сразу разуметь,
Что дело тут нечисто!
Не мозги, а окисла медь,
Поддон для зубочисток!

Пусть сам, но Вас тащу с собой,
О, Боги, дайте яду!
Неужто проклят я Судьбой?!
Одни повсюду грабли!"

"Ну-ну, не стоит так к себе,
Ошибки неизбежны.
Если б не Вы, то быть Беде,
Закрыл бы снова вежды"

С улыбкой Пушкин мне в ответ,
Глаза чуть-чуть прищурив.
Припомнил бабушкин совет:
"Нет в чайной чашке бури"

Придя в себя, пошёл назад,
След Магии остался.
Был слишком долгим променад,
Устал, наверно, Классик.

Прошло, примерно, шесть часов,
С момента Мороченья.
Повсюду скопище крестов,
Источник удрученья.

Но вскоре выход засиял
Луною бледно-синей.
Удачным выдался финал,
Дышала Ясность в спину.

Спасён от Морока Поэт,
Хвала всему Иному.
Пускай живёт он сотни лет,
Пиитики Икона.

Вернулись к Миру к ночи мы,
Устали, как шахтёры.
Снуют повсюду дети Тьмы,
Геенны "фантазёры".

Увидев нас, подняли вой,
Оно понятно, Сила.
Весь Ужас потеряли свой,
Как будто я с кадилом.

Не любят славных Ведьмаков
Ни Ангелы, ни бесы.
Средь них ведь нету дураков,
Шаг в шаг идут с прогрессом.

Покинув кладбище, пошли
Чрез сквер к Онего прямо.
Черны ботинки от земли,
Грязнят ступенек мрамор.

Безлюдно что-то в час ночной,
Безумно хладный ветер.
Шёл Пушкин, весь дрожа, за мной,
Продрогли мы конкретно.

Вдруг кто-то громко прокричал:
"Замри, колдун, на месте!"
Меня тотчас же жар объял,
Стал будто бестелесным.

И вновь язык прирос к зубам
Рассудок помутился.
"Пришла оплата по Долгам!"-
Стрелой промчались мысли.

Стою, не видя ничего,
Как Пугало средь поля.
От чуждой Силы чуть живой,
Моя ужасна Доля.

"Бежать удумал, мракобес?!-
В ушах злой канонадой-
Грехов твоих не перечесть,
Закончим с клоунадой:

"Абрэ инторис ниокдам
Иргунос панто вери!""
В ушах звенело:"Аз воздам!"
Закрылись Жизни двери.

На Землю пала Темнота,
Внеся поправки Смерти.
А Некто дальше бормотал:
"Манторос игмба верти!"

Тоска напала на меня,
Слеза из глаз скатилась.
Подобен стал я тем Теням,
Что не познали Милость.

А голос дальше продолжал:
"Умеус окто брэдис!"
Вошёл в меня Девятый Вал,
Почуял привкус меди.

"Дрожи, дрожи, враг мракобес!
Исход не за горами!!!
Во имя Вечности Небес,
Скую тебя цепями!"

Гремело дальше, Боль неся,
Мне хуже, хуже, хуже.
Всё дальше Райский светлый Сад,
Геенны Вонь всё ближе...

Поэт вдруг громко закричал:
"Arepo! Sator! Tenet!"
Тотчас исчез Девятый Вал,
Забрав с собой Затменье.

И дальше: "Rotas!",как Сигнал-
Подвижность стала прежней.
А после:"Opera!", Финал-
Мои открылись вежды.

Назад вернулась речь за мой:
"Откуда знали это?!"
"Я часто видел Мир Иной..."-
Ответил глас Поэта.

От Чувств его расцеловав,
Пустил слезу скупую:
"Ужасен был бы мой Финал,
Спасли Судьбу лихую"

Мне Пушкин хитро подмигнул,
Мол, мы не лыком шиты.
Акулой быть среди акул,
Чтоб было шито-крыто.

Покой души себе вернув,
Сказал я очень тихо:
"Тот, у кого вороний клюв,
Не знает фунта Лиха.

От Магии любой найду
Защиту, мне поверьте.
Но если из Миров колдун,
Жди вражеских поветрий.

Давно охотится за мной
Глава Пяти Старейшин.
Нарушив Вечности покой,
Пустил за мной умерших"

Присели тихо на скамью,
Дыханье успокоить.
Утешив надобность свою,
Обрёл я тень покоя.

Конечно, есть сильней меня,
Мудрей и прозорливей.
Но не унять в душе огня,
Характер мой порывист.

Проклятья следуют гурьбой,
Но нет меня живучей.
Любому дам смертельный бой,
Пусть даже он везучей.

Поэт молчал, уйдя в себя,
Мешать ему не стоит.
Печальна у того Судьба,
Кто пасть свою откроет.

А я сидел и представлял,
Как мы с ним развернёмся:
"Пойдёт на Зло Девятый Вал,
Лучом пронзённый Солнца.

Вот следом стройные ряды
Посланников Вселенной.
Закроет всех Миров ходы
Печать Благословенных..."

"Очнитесь, сударь,-голос был,
Прервавший все виденья,-
Лишились, что ли, горних сил
От Дрёмы дуновенья?"

Глаза открыв, сказал в ответ:
"Со мною всё в порядке"
Усталость снизошла на нет,
Вернув Кота повадки.






Продолжение следует...



Мне нравится:
0
Поделиться
Количество просмотров: 9
Количество комментариев: 0
Метки: философия
Рубрика: Литература ~ Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Опубликовано: 01.04.2019




00
Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь!Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1 1